Разное

Метафорические ассоциативные карты источник: Страница не найдена — Макомания

Содержание

"Источник" (Юлия Демидова) Метафорические ассоциативные карты

Колода метафорических ассоциативных карт «Источник» относится к классу ресурсных колод и содержит 120 красочных изображений, каждое из которых может стать источником для вдохновения и гармонизации состояния человека. Работа с картами позволяет найти нужное позитивное состояние, перевести фокус внимания клиента на пути решения его проблемы.

Колода универсальна и направлена для работы с различными категориями населения, хорошо подходят как для мужчин, так и для женщин, поскольку при создании колоды были подобраны архетипичные образы, затрагивающие важные для большинства людей смыслы. Также карты замечательно воспринимаются детьми и могут быть хорошим инструментом для развития креативности.

Карты могу быть использованы в запросах различной тематики и стать приятным дополнением в различных техниках, в тех случаях, когда есть необходимость настроится на позитивную волну, осознать свои сильные стороны, нащупать внутреннюю точку опоры в сложной ситуации. Также карты могут помочь в саморазвитии, так как в колоде есть техники, которые можно использовать в самостоятельной работе со своими вопросами.

 

Колода метафорических ассоциативных карт «Источник» относится к классу ресурсных колод и содержит 120 красочных изображений, каждое из которых может стать источником для вдохновения и гармонизации состояния человека. Работа с картами позволяет найти нужное позитивное состояние, перевести фокус внимания клиента на пути решения его проблемы.

Колода универсальна и направлена для работы с различными категориями населения, хорошо подходят как для мужчин, так и для женщин, поскольку при создании колоды были подобраны архетипичные образы, затрагивающие важные для большинства людей смыслы. Также карты замечательно воспринимаются детьми и могут быть хорошим инструментом для развития креативности.

Карты могу быть использованы в запросах различной тематики и стать приятным дополнением в различных техниках, в тех случаях, когда есть необходимость настроится на позитивную волну, осознать свои сильные стороны, нащупать внутреннюю точку опоры в сложной ситуации. Также карты могут помочь в саморазвитии, так как в колоде есть техники, которые можно использовать в самостоятельной работе со своими вопросами.

  Автор колоды Юлия Демидова – психолог, арт-терапевт, автор и ведущая психологических игр, специалист по метафорическим картам, соорганизатор проекта гармонизации жизни «Психосфера».

Книга «Источники женской гармонии. Метафорические ассоциативные карты» – Виктория Алексеенко

Все о книге Источники женской гармонии. Метафорические ассоциативные карты

В колоду входят 160 метафорических ассоциативных карт.

80 из них картинки, на которых изображены разные сюжеты с участием женщин. Это те сферы, ситуации и состояния, любые мелочи, где можно черпать вдохновение, которые наполняют ресурсом и которые могут привести к душевной гармонии.

80 — полоски с описанием жизненных установок и стилей поведения, которые если использовать, приводят к гармонии. Эти установки и стили поведения расположены на     7-ми энергетических  уровнях. Таким образом можно отследить где нужно усилить, или откорректировать свое поведение и мышление. 

Таких карточек 77 по 11 на каждом уровне и 3 карточки общие для разума, души и тела.

Задача колоды увидеть ресурсы в любых мелочах, наполнить ими свою жизнь. А также понять какие установки и поведение приводит к гармонии, что восстанавливает энергию и направляет в нужное русло. И это все по-женски.

Колода предназначена для работы психологам, психотерапевтам, арт-терапевтам, коучам, семейным психологам, тренерам, консультантам, ведущим т- игр.

Колода МАК может быть использована как глубинная диагностическая, проясняющая, погружающая, ресурсная, трансформационная и вспомогательная колода в консультировании, терапии, тренингах и психологических трансформационных играх.

Можно использовать всю серию МАК «Женщина внутри меня», или эту колоду автономно.

С помощью колоды МАК «Источники женской гармонии»:

  1. Увидеть что наша жизнь наполнена возможностями и мелочами, которые могут быть для нас ресурсом и способом гармонизировать энергию.
  2. Можно узнать какие установки должны быть для того, чтобы энергия текла по-женски без перекосов.
  3. Увидеть где есть перекосы в энергии и выравнять русло.
  4. Увидеть моменты, которые могут придать силу.
  5. Увидеть гармоничные способы реализации своей энергии, чтобы она не утекала, не сгорала, не расплескивалась.
  6. Увидеть на каких уровнях могут быть просадки и над чем нужно поработать в первую очередь.
  7. Увидеть в чем тайная сила и в какую сторону стоит направить свою энергию.

Вопросы к колоде «Источники женской гармонии»:

  1. Что может быть для меня источником гармонии, который я не осознаю?
  2. Что будет сейчас для меня главным ресурсом для быстрого восстановления энергии?
  3. Какую установку мне нужно осознать, чтобы гармонизировать свою жизнь, или конкретную ситуацию?
  4. Какие установки мне стоит поменять, или внедрить?
  5. На каком уровне у меня больше всего перекосов?
  6. Какие установки мне нужно заменить в первую очередь?
  7. Какой мой пошаговый путь к внутренней гармонии?
  8. Какой мой скрытый ресурс, которого я не замечаю и следовательно не опираюсь на это.
  9. Что я уже использую и это придает мне максимальную силу?

Методы работы с каждой колодой из серии «Женщина внутри меня» описаны в инструкциях и находятся в коробках к соответствующим колодам.

Как научиться понимать смысл метафорической карты?

Фото: pexels/pixabay


Корень всего, что происходит в нашей жизни, принадлежит нашему подсознанию. Необходимо понимать, что для результативного решения трудностей и задач, с которыми мы сталкиваемся, первопричину следует искать в себе. Это и помогают сделать метафорические карты – при помощи внутренней интуиции отыскать в себе источник проблем и научиться регулировать этот момент в желаемую положительную сторону.

Если бы мы в высокой степени владели уровнем самопознания и самосовершенствования, умели бы прислушиваться к колебаниям своей души, можно было бы обойтись и без карт. Но наша культура интуитивно направляет нас к визуализации, анализу и просчету, нежели к интуиции.

Что же такое метафорические карты, как они работают и как научиться их правильно «считывать»?

Что такое метафорические карты и для чего они нужны

Метафорические ассоциативные карты (сокращенно – МАК) представляют собой набор психологических картинок/открыток с изображением людей, животных, природы, предметов, абстрактных событий, образов или слов, вызывающих у человека свои собственные ассоциации.

Обычно сюжет ассоциативной карты неоднозначен и не имеет точечной интерпретации. На одном и том же изображении разные люди способы найти как позитивные, так и отрицательные фокусировки, в зависимости от индивидуального психоэмоционального фона и глубины мышления.

В психологии при помощи МАК специалисты хотят добраться до первоисточника расстройства – события, из-за которого начался переломный момент в жизни пациента. Убедительно яркие образы на картах дают толчок к возрождению событий из прошлого.

А без прошлого трудно разобраться в настоящем и, тем более, скорректировать грядущее. А еще завязывается полезный диалог сознания с подсознанием. Им давно бы пора подискутировать друг с другом:)

Виды МАК

Метафорические карты подразделяются на тематические виды. Есть узкоспециализированные изображения, призванные разобраться в конкретном сложном вопросе, а есть довольно-таки универсальные открытки, способные нащупать в подсознании обширную проблемную область.

Наибольшую популярность среди психологов приобретают следующие виды МАК:

  • Персона (Persona) – набор открыток с изображением человеческих лиц с разнообразными эмоционально окрашенными выражениями и состояниями;

  • Танду (Tandu) – специальная колода карт, призванная проработать и скорректировать взаимоотношения в паре;

  • Экко (Ecco) – работа с творческим потенциалом;

  • Коуп (Cope) – исцеление душевных травм;

  • Сага (Saga) – формирование и рост креативности мышления, воображения и творческих способностей;

  • Морена (Morena) – активирует ресурсы и дарит простые способы стать счастливым;

  • Она – женская, высокоресурсная колода;

  • OH (ОХ) – раскрытие и понятие самого себя, своего смысла и роли во Вселенной;

  • 1001 – смысловые сказки для роста воображения и заполнения бессонных ночей;

  • Из сундука прошлого – работа с детскими страхами, травмами, неврозами;

  • Окна и двери – проработка разных опасных состояний, поиск ресурсов для выхода из них.

Это лишь небольшая тематическая часть от общего внушительного объема карточных ассоциативных колод, которая наиболее активно используется коррекционными специалистами или людьми, стремящимися к самопознанию.

Фото автора: RF._.studio/Pexels

МАК – инструкция для психолога

МАК являются действенным инструментом в руках психолога, педагога или тренера и давно успешно используются в трансформационных играх, тренингах и обучающих лекциях. При помощи карт, например, можно с легкостью наладить взаимоотношения, организовать знакомство, развить творческий потенциал, сделать выбор в сложном принятии решения.

Как работают метафорические карты? Человек вытаскивает открытку по своему запросу, разглядывает изображение и описывает свои интуитивные ассоциации. Пациент не говорит о себе, поэтому расслабляется и как бы уходит в сторону от собственных проблем, высвобождая свои болезненные блоки и вскрывая переживания. Через ассоциативные карты опытный психотерапевт способен не только обнаружить причину проблемы, но и вытащить ее из подсознания и проработать до полноценного излечения.

Клиенты психологов, особенно дети, очень любят в игровой форме взаимодействовать с метафорическими ассоциативными картами, легко расслабляются и получают явное удовольствие в процессе игры в ассоциации. При этом психолог может беспрепятственно добраться до внутренних глубинных проблем, которые человек в себе и не подозревает.

Фото автора: RF._.studio/Pexels

Известный факт, что наше подсознание сопротивляется и опасается быть рассекреченным, а такой метод глубинных ассоциаций как МАК помогает обойти это препятствие и расшифровать субъективные причины определенного поведения и эмоционального реагирования на жизненные факторы. Поэтому метафорические ассоциативные карты – это уникальный способ и лучший помощник в психологической практике. Опрос действующих психологов показал, что те, кто уже испробовал в коррекционных консультациях инструмент МАК – не представляют свою работу без этих чудо-карт!

Как самостоятельно работать с метафорическими картами

Когда человек решает обратиться за психотерапевтической помощью и начинает работать с метафорическими картами, он мысленно формирует свои вопросы.

При самостоятельном исследовании подсознательного не так-то просто сформулировать свой запрос. Способы взаимодействия и упражнений с МАК могут носить специфический характер в зависимости от использования конкретной колоды.

Для этого действа существуют две востребованные стратегические терапевтические методики:

  1. Открытая. Колода метафорических карт расположена вверх изображениями. Психолог задает вопрос, а пациент выбирает картинку, которая наиболее верно отображает его точечное настоящее состояние. Это безопасная и полностью подконтрольная методика, ориентирующаяся на расслабленное состояние и снижение эмоциональной тревожности.

  2. Закрытая. Случайный «слепой» выбор карт. Такая технология основывается на работе с глубинным подсознанием, и пациент интуитивно реагирует на результат выбора, как на судьбоносное послание свыше. Такая метода придает всей работе неповторимое ощущение острой интриги, но может заметно усилить беспокойство пациента. Психотерапевты применяют этот способ МАК после освоения первого открытого способа.

Если вы честны с собой и бесстрашны – вперед! Можно попробовать совместить в себе роли пациента и терапевта и попрактиковаться в работе с картами.

Расшифровка значений метафорических карт

Теперь, когда мы знаем о способах применения метафорических карт в профессиональной и обывательской практиках, возникает главный вопрос: а как же научиться «распаковывать» карту, как понять, что именно она транслирует?

Для начала вытяните из колоды карту, постарайтесь полностью абстрагироваться от изображенного сюжета и, стараясь довериться только собственной интуиции, ответьте себе на три простых вопроса:

  1. Что именно я вижу? Попробуйте расчленить картинку на отдельные предметы и частицы. Старайтесь быть внимательными ко всем, даже самым незначительным, деталям. Описывайте форму, размер, цвет, свойства и способы расположения в пространственном периметре. Помните, ключевое значение может иметь любая мелочь.

  2. Что я об этом думаю? На этом этапе попытайтесь понять, как именно явное предназначение этих предметов в реальном мире может соотноситься с вашим индивидуальным прошлым, настоящим, будущим или конкретным заданным вопросом.

  3. Что я чувствую прямо сейчас? На этом этапе царству логики пришел конец. Максимально отключайте ее, давайте волю интуиции и чувствам. Слушайте себя и пытайтесь комплексно оценить всю картину и уловить всю гамму своих эмоций – радость или удручение, улыбку или грусть, напряжение или благодать. Важно все.

Непременно опишите все свои ощущения и мысли на бумаге. Конспектируйте все, что приходит в голову. Отпускайте свою фантазию – она давно заслужила «свободное плавание» и «попутный ветер». Рассказывайте о вымышленных персонажах свои истории. Вскрывайте все коды замысловатых образов, чтобы получить ответы на свои вопросы. Самое главное – стать АВТОРОМ и захотеть написать свое собственное произведение именно так и таким, каким хочется только лишь вам.

Каких целей можно достичь, научившись понимать смысл метафорической карты

Попробуем резюмировать, какие же цели можно достичь при помощи работы с МАК?

  • Легко обойти рациональное мышление и достать сокровенные причины многих наших злободневностей.

  • Осуществить результативный диалог сознательного с подсознательным.

  • Реконструировать прошедшие события, повлекшие за собой страхи, тревожность, неврозы и психологические травмы.

  • Прояснить свои актуальные волнения и потребности.

  • Завершить все гештальты, забирающие энергию и силы.

  • Смоделировать промежуток от смутного прошлого к счастливому грядущему.

Метафорические карты – это особенный инструмент, основанный на простейших постулатах проективных техник, и грех не использовать эти преимущества в позитивной коррекции своей жизни и жизни наших близких.

В Национальной академии дополнительного профессионального образования доступен курс повышения квалификации «Метафорические ассоциативные карты как инструмент работы психолога», цель которого научить слушателей применять метод МАК в качестве действенного способа проработки запросов пациентов, поднятия уровня своего профессионализма и создания уникальной методологии, позволяющей привлечь новых клиентов в работе с психотравмами и кризисными состояниями. Новую специальность по взаимодействию с МАК в сфере психологии можно получить на курсе профпереподготовки «Метафорические ассоциативные карты в практике работы психолога», после освоения которого Вы будете владеть полноформатными знаниями и инструментами диагностики и корректировки психоэмоционального фона человека.

Полученные знания о работе с метафорическими картами вы можете использовать в сфере помогающих и социальных профессий, коучинга, проводить индивидуальные или групповые консультации.

Метафорические ассоциативные карты: что это и как с ними работать

По многочисленным просьбам подписчиков мы подготовили точный гороскоп-приложение для мобильного телефона. Прогнозы будут приходить для вашего знака зодиака каждое утро – пропустить невозможно!
Скачайте бесплатно: Гороскоп на каждый день 2020 (доступно на Android)

Скажу честно, первое знакомство с картами меня насторожило и озадачило. Картинки, которые передо мной раскинула подружка, были настолько дурного вкуса и просто безобразны с художественной точки зрения, что я отказалась с ними работать. У меня, видите ли, весьма придирчивый и требовательный вкус, и я уверена, что красота и истина связаны неразрывно. Аляповатые картинки не вызвали у меня ничего, кроме смеха. Сеанс не задался…

А уж когда я узнала, что одним из создателей карт был профессор искусствоведения Эли Раман, издевательствам моим не было конца. Они с психотерапевтом Джо Шлихтером, оказывается, собирались еще и художественный вкус у людей воспитывать, не ограничиваясь психотерапией. Видимо, методом от противного: до того мерзки эти картинки, что после сеанса вас будет тошнить от плохой живописи всю оставшуюся жизнь. Так я язвила над подругой-психологом при каждом удобном случае…

Что ж, она учла этот опыт и нашла хорошего иллюстратора, который нарисовал другие карты – с теми же символами, но в высоком художественном исполнении. И вот тут уже я не отвертелась. К тому же подруга без конца твердила, что метафорические карты невероятно помогают, проясняют все «темные места» человеческого подсознания. В общем, крепость моего скепсиса пала под натиском спасительных поползновений подружки-психолога. И началось…

Краткая история МАК

Такие карты появились чуть меньше полувека назад, что для психологии очень небольшой срок. Самая первая колода принадлежит авторству художника Эли Рамана. Он нарисовал ее в 1975 г., но его цель тогда состояла лишь в приближении искусства к большему количеству людей. Раман хотел создать что-то, что поможет картинам выйти за пределы галерей. Но его рисунки также должны были показывать каждому зрителю нечто личное именно для него.

