Разное

Предметность восприятия это: Предметность Восприятия — это… Что такое Предметность Восприятия?

Содержание

Предметность Восприятия — это… Что такое Предметность Восприятия?

Предметность Восприятия
Предметность восприятия — членение единого феноменального поля — на четко очерченные и обладающие устойчивостью предметы, способностью к которому обладают младенцы самого раннего возраста. Развитие предметности восприятия — в онтогенезе — связано с успешностью практических действий — ребенка, которые опираются на общественно выработанные формы взаимодействия с внешними предметами.

Психологический словарь. 2000.

  • Предвещание
  • Предощущения

Смотреть что такое «Предметность Восприятия» в других словарях:

  • предметность восприятия — Категория. Характеристика процесса восприятия. Специфика. Членение единого феноменального поля на четко очерченные и обладающие устойчивостью предметы, способностью к которому обладают младенцы самого раннего возраста.

    Развитие предметности… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПРЕДМЕТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ — отнесение сведений, полученных из внешнего мира, к объектам этого мира. П. в. не является врожденным качеством. Решающую роль в открытии предметности мира играют осязания и движения. Отнесение явлений, сведений, полученных из внешнего мира, к… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ВОСПРИЯТИЯ СВОЙСТВА — к основным свойствам восприятия относят: см. Восприятия константность, Восприятия осмысленность, Восприятия предметность, Восприятия структурность, Восприятия целостность …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • предметность — закономерность восприятия, в коей просматривается связь с особенностями раздражителя и психофизиологическими закономерностями: членение единого поля феноменального на четко очерченные и устойчивые предметы, способностью к коему обладают уже… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВОСПРИЯТИЯ ПРЕДМЕТНОСТЬ — свойство восприятия, выражающееся в отнесении сведений, получаемых с помощью органов чувств из внешнего мира, к этому миру, к самим предметам, а напр. , не к раздражаемым рецепторным поверхностям или структурам мозга, участвующим в обработке… …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • Предметность —    одно из центральных понятий философии И. А. Ильина. Его содержание раскрывается им не с помощью сколько нибудь развернутых и четких дефиниций, а контекстуально через описание различных проблемных ситуаций, для раскрытия смысла и значимости к… …   Русская Философия. Энциклопедия

  • Ошибки восприятия — Восприятие (перцепция, от лат. perceptio) познавательный процесс, формирующий субъективную картину мира. Содержание 1 Свойства восприятия 2 Факторы восприятия 2.1 Внешние …   Википедия

  • восприятие — целостное отражение предметов, ситуаций и событий, возникающее при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности (см. рецептор) органов чувств. Вместе с процессами ощущения …   Большая психологическая энциклопедия

  • предмет — ▲ объект ↑ отдельный, (быть) в, пространство предмет реальный объект; объект, локализованный в реальном пространстве; имеет размер (например, отверстие). индивидный объект. индивидуальный объект. конкретный объект отдельно существующий объект.… …   Идеографический словарь русского языка

  • Лев Семенович Выготский — Лев Семёнович Выго/тский Статья ранее опубликована в Психологическом журнале , 2001, № 4, под названием Ключевые идеи Л.С. Выготского – вклад в мировую психологию XX столетия . Благодарим редакцию за любезное разрешение напечатать эту статью в… …   Словарь Л.С. Выготского

Основные свойства восприятия

Восприятием называется отражение в сознании человека предметов или явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств.

Восприятие, в отличие от ощущения, отражает предмет в целом, в совокупности его свойств, а не отдельные свойства. Восприятие качественно новая ступень чувственного познания с присущими ей особенностями.

Восприятие, как и любой другой психический феномен, можно рассматривать как процесс и как результат. В основе восприятия лежат межполушарные связи, связи между различными анализаторами. В корковой области анализаторов различают первичные поля, возбуждение которое дает ощущение, и вторичные поля, работа которых заключается в объединении ощущений в целостный образ и осмыслении его.

Свойства:

  1. Предметность – акт объективации, т.е. соотношение сведений внешнего мира к этому миру. Решающую роль играют осязание и движение. Объект воспринимается нами как обособленное в пространстве и времени отдельное физическое тело. Наиболее ярко это свойство проявляется во взаимообособлении фигуры и фона.
  2. Целостность – ощущения отражают отдельные свойства предметов, восприятие лишь целостный образ, складывающийся на основе обобщения знаний об отдельных свойствах, качествах, получаемых в виде отдельных ощущений. Внутренняя органическая взаимосвязь частей и целого в образе. Следует рассматривать два аспекта этого свойства:
    • объединение разных элементов в целом;
    • независимость образованного целого от качества составляющих его элементов.
  3. Структурность (обобщенность) – не является суммой ощущений. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени (слушая музыку, мы слышим ноты одну за другой).
  4. Константность – относительно воспринимающего субъекта объекты непрерывно меняются. Благодаря свойству константности, состоящему в способности перцептивной системы компенсировать эти изменения, мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, величине, цвету. Многократное восприятие одних и тех же объектов при разных условиях порождает константность этого образа. Обеспечивает относительную стабильность окружающего мира, отражая единство предметов его существования.
  5. Осмысленность – хотя восприятие возникает в результате непосредственного воздействия раздражителя на рецепторы, перцептивные образы имеют определенное смысловое значение. Восприятие тесно связано с мышлением, понимаем сущности предмета, что позволяет мысленно назвать его, т.е. отнести его к определенной группе предметов, классу, обобщить его. Основана на связи восприятия с мышлением, с пониманием сущности предмета. Связана с работой вторичных корковых полей анализаторов.
  6. Избирательность – преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими.

Принципы организации восприятия (свойства предметности и целостности) наиболее глубоко и ярко описаны и проанализированы представителями гештальтпсихологии (М. Вертгеймер, Ч. Осгуд и др.).

Источники целостности и структурности восприятия лежат в особенности самих отражаемых субъектов, с одной стороны, и в предметной Деятелности человека, с другой.

Итог восприятия – интегральный, целостный образ окружающего мира, возникающий при непосредственном воздействии раздражителя на органы чувств субъекта.

Виды восприятия: зрительное, слуховое, осязательное и т.п.

Особенности восприятия: возникновение апперцепции (свойство психики человека, выражающее зависимость восприятия предметов и явлений от предшествующего опыта данного человека). Апперцепция обуславливает различия при восприятии одних и тех же предметов различными людьми или одним и тем же человеком в разное время.

Важнейшим феноменом восприятия является отнесенность предметного образа к реальному миру – феномен проекции (к примеру, человек видит не изображение предмета на сетчатке глаза, а реальный предмет в реальном мире). Этот феномен можно проследить на всех уровнях организации Личности.

Итог:

Восприятие – активный процесс, состоящий из участия двигательных компонентов анализаторов (движение руки, глаза и т. п.), возможности в процессе восприятия, активно перемещать свое тело. При восприятии формируется адекватный образ предмета.

Общие закономерности и свойства восприятия

Различные виды восприятия имеют свои специфические свойства. Но кроме внутривидовых свойств восприятия существуют и его общие свойства: предметность, избирательность, целостность, константность, структурность, категориальность (осмысленность и обобщенность), апперцепция.

Предметность восприятия заключается в том, что психические образы предметов человек осознает не как образы, а как реальные предметы, объективируя их. Предметность восприятия означает адекватность, соответствие образов восприятия реальным объектам действительности.

Избирательность означает преимущественное выделение объекта из общего фона, при этом фон выполняет функцию системы отсчета, относительно которой оцениваются другие качества воспринимаемого предмета как фигуры. Избирательность восприятия сопровождается его центрацией — субъективным расширением зоны фокуса внимания и сжатием периферийной зоны.

При равнозначности объектов испытуемые преимущественно выделяют центральный объект и объект большей величины. Имеет значение и то, какие объекты признаются базовыми: если объект и фон равнозначны, то они могут переходить друг в друга. Целостность восприятия – это отражение предмета в качестве устойчивой совокупности элементов, даже если отдельные ее части в данных условиях не наблюдаются.

Константность восприятия – это независимость отражения объективных качеств предметов (величины, формы, цвета) от изменения условий их восприятия – освещенности, расстояния, угла зрения.

Константность восприятия размеров означает то, что мы правильно воспринимаем размеры наблюдаемого объекта независимо от того, близко он находится от нас или далеко. Дом в конце улицы воспринимается нами большим, чем почтовый ящик, находящийся поблизости, хотя первый создает намного меньший образ на сетчатке, чем последний.

Аналогичный феномен – константность восприятия формы: мы воспринимаем форму объекта более или менее независимо от угла, под которым мы его рассматриваем. Прямоугольная дверь будет выглядеть прямоугольной, даже несмотря на то, что под большинством углов рассмотрения она будет создавать на сетчатке трапециевидный образ.

Структурность восприятия является следствием его целостности и отражает устойчивое соотношение отдельных компонентов перцептивного образа. Структурность наглядно демонстрирует, что восприятие не сводится к простой сумме ощущений. Например, мы слышим мелодию, а не сумбурное, хаотическое нагромождение звуков.

Категориальность (осмысленность и обобщенность) восприятия предполагает, что объект воспринимается и мыслится не как непосредственная данность, а как представитель некоторого класса объектов. В осмысленности проявляется связь восприятия с мышлением, а в обобщенности – с мышлением и памятью.

Апперцепция — это зависимость восприятия от прошлого опыта человека, от имеющихся у него знаний, его интересов, потребностей и склонностей (устойчивая апперцепция), а также от его эмоционального состояния и предшествующих восприятию действий (временная апперцепция).

Восприятие — что это такое, свойства и виды восприятия в психологии

Обновлено 24 июля 2021
  1. Что это такое
  2. Свойства восприятия
  3. Его виды
  4. Ошибки в восприятии (иллюзии)
  5. Как люди воспринимают друг друга

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Сегодня хочу поговорить про очень интересную штуку — восприятие человеком окружающего мира и других людей.

Взглянем на этот процесс с точки зрения психологии, чтобы понять его суть. Узнаем, какими свойствами оно обладает, на какие виды подразделяется, какие ошибки иногда возникают и как человек воспринимает другого человека. Надеюсь, что будет интересно.

Восприятие — что это?

Термин «восприятие» можно рассматривать в двух контекстах. В одном из них:

Восприятие – это процесс, посредством которого формируются образы окружающего мира, отражение реальности в психике.

В данном случае понятие представляет собой глагол, то есть действие.

В другом контексте восприятие – это существительное, предмет, результат, сам образ.

Чаще всего наука (что это?) использует первый вариант значений. На него мы и будем опираться в этой статье.

Восприятие является синонимом слова перцепция, которое, в свою очередь, в переводе с латинского perceptio означает субъективное, чувственное познание окружающей среды. Также равнозначно используются такие слова, как: оценка, приятие, созерцание и другие.

Что такое восприятие простыми словами? В процессе жизни человек не перестает заниматься познанием мира. Например, в магазине вас заинтересовала какая-то вещь: вы возьмете ее в руки, чтобы понять, какой она текстуры, веса, плотности, цвета, запаха, вкуса и так далее, то есть задействуете необходимые органы чувств (еда – вкус, книга – зрение).

Все эти характеристики вызывают разные ощущения, которые в совокупности рождают образ предмета. Процесс познания, таким образом, и есть восприятие.

Важно отметить, что восприятие в психологии – это не только сумма ощущений. Сюда также входят наши индивидуальные знания и представления о мире. Данный феномен тесно связан с другими психическими процессами: памятью, мышлением, речью, мотивационной сферой и вниманием.

4 уровня восприятия

Данный процесс содержит в себе 4 уровня:

  1. Обнаружение – здесь мы понимаем, что есть определенный стимул извне (ухо воспринимает некий сигнал).
  2. Различение – собственно восприятие раздражителя (человек понимает, что это звук).
  3. Идентификация – поиск образа среди существующих в психическом опыте (на что он похож из знакомых?).
  4. Опознание – отнесение образа к конкретной категории (это детский смех за окном).

Свойства восприятия

Принято выделять 7 свойств восприятия:

  1. Избирательность – преимущественное выделение одного предмета на фоне остальных по причине невозможности объять их большое множество одновременно. В книжном магазине вы будете перебирать книги одну за другой, чтобы определиться, какую из них стоит купить для дальнейшего прочтения.

    Когда у вас в руках находится конкретная, в этот момент все внимание сосредоточенно на ней: читатель осматривает ее внешне, читает название, содержание, бегло пролистывает. Остальные как будто не существуют, уходят в фон. Но как только интерес к этому изданию пропадает, внимание перемещается к следующему. В фон уходит то, что было в руках.

  2. Предметность восприятия – представляет собой отнесение предмета к определенной категории предметов среды. Например, зеленое, круглое, твердое и сладкое – это яблоко, фрукт, а зеленое, длинное и рычит – это крокодил, животное.

    Часто процесс узнавания происходит не сразу: человек вынужден потратить некоторое время и дополнительные усилия, чтобы определить род изучаемого объекта (подойти ближе, вслушаться или внюхаться).

    Также узнавание делят на специфическое и неспецифическое: первое – это то, что нам хорошо знакомо (на улице я узнаю автомобиль моего мужа). Второй вид помогает определить только род предмета, его поверхностные характеристики (на улице я вижу много движущихся предметов и определяю их как машины, но не знаю чьи они, год их выпуска, историю и т.д.).

    В связи с этим предметность влияет на поведение человека: если предложить ему на ужин знакомую яичницу, то последняя будет быстро съедена. В случае когда перед нами незнакомый продукт, большинство, скорее всего, проявит осторожность – будет более внимательно интересоваться предложенным блюдом.

  3. Апперцепция выражается в зависимости формирования образа от психического опыта, личностных особенностей индивида. Проще говоря, один и тот же предмет люди воспринимают по-разному, опираясь на свои убеждения, установки, ценности и потребности.

    В приведенном ниже небольшом видео показано это свойство человеческого восприятия на простых картинках, которые каждый видит по-разному:

  4. Целостность – свойство, демонстрирующее тот факт, что образ всегда воспринимается целым на основе совокупности ощущений, от него полученным. То есть его не может создать только лишь цвет или звук. Важным фактором здесь является движение. Например, лягушка не воспринимает муху как муху, если та остается неподвижной, поэтому не будет на нее охотиться.
  5. Структурность заключается в том, что восприятие – не есть сумма отдельных ощущений. Образ рождается только благодаря их взаимодействию. Каждый элемент становится значимым при соотнесении с целым. Например, большое, железное и плывет по воде – это пароход, большое и железное на рельсах – поезд: замена одного элемента меняет образ.

    Также когда человек слушает музыку, то не воспринимает каждую ноту в отдельности: он слышит всю мелодию. Проигрывание нот в разном порядке и тональности приводит к изменению всей мелодии.

  6. Константность – относительное постоянство окружающих предметов. Почему относительное? Днем вы ясно видите, что ваш дом имеет голубой цвет, но с наступлением ночи он становится серым. При этом вы точно знаете, что дом ваш, так как не придаете значения факту изменения зрительного восприятия.

    Если бы этого свойства не существовало, то с наступлением ночи повсюду слышались бы крики ужаса и отчаяния: люди не узнавали бы свои жилища, другие ориентиры были бы тоже потеряны.

  7. Осмысленность – это осознанность предметов и явлений окружающего мира. К примеру, если мы видим ложку, то сразу понимаем, для чего она и как ею пользоваться. Это подтверждает тот факт, что восприятие не является врожденным: мы обучаемся ему в течение жизни.

Виды восприятия

Мир огромен и разнообразен: каждый предмет или явление воспринимается посредством разных приемников или анализаторов, один из которых всегда ведущий.

При чтении печатной информации мы в большей степени опираемся на зрение, в еде – на вкусовые ощущения, обнимая человека, воспринимаем его через тело, тактильный контакт.

Существует несколько классификаций видов восприятия:

По модальности:

  1. зрительное – создание зрительного образа:
  2. слуховое – восприимчивость звуков;
  3. осязательное восприятие – считывание информации о среде через тактильные ощущения;
  4. обонятельное – различение запахов;
  5. вкусовое – построение образа с помощью вкусовых ощущений.

В зависимости от ведущего анализатора:

  1. Простой вид – это зрение, слух и осязание. Такой вид восприятия есть у всех здоровых людей. В зависимости от того, какой анализатор человек использует чаще всего, его относят к группе людей с соответствующим типом восприятия:
    1. кинестетический (ощущения, движение) – человек (его называют кинестетик) считывает информацию, опираясь больше всего на движение предметов, ощущения, которые эти предметы вызывают. В его речи постоянно звучат слова «взять», «ухватить», «пробовать», «ощутить», «почувствовать»;
    2. аудиальный (звук) – большая часть восприятия мира происходит с помощью слуха. Такие люди часто говорят «я слышу», «послушайте», «слушать», «звучит» и другие;
    3. визуальный (зрение) – ведущим приемником являются глаза: «я вижу», «смотрю», «представляю».
    Таким образом, прислушавшись к тому, как человек говорит, можно вычислить его индивидуальный тип простого восприятия. Это знание поможет решить вечную проблему взаимодействия – неспособность понять друг друга. Последнее происходит именно из-за разных способностей «видения» мира.
  2. Сложный – представляет собой сочетание двух и более типов восприятия в разной комбинации: например, зрительно-слуховой или зрительно-двигательно-слуховой. Так происходит, если индивид использует конкретную пару или тройку анализаторов одинаково часто.
  3. Специальный вид – это специфическое восприятие, процесс которого зависит от воспринимаемого объекта: слушаете ли вы музыку, что-то едите или стараетесь высчитать время и пространство, а может анализируете чье-либо отношение к вам – каждая ситуация «требует» своего подхода. Вы не можете попробовать музыку на вкус, понюхать текст и рассказать о чем он, сделать вывод о мягкости предмета, не дотронувшись до него.

По способу актуализации:

Восприятие в психологии также может быть произвольным и непроизвольным. Первое обязательно имеет цель, намерение и осознанность действий. Например, ребенок читает книгу и понимает, зачем он это делает. Он направляет в эту деятельность все свое внимание, сосредотачивает зрение на буквах, держит учебник в руках.

Непроизвольное восприятие вызвано средой, а не целями индивида. Яркий пример: реакция ноги на молоточек невропатолога, которым он ударяет под коленную чашечку, чтобы проверить физиологические реакции.

Ошибки в восприятии (иллюзии)

В мире нет ничего совершенного, и восприятие не исключение. По разным причинам этот процесс может «сбоить» и давать индивиду ошибочные образы, не соответствующие реальности.

Такие нарушения бывают двух видов:

  1. иллюзии – это извращенное восприятие существующих предметов и явлений. Иллюзии, в свою очередь, бывают:
    1. аффектогенные – их причиной являются чувства и эмоции. Например, тревожная личность может рассмотреть в тени от дерева надвигающегося маньяка или монстра, слышать угрозу в чужой речи, стыдливому человеку везде будут мерещиться критика и пристыживание;
    2. парейдолические – возникновение фантастических образов при взаимодействии с реальностью (кровь в стакане вместо воды, жуки вместо пятен грязи). Этот вид иллюзий является предшественником галлюцинаций.
  2. Галлюцинации представляют собой образы, которых не существует в реальности либо их нет в момент кажущиеся восприятия. Данное нарушение самостоятельно присутствует только у психически нездоровых людей – психотиков (например, шизофреники).

    Единственное условие, при котором нормальный человек может временно видеть галлюцанации – это насильственное изменение состояния психики (гипноз, наркотики).

Восприятие человека человеком

Интересная картина получается, когда речь идет о восприятии человека человеком. Интересная, потому что в действительности мы не видим друг друга при первой встрече такими, какие мы есть в реальности, и на это есть множество причин.

Замечали ли вы, что при знакомстве с личностью, имеющей приятную для вас внешность, вы автоматически считаете его добрым и хорошим? А если он имеет внешние сходства с любимой подругой-мамой-братом, то симпатия к нему возрастает в разы?

Восприятие других обусловлено еще многими факторами, на которые мы осознанно или нет обращаем внимание: осанка, жесты, культура речи, манеры, поведение, его профессия, статус и другие.

Итак, можно выделить 4 способа интерпретации характеристик других людей:

  1. эмоциональный – красивый, значит хороший, душевный;
  2. аналитический – нахмуренные брови, острые скулы «характеризуют» злого человека;
  3. перцептивно-ассоциативный – похож на вредного соседа, значит, такой же неприятный;
  4. социально-ассоциативный – приписывание человеку социальных качеств исходя из внешнего вида. Порванная, грязная одежда «говорит» нам о неблагополучности личности и вызывает желание держаться подальше. А вот опрятный костюм и дорогое авто возвышают незнакомца в наших глазах.

Краткое резюме

Таким образом, восприятие человека человеком поддается социальным стереотипам, меркам и эталонам. Также большое влияние на ваше впечатление могут оказать чужие мнения, высказанные людьми, имеющими для вас авторитет.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Восприятие и его основные свойства

Психологии восприятия посвящено большое количество исследований — теоретических и экспериментальных. Восприятие, по сути, представляет собой личностно-организованную, комплексную, многоуровневую и разнообразную перцептивную деятельность, развернутую во времени и пространстве. Согласно хрестоматийному определению восприятие — это отражение в психике человека предметов и явлений мира в целом (в комплексе свойств) при их непосредственном воздействии в данный момент на органы чувствительности. Прокомментируем это несложное, но и не однозначное психологическое определение.

Во-первых, «местом» отражения образа восприятия названа психика, а не мозг и не сознание. Во многих учебниках и словарях в этом случае пишут об отражении «в мозге». Приведем образное выражение одного из основоположников советской психологии А Р. Лурии ( 1902 — 1977). Он говорил, что в мозгу отражается кирпич, когда он падает на голову. Восприятие же кирпича — это его
отражение в сознании. Но образ восприятия не обязательно является осознанным, т.е. разделяющим отраженный мир на объективное и субъективное. Сознание, конечно, может участвовать в человеческом восприятии, и такое происходит в случае подключения к восприятию внимания. Осмысленность как качество восприятия не одно и то же, что его осознанность.

Во-вторых, особенность восприятия заключается в отражении предмета в целом, как такового, а не механического набора отдельных свойств. Причина подобной предметной целостности восприятия состоит не только в « суммировании» образов различных ощущений, не только в наличии соответствующей физиологической «картинки». В предметном восприятии необходимо участие памяти, мышления, опыта человека.

Наконец, третий момент, выделенный в определении восприятия, отличает его, например, от воображения, памяти, при которых субъективный образ существует в момент объективного отсутствия отражаемого предмета.

Специфика восприятия убедительно раскрывается посредством трактовки его основных свойств, количество и название которых у разных авторов варьируется. Но суть сводится к следующему.

  1. Основное свойство восприятия — это его предметность, которая сочетается со свойством целостности, а зачастую — осмысленности. Отразить предмет — значит увидеть (или услышать)
    нечто целостное, функционально завершенное, для чего-то нужное, имеющее определенное значение. Объективный мир предметен, но не все из него вычленяется, отражается предметно в форме дис­кретного образа восприятия. Что-то остается субъективно не воспринятым, не понятым, не нашедшим «применения», хотя оно, быть может, отражено объективно физиологически. Человек мысленно «замыкает» даже незавершенные контуры и превращает их в известные ему предметы. Люди видят предметы там, где их в реальности нет (тест Роршаха, например), причем в одинаковом материале (бесформенном наборе пятен) испытуемые находят и узнают разное. Идет «проекция» опыта, особенностей личности на результаты восприятия. Это следствие не только физиологического образа, который может быть избыточно полным или, напротив, недостаточным. Предметность есть следствие работы мышления, воображения, памяти. Некий индивид не может, например, любоваться картиной или наслаждаться музыкой не потому, что он слеп или глух. С физиологией может быть все в порядке, но для полноценности восприятия не хватает, положим, желания, времени, фантазии. Многие агнозии имеют своей причиной не нарушения в работе соответствующих анализаторов, а отсутствие необходимых связей восприятия с мышлением, воображением, мотивацией. Свойство предметности убедительно проявляется в иллюзиях восприятия. Например, у дошкольника еще нет зрительно-весовой иллюзии, заключающейся в признании неравенства веса двух предметов, значительно отличающихся по объему, но в действительности одинаковых по тяжести. У ребенка не сформировано взаимодействие восприятия разной модальности (зрительного и проприоцептивного, тактильного), недостаточно развито свойство предметности. Такое восприятие можно назвать неосмысленным, т.е. как бы «не отработанным» мыслью, аналитико- синтетической деятельностью мышления. Развитые формы восприятия фактически сливаются с визуальным мышлением. То или иное понимание предмета дано вместе с его восприятием.
  2. Образ восприятия обладает свойством обобщенности (категориальности), что непосредственно вытекает из качества предметности и является следствием участия в нем речи. Воспринятый предмет называется, а значит, классифицируется, относится к определенному разряду. Предмет обобщается с другими одноименными. В этом общечеловеческом свойстве восприятия возможны существенные индивидуальные различия. Один человек увидел, например, здание и пошел дальше. Другой индивид воспринял это же здание как некое архитектурное сооружение. Возникают совершенно различные образы, в восприятии работают разные словесные и другие знаковые средства. Свойство обобщенности по-разному представлено в различных видах восприятия. Так, для обонятельных образов в языке значительно меньше слов, чем для зрительных. Потому образы обоняния менее дифференцированы, более «категоричны». Обобщенность развивается и меняется вместе с развитием и изменением речи, мышления, опыта. Для восприятия пейзажиста, наверное, не существует одинаковых, обобщенных полян, равно как для учителя в реальности нет «обобщенного» школьника. Обобщенность восприятия упорядочивает отраженный мир, но в известном смысле упрощает, усредняет его.
  3. Третьим свойством восприятия является его относительная константность, что относится к восприятию формы, цвета, величины (удаленности) предмета независимо от резко изменяющихся объективных условий перцепции. Человек, например, чаще видит тарелку эллипсоидной, но воспринимает ее всегда круглой. Физиологические следы (в сетчатке глаза) людей, рассматриваемых на расстоянии двух или двадцати метров, существенно различаются размерами. Но эти люди не воспринимаются соответственно великанами или карликами. Лицо знакомого человека воспринимается относительно постоянным независимо от ракурса рассмотрения, освещения, наличия косметики.

Причина свойства константности заключается в предметности и осмысленности, в связях восприятия с другими психическими процессами,  а также в способности человека воспринимать не только предмет, но и сами условия перцепции. Свойство константности восприятия величины — удаленности легко «снимается», например, в эксперименте, если испытуемый лишен возможности восприятия пространственной перспективы. Как и все высшие психические свойства, константность восприятия формируема. Ребенок, живущий в высотном доме, например, раньше «принимает» константность величины человека внизу на улице, чем его сверстник, впервые ока­завшийся на балконе одиннадцатого этажа. Благодаря константности и всем другим перечисленным свойствам человек живет в мире относительно постоянных предметов, в мире сущностей, а не бесконечно переменчивых физических явлений.

Восприятие динамично, т.е. находится в развитии, изменении.

Обозначим основные направления этой динамики в онтогенезе психики.

  1. Становление, смена, редукция системы перцептивных действий, т.е. движений, осуществляемых в рецепторах, без которых психическое отражение невозможно. Это движения по «ощупыванию» мира, по уподоблению ему, выделению в нем « информативных точек». У новорожденного таких перцептивных действий нет, он еще не может сосредоточить взгляд на предмете, схватить его и ощупать. Перцептивные действия происходят из практических, предметных действий и далее видоизменяются, совершенствуются в ходе психического развития. Вначале они существуют развернуто (сукцессивно), подобно ощупывающим движениям пальцев руки. Затем становятся одномоментными, свернутыми (симультанными) по типу микроскачка глаза. Складывается динамичная, многоуровневая система перцептивных действий, которая задействуется во взаимозависимости от других направлений динамики восприятия: его задачи и алфавита.
  2. Развитие восприятия идет по пути становления, укрупнения, преобразования его алфавита , сенсорных эталонов, оперативных единиц. Восприятие внутренне вооружено особым алфавитом. Человек воспринимает мир не непосредственно, а сквозь сито эталонов, единиц перцепции. Такой алфавит меняется в ходе развития и практической деятельности. Рассмотрим для наглядности смену алфавита восприятия при овладении ребенком чтением. Вначале «единицей» восприятия и различения является буква, положим, есть М и есть А. Затем алфавит укрупняется до слогов, из двух букв получается нечто новое — МА. Когда объединятся два слога, то получится не просто звучащее как МА-МА, а качественно новая единица в виде слова: МАМА. Далее идет укрупнение алфавита чтения. Человек воспринимает не буквы, не слоги, не слова, а предложения, мысли. Изменилось не только чтение, не только восприятие. Вся психика стала качественно другой. Соответственно будут меняться перцептивные движения глаз при чтении: от обведения буквы по контуру до  «диагонального» движения по странице текста. При этом принципиально меняется и предмет внимания, и содержание поля сознания читающего человека. Нечто подобное происходит во всех видах восприятия. При восприятии речи человек выделяет фонематические признаки, т.е. такие физические характеристики звука, от которых меняется значение слова. Скажем, в русском языке к таким признакам относятся звонкость — глухость, ударность — безударность. В каждом языке существуют свои специфические фонемы. Например, во вьетнамском языке фонематическим признаком выступает тональность (высота) звука, в которой для русского языка отражается лишь эмоции говорящего. Слуховой и речевой аппараты устроены одинаково у людей всех языковых и национальных принадлежностей. Но фонематические различия речи на разных языках (и даже диалектах) могут быть очень существенными. За исключением отдельных профессий алфавит восприятия складывается у человека стихийно, путем приспособления и передачи традиций, хотя в отечественной детской психологии решалась задача сенсорного воспитания дошкольника. Конечно,человека следует учить адекватному восприятию всего разнообразия и богатства мира, в том числе внутреннего, психического. Художник видит, а музыкант слышит мир по-другому, чем люди необученные. Опытный механик может по нюансу звука обнаружить неисправность сложного и шумного двигателя. Все это иллюстрирует и подтверждает большие возможности человеческой психики.
  3. Третьим направлением развития и динамики восприятия, связывающим два предшествующих, является становление и смена перцептивных задач. Для ребенка таких задач вначале вообще не существует. Затем формируются восприятие, любознательность, потребность в знании. Возникают многообразные задачи восприятия: от простейшего обнаружения, различения, опознания до развернутой и систематической деятельности наблюдения; от восприятия листа бумаги до восприятия мироздания. Восприятие задействовано, таким образом, в любой человеческой деятельности и может внешне проявиться как в нескольких движениях глаз (узнавание), так и в длительной умственной работе с учебником.
  4. Подчеркнем, наконец, что еще одним, ранее описанным направлением развития восприятия является его пересечение, взаимодействие с другими психическими функциями, с личностью в целом. Чем богаче межфункциональные связи, тем сложнее и совершеннее процесс восприятия мира. В том, что, как и зачем воспринимает человек, в значительной мере проявляется и он сам: его потребности и способности, интеллект и сознание, внимание, характер да и все остальное.

28.4. Свойства восприятия | Вестишки.ру


Опорные слова к вопросу №28 — здесь

Восприятие характеризуется через специфические свойства, принципи­ально отличающие его от процессов ощущения. К таким свойствам приня­то относить:

  • осмысленность,
  • предметность,
  • целостность,
  • структурность,
  • избирательность,
  • константность.

Осмысленность восприятия. Восприятие тесно связано с мышлением и пониманием характера, природы и сущности явлений окружающего мира. Любые перцептивные образы наделены для воспринимающего субъекта оп­ределенным значением, смыслом. По А.Н. Леонтьеву, значение представля­ет собой результат кристаллизации социокультурного опыта человечества и служит необходимым дополнением к «чувственному коду» объектов. Чело­век воспринимает мир сквозь призму значений, которые можно считать пя­тым «квази-измерением» (наряду с тремя пространственными и временным). Кроме того, различные ситуации, целостно воспринимаемые человеком, все­гда наполнены для него уникальным личностным смыслом.

Предметность восприятия. Психические образы человек воспринимает не как образы, а как реальные предметы реального мира. Иначе говоря, все впечатления и сведения, получаемые из внешнего феноменального мира, связываются с конкретными объектами. Швейцарским психологом Германом Роршахом (1884-1922) было установлено, что даже бессмысленные чернильные пятна всегда воспринимаются людьми как нечто предметно оформленное (лицо, собака, облако, озеро и т.д.), и толь­ко люди с психическими расстройствами склонны воспринимать случайные чернильные пятна как таковые.

Следовательно, восприятие протекает как ди­намический процесс поиска ответа на вопрос: «Что это такое?».

Целостность. Восприятие — это прежде всего целостный образ пред­мета. Всякий объект или пространственная предметная ситуация восприни­маются как устойчивое системное целое, даже если некоторые элемен­ты этого целого в данный момент невозможно наблюдать (например, тыль­ная сторона вещи).

Проблема целостности восприятия впервые была экспериментально исследована представителями гештальт-психологии. Здесь целостность понималась как изначальное свойство восприятия, определяемое общими законами сознания.

Однако позднее было доказано, что способность целостного зрительно­го восприятия предметов не является врожденной. Об этом свидетельству­ют данные о восприятии людей, которые ослепли в младенчестве и вновь обрели зрение в зрелые годы: в первые дни после операции они видели не мир предметов, а лишь расплывчатые очертания и пятна различной яркости и величины. Постепенно, через несколько недель, у этих людей сформирова­лось целостное зрительное восприятие, но оно оставалось ограничено теми объектами, которые они восприняли ранее путем осязания. Это позволило сделать вывод, что целостное восприятие формируется в практике и являет­ся системой перцептивных действий, которыми необходимо овладеть.

Структурность восприятия. Как уже отмечалось, восприятие не являет­ся простой суммой ощущений. В акте восприятия мы фактически выделяем абстрагированную от непосредственных ощущений обобщенную структуру. Так, слушая музыку, человек воспринимает не отдельные звуки, но единую мелодию; он узнает ее и тогда, когда она исполняется оркестром, и когда ее воспроизводит один рояль или человеческий голос, хотя отдельные зву­ковые ощущения в указанных случаях различны.

Согласно основному положению гештальт-психологии, в основе цело­стного, структурного и константного восприятия предмета обнаруживается первичное отношение «фигура — фон», обеспечивающее выделение струк­турированной целостности из недифференцированного пространства, кото­рое как бы «отодвигается на второй план» восприятия.

Избирательность восприятия проявляется в преимущественном выде­лении одних объектов (или их частей) по сравнению с другими. Избиратель­ность восприятия связана с процессами внимания. Выделяемый и в силу этого более отчетливо отражаемый объект восприятия выступает в качестве «фигуры», тогда как остальные объекты образуют его «фон». Предпочтительное выделение конкретных объектов при прочих равных условиях обу­словлено высокой степенью интенсивности их воздействия, биологической значимостью и связью с актуальными потребностями, установками, целями и задачами деятельности. Последнее подтверждается эффектами восприятия нескольких смешанных речевых потоков, из которых выделяется личностно значимая информация, а также двойственных или многозначных изображе­ний (например, знаменитый рисунок «Жена или теща»).

Константность восприятия — это способность перцептивной систе­мы поддерживать постоянство существенных признаков предмета несмотря на изменения в его «внешнем облике», обусловленные многообразием по­ложений в пространстве и условий предъявления. Благодаря константности мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, цвету, величине и т.п. Источником константности восприятия являют­ся активные действия перцептивной системы (системы анализаторов, обес­печивающих акт восприятия). Многократное восприятие одних и тех же объ­ектов при разных условиях позволяет выделить относительно постоянную, инвариантную структуру воспринимаемого объекта.

Константность восприятия не врожденное, а приобретенное свойство. Нарушение константно­сти восприятия происходит, когда человек попадает в незнакомую стимульную ситуацию. Например, человеку, который впервые смотрит с верхнего этажа высотного здания вниз, автомобили и пешеходы кажутся уменьшен­ными; в то же время строители, постоянно работающие на высоте, сообща­ют, что они воспринимают объекты, расположенные внизу, без искажения их размеров.

Нарушение константности восприятия приводит к полной потере ориен­тировки в окружающем мире.

 

Основные свойства восприятия

Свойство восприятия

В чём заключается

Осмысленность и

обобщённость

Воспринимая предметы и явления, человек осознаёт, понимает то, что воспринимается.

Предметность

Психические образы человек осознаёт не как образы, а как реальные предметы, вынося образы вовне, объективизируя их.

Целостность

В предметах и явлениях действительности отдельные их признаки и свойства находятся в постоянной устойчивой зависимости. В восприятии отражаются устойчивые связи между компонентами предмета или явления.

Структурность

Человек узнаёт различные объекты благодаря устойчивой структуре их признаков. В восприятии вычленяются взаимоотношения частей и сторон предмета.

Избирательность

Из бесчисленного количества окружающих человека предметов и явлений, он выделяет в данный момент лишь некоторые из них. Это зависит от того, на что направлена деятельность человека, от его потребностей и интересов.

Константность

Одни и те же предметы воспринимаются человеком в изменяющихся условиях: при различной освещённости, с разных точек зрения, с разного расстояния и т.п. Однако объективные качества предметов воспринимаются в неизменном виде.

 

6.2.2. Свойства восприятия . Психология физической культуры. Учебник

В структуре восприятия выделяют две подструктуры – свойства и виды. К свойствам восприятия относятся: избирательность, предметность, апперцепция, целостность, структурность, константность, осмысленность, обобщенность, активность.

Преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими характеризует избирательность восприятия. То, что находится в центре внимания человека при восприятии, – это предмет восприятия; все остальное, второстепенное – фон восприятия. Они очень динамичны: то, что было предметом восприятия, по завершении работы может слиться с фоном, и наоборот, что-то из фона может стать предметом восприятия. Это имеет большое практическое значение: когда надо помочь выделить предмет из фона, используют яркую окраску (олимпийская одежда спортсменов), особый шрифт (правила в учебниках) и т. п. Избирательность восприятия зависит от субъективных, личностных особенностей человека, от его позиций в воспринимаемой ситуации. Так, например, в спорте существуют такие понятия, как «свое-чужое поле», «удобный-неудобный противник», спортивный поединок по-разному будут воспринимать зритель, игрок и судья. Поэтому судейство в таких видах спорта, как фигурное катание, бокс, гимнастика, будет всегда опираться на субъективные отношения судей и их оценки.

Апперцепция. Это свойство означает зависимость восприятия от прошлого опыта человека, его знаний, интересов, ориентаций. С предыдущим опытом человека связаны его интересы, установки, стремления, чувства, взгляды и убеждения, которые также влияют на восприятие им предметов и явлений окружающей действительности. Известно, что восприятие картинки, мелодии, кинокартины у разных людей неодинаково. Бывают случаи, когда человек воспринимает не то, что есть, а желаемое ему. Апперцепция – одна из важнейших особенностей восприятия. Воспринимает не сам по себе глаз, не изолированное ухо слышит звук, не отдельно язык различает вкусовые качества.

Предметность восприятия – это отнесенность его к объектам внешнего мира. Человек воспринимает объект не только как комплекс признаков, но и оценивает его как определенный предмет, не ограничиваясь установлением его индивидуальных особенностей, а всегда относя к какой-либо категории, например: овальный, зеленый, пахучий, безвкусный, водянистый – это огурец, овощ; круглый, оранжевый, ароматный, шероховатый, сладкий – это апельсин, фрукт. Предметность заключается в том, что воспринимаемый объект осознается нами как объективно существующий, находящийся вне нас, вне пространства анализатора. Свойство предметности реализуется в предметной деятельности, регулируя и ориентируя человека в системе отношений к действительности, и подтверждается практикой. Метая диск, мы осознаем этот предмет как находящийся в пространстве вне нас. Иногда процесс узнавания происходит не сразу – человеку приходится всматриваться, вслушиваться, приближаться к объекту для получения новых сведений о нем.

Целостность. Восприятие всегда есть целостный образ объекта. Зрительные ощущения не обеспечивают предметного отражения. Способность целостного зрительного восприятия не является врожденной. У слепорожденных, обретших зрение в зрелые годы, восприятие возникает не сразу, а через несколько недель. Этот факт еще раз подтверждает, что восприятие формируется в процессе практики и представляет собой систему перцептивных действий, которыми надо овладеть. Целостность восприятия выражается в единстве воспринимаемых частей структуры объекта. Компоненты целого могут восприниматься в различной комбинации, последовательности, но интегративная композиция целого объекта в восприятии остается. Спортивный поединок воспринимается нами как целостное действие, а не частями его зрительных, звуковых, эмоциональных и других компонентов. Целостный образ складывается в результате процесса обобщения знаний об отдельных свойствах и качествах объекта восприятия.

Структурность. Структурность восприятия заключается в том, что оно представляет собой не просто сумму ощущений, в нем отражаются взаимоотношения различных свойств и частей предмета, т. е. их структура. Каждая часть, входящая в образ восприятия, приобретает значение лишь при соотнесении ее с целым и определяется им. Так, слушая музыку, мы воспринимаем не отдельные звуки, а мелодию; узнаем эту мелодию, когда ее исполняет оркестр, либо какой-то один музыкальный инструмент, либо человеческий голос, хотя слуховые ощущения при этом различны.

Константность – это относительное постоянство воспринимаемых величины, цвета и формы предметов при изменении расстояния, ракурса, освещенности. Ее источником являются активные действия системы анализаторов, обеспечивающих акт восприятия. Восприятие объектов при разных условиях позволяет выделить относительно постоянную инвариантную структуру объекта. Константность – не врожденное, а приобретенное свойство. При отсутствии константности ориентировка невозможна. Если бы восприятие не было константным, то при каждом шаге, повороте, движении мы бы сталкивались с «новыми» предметами, не узнавая их. Константность восприятия определяет постоянство воспринимаемого объекта (в пределах определенного диапазона восприятия) при изменяющихся условиях восприятия. Например, при различной удаленности, угле зрения, освещенности, температурном режиме и прочих условиях восприятия мы воспринимаем величину, форму объекта постоянной. Воспринимаем постоянно (константно) цвет объекта и с близкого, и с удаленного расстояния.

Осмысленность. Восприятие у человека тесно связано с мышлением. Осмысленность восприятия, которое выражается в том, что воспринимаемый объект или явление всегда имеет смысловое содержание, значение, а значит, связано с нашим мышлением и опосредовано им. Сознательно воспринимать объект – значит мысленно назвать его, обозначить, отнести к определенному классу и обобщить его в слове. Существенной стороной осмысленности восприятия является вербализация воспринятого. Осмысленность восприятия представляет собой осознанность отображаемых объектов, а отражение любого единичного случая как особого проявления общего – обобщенность восприятия. Осмысленность и обобщенность восприятия достигаются пониманием сущности предметов в процессе мыслительной деятельности. Восприятие протекает как динамический процесс поиска ответа на вопрос: «Что это такое?» Осмыслить, сознательно воспринять предмет – значит прежде всего назвать его, обобщить в слове, отнести к определенному классу. Незнакомый предмет мы сравниваем со знакомым, пытаемся отнести его к некоторой категории.

Обобщенность. Это свойство восприятия означает отнесенность каждого образа к некоторому классу объектов. Обобщенность восприятия – это отражение единичного случая как особого проявления общего. Определенное обобщение имеется в каждом акте восприятия. Степень обобщения зависит от уровня и объема имеющихся у человека знаний. Скажем, ярко-красный цветок осознается нами или как астра, или как представитель семейства сложноцветных. Слово – орудие обобщения. Называние предмета повышает уровень обобщения восприятия. Осмысленность и обобщенность хорошо выявляются при восприятии незаконченных рисунков. Эти рисунки дополняются нашими опытом и знаниями. Каждый воспринимаемый предмет мы обозначаем словом-понятием и относим к определенному классу. Если мы говорим «игровые виды спорта», то сразу относим сюда волейбол, футбол, баскетбол, гандбол и т. д.

Активность. Обычно наше сознательное восприятие связано с решением какой-то конкретной познавательной задачи. Познавая объект, мы по-разному группируем его сенсорные свойства, что придает воспитанию избирательный, целенаправленный характер. Активность восприятия особенно выражается в участии двигательных компонентов анализаторов. Восприятие непосредственно связано с работой мышц, с разного рода движениями. И. М. Сеченов писал, что расстояние до предметов, их глубина и высота – все это продукты мышечного чувства, т. е. ощущений, поставляемых в мозг работающей мышцей.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Объективное восприятие — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 02 октября 2021 г.

Глава:
(стр.268) 12 Объективное восприятие
Источник:
Восприятие
Автор (ы):

Джон Хогеланд

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195084627.003.0012

В этой главе термин «объективное восприятие» квалифицируется исключительно для людей, не предполагая, что все человеческое восприятие объективно, но утверждая, что некоторые из них определенно таковы. Объективность, относящаяся к восприятию, определяется как формальная структура, которая охватывает воспринимающего, акт восприятия, то, что воспринимается, и их взаимосвязи. В следующих разделах рассматривается фундаментальный вопрос, касающийся объекта — который воспринимается и почему он «выборочно» воспринимается из множества других причинных факторов, участвующих в акте восприятия.В этой главе сделаны выводы, сделанные из исследований, в которых супермонаки учатся играть в шахматы, которые показывают, что понимание основополагающих стандартов — норм, условий и социальных стандартов, регулирующих как воспринимаемый объект, так и акт восприятия, — необходимо для создания объективных восприятий. Также доказано, что языковые способности не являются существенными для указанного упражнения.

Ключевые слова: объективное восприятие, восприятие, объект, конститутивные стандарты, суперобезьяны, лингвистические способности

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Перцептивная объективность и пределы восприятия

Существует эмпирическая разница между переживанием гибели или растворения объекта и переживанием ухудшения восприятия объекта, который продолжает существовать за пределами нашего восприятия. Каким должно быть переживание объектов, чтобы учесть это различие?

В основе работы авторов феноменологической традиции лежит ответ Гуссерля на этот вопрос.Итак, давайте посмотрим на это. Работа Гуссерля по восприятию подпитывается открытиями о постоянствах восприятия. Например, постоянство цвета исследовалось рядом психологов, таких как Геринг (1905), Кац (1911) и Гелб (1929). Они повлияли на Гуссерля, и он повлиял на них. Footnote 8 Гуссерль занимается эмпирической стороной перцептивных постоянств:

Различные действия могут воспринимать одни и те же вещи, но при этом ощущать разные вещи. Один и тот же тон мы слышим один раз в пространстве вблизи, а другой раз вдали.(Husserl 1913b, 381; мой перевод) Footnote 9

В расширенном восприятии можно различить разные фазы. Но на разных фазах идентичность воспринимаемого объекта проявляется, хотя на разных фазах она проявляется по-разному. Вопрос в том, что связывает вместе разные фазы такого расширенного восприятия.

Ответ Гуссерля, по сути, состоит в том, что нам кажется, что мы воспринимаем один и тот же объект через изменения внешнего вида, потому что наши переживания связаны с намерениями, которые имеют условия реализации.Возникает соблазн истолковать эти намерения как ожидания, то есть убеждения в отношении восприятия, которое у человека появится в более поздний момент времени. Гуссерль непреклонен в том, что этому искушению необходимо противостоять:

Намерение — это не ожидание; для него не обязательно, чтобы он был направлен на реализацию в будущем. (Husserl 1913a, b II / 2, 40; мой перевод)

Гуссерль мотивирует различие между намерением и ожиданием с помощью суггестивного примера. Footnote 10 Вы видите ковер с определенным рисунком на нем, но часть ковра скрыта предметом мебели.В этом случае «мы как бы чувствуем, что линии и цветовые узоры продолжаются« в смысле »того, что мы видели» (1913b II / 2, 40; мой перевод). Но у нас нет никаких ожиданий относительно того, как будет выглядеть паттерн, если мы продолжаем воспринимать скрытые от нас части; мы знаем, что не можем воспринимать эти части. Рассматриваемые намерения — я буду следовать литературе, называя их «ожиданиями» — отличаются от ожиданий, но они могут вызывать ожидания. Если мы просто смотрим на объект перед собой, не намереваясь приблизиться или приблизиться к нему, мы предвидим, как выглядят другие части объекта.Эти ожидания вызывают ожидания относительно того, как объект будет казаться нам, когда мы начнем двигаться по отношению к объекту восприятия. Footnote 11

В визуальном случае ожидания — это наглядные подсказки или предположения ( bildliche Andeutungen ). Возьмем, к примеру, узор ковра: вид узора подсказывает, как выглядят его скрытые части. Точно так же, если я вижу перед куба, некоторые его части видны хорошо, другие плохо. Мой текущий вид кубуса — это хороший вид спереди, а также плохой вид сбоку. Footnote 12 Тем не менее, из-за плохого обзора его стороны все же видна его сторона. Плохой вид сбоку предлагает мне лучший вид сбоку в различных условиях. Внешний вид объекта с одной точки зрения дает вам представление о том, как он выглядит с другой точки зрения: мне он кажется таким, что я могу лучше рассмотреть его сторону, если изменю свое положение. Footnote 13 Такие подсказки могут быть подтверждены или реализованы в дальнейшем восприятии. Когда человек меняет положение, ему кажется, что он видит что-то лучшее, что уже видел плохо.

Перцептивные ожидания, как правило, выполняются в дальнейших восприятиях, и мы переживаем их исполнение:

Предыдущее намерение было направлено на тот же объект, что и текущее, но то, что было только неясно предложено в первом намерении, теперь само дано или, по крайней мере, более ясно, более богато, очевидно более адекватно дано, и из-за этого у нас есть непосредственное осознание, мы переживаем исполнение внушения как особую черту нового восприятия или, соответственно, как момент создания единства в последовательности актов .(Husserl 1898, 144. Мой перевод и выделение.)

Описание Гуссерля кажется мне точным. Когда вы лучше видите стороны книги, вы иногда чувствуете, что все выглядит так, как должно выглядеть. Отчасти это чувство отрицательно характеризуется отсутствием удивления. Footnote 14 Когда человек испытывает это чувство, переживает некоторые действия как принадлежащие одному расширенному восприятию.

Некоторые из наших восприятий связаны друг с другом цепочками ожиданий и переживаний, связанных с расширенным восприятием одного объекта.В таком расширенном восприятии мы переживаем одинаковость объекта через явные изменения восприятия. Если ожидания касаются изменений условий — как объект будет выглядеть, если мы подойдем ближе или изменим свое положение относительно него — и мы переживаем исполнение ожиданий, мы ощущаем постоянство восприятия. Нам кажется, что мы воспринимаем один и тот же объект с другой стороны, с лучшей точки зрения или с близкого расстояния. Взаимодействие предвкушения и переживаемого удовлетворения позволяет получить опыт явного сходства объекта, воспринимаемого через изменения внешнего вида.Это на личном уровне аналог требования о том, что способность восприятия «определяет местонахождение» некоторых воспринимаемых изменений в изменениях условий восприятия. Footnote 15

Это взаимодействие ожидания и пережитого удовлетворения отсутствует в том, что Гуссерль называет «адекватным восприятием». Следующий пример, в котором тон — объективная особенность — противопоставляется слышимости тона, помогает нам увидеть различие Гуссерля между адекватным и неадекватным восприятием:

Эмоциональное переживание не имеет никаких намеков.Если я обращаю на это свой взор, у меня есть нечто абсолютное, у него нет сторон, которые бы представляли себя то так, то так. […] Напротив, тон скрипки с ее объективной идентичностью дан только в общих чертах; он меняет свой облик. Они различаются в зависимости от того, подхожу ли я к скрипке или отхожу от нее, нахожусь ли я в концертном зале или слушаю через закрытые двери и т. Д. Никакая внешность не считается абсолютной. … (Husserl 1913b, 81. Мой перевод.)

Эмоциональный опыт служит здесь репрезентативным примером опыта в целом.«Объяснение» — это термин Гуссерля для обозначения внешних объектов: такие объекты даются только в виде эскизов; объекты такого рода обрисовывают в общих чертах. Другие объекты, переживания, то есть мыслительные действия и деятельность, не дают общих сведений (см. Husserl 1913b, 77). Сознание текущих умственных действий не предполагает никаких дальнейших актов осознания, в которых ожидания исполняются или «разочаровываются». По этой причине Гуссерль называет это «абсолютным». Рассмотрим дальнейшие эмоции. Ваше осознание своего гнева не предполагает дальнейших действий осознания, в которых гнев воспринимается лучше.Вы можете индуктивно знать, что ваш неистовый гнев скоро утихнет и превратится в менее сильную эмоцию. Но это ожидание не предполагает вашего нынешнего осознания гнева. Это просто общие знания о ваших эмоциональных склонностях.

Для наших целей важно не только предвидеть, как объект будет выглядеть при изменении условий восприятия, но также предвидеть уменьшение и исчезновение нашего восприятия объекта при некоторых изменениях этих условий.Ибо если нам кажется, что объект может быть лучше воспринят при изменении некоторых факторов, нам также кажется, что объект может восприниматься хуже, если эти факторы изменяются по-другому. У улучшения и ухудшения нашего восприятия есть предел. Если, например, я подхожу ближе к объекту, я лучше увижу его цвет, будет расстояние до объекта, на котором я увижу цвет настолько хорошо, насколько это возможно для моих целей. Если я подойду еще ближе, цвет станет не в фокусе. Мое восприятие объекта содержит предвкушение на этот счет.Таким образом, существует положительный максимум восприятия («Максимальный пункт») восприятия, который также является поворотным моментом: если вы выйдете за пределы точки, ваше восприятие объекта ухудшится. Footnote 16 Существует также худшая точка восприятия («Minderungsgrenze»), за которой мы теряем перцептивный контакт с объектом. Footnote 17

В своем 1907 году Гуссерл использует параграфы с 35 по 38, чтобы разрешить противоречие между идеей о том, что существуют максимумы и минимумы восприятия, и своей точкой зрения об отсутствии адекватного восприятия объекта. Да , адекватного восприятия не существует: мы не можем воспринимать объект таким, какой он есть, потому что мы можем воспринимать его только в виде набросков. А вот есть еще максимум восприятия. Наша человеческая конституция и интересы определяют максимумы и минимумы восприятия. По своей природе восприятие — это процесс, который не может привести к адекватному восприятию, но существует лучшее восприятие для таких существ, как мы, относительно данного интереса к воспринимаемому объекту.

При восприятии объекта мы ожидаем, как улучшится наше восприятие объекта, а также как оно ухудшится по сравнению с таким пределом.Поскольку мы ожидаем, что наше восприятие объекта ухудшится, если определенные факторы изменятся, и приблизятся к минимуму или улучшатся до тех пор, пока не будет достигнута поворотная точка, существует эмпирическая разница между переживанием как объекта, « распадающегося », и опытом, как объект, сохраняющийся. за пределами восприятия. Если мы переживаем исполнение таких «негативных ожиданий», нам кажется, что мы перестаем воспринимать устойчивый объект.

Без названия

Ощущение и восприятие как субъективное и объективное

Ощущение обычно связано с наблюдением, потому что глаза органы чувств.Таким образом, наблюдение также связано с объективным миром. Это игнорирует тот факт, что конец результат ощущения — это наш личный, субъективный опыт, поэтому восприятие не во всех смыслах объективный. На языке моей юности один человек королева красоты рок-н-ролла — еще одно последнее дополнение к его список отклоненных. Но вовлеченные процессы в создании этих ощущений обычно объективны в важном смысле что они результаты безличной природы.Мы чувствуем запах, вкус, слышим, видим и чувствуем порезы и синяки, нравится нам это или нет. Мы не можем от ощущений, даже если некоторые из нас игнорируют боль лучше, чем другие. Правда, некоторые от нежелательных мыслей трудно избавиться, но наш контроль над мыслями несравнимо с отсутствием контроля над сильными ощущениями. Ощущения привязывают нас к тому материальному миру, который сопротивляется нашим предпочтениям, и в в этом фундаментальном смысле они выполняют целевую функцию. Ощущения — это наше субъективное восприятие объективных стимулов, составляющих наша среда. В отличие от идей, они связаны с этими стимулами безличными, причина и следствие, детерминированные цепи. Вот почему мы не можем их увести или изменить их так же легко, как нематериальные идеи. Восприятие может быть рассматривается как объективный или субъективный, в зависимости от того, хотим ли мы подчеркнуть его беспристрастность, или сосредоточимся ли мы на том факте, что она создает частную опыт человека, различающийся от одного человека к другому.В окончательный анализ, это и то, и другое.

Для установления объективного, детерминированного характера причинно-следственных связей между ощущения и раздражители понятны моим ученикам, я часто покупаю самые большие воздушные шары, которые я могу найти, чтобы взорвать в классе. Здесь я сосредотачиваюсь на чувственной части восприятия. Одной рукой я надуваю воздушный шар, а другой — Я держу угрожающую иглу. Никто не сомневается в том, что в конечном итоге последует. С участием неизбежность смерти и налогов воздушный шар будет либо расти, пока не будет сломается, иначе игла сделает свое дело.Любой из них создаст жестокий ощущение, которое атакует чувствительность, особенно для тех, кто не вполне оправился от вчерашней ночи. Студенты предвкушают это заранее, причину и следствие с пальцами в ушах и гримасами, которые отражать их виктимизированную ситуацию. В тщетной попытке дистанцироваться от них, как как можно больше от неумолимых последствий этого дьявольского образования устройство, которое они забирают обратно в свои кресла. Их поза резко показывает, что чувственная часть восприятия делает всех нас пассивными жертвами этот объективный мир необходимости, неподвластный нашей воле.

Ощущение как наша связь с материальным и конкретным

Другой объективный аспект сенсорной части восприятия подразумевается в выше. Материальный мир, декодируемый нашими чувствами, сопротивляется нашему натиску. то есть осязаемо и конкретно. Материальный означает, что вы можете прикоснуться к нему. Чтобы сделать это, он должен занять свое непреодолимое место в определенном пространство и время. Вы можете проникнуть в нее, как в лужу воды или клея, но оно будет сопротивляться вам достаточно, чтобы вы это почувствовали.В то время как осязаемый буквально применяется только к осязанию, мы используем его для применения к любому из пяти органов чувств, предполагая что любые стимулы в конечном итоге отражают некий конкретный, материальный источник. Звук, а также сопротивление прикосновению делают лопнувший воздушный шар ощутимым.

Гештальт

Чтобы проиллюстрировать, как познание само по себе может вызывать те же ощущения. проявляются по-разному в нашем восприятии и таким образом опровергают теорию Whoppo, Ниже представлены несколько гештальт-картинок.Конечно главная причина гештальт-картинок призван проиллюстрировать беспорядочные когнитивные связи. Гештальт относится к процессу восприятия, посредством которого организовываются дискретные ощущения. в значимые целые. Первое изображение обычно используется. (См. Рисунок на следующей странице). Большинство людей видят либо молодую, либо старую женщину. Чтобы подчеркнуть контраст, я назову девушку персидской леди из-за перо в левом верхнем углу. Из-за довольно тревожного размера нос женщины постарше и ее беззубый рот, я буду недоброжелательно охарактеризовать ее как ведьма.Вы только посмотрите на эту ноздрю. Если она чихнет, она разбудит мертвых. Ей понадобится одеяло вместо носового платка. Но такой же изогнутый линия, обозначающая ноздрю ведьмы, также может быть замечена как челюсть персидской леди линия. Если вы видите ведьму, под этой линией подбородка находится ее рот. и острый подбородок, переходящий в черную еловую шубу. Ведьма видна в профиль, в то время как персидская леди отворачивается от нас только кончиком своей нос и ее ресницы видны. Глаз ведьмы — женское ухо.

Редко, если вообще случается, на первый взгляд, можно увидеть две картинки на один раз, хотя два одинаково правдоподобны, потому что художник сделал их такими. Конечно, изменения восприятия, которые мы, наконец, вносим, ​​являются когнитивными, потому что Очень сложно утверждать, что изображения и / или воспринимаемые чернильные точки изменились. Это то, что мы подразумеваем под беспорядочными связями в познании. Наши гештальты не продиктовано объективным миром. Когда мы попадаем в экстрасенсорный мир из чисто символических ничего не выходит.Мы могли заметить, что в религиозных и политические аргументы. В военном контексте мы можем уничтожить целую деревня и люди в ней, определяющие наши действия как освобождение ее от угнетение. В этом смысле слова очень беспорядочные.

Чтобы вернуться к гештальту, требуются творческие когнитивные усилия, чтобы увидеть другая картина и обычно только после борьбы и некоторой помощи, изменение обозначается спонтанным, О! Конечно, теперь я это вижу! Пока борьба за видите, что альтернатива происходит, ученик часто напряженно наклоняется вперед с подбородком в руке.Это потому, что это человек, который творчески пытается сделать переключатель. Контраст между этой очень активной позой и Поза пассивного избегания, когда я пинаю мусор, обширна и глубока в его последствиях. Ощущения случаются с нами, концепции творят усилие. Мне еще предстоит найти ученика, наклонившегося вперед, отчаянно пытающегося услышать выбитый мусорный бак или лопнувший воздушный шар. Просто чтобы подчеркнуть это Для контраста посмотрите на следующий рисунок. Мне потребовалось двадцать лет, чтобы увидеть лицо Иисус Христос на этой картинке.Он повернут к нам под углом 45 градусов угол. Черный нижний левый край — его правый верхний рукав. На своем конец — его плечо. Правая часть его лица находится в тени. Ты не можешь увидеть его правый глаз. Но свет попадает в другую глазницу и левую сторона его носа. Помогает смотреть на картинку примерно с шести ноги. Пока я не убрал его от нее, моя жена видела только людей в масках, мяч и ребенок, бросающий фрисби — очень разные взгляды.

Большинство наших гештальтов создается и преподносится нам обществом, и мы присвоили их в таком раннем возрасте, что они стали автоматическими.Они не принимают усилия от нас, и мы не замечаем этих важных различий между творческий аспект познания и пассивное измерение ощущения. Посторонние стимулы не гарантируют того или иного результата. Но в то время как можно организовать ощущения в бесконечном количестве разумных целых, общество может диктовать только одно, и мы никогда не узнаем о других возможностях.
Простой эксперимент с гештальт-картинками наглядно иллюстрирует многие другие абстрактные моменты о познании.Во-первых, он демонстрирует, как то, что мы видим как неотъемлемая часть картины и принадлежащая ей, на самом деле принадлежит, по крайней мере, отчасти нам и тому, что мы принимаем из социального опыта. В этом случае художник сделал картину так, чтобы ее видели двояко, поэтому на картинке только несколько альтернатив. Я никогда не забуду одного студента, который громко настаивал на том, что леди и карга тоже явно не тот конец слона. Я никогда не знал, серьезен он был или нет. Может быть, на днях я увидим это.Иногда физический мир предлагает больше возможностей и наши религиозные и философские взгляды предлагают еще больше возможных уклонов. Конечно, мир иногда накладывает ограничения на то, как можно разумно гештальтировать группа ощущений, но какой из этих разумных гештальтов мы в конечном итоге производство определяется не только стимулами на картинке. Это позволяет познания, распущенность. В зависимости от нашей эмоциональной предрасположенности мы определять одни и те же действия у людей по-разному.Гибкий человек или слабовольный, смелый или слишком глупый, чтобы распознать опасность, компульсивный или аккуратный, скупой, бережливый, хитрый, умный, террорист или борец за свободу? В список бесконечен. (См. Следующую страницу)

Крайне обманчиво, что то, что мы приносим объекту восприятия, похоже, что он исходит от объекта, но на самом деле он помещен там нами или в хотя бы нашими процессами восприятия и особенно нашими эмоциональными предрасположенностями.

Чтение и чтение

Через все это проходят два направления сил, сходящихся друг к другу. каким бы ни было наше восприятие в данный момент.Одна из них — это роль, в которой мы играем. восприятие (читаемое в), а другое — роль, которую играет мир (чтение из). Последнее — раздражители. Направление раздражителей — извне, поскольку это происходит вне нашей воли. Это полностью безразличный к нашим потребностям, желаниям и стремлениям. Это дает физический мир стабильности и надежности, с которыми социальный мир никогда не сможет сравниться. Поскольку мы не инициируем эти стимулы, мы называем их считанными из Мир.Значение термина прочитано с радио коммуникации, вы меня читаете? Я читаю вас громко и ясно. В передача исходит от кого-то или чего-то еще. Как бы то ни было, это правда заключается в том, что наши органы восприятия и разум придают особый человеческий оттенок тому, как стимулы (передачи) воспринимаются, они инициируются в мире за пределами мы сами. Поэтому ощущения вызываются сигналами, считываемыми с Мир. Шум, производимый при прокалывании шара, иллюстрирует считывание со стороны восприятия.В случае гештальт-картинок точки чернила читаются из мира. Даже если мы прочитаем наш собственный гештальт в наше восприятие картинки, мы не имеем никакого отношения к присутствующим там точкам в первую очередь.

Учитывая эти чисто аналитические различия, гештальты читаются, воспринимаются точки зачитываются. То, что читается в мире (нашего восприятия), проецируется на к нему. То, что мы читаем местами что-то в нашем восприятии, не является необходимая часть объекта сама по себе.Сложность в том, что мы никогда не см. прочитанное частично. То, что мы читаем в объекте нашего восприятия, оказывается нам в данный момент вроде зачитывают. В этом суть гештальта фотографий. Эмоции действуют точно так же.
Несмотря на то, что мы или то, что мы присвоили из нашего социального опыта, влияя на то, как мы что-то видим, мы узнаем последними. Эффект, вызванный средства восприятия, с помощью которых мы видим, остаются незамеченными. Это правда по нескольким причинам.Прочитанное остается вне нашего понимания потому что это познавательно и нематериально. Будучи экстрасенсорными, мы не наблюдайте это. Наконец, поскольку мы узнали это так давно, нам больше не нужно делать усилие, которое тратится на создание наших собственных индивидуальных гештальтов. Вот почему мы переживать эмоции отдельно от мысли. Мы так много воспринимаем познание если мы не знаем об этом. Познавательная часть эмоционального опыт настолько быстр и автоматичен (даже привычен), что не требует усилий и полностью ускользает от нашего осознания.

Тиса / Грамматика

Грамматика настолько фундаментальна, что мы узнаем о ее существовании только тогда, когда она сломанный. Многие из наших познаний подобны этому — настолько фундаментальны, что мы последний, кто о них узнал.

Например, мы не дожидаемся окончания начальной школы, чтобы изучать грамматику. Мы учим грамматика намного раньше, чем мы думаем, просто находясь среди других людей. Прежде чем изучать это в начальной школе, мы не знали, что мы это знаем. Я могу проиллюстрируйте это парой, у которой трое детей были очень близки вместе.Когда ей было два года, Тиса, самая младшая, пыталась говорить, как ее братья и сестры, прежде чем она научилась. Шли годы стало поводом для юмора, что в те ранние годы, когда у пары повод строго и громко спросить, кто это сделал! Двое старших говорят, это сделала Тиса! Несомненно, этому способствовали их знание того, что Тиса не могла говорить. Родители даже забеспокоились потому что, хотя Тиса и издаёт всевозможные звуки и жесты, они не включают любой известный язык.Итак, это был день, когда пришла кошка выбегает из игровой комнаты с пылающим хвостом и после необходимого экстренные меры, родители очень строго спросили, кто это сделал с Динь-Динь, хвост? Как обычно, оба старших ребенка сразу указали на Тису. и вышла со своим обычным, Тиса это сделала. Но на этот раз Тиса обманула их. Она говорила! Покрасневшими глазами и громким плачущим голосом она воскликнула, Тиса этого не допустила! Близкий вызов, нанесенный о коте забыли родители с облегчением, что Тиса наконец-то говорят.У меня есть основания полагать, что она определенно наверстала упущенное. потерял время с этого важного семейного момента. Но хотя звуки были неправы, она применила принцип прошедшего времени в интонациях что я сомневаюсь, что она научилась у своей семьи. На одном уровне, называемом оперантного уровня, она знала грамматику и времена, хотя и ждала до хотя бы шестой класс, чтобы формально выучить правила грамматики на сознательном уровень речи и словообразовательные символы.

Я и общество Домашняя страница

Домашняя страница Dr. Franks


Нет, вы не видите мир объективно

Поделиться
Артикул

Вы можете поделиться этой статьей в соответствии с международной лицензией Attribution 4.0.

Исследователи говорят, что люди не могут видеть мир объективно.

Проведя новую серию экспериментов с использованием сложной компьютерной графики и вырезанных лазером «монет», исследователи обнаружили, что людям практически невозможно отделить истинную сущность объекта от своей собственной точки зрения.

В этом случае люди смотрели на круглые предметы, которые были наклонены от них; даже когда люди были уверены, что объекты круглые, они не могли не «видеть» их в искаженном виде, в виде овалов или эллипсов.

«Этот вопрос о влиянии собственной точки зрения на восприятие философы обсуждали на протяжении веков», — говорит старший автор Чаз Файерстоун, доцент кафедры психологии и науки о мозге и директор лаборатории восприятия и разума Хопкинса в Университете Джонса Хопкинса. .«Для нас было действительно захватывающе экспериментально подойти к этому вопросу».

Когда люди видят вещи, мозг идентифицирует их, комбинируя необработанную визуальную информацию с укоренившимися предположениями и знаниями о мире. Например, если вы возьмете круглую монету и наклоните ее от себя, свет от монеты попадет вам в глаза в форме овала или эллипса; но ваш мозг затем выходит за рамки этой информации и заставляет вас «видеть» круг в реальном мире.

Философы, в том числе Джон Локк и Дэвид Хьюм, давно задавались вопросом, можно ли отделить то, как объект на самом деле является (круг), от того, как он приземляется на наши глаза (эллипс) — другими словами, является ли чистое объективное видение истинным. даже возможно.

Чтобы ответить на этот вопрос, команда разработала для лаборатории «философский эксперимент».

В ходе девяти экспериментов испытуемым показывали пары трехмерных монет. Один всегда был настоящим овалом, другой — кругом. Испытуемым нужно было выбрать истинный овал.

Кажется легким, но когда испытуемые были представлены наклоненными круглыми монетами, они были сбиты с толку, и их время ответа значительно замедлилось. Это сохранялось, были ли монеты неподвижными или движущимися; с разной формой; и показывались ли монеты на экране компьютера или прямо перед испытуемыми.

Объекты запечатлены с нашей точки зрения, заключает ведущий автор Хорхе Моралес, научный сотрудник.

«Наш субъективный подход к миру остается с нами», — говорит Моралес. «Даже когда мы пытаемся воспринимать мир таким, какой он есть на самом деле, мы не можем полностью отказаться от нашей точки зрения».

Это первый из нескольких экспериментов, над которыми команда работает, используя подходы из психологии и нейробиологии для проверки идей философии. В сотрудничестве с философом Остином Бейкером они изучают, как стереотипы влияют на восприятие, особенно если испытуемым труднее видеть людей, которые бросают вызов их гендерным стереотипам.Другой проект исследует, как люди воспринимают предметы, которых нет, или как люди замечают отсутствие вещей.

«Это проект, который нас по-настоящему удивил — мы ожидали, что« объективность »полностью подавит любое влияние точки зрения объекта», — говорит Файерстоун. «Это прекрасный пример того, как идеи из философии могут влиять на науку о разуме и мозге».

Исследование будет опубликовано в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences .

Источник: Университет Джона Хопкинса

(PDF) Объективная и субъективная стороны восприятия

когнитивные процессы.Они утверждали, что восприятие — это единый процесс

, который работает по своим собственным правилам, независимо от мысли. Гештальт-теория восприятия

широко и ошибочно считается когнитивной теорией

, вероятно, из-за ее неприятия ощущений. Как писал

Келер (1947, стр. 103), «наша точка зрения будет такова, что вместо

, реагирующего на локальные стимулы посредством локальных и взаимно независимых событий,

организм реагирует на последовательность стимулов, на которую он отвечает

.

разоблачены; и что этот ответ представляет собой единый процесс, функциональное целое

, которое на опыте дает сенсорную сцену, а не мозаику

местных ощущений.Только с этой точки зрения мы можем объяснить

тот факт, что при постоянном локальном стимуле местный опыт

меняется при изменении окружающей стимуляции ».

Гештальтисты раскрыли поразительные масштабы, на которые ушло

мыслителей, чтобы сохранить доктрину локальной

решимости. Когда ощущения, сообщаемые наблюдателем, не соответствовали доктрине

, Штумпф (1911) ввел понятие

незаметных ощущений.Корреляция между локальной стимуляцией и сенсорным опытом

была, даже когда наблюдатель не смог

распознать его. Когда наблюдатели сообщили об иллюзии Мюллера-Лайера, это

было приписано ошибкой суждения. Предполагалось, что две линии

дают ощущение одинаковой длины, но ошибка суждения

, возникшая в результате многолетнего опыта, заставила наблюдателя

сообщить, что одна строка длиннее другой. Интроспекционисты

предложили специальную подготовку, чтобы помочь наблюдателю испытать ощущения

, связанные с местной стимуляцией.

Авторы гештальтов отрицали существование как сырых ощущений

, так и их когнитивной интерпретации, основанной на прошлом опыте.

Нет сенсорной стадии

И Геринг, и Гельмгольц признали, что ощущения

очень трудно наблюдать. Гельмгольц (1866, с. 6) писал: «Может показаться, что

нет ничего проще, чем осознавать свои собственные

ощущений; и все же опыт показывает, что для открытия

субъективных ощущений нужен особый талант… »Фон Крис,

, выступая от имени Гельмгольца (цитируется по Gelb, 1929, перевод Д.

Тодорович), признал, что« эти ощущения могут наблюдаться только

с трудностями и в особых условиях. Мы не

сомневаюсь, что они существуют, но они являются лишь ограниченными объектами

нашего познания, сравнения или концептуального восприятия ». Кац

(1935, с.141) писал: «Однако интенсивность изображения сетчатки глаза,

Предполагаемая реальность: субъективный взгляд на объективность» — Абаси Браун

Абаси коричневый

Предполагаемая реальность: субъективный взгляд на объективность

Что касается человеческого осознания, реальность содержит две точки зрения: субъективную реальность и объективную реальность.Субъективная реальность — это воспринимаемая реальность человека. Считается реальным то, что можно постичь, воспринять или испытать. С этой точки зрения одновременно может существовать множество реальностей. Поскольку никакие два человека не могут воспринимать реальность с одной и той же точки зрения, существует столько же субъективных реальностей, сколько существует живых существ. В сфере субъективной реальности реальным может быть все, что действительно влияет на человека, который это воспринимает. Это связано с тем, что субъективная реальность — это полностью личный опыт.

Субъективная реальность в целом — это вопрос перспективы. Никто не смог доказать, существует ли Бог как реальность, но, тем не менее, Бог является реальностью для миллиардов людей. Даже если в его покоях не сидит всемогущее божество, направляющее и осуждающее нас, миллиарды людей ведут себя так, чтобы предполагать, что оно есть. Они живут своей жизнью в соответствии с тем, как они верят, что Бог хочет, чтобы они жили, они посещают религиозные церемонии, чтобы прославить и почтить Бога, и они прививают эти убеждения своим детям, чтобы передать их будущим поколениям поклонников Бога.Во имя Бога велись одни из самых кровопролитных войн в истории, и целые империи поднимались и падали. Хотя можно сомневаться в фактическом существовании этой сущности, нельзя отрицать влияние, которое Бог оказал на мир. Людей беспокоит то, как Бог смотрит на них, чем то, как их видит Президент. Хотя существование президента является реальностью и может быть доказано, Бог по-прежнему имеет гораздо большее влияние на мир, чем он. Даже если бы ученые однажды смогли опровергнуть существование Бога, Бог оставил неизгладимый след в мире.Реальность существования Бога такова: Бог существует, даже если нет настоящего божества. Итак, с помощью этой логики я утверждаю, что сущность, такая как Бог, которая может существовать или не существовать как действительность, тем не менее реальна, потому что она оказывает реальное влияние на мир.

Как только мы выходим из области субъективной реальности, мы переходим в область объективной реальности. Объективная реальность — это то, что превосходит субъективность. В объективной реальности, казалось бы, нет места для интерпретации. В этой сфере либо что-то есть, либо нет.Это более конкретная сфера. Галлюцинации, основанные на фантазии сущности и другие конструкции разума традиционно не могут считаться реальными в этой сфере, потому что мы не можем все испытать их, и нет никакого способа их измерить, кроме как с помощью субъективных оценок. Однако проблема с объективной реальностью состоит в том, что она расшифровывается с набора субъективных точек зрения. Как мы можем согласиться с объективностью чего-либо, если мы можем видеть это только с субъективной точки зрения? Когда два человека не могут математически воспринимать что-то с одной и той же точки зрения, как они точно сказать: «это определенно то» или «это определенно то»?

То, что психиатр может назвать галлюцинацией, на самом деле является вполне реальным явлением для человека, страдающего шизофренией.Фактически, пока человек с «нормальным» психологическим профилем не вмешивается и не говорит пациенту, что там ничего нет, галлюцинации так же реальны, как и он или она в его или ее субъективном мире. Психиатр может утверждать, что галлюцинации — это просто продукт чрезмерной активности лобной доли пациента, и, поскольку никто другой не может воспринимать то, что он или она может воспринимать, это, следовательно, нереально. Однако, делая такое отклоняющее предположение, психиатр упускает из виду один важный факт.Каждый аспект реальности, воспринимаемый человеком, — это внутренний процесс его разума. Каждое явление, которое мы переживаем, от зрения до звука, ощущения, вкуса и слуха, является внутренним процессом ума. Например, человек видит объект, потому что свет отражается от указанного объекта на сетчатку, которая посылает сигнал через зрительный нерв в затылочную долю мозга, затем человек усваивает этот процесс и понимает, что объект был замечен. . Итак, поскольку мы воспринимаем реальность через наш разум, почему мы исключаем творения ума, когда определяем, что является реальным? В случае, когда человек испытывает галлюцинацию, он испытывает то же явление, что и человек, видя реальный объект, за исключением того, что нет внешнего стимула, который бы инициировал реакцию.Однако галлюцинация оказывает такое же влияние на реальность человека, как и видение реального объекта. Хотя это не материальный объект, он все же оказывает реальное влияние на этого человека и, следовательно, должен считаться реальным, по крайней мере, в субъективном смысле.

Большинство людей считают, что мы можем согласиться с тем, что объективно является или не является, из-за того, что люди обычно наделены схожими инструментами восприятия, такими как чувствительные к цвету глаза с зрением примерно 20/20 и уши, которые чувствительны. на похожие звуки.Поэтому мы часто воспринимаем мир очень похожим образом. Поэтому, приходя к консенсусу относительно того, что что-то объективно является, а что нет, мы склонны обнаруживать небольшие расхождения в том, как мы это воспринимаем, если они вообще есть. Однако на самом деле мы можем только приблизиться к тому, чем что-то объективно является, а что нет, основываясь на консенсусе наших субъективных выводов об этом. Например, два человека могут стоять в относительно одинаковых географических координатах и ​​видеть красный шар, который кажется на расстоянии одного ярда.Они могут объективно согласовать цвет и расположение мяча, основываясь на своей способности воспринимать его цвет и расположение. Однако для человека, рожденного без способности видеть, восприятие цвета и глубины — бессмысленные понятия. Поэтому, решая объективный цвет мяча, они никогда не могли прийти к консенсусу с наблюдателями, которые говорят, что «мяч красный», и они не могли определить, насколько далеко мяч находится на основе их видения. Если бы все люди родились слепыми, восприятие цвета и глубины не было бы даже постижимыми понятиями для людей.Следовательно, эти две концепции не существовали бы в согласованной объективной реальности людей. Более того, даже когда люди наделены схожими инструментами восприятия, все еще остаются некоторые расхождения в способах их восприятия мира, например, когда ученые приходят к разным выводам по определенному предмету.

Ученые нередко приходят к очень похожим выводам по предмету, но не полностью соглашаются друг с другом. Также нередко мнения ученых резко контрастируют друг с другом.Это связано с тем, что, хотя у них есть схожие инструменты для восприятия мира и они используют одни и те же уравнения и теории для своих выводов, они никогда не могут увидеть результаты с точки зрения друг друга. Они могут обрабатывать одни и те же данные одними и теми же средствами, получать аналогичные результаты, но по-разному интерпретировать их и приходить к разным выводам по данному вопросу. Однако ни один из них не сможет доказать, что другой был неправ, потому что они оба в некоторой степени правы по сути. Квантовая механика работает на так называемых принципах неопределенности.Принципы неопределенности — это, по сути, математические неравенства, которые устанавливают предел того, насколько точно определенные пары физических свойств частицы могут быть известны одновременно. Это означает, что чем точнее мы проинформированы об одном свойстве, тем менее точно мы проинформированы о другом. Если мы не можем точно знать одно свойство, точно зная другое, то мы никогда не сможем с уверенностью сказать, каковы точные свойства частицы, поскольку они будут меняться, когда вы пытаетесь определить каждое свойство.Нет определенности, только приблизительные значения. Единственные существующие достоверности — это те, в которых мы субъективно уверены, и, поскольку эти достоверности являются субъективными, нет никаких объективных определений, если мы не соглашаемся с тем, что они есть. Однако большинство людей считают, что объективные факты существуют, даже если мы не осознаем их субъективно.

Традиционный образ мышления может привести к мысли, что событие произошло определенным образом или что объект имеет определенные особенности, независимо от того, как человек мог воспринимать объект или событие.Это связано с тем, что люди имеют тенденцию упускать из виду важность наблюдателя при определении того, что реально или что произошло. Томас Янг, английский энциклопедист, открыл нам в ходе своего «эксперимента с двумя щелями», что сам акт измерения или наблюдения материи меняет ее поведение. В этом эксперименте, который я лишь кратко коснусь, Янг продемонстрировал, что при запуске протонов, крошечных частиц вещества, через две параллельные щели, они образуют так называемую интерференционную картину.Интерференционная картина — это явление, при котором две волны, такие как звуковые волны, накладываются друг на друга, образуя результирующую волну большей или меньшей амплитуды. Другими словами, они мешают друг другу. Так будут вести себя водные волны, когда их проталкивают через две параллельные щели. Этот результат ошеломил Янга и его коллег. Они не понимали, как частицы материи могут вести себя так, как волны, проходящие через две параллельные щели. Поэтому Янг и его соратники решили поместить инструмент возле щелей, чтобы записать, как произошло это явление.К их удивлению, введение измерительного прибора изменило поведение частиц. Частицы больше не образовывали интерференционную картину; вместо этого они сформировали узор из двух щелей, как обычно и следовало ожидать от материи.

Проведя этот эксперимент несколько раз, Янг и его сотрудники определили, что до того, как в уравнение был введен регистрирующий прибор, то есть наблюдатель, частицы в некотором смысле формировали вероятностные модели.Интерференционная картина представляла собой места, где частицы могли приземлиться. Прежде чем начать наблюдение за частицами, они по существу приземлились во всех возможных местах, где они могли приземлиться. Только после того, как был представлен регистрирующий прибор, было определено место, на которое частицы фактически приземлились. По сути, это продемонстрировало, что частицы были везде, где они, вероятно, были, пока наблюдатель не попытался определить, где они находятся.Тогда они уже не были везде, где, вероятно, были бы, скорее, они были только там, где их обнаружил наблюдатель. Сам акт измерения того, где были протоны, изменил результат их местоположения. Это предлагает некоторые наблюдаемые доказательства того, что наблюдатель играет такую ​​же важную роль в определении исхода события, как и само событие. Простое наблюдение за явлением коренным образом меняет его. Это восходит к вековому вопросу: «Если бы дерево упало в лесу и никого не было бы, разве оно издало бы звук?» Ответ — нет.Если нет барабанной перепонки или звукозаписывающего устройства, которое могло бы интерпретировать излучаемые волны как звук, значит, звук не издавался. Эксперимент Янга в конечном итоге привел к возникновению квантовой механики, одной из наименее изученных областей современной физики.

Когда я предлагал свою теорию стойкому скептику, меня однажды спросили: «Разве два плюс два не равны четырем для всех?» Он считал, что полностью дискредитировал мою теорию этим единственным вопросом. Это правильный вопрос, но он, тем не менее, не дискредитирует мою теорию.Как я уже говорил ранее, я предполагаю, что объективная реальность — это просто конструкция соглашений, которые мы заключаем друг с другом на основе наших субъективных реальностей, а не из-за отсутствия объективности. Субъективно все мы понимаем понятие математики. Фактически, наши космологические матрицы как объекты нашего измерения основаны на принципах математики. Мы можем существовать как личности благодаря феномену разделения. Поскольку я существую, казалось бы, отдельно от мира, который я вижу вокруг себя, я, в свою очередь, могу сознательно осознавать себя и мир вокруг себя.Это явление, известное как разделение, которое дает мне возможность существовать как внешне отдельную сущность от окружающего меня мира, также порождает числа. В точке разделения больше нет одного, теперь их двое. С введением еще одного разделения приходит три, затем четыре и так далее. Существование числовых значений, в свою очередь, порождает математику.

После изучения математика и понятие чисел существуют как константы среди нашей субъективной реальности, как люди.Субъективно мы все знаем, что два — это число, которое при добавлении к самому себе равно другому числу, которое мы обозначили как четыре. Таким образом, мы можем объективно согласиться друг с другом в том, что два плюс два равняются четырем. Однако это согласие остается постоянным только тогда, когда консенсус объективности согласовывается сознательными сущностями, которые способны понять концепцию чисел и математики. Существуют сущности с «низшими» уровнями сознания, такие как некоторые животные, которые не способны понять концепцию чисел.Теоретически могут существовать даже сущности с «более высокими» уровнями сознания, которые считают понятие чисел бессмысленной и поверхностной иллюзией. Если бы мы могли общаться с этими сущностями, мы бы, вероятно, обнаружили, что два плюс два не равняются им четыре. На самом деле такие понятия даже не актуальны. Представление о числах больше не будет постоянным в субъективных реальностях, приходящих к консенсусу относительно того, что является объективно реальным. Два плюс два больше не равняются объективно четырем.Только субъективно он равен четырем тем, у кого тот же уровень сознания, что и у нас, как у людей. Вот почему я подчеркнул, что математика и понятие чисел существуют как константы среди наших субъективных реальностей как людей. Критически настроенному мыслителю этот аргумент может показаться несколько «натянутым». Понятно, что могло бы показаться, что я «подгоняю» вещи, чтобы они соответствовали моим аргументам. Однако что, если бы я использовал ту же логику в отношении чего-то менее конкретного, чем числа? Если бы я применил ту же логику к чему-то более абстрактному, например к термину «любовь», это могло бы иметь больше смысла.

Если спросить, что означает любовь, большинство людей ответят, что существует объективное определение слова любовь. Но когда вас просят дать определение любви, как на самом деле это сделать? Можно использовать список описательных слов, чтобы дать приблизительное определение «любви», например: «это чувство, которое вы испытываете к кому-то, кто вам небезразличен». Давая такое определение слову «любовь», человек связывает само слово с множеством своих воспоминаний, которые совпадают с пережитым им чувством, которое он считает любовью.Но выходит ли само переживание реального чувства за пределы их субъективного мира? Откуда мы знаем, что все описываем одно и то же чувство? Как бы мы описали любовь инопланетному существу, у которого нет подобного пула эмоций и переживаний? Мы можем лишь приблизительно описать то чувство, которое мы испытываем, что, по нашему мнению, другие испытывают то же самое. Дело в том, что любовь — это абстракция. Нет конкретного определения того, что такое «любовь», но есть, казалось бы, конкретное определение того, что такое число два.При передаче идей, которые являются абстракциями, мы понимаем концепцию субъективно и договорились, что можем объективно передавать наши идеи друг другу с помощью различных человеческих языков. Однако человеческие языки не могут передать все идеи, потому что некоторые идеи полностью субъективны для человека. Пока мы все не согласимся с тем, что слово «вода» представляет собой H 2 O в жидком состоянии, мы не можем использовать этот термин для описания его друг другу. Пока мы не достигнем консенсуса по абстракции, и даже после того, как мы достигли консенсуса по ней, она все еще остается концепцией, которая точно понимается только субъективно.Независимо от того, сколько слов кто-либо использует, чтобы описать, что, по их мнению, является любовью, мы сможем понять только то, каков их взгляд на любовь приблизительно, и наше понимание их взглядов будет испорчено нашим собственным субъективным пониманием того, что такое любовь. Абстракции легче теряются при переводе среди людей, чем более конкретные идеи, что может привести к убеждению, что эти конкретные идеи более объективны. Однако конкретные идеи становятся более объективными только тогда, когда те, кто согласен с их объективностью, имеют аналогичные инструменты анализа, такие как функционирующий человеческий мозг, который улавливает концепцию чисел.

Моя теория может привести скептика, который способен мыслить критически, к вопросу: «Если видеокамера фиксирует событие, можем ли мы сказать, что это событие объективно имело место?» В некоторой степени да, мы можем. Однако, как показал эксперимент Янга, введение записывающего устройства, то есть видеокамеры, изменит поведение записываемых частиц. Более того, видеокамера сама по себе является просто еще одной субъективной точкой зрения. Это только очевидно более объективно, чем наши человеческие взгляды, только потому, что мы верим в точность и объективность технологий.Однако камеры подвержены влиянию искажающих факторов, таких как свет и разрешение, точно так же, как мы подвержены нашим собственным ограничениям в восприятии. Свет был бы инструментом, позволяющим видеокамере записывать событие, и, возможно, является наиболее важной константой в субъективной реальности всех сознательных существ, способных его воспринимать. Свет позволяет нам видеть, что позволяет нам наблюдать за миром вокруг нас. Например, если два человека смотрят на часы, они увидят определенное время, и они будут видеть это время, потому что свет будет отражаться от часов, позволяя им видеть, сколько сейчас времени.Без света нет зрения, а зрение — один из самых важных инструментов восприятия, который есть у людей.

Рассматривая важность света, нужно помнить, что свет имеет фиксированную скорость. Скорость света составляет 299 792 458 метров в секунду. Поскольку два человека не могут стоять в одном и том же месте одновременно, они всегда будут видеть объекты в разные промежутки времени. Даже нахождение на один нанометр дальше приведет к задержке времени, в течение которого наблюдатель увидит объект, по сравнению с другим наблюдателем, наблюдающим за объектом.Возвращаясь к часам, это означает, что два человека никогда не могут видеть часы одновременно. Хотя вариация очень мала, тем не менее это вариация. Даже когда кто-то видит, что человек движется, кажется, что он или она видит, что человек движется в тот момент, когда он или она движется, но на самом деле существует задержка между временем, в которое мозг наблюдателя обрабатывает событие движения человека, и временем в который человек действительно переместил. Если бы наши инструменты восприятия были более чувствительны к таким несоответствиям, мы никогда не смогли бы прийти к консенсусу относительно временных рамок, в которых событие произошло объективно.Мы могли полагаться только на свое субъективное восприятие. Поскольку субъективная реальность каждого человека похожа на субъективную реальность большинства других людей, мы, как правило, можем согласиться с тем, что мы воспринимаем вещи, объективно происходящие в одно и то же время, даже если на самом деле мы все субъективно видим, что они происходят с немного разными интервалами. Представьте себе, если бы можно было увидеть мир с точки зрения разумного микроскопического организма. Находясь на один нанометр дальше от часов, вы бы столкнулись с относительно большой задержкой во времени, необходимом для того, чтобы увидеть часы, потому что время, необходимое свету для прохождения одного нанометра, будет иметь гораздо большее значение для наблюдателя.Пока кто-то обсуждает объективную реальность с «здравомыслящими» людьми, обычно будет консенсус относительно того, что происходит объективно, потому что инструменты, используемые для восприятия, аналогичны инструментам, приходящим к консенсусу. Но субъективная реальность меняется все больше и больше по мере того, как организмы, являющиеся ее свидетелями, изменяются все больше и больше. Следовательно, поскольку объективная реальность может быть определена только консенсусом наших субъективных реальностей, чем больше меняется наша субъективная реальность, тем больше изменяется объективная реальность, и, как следствие, чем больше мы меняемся, тем больше меняется объективная реальность.

Есть несколько научных концепций, которые, я уверен, могут дискредитировать мою гипотезу, но есть также несколько, которые, как я полагаю, также поддерживают ее. Однако ни один из них не поддерживает ее так же хорошо, как специальную теорию относительности Эйнштейна. Специальная теория относительности — это, по сути, теория структуры пространства-времени. Специальная теория относительности вводит несколько концепций, которые, кажется, предполагают, что кажущееся пространство-время относительно наблюдателя. Некоторые из этих концепций включают: относительность одновременности, замедление времени, релятивистскую массу и сокращение длины.Я кратко коснусь каждого из них, хотя для того, чтобы по-настоящему отдать должное любому из них, потребуется эссе, намного более длинное, чем то, которое я пишу. Относительность одновременности утверждает, что нельзя абсолютно точно сказать, что отдельные события, которые, как считается, произошли в одно и то же время, на самом деле произошли в одно и то же время. Относительная одновременность двух событий не абсолютна, скорее она зависит от системы отсчета наблюдателя. Это означает, что если событие произошло в одном месте, а другое событие произошло в другом, вопрос о том, произошли ли события одновременно, относится к наблюдателям за событиями.Нельзя с полной уверенностью сказать, что указанные события произошли одновременно. Замедление времени — еще один интересный феномен. Это разница во времени между двумя событиями, измеренная разными наблюдателями, которые либо движутся относительно друг друга, либо расположены иначе, чем гравитационные массы. По сути, это означает, что тиканье часов в состоянии покоя относительно одного наблюдателя может быть измерено как тикающее с другой скоростью по сравнению с часами другого наблюдателя.В этом сценарии оба тактовых генератора синхронизированы, механической ошибки нет, и разница не связана с тем фактом, что сигналам требуется время для распространения. Это просто природа пространства-времени. Чем ближе к скорости света человек движется, тем сильнее будет замедление времени. Принцип релятивистской массы гласит, что измерение массы объекта связано со скоростью наблюдателя или зависит от нее. Релятивистская масса объекта включает его кинетическую энергию и становится больше, чем быстрее объект движется.Следовательно, релятивистская масса зависит от системы отсчета наблюдателя. Принцип сокращения длины гласит, что измеряемые объекты укорачиваются относительно направления, в котором они движутся относительно наблюдателя. Однако сокращение длины становится актуальным только при скоростях, близких к свету. Кажется, что каждая из концепций, которые я только что резюмировал, предполагает, что объекты и события фактически изменяются по мере изменения системы отсчета наблюдателя, а объекты и события изменяются относительно каждого присутствующего наблюдателя.Это говорит о том, что каждый наблюдатель наблюдает немного иную, но точную реальность, чем другие наблюдатели. В каждом из этих случаев наблюдаемая реальность относительно наблюдателя, отсюда и теория относительности. Теорию относительности так же легко можно было бы придумать как теорию субъективности. В этом случае наблюдаемая реальность будет субъективной для наблюдателя.

Большинство людей верят, что объективная реальность определена, фиксирована и существует вне их самих. Они верят с непоколебимой уверенностью, что наблюдатели содержатся в объективном мире, и наши субъективные взгляды не определяют объективность.Я не полностью отклоняю эту точку зрения. Однако я предлагаю модифицированную версию этого взгляда. Я предлагаю способ взглянуть на объективную реальность так, как астрофизики рассматривают пространство Вселенной. Астрофизики утверждают, что Вселенная может быть бесконечно большой, а может и не быть. Однако он настолько велик, что мы не можем понять, насколько он велик, поэтому с таким же успехом он может быть бесконечным. Они даже используют эту теоретическую бесконечность в своих математических уравнениях. Я утверждаю, как я уже говорил ранее, что объективная реальность, насколько мы можем судить, является суммой наших субъективных переживаний и существует как консенсус наших субъективных реальностей.Я также предполагаю, что может быть или не быть объективного мира, отличного от того, о котором мы все вместе согласны, но поскольку мы можем определить, что там есть, только на основе наших субъективных точек зрения, мы должны действовать так, как если бы единственная существующая объективная реальность — это просто конструкция консенсуса наших субъективных реальностей. Объективная реальность — это совокупность соглашений о том, что превосходит всех нас, основанных на том, что находится внутри нас всех.

Я считаю, что модель, для которой я предложил рассматривать реальность, положительно повлияет на эгоизм, который процветает среди людей.Этот взгляд по своей сути позволяет людям придерживаться своих собственных взглядов, в то же время признавая обоснованность взглядов, которые отличаются от их собственных. Это действительно позволило бы нам согласиться, чтобы не соглашаться. В моем представлении о реальности нет места людям, которые осуждают тех, кто придерживается иных убеждений, чем их собственные, потому что на субъективном уровне убеждения всех истинны. Никто не может дискредитировать взгляды других, пока они не смогут смотреть на мир глазами этого человека, а в настоящее время никто из нас не может этого сделать.С таким взглядом на реальность я считаю, что все религии будут рассматриваться как действительные пути к спасению, наука больше не будет противопоставляться духовности, а суеверия и страхи людей больше не будут рассматриваться как мелочи. Расизм, классизм и другие формы предрассудков прекратят свое существование, поскольку все люди будут все больше осознавать, как взгляды всех других влияют на их собственную объективную реальность. Они будут осознавать, насколько важна точка зрения каждого по отношению к ним самим.Я осознаю, что моя гипотеза поначалу кажется абсурдной и что она потребует резкого изменения парадигмы, чтобы ее можно было считать законной. Однако, прежде чем мою теорию спишут как еще одну «сумасшедшую идею», имейте в виду, что если бы европейцы 15 века сказали, что Земля вращается вокруг Солнца, они сочли бы эту идею абсурдной.

Многие люди будут продолжать видеть мир как царство, существующее вне их самих. Им никогда не придет в голову мысль о том, что то, что они видят, может быть внешней проекцией того, что на самом деле находится внутри них.Это бросает вызов их вере в конкретный мир. Однако подумайте, что происходит, когда мы мечтаем. Когда мы мечтаем, мы путешествуем по мирам, которые, казалось бы, существуют вне нас, и мы воспринимаем явления, которые кажутся существующими независимо от нас. Только когда мы просыпаемся и осознаем, что нам снился сон, мы начинаем осознавать, что эти, казалось бы, внешние вещи на самом деле были проявлениями нашего разума. Что, если бы то же самое можно было сказать о мире, который мы воспринимаем, когда «бодрствуем»? Что, если мир, который мы считали внешним по отношению к нам, на самом деле был просто еще одной проекцией нашего разума, чем-то вроде сна вне наших снов? Мы не осознаем, что находимся во сне, пока не вновь осознаем мир, который, по нашему мнению, является внешним.Когда мы просыпаемся, становится настолько очевидно, что мы действительно спим. Мы начинаем понимать, насколько странными были некоторые вещи, произошедшие во сне, например, способность летать. Хотя становится так ясно, что мы спали, во время сна все казалось таким логичным. Мы не сомневались в нашей способности летать. Хотя раньше мы никогда не умели летать, мы вели себя так, как будто делали это годами. Ничто не кажется абсурдным, пока мы не осознаем, что это так.

Что о реальности можно сказать не абсурдно? Разве мы не можем сказать, что объекты, плавающие в бесконечном пространственно-временном пространстве, не являются абсурдом? Разве мы не можем сказать, что время, которое воспринимается линейно, но не имеет видимого начала или конца, не абсурдно? Разве не абсурдно, что мы живем на единственной планете, которая, как известно, использует жизнь во Вселенной? Что не абсурдно в самом феномене существования? Разве вера в то, что какое-то всезнающее антропоморфное божество сконструировало нас по своему образу, более абсурдна, чем представление о бессознательной материи, произвольно эволюционирующей в сложные сознательные организмы? Что не абсурдно в том, что я могу написать это эссе, и что кто-то другой может его прочитать? Разве все наши представления о мире не абсурдны, по крайней мере, в некоторой степени? Такие вещи, как линейное время, объективная реальность и свободомыслящие организмы, большинству не кажутся абсурдными, потому что они воспринимаются как норма.То, что мы привыкли видеть или думать, не кажется неуместным. Однако сама природа существования, по сути, до некоторой степени абсурдна. Сам факт существования пространства, времени и сознательных существ — абсурд. Что имеет смысл в сознательных организмах, спонтанно возникающих из бессознательной материи? Что имеет смысл в том, что всемогущее, доброжелательное божество создает людей и оставляет их на произвол судьбы, имея лишь несколько отрывков из Священных Писаний в качестве руководства о том, как им следует себя вести? Что имеет смысл в существах, воплощающихся в низших формах жизни, а затем перевоплощающихся в высшие формы жизни в качестве награды за хорошую карму в прошлой жизни? Все это не имеет смысла, если смотреть на это объективно, но субъективно все эти убеждения имеют смысл.Какая точка зрения правильная? Что не так? Может быть, одному Богу известно. Может, никто не знает. Может, все мы знаем. Может быть, ответ объективен, и мы должны его найти. Возможно, это субъективно, и решать это нам. Кто знает? Ты?

Восприятие, причинно-следственная связь и объективность — Мягкая обложка — Йоханнес Ресслер, Хемдат Лерман, Наоми Эйлан

Информация об авторе

Под редакцией Йоханнеса Ресслера , Уорикский университет, Хемдат Лерман , Уорикский университет, и Наоми Эйлан , Уорикский университет

Йоханнес Ресслер — адъюнкт-профессор философии Уорикского университета.Он является соредактором журналов Agency and Self-Awareness (OUP) и Joint Attention: Communication and Other Minds (OUP), а также автором статей по философии разума и действия.

Хемдат Лерман был научным сотрудником Британской академии на факультете философии Уорикского университета и в настоящее время является младшим научным сотрудником Центра исследований сознания и самосознания на факультете философии Уорикского университета. В настоящее время она работает над монографией под названием Опыт, концепции и мир .

Наоми Эйлан — профессор философии Уорикского университета и директор Центра исследований сознания и самосознания. Она является соредактором Пространственное представление (OUP), The Body and the Self (MIT), Agency and Self Awareness (OUP), Joint Attention: Communication and Other Minds (OUP), и Автор статей по философии разума.

Авторы:

Билл Брюэр, Уорикский университет
Джон Кэмпбелл, Калифорнийский университет, Беркли
Квассим Кассам, Уорикский университет
Уильям Чайлд, Университетский колледж, Оксфорд
Джеймс Ван Клив, Университет Южной Калифорнии
Мартин Доэрти, Университет Стерлинга
Наоми Эйлан , University of Warwick
Christoph Hoerl, University of Warwick
Hemdat Lerman, University of Warwick
Andrew N.Мелтцов, Вашингтонский университет
Хенрике Молл, Институт эволюционной антропологии Макса Планка, Лейпциг
Мэтью Наддс, Эдинбургский университет
Дэниел Дж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.