Разное

Психическая болезнь: Термины, используемые в психиатрических диагнозах

Содержание

ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ — это… Что такое ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ?

ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ
— см ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ.

Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа. Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков. 2004.

  • ПСИХИАТРИЯ
  • ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТОЧКА ШОКА

Смотреть что такое «ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ» в других словарях:

  • Психическая болезнь — (англ. mental disease) форма стойкого (не только временного) нарушения психической деятельности человека, обусловленного нарушениями функции головного мозга. П.б. называют также «душевными болезнями», УК РФ использует понятие «психическое… …   Энциклопедия права

  • ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ — ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ …   Юридическая энциклопедия

  • Психическая болезнь — – 1.

    понятие, используемое в контексте медицинской модели психиатрии. Обозначает представление «патологического поведения», аналогичного болезни соматического типа. Другими словами, имеется в виду это некий болезненный процесс, относительного… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Психическая болезнь — Психическое расстройство  в широком смысле  состояние психики, отличное от нормального/здорового. В связи с отсутствием чёткого определения психического здоровья и расплывчатостью границ нормы, однозначного, обобщённого определения психического… …   Википедия

  • Психическая болезнь — (англ. mental disease) форма стойкого (не только временного) нарушения психической деятельности человека, обусловленного нарушениями функции головного мозга. П.б. называют также «душевными болезнями», УК РФ использует понятие «психическое… …   Большой юридический словарь

  • ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ — Понятие психической болезни происходит от так называемой медицинской модели патологического поведения, которая действует по аналогии с болезнью соматического типа. Следовательно, любое выводящее из строя психологическое расстройство или… …   Толковый словарь по психологии

  • ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ (УМОПОМЕШАТЕЛЬСТВО) — В популярной терминологии, ненормальность. Этот термин, к сожалению, за годы его употребления был настолько брутализирован безответственными авторами, что осталось единственное специальное значение – юридическое, которое употребляется как… …   Толковый словарь по психологии

  • ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ, ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ — заболевание, проявляющееся в нарушении нормальной психической деятельности, которое существенно влияет на способность лица правильно понимать окружающую действительность и контролировать свое поведение. Д.б. проявляется в расстройстве восприятия …   Энциклопедический словарь экономики и права

  • ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ (психическая болезнь) — заболевание, проявляющееся в нарушении нормальной психической деятельности, которое существенно влияет на способность лица правильно понимать окружающую действительность и контролировать себя. Проявляется в расстройстве восприятия, мышления,… …   Юридический словарь

  • БОЛЕЗНЬ ПСИХИЧЕСКАЯ — ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ …   Юридическая энциклопедия

Книги

  • Кладбище Кроссбоунз, Родс Кейт. Элис Квентин, в прошлом жертва семейного насилия, до сих пор испытывает серьезные психологические проблемы. Она не только борется с ними, но и помогает другим людям— для того и стала… Подробнее  Купить за 457 руб
  • Психическая болезнь и личность, Мишель Фуко. «Психическая болезнь и личность» (1954) — первая книга Мишеля Фуко. Именно в ней находятся истоки его творчества, а также содержится набросок генеалогии безумия, которая через семь лет ляжет… Подробнее  Купить за 414 руб
  • Синдром менеджера, Яков Дорожкин. Новая психическая болезнь пришла в Россию. Она поражает тех, кто находится в расцвете сил, на крутом подъеме карьеры. Она делает людей усталыми и беспомощными. Она приводит их к наркотикам и… Подробнее  Купить за 380 руб
Другие книги по запросу «ПСИХИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ» >>

Гений и психическое расстройство — есть ли связь?

  • Клаудиа Хэммонд
  • BBC Future

Автор фото, iStock

Каждый может назвать немало известных людей, обладавших колоссальным творческим потенциалом и при этом страдавших психическими заболеваниями, — взять хотя бы Винсента Ван Гога, Вирджинию Вулф, Тони Хэнкока или Робина Уильямса.

Примеров такое множество, что наличие определенной связи между нездоровой психикой и творческими способностями кажется очевидным.

Но вот вопрос: подтверждается ли это, кажется, общепринятое мнение данными исследований? Оказывается, все не так просто, обнаружила обозреватель BBC Future.

На самом деле, достоверных данных по этому вопросу удивительно мало. По итогам 15 из 29 исследований, проведенных в период до 1998 года, никакой связи между этими явлениями установлено не было, тогда как в других девяти случаях такая связь была обнаружена, а в остальных пяти она была признана неопределенной.

Вряд ли это можно считать подтверждением прямой зависимости между психическими заболеваниями и творческими способностями.

Более того, некоторые из исследований были основаны на простом сопоставлении встречавшихся в практике случаев, а не на серьезных попытках выявить наличие причинно-следственной связи.

Одна из сложностей состоит в том, что определить или измерить творческий потенциал не так-то просто, поэтому зачастую ученые используют альтернативные показатели.

К примеру, в рамках исследования, проведенного в 2011 году, классификация участников производилась просто по роду деятельности, исходя из того, что каждый художник, фотограф, дизайнер или ученый обязательно обладает творческим потенциалом, независимо от того, в чем именно состоит его работа.

Используя данные официальной переписи населения Швеции, исследователи установили, что среди представителей подобных творческих профессий в 1,35 раза чаще встречаются люди, страдающие биполярным расстройством (которое ранее называлось маниакально-депрессивным психозом), однако симптомы тревожности, депрессии или шизофрении наблюдаются у них в той же мере, что и у специалистов из других сфер.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Существует ли связь между расстройством психики и творческими способностями, или это миф?

Из-за такого упрощенного деления трудно сказать, означают ли эти данные, что представители творческих профессий больше других подвержены риску биполярного расстройства, или что это заболевание необычайно редко развивается, скажем, у бухгалтеров.

В пользу наличия взаимозависимости между этими явлениями чаще всего приводят опубликованные в 1987 году результаты исследования, проведенного американским психиатром Нэнси Андреасен.

В этом исследовании сравнивались 30 писателей и столько же представителей других профессий. Среди писателей людей с биполярным расстройством оказалось больше.

Впрочем, выборка была очень маленькой — за 15 лет было опрошено всего 30 писателей, — и хотя на это исследование часто ссылаются, оно подверглось критике в связи с тем, что диагностика психических расстройств осуществлялась просто на основе беседы и в отсутствие четких критериев (см. всесторонний разбор этого и других часто цитируемых исследований в работе американского психолога Джудит Шлезингер).

К тому же беседу вели люди, знавшие, кто из участников является писателем, что могло отразиться на результатах.

Более того, авторы решили посетить санаторий для литераторов, ищущих уединения, так что, возможно, там оказались именно те участники исследования, которые заведомо испытывали тревогу.

Даже если принять результаты на веру, они мало что говорят о причинно-следственной связи между данными явлениями.

Означают ли данные исследований, что предполагаемое повышение творческого потенциала в результате биполярного расстройства подталкивало писателей к выбору этой профессии или что симптомы заболевания помешали им найти обычную работу, — судить сложно.

В подтверждение тезиса о наличии связи между психическим расстройством и творческим потенциалом часто приводят итоги еще двух исследований.

Первое из них было проведено американским психологом Кей Редфилд Джемисон, которая приобрела известность как автор увлекательнейшей книги «Беспокойный ум».

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Одна из сложностей состоит в том, что определить или измерить творческий потенциал не так-то просто

Это исследование также было основано на беседах, на этот раз с поэтами, романистами, биографами и художниками.

В нем приняли участие 47 человек, однако контрольной группы предусмотрено не было, поэтому сравнивать его результаты можно только со средними показателями среди населения.

Джемисон установила необычайно высокий уровень психических расстройств в числе участников. К примеру, половина поэтов хотя бы раз обращались за лечением.

Звучит впечатляюще, но, как отметили критики, речь идет всего о девяти опрошенных.

Еще одно исследование с участием гораздо большего количества людей было проведено американским психиатром Арнольдом Людвигом.

Он изучил биографии более тысячи знаменитостей в поисках упоминаний о психических расстройствах и установил, что симптомы расстройств различаются в зависимости от профессии.

Проблема здесь состояла в том, что хотя известные люди (к примеру, Уинстон Черчилль и Амелия Эрхарт), вне всякого сомнения, являются исключительными, строго говоря, они необязательно обладают выдающимися творческими способностями.

Хотя это обширное исследование часто приводят в пример в подтверждение такой взаимосвязи, сам Людвиг в своей работе признает: он не установил ни того, что психические заболевания больше распространены среди выдающихся личностей, ни того, что они являются необходимым условием исключительности.

Судя по всему, феномен выдающихся личностей живо интересует ученых, но исследования на эту тему не всегда дают одни и те же результаты.

В 1904 году английский врач Хэвлок Эллис изучил более тысячи человек и не обнаружил никакой взаимосвязи между психическими заболеваниями и гениальностью.

Аналогичный вывод был сделан по итогам исследования 19 тысяч немецких художников и ученых за трехвековой период.

Следует, однако, отметить, что у этих исследований есть важный недостаток: они строятся на допущении, что биографы знали о наличии психических расстройств у героев своих книг и упоминали этот факт.

Но если доказательств в лучшем случае мало, а то и вовсе нет, почему же тогда это убеждение так прижилось?

Одна из причин состоит в том, что интуитивно кажется, будто нестандартное мышление или прилив энергии и решимости, которые могут быть характерны для маниакального состояния, способны создавать творческий настрой.

Некоторые утверждают, что взаимосвязь между психическим заболеванием и творческим потенциалом более сложна, что расстройства психики позволяют людям мыслить более креативно, однако в момент обострения болезни творческий потенциал падает до среднего уровня или ниже.

Разумеется, иногда проблемы с психическим здоровьем могут и вовсе не дать человеку реализовать задуманное. В период депрессии мотивация быстро снижается.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Даже если зависимость между психическим заболеванием и творческой энергией все же существует, причинно-следственная связь между этими явлениями неясна

Возможно, многие верят в наличие такой зависимости просто потому, что люди, сочетающие в себе эти характеристики, обычно обращают на себя внимание.

Ливанский психолог Арне Дитрих предлагает интересное объяснение этого феномена, опираясь на теорию «эвристической доступности», сформулированную лауреатом Нобелевской премии израильско-американским психологом Даниэлем Канеманом.

Теория гласит, что людям свойственно сосредотачиваться на том, что находится непосредственно перед ними.

Рассказы о том, как Ван Гог в приступе безумия отрезал себе ухо, и продолжающиеся десятилетиями споры о том, что было или не было потом, заставляют нас живо представлять себе эту историю.

Однако в нашем воображении отсутствуют аналогичные сюжеты о художниках, которые жили долго и счастливо.

Мы склонны оценивать вероятность наступления какого-либо события исходя из того, насколько легко мы можем представить его себе.

И если спросить любого человека о том, есть ли связь между гениальностью и расстройством психики, ему немедленно придет в голову множество примеров в пользу этого тезиса.

Не исключено, что убежденность в наличии подобной взаимосвязи может иметь определенные негативные последствия.

Некоторые чувствуют, что болезнь будто бы действительно способствует творческому подъему, и по этой причине даже отказываются принимать лекарства, боясь, к примеру, утратить свои особые способности.

Но нет ли здесь риска ошибочно приписать свои творческие успехи болезни, а не собственным талантам?

И как быть с теми, кто страдает психическим расстройством, но не замечает в себе никаких особых дарований? Не будут ли они, наслушавшись подобных утверждений, считать, что просто обязаны совершить нечто исключительное, и переживать, если это им не удастся?

Мне думается, в конечном счете популярность этого убеждения обусловлена тем, что оно приносит утешение.

Людям, страдающим психическим расстройством, оно дает надежду на то, что у их заболевания может быть и положительная сторона (а я за эти годы опросила множество людей, которые рассказывали мне о плюсах своей болезни).

А психически здоровые люди утешаются мыслью о том, что если бы у них были выдающиеся способности, им пришлось бы расплачиваться за них своим здоровьем.

Возможно, взаимосвязь между психическими расстройствами и творческим потенциалом существует просто потому, что нам этого хочется.

Наследуются ли психические болезни? — BBC News Україна

Пытаясь установить причины психических болезней, ученые обращают все больше внимания на генетические факторы. Для Джеймса Лонгмана, чей отец покончил с собой под воздействием шизофрении, это очень личный вопрос.

Мне часто говорят, что я похож на отца — внешностью, манерами, привычками. Это меня радует, но одновременно и беспокоит: он страдал от шизофрении и совершил самоубийство, когда мне было девять лет.

После двух недель особо тяжелого обострения, он поджег свою лондонскую квартиру и выбросился из окна.

О некоторых подробностях его жизни я узнал лишь впоследствии. Попытка самоубийства; прогулки по Лондону в банном халате; надоедливые голоса. Все это никак не согласуется с тем, каким я его помню в хорошие дни: веселым, творческим, смешным.

За двадцать лет до этого его отец, мой дедушка, застрелился, узнав, что болен раком. У других моих родственников тоже есть психические расстройства. Мне скоро будет тридцать. Иногда я страдаю депрессией. Неудивительно, что я задумываюсь — неужели это тоже часть моего наследства?

Многим людям трудно говорить о своем психическом здоровье. Но те, кто решается, обычно могут вспомнить, что подобные проблемы уже были у кого-то из их семьи. Склонен ли я к депрессии, потому что потерял отца при трагических обстоятельствах? Или это прописано в моей ДНК?

Підпис до фото,

Новорожденный Джеймс с родителями

Исследователи из лондонского Кингс-колледжа уже давно изучают генетические основы психических заболеваний.

Исследования близнецов и семейной истории болезней подтверждают, что психические заболевания имеют генетическую составляющую. И только в последние годы ученым удалось подробно изучить генетические изменения, усиливающие риск возникновения таких болезней.

Кэтрин Льюис, профессор Центра биомедицинских исследований Модсли, объясняет: «Генетику психических расстройств исследовать чрезвычайно сложно. В медуниверситете нас учат генетике на примере простых менделевских (тех, что объясняются законами Грегора Менделя) заболеваний — болезни Хантингтона или кистозного фиброза. За них отвечает один-единственный ген».

«Но информация о психических расстройствах содержится не в одном гене, а в целом ряде. Нужно рассматривать это как совокупное генетическое влияние», — говорит ученый.

Исследование специалистов из Кингс-колледжа пока находится на ранней стадии. Но они уже нашли 108 генов, которые изменяются в связи с шизофренией, девять генов, связанных с депрессией, и 20 — с биполярным расстройством. Наверное, это еще далеко не все; к тому же, ученые считают, что многие из этих генов являются общими для различных заболеваний.

Мне важно знать о своем генетическом наследстве, потому что это освобождает от ощущения неотвратимости, характерного для депрессии. Обязательно ли это меня постигнет? Преодолею ли я это? Или оно сильнее меня?

«Данные, полученные в последние годы, позволяют предположить, что в основе многих психических расстройств лежат одни и те же генетические факторы риска — например, генетическая вариация, свойственная шизофрении, частично совпадает с вариацией при депрессии и биполярном расстройстве», — говорит Льюис.

Я не унаследовал от отца шизофрению — у меня нет симптомов, которые в настоящее время уже должны были бы проявиться. Впрочем, возможно, наш общий генетический код является причиной моей депрессии.

У братьев и сестер наследственные факторы проявляются по-разному. Мама двойняшек Люси и Джонни имеет биполярное расстройство. Джонни также от него страдает, а Люси — нет.

«Когда у меня обострение, я не могу заставить себя встать с постели, — говорит Джонни. — А даже если смогу, тогда наступает следующий уровень: я встал, но ничего не понимаю. Я буквально не могу понять, что происходит. В моей голове — густой туман. Эта так называемая «психическая нестабильность» имеет много физиологических проявлений».

Я спросил, что он почувствовал, когда ему поставили тот же диагноз, что и его матери.

«О Боже — у меня было столько разных эмоций и мыслей. Я заплакал от облегчения», — рассказывает мужчина.

«Я — сын своей матери. Но одновременно я чувствую, что мое собственное состояние — особенное. Для каждого больного человека его болезнь уникальна», — добавляет он.

Если один из ваших родителей имеет депрессию, ваши шансы получить эту болезнь увеличиваются вдвое. В случае биполярного расстройства — вчетверо, а шизофрении (как у моего папы) — в восемь раз.

Но это относительный риск, то есть если сравнивать с остальными людьми. Абсолютный риск остается низким. Как всегда, есть определенная случайность в том, какие генетические черты перейдут тому или иному ребенку. Наше воспитание и жизненный опыт, как в детстве, так и во взрослом возрасте, также мощно влияют на то, разовьется ли у нас психическое расстройство.

Смерть отца очень сказалась на моей жизни и на моих отношениях с матерью. Она тоже страдает депрессией — возможно, вызванной смертью отца. Поэтому мне было важно поговорить с ней, чтобы лучше понять ее собственные переживания и волнения за меня.

На эмоциональном уровне она восприняла смерть мужа как личную неудачу, ведь ей не удалось его остановить. Она также очень беспокоилась, не будет у меня психоза, как у отца.

Она вспомнила день его смерти. Тогда она пришла ко мне в школу, чтобы сообщить, что произошло. Она ясно помнит, как тот девятилетний мальчик сидел у нее на коленях, махал ногами и смотрел на нее, не веря. Затем я плакал по ночам, рассказала мама, и звал отца. Я этого совсем не помню.

Но ее страх, что у меня будет шизофрения или другая подобная болезнь, остался позади.

«Сейчас он бы очень тобой гордился, — говорит она. — Очень гордился бы всем тем, что ты делаешь и чего ему не удалось достичь. В душе он чувствовал бы: «ух ты, какой замечательный молодой человек — а это наш сын!»

Помощь близкому при психическом расстройстве

Основные понятия

В настоящее время много говорят о росте числа психических расстройств в обществе, однако многие люди имеют очень неопределенные представления об этом весьма размытом понятии. Несмотря на то, что сейчас психиатры делают все возможное, чтобы как можно лучше информировать население о стрессах, депрессии, тревоге, неврозах, более тяжелых психических расстройствах, литературы, написанной экспертами для простого обывателя крайне мало, а в интернете встречается изобилие информации, написанной либо сложным языком, либо просто безграмотно. Все это в итоге приводит к тому, что такая информация не только противоречит действительности, но и вредит.


Невозможно в одной статье все «разложить по полочкам» и дать четкую инструкцию по взаимоотношениям между пациентом и его близкими, но есть возможность привести к целостной картине представление об этой сложной группе заболеваний (термины «заболевание» и «расстройство» с медицинской точки зрения во многом близки, но не тождественны*). Поэтому моя задача — познакомить читателя с этой сложной проблемой, в первую очередь связанной со взаимоотношениями и помощью страдающим тяжелыми психическими недугами.

*Самые основные термины желательно знать, тогда врачу будет легче помочь как самому больному, так и его близким. Кроме того, не стоит употреблять терминов, которые Вам недостаточно хорошо известны, лучше описывать ситуацию или состояние так, как Вы это понимаете.

Итак, психические (или душевные, потому что психея – в переводе с греческого означает душа) расстройства это болезненные состояния человека с психопатологическими (т.е., с психическими нарушениями) и поведенческими (т.е., проявляются не всегда, например, при неврозах, когда человек усилием воли держит себя в пределах культурного социума до определенного момента) проявлениями, обусловленными воздействием биологических, психологических, социальных и других факторов.

Не будем путать с психозами (или психотическими) расстройствами, которые характеризуются грубыми и противоречивыми окружающей обстановке нарушениями мышления, восприятия и поведения (бред, в медицинском, а не обывательском представлении; галлюцинации; психомоторное возбуждение; суицидальное поведение и т.д.).

Важно отметить, что проблема психических расстройств междисциплинарная и даже межведомственная, социальная. Нужна реабилитация, а не только лечение.

Что касается диагноза. Диагноз – определение и распознавание, указание на болезнь. В медицине, а особенно в психиатрии, не всегда постановка диагноза подразумевает лечение в строгом соответствии с диагнозом. Зачастую диагноз – это статистическая категория, необходимая для понимания, грубо говоря, чем сходно состояние одного больного с другим. 

У меня порой вызывает недоумение стремление человека посмотреть записи врача. Ведь специальная интерпретация, обоснование диагноза, терминология могут не только испугать и обидеть неподготовленного человека, а вызвать необоснованное недоверие к специалисту и, того хуже, усугубить нарушенное душевное равновесие, огорчить не только больного, но и родственников. 

Гораздо важнее доверять друг другу (врачу, пациенту, его близким), задавать интересующие вопросы. Именно на доверии достигается желаемый результат – излечение или стойкая ремиссия, если расстройство хроническое.

Я не буду в этой статье много расшифровывать понятия и термины. Поговорим по теме, соответствующей заголовку. Речь пойдет о таких заболеваниях как шизофрения, деменция, тяжелые депрессии, наркологические зависимости (алкоголизм, наркомании) и др. Попробую дать основные, своего рода «универсальные» рекомендации.

Рекомендации

1 ситуация: родственник (как 16-летний ребенок, так и старенький дедушка, в прошлом или настоящем научный работник) стал «каким-то не таким», начал замыкаться, раздражаться без видимой причины, хотя «агрессивным раньше он никогда не был», заговариваться, разговаривать сам с собой.

Обычно такое поведение вначале воспринимается как шутка, потом удивление, затем начинается дискуссия с больным человеком, что может привести к серьезным конфликтам и недоверию. Если Вы подозреваете у близкого Вам человека психическое расстройство (мы не берем экстренные ситуации, например, при выраженной агрессии, здесь уже вмешиваются полиция и медицинские работники), нельзя спорить. 

Желательно и не поддерживать болезненные заблуждения человека, постараться быть терпеливыми и заботливыми, уговорить близкого обратиться за медицинской помощью. К сожалению, в нашем обществе, когда речь идет о психиатрии, в большинстве случаев это вызывает усмешку, испуг, удивление, только не сочувствие и желание помочь больному человеку, тем более, если это относится к родственнику. Только потом, когда больной человек сможет почувствовать и даже понять, что помощь психиатра ему во благо, он сам потянется к ней.

На первоначальном этапе стоит попытаться уговорить человека успокоиться, оценить его степень адекватности (если раньше он доверял Вам, а сейчас безосновательно нет, понимает ли он Вас или находится весь в своих переживаниях и т.д.), понять, существуют ли угрозы для него и окружающих.

Насильно помочь человеку невозможно (недобровольная госпитализация в психиатрический стационар проводится только по решению суда), но сделать все возможное необходимо: привлечь родственников, которые правильно поймут и поддержат, авторитетных для больного людей, посоветоваться с врачом.

2 ситуация: пациента удалось привести к психиатру. Здесь могут быть 2 пути. Доктор поможет разобраться в ситуации, поставит диагноз, назначит лечение, даст рекомендации. Здесь все очень индивидуально. Но может быть и так, что врач дает рекомендацию, но ей не хочет следовать не только больной (в силу неадекватности), но и родственник.

Могу привести пример. Приводит к врачу-психотерапевту мать свою 20-летнюю дочь. У дочери болезненные ощущения в теле: кости по ее утверждению «ходят туда-сюда, проваливаются и больно». Обследовали все специалисты, проведены все исследования, в том числе МРТ, заболеваний никаких не обнаружено, симптомы не соответствуют предполагаемой физической патологии. 

Был поставлен диагноз психического заболевания, назначены препараты, через пару месяцев наступило значительное улучшение. Пациентка прекращает пить лекарства, через некоторое время приходит к врачу вместе с матерью, жалуется на ухудшение, уверяет, что лекарства не помогают, отказывается от помощи, выбегает из кабинета, мечется, говорит, что не хочет жить. Предлагается госпитализация, поскольку адекватные дозировки препаратов можно назначить только в стационаре, в ответ — категорический отказ. 

С трудом удается успокоить, уговорить сделать укол, соглашается возобновить прием лекарств. Врач предлагает матери вызвать психиатрическую бригаду для решения вопроса о госпитализации, в связи с суицидальным риском, на что получает ответ: «Ну убьет себя, значит судьба такая, я ее класть в психушку не буду». Под расписку отпущена домой. Мать звонит на следующей день, дочери становится немного лучше, затем пропадает на полгода. Снова звонок на личный телефон врача: дочь лежит в постели, не хочет вставать, жалуется на «движения в теле каких-то существ», вызывающих сильную боль. 

Даны рекомендации, больная наконец-то госпитализирована в психиатрический стационар с шизофренией. Выписана с улучшением, появилась критика к своему состоянию, подобрана адекватная терапия. 

Итог: к счастью, эта история закончилась благополучно, но пациентка промучилась несколько месяцев, пока мать поверила в необходимость госпитализации; пришлось назначать более тяжелые препараты, лечение затянулось.

Нет ничего страшного, если пациент отказывается от данного врача (например, пациент включил врача в свою бредовую систему) или сам врач понимает, что не сможет оказать адекватную помощь. Тогда необходимо привлечь коллег, направить в стационар, совместно с родственниками продумать варианты помощи и выбрать оптимальный. Бывает, что пациент возвращается после лечения, извиняется за свое поведение, поскольку не понимал болезненности и неадекватности на тот момент.

Не стоит менять специалистов (бывает ко мне приходят с десятками рекомендаций от разных врачей одной и той же специальности, что вызывает недоумение). Ну 2-3 мнения – это понятно, но больше 10!? Наиболее частая причина – не сразу помогают лекарства, побочные эффекты. 

Некоторые пациенты вскоре прекращают принимать лекарства, а многие заболевания хронические и требуют многомесячной, а то и многолетней поддерживающей терапии. Наступает закономерное ухудшение, новый врач не знает еще особенностей течения расстройства у данного больного, начинаются эксперименты с лечением, новый подбор медикаментов, формируется устойчивость к лечению, ранее эффективные препараты перестают действовать.

И еще: желательно, при первичном посещении врача принести если не все, то основные обследования, выписки, анализы. Психиатр – такой же врач, как и все остальные, и чем больше информации будет о пациенте, тем легче разобраться в диагнозе. Например, если у человека патология щитовидной железы, желательно принести последние анализы на гормоны, поскольку при изменении гормонального фона меняется и душевное состояние (раздражительность, нарушения сна, колебания настроения и т.д.). 

В ряде случаев антидепрессанты не только не нужны, а могут навредить, может быть стоит ограничиться назначениями эндокринолога и психотерапией. Пожилые люди, страдающие сахарным диабетом, могут путать события и даже вести себя неадекватно при повышении глюкозы в крови, здесь назначаемые нейролептики тоже не всегда необходимы.

3 ситуация: больной давно обследован, известен диагноз, но заболевание прогрессирует. Родственники начинают «искать чуда»: консультировать больного у ведущих специалистов, едут в главные научные центры, кто-то ищет помощи за границей.

У меня был ряд случаев, когда пациенты возвращались из США, Европы, Израиля и т.д. с жалобами, что было отказано в назначении препаратов, подобранных в России, либо просто лечение оказалось неэффективным, наступило ухудшение. Здесь я бы посоветовал найти специалиста, которому Вы доверяете и согласовывать с ним свои действия. Только вместе мы можем помочь больным людям оказать адекватную помощь и если не вылечить, то максимально возможно улучшить качество жизни.

4 ситуация: неизлечимо больной в конечной стадии. Бытует мнение, точнее очередной миф, что от психических болезней не умирают, однако психические заболевания – такие же, как и соматические (т.е. болезни тела), только болен мозг, независимо есть там видимый очаг (например, в следствие черепно-мозговой травмы поврежденный участок мозга) или нет. Например, выраженное прогрессирующее слабоумие, конечная стадия алкоголизма с полиорганными нарушениями, терминальная стадия при злокачественных формах шизофрении и другие. Здесь приходится решать индивидуально, в зависимости от конкретного случая.

«Если человека нельзя вылечить – это не значит, что ему нельзя помочь».

Если уж суждено умереть, это легче сделать среди любящих родственников на своей кровати, даже если человек ничего не понимает и никого не узнает. Но он ЧУВСТВУЕТ отношение к нему. Как чувствует маленький ребенок ласку матери, улыбается или плачет, когда мама ушла. Вы скажете – сравнение никакое, дети – это наше будущее, а здесь умирающий и ничего не понимающий человек. Да, это так, но надо понимать, что любой из нас может, не дай Бог, оказаться на месте этого человека…

Ухаживающие за больными

Ну и несколько слов о помощи для тех, кто ухаживает за больными. Здесь трудно давать конкретные рекомендации, ясно только одно: нельзя вставать в позицию ни спасателя, ни жертвы, нужно просто выполнять свой человеческий долг по мере сил и возможностей. Не забывайте про себя. 

Любой человек, проживающий с больным и тем более ухаживающий за ним, испытывает громадный личный и эмоциональный стресс. Поэтому следует подумать о том, как Вы будете справляться с болезнью в будущем. Разобравшись, как следует в собственных эмоциях, Вы сможете более эффективно справляться как с проблемами больного, так и с Вашими собственными проблемами. Вам, возможно, придется испытать такие эмоции, как горе, стыд, гнев, смущение, одиночество и другие.

Для некоторых людей, ухаживающих за больным, семья является лучшим помощником, другим она приносит лишь огорчения. Важно не отвергать помощь других членов семьи, если они располагают достаточным количеством времени, и не пытаться нести подчас нелегкое бремя ухода за больным одному. 

Если члены семьи огорчают Вас своим нежеланием помогать, или из-за недостатка сведений о данном расстройстве критикуют Вашу работу, Вы можете создать семейный совет для обсуждения проблем по уходу за больным. В частности, принять решение привлечь наемного работника, хотя бы на период времени, необходимый для Вашего отдыха и восстановления сил, и при необходимости, лечения.

И последнее. Не держите проблемы в себе. Ощутив, что Ваши эмоции являются в Вашем положении естественной реакцией, Вам будет легче справиться со своими проблемами. Не отвергайте помощь и поддержку других, даже если Вам кажется, что Вы их затрудняете. Даже сами психотерапевты (казалось бы, знающие, как максимально уменьшить стресс) часто имеют своего психотерапевта, и плохо тому врачу, который пренебрегает помощью своих коллег.

Информацию для Вас подготовил:

Аронов Павел Владимирович — врач-психиатр, психотерапевт, нарколог, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент. Врач ведет прием в корпусе клиники на Бауманской.


«У нас депрессия не попадает в отчетность» – Огонек № 26 (5571) от 08.07.2019

По оценкам ВОЗ, уже в следующем году психические расстройства станут самыми распространенными заболеваниями человечества. Все больше людей страдают от так называемых пограничных состояний — депрессии, тревожных расстройств и неврозов.

Беседовала Ольга Волкова

Число психических диагнозов постоянно растет: на прошедшей в мае 72-й Всемирной ассамблее здравоохранения в официальный перечень болезней были включены игромания и синдром хронической усталости. Что заставляет задуматься: по статистике в России дела обстоят неплохо. Например, тревожных расстройств у нас диагностируется на 60 процентов меньше, чем в странах Европы. Но эксперты уверены: дело в том, что у нас люди просто не попадают в поле зрения психиатров, ведь уровень агрессии в российских городах в целом велик, и, похоже, число неуравновешенных граждан не сокращается. Именно поэтому у многих вызывает опасения реформа психиатрической отрасли, которая началась в 2013 году. Она предполагает сокращение психиатрических больниц и специализированных коек и перевод большого количества пациентов на амбулаторное лечение: больные приходят за препаратами в поликлинику, а остальное время предоставлены сами себе. О светлых и темных сторонах современной отечественной психиатрии «Огоньку» рассказал главный внештатный специалист-психиатр Департамента здравоохранения Москвы Георгий Костюк.


— Георгий Петрович, ВОЗ прогнозирует, что к следующему году психические болезни станут самыми распространенными в мире. Почему больных с психиатрическим диагнозом все больше?

— Во-первых, многие расстройства, на которые раньше не обращали внимания, сегодня получили свою психиатрическую оценку и диагноз. Например, в тяжелые голодные годы никто не обращал внимания на депрессивные состояния, а сейчас игнорировать их считается недопустимо. То есть в обществе повысилась ценность здоровья и требования к качеству жизни. Другой момент связан с агрессивной окружающей средой. Мы испытываем постоянное информационное и эмоциональное давление, наши жизненные ценности меняются, утрачиваются традиционные духовные опоры, и все это всерьез отражается на психическом здоровье. Например, в Корее очень высокий уровень суицидов среди молодых людей в случае непоступления в вуз. Социальные ориентиры таковы, что человек без образования получает клеймо неудачника.

Во-вторых, увеличилось число расстройств, связанных с увеличением продолжительности жизни. С каждым годом растет число пациентов, страдающих деменцией (прогрессирующее старческое слабоумие.— «О») и другими нейродегенеративными заболеваниями головного мозга, поскольку население в целом стареет. Это два основных фактора, из-за которых ВОЗ ожидает роста психических расстройств.

— Отличается ли ситуация в России от общемировой?

— В отношении основных тяжелых заболеваний нет.

По статистике, в странах с различным уровнем социального и экономического развития сохраняется одинаковое число пациентов, страдающих шизофренией, биполярным расстройством, которое раньше называли маниакально-депрессивным психозом. Их примерно 1 процент.

Так что в плане частоты заболевания мы не отличаемся, но есть проблемы с выявлением заболеваний… Например, шизофрения считается болезнью молодых, а у нас по России средний возраст, в котором устанавливается этот диагноз,— 38 лет. То есть как минимум 15 лет пациент страдает расстройством, не попадает в поле зрения специалистов и остается без врачебной помощи. А ведь если начать лечить шизофрению вовремя, то человека можно уберечь от инвалидности и даже достичь полного социального восстановления. Но мы встречаемся с пациентом тогда, когда разрушительное действие болезни уже произошло. В итоге парадокс: каждый год в России мы наблюдаем снижение заболеваемости и одновременно растет число инвалидов с психическими расстройствами. Если в 1992 году число инвалидов с психическими расстройствами составляло 370 человек на 100 тысяч населения, то сейчас — 720 человек. Вот такая динамика.

— Это что касается тяжелых заболеваний. А ВОЗ констатирует как раз рост различных тревожных невротических состояний. К нам это тоже имеет отношение?

— Если опираться на отечественную статистику, в России люди болеют некоторыми расстройствами в 100 или даже в 150 раз реже, чем в среднем в других странах. Речь как раз о тех самых невротических тревожно-депрессивных расстройствах. В других странах депрессию воспринимают очень серьезно, а у нас она почти не попадает в официальную отчетность. Это очень большая проблема. И тут большой вопрос, готовы ли мы к тому, если все эти пациенты придут к врачам.

Дело в том, что система психиатрической помощи, сложившаяся в нашей стране, эффективна для пациентов с хроническими тяжелыми заболеваниями. Но если говорить о расстройствах невротического уровня, которые встречаются гораздо чаще, эта система не работает: пациент не идет в психоневрологический диспансер — для него это клеймо. Значит, надо создавать службы и структуры, которые бы приблизили пациентов с психическими расстройствами к пациентам обычных стационаров. По этому пути пошли многие страны, там открываются психосоматические и психиатрические отделения в структуре многопрофильных стационаров. Но у нас пока нет достаточного количества врачей, специализирующихся на пограничных состояниях. Здесь надо нарабатывать опыт.

На какие сигналы организма надо обращать внимание, чтобы не запустить болезнь?

— Дело в том, что большинство жалоб таких «пограничных» пациентов «не психиатрические». Проявления тревожно-депрессивного расстройства могут быть очень разными, и чаще всего люди обращаются с ними к участковому терапевту. Такой пациент будет жаловаться не на тревогу и навязчивое состояние, а, например, на дискомфорт в области сердца, затрудненное дыхание и головные боли. Но проблема в том, что большинство наших терапевтов не подготовлены в области психических заболеваний. Они начинают диагностический поиск, назначают сложные исследования, бесконечно направляют к разнообразным специалистам, а проблема не решается… В результате пациент убежден, что ему никто не может помочь, возникает конфликтная ситуация. Процесс подбора правильного лечения растягивается иногда на 3–5 лет, и к тому времени заболевание становится хроническим. В эту ловушку попадает и пациент, и врач, и система здравоохранения.

— Что же с этим делать?

— То же, что с этим делают во всем мире. В любой стране врач общей практики умеет различать и диагностировать психические заболевания. Получив пациента с нетипичными болями в сердце, такой врач сразу задумается о том, что это не обязательно заболевание сердца, потому что оно имеет другие проявления. В оптимальном случае такому пациенту назначают необходимый минимум исследований, чтобы исключить грубую патологию, и сориентируют его на возможную психологическую природу недомогания.

Профессор Николай Незнанов о состоянии современной психиатрии

Смотреть

Если речь идет о легких расстройствах, а не о, предположим, тяжелой депрессии и суицидальных рисках, он вполне может назначить медикаментозное лечение. Или дать направление к медицинскому психологу, психотерапевту или психиатру, чтобы уже тот назначил нужную терапию. Наши врачи общей практики сегодня не имеют нужной подготовки, им это не преподают в институтах, а кроме того, они попадают в тупик, связанный с оплатой страховых случаев. Дело в том, что обычные врачи работают в системе ОМС, а психиатрическое лечение туда не входит. Если врач поставит пациенту психиатрический диагноз, ОМС ему это не оплатит. Ну и еще один парадокс в том, что врач общей практики у нас вообще не имеет права ставить психиатрические диагнозы.

— Запрет на лечение психических больных терапевтами прописан в законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», принятом в 1992 году. Когда-то он выглядел передовым.

— Да, первая версия закона появилась еще в 1988 году. И тогда закон был необходим и полезен, но сегодня некоторые его позиции не просто устарели, а стали контрпродуктивными. Напомню, что принятие этого закона было обязательным условием возвращения Советского общества психиатров во Всемирную психиатрическую ассоциацию, из которой мы были исключены из-за случаев применения так называемой карательной психиатрии. Нашей задачей было сделать прозрачной, абсолютно безопасной для общества процедуру госпитализации в психиатрический стационар. Но закон касался не только госпитализации. В нем было сказано, что только психиатр может диагностировать психическое расстройство и только он может оказывать медицинскую помощь такого плана. На момент принятия закон защищал пациентов от произвола, но сегодня он стал мощным препятствием для развития наших служб.

— Как его нужно изменить?

— Необходимо снять запрет на лечение психических расстройств терапевтом, оставив перечень конкретных заболеваний, при которых необходимо срочно передавать пациента психиатрам: шизофрения, депрессия с суицидальным поведением, возбужденные состояния.

Но в 70 процентах случаев участие психиатра не требуется. Если мы дадим зеленый свет терапевтам, обучим их лечить легкие психические расстройства, то наши пациенты будут получать помощь при первом же обращении, выздоравливать за 3–6 недель и, может быть, никогда уже не вспомнят о своем расстройстве. А если психическая болезнь тяжелая и относится только к компетенции психиатра, задача терапевта — понять это и направить пациента к психиатру как можно быстрее. Чем раньше будет начато лечение, тем больше шансов на благоприятный исход.

— Российские пациенты к психиатру ходить не любят, «псих» — это обидно, воспринимается как клеймо. Как победить страх перед обращением к психиатру?

— Надо понимать, что люди все равно не пойдут к психиатру, как не идут нигде в мире. Эта проблема сформулирована в основополагающих, самых свежих документах и Европейского, и Всемирного бюро ВОЗ. Нужно искать другие формы оказания помощи — организовывать дневные стационары, разрабатывать социальную защиту, проводить тренинги социально-когнитивных навыков, заниматься социально-трудовой реабилитацией и так далее.

— В рамках сегодняшней медицинской реформы сокращается количество психиатрических клиник. Зачем это делать, если число пациентов только растет?

— Это не так. Если говорить о Москве, то сеть амбулаторных клиник наоборот расширяется, а стационаров сейчас ровно столько, сколько нужно. С 2010 года по Москве коек стало примерно в два раза меньше, сегодня их чуть больше, чем 6,5 тысячи. Они заполнены на 90 процентов, а те койки, которые якобы сокращены, на самом деле перешли в амбулатории.

Сегодня три московские больницы стали психоневрологическими интернатами и продолжают оказывать психиатрическую помощь тяжелым пациентам, которые не могут жить самостоятельно. Раньше эти люди занимали 25 процентов коек в стационарах.

Мы ставим себе задачу оказывать психиатрическую помощь как можно более эффективно, чтобы срок пребывания в стационаре был максимально коротким.

— Вот это-то и пугает! Многие опасаются, что теперь на улице станет больше людей с расшатанной психикой.

— Это связано с неверным пониманием психических расстройств. Для пациента с уязвимой психикой длительное нахождение в круглосуточном стационаре — тяжелейший дестабилизирующий фактор. Человек очень быстро привыкает к такому положению и теряет навык самостоятельного проживания. Он должен как можно быстрее вернуться в привычную среду, жить дома, в семье, и при этом находиться в поле зрения психиатров. Для этого мы создаем и развиваем амбулаторную службу. Она позволяет человеку приходить на лечение в режиме дневного стационара по месту жительства, при необходимости он может вызвать врача на дом. Сегодня в арсенале врачей есть новые препараты, которые действуют в организме длительное время, поэтому держать людей в условиях закрытого стационара нет необходимости.

В каких регионах, зафиксировано больше всего и меньше всего психиатрических диагнозов

Смотреть

Москва в плане организации амбулаторной помощи является мировым лидером, ведь именно в столице 100 лет назад появились первые районные психиатры на каждые 200 тысяч населения. Сегодня один участковый психиатр приходится в среднем на 30 тысяч москвичей.

— Действительно ли существует сезонность психических заболеваний?

— В разных странах по-разному. Сезонность психических заболеваний имеет отношение к световой продолжительности дня, поэтому в нашей полосе сезонность действительно есть. Мы видим, что чаще всего за помощью в медицинские учреждения пациенты обращаются с октября по апрель, когда день короткий. Хотя для различных психических заболеваний сезонность разная. Для невротических расстройств и шизофрении пик приходится на осенне-зимне-весенний период, для алкогольных расстройств — на май — июнь, пик суицидальной активности — середина января.

— Есть ли какая-то профилактика психических заболеваний? Как выглядит ЗОЖ для психики?

— Тут все просто: важно вести здоровый образ жизни, соблюдать режим труда и отдыха, спать не менее восьми часов, стараться фиксировать для себя позитивные эмоции и избегать негативных переживаний. Должна быть очень избирательная информационная нагрузка. Нужно отдавать себе отчет, чем вы насыщаете свою психику. Человек должен сам ограничивать негативный информационный фон в своей жизни. Просмотр телевизора или соцсетей лучше заменить походом на природу, простой вечерней прогулкой, чтением книг или общением с близкими людьми.

Болезнь поколения: почему все считают, что у них психические расстройства?

Психические, или ментальные расстройства – это отличные от нормальных состояния психики, включающие в себя нарушения мышления и поведения, а также эмоциональную нестабильность.

Противоположным расстройствам явлением является психическое здоровье — это состояние благополучия, в котором человек адекватно оценивает собственные возможности для того, чтобы справиться с жизненными трудностями, быть продуктивным и помогать другим.

Что такое психические расстройства и как они проявляются

К психическим расстройствам можно отнести депрессию, биполярное аффективное расстройство, шизофрению, острый психоз, деменцию, умственную отсталость и нарушения развития человека, включая расстройства аутистического спектра.

Существует несколько версий зарождения психических расстройств. По одной из них, в настоящее время предполагают, что психические отклонения вызваны совместным взаимодействием наследственных, биологических, психологических и социальных факторов.

Влияние биологических особенностей на развитие психических болезней неоспоримо: например, со снижением активности функций префронтальной коры головного мозга связаны негативные симптомы шизофрении.

Иногда болезнь развивается, потому что человек имеет уязвимую наследственность, а частый стресс и фоновые переживания могут послужить поводом к интенсивному проявлению симптомов.

Кстати, о симптомах: у людей с разными проблемами они проявляются по-своему и включают в себя физические (боль), эмоциональные (тревога), поведенческие (злоупотребление психотропными веществами)когнитивные (нарушения памяти) и перцептивные симптомы (человек видит или слышит то, чего другие увидеть или услышать не могут).

Что говорит статистика

По данным Всемирной Организации Здравоохранения на 2019 год, не менее 264 миллионов человек во всем мире страдает от депрессии, 45 миллионов — от биполярного расстройства, 20 миллионов — от шизофрении и психозов, а 50 миллионов — от деменции.

Подходящий к концу 2020 год во многом изменил ситуацию в мире, в том числе и открыл новые причины возникновения психических расстройств. Так, в одной из статей журнала The Lancet говорится, что пандемия коронавируса вызвала бурный всплеск психических заболеваний точно так же, как испанка в свое время развила у людей неврологические расстройства.

Профессор Роберт Йолкен провел исследование, изучив статистику об оказании помощи более 69 млн человек с начала текущего года и выяснил, что больные коронавирусом люди чаще сталкиваются с депрессиями, бессонницами и тревожными расстройствами.

По мнению других экспертов, психические отклонения, связанные с ковидом, могут быть вызваны иммунным ответом организма на незнакомый вирус или психологическим стрессом, появившемся в результате вынужденной самоизоляции, осознания близости потенциально смертельной болезни, боязни заразить других и заразиться самому.

ВОЗ предупреждает, что экономические потрясения, потеря работы и лишение доходов также могут стать причинами повсеместного распространения психозов.

Согласно данным 24Хабар, не менее 190 тысяч взрослых и 35 тысяч детей состоят на учете у психиатров в Казахстане. Помимо них есть те, кто не признает профессиональную помощь, прибегает к методам нетрадиционной медицины или вовсе не знает о наличии собственной болезни.

Быть больным сегодня — модно?

Раньше было модно подражать «девушкам в стиле тамблер», которые носили преимущественно черную одежду, томно подводили глаза, выкладывали посты в блоге об усталости от недопонимания целого мира и представляли собой образ болезненных несчастных людей.

Их отличительной чертой являлась нездоровая худоба, ведь тенденция на стиль «тамблер» зародилась раньше, чем на бодипозитив. Желание сбросить вес доходило до абсурда: каждая вторая вокруг мечтала заболеть анорексией, булимией и другими расстройствами пищевого поведения, которые тоже можно отнести к психическим, а фраза «у меня депрессия» звучала из наших уст по нескольку раз в день.

Социальные сети вбили в голову, что это эстетично, красиво и нравится окружающим — что еще нужно подросткам для полного счастья?

Психические расстройства стали своеобразным способом самовыражения и привлечения внимания для многих людей, которые, казалось бы, должны быть рады тому, что не имеют к ним никакого отношения.

Мы обратились с несколькими вопросами к психиатру, кандидату медицинских наук Султану Абеновичу Несипбаеву и поговорили о его взгляде на развитие психических отклонений, последствиях самодиагностики и возможностях профессиональной помощи.

В связи с чем возникла тенденция на психические заболевания?

«Я не могу отметить значительного прироста обращений среди клиентов, поэтому мода на психические отклонения для меня незаметна.

Думаю, увеличилась лишь потребность людей в осведомленности о психических заболеваний, что связано, в первую очередь, с глобализацией интернета и чрезмерным потоком информации, который он нам предлагает.

Однако современные люди склонны к тому, чтобы слишком остро переживать проблемные ситуации и чем больше энергии и сил они тратят на переживания, тем меньше их остается для поддержания здорового психического состояния.

Если человек склонен к симуляции болезней, то это можно связать с синдромом Мюнхгаузена, который в основном возникает вследствие бегства от других проблем и нежелания брать на себя отвественность.

Стоит заметить, что люди, подверженные моде на психические заболевания, не посещают при этом специалистов из-за особенностей менталитета и привычек: при необходимости человек проконсультируется у любого врача, но к психотерапевту обратится в самую последнюю очередь».

Заметили ли вы увеличение пациентов молодого возраста с диагнозами психических заболеваний?

«Люди обращаются для решения проблем вне зависимости от определенного возраста — среди моих пациентов есть 16-летние подростки, а также люди среднего и пожилого возрастов. Сказать, что по большей части обращается молодежь, было бы неправильно».

Видите ли вы связь между пандемией и тенденцией на психические заболевания?

«Связь определенно существует, ведь человек живет в социальной среде со сложившейся культурой. Всякая психическая болезнь – это, в первую очередь, социальный недуг, связанный с событиями, происходящими вокруг каждого из нас.

Каждый человек индивидуально реагирует на внешние обстоятельства в зависимости от жизненного опыта: кто-то оказывается неспособным противостоять стрессовым ситуациям жизни благодаря чувствительности своей натуры или отсутствию надлежащей стойкости к жизненным трудностям, а кто-то, наоборот, становится только сильнее в таких условиях жизни.

Пандемия, внезапно настигнувшая мир, ярко это отразила. Многие люди, лишившись привычной жизни в условиях нестабильности на мировых финансовых рынках, попали в состояние неопределенности.

Исследования показали, что изолированные от общества на локдауне люди, пытаясь адаптироваться к новым условиям, испытывают стресс гораздо чаще, чем в обычное время.

С начала пандемии я также стал замечать рост жалоб от людей, испытывающих прессинг на работе и в социуме, тяжело переносящих социальную дистанцию и вынужденных проводить дни напролет в четырех стенах. Недавно был зафиксирован единственный на моей практике случай коронафобии: пациент среднего возраста настолько боялся заразиться ковидом, что не покидал дом в течение нескольких месяцев, испытывая при этом частую тревогу и бессонницы.

Еще один тревожный момент — это склонность подавляющего числа молодых людей уехать из страны. Окружающая экономическая и политическая ситуация оказывают давление, в связи с чем молодым людям кажется, будто корень их тревожности и возникающих психических проблем заключен в стране, в которой они находятся, и, уехав, они смогут избавиться от проблем».

Чем чревата самодиагностика болезней?

«Психические расстройства — это не менее важные болезни, чем физические, для которых также важна правильная диагностика и качественное лечение. В Сети расположено огромное количество информации о симптомах и проявлениях болезней, в которой можно легко запутаться. Очень важно уметь прислушиваться к своему внутреннему состоянию.

Если вы чувствуете, что с вами что-то не так, то лучше обратиться к специалисту, ведь даже правильно диагностированная вами болезнь не получит правильного лечения, а отсутствие своевременного лечения, в свою очередь, может усугубить ситуацию».

Почему люди хотят быть больными?

Первое, что приходит в голову — это тенденция на психотерапию. Люди стали развивать идею о том, что посещать специалиста, когда действительно нуждаешься в помощи — нормальный подход, свидетельствующий о здоровом отношении к своему ментальному состоянию.

В 1952 году справочник Американской Психиатрической Ассоциации содержал 103 диагноза, а в 2000 году — уже 365. В пятой версии справочника количество психических отклонений становится еще больше. Люди постоянно узнают о новых тонкостях заболеваний и им становится интересно примерить симптомы на себя.

Не менее важную роль играют публичные признания, мода на которые зародилась несколько лет назад. С тех пор пользователи сети не упускают шанса сделать резонансное объявление для своих подписчиков – одни рассказывают о переживаниях после перенесенного выкидыша, другие в это же время заявляют о проявлениях хронической депрессии, ОКР или панических атак.

Чем больше признаний в психической нестабильности (тем более от медийных личностей) мы слышим, тем больше подсознательно кажется, что мы обычные и отсталые от общества, если у нас их нет.

К тому же, тема психических заболеваний в последние годы активно романтизируется в литературе и киноиндустрии. Вспомните страдающего биполярным расстройством красавца Йена Галлагера из «Бесстыжих», маньяка с симптомами шизофрении, которого умудрились превратить в объект обожания зрителей нетфликсовского «Ты», Джокера — самого любимого психопата представителей любого поколения, главных героев из мотеля Бейтс по мотивам хичкоковской классики или Ганнибала Лектора в исполнении Мадса Миккельсена.

Каждый персонаж страдает собственным психическим отклонением, которое и делает его таким особенным в глазах зрителей. А это, в свою очередь, приводит к массовому подражанию любимым героям.

Мы хотим быть ближе к экранному персонажу, которому так симпатизируем, поэтому выдумываем похожие симптомы.

Та же ситуация возникает, когда кумиры признаются в собственных ментальных проблемах, и в порыве восхищения ими мы хотим себе ту же болезнь, чтобы быть, например, ближе к Канье Уэсту, за проявлениями биполярного расстройства которого следит весь Твиттер, или к Анджелине Джоли, имеющей склонность к депрессивным расстройствам.

Мода на психические расстройства может привести к последствиям, о которых обычно не задумываются. Например, обесценивание серьезных заболеваний, использование болезни как оправдание неприемлемому поведению или формирование стереотипов, благодаря которым возникают притеснения со стороны социума.

Зато в последнее время прослеживается тенденция на заботу о своем ментальном состоянии: люди начинают больше узнавать о симптомах психических заболеваний и методах их лечения.

Что делать, если у меня реальная проблема? 

Очень важно уловить тот самый момент, когда состояние перетекает из перепадов настроения в абсолютное нежелание жить.

Не забывайте, что, если вы находитесь в критической ситуации, то существуют возможности обратиться за психологической помощью. Она может как заключаться в глобальном психиатрическом исследовании или психокоррекционном воздействии, так и ограничиться проведением индивидуальной, семейной или супружеской психотерапии.

Самосознание — фундамент психического здоровья. Человек может самостоятельно приложить усилия, чтобы изменить восприятие действительности с негативного на позитивное, тем самым уменьшая риск заболеть тяжелой болезнью мозга. Понаблюдав за собой со стороны, человек получает возможность понять собственную реакцию на стрессовые ситуации и держать ее под контролем.

Как справиться с эмоциональным стрессом, чтобы он не привел к дальнейшему развитию болезни?

1. Совершайте ежедневные пешие прогулки длительностью 30-40 минут.

2. Проводите время с теми людьми, с которыми вам комфортно.

3. Занимайтесь тем, что вам нравится.

4. Организуйте ежедневную физическую нагрузку длительностью минимум 15 минут.

5. Сократите просмотр социальных сетей и чтение негативных новостей.

6. Посетите концерт, выставку, спортивный турнир или проявите другую активность, которое принесет вам удовольствие

7. Найдите новое хобби.

8. Попробуйте заняться музыкотерапией – ежедневным получасовым прослушиванием музыки.

Контакты горячих линий 

— Горячая линия Open Almaty 1308 для жителей Алматы (338-33-88 для городских телефонов) помимо практических советов, касающихся режима карантина, оказывает психологическую помощь.

— Научно-практический Центр психического здоровья для всех жителей РК оказывает бесплатные консультации психологической помощи по номеру +7 (727) 272-76-90 каждый день с 09:00 до 16:00.

— Круглосуточная горячая линия по вопросам социальной поддержки населения РК: 8-800-080-77-71. 

— Национальная телефонная линия доверия для детей и молодежи предлагает позвонить по номеру 150 или написать на WhatsApp по номеру +7(708)106-08-10, если проблемы в школе, семье или просто не с кем поговорить. 

— Общественный Фонд «Амансаулык» предлагает психологическую помощь, получить которую можно по звонку на горячую линию 8(727)220-71-87 или в режиме онлайн на сайте.

 


Читайте также: 

Казахстанцы с нарушением слуха смогут обратиться за поддержкой в кризисный центр

В Беларуси отменили обязательный масочный режим

В Алматы пройдут бесплатные тренинги по психологическому здоровью для спортсменов


Врачи нашли расстройства психики у 18% пациентов с COVID-19

Каждый пятый пациент с COVID-19 страдает от расстройств психики, выяснили британские врачи. В том числе речь идет и о диагнозах, впервые поставленных после заражения. Это может быть связано как со стрессовой обстановкой из-за пандемии и образом жизни пациентов, так и с непосредственным влиянием вируса на нервную систему.

У каждого пятого, переболевшего коронавирусом, выявляются психические расстройства, в том числе впервые диагностированные после заражения, выяснили ученые из Оксфордского университета. Исследование было опубликовано в журнале The Lancet Psychiatry.

«С первых дней пандемии COVID-19 высказывались опасения по поводу ее воздействия на психическое здоровье и на пациентов с психическими заболеваниями, — пишут авторы работы. — Однако спустя месяцы мы все еще мало знаем о последствиях заболевания для психики и уязвимости пациентов с психическими заболеваниями».

Психиатрические симптомы осложняли медицинскую помощь и способствовали росту заболеваемости и смертности, отмечают исследователи. Кроме того, известно, что лица с серьезными психическими заболеваниями имеют высокую распространенность сопутствующих болезней и дурных привычек, связанных с симптомами COVID-19, включая ожирение, гипертонию, курение и диабет 2 типа. Многие люди с психическими расстройствами также живут в плохих социальных условиях, где часто сталкиваются с респираторными вирусами, в том числе сезонными коронавирусами.

«Люди беспокоились, что жертвы COVID-19 окажутся в группе риска возникновения проблем с психическим здоровьем, — говорит профессор психиатрии Пол Харрисон, один из авторов исследования. — И наши результаты показывают, что это вполне вероятно».

Чтобы разобраться в связи между COVID-19 и психическими заболеваниями, исследователи проанализировали более 70 млн электронных медицинских карт в США, в том числе более 62 тыс. случаев коронавируса, при которых не требовалась неотложная помощь или госпитализация.

Психические расстройства, выявленные в течение 14-90 дней после постановки диагноза COVID-19, встречались у 18,1% пациентов. У 5,8% они были выявлены впервые.

В число расстройств вошли шизофрения, бредовые расстройства, расстройства настроения, депрессивные и тревожные состояния и другие болезни психики.

Исследователи сравнили этот показатель с долей психических расстройств при других заболеваниях — гриппе и прочих инфекциях дыхательных путей, кожных инфекциях, камнях в желчном пузыре и мочевыводящих путях, переломах.

Там количество людей с диагностированными впервые расстройствами оказалось в два раза ниже — 2,4-3,4%.

Предстоит выяснить, способен ли SARS-CoV-2 напрямую влиять на психику, отмечает Харрисон. Однако выявленные расстройства скорее связаны с другими факторами, от общей стрессовой обстановки в связи с пандемией до социально-экономического положения пациентов и их образа жизни. Эти аспекты в данном исследовании не рассматривались.

Люди из более бедных социально-экономических слоев населения с большей вероятностью страдают от психических расстройств, поясняет он. Бедность также повышает риск заражения коронавирусом из-за тесных квартир с большим количеством жильцов и небезопасных условий труда.

«Это, вероятно, связано с сочетанием психологических стрессов, связанных с этой конкретной пандемией, и физических последствий заболевания», — считает Майкл Блумфилд, психиатр-консультант Университетского колледжа Лондона.

«В равной степени неправдоподобно, что COVID-19 может оказать какое-то прямое воздействие на мозг или психическое здоровье. Но я думаю, что это, опять-таки, еще предстоит изучить», — говорит Харрисон.

Особенно тревожным оказалось удвоение случаев деменции — как правило, необратимого состояния — через три месяца после положительного результата теста на COVID-19 по сравнению с другими заболеваниями. Возможно, госпитализация или визит к врачу для обследования при подозрении на COVID-19 позволяет диагностировать и другие ранее существовавшие заболевания — в частности, слабоумие, полагает Харрисон.

«Нельзя исключить, что у некоторых людей вирус может вызывать определенные проблемы неврологического характера, — признает Харрисон. — Но мы должны осторожно интерпретировать эти данные, чтобы не преувеличить масштаб проблемы».

Сейчас несколько исследовательских групп изучают влияние вируса на мозг. В частности, установлено, что SARS-CoV-2 способен приводить к поражению нервной системы, воспалению мозга и бредовым состояниям. Однако как долго будут сохраняться симптомы психических расстройств, покажет лишь время.

CDC добавляет психические расстройства в список высокого риска Covid-19 | Умные новости

CDC добавил психические расстройства в список, в первую очередь, физических состояний, повышающих риск госпитализации или смерти из-за Covid-19. Андрей Онуфриенко через Getty Images

Ранее в этом месяце Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) добавили расстройства настроения в список состояний, которые подвергают людей высокому риску тяжелого заболевания Covid-19.Миллионы американцев с заболеваниями, «включая депрессию и расстройства шизофренического спектра», имеют право на ревакцинацию только на основании диагноза психического здоровья.

Это решение было принято после того, как появились доказательства того, что психические расстройства повышают вероятность тяжелого заболевания Covid-19 у людей любого возраста. Метаанализ, опубликованный в этом месяце в JAMA Psychiatry , обнаружил связь между расстройствами настроения и риском госпитализации и смерти от Covid-19, по словам Лорен Фриас для Insider .Исследование, проведенное в январе этого года, показало, что пациенты с Covid, страдающие шизофренией, почти в три раза чаще умирают от вируса, хотя пациенты с расстройствами настроения и тревожными расстройствами не имеют повышенного риска смерти от коронавирусной инфекции. Исследование 2020 года из Lancet Psychiatry было еще одним предположением, что «психиатрический диагноз может быть независимым фактором риска».

«Это не только увеличило бы риск Covid, но и увеличило бы тяжесть Covid, если бы он у вас был», — говорит Максим Таке, ведущий автор исследования Lancet и исследователь психиатрии из Оксфордского университета, Дэни Блюм для Нью-Йорк Таймс .

CDC 14 октября внесло дополнение, добавив психическое здоровье к списку, в первую очередь, физических состояний, повышающих риск госпитализации или смерти, таких как ослабленная иммунная система, диабет, ожирение и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, такие как пристрастие к алкоголю. или опиоиды. Одна из причин, по которой исследователи обнаруживают связь между психическими расстройствами и тяжелым Covid-19, может заключаться в том, что долгосрочные психические расстройства наносят физический урон, что делает пациентов более уязвимыми для болезней.

Такие состояния, как депрессия, могут «нанести ущерб иммунной системе», — заявила Кристин Кроуфорд, младший медицинский директор Национального альянса по психическим заболеваниям, в интервью New York Times . «Они подвергаются повышенному риску только из-за воздействия стрессовой реакции на организм».

Около 19 миллионов взрослых американцев — почти 8 процентов населения страны — имели хотя бы один серьезный депрессивный эпизод в 2019 году. С тех пор их число только выросло. В 2020 году пандемия вызвала 53 миллиона новых случаев депрессии во всем мире, сообщает Дженна Портной из Washington Post .CDC добавил психические расстройства в список высокого риска после месяцев обсуждений и давления со стороны защитников.

«В совокупности у нас есть причины проявлять повышенную бдительность в отношении людей, страдающих депрессией», — говорит Роджер Макинтайр, автор недавнего исследования в JAMA Psychiatry , Washington Post . «Они должны стоять в очереди, чтобы получить вакцину».

К числу тех, кто в настоящее время имеет право на бустерную прививку, относятся примерно 70 миллионов пожилых людей и реципиентов из группы высокого риска, получивших вакцины Pfizer-BioNTech или Moderna Covid-19, и тех, кто в возрасте 18 лет и старше получил вакцину Johnson & Johnson не менее двух месяцев назад.

COVID-19 Болезни и недуги Медицина Вакцина

Рекомендованные видео

Постановление судьи о некомпетентности по делу о тройном убийстве в Мейпл-Гроув ссылается на психическое заболевание и злоупотребление энергетическими напитками

Шизофрения, усугубленная годами употребления энергетических напитков с кофеином, лишила психически некомпетентного человека возможности предстать перед судом по обвинению в том, что он убил свою сестру, мать и бабушку гаечным ключом в доме Кленовой рощи летом 2020 года.

Дэвид Р. Экерс, 36 лет, обвиняется по трем пунктам обвинения в умышленном убийстве второй степени в связи с нападениями в июле 2020 года, в результате которых погибла его сестра, 34-летняя Элеонора Экерс; его мать, 63-летняя Линда Экерс; и его бабушка, 86-летняя Дарлин Бросте.

Однако уголовное дело было приостановлено в окружном суде округа Хеннепин на прошлой неделе, когда судья Лиза Янзен постановила, что Дэвид Экерс «не имеет возможности участвовать в своей защите с разумной степенью понимания или рационально участвовать в своей защите.Его психотическое мышление в настоящее время приводит к нарушению суждений, рассуждений и принятия решений ».

Янзен продолжил, что Экерс «некомпетентен [предстать перед судом] из-за его неспособности признать, что он страдает психическим заболеванием, и поэтому он не может рационально подумать, стоит ли выдвигать такую ​​защиту.«

Экерс, который жил в Плимуте на момент убийства, остается под стражей, пока он проходит психологическую помощь в Региональном лечебном центре Anoka Metro до слушания статуса его компетентности, назначенного на 26 апреля.

Адвокат защиты Мелисса Фрейзер заявила в четверг, что «я очень уважаю судью Янзен и с большим уважением прислушиваюсь к ее мнению». Прокуратура округа отказалась отреагировать на это решение.

Несколько врачей обследовали Экерса с момента его ареста вскоре после убийств, и все диагностировали у него шизофрению и влияние злоупотребления энергетическими напитками на его психическое состояние, говорится в постановлении судьи.

Янзен написала, что ее вывод о некомпетентности в значительной степени основан на отчете доктора Дженнифер Харрисон из Государственного департамента социальных служб, которая провела оценку компетентности Экерса.

Постановление

Янзена указывало на открытие Харрисоном «истории психотического расстройства Экерса, которое характеризовалось галлюцинациями, бредом, нарушенными мыслительными процессами и неорганизованной речью и поведением».[Харрисон] также отметил, что обвиняемый сообщил о повышенном употреблении кофеина, который может усугубить психотические симптомы ».

Согласно постановлению судьи, свидетельства негативного воздействия энергетических напитков на шизофрению Экерса относятся как минимум к 2017 году.В постановлении говорится, что во время одной госпитализации в 2018 году «психотические симптомы Экерса обострились из-за приема большого количества энергетических напитков».

В июле Экер сказал врачу регионального лечебного центра Anoka Metro, что иногда слышит голоса «из-за плохого сна и употребления энергетических напитков», — говорится в постановлении.

Экерс был добровольно помещен на психиатрическое лечение в октябре 2018 года на шесть месяцев в больницу North Memorial Health Hospital после того, как было обнаружено, что он страдает шизофренией, что создает «значительную вероятность причинения физического вреда», говорится в постановлении суда.«[Его] выражение галлюцинаций и поведения вызвало страх в его семье».

Он был госпитализирован годом ранее после того, как настаивал на том, что «его родители были самозванцами и что ему вживили радиовещательное устройство», — говорится в приказе.

В день убийства, согласно заявлению о возбуждении уголовного дела:

Полиция ответила на звонок от Джона Экерса, который сообщил им, что его сын серьезно ранил членов семьи в доме в блоке 16500 улицы Н.82-я авеню. Полиция обнаружила трех женщин с серьезными ранениями головы.

Его отец сказал полиции, что он и его сын работали внизу, когда Дэвид Экерс поднялся наверх. Отец услышал, как его жена закричала: «Дэвид, нет!», Подбежал наверх и увидел Дэвида Экерса с трубным ключом.Сын уронил гаечный ключ и свернулся клубочком.

В интервью полиции Дэвид Экерс признался, что пытался убить свою бабушку, мать и сестру. Дэвид Экерс сказал полиции, что, по его мнению, женщины хотели, чтобы он вернулся в больницу или снова начал принимать лекарства.

Пол Уолш • 612-673-4482

Hyperthymia помогала мне много лет.Затем мое психическое здоровье рухнуло.

Начиная с подросткового возраста, я извлекал пользу из того, что считал положительной личностью: высокий уровень энергии, энтузиазма, драйва, экстраверсии, позитивности, счастья и оптимизма.

Это была личность, которая привела меня к успеху в качестве старшеклассника и спортсмена через Вест-Пойнт и в течение моих первых 24 лет службы в армии. Это усилило мои природные таланты и сыграло важную роль в моем успехе.

Все изменилось в 2003 году, когда, когда я командовал бригадой, возглавлявшей тысячи военнослужащих в войне в Ираке, сильный боевой стресс спровоцировал то, что я позже узнал, это моя генетическая предрасположенность к биполярному расстройству.Я вошел в свой первый цикл подъема / спада настоящей мании и депрессии. К счастью, это было в основном высокоэффективное действие, а падение было серьезным, но не парализующим.

объявление

Связанный:

Воодушевленный своим популярным приложением для похудения, Noom выходит на многолюдную область цифрового психического здоровья

Я был вознагражден повышением по службе и более сложной и престижной работой. Мое неизвестное, невыявленное и недиагностированное биполярное расстройство помогло мне и причинило мне боль.Но к 2012 году баланс склонился к ухудшению.

В 2014 году, когда мой мозг рассыпался и я впал в острую, полномасштабную манию, я стал настолько разрушительным, неустойчивым и чрезмерным, что меня отстранили от должности руководителя Университета национальной обороны и приказали пройти психиатрическое обследование. .

объявление

В течение следующих четырех месяцев я впал в ужасающую депрессию и ужасающий психоз. Я уволился из армии, рухнул в яму ментального ада и боролся за свою жизнь.

После двух лет борьбы с острым биполярным расстройством, благодаря поддержке моей жены Мэгги и армейского товарища; больница Управления по делам ветеранов (VA) в Уайт-Ривер-Джанкшн, штат Вермонт; недели в стационаре психиатрического стационара VA; различные терапии; Божья благодать; и чудо лития, природной соли, которая является старым лекарством от биполярного расстройства, перенаправило меня на долгий путь к новой жизни.

Вскоре после начала приема лития в 2016 году я начал выходить из депрессии, и мы с Мэгги переехали в теплый солнечный Какао-Бич во Флориде, где мое психическое и физическое здоровье быстро улучшилось, отчасти из-за климата.

К 2020 году, после четырех лет упорного выздоровления и здоровой жизни, я почувствовал себя предбиполярным Греггом Мартином. Я снова был счастлив, полон энергии, полон энтузиазма, позитивен, целеустремлен и оптимистичен — моя личность, настроение и психологический склад ума помогали мне, а не причиняли мне боль.

Связанный:

Стартап оказывает психиатрическую помощь тем, кого не заметили единороги

За годы лечения я все время спрашивал своих врачей: «Что у меня было до того, как я стал биполярным?» Все они сказали мне, что это «просто твоя личность».”

Было и не было. Когда я прочитал увлекательную книгу психиатра Нассира Гэми «Первоклассное безумие — обнаружение связей между лидерством и психическим заболеванием», которую мой сын Фил дал мне во время моей маниакальной фазы, я узнал о гипертимии. Как описывает это Гэми, гипертимия — это психическое заболевание и тип личности, при котором человек находится в почти непрерывном состоянии легкой мании, что приводит к аномально высоким уровням энергии, энтузиазма, позитивности и тому подобному. Это отличается от гипомании, которая представляет собой эпизодический случай легкой мании, изменения в поведении, которое может значительно изменить функции человека, поскольку это такое отклонение от нормальной личности и поведения человека.

Во время встреч с солдатами в полевых условиях Мартин восхвалял и восхищался их усилиями, направленными на выполнение миссии, а затем часто бросал им вызов бежать. Courtesy Tom Sawyer / Engineering News-Record

Лампочка загорелась, когда я прочитал обсуждение Гэми гипертимии. (В своей книге он описывает президентов Франклина Делано Рузвельта и Джона Ф. Кеннеди как страдающих гипертимией, а также других известных личностей, таких как Уинстон Черчилль, бизнесмен Тед Тернер и генерал гражданской войны Уильям Текумсе Шерман, каждый из которых был поражен определенным уровнем болезни. маниакально-депрессивная болезнь, или биполярное расстройство, как это широко известно сегодня.Гэми утверждает, что их психические заболевания давали каждому из них значительные преимущества как лидеров, особенно во время кризисов.) Это помогло объяснить как мои успехи, так и мое захватывающее погружение в манию, сокрушительное погружение в депрессию и ужасающие битвы с психозом. После обширных обсуждений с Гаеми я убежден, что это «то, что у меня было».

Гипертимия плохо изучена и широко не преподается в американском психиатрическом сообществе. Многие медицинские работники в U.С. никогда не слышал об этом или не верит в это как в психиатрический диагноз. Он не упоминается в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств, пятое издание» (DSM-5), библии американской психиатрии. Однако он признан в некоторых частях Европы и Южной Америки и, безусловно, продвигается Гэми, который основывается на более ранней работе психиатра Хагопа С. Акискала.

Связанный:

Гиганты в области психического здоровья Headspace и Ginger объединятся в компанию

стоимостью 3 миллиарда долларов

Хотя люди с гипертимией обладают многими личностными преимуществами, они также имеют повышенный риск депрессии, полномасштабной мании, биполярного расстройства и тревожных расстройств.Он классифицируется как психическое заболевание, относящееся к нижнему краю спектра маниакально-депрессивного заболевания, с дистимией — его депрессивным эквивалентом — на другом конце спектра.

Как показывает мой опыт, психическое заболевание может как помочь, так и причинить вред человеку, в зависимости от его типа и интенсивности. Легкое психическое заболевание в виде гипертимии явно приносило мне пользу на протяжении десятилетий, равно как и мания высоких результатов в мои ранние биполярные годы, пока не превратилась в острое биполярное расстройство, которое чуть не убило меня.

После того, как я оправился от наихудшего своего биполярного состояния, гипертимия снова стала моим другом, помогая мне быть очень энергичным, полным энтузиазма, экстравертом, целеустремленным, счастливым, позитивным и оптимистичным. Мне повезло — теперь я просто должен поддерживать это, сдерживая свое биполярное расстройство, которое все еще присутствует в моем мозгу.

Грегг Ф. Мартин — 36-летний ветеран боевых действий в армии, отставной двухзвездный генерал, бывший президент Университета национальной обороны, выживший после биполярного расстройства и автор будущей книги о борьбе с биполярным расстройством.Выраженные здесь взгляды принадлежат только ему и не обязательно отражают взгляды или позиции Министерства обороны или правительства США.

Здоровый образ жизни с серьезным психическим заболеванием

Что такое серьезные психические заболевания?

Психические заболевания — это расстройства, которые влияют на мышление, настроение и / или поведение человека, и они могут варьироваться от легких до тяжелых. По данным Национального института психического здоровья, почти каждый пятый взрослый человек страдает психическим заболеванием.

Психическое заболевание, которое мешает жизни и способности человека функционировать, называется серьезным психическим заболеванием (ТПЗ). При правильном лечении люди с ТПЗ могут жить продуктивной и приятной жизнью.

Есть много видов серьезных психических заболеваний. Общие включают:

  • Биполярное расстройство — это заболевание головного мозга, которое вызывает резкие сдвиги в настроении, уровне энергии и активности. У людей бывают маниакальные эпизоды, во время которых они чувствуют себя чрезвычайно счастливыми или эйфорическими и полными энергии.Обычно у них также бывают депрессивные эпизоды, когда они чувствуют глубокую грусть и теряют энергию.
  • Большое депрессивное расстройство (БДР) — одно из наиболее распространенных психических расстройств. Симптомы варьируются от человека к человеку, но могут включать печаль, безнадежность, беспокойство, пессимизм, раздражительность, бесполезность и усталость. Эти симптомы влияют на способность человека работать, спать, есть и получать удовольствие от жизни.
  • Шизофрения — хроническое и тяжелое психическое расстройство, которое заставляет людей неправильно интерпретировать реальность.Люди могут испытывать галлюцинации, бред, крайне неупорядоченное мышление и снижение способности функционировать в повседневной жизни.

Несмотря на распространенные заблуждения, наличие SMI — это не выбор, слабость или недостаток характера. Это не то, что просто «проходит» или может быть «выброшено» силой воли. Конкретные причины неизвестны, но различные факторы могут увеличить риск психического заболевания, включая семейный анамнез, химию мозга и важные жизненные события, такие как травма или смерть близкого человека.

Обзор психических заболеваний — расстройства психического здоровья

В последние десятилетия появилось движение за выведение психически больных людей из учреждений (деинституционализация) и их поддержка, чтобы они могли жить в сообществах. Это движение стало возможным благодаря разработке эффективных лекарств, а также некоторому изменению отношения к психически больным. В рамках этого движения больший упор был сделан на то, чтобы рассматривать психически больных людей как членов семей и сообществ.Этому изменению в значительной степени способствовало решение Верховного суда США от 1999 года. Это решение, называемое решением Олмстеда, требует, чтобы штаты обеспечивали психиатрическое лечение в условиях общины, когда такое размещение является целесообразным с медицинской точки зрения.

Исследования показали, что определенные взаимодействия между человеком с тяжелым психическим заболеванием и членами семьи могут улучшить или ухудшить психическое заболевание. Поэтому были разработаны методы семейной терапии, которые предотвращают необходимость повторной реабилитации хронических психически больных.Сегодня семья психически больного человека как никогда активно участвует в лечении. Врач первичной медико-санитарной помощи также играет важную роль в реабилитации психически больного человека в обществе.

Кроме того, поскольку эффективность лекарственной терапии повысилась, психически больные люди, которые в конечном итоге нуждаются в госпитализации, с меньшей вероятностью будут помещены в изоляцию или ограничены, чем в прошлом. Кроме того, их часто в течение нескольких дней выписывают в дневные лечебные центры.Центры дневного лечения менее дороги, чем стационары, потому что требуется меньше сотрудников, упор делается на групповую терапию, а не на индивидуальную терапию, и люди спят дома или в поликлиниках, а не в больнице.

Однако деинституционализация имела свои проблемы. Необходимое лечение и защита от вреда, которые предоставлялись в учреждениях, не были должным образом заменены службами охраны психического здоровья по месту жительства из-за недостаточного финансирования.Таким образом, многие люди не могут получить необходимую им психиатрическую помощь. Более того, теперь законы запрещают помещать психически больных людей, которые не представляют опасности для себя или общества, против их воли или лечить их лекарствами. Таким образом, многие люди, которые снова заболевают вне больницы, становятся бездомными или попадают в тюрьму. Многие умирают молодыми из-за заражения, инфекции или неадекватного лечения. Хотя эти законы защищают гражданские права людей, они затрудняют предоставление необходимого лечения многим психически больным людям, некоторые из которых могут быть крайне иррациональными без лечения.

Из-за проблем, связанных с деинституционализацией, были разработаны новые подходы к лечению, такие как ассертивное внебольничное лечение (ACT). Они помогают обеспечить безопасность людей с хроническими серьезными психическими заболеваниями. ACT использует команду социальных работников, специалистов по реабилитации, консультантов, медсестер и психиатров (многопрофильная команда). Команда предоставляет индивидуальные услуги людям с серьезными психическими заболеваниями, которые не могут или не хотят обращаться к врачу или в клинику за помощью.Услуги предоставляются в собственном доме или районе человека, например, в близлежащих ресторанах, парках или магазинах.

Справочник по психическим заболеваниям | Типы заболеваний и методы лечения

Людям, у которых диагностировано серьезное психическое заболевание, обычно требуется сочетание лекарств и разговорной терапии, чтобы поправиться.

Факт

Более 46 миллионов американцев живут с психическими заболеваниями.

Психическое заболевание возникло не по вине человека, которому поставлен диагноз. Это медицинская проблема, такая же, как диабет или болезнь сердца, и она также распространена в Соединенных Штатах.

Для некоторых людей симптомы плохого психического здоровья, такие как чувство одиночества, подавленность или беспокойство, становятся более серьезными психическими заболеваниями.

По данным Национального института психического здоровья, более 46 миллионов американцев живут с психическими заболеваниями.Это примерно каждый пятый американец, и каждый 24-й страдает серьезным заболеванием.

Хорошая новость в том, что психические заболевания легко поддаются лечению. Например, более 80 процентов людей, страдающих депрессией, поправляются после лечения. По данным Mental Health America, до 90 процентов людей с паническими расстройствами выздоравливают.

Тревожные расстройства

Эти расстройства характеризуются сильным страхом или страхом, связанным с определенными ситуациями или объектами.У пациентов есть физические реакции на эти предметы и ситуации, включая учащенное сердцебиение и потоотделение. Они не могут контролировать свои ответы. При тревожных расстройствах эти чувства не проходят и могут ухудшиться. Они могут мешать работе, учебе и взаимоотношениям. Эти расстройства включают паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство, фобии, обсессивно-компульсивное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство или посттравматическое стрессовое расстройство.

Паническое расстройство

Паническое расстройство — тревожное расстройство, характеризующееся паническими атаками.Симптомы включают учащенное сердцебиение, боль в груди, затрудненное дыхание и головокружение. Пациенты с паническим расстройством часто сообщают о сильном чувстве ужаса или надвигающейся гибели, связанной с приступами. Эти атаки могут происходить без предупреждения. Страх перед этими атаками может контролировать жизнь человека, даже затрудняя выход из дома.

Фобии

Фобии — иррациональные страхи. Например, акрофобия — это боязнь высоты, а агорафобия — это боязнь общественных мест. У некоторых людей есть социальная фобия или фобии, связанные с туннелями, вождением по шоссе, водой, животными или полетами.Фобии можно лечить с помощью лекарств и терапии.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Это случается с некоторыми людьми, которые пережили или стали свидетелями ужасающего или травмирующего события, такого как война, несчастный случай или изнасилование. ПТСР характеризуется воспоминаниями, чувством одиночества, нарушениями сна и вспышками гнева. Люди с посттравматическим стрессовым расстройством могут иметь неконтролируемые мысли и навязчивые воспоминания о событии и могут избегать определенных мест, объектов или событий, которые вызывают воспоминания о травме.Посттравматическое стрессовое расстройство лечится с помощью лекарств и психотерапии. Терапевт может использовать различные методы лечения.

Расстройства настроения

Эти расстройства включают изменения настроения или расстройства. Обычно они связаны с депрессией или приподнятым настроением, также известными как мания. Эти расстройства хорошо поддаются лечению. К ним относятся большая депрессия и биполярное расстройство.

Депрессия

По данным Управления служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами (SAMHSA), в 2018 году более 17 миллионов американцев имели хотя бы один серьезный депрессивный эпизод.Симптомы сохраняются и мешают нормальной жизни.

Симптомы включают:
  • Печаль
  • Потеря интереса или удовольствия от вещей, которые раньше нравились пациенту
  • Похудение или прибавка
  • Проблемы со сном
  • Потеря энергии
  • Чувство никчемности
  • Мысли о смерти или самоубийстве

Причины могут быть генетическими, экологическими или биохимическими.Варианты лечения включают прием антидепрессантов и беседу.

Биполярное расстройство

Ранее известное как маниакальная депрессия, биполярное расстройство вызывает крайние эмоциональные спады и подъемы, известные как депрессия и мания. Согласно статье в JAMA, около 10 миллионов взрослых и детей в США страдают этим заболеванием.

В то время как депрессия имеет симптомы крайней печали или никчемности, мания проявляется в крайней приподнятости, нервозности и чрезмерной самооценке.

Человек будет циклически переключаться между этими настроениями. Эта езда на велосипеде влияет на их способность выполнять повседневные задачи. Продолжительность и тяжесть симптомов определяют, есть ли у человека биполярное расстройство I типа, биполярное расстройство II типа или циклотимия.

Люди с биполярным расстройством У меня тяжелые симптомы мании и депрессии. У людей с биполярным расстройством II типа бывают более серьезные приступы депрессии, но меньшая форма мании. У людей с циклотимией менее тяжелые симптомы депрессии и мании, но симптомы носят более хронический характер.

Лечение биполярного расстройства может быть непростым делом, потому что традиционные методы лечения депрессии, такие как антидепрессанты, могут ухудшить симптомы мании. Наиболее эффективные планы лечения включают атипичные нейролептики, стабилизаторы настроения и психотерапию.

Шизофрения

Шизофрения — это психическое заболевание, которое влияет на эмоции, поведение, концентрацию и восприятие реальности человека.Это расстройство встречается реже, чем депрессия или тревога, но может нанести вред.

Симптомы этого расстройства делятся на три категории: положительные, отрицательные и когнитивные.

Положительные симптомы включают двигательные расстройства, галлюцинации и бред или фиксированные ложные убеждения. К негативным симптомам относятся снижение чувства удовольствия от жизни, снижение разговорной речи и трудности с началом деятельности. К когнитивным симптомам относятся проблемы с вниманием, проблемы с обработкой информации и трудности с пониманием информации и ее использованием.

Основными методами лечения шизофрении являются нейролептики и психотерапия. Скоординированная специализированная помощь сочетает в себе психотерапию, лекарства, обучение ведению пациентов, участие семьи и услуги по трудоустройству, чтобы помочь людям жить лучше.

СДВГ

Люди с СДВГ или синдромом дефицита внимания / гиперактивности имеют симптомы невнимательности, гиперактивности и импульсивности.СДВГ обычно диагностируется у детей, но у взрослых также может быть заболевание.

Симптомы СДВГ включают проблемы с сохранением организованности, проблемы с концентрацией внимания на задачах, беспокойство, забывчивость, чрезмерные разговоры или трудности с вниманием к инструкциям и разговорам.

Люди с СДВГ могут также иметь сопутствующие расстройства, такие как тревожность, депрессия или расстройство аутистического спектра.

Согласно Американской академии педиатрии, для детей младшего возраста первой линией терапии должна быть поведенческая терапия.Эта терапия учит детей, как контролировать симптомы, изменяя поведение. Он ориентирован на позитивное подкрепление «хорошего» поведения и улучшает социальные навыки. Другими видами терапии СДВГ являются когнитивно-поведенческая терапия и обучение родительским навыкам.

Типичные лекарства от СДВГ называются стимуляторами. К ним относятся такие препараты, как Аддералл (амфетамин) и Риталин (метилфенидат). Но их следует использовать с осторожностью, потому что они являются контролируемыми веществами и могут вызывать привыкание.

Предупреждающие признаки психических расстройств

Серьезное психическое заболевание редко появляется без предупреждения. На ранних стадиях, до того как заболевание будет распознано, друзья и члены семьи могут начать замечать небольшие изменения. Они могут чувствовать, что что-то не так с мыслями, чувствами или поведением их любимого человека.

По данным Американской психиатрической ассоциации, предупреждающие знаки могут включать:
  • Социальная изоляция или потеря интереса к другим
  • Падение активности в школе, на работе или общественной деятельности
  • Проблемы с мышлением, которые могут включать концентрацию, память или логическое мышление и речь
  • Повышенная чувствительность к изображениям, звукам, запахам или прикосновениям
  • Отсутствие инициативы или интереса к участию в деятельности
  • Чувство оторванности от самого себя или своего окружения
  • Нелогичное мышление, включая преувеличенные представления о личных способностях понимать значения или влиять на события
  • Нервозность, страх или подозрение по отношению к другим людям
  • Необычное или своеобразное поведение
  • Изменения сна, аппетита или настроения

Если у человека проявляется сразу несколько из этих симптомов, и если симптомы мешают жизни человека, ему или ей следует посетить специалиста по психическому здоровью.

Риски и причины

По данным Национальной медицинской библиотеки США, недостатки характера человека не являются причиной психических заболеваний, и «слабость» или «ленивость» не имеют к ним никакого отношения. Исследователи не знают точно, что вызывает психическое заболевание, но они думают, что это комбинация факторов.

Факторы риска и причины психических заболеваний включают:
  • Злоупотребление алкоголем или психоактивными веществами
  • Химический дисбаланс в головном мозге и другие биологические проблемы
  • Воздействие токсичных химикатов или вирусов в утробе матери
  • Гены и семейный анамнез
  • Онкологическое заболевание или другое серьезное заболевание
  • Травма головного мозга
  • Социальная изоляция
  • Стресс или жестокое обращение в анамнезе и другой негативный жизненный опыт, особенно если они случаются в детстве

Может ли лекарство вызвать психическое заболевание?

Хотя лекарства обычно не вызывают психических заболеваний, некоторые лекарства могут вызывать психические симптомы.Это особенно верно, если у человека внезапно развиваются психиатрические симптомы без предшествующего анамнеза.

Всегда сообщайте своему врачу обо всех рецептурных, безрецептурных и запрещенных лекарствах, которые вы принимаете.

Психиатрические симптомы, которые могут быть вызваны лекарствами
Ажитация и психоз
Анаболические андрогенные стероиды, Бенадрил и другие антигистаминные препараты, преднизон и другие кортикостероиды, деконгестанты возбуждения, Зантак (ранитидин) и другие блокаторы h3, НПВП, опиоиды, ингибиторы протонной помпы, фторхинолоны, релаксанты скелетных мышц
Беспокойство
Анаболические андрогенные стероиды, преднизон и другие кортикостероиды, деконгестанты, ондансетрон, пенициллин, миорелаксанты, циклоспорин, ацикловир, диданозин, суматриптан
Депрессия
Анаболические андрогенные стероиды, бета-блокаторы, преднизон и другие кортикостероиды, Зантак (ранитидин) и другие блокаторы h3, статины, тетрациклины, дигоксин, эфавиренц, изотретиноин, НПВП, фторхинолоны

Бред
Антибиотики, НПВП, анаболические андрогенные стероиды, ингибиторы АПФ, бета-блокаторы, опиоиды, преднизон и другие кортикостероиды, Зантак (ранитидин) и другие блокаторы h3, препараты центрального действия от кровяного давления, такие как метилдопа и резерпин, лидокаин

Zantac Побочные эффекты

Пациенты, принимавшие Зантак, сообщали о редких случаях спутанности сознания, депрессии, возбуждения и галлюцинаций.Узнайте больше о серьезных побочных эффектах этого препарата.

Посмотреть побочные эффекты

Лечение психических заболеваний

Большинство психических заболеваний поддается эффективному лечению, особенно с помощью ранней диагностики. Варианты лечения включают психотерапию, лекарства и обучение навыкам управления симптомами.

При эффективном лечении люди с психическими заболеваниями могут жить лучше и продуктивнее.Планы лечения подбираются индивидуально для каждого пациента, потому что люди по-разному реагируют на терапию и лекарства.

Психотерапия

Психотерапия, также называемая разговорной терапией, является лучшим вариантом для некоторых пациентов. Существует ряд психотерапевтических техник, которые помогают пациентам определять и изменять мысли, поведение и эмоции с помощью обученного и лицензированного профессионала.

По данным Гарвардской медицинской школы, двумя наиболее популярными формами психотерапии являются психодинамическая терапия и когнитивно-поведенческая терапия.

Психодинамическая терапия

Психодинамическая терапия фокусируется на том, как текущие и прошлые отношения, жизненные события и желания влияют на ваш выбор и то, как вы себя чувствуете. Теория состоит в том, что люди создают образы мышления и поведения, чтобы защитить себя от травмирующих переживаний или внешних угроз. Психотерапевт может помочь людям определить эти модели мышления и поведения, а также разработать стратегии, позволяющие справиться с ними и преодолеть их.

Например, кто-то с властными родителями может испытывать трудности с установлением интимных отношений, потому что боится быть управляемым.

Этот вид терапии также может помочь улучшить социальное взаимодействие. Тип психодинамической терапии, называемый межличностной терапией, сочетает в себе психодинамическую и когнитивно-поведенческую терапию, чтобы помочь людям справиться с отношениями и научить лучшим способам общения с другими.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

В отличие от психодинамической терапии, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) меньше фокусируется на чувствах. Вместо этого он учит людей распознавать модели поведения и мышления, которые вызывают проблемы.Затем он обучает методам изменения этих шаблонов. Теория состоит в том, что люди могут изменить чувства, изменив мысли и действия.

Люди использовали КПТ для лечения курения, фобий, прокрастинации и облегчения симптомов депрессии и тревоги.

Например, у людей могут быть искаженные модели мышления, такие как постоянное мышление о худшем, чрезмерное чувство вины или самокритика, или то, что люди думают, что люди относятся к ним негативно. КПТ-терапевты помогают людям распознать эти паттерны и изменить их.

КПТ помогает людям развить более позитивные и продуктивные реакции на стресс, такие как глубокое дыхание, чтобы расслабиться, вместо гипервентиляции во время стрессовых ситуаций.

Нужна помощь в поиске терапевта?

Национальный альянс по психическим заболеваниям располагает информацией о разных типах терапевтов и о том, как их найти. Позвоните на горячую линию NAMI по номеру 800-950-NAMI или отправьте текстовое сообщение «NAMI» на номер 741741 для получения помощи в кризисной ситуации.

Лекарства, отпускаемые по рецепту

Существует ряд рецептурных лекарств для лечения психических заболеваний. Согласно исследованию 2017 года, опубликованному в журнале JAMA Internal Medicine, каждый шестой американец принимал психиатрические препараты в 2013 году.

Часто медицинские работники используют лекарства в качестве первой линии терапии психических заболеваний. Но люди должны спросить своих медицинских работников, может ли психотерапия быть достаточно эффективной без лекарств.

В зависимости от типа психического заболевания поставщики медицинских услуг могут прописать лекарство определенного типа. Поскольку люди по-разному реагируют на лекарства, поиск подходящего лекарства и дозировки часто является методом проб и ошибок. Иногда врач может прописать более одного лекарства.

Для людей важно проявлять терпение и сообщать о своих чувствах и о побочных эффектах своему врачу. У каждого лекарства есть свои побочные эффекты, и пациенту и врачу необходимо взвесить риски и преимущества каждого лекарства.

Некоторые лекарства от психических заболеваний могут вызывать привыкание. К ним относятся стимуляторы и бензодиазепины. Бензодиазепины считаются проблематичными для длительного применения и больше не рекомендуются в качестве первой линии лечения тревожности.

Лекарства от депрессии и тревоги

Лекарства от тревоги и депрессии похожи. Эти препараты предназначены для уравновешивания некоторых естественных химических веществ в головном мозге. Классы антидепрессантов включают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, ингибиторы моноаминоксидазы, атипичные антидепрессанты и трициклические антидепрессанты.СИОЗС — самый популярный тип. Они работают за счет повышения уровня серотонина в головном мозге. Серотонин влияет на настроение.

Общие лекарства от депрессии и тревоги
Лекарства от биполярного расстройства и шизофрении

Лекарства от биполярного расстройства и шизофрении называются антипсихотическими средствами.Нейролептики используются для лечения состояний, связанных с психозом. Психоз предполагает отрыв от реальности. Эти препараты облегчают симптомы, но не излечивают.

Старые нейролептики относятся к типичным нейролептикам или нейролептикам. Новые нейролептики называются атипичными нейролептиками.

Оба типа нейролептиков работают при лечении симптомов шизофрении и мании. Длительное использование старых нейролептиков может вызвать потенциально неизлечимое нервное заболевание, называемое поздней дискинезией.Это состояние связано с неконтролируемыми мышечными движениями, часто вокруг рта.

Лекарства, называемые стабилизаторами настроения, используются для лечения биполярных расстройств и перепадов настроения. Литий — известный стабилизатор настроения. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило его для лечения мании и биполярного расстройства. Стабилизаторы настроения снижают аномальную активность мозга.

Атипичные нейролептики при биполярном расстройстве или шизофрении

Информация о побочных эффектах риспердала

Риспердал вызывал множество общих побочных эффектов в клинических испытаниях, включая повышение аппетита, инфекцию верхних дыхательных путей, рвоту и сыпь.Узнайте больше о побочных эффектах Риспердала.

Посмотреть побочные эффекты Типичные нейролептики при шизофрении
  • Торазин (хлорпромазин)
  • Проксликсин (флуфеназин)
  • ,00
  • Галдол (галоперидол)
  • Локситан (оксапин)
  • Трилафон (перфеназин)
  • Наван (тиотиксен)
  • Стелазин (трифтороперазин)
Стабилизаторы настроения при биполярном расстройстве

Безопасное использование психиатрических препаратов

Специалисты советуют врачам назначать эти лекарства в минимальной эффективной дозе.Им следует продолжать наблюдение за своими пациентами, чтобы определить, нужны ли им лекарства. Исследователи обнаружили, что многим пациентам выписывают долгосрочные рецепты на лекарства, которые рекомендуются только для краткосрочного использования. Врачи и пациенты должны работать вместе над безопасным прекращением приема лекарств. Внезапное прекращение приема психиатрического препарата может быть опасным.

Факт

Психиатрические препараты, отпускаемые по рецепту, следует давать в минимальной эффективной дозе.

Пациентам также следует обсудить возможные взаимодействия с другими лекарствами и добавками, а также с пищей. Им следует избегать смешивания рецептурных препаратов с алкоголем и другими веществами.

Иногда врач может прописать лекарство для использования, отличного от одобренного FDA. Это называется назначением вне инструкции. Пациентам следует узнать, предоставляются ли их препараты для утвержденных целей.В противном случае врач и пациент должны четко понимать пределы исследования, подтверждающего рецепт, в обстоятельствах пациента.

Кроме того, когда пациенты принимают непатентованные лекарства, они должны понимать, что они не совсем то же самое, что и лекарство известной торговой марки. В них могут быть разные неактивные ингредиенты, такие как наполнители и связующие. Однако непатентованные лекарства должны иметь тот же активный ингредиент, силу, способ применения и лекарственную форму, что и лекарственные средства известных марок, и должны производиться в соответствии с такими же строгими стандартами.

Побочные эффекты лекарственных препаратов для лечения психических заболеваний

Лекарства, применяемые для лечения психических заболеваний, имеют ряд неприятных побочных эффектов. Они могут мешать пациентам сохранять работу или продолжать учебу в школе. Ожидаемые побочные эффекты зависят от класса применяемых лекарств.

Общие побочные эффекты включают:
  • Сонливость
  • Кошмары
  • Головокружение
  • Сонливость
  • Сухость во рту
  • Нервозность
  • Головные боли
  • Шаткость
  • Замешательство
  • Набор веса
  • Тошнота, диарея или расстройство желудка
  • Сексуальные проблемы

Другие виды лечения

В дополнение к лекарствам, отпускаемым по рецепту, пациенты имеют возможность изучить другие виды лечения.К ним относятся стимуляция мозга и дополнительная или альтернативная медицина.

Примеры дополнительных методов лечения, предложенных Национальным альянсом по психическим заболеваниям, включают травы и добавки и упражнения, включая йогу. Эти методы лечения могут быть полезными, но NAMI подчеркивает, что FDA не рассматривает и не одобряет многие из этих методов лечения.

Государственное учреждение, которое курирует эти методы лечения, — это Национальный центр дополнительного и комплексного здоровья. Люди могут посетить этот веб-сайт, чтобы узнать, что современная наука говорит об эффективности конкретной дополнительной терапии.

Стимуляция мозга

Стимуляция мозга включает использование электричества для непосредственной активации или подавления активности мозга. Это могут быть электроды, имплантированные в мозг или помещенные на кожу головы. Магнитные поля также могут быть приложены к голове.

Эти методы лечения могут быть полезны пациентам с психическими расстройствами, которые не поддаются лечению другими способами. Чаще всего используется электросудорожная терапия или ЭСТ, когда-то называемая электрошоковой терапией. ЭСТ используется для лечения тяжелой депрессии, которая не поддается лечению.Это также может быть полезно при биполярном расстройстве или шизофрении. ЭСТ включает использование электродов, размещаемых на голове пациента под наркозом. Они пропускают электрический ток через мозг.

Исследования показали, что ЭСТ дает результаты быстрее, чем другие формы лечения.

Травы и пищевые добавки

Различные травы и добавки используются для лечения различных психических заболеваний. Например, жирные кислоты омега-3 могут помочь снизить риск развития хронической шизофрении у молодых людей, перенесших психотический эпизод.Фолиевая кислота или витамин B9 могут быть полезны при лечении депрессии и шизофрении.

Упражнения, йога и медитация

Факт

Упражнения могут облегчить психические заболевания и уменьшить некоторые побочные эффекты от психиатрических препаратов.

Варианты лечения души и тела включают йогу, упражнения, медитацию и тай-чи.Эти занятия могут улучшить настроение и уменьшить беспокойство и другие симптомы психических заболеваний.

Упражнения также могут уменьшить побочные эффекты многих обычных психиатрических препаратов, такие как увеличение веса и усталость. Исследования показали, что эти занятия могут уменьшить симптомы депрессии и беспокойства.

Эксперты предполагают, что йога, например, может влиять на химические вещества мозга, называемые нейротрансмиттерами, повышая уровень таких химических веществ, как серотонин, которые заставляют людей чувствовать себя хорошо. Упражнения также могут уменьшить воспаление и положительно повлиять на липиды в организме.

Медитация включает в себя сидение в тихом месте, сосредоточение внимания на дыхании или специально выбранном слове, и позволяя отвлечениям приходить и уходить без осуждения. По данным Национального центра дополнительной и интегративной медицины, некоторые исследования показывают, что медитация может уменьшить симптомы тревоги, депрессии и бессонницы.

ОРГ. ПОЛИТИКИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. : Mental Illness Policy Org

Люди с серьезными психическими заболеваниями составляют непропорционально большую долю самоубийств, бездомности, насилия и лишения свободы.

  • 18% населения старше 18 лет (43 миллиона) страдают «какими-либо» психическими заболеваниями.
  • 4% населения старше 18 лет (10 миллионов) страдают «серьезными» психическими заболеваниями (ТПЗ). Этот сайт посвящен серьезным психическим заболеваниям.
  • 2 миллиона душевнобольных остаются без лечения
  • Треть бездомных — психически больные (200 000)
  • 16% заключенных (300 000) страдают психическими заболеваниями
  • 1000 убийств в год совершают психически больные
  • 10-17% тяжело психически больных совершают самоубийство
  • На содержание психически больных потрачено 15 миллиардов долларов
  • Случайные акты насилия со стороны меньшинства поражают большинство.

Видео: Потребители с нелеченой шизофренией

  1. Тратьте разумнее: тратьте на психическое «заболевание», а не на психическое «здоровье». (Видео о нелеченной шизофрении)
  2. Используйте вспомогательное амбулаторное лечение (амбулаторное лечение, назначенное судом) для тех, кто в анамнезе подвергался насилию или неоднократно госпитализировался из-за несоблюдения режима лечения.
  3. Реформировать законы о принудительном обязательстве, чтобы они предотвращали насилие, а не требовали его.
  4. Реформа закона о программе Medicaid для сохранения психиатрических больниц (устранение исключения IMD)
  5. Измените HIPAA, чтобы родители душевнобольных могли помогать близким.

КАК ФЕДЕРАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОЖЕТ УЛУЧШИТЬ УХОД

Если вы говорите о 40-50% американцев, которые могут иметь «диагностируемое психическое расстройство» в течение своей жизни (18% ежегодно), то «нет», психически больные не более агрессивны, чем другие.

Если вы говорите о 4% американцев с наиболее серьезными психическими заболеваниями, влияющими на повседневное функционирование, в первую очередь шизофренией и устойчивым к лечению биполярным расстройством, то «нет», психически больные не более агрессивны, чем другие.

Если вы говорите о подмножестве группы 4%, которые прекратили лечение, которое ранее предотвращало их психоз, госпитализацию или насилие, то «да», психически больные более склонны к насилию, чем другие. Этот более высокий, чем обычно, уровень насилия возрастает еще больше, когда эти группы злоупотребляют психоактивными веществами. Когда люди спрашивают: «Психически больные более склонны к насилию?», Они обычно спрашивают об этой группе, о наиболее серьезных психически больных, которые не проходят лечение.

Насилие почти всегда связано с прекращением лечения и переходом в состояние бреда или психоза.Есть много причин, по которым люди с серьезными психическими заболеваниями прекращают лечение. Некоторые причины присущи не только психическому заболеванию, а другие.

Способность регулировать поведение нарушена , потому что пораженным органом является мозг.

Анозогнозия: До 50% людей с шизофренией и многие люди с биполярным расстройством не понимают: они настолько больны, что даже не подозревают, что больны (анозогнозия).

Затраты / побочные эффекты : Некоторые отказываются от лечения из-за затрат, побочных эффектов, отсутствия поддержки и т. Д.

Гражданские свободы : Непонимание гражданских свобод, природы психического заболевания в сочетании с дезинформацией заставляет нас защищать право психотиков «умереть со своими правами» вместо того, чтобы требовать лечения, предотвращающего насилие, которое может восстановить свободу воли.

Реакция на галлюцинации и бред. Когда люди с серьезным психическим заболеванием разыгрываются, они часто делают это как логическую реакцию на свои заблуждения, галлюцинации и паранойю.Если вы думаете, что кто-то является дьяволом и пытается вас убить, вы сначала попытаетесь причинить ему вред.

Неправильное финансирование: Большая часть денег тратится на улучшение психического «здоровья», а не на лечение психических «болезней». Людей с серьезными психическими заболеваниями обычно отправляют в конец очереди, а не в первую очередь. Возможность получать услуги обратно пропорциональна потребности, поэтому людям с серьезными психическими заболеваниями трудно получить услуги. Поставщики психиатрических услуг часто дискриминируют людей с серьезными психическими заболеваниями с сильными симптомами.

Почти у всех есть проблемы с недобровольным обязательством и недобровольным лечением. Этот сайт вместо того, чтобы сказать «это сложный вопрос» и отказаться от него, пытается изучить науку и право, чтобы разработать политику, которая уравновешивает право пациентов на свободу, их право на лечение, право общества на безопасность и разумная фискальная политика.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Класс препарата Название (общий)
Атипичные антидепрессанты Дезирел (тразодон), Серзон (нефазодон), Веллбутрин (бупропион) Бензодин
больше не рекомендуется для лечения тревоги) Ксанакс (алпразолам), Клонопин (клоназепам), Валиум (диазепам), Ативан (лоразепам)
Ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО) (рекомендуются при депрессии, а не при тревоге) Элегамин , Парнат (транилципромин), Марплан (изокарбоксазид)
Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) Целекса (циталопрам), лексапро (эсциталопрам), триксибетин (пароксетин), виинтелликс), вииноксетелликс (флуоксетелин), прозак или флуоксетелликс. вилазодон), Золофт (сертралин)
Ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина (SNRI) Цимбалта (дулоксетин), Эффексор (венлафаксин), F этзима (левомилнаципран), Пристик (десвенлафаксин)
Трициклические и тетрациклические антидепрессанты Асцендин (амоксапин), элавил (амитриптилин), Людиомил (мапротилин)