В итоге художник остановился на форме карт, ведь их можно также везде брать с собой. Сам Раман и был первым, кто опробовал МАК в работе. Он заметил, что, глядя на рисунки в разных ситуациях, видит в них что-то новое.

Позже Раман сделал дополнение в виде еще одного набора карт, чуть большего размера. Они имели рамку со словами. Вкладывая туда изображения первого набора, он мог находить еще больше значений и ассоциаций. Так появилась первая колода МАК под названием «Oh» («Ох», «О»). Оно появилось из-за восклицаний людей, которые при работе с картами от удивления восклицали «О!».

В 1983 Раман встретился с психотерапевтом Моритцом Эгетмейером, который разглядел потенциал колоды. Издаваться МАК начали в 1985 г. в специальном издательстве «OH Verlag». Позже оно стало сотрудничать с другими художниками. Постепенно появлялись все новые метафорические карты.

Метафорические карты – это инструмент, широко используемый в психологическом консультировании. Они не имеют ничего общего с оккультизмом и гаданиями. Главное отличие от карт, на которых осуществляются предсказания, состоит в том, что они ничего не предсказывают, а помогают человеку высвободить свое подсознание, с помощью психолога найти ответы на свои вопросы и избрать дальнейший путь.

Бесплатные онлайн семинары, возможно Вам это будет интересно:

>> Вебинар: Секреты Рун

>> Вебинар: Мантика, руны и силы природы

>> Онлайн тренинг: Введение в чакрамную систему

>> 3-дневный онлайн-интенсив: Метафорические карты

Почему эти карты называются метафорические и ассоциативные?

Метафорические ассоциативные карты были изобретены в Германии. Это некий сплав работы психолога и художника. Художник по запросу психолога рисует картинки, на которых изображены определенные эмоции или сценарии. На картах могут быть изображены животные, сказочные сюжеты, портреты, пейзажи, сценки из жизни и даже отдельные фразы и слова. В карты закладываются не только позитивные, но и негативные сценарии отношений.

Метафорические карты помогают рассказать клиенту его историю более подробно со всеми нюансами и со всеми мелочами, которые он может упустить или даже забыть.

Изображения на картах – это метафоры, которые стимулируют возникновение ассоциаций, связанных с тем или другим событием в жизни человека.

Чем хороши метафорические карты?

Когда клиент приходит к психологу, он озвучивает заранее подготовленные фразы о том, что его беспокоит. Зачастую при этом скрывается истинная причина этой боли, когда и почему все началось и что происходит на самом деле.

Это объясняется довольно просто. Если у вас что-то когда-то произошло, мозг выступает охранником для вашей психики и пытается максимально стереть воспоминания об этом событии. А если прошло уже довольно много времени, вы уже привыкли жить с этой болью. Одновременно с этим ваш мозг выработал стройную систему, стратегию, как вам жить и действовать в этом мире. Ему совершенно не хочется, чтобы вы вышли из зоны комфорта. А если вы начинаете копаться в себе и начнете работать, вы же выйдете из зоны своего комфорта. Начнутся перемены. И мозг очень сильно начинает сопротивляться и пытается защитить вас от этих перемен. И мы начинаем бояться. Нам страшна неизвестность, нам очень страшно открыть дверь, начать меняться, начать пускать в свою жизнь перемены.

Когда нужно выяснить истинную причину, нашим соперником выступает мозг, который, вопреки желанию человека изменить себя, не пускает его.

И здесь свою очень важную роль играют карты. Психологи предлагают рассказать историю, опираясь на картинку. Мозг сосредотачивается на. И в этот момент, когда мозг отвлекся, подсознание берет управление в свои руки. Оно начинает выдавать нужную и очень важную информацию. Когда начинает говорить подсознание, появляется возможность осознать и раскопать корень проблемы, узнать историю более полно, со всеми мелочами и со всеми нюансами. То есть, по существу.

Картины, которые изображены на метафорических картах – это ключи к дверям в ваше подсознание, они помогают перенести информацию из подсознания в осознанное, при этом клиент сам составляет те сценарии, которые для него на данный момент будут оптимальными.  Клиент выберет те варианты, которые не просто оптимальны, а к которым он готов не только изменить себя, но и быть готовым к последствиям этих изменений.

Таким образом, метафорические ассоциативные карты –это способ, с помощью которого та информация, которая была усвоена вашим мозгом из окружающего пространства, но вами не осознанна, вытаскивается наружу. Вы ее осознаете и делаете выбор, учитывая новые возможности, новую информацию и новое понимание.

Мы пред­став­ля­ем коло­ду мета­фо­ри­че­ских карт «Алго­ритм» и на ее при­ме­ре рас­смот­рим основ­ные прин­ци­пы рабо­ты с мета­фо­ри­че­ски­ми ассо­ци­а­тив­ны­ми кар­та­ми. Коло­да мета­фо­ри­че­ских карт «Алго­ритм» явля­ет­ся уни­вер­саль­ной коло­дой, хотя она и доволь­но силь­но выде­ля­ет­ся из мас­сы дру­гих мета­фо­ри­че­ских карт.

Мета­фо­ри­че­ские кар­ты «Алго­ритм» – это сто про­из­ве­де­ний живо­пи­си в мини­а­тю­ре. Каж­дая кар­та – это кар­ти­на, создан­ная худож­ни­ком Сер­ге­ем Колес­ни­ко­вым. Кар­ти­ны худож­ни­ка выпол­не­ны мас­лом на хол­сте и напол­не­ны энер­ге­ти­кой масте­ра. Худож­ник нашел свой лич­ный путь, рас­крыл свой талант и познал свое пред­на­зна­че­ние – созда­вать смыс­ло­вую живо­пись, кото­рая поз­во­ля­ет чело­ве­ку общать­ся со сво­им подсознанием.

Коло­да мета­фо­ри­че­ских карт «Алго­ритм» – это квинт­эс­сен­ция мно­го­лет­ней рабо­ты худож­ни­ка, оформ­лен­ная в доступ­ную фор­му для каж­до­го, кто нахо­дит­ся в поиске.

Что можно найти с помощью метафорических карт «Алгоритм»

При рабо­те с мета­фо­ри­че­ски­ми кар­та­ми «Алго­ритм» вы може­те най­ти отве­ты на свои вопро­сы, ведь все отве­ты не в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной лите­ра­ту­ре, а в нас. Кни­га – это толь­ко чей-то опыт, чьи-то наблю­де­ния, кото­рые не спо­соб­ны охва­тить все вари­ан­ты про­яв­ле­ния чело­ве­ка, про­яв­ле­ния его эго и души. На пла­не­те более шести мил­ли­ар­дов чело­век, а зна­чит более шести мил­ли­ар­дов судеб, вари­ан­тов соче­та­ний эмо­ций, ком­би­на­ций чувств и ощу­ще­ний. И каж­дая судь­ба уни­каль­на. Ни одна кни­га, ни один автор не спо­соб­ны опи­сать все эти варианты.

Рабо­та с мета­фо­ри­че­ски­ми кар­та­ми «Алго­ритм»

Ты – уни­ка­лен! И твоя рабо­та с мета­фо­ри­че­ски­ми кар­та­ми будет уни­каль­на. Самое глав­ное пра­ви­ло в этой рабо­те – слу­шай свою душу, а не мыс­ли. Слу­шай свои ощу­ще­ния, свои чув­ства, свои эмо­ции. Не спра­ши­вай сове­та или мне­ния сто­рон­них людей. Есть ты, твоя душа и кар­та, кото­рая, ста­но­вясь свя­зью меж­ду вами, пока­зы­ва­ет на что имен­но тебе сей­час важ­но обра­тить внимание.

Чистые и грязные деньги: как они влияют на нашу судьбу

Что такое деньги с точки зрения психологии? Деньги – это энергия. Не случайно ведь, получив зарплату, настроение сразу улучшается, появляются новые силы, рождаются новые планы.

Деньги также бывают «чистыми», то есть честно полученными, и «грязными», добытыми из причинения зла и горя. А именно — через алкоголь, табак, насилие, наркотики.

Вещь, купленная на «чистые» деньги, будут служить долго и счастливо, радовать хозяев, привлекать благоприятные ситуации, создавать минимум проблем в эксплуатации.

С «грязными» деньгами – картина обратная. К ним незаметно приложена энергия разрушения, в русских сказках: «горе-зло-счастье». В древних Ведах — «угра-карма», то есть страшная, угрожающая судьба, как для самого человека, так и для его близких, живущих на эти деньги.

Как психолог, я знаю реальный пример такой «угра-кармы». Один преуспевающий предприниматель в начале 2000-х годов наставил по всем городам своего региона игровые автоматы в самых людных местах. Сколько проклятий от жён и матерей было направлено в его адрес, сказать не берусь… Не прошло и трёх лет, как его молодой сын разбился насмерть на дорогой иномарке, купленной на эти «грязные» деньги. Игровые автоматы он вскоре убрал…

Каждый в сердце знает и чувствует эту разницу между «чистыми» и «грязными» деньгами.

Очищаются деньги благотворительностью, меценатством, помощью беззащитным. 

Тот, кто ценит, уважает, любит деньги, как одну из важных энергий мироздания, как правило, не бедствует. Энергия денег, если она чиста, лечит абсолютно всё, избавляет от головной боли, вселяет бодрость и отлично влияет на общее самочувствие и настроение .

Чтобы лучше понять, уважать и ценить энергию денег, нужно составить свою натальную карту и посмотреть, «дружите» ли вы с деньгами. Регистрируйтесь на бесплатный вебинар Школы Лакшми, чтобы узнать,

по этой ссылке

.

Законы психологии

В этом методе работают универсальные психологические законы, фундаментальные, мы бы сказали:

  • Во-первых, закон проекции: карты вызывают у вас определенный поток образов, ассоциаций, которые свойственны именно вашему внутреннему миру.
  • Во-вторых, вступает в силу закон диссоциации: вы словно смотрите на себя со стороны, выходите из субъективных заблуждений.
  • И в-третьих, закон метафоры тут правит бал: образность помогает описать ситуацию не так однобоко и примитивно. Вы обретаете новый смысл.

Действия и Бездействия

С помощью этой колоды человек может увидеть себя в своем запросе, свою позицию и понять что нужно делать для того, чтобы достичь цели. Колода может быть использована как диагностическая, прогностическая, погружающая, коучинговая, ресурсная и вспомогательная колода в консультировании, коучинге, психологических трансформационных играх и тренингах. Колода «Действия и Бездействия» предназначена для работы психологам, коучам, тренерам, ведущим трансформационных игр, психотерапевтам, арт-терапевтам, а также тем, кто хочет найти универсальную методику работы над собой и научиться решать свои вопросы без помощи психолога. Автор: Виктория Алексеенко

Метафорические карты - значение, техники, руководство для работы

Метафорические карты – это психологические картинки, на которых изображены люди, события и абстракции, вызывающие у каждого человека свои ассоциации. Работа с метафорическими ассоциативными картами относится к проективным методикам, поскольку помогает раскрыть индивидуальные психические содержания клиента через перенос на карты. На одинаковых картинках один человек, мыслящий позитивно, находящийся в хорошем настроении, может увидеть праздник, радость, восторг, счастье и другие положительные содержания, другой же, имея внутренние проблемы, перенесет их на карты и увидит какое-то напряжение, сопротивление, войну, тревогу. Человек проецирует свое подсознательное на картинку, не осознавая это – именно эта неосознанность и в реальности не позволяет решить его проблему.

Метафорические ассоциативные карты хороши тем, что являются переводчиком бессознательного на уровень сознания. Бессознательное оперирует образами и картинками, сознание же мыслит единицами речи – словами, фразами. Бессознательные процессы являются приэтом самой большой частью психического айсберга, на сознание остается лишь малая часть, которая уже не решает, а лишь объясняет бессознательные импульсы.

В подсознании, как правило, прячутся родовые, детские травмы, которые создают запреты у человека на определенные действия. Человек может желать чего-то, однако бессознательное, следуя своей цели сохранить жизнь и психическое равновесие, не пускает его, поскольку здесь произошла определенная травма. С опасностью мог столкнуться даже другой человек, что может сохраниться в подсознательном и будет препятствовать повторению негативного, возможно, опыта. С помощью же картинок можно извлечь то, что препятствует достижению целей.

Метафорические карты – руководство для психолога

Как работают метафорические ассоциативные карты? Человек описывает картинку, которую он вытащил по своему запросу, барьер незаметно снимается. Он говорит не о себе, а потому расслабляется, работа с метафорическими ассоциативными картами высвобождает болезненные блокированные переживания, которые обычным способом поднять человек не сможет. Через карты боль можно обнаружить, вытащить и проработать вплоть до полного исцеления.

Клиенты любят взаимодействие с метафорическими картинками, поскольку большую часть времени им нужно расслабляться и играть, даже это благотворно воздействует на эмоциональное состояние. Если не всегда клиент серьезно воспринимает работу с проективными карточками – при профессиональной работе психолога может быть проведена колоссальная работа с глубинными внутренними изменениями, которые клиент не сможет в себе не отметить.

Существует много различных конфигураций, методов выкладки карт и наборов. Например, колоду «Персона» используют, работая с личностными аспектами и в расстановках. При консультации с ней психолог просит клиента найти лицо, которое соответствует текущему состоянию, затем желаемому, проблемному или такому, какому никто клиента не видел. Клиент раскладывает и рассказывает о картах, затем психолог предлагает их переместить, если есть такое желание. Существует и детский вариант колоды – «Персонита».

Карты «Ох» содержат не только картинки, но и рамки для них со словами. Сначала выкладывается рамка, а на нее – картинка, и психолог задает клиенту вопрос, что же они означают. Клиент пытается понять данную метафору. Однако строгих правил здесь нет, если картинка со словом для нее никак не связываются и не резонируют, материал не пошел – можно заменить картинку.

Существуют наборы карточек для работы специально с травматическими переживаниями, для поиска ресурсов, даже чистые наборы, когда можно самостоятельно нарисовать желаемое. У многих наборов карт есть и цифровой вариант, который позволяет консультировать удаленно, сохраняя весь процесс в презентацию. Ее можно передать клиенту, он сможет продолжать с ней взаимодействовать, закрепляя результаты работы.

Метафорические ассоциативные карты позволяют даже провести самостоятельную сессию, причем использовать карты можно очень творчески, отходя от инструкций. Раскладывая и трактуя карты, человек с опытом рефлексии начинает осознавать свое нынешнее внутреннее состояние, переживания, мотивы и установки.

Значение метафорических карт

Закон метафорических карт – сама карта ничего не обозначает, на ней находится то, что видит клиент. Методически метафорические карты связаны с тестом Роршаха, в котором испытуемому следует в чернильных пятнах рассмотреть изображение. Конечно, каждый человек начинает рассказывать о себе, видя то, что его волнует. Со временем направление развилось в целый класс проективных техник, которые легко обходят сопротивление клиента, решают проблему вербализации проблемы.

Метафорические карты помогают работать, когда человек даже вообще не находит, что сказать о своих эмоциях, расфокусирован, не может осознать, отчего ему плохо. Описывая карту за картой, например, по технике шести карт, когда нужно описать каждое изображение в привязке к выложенному к нему слову, клиент обычно к шестой карте сам понимает, в чем заключается его проблема, над чем стоит работать, какова его основная тема. Поскольку методика проективная, работа с метафорическими картами имеет большой плюс – не происходит ретравматизации. Человек всегда рассказывает о карте как о неком предмете, который находится снаружи, ему не нужно погружаться в свои переживания. Не стоит путать метафорические карты с гаданием, картами Таро и другими эзотерическими методиками.

Метафорические карты сами ничего не открывают, кроме того, что содержится в бессознательном самого человека, а потому они могут помочь в вопросах о поиске внутренних решений и ресурсов, но не могут ответить, сбудется ли что-то извне без вмешательства субъекта и его психических сил. Для устранения ассоциации с картами Таро некоторые психологи даже начали называть метафорические карты проективными карточками.

Метафорические карты также редко используются для психодиагностики по причине соответствия закону, что метафорическая карта сама не несет никакого значения, кроме того, какое в ней видит клиент.

Как работать с метафорическими картами?

В процессе работы психолог как ведущий задает наводящие вопросы, клиент отвечает, описывает картинку, вербализируя и осознавая затем и свои психические содержания, перенесенные на нее. Например, клиент обратился с пожеланием найти свое предназначение. Психолог предлагает ему произнести свой вопрос и вытянуть одну картинку из набора «Персона». Клиент переворачивает ее и видит человека с неоднозначными эмоциями. Психолог просит описать, кого он на карте видит, рассказать, каков этот человек. После того психолог предлагает клиенту проанализировать, насколько описание человека на картинке соответствует самой личности клиента, какова схожесть.

Если же он увидел на картине что-то очень неприятное для себя, вызывающее дискомфорт – сразу можно проработать эту проблему, найти для нее ресурс. Например, черные волосы для клиента проассоциировались с тяжелым характером, тогда психолог предлагает ему выбрать из следующей колоды «Персона» еще одну карту для решения этой проблемы, высказав вслух перед этим пожелание найти ресурс, который наиболее полно сможет помочь. Например, это оказывается карта с человеком, закрывшим лицо руками. Клиент описывает его как играющего в прятки, ведущего сейчас в игре, он находится в состоянии сосредоточенности, ожидания, какое все мы испытывали в детстве.

Если этого клиенту не хватило – он может выбрать другие картинки в открытую. Например, для уверенности в себе он останавливается на изображении ныряющего на фоне солнца и прекрасной погоды человека. Он целенаправленный, тело его излучает силу и расслабленность, он хорошо себя чувствует и наслаждается своим телом. Карту можно расположить даже поверх ранее вытянутой карты, вызывающей дискомфорт, будто перекрывая ее.

Описав ресурсную карту, ее можно отложить и снова взглянуть на первую карту, вызвавшую ранее неприятные ассоциации. Психолог просит клиента посмотреть, что на ней изменилось. Удивительно, но то, что не нравилось, будто смягчается – некрасивые волосы становятся вполне привлекательными, колючий взгляд добреет. Клиент уже сообщает, что у человека на карте появилась уверенность, он идет в правильном направлении.

Часто на сессиях картинка меняется буквально на глазах. Если выражение лица клиент видел напряженным, глаза печально закрытыми, то после взаимодействия с картой, добавления сил и ресурсов, других состояний – клиент видит спокойствие, даже какую-то радость, расслабление, происходят сразу изменения в лучшую сторону. Как только он начинает работать с картами – он будто дает команду подсознанию, которое воспринимает образы картинок и уже на сознательном уровне возвращает ответ, вследствие чего происходят жизненные изменения.

Техники работы с метафорическими картами

Метафорические карты – хороший рабочий инструмент, который в легкой непринужденной форме выявляет глубинные содержания человека, о каких он не смог бы даже сходу рассказать.

Техник использования метафорических карт множество, более того, можно свободно изобретать новые, использовать одновременно несколько колод. Например, если человек выложил карту нынешнего состояния, а с ней карту идеального, можно предложить ему найти карту и переходного состояния, которое позволит добиться желаемого. Можно задавать вопросы и доставать карты наугад, можно рассматривать карты, просто объясняя то, что на них видишь. В каждой метафорической колоде обычно порядка 90 карт, потому сюжетных линий можно разложить довольно много. Имея большой опыт работы с разными наборами карт, психолог может подобрать для каждого клиента и его проблемы максимально подходящую колоду.

В классической консультационной работе психолог обычно задает клиенту наводящие вопросы к каждой карте, при этом вопросы должны быть обязательно открытыми и не наталкивать клиента на содержание, какое в карту мог вложить сам психолог. Например, если на карте изображена гора или вулкан, психолог лишь спрашивает, что за гора, что за вулкан, где они находятся, что происходит там. Выслушивая содержания клиента, в конце психолог узнает у клиента, может быть, у него есть еще что-либо об этом.

Существуют и техники, преимущественно опирающиеся на игру. Например, в технике «Препятствия и возможности» психолог выступает ведущим и просит игроков выбрать по 5 карт вслепую, даже не задавая перед этим никаких вопросов, не формулируя запросы. Игра ассоциативная, потому здесь нет выигрыша, кроме, конечно, психологической выгоды от полученных выводов. Психолог просит первого игрока посмотреть карты, не показывая их другим, и выбрать одну, на какой изображено препятствие, трудность. Например, он выбирает и выкладывает карточку с домиком, сообщая, что он разваливается. Задача второго игрока найти среди своих карточек и выложить ту, что изображает возможность для решения проблемы. Первый игрок, предъявивший проблему, слушает и принимает предложенное решение. Если оно оказалось, как он посчитал, неподходящим или недостаточным – сообщает об этом, второй игрок снова предлагает карту возможности. После принятого решения игроки меняются местами.

После игры психолог предлагает игрокам проанализировать, пересекается ли игра с жизнью, обнаружили ли участники какие-то личностные проблемы, а также решения для них. Объяснение перед другими участниками, потому не обязательно ему быть подробным, достаточно понять ситуацию для себя, немного озвучив. Однако часто еще до этого участники понимают, чем обусловлен их выбор карт.

Следующая техника называется «Место и время моей мечты». Клиенту предложено выбрать из перевернутых рубашкой вверх карт одну, перед этим также можно не формулировать запрос. Посмотрев на нее, он должен подумать, какая это страна, какое время, наше ли, прошлое. Чем ему может быть нужно пребывание в этом времени. Клиент может вообразить себя в нем, будто войти в мир, изображенный на карточке, и походить в нем, посмотреть, даже мысленно взять подарок себе или близкому. Психолог задает снова наводящие вопросы, спрашивает, что полезного клиент нашел для себя в этом времени, какой ресурс смог пополнить.

Техника «Выход из тупика» подходит для поиска выхода из сложных ситуаций и анализа повторяющихся проблем, которые клиент никак не может решить. Для определения текущей ситуации тупика перед клиентом раскладываются открытыми несколько карт, предлагается выбрать одну, какая максимально точно описывает текущее состояние дел. Выбирать следует чувствами, ту карточку, какая привлекает внимание больше всех. Выбрав, психолог уточняет, что клиента цепляет на этой карточке, куда все время тянется взгляд. Обратив свое внимание на эту деталь, клиент должен пронаблюдать, какие эмоции у него появляются. Возможно, на карте он найдет также то, что ему не нравится, вызывает отторжение, нежелание смотреть на этот элемент карты. Далее психолог просит рассказать о ситуации, изображенной на карточке, и герое ее сюжета.

Следующий расклад в этой технике – изображения различных дверей как путей выхода из ситуации. Клиенту нужно отобрать одну и описать, что за дверь, может ли она помочь выйти из тупиковой ситуации, сложно ли в нее пройти или легко, открыта она или закрыта для него. Затем, возможно, клиент сможет представить, что находится за дверью, описав свои ощущения. Если для клиента эта дверь не является выходом, то психолог уточняет, куда она может вести.

Затем следует расклад карт по вопросу, что мешает выйти из тупиковой ситуации. Здесь клиент может выбрать уже до трех карт, тех, что описывают страхи и блоки. Психолог уточняет, что сам клиент подразумевает в каждой выбранной карте, что, возможно, пугает клиента или препятствует поиску выхода, просит рассказать историю каждой карточки, об изображенных на ней персонажах, чтобы максимально раскрыть то, что блокирует клиента, не дает ему выйти из сложной ситуации. Часто на картах обнаруживаются и вторичные выгоды клиента, психолог просит его задуматься, какую выгоду он получает оттого, что остается в этом тупике, от чего страх, возможно, защищает его, что еще более страшное может произойти в жизни, если он решится все же на перемены. Осознавая свои страхи, блоки и вторичные выгоды, клиент может двигаться дальше и имеет шанс преодолеть тупик.

Последний расклад – ресурсный. Снова перед клиентом несколько карточек с тем, что может помочь выйти из тупика, совершить перемены. Психолог просит его выбрать те, что являются для клиента поддержкой и ресурсом, на какие он может опираться, а выбрав, описать каждую. Клиент рассказывает, что наиболее интересно, позитивно для него на карточке, что привлекает внимание, вызывает прилив энергии, дает силы. Психолог предлагает рассмотреть, какие из изображенных ресурсов у клиента уже есть, а какие можно привлечь, подумать, каким образом ресурс можно использовать, что можно сделать уже в ближайшее время. Чем более подробно клиент отвечает на вопросы, описывая карту – тем более содержательный он извлечет результат, более интересные открытия получит о своем тупике, о том, почему в нем находится, зачем тупик ему нужен. Это может стать точкой, из которой клиент даже сможет перевернуть свое мировоззрение.

С помощью ассоциативных метафорических карточек можно поработать и с Тенью. Психолог тогда просит клиента создать мысленное намерение, а затем из колоды карточек с лицами выбрать себя, каким клиент сейчас себя видит и принимает, потом – свою противоположность. Пол и возраст изображенного на карточке человека значения не имеет, важны лишь его эмоции. Если клиент затрудняется выбрать только одну карточку на каждую из ипостасей – он может выбрать две или даже несколько.

Описывая первую ипостась, клиент рассказывает, что он видит на карточке, какие чувства и эмоции на ней присутствуют. Если изображенный на ней человек, по словам клиента, смотрит на кого-то – психолог просит выбрать из колоды того, на кого он смотрит, что можно сделать в закрытую, а затем описать. Далее психолог переводит клиента к описанию карты противоположности. После чего спрашивает, правильно ли карты расположены перед ним на столе, или клиенту хочется изменить их позиции. Чаще всего клиент отодвигает карту противоположности, символизирующую его Тень.

Психолог просит клиента проанализировать взаимодействие карт-антиподов, спрашивая, видит ли одна карта другую. Если да, то, как изображенные на них личности относятся друг к другу, нужна ли карта противоположности главной карте, может ли главная карта за что-то поблагодарить свою противоположность, что негативного привносит карта противоположности в жизнь главной карты, если ее хочется отодвинуть.

Если карты не видят друг друга, то, что необходимо изменить в раскладе, чтобы они увиделись. Когда клиент изменяет положение карточек, психолог узнает, что изменилось у главной карты. Когда клиент говорит о негативных качествах антипода, психолог выслушивает, затем предлагает трансформировать эти качества, заменив их позитивными синонимами, и подытоживает, проговаривая, какое положительное зерно было найдено, как главная карта может интегрировать эти качества, как изменится после этого, может ли поблагодарить свою противоположность и какие чувства после благодарности испытывает.

После проведенной работы будет отличным, если клиент от имени главной карты проговорит благодарность карте-антиподу за переданный ресурс. Возможно, после того клиент снова захочет поменять расположение карточек на столе или даже заменить какую-то карточку на другую из колоды.

Данная техника позволяет проработать теневые качества личности, в результате клиент может интегрировать, принять свою теневую сторону. Психолог спрашивает, что клиент ощущает в связи с проведенной работой, как изменились его ощущения после примирения со своей ранее вытесненной частью.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Набор метафорических ассоциативных карт. «Детство»

Актуальность

Во время консультаций бывает сложно «раскрыть» человека для разговора о первопричинах его ситуации. Особенно, если речь идет о тяжелых событиях, депрессиях или, например, ПТСР.

Метафорические карты — это проективная методика, которая помогает быстро «извлечь» истинную проблему из бессознательного и работать непосредственно с ней. В обход «сопротивления» и закрытости ребенка. Карты могут помочь взглянуть на ситуацию со стороны: разобраться в отношениях с близкими людьми, конфликтами в школе.

Ассоциативные метафорические карты — это набор картинок на небольших карточках, очень похожих на игральные карты. С той лишь разницей, что это профессиональная методика решения проблем и достижения терапевтических целей.

Почему я создала свои наборы метафорических ассоциативных карт (колоды)? Мне нравится работать с метафорическими картами, потому что это работа уникальная. Есть возможность обратиться к подсознанию, сделать это в короткие сроки. Прежде всего потому, что современные дети особенно младшие школьники младшие подростки по разным причинам лишены воображения. В некоторых случаях она ещё не сформировалась, у некоторых блокирована использованием гаджетов. Поэтому в 70% случаев попытка использовать уже существующие наборы картам с детьми этого возраста не увенчались успехом. Надо отметить, что работа с рисуночными тестами, которые очень люблю (иллюстративные, информативные) весьма затратные по времени. А так же мы часто сталкиваемся или с неумением рисовать детей, или с их нежелание.

Описание МАК «Детство»

Набор состоит из 27 картинок (карт). На них изображены сюжеты из жизни ребенка: в семье, в школе, в общении.

Цель набора: изучение психологических рисков ребенка.

Задачи этого набора: диагностика и коррекция психологических рисков младшего школьника.

Научное обоснование.

Как именно это работает? Эта методика позволяет «вытащить» из подсознания истинную, глубинную проблему человека и работать с первопричиной напрямую. При этом, диагностика займет минимум времени, что актуально в работе педагога-психолога в общеобразовательной школе, когда проблему надо выявить и решить сейчас и быстро. Ассоциативные карты, достаточно быстро втягивают ребенка в откровенный разговор о нем самом, создают атмосферу безопасности и доверия. 
Работа с ними очень напоминает арт-терапевтические техники и песочную терапию. Но ассоциативные карты имеют неоспоримые и весомые преимущества перед этими техниками.

Цель работы с метафорическими картами:

  • обход рационального мышления;
  • осуществление диалога «внутреннее – внешнее»;
  • реконструкция прошлых событий, повлекших за собой возникновение психотравмы;
  • прояснение актуальных переживаний и потребностей.

Методы работы: консультирование, психотерапия, наблюдение, диагностика, арт-терапия.

Структура работы: структура работы с МАК связана с раскладками (техниками) которые выбираются.

Раскладки для набора метафорических ассоциативных карт «Детство».

  • «Проблема».
    • Шаг 1. В открытую выбрать одну карту – это ваша проблема (беда, сложность).
    • Шаг 2. В открытую 2 карты: как хочется, чтобы было.
    • Шаг 3. Выбрать от одной до трёх карт – это способы решения. Возможно этот шаг сделать слепую. Вариант шага 3: создание картинки, дорисовка нужных шагов. Такой вариант возможен, если не нашлись картинки в наборе «Настроение».
  • «Отношения». (Упражнение можно выполнять в слепую или в открытую). Упражнение необходимо для анализа отношений с друзьями, в семье.
    • Карты:
    • 1 - что не получается,
    • 2 - что я приношу в эти отношения,
    • 3 - что приносят другие,
    • 4 - что получается,
    • 5 - события для улучшения отношений, то есть, что должно случиться.

Описание каждой карты

Изображение, объект

Описание

1

Булинг

Трое подростков насмехаются над другим в лесу. Жертва сидит на пеньке, опустив голову.

2

День рождения

За праздничным накрытым столом трое друзей.

3

Драка

Во дворе дерутся двое парней.

4

Игра в мяч

На спортивной площадке двое мальчиков играют в мяч.

5

Поцелуй

Девушка целует юношу на природе.

6

Разбитое стекло

Разбито в доме стекло, взрослый мужчина и женщина смотрят на окно, рядом мальчик, испуганный.

7

Самокат

Мальчик катится по дорожке на самокате.

8

Ссора 2

Двое на скамейке: юноша и девушка, на разных конца, они поссорились, отвернулись друг от друга.

9

Ссора

Два друга поссорились, отвернулись друг от друга, на улице.

10

В луже

Ребёнок прыгает в луже, мама в панике.

11

В углу

Мальчик стоит в углу, папа его ругает.

12

Новый год

Новый год, семья, елка, подарки, мама, папа, дочка.

13

Прогулка с семьей

Прогулка с семьей, все счастливы, гуляют, улица, мама, папа, сын и дочка.

14

С мамой

Дочь сидит на коленях у матери на природе.

15

Семейный обед

Семейный обед за столом все члены семьи: мама, папа, двое детей.

16

Скорбь

Ребёнок один в кресле напротив фотографии умершего близкого.

17

Ссора в семье

Семья. Мама с папой ссорятся, ругаются, ребёнок за этим наблюдает.

18

Уборка

Мальчик убирает, пылесосит квартиру.

19

Балерина

Девочка танцует на сцене.

20

Выступление

Мальчик и девочка танцуют на сцене, видны зал, ряды зрители.

21

За компьютером

Мальчик сидит за компьютером, играет.

22

Контрольная работа

Дети сидят в школе за партами, решают контрольную работу.

23

На перемене

На перемене двое между собой общаются два мальчика, один стоит в стороне, расстроен, что с ним не общаются.

24

Опять двойка

Учитель и ребёнок получившие двойку.

25

Плохая оценка

Учитель берёт у ребенка тетрадь (или отдаёт) и выговаривать ему за плохую отметку.

26

Путь домой из школы

Ребёнок идёт со школы домой расстроенный.

27

У доски

Класс, доска, педагог, ученики, один у доски.

Приложение

Источники информации
  1. https://womanadvice.ru/metaforicheskie-karty-chto-eto-takoe-kak-rabotat-s-associativnymi-kartami
  2. https://infosliv.club/threads/6346/
  3. https://cardsoh.ru/

Метафорические карты – что это такое, как работать с ассоциативными картами?

Метафорические карты – новое, но уже зарекомендовавшее себя направление в психологии, относящееся к проективным методикам. Психологи, использующие в своей работе ассоциативные карты, подтверждают их эффективность. Плюс этого метода в том, что с картами можно работать и самостоятельно для развития творческого потенциала, воображения.

Что такое метафорические карты?

Метафорические ассоциативные карты (МАК) – набор карт или открыток, на которых изображены разного рода события, фигуры, лица, природа, предметы, животные, абстракции. Для чего нужны метафорические карты, кажущиеся иногда незамысловатыми и примитивными картинками? Психологи утверждают, что такая примитивность обманчива, а работа с картами многослойна и дает прекрасный исцеляющий, терапевтический эффект в короткие сроки.

Метафорические карты в психологии

Метафорические карты в работе психолога мощный и эффективный инструмент, позволяющий исследовать ассоциации и образы человеческого подсознательного. Известный факт, что подсознание сопротивляется быть проявленным, а такая проективная методика как МАК помогает обойти это сопротивление и раскрыть субъективные причины неэффективных паттернов поведения, реагирования.

Цель работы с метафорическими картами

Психосоматика и метафорические карты как метод диагностики давно используются в работе психологов для выявления проблемы, послужившей толчком для развития существующего состояния, болезни. Любая область психологии будь то семейная, индивидуальная и групповая может использовать ассоциативные карты в качестве серьезного помогающего инструмента. Цели работы с МАК:

  • обход рационального мышления;
  • осуществление диалога «внутреннее – внешнее»;
  • реконструкция прошлых событий, повлекших за собой возникновение фобии, невроза, психотравмы;
  • прояснение актуальных переживаний и потребностей;
  • завершение «неоконченных» событий, забирающих энергию;
  • моделирование линии времени от прошлого к будущему.

Метафорические карты – виды

Такие разные метафорические карты – значение каждой колоды зависит от тематики. Есть более узконаправленные, а есть универсальные. Но все они очень ресурсные. Самые популярные среди психологов МАК:

  • «Персона / Persona» – набор карт с лицами людей, отражающим разные эмоции и состояния;
  • «Танду / Tandu» – ассоциативные карты для проработки отношений в паре;
  • «Экко / Ecco» – раскрытие творческого потенциала;
  • «Коуп / Cope» – работа с душевными травмами;
  • «Сага / Saga» –развитие воображения и творческого потенциала;
  • «Морена / Morena» помогает увидеть ресурс;
  • «Она» – женская, очень ресурсная колода;
  • «Окна и двери» – работа с состояниями, поиск ресурсов, новых решений;
  • «Из сундука прошлого» – проработка детских травм, неврозов, установок.

Как выбрать для себя метафорические карты?

Лучшие метафорические карты те, которые отвечают целям, предпочтениям и вкусам человека. Связь с колодой формируется интуитивно, для некоторых достаточным является бросить один взгляд на колоду, чтобы почувствовать связь с теми образами, что запечатлены в ней. Доверится своим чувствам, подержать в руках. В кабинете психолога принцип выбора колоды точно такой же: позволить взгляду «выцепить» ту колоду, которая отзовется, если их несколько (обычно это так и есть). Многие существующие колоды МАК многоаспектны и позволяют прорабатывать разные сферы жизни.

Метафорические карты – как работать?

Работа с метафорическими картами начинается с существующего запроса клиента, то с чем он приходит к психологу. В самостоятельной работе также действует принцип наличия проблемы и связанной с ней запросом. Метафорические карты упражнения и способы в каждой конкретной колоде могут отличаться, но в целом, в работе с метафорическими картами существуют две стратегии:

  1. Открытая. Перед человеком колода лежит изображениями вверх. Психолог задает вопрос и клиент подбирает карты для своего состояния, как он чувствует. Техника считается безопасной, полностью контролируемой, что вызывает доверие и расслабленность, тревога снижается.
  2. Закрытая, или по-другому можно назвать – гадание, это метод выбора карт вслепую, как в традиционных предсказаниях, например на Таро. Такая техника выбора случайных карт предполагает более глубинную работу и воспринимается интуитивно человеком как послание свыше, «перст судьбы», что делает методику более привлекательной, интригующей, может повышать тревожность, поэтому применяется психотерапевтом после работ в открытой технике.

Техники с метафорическими картами

Гадание на метафорических картах можно осуществить в следующих техниках:

  1. Смена точки восприятия (М. Эгетмейер). Вслепую вытягиваются 2 карты. Одна символизирует проблему, вторая – решение. Человек кратко рассказывает как он видит это - проблема-решение через образы, идущие от карты. Затем карты переименовываются: та, что была проблемой, становится решением и наоборот. Для перехода из одного состояния в другое, можно вытягивать еще одну карту из другой колоды.
  2. Рисунок. Вытянуть карту из стопки и расположить ее на чистом листе, так как чувствуется из состояния. Задача дорисовать картину, продолжая ее на листе. Описать то, что получилось.
  3. Анализ существующих отношений. Вытянуть вслепую 5 карт, для каждой из которых есть вопрос, а карты и будут ответами на эти вопросы:
  • «Что перестало работать в этих отношениях?»;
  • «Моя ответственность в этих отношениях?»;
  • «Ответственность партнера?»;
  • «Что работает в отношениях?»;
  • «Что такого должно произойти, чтобы взаимоотношения изменились?».

Метафорические ассоциативные карты – обучение

Метафорические карты обучение лучше проходить у сертифицированных специалистов или авторов тех колод, которые хотелось бы использовать в работе. Курсов по метафорическим картам много и можно пройти их дистанционно онлайн если нет возможности присутствовать лично на обучении. Популярные на сегодняшний день различные курсы по арт-терапии включают в себя и раздел работы с МАК. Но самым действенным обучением считается практика, наработка опыта в работе с картами и чтение профессиональной литературы, обмен опытом на форумах посвященных работе с ассоциативными колодами.

Метафорические карты – книги

Ассоциативные карты относятся к проективным методикам, которые считаются очень эффективным инструментом психолога. У каждого специалиста есть свои любимые колоды, не ко всем есть пособия, потому что метафорические ассоциативные карты больше интуитивный инструмент. В целом, в работе с картами есть стандартные общие правила. Некоторые популярные колоды настолько полюбились психологами, и весь полученный опыт нашел отражение в следующих книгах:

  1. «Метафорические карты» Г. Кац, Е. Мухаматулина. Применение ассоциативных карт в консультировании, бизнес-коучинге, индивидуальной работе с детьми и взрослыми. Обзор разных колод.
  2. «Ассоциативные карты в работе с трудным случаем» Н. Дмитриева, Н. Буравцева. Данное руководство будет полезно в работе с девиантными подростками, при терапии кризисных состояний. Книга интересна для студентов и уже практикующих специалистов.
  3. «Метафорические ассоциативные карты в семейном консультировании» С. Толстая. В пособии описаны эффективные техники и методики работы с разными колодами, показаны аспекты работы в следующих семейных системах: супружеских, детско-родительских и сиблинговых.
  4. «50 техник МАК на все случаи жизни» Т. Демешко. Полезный материал изложенный в книге рассматривает аспекты работы со здоровьем, карьерой, сферой семейных отношений, финансов.
  5. «Из жизни каждого» Метафорические карты в групповой работе. Т. Павленко. Руководство изобилует разными техниками работы с колодами и затрагивает тему пищевых расстройств поведения – как можно этим работать посредством МАК.

Научные исследования на тему метафорических ассоциативных карт

Метафорические ассоциативные карты – на эту тему написано немало диссертаций, разработано много авторских техник и колод. В ходе исследования подтверждалось, что человеческое подсознание «мыслит» символами и образами, это самый простой язык для выражения вовне того, что есть в подсознании, но результат всегда впечатляющий. То, что не может быть сказано и выражено напрямую в ходе обычной консультации, более легко достигается при работе с ассоциативными картами – в этом огромный терапевтический эффект.

 

Метафорические карты - преобразование хостинга

ЦЕЛЕВАЯ ГРУППА

Размер группы

1-24

Размер подгруппы

индивидуальный

Имеет ли значение опыт участников?

Ничего страшного, если участники годами не видели интерьер класса.

Требуется физическое доверие

Требуется ментальное доверие

МАТЕРИАЛЫ

Описание материала

Метафорические карты.Проверьте ссылки, выберите карты и следуйте инструкциям.
Для выполнения упражнения необходимо купить набор карточек.
См. Подробности здесь:
http://www.oh-cards-na.com/card-decks/ordering/
или http://www.oh-cards.com/index.php?article_id=4&clang=1

Если вы не хотите покупать oh-карты, вы также можете использовать карты из игры под названием Dixit. Игра состоит из 84 карточек с абстрактным искусством. Доступны расширения, в которых также есть 85 карт, поэтому доступно большое разнообразие.На картах Диксита красивые картинки. Эти картинки выглядят так, будто они могли быть из сказок воображаемого мира. Изображения мгновенно привлекают вас и побуждают игроков задуматься о том, что происходит на картах, и о том, какую историю рассказывает картинка.

Третий вариант - вы можете раскрасить открытки самостоятельно или распечатать понравившиеся картинки. Здесь вы можете увидеть, как это можно сделать:
http://imgur.com/a/z7elU
https://www.youtube.com/watch?v=fkIqtJWzjgY

Быстрое и грязное создание материалов

10 мин

Создавайте материалы с любовью и заботой

1 неделя

Доступный материал бесплатно
https: // www.hostingtransformation.eu/wp-content/uploads/2016/04/dixit.png
Купите материалы здесь
http://www.oh-cards-na.com/card-decks/ordering/

ТРЕБОВАНИЯ

Продолжительность

10 минут - 2 часа

Уровень опыта фасилитатора

как участник ИЛИ профессиональный фасилитатор

Кол-во координаторов

1-2

ХАРАКТЕР МЕТОДА

Уровень активации
успокаивающий
Уровень Ву-Ву - Насколько обидчивым является этот метод?

Начиная с 1.Рационалист-материалист «Никаких чувств, ребята». по 5.Эзотерико-шаманское Кровоточащее Сердце:

Этапы инноваций:

• 2 Создание культуры, благоприятствующей инновациям
• 3 Содействие новым перспективам и способам мышления
• 9 Оценка

Категория метода:

• Благодарственное / общественное строительство
• Искусство
• Коллективный разум
• Групповое общение
• Отражение
• Социальные навыки

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

Карты стимулируют творчество и общение.Их можно использовать в качестве совместной творческой игры, предназначенной для улучшения коммуникации, поощрения самовыражения и стимулирования воображения с помощью различных интерпретаций.

ИСТОРИЯ

ИСТОРИЯ И НАЗНАЧЕНИЕ

Существуют разные типы метафорических карт. В общем, использование карточек - это способ обмена чувствами, фантазиями и идеями в рамках, защищающих конфиденциальность и уязвимость. В этой игре побеждают все. Каждую колоду можно использовать отдельно или в сочетании с любой (или со всеми) другими колодами, как строительные блоки для творчества.Возможны неограниченные вариации. Простые инструкции по игре и работе прилагаются к каждой колоде.

http://www.oh-cards-institute.org/wp-content/uploads/2013/06/OH-Cards-Quick-Start-Guide.pdf

ОРИГИНАЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК

Мориц Эгетмайер, издатель OH Cards и руководитель семинара

• http://www.oh-cards-institute.org/

ПОШАГОВОЕ РУКОВОДСТВО

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ

Ассоциативные карты активизируют подсознание. Процесс обхода ума позволяет продвинуться в глубины души.Требуется всего пара секунд, чтобы вызвать свободные и спонтанные ассоциации в уме и раскрыть силу наших внутренних образов, выявив присутствие архетипов и энергий внутри нас. Карты - это игровой способ исследовать подсознание, развивать творческие и эмоциональные навыки и соприкасаться с сущностью нашего «я».

Вы можете использовать карты по-разному. Это полезно для стимулирования размышлений и ретроспективы, например:
http: //www.agilelearninglabs.ru / 2013/07 / dixit-sprint-retrospective-game /

Играя наедине с картами, вы можете научиться наблюдать и исследовать свои чувства, читая карты метафорически и лично. Это выполняется в пять шагов:
1. Выберите карточку слова и карточку изображения и поместите карточку изображения на карточку слова.
2. Что для меня означает это слово?
3. Что я вижу на этой картинке?
4. Как связать изображение со словом?
5. Что это значит для меня?

При игре в группе один игрок дает свою интерпретацию своих карт, а другие могут дать обратную связь, чтобы прояснить интерпретацию, следуя нескольким простым инструкциям относительно взаимного уважения.В игру также можно играть парами. Благодаря сочетанию слова и изображения, через это связующее напряжение возникает неожиданное и новое.

Группы, кажется, более подробно изучают свои идеи и чувства, когда они связывают свои мысли с символом или изображением. Поскольку участники рассказывают о карточке, а не непосредственно о себе, они часто охотнее рассказывают. Часто более сдержанных членов привлекают эти символы для самовыражения.

1 Примеры деятельности

1.В качестве вводного задания участники могут выбрать карточку, которая лучше всего представляет силу, которую они привносят в группу, или цель, которую они ставят на день, курс или программу.
2. В качестве предварительного брифинга в начале программы разложите карточки перед группой и попросите их выбрать карточку, которая лучше всего отображает, где они находятся в данный момент. Спросите их, как они себя чувствуют, и выберите карту, которая соответствует тому, что они мысленно приходят в этот день. Обойдите группу и попросите каждого участника рассказать, почему они выбрали ту карточку, которую они сделали, и почему эта карточка представляет их или где они находятся.
3. Разложите карточки перед группой и попросите их выбрать карточку, которая лучше всего отражает переживания или чувства, которые они испытывали во время занятия или в конце дня. Вы можете сделать это в конце дня или после занятия. Обойдите группу и попросите каждого участника рассказать, почему они выбрали карточку
, которую они сделали, и почему эта карточка представляет их или опыт, который они получили. Каждый участник может выбрать свою карточку, а затем нарисовать ее или написать в своем дневнике.


ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

http: // www.oh-cards-institute.org/methods/ http://www.oh-cards-institute.org/methods/, http://www.oh-cards-institute.org/wp-content/uploads/2013/06/OH-Cards-Quick-Start-Guide .pdf

Нейронные механизмы расходования средств по кредитным картам

Участники

Всего 28 участников (возраст 20–54; возраст M = 28,7, SD = 10,6; 18 женщин) завершили исследование. Один участник был исключен из анализа из-за чрезмерного движения головы во время сканирования (более 3 мм).Экспериментальные процедуры были одобрены институциональным наблюдательным советом Массачусетского технологического института и выполнялись в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами. Все участники дали информированное согласие. Участники получили компенсацию в размере не менее 75 долларов за свое время и получили оплату через 1-2 недели исследования.

Медианные участники исследования имели семейный доход в детстве от 75 000 до 100 000 долларов США, текущий семейный доход от 25 000 до 44 999 долларов США, и сообщили о сбережении 5–10% своего текущего дохода.Медианные участники также были выпускниками колледжей, и 77% участников сообщили, что не испытывали длительной безработицы в течение последних 2 лет. Участников также попросили ответить на вопросы о финансовых знаниях 49 , чтобы выяснить, насколько они понимают кредитные рейтинги и инвестиции. В среднем участники правильно ответили на 73%, или на 11 из 15 вопросов о финансовых знаниях ( SD = 2,4).

Процедура

Наш экспериментальный подход к дизайну во многом унаследован от предыдущих публикаций, принимающих парадигму SHOP 21,22,25 .Чтобы облегчить сравнение с эталонными исследованиями SHOP, мы сохранили базовую структуру пробной версии и добавили экран способа оплаты и два экрана просмотра платежей (рис. 1). Экран способа оплаты (наличными или кредитной картой) был вставлен между экранами презентации продукта и ценами. Эта последовательность была основана на результатах исследования, показывающего, что способ оплаты имеет значение, если он представлен вместе с информацией о цене, но не имеет значения на последней стадии оформления заказа, после того, как покупатель предположительно сформировал намерение купить 35 .Размещение метода оплаты до ценовой фазы позволило нам проверить, модулирует ли метод оплаты нейронные сигналы, связанные с ценой или вознаграждением, во время вычисления разницы цен. Испытание закончилось отдельными экранами подтверждения и оформления заказа, которые требовали одобрительных ответов, давая участникам возможность «поразмыслить», но не изменить свое решение, имитируя получение квитанции после покупки. Эти дополнительные этапы были включены, чтобы имитировать полную последовательность розничных покупок и облегчить наблюдение за гедонистами после принятия решения.

Каждый участник прибыл на исследование со своей кредитной картой и не менее 50 долларов наличными. Участникам сказали, что они будут делать покупки в экспериментальном магазине лаборатории, и что любые покупки за наличные или в кредит будут производиться через лабораторию в конце исследования. Следовательно, любые платежи за покупки будут происходить из личных средств участника, а не за счет экспериментальных пожертвований, как в предыдущих исследованиях SHOP 21 . Все продукты предлагались по ценам значительно ниже минимальных наличных долларов 50, при средней цене предложения 5 долларов.40 ( M = 6,39 долл. США, SD = 3,73 долл. США, мин. = 1,50 долл. США, макс. = 18,00 долл. США). Как и в предыдущих исследованиях SHOP, эти предлагаемые цены были с фиксированной скидкой 70% по сравнению с фактической розничной ценой (т. Е. Соответствовали розничным ценам от 5 до 60 долларов США). Участники должны были принести для исследования не менее 50 долларов наличными, чтобы минимизировать дифференциальные ограничения ликвидности; то есть участники не отклоняли товары просто потому, что у них не было достаточно наличных денег, так как мы структурировали все продукты так, чтобы их ценовые предложения были ниже 50 долларов, которые были у участников.Цены, изученные в рамках этого исследования, находятся на верхнем уровне по сравнению с предыдущей литературой, в которой применялась парадигма SHOP 21,22,25 и поведенческие исследования влияния методов оплаты 41,41,50 . Тем не менее, как мы обсуждаем в заключении, возможно, что другие механизмы могут быть задействованы при изучении дорогостоящих товаров по ценам выше, чем те, которые рассматриваются в текущем исследовании.

Чтобы повысить интерес и смоделировать типичный опыт розничной торговли, каждый участник столкнулся с индивидуальным набором предложений продуктов.Мы заполнили базу данных из более чем 22 000 самых продаваемых товаров, опираясь на информацию о продуктах с Amazon. Затем независимая онлайн-выборка оценила, какие категории они считают наиболее привлекательными, в результате чего база данных сократилась примерно до 4000 наименований, охватывающих широкий спектр категорий, включая красоту, кухню, книги и т. Д. Перед вводом в сканер участники отбирали и оценивали желательность 42 категорий из экспериментального магазина лаборатории по 7-балльной шкале. Продукты в лично более желаемых категориях с большей вероятностью будут предлагаться в задаче покупки фМРТ.

Задача сканирования включала три «прогона» покупок по 28 попыток в каждой, или 84 в общей сложности. В ходе испытания участники указали, будут ли они покупать конкретный продукт по заявленной цене. Если да, то товар был добавлен в «корзину покупок» участника. Никакие продукты не повторялись. У каждого продукта была 50% вероятность того, что он будет предложен для покупки в кредит или наличными, что было определено псевдослучайно, так что каждый метод оплаты составлял половину испытаний. В конце задания случайным образом был выбран один товар.Если он был в корзине, участника просили оплатить товар по заявленной цене. Участники производили оплату с использованием своей личной кредитной карты или наличными наличными, как указано в предложении продукта. Независимо от способа оплаты, предметы были отправлены участникам по почте в течение 2–3 дней после исследования.

Каждое испытание продолжительностью 24 с состояло из шести периодов по 4 с, за которыми следовали колеблющиеся интервалы между испытаниями 2–8 с (см. Рис. 1 для иллюстрации). Участники просмотрели продукт в период 1; способ оплаты был введен в период 2 со значком наличных или кредита, цена - в периоде 3.Участники сообщили о своем решении покупать или не покупать в период 4. После принятия решения о покупке участники увидели 4-секундный экран подтверждения, на котором говорилось, что «этот товар был добавлен в вашу корзину», и 4-секундный экран оплаты, который требовал от них нажать кнопка "совершить оплату". После принятия решения об отказе от покупки на экране подтверждения было указано «корзина без изменений», а на экране оплаты участники должны были нажать кнопку, чтобы подтвердить, что «оплата не требуется».

Выйдя из сканера, участники сообщили о своей готовности платить за каждый продукт, показанный в задаче сканера, заполнив отдельную процедуру аукциона, совместимую со стимулами 51 , а также заполнили несколько психологических шкал.Измерения после сканирования не были записаны для одного участника из-за технической ошибки.

Получение фМРТ

Все участники были правшами, носителями английского языка, без неврологических расстройств в анамнезе. Перед сканированием участники были проверены на отсутствие магнитно-реактивных веществ в теле или на теле. Все сканирование выполняли с использованием 3 Тл системы магнитно-резонансной томографии Siemens Magnetom Tim Trio с 32-канальной головной катушкой с фазовой решеткой (Siemens Medical, Эрланген, Германия). Структурное сканирование было получено с использованием трехмерной последовательности импульсов MP-RAGE с множеством эхо-сигналов, взвешенных по T1 (TR = 2530 мс; TE = 1.64 мс, 3,5 мс, 5,36 мс, 7,22 мс; угол переворота = 7 °; ломтики = 176; толщина = 1 мм; матрица = 256 × 256). Функциональные сканы на основе задач были собраны с использованием T2 * -взвешенных изображений последовательности EPI, чувствительных к контрасту, зависящему от уровня кислорода в крови (жирный шрифт) (TR = 2000 мс; TE = 30 мс; угол поворота = 90 °; срезы = 32; толщина = 3 мм. ; матрица = 64 × 64). Анализы проводились с использованием библиотеки программного обеспечения FMRIB, FSL, версия 6.00 52 .

Поведенческий анализ

Чтобы смоделировать влияние цены и метода оплаты на решения о покупке, мы провели иерархическую логистическую регрессию, в которой решение о покупке прогнозировалось по цене, способу оплаты, их взаимодействию и демографическим факторам.Иерархическая модель включала случайные наклоны для взаимодействия цена × способ оплаты и случайные эффекты на уровне участников, следуя предыдущей работе 35 . Цена представляла собой непрерывный z-нормированный регрессор, нормированный по распределению цен на уровне участников. Демографические переменные (возраст, семейное положение, уровень образования и сумма сбережений) учитывали различия в покупательском поведении участников.

Анализ ROI

Область интереса анализирует исследуемую активность в заранее определенных фокусных областях мозга, выбранных на основе прошлых наблюдений, которые изолировали нейронные сигналы покупки, как описано выше 21,22,25 .Чтобы указать точные области для анализа, мы применили маски из метаанализов полосатого тела и VMPFC (см. Рис. 9 в Bartra et al. 26 для карт мозга, изображающих эти области), а также rAIC 34 , k = 2, кластер 2. Примечательно, что полосатое тело содержит прилежащее ядро, ROI, упомянутый в прошлом исследовании 21,22,25 . См. Рис. 3 для графического отображения областей интереса.

Эти метааналитически определенные области мозга соответствуют областям интереса, исследованным в предыдущих экспериментах SHOP, предлагая при этом преимущества интерпретации за счет применения независимых от образца функциональных определений, а не зависимых от образца анатомических определений.Кроме того, автоматический выбор ROI служил для минимизации потенциальной ошибки экспериментатора, связанной с ручной настройкой координат ROI для отдельных участников. Области интереса для вентрального полосатого тела и VMPFC были сгенерированы на основе пятифакторного анализа соединения, идентифицирующего области мозга, несущие монотонный, независимый от модальности сигнал субъективной ценности, на основе тысяч независимых сканирований мозга 26 . ROI правого переднего островка определяли путем применения анализа парцелляции на основе вызванной задачей коактивации с сотнями независимых сканирований 34 .Контрастный анализ всего мозга подтвердил, что активация полосатого тела была связана с предпочтением продукта, активация VMPFC была связана с выбором, а активация правого переднего островка была связана с более высокими ценами в нашей выборке (см. Дополнительную информацию).

Предыдущие результаты парадигмы SHOP установили, что дифференциальные нейронные сигналы покупки возникают на фазах цены и выбора 21,22,25 . Таким образом, мы ожидали, что способ оплаты повлияет на эти нейронные сигналы покупки на этапах цены и выбора после представления метода оплаты.Мы фокусируем наш анализ и интерпретацию на этих этапах временного курса, на которых, согласно прогнозам, способы оплаты модулируют нейронные сигналы покупки (в дополнение к этапу метода оплаты), но мы также предоставляем результаты на всех других этапах временного курса для читателя. справка (то есть, включая этапы до представления самого метода оплаты и этапы после того, как участники уже зарегистрировали решение о покупке). Наша цель состояла в том, чтобы понять, как метод оплаты влияет на ранее определенную рентабельность инвестиций при принятии решения о покупке.Чтобы представить эти эффекты интуитивно, мы сообщаем результаты логистической регрессии, проведенной отдельно для каждой рентабельности инвестиций и в каждой точке сбора данных. На рисунках показана значимость параметра по результатам логистической регрессии без поправок; Обратите внимание, что ключевые эффекты взаимодействия в полосатом теле остаются значительными после коррекции Бонферрони.

В частности, в каждой интересующей области мы проанализировали взаимосвязь между изменением сигнала и покупательским поведением в каждой точке сбора данных (TR).В соответствии с предшествующей литературой, в которой применялась парадигма SHOP 21,22,25 , временные курсы были запазданы на 4 секунды, чтобы компенсировать задержку гемодинамического ответа; временные ходы, изображенные на рисунках, отражают это отставание в 4 секунды. Чтобы идентифицировать дифференциальный сигнал покупки, связанный с покупкой в ​​кредит по сравнению с покупкой за наличные, мы сначала провели логистическую регрессию решения о покупке по изменению сигнала рентабельности инвестиций, способу оплаты и их взаимодействию в каждой точке сбора данных (результаты показаны на рис. 4).В частности, для каждой точки рентабельности инвестиций и точки приобретения мы подбираем следующее уравнение регрессии: \ (Buy = logit ({b} _ {0} + {b} _ {1} \, * \, ROIactivation + {b} _ {2 } \, * \, PaymentMethod + {b} _ {3} \, * \, ROIactivation \, * \, PaymentMethod) \); Buy соответствует решению о покупке (Buy = 1, NoBuy = 0), ROIactivation относится к активации в конкретном ROI в точке сбора пробной версии, PaymentMethod относится к обработке с контрастным кодом (Credit = 1, Cash = - 1 ).

Затем мы оценили взаимосвязь между активностью ROI и покупательским поведением, выполнив логистическую регрессию решения о покупке на изменение сигнала ROI и его взаимодействия с ценой (непрерывная z-нормализованная переменная; результаты показаны на рис.5). В частности, для анализа взаимодействия цен на рис. 5 мы подходим к следующему уравнению регрессии: \ (Buy = logit ({b} _ {0} + {b} _ {1} \, * \, ROIactivation + {b} _ { 2} \, * \, Price + {b} _ {3} \, * \, ROIactivation \, * \, Price) \). Этот анализ позволил нам непосредственно изучить влияние метода оплаты на ранее выявленную рентабельность инвестиций, участвующую в принятии решений о покупке.

Примечательно, что все результаты регрессии применяют цену как непрерывный, z-нормированный регрессор, нормированный на основе распределения цен на уровне участников.Распределение цен участников имело минимальные цены предложения, которые варьировались от 1,50 до 1,96 долларов для участников, а максимальные значения цен варьировались от 12,78 до 18,00 долларов. Категории «высокая цена» и «низкая цена» были включены только для графических дисплеев (т. Е. Рис. 5) и были определены относительно медианы распределения цен каждого участника; бинарные ценовые переменные не использовались в качестве регрессоров в каких-либо тестах значимости. Более подробная информация об анализе всего мозга, а также дополнительные характеристики участников приведены в разделе «Дополнительная информация».

Разработка стратегий интерпретации метафор для студентов-экономистов: пример из практики

1 Было показано, что большая часть языка, используемого в экономических письмах, носит образный характер (Arleo 2000; Morgan 1997). Одна из причин этого заключается в том, что, когда пишут о новых или абстрактных концепциях, писатели прибегают к использованию повседневных слов оригинальными или новаторскими способами. Этот процесс часто носит метафорический характер, поскольку значения слов расширяются на основе сходства.Например, в выражении «зеленые ростки восстановления» слово «ростки» распространяется на экономический контекст и означает «признаки новой жизни». Этот тип «метафорического расширения» особенно распространен в типах журналистики (например, The Financial Times, The Economist, Time, и Newsweek ), которые используются в качестве материала для чтения на уроках английского языка для студентов-экономистов. Недавно было высказано предположение, что, повышая метафорическую осведомленность, учителя могут помочь своим ученикам выучить и лучше запомнить этот тип словарного запаса (Boers 2000; Cameron & Low 1999; Charteris-Black 2000).Оба автора предлагают способы, с помощью которых учителя могут привлечь внимание учеников к исходной области или к происхождению незнакомых образных выражений, чтобы улучшить их понимание и их способность запоминать эти выражения.

2 В ответ на вышеупомянутые утверждения в этой статье делается попытка ответить на два исследовательских вопроса, которые могут быть интересны учителям английского языка и студентам-экономистам: действительно ли студенты-экономисты считают такие метафоры проблематичными? И если да, то можно ли им помочь в разработке стратегий по преодолению этих проблем?

3 Чтобы ответить на вышеперечисленные вопросы, было проведено углубленное качественное исследование с участием студента испанского языка среднего уровня, прошедшего двенадцатинедельный интенсивный курс английского языка для экономики в Университете Бирмингема.В рамках этого курса студент еженедельно проходил индивидуальные девяносто минутные занятия по чтению и развитию словарного запаса. Эти занятия были организованы вокруг серии статей объемом 3000 слов из The Financial Times , охватывающих широкий круг экономических вопросов. Каждую неделю изучалась новая статья. Цели занятий заключались в том, чтобы расширить знания учащейся по экономической лексике за счет представления в контексте, а также улучшить ее навыки чтения.

4 Во время этих занятий я, учитель, внимательно прочитал со студенткой статьи и попросил ее указать любые элементы словарного запаса, которые она не понимала.Я внимательно отмечал все проблемные вопросы и помогал ученице понять их по мере того, как она продвигалась. Примеры вопросов, которые студент посчитал проблемными, представлены в Приложении 1. Из 175 заданий, признанных проблемными, 125 были оценены двумя независимыми носителями английского языка, чтобы отразить четкие метафорические процессы расширения. Из этих 125 метафорических выражений ученик знал буквальное значение слова в 79 случаях. В остальных 46 случаях мне пришлось объяснять буквальный смысл.Эти результаты подтверждают вышеупомянутые утверждения о том, что метафорический язык может быть серьезным камнем преткновения для изучающих язык, и что стоит попытаться вооружить таких студентов соответствующими стратегиями для работы с этим типом языка.

5 Следующая часть исследования заключалась в попытке помочь ученице использовать стратегии «интерпретации метафор», чтобы помочь ей понять этот метафорический словарь. Стратегии изучения языка определены O’Malley et al .(1985: 23) как «операции или шаги, используемые учащимся, которые будут способствовать приобретению, хранению, поиску или использованию информации». Утверждалось, что использование таких стратегий может внести значительный вклад в развитие автономии учащихся (Wenden 1991). В терминах Оксфорда (1989) стратегии интерпретации метафор, вероятно, можно было бы описать как когнитивные (в том смысле, что они включают прямое применение мыслительных процессов к поставленной задаче), так и как компенсаторные (в том смысле, что они являются способом работы с недостающими знаниями).Сами стратегии описаны ниже. Ниже также утверждается, что способность использовать такие стратегии способствует «метафорической компетентности» учащегося.

6 Я использую термин «метафорическая компетентность» для описания флюидных аспектов интерпретации и производства метафор. Гибкий интеллект относится к способности обрабатывать новую информацию и приобретать новые навыки, тогда как кристаллизованный интеллект относится к уже полученной информации и уже усвоенным навыкам (Хорн, 1982).Таким образом, «текучая» метафорическая компетентность относится к способности человека понимать и создавать метафоры, которые являются новыми. Это не включает в себя способность просто вспомнить значения и способы использования метафор, которые уже известны. Таким образом, в контексте изучения второго языка его можно рассматривать как аспект того, что Бахман (1990) называет «стратегической компетенцией».

7 Большая часть метафорического языка, используемого в письменном экономическом дискурсе, состоит не из новых метафор, а из условных или «мертвых» метафор.Таким образом, носители языка могут полагаться на кристаллизованные знания при их интерпретации. Однако, когда те же самые метафоры представлены изучающим язык, они во многих случаях будут в новинку для этих изучающих язык . Как упоминалось выше, интерпретация этих метафор такими учащимися, скорее всего, потребует стратегий, включающих подвижный интеллект. Ниже я утверждаю, что стратегии, задействованные в интерпретации новой метафоры, сильно зависят от психологических процессов ассоциативного мышления и аналогичного мышления .Я также утверждаю, что эти психологические процессы могут быть активированы посредством формирования образа .

8 В настоящее время существует большое количество моделей образной интерпретации языка, большинство из которых находится где-то между двумя общими взглядами. Первый, более традиционный взгляд на интерпретацию метафор предполагает, что для интерпретации образного языка слушателям и читателям сначала необходимо проанализировать и отвергнуть их буквальные значения. Второй, более поздний взгляд - это «взгляд прямого доступа», приверженцы которого утверждают, что слушателям и читателям необязательно иметь доступ к полному буквальному значению образных выражений, чтобы интерпретировать их значение в данном контексте (Гиббс 2001: 318). .Пелег и др. . (2001) утверждают, что при интерпретации метафор два механизма работают параллельно: лингвистический процессор производит немедленную активацию основных значений слов, тогда как контекстный процессор формирует общее сообщение. Ниже утверждается, что эти механизмы зависят от психологических процессов ассоциативной беглости и аналогического рассуждения соответственно.

9 Ассоциативная беглость относится к способности устанавливать широкий спектр связей при предъявлении данного стимула (см. Guilford 1967; Carroll 1993).Вероятно, это будет один из ключевых компонентов аспекта лингвистической обработки интерпретации метафор, поскольку, когда их просят интерпретировать новые метафоры, субъекты должны искать «полусветовые сети» (то есть сети ассоциаций), окружающие основу. домен, чтобы найти области, которые могут перекрываться с целевым доменом. Люди, обладающие навыками ассоциативной беглости, вероятно, придумают больше возможных значений, чем менее квалифицированные (см. Pollio & Smith 1980 и Littlemore 1998).

10 Аналоговые рассуждения могут способствовать контекстной обработке . Рассуждения по аналогии включают в себя наблюдение частичного сходства между концепциями, так что характеристики одной из концепций могут быть использованы для проливания света на другую (Holyoak 1984). Согласно Гентнеру (1983: 234), аналогичные рассуждения можно разложить на ряд подпроцессов:

  • Доступ к источнику

  • Выполнение сопоставления между базой и целью

  • Оценка совпадения

  • Сохранение выводов в цели

  • Извлечение общих черт

11 Этот набор подпроцессов имеет много общего с процессом интерпретации метафор, который также включает способность воспринимать частичное сходство между различными областями.Роль аналогии в процессе интерпретации новой метафоры была обозначена Пайвио и Уолшем (1993), которые утверждают, что способность воспринимать частичное сходство между явно несопоставимыми областями является центральным для всех видов метафорической обработки. Идея о том, что метафоры - это инструкции по поиску соответствующих общих свойств терминов темы и носителя, также поддерживается Чиаппе и Кеннеди (2001). Большинство исследований интерпретации метафор основано на выражениях типа A is B (например, ее улыбка - это нож ).Участников просят объяснить, что базовый термин (нож) говорит нам о целевом термине (ее улыбка). Однако, когда в экономической литературе слова используются метафорически, даются только базовые термины, а целевые термины обычно должны выводиться из контекста. Следовательно, рассуждение по аналогии, в котором должен участвовать ученик, вероятно, будет более сложным: ученик должен сначала вывести целевой термин из окружающего контекста. Только тогда он или она сможет определить сходство между базовым и целевым терминами.Следовательно, аналогичные рассуждения должны иметь место между неизвестным словом и контекстом, в котором оно появляется.

12 Другими словами, эффективная интерпретация метафор в контексте требует, чтобы учащийся мог получить доступ к как можно большему количеству значений базового понятия (ассоциативная беглость), при этом идентифицируя все возможные связи между этим понятием и окружающим контекстом (аналогичные рассуждения). Неясно, предшествует ли стратегия ассоциативного мышления стратегии аналогического мышления, или же наоборот, или оба они возникают одновременно.

13 Использование ментальных образов, вероятно, поможет людям овладеть как ассоциативной беглостью, так и аналогическими рассуждениями. Исследователи уже предположили, что мысленные образы могут служить мощным инструментом в изучении языка. Например, Арнольд (1999) утверждает, что при изучении второго языка создание мысленных образов приводит к более глубокому изучению и более длительному удержанию нового словарного запаса. Пайвио и Уолш (1993) утверждают, что создание изображений служит мощным инструментом понимания метафор.Они считают, что разные части информации, представленные визуально, могут быть вызваны одновременно, тогда как разные части информации, которые представлены вербально, могут быть вызваны только последовательно (см. Также Paivio 1983). Из этого следует, что метафоры лучше всего можно понять, объединив базовые и целевые концепции с помощью интерактивного изображения:

Человек объединяет два изображения, выделяя общее качество и тем самым достигая перцептивной абстракции, не отказываясь от контекста, из которого выделенное качество черпает свою жизнь ( id .: 313).

14 Райхманн и Косте (1980) поддерживают это утверждение, утверждая, что читатели обычно готовы пройти через ряд искажений воображения, чтобы раскрыть значение метафорических предложений, и что образы являются мощным механизмом для объединения идей.

15 Сильный аргумент в пользу роли образов в интерпретации метафор также исходит из исследования эмпирических данных, сделанных в этой области.Например, простое соединение существительных, которое является прототипом для образования метафор, имеет тенденцию производить почти универсальные отчеты о визуальных образах опыта у экспериментальных субъектов (Johnson and Malgady 1979). Харрис и др. (1980) исследовал использование субъектами образов при кодировании метафор в сравнении с неметафорами. Они обнаружили, что испытуемые обычно сообщали о ярких образах в ответ на метафоры. Они значительно чаще использовали изображения для кодирования метафорических предложений, чем неметафорические предложения.Также присутствовали интерактивные изображения, которые, по словам Харриса и др. :

Часто были очень креативными, сконструированными, буквально аномальными «сюрреалистическими» изображениями, включающими как тему, так и транспортное средство, слитые в динамическом взаимодействии. (, цит. По : 178)

16Katz и др. . (1988) обнаружили связь между визуализацией и понятностью, подразумевая, что образы могут способствовать пониманию.Более того, Эрнест и Пайвио (1971) обнаружили, что высокая образность и конкретность слов связаны со скоростью ассоциативной реакции, таким образом подразумевая, что образы могут помочь ассоциативному аспекту понимания метафор. Это говорит о том, что для того, чтобы помочь учащимся понять метафорическое значение новых выражений, может быть полезно побудить их сформировать мысленный образ этих выражений. Это также предполагает, что еще более действенным методом было бы формирование интерактивного изображения между буквальным значением термина и контекстом, в котором он появляется.

17 Теория, изложенная выше, предполагает, что для учителей иностранных языков может быть полезно помочь своим ученикам развить ассоциативную беглость и аналогичные рассуждения, и что один из способов, которым они могут это сделать, - это побудить учеников формировать (возможно, интерактивные) мысленные образы, когда они сталкиваются с ними. с новыми метафорами. В следующем разделе я расскажу, как я это сделал со своим студентом-экономистом.

18 Во время первых нескольких занятий стало ясно, что этому ученику, вероятно, будет полезно научиться использовать стратегии для определения значения неизвестной лексики.Когда она столкнулась с неизвестной лексикой, ее первой реакцией было попросить меня рассказать ей значение или сама найти его в двуязычном словаре. Она очень не хотела (или не могла) попытаться угадать смысл, используя окружающий контекст. Поэтому после ознакомления с целями исследовательского проекта и получения ее согласия на участие я решил помочь ей разработать стратегии интерпретации метафор. Как мы видели выше, в центре внимания этого исследовательского проекта находились подвижные аспекты метафорической компетентности, другими словами, была надежда, что студентка разовьет способность извлекать для себя метафорический смысл слов, буквальное значение которых она уже знала.Чтобы помочь ей в этом, я надеялся развить ее ассоциативную беглость и навыки мышления по аналогии, а также ее способность использовать окружающий контекст для помощи в понимании. Для этого я применил двухэтапную процедуру. На первом этапе я обеспечил высокую степень поддержки, тогда как на втором этапе я стремился развить собственную автономию ученицы в использовании ею стратегий интерпретации метафор (см. Инструкции в Приложении 2).

19 Я начал с того, что заставил ее рассказать мне буквальное значение любых неизвестных слов в текстах, если она знала это.Затем я попросил ее сформировать мысленный образ концепции и придумать слова, связанные с этим изображением. Это упражнение было разработано для развития ассоциативной беглости. Затем я попросил ее применить некоторые из этих слов в контексте статьи. Это упражнение было разработано для развития рассуждений по аналогии. Наконец, я попросил ее попытаться создать интерактивный образ между словом и контекстом. Это упражнение было разработано, чтобы укрепить как ассоциативную беглость, так и аналогичные процессы рассуждений. После того, как она это сделала, я попросил ее подумать, какое метафорическое значение может иметь это слово в данном контексте.Ниже приведены два примера этой процедуры:

20 Пример 1:

Исследование рынка показало, что потребители были готовы платить больше за ПК, содержащие чип Intel. Intel решила предложить производителям ПК скидку на приобретение микросхем, которые будут потрачены на рекламу, на которой был изображен логотип Intel. Создатели клонов не могли отказаться от этого предложения.
К концу 1990-х годов даже такие громкие имена, как IBM и Hewlett-Packard, присоединили к группе .Логотип Intel появился на компьютерах более 1600 производителей, а ее чипы занимали 75% рынка.
(«Суть построения эффективного бренда», The Financial Times , 18 th декабрь 2000 г.)

21 В этом примере термин «присоединиться к победителю» оказался проблематичным. Я начал с того, что попросил ученицу разделить слова «группа» и «фургон» и попросил ее изобразить фургон с оркестром, играющим музыку.Затем я объяснил, что это старомодная идея, когда появление подножки в городе обычно привлекает большое количество поклонников. Затем я попросил ее изобразить сцену (большая группа людей, следующих за победителем) и записать слова и концепции, связанные с этим изображением. Концепции, которые она придумала: популярность, толпа, движение, шум, публичность , энтузиазм, единение, старомодная одежда, ярмарка . Это была «ассоциативная беглость» упражнения.Затем я попросил ее подумать о том, как эти концепции могут быть применены к контексту, в котором появилось это выражение. Это была часть упражнения, «рассуждающая по аналогии». Фактически, я просил ее использовать «процесс сопоставления», в котором она сравнивала базовый домен с целевым доменом. Это привело ее к выбору таких понятий, как популярность, толпа, движение, шум, публичность , энтузиазм, единение из приведенного выше списка. Затем я посоветовал ей использовать процесс смешивания, в ходе которого она попыталась объединить концепции популярного бизнеса и большого бизнеса с помощью интерактивного изображения ( Intel сидит на победителе, IBM и Hewlett Packard в толпе позади ).Хотя она утверждала, что эта часть упражнения показалась ей сложной, она смогла выделить более широкий спектр концепций, включая предвзятые мнения, которые у нее, возможно, уже были относительно IBM и Hewlett Packard. Например, она думала, что они могут быть большими, оттеснить другие компании и вытеснить с подножки некоторые из более слабых. Этот вывод согласуется с теорией «смешения» Фоконье и Тернера (1998), согласно которой интерпретация метафор предполагает смешение доменов, а не простое отображение одной области в другую.Этот пример показывает, как учащийся смог достичь глубокого понимания термина «победитель», используя упражнения по интерпретации метафор. Более того, ей без труда вспомнилось значение этого пункта при тестировании через несколько недель.

22 Пример 2

Как организация выигрывает у своих конкурентов? Правильное сегментирование рынка и ориентация на правильных клиентов - - жизненно важны для успеха компании.
(«Сегментация: убедитесь, что клиент подходит», The Financial Times, , январь, 2001 г.)

23 В этом примере термин «нацеливание» оказался проблематичным. Я начал с того, что спросил студентку, знает ли она буквальное значение слова «цель». Оказалось, что да. Если бы она не знала значения, я бы нарисовал приблизительный рисунок мишени для стрельбы из лука вместе с луком и стрелами. Я снова попытался развить ассоциативную беглость, попросив ученика изобразить предмет и придумать как можно больше связанных понятий.В ответ на эту деятельность она придумала концепцию , которая сосредотачивается на цели, прицеливается, стреляет в нее чем-то, и наносит ей урон . Когда ее попросили провести аналогичные рассуждения, она решила, что только первые три из этих концепций действительно подходят. Затем я попросил ее сформировать интерактивный образ метафоры (например, фирма запускает продукт на конкретного покупателя, который стоит в группе). Когда она сделала это, она смогла сделать дальнейшие интерпретации, включая тот факт, что важно определить правильного клиента, увидеть, как этот клиент выглядит, найти подходящую стрелку, чтобы поразить этого конкретного клиента, и , которые есть трудности, присущие всему процессу .Опять же, студент, похоже, достиг глубокого понимания этого слова с помощью стратегий интерпретации метафор.

24 Как показывают эти два примера, ученица хорошо отреагировала на обучение и смогла использовать стратегии интерпретации метафор, чтобы помочь ей понять новый словарный запас. Однако, как было сказано в начале этой статьи, цель исследования заключалась в том, чтобы изучить, в какой степени можно было бы побудить ее сделать это самостоятельно, без помощи учителя.Я попытался сделать это на втором этапе процедуры.

25 Чтобы помочь ученице развить степень автономности в использовании стратегий интерпретации метафор, я создал два компьютерных упражнения с самостоятельным доступом, в которых ей было предложено опробовать эту стратегию на себе. Я наблюдал, как студент выполняет оба этих действия, но не вмешивался.

26 В первом задании тринадцать метафорических выражений, которые учащийся посчитал проблематичными на предыдущих уроках, были представлены в их первоначальном контексте.Были предоставлены электронные ссылки на соответствующие изображения из «clipart» (http://www.clipart.com/). Был дан «пример», в котором слово «укрепленный» было связано с изображением траншеи Первой мировой войны. Другие элементы упражнения включали слово «укорененный», которое было связано с изображением корней некоторых деревьев, слово «порожденный», которое было связано с изображением лягушки, производящей икры, и так далее. Полный список использованных элементов представлен в Приложении 3. Короткая рубрика напомнила ученику о стратегии интерпретации метафор, изложенной выше, и попросила ее определить значения слов в контексте, используя ссылки, если она хочет.Она выполнила упражнение, используя все ссылки, но трудно сказать, сделала ли она это из любопытства или из реальной необходимости их просмотреть.

27 На следующей неделе состоялось компьютерное тестирование. На этот раз студенту были представлены двенадцать новых выражений (см. Приложение 4), значения которых, как предполагалось, можно было определить, используя стратегии интерпретации метафор. На этот раз не было ссылок на похожие изображения. Студентку просто попросили определить значения выражений и указать в короткой анкете стратегии, которые она использовала (см. Приложение 5).

28 Выяснилось, что студент уже был знаком с одним из предметов («обработан»). Ей не удалось понять значение одного из пунктов «встроенный». Она смогла выяснить значения оставшихся десяти пунктов. Толкование, которое она дала этим материалам, было признано подходящим двумя независимыми судьями, носителями языка. Согласно анкете, она использовала контекст для определения значения одного из пунктов («также-ранны»), мысленный образ для семи пунктов («точно соответствует»; «обоснован»; «набеги»; «измерить до»; «прорыв»; «наращивать» и «преодолевать») и связанных концепций без мысленного образа для оставшихся двух элементов («искренне» и «глубоко укоренившийся» ).Она не использовала интерактивное изображение ни для одного из предметов. Довольно легко понять, почему она не смогла понять значение слова «встроенный». Требуется довольно много воображения, чтобы перейти от слова «кровать» к идее фиксированного и укоренившегося. Вероятно, придется пройти (с помощью учителя) через понятия «клумба» и «имплантация». Точно так же довольно легко увидеть, как учащийся смог использовать контекст для определения значения «также-ранс». Тот факт, что «также-ранс» относится к «другим, которые менее желательны, потому что они работают хуже», может быть выведен из отношения , контраст , о чем ранее в предложении сигнализировали слова «сделай все различие между». .Одна из причин, по которой она не использовала образы для интерпретации слов «искренне» и «глубоко укоренившийся», могла заключаться в том, что было необходимо понять «целую» и «глубокую» части этих слов только для того, чтобы понять их значения. Понятия «сердце» и «место» не сильно добавляют значения в двух контекстах, в которых они использовались. Таким образом, мы можем видеть, что студент использовал стратегии интерпретации метафор выборочно и что это было более подходящим для одних типов слов, чем для других.Ограничения и возможные применения этих результатов обсуждаются в следующем разделе.

29 Результаты этого исследования показывают, что обучение метафорическому осознанию в некоторых обстоятельствах может быть успешным. Хотя студентка не могла или не желала использовать интерактивные образы, она, похоже, развила достаточно уверенности, чтобы определять значения неизвестных слов, используя стратегии интерпретации метафор, при этом, при необходимости, при помощи использования образов.Студентка дала очень положительный неформальный отзыв об исследовании, посоветовав на последующих уроках искать похожие изображения в Интернете, чтобы помочь ей запомнить новый словарный запас.

30 Однако одним из основных ограничений вышеупомянутого исследования является то, что оно сосредоточено только на одном студенте. Хотя этот подход можно довольно легко адаптировать к ситуации группового обучения, он может иметь разную степень успеха в зависимости от индивидуальных характеристик учащихся.Действительно, существуют индивидуальные различия в способах, которыми люди склонны интерпретировать метафоры. Например, Литтлмор (2001) обнаружил, что изучающие язык с «холистическим» когнитивным стилем, как правило, демонстрируют более высокий уровень метафорической компетентности, чем учащиеся с «аналитическим» когнитивным стилем. Это может означать, что учащиеся-аналитики менее склонны использовать стратегии интерпретации метафор, тогда как учащиеся холистического профиля могут реагировать более положительно, даже доходя до использования интерактивных образов.

31 Также были обнаружены индивидуальные различия в способности людей формировать ментальные образы (Richardson 1977) и их предпочтении делать это (Childers et al. 1985). Эти различия могут означать, что по мере того, как учащиеся усваивают этот подход, они могут персонализировать его, выделяя те аспекты, которые соответствуют их собственному стилю обучения. Например, некоторые студенты могут предпочесть использовать только интерактивные изображения, в то время как у других могут возникнуть трудности с формированием интерактивных изображений, и поэтому они могут предпочесть использовать исходное изображение и работать с ним. Другие учащиеся могут вообще не желать или неспособны формировать какие-либо образы и могут предпочесть развивать свою ассоциативную беглость и навыки мышления по аналогии в словесной манере.Также можно обнаружить, что студенты из разных дисциплин демонстрируют разную степень сопротивления технике. Например, Роу (1951) сообщает, что биологам и физикам-экспериментаторам гораздо легче мыслить образами, чем психологам и антропологам. Одним из возможных решений проблемы индивидуальных различий может быть предложение ученикам работать в парах или группах. Это позволит учащимся, положительно откликнувшимся на методику, ободрить своих более скептически настроенных сверстников.

32 Еще одно ограничение процедуры, описанной в этой статье, заключается в том, что она может быть длительной. Однако, как мы видели во введении, работа, исходя из первых принципов, действительно помогает изучению и сохранению метафорического языка. По мере того, как учитель и ученики привыкают к этой стратегии, можно будет сократить путь в зависимости от стиля обучения учеников, как упоминалось выше.

33 Третье ограничение этой процедуры состоит в том, что для того, чтобы иметь полную автономию в процессе интерпретации, учащийся должен иметь некоторое знание первоначального буквального значения слова, а это не всегда так.С другой стороны, как мы видели выше, учащийся в этом исследовании осознавал буквальное значение большинства встречающихся метафорических выражений, и это, вероятно, типично. Более того, было отмечено, что на метафорические процессы приходится большая часть смысловых расширений лексических единиц (Dirven 1985), поэтому эта стратегия, вероятно, найдет широкое применение.

34 Наконец, остается сказать, что, хотя первые признаки являются многообещающими, необходимы дополнительные исследования, чтобы эмпирически изучить, в какой степени метафорическая компетентность может быть развита с использованием процедуры, описанной в этой статье.Процедуру следует протестировать на более крупных группах учащихся, а также изучить влияние таких факторов, как стиль обучения и контекст обучения. Интересным применением этой процедуры могло бы быть включение ее в варианты «помощи» компакт-дисков, предназначенных для обучения навыкам чтения. Сильная сторона таких компакт-дисков в том, что они могут помочь с неизвестной лексикой одним нажатием кнопки. Часто эта помощь просто состоит из объяснения рассматриваемого слова или, в некоторых случаях, из перевода.Однако, если бы помощь заключалась в том, чтобы включать изображение буквального значения слова, а не словесное объяснение значения слова в контексте, тогда учащийся был бы вынужден участвовать в дополнительной когнитивной обработке, которая могла бы привести его или ее к развитию метафоры. стратегии интерпретации и приводят к более глубокому обучению и более длительному удержанию. Более «низкотехнологичные» методы могут включать рисование эскизов и диаграмм или использование пантомимы и жестов.

% PDF-1.4 % 422 0 объект > эндобдж xref 422 81 0000000016 00000 н. 0000004681 00000 п. 0000004885 00000 н. 0000004937 00000 н. 0000005072 00000 н. 0000005116 00000 п. 0000005442 00000 н. 0000005980 00000 н. 0000006145 00000 н. 0000007206 00000 н. 0000007243 00000 н. 0000011192 00000 п. 0000011594 00000 п. 0000011949 00000 п. 0000012189 00000 п. 0000017764 00000 п. 0000018461 00000 п. 0000018859 00000 п. 0000019426 00000 п. 0000019527 00000 н. 0000019932 00000 п. 0000020132 00000 п. 0000020421 00000 п. 0000020479 00000 п. 0000020586 00000 п. 0000020694 00000 п. 0000021973 00000 п. 0000022616 00000 п. 0000027073 00000 п. 0000027546 00000 п. 0000027900 00000 н. 0000028216 00000 п. 0000028758 00000 п. 0000033098 00000 п. 0000033535 00000 п. 0000033868 00000 п. 0000034133 00000 п. 0000036826 00000 п. 0000036898 00000 п. 0000037035 00000 п. 0000037108 00000 п. 0000037157 00000 п. 0000037298 00000 н. 0000037394 00000 п. 0000037443 00000 п. 0000037559 00000 п. 0000037608 00000 п. 0000037723 00000 п. 0000037772 00000 п. 0000037890 00000 н. 0000037939 00000 п. 0000037988 00000 п. 0000038092 00000 п. 0000038141 00000 п. 0000038240 00000 п. 0000038289 00000 п. 0000038402 00000 п. 0000038451 00000 п. 0000038562 00000 п. 0000038611 00000 п. 0000038726 00000 п. 0000038774 00000 п. 0000038900 00000 п. 0000038948 00000 н. 0000039075 00000 п. 0000039123 00000 п. 0000039246 00000 п. 0000039294 00000 п. 0000039417 00000 п. 0000039465 00000 п. 0000039600 00000 п. 0000039648 00000 н. 0000039783 00000 п. 0000039831 00000 п. 0000039976 00000 н. 0000040024 00000 п. 0000040147 00000 п. 0000040194 00000 п. 0000040316 00000 п. 0000040363 00000 п. 0000001916 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 502 0 объект > поток xX {PS? 7` "I \: 2݆ HD Th + v / lx C uNDk} YteEt ۭ cw {ιͽg! = ~} &

Язык в шизофрении Часть 1: Введение

Аннотация

Это первая из двух статей, в которых обсуждаются язык высшего порядка и семантическая обработка при шизофрении.В этой статье рассматриваются клинические характеристики речевого вывода и феномена расстройства позитивного мышления, а также более принципиальные характеристики речевого вывода при шизофрении. Он также дает обзор доказательств преобладающей теории языковой дисфункции при шизофрении: она возникает из-за нарушений в (а) семантической памяти и / или (б) рабочей памяти и исполнительной функции. В сопутствующей статье (Часть 2) основное внимание уделяется изучению языка при шизофрении с использованием онлайн-психолингвистических методов и рассматривается, как изучение шизофрении может повлиять на наше понимание нормальной языковой обработки.

Ключевые слова: познание, контекст, DLPFC, дискурс, дезорганизация, ERP, fMRI, язык, N400, префронтальная кора, семантика, предложение, шизофрения, синтаксис, височная кора, нарушение мышления

Шизофрения - разрушительное психическое расстройство, которое поражает 1% взрослого населения мира. Дисфункция мышления, языка и общения характеризуют все ее симптомы, но в наиболее крайних случаях проявляются как расстройство позитивного мышления с дезорганизованной и иногда неразборчивой речью.Это первая из двух статей, в которых обсуждается язык высшего порядка и семантическая дисфункция при шизофрении. Он направлен на введение в синдром шизофрении и обзор того, как языковые аномалии традиционно изучались при шизофрении с клинической, когнитивной и нейроанатомической точек зрения. Я описываю клиническую характеристику речевого вывода при шизофрении и феномен позитивного расстройства мышления. Я также рассматриваю более принципиальные характеристики речевого вывода при шизофрении и рассматриваю доказательства преобладающих теорий о том, как эти языковые аномалии были концептуализированы.В сопроводительной статье я расскажу, как психолингвистические подходы могут помочь в изучении шизофрении, а также рассмотрю, как изучение шизофрении может, в свою очередь, способствовать развитию теорий языковой обработки.

1. Что такое шизофрения?

Как и большинство других психоневрологических расстройств, шизофрения диагностируется исключительно клинически: по наличию или отсутствию совокупности клинических симптомов и признаков, а также некоторой степени функционального нарушения. Эти особенности обычно впервые проявляются у молодых людей.Симптомы шизофрении отражают отклонения во многих аспектах человеческого мышления, языка и общения. К ним относятся проблемы в различении вербализованной мысли и внешней речи (вербальные слуховые галлюцинации), в восприятии и интерпретации окружающего нас мира (заблуждения), в социальных взаимодействиях и мотивации (негативные симптомы) и в выражении мысли посредством языка (нарушение мышления). Эти клинические признаки обычно классифицируются как «положительные» или «отрицательные».Позитивные симптомы характеризуются превышением или нарушением нормальной функции, включая галлюцинации (чаще всего словесные слуховые галлюцинации), бред (фиксированные ложные убеждения, не соответствующие культурным нормам и противоречащие всем свидетельствам об обратном) и расстройство позитивного мышления. (неорганизованный речевой вывод). Отрицательные симптомы - это характеристики, которые не проявляются у людей с шизофренией, но проявляются у здоровых людей. К ним относятся отсутствие произвольного поведения или отсутствие мотивации ( avolition, амотивация ), апатия, плоский или несоответствующий аффект и «расстройство негативного мышления» (бедность речи и языка).Все эти симптомы четко задокументированы в регулярно обновляемой библии психиатрической диагностики - Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, 4-е. Издание, более известное как DSM-IV (Американская психиатрическая ассоциация, 2000 г.). Пациент с шизофренией не обязательно проявляет все признаки, описанные выше, ни в данный момент времени, ни в разные моменты своей жизни. Скорее, чтобы быть диагностированным шизофрения, нужно показать некоторые нарушения социальных, профессиональных и повседневных функций и должно иметь определенное количество этих симптомов.Это означает, что шизофрения - неоднородное заболевание: два человека с диагнозом шизофрения могут демонстрировать разные подмножества симптомов.

Хотя шизофрения диагностируется чисто клинически, теперь мы знаем, что она характеризуется множественными нейропатологическими аномалиями в головном мозге, которые выявляются как на макроскопическом, так и на микроскопическом уровне. Ни одна из этих биологических аномалий не является специфической или достаточно селективной, чтобы ее можно было использовать для диагностики. Однако исследования, сравнивающие группы пациентов с группами демографически подобранной контрольной группы, показывают едва заметные, но явные и широко распространенные нейронные аномалии (Kuperberg & Heckers 2000).Многие из этих аномалий можно увидеть даже у пациентов на самой ранней стадии заболевания, которые не принимали длительное лечение. Макроскопически у пациентов наблюдаются объемные аномалии во множестве корковых и подкорковых структур. Структурная МРТ выявляет широко распространенное истончение коры, особенно в лобных и височных долях (Kuperberg et al. 2003). Исследования диффузно-тензорной визуализации (DTI) указывают на широко распространенные аномалии белого вещества, особенно в лобной и височной области коры головного мозга (Kyriakopoulos et al.2008 г.). Функциональные нейровизуализационные исследования также указывают на широко распространенные нарушения с аномальным увеличением и снижением гемодинамической активности (в зависимости от конкретного исследуемого аспекта познания), а также аномальные паттерны функциональной связи между регионами. На микроскопическом уровне шизофрения характеризуется синаптической дисфункцией, затрагивающей дофаминергическую, глутаматергическую и ГАМКергическую системы нейротрансмиттеров (Frankle et al. 2003). Посмертные исследования показывают увеличение плотности клеток при относительном уменьшении массы дентрита.

Хотя точные патогенетические механизмы шизофрении неизвестны, ясно, что у нее сложная полигенетическая основа с множеством генов, взаимодействующих с множеством факторов окружающей среды. Также растет признание того, что, несмотря на симптомы, впервые проявляющиеся в молодом зрелом возрасте, шизофрения имеет основу нервного развития с аномалиями, присутствующими в раннем детстве и подростковом возрасте (Lewis & Levitt 2002).

2. Описание языка при шизофрении

2a.Клиническая характеристика речевого вывода при шизофрении

Нарушение речевого общения является одним из нескольких диагностических признаков шизофрении. Однако не у всех больных шизофренией наблюдаются такие отклонения. Пациенты, у которых действительно обнаруживаются нарушения вербальной коммуникации, называются «расстройствами мышления», что отражает первоначальную точку зрения психопатологов, которые предполагали, что они отражают лежащие в основе расстройства мышления, а не первичные нарушения языка (Bleuler 1911/1950; Kraepelin 1904; Kraepelin 1906). 1 Однако сегодня термин «расстройство мышления» используется чисто описательно и относится к множеству явлений, которые приводят к нарушению речевого общения. Расстройство мышления оценивается в первую очередь путем изучения речевой информации пациентов без каких-либо теоретических предположений о его основных причинах. Известно, что эти явления способствуют социальной и профессиональной дисфункции (Bowie & Harvey 2008; Harrow et al. 1983; Marengo & Harrow 1987).

Было предпринято несколько попыток охарактеризовать явления, составляющие расстройство мышления, на описательном, клиническом уровне.Их можно условно разделить на «отрицательные» и «положительные». «Расстройство негативного мышления» описывает бедность речи (алогию) и чаще встречается у пациентов с другими неязыковыми негативными симптомами. «Расстройство позитивного мышления» включает несколько различных явлений, которые приводят к дезорганизованному и сложному для понимания дискурсу, и, как правило, чаще возникают с другими позитивными симптомами (Андреасен, 1979b; Харви и др., 1984; Олтманнс и др., 1985). Феномены, составляющие позитивное расстройство мышления, включают «крушение» - паттерн спонтанной речи, который имеет тенденцию соскальзывать и в котором выраженные идеи либо косвенно связаны, либо полностью не связаны, например.г. «Мне всегда нравилась география. Моим последним учителем по этому предмету был профессор Август А. Это был человек с черными глазами. Еще мне нравятся черные глаза. Есть также голубые и серые глаза и другие виды ... »(Bleuler 1911/1950), или« Мне очень понравилось в некоторых сообществах, я попробовал это, и на следующий день, когда я уйду, вы знаете, я взял под свой контроль как э-э, я нанесла, э-э, отбеливатель на свои волосы, в Калифорнии. Моя соседка по комнате была из Чикаго и собиралась учиться в неполном колледже. И мы жили в YMCA, поэтому она хотела нанести перекись на мои волосы… »(Андреасен, 1986).Они также могут включать в себя «касательность», когда пациент ответит на вопрос наклонным или несущественным образом, например Интервьюер: «Как вы себя сегодня чувствуете?» Пациент: «Что ж, со мной все в порядке, потому что цены в магазинах такие, как они есть, а моя квартира не за горами. Большую часть времени я слежу за арбитрами, потому что это уже не за горами. В противном случае особо нечего делать ».

Сход с рельсов и касательность часто характеризуются «ослаблением ассоциаций».'Это описывает производство связанных слов в дискурсе, которые не связаны с общим предложением или контекстом дискурса. Например, в следующей известной цитате пациент называет свою семью «матерью, отцом, сыном и Святым Духом» (Bleuler 1911/1950). И в следующем отрывке отдельные слова явно связаны, но дискурс в целом не имеет смысла: «Если вы думаете, что поступили мудро, отправив мне счет за деньги, которые я уже заплатил, я ни в коем случае не буду это делать, если только Я понимаю, почему и зачем вы мне.Но там, где были четверки, будут пятерки, а другие числа, расчеты и счета на ваш счет… » (Махер и др., 1983).

Помимо явлений на уровне предложений и дискурса, расстройство позитивного мышления иногда может включать отклонения на уровне отдельных слов. Например, некоторые пациенты производят неологизмы или не-слова, например «Я так разозлился, что взял блюдо и швырнул его в гешинкера» или «Так что я как бы проглотил все это» (Андреасен, 1986).Другие могут использовать общеупотребительные слова в своеобразной или причудливой манере (Schneider 1959), например шариковая ручка, именуемая «бумажный каток», или часы, называемые «сосудом времени» (Andreasen 1986).

В очень тяжелых случаях расстройство позитивного мышления проявляется в виде неразборчивой речи, в которой ни отдельные слова, ни объединенные предложения не соответствуют какому-либо различимому общему значению - «словесный салат» или шизофазия, например «О, это [жизнь в больнице] была великолепна, вы знаете, поезда сломались, и пруд упал в дверной проем» (McKenna & Oh 2005), или «Они уничтожают слишком много скота и масла, чтобы мыло.Если нам нужно мыло, когда вы можете прыгнуть в бассейн с водой, а затем, когда вы идете покупать бензин, мои люди всегда думали, что им следует взять поп, но лучше всего это моторное масло и деньги. С таким же успехом можно пойти туда и обменять кое-что, крышки и ... ох, шины и тракторы для групп, автомобильные гаражи, чтобы они могли вытаскивать машины из аварий, - вот во что я верю. Так что я не ходил туда чтобы больше не было поп, когда мои люди сказали это. Я просто пошел туда, чтобы купить рожок мороженого и немного шоколада в банках, или мы можем пойти туда, чтобы купить сигарету »(Андреасен, 1986).

Многие явления, составляющие расстройство мышления, были описаны и каталогизированы с помощью клинических оценочных шкал. Эти шкалы используются в основном в исследовательских целях для оценки степени нарушения мышления у отдельных пациентов (Andreasen 1979a; Andreasen 1986; Johnston & Holtzman 1979; Marengo et al. 1985; Marengo et al. 1986; Solovay et al. 1986). Из них наиболее широко используется шкала TLC из 20 пунктов: шкала оценки мышления, языка и общения (Andreasen 1979a). Эта шкала позволила систематически изучить частоту этих явлений и то, как расстройство мышления объединяется с другими симптомами шизофрении у больших групп пациентов.Такие исследования установили, что аномалии на уровне предложения и дискурса, такие как сход с рельсов и касательная (как определено выше), встречаются чаще, чем аномалии отдельных слов, такие как неологизмы (Andreasen 1979a; Earle-Boyer et al. 1986; Mazumdar et al. 1995). Кроме того, кластерный и факторный анализ показал, что расстройство позитивного мышления чаще возникает при дезорганизованном, нецеленаправленном поведении, чем при галлюцинациях и иллюзиях (Andreasen et al. 1995; Liddle 1987; Liddle 1992).Это последнее открытие привело к трехстороннему разделению внутри шизофрении, которое заменило ранее применявшуюся дихотомию положительных / отрицательных симптомов: «искажение реальности» (галлюцинации и бред), дезорганизация (расстройство позитивного мышления и дезорганизованное поведение, не направленное на достижение цели), и психомоторная бедность (включая расстройство негативного мышления и другие негативные симптомы). Однако у отдельного пациента в определенный момент времени может проявляться любая комбинация этих симптомов и признаков.

2б.Более принципиальная характеристика речевого вывода при шизофрении

Обсуждаемые выше попытки сгруппировать вместе признаки, составляющие позитивное и негативное расстройство мышления, являются атеоретическими и основаны исключительно на клинической оценке. Они не делают никаких предположений ни о статистических свойствах, ни о структуре нормального языка. Однако было предпринято несколько попыток описать речевой выход при шизофрении более принципиальным образом. Они сосредоточены вокруг трех основных подходов: один, который пытается описать речь, производимую пациентами, с точки зрения ее статистических свойств, второй, который исследует языковой вывод с точки зрения лексической и синтаксической структуры, и третий, который фокусируется на структуре дискурса.

Первый подход фокусируется на статистических свойствах речи больных шизофренией. Как описано выше, речь с нарушениями мышления кажется несвязной и иногда бессвязной. Отдельные слова часто кажутся несовместимыми с предыдущим предложением и контекстом беседы. В попытках описать и систематически количественно оценить эти типы несоответствий в исследованиях 1960-х и 1970-х годов изучались стенограммы речи, произведенные пациентами с шизофренией, и объективно оценивалась предсказуемость и изменчивость конкретного слова в контексте предложения или дискурса.Предсказуемость измерялась с помощью анализа Cloze (Taylor 1953), в то время как гибкость или изменчивость оценивалась количественно путем измерения количества различных слов («типов») по отношению к общему количеству используемых слов («токенов»), называемых типом: токен. соотношение. Эти исследования показали, что здоровые отдельные судьи были менее способны предсказать слова, пропущенные из транскриптов пациентов с шизофренией, чем те, которые были исключены из транскриптов здоровых контролей (Salzinger et al. 1970; Salzinger et al. 1964; Salzinger et al.1979), особенно когда контекст был относительно длинным (14 окружающих слов, окружающих пропущенное слово). Кроме того, соотношение тип: маркер обычно было ниже в речевых и письменных выборках пациентов с шизофренией, чем в здоровой контрольной группе (Hammer & Salzinger 1965; Manschreck et al. 1991; Pavy et al. 1969). Оба этих показателя были относительно специфичными для пациентов, которые клинически характеризовались как расстройства мышления (измерения с использованием анализа Клозе: Hart & Payne, 1973; Manschreck et al., 1979; меры с использованием типа: Token ration: Allen, 1983; Маншрек, 1981).

Более поздние попытки охарактеризовать статистические свойства речи, производимой пациентами с шизофренией, основывались на вычислительных моделях. В одном исследовании использовалась база данных ассоциаций для количественной оценки количества ассоциаций в определенных единицах транскрибированной речи пациентов (Maher et al., 2005 Linnet, & Candela, 2005). Результаты подтвердили клинические впечатления о том, что у пациентов было больше ассоциаций, чем у здоровых людей.Эта разница была более выраженной, когда в модель вводились более крупные блоки текста (более пятнадцати слов), что позволяет предположить, что ассоциации между словами оказывали свое влияние на более длительные периоды у пациентов, чем в контрольной группе.

В другом исследовании использовался скрытый семантический анализ (LSA) для изучения стенограмм речи пациентов (Elvevag et al. 2007). LSA обеспечивает меру совпадения слов в данном дискурсе (Landauer & Dumais 1997: http://lsa.colorado.edu). Хотя лексическое совпадение не является синонимом лексико-семантической ассоциации, слова, которые появляются вместе в одном контексте, обычно имеют более сильные семантические ассоциации, чем слова, появляющиеся в разных контекстах.Пациенты с более тяжелыми нарушениями мышления (по оценке по высокому глобальному баллу по клинической шкале оценки мышления, языка и коммуникации; Andreasen 1986) имели более низкие баллы LSA, чем пациенты с менее нарушенным мышлением или здоровые люди из контрольной группы. Этот результат подтверждает утверждение о том, что у этих пациентов возникали «более слабые» или более расплывчатые ассоциации между словами. Кроме того, авторы исследовали оценки LSA на разных расстояниях между исходным вопросом интервьюера и ответом участника (от 2 до 8 слов после вопроса).Как и ожидалось, оценки LSA увеличивались с увеличением размеров окон во всех трех группах. Однако при размере окна в 8 слов оценки LSA у пациентов с более нарушенным мышлением не увеличивались в той же степени, как у пациентов с менее нарушенным мышлением и здоровых людей из контрольной группы.

Второй общий подход попытался охарактеризовать речевой вывод у больных шизофренией с точки зрения лексической и синтаксической структуры. Этот подход был впервые предложен лингвистом Элейн Чайка, которая тщательно задокументировала и описала речь одного пациента.В дополнение к классическим клиническим наблюдениям о том, что предложения были составлены «в соответствии с семантическими особенностями ранее произнесенных слов, а не в соответствии с темой», Чайка (1974) также описал некоторые лексические и синтаксические ошибки, многие из которых были отмечены как обострения типов речевых ошибок у здоровых людей (Фромкин, 1975). Последующий анализ речи больных шизофренией показал, что она была более грамматически девиантной (Hoffman & Sledge, 1988) и менее синтаксически сложной, чем у контрольной группы (Fraser et al.1986; Морис и Ингрэм 1982; но см. Sanders et al. 1995). Последние результаты были особенно связаны с более длительной продолжительностью болезни пациентов (King et al. 1991; Thomas et al. 1990), ранним началом болезни (Morice & Ingram 1983) и негативными симптомами (Thomas et al. 1987).

Третий подход сосредоточен на структуре дискурса, в частности, на использовании устройств сцепления, которые связывают слова с их реальными референтами и с предыдущими референтами в дискурсе (обзор Ditman & Kuperberg In press).Этот подход был впервые предложен Рочестером и Мартином (1979) в их книге, Crazy Talk , и впоследствии был систематически классифицирован по так называемому индексу коммуникативных нарушений, разработанному Дочерти и ее коллегами (CDI: Docherty et al. 1996). Эта мера разделила референтные нарушения пациентов на такие категории, как расплывчатые («Нам пришлось обратиться в суд и другие плохие вещи»), отсутствие информации («Они отпустили его / Джорджа, так почему бы не меня?» Без предварительного упоминания о каком-либо конкретный мужчина или мужчина по имени Джордж) и сбивчивое упоминание («Начальники были так завидны, потому что начальство любило меня, потому что я был очень хорошим и трудолюбивым, что им это не нравилось, поэтому они составили заговор против меня», в котором «они» могли правдоподобно относиться либо к «начальникам», либо к «начальникам»).Интересно, что многие из этих аномалий, по-видимому, остаются стабильными с течением времени у пациентов и присутствуют у родственников пациентов первой степени родства (Docherty 1995; Docherty & Gottesman 2000; Docherty et al. 1998). Также были задокументированы другие формы ненормального дискурса (Allen 1984; Hoffman et al. 1982; Hoffman et al. 1986; Leroy et al. 2005).

Было предпринято несколько попыток охарактеризовать нейронные корреляты речи с нарушениями мышления с помощью методов нейровизуализации. В раннем исследовании McGuire et al.(1998) просили пациентов с шизофренией описывать неоднозначные картины, которые вызывали различные степени нарушения мышления речи во время ПЭТ-визуализации. Они показали, что тяжесть расстройства позитивного мышления обратно коррелировала с активностью левой верхней височной коры и нижней лобной коры, но положительно коррелировала с активностью передней веретенообразной / парагиппокампальной коры (McGuire et al. 1998). Отрицательная корреляция между положительным расстройством мышления и активностью в левой верхней височной коре была воспроизведена в более позднем исследовании фМРТ (Kircher et al.2001b). Снижение вовлеченности этой области было интерпретировано как вклад в семантическую дезорганизацию языка, производимого пациентами. Авторы также показали, что активность в пределах задней правой средней височной коры и верхней лобной коры коррелирует с количеством синтаксически сложных предложений, произведенных у здоровых людей из контрольной группы, но не у пациентов с шизофренией. Неспособность задействовать эти области была интерпретирована как способствующая синтаксически более простой речи пациентов (Kircher et al.2005). В другом исследовании активность изучалась, когда участники завершали семантически ограничивающие основы предложений (по сравнению с простым чтением предложений): в отличие от пациентов без нарушений мышления и здоровых людей контрольной группы, пациенты с нарушениями мышления не могли задействовать правую височную кору. Это было интерпретировано как вклад в нарушения на уровне дискурса, которые характеризуют расстройство мышления (Kircher et al. 2001a; см. Также Mitchell & Crow 2005).

2б. Нарушения понимания речи при шизофрении

Клинически проблемы с пониманием языка у пациентов с шизофренией более тонкие, чем проблемы речевого образования, и менее хорошо задокументированы.Единственное исключение - затруднения пациентов с образным языком. Некоторые пациенты демонстрируют «конкретное мышление» (Goldstein 1944). Действительно, интерпретация пословиц обычно используется в клинической практике для оценки нарушений мышления при шизофрении (она составляет один из пунктов широко используемой психиатрической рейтинговой шкалы PANSS; Kay et al. 1987). В соответствии с этими клиническими впечатлениями, несколько исследований подтверждают, что пациенты с шизофренией часто выбирают конкретные интерпретации, когда их просят интерпретировать образный язык (Brune & Bodenstein 2005; Chapman 1960; Kiang et al.2007).

Систематические оценки понимания речи не были включены в большинство нейропсихологических батарей, используемых для изучения когнитивных функций при шизофрении. Некоторые из таких батарей, однако, отмечают, что пациенты особенно плохо справляются с задачами, используя вербальные, а не невербальные материалы (Bowie & Harvey 2005; Wexler et al. 1998). Действительно, дифференциальный дефицит нейропсихологических задач с использованием вербальных стимулов также был зарегистрирован у детей из группы риска шизофрении (Cannon et al.2002; Фуллер и др. 2002; Отт и др. 2001; Reichenberg et al. 2006), во время ранней, доклинической (продромальной) фазы расстройства (Simon et al. 2007) и у пациентов в их первом эпизоде ​​психоза (Fuller et al. 2002; Hoff et al. 1999; Wood et al. 2007 г.).

Хотя мы мало знаем об общих профилях понимