Разное

Муж бьет жену что делать по закону: Муж избил жену — что ему грозит в 2021 году? Что делать если бьет?

Содержание

Побои в семье. Защищает ли закон?

Почему закон о «декриминализации насилия» развязал руки семейным агрессорам и есть ли в России законные способы навсегда защитить себя и детей.

Прошел ровно год с того момента, как из каждого новостного «утюга» донеслось: отныне бить жену — не преступление! На самом деле закон, который назвали «декриминализацией домашнего насилия», был не совсем о том, но кто в наши дни читает дальше заголовка. За этот год мы узнали о множестве трагедий, произошедших «за стенами» семьи, вплоть до жестоких убийств, отрубания рук, истязаний.

По статистике МВД, за девять месяцев 2017 года полиция зарегистрировала 164 тысячи правонарушений по фактам нанесения побоев (это административное право), но только 7 тысяч случаев расследовались как преступления (а это уголовное право).

О том, что закон не достиг своей цели, сейчас говорят даже главы силовых ведомств. Так, в декабре 2017 года свое разочарование декриминализацией побоев выразил министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

Оказалось, что суды по 116-й статье КоАП (о побоях) практически никогда не прибегают к самой суровой мере административного наказания — аресту. Предпочитают штрафовать. «Это не в полной мере отвечает целям наказания, — отметил Колокольцев. — Зачастую штраф не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку».

Сейчас, в феврале, схожую с МВД позицию выразил и глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. По его мнению, декриминализация побоев усложнила ситуацию с домашним насилием. «Года полтора назад был внесен — хотя мы были против — закон о домашнем насилии, — напоминает Бастрыкин. Исключили, я так понял, эту тему из уголовного законодательства? Вот, мы уже пожинаем насилие».

Как изменилась ситуация с домашним насилием за этот год и что нужно, чтобы ее действительно повернуть к лучшему, мы попытались разобраться с людьми, для которых такие трагедии — часть ежедневной работы.

Не вздумай идти к ментам

Участковый полицейский и две уставшие женщины — представитель опеки и комиссии по делам несовершеннолетних — идут на свой обычный вызов. Соседи жалуются, что в одной из квартир постоянно плачет ребенок. Усталая молодая женщина открывает дверь.

— Друзья пустили на время пожить с ребенком, — у Елизаветы М. короткие волосы, круги под глазами и прописка на другом конце Москвы. На руках кудрявая годовалая девочка: при посторонних — не плачет, а только прижимается к маме. Комната в целом достойна фильма ужасов: обои в углу висят клочьями, часть старого паркета отвалилась и лежит кучкой, у стены ряд каких-то коробок… Диван есть, и то хорошо.

Муж Елизаветы, на 23 года старше нее, распускал руки. Если не в духе — берегись: от затрещины жена отлетала в другой угол. Когда стало понятно, что это не случайность, муж и вправду бьет и будет бить дальше, когда от очередного удара у Лизы появились синяки под глазами, затошнило и закружилась голова — она решилась бежать.

У друзей оказалась временно ненужная комната, без ремонта, но хоть какая-то крыша над головой.

Обе чиновницы кивают, смотрят невесело, сочувствуют даже. И пишут акт о том, что ребенок содержится в ненадлежащих условиях. Предупреждение — матери. Один раз предупредят, два, а там обязаны ребенка забрать. Потому что в таких условиях девочке не жизнь — так гласят государственные нормативы.

— А куда нам деваться, — Елизавета тихо заплакала. — Работы нет, образования тоже, дочке до сада еще два года. Уходила — он вслед кричал: мол, не вздумай идти к ментам, они теперь в семейные дела не лезут.

В обывательском сознании — бить жен и детей разрешили

Год назад — 7 февраля 2017 года — вступил в силу закон «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за побои)». Теперь домашнему дебоширу не грозит судимость — правда, только за первый зафиксированный факт избиения и только если не нанес домочадцам никакого вреда, кроме боли и унижения.

Если имеются травмы или если избиения продолжаются — это по-прежнему сфера уголовной ответственности. Многие восприняли норму ровно так, как муж Елизаветы: государство разрешило!

— За этот год статистика показала, что уменьшилось количество людей, привлеченных к уголовной и административной ответственности за домашнее насилие, — рассказал «Правмиру» Андрей Изотов (фамилия по его просьбе изменена), сотрудник столичного ГУВД, ранее несколько лет работавший участковым. — Конкретных цифр пока нет, но вот, например, прокуратура города приводит цифры по всем возрастным категориям преступников. Налицо снижение, и одна из наиболее вероятных причин этого снижения — как раз декриминализация домашнего насилия. Дело в том, что статья 116 УК РФ, наказывающая за побои, одна из самых распространенных по числу возбуждаемых дел. Таких случаев на «земле» очень много, сотрудники их любят, потому что процент раскрытий огромный, «палки рубят» на них легко и с удовольствием. А теперь первичные побои в семьях не идут по уголовной статье, вот статистика и просела.

Речь о сотнях случаев в год в одной только Москве.

— Что касается конкретных случаев — у нас за 2017 год уже было несколько смертей, — говорит Елена К., член комиссии по делам несовершеннолетних одного из московских районов. — Например, был труп женщины.

От чего умерла — неясно, но регулярно ходила в синяках, муж сильно избивал. Вполне возможно, что избил в какой-то момент до смерти. Хорошо, ребенка до этого успели забрать, он при этом не присутствовал. Да, как обычно, алкоголь и, как обычно, судимость в анамнезе.

Еще один случай. Отец, мать, двое детей. На сей раз он не уголовник, а ровно наоборот: полицейский. Бьет, регулярно. Сломал ребенку палец. Жене тоже, кажется, периодически достается. Что происходит, когда травмы детей уже невозможно не замечать и заводится дело — административное, конечно? Его, это дело, закрывают: дети сами, никто не виноват. Хотя и дети говорят, что папа побил, и их мать говорит на первом опросе то же самое.

Зато составляют другой протокол — по статье 5.35 КоАП: ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. На кого? Конечно же, на мать: не обеспечила, не повлияла и так далее.

— Из-за распространенной формулировки «декриминализация домашнего насилия» в обывательском сознании отложилось однозначно: разрешили бить жен и детей! — говорит Андрей Изотов. — В результате и заявлять никто не идет — на что заявлять, если наказания нет? Хотя наказание, конечно, есть, просто изменился его вид. А бить домашних от этого не стало более законным и моральным делом.

Фото: Craig Sunter/Flickr

Пошла в полицию — живи в страхе за детей

Заявлений в полицию по поводу домашнего насилия — действительно куда меньше, чем могло бы быть. «Женщины и дети, которых реально прессуют дома, не способны написать заявления — их воля парализована прессингом, — констатирует действующий участковый Северо-Западного округа Москвы. — Очень мало инструментов, которые бы занимались поиском таких людей.

Детей в школах видят учителя, а взрослых женщин никто не отслеживает. Если и заметят, то всем наплевать».

А даже если воля и не парализована… Заявлять в полицию попросту боятся. Потому что у государства практически нет способов воздействовать на ситуацию «по-хорошему». Только наручники, только полиция. Мало кому хочется сразу все ломать, признается участковый.

Есть и еще одна проблема, пожалуй, даже более значительная.

«У нас при домашнем насилии женщина, если обращается за помощью, переходит в категорию “людей в трудной жизненной ситуации”, — отмечает Елена К. — И вся государственная машина, вместо того, чтобы ей помогать, обращается против нее. То есть пошла в полицию — живи в страхе не только перед мужем, но и перед опекой: того и гляди, отберут детей. И все по закону!»

Правда, и до закона о «декриминализации» было не слаще: первый же случай рукоприкладства мог сделать «пьющего-бьющего» мужа и отца — уголовником. А в российском обществе наличие судимости автоматически означает конец нормальной жизни и невозможность сколько-нибудь приличного трудоустройства.

«Эта уголовно-правовая мера по своему характеру очень репрессивная, — комментирует Андрей Изотов. — Именно поэтому за первичный случай такого рода ответственность сделали административной. Дали шанс одуматься».

— Судимость, то есть реальные перспективы ее получить за первый же случай, может быть, останавливала бы насильников, — спорит с этой точкой зрения Елена К. — А сейчас за побои предполагается штраф. Откуда он будет выплачен — из семейного бюджета? — прекрасно! Он заплатит деньги, вернется домой — будет вести себя лучше? Смешно!

Поэтому, говорит специалист по работе с несовершеннолетними, жертвы домашнего насилия часто действительно не жалуются. Терпят до конца, иногда в буквальном смысле. Пока в живых не остается один, тот, кто избивал остальных. Жила, например, на юго-западе столицы семья: папа, мама, бабушка, двое детей. Папа бил всех — и никто никогда с заявлениями не обращался, и сделать поэтому ничего было невозможно. Потом мама и бабушка умерли — одна от болезни (хотя как знать, ведь в синяках все время ходила), другая от старости.

Отец остался с детьми. Их отбирали дважды: один раз папа бросил пить и убедил, что ему можно доверять. А во второй раз — уже окончательно, когда он гонялся за детьми по дому с ножом. Старшему из детей было в тот момент 11 лет, и жизни без насилия в семье он просто не видел.

— После декриминализации побоев стало намного хуже, — отмечает Алена Попова, общественница, основатель фонда «Человеческий капитал» и сети взаимопомощи женщин W. — Без защиты — а штраф в размере пары неправильных парковок это не защита — остались женщины, дети и пожилые люди. То есть основные группы жертв насилия. За этот год мы получили убитых девчонок в городе Лебедянь; отрубленные руки Маргариты Грачевой, которая пыталась защититься от мужа при помощи полиции. Множество женщин не убиты, но сами вынужденно совершили убийство, обороняясь от насильника.

Фото: athensmagazine.gr

Запретите ему приближаться

Что же делать? Тысячи людей в тюрьмах — плохо, они же, но на свободе и с развязанными в отношении домочадцев руками — еще хуже. У тех, кто по роду службы постоянно сталкивается с подобными случаями, есть несколько предложений, которые повторяются из разговора в разговор.

Во-первых, жертве домашнего насилия, обычно это женщина, или ребенок, или оба вместе, нужно надежное убежище, где можно «переждать грозу». Сейчас такие убежища теоретически есть, но в Москве, например, чтобы в него попасть, женщине нужно оформить медкнижку, сдать множество анализов, флюорографию… и еще иметь московскую прописку! Основной задачи — дать убежище быстро и без формальностей, пока домашний насильник не продолжил свои «упражнения» на близких — такие учреждения не выполняют.

— Нам не хватает центров медиации, где можно было бы постараться при помощи психологов разрулить проблему, но при этом в полной безопасности, — предлагает Андрей Изотов. — К сожалению, у государства все методы довольно грубые, полицией и решетками мы мало что можем здесь сделать.

Второй элемент защиты от семейного насилия — так называемые охранные ордеры: за рубежом (например, в США) суд может вынести постановление о запрете одному гражданину приближаться к другому. Сам факт приближения уже составляет правонарушение, и по этому поводу можно вызвать полицию. Такие ордеры часто применяются как раз в случаях домашнего насилия — до выяснения всех обстоятельств ради безопасности пострадавших обидчику запрещается с ними контактировать.

— Я несколько раз пыталась добиться такого решения от отечественного суда, — рассказывает москвичка Яна Гончарова. — При том, что у меня было три документально зафиксированных случаев побоев от бывшего мужа, суд ничем не мог помочь мне: такой меры обеспечения в отечественном законодательстве просто нет.

Кроме того, если дело доходит до заявления, было бы справедливо, чтобы не женщина с ребенком вынуждены были бежать из дома куда придется (а муж-насильник оставался бы дома — по прописке), а наоборот: виновный удалялся бы из семьи.

Так, по крайней мере, жертвы насилия не будут наказаны дважды, говорит Елена К.

Четвертый пункт, который мог бы облегчить проблему в долгосрочном плане, стратегически — это государственные вложения в образование и профессиональную переподготовку для женщин, сидящих дома. Одно дело, когда у жены, которую бьет муж, имеется профессия — она может самостоятельно существовать, она материально независима. И совсем другое — когда несчастная (многие из страдающих от домашнего насилия женщин не имеют даже законченного среднего образования!) полностью зависит от мужа и свекрови. Еще несколько лет назад в Москве подобные программы были, но сейчас правительство города на них экономит: в центрах занятости говорят, что подобных программ нет и не предвидится.

А может, это она его лупила

Но возвращать уголовную ответственность за первичные побои в семье не стоит, уверен Андрей Изотов. «Побои вообще остаются статьей, которая, по-хорошему, уголовной не является, — поясняет криминалист. — Экспертизы там не проводится. В уголовном производстве пытаются доказать причинно-следственную связь: что не просто имели место побои, но они повлекли последствия. В случаях побоев, когда никаких следов не остается, экспертизы не проводится. Все голословно, все за закрытыми дверями, если есть свидетель, то один — а то и нет свидетеля вообще. Она написала заявление: “Он меня побил”. Сняла побои — например, следы синяков на руках. А может, это она его лупила, а он схватил за руки, чтобы она перестала? Но доктор фиксирует факт, и этого достаточно, чтобы привлечь к уголовной ответственности». К тому же существует и административный арест — он также способен вразумить и временно изолировать обидчика.

…Детский плач в квартире на пятом этаже прекратился так же внезапно, как начался. Елизавета, хрупкая женщина, в запущенной квартире друзей продержалась ровно месяц: два визита участкового и органов опеки показали, что разговоры об «отобрании» ребенка — не шутки. По всей вероятности, вернулась к мужу, больше ей было некуда. Пока о ней и дочке сотрудники опеки ничего не слышали. Впрочем, если бы случилось самое страшное, наверное, узнали бы. О трагедиях в подведомственной области специалистам всегда сообщают.

Алена Попова: «Бьемся за этот закон с 2012 года»

Алена Попова. Фото: fedpress.ru

Охранный ордер — единственный пока раз в истории отечественного правосудия — был недавно выдан Зюзинским судом столицы: в отсутствие предусмотренного процессуальными кодексами протокола судьи вынесли решение, запрещающее мужу, виновному в избиениях, приближаться к жене. Большинство судей не настолько отважны, и поскольку право в России не прецедентное, радикально улучшить ситуацию способен только новый закон о предотвращении домашнего насилия. Который, возможно, вскоре будет внесен в Госдуму.

— Первая новация закона — сам термин домашнего насилия, — рассказывает Алена Попова, один из авторов законопроекта. — Это позволит вывести из тени огромный массив преступлений. Масштабы его понятны из отчетов Росстата, согласно которым в России 16 миллионов жертв насилия. В то же время МВД говорит, что в 2015 году зарегистрировано 50 тысяч таких случаев.

Вторая важная новация законопроекта — тот самый охранный ордер. Запрет на приближение к человеку может быть выдан либо полицией — немедленно и до суда, либо судом — на любой срок и с правом продления. Отменить действие ордера может не только суд, но и сам пострадавший — если решит, что его жизни и здоровью уже ничего не угрожает.

— До последнего времени против таких ордеров выступал Конституционный суд, — рассказывает Попова. — Они говорят, что мы не можем ограничивать право на свободу перемещения. Сейчас же мы, с участием судей КС, определяем так: мы никакую свободу не ограничиваем, мы не даем преступнику завершить преступление. Ведь 40% историй домашнего насилия, к сожалению, заканчивается трупами с одной или другой стороны.

Если дело дошло до охранного ордера, то у обидчика, которому его выдали, возникает еще одна обязанность: пройти особые психологические курсы. Не посещать их — тоже уголовно наказуемо. Это типовой протокол, сопровождающий охранный ордер, и подобные модели действуют уже в 127 странах мира — включая сопредельные Белоруссию и Казахстан.

Наконец, третий важный момент нового законопроекта: все дела по домашнему насилию из частного обвинения переводятся в частно-публичное или полностью публичное. Частное обвинение означает, что от преступления страдает только конкретный человек, но не общество. Суд по делам частного обвинения для пострадавшего недешев — нужно нанимать адвоката, государственный защитник не предусмотрен. А вот насильнику — по 51-й статье Конституции — такой защитник положен. Публичное обвинение — другое дело: там защищаются интересы общества в целом, поэтому жертве насилия издержки нести не придется.

— За закон уже сейчас собрано 263 тысячи подписей, получено положительное заключение большого количества экспертов-криминалистов, — говорит Алена Попова. — Через полтора-два месяца мы надеемся внести его в правовое управление Госдумы, после чего будет рассмотрение в профильном комитете по делам женщин, семьи и молодежи. А затем уже официальные три чтения, Совет Федерации и подпись президента.

«Когда муж бьет жену, он способен переключиться на ребенка». Адвокат Мари Давтян

Правмир

Житель Иркутска угрожал выбросить с 14 этажа своего трехлетнего сына, чтобы «привлечь внимание жены». Она уже заявляла в полицию о побоях и хотела развода. Это далеко не первый случай, когда мужчины применяют насилие к детям из мести или чтобы надавить на жен. Можно ли избежать таких трагедий и как женщинам защитить себя и детей рассказала адвокат Мари Давтян.

Бил жену при детях? Это не смущает полицию

— Случай в Иркутске не первый, когда муж давит на жену через детей. В Хакасии весной 2020-го отец убил троих детей, чтобы отомстить их матери. В Москве в августе того же года отчим избил годовалую падчерицу и трехлетнего пасынка, потому что жена поздно вернулась домой. В Колпино отец захватил в заложники шестерых детей, заподозрив супругу в измене… 

— В ситуациях домашнего насилия все окружение в риске. Домашнее насилие — это не просто разовый конфликт, а система поведения человека, которая направлена на власть и контроль, и он использует использует любые способы для достижения своей цели.

Нередко самым эффективным способом становится использование ребенка. Для женщин — это болезненный вопрос и особенная, чувствительная точка.

И поэтому часто такие люди используют детей, зная, что это самое слабое место у женщин. Большинство таких случаев происходит, когда женщины пытаются уйти от агрессора.

Это не только российская проблема. С этим сталкиваются во всех странах, потому что везде есть домашнее насилие. Когда женщина с детьми уходит от агрессивного человека, риск того, что он будет применять насилие по отношению к детям, всегда возрастает. 

Но в странах Европы, США, Канаде есть определенные протоколы работы с рисками. Они представляют собой методички с регламентом работы в такой ситуации. В том числе, в них включен отдельный список вопросов по рискам в отношении ребенка, чтобы точнее определить насколько высока вероятность, что агрессор может что-то сделать с ребенком.

Мари Давтян. Фото: Сергей Щедрин

В России таких протоколов нет, никто не исследует вероятность насилия в отношении детей со стороны отца. Зачастую можно встретиться с тем, что женщина много раз будет заявлять, что муж применяет к ней насилие, угрожает ей убийством в случае ухода, а суд обяжет ее обеспечить встречи отца с ребенком у нее дома.

— Женщины часто подолгу живут с агрессором, несмотря на то, что есть угроза не только для них самих, но и для детей. Почему?

— Один из факторов — часто женщины недооценивают опасность. Помимо этого — они не знают, как эту ситуацию разрешить. 

Нередко женщины, которые к нам обращаются, говорят, что боятся, что в случае ухода муж не отдаст им детей, а как решить эту проблему, они не знают.

— Как распознать, что муж может проявить насилие в отношении детей?

— Все очень просто. Если есть насилие в отношении матери, риск насилия в отношении детей впоследствии очень высокий. 

Причем желание власти и контроля очень легко может переключить с жены на ребенка.

Ребенок подрастает, начинает проявлять свое «я», может сопротивляться, особенно в период подросткового возраста. Естественно, никакому абьюзеру, для которого власть и контроль — наркотик, это не нравится. Такая модель очень частая. Для такого человека важно, чтобы все от него зависели и ему подчинялись.

3-летнего мальчика из Иркутска не защитили от отца

Отец продержал трехлетнего ребенка на весу около трех часов, угрожая выбросить малыша с балкона

— Женщины подвергаются насилию со стороны мужа, если живут с ним, а когда пытаются уйти — в зоне риска оказываются и дети. Можно как-то разорвать этот круг? 

— Именно так и происходит. И это связано с тем, что у что у нас не обеспечивают безопасность жертв домашнего насилия.

Для того, чтобы оградить женщин и детей от агрессора, нужен закон о домашнем насилии и введение охранных ордеров. Это то, о чем мы говорим уже много лет.

Во всем мире это практически единственный способ, который обеспечивает контроль над агрессором, когда видно, что есть риск применения насилия в дальнейшем.

Кроме запрета на приближение, во многих странах практикуется в подобных ситуациях общение отца с детьми в специальных центрах в присутствии психолога или сотрудников органов опеки. Это те меры, которые устанавливаются, когда человек склонен к агрессивному поведению и проявлению насилия.

Потому что считается, что когда человек склонен к этому, то всегда есть риск для ребенка. Поэтому общение всегда должно быть контролируемым.

— В тех условиях, в которых мы находимся сейчас, нельзя было избежать случая в Иркутске?

— Боюсь, что да. Потому что на самом деле позиция правоохранительных органов такова, что если человек не применял до этого насилия непосредственно к детям, то это никого не беспокоит. Если он при детях бил мать, полиция это не учитывает.

За захват детей в заложники — 1,5 года колонии-поселения

Захват детей в Колпине

— Мужчину из Колпино, который в 2020 году взял в заложники шестерых детей, приговорили к полутора годам колонии-поселения. Как Вы оцениваете такой приговор?

— Эта ситуация стала публичной, поэтому дали хотя бы такой срок. В другом случае дело вообще могло бы не дойти даже до судебного рассмотрения. Особенно учитывая, что женщина заявила, что они помирились.

— Скорее всего, мужчина вернется в семью. Насколько вероятно, что произойдет рецидив? Будут ли его контролировать каким-то образом правоохранительные органы?

— Рецидив очень вероятен. 

И никто не будет контролировать этого человека. Правоохранительные органы будут ждать развития событий.

А если случится так, что он жену убьет, то они будут говорить, что поделать ничего не могли, потому что невозможно запретить ей с ним жить.

Да, запретить это невозможно. Но государство все равно должно обеспечивать безопасность для всех, но пока этого не происходит.

Пока у нас все время постреагирование на ситуацию, но нет никакой профилактики.

https://youtube.com/watch?v=EFxB1Tq4bxo%3Ffeature%3Doembed

— Были в вашей практике подобные случаи? Получалось ли добиться адекватного наказания для агрессора?

— В практике были случаи угроз убийства детей, доведения до самоубийства ребенка.

В Вологодской области удалось доказать вину и привлечь отца к ответственности за доведение дочери до самоубийства. Девочка выжила. Он получил 7 лет колонии строгого режима. 

Но это все очень сложно и проблема в том, что дети — это уязвимая группа. Они не имеют права принимать самостоятельные решения и полностью зависят от своих родителей.

Если мама полностью подавлена, не может принимать решений и действовать активно, а просто пассивно подчиняется, то дети становятся заложниками ситуации.

Как защитить себя и ребенка от агрессора

— Как женщине защитить себя и детей в существующих условиях?

— Это вечный вопрос в ситуации домашнего насилия, на который очень сложно дать ответ.

С одной стороны, безусловно, все говорят, что нужно обращаться в полицию. Но мы понимаем, насколько само по себе обращение в правоохранительные органы решает проблему. Женщина из Иркутска делала это неоднократно.

Житель Иркутска, которого обвиняют в покушении на 3-летнего ребенка, и его жена

Женщины, которые находятся в ситуации насилия, не всегда объективно смотрят на обстановку. Поэтому я рекомендую обязательно обращаться в кризисный центр, который занимаются проблемой домашнего насилия, в своем регионе. Там составят план безопасности, примут решение, что и как надо делать, в какой момент и куда идти.

Мы всегда говорим о том, что после обращения в полицию надо обязательно менять место жительства. Иногда мы вынуждены перевозить их в другие регионы для обеспечения безопасности.

Пока нет закона о домашнем насилии, мы занимаемся ручным регулированием в прямом смысле, потому что никаких механизмов на государственном уровне нет.

— Что из себя представляет план безопасности?

— Общий план безопасности можно найти на сайтах организаций, занимающихся проблемой семейного насилия.

Но так как каждая ситуация очень индивидуальна, под каждую надо формировать свой собственный план.

Если женщина по каким-то причинам остается в отношениях,то для нее разрабатывают план действий, который включает в себя все детали вплоть до того, что она должна положить в сумку безопасности на случай, если ей надо экстренно покинуть квартиру: ключи, документы, лекарства, дополнительный мобильные телефон, новая сим-карта и так далее, куда она перемещается в квартире, если на нее напали, как вызывает полицию, кого предупреждает, кому она звонит. 

Когда она планирует выходить из отношений, уходить от агрессора, для нее прорабатывается план как и когда обращаться в полицию, как забирать детей, как уйти, когда, какие должны быть контакты в телефоне для экстренной связи, какие специальные приложения установить в телефон и так далее. Все это записывается и обговаривается вплоть до тренировок.

Но есть одно главное правило. При любом сомнении в собственной безопасности,  если женщина чувствует малейший риск для жизни, она немедленно должна покинуть то место, в котором находится. Если есть риск, надо бросать сумку, вещи, документы. Основная задача — спасти себя и ребенка.

Домашнее насилие в Украине — преступление, а не «любовь»

  • Жанна Безпятчук
  • BBC News Украина

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Участница акции за права женщин, 8 марта 2018 года, Киев

Избиение мужем жены или психологические унижения кого-либо из членов семьи до сих пор часто считают «мусором, который не стоит выносить из дома». 11 января этого года в Украине вступили в силу изменения в Уголовный кодекс, признающие системное насилие в семье преступлением.

Кроме того, уже год как действует закон о противодействии и предотвращении домашнего насилия, который определил 16 категорий людей, в отношении которых может быть оказано такое насилие.

Сейчас это не только жена, ребенок, муж. Это и бабушки, дедушки, бывшие супруги, люди, которые имеют общего ребенка и живут в гражданском браке, невесты, братья, сестры.

Очень важно, говорят эксперты, что отныне ребенок, ставший свидетелем насилия в своей семье, также признается его жертвой и имеет право на все соответствующие социальные, медицинские, психологические и правовые услуги.

BBC News Украина объясняет, как эти новые правила помогут жертвам домашнего насилия защитить себя.

Избил жену — тюрьма

Прежде всего эти изменения должны помочь украинским женщинам. По данным Минсоцполитики, в 2013-2018 годах 90% тех, кто обращался относительно насилия в семье в органы государства, — это были женщины, 8,5-9% — мужчины и 1-1,5% — дети.

Если женщина обратилась в полицию из-за угроз или избиения ее мужем один-два раза, правоохранители могут привлечь обидчика к административной ответственности. Но если это произойдет в третий раз, отныне они имеют законные основания открыть уголовное производство.

За домашнее насилие как преступление обидчик может быть наказан общественными работами, арестом на срок до шести месяцев, ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до двух лет.

При этом то, что такое преступление совершается относительно одного из супругов или любого другого лица, с которым злоумышленник имеет близкие или семейные отношения, является отягчающим обстоятельством.

И это еще не все. Если суд ограничил на три-шесть месяцев доступ обидчика к его жертве, то есть запретил, например, находиться с ним в одном помещении, приближаться к месту работы, вести переписку, а он это нарушил, то полиция опять же может открыть уголовное производство.

Суд за это преступление может наказать арестом до шести месяцев или заключением до двух лет. Караться также будет и непрохождение правонарушителем специальной программы, которая должна помочь ему исправиться.

Параллельно с этим меняется квалификация преступления изнасилования.

«Речь идет не только о том, что изнасилование в браке является преступлением. У нас стереотипно считается, что женщина обязана удовлетворить мужчину. А теперь в законе есть месседж обществу, что это не только преступление, но за него еще и предусмотрена большая ответственность, чем за совершение такого относительно постороннего человека», — отмечает адвокат общественного центра «Женские перспективы» Галина Федькович.

Ранее считалось, что о таком преступлении идет речь, когда мужчина применил физическую силу, угрожал это сделать или же воспользовался беспомощным положением жертвы. Отныне изнасилованием является любой секс без добровольного согласия. Добровольность правоохранители будут оценивать, учитывая сопутствующие обстоятельства.

К примеру, мать хочет вывезти за границу своего ребенка и для этого должна получить согласие отца, с которым развелась. И тот готов предоставить такое согласие в обмен на секс.

Вот именно это будет считаться сопутствующими обстоятельствами. Они будут указывать на недобровольность, а следовательно, и на насильственный характер этих действий.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

До недавнего времени в рамках уголовного производства подозреваемый в изнасиловании имел право на бесплатного адвоката, его жертва — нет

Правозащитники и правоохранители признают, что это все кардинально меняет само восприятие домашнего насилия. А дальше многое уже будет зависеть от того, как будут выполняться новые законы. По этому показателю Украина традиционно сильно отстает от других стран Европы, даже имея такое же законодательство, как у них.

Полиция должна будет реагировать по-новому

В 2019 году в Украине должен заработать общегосударственный колл-центр по проблемам домашнего насилия, противодействию торговле людьми и насилию в отношении детей.

Более точных дат его запуска в настоящее время нет, но в Минсоцполитики уверяют, что это непременно произойдет.

Специалисты, которые там будут работать, должны информировать, направлять в полицию, социальные службы, приюты, другие учреждения на местном уровне и предоставлять психологические консультации.

«Человек может обращаться в кризисном состоянии, он может быть готов совершить суицид. Мы должны предусмотреть психологическое консультирование. В Киеве эта линия должна работать 7/24, во всех областях, где до 2 млн населения, будет 4 сотрудника, где больше (это шесть областей ) — будет пять человек. Они будут работать в утреннюю-дневную и дневную-вечернюю смены», — рассказывает заместитель министра социальной политики Наталья Федорович.

Именно полиция может быть следующей инстанцией после колл-центра, куда направят пострадавшего человека.

Нацполиция сейчас формирует мобильные группы по противодействию домашнему насилию. По всей Украине они должны начать выезжать на вызовы со второго квартала 2019-го.

«В этом году мы планируем запустить 45 таких групп во всех областных центрах и в некоторых крупных городах, как Белая Церковь, Бердянск, Славянск, Краматорск, Мариуполь и т. п. Мы рассчитали на основе статистических данных о вызовах нагрузку по каждому району города и в соответствии с этим определяли нужное количество».

В них войдут участковые офицеры, патрульные и полицейские, занимающиеся ювенальной превенцией.

В областные управления Нацполиции уже поступили бланки для вынесения срочных запретительных предписаний обидчикам. По новому закону, украинские полицейские смогут выносить такие предписания на 10 дней даже без заявления жертвы. Для этого им нужно оценить риски для жизни и здоровья женщины и ребенка.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Полицейские будут по-новому оценивать риски

Предписание потребует от обидчика покинуть помещение, где он живет со своей жертвой, не входить него и не находиться там, а также не контактировать с жертвой.

«Защитное предписание, предусмотренное старой редакцией закона, было декларативной нормой и не имело никакого результата. Временное запрещающее предписание, которое сможет выносить полиция, прибыв на вызов, является положительным моментом. Это реальный инструмент для того, чтобы забрать обидчика из семьи на десять дней», — объясняет Галина Федькович.

Если ситуация не решается в течение такого короткого времени, дальше пострадавшая или пострадавший, а от имени ребенка кто-то из его родителей или опекунов, могут обратиться в суд.

И тот имеет полномочия выносить ограничительное предписание на срок от одного до шести месяцев. Его могут продлить еще на шесть месяцев.

Это предписание может означать полное табу для обидчика на любые контакты с жертвой, в частности запрет приближаться к ее месту учебы или работы.

Чтобы решать такие вопросы в суде, нужен адвокат.

Каждый, кто пострадал от домашнего насилия, получает право на бесплатную правовую помощь от государства. Это отныне включает бесплатную помощь адвоката. Ранее, как это ни парадоксально, обидчик в рамках уголовного производства имел право на него, а его жертва — нет.

Адвокатов государство обязуется предоставлять не только в рамках уголовного процесса, но и для рассмотрения любых дел в суде, например, о взыскании алиментов.

Кроме того, пострадавшие от домашнего насилия не будут платить судебные сборы.

«Чиновники должны понять — это серьезно»

Если муж сильно избил жену, и она с гематомами и кровотечениями обращается к врачу, то закон обязывает работников больницы сообщить об этом в полицию, социальные службы.

Это принцип межведомственного взаимодействия в деле противодействия домашнему насилию, который тоже предусмотрен в новом законодательстве. То есть для того, чтобы запустить весь механизм помощи человеку, который пострадал, не обязательно, чтобы он сам вызвал полицию или написал туда заявление. Если факты насилия выявил врач или школьный психолог, то дальше в идеале он должен подключать все другие структуры: от полиции до социальных служб.

Отныне также у глав ОГА, РГА, ОТГ и мэров городов должны быть заместители, которые будут курировать вопросы противодействия домашнему насилию. «Соответствующие должностные лица должны понять, что это очень серьезно, и закон должен выполняться. Нельзя молчать и воспринимать домашнее насилие как личное дело того Ивана, который бьет ту Аннушку», — объясняет Наталья Федорович.

Она отмечает, что в сельской местности голова или староста также несет персональную ответственность за выявление пострадавших от домашнего насилия и за то, чтобы в течение 24 часов уведомить соответствующие структуры и оказать помощь.

Далее, предположим, что жена не может оставаться дома — это опасно для ее здоровья и жизни и для ее детей.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Около 90% тех, кто обращается за помощью из-за насилия в семье, — женщины

Помощью может быть и возможность пожить некоторое время в специализированном приюте для пострадавших от домашнего насилия.

По стандарту Совета Европы, на каждые 7-10 тысяч жителей должно быть создано одно семейное место, то есть место для женщины с детьми в приютах или других соцучреждениях.

Сейчас в Украине такие приюты еще только начали создаваться.

Мест там на всех, кто в них нуждается, не хватает, что отмечают правозащитники. Так, например, на 1,7 млн населения Киевской области должно быть создано 170 мест. В ее пока единственном специализированном приюте могут жить одновременно 15 человек. И даже если к этому добавить еще места, которые доступны в различных неспециализированных социальных учреждениях, как кризисные центры или приюты для детей, — их все равно мало.

Специализированные приюты для пострадавших женщин с помощью международных доноров созданы и уже действуют сегодня, кроме Киевской области, в городе Киеве, Харькове, Бердянске, Мариуполе, Кривом Роге, Славянске и в Винницкой области.

По замыслу, в таких приютах с женщинами должны работать психологи. «В некоторых социальных службах есть психологи, которые могут оказывать такую ​​помощь, в некоторых нет. Я думаю, что на данном этапе профессиональная психологическая помощь пострадавшим от домашнего насилия государством не предоставляется», — отмечает Галина Федькович.

Женщинам в приюте также должны помочь с трудоустройством.

В приюте женщина может прожить шесть месяцев. Далее она снова должна справляться с проблемами самостоятельно.

Также считается, что за это время можно решить те проблемы, которые заставили ее покинуть дом или по которым она оказалась на улице.

Впрочем, как показывает практика, те же процессы по привлечению обидчиков к ответственности могут продолжаться в Украине дольше, чем полгода.

Пока что многие новации в предотвращении домашнего насилия — это планы и пилотные проекты. Полиция, суды, органы местной власти, самоуправления, социальные службы еще только учатся работать по-новому в этой области.

Именно в 2019-м станет ясно, насколько серьезны и необратимы пока только задекларированные изменения.

Следите за нашими новостями в Telegram

Женщины как жертвы насилия: кто защищает их в Германии? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Согласно данным немецкой полиции, в 2019 году каждый третий день в ФРГ от рук бывшего или нынешнего мужа или любовника погибала женщина. В результате домашнего насилия лишились жизни 117 женщин. Всего по стране — 141 тысяча жертв преступлений с тем или иным (по степени тяжести) исходом. 81 процент жертв — женщины.

В Германии домашнее насилие не является само по себе уголовным преступлением, но его проявления уголовно наказуемы. В полицию, например, можно обращаться из-за семейных побоев, сексуального и экономического насилия, преследования и постоянного контроля, угроз и оскорблений в семье.

Превентивная работа различных организаций и полиции направлена, помимо всего прочего, и на то, чтобы предовратить убийства внутри семьи. Как работает эта система?

Заявление о домашнем насилии обязаны принять

Во всех брошюрах по домашнему насилию, которые распространяют в немецких городах, сказано, что заявление от жертвы полиция обязана принять в любом случае. Дело в том, что в Германии есть принцип, по которому полиция принимает заявление при подозрении в преступлении. «На практике это означает, что у сотрудников просто нет возможности отклонить заявление, даже если ситуация неоднозначная», — объяснил в интервью DW представитель полиции Мюнхена Ральф Этцель (Ralf Etzel). Заявления о домашнем насилии принимают в письменной или устной форме — не только лично, но и при помощи соседей или родственников. После этого в полиции выдают памятку о правах потерпевшего. Полиция проводит собственное расследование и передает дело в прокуратуру.

Когда жертва живет в зарегистрированном партнерстве, помолвлена или замужем за человеком,который проявляет насилие, она имеет право в любой момент отказаться от дачи свидетельских показаний. Дело приостановят и будут хранить несколько лет. Процесс могут возобновить, когда женщина вновь обратится в полицию и в суд. Есть также возможность снять побои в клинике без подачи заявления в полицию. Если пострадавшая все-таки позже захочет обратиться за помощью, она может предоставить этот документ.

Запрет на контакт до суда

В Германии жертва может попросить о запрете на контакты и временное выселение обидчика из квартиры еще до начала судебного процесса. Если полицейские понимают, что опасность все еще угрожает потерпевшей, они сами могут принять такие меры — даже забрать ключи и на время выдворить из дома предполагаемого преступника. «Бывает, что соседи звонят в полицию и жалуются за шум или крики. На место приезжает наряд, предотвращает или регистрирует преступление и запрещает контакты с потерпевшей», — пояснил Ральф Этцель. Речь идет не только о физическом контакте, но и о звонках, смс, письмах и якобы случайных встречах с жертвой.

Только за 2018 год мюнхенская полиция всего выдала более двух тысяч запретов на контакты и проживание в совместной квартире. В Баварии они могут действовать максимум 10 дней. В других федеральных землях действуют другие сроки, например, в Берлине — две недели. Предполагается, что за это время женщина обратится в суд и добьется через него таких же запретов уже на более длительный срок. Как и суд, полиция может запретить преступнику приходить в те места, где часто появляется женщина, — возле ее работы, в детском саду, школе. Но если во время первых 10 дней жертва сама звонит или встречается с преступником, запрет на контакт автоматически перестает действовать.

В «женском общежитии» потерпевшая может оставаться, пока ей угрожает опасность

Как правило, от момента подачи заявления в полицию до окончания судебного разбирательства проходит около года. При наличии серьезный угрозыможно добиться быстрого рассмотрения дела. По необходимости потерпевшая может временно переехать в так называемое «женское общежитие» или пожить у родственников и друзей. В Германии при смене жилья в течение двух недель нужно получить новую прописку, и такие ситуации — не исключение. Но во время регистрации в другой квартире женщина может попросить о запретительной отметке: так новый адрес другие люди смогут узнать только после ее согласия.

Жертве домашнего насилия помогают психологи

Психологи и соцработники могут бесплатно сопровождать несовершеннолетних и жертв особо тяжких преступлений или сексуальных изнасилований во время допросов в полиции и судебного процесса. Вообще каждая потерпевшая может запросить такую помощь, но не всегда ее предоставляют бесплатно — все зависит от конкретной ситуации. Помимо этого, по согласию женщины полиция связывается с местными кризисными центрами, где жертву насилия консультируют в том числе и по юридическим вопросам. Такие организации работают на нескольких языках и могут помогать потерпевшим даже по телефону или в анонимных чатах.

Смотрите также:

  • Техника на службе немецкой полиции

    Рассказ о полицейской технике в Германии мы начнем с почетного эскорта. Глав государств во время официальных визитов в ФРГ сопровождают 15 немецких мотоциклистов на BMW. Во время неофициальных — семь. Эскорты также положены по протоколу председателям иностранных парламентов, главам правительств и МИД — 3, 5 или 7 мотоциклов в зависимости от статуса визита.

  • Техника на службе немецкой полиции

    В качестве патрульных машин в Германии используются седаны, универсалы и микроавтобусы разных производителей. Основным цветом кузова долгое время был белый, но затем стали также заказывать машины серебристой лакировки, которые после обновления автопарка легче продать. Вторым цветом в комбиации раньше был зеленый, но затем в Германии перешли на синий — рекомендуемый в качестве стандартного в ЕС.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Для скрытого патрулирования на автобанах полиция располагает специально оборудованными мощными автомобилями, способными угнаться за любой спортивной машиной. В потоке они — до поры, до времени — ничем себя не выдают. А вот времена, когда в Германии можно было увидеть такие полицейские Porsche, прошли. Этот списали в 2007 году. Впрочем…

  • Техника на службе немецкой полиции

    … Некоторые полицейские на таких машинах все же ездят, но только не настоящие, а несущие службу в популярном автодорожном сериале немецкой телекомпании RTL про спецотряд «Кобра 11» («Alarm für Cobra 11»). Это спортивный кроссовер Porsche Cayenne.

  • Техника на службе немецкой полиции

    В городах земли Северный Рейн — Вестфалия уже появились полицейские электромобили Renault Twizy. Предназначены они для курьерских поездок. Однако этими новинками мирового автопрома «электрификация» немецкой полиции не заканчивается.

  • Техника на службе немецкой полиции

    В некоторых городах Германии можно повстречать полицейских на электроскутерах — например, в гессенском Касселе.

  • Техника на службе немецкой полиции

    На этой фотографии — первый в Германии полицейский электроцикл модели Zero FX. Он используется на острове Боркум — популярном курорте на Северном море.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Завершая тему двухколесных транспортных средств, отметим, что в Германии также существуют специальные полицейские патрули на велосипедах. Многие немецкие велосипедисты ездят, как бог на душу положит, так что работы у служителей порядка хватает.

  • Техника на службе немецкой полиции

    А теперь уходим в небо… В Германии насчитывается более сотни полицейских вертолетов. Большая часть находится в распоряжении федеральной полиции (Bundespolizei) — 62, остальные — в разных федеральных землях: например, восемь — в Баварии, шесть — в Баден-Вюртемберге, два — в Тюрингии. ..

  • Техника на службе немецкой полиции

    Часть задач, ради которых раньше приходилось поднимать в воздух полицейские вертолеты, теперь решается с помощью дронов. Они используются, например, для изучения мест происшествий или преступлений, поиска пропавших людей, а также для наблюдения за массовыми мероприятиями. В отличие от военных дронов полицейские мультикоптеры не вооружены.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Что с реками и озерами? Одна из последних новинок — такие гидроциклы, которые сейчас испытывает полиция в Гамбурге. Они предназначены для быстрого реагирования в случае террористических актов или других чрезвычайных ситуаций на Эльбе или Альстере.

  • Техника на службе немецкой полиции

    В отличие от новых гидроциклов такие катера уже давно находятся в распоряжении немецкой полиции. Этот несет свою службу на Рейне в Дуйсбурге, где находится самый большой речной порт Европы. Он оснащен 560-сильным двигателем и может разгоняться до 60 километров в час.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Завершим обзор спецтехникой. 17-тонный бронеавтомобиль спецназа Survivor R рассчитан на десять человек, включая водителя. Стоимость в зависимости от комплектации — от 300 тысяч до 500 тысяч евро.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Такие машины производит американская фирма Patriot 3. Эта фотография была сделана в 2017 году в Кельне перед началом обыска в одном из здешних мотоклубов, на территорию которого за крепкие железные ворота полицейские попали по выдвижной гидравлической рампе. Эта машина также может использоваться для штурма захваченных самолетов.

  • Техника на службе немецкой полиции

    Завершим обзор полицейским водометом WAWE 10. Первая такая модель поступила на вооружение немецкой полиции в 2010 году. Всего заказано полсотни WAWE 10 стоимостью 900 тысяч евро каждый. Последний должен быть передан полиции в будущем году. Водометы оснащены 400-сильным двигателем и баками на 10 тысяч литров воды.

    Автор: Максим Нелюбин


Если муж бьет. Стоит ли терпеть абьюзера? — 18.05.2021: информационно-познавательный сайт

Международная социальная акция «Не молчи!» два года назад серьезно повлияла на ситуацию с бытовым насилием в Казахстане. Избивать в семьях меньше, конечно, не стали. Казахстанцы всего лишь обратили внимание на десятилетия скрываемую проблему и это тоже не мало. Когда в доме происходит насилие, первое что испытывает жертва – это стыд за перенесенное унижение. Именно стыд многим мешает рассказать все, что происходит, но акция «Не молчи!» когда тысячи женщин написали посты в социальных сетях о пережитых страданиях, показала, что бытовое насилие – это очень рядом и очень важно для каждого не молчать.

«Гражданский муж одной из жительниц Нур-Султана, на протяжении долгого периода времени избивал жену. Женщина собрала вещи и ушла к матери с сестрой в надежде на защиту и спокойную жизнь. Мужчина забрался в дом через окно, избил мать потерпевшей, утащил жену в машину и жестко избивал ее несколько часов. Мать потерпевшей обратилась в полицию. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий мужчина был задержан. По данному факту было возбуждено уголовное дело по статьям 125 «Похищение человека», 110 «Истязание», 149 «Нарушение неприкосновенности жилища» Уголовного кодекса. 11 января в Нур- Султане суд вынес приговор- мужчина отправится в тюрьму на 6 лет. Девушка в суде отказывалась от своих показаний и обвинений, обвиняла полицию в том, что они под давлением заставили дать такие показания против мужа. Но сестра и мать требовали привлечь мужчину к ответственности, опасаясь за свои жизни», — это одна из сотен историй фонда «Немолчи», опубликованных в интернете.

За время карантина, по официальным данным, статистика фактов бытового насилия возросла на 25%. В марте 2020 года номер Национальной телефонной линии доверия для детей и молодежи казахстанцы набрали 16 тысяч 310 раз.

«Заботливые» родственники

Проблема в том, что не всегда жертвы абьюзеров добиваются возможности защиты своих прав. По словам директора департамента права юридической компании Рустема Касымбекова, перспектива оплаты штрафа часто отпугивает женщин.

— Если наказывают ее мужа, даже если штраф, то это семейный бюджет, платит она. Штраф оплачивает женщина из своего же бюджета государству. Если насильника садят или привлекают к ответственности, страдает опять же жена. Потому что, денег он теперь не приносит в дом. Если ранее он работал, то на его карьере можно крест ставить. То есть, те деньги, на которые она вправе и должны была рассчитывать, уже не придут в семью. А самое главное — дети. После проблем с законом на карьере на госслужбе можно крест поставить. Получается, что мы фактически не исправляем ситуацию, вот в чем дело», — говорит Рустем Касымбеков.

Довести дело до суда зачастую мешают и родственники. Наиболее частые аргументы – «не стоит выносить сор из избы», «детям нужен отец», «терпи, стерпится-слюбится».

— Приходя за юридической помощью, женщины вначале вроде хотят наказать обидчика, через неделю уже думают, а через несколько дней отказываются. Им говоришь: ну зачем, это (насилие – прим.) же повториться! Практически всегда ответ один: «не ваше дело, мы так решили, это семья, моя жизнь, моя ответственность в конце концов», — рассказывает юрист Рустем Касымбеков.

Специалист рекомендует парам попробовать взглянуть на ситуацию с прагматической точки зрения и попытаться найти рациональное решение.

— Семейная пара из Южного Казахстана переехала в Нур-Султан. Супруг начал поднимать руку на жену. Девушка боялась, кому -либо рассказывать о побоях, обратилась за юридической консультацией. Мы посоветовали ей, чем садить и писать заявление, подать на развод и алименты. Как только женщина подала на алименты, суд удовлетворил заявление. Она не старалась его посадить, мы посоветовали ей идти к разводу. Если вы будете в браке, то это бытовое насилие, а если какой-то человек, не муж, вас ударил, то это уже другое наказание. В данном случае было проведено 2-3 процесса. Алименты сразу же были выплачены. Как только начали оформлять развод, родственники и муж сразу стали относиться к девушке по-другому. Как только она стала независимой, стала чувствовать себя увереннее. Прошло 1,5 года, за это время супруг поменялся, сейчас они живут душа в душу. В данном случае мужчины должны понимать, что несут большую ответственность. То есть, есть риски и детей потерять, и на алименты «попасть», и есть еще имущественные отношения, — говорит Рустем Касымбеков.

Почему партнер совершает насилие 

По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире каждая третья женщина подвергается физическому или сексуальному насилию. Одна из ключевых причин, по мнению международных экспертов, – гендерное неравенство, это когда женщина находится в зависимом от мужчин положении.

— Если на месте вашей супруги или ребенка оказался начальник, соседский ребенок или жена начальника, совершенно чужая женщина, позволили бы вы такую вольность по отношению к этим лицам? – такой вопрос психологи часто задают абьюзерам. И очень многие, конечно же отвечают, что нет. Дело в воспитании. Есть люди, которые в принципе дают вольность проявлению своих эмоций всегда, то есть для них это норма. Таким людям рекомендовано обратиться за помощью к психологу и психотерапевту. Еще одна сторона вопроса — осознание безнаказанности. Если мне за насилие ничего не будет, человек это осознает и понимает, то риск того, что он ударит и перейдет эту черту — огромен. При условии, что человек не очень воспитанный, импульсивный и эмоциональный плюс осознание безнаказанности риск насилия с его стороны очень высок. Очень часто руку поднимают мужчины, которые не могут по-другому передать свои эмоции, — говорит психолог Зарина Штеер.

Психологи считают, что помочь женщине, живущей с абьюзером не может никто, кроме нее самой. Если она не разрывает отношения, то причиной такого выбора могут быть детские травмы, неконструктивные жизненные стратегии, трагический опыт, неуверенность в себе и в своих силах. Как правило, безработные женщины чаще всего страдают от физического насилия, так как боятся, что расставшись с партнером, в одиночку не смогут прокормить себя и своих детей.

— Работу важно начинать с укрепления себя, как личности, способной не просто уйти, но еще и не вернуться обратно. Важного внимания заслуживает финансовая сфера, которую по возможности также н6еобходимо укреплять на случай ухода. Не стоит стесняться просить временную помощь у близких, знакомых, общественных, благотворительных организаций. В городах есть кризисные центры, которые помогают женщинам, переживающим бытовое насилие, — объясняет психолог Анна Вовк.

Что делать, если уговаривают молчать

Часто союз с абьюзером женщины пытаются оправдать тезисом «детям нужен отец», однако то, какой вред детской психике наносят страшные скандалы, обычно остается не замеченным. Неуверенность в себе, замкнутость, стыд, проблемы со сверстниками и в учебе, психология жертвы или агрессивность, хроническая депрессия, виктимное поведение – этот букет негативных последствий рискуют обрести дети, наблюдающие избиение самого близкого и любимого человека – собственной матери.

Эксперты Фонда народонаселения ООН установили, что в период пандемии COVID-19 прирост случаев домашнего насилия на 20% отмечается во всем мире. Глобально каждый месяц ограничительных мер добавил около 5 млн случаев к обычной статистике. Адвокат Асель Токаева советует не мириться с насилием и делать все, чтобы защитить свои права.

— Нужно реагировать. Нельзя оставлять насилие без внимания. Женщина должна принимать волевое решение, хочет она с этим жить или не хочет, хочет она с этим мириться, чтобы ее муж избивал, чтобы дети видели, или не хочет. Насилие должно быть наказано. Вызывайте 102. Каждый зарегистрированный факт обращения в полицию в дальнейшем уже свидетельствует, что избиения происходят систематически. Полиции должна поставить семью на учет. Понимаю, что жена боится, но она не сделает хуже для своей семьи. Родственники начнут вмешиваться, к этому нужно быть готовой: «как ты могла, терпи, ты всех позоришь». Насилие нельзя терпеть, с ним нужно бороться. А полиция должна реагировать. Домашние тираны только на первый взгляд кажутся жертвам всесильными. Когда же им приходится иметь дело с полицейскими, как правило это мужчины, пыл быстро проходит, — говорит Асель Токаева.

Специалисты рекомендуют жертвам насилия не поддаваться ни на какие уговоры и попытки пристыдить. Никто из желающих помочь абьюзеру избежать ответственности не задумывается о последствиях насилия, которые могут приводить к серьезным психическим, физическим травмам и даже к смерти.

— Обращаясь в государственные органы, пишите заявление, зафиксируйте побои. У нас правоохранительные органы заинтересованы в том, чтобы минимально поступало заявлений, могут сказать «вы померитесь, подумайте». Но вы должны понимать, что полиция обязана зарегистрировать обращение, постараться сделать так, чтобы защитить жертву и принять заявление. Закон охраняет ваши права», — рекомендует директор Департамент права юридической компании Рустем Касымбеков.

Что делать, если некуда идти

Во многих городах Казахстана работают кризисные центры по защите жертв бытового насилия, где специалисты оказывают психологическую и правовую помощь, работают приюты, где созданы все условия для временного проживания с детьми. Позвонив на бесплатную горячую линию для детей, молодежи и людей, подвергшихся насилию 150 можно получить всю информацию Задать вопрос можно на сайте www.telefon150.kz или по анонимному номеру Whatsapp +7 708 10 60 810. Конфиденциальность обращения гарантируется.

Сабина Стрелкова, Дина Ораз. 

Фото из открытых источников

Кыргызстан: что делать и куда идти в случае домашнего насилия?

Только за первый квартал 2021 года, по данным Генеральной прокуратуры, в Кыргызстане зарегистрирован 2 141 факт насилия в отношении женщин. 79% дел были прекращены.


За 5 месяцев 2021 года зарегистрированы 378 случаев по 75 статье УК КР («Семейное насилие»). Для сравнения, в 2019 году по этой статье было 427 дел, в 316 случаях женщины сами обратились в правоохранительные органы. В 2020 году было 794 дела, обратились за помощью – 709. В 2020 году зарегистрировано 16 повторных случаев насилия, за 5 месяцев 2021 года – 8.

Проблема насилия в отношении женщин в Кыргызстане одна из наиболее острых. По данным фонда «Центр исследований демократических процессов», за помощью обращаются только две из пяти пострадавших от семейного насилия женщин. Согласно исследованию Фонда от 2020 года, среди наиболее частых причин того, что женщины не обращаются в милицию были названы:

  • стыд и нежелание, чтобы кто-то узнал о насилии;
  • недоверие милиции;
  • предположение о том, что милиция не будет ничего делать.

К сожалению, если не обратиться за помощью, то нередко это заканчивается трагически. В октябре 2020 года в Оше мужчина до смерти избил свою беременную жену. Она была на восьмом месяце беременности. Причиной убийства стала ревность.

По этой же причине в мае 2021 года в Сокулукском районе мужчина убил свою жену.

Всего за 5 месяцев 2021 года зарегистрировано 3 факта убийства женщин членами семьи. В 2020 году таких случаев было 14, а в 2019 – 17. 

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова рассказывает, что не раз сталкивалась со случаями, когда женщин доводили до самоубийства.

«Из Оша приезжала девушка, мама четырех детей. Она сбежала от мужа с одним ребенком, остальных она просто не смогла взять с собой, некуда. Когда ее второй ребенок попал в реанимацию, то она вернулась туда. Через какое-то время мы узнали, что она покончила жизнь самоубийством. Ей было всего 27 лет», – делится Рыскулова.

Вместе с Бюбюсарой Рыскуловой и юристом Айжан Орозакуновой разбираемся, какие права есть у женщин в Кыргызстане и куда можно обратиться в случае домашнего насилия или преследования.

Какие права есть у женщин в Кыргызстане?

В Кыргызстане права женщины защищены законом. Они прописаны в Конституции, Уголовно-процессуально и Уголовном кодексах, а также в Кодексе о проступках.

В 24 статье Конституции четко прописано, что никто не имеет право ограничивать права и свободу жителей Кыргызстана, а, собственно, и женщин. Также запрещена дискриминация по половому признаку.

Также в Основном законе четко прописано, что в Кыргызстане мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Однако в реальности права женщин зачастую нарушаются.

Женщина, подвергшаяся семейному насилию, может обратиться в правоохранительные органы, органы власти и судебные органы. Также ее права могут защитить Институт омбудсмена или суд аксакалов.

Кроме того, в 1996 году Кыргызстан присоединился к Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. А это значит, что страна взяла на себя обязательства проводить политику ликвидации дискриминации в отношении женщин, в том числе и в части домашнего насилия.  

Какие виды домашнего насилия бывают?

Различают четыре вида насилия – физическое, психологическое, экономическое и сексуальное (по информации курса «Гендерно-чувствительная журналистика. Как освещать насилие в СМИ»).

Физическое насилие происходит, когда:

  • бьют или толкают;
  • не выпускают из дома или не пускают в него;
  • угрожают лишить жизни, умышленно создают ситуации, которые несут угрозу здоровью, безопасности или жизни;
  • заставляют употреблять алкоголь или наркотики;
  • лишают еды, мешают отдыху или сну;
  • перемещают внутри одной страны или заграницу с использованием силы, угроз, обмана.

Психологическое насилие происходит, когда:

  • систематически унижают или манипулируют;
  • обижают словесно, жестами, мимикой;
  • преследуют, контролируют, угрожают;
  • безосновательно критикуют, игнорируют чувства, мысли, желания;
  • шантажируют.

Экономическое насилие происходит, когда:

  • умышленно лишают жилища, одежды, другого имущества или денег, на которые вы имеете право;
  • ограничивают доступ к деньгам;
  • заставляют заниматься попрошайничеством;
  • не разрешают работать или учиться;
  • шантажируют деньгами или имуществом.

Читайте также: Невидимое насилие: что такое экономический абьюз и как его распознать?

Сексуальное насилие происходит, когда:

  • насилуют;
  • прикасаются к интимным частям тела против воли;
  • принуждают делать аборт или беременеть;
  • принуждают заниматься проституцией;
  • принуждают к сексу с другими людьми;
  • принуждают к наблюдению за половым актом насильника.

Чаще всего фиксируются факты физического насилия в семье.  

Психологическое и экономическое насилие, как правило, менее видимо.

Как понять, что я подвергаюсь насилию? У него просто характер вспыльчивый.

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова говорит, что распознать, что женщина подвергается насилию, можно по собственному ощущению.

«Каждый человек должен прочувствовать дискомфортное состояние. Увы, у нас народ воспринимает в качестве насилия только жестокое обращение. Однако помимо этого есть и психологическое насилие. Иногда к нам приходят люди, которые говорят, что лучше бы он несколько раз ударил, чем постоянно психологически давил», – рассказывает она.

Проще всего распознать физическое насилие. Если муж бьет, то это уже насилие. А психологическое – можно распознать, если женщине постоянно что-то запрещают, ограничивают, не дают увидеться даже с родственниками. При экономическом насилии женщине не дают денег для расходов, упрекают. Сексуальное домогательство при отсутствии согласия жены также считается насилием.

А как понять, что я автор насилия?

Если человек в семье поднимает руку, оказывает психологическое давление, то есть постоянно ругается, выражает недовольство, а также ограничивает свободу действий и передвижение, то он является автором насилия. Также сюда относятся люди, которые не дают денег и упрекают партнера в отсутствии у него финансовых средств.   

Мой муж бьет меня. Что я могу сделать?

Если вы подверглись насилию со сторону мужа, то должны обратиться в милицию по общему по всей стране телефону 102. Далее диспетчер свяжет вас с необходимым отделением милиции по месту вашего проживания. Вы можете вызвать сотрудников милиции домой, либо же сама пойти в отделение и написать заявление. В любом случае правоохранительные органы обязаны принять ваше заявление, не важно, в какой форме оно было озвучено.

Чтобы убедиться, что ваше заявление принято, потребуйте у милиционера специальную выписку, которая говорит о том, что факт зарегистрирован в Едином реестре преступлений и проступков (ЕРПП).

В милиции CABAR.asia пояснили, что при поступлении факта или заявления о семейном насилии, прежде всего в ЕРПП случай регистрируется по 75 статье Кодекса о проступках «Насилие в семье». Потом следователь назначает необходимые экспертизы и в случае подтверждения насилия переквалифицирует статью. Если заявитель говорит, что насилие систематическое и у дознавателя будут доказательства, то статью также переквалифицируют на соответствующую.

Медицинская или психологическая экспертиза выполняется по направлению дознавателя чаще всего в территориальных больницах.

Милиция не приняла заявление. Куда обращаться?

Юрист Айжан Орозакунова отмечает, что в случае обращения в милицию, правоохранительные органы обязаны зарегистрировать заявление, даже если оно было сделано в устной форме, к примеру, по телефону. Если милиция все же не отреагировала на заявление, то вы имеете право обратиться в Генпрокуратуру и Институт омбудсмена.

Генеральная прокуратура – 0(312) 54 24 63, 54 28 18 

Институт омбудсмена – горячая линия 115, 0(312) 66 32 80. Адрес: г. Бишкек, ул. Тыныстанова 120.

Также можно написать обращение на имя президента или главы кабинета министров.

Между тем, по данным исследования Фонда «Центр исследований демократических процессов» и инициативы «Луч света», треть из 70 опрошенных женщин констатировали, что имеет место невыполнение стандарта по предоставлению защиты пострадавшим сотрудниками милиции, поскольку их гоняли по кабинетам и не хотели помочь. Две трети женщин сообщили, что их опрос проводился в присутствии насильника, который слышал весь разговор, что также является нарушением.

Кроме того, в исследовании говорится, что только около 70% сотрудников милиции проинформировали обратившихся за помощью женщин об их правах и только 57% – о вопросах обеспечения безопасности тех, кто пострадал от семейного насилия. 

Хочу уйти от мужа, но боюсь, что он найдет и побьет меня и детей. Что делать?

Если вы боитесь уйти от мужа по причине страха за свою жизнь, то нужно незамедлительно обратиться в милицию. Правоохранительные органы должны выдать вам охранный ордер.

Бюбюсара Рыскулова советует женщинам, прежде всего, решиться уйти, потому что терпеть такое нельзя.

«Надо подумать, кто может помочь. Во время вспышки ярости нужно, конечно же, бежать и вызывать 102. Если такого нет и уже невозможно жить, то надо подумать о дальнейшей жизни. Прежде всего, надо подумать о себе, а потом – о детях. Надо подыскать себе место в реабилитационном центре или у родственников, чтобы не остаться на улице», – говорит она.

Рыскулова отмечает, что обратиться можно в кризисные центры, где окажут помощь и приютят. Однако, по ее словам, мужья зачастую находят женщин, даже если те обращаются в милицию.

«Есть случаи, когда милиция не принимала меры, потому что сотрудники были хорошо знакомы с насильником»,- говорит она.

Адреса и контакты центров в Кыргызстане можно найти здесь.

Также в Кыргызстане работает горячая линия 117 для помощи пострадавшим от домашнего насилия или оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Мне выдали охранный ордер, но бывший муж все равно преследует. Что делать?

Охранный ордер выдается пострадавшим от насилия сотрудниками милиции, если есть вероятность угрозы жизни.

Если вам выдали охранный ордер, это значит, что сотрудник милиции, чаще всего участковый, постоянно навещает и проверяет ваше состояние. Если насилие или преследование со стороны мужа будет повторяться, то вопрос будет рассматриваться согласно Уголовному кодексу. В милиции пояснили, что каждый случай рассматривается отдельно.

По данным Генеральной прокуратуры, за 5 месяцев 2021 года зарегистрировано 2 факта неисполнения временного охранного ордера, в 2020 году – 1, а в 2019 году таких фактов не зафиксировано.

Имеет ли женщина, пострадавшая от насилия, право на бесплатного адвоката?

По действующему законодательству, бесплатный адвокат предоставляется малоимущему слою населения, ЛОВЗ, а также подозреваемым в совершении преступления.

Пострадавшим женщинам, которые не относятся к категории малоимущих или к лицам с ограниченными возможностями здоровья, бесплатно адвокат не предоставляется. Однако Айжан Орозакунова отметила, что в парламенте рассматривается законопроект о том, чтобы бесплатная юридическая помощь оказывалась и пострадавшим от гендерного насилия.

Сейчас за бесплатной юридической поддержкой можно обратиться в Центр Pro Bono. Юристы смогут оказать помощь пострадавшим по всему Кыргызстану.

Контакты центра: тел. 0555 66 96 59 (Алика), 0777 66 96 59 (Мира)

email: office@centradvokatov.kg

Адрес: г. Бишкек, ул. Токтогула 96. Обращаться в центр можно с понедельника по субботу с 09.00 до 18.00 часов.

По этим контактам можно обращаться со всех регионов страны. Юристы скоординируют своих коллег из регионов и отправят вам помощь.

Абьюзер ушел от наказания/вышел на свободу или ему дали минимальное наказание. Как обезопасить себя от мести?

В первую очередь, нужно получить охранный ордер. Также повторно нужно обратиться в милицию с просьбой принять меры.

Если же преследования продолжаются, то в судебном порядке можно ограничить приближение абьюзера к вам ближе чем на 100 метров. Такая практика в Кыргызстане распространена.

Как справиться с последствиями насилия?

Пострадавшим от семейного насилия тяжело восстановиться, особенно психологически. Выйти из сложившейся ситуации помогают близкие родственники или психологи. Для тех, кто не имеет возможности оплачивать психологов, есть кризисные и реабилитационные центры, где могут оказать бесплатную помощь.

Они есть почти во всех регионах страны, где женщинам оказывается психологическая и финансовая помощь. Контакты и адреса таких центров можно найти здесь.

Со стороны государства практически нет механизмов оказания бесплатной психологической помощи пострадавшим от семейного насилия.

Что делать, если мне кажется, что кто-то подвергается домашнему насилию?

Если вы стали свидетелем насилия, то необходимо обратиться в милицию по номеру 102. Кроме того, стоит поговорить с пострадавшей от насилия и посоветовать пути, как себя обезопасить. В первую очередь – рассказать о ее правах, далее поделиться контактами организаций, которые могут ей помочь.


Данная публикация подготовлена в рамках программы наставничества проекта «Развитие новых медиа и цифровой журналистики в Центральной Азии», реализуемого Институтом по освещению войны и мира (IWPR) при поддержке Правительства Великобритании. Содержание публикации не отражает официальную точку зрения IWPR или Правительства Великобритании.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Бить нельзя предотвратить — РТ на русском

— Вы уничтожаете семью!

— Будут отнимать детей!

— Срок за шлепок!

— Семьи в России более не будет!

И другие подобные комментарии сейчас массово пишут противники проекта проекта (это не опечатка) закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Для тех, кто пропустил предыдущие серии, излагаю краткое содержание. Тема семейно-бытового насилия и необходимости противодействия ему возникает время от времени в российском парламенте последние десять лет, ранее такие законопроекты даже не доходили до рассмотрения. Сейчас к разработке законопроекта подключился Совет Федерации, за его принятие высказался даже секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, есть голоса за даже со стороны представителей Русской православной церкви. Позволю себе сравнить эту тему с экологией: то, что ещё лет десять назад казалось уделом интересов маргиналов, стало одной из центральных, обсуждаемых тем в российском обществе последних недель.

Сразу скажем: Совет Федерации опубликовал пока лишь проект законопроекта, ничего ещё не внесено в Госдуму, и мы обсуждаем сейчас лишь концепцию, которая, как и следовало ожидать, не понравилась никому — ни сторонникам будущего закона, ни его противникам. Одни обвиняют авторов в намерении уничтожить российские семьи, другие — в исключении из проекта законопроекта ряда важных пунктов и заигрывании с консерваторами.

Ещё одно обстоятельство, про которое очень редко и мало говорят: семейно-бытовое насилие касается не только ситуации «муж бьёт жену». К сожалению, чуть ли не более часто идут сообщения об издевательствах детей над пожилыми родителями. В школу ходят дети, избитые до синяков. Есть ситуации с преследованиями со стороны бывшего партнёра. Кстати, и мужчины тоже могут стать жертвами домашнего насилия.

Теперь сразу поговорим о главном аргументе противников закона: мол, из семей будут изымать детей за малейший «шлепок». Я лично не понимаю, зачем вообще бить детей, но это даже и не так важно.

Я и мои знакомые часто сталкиваемся с темой изъятия детей из семей. Например, недавно обратилась женщина, у которой опека угрожает отнять детей за провалившийся пол в деревянном доме (а на ремонт денег нет). Опека изымает детей у родителей, тщетно ждущих переселения из аварийного жилья, у малообеспеченных семей, у матерей-одиночек. А если что-то случается с матерью, то шансы у детей попасть в детдом при живом отце или бабушках-дедушках и вовсе очень высоки. Это всё уже есть и сейчас — и нынешний законопроект ситуацию не ухудшит и не улучшит.

Теперь о позиции конфессий. К огромному сожалению, в последние годы различные радикалы типа движения «Сорок сороков» сильно вытеснили из публичного пространства совершенно разумных представителей РПЦ, не разделяющих их маргинальные взгляды, которые только отталкивают людей от религии (в этом плане религиозные радикалы — как раз не христиане, а самые настоящие адепты сатанизма по Ла-Вею). Более того, та же РПЦ содержит много приютов, в которые могут прийти те же женщины в сложной ситуации. Например, митрополит Красноярский и Ачинский владыка Пантелеймон в интервью телекомпании «Енисей» прямо говорит: «В принципе, этот закон очень нужен обществу, и не только в России… В истинно христианской семье он не будет иметь действия, там намёк на насилие отсутствует, там партнёрские отношения».

Теперь рассмотрим ещё одну популярную позицию в кругах противников закона (к примеру, именно так высказался на днях лидер ЛДПР Владимир Жириновский).

«Закон о домашнем насилии — правильно, но не в нашей стране, не в наших условиях. Потому что специфику России не учитывают. У мужчины есть вариант жениться ещё раз, а у женщины — нет. Это порождает её согласие на насилие в семье. А если мы вводим закон наказания за насилие, тогда мужчина вступать в брак не будет, чтобы избежать наказания», — рассуждает лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Жириновский, безусловно, прекрасно представляет себе ситуацию в средней российской семье: сам он разведён, даже по Госдуме не передвигается без охраны.

Также по теме

«Это закон из серии «война с ментальностью»: депутат Госдумы Оксана Пушкина — о профилактике бытового насилия

Депутат Госдумы, телеведущая Оксана Пушкина считается одним из главных борцов за права женщин в российском парламенте. С самого…

В представлении политиков, желающих показаться консерваторами, их условный избиратель, видимо, представляется им Ванькой на дровяной печи, только вернувшимся со стычки с соседями да поколачивающим поварёшкой свою жену, наливающую ему щи. В современном мире семейные — да и не только семейные — отношения устроены совершенно иначе.

Теперь поговорим о реальных, а не выдуманных недостатках проекта законопроекта о семейно-домашнем насилии. Проект действительно сырой и требует общественного обсуждения и доработки, при этом хочется, чтобы дискуссия утратила свой нынешний накал.

Во-первых, в законопроекте не сформулировано толком, что же это такое — семейно-домашнее насилие и со стороны кого оно может исходить. Например, если партнёры не действующие, а бывшие (бывшие гражданские муж и жена), это семейно-домашнее насилие или уже нет?

Второй и, наверное, самый глобальный минус — это то, что нет предложения обратно криминализовать домашние побои. Более того, в нынешнем варианте де-факто как раз за рамки проекта выведено физическое насилие, потому что нынешняя формулировка гласит:

«Семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Таким образом, как раз если человека избили до синяков, то это может быть отнесено к семейным побоям, которые сейчас являются административным правонарушением на первый раз, или к причинению лёгкого вреда здоровью, а не к сфере регулирования этого законопроекта.

Ну а теперь о «психическом страдании», по которому противниками законопроекта являются даже вполне умеренные люди. Эти люди боятся, что в нынешнем виде формулировка «психическое страдание» может спровоцировать злоупотребления с целью вымогательства или отъёма собственности (об этом чуть подробнее далее). Тут необходима более чёткая формулировка. Например, я сама в своей практике сталкивалась с историями женщин, которых мужья просто держат взаперти дома, не давая физически покинуть территорию комнаты/квартиры. Не бьют, но держат на положении домашней рабыни. Это как раз ситуация, которая точно должна попасть под действие закона, но в нынешнем виде неясно, попадает ли она под него.

При этом как раз в формулировке, что одной из целей закона является сохранение семьи, лично я не вижу ничего страшного, так как это не отменяет защиту интересов жертвы и лишь делает законопроект потенциально «проходным» у нерадикальных консерваторов.

Теперь о самом главном новшестве, которое предлагается ввести законопроектом. В нём прописана система выдачи защитного предписания (на 30 суток), которое вводит немедленный запрет на контакт агрессора и жертвы (такое право предлагается дать МВД), а в случае невозможности примирения — ввод уже следующего, судебного запрета на любые попытки взаимодействия (на срок до одного года). На мой взгляд, неправильно, что в законопроекте предусмотрено, что в суд за уже серьёзным запретным предписанием обращается МВД, но не жертва.

Также по теме

В Госдуме рекомендуют разработать методичку для жертв домашнего насилия

Участники парламентских слушаний по предупреждению домашнего насилия рекомендовали Минтруду, Минпросвещения и МВД России разработать…

И вот тут мы подходим ещё к одному слабому месту законопроекта, так как в нынешнем варианте судебным предписанием агрессору может быть приказано «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

В идеальном мире это было бы правильно и по-человечески понятно. Но мы с вами живём в мире реальном, в котором, к сожалению, ради имущества люди идут и на подкуп представителей власти, и на подлог, и на самые разные преступления. Этот пункт, кстати, опять же вызывает самое большое беспокойство у представителей самой умеренной части общества и, очевидно, должен подробно обсуждаться, так как нужно компромиссное решение.

А теперь мы подходим к важному вопросу: куда бежать жертве? К сожалению, конкретные социальные меры для реабилитации жертв семейно-бытового насилия в нынешней версии законопроекта отсутствуют. На практике же проблема, с которой постоянно сталкиваются правозащитники, — это, грубо говоря, «куда девать» обратившуюся женщину, которая, бывает, выскакивает от избивающего её мужа на мороз в одних тапочках и даже без документов. Существующие сейчас силами НКО и государства социальные центры переполнены — более того, для устройства в них, как правило, требуют прописку в регионе, а гражданам иностранных государств и вовсе бежать фактически некуда.

Наконец, остался нерешённым и вопрос о преследованиях (которые как раз являются более чётким понятием, чем «психические страдания»). Например, что делать, если бывший муж строчит угрозы убийством? Разве это нельзя тоже отнести к семейно-домашнему насилию?

Как должен на самом деле работать закон? Смотрите, вот в Татарстане случилась трагедия: посреди дня в пекарню заходит окровавленный мальчик, зовёт на помощь. Его отчим только что убил мать и двух братьев. Мог бы тут помочь закон?

Ровно для предотвращения таких катастроф закон и нужен. К примеру, если этот отчим избивал несчастную женщину и детей или просто писал ей угрозы, то закон о семейно-бытовом насилии мог бы сработать: женщина получила бы судебное предписание, запрещающее садисту контактировать с ней и её детьми под угрозой наказания. Нельзя сказать, что закон точно спас бы именно эти жизни, но многим семейным маньякам он поставит преграду — и чьи-то жизни будут спасены.

Законопроект, очевидно, нужен. Очевидно, что наше общество дозрело до обсуждения этой темы уже на серьёзном уровне и до принятия такого закона. Главное — не подменять предмет дискуссии страхами и голосами из собственной головы, ну и принять именно такой вариант, который будет работать в нашем, увы, реальном, а не идеальном мире.

 

 Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

% PDF-1.6 % 432 0 объект > / OCGs [455 0 R] >> / OpenAction 433 0 R / PageLayout / SinglePage / Pages 415 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 454 0 объект > / Шрифт >>> / Поля 459 0 R >> эндобдж 429 0 объект > поток 2010-11-18T17: 08: 53-05: 002010-04-02T11: 20: 54-04: 002010-11-18T17: 08: 53-05: 00Adobe Acrobat 9.3.1application / pdfuuid: 50d6bc8e-bbd8-4d0f- Подключаемый модуль Adobe Acrobat 9.31 Paper Capture конечный поток эндобдж 433 0 объект > эндобдж 415 0 объект > эндобдж 416 0 объект > эндобдж 422 0 объект > эндобдж 423 0 объект > эндобдж 424 0 объект > эндобдж 425 0 объект > эндобдж 426 0 объект > эндобдж 427 0 объект > эндобдж 428 0 объект > эндобдж 172 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 175 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 179 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 183 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 187 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 191 0 объект >>> / Повернуть 0 / Тип / Страница >> эндобдж 194 0 объект >>> / Повернуть 0 / Тип / Страница >> эндобдж 195 0 объект > поток HN1EY + fm) @ b @ P + = AE, ܛ A% S {KYS * u ~ zi ~ a ܾ Eʆ5 F2s6LP zXP ޯ5 v0Q`aÍvBb.»-6 + m̭rL7o’T`jOɜ7Q5urp! -Ϋs 㳣 Z [, 6f) 4gT} D.2 \ * 7 (~ h7ggpDx> X {> 3

Развод и развод в условиях домашнего насилия

Главное отличие Между разводом и разводом развод прекращает ваш брак. Разделение означает, что вы все еще состоите в браке, но не живете со своим супругом. Чтобы развестись, вам нужно обратиться в суд. Чтобы развестись, вам не нужно обращаться в суд.

Что такое развод?

Развод — это решение суда по наследственным делам и семейным делам, которым прекращается ваш брак.
Судебные решения о разводе также включают:

Если вы и ваш супруг (а) можете договориться обо всем этом, вы можете подписать соглашение и попросить судью утвердить его. Если вы можете договориться о некоторых вещах, но не можете договориться о других, у вас будет возможность сообщить об этом судье. Судья решит то, о чем вы и ваш супруг не можете договориться. Она проверит ваши соглашения, чтобы убедиться, что они справедливы. Если вы не можете договориться ни по одному из этих вопросов, судья все решит в суде. У вас и вашего супруга будет возможность дать показания.Вы также сможете показать судебные документы и дать показания свидетелей.

Должен ли я разводиться, если я хочу жить отдельно от своего супруга?

Нет. Вам не нужно разводиться, если вы хотите жить отдельно. Вы можете оставаться в браке и жить в разных местах. Вам не нужно обращаться в суд, чтобы получить «разлучение по закону» в Массачусетсе. Законно жить отдельно от супруга.

Вам по-прежнему необходимо принимать решения о деньгах, имуществе, опеке над детьми и поддержке.Если вы и ваш супруг (а) не можете прийти к согласию, вы можете попросить судью решить эти вопросы в жалобе на отдельную поддержку или в жалобе на поддержку.

В чем разница между решением о разводе и решением о раздельной поддержке?

Основное различие между решением о разводе и приговором о раздельной поддержке заключается в том, что решение о разводе прекращает брак. Решение о раздельной поддержке не прекращает брак.

Решение о раздельной поддержке может включать в себя постановления о предоставлении вам алиментов, алиментов, опеки, времени для родителей и посещений.Он также может решить, кто останется в вашем доме и что произойдет с такими вещами, как банковские счета и личное имущество. Вы можете получить это решение и при этом оставаться в законном браке.

Семейных убийств — индийская реальность

Ф Агнес. Миллионы здоровья. 1993 фев.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

PIP: Закон о запрещении приданого в Индии был принят в 1961 году, и в него в 1984 и 1986 годах были внесены поправки.Закон был принят с целью предотвратить «смерть из-за приданого» или убийство жены ее мужем. Закон считается неэффективным, потому что он не учитывает родителей девушки, которые лишают ее образования и возможностей, укрывают ее, а затем выдают замуж в раннем возрасте. Утверждается, что убийство жены в Индии совершается по экономическим причинам, то есть для повторного вступления в брак и получения нового приданого. То, что индуистские мужчины бросают жен, разводятся с ними или совершают двоеженство, противоречит тому, что экономика является единственной причиной. Поправки к Закону о приданом оцениваются отдельно, чтобы изучить их влияние на насилие в семье.Раздел 498 (известный как Раздел 498A) Уголовного кодекса Индии запрещает жестокое обращение с женами и применяется только в том случае, если это связано с приданым; кодекс был составлен так, чтобы исключить общее насилие, с которым сталкиваются женщины. Жалобы на избиение жены должны сопровождаться жалобами, касающимися приданого, чтобы полиция серьезно отнеслась к ним. Результатом обычно было оправдание мужа. Другая проблема заключается в том, что жены ставят, а потом снимают обвинения. Закон не остается без последствий, потому что обычно одного или двух дней тюрьмы достаточно, чтобы муж понял, что его жена намерена прекратить насилие.Раздел 304B касается супружеского убийства или смерти при неестественных обстоятельствах в течение 7 лет после замужества и притеснения приданого со стороны мужа или его родственников. Муж должен доказать, что он не несет ответственности за ее смерть. Закон неэффективен, потому что жалобы на необоснованное требование приданого подаются редко, и предполагается, что смерть наступит в течение 7 лет. Убийство также рассматривается в статье 302, наказание за убийство; Статья 306, подстрекательство к самоубийству; и Раздел 498A.Приведены примеры 3 дел, которые показывают, как даже в, казалось бы, ясных делах муж оправдывается судом высшей инстанции. Самое последнее решение в Высоком суде Бомбея, где муж предъявил уголовное обвинение своей жене, а его жена подала жалобу в соответствии с гл. 498А, признать мужа виновным. В апелляционном порядке Высокий суд, наконец, оставил штраф и отменил тюремное заключение. Новыми формами женского неравенства являются аборты плодов женского пола и договоры о самоубийстве сестер, призванные не допустить позора для родителей незамужней дочери.

Похожие статьи

  • Девочки и закон.

    Джайн А. Джайн А. Soc Change. 1995 июнь-сентябрь; 25 (2-3): 119-23. Soc Change. 1995 г. PMID: 12158000

  • Оставаться безнаказанным; сходить с рук.Как суды и полиция подводят жертв домашнего насилия.

    Гитадеви М., Рагхунандан Р., Шобха. Geethadevi M, et al. Мануши. 2000 март-апрель; (117): 31-41. Мануши. 2000 г. PMID: 12296245

  • Закон № 89-01 от 17 января 1989 года о внесении изменений в Семейный кодекс.

    Сенегал. Сенегал. Annu Rev Popul Law. 1989; 16:59. Annu Rev Popul Law.1989 г. PMID: 12344477

  • Приданое и его связь с насилием в отношении женщин в Индии: феминистские психологические перспективы.

    Растоги М., Терли П. Rastogi M, et al. Травма, насилие, насилие. 2006 Янв; 7 (1): 66-77. DOI: 10.1177 / 1524838005283927. Травма, насилие, насилие. 2006 г. PMID: 16332983 Рассмотрение.

  • Сожжение невест: уникальная и продолжающаяся форма гендерного насилия.

    Каур Н., Бьярд Р.В. Каур Н. и др. J Forensic Leg Med. 2020 Октябрь; 75: 102035. DOI: 10.1016 / j.jflm.2020.102035. Epub 2020 29 июля. J Forensic Leg Med. 2020. PMID: 32871350 Рассмотрение.

Условия MeSH

  • Оценочные исследования как тема *

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Медицинские

  • Исследовательские материалы

«Покориться своим мужьям»: женщинам велят терпеть насилие в семье во имя Бога

Обновлено 22 октября 2018 г. 08:24:58

Связанная история: Разоблачение тьмы внутри: домашнее насилие и ислам Связанная история: Спикер конференции: женщины должны отращивать длинные волосы, помогать своим коллегам-мужчинам «сиять».

Исследования показывают, что мужчины, наиболее склонные к жестокому обращению со своими женами, — это христиане-евангелисты, время от времени посещающие церковь *.Руководители церкви в Австралии говорят, что они ненавидят насилие любого рода. Но правозащитники говорят, что церковь не просто не в состоянии в достаточной мере бороться с домашним насилием, она одновременно разрешает и скрывает его.

Это вторая часть ABC News и 7.30 расследования домашнего насилия и религии. Вы можете прочитать первую часть этой серии — о домашнем насилии и исламе — здесь.

Виновники были очевидны: менопауза или дьявол.

Кого еще можно винить? Питер кричал на жену ночными тирадами за ее якобы непослушание, за ее глупость, отсутствие сексуальной податливости, за отказ присоединиться к нему на аттракционе «Торнадо» в аквапарке Квинсленда, за ее раздражение. дружба с женщиной, которую он назвал «Крысиный Лицо»? Из-за ее полного провала как женщины?

Службы поддержки семьи и домашнего насилия:

Жестокое обращение продолжалось и днем, и ночью, когда Салли вынашивала ребенка, работала в утренние смены в местной больнице и допоздна ложилась сцеживать грудное молоко своему ребенку.

Она была глубоко измотана, истощена и измучена.

В ночь перед тем, как Салли наконец оставила мужа и таунхаус, в котором они жили на северных пляжах Сиднея, он сказал ей, что она также не выполняет свои духовные обязанности.

«Ваша проблема в том, что вы не будете подчиняться мне. Библия говорит, что вы должны подчиняться мне, а вы отказываетесь», — кричал он. «Вы — неудачник как жена, как христианка, как мать. Вы — непослушный кусок дерьма».

Салли, исполнительный помощник, которой только что исполнилось 44 года, уставилась на него, беспокоясь о том, слышат ли ее соседи — или ее спящая дочь — его рев сквозь тонкие стены.

Она знала, что «щелкнуло его выключателем»: простой акт спуска, чтобы пожелать спокойной ночи, который он интерпретировал как нежелание заниматься сексом.

Затем Петр открыл свою Библию и прочитал несколько стихов:

«Жены, покоряйтесь своим мужьям, как Господу. Ибо муж — глава жены, как Христос — глава церкви, его тело. , и сам является его Спасителем «.
Ефесянам 5: 22-23

Далее было:

«Пусть женщина учится в тишине, со всей покорностью. Я не разрешаю женщине учить или иметь власть над мужчиной; скорее, она должна хранить молчание.
1 Тимофею 2: 11-12

В течение многих лет Салли верила, что Бог хочет, чтобы она подчинялась своему мужу, и она старалась изо всех сил, подчиняясь его воле и работая, чтобы оплачивать счета, несмотря на боль. она была дома.

Но в ту ночь с ней было покончено. На следующее утро она собрала чемоданы, взяла одежду для дочери и ушла, забрав девочку с собой.

Она оставила все остальное.

Религия и домашнее насилие: недостающее звено

Когда мы говорим о домашнем насилии и культурных факторах, которые его разжигают, одним важным элементом, отсутствующим в обсуждении, была религия.

Хотя общепризнано, что неравенство между полами может способствовать развитию среды, в которой мужчины стремятся контролировать женщин или злоупотреблять ими, в Австралии очень мало публичных дискуссий о том, как это может повлиять на людей в общинах, возглавляемых мужчинами, и религиозных общинах. особенно те, где женщинам велят молчать и подчиняться мужской власти.

В других странах, таких как США и Великобритания, был проведен обширный анализ. Так почему же Австралия так отстает в этом вопросе?

За последние пару лет среди тех, кто работает с пережившими домашнее насилие, росло беспокойство по поводу роли, которую христианская церковь всех конфессий может сознательно или непреднамеренно сыграть, позволяя жестоким мужчинам продолжать издевательства над своими женами.

Вопросы следующие: сталкиваются ли женщины, подвергшиеся насилию в церковных общинах, с проблемами, с которыми не сталкиваются женщины за их пределами?

Приводятся ли когда-нибудь преступники, утверждающие, что церковные учения о мужском контроле оправдывают свое насилие, или говорят жертвам, что они должны остаться?

Почему было так мало проповедей о домашнем насилии? Почему так много женщин сообщают, что их министры говорят им оставаться в насильственных браках?

Клеймо вокруг развода по-прежнему слишком велико и неумолимо? Является ли это проблемой для мужчин, подвергшихся насилию со стороны своих жен — меньшинства, но, тем не менее, важной группы?

И если церковь предназначена быть убежищем для уязвимых, почему жертвы — это те, кто покидает церкви, а преступники остаются?

Внешняя ссылка: ABC 7.30 Видео в Facebook: Англиканский архиепископ Сиднея Гленн Дэвис объясняет гендерное равенство в церкви

Верно ли, как утверждал один англиканский епископ, что есть поразительное сходство с неспособностью церкви защитить детей от жестокого обращения, и что следующее поколение будет рассчитывать на то, что их ряды не смогут защитить женщин от домашнего насилия?

12-месячное расследование ABC News и 7.30, включающее десятки интервью с пережившими домашнее насилие, консультантами, священниками, психологами и исследователями из различных христианских конфессий, включая католиков, англиканцев, баптистов, пятидесятников и пресвитериан, — нашло ответы ответы на эти вопросы ошеломят тех, кто считает, что церковь должна защищать обиженных, а не обидчиков.

«Я чувствовал, что меня чуть не изнасиловали»

Салли познакомилась с Питером, когда ей было около 30 лет, и она молилась за мужа. Он не сразу привлек ее к себе, но был очарован потоком цветов и любовных писем, которые он отправлял. Она поверила, что ей предназначено быть с ним.

Она упустила из виду тот факт, что ей пришлось купить собственное обручальное кольцо, и согласилась выйти за него замуж вскоре после их встречи.

Личность Питера изменилась в первый день их медового месяца, когда он кричал на нее, чтобы она спала, и планировал несколько дней ловить рыбу без нее.

Ее руководитель по изучению Библии позже сказал ей, что она выглядела самой грустной невестой, которую он когда-либо видел.

Жестокое обращение быстро обострилось, поскольку Питер пил, играл и требовал секса каждую вторую ночь, обычно после того, как кричал на нее часами.

Позже она написала в заявлении, подготовленном для суда: «Если я откажусь, он воспламенится гневом. Было легче уступить, чем спорить. В те ночи я чувствовал, что меня чуть не изнасилуют.»

Однажды он заставил ее заняться сексом всего через три недели после родов.

Салли не нашла утешения в своей пятидесятнической церкви, к которой она неоднократно обращалась. Там советники просто посоветовали ей простить его. Она также сказала своему пастору, что ей это нужно.

Насилие нарастало до тех пор, пока однажды ее муж не швырнул их трехлетнюю дочь через комнату после того, как ребенок случайно ударился ногой.

Когда она ушла из Питера, Салли тоже покинула свою церковь. прихода, чувствуя себя изолированной и нежеланной как мать-одиночка.

Десять лет спустя она все еще разбита. Ей жаль, что она не слышала хотя бы одну проповедь о домашнем насилии или что у нее было хоть одно ухо, поддерживающее ее.

Мужчины-христиане с большей вероятностью нападут на своих жен

Тот факт, что домашнее насилие имеет место в церковных общинах, хорошо известен. В книге академика Квинсленда доктора Линн Бейкер 2010 года «Консультации христианских женщин о том, как бороться с домашним насилием» цитируется исследование англиканской, католической и объединяющей церквей в Брисбене, в ходе которого было обнаружено, что 22 процента виновных в домашнем насилии и жестоком обращении регулярно ходят в церковь.

Но американские исследования дают одно важное открытие: мужчины, которые реже ходят в церковь, чаще всего злоупотребляют своими женами. (Постоянные посетители церкви с меньшей вероятностью совершат акты насилия со стороны интимного партнера.)

Те, кто часто находится на периферии, другими словами, которые иногда плавают между приходами или сидят на задних скамьях. Для этих мужчин уровень жестокого обращения вызывает тревогу.

Как писал профессор теологии Стивен Трейси в 2008 году:

«Эксперты по злоупотреблениям широко признают (и подтверждают многочисленные исследования), что евангелисты, время от времени посещающие церковь, более вероятно, чем мужчины любой другой религиозной группы (и более вероятно чем светские мужчины) нападать на своих жен.«

Некоторые приписывают эти открытия консервативным деноминациям и церквям, которые проповедуют и моделируют мужской контроль, с мужским священством и нерушимым учением о мужской власти.

Англиканский помощник епископа Аделаиды Тим Харрис говорит:« Хорошо известно, что мужчины (обычно) стремление оправдать насилие будет привлечено к неверному толкованию [Библии], чтобы попытаться узаконить отвратительное отношение ».

Подчеркнув, что его епархия« решительно отвергла »любые учения о мужском превосходстве, он сказал ABC News:« Это было особая забота о тех, кто вышел из евангелистов и фундаменталистов.

В Австралии широко распространено мнение о том, что гендерное неравенство является фактором, способствующим насилию в отношении женщин.

Австралийский институт семейных исследований исследовал этот вопрос и пришел к выводу: «Важнейшим элементом, который следует учитывать, являются гендерные нормы и убеждения, окружающие мужчин. доминирование и мужское превосходство, создаваемые иерархией власти, которая наделяет мужчин более высоким статусом «.

Это подтверждается глобальными исследованиями. В исследовании, опубликованном в Lancet в 2015 году, проанализированы данные 66 опросов в 44 странах, охватывающих опыт почти полумиллиона женщины.

Было обнаружено, что главным предиктором насилия со стороны партнера была «среда, поддерживающая мужской контроль», особенно «нормы, касающиеся мужской власти над женским поведением».

Исследования последних двух десятилетий также показали, что женщины в религиозных общинах с меньшей вероятностью откажутся от насильственных браков, с большей вероятностью верят, что обидчик изменится, менее склонны к доступу к ресурсам сообщества и с большей вероятностью считают, что это их вина; что они потерпели неудачу как жены, поскольку не смогли остановить насилие.

Культура обвинения или стыда жертвы может заставить женщин полностью покинуть церковь. Самая распространенная история из десятков, услышанных ABC News, заключается в том, что когда брак распадается, мужчины остаются, а женщины уходят.

Генеральный директор Центра семейного насилия Safe Steps, Аннет Гиллеспи, говорит, что за 20 лет работы с жертвами домашнего насилия она обнаружила, что это «чрезвычайно распространено», что церковь «поощряет женщин оставаться в жестоких отношениях. «.

«Я знаю, что для многих женщин переживание насилия усугублялось отсутствием поддержки со стороны людей в церкви», — сказала она.

«Часто люди говорят, что именно вина за то, что они идут против церковного учения, заставляет их оставаться в отношениях намного дольше того времени, которое они должны оставить, потому что они пытаются угодить церкви, а также угодить своим партнерам … они часто чувствуют, что будут. приходится выбирать между отказом от религии или насилием.

«Поэтому, когда они разрывают отношения, они покидают церковь».

Женщины в религиозных общинах, где стыдно и избегают развода, часто чувствуют себя в ловушке жестокого брака.

В представлении Королевской комиссии по борьбе с насилием в семье одна викторианская женщина написала, что пять разных министров сказали ей оставаться с жестоким мужем.

Советник церкви сказал ей: «Будь с ним нежнее, он пытается быть мужчиной».

Это особенно верно в отношении католической церкви, где развод запрещен, что будет более подробно рассмотрено в следующей части этой серии.

Если пасторы увиливают или возятся, может быть уже слишком поздно.Новое исследование показывает, что женщины в церкви обычно ходят к своим пасторам только тогда, когда партнеры совершают что-то настолько жестокое, что опасаются смерти.

После того, как в начале 2014 года 25-летняя Вубанчи Асефау было приказано ее церковными руководителями вернуться к мужу, вскоре после этого он зарезал ее ножом в их доме на западе Сиднея.

Злоупотребление Библией

В отличие от Корана в Библии нет стихов, которые можно было бы истолковать как откровенно потворство домашнему насилию.

Напротив, ясно сказано, что Бог ненавидит насилие, и отношения должны основываться на самоотверженности, благодати и любви.

В Австралии нет господствующего теолога, который предлагал бы, чтобы церковь была чем угодно, кроме святилища, или чтобы христианские отношения были отмечены чем угодно, кроме любви.

Но церковные советники и пережившие насилие в семье сообщают, что многие жестокие мужчины, такие как муж Салли, полагаются на искаженное — или буквальное — толкование библейских стихов, чтобы оправдать свое насилие.

Бейкер, чья книга 2010 года по консультированию женщин-христианок, подвергшихся насилию, возникла в результате многолетних исследований докторской степени, пишет: «Библейские принципы и Священные Писания могут использоваться преступником в качестве авторитета, чтобы оправдать свои действия или, возможно,« доказать »преступнику. жертва, что она не выполняет свои супружеские обязательства.

Жестокие мужчины обычно ссылаются на несколько разных частей Библии.

Сначала идут стихи, цитируемые мужем Салли Питером выше, в которых женщинам говорится подчиняться своим мужьям и мужской власти в соответствии с доктриной, известной как мужское главенство.

Второй — это стихи, в которых говорится, что Бог ненавидит развод.

И третий стих в Первом послании Петра, который говорит женщинам подчиняться мужьям особым образом, поскольку они следуют инструкциям рабов подчиняться даже «суровым господам».

Но Денис Фицджеральд, исполнительный директор католической социальной службы Виктории, говорит, что для Библии очень важно, чтобы ее читали в свете культуры, в которой она была создана.

«Библейский буквализм не является приемлемым подходом и является частью обучающей роли. с епископами — помочь священникам и людям увидеть, что тексты нельзя вырывать из контекста — вы должны смотреть на более широкий смысл и послание Священных Писаний », — говорит он.

Саймон Смарт, исполнительный директор Центра общественного христианства, указывает на «то, что [хорватский теолог] Мирослав Вольф описывает как разницу между« тонкой »и« толстой »религией — где тонкая религия лишается своего морального содержания и используется как оружие для целей, совершенно не связанных с верой.»

Доктрина мужского главенства: что это означает?

Доктрина, которая наиболее часто и спорно цитируется обидчиками, — это мужское главенство, когда муж должен быть главой жены в браке, а жена — подчиняться, и мужчины должны возглавить церковь.

То, что означает подчинение, принимает множество различных форм. В крайнем случае, это полное подчинение.

В 1970-х и 1980-х годах в литературе, выходящей из США, предполагалось мириться со всевозможным вредом.

Согласно Элизабет Хэнфорд Райс в ее книге «Я? Подчиняться Ему ?, это даже включало физическое насилие и жестокое обращение с детьми.

Три писательницы — Дороти МакГуайр, Кэрол Льюис и Алвена Блатчли — даже похвалили женщину за то, что она осталась с мужчиной, который пытался ее убить.

Правильные толкования Священного Писания обсуждаются способами, не отличными от тех, что в Коране; есть разногласия по поводу перевода, герменевтики, толкования, актуальности культуры, в которой он был написан, радикального на тот момент отношения принятия Христа к женщинам и роли женщин в ранней церкви.

Эти дебаты достигли пика во второй половине 20-го века, когда большинство основных христианских конфессий перешло на рукоположение женщин в священники, на равные с мужчинами должности.

Сегодня церкви в Австралии, в которых нет женщин-священников, включают католическую, лютеранскую и пресвитерианскую церкви, а также влиятельную Сиднейскую епархию англиканской церкви.

Некоторые из этих групп отреагировали на расширение роли женщин в других местах, еще больше ограничив ее в своих рядах.

Сегодня очевидно, что сторонники главенства намерены учить одной из форм самоотверженной любви — чтобы мужчина был главой своей жены, как Христос является главой церкви, и таким же образом приносил себя в жертву своей жене.

Но остается некоторая путаница в том, что на самом деле означает представление.

В 2009 году известного американского евангелического пастора Джона Пайпера, частого гостя в Сиднее, спросили: «Как должно выглядеть подчинение жены мужу, если он насильник?»

Его ответ заключался в том, что если он «просто причиняет ей боль», то ей следует «терпеть словесные оскорбления в течение некоторого времени» и «выдержать, возможно, ударить однажды ночью», прежде чем обратиться «за помощью к церкви».

Почти четыре года спустя он выступил с «разъясняющим заявлением», в котором призвал мужчин в церкви дисциплинировать насильников и поддерживать «прекрасное видение» брака, в котором мужчины руководят с кротостью.

Другой влиятельный пастор Джеймс Добсон в прошлом советовал женщинам заманить своих жестоких мужей, чтобы заставить их вести себя плохо, что, по его мнению, шокировало бы их, заставив осознать, что у них есть проблема, и согласиться на консультацию.

В 2013 году американский пастор Стивен Дж. Коул в своей проповеди заключил, что «жене, возможно, придется подвергнуться жестокому обращению».

«Сложный вопрос, — пишет он, — насколько?» Я считаю, что жена должна подчиняться словесным и эмоциональным оскорблениям, но если муж начинает причинять ей физический вред, ей необходимо позвонить в гражданские или церковные власти.

«Хотя физическое насилие не является библейским основанием для развода, в некоторых случаях я бы посоветовал разойтись, чтобы защитить жену, пока муж сдерживает свой нрав.

«Но даже в таких ситуациях жена-христианка не должна вызывать у мужа гнев, и она должна проявлять кроткий дух.

В 2016 году американский евангелист Кирк Кэмерон сказал Christian Post: «Жены должны чтить, уважать и следовать примеру своего мужа, а не говорить своему мужу, как он должен быть лучшим мужем.

«Когда каждый получает свою долю права, независимо от того, как его супруг (а) обращается с ним, появляется надежда на реальные изменения в их браке».

Снова и снова в евангелической литературе успех в браке зависит от подчинения женщины; это основа, по которой женщин оценивают или хвалят.

В Сиднее, совсем недавно, в 2015 году, Дэвид Улд, ректор англиканской церкви Гленкуори, также активный в консервативной англиканской церковной лиге, спросил, может ли быть «благочестивым выбором» для женщин остаться с жестокими мужьями, учитывая Библию. учение в 1 Петра 3, говоря женам подчиняться своим мужьям.

Эти стихи являются продолжением тех стихов в 1 Петра 2, которые говорят рабам подчиняться господам — ​​даже тем, кто груб или, другими словами, склонен к физическому насилию.

Ульд, который сейчас занимается защитой женщин в своем приходе и регионе от домашнего насилия, позже пояснил свои комментарии.

Он сказал ABC News, что его центральное послание было: «Я бы понял, как женщины прочитают этот отрывок и решат остаться, но я сам бы уговаривал их выйти и понять, что это значит, из безопасной позиции».

Мужское главенство, «проводящее разводку» для жестокого обращения

Сегодня все большее число консультантов, психологов и социальных работников сообщают, что насильники ссылаются на идею о том, что мужское главенство преследует насилие.

Англиканский советник из Университета Чарльза Стерта Никола Лок, которая занимается делами о домашнем насилии в течение 25 лет, говорит, что использование теологии главенства в супружеских надругательствах «очень распространено».

«Как ни странно, обучение главенству было замечено как вклад в проблему домашнего насилия, как в поощрении жестокого обращения со стороны партнеров-мужчин, так и в предотвращении того, чтобы партнеры-женщины оспаривали оскорбительное поведение или прекращали оскорбительные отношения», — сказал Лок.

Как утверждает доктор Джоанна Харрис Тайлер, преподаватель Университета Эксетера в Великобритании, воспитанная в сиднейском англиканстве, утверждает: «Хотя мужское главенство не обязательно может спровоцировать насилие, оно может обеспечить проводку.

Это особенно деликатный момент в Сиднейской англиканской церкви, которая известна своей решительной защитой мужского главенства.

Любое предположение о ее злоупотреблении обычно вызывает яростные упреки и защиту со стороны высшего духовенства. их просто путают с патриархатом и искажают те, кто злоупотребляет властью.

Некоторые сказали ABC News, что не могут публично заявить, что они верят в равные отношения между мужчинами и женщинами, поскольку они потеряют работу.

И, как указывает сторонница домашнего насилия Барбара Робертс, в консервативных церквях женщин часто учат, что желание свергнуть мужскую власть является признаком греха, тем самым делая феминизм врожденным неправильным.

Другими словами, если мужская власть и лидерство исходят от Бога, любой вызов этому исходит от женской греховной природы или от дьявола.

Кара Хартли — архидиакон по делам женщин Сиднейской епархии и заместитель председателя рабочей группы, занимающейся вопросами реагирования церкви на насилие в семье.

Она подчеркивает, что в Библии нет ничего, что могло бы оправдать насилие, и что мужчины и женщины просто играют разные роли.

«Мужчины обязаны нежно и жертвенно заботиться о своей жене, а жена должна подчиниться его заботе, его руководству, его любящей жертве перед ней», — сказал Хартли ABC News.

«Так вот, многие скажут, что это подчинение и, следовательно, главенство, [которое] создает дисбаланс в браке. Но на самом деле, когда они собраны вместе, это добровольное … добровольное подчинение женщины своему мужу в его любящей любви. жертвенная забота о ней, там прекрасная картина «.

Сиднейский англиканский архиепископ доктор Гленн Дэвис соглашается, говоря ABC News, что «подчинение никогда не бывает принудительным, оно всегда добровольно, поэтому жена предлагает себя в таких отношениях. женщина… это не послушание пошло не так, это ошибся муж.«

Важно понимать, — говорит он, — что« в нашей церкви мы не поддерживаем домашнее насилие в любой форме, будь то духовное, эмоциональное или физическое, мы категорически против этого ».

» Проблема не в учении, а в искажении учения, я не верю, что преподавание Библии приводит к насилию в домашних условиях ».

Но было бы неправильно изображать это просто как проблему в Сиднее.

Трудности с толкованием главенства распространяются на разные деноминации.

В феврале 2016 года католический епископ Винсент Лонг предупредил, что буквальное толкование Библии «создает основу для систематического угнетения или структурной дискриминации женщин и ведет общины — даже церковные общины — к защите виновных в домашнем насилии, одновременно вызывая на них стыд и презрение. его жертвы «.

Другие указывают пальцем на мужское лидерство.

Сиднейский психолог Кайли Пиджон, которая также работает с преступниками и пережившими семейное насилие, написала в недавней статье, что женщины более уязвимы в церквях, где руководят только мужчины:

«[Мужчины] занимают более влиятельные и общественные должности. влияние в церкви и занимать должности, на которые возложены основные обязанности по принятию решений и общий надзор за духовным здоровьем общины.Женщины обычно выполняют «вспомогательные» роли, такие как обучение детей в церкви, чтение Библии или приготовление утреннего чая. Хотя намерения мужчин на руководящих должностях часто бывают хорошими; проявлять свою власть с любовью и заботой, и хотя структура, возглавляемая мужчинами, никоим образом не гарантирует, что женщины будут подвергаться жестокому обращению, очевидно, что патриархальные структуры подвергают женщин большему риску жестокого обращения ». или побуждать их вести или говорить, говорит Пиджон, мужское руководство может невольно «давать« молчаливое разрешение »мужчинам-членам общины управлять своими женами и пренебрегать ими».

В церквях, где женщинам не разрешают говорить или проповедовать, они также могут беспокоиться, что им не поверят.

Эрика Хэменс, помощник священника англиканской церкви Святого Варнава на Бродвее в Сиднее, недавно написала, что в церквях, возглавляемых мужчинами, «у женщин есть столько места для выступления, сколько позволяют мужчины-лидеры. Это крайне уязвимое положение, и одно я подозреваю, что некоторые мужчины-служители не всегда могут сочувствовать.

«Если женщина, подвергшаяся жестокому обращению, не была полностью уверена в том, что ей поверят, что особый характер насилия будет понят и что ее поддержат со стороны лидера ее церкви, она, скорее всего, продолжит страдать одна.

Как реагируют все мужские иерархии?

Почти все мужские иерархии распространены во многих консервативных общинах разных деноминаций — католических, баптистских, пресвитерианских, англиканских и пятидесятнических — равно как и плохие отзывы пасторов.

Сьюзен, студентка и мать, большую часть своей супружеской жизни ходила в пятидесятническую церковь в Аделаиде.

Она описывает свой брак как нечто похожее на страшную историю. происходит с ее детьми в ее отсутствие.

Появились синяки, лица были в крови, приводились слабые отговорки. Однажды ее муж упрекал свою дочь за то, что она надела откровенный топ, когда «она побежала и ударилась о стену» и потеряла зуб.

В другой день он вытолкнул Сьюзен из машины и оставил ее на обочине дороги.

Психолог, прикрепленный к ее церкви, сказал, что развод невозможен. Жена пастора посоветовала ей расстаться, но не разводиться, так как ее муж может измениться.

Только когда она наткнулась на веб-сайт «Клич о справедливости: пробуждение евангелической церкви к домашнему насилию и жестокому обращению в ее среде», управляемый Робертс, она поняла, что возможно развестись с мужем.

Когда она ушла от него, она тоже ушла из собрания.

«Было действительно, очень трудно покинуть церковь, поскольку я была там 20 лет», — сказала Сьюзен ABC News.

«В конце концов пастор сказал:« Почему бы тебе просто не уйти, я не могу защитить тебя, потому что он все еще здесь ».

Ее бывший последовал за ней в ее следующую церковь и разыскал пастора, который сказал ей — однажды встретившись с ним за чашкой кофе, — что ее бывший был отличным парнем: «Я понимаю, почему ты вышла за него замуж!»

«К счастью» — говорит она, — церковь, в которой я сейчас нахожусь, не очень сильна в вопросах главенства и имеет современное отношение к разводу. Они не встанут на сцену и не скажут, как в церкви, в которой я ходил со своим бывшим мужем, что женщины должны подчиняться, и Бог не хочет, чтобы вы разводились ».

В пятидесятнической церкви Сьюзен Ассамблеи Боже, в 2013 году только 4 процента пасторов составляли женщины, а весь национальный исполнительный совет состоял из мужчин.

И, что весьма проблематично, женщин-пятидесятников часто учат, что часть женского начала уступает.

Известный проповедник Бобби Хьюстон сказала на конференции в Хиллсонг в 2008 году: «[Женщины] большие, мы можем отступить от спора. Кто-то должен уйти, чтобы оставить место для работы Бога, и Бог поместил это в женскую ДНК. сделать это «.

Как задокументировано Мередит Фрейзер, женское подчинение преподносится в пятидесятничестве как панацея от семейных проблем: если женщины молятся, почтительны и подчиняются, надежда будет.Культура самопожертвования может быть настолько сильной, что поддается «определенному мазохизму».

Многим женщинам-пятидесятницам рекомендуется развестись, но никогда не разводиться и не выходить замуж повторно. Они также сообщают, что их пасторы сказали им идти домой и заниматься любовью с мужьями, которые их мучают и пугают.

Секс рекламируется как средство от многих семейных недугов.

Импульс для перемен накапливается

В последние три года начали звонить тревожные звонки о роли, которую религия может играть в поощрении или сокрытии злоупотреблений.

За последние годы в Австралии было проведено два серьезных расследования случаев домашнего насилия. Оба определили религию как серьезную проблему, о которой мало что говорят.

В 2014 году правительство Квинсленда назначило бывшего генерал-губернатора Квентина Брайса председателем Специальной целевой группы по борьбе с домашним и семейным насилием.

В отчете «Не сейчас, не когда-либо», представленном в феврале 2015 года, указывается на «вызов» религиозных лидеров:

«К сожалению, ряд представлений и отдельных лиц сообщили целевой группе, что лидеры веры в их конкретном сообщество не будет участвовать в помощи жертвам или осуждать виновных в домашнем и семейном насилии.Эти лидеры веры не считали роль религиозного собрания «читать лекции» о том, что происходит в уединении дома … Целевая группа призывает лидеров всех конфессий и религий взять на себя руководящую роль в налаживании и поощрении уважительных отношений в свою общину, и научить свои общины и общины, что принудительный контроль и насилие недопустимы ».

В том же месяце правительство Виктории учредило Королевскую комиссию по борьбе с насилием в семье после серии смертей в штате, связанных с насилием в семье. , в первую очередь Люка Бэтти, убитого своим отцом в 2014 году.

Он стремился определить наиболее эффективные способы решения проблемы домашнего насилия, привлечения виновных к ответственности и поддержки жертв.

Комиссия получила 968 публичных материалов и представила свой отчет в марте 2016 года, в котором содержалось 227 рекомендаций. Эта комиссия также отметила как «вызов» религиозным лидерам, которые были «преимущественно или исключительно мужчинами».

Комиссия сообщила, что для многих женщин, обратившихся за помощью к руководителю веры, «реакция была неадекватной … некоторые религиозные лидеры были не информированы и плохо подготовлены, чтобы отреагировать на такие разоблачения», часто данный совет не помогал, потому что вера лидер не знал, какой совет дать ».»

Приводились примеры, когда религиозные лидеры говорили женщинам, что насилие над их партнером было их ошибкой или что они должны оставаться в» невыносимых «ситуациях. к дальнейшему и продолжительному насилию со стороны членов семьи ».

В своем заключительном отчете комиссия рекомендовала религиозным общинам изучить способы их реагирования на насилие в семье и определить, может ли такая практика отпугивать жертв или попустительствовать преступникам.

Другими словами, скрывают ли они, а не раскрывают ли насилие.

Внутри церкви все больше и больше обеспокоенных людей начинают осознавать масштабы и серьезность проблемы в своей среде и выступать за перемены.

Лидеры, которые ранее были невежественны или занимали оборонительную позицию, начали работать над пониманием проблем; некоторые были напуганы или, по крайней мере, трезвы, обнаружив масштабы жестокого обращения в их среде.

Как церкви реагируют?

Обзор основных христианских церквей в Австралии показал, что многие из них разработали — или находятся в процессе разработки — официальные протоколы и ресурсы для предотвращения и реагирования на насилие в семье в своих общинах.

Некоторые также требуют, чтобы священнослужители и приходской персонал прошли специальную подготовку по вопросам домашнего насилия, обычно проводимую внешними поставщиками услуг, хотя часто это бывает добровольно.

Несколько церквей также сообщили об использовании путеводителей, которые советуют духовенству и пастырям о том, как распознать домашнее насилие и жестокое обращение и как реагировать на них.

Один ресурс, на который ссылаются лютеранская церковь и несколько англиканских и католических епархий, выделяет «неравные властные отношения между мужчинами и женщинами» как первопричину злоупотреблений и особо отмечает использование Священных Писаний в качестве оправдания контроля и злоупотреблений как формы домашнего насилия.

Прогрессивная группа под названием «Общая благодать» также работает над созданием коалиции христиан, готовых высказаться о домашнем насилии.

Как сказал епископ Ричард Конди из англиканской епархии Тасмании:

«Библейское учение о главенстве мужчин в доме было бы искажено, если бы оно использовалось для оправдания контроля, превосходства или насилия в отношении женщин… Я призываю свое духовенство продолжать чтобы… открыто говорить о насилии в семье и домашнем насилии в своих церковных общинах.Мы должны быть готовы бросить вызов такому поведению — его нельзя ни извинить, ни оправдать ».

И, во многом по мотивам Королевской комиссии, католическая социальная служба штата Виктория в феврале распространила среди приходов« набор материалов »по насилию в семье.

включает заявление епископов Виктории, которые осуждают насилие в семье и призывают общины католической церкви делать больше для его предотвращения — спустя 25 лет после того, как их коллеги в Америке сделали то же самое.

«Как пастырские лидеры в Виктории», — говорят епископы , «мы отвергаем чтение Священных Писаний, оправдывающее насилие в семье.Правильное прочтение Священного Писания ведет к пониманию равного достоинства мужчин и женщин и к отношениям, основанным на взаимности и любви ».

« Подавляющее большинство церквей наивны »

Но критики отвергают эти усилия как медленные, недостаточно обеспечен ресурсами, слишком узок по своему охвату и существенно затруднен из-за отсутствия женщин-лидеров.

Табу остаются неизменными, предмет по-прежнему окутан позором, а усилия сводятся на нет из-за дезинформации.

Робертс, который был в браке с жестоким обращением в течение шести лет , в настоящее время является одним из руководителей веб-сайта A Cry For Justice, где жертвы домашнего насилия могут найти поддержку и ресурсы, а мужчины и женщины-христиане могут узнать об этой проблеме с библейской точки зрения.

Она переписывалась с сотнями тысяч переживших насилие посещающих церковь людей — за последние пять лет ее сайт посетили более миллиона человек — и в целом говорит, что «несколько церквей прилагают усилия для решения этой проблемы, но их усилия почти не удовлетворяя потребности «.

И едва ли какие-либо церкви предпринимают действия на забое, чтобы решить эту проблему.

«Большинство церквей думают, что они хорошо справляются с этим, когда им сообщают о конкретном случае», — говорит Робертс.

«Но подавляющее большинство церквей наивно относятся к динамике домашнего насилия, менталитету насильников и тактике, которую они используют, чтобы манипулировать и сопротивляться необходимости брать на себя ответственность за свое плохое поведение».

Что касается экспертов по домашнему насилию за пределами церкви, Робертс говорит, что «многие церкви опасаются [их], потому что считают, что все они заражены вирусом феминизма».

Следует отметить, что небольшое количество церквей, с которыми связались ABC News, либо не ответили на неоднократные запросы, либо отказались комментировать, как они борются с домашним насилием, включая католические архиепархии Сиднея, Хобарта и Дарвина и Англиканскую церковь. Южного Квинсленда в Брисбене **.

«Теперь я — развалина»

Из интервью женщин, опрошенных ABC News, ясно, что они не возмущаются церковью — они срочно добиваются ее реформирования.

Луиза, мать пятерых детей, живущая в Брисбене, отчаянно пытается разоблачить «участие церкви в домашнем насилии».

Она рассталась со своим мужем Биллом 14 лет назад и до сих пор страдает от травмы. Билл был ее первым парнем. Он совершенно очаровал ее, и они быстро поженились.

Затем, с момента женитьбы, он потерял к ней интерес и часто вспыхивал в «ужасных припадках ярости». Он прижал ее к стенам, изнасиловал и контролировал ее движения.

Ей не разрешили выйти одной, даже за покупками. Два с половиной часа каждое утро и каждую ночь он кричал на нее.

Каждый раз, когда она беременела, становилось хуже.

«Я была уверена, что мой муж убьет меня», — говорит она.

На протяжении своих тирад Билл бросал библейские стихи в Луизу, говоря ей, чтобы она слушалась его, и обвиняя ее в том, что она жена Осии — проститутка.

Ей очень хотелось покончить с собой, и однажды она спустилась на местную железнодорожную ветку, чтобы броситься под поезд. Однако она не читала расписание, и пока она ждала, дочь убежала из дома и нашла ее.

Обернувшись, чтобы взглянуть на свою дочь, она поняла, что не может оставить своих детей наедине с отцом.

Наконец, когда она была беременна четвертым ребенком, она рассказала пастору о том, что происходит. «Я действительно встала на колени и стала умолять, я была в таком отчаянии», — говорит она.

Затем пастор договорился о том, чтобы кто-нибудь взял интервью у ее 12-летней дочери, чтобы узнать, говорит ли Луиза правду. Они пришли к выводу, что у Билла просто плохой характер.

Когда пастор из их пятидесятнической церкви пришел в гости, он не прошел мимо парадной двери.

«Мой бывший встал с выражением безумия на лице, а пастор убежал, зажав хвостом между ног», — говорит Луиза.

Даже это не сработало. По ее словам, отношение церкви было «холодным и черствым».Действительно, очень холодно ».

Следующим человеком, который пришел к ним в дом, был христианский адвокат из церкви, который прямо сказал ей:« Бог не любит развод ».

Сегодня, более чем через десять лет после того, как ее брак распался, Луиза все еще разбита.

«Теперь я — развалина, я не очень хорошо функционирую, я не вижу души, у меня нет жизни. Я была изолирована так долго, что не знаю, как жить нормальной жизнью ».

Иногда она встает воскресным утром и одевается для церкви, но просто сидит на краю кровати.

«Я слишком боюсь пасторов, людей», — говорит она.

«Мы просто хотели исполнять волю Бога и делать то, что сказано в Библии, и подчиняться любой власти. Я действительно верил в женское подчинение — это означает подчинение любви. Это должны быть отношения защиты. и любовь.»

Путь вперед

Требуются существенные культурные изменения такого масштаба, которые требовались церкви, чтобы серьезно относиться к сексуальному насилию над детьми, — говорит епископ Тасмании в отставке Джон Харроуэр.

Еще в 2004 году он написал статью, в которой указал на параллели между ошибками церкви в отношении жестокого обращения с детьми и теми, которые она совершила в отношении жестокого обращения с женщинами.

Первой реакцией церкви было не слышать, не поверить, что это происходит, писал он. Во-вторых, жестокое обращение рассматривалось как «единовременный моральный провал», когда преступники переходили из штата в штат, из прихода в приход, не будучи наказанными за свои преступления.

Другая ошибка заключалась в том, чтобы думать, что простое тихое слово обидчику и совет жертве простить все решит, не проконсультироваться с консультантами и, конечно же, с полицией.

«Мы были искушаемы, — писал он, — вступить в сговор с преступниками, считая их поведение не более чем вопросом личной морали».

«Если церковь вмешивается в эту ловкость рук, она может оказаться, как в случае с сексуальным насилием над детьми, — писал он, — игнорируя тот факт, что это преступное поведение; и что они очень реальные долгосрочные последствия для пострадавших «.

Чего не хватало церковным общинам, как говорят советники, как и в обществе в целом, так это во-первых, понимания психологии агрессивных мужчин и признания того, насколько маловероятно, что они могут измениться.

Основная проблема, по словам Робертса, заключается в том, что церкви слишком легко обмануть очарованием и манипуляциями насильников:

«Иисус сказал своим последователям, что им нужно быть мудрыми, как змеи, и безобидными, как голуби, но большинство церквей не мудры. о менталитете и тактике злодеев, а также они не осведомлены о том, как злодеи маскируются под верующих в церкви. У насильника обычно есть личность доктора Джекила, которая изображает его (или иногда ее) как чудесного и благочестивого человека, чтобы никто заподозрит истину… Если жертва сообщает о жестоком обращении руководителям церкви, обидчик умеет перекладывать вину, уклоняться от ответственности и притворяться, что раскаялся и исправился.Подавляющее большинство церковных лидеров не обладают достаточной проницательностью, чтобы распознать эту тактику обидчиков на предмет того, чем они являются: лжи [и] часто советуют жертве остаться с обидчиком или вернуться к нему ».

Во-вторых, понимание того, что домашнее насилие.

Общей темой для всех интервью ABC News, проведенных с пережившими насилие со стороны интимного партнера, было то, что они не знали, от чего страдали, пока не увидели веб-сайт или брошюру, описывающую природу домашнего насилия. .

Это особенно касается тех, кто подвергся насилию не физически, а сексуально, финансово, эмоционально и словесно.

Почти каждая женщина, пережившая насилие в браке, рассказывала ABC News, что ее изнасиловал муж.

Чего также не хватало, по словам англиканки Изабеллы Янг, которая вышла из первого брака из-за насилия и жестокого обращения со стороны своего мужа-христианина и теперь активно пытается заставить церковь серьезно относиться к домашнему насилию, написав книгу на эту тему: является четким указанием на то, что насилие является основанием для развода — не только в глазах закона, но и в глазах Бога.

Она говорит: «Путаница все еще очевидна среди значительной части духовенства, и опубликованные в Сиднейской англиканской церкви документы по этому вопросу вызывают большую боль и замешательство среди жертв насилия».

Архиепископ Сиднейский Гленн Дэвис говорит, что развода следует избегать, но что если можно будет «доказать», что мужчина «проигнорировал и отменил свою приверженность Христу как христианин», развод может быть приемлемым.

Жестокое духовенство переехало в разные приходы

Как и в случае с духовенством, которое жестоко обращалось с детьми, духовенство, которое жестоко обращалось со своими женами, также поощрялось — или позволяло — переезжать из штата в штат.

Табита, которой сейчас 59 лет и проживает в Сиднее, была замужем за англиканским священником, который десятилетиями подвергал ее эмоциональному, финансовому и сексуальному насилию, а после разоблачения был перевезен в другую часть страны.

Он контролировал музыку, которую она слушала, книги, которые она читала, вино, которое она пила.

Он постоянно требовал знать, где она находится, и ей не разрешалось пользоваться банкоматом или пить лимонад без его разрешения.

Он угрожал разводом, если она постриглась, и постоянно обвинял ее в измене ему. Его возмутило то, как она поставила контейнер с хлопьями в шкаф, и поэтому он написал на нем твердыми черными буквами: «ЭТО ПУТЬ ТАБИТА».

Он был приходским священником. Самоуважение Табиты пошатнулось.

В течение многих лет она мечтала уйти, но только когда он однажды сказал ей на прогулке, что, если она не выполнит «развратный» список сексуальных требований, он разведется с ней.Она отказалась.

Она безуспешно искала поддержки у местных епископов; они отказались поверить, что он вел себя плохо. Ее муж переехал в другой штат, чтобы возглавить другой приход.

Сегодня Табита восстановила свою жизнь, работает и, наконец, освободилась от долгов после разрушительного в финансовом отношении развода.

Двое ее детей почти выросли. Но она страдает депрессией, у нее нет сбережений, и после выхода на пенсию ей придется покинуть Сидней, потому что она не может позволить себе арендную плату.

Она одинока и борется с чувством неудачи. Она много смотрит Netflix.

Сидя за столом для переговоров в своем офисе, потягивая чай, Табита с мягким голосом сказала ABC News: «Даже в самые темные дни я никогда не чувствовала, что Бог покинул меня, только церковь.

» В одном из самых мрачных дней У меня было несколько серьезных споров с моим бывшим после раскола, когда он бросал в меня отрывки из Священных Писаний, я помню, как кричал на него, что это не было основано на Боге и не подтверждено Священными Писаниями, и что Бог оплакивал то, что он делал, и как осмелился он привести Бога в эту ситуацию, когда это не было его виной.»

Имена были изменены, чтобы защитить тех, кто в этом материале пережил домашнее насилие.

* Примечание редактора (10/8/17): Как сообщается в этой статье, упомянутое исследование было проведено в США. Штаты.

** В более ранней версии этой статьи неверно сообщалось, что католическая архиепархия Брисбена не ответила на запросы о комментариях. Более подробно об их усилиях по борьбе с домашним насилием рассказывается в статье: Австралийские церковные лидеры звонят для неотложного реагирования на домашнее насилие .

Темы: домашнее насилие, феминизм, расторжение брака, христианство, религиозные лидеры, женщины, королевские комиссии, Австралия

Впервые опубликовано 18 июля 2017 г. 05:08:34

Когда стало незаконным избиение нас женой мужем? — MVOrganizing

Когда стало незаконным избиение нас женой мужем?

1920

Законно ли в Западной Вирджинии избивать жену?

Законно избивать жену, если это делается публично в воскресенье, на ступеньках здания суда.

Когда Конгресс принял Закон о домашнем насилии?

Закон о насилии в отношении женщин 1994 года (VAWA) был федеральным законом Соединенных Штатов (Раздел IV Закона о борьбе с насильственными преступлениями и правоохранительными органами, H.R. 3355), подписанным президентом Биллом Клинтоном 13 сентября 1994 года.

Как был принят новый закон о домашнем насилии?

Постоянный комитет представил свои рекомендации Раджья Сабха; в 2002 году. Рекомендации были также представлены в Лок Сабха. Наконец, новый законопроект был внесен в парламент в 2005 году.После одобрения президента в 2006 году вступил в силу Закон о защите женщин от домашнего насилия.

Разве женщина бить мужчину незаконно?

, США. Мнение: кто-либо кого-либо бить незаконно, кроме случаев законной самообороны. Исторически сложилось так, что это более строго применялось, когда мужчина бьет женщину, в отличие от другой гендерной комбинации, но, тем не менее, остается повсеместно незаконным для всех гендерных комбинаций.

Какое наказание за избиение человека?

В случае обвинения в правонарушении преступление карается лишением свободы на срок до одного года в окружной тюрьме.В случае обвинения в тяжком преступлении преступление карается лишением свободы в тюрьме штата Калифорния на срок: 16 месяцев, два года или.

Может ли парень ударить девушку, если она ударит его первой?

Сообщить о нарушении Вы можете применить силу против человека только для того, чтобы защитить себя от телесных повреждений. Если вы можете легко отступить от опасности, вы должны это сделать. Так что, если женщина не представляет для вас непосредственной опасности после первого удара, вы можете не бить ее в спину.

Что произойдет, если девочка ударит 3 раза?

Защищаться от ее нападения — законно.Однако вы можете использовать только то количество силы, чтобы остановить ее. Если вы используете больше, вы обострите ситуацию и, возможно, вас обвинят в нападении.

Можно ли ударить девушку в порядке самозащиты?

Вы всегда можете ударить кого-то в порядке самозащиты, мужчину или женщину, и в любом случае появиться перед судьей, чтобы объяснить свои мысли.

Когда избиение ребенка стало незаконным?

2004

Это самооборона?

Если человек ударит вас кулаком, и вы нанесете ответный удар, чтобы защитить себя от человека, который снова нападает на вас, это самооборона.Если вы ударите кого-либо через 3 часа после того, как он ударил вас, это считается нападением. В этот момент вы больше не защищаете себя, поскольку в этот момент не было никакой угрозы или вреда.

Что значит, когда девушка бьет парня?

Девушка, которая бьет мальчика, — жестокий человек, и вам нужно уйти от нее. Очевидно, если этот «удар» был просто игривым ударом по руке или чем-то в этом роде, то это совсем другая история. Возможно, она флиртовала с вами или просто дурачилась.

Что делать, если девушка дает вам пощечину?

Очевидно, ты не сможешь дать ей пощечину, даже если это не твоя ошибка. Но вы можете положить руку туда, где она вас ударила, и удерживать ее там в течение некоторого времени, а затем медленно скользить вниз, а затем, если это ваша ошибка и вы ее понимаете, эмоционально скажите ей: «Я ИЗВИНИТЕ», как девушка. должен действительно чувствовать то, что вы чувствуете.

Удар флирта?

Если вы к кому-то наткнулись, это будет более прямое предложение сексуального или романтического характера.Нападение на кого-то может быть более поздним этапом флирта или вводной тактикой, но, как правило, это действительно попытка назначить свидание и / или заняться сексом. Кто-то, приглашая вас на свидание, приставает к вам.

Игра поражает флиртом?

И этот дискомфорт может быть признаком того, что она пытается флиртовать. Это признаки того, что кто-то с вами флиртует. Хорошим признаком является то, что вы говорите что-то смешное, и она игриво ударяет / стучит по вам. Такой флирт можно увидеть за милю.

Как мужчина флиртует?

Если парень флиртует с вами, он будет смотреть вам в глаза, когда разговаривает с вами. Его взгляд может даже задержаться на вашем какое-то время, а затем он может нервничать и прервать зрительный контакт, даже, возможно, с легкой улыбкой. Он также может флиртовать с вами, глядя в глаза через всю комнату.

Девушкам нравится флирт?

Это неправдоподобный факт, но большинству девочек нравится, когда к ним подходят мальчики и флиртуют. Флирт — это определенно здоровый способ взаимодействия с кем-то из противоположного пола, если вы все делаете правильно.Уважение к женщине и ее границам — правильный способ флиртовать с женщиной.

Исламская организация Пакистана, заявившая, что мужчина может «легко избить» жену, отменяет закон о домашнем насилии, South Asia News

В Пакистане законопроект, направленный на защиту женщин, детей, пожилых людей и других уязвимых групп населения от домашнего насилия, выявил недостатки и раздвоение настроений.

Совет исламской идеологии (CII) приостановил принятие законопроекта о домашнем насилии в 2020 году в пятницу, заявив, что исламские конституционные власти должны оценить законопроект и отчитаться перед правительством Пакистана.

Они выразили озабоченность по поводу некоторых аспектов закона.

Согласно The News International, решение CII было наконец передано Министерству по правам человека на третьей неделе июня, после того как законопроект вызвал споры после его принятия в Сенате.

Наручные часы | Gravitas: Имран Хан обвиняет в сексуальном насилии скудную одежду

После того, как законопроект был внесен в Национальное собрание в ноябре 2020 года, CII рассмотрела его (NA).

После принятия в Сенате законопроект вызвал возмущение среди законодателей, политических лидеров, религиоведов и лиц, формирующих общественное мнение, в том числе Джамаат-и-Ислами (ДИ) Амира Сираджула Хака, сенатора Муштака Ахмада и Джамиата Улема-е Ислам из Фазал-ур-Рехман (ДЖИ-Ф) Сенатор Атта-ур-Рехман.

Смотреть: Премьер-министр Пакистана отказывается критиковать уйгурское обращение в Китае после осуждения исламофобии в других странах

Под давлением общественности советник премьер-министра Имрана Хана по парламентским вопросам Бабар Аван публично встретился со спикером Национальной ассамблеи Асадом Кайзером и попросил передать законопроект в CII.

Бабар Аван написал письмо от имени премьер-министра Имрана Хана, который также был проинформирован о «неисламских аспектах законопроекта». ‘

В письме Аван обращает внимание на различное содержание и определения в законопроекте.

Согласно сообщению в Dawn, в письме отмечается: «Самое главное, подчеркивается, что законопроект противоречит исламским [предписаниям] и образу жизни, закрепленным в ответственности государства в статье 31 Конституции исламского мира». Республика Пакистан ».

Что представляет собой предлагаемый пакистанский законопроект о насилии в семье?

Законопроект требует суровых наказаний за все виды домашнего насилия.

Любой акт домашнего насилия карается максимум тремя годами тюремного заключения и минимум шестью месяцами тюремного заключения в соответствии с законом.

Кроме того, правонарушителю грозит штраф в размере от 20 000 до 1 000 000 рупий.

«Легкое избиение» жены разрешено

В 2016 году Совет исламской идеологии (CII) выступал за разрешение мужу «легко» бить свою жену, если он считает это необходимым, а также за требование, чтобы женщины кормили своих детей грудью в течение двух лет.

В том же году конституционный совет постановил, что законопроекты правительства Пенджаба о защите женщин и правительства Хайбер-Пахтунхва (КП), которые криминализируют все виды насилия в отношении женщин, являются «антиисламскими».

(при участии агентств)

Муж получает право избивать жену для Нигерии, ода сексистские законы

  • Огечи Обидиебубе
  • BBC News Pidgin, Lagos

Wia dis foto from, Reuters

don begin Feminism женщины смотрят на верхние права человека, и многие из них влияют на них.

Несмотря на то, что борьба с феминизмом все еще продолжается, некоторые законы Нигерии все еще замедляют успех этого движения.

Выпускница юридического факультета Университета Нигерии Нсукка, Ннанна Эмека, одна из ведущих борцов за феминизм после изучения феминистской юриспруденции в школе.

Нннанна сказала, что они шокируют, когда я вижу, скажем, пипо якпа, мы не знаем, говорите, что конституция поддерживает законы, которые не поддерживают женщину.

Мы используем социальные сети, чтобы писать некоторые законы Нигерии, которые, как мне кажется, не одобряют женщин.

1. Муж имеет право избивать свою жену

В соответствии с разделом 55 (d) Уголовного кодекса Нигерии, для пар, которые подчиняются обычному праву, муж может использовать избиение, чтобы исправить свою жену, если я не могу ее серьезная рана заставила ее лечь в больницу.

Несмотря на то, что этот закон все еще существует, Нигерия выпускает Закон о запрещении насилия в отношении лиц на 2015 год. Этот закон против различных видов насилия и правонарушителей, которым грозит серьезное наказание.

2.Женщины не подходят для работы в ночное время

Раздел 55 Закона о труде Нигерии не разрешает женщинам работать в ночное время, за исключением женщин-медсестер.

Это фото взято из Getty Images

Мы называем это фото,

Многие женщины занимаются секс-работой по ночам во многих частях Нигерии

Некоторые женщины считают, что этот закон сокращает деньги, которые женщины могут зарабатывать, но Оламид Абэ Вей Будьте студентом юридического факультета Нигерии, скажите Би-би-си Пиджин, что закон имеет смысл, поскольку он защищает женщин.

Она не может сказать, что они делают закон, чтобы попробовать случайных женщин.

3. Сексуальное насилие в отношении женщин при незначительном правонарушении

В соответствии с разделом 353 Уголовного кодекса Нигерии непристойное нападение на любого мужчину, совершившее серьезное преступление, и наказание, соответствующее наказанию, достигают трех лет тюремного заключения.

Wia dis foto from Getty Images

Но, согласно разделу этого же Кодекса, непристойное нападение на женщину в случае небольшого правонарушения и наказание без надлежащего наказания проходят 2 года в тюрьме.

4. Женщина, выходящая замуж за аката, мужчину, не подходящего, заставляет своего мужа гражданина Нигерии

Это фото из Getty Images

Мы называем это фото,

Иностранка, выходящая замуж за нигерийца, подходящего мужчину становится нигерийцем, но долго не может быть вы Если вы иностранец, вы можете жениться на нигерийской женщине

В соответствии с разделами 26 и 27 Конституции Нигерии только подходящий мужчина может сделать свою иностранную жену гражданкой Нигерии.Женщина не годится, стараюсь.

5. Женщина, не подходящая для вступления в брак, не может выйти замуж

Песин вей ван выходит замуж в возрасте до 21 года, необходимо предоставить письменное согласие от im papa. Di only time di pesin mama fit write dat kain letter na, если di papa no dey снова или если di papa head неверно.

Na so dem take write am для раздела 18 Закона о браке Нигерии.

6.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.