Разное

Психология фрейд отношений: Зигмунд Фрейд психология отношений | KONSPEKTY.NET

Содержание

З.Фрейд о психологии и психопатологии семьи

Комментарий: Данная статья была представлена в качестве доклада на 3-ей Международной научной конференции “Психологические проблемы современной семьи”, состоявшейся 16-18 октября 2007 в Москве.

Зигмунд Фрейд в своих трудах и клинических «историях» фокусировался преимущественно на динамике индивидуальной душевной жизни и не стремился сделать семью (как единую систему) самостоятельным предметом исследования. Тем не менее, его вклад в психологию и психопатологию семьи, а также в семейную психотерапию, сформировавшуюся уже после его смерти, признается, как психоаналитиками, так и представителями альтернативных психотерапевтических направлений. Значение ранних стадий онтогенеза для формирования характера и психопатологических предпосылок развития личности, детско-родительские отношения как структурообразующий фактор этого развития, роль, отведенная в нем механизмам идентификации и интроекции, динамика Эдипального конфликта…  – перечень внутренне связанных тем, обсуждение которых способствовало появлению не просто новаторского учения, но, по сути, нового психологического мышления, может быть продолжен.

Все эти и др. революционные идеи послужили стимулом к осмыслению и изучению феномена семьи как особой сферы психической реальности, закономерности которой несводимы только к суммарным эффектам взаимодействия изолированных индивидуумов, как, впрочем, и к фундаментальным законам функционирования общественной макросистемы, ячейкой которой семья провозглашалась.

Теория объектных отношений стала развитием и углублением ряда классических фрейдовских постулатов и, не отказываясь от собственной родословной, сохранила преемственность и связь с «отцовской» доктриной. М.Кляйн, Д.Винникот и др. аналитически-ориентированные исследователи детства довели до логического завершения фрейдовский проект реконструкции ранних воспоминаний и переживаний, сосредоточившись на отношениях первого года жизни. В эту, почти мифическую, сферу, где фактам соответствуют иллюзии (те иллюзии, из которых, собственно и проистекает все, что позднее мы считаем фактами), Фрейд заглядывать не решался  – видимо, считал попросту невозможным сделать это, сохраняя научную объективность.

Позднее (1960-е гг.) сторонники системного подхода в психотерапии и основатели системной семейной терапии сформулировали ряд важнейших теоретических постулатов и разработали новаторские методы, полемизируя с Фрейдом. Патриарха психоанализа критиковали за то, что он в своей практической работе не рассматривал семью как единое системное целое и не учитывал циркулярные принципы взаимодействия членов семьи. Новые перспективы терапевтической практики открывались ценой отказа от трансфера, как основного объяснительного принципа в терапии, а, как известно, «перенос-контрперенос»  – в психоанализе конструкт сакральный, неприкосновенный: извлеки этот опорный блок, и рушится все здание. При некотором антагонизме между психоанализом и семейной психотерапией, главным образом опирающейся на кибернетику, общую теорию систем и коммуникативистику, очевидно, тем не менее, что многие положения системных концепций семьи были сформулированы в процессе переосмысления фрейдовского учения, чтения «между строк» и конкретизации важнейших «обмолвок» гения.

Так, например, классический случай «маленького Ганса»  – что неоднократно обсуждалось в литературе по семейной психологии  – уже содержал в зачатке многие интерпретационные приемы, объяснительные схемы и методы, которые позднее более дифференцированно использовались «системщиками». Такие концепты, как «триангуляция», «дисфункциональная вертикальная коалиция», «символическая функция симптома» и др., могут вполне обоснованно рассматриваться как продукты переинтерпретации тех работ Фрейда, где он предлагал изучать «чисто человеческие и социальные обстоятельства жизни пациентов» также тщательно, как и симптомы их расстройства, под тем же углом зрения, в неразрывной функциональной взаимосвязи. Величие Фрейда в том, что его высказывания не только разошлись «на цитаты», но и неоднократно находили новое/иное понимание.

На мой взгляд, огромное значение для психологии семьи и, в частности, для прояснения генеалогии этой науки, имеют три семейные истории, рассказанные Фрейдом: случай Доры, случай «маленького Ганса» и «Человек-Волк». Эти три случая замечательно дополняют друг друга, описывая субъектов с разными поло-возрастными характеристиками (девушка, мальчик, молодой человек) и с различной симптоматикой. Важнейшие для психологии семьи выводы, проистекающие из анализа этих случаев, я сформулирую в виде следующих тезисов.

1. Симптоматика идентифицированного пациента может трактоваться как символическое отражение его нарушенных внутрисемейных отношений, симптом  – символ, обозначающий брешь или изъян в этих отношениях. Подобрать ключ к пониманию симптома значит найти недостающие или слабое звено в семейной системе, «ахиллесову пяту» семьи. Так, хроническое заболевание отца Доры и болезненные состояния самой Доры символизируют различные аспекты неблагополучной семейной ситуации: «заморозки» в супружеской подсистеме и наличие тайной структуры отношений, размыкающей границы семьи и угрожающей ее стабильности («дружба» отца с супругами К). В свою очередь, страхи маленького Ганса отражают тревогу и напряженность в отношениях его родителей.

2. Симптоматика идентифицированного пациента может трактоваться как символическое отражение установившейся в семье структуры власти, иерархии и либо поддерживает эту иерархию, когда ей что-то угрожает, либо служит средством ее подрыва, бунта, саботажа.

3. Симптоматика идентифицированного пациента служит средством (инструментом) влияния на взаимоотношения между другими членами семейной системы, дестабилизируя их или восстанавливая нарушенный баланс. Так, симптоматика маленького Ганса, развившаяся после рождения его сестры, обеспечивает ему тревожное внимание родителей и служит их сплочению в заботе о нем.

4. Власть в семье неким неизвестным ребенку образом сопряжена с сексуальностью; взаимодействие между родительской и детской подсистемами регулируется, а внутренние границы семьи  – поддерживаются сексуальными запретами. Детский кошмар Сергея Панкеева (Человека-Волка)  – пирамида из забравшихся друг на друга волков  – метафора не только коитуса родителей, но и властной вертикали в семье: сексуальность и власть переплетены в жизни семьи и изгнаны / вытеснены из детского сознания.

5. Власть в семье имеет форму знания, осведомленности (прежде всего, о происходящем в сексуальной сфере)

, а неведенье  – это, соответственно, отсутствие (лишение) властных полномочий.

В западноевропейской культуре далеко не каждый член семейной системы может претендовать на знание. Ведь знать, в особенности то, что сакрально и относится к самим истокам и основаниям системы, значит располагать властью. Некоторые вещи, в которых как раз и обнаруживается ключ к тайнам семейной системы, ребенку, в силу его положения в этой системе, видеть и знать не дозволено. Нелегитимное получение ребенком таких запретных знаний (при первичной сцене) опасно как наказуемое посягательство на устои семьи, как угроза установленной в ней структуре власти.

6. То, что скрыто, тайно, не допущено в детское восприятие / сознание или изгнано из него, определяет структуру индивидуальной памяти, создавая необходимость во всевозможных смещениях, перекрывающих воспоминаниях и парамнезиях. Семейные тайны и призванные «покрывать», вуалировать их семейные мифы оказываются важнейшими факторами формирования личности, ее Эго, самосознания или, пользуясь более поздней, постфрейдовской терминологией, идентичности и личностного мифа.

7. Фрейд констатирует наличие явных и скрытых структур отношений в семье. Наряду с явной, «фасадной», предъявляемой для обозрения структурой, анализ позволяет выявить скрытую, как правило, нелегитимную подструктуру, элементы которой (друзья семьи, любовники) могут находиться за формально установленными границами семейной системы.

8. Симптоматика идентифицированного пациента обуславливается его положением в скрытой структуре отношений или является результатом болезненного соприкосновения с такой структурой (Примером может служить положение Доры в скрытой / тайной структуре отношений между ее отцом и супругами К, отведенная ей в этой нелегитимной системе роль объекта обмена, «разменной монеты»).

9. Фрейд одним из первых показал патогенное значение семейных тайн. Ими «болеют», причем разгадка не всегда означает исцеление. Каждый человек  – «Эдип», а его семья  – сфинкс, загадки которого разгадывать и мучительно, и опасно, но так уж «на роду написано». В лучшем случае, на помощь в этом нелегком деле приходит психоаналитик.

Такая западноевропейская история семьи с поистине античными мотивами просматривается сквозь ткань трех семейных историй, рассказанных Фрейдом.

Актуален ли Зигмунд Фрейд сегодня

Автор фото, Getty

За почти 75 лет, прошедших после смерти своего основателя, теория психоанализа ушла далеко вперед, но идеи Фрейда по-прежнему оказывают сильное влияние на искусство – да и вообще на нашу жизнь.

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Эго. Оно. Супер-Эго. Труды Зигмунда Фрейда изменили наше представление о поведении человека. Основатель психоанализа первым попытался обнаружить скрытые пружины действий самого ненадежного из свидетелей – человеческого сознания, и тем самым протоптал тропинку для создателей сложных литературных персонажей с неочевидными мотивами.

"Любое сновидение оказывается осмысленным психическим феноменом, который может быть в соответствующем месте включен в душевную деятельность бодрствования", — пишет Фрейд в одной из ключевых своих работ "Толкование сновидений", изданной в 1899 году. Уже в первые его произведения постоянно вплетались ссылки на классическую литературу. Для того, чтобы проиллюстрировать свое понимание бессознательных мотивов, сложных метафор и смещений в сновидениях, он черпал примеры из Софокла, "Фауста" Гете и Шекспира, особенно из "Гамлета", "Короля Лира" и "Макбета". А для описания иррационального поведения использовал язык поэтов и романистов. Это были первые попытки рассказать о понятиях, воспринимаемых всеми сейчас как нечто само собой разумеющееся.

Чтобы оценить влияние Фрейда на литературу нашего времени, стоит провести параллели между его трудами и работами его литературных современников.

Художественная дань Фрейду

"Углубляясь в ваши прекрасные творения, постоянно обнаруживаю за их поэтической оболочкой предпосылки, вопросы и ответы, знакомые мне, как мои собственные", - писал Фрейд Артуру Шницлеру, чьи сексуально откровенные работы, включая пьесу "Хоровод" 1897 года, были запрещены в Австрии на протяжении 25 лет века.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Идеями Фрейда пользуются не только писатели, но, как ни странно, психиатры

Шницлер, как и Фрейд, получил в Вене образование невропатолога и был знаком с "Толкованием сновидений". В его произведениях можно встретить сны, фрейдистские символы (озера и горы) и поток сознания вида свободной ассоциации, который Фрейд описывает в "Исследовании истерии" 1895 года.

Фрейд также состоял в переписке с австрийским писателем Стефаном Цвейгом, который в 1931 году в биографическом очерке о психоаналитике отметил: "Двадцать лет назад идеи Фрейда все еще воспринимались как ересь и кощунство. Сегодня они свободно используются и находят свое употребление в повседневной речи".

Десятилетиями психоаналитические теории Фрейда и его акцент на бессознательном служили писателям и драматургам материалом для создания противоречивых персонажей. Его теория эдипова комплекса лежит в основе множества литературных произведений, начиная с романа Лоуренса "Сыновья и любовники" 1913 года, где описывались кровосмесительные отношения между Полом Морелем и его матерью.

И по сей день эта теория оказывает влияние на людей искусства по всему миру.

Как результат работы с травмированной психикой солдат Первой мировой войны появилось исследование "По ту сторону принципа удовольствия". В 1925 году из этой работы вырос персонаж романа Вирджинии Вульф "Миссис Дэллоуэй" Септимус Смит.

Поэтесса-модернист Хильда Дулитл, известная под псевдонимом Х. Д., обратилась за помощью к Фрейду в 1933 году, страдая от творческого кризиса, отчасти вызванного страхом новой разрушительной мировой войны. Ее книга 1956 года "Дань Фрейду" - мемуары о лечении с помощью психоанализа.

Критический анализ

Не только писатели, но и литературные критики уже больше столетия вдохновляются идеями Фрейда.

В 1940-х американский критик Лайонел Триллинг отметил поэтичность принципов Фрейда, которые, как он писал, восходят к "классическому трагическому реализму... этот взгляд не упрощает, не сужает мир человека, но наоборот, открывает и усложняет его".

Постмодернизм, структурализм и постструктурализм - в том числе работы французских мыслителей Клода Леви-Стросса, Ролана Барта, Жака Лакана, Мишеля Фуко, Жака Деррида, Жиля Делеза и Юлии Кристева — все они опирались на идеи Фрейда.

Американская писательница и критик Сьюзен Зонтаг в эссе 1964 года "Против интерпретации" выступила против Фрейда и за "эротику искусства". Позже американский теоретик культуры Гарольд Блум в своей работе "Беспокойство влияния" (1973 г.) рассмотрел соперничество поэтов и их предшественников в свете Эдипова комплекса. В феминистском ключе использовали этот подход писатели-феминистки Сандра Гилберт и Сюзан Губар в публикации "Вперед в прошлое. Сложность женского комплекса принадлежности" (1985 г.). А писатель Питер Брукс изучал работы Фрейда о сновидениях в поисках идей для своей книги "Чтение ради сюжета" о построении романов (1992).

В XXI веке влияние Фрейда не исчезло. Правда, теперь у него больше шансов появиться в качестве персонажа, чем в качестве катализатора теоретической мысли.

Среди изданных в последнее время постмодернистских романов можно вспомнить отмеченный премией Европейского союза роман "Сестра Фрейда" Гоце Смилевски, переведенный с македонского Кристиной Крамер (2012 г.). В нем рассказывается печальная история младшей сестры Фрейда Адольфины, погибшей в концлагере Терезиенштадт (четверо из пяти его младших сестер окончили свои дни в нацистских лагерях смерти).

Сюжет вышедшего в 2013 году романа Карен Мак и Дженнифер Кауфман "Любовница Фрейда" вращается вокруг предполагаемого романа Фрейда с Минной, младшей сестрой его жены Марты. Продюсеры известного британского сериала "Аббатство Даунтон" начали производство нового телешоу под названием "Фрейд. Тайный дневник". Действие происходит в Вене конца XIX века, а Фрейд составляет психологические портреты преступников, выступая в роли первого психолога-криминалиста. Кроме того, фильм фокусируется на его "запутанной и скандальной личной жизни", как пишет журнал Variety в номере от 16 апреля.

Детектив в уме

Примеры из практики Фрейда, оформленные как рассказы или повести — бесконечный материал для беллетристов. Эти истории болезни — удобная мишень для вопросов и критики, почва для изучения, подражания, переосмысления и превращения в художественную прозу.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Фрейд исследовал тайны психики, теперь мы пытаемся понять тайны Фрейда

Один из самых известных случаев описан Фрейдом в 1905 году в работе "Дора. Анализ случая истерии". Речь идет о молодой женщине, которая испытывала боли в конечностях и потерю голоса (истерическую афонию). Фрейд предполагал, что эти симптомы — следствие замещения сексуальных ощущений, причина чего кроется в детских воспоминаниях. В 2012 году вышел провокационный роман Лидии Юкнавич "Дора. Псих". В нем Дора — на самом деле ее звали Ида Бауэр — живет в современном Сиэтле и ходит к психоаналитику, которого называет Зигги. "Я впервые прочитала исследование Фрейда о знаменитом случае истерии Иды Бауэр, когда мне было 20 лет, — рассказывает Юкнавич в интервью изданию Rumpus. – История настолько меня разозлила, что я думала о ней 25 лет. Но чтобы дать "моей" Иде высказаться, мне пришлось сначала стать достаточно хорошим писателем".

Случай Доры также стал основой нового романа Шейлы Колер "Мечтая о Фрейде". Отец приводит к Фрейду свою 17-летнюю красавицу-дочь. "Он хочет, чтобы она стала благоразумнее и завела роман с мужем его любовницы и молчала об этом. Она протестует и говорит, что этот человек преследует ее с 13 лет", — говорит Колер. Девушка находит в отцовской библиотеке "Толкование сновидений" и решает выдумывать сны для сеансов с Фрейдом. Именно они потом появляются в его записях истории болезни.

"Каждый случай, описанный Фрейдом, - как детектив Конан Дойля, - говорит Колер, который этой весной читал в Принстоне курс "Великие истории болезни Фрейда как малая проза". - Каждый случай - загадка. Для каждой загадки он находит решение. Прав ли он? А разве это важно?".

Возможно, именно в этих фрейдовских тайнах кроется причина того, что он по-прежнему с нами.

Уже в первых своих публикациях Фрейд высказывал революционные и спорные идеи. Его последователи — среди них были Карл Юнг, Отто Ранк, Альфред Адлер, Карен Хорни, Анна Фрейд, Мелани Кляйн и Эрик Эриксон — отошли от его первоначального подхода. Теория и практика психоанализа изменяется и углубляется по сей день.

Фрейд в 1930 году был награжден премией Гете по литературе за "ясный и безупречный стиль". Возможно, его влияние на будущие поколения писателей столь же велико, как и его научный вклад. Эхо его голоса продолжает звучать во множестве художественных произведений.

Об авторе. Джейн Чиабаттари – журналист и литературный критик, сотрудничает с такими изданиями, как Boston Globe, Daily Beast, NPR.org, New York Times Book Review, Guardian, Washington Post, Los Angeles Times, Chicago Tribune и другими. Автор сборника рассказов Stealing the Fire ("Похищая огонь").

Сексуальность по Фрейду //Психологическая газета

Очень часто психоанализ связывают с теорией сексуальности, считая, что Фрейд объяснял все стороны жизни человечества – от простого першения в горле до религиозных доктрин – сексуальными проблемами. Этот комический эффект возникает ещё и потому, что вопрос о том, что, собственно, Фрейд называл сексуальностью остаётся за рамками внимания.

Как известно, психоанализ значительно расширил понятие сексуальности и вывел его как за рамки чисто биологических представлений о совокуплении особой, так и психологических взглядов на роль мужчины и женщины, обнаружив, что сексуальность не сводится только к взаимодействию между полами и не всегда подчиняется функции продолжения рода. Сам Фрейд несколько раз отмечает, что «понятие сексуальности и вместе с тем сексуального влечения должно быть расширено, пока оно не включило в себя многое, что не подчинялось функциям продолжения рода». Невнимание к этому расширению понятия сексуальности часто приводит к вульгаризации и некорректному «бытовому» прочтению теории психоанализа: дескать, Фрейд всё сводит к сексу, а причину всех неврозов видит в неудовлетворённости в постели. Ещё в «Трёх очерках по теории сексуальности» он говорит, что «значительная часть возражений против моего учения происходит из того, что смешивают сексуальность, от которой я произвожу психоневротические симптомы, с нормальным сексуальным влечением».

В 1905 году Фрейд определяет сексуальность как «удовольствие, не сводимое к удовлетворению той или иной физиологической потребности». То есть человеческая сексуальность не имеет ничего общего с физиологией, циркуляцией гормонов и так называемым половым инстинктом. В современном «Словаре по психоанализу» (Ж. Лапланша и Ж.-Б. Понталиса) сексуальность названа «едва ли не извращением инстинкта, утратившего и объект, и органическую цель». То есть, невозможно представить себе универсальный объект или сексуальную цель, заключив, как герой одной оперы Моцарта, что «все люди хотят ЭТО». Напротив, следует предположить, что сексуальная цель и путь её достижения у каждого человека индивидуальны, не вписываются ни в какую биологическую парадигму поиска «идеального партнёра для продолжения рода» или психологическую идеологию, что «мужчины по своей природе такие-то, а женщинам по натуре свойственно то-то». Сексуальность каждого человека уникальна, он создаёт свою собственную карту влечений, поля притяжений и отталкиваний, которые и представляют собой его бессознательное. Именно эта самобытность сексуальной жизни и стала предметом работы психоанализа Фрейда. 

В 1914 году он говорит, что сексуальность возникает одновременно с фантазированием, что уже само по себе даёт основания предполагать связь между ними. Сексуальность начинает функционировать только тогда, когда при помощи фантазии человек становится способен создавать объект своего влечения, первым из которых является материнская грудь. То есть сексуальность представляет собой не просто удовлетворение той или иной физиологической потребности или реализацию инстинкта, а конструирует образ другого и сценарий отношений с ним, что и даёт основание французскому аналитику Жаку Лакану сделать свой парадоксальный, но по существует верный вывод: сексуальных отношений не существует, несмотря на наличие полового акта.

Почти каждый раз, упоминая сексуальность, Фрейду приходится оговаривать, что (1) «сексуальность не сводится только к  взаимодействию гениталий» (2) «сексуальность и продолжение рода не совпадают» и вообще (3) «то, что называют сексуальностью вне психоанализа, относится только к ограниченной сексуальной жизни». Три эти ремарки принципиально важны, в частности, в теории детской сексуальности, поскольку её проявления не имеют никакого отношения к половой жизни: например, сексуальный характер кормления грудью так же неоспорим, как и его обособленность от половой функции. И мать и ребёнок включаются во время кормления в обмен этим специфическим телесным удовольствием/неудовольствием, связанным с нехваткой, полнотой или избыточности, и которое не зависит напрямую от голода и его утоления. Не случайно Фрейд говорит, что у именно материнской груди впервые встречаются два самые сильные человеческие чувства – голод и любовь.

Точно так же и все остальные влечения –  анальное, зрительное и голосовое – связаны с телесным удовольствием, далёким от целей воспроизводства рода и взаимодействия гениталий, хотя все они могут быть задействованы в любовной игре, разворачивающейся между людьми, в большей или меньшей степени. Например, разглядывание тела является почти неотъемлемым ритуалом любого ухаживания и полового акта, вместе с тем, именно зрительное влечение является, по мнению Фрейда, источником любопытства, стремления к познанию и, как следствие, развития науки и искусства, о чём он говорит в своей книге о Леонардо да Винчи. То есть любое влечение далеко не всегда находит самую короткую и прямую дорогу к своей цели и не всегда служит целям совокупления между особями и идее продолжения рода человеческого, а может быть направлено на совершенно иные сексуальные цели.

Языковая проблема, с которой столкнулся Фрейд состоит в том, что слово «die Sexualität» двусмысленно по своему содержанию и обозначает как качество того или иного объекта, так и функцию самого организма. Да и в русском языке мы легко можем почувствовать эту двойственность, сравнив такие выражениях как «сексуальная девушка» и «сексуальная дисфункция». Во-вторых, слово «сексуальность» не схватывает того специфического удовольствия, которое лежит по ту сторону инстинкта, удовольствия без потребности – буквально, «непотребного удовольствия» – которое Ж. Лакан именовал наслаждением. Поскольку сексуальность не всегда работает на удовлетворение этого так называемого полотого инстинкта: для того же Леонардо сексуальной целью было познание, тогда как сам он никогда не состоял в половых связях с женщинами или мужчинами и никогда не был замечен в личной симпатии к кому-либо из своих учеников или спутников; никому из них он не выказывал свою личную благосклонность или предпочтение. То есть реализация его сексуального влечения, которое всегда достигает своего удовлетворения, не всегда связана с половым актом и не всегда приносит физиологическое удовольствие.

Удовлетворение не всегда приносит удовольствие. Так, например, любое психологическое страдание, всякий симптом, по мнению Фрейда, является компромиссом между реальностью и бессознательным и представляет собой единственный возможный способ удовлетворения сексуальных влечений человека. Таким образом, любые влечения находят себе удовлетворение, но платой за этой иногда являются душевные страдания. Вот что имеет в виду Фрейд, когда говорит о сексуальной этиологии неврозов.

Ольшанский Дмитрий Александрович - частный психоаналитик. Один из учредителей Группы Лакановского Психоанализа, сотрудник Института Клинической медицины и Социальной работа им. М.П. Кончаловского (Санкт-Петербург) и Institut des Hautes Études en Psychanalyse (Paris).

III Отношение Фрейда к женщинам; любовь. Теория Фрейда (сборник)

III

Отношение Фрейда к женщинам; любовь

Неудивительно обнаружить, что зависимость Фрейда от матери проявилась и в его отношениях с женой. Самым поразительным является контраст между поведением Фрейда до и после женитьбы. В те годы, когда они были только помолвлены, Фрейд проявлял пылкость, страсть и чрезвычайную ревность. Это показывает цитата из письма к Марте от 2 июня 1884 года: «Горе тебе, моя принцесса, когда я явлюсь. Я зацелую тебя, пока ты не покраснеешь, и закормлю, пока ты не потолстеешь. А если ты проявишь строптивость, ты увидишь, кто из нас сильнее: нежная маленькая девочка, которая ест недостаточно, или большой яростный мужчина с кокаином в теле» (цит. по [7; Vol. 1; 84]).

Шутливое упоминание того, кто сильнее, имеет очень серьезное значение. Пока они были помолвлены, Фрейда преследовало страстное желание иметь полный контроль над Мартой; это желание, естественно, сопровождалось сильной ревностью к любому, кто, кроме него самого, мог вызвать интерес и симпатию Марты. Марта, например, проявляла ранее склонность к своему кузену, Максу Майеру. «Наступило время, когда Марте было запрещено называть его Максом, – только герром Майером» [7; Vol. 1; 100]. В отношении другого молодого человека, влюбленного в Марту, Фрейд писал: «Когда ко мне возвращается воспоминание о твоем письме Фрицу и о дне, проведенном нами в горах Каленберг, я теряю всякий контроль над собой, и будь в моей власти уничтожить весь мир, включая нас, чтобы позволить ему начать все заново, даже несмотря на риск, что ни Марта, ни я не будем созданы, я сделал бы это без колебаний» [7; Vol. 1; 114–115].

Однако ревнивые чувства Фрейда совсем не ограничивались другими молодыми людьми; в равной мере распространялись они и на привязанность Марты к членам ее семьи. Фрейд требовал от Марты, «чтобы она не просто была способна объективно критиковать свою мать и брата и отвергать их «глупые предрассудки» – все это она делала, – но также отказать им во всякой симпатии на том основании, что они – его враги, и ей следует разделять его ненависть к ним» [7; Vol. 1; 123].

Тот же дух виден в реакции Фрейда на брата Марты Эли. Марта доверила ему имевшиеся у нее деньги, которые они с женихом хотели использовать для приобретения мебели в свою квартиру. По-видимому, Эли вложил деньги в дело и не очень хотел возвращать всю сумму немедленно; он предложил, чтобы они купили мебель в рассрочку. В ответ Фрейд предъявил Марте ультиматум, первым пунктом которого было требование, чтобы она написала брату сердитое письмо и назвала того «негодяем». Даже после того как Эли выплатил все деньги, Фрейд потребовал, чтобы «она не писала ему [Фрейду] снова, пока не пообещает порвать все отношения с Эли» [7; Vol. 1; 137].

Эта уверенность в естественном праве мужчины контролировать жизнь своей жены была частью убеждения Фрейда в превосходстве мужчины. Типичным примером такого отношения является его критика в адрес Джона Стюарта Милля. Фрейд превозносит Милля за то, что тот «возможно, лучше всех своих современников сумел освободиться от власти общепринятых предубеждений. С другой стороны, он во многих отношениях оказался лишен чувства абсурдного» [7; Vol. 1; 176]. Что же такого абсурдного было в идеях Милля? Согласно Фрейду, это был его взгляд на «женскую эмансипацию… и вообще женский вопрос». По поводу того факта, что Милль считал возможным для замужней женщины зарабатывать столько же, сколько ее супруг, Фрейд говорит:

«Вообще эту позицию Милля просто нельзя назвать гуманной. На самом деле мысль о том, чтобы послать женщин бороться за существование, как это делают мужчины, мертворожденная. Если бы, например, я представил мою нежную милую девочку в роли соперницы, это только привело бы к тому, что я сказал бы ей, как и сделал семнадцать месяцев назад, что я ее люблю и умоляю отказаться от борьбы в пользу спокойной, лишенной конкуренции деятельности у меня в доме. Я полагаю, что все реформы в области законодательства и образования будут разрушены тем фактом, что природа определила судьбу женщины – стать красивой, очаровательной и милой задолго до того возраста, когда мужчина может заслужить положение в обществе. Закон и обычай должны дать женщинам многое, чего они были лишены, однако положение женщины наверняка останется таким же, как и теперь: в юности быть обожаемой возлюбленной, в зрелости – любимой женой» (цит. по [7; Vol. 1; 177]).

Взгляды Фрейда на эмансипацию женщин, несомненно, не отличались от взглядов, которых придерживался средний европеец в 80-е годы XIX века. Фрейд средним человеком не был: он восстал против некоторых самых глубоко укорененных предубеждений своего времени, однако в женском вопросе он придерживался традиционной линии и называл Милля «абсурдным» и «негуманным» за взгляды, которые всего лишь через пятьдесят лет стали общепринятыми. Такое отношение ясно показывает, насколько сильной и непреодолимой была потребность Фрейда поставить женщин в подчиненное положение. Тот факт, что его теоретические воззрения отражали именно такую установку, очевиден. Видеть в женщине кастрированного мужчину, отказывать ей в собственной подлинной сексуальности, приписывать ей зависть к мужчине, слабо развитое Суперэго, считать женщину тщеславной и ненадежной – все это лишь слегка рационализированная версия патриархальных предрассудков его времени. Человек, подобный Фрейду, способный видеть глубже поверхности и критиковать традиционные предубеждения, должен был быть движим могучими внутренними силами, чтобы не заметить рационализирующий характер этих якобы научных утверждений [7; Vol. 2; 421].

Тех же взглядов Фрейд придерживался и пятьюдесятью годами позже. Когда он критиковал американскую культуру за ее «матриархальный» характер, его гость и последователь доктор Уортис возразил: «Но не думаете ли вы, что было бы лучше всего, если бы оба партнера были равны?» На это Фрейд ответил: «Это практически невозможно. Должно существовать неравенство, и верховенство мужчины – меньшее из двух зол» [11; 98. – Курсив мой. – Э.Ф.].

Хотя годы помолвки Фрейда были полны пламенного ухаживания и ревнивых уговоров, его жизнь в супружестве представляется в значительной мере лишенной активной любви и страсти. Как и при многих традиционных браках, завоевание волновало, но как только оно свершилось, источник страстного чувства иссяк. В ухаживании участвует мужская гордыня; после свадьбы для нее не находится особого повода. В браке такого типа жена должна выполнять единственную функцию – функцию матери. Она должна быть безусловно предана мужу, заботиться о его материальном благополучии, всегда подчиняться его потребностям и желаниям, всегда оставаться ничего для себя не желающей и услужливой – быть, другими словами, матерью. Фрейд был пламенно влюблен до женитьбы – ему нужно было доказать свою мужественность, завоевав девушку, которую он выбрал. Как только завоевание было скреплено печатью брака, «обожаемая возлюбленная» превратилась в любящую мать, на чью заботу и преданность можно было положиться, не проявляя к ней активной, страстной любви.

Насколько потребительской и лишенной эротики была любовь Фрейда к жене, ярко показывают многие выразительные детали. Наибольшее впечатление в этом отношении производят письма Фрейда к Флиссу. Фрейд почти никогда не упоминает о жене, кроме как в совершенно бытовом контексте. Учитывая тот факт, что он в подробностях описывает свои идеи, своих пациентов, свои профессиональные достижения и разочарования, это само по себе весьма показательно, но еще более важно то, что Фрейд, пребывая в депрессии, часто описывает пустоту своей жизни, которая оказывается для него полной, только когда ему сопутствует успех в работе. Он никогда не упоминает о своих отношениях с женой как об источнике счастья. Та же картина видна в том, как Фрейд проводил время дома или во время отпуска. В будние дни Фрейд принимал пациентов с восьми до часа, потом обедал, прогуливался в одиночестве, работал в своей приемной с трех до девяти или десяти, потом совершал прогулку с женой, невесткой или дочерью, и наконец, до часа ночи занимался корреспонденцией и написанием статей, если только в тот вечер не бывало назначено какой-либо встречи. За обедом, как правило, члены семьи друг с другом общались мало. Хорошим примером этого служит привычка Фрейда «приносить свое последнее антикварное приобретение, обычно небольшую статуэтку, и ставить ее на обеденном столе перед собой как собеседницу. Потом статуэтка возвращалась на его письменный стол, но приносилась к обеду еще день или два» [7; Vol. 2; 393]. По воскресеньям утром Фрейд навещал свою мать, среди дня встречался с коллегами-аналитиками, к обеду приглашал свою мать и сестер, а затем работал над своими рукописями [7; Vol. 2; 384]. Его жена обычно во второй половине дня принимала своих друзей, и об интересе Фрейда к жене красноречиво говорит тот сообщаемый Джонсом факт, что, если среди ее посетителей оказывался «кто-то, кем Фрейд интересовался, он на несколько минут появлялся в гостиной» [там же. – Курсив мой. – Э.Ф.].

Фрейд много времени посвящал летним путешествиям. Период каникул был великолепной возможностью компенсировать тяжелую непрерывную работу в остальную часть года. Фрейд обожал путешествовать, а делать это в одиночку не любил. Однако время отпуска использовалось лишь отчасти для того, чтобы восполнить те немногие часы, которые он проводил с женой дома. Как уже говорилось, он странствовал за границей со своими друзьями-психоаналитиками или с сестрой жены – но не с женой. Этому факту дается несколько объяснений – одно самим Фрейдом, другое – Джонсом. Последний пишет: «Его жена, имевшая другие заботы, редко оказывалась достаточно свободной, чтобы путешествовать; она не могла равняться с Фрейдом в стремлении к перемене мест и в пожирающей страсти к осмотру достопримечательностей. Однако почти каждый день во время своих странствий Фрейд посылал ей открытку или телеграмму и раз в несколько дней – длинное письмо» [7; Vol. 2; 15]. Опять хочется отметить, как традиционно и неаналитически мыслит Джонс, когда дело касается его любимого героя. Любой человек, получающий удовольствие от общества своей жены на отдыхе, просто умерил бы свою страсть к осмотру достопримечательностей, чтобы сделать возможным ее участие. Рационализирующее качество этих объяснений делается еще более ясным в связи с тем, что Фрейд приводит другое основание тому, что он не путешествовал вместе с женой. В письме из Палермо, где он был вместе с Ференци, он писал жене 15 сентября 1910 года: «Мне ужасно жаль, что я не могу показать вам всем здешние красоты. Чтобы иметь возможность наслаждаться этим в компании семи или девяти или даже троих, мне следовало бы быть не психиатром и не основателем предположительно нового направления в психологии, а предпринимателем, производящим что-то полезное вроде туалетной бумаги, спичек или шнурков для ботинок. Учиться этому теперь уже поздно, так что придется мне наслаждаться путешествием эгоистически, но с постоянным чувством раскаяния» (цит. по [7; Vol. 2; 394]).

Нет нужды говорить, что Фрейд здесь прибегает к типичной рационализации – практически такой же, какие используют другие мужья, получающие больше удовольствия от отпуска в мужской компании. Здесь самое замечательное опять же – слепота Фрейда, несмотря на весь его самоанализ, в отношении проблемы собственного брака, и то, как он рационализирует ее без малейшего осознания этого факта. Он говорит о семи или девяти или хотя бы троих членах семьи, которых хотел бы взять с собой, когда речь идет о том, чтобы взять с собой жену – то есть о двоих; он даже принимает позу бедного, но значительного ученого, а не богатого производителя туалетной бумаги – все только для того, чтобы объяснить, почему он не захотел взять за границу жену.

Может быть, самое ясное выражение сомнительной природы любви Фрейда содержится в «Толковании сновидений». Вот каково его сновидение: «Я написал монографию об одном растении. Книга лежит передо мной, и я в этот момент разворачиваю сложенную цветную иллюстрацию. В каждый экземпляр книги вложено засушенное растение, как будто взятое из гербария» [4; 169ff]. Из ассоциаций Фрейда я упомяну следующую: «Утром накануне я видел в витрине книжной лавки новую книгу, называвшуюся «Род цикламена», – несомненно, монографию об этом растении. Цикламены, подумал я, любимые цветы моей жены, и я упрекнул себя за то, что так редко вспоминаю о том, чтобы принести ей цветы, которые ей очень нравятся».

Другая цепь ассоциаций уводит Фрейда от цветка к совершенно другой теме: к его амбициям. «Однажды, вспомнил я, я действительно написал что-то вроде монографии о растении, а именно – диссертацию о растении кока (1884), которая привлекла внимание Карла Коллера к обезболивающим свойствам кокаина». Затем Фрейд размышляет о сборнике, выпущенном в честь Коллера, одного из редакторов которого он встретил накануне. Ассоциация с кокаином отражает амбиции Фрейда. Он выражает сожаление о том, что оставил изучение проблемы коки и тем самым потерял шанс сделать великое открытие. Это также упоминается в другом месте в связи с тем фактом, что ему пришлось оставить чисто исследовательскую деятельность, чтобы жениться.

Значение сновидения совершенно ясно (хотя Фрейд и не видит этого при собственном его толковании). Центральное место занимает высушенное растение, выражающее внутренний конфликт Фрейда. Цветок – символ любви и радости, особенно если этот цветок – любимый цветок его жены, а он часто забывает его ей принести. Однако его научные интересы и амбиции символизирует растение кока. Что Фрейд делает с цветами, с любовью? Он засушивает их и помещает в гербарий. Другими словами, он позволяет любви высохнуть и делает ее предметом научного изучения. Именно это Фрейд и сделал. Он сделал любовь объектом науки, но в его жизни она осталась сухой и стерильной. Научные интеллектуальные интересы были сильнее его Эроса; они задушили его и в то же время сделались заменой опыта любви.

Обнищание любви, выраженное в этом сновидении, также совершенно ясно показывает эротические и сексуальные желания и возможности Фрейда. Как ни парадоксально это может показаться, Фрейд питал относительно слабый интерес к женщинам и испытывал немного сексуальных побуждений. Несомненно, как утверждает Джонс, «его жена была безусловно единственной женщиной в жизни Фрейда» и «она всегда оказывалась на первом месте по сравнению с другими смертными» [7; Vol. 2; 386]. Однако Джонс также указывает на то, что «возможно, страстная сторона жизни померкла для него раньше, чем для многих других мужчин» [там же]. Верность этого утверждения подтверждается несколькими фактами. В возрасте сорока одного года Фрейд писал Флиссу, жалуясь на угнетенное настроение и добавляя: «Сексуальное возбуждение также бесполезно для такого человека, как я» [5; 227]. Ясно, что в этом возрасте его сексуальная жизнь более или менее закончилась. Другой случай указывает на тот же факт. Фрейд пишет в «Толковании сновидений», что однажды, когда ему было немногим больше сорока, он почувствовал физическое влечение к молодой женщине и почти невольно слегка коснулся ее. Он отмечает, что был удивлен тем, что возможность такого чувства «все еще» существует. В возрасте сорока шести лет он писал Бинсвангеру: «Сегодня, естественно, либидо старика выражается лишь в трате денег». Даже в этом возрасте лишь человек, интенсивность сексуальной жизни которого невелика, счел бы само собой разумеющимся, что его либидо утратило сексуальную направленность.

Если позволить себе определенную спекуляцию, я был бы склонен предположить, что некоторые теории Фрейда также являются доказательством его пониженной сексуальности. Он неоднократно подчеркивал, что половой акт может дать лишь ограниченное удовлетворение цивилизованному человеку, «что сексуальная жизнь цивилизованного человека серьезно ограничена», что «возможно, верно предположение о существенном снижении важности сексуальности как источника приятных ощущений, т.  е. способа достижения цели жизни» [1; 76]. Фрейд объясняет этот факт, выдвигая гипотезу о том, что полное удовлетворение возможно, только если прегенитальные, обонятельные и другие «извращенные» побуждения не подавлены, и даже высказывает мысль, что «не только давление культуры, но что-то в природе самой сексуальной функции отрицает полное удовлетворение и побуждает нас обратиться в другом направлении» [1; 76–77].

Более того, Фрейд полагал, что после «трех, четырех или пяти лет супружество перестает доставлять удовлетворение сексуальных потребностей, обещанное ранее, поскольку все доступные противозачаточные средства мешают сексуальному удовольствию, оскорбляют тонкие чувства обоих участников и даже оказываются непосредственной причиной болезни» [2; Vol. 2; 421].

Рассматривая замечания Фрейда о его сексуальной жизни, можно предположить, что его взгляды на секс были рационализацией его собственной пониженной сексуальности. Несомненно, было много мужчин его социального положения, возраста и культуры, которые в возрасте около сорока лет не чувствовали, что период счастья, получаемого от сексуальных отношений, для них закончен, и которые не разделяли его взгляд на то, что после нескольких лет брака сексуальное благополучие переставало существовать, даже учитывая необходимость использования контрацептивов.

Сделав шаг дальше, можно также предположить, что и еще одна теория Фрейда имела функцию рационализации: а именно что цивилизация и культура являются результатом подавления инстинктов. Суть этой теории такова: поскольку я увлечен мышлением и поиском истины, я неизбежно испытываю мало интереса к сексу. Здесь Фрейд, как часто и в других случаях, обобщает собственный личный опыт. Он страдал снижением сексуальности по другим причинам, но вовсе не потому, что был так увлечен творческим мышлением. Сексуальная заторможенность Фрейда может рассматриваться как находящаяся в противоречии с тем, что в своих теориях он отводил центральное место сексуальным побуждениям. Однако это противоречие скорее видимое, чем реальное. Многие мыслители пишут о том, чего лишены и что хотели бы обрести для себя или для других. Более того, Фрейд, человек пуританских взглядов, едва ли был бы способен так откровенно писать о сексе, если бы не был так уверен в собственной добродетели в этом отношении.

Отсутствие у Фрейда эмоциональной близости с женщиной также выражается в том, как мало он понимал женщин. Его теории о них представляют собой наивные рационализации мужских предубеждений, в особенности касающихся потребности мужчины властвовать над женщиной, чтобы скрыть свой страх перед ней. Однако не следует делать заключение о непонимании Фрейдом женщин только на основании его теорий. Однажды он высказал его с удивительной откровенностью: «Великий вопрос, на который никогда не было дано ответа и на который я не смог ответить, несмотря на тридцать лет изучения женской души: чего женщина хочет? [Was will das Weib?]» (письмо к М. Бонапарт, цит. по [7; Vol. 2; 421]).

Однако, говоря о способности Фрейда любить, мы не должны ограничиваться проблемой эротической любви. Фрейд не особенно любил людей в целом, когда отсутствовал эротический элемент. Его отношение к жене, после того как первый жар завоевания угас, было, несомненно, отношением верного, но довольно отстраненного мужа. Его отношение к друзьям-мужчинам – Брейеру, Флиссу, Юнгу и к верным последователям – тоже было далеким. Несмотря на апологетические описания Джонса и Закса, на основании писем к Флиссу, реакции на поведение Юнга, а со временем и Ференци, приходится признать, что Фрейду было не дано испытывать сильную любовь. Его собственные теоретические взгляды только подтверждают это. Говоря о возможности братской любви, он писал:

«Мы можем найти ключ в одном из так называемых идеальных стандартов цивилизованного общества: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Он общепризнан и несомненно старше христианства, которое горделиво предъявляет его как свою заповедь, но все же не очень древен: в исторические времена человек еще ничего о нем не знал. Отнесемся к нему наивно, словно встретились с ним впервые. В этом случае окажется, что мы не сможем подавить чувства удивления им как чем-то неестественным. С какой стати нам так поступать? Что хорошего это нам даст? А главное, как можно совершить нечто подобное? Как это вообще возможно? Моя любовь представляется мне ценностью, которой я не имею права разбрасываться без размышления. Она налагает на меня обязательства, и я должен быть готов принести жертвы, чтобы их выполнить. Если я кого-то люблю, этот кто-то должен так или иначе заслужить мою любовь. (Я оставляю в стороне вопрос о том, какую пользу он может мне принести, а также его возможное значение для меня как объекта сексуального интереса: ни один из этих двух видов взаимоотношений не рассматривается, если речь идет о любви к ближнему.) Он будет достоин любви, если он так схож со мной в важных аспектах, что я могу любить в нем себя; достоин, если он настолько совершеннее меня, что я могу любить в нем свой идеал; я должен любить его, если он сын моего друга, потому что боль, которую испытает мой друг, если с ним что-то случится, будет и моей болью – я должен буду ее разделить. Однако если он мне не знаком и не может привлечь каким-либо своим достоинством или каким-либо значением, которое уже приобрел в моей эмоциональной жизни, мне будет трудно полюбить его. Я даже поступлю неправильно, если полюблю его, потому что моя любовь расценивается как ценность теми, кто мне близок; было бы несправедливо в их отношении, если бы я поставил незнакомца вровень с ними. Но если я должен любить его (именно той самой универсальной любовью) просто потому, что он тоже житель мира, как насекомое, дождевой червь или уж, тогда, боюсь, ему достанется лишь небольшое количество любви и для меня будет невозможно дать ему столько же любви, сколько я по всем законам разума должен сохранить к себе. Какой же смысл в столь торжественно провозглашенном предписании, если разум не советует нам ему следовать?» [1; 81–82].

Фрейд, величайший глашатай секса, был тем не менее типичным пуританином. Для него целью жизни цивилизованной личности являлось подавление эмоциональных и сексуальных импульсов и ценой этого достижение цивилизованности. Только нецивилизованная толпа не способна на подобную жертву. К интеллектуальной элите принадлежат те, кто, в отличие от толпы, способен не поддаваться импульсам и тем самым сублимировать их ради более высоких целей. Цивилизация в целом есть результат подобной неудовлетворенности инстинктивных импульсов.

Примечательно, насколько идеи, выраженные Фрейдом в его позднейших теориях, уже были свойственны ему в молодости, когда он еще не занимался проблемами истории и сублимацией. В письме к невесте от 29 августа 1883 года он излагает мысли, возникшие у него во время представления «Кармен». «Толпа, – пишет он, – потворствует своим импульсам [sich ausleben], а мы сдерживаем себя. Мы делаем это с целью сохранения своей целостности. Мы жертвуем здоровьем, способностью наслаждаться, своими силами; мы экономим их для чего-то, сами не зная для чего. И эта привычка к постоянному подавлению природных инстинктов дает нам утонченность. Мы также чувствуем более глубоко и потому смеем не требовать от себя многого. Почему мы не напиваемся? Потому что неприятности и стыд похмелья [Katzenjammer] превосходят удовольствие от обильной выпивки. Почему мы не дружим со всеми вокруг? Потому что потеря друга или случившееся с ним несчастье были бы для нас горьки. Таким образом, наши устремления в большей мере зависят от желания избегнуть боли, чем получить удовольствие. Когда такое усилие оказывается успешным, те, кто сдерживает себя, оказываются подобны нам, кто связал себя друг с другом на жизнь и на смерть, кто терпит лишения и тоскует, чтобы сохранить помолвку, и кто наверняка не пережил бы удара, лишившего нас любимого существа: такие люди, как Эзра, могут любить только раз. Все наше жизненное устройство предполагает, что мы будем ограждены от полной нищеты, что для нас всегда открыт путь к освобождению от зол нашей социальной структуры. Бедные и необразованные не могли бы существовать без своей толстокожести и беззаботности. С какой стати им глубоко чувствовать, если все несчастья природы и общества выпадают тем, кого они любят; почему им отказываться от мимолетного удовольствия, когда никакое другое их не ожидает? Бедняки слишком бессильны, слишком беззащитны, чтобы вести себя так же, как мы. Когда я вижу развлекающихся людей, отбросивших всякую серьезность, это заставляет меня думать, что такова компенсация за то, что они так беззащитны перед налогами, эпидемиями, болезнями, ужасными условиями нашей социальной организации. Я не стану развивать эту мысль дальше, но можно показать, что das Volk [народ] судит, верит, надеется совсем не так, как мы. Психология обывателя несколько отличается от нашей. Такие люди также более наделены чувством общности, чем мы: только они осознают, что одна жизнь продолжается в другой, в то время как для каждого из нас мир исчезает с нашей смертью» (цит. по [7; Vol. 1; 190–192. – Курсив мой. – Э.Ф.]).

Это письмо молодого Фрейда – ему тогда было 27 лет – интересно во многих отношениях. Словно предвидя свои позднейшие теории, Фрейд выражает в нем свою пуритански-аристократическую ориентацию, которую мы только что обсуждали: ограничение, экономия своей способности наслаждаться – это условие сублимации, основа, на которой формируется элита. Однако кроме того Фрейд демонстрирует тут взгляд, долженствующий стать фундаментом одной из его самых важных теорий, которой предстояло сложиться многими годами позднее. Он описывает свой страх перед эмоциональной раной. Мы не любим каждого встречного, потому что разлука была бы очень болезненной; мы не дружим со всеми вокруг, потому что потеря друга причинила бы нам горе. Жизнь ориентирована в сторону избегания печали и боли, а не получения радости, как ясно говорит сам Фрейд: «Таким образом, наши устремления в большей мере зависят от желания избегнуть боли, чем получить удовольствие». Здесь мы находим формулировку того, что Фрейд позднее назвал принципом удовольствия; идея того, что удовольствие на самом деле есть освобождение от неудовольствия, от болезненного напряжения, а не позитивное наслаждение, в последующие годы сделалась для Фрейда валидной как самый общий и основополагающий принцип человеческой мотивации. Однако можно увидеть, что та же идея имелась у Фрейда задолго до ее теоретического оформления; она возникла у него как следствие его собственных викторианских взглядов, боязни потери собственности (в данном случае объекта любви и чувства любви) – в определенном смысле потери жизни. Такая позиция была характерной для среднего класса в XIX веке, более озабоченного тем, чтобы «иметь», чем чтобы «быть». Психология Фрейда насквозь пронизана этой ориентацией «иметь», и поэтому его глубочайший страх – это всегда страх потерять что-то, что он «имеет», будь то объект любви, чувство или половой орган. (В этом отношении Фрейд не разделял протест против собственнических устремлений среднего класса, который можно найти, например, в философии Гёте.)

Следует подчеркнуть и еще одну мысль из этого письма. Фрейд говорит о том, что простые люди обладают бо?льшим чувством общности, чем «мы»: «Только они осознают, что одна жизнь продолжается в другой, в то время как для каждого из нас мир исчезает с нашей смертью». Наблюдение Фрейда, согласно которому буржуазия испытывает меньшее чувство солидарности, чем рабочий класс, совершенно верно, но не следует забывать, что в среднем и высшем классах было немало людей – социалистов, анархистов и истинно верующих, – обладавших глубоким чувством человеческой солидарности. Фрейд был этого практически лишен. Его занимала его личность, его семья, его идеи, как это типично для среднего класса. В этом же ключе семнадцатью годами позже, по случаю Нового, 1900 года, он пишет своему другу Флиссу: «Новое столетие – и самое интересное в нем, смею сказать, то, что оно содержит дату нашей смерти, – не принесло мне ничего, кроме глупой рецензии» [5; 307]. Здесь снова мы находим лишь эгоцентрическую озабоченность собственной смертью и никакого чувства универсальности и солидарности, которое он приписывает только низшим классам.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Психология властных отношений | PhD в России

 

Психологические концепции власти

Представители индивидуально-психологической концепции рассматривают политическую власть как итог игры интересов и психологических особенностей отдельных индивидуумов. В начале XX века австрийский врач-психопатолог и философ Зигмунд Фрейд в своей теории бессознательного исходил из того, что организованная жизнь в обществе возможна только тогда, когда природное начало и низменные инстинкты индивида (поддерживающие жизнь – сексуальные и инстинкты, направленные против жизни – деструктивные) подавляются. Именно поэтому индивид стремится использовать политическую власть в качестве иллюзорной реализации своих неудовлетворенных амбиций (Фрейд, 1998).

Однако следует отметить, что фрейдовский психоанализ является аналитической методикой, для проведения которой требуется длительное время, а также определённое и довольно специфическое владение понятийным аппаратом. Поэтому после феноменальной популярности в середине XX века идей фрейдизма о бессознательном, стремлении индивида к эросу и танатосу, а также сублимации этих желаний во властных отношениях, к концу XX века данное учение потеряло свою былую привлекательность. После развития научного знания о биохимической природе человеческого мозга и происходящих в нём ментальных (от лат. mens, mentis – ум, мышление, рассудительность, образ мыслей; относящихся к психике, интеллекту) процессах, многие исследователи, например, профессор Школы общественной политики в университете Джорджа Мэйсона Фрэнсис Фукуяма, считают Фрейда «всего лишь не слишком интересной сноской в истории интеллекта, более философом, чем учёным». По его мнению, «фрейдизм можно сравнить с теорией, разработанной группой первобытных людей, которые нашли действующий автомобиль и пытаются объяснить его работу, не имея возможности открыть капот» (Фукуяма, 2004, С. 65).

Ученик Фрейда, австрийский психиатр-невролог, президент Ассоциации индивидуальной психологии, Альфред Адлер, вопреки Фрейду, подчеркивал, что политики – не рабы своих страстей, но сознательные социальные акторы. Адлер утверждал, что стремление к сверхкомпенсации (гиперкомпенсации) своего дефекта посредством обретения политической власти является основным механизмом развития личности. С одной стороны, стремление к сверхкомпенсации у политиков с социально-ориентированной личностью трансформируется в использование их властных полномочий во благо людям, например, Демосфен, преодолевший своё заикание и Ф.Д. Рузвельт, преодолевший свой физический недуг. С другой стороны, стремление к гиперкомпенсации посредством обретения могущества у политиков с неразвитым чувством общности приводит к невротическому комплексу болезненного «обладания» властью, доминирования и господства для подавления и унижения других людей, например, Нерон и Наполеон I (Адлер, 1997).

Однако, в действительности, индивид с гипертрофированным «комплексом неполноценности», скорее, утратит уверенность в себе и поэтому изначально неспособен активизировать свои социальные и политические интересы. К другим недостаткам адлерианской концепции следует отнести неопределённость терминологии и теоретических объяснений, а также отсутствие надежной исследовательской базы. Так, число эмпирических исследований, которые достоверно подтверждают эффективность адлерианской концепции, сравнительно невелико даже в журнале, посвящённому адлерианскому подходу – Journal of Individual Psychology.

Несколько иную социально-психологическую трактовку феномена политической власти предложил австрийский писатель и философ Элиас Канетти. Согласно Канетти, смерть является первоосновой политической власти. Согласно его мнению, социальную значимость политической власти придаёт образ властителя – «победитель – тот, кто убил врагов», стоящий над трупами павших недругов и союзников (Канетти, 1997, С. 14, 77).

ЛИТЕРАТУРА

1. Адлер А. (1997) О нервическом характере; пер. с нем. СПб.: Фонд поддержки науки и образования «Унив. кн.»; М.: АСТ. 385 с.
2. Канетти Э. (1997) Масса и власть; пер. с нем. М.: АСТ. 527 с.
3. Фрейд З. (1998) «Я» и «Оно» // Избранное. Москва: Попурри. с. 455-480.
4. Фукуяма Ф. (2004) Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции; пер. с англ. М.Б. Левина. М.: ACT-ЛЮКС. 349 с.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль I. Часть 3. СПб., 2008. С. 4-6.

© Hulio

Реклама от Google

 

просмотров: 288

11 мозговыносящих фильмов, в которых без Фрейда не разобраться - Что посмотреть

Люди часто творят такую дичь, что объяснить ее с точки зрения здравого смысла просто невозможно. И это неисчерпаемый источник для самых забористых сюжетов. Правда, чтобы разобраться в мотивах главных героев и причинах их странных поступков, придется серьезно напрячь мозг и включить психолога. На блюдечке никто разгадку не принесет.

Джокер

Joker, 2019

Немолодой мужчина Артур Флек работает клоуном, живет с больной мамой в неблагополучном районе Готэма и мечтает стать стэндап-комиком, чтобы дарить зрителям радость. Но Артур — странный человек, плохо вписывающийся в общество, у него серьезные психические проблемы, вынуждающие регулярно принимать кучу таблеток. А вокруг грязь, уныние, унижение, раздраженные люди — тут и здоровому человеку приходится непросто. Все это, собственно — мощный психологический триллер о том, откуда появился суперзлодей Джокер. Никакой фантастики.

То, что никто не видит

Tas, ko vini neredz, 2017

Странноватой, немного не от мира сего медсестре Эльзе подворачивается хорошая подработка — надо ухаживать за очень богатым пациентом. Компьютерный гений Николя занимался разработкой системы искусственного интеллекта и слегка «сгорел» на работе. За его здоровьем присматривает Анна, созданный им ИИ, и принимает активное участие в корректировке курса лечения. Довольно быстро медсестра Эльза привязывается к пациенту, а Анна ревнует и пытается вмешаться в отношения. Вбить клинья между Николя и Эльзой очень легко, потому что оба со своим багажом серьезных психологических проблем, которые и привели их друг к другу.

Лучшее предложение

La migliore offerta, 2012

Гениальный аукционист Вергилий — мастер в поиске настоящих антикварных ценностей и одержимый коллекционер. Однажды он получает предложение оценить коллекцию от странной девушки, которая панически боится встречаться с людьми или выходить на улицу и живет в полном уединении в своем доме, плотно набитом произведениями искусства.

Что-то не так с Кевином

We Need to Talk About Kevin, 2010

15-летний Кевин совершил страшное преступление и теперь сидит в тюрьме. А его мать, которую играет Тильда Суинтон, пытается понять, что же она сделала не так, что упустила в воспитании сына. И, судя по всему, у мальчика просто не было шансов вырасти не психопатом.

Бойцовский клуб

Fight Club, 1999

Главный герой, адски скучающий, мучающийся бессонницей клерк, познакомился с харизматичным Тайлером Дарденом. Тайлер считал, что единственное, ради чего стоить жить — это саморазрушение. Оказывается, чтобы быть счастливым, надо просто драться: получать по морде и бить чужие физиономии.

Психо

Psycho, 1960

Шедевр Хичкока о том, как девушка, укравшая много денег, приехала в уединенный мотель, где в нее влюбился молодой владелец заведения, а его мать была категорически против. Фрейду бы очень понравилась картина, если бы он прожил на свете еще 21 год.

Тебя никогда здесь не было

You Were Never Really Here, 2017

Бывший морпех Джо днем — заботливый сын, ухаживающий за старушкой-матерью, а ночью — псих, который от души лупит молотком плохих парней, спасая девочек из сексуального рабства. Может грохнуть негодяя, а потом подержать его за руку, пока тот умирает, и спеть нежную песенку. Еще одно артхаусное исследование на тему ультранасилия.

Пианистка

La Pianiste, 2001

Преподаватель по классу фортепиано, возвышенная Эрика Кохут, живет со стервозной мамой, ни разу не была с мужчиной и придумала себе довольно странные сексуальные предпочтения. В итоге, когда в ее жизни появляется достаточно настойчивый воздыхатель, вместо того, чтобы покориться цветочно-конфетным отношениям, она обрушивает на него всю мощь своей садомазохистской чувственности.

Чёрный лебедь

Black Swan, 2010

Ужасно старательная балерина Нина собиралась исполнять главную партию в «Лебедином озере». Причем артистка, которая исполняет эту роль, должна играть и белого, и черного лебедя. Добрая, невинная Нина не могла понять злую энергию, скрытую в образе черного лебедя, но слабохарактерные девушки балеринами не становятся — у нее все получилось.

Синий бархат

Blue Velvet, 1986

Молодой человек после долгого отсутствия вернулся в родной городок. Однажды неподалеку от дома он нашел отрезанное человеческое ухо и передал его полиции. Но поскольку заняться особо нечем, он сам втянулся в несанкционированное расследование и вышел на загадочную и прекрасную женщину, с которой у него завязался довольно странный роман.

Последнее танго в Париже

Ultimo tango a Parigi, 1972

Сорокалетний американец знакомится с молодой эксцентричной парижанкой. Между ними вспыхивает страсть, не нуждающаяся в именах и подробностях прошлого. Бурный секс и ничего личного. И вот парадокс — два человека, жаждущих любви и счастья, предпринимают только те шаги, которые ведут к страданиям и разочарованию.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Психоанализ о Мужчине и женщине

Отношения между Мужчиной и Женщиной, любовь — основная сила, которая придает им прочность, а недоверие и подозрительность — разрушители отношений. Но что заставляет мужчину и женщину, которые любят друг друга, ругаться, выяснять отношения?

В основном претензии, которые предъявляются партнеру, необоснованны. Все плохое, что мы видим в других, присутствует в какой-то степени и в нас. Возможно, что и женщина сама уделяет мало внимания мужчине, и ее агрессивный настрой только доказывает это.В отношениях люди боятся глубоко любить, боятся сами обмануть и быть обманутыми. Такое состояние может стать навязчивым и будет причинять дискомфорт.

По мнению Зигмунда Фрейда, основателя теории психоанализа, для того, чтобы избежать дискомфорта, нужно осознать скрытые желания и установки, выпустить их наружу и не препятствовать проявлению искренних желаний. Это поможет выйти из замкнутого круга навязчивых идей и негативных мыслей.

Еще одна проблема в отношениях – это чрезмерная их идеализация. Кажется, что избранник должен осуществить все самые сокровенные мечты, понимать с полуслова и создать вечное счастье. Получается, что мечты и надежды вертятся не вокруг любимого человека, а вокруг того, кто их придумал. Такие отношения нельзя, конечно, назвать любовью, это эгоизм, то есть удовлетворение своих потребностей и внутренних противоречий.

Идеализация также выражается в том, что в голове каждого есть образ правильных личных отношений, и несоответствие этому образу вызывает разочарование и душевную боль. Представление о том, что в мужчине должна сочетаться сила и мягкость, что он обязан уделять много внимания, но и одновременно прилично зарабатывать. Все эти качества невозможно совместить в одном мужчине.

Влюбленность — обманчивое чувство. Это чувство приводит к мысли, избранник совершенен, что в нем нет недостатков, и что он воплотит в жизнь все желаемое. Но проходит время и он видится в другом свете: со своими недостатками и поведением, которое не соответствует ожидаемому. Как утверждает Фрейд, конфликт между бессознательными установками и реальностью, может вызвать недовольство, разочарование и привести к неврозу. Чтобы избежать этого и не разрушить отношения, нужно избавиться от неуверенности и страхов, начать ценить и уважать себя.

Но бывает так — невысокая самооценка и страх остаться без партнера не позволяет увидеть выход, и, в результате — депрессия. Начиная отношения с противоположным полом, следует помнить — нельзя быть уверенным в том, что он сохранит верность на протяжении всей жизни. Важнее избавиться от собственных опасений и стать зрелой личностью, личностью способной отвечать и за свои слова и действия, и за поступки партнера. Зрелая личность способна справиться со своими внутренними переживаниями и страхами.

Зрелость в любви дает внутреннюю свободу, создает основу для прочных и искренних отношений, которым уже не страшны никакие подводные течения и камни.

Вернуться в рубрику Лекторий о психоанализе

Любовь и психоанализ | Психология сегодня

Источник: Wikimedia Commons

Любовь была в основе психоанализа с момента его зарождения. Что отличает психоаналитический подход к любви от классического психологического подхода, так это, как выразился Бергманн, «осознание связи между взрослой любовью и любовью в младенчестве» (Bergmann, 1988: 668-669). Большинство современных психоаналитических подходов являются расширением теорий любви Фрейда.

Фрейд разработал две психоаналитические теории любви (Bergmann, 1988). Одна из них - теория о том, что любовь и сексуальность изначально сочетаются, когда «ребенок сосет грудь своей матери. Обнаружение объекта любви фактически является переосмыслением» (Freud, 1905: 222). Эта фаза также известна как «оральная фаза» психосексуального развития ребенка (от 0 до 1 года). За этой фазой следует анальная фаза (возраст 1-3 года) и фаллическая или эдипальная фаза (от 3 до 6 лет). В латентный период (6-12 лет) ребенок учится подавлять сексуальный компонент своей любви к родителям.В подростковом возрасте (или в генитальной фазе; в возрасте от 12 лет) сексуальные импульсы проявляются снова, и, если другие стадии были успешно разрешены, он или она может вступить в любовные сексуальные отношения с партнером. Способность человека любить (также известная как «генитальная любовь») и вступать в здоровые любовные отношения зависит от его или ее способности рекомбинировать способность к нежной любви с возрождающейся сексуальностью. Однако для этого необходимо, чтобы человек полностью отделился от родителей.В противном случае человек будет воспринимать возлюбленного просто как исправленную версию родителя (Bergmann, 1988).

Вторая теория Фрейда последовала за его открытием нарциссизма. Согласно этой более поздней теории, отделение от родителей необходимо для того, чтобы мы могли испытывать любовь, но этого недостаточно. Мы влюбляемся в людей, которые являются зеркальным отражением нашего идеального «я». Любовь дополняет наше несовершенное нарциссическое «я». Когда любовь встречает взаимность, напряжение между собой и другим снимается, и любовник освобождается от зависти к качествам и способностям другого человека.Это приводит к характерному чувству вознаграждения в присутствии любимого, а также к идеализации любимого. Эта вторая теория имеет общие основные элементы с теорией саморасширения Aron & Aron (1986), которая также предсказывает, что мы влюбляемся в людей, которые дополняют нас и могут вызвать чувство расширения нашего собственного «я».

Более современные психоаналитические подходы к любви становятся все более десексуализированными (Green, 1995), что приближает эту область к теории привязанности.Сексуальные фразы, присущие психоаналитической теории, в настоящее время рассматриваются в первую очередь как метафоры динамики отношений между индивидом и ее родителями или, позднее, партнером. Как и теория привязанности, современный психоанализ также предсказывает два основных способа ненадежной привязанности к другим.

Фундаментальная полярность в психоаналитической теории - это полярность между единством и агентностью или взаимосвязанностью и самодостаточностью. Тревожно привязанный человек стремится сохранить единство и предотвратить одиночество и отчуждение, тогда как избегающий привязанный человек стремится сохранить свободу воли, индивидуальность и личную автономию.Для здоровой любви необходимо поддерживать здоровый баланс между единством и свободой воли или родством и самодостаточностью.

На начальных стадиях навязчивых любовных отношений, в которых любовь взаимна, влюбленные стремятся к нездоровому уровню единства и родства. Только когда любовь созреет и нейрохимические вещества и гормоны вернутся в норму, влюбленные могут надеяться восстановить баланс между единством и свободой воли. Это, однако, также момент, когда влюбленные могут зайти слишком далеко в другом направлении и стремиться к самодостаточности и выражать свою свободу воли, не заботясь о других.

Многие ошибочно принимают гормональный и нейрохимический сдвиг, естественный для здоровых, продолжительных любовных отношений, за внезапное отсутствие любви. Если человек привык к навязчивым ощущениям влюбленности, а затем внезапно не чувствует ничего, кроме случайной близости и сексуального влечения, он или она обязательно подумает, что с отношениями что-то не так. Естественная реакция на это чувство - стремление к саморазвитию в другом месте, будь то через нового любовника, новую деятельность по саморазвитию или новую преданность работе.Этот тип поведения на самом деле предсказуем для избегающих людей, которые с большей вероятностью никогда не влюбятся или будут испытывать любовь только низкой интенсивности.

Когда привязанность становится слишком ненадежной, особенно в детстве, это может привести к психопатологии (Widiger & Frances, 1985). Тревожный стиль привязанности в раннем детстве является предиктором драматических расстройств личности, таких как истерическое, пограничное и зависимое расстройство личности в более позднем возрасте, тогда как избегающий стиль привязанности в раннем детстве является предиктором шизотипического, шизоидного, нарциссического, антисоциального и избегающего расстройства личности. в более позднем возрасте (West, et al.1994; Блатт и Леви, 2003). Но ненадежная привязанность к одному или нескольким партнерам в зрелом возрасте также может привести к появлению маркеров патопсихологии. Отказ от нескольких последовательных партнеров может подтолкнуть человека к более небезопасному стилю привязанности, который вместе с генетическими предрасположенностями является предиктором психопатологии (West, et al. 1994).

Надежно привязанные любовники, которым удается найти правильный баланс между родством и самодостаточностью, обладают способностью устанавливать зрелые и взаимно удовлетворяющие межличностные отношения, в рамках которых они могут исследовать новые занятия и развивать собственное самосознание.Надежно привязанный любовник уважает потребность другого человека в одиночестве, выделяя время на общение с ним и с ней, тем самым давая обеим сторонам возможность испытать как независимость, так и привязанность.

Основные материалы по психоанализу

.

7 вещей о сексе и любви, которые пригнал Зигмунд Фрейд

Сью Колод, Ph.D.

Фрейд нанес секс на карту. Он понял, что даже младенцы испытывают эротические чувства и что все части тела могут быть эротическими.Фрейд знал, что любовь, секс, фантазии и даже амбивалентность находятся в нашем сознании сознательно и бессознательно .

Источник: CC0 Creative Commons

Если честно, Зигмунд Фрейд в некоторых вещах ошибся. Он не очень хорошо понимал женскую сексуальность и совершил большую ошибку, когда заявил, что клиторальный оргазм не важен, за исключением того, что он предшествует более важному, вагинальному оргазму. Но он действительно понял несколько очень важных вещей! Вот семь его самых важных открытий о любви и сексе:

1.Сексуальность - слабость каждого человека и сила: Секс - главный мотиватор и общий знаменатель для всех нас. Даже или, возможно, особенно, самые благоразумные, пуританские люди сильно борются со своими сексуальными аппетитами и самовыражением. В качестве доказательства достаточно взглянуть на многочисленные скандалы, потрясшие Ватикан и фундаменталистские церкви. Фрейд наблюдал эту борьбу у мужчин и женщин в викторианской Вене. Но наша сексуальность также определяет нас здоровым и в целом существенным образом.Если вы не верите своему фрейдистскому терапевту, просто спросите Саманту Джонс из сериала HBO «Секс в большом городе».

2. Каждая часть тела эротична: Фрейд с самого начала знал, что люди являются сексуальными существами. Он черпал вдохновение из грудного вскармливания грудью матери, чтобы проиллюстрировать пример более зрелой сексуальности, говоря: «Никто, кто видел, как ребенок, пресыщенный грудью и засыпающий с покрасневшими щеками и блаженной улыбкой, не сможет избежать этого. отражение того, что эта картина сохраняется как прототип выражения сексуального удовлетворения в дальнейшей жизни.Он также знал, что сексуальное возбуждение не ограничивается гениталиями, поскольку удовольствие достигается посредством эротической привязанности к любой части тела. Даже сегодня многим людям трудно принять эту идею.

3. гомосексуальность - не психическое заболевание: Он отметил, что геи часто отличаются особенно высоким интеллектуальным развитием и этической культурой. В 1930 году он подписал публичное заявление об отмене закона, криминализирующего гомосексуальность. И в своем знаменитом письме к матери, желающей вылечить своего сына от гомосексуализма, Фрейд писал: «гомосексуальность, несомненно, не является преимуществом, но в нем нечего стыдиться, ни порока, ни унижения; это не может быть классифицировано как болезнь ».Это было в 1935 году.

4. Все любовные отношения содержат амбивалентные чувства: Среди различных открытий Фрейда была амбивалентность, присущая всем близким и интимным отношениям. Хотя мы можем сознательно чувствовать искреннюю и реалистичную любовь к супругу, партнеру, родителю или ребенку, все никогда не бывает таким, каким кажется. В мире бессознательного за даже самой любящей и заботливой вовлеченностью скрываются чувства, фантазии и идеи негативного, ненавистного и разрушительного характера.Фрейд признал, что эта смесь любви и ненависти в близких отношениях является частью человеческой природы и не обязательно патологией.

5. Мы учимся любить с ранних лет отношений с родителями и опекунами: Наши ранние отношения с родителями и опекунами помогают нам сформировать «карту любви», которая сохраняется на протяжении всей нашей жизни. Иногда это называют «переносом». Фрейд указывал, что, когда мы находим объект любви, мы фактически «заново находим» его. Отсюда часто признаваемый феномен, когда люди выбирают партнеров, которые напоминают им их мать / отца.Мы все это видели.

6. Наш любимый становится частью нас самих: Фрейд описал нечто удивительное: мы включаем в себя аспекты тех, кого любим. Их характеристики, убеждения, чувства и отношения становятся частью нашей психики. Он назвал этот процесс «интернализацией». Выражения вроде «моя супруга - моя лучшая половина» или «я ищу свою вторую половинку» содержат концепцию Фрейда о глубине связи между людьми, любящими друг друга.

7.Фантазии - важный фактор сексуального возбуждения: В наших сексуальных фантазиях мы часто вызываем в воображении всевозможные странные и «извращенные» сценарии, которые усиливают сексуальное возбуждение и, как мы надеемся, приводят к климатическому удовольствию. Это вполне нормально, и это не означает, что мы действительно хотим участвовать в таких сценариях (а может, и хотим).

Итак, в день рождения Фрейда давайте отпразднуем его важные открытия, которые до сих пор оказывают глубокое влияние на то, как мы думаем о любви и сексе.

Сьюзан Колод, тел.Д., председатель Комитета по общественной информации и редактор блога Psychoanalysis Unplugged в Американской психоаналитической ассоциации. Она курирует и обучает аналитика, преподавателя и соредактора блога «Современный психоанализ в действии» в Институте Уильяма Алансона Уайта. Колод имеет частную практику в Манхэттене и Бруклине.

Отношение к теории Фрейда - основы психологии

Теории Хорни были модификациями классических психоаналитических убеждений.Ее теории лучше всего понять, если рассматривать их в связи с концепциями Фрейда, которые преобладали при ее жизни. Согласно Зигмунду Фрейду, основавшему классический психоанализ в конце девятнадцатого века, биологические влияния определяют поведение человека. Из этих биологических факторов сексуальные инстинкты - самые сильные мотиваторы человеческого поведения. Невроз или психическое расстройство Фрейд считал результатом бессознательных сексуальных конфликтов, которые начались в раннем детстве.

Хорни был основан на психоаналитическом мышлении и был согласен со многими концепциями Фрейда. Однако она радикально не соглашалась с тяжелым сексуальным содержанием теории Фрейда. Главной отправной точкой была фрейдистская концепция зависти к пенису. По сути, Фрейд рассматривал все психологические проблемы у женщин как результат врожденного желания женщины быть мужчиной. Фрейд утверждал, что девочки не рождаются с естественным чувством своей женственности и считают себя низшими, кастрированными мальчиками.В результате зависти к пенису женщина восстает против своей биологической неполноценности. Последствиями, согласно Фрейду, являются негодование, обесценивание ее «отрицательных сексуальных способностей», зависть к противоположному полу и постоянный поиск компенсации.

Хорни считал, что зависть к пенису противоречит биологическому мышлению. Она утверждала, что маленькие девочки инстинктивно женственны и осознают свою женственность в раннем детстве. Таким образом, девушки не запрограммированы на то, чтобы чувствовать себя неполноценными. Женщины могут завидовать мужчинам власти и свободе, которые они имеют в своей личной и профессиональной жизни, но женщины не завидуют мужским гениталиям.Поведение, которое Фрейд связывал с завистью к пенису, включая жадность, зависть и амбиции, Хорни приписывал ограничениям, которые общество накладывает на женщин.

Хорни также не соглашался с теорией Фрейда, которая рассматривала фригидность и мазохизм как биологически детерминированные аспекты женской природы. По словам Хорни, фригидность, или неспособность женщины испытывать сексуальное влечение, не является ни нормальным состоянием для женщины, ни болезнью. Она считала фригидность симптомом основного психологического расстройства, такого как хроническая тревога.Часто это вызвано трениями между супругами. Могущественные силы в обществе ограничивают женщину в свободном выражении своей сексуальности. Обычаи и образование поощряют женские запреты. Склонность мужчин рассматривать своих жен как духовных партнеров и искать сексуального возбуждения с проститутками или другими людьми, которых они не уважают, также может вызывать фригидность у жен.

Мазохистские тенденции, при которых женщина ищет и наслаждается болью и страданиями, особенно в сексуальной жизни, являются результатом особых социальных обстоятельств, утверждает Хорни.Теория Фрейда, утверждающая, что женщины биологически запрограммированы на мазохизм, связана с фрейдистской концепцией женщины, которая в результате кастрации стала менее могущественной, чем мужчина. Хорни, с другой стороны, считал, что общество поощряет женщин к мазохизму. Женщины стереотипны как слабые и эмоциональные, склонные к зависимости, и эти качества вознаграждаются мужчинами. Согласно Хорни, мазохистские наклонности - это способ общения, с помощью которого женщина пытается обрести безопасность и удовлетворение посредством подчинения и самоуничижения.

Теории Карен Хорни подчеркивали положительные аспекты женственности. По мере развития ее идей на нее все больше влияли социологи того времени. В ее теориях все большее внимание уделялось межличностным и социальным установкам при определении чувств, отношений и ролей женщин. Ее идеи о развитии женской сексуальности были сосредоточены на девушках-подростках, а не на маленьких детях, как в теории Фрейда. По словам Хорни, у подростков формируется позиция, позволяющая справляться с сексуальным конфликтом, и это отношение переносится во взрослую жизнь.

Читать дальше: Новый подход к женщинам и отношениям

Была ли эта статья полезной?

Как Зигмунд Фрейд видел женщин

Взгляды Зигмунда Фрейда на женщин вызвали споры еще при его жизни и продолжают вызывать серьезные споры сегодня. «Женщины противятся переменам, принимают пассивно и ничего не добавляют к ним», - писал он в статье 1925 года, озаглавленной «Психические последствия анатомических различий между полами».

Донна Стюарт, М.Д., профессор и заведующий кафедрой женского здоровья в University Health Network, объяснила: «Фрейд был человеком своего времени. Он был противником движения за эмансипацию женщин и считал, что в жизни женщин доминируют их сексуальные репродуктивные функции».

«Великий вопрос, на который так и не был дан ответ и на который я еще не смог ответить, несмотря на мои тридцать лет исследований женской души, - это« Чего хочет женщина? »», - размышлял однажды Фрейд в «Зигмунд Фрейд: Жизнь и творчество »Эрнеста Джонса.

зависть к пенису

Зависть к пенису - женский аналог концепции страха кастрации Фрейда. В своей теории психосексуального развития Фрейд предположил, что во время фаллической стадии (в возрасте от 3 до 6 лет) молодые девушки отдаляются от своих матерей и вместо этого посвящают свои привязанности отцам.

По Фрейду, это происходит, когда девушка понимает, что у нее нет пениса. «Девочки считают свою мать ответственной за отсутствие полового члена и не прощают ей того, что они оказались в невыгодном положении», - предположил Фрейд (1933).

Хотя Фрейд считал, что его открытие Эдипова комплекса и связанных с ним теорий, таких как тревога кастрации и зависть к пенису, были его величайшими достижениями, эти теории, пожалуй, его больше всего критикуют. Женщины-психоаналитики, такие как Карен Хорни и другие мыслители-феминистки, описали его идеи как искаженные и снисходительные. Теория контрапункта к Эдипову комплексу - это комплекс Электры.

Лечение истерии

Революционная разговорная терапия Фрейда частично возникла из его работы с Бертой Паппенгейм, известной как Анна О.Испытывая то, что тогда называлось истерией, у нее появились различные симптомы, включая галлюцинации, амнезию и частичный паралич.

Во время сеансов с одним из коллег Фрейда, Джозефом Брейером, Паппенгейм описал свои чувства и переживания. Этот процесс, казалось, облегчил ее симптомы, что побудило ее окрестить этот метод «лечением разговором». Паппенгейм стал социальным работником и внес значительный вклад в женское движение в Германии.

Первоначально Фрейд предположил, что причины истерии уходят корнями в сексуальное насилие в детстве.Позже он отказался от этой теории и вместо этого подчеркнул роль сексуальных фантазий в развитии множества неврозов и болезней.

«Его понимание женщин было заведомо неадекватным, но он действительно сделал большие шаги по сравнению с тем, что он понимал в отношении женщин, когда он появился на сцене. Во времена Фрейда было очень необычно даже признать, что женщины имеют сексуальное желание, не говоря уже о том, чтобы сказать, что подавление их сексуального желания могло довести их до истерики », - объяснил историк Питер Гей.

Женщины в жизни Фрейда

Хотя Фрейд часто утверждал, что плохо разбирается в женщинах, несколько женщин играли важные роли в его личной жизни. Фрейд был старшим ребенком своей матери (у его отца было двое старших сыновей от предыдущего брака) и часто описывался как ее особый любимец.

«Я обнаружил, что люди, которые знают, что их матери предпочитают или одобряют их, демонстрируют в своей жизни особую уверенность в своих силах и непоколебимый оптимизм, которые часто приносят реальный успех их обладателям», - однажды прокомментировал Фрейд.

Отношения Фрейда с его женой Мартой были очень традиционными. «Она была очень хорошей домохозяйкой», - объяснила его внучка Софи Фрейд. «Она была очень бережливой. И мой отец сказал бы, что его мать скорее отравит весь дом, чем выбросит еду».

Фрейд воспитывался с несколькими сестрами, а позже стал отцом трех сыновей и трех дочерей, в том числе Анны Фрейд, сыгравшей важную роль в продолжении работы своего отца.

Женщины в психоанализе

В то время как Фрейд описывал женщин как стоящих ниже мужчин, многие женщины сыграли важную роль в развитии и продвижении психоанализа.Первой женщиной, открывшей собственную психоаналитическую клинику, была Хелен Дойч в 1924 году. Она опубликовала первую психоаналитическую книгу о женской сексуальности и много писала на такие темы, как психология женщин, женский подростковый возраст и материнство.

Первоклассный психоаналитик (и предположительно бывшая любовница Карла Юнга) Сабина Шпильрейн также оказала важное влияние на развитие психоанализа. Изначально она была одной из пациенток Юнга.

В первые годы дружбы Фрейда и Юнга эти двое мужчин провели много времени, обсуждая случай Шпильрейн, который помог сформировать многие из их взглядов.Самой Шпильрейн также приписывают разработку концепции инстинктов смерти и внедрение психоанализа в России.

Психоаналитик Карен Хорни стала одной из первых критиков взглядов Фрейда на женскую психологию. Мелани Кляйн стала видным членом психоаналитического сообщества и разработала технику, известную как «игровая терапия», которая до сих пор широко используется.

Кроме того, его собственная дочь Анна Фрейд сыграла жизненно важную роль в продвижении многих теорий своего отца и внесла большой вклад в детский психоанализ.

Противоположные точки зрения

Неудивительно, что некоторые важные фигуры в психологии по-своему отреагировали на ограниченный и часто оскорбительный взгляд Фрейда на женскую психологию. Карен Хорни была одним из таких критиков, взяв на себя концепцию зависти к пенису Фрейда и представив свой собственный взгляд на мужскую психологию. Даже собственная внучка Фрейда позже выступила с критикой своего знаменитого родственника.

Карен Хорни: Концепция зависти к пенису Фрейда подверглась критике в свое время, особенно со стороны психоаналитика Карен Хорни.Она предположила, что именно мужчины страдают от неспособности иметь детей, которую она назвала «завистью к утробе матери».

Ответ Фрейда: Фрейд ответил, хотя и косвенно, написав: «Мы не будем очень сильно удивлены, если женщина-аналитик, которая недостаточно убедилась в интенсивности своего собственного желания иметь пенис, также не придаст должного значения этому фактору. у ее пациентов »(Фрейд, 1949). Согласно Фрейду, концепция зависти к матке у Хорни возникла в результате ее собственной предполагаемой зависти к пенису.

Софи Фрейд: Хотя представления Фрейда о женской сексуальности часто противоречили патриархальным тенденциям викторианской эпохи, он все еще был человеком своего времени. Его работы часто называют женоненавистниками, а его собственная внучка Софи Фрейд называет его теории устаревшими. «Его идеи выросли из общества. В своих теориях он отразил веру в то, что женщины второстепенны, не являются нормой и не вполне соответствуют норме», - объяснила она.

Последние мысли: Даже сам Фрейд признал, что его понимание женщин ограничено.«Это все, что я могу сказать вам о женственности, - писал он в 1933 году. - Это, безусловно, неполное, фрагментарное и не всегда звучит дружелюбно ... Если вы хотите узнать больше о женственности, поинтересуйтесь своим собственным опытом. жизни, или обратиться к поэтам, или подождать, пока наука не даст вам более глубокую и последовательную информацию ».

Современные перспективы

Сегодня многие аналитики предполагают, что вместо того, чтобы полностью отвергать теории Фрейда, мы должны вместо этого сосредоточиться на разработке новых взглядов на его оригинальные идеи.Как сказал один писатель, «Фрейд много раз пересматривал свои теории по мере накопления новых данных и новых идей. Современные аналитики не должны делать меньше».

Фрейд, Зигмунд | Интернет-энциклопедия философии

Зигмунд Фрейд, отец психоанализа, был физиологом, врачом, психологом и влиятельным мыслителем начала двадцатого века. Первоначально работая в тесном сотрудничестве с Джозефом Брейером, Фрейд разработал теорию о том, что разум представляет собой сложную энергетическую систему, структурное исследование которой является надлежащей областью психологии.Он сформулировал и уточнил концепции бессознательного, детской сексуальности и вытеснения, и он предложил трехстороннее объяснение структуры ума - все как часть радикально новой концептуальной и терапевтической системы отсчета для понимания психологического развития человека и лечения ненормальные психические состояния. Несмотря на многочисленные проявления психоанализа в том виде, в каком он существует сегодня, почти во всех фундаментальных отношениях его можно проследить непосредственно до оригинальной работы Фрейда.

Новаторский подход Фрейда к человеческим действиям, сновидениям и даже к культурным артефактам как к неизменно имеющим неявное символическое значение оказался чрезвычайно плодотворным и имел огромное значение для самых разных областей, включая психологию, антропологию, семиотику, художественное творчество и т. Д. признательность. Однако наиболее важное и часто повторяемое утверждение Фрейда о том, что с помощью психоанализа он изобрел успешную науку о разуме, остается предметом множества критических споров и споров.

Содержание

  1. Жизнь
  2. Фон для его мыслей
  3. Теория бессознательного
  4. Инфантильная сексуальность
  5. Неврозы и структура психики
  6. Психоанализ как терапия
  7. Критическая оценка Фрейда
    1. Претензия на научный статус
    2. Связность теории
    3. Открытие Фрейда
    4. Эффективность психоаналитической терапии
  8. Ссылки и дополнительная литература
    1. Работы Фрейда
    2. Работы по Фрейду и фрейдистскому психоанализу

1.Жизнь

Фрейд родился во Фриберге, Моравия, в 1856 году, но когда ему было четыре года, его семья переехала в Вену, где он должен был жить и работать до последних лет своей жизни. В 1938 году нацисты аннексировали Австрию, и еврею Фрейду было разрешено уехать в Англию. По этим причинам, прежде всего, с Веной, имя Фрейда должно было быть глубоко связано для потомков, основавших то, что впоследствии стало известно как первая венская школа психоанализа , из которой возник психоанализ как движение. и все последующие разработки в этой области.Диапазон интересов Фрейда и его профессиональной подготовки был очень широк. Он всегда считал себя, прежде всего, ученым, стремящимся расширить границы человеческих знаний, и с этой целью (а не в медицинской практике) он поступил в медицинскую школу Венского университета в 1873 году. биологии, проводя исследования в области физиологии в течение шести лет под руководством великого немецкого ученого Эрнста Брюке, который был директором физиологической лаборатории в университете, а затем специализировался на неврологии.Он получил степень доктора медицины в 1881 году и, обручившись в 1882 году, довольно неохотно занялся более надежной и финансово вознагражденной работой в качестве врача в Венской больнице общего профиля. Вскоре после его брака в 1886 году, который был чрезвычайно счастливым и дал Фрейду шестерых детей, младшая из которых, Анна, сама стала выдающимся психоаналитиком, Фрейд открыл частную практику лечения психических расстройств, которая дала ему большую часть возможностей. клинический материал, на котором он основывал свои теории и новаторские методы.

В 1885–1886 годах Фрейд провел большую часть года в Париже, где был глубоко впечатлен работой французского невролога Жана Шарко, который в то время использовал гипноз для лечения истерии и других ненормальных психических состояний. Вернувшись в Вену, Фрейд экспериментировал с гипнозом, но обнаружил, что его благотворное влияние длилось недолго. На этом этапе он решил вместо этого применить метод, предложенный в работе более старшего венского коллеги и друга Йозефа Брейера, который обнаружил, что, когда он побуждал истеричного пациента говорить о самых ранних проявлениях симптомов, они иногда постепенно уменьшались. .Работая с Брейером, Фрейд сформулировал и развил идею о том, что многие неврозы (фобии, истерический паралич и боли, некоторые формы паранойи и т. Д.) Произошли от глубоко травмирующих переживаний, которые произошли в прошлом пациента, но которые теперь были забыты - скрыто от сознания. Лечение заключалось в том, чтобы дать пациенту возможность вспомнить переживание в сознании, противостоять ему глубже, как интеллектуально, так и эмоционально, и, таким образом, разрядить его, чтобы устранить основные психологические причины невротических симптомов.Эта техника и теория, на которой она основана, получили свое классическое выражение в Исследования в области истерии , совместно опубликованные Фрейдом и Брейером в 1895 году.

Однако вскоре после этого Брейер обнаружил, что он не может согласиться с тем, что он считал чрезмерным акцентом, который Фрейд придавал сексуальному происхождению и содержанию неврозов, а также двум разлученным компаниям, при этом Фрейд продолжал работать в одиночку, чтобы развить и усовершенствовать их. теория и практика психоанализа.В 1900 году, после длительного периода самоанализа, он опубликовал Толкование снов , которое обычно считается его величайшей работой. За этим в 1901 г. последовал Психопатология повседневной жизни ; а в 1905 г. - Три очерка по теории сексуальности . Психоаналитическая теория Фрейда поначалу не была хорошо принята - когда ее существование вообще признавалось, обычно это были люди, которые, как и предвидел Брейер, были шокированы акцентом Фрейда на сексуальности.Лишь в 1908 году, когда в Зальцбурге прошел первый Международный психоаналитический конгресс, важность Фрейда стала общепризнанной. Этому в значительной степени способствовало 1909 год, когда он был приглашен прочитать курс лекций в Соединенных Штатах, которые должны были лечь в основу его книги 1916 года Пять лекций по психоанализу . С этого момента репутация и слава Фрейда чрезвычайно выросли, и он продолжал плодотворно писать до самой смерти, выпустив в общей сложности более двадцати томов теоретических работ и клинических исследований.Он также был не прочь критически пересмотреть свои взгляды или внести фундаментальные изменения в свои самые основные принципы, когда он считал, что этого требуют научные данные - это наиболее ярко подтверждалось его продвижением совершенно новой трехчастной системы ( id , ). ego и super-ego ) в его работе 1923 года The Ego and Id . Первоначально его очень воодушевило привлечение последователей интеллектуального уровня Адлера и Юнга, и, соответственно, он был разочарован, когда они оба основали конкурирующие школы психоанализа, что привело к первым двум из многих расколов в движении, но он знал что такое разногласие по основным принципам было частью раннего развития каждой новой науки.После выдающейся энергичной жизни и творческой продуктивности он умер от рака во время изгнания в Англию в 1939 году.

2. Предпосылки его мыслей

Несмотря на то, что Фрейд был весьма оригинальным мыслителем, он также находился под глубоким влиянием ряда разнообразных факторов, которые накладывались друг на друга и взаимосвязаны, определяя развитие его мысли. Как указывалось выше, и Шарко, и Брейер оказали на него прямое и непосредственное влияние, но некоторые другие факторы, хотя и не менее важные, чем эти, имели совершенно иную природу.Прежде всего, сам Фрейд был в значительной степени фрейдистом - его отец имел двух сыновей от предыдущего брака, Эммануэля и Филиппа, а молодой Фрейд часто играл с сыном Филиппа Джоном, который был его ровесником. Самоанализ Фрейда, лежащий в основе его шедевра Толкование сновидений , берет свое начало в эмоциональном кризисе, который он пережил после смерти своего отца, и в серии снов, которые это породило. Этот анализ показал ему, что любовь и восхищение, которые он испытывал к своему отцу, были смешаны с очень контрастирующими чувствами стыда и ненависти (такое смешанное отношение он назвал амбивалентностью ).Особенно показательным было его открытие: в юности он часто фантазировал о том, что его сводный брат Филипп (который был ровесником его матери) на самом деле был его отцом, и некоторые другие признаки убедили его в глубоком скрытом значении этой фантазии - о том, что он желал смерти своего настоящего отца, потому что он был его соперником за привязанность матери. Это должно было стать личной (хотя отнюдь не исключительной) основой его теории Эдипова комплекса.

Во-вторых, и на более общем уровне, необходимо принять во внимание современный научный климат, в котором жил и работал Фрейд.Во многих отношениях выдающейся научной фигурой науки девятнадцатого века был Чарльз Дарвин, опубликовавший свою революционную книгу Происхождение видов , когда Фрейду было четыре года. Эволюционная доктрина радикально изменила преобладающее представление о человеке - тогда как раньше человек рассматривался как существо, отличное по своей природе от представителей животного царства в силу того, что он обладал бессмертной душой, теперь он рассматривался как часть естественный порядок, отличающийся от нечеловеческих животных только степенью структурной сложности.Это впервые сделало возможным и правдоподобным рассматривать человека как объект научного исследования и представить широкий и разнообразный диапазон человеческого поведения и мотивационные причины, из которых оно проистекает, как подлежащие в принципе устранению. научное объяснение. Большая часть творческой работы, проделанной в целом ряде различных научных областей в течение следующего столетия, должна была быть вдохновлена ​​этим новым мировоззрением, которое Фрейд с его огромным уважением к науке безоговорочно принял и поддерживал его.

Однако еще более важное влияние на Фрейда оказала физика. Вторые пятьдесят лет девятнадцатого века ознаменовались грандиозными достижениями современной физики, которые во многом были инициированы формулировкой принципа сохранения энергии Гельмгольцем. Этот принцип, по сути, утверждает, что общее количество энергии в любой данной физической системе всегда постоянно, что кванты энергии могут быть изменены, но не аннигилированы, и, следовательно, когда энергия перемещается из одной части системы, она должна снова появляться в другая часть.Постепенное применение этого принципа привело к грандиозным открытиям в области термодинамики, электромагнетизма и ядерной физики, которые и связанные с ними технологии так радикально изменили современный мир. Как мы видели, когда он впервые приехал в Венский университет, Фрейд работал под руководством Эрнста Брюке, который в 1873-1843 годах опубликовал свои лекционные заметки по физиологии ( Vorlesungen über Physiologie . Вена: Вильгельм Браумюллер). Из точки зрения, что все живые организмы, включая человека, по существу являются энергетическими системами, к которым, как и к неодушевленным объектам, применим принцип сохранения энергии.Фрейд, который восхищался и уважал Брюке, быстро с энтузиазмом принял эту новую динамическую физиологию . Отсюда был лишь короткий концептуальный шаг - но тот, который Фрейд первым сделал и на котором в значительной степени обоснованы его притязания на известность - к точке зрения, что существует такая вещь, как психическая энергия , , человеческая энергия . личность также является энергетической системой, и функция психологии состоит в том, чтобы исследовать модификации, передачи и преобразования психической энергии внутри личности, которые формируют и определяют ее.Эта последняя концепция является краеугольным камнем психоаналитической теории Фрейда.

3. Теория бессознательного

Теория бессознательного Фрейда, таким образом, в высшей степени детерминирована - факт, который, учитывая природу науки девятнадцатого века, не должен вызывать удивления. Возможно, Фрейд был первым мыслителем, который систематически применял детерминистские принципы к сфере ментального и считал, что широкий спектр человеческого поведения можно объяснить только в терминах (обычно скрытых) ментальных процессов или состояний, которые его определяют.Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать поведение невротика как причинно необъяснимое - что было преобладающим подходом на протяжении веков - Фрейд, напротив, настаивал на том, чтобы рассматривать его как поведение, для которого имеет смысл искать объяснение, путем поиска вызывает с точки зрения психического состояния человека. Отсюда то значение, которое он приписывал оговоркам или перам, навязчивому поведению и сновидениям - все это, по его мнению, определяется скрытыми причинами в сознании человека, и поэтому они раскрывают в скрытой форме то, что в противном случае вообще не было бы известно. .Это наводит на мысль о том, что свобода воли, если не полностью иллюзия, безусловно, более строго ограничена, чем принято считать, поскольку из этого следует, что всякий раз, когда мы делаем выбор, нами управляют скрытые психические процессы, о которых мы не подозреваем и над которым мы не властны.

Постулат о том, что существует таких вещей, как бессознательные психические состояния, является прямой функцией детерминизма Фрейда, его рассуждения здесь просто заключаются в том, что принцип причинности требует , чтобы такие психические состояния существовали, поскольку очевидно, что существуют Часто в сознании нет ничего, что могло бы вызвать невротическое или иное поведение.Бессознательный психический процесс или событие для Фрейда - это не тот, который просто случайно находится вне сознания в данный момент, а скорее тот, который не может , кроме как с помощью длительного психоанализа, вывести на передний план сознания. Постулирование таких бессознательных ментальных состояний, конечно, влечет за собой, что ум не является и не может быть отождествлен ни с сознанием, ни с объектом сознания. Если использовать часто используемую аналогию, то это скорее структурно сродни айсбергу, большая часть которого лежит под поверхностью, оказывая динамическое и определяющее влияние на часть, поддающуюся прямому исследованию, - на сознание.

С этим взглядом на сознание глубоко связано учение Фрейда об инстинктах или побуждениях. Инстинкты, для Фрейда, являются основными движущими силами в ментальном царстве, и как таковые они подпитывают сознание во всех его функциях. Он считал, что существует бесконечно большое количество таких инстинктов, но их можно свести к небольшому количеству основных, которые он сгруппировал в две широкие общие категории: Эрос, (инстинкт жизни), который охватывает все самость. -сохраняющие и эротические инстинкты, и Thanatos (инстинкт смерти), который охватывает все инстинкты агрессии, самоуничтожения и жестокости.Таким образом, было бы ошибкой интерпретировать Фрейда, утверждающего, что все человеческие действия проистекают из мотивов, которые имеют сексуальное происхождение, поскольку те, которые происходят от Танатоса, не имеют сексуальной мотивации - действительно, Танатос является иррациональным побуждением уничтожить источник всего. сексуальная энергия в уничтожении себя. Сказав это, несомненно верно, что Фрейд придавал сексуальным влечениям важность и центральное место в человеческой жизни, человеческих действиях и человеческом поведении, что было новым (и для многих шокирующим), утверждая, что сексуальные влечения существуют и могут быть различимы. у детей от рождения (теория инфантильной сексуальности), и эта сексуальная энергия ( либидо, ) является самой важной движущей силой во взрослой жизни.Однако здесь необходимо добавить важное уточнение - Фрейд фактически переопределил термин сексуальность , чтобы он охватывал любую форму удовольствия , которое является или может быть получено из тела. Таким образом, его теория инстинктов или побуждений, по сути, состоит в том, что человеческое существо заряжается энергией или движется с рождения желанием получить и увеличить телесное удовольствие.

4. Инфантильная сексуальность

Теорию детской сексуальности Фрейда следует рассматривать как неотъемлемую часть более широкой теории развития человеческой личности.Это произошло из более раннего открытия Брейера, что травматические события детства могут иметь разрушительные негативные последствия для взрослого человека, и было его обобщением, и оно приняло форму общего тезиса о том, что сексуальные переживания в раннем детстве являются решающими факторами в определении взрослая личность. Из его описания инстинктов или побуждений следует, что с момента рождения младенец движется в своих действиях желанием телесного / сексуального удовольствия, где это рассматривается Фрейдом в почти механических терминах как желание высвободить умственную энергию.Вначале младенцы получают такое освобождение и получают такое удовольствие от акта сосания. Соответственно, Фрейд называет это оральной стадией развития . За этим следует стадия, на которой локусом удовольствия или высвобождения энергии является анус, особенно во время акта дефекации, и это, соответственно, называется стадией анального отверстия . Затем у маленького ребенка развивается интерес к своим половым органам как к месту удовольствия (фаллическая стадия , ) и развивается глубокое сексуальное влечение к родителю противоположного пола и ненависть к родителю того же пола ( Эдипов комплекс ).Это, однако, порождает (социально обусловленное) чувство вины у ребенка, который осознает, что он никогда не сможет вытеснить более сильного родителя. Ребенок мужского пола также считает себя подверженным риску. Он опасается, что, если он будет настойчиво стремиться к сексуальному влечению к своей матери, отец может причинить ему вред; в частности, он опасается, что его могут кастрировать. Это называется тревожностью кастрации . Как влечение к матери, так и ненависть обычно подавляются, и ребенок обычно разрешает конфликт Эдипова комплекса, отождествляя себя с родителем того же пола.Это происходит в возрасте пяти лет, после чего ребенок вступает в латентный период , , когда сексуальная мотивация становится гораздо менее выраженной. Это длится до полового созревания, когда начинается зрелое генитальное развитие, и влечение к удовольствию перефокусируется на область гениталий.

Это, как полагал Фрейд, является последовательностью или прогрессией, заложенной в нормальном человеческом развитии, и следует отметить, что на младенческом уровне инстинктивные попытки удовлетворить влечение к удовольствию часто сдерживаются родительским контролем и социальным принуждением.Таким образом, процесс развития для ребенка, по сути, представляет собой движение через серию конфликтов , успешное разрешение которых имеет решающее значение для психического здоровья взрослого. Многие психические заболевания, особенно истерия, считал Фрейд, могут быть связаны с неразрешенными конфликтами, переживаемыми на этой стадии, или с событиями, которые иным образом нарушают нормальный паттерн детского развития. Например, некоторые фрейдисты считают гомосексуальность результатом неспособности разрешить конфликты Эдипова комплекса, особенно неспособности идентифицировать себя с родителем того же пола; навязчивая озабоченность умыванием и личной гигиеной, которая характеризует поведение некоторых невротиков, рассматривается как результат неразрешенных конфликтов / репрессий, происходящих на анальной стадии.

5. Неврозы и структура психики

Рассказ Фрейда о бессознательном и связанной с ним психоаналитической терапии лучше всего иллюстрируется его знаменитой трехчастной моделью структуры разума или личности (хотя, как мы видели, он не сформулировал ее до 1923 года). Эта модель имеет много общего с описанием разума, предложенным Платоном более 2000 лет назад. Теория получила название трехчастной просто потому, что, опять же, как и Платон, Фрейд выделил три структурных элемента в разуме, которые он назвал id , ego и super-ego .Ид - это та часть ума, в которой находятся инстинктивные сексуальные влечения, требующие удовлетворения; Супер-эго - это та часть, которая содержит совесть, а именно социально приобретенные механизмы контроля, которые были интернализованы и которые обычно передаются в первую очередь родителями; в то время как эго - это сознательное я, которое создается динамическими напряжениями и взаимодействиями между Ид и Супер-Эго и имеет задачу согласовать их конфликтующие требования с требованиями внешней реальности.Именно в этом смысле разум следует понимать как динамическую энергетическую систему. Все объекты сознания находятся в эго; содержание id постоянно принадлежит бессознательному; в то время как Супер-Эго - это бессознательный механизм фильтрации, который стремится ограничить слепые стремления Ид к удовольствиям путем введения ограничительных правил. Существуют некоторые споры относительно того, насколько буквально Фрейд намеревался использовать эту модель (он, кажется, сам воспринял ее чрезвычайно буквально), но важно отметить, что то, что предлагается здесь, действительно является теоретической моделью , а не описанием. наблюдаемого объекта, который функционирует как система отсчета для объяснения связи между опытом раннего детства и зрелой взрослой (нормальной или дисфункциональной) личностью.

Фрейд также следовал за Платоном в его описании природы психического здоровья или психологического благополучия, которое он видел как установление гармоничных отношений между тремя элементами, составляющими разум. Если внешний мир не предлагает возможностей для удовлетворения стремлений к удовольствию id , или, что еще чаще, если удовлетворение некоторых или всех этих влечений действительно нарушает моральные санкции, наложенные Супер-эго, тогда внутренний конфликт возникает в уме между его составными частями или элементами.Неспособность решить эту проблему может привести к более позднему неврозу. Ключевой концепцией, введенной здесь Фрейдом, является то, что разум обладает рядом защитных механизмов, , чтобы попытаться предотвратить перерастание конфликтов в слишком острые, такие как вытеснение, (возвращение конфликтов в бессознательное), сублимация, (направление сексуального влечет за собой достижение социально приемлемых целей в искусстве, науке, поэзии и т. этапы).

Из них подавление является наиболее важным, и Фрейд объясняет это следующим образом: когда человек испытывает инстинктивное побуждение вести себя так, как супер-эго считает предосудительным (например, сильный эротический импульс на часть ребенка по отношению к родителю противоположного пола), тогда разум может оттолкнуть этот импульс прочь, подавить его в бессознательное. Таким образом, вытеснение является одним из центральных защитных механизмов, с помощью которых эго стремится избежать внутреннего конфликта и боли и согласовать реальность с требованиями как Ид, так и Супер-Эго.Как таковое, это совершенно нормально и является неотъемлемой частью процесса развития, через который каждый ребенок должен пройти на пути к взрослой жизни. Однако подавленное инстинктивное влечение как форма энергии не может быть уничтожено и не может быть уничтожено , когда оно подавлено - оно продолжает существовать нетронутым в бессознательном, откуда оно оказывает определяющую силу на сознательный разум и может дать подъем к дисфункциональному поведению, характерному для неврозов. Это одна из причин, почему сны и оговорки имеют такое сильное символическое значение для Фрейда и почему их анализ стал такой ключевой частью его лечения - они представляют собой случаи, когда бдительность супер-эго ослабляется, а когда вытесненные влечения, соответственно, способны представляться сознательному уму в трансмутированной форме.Разница между нормальным подавлением и видом подавления, которое приводит к невротическому заболеванию, составляет степени , а не от вида - компульсивное поведение невротика само по себе является проявлением инстинктивного влечения, подавленного в детстве. Такие поведенческие симптомы в высшей степени иррациональны (и даже могут восприниматься как таковые невротиком), но полностью выходят за рамки контроля субъекта, потому что ими движет уже бессознательный подавленный импульс. Фрейд позиционировал ключевые репрессии как для нормального индивида, так и для невротика в первые пять лет детства и, конечно же, считал их в основном сексуальными по своей природе; поскольку, как мы видели, репрессии, которые, в частности, нарушают процесс детского полового развития, по его мнению, приводят к сильной тенденции к более позднему неврозу во взрослой жизни.Задача психоанализа как терапии состоит в том, чтобы найти подавления, вызывающие невротические симптомы, путем проникновения в бессознательный разум субъекта и выведения их на передний план сознания, чтобы позволить эго напрямую противостоять им и, таким образом, разрядить их. .

6. Психоанализ как терапия

Рассказ Фрейда о половом генезе и природе неврозов естественным образом привел его к разработке клинического метода лечения таких расстройств. Сегодня это стало настолько влиятельным, что, когда люди говорят о психоанализе, они часто имеют в виду исключительно клиническое лечение; однако этот термин правильно обозначает как клиническое лечение, так и лежащую в его основе теорию.Цель метода может быть сформулирована просто в общих чертах - восстановить гармоничные отношения между тремя элементами, составляющими сознание, путем раскопок и разрешения бессознательных вытесненных конфликтов. Настоящий метод лечения, впервые предложенный Фрейдом, вырос из более раннего открытия Брейера, упомянутого выше: когда истерическую пациентку побуждали свободно говорить о самых ранних проявлениях ее симптомов и фантазий, симптомы начинали ослабевать и полностью исчезали, когда она был вынужден вспомнить первоначальную травму, которая их причинила.Отказавшись от своих ранних попыток исследовать бессознательное с помощью гипноза, Фрейд далее разработал это лечение разговором , исходя из предположения, что подавленные конфликты были похоронены в самых глубоких тайниках бессознательного. Соответственно, он заставил своих пациентов расслабиться в положении, в котором они были лишены сильной сенсорной стимуляции и даже острого осознания присутствия аналитика (отсюда и знаменитое использование кушетки, когда аналитик практически молчал и находился вне поля зрения). , а затем побудил их говорить свободно и раскованно, желательно без предусмотрительности, в уверенности, что таким образом он сможет распознать бессознательные силы, лежащие в основе сказанного.Это метод свободных ассоциаций, обоснование которого аналогично тому, что используется при анализе сновидений - в обоих случаях супер-эго в какой-то степени обезоружено, его эффективность в качестве механизма скрининга снижается, а материал разрешается. чтобы проникнуть в сознательное эго, которое в противном случае было бы полностью подавлено. Процесс обязательно трудный и длительный, и поэтому одна из основных задач аналитика - помочь пациенту распознать и преодолеть его собственное естественное сопротивление, которое может проявляться как враждебность по отношению к аналитику.Однако Фрейд всегда воспринимал возникновение сопротивления как признак того, что он был на правильном пути в оценке основных бессознательных причин состояния пациента. Сны пациента представляют особый интерес по причинам, которые мы уже частично видели. Принимая во внимание, что супер-эго менее эффективно функционирует во сне, как и при свободных ассоциациях, Фрейд проводил различие между явным содержанием сновидения (то, что сновидение казалось на поверхности) и его скрытым содержимым. (бессознательные, подавленные желания или желания, которые являются его реальным объектом).Правильная интерпретация сновидений пациента, оговорок, свободных ассоциаций и ответов на тщательно отобранные вопросы приводит аналитика к точке, где он может локализовать бессознательные репрессии, вызывающие невротические симптомы, неизменно с точки зрения прохождения пациентом сексуального процесс развития, способ, которым разрешались конфликты, подразумеваемые в этом процессе, и либидинозное содержание семейных отношений пациента. Чтобы создать лекарство, аналитик должен помочь пациенту самому осознать неразрешенные конфликты, скрытые в глубоких тайниках бессознательного, а также напрямую противостоять им и взаимодействовать с ними.

В этом смысле можно сказать, что объектом психоаналитического лечения является форма самопонимания - как только оно будет достигнуто, в значительной степени пациенту, после консультации с аналитиком, предстоит определить, как он будет справляться с этим вновь возникшим. -приобретенное понимание бессознательных сил, которые его мотивируют. Одна из возможностей, упомянутых выше, - это направление сексуальной энергии на достижение социальных, художественных или научных целей - это сублимация, которую Фрейд считал движущей силой большинства великих культурных достижений.Другой возможностью был бы сознательный рациональный контроль ранее подавленных влечений - это подавление. Еще одно решение - это супер-эго и социальные ограничения, которые его информируют, и в этом случае пациент может решить, в конце концов, удовлетворить инстинктивные побуждения. Но во всех случаях лекарство создается, по существу, своего рода катарсисом или очищением - высвобождением , сдерживаемой психической энергии, ограничение которой было основной причиной невротического заболевания.

7. Критическая оценка Фрейда

Из вышеизложенного должно быть очевидно, почему психоанализ в целом и Фрейд в частности оказали такое сильное влияние на популярное воображение в западном мире и почему и теория, и практика психоанализа должны оставаться предметом огромного внимания. споров. Фактически, споры, которые существуют в отношении Фрейда, более горячие и многогранные, чем те, которые касаются практически любого другого мыслителя после 1850 года (возможное исключение - Дарвин), с критикой, начиная с утверждения, что теория Фрейда была порождена логическим основанием. путаница, возникающая из-за его предполагаемой давней пристрастия к кокаину (см. Thornton, E.M. Freud and Cocaine: The Freudian Error ) к мнению, что он сделал важное, но мрачное эмпирическое открытие, которое он сознательно подавил в пользу теории бессознательного, зная, что последнее было бы более социально приемлемым ( см. Masson, J. The Assault on Truth ).

Здесь следует подчеркнуть, что гений Фрейда (как правило) не вызывает сомнений, но точная природа его достижений все еще является источником многих споров. Сторонники и последователи Фрейда (а также Юнга и Адлера) известны рвением и энтузиазмом, с которым они поддерживают доктрины учителя, до такой степени, что многие из противников движения считают его разновидностью светской религии, требующей как это происходит в процессе инициации, в котором начинающий психоаналитик должен сначала быть проанализирован.Таким образом, часто утверждается, что безоговорочное принятие набора идеологических принципов становится необходимым предварительным условием для принятия в движение - как и в случае с большинством религиозных группировок. В ответ сторонники психоанализа часто анализируют мотивы своих критиков с точки зрения самой теории, которую эти критики отвергают. Итак, дискуссия продолжается.

Здесь мы ограничимся: (а) оценкой утверждения Фрейда о том, что его теория является научной, (б) вопросом согласованности теории, (в) спором о том, что, если вообще что-либо, действительно открыл Фрейд, и (г) вопрос об эффективности психоанализа как лечения невротических заболеваний.

а. Заявление о научном статусе

Это чрезвычайно важный вопрос, поскольку Фрейд считал себя в первую очередь ученым-новатором и неоднократно утверждал, что значение психоанализа состоит в том, что это новая наука , включающая в себя новый научный метод работы с разумом и психическими расстройствами. болезнь. Более того, не может быть никаких сомнений в том, что с тех пор это была главная привлекательность теории для большинства ее сторонников - на первый взгляд, она выглядит не просто научной теорией, а чрезвычайно сильной один, способный учесть и объяснить все возможные формы человеческого поведения.Однако именно последнее, по мнению многих комментаторов, подрывает его претензии на научный статус. Что касается вопроса о том, что делает теорию подлинно научной, то демаркационный критерий Карла Поппера, как его называют, теперь получил очень всеобщее признание: а именно, что каждая подлинная научная теория должна быть проверяемой и, следовательно, фальсифицируемой , по крайней мере в общем. Другими словами, если теория несовместима с возможными наблюдениями, она является научной; и наоборот, теория, которая совместима с всеми возможными наблюдениями, ненаучна (см. Popper, K. Логика научных открытий ). Таким образом, принцип сохранения энергии (физической, а не психической), который так сильно повлиял на Фрейда, является научным, поскольку его можно опровергнуть - открытие физической системы, в которой общее количество физической энергии не было постоянным, окончательно показало бы это ложь. Утверждается, что ничего подобного невозможно в отношении теории Фрейда - ее нельзя опровергнуть. Если задать вопрос: «Что подразумевает эта теория, что, если она окажется ложной, покажет ложность всей теории?», Ответ будет «Ничего», потому что теория совместима с всеми возможными положениями вещей .Отсюда делается вывод, что теория ненаучна, и хотя это не лишает ее всякой ценности, как утверждают некоторые критики, определенно снижает ее интеллектуальный статус, как это утверждали ее самые сильные сторонники, включая самого Фрейда.

г. Связность теории

Связанный (но, возможно, более серьезный) момент состоит в том, что согласованность теории, по крайней мере, сомнительна. Что привлекательно в теории, даже для непрофессионала, так это то, что она, кажется, предлагает нам давно востребованные и столь необходимые причинно-следственные объяснения, состояния, которые были источником огромных человеческих страданий.Тезис о том, что неврозы вызываются бессознательными конфликтами, скрытыми глубоко в подсознании в форме подавленной либидинозной энергии, по-видимому, предлагает нам, наконец, понимание причинного механизма, лежащего в основе этих ненормальных психологических состояний, как они выражаются в человеческом поведении. и далее покажите нам, как они связаны с психологией нормального человека . Однако даже это вызывает сомнения и вызывает много споров. В общем, когда говорится, что событие X вызывает другое событие Y, оба X и Y являются и должны быть независимо идентифицируемыми .Это правда, что это не всегда простой процесс, поскольку в науке причины иногда не наблюдаются (субатомные частицы, радио и электромагнитные волны, молекулярные структуры и т. Д.), Но в этих последних случаях существуют четкие правила соответствия соединение ненаблюдаемых причин с наблюдаемыми явлениями. Трудность теории Фрейда состоит в том, что она предлагает нам сущности (например, подавленные бессознательные конфликты), которые считаются ненаблюдаемыми причинами определенных форм поведения. за исключением , ссылаясь на поведение, которое они, как утверждается, вызывают (то есть аналитик не утверждает демонстративно: « Это является бессознательной причиной, а - что является его поведенческим следствием»; скорее он утверждает: « Это - это поведение, поэтому его бессознательная причина должна существовать »), и это действительно вызывает серьезные сомнения относительно того, предлагает ли теория Фрейда вообще подлинные причинные объяснения.

г. Открытие Фрейда

На менее теоретическом, но не менее критическом уровне утверждалось, что Фрейд действительно сделал подлинное открытие, которое он изначально был готов открыть миру. Однако реакция, с которой он столкнулся, была настолько яростно враждебной, что он замаскировал свои выводы и вместо них предложил свою теорию бессознательного (см. Masson, J. The Assault on Truth ). Было высказано предположение, что он обнаружил крайнюю распространенность сексуального насилия над детьми, особенно с молодыми девушками ( подавляющее большинство истериков - женщины) даже в респектабельной Вене девятнадцатого века.Он действительно предложил раннюю теорию соблазнения неврозов, которая встретила яростную враждебность, и которую он быстро отозвал и заменил теорией бессознательного. Как объясняет один современный фрейдистский комментатор, изменение взглядов Фрейда по этому вопросу произошло следующим образом:

Вопросы, касающиеся травм, перенесенных его пациентами, казалось, открыли [Фрейду], что венских девочек в очень раннем детстве чрезвычайно часто соблазняли старшие родственники-мужчины.Сомнения в том, что эти соблазнения действительно возникли, вскоре сменились уверенностью в том, что предлагались описания детских фантазий. (Макинтайр).

Таким образом, предполагается, возникла теория Эдипова комплекса.

Это утверждение вызывает ряд вопросов, не в последнюю очередь: что в данном контексте означает выражение необычайно часто ? По какому стандарту это судят по ? Ответ может быть только таким: в соответствии со стандартами того, во что мы обычно верим или хотели бы верить.Но здесь некоторые критики Фрейда утверждают, что его пациенты вспоминали не фантазии из детства года, а травмирующие события из своего детства, которые были слишком реальными . По их словам, Фрейд наткнулся на тот факт, что уровень сексуального насилия над детьми в обществе намного выше, чем это принято считать или признано, и сознательно подавил его. Если это утверждение верно - а его нужно, по крайней мере, серьезно рассмотреть, - то это, несомненно, самая серьезная критика, с которой приходится сталкиваться Фрейду и его последователям.

Кроме того, этот конкретный момент приобрел дополнительное и даже более спорное значение в последние годы, когда некоторые современные фрейдисты готовы объединить теорию вытеснения с признанием широко распространенной социальной распространенности детской сексуальности. злоупотреблять. Результатом стало то, что в Соединенных Штатах и, в частности, в Великобритании многие тысячи людей вышли из анализа с восстановленными воспоминаниями о предполагаемом сексуальном насилии со стороны их родителей в детстве; воспоминания, которые, как предполагается, до сих пор подавлялись.На этом основании родители были обвинены и отвергнуты, а целые семьи были разделены или уничтожены. Неудивительно, что это, в свою очередь, вызвало систематическую негативную реакцию, в ходе которой организации обвиняемых родителей, считая себя истинными жертвами того, что они называют синдромом ложной памяти , осудили все такие заявления о памяти как фальсифицированные - прямой продукт вера в то, что они считают мифом о репрессиях. (см. Пендергаст, М. Жертвы памяти ). Таким образом, концепция вытеснения, которую сам Фрейд назвал краеугольным камнем, на котором зиждется структура психоанализа , стала предметом более широкого критического исследования, чем когда-либо прежде.Здесь тот факт, что, в отличие от некоторых из своих современных последователей, Фрейд никогда не поддерживал расширение концепции подавления, чтобы охватить фактическое сексуальное насилие над детьми, и тот факт, что мы не обязательно вынуждены выбирать между взглядами, которые все восстановленные воспоминания либо правдивы, либо фальсифицированы, часто теряются из виду из-за сильной жары, порождаемой этими дебатами, что, возможно, и понятно.

г. Эффективность психоаналитической терапии

Из этого не следует, что, если теория Фрейда ненаучна или даже ложна, она не может предоставить нам основу для благотворного лечения невротического заболевания, потому что связь между истинностью или ложностью теории и ее полезностью-ценностью далека от истины. изоморфный.Теория, на которой основывалось использование пиявок для обескровливания пациентов в медицине восемнадцатого века, была совершенно ложной, но пациенты иногда действительно получали пользу от лечения! И, конечно, даже истинная теория может быть неправильно применена, что приведет к негативным последствиям. Одна из проблем здесь состоит в том, что трудно определить, что считать лекарством от невротического заболевания, в отличие, скажем, от простого облегчения симптомов. В целом, однако, эффективность данного метода лечения обычно клинически измеряется с помощью контрольной группы - доля пациентов, страдающих данным расстройством, излеченных лечением X, измеряется путем сравнения с пациентами, излеченными другими методами лечения. или вообще без лечения.Проведенные клинические испытания показывают, что доля пациентов, получивших пользу от психоаналитического лечения, существенно не отличается от доли пациентов, выздоравливающих спонтанно или в результате других форм вмешательства в использованных контрольных группах. Итак, вопрос о терапевтической эффективности психоанализа остается открытым и дискуссионным.

8. Ссылки и дополнительная литература

а. Работы Фрейда

  • Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда (изд.J. Strachey с Анной Фрейд), 24 тт. Лондон: 1953-1964.

б. Работы по Фрейду

и Фрейдистскому психоанализу
  • Абрамсон, Дж. Б. Освобождение и его пределы: моральная и политическая мысль Фрейда. Нью-Йорк: Free Press, 1984.
  • Беттлхейм, Б. Фрейд и душа человека . Кнопф, 1982.
  • Кавелл, М. Психоаналитический разум: от Фрейда к философии . Издательство Гарвардского университета, 1993.
  • Кавелл, М. Стать предметом: размышления в философии и психоанализе. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2006.
  • Чессик, Р. Д. Фрейд учит психотерапии . Hackett Publishing Company, 1980.
  • .
  • Чоффи, Ф. (ред.) Фрейд: современные суждения . Макмиллан, 1973,
  • Дей, Дж. Источники моральной воли: очерки моральной психологии и теории Фрейда . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 1996.
  • .
  • Дильман, И. Фрейд и природа человека. Блэквелл, 1983
  • Дильман И. Фрейд и разум . Блэквелл, 1984.
  • Эдельсон, М. Гипотеза и доказательства в психоанализе. University of Chicago Press, 1984.
  • Эрвин, E . Заключительный отчет: философские и эмпирические вопросы в психологии Фрейда. MIT Press, 1996.
  • Фанчер Р. Психоаналитическая психология: развитие мысли Фрейда . Нортон, 1973,
  • Фаррелл, Б.А. Положение психоанализа . Oxford University Press, 1981.
  • Фингаретт, Х. Самость в трансформации: психоанализ, философия и жизнь духа. HarperCollins, 1977.
  • Фримен, Л. История Анны О. - женщины, которая привела Фрейда к психоанализу . Paragon House, 1990.
  • .
  • Frosh, S. Политика психоанализа: Введение во фрейдистскую и постфрейдистскую теорию. Издательство Йельского университета, 1987.
  • Гарднер, С. Иррациональность и философия психоанализа. Кембридж, издательство Кембриджского университета, 1993.
  • Грюнбаум А. Основы психоанализа: философская критика . Калифорнийский университет Press, 1984.
  • Гей, В. Фрейд о сублимации: пересмотр. Олбани, Нью-Йорк: State University Press, 1992.
  • Хук С. (ред.) Психоанализ, научный метод и философия . Издательство Нью-Йоркского университета, 1959.
  • Джонс, Э. Зигмунд Фрейд: жизнь и работа (3 тома), Basic Books, 1953-1957.
  • Кляйн Г.С. Психоаналитическая теория: исследование основ . International Universities Press, 1976.
  • Лир, Дж. Любовь и ее место в природе: философская интерпретация фрейдистского психоанализа. Фаррар, Страус и Жиру, 1990.
  • Лир, Дж. Открытый разум: разработка логики души. Кембридж, издательство Гарвардского университета, 1998.
  • Лир, Джонатан. Счастье, смерть и остаток жизни. Harvard University Press, 2000.
  • Лир, Джонатан. Фрейд. Рутледж, 2005.
  • Левин, М. (ред). Аналитический Фрейд: философия и психоанализ. Лондон: Рутледж, 2000.
  • Леви, Д. Фрейд среди философов: психоаналитическое бессознательное и его философские критики. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 1996.
  • Макинтайр, А.С. Бессознательное: концептуальный анализ . Рутледж и Кеган Пол, 1958.
  • Махони, П.Дж. Дора Фрейда: психоаналитическое, историческое и текстологическое исследование . Издательство Йельского университета, 1996.
  • Массон, Дж. Нападение на истину: подавление Фрейдом теории соблазнения . Faber & Faber, 1984.
  • .
  • Neu, J. (ed). Кембриджский компаньон Фрейда. Cambridge University Press, 1994.
  • O’Neill, J. (ed). Фрейд и страсти. Издательство Пенсильванского государственного университета, 2004 г.
  • Поппер К. Логика научных открытий . Хатчинсон, 1959.
  • Пендергаст, М. Память жертв . HarperCollins, 1997.
  • .
  • Райзер М. Разум, мозг, тело: на пути к конвергенции психоанализа и нейробиологии . Основные книги, 1984.
  • Ricoeur, P. Фрейд и философия: эссе в интерпретации (перевод Д. Сэвиджа). Издательство Йельского университета, 1970.
  • Робинсон, П. Фрейд и его критики. Беркли, Калифорнийский университет Press, 1993.
  • Роуз, Дж. О неспособности уснуть: Психоанализ и современный мир. Princeton University Press, 2003.
  • Рот, стр. Суперэго. Icon Books, 2001.
  • Рудницкий П.Л. Фрейд и Эдип. Columbia University Press, 1987.
  • Саид, E.W . Фрейд и неевропейцы. Verso (совместно с Музеем Фрейда, Лондон), 2003 г.
  • Шафер Р. Новый язык психоанализа . Издательство Йельского университета, 1976.
  • Шервуд, М. Логика объяснения в психоанализе. Academic Press, 1969.
  • Smith, D.L. Философия бессознательного Фрейда. Kluwer, 1999.
  • .
  • Стюарт, В. Психоанализ: первые десять лет, 1888-1898. Macmillan, 1969.
  • Саллоуэй, Ф. Фрейд, биолог разума . Основные книги, 1979.
  • Торнтон, Э.М. Фрейд и кокаин: заблуждение Фрейда . Блонд и Бриггс, 1983.
  • Таубер, А. Фрейд, упорный философ. Princeton University Press, 2010.
  • Уоллес, Э. Р. Фрейд и антропология: история и переоценка. International Universities Press, 1983.
  • Wallwork, E. Психоанализ и этика. Yale University Press, 1991.
  • Whitebrook, J. Perversion and Utopia: A Study in Psychoanalysis and Critical Theory. MIT Press, 1995.
  • Уайт, Л.Л. Бессознательное до Фрейда. Basic Books, 1960.
  • Wollheim, R. Freud. Фонтана, 1971.
  • Wollheim, R. (ed.) Фрейд: Сборник критических эссе. Якорь, 1974 год .
  • Wollheim, R. & Hopkins, J. (eds.) Philosophical Essays on Freud . Издательство Кембриджского университета, 1982.

См. Также статьи о различении разума и тела Декарта, теории сознания высшего порядка и интроспекции.

Информация об авторе

Стивен П. Торнтон
Эл. Почта: [email protected]
Лимерикский университет
Ирландия

Психодинамических перспектив личности | Безграничная психология

Фрейдистская психоаналитическая теория личности

Согласно психоаналитической теории Фрейда, личность развивается через ряд стадий, каждая из которых характеризуется определенным внутренним психологическим конфликтом.

Цели обучения

Обобщить теории Фрейда о человеческой личности и психосексуальных стадиях развития, а также общую критику его теорий

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействий между тремя составными частями разума: ид, эго и суперэго.
  • Эта «структурная теория» личности придает большое значение тому, как конфликты между частями разума формируют поведение и личность. Эти конфликты в основном бессознательны.
  • Согласно Фрейду, личность развивается в детстве и критически формируется через серию из пяти психосексуальных стадий, которые он назвал своей психосексуальной теорией развития.
  • На каждой стадии ребенок сталкивается с конфликтом между биологическими влечениями и социальными ожиданиями; успешное преодоление этих внутренних конфликтов приведет к овладению каждой стадией развития и, в конечном итоге, к полностью зрелой личности.
  • Идеи Фрейда с тех пор были встречены критикой, отчасти из-за того, что он уделял особое внимание сексуальности как главному двигателю развития человеческой личности.
Ключевые термины
  • невроз : психическое расстройство, сопровождающееся тревогой или страхом; менее тяжелый, чем психоз, потому что он не связан с отрешенностью от реальности (например, галлюцинациями).
  • психосексуальный : имеет отношение как к психологическим, так и к сексуальным аспектам.

Зигмунд Фрейд : Фрейд разработал психоаналитическую теорию развития личности, в которой утверждалось, что личность формируется в результате конфликтов между тремя фундаментальными структурами человеческого разума: ид, эго и суперэго.

Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействий между тремя составными частями разума : ид, ид, эго, и суперэго . Эта теория, известная как структурная теория личности Фрейда, уделяет большое внимание роли бессознательных психологических конфликтов в формировании поведения и личности. Считается, что динамические взаимодействия между этими фундаментальными частями разума проходят пять различных психосексуальных стадий развития.Однако в течение последнего столетия идеи Фрейда подвергались критике, отчасти из-за того, что он уделял особое внимание сексуальности как главному двигателю развития человеческой личности.

Структура человеческого разума по Фрейду

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате взаимодействия трех фундаментальных структур человеческого разума: ид, эго и суперэго. Конфликты между этими тремя структурами и наши попытки найти баланс между тем, что каждая из них «желает», определяют то, как мы ведем себя и подходим к миру.Какой баланс мы достигаем в той или иной ситуации, определяет, как мы разрешим конфликт между двумя всеобъемлющими поведенческими тенденциями: нашими биологическими агрессивными влечениями и стремлениями к удовольствиям и нашим социализированным внутренним контролем над этими влечениями.

Конфликт внутри разума : Согласно Фрейду, работа эго состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Идентификатор

id , самая примитивная из трех структур, занимается мгновенным удовлетворением основных физических потребностей и побуждений.Он действует совершенно бессознательно (вне сознательного мышления). Например, если ваш идентификатор прошел мимо незнакомца, который ел мороженое, он, скорее всего, забрал бы мороженое себе. Он не знает и не заботится о том, что брать что-то, принадлежащее кому-то другому, - это грубо; его будет волновать только то, что вы хотите мороженое.

Суперэго

Суперэго связано с социальными правилами и моралью - подобно тому, что многие люди называют своей «совестью» или «моральным компасом».«Он развивается по мере того, как ребенок узнает, что его культура считает правильным и неправильным. Если ваше суперэго пройдет мимо того же незнакомца, оно не возьмет его мороженое, потому что будет знать, что это будет грубо. Однако, если ваш идентификатор и были задействованы, ваше суперэго было задействовано, и ваш идентификатор был достаточно сильным, чтобы преодолеть озабоченность вашего суперэго, вы, , по-прежнему принимали бы мороженое, но после этого вы, скорее всего, почувствовали бы вину и стыд за свои действия.

Эго

В отличие от инстинктивного ид и морального суперэго, эго является рациональной, прагматической частью нашей личности.Он менее примитивен, чем Ид, и частично сознателен, а частично бессознателен. Это то, что Фрейд считал «Я», и его задача - уравновесить требования Ид и Супер-Эго в практическом контексте реальности. Итак, если вы еще раз пройдете мимо незнакомца с мороженым, ваше эго станет посредником в конфликте между вашим идентификатором («я хочу это мороженое прямо сейчас») и суперэго («неправильно брать чужое мороженое») и решите пойти купить собственное мороженое. Хотя это может означать, что вам придется подождать еще 10 минут, что расстроит вашу личность, ваше эго решает пойти на эту жертву как часть компромисса - удовлетворить ваше желание мороженого, избегая при этом неприятной социальной ситуации и потенциального чувства стыда.

Фрейд считал, что ид, эго и суперэго находятся в постоянном конфликте, и что личность и поведение взрослого человека коренятся в результатах этой внутренней борьбы на протяжении всего детства. Он считал, что у человека с сильным эго есть здоровая личность, и что дисбаланс в этой системе может привести к неврозу (что мы теперь называем тревогой и депрессией) и нездоровому поведению.

Ид, эго и суперэго : Согласно структурной модели Фрейда, личность делится на ид, эго и суперэго.На этой диаграмме меньшая часть над водой обозначает сознательный разум, в то время как гораздо большая часть под водой иллюстрирует бессознательный разум.

Психосексуальные стадии развития

Фрейд считал, что природа конфликтов между Ид, Эго и Супер-Эго со временем меняется по мере того, как человек растет от ребенка к взрослому. В частности, он утверждал, что эти конфликты проходят через серию из пяти основных стадий, каждая из которых имеет разную направленность: оральный, анальный, фаллический, латентный и генитальный.Он назвал свою идею психосексуальной теорией развития, в которой каждая психосексуальная стадия напрямую связана с различным физическим центром удовольствия.

На этих пяти стадиях ребенок сталкивается с различными конфликтами между его биологическими влечениями (id) и его социальным и моральным сознанием (supereg0), потому что его биологические побуждения к поиску удовольствия сосредоточены на разных областях тела (то, что Фрейд называл «эрогенными зонами»). »). Способность ребенка разрешать эти внутренние конфликты определяет его будущую способность справляться и действовать как взрослый.Неспособность разрешить стадию может привести к фиксации на ней, что приведет к появлению нездоровых черт личности; успешное разрешение стадий приводит к здоровому взрослому человеку.

Критика теорий Фрейда

Хотя теории Фрейда имеют много преимуществ, которые помогли расширить наше психологическое понимание личности, они не безграничны.

Узкий фокус

Уделяя особое внимание структуре человеческого разума, Фрейд практически не обращал внимания на влияние окружающей среды, социологии или культуры.Его теории были сосредоточены на патологии и в значительной степени игнорировали «нормальное», здоровое функционирование. Его также критиковали за его близорукий взгляд на человеческую сексуальность, исключая другие важные факторы.

Без научного обоснования

Многие критики отмечают, что теории Фрейда не подтверждаются никакими эмпирическими (экспериментальными) данными. Фактически, когда исследователи начали более научный подход к его идеям, они обнаружили, что несколько не могут быть подтверждены : для того, чтобы теория была научно обоснованной, должна быть возможность опровергнуть («фальсифицировать») ее. с экспериментальными данными, и многие идеи Фрейда нельзя опровергнуть.

Женоненавистничество

Феминистки и современные критики особенно критически относятся ко многим теориям Фрейда, указывая на то, что допущения и подходы психоаналитической теории глубоко патриархальны (доминируют мужчины), антифеминистичны и женоненавистники (против женщин). Карен Хорни, психолог, последовавший за Фрейдом, считала, что основной фрейдистский подход имеет основу «мужского нарциссизма». Феминистка Бетти Фридан назвала фрейдовскую концепцию «зависти к пенису» сугубо социальным предубеждением, типичным для викторианской эпохи, и показала, как эта концепция сыграла ключевую роль в дискредитации альтернативных представлений о женственности в начале и середине двадцатого века.

Неофрейдистская психоаналитическая теория личности

Неофрейдистские подходы к изучению личности расширили оригинальные теории Фрейда и опровергли их.

Цели обучения

Проанализировать вклад известных теоретиков-неофрейдистов в область психологии личности

Основные выводы

Ключевые моменты
  • На протяжении многих лет Фрейд привлекал множество последователей, которые адаптировали и модифицировали его психоаналитические теории для создания новых теорий личности.Этих других теоретиков стали называть неофрейдистами.
  • Неофрейдисты, такие как Адлер, Хорни, Юнг и Эриксон, соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания имеют значение; однако они расширили идеи Фрейда, сосредоточив внимание на важности социологических и культурных влияний в дополнение к биологическим.
  • Альфред Адлер был первым, кто исследовал и разработал всеобъемлющую социальную теорию психодинамической личности и выдвинул идею «комплекса неполноценности».
  • Эрик Эриксон предложил психосоциальную теорию развития, согласно которой личность человека развивается на протяжении всей жизни на основе меняющегося акцента на различных социальных отношениях.
  • Двумя основными вкладами Карла Юнга были его идеи коллективного бессознательного, и личности .
  • Теории Карен Хорни сосредоточены на «бессознательной тревоге», которая, по ее мнению, проистекает из раннего детского опыта неудовлетворенных потребностей, одиночества и / или изоляции.
Ключевые термины
  • патология : любое отклонение от здорового или нормального состояния; нарушение.
  • психодинамический : Относится к подходу к психологии, который подчеркивает систематическое изучение психологических сил, лежащих в основе человеческого поведения, чувств и эмоций, и того, как они могут быть связаны с ранними переживаниями.

Неофрейдистские подходы к личности

Хотя Зигмунд Фрейд внес большой вклад в область психологии через свою психоаналитическую теорию личности, его работа не осталась без внимания. Многие критиковали его теории за чрезмерное внимание к сексуальности; За годы, прошедшие после его работы, многие другие теоретики адаптировали и развили его идеи, чтобы сформировать новые теории личности. Эти теоретики, которых называют неофрейдистами, в целом соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания важны, но они уменьшили его акцент на сексе и сексуальности.Вместо того, чтобы использовать строго биологический подход к развитию личности (как это делал Фрейд в своем фокусе на индивидуальных эволюционных побуждениях), они более целостно сосредоточились на том, как социальная среда и культура влияют на развитие личности.

Фрейд и его последователи : Некоторые психологи, изучавшие теории Фрейда, работали непосредственно с самим Фрейдом в Университете Кларка. На этой фотографии изображены Карл Юнг (в первом ряду справа) с Фрейдом (в первом ряду слева) и другими коллегами.

Выдающиеся неофрейдисты

Многие психологи, ученые и философы внесли важные дополнения в психоаналитическое исследование личности. Четыре особенно известных неофрейдиста - это Альфред Адлер, Эрик Эриксон, Карл Юнг и Карен Хорни.

Альфред Адлер

Альфред Адлер был первым, кто исследовал и разработал всеобъемлющую социальную теорию психодинамической личности. Он основал школу психологии под названием индивидуальная психология, которая фокусируется на нашем стремлении компенсировать чувство неполноценности.Адлер предложил концепцию комплекса неполноценности, который описывает чувство человека, что он недостоин и не соответствует стандартам других или общества. Он также верил в важность социальных связей, считая, что детское развитие происходит через социальное развитие, а не через сексуальные стадии, описанные Фрейдом. Исходя из этих идей, Адлер определил три фундаментальные социальные задачи, с которыми все мы должны столкнуться: профессиональные задачи (карьера), социальные задачи (дружба) и любовные задачи (поиск интимного партнера для долгосрочных отношений).

Эрик Эриксон

Эрик Эриксон оказал влияние на то, что предложил психосоциальную теорию развития, которая предполагает, что личность человека развивается на протяжении всей жизни на основе ряда социальных отношений, что является отходом от взглядов Фрейда, более ориентированных на биологию. В своей психосоциальной теории Эриксон подчеркивал социальные отношения, которые важны на каждой стадии развития личности, в отличие от акцента Фрейда на сексе. Эриксон выделил восемь стадий, каждая из которых представляет собой конфликт или задачу развития.От успешного выполнения каждой задачи зависит развитие здоровой личности и чувства компетентности.

Карл Юнг

Карл Юнг пошел по стопам Адлера, разработав теорию личности, получившую название аналитической психологии. Одним из важнейших вкладов Юнга была его идея коллективного бессознательного , , которую он считал «универсальной» версией личного бессознательного Фрейда, содержащего психические паттерны или следы памяти, общие для всех нас (Jung, 1928).Эти наследственные воспоминания, которые Юнг назвал архетипами , представлены универсальными темами, выраженными в литературе и искусстве различных культур, а также в мечтах людей. Юнг также предложил концепцию персоны , имея в виду своего рода «маску», которую мы принимаем, основываясь как на нашем сознательном опыте, так и на нашем коллективном бессознательном. Юнг считал, что этот образ служил компромиссом между тем, кем мы являемся на самом деле (нашим истинным я), и тем, какими нас ожидает общество; мы скрываем за этой маской те части себя, которые не соответствуют ожиданиям общества.

Карен Хорни

Карен Хорни была одной из первых женщин, получивших образование фрейдистского психоаналитика. Теории Хорни были сосредоточены на «бессознательной тревоге», которая, по ее мнению, проистекает из раннего детского опыта неудовлетворенных потребностей, одиночества и / или изоляции. Она выдвинула теорию о трех стилях совладания с тревогой, которые дети принимают: движение к людям, уход от людей и движение против людей.

Хорни также оказала влияние на продвижение феминизма в области психодинамики.Фрейда широко критиковали за его почти исключительное внимание к мужчинам и за то, что некоторые считают снисходительным отношением к женщинам; например, Хорни не согласился с фрейдистской идеей о том, что девушки «завидуют пенису» и завидуют мужским биологическим особенностям. По словам Хорни, любая ревность, скорее всего, связана с большими привилегиями, которые часто предоставляются мужчинам, а это означает, что различия между личностями мужчин и женщин связаны с динамикой культуры, а не с биологией. Далее она предположила, что мужчины «завидуют матке», потому что они не могут родить.

Психоанализ | Просто Психология

  1. Зигмунд Фрейд
  2. Психоанализ

Психоанализ

Доктор Саул МакЛауд, опубликовано в 2007 г., обновлено в 2019 г.


Психоанализ определяется как набор психологических теорий и терапевтических методов, которые берут свое начало в и теории Зигмунда Фрейда.

Основное предположение психоанализа - это вера в то, что все люди обладают бессознательными мыслями, чувствами, желаниями и воспоминаниями.

Цель психоаналитической терапии - высвободить подавленные эмоции и переживания, то есть сделать бессознательное сознательным. Только испытание катарсиса (то есть исцеления) может помочь человеку и «излечиться».

Основные предположения

  • Психоаналитические психологи считают, что психологические проблемы уходят корнями в бессознательное.
  • Явные симптомы вызваны скрытыми (скрытыми) нарушениями.
  • Типичные причины включают нерешенные проблемы во время развития или подавленную травму.
  • Фрейд считал, что людей можно вылечить, сделав сознательными их бессознательные мысли и мотивации, тем самым обретя способность проникновения в суть.
  • Лечение направлено на доведение подавленного конфликта до сознания, где клиент может с ним справиться.

Как мы можем понять бессознательное?

Как мы можем понять бессознательное?

Помните, психоанализ - это не только теория, но и терапия. Психоанализ обычно используется для лечения депрессии и тревожных расстройств.

В психоанализе (терапии) Фрейд заставлял пациента лежать на кушетке, чтобы расслабиться, и сидел позади них, делая записи, пока они рассказывали ему о своих снах и детских воспоминаниях. Психоанализ - это длительный процесс, включающий множество сеансов с психоаналитиком.

Из-за природы защитных механизмов и недоступности детерминированных сил, действующих в бессознательном, психоанализ в его классической форме представляет собой длительный процесс, часто включающий от 2 до 5 сеансов в неделю в течение нескольких лет.

Этот подход предполагает, что уменьшение симптомов само по себе относительно несущественно, как если бы лежащий в основе конфликт не разрешился, вместо него просто были бы заменены другие невротические симптомы.

Аналитик обычно представляет собой «пустой экран», очень мало раскрывающий себя, чтобы клиент мог использовать пространство в отношениях для работы над своим бессознательным без вмешательства извне.

Психоаналитик использует различные техники в качестве поощрения клиента для развития понимания своего поведения и значения симптомов, включая чернильные пятна, парапраксы, свободные ассоциации, интерпретацию (включая анализ сновидений), анализ сопротивления и анализ переноса.


1) Чернильные пятна Роршаха

1) Чернильные пятна Роршаха

Из-за природы защитных механизмов и недоступности детерминированных сил, действующих в бессознательном,

Само чернильное пятно ничего не означает, оно неоднозначно (т. Е. неясно). Важно то, что вы в нем читаете. Разные люди будут видеть разные вещи в зависимости от того, какие бессознательные связи они создают.

Чернильное пятно известно как проективный тест, поскольку пациент «проецирует» информацию из своего подсознания для интерпретации чернильного пятна.

Однако поведенческие психологи, такие как Б.Ф. Скиннер, критиковали этот метод как субъективный и ненаучный.

Щелкните здесь, чтобы проанализировать свое подсознание с помощью чернильных пятен.


2) Фрейдистская оговорка

2) Фрейдистская оговорка

Бессознательные мысли и чувства могут передаваться в сознание в форме парапраксов, широко известных как фрейдистские оговорки или оговорки. Мы раскрываем то, что на самом деле у нас на уме, говоря то, чего не хотели.

Например, диетолог читает лекцию, цель которой - сказать, что мы всегда должны требовать от хлеба лучшего, а вместо этого сказал «кровать». Другой пример: человек может назвать нового партнера друга по имени предыдущего, который нам больше понравился.

Фрейд считал, что оговорки дают представление о бессознательном и что случайностей не бывает, каждое поведение (включая оговорки) имеет значение (т.е. все поведение определяется).


3) Свободные ассоциации

3) Свободные ассоциации

Свободные ассоциации - это практика психоаналитической терапии, в котором пациент говорит обо всем, что приходит ему в голову.Эта техника предполагает, что терапевт дает слово или идею, и пациент немедленно отвечает первым словом, которое приходит на ум.

Есть надежда, что фрагменты вытесненных воспоминаний появятся в процессе свободных ассоциаций, давая понимание бессознательного.

Свободное общение может оказаться бесполезным, если клиент проявляет сопротивление и не хочет говорить то, что он думает. С другой стороны, наличие сопротивления (например, чрезмерно долгая пауза) часто дает убедительный признак того, что клиент приближается к какой-то важной вытесненной идее в своем мышлении, и что терапевт требует дальнейшего исследования.

Фрейд сообщил, что его свободно ассоциирующие пациенты время от времени испытывали такие эмоционально интенсивные и яркие воспоминания, что они почти снова переживали это переживание. Это похоже на «воспоминание» из войны или изнасилования.

Такое стрессовое воспоминание, настолько реальное, что кажется, будто это происходит снова, называется абреакцией. Если такое тревожное воспоминание произошло во время терапии или у поддерживающего друга, и кто-то почувствовал себя лучше - облегчение или очищение - позже, это назовут катарсисом.

Часто эти чрезвычайно эмоциональные переживания давали Фрейду ценную информацию о проблемах пациента.


4) Анализ сновидений

4) Анализ сновидений

Согласно Фрейду, анализ сновидений является «королевской дорогой в бессознательное». Он утверждал, что сознательный разум подобен цензору, но он менее бдителен, когда мы спим.

В результате вытесненные идеи выходят на поверхность - хотя то, что мы помним, вполне могло быть изменено в процессе сновидения.

В результате нам нужно различать явное содержание и скрытое содержание сновидения. Первое - это то, что мы действительно помним.

Последнее и есть то, что на самом деле означает. Фрейд полагал, что очень часто реальное значение сновидения имело сексуальное значение, и в своей теории сексуального символизма он размышляет о значении, лежащем в основе общих тем сновидений.


Клиническое применение

Клиническое применение

Психоанализ (наряду с гуманистическим консультированием Роджера) является примером глобальной терапии (Comer, 1995, p.143), цель которого - помочь клиентам кардинально изменить взгляд на жизнь.

Это основано на предположении, что текущая дезадаптивная точка зрения связана с глубоко укоренившимися личностными факторами. Глобальные методы лечения отличаются от подходов, которые в основном сосредоточены на уменьшении симптомов, таких как когнитивный и поведенческий подходы, так называемая проблемно-ориентированная терапия.

Тревожные расстройства, такие как фобии, панические атаки, обсессивно-компульсивные расстройства и посттравматическое стрессовое расстройство, являются очевидными областями, в которых можно предположить, что психоанализ работает.

Цель состоит в том, чтобы помочь клиенту примириться со своими собственными импульсами ид или распознать источник своей текущей тревоги в детских отношениях, которые переживаются во взрослом возрасте. Свартберг и Стайлз (1991) и Прочаска и Диклементе (1984) указывают, что доказательства его эффективности неоднозначны.

Salzman (1980) предполагает, что психодинамические методы лечения обычно мало помогают клиентам с конкретными тревожными расстройствами, такими как фобии или ОКР, но могут быть более эффективными при общих тревожных расстройствах.Зальцман (1980) фактически выражает опасения, что психоанализ может усилить симптомы ОКР из-за склонности таких клиентов чрезмерно беспокоиться о своих действиях и размышлять о своем тяжелом положении (Нунан, 1971).

Депрессию можно до некоторой степени лечить с помощью психоаналитического подхода. Психоаналитики связывают депрессию с потерей, которую испытывает каждый ребенок, осознавая нашу отделенность от родителей в раннем детстве. Неспособность смириться с этим может сделать человека склонным к депрессии или депрессивным эпизодам в дальнейшей жизни.

Затем лечение включает в себя поощрение клиента вспомнить тот ранний опыт и распутать привязанности, которые сложились вокруг него. Особое внимание уделяется переносу при работе с депрессивными клиентами из-за их непреодолимой потребности зависеть от других. Цель состоит в том, чтобы клиенты стали менее зависимыми и выработали более функциональный способ понимания и принятия потери / отказа / изменения в своей жизни.

Шапиро и Эмде (1991) сообщают, что психодинамические методы лечения оказываются успешными лишь от случая к случаю.Одна из причин может заключаться в том, что депрессивные люди могут быть слишком неактивными или немотивированными, чтобы участвовать в сеансе. В таких случаях может оказаться полезным более директивный и сложный подход.

Другая причина может заключаться в том, что депрессивные люди могут ожидать быстрого выздоровления, а поскольку психоанализ не предлагает этого, клиент может уйти или стать чрезмерно вовлеченным в разработку стратегий для поддержания отношений зависимого переноса с аналитиком.


Критическая оценка

Критическая оценка

- Терапия требует очень много времени и вряд ли быстро даст ответы.

- Люди должны быть готовы вкладывать много времени и денег в терапию; Они должен быть мотивирован.

- Они могут обнаружить некоторые болезненные и неприятные воспоминания, которые были подавлены, что причиняет им еще больше страданий.

- Этот тип терапии не работает для всех людей и всех типов расстройств.

- Природа психоанализа создает дисбаланс сил между терапевтом и клиентом, что может вызвать этические проблемы.

Фишер и Гринберг (1977) в обзоре литературы делают вывод, что психоаналитическая теория не может быть принята или отвергнута как единое целое, «это полная структура, состоящая из многих частей, некоторые из которых должны быть приняты, другие отвергнуты. а остальные, по крайней мере, частично изменили форму.

Фонаги (1981) задается вопросом, имеют ли сами попытки подтвердить подход Фрейда с помощью лабораторных тестов какую-либо обоснованность. Теория Фрейда ставит под сомнение саму основу рационалистического, научного подхода и вполне может рассматриваться как критика науки, а не как наука, отвергающая психоанализ, потому что она не поддается опровержению.

Метод тематического исследования подвергается критике, поскольку сомнительно, что обобщения могут быть действительными, поскольку метод открыт для многих видов предвзятости (например,г., Маленький Ганс).

Однако психоанализ занимается предложением интерпретаций текущему клиенту, а не разработкой абстрактных бесчеловечных принципов. Энтони Сторр (1987), известный психоаналитик, выступавший на ТВ и Радио 4 в программе All in the Mind, придерживается точки зрения, что, хотя у очень многих психоаналитиков есть под рукой множество «данных» из конкретных случаев, эти наблюдения связаны быть загрязненным субъективным личным мнением и не может считаться научным.


Проверка обучения: вы терапевт
Проверка обучения: вы терапевт Прочтите примечания ниже. Определите методы, которые использует терапевт. Что Вы думаете проблема Альберта?

Молодой человек 18 лет направлен к психоаналитику семейным врачом. Похоже, что в течение последнего года молодой человек (Альберт) испытывал различные симптомы, такие как головные боли, головокружение, учащенное сердцебиение, нарушения сна - все это было связано с сильным беспокойством.Симптомы сопровождаются постоянным, но периодически всепоглощающим страхом смерти. Он считает, что у него опухоль мозга, и поэтому он умирает. Однако, несмотря на исчерпывающие медицинские тесты, физическая причина симптомов не может быть определена. В конце концов врач приходит к выводу, что симптомы Альберта, вероятно, имеют психологическую основу.

Альберт приходит в офис аналитика в сопровождении родителей. Он описывает свои проблемы и описывает свои отношения с родителями как «радужные», хотя и признает, что его отец может быть «немного строгим».«Выясняется, что его отец не разрешает Альберту выходить на улицу в течение недели, и он должен быть дома к 11 часам вечера по выходным.

Кроме того, он успешно разорвал отношения между Альбертом и девушкой, потому что считал их «слишком близкими». Описывая это, Альберт не проявляет сознательного негодования, пересказывая события в эмоциональной, реальной манере.

Во время одного сеанса, на котором Альберта поощряли к свободному общению, он продемонстрировал определенную степень сопротивления в следующем примере:

«Я вспоминаю один день, когда я был маленьким ребенком, и мы с мамой собирались пойти куда-нибудь. покупки вместе.Мой отец пришел домой рано, и вместо того, чтобы мама забрала меня, они двое вышли вместе, оставив меня с соседом. Я почувствовал... ... по какой-то причине мой разум полностью опустел ».
Этот отрывок довольно типичен для воспоминаний Альберта.

Иногда Альберт опаздывает на прием к терапевту, и реже он пропускает прием, утверждая, что забыл.

СОН АЛЬБЕРТА

Во время одного сеанса Альберт рассказывает о сне, в котором его отец уезжает в поезде, а Альберт остается на платформе, держась за руки с матерью и девушкой.Он чувствует себя одновременно счастливым и виноватым.

Спустя какое-то время, когда сеансы терапии продолжаются несколько месяцев, аналитик берет двухнедельный отпуск. Вскоре после этого во время сеанса Альберт сердито разговаривает с терапевтом.

«Какого черта ты решил провести отпуск со своей проклятой женой, когда мы начали кое-что делать с моим анализом».
Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2019). Психоанализ . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/psychoanalysis.html

Ссылки на стиль APA

Комер Р. Дж. (1995). Аномальная психология (2-е изд.) . Нью-Йорк: В. Х. Фриман.

Фишер, С., и Гринберг, Р. П. (1977). Научная достоверность теорий и терапии Фрейда . Издательство Колумбийского университета.

Фонаги, П. (1981). Несколько статей в области психоанализа и клинической психологии .

Фрейд, С. (1916-1917). Вводные лекции по психоанализу . SE, 22: 1-182.

Фрейд А. (1937). Эго и механизмы защиты. Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа.

Нунан, Дж. Р. (1971). Обсессивно-компульсивная реакция, вызванная индуцированной тревогой. Американский журнал психотерапии , 25 (2), 293.

Prochaska, J. & C. DiClemente (1984). Транстеоретический подход: преодоление традиционных границ терапии .Хоумвуд, Иллинойс, Доу Джонс-Ирвин.

Зальцман, Л. (1980). Лечение навязчивой личности . Джейсон Аронсон Inc. Издатели.

Шапиро, Т., и Эмде, Р. Н. (1991). Введение: некоторые эмпирические подходы к психоанализу. Журнал Американской психоаналитической ассоциации , 39, 1-3.

Сторр А. (1987). Почему психоанализ - это не наука. Ментальные волны .

Свартберг, М., и Стайлз, Т. К. (1991). Сравнительные эффекты краткосрочной психодинамической психотерапии: метаанализ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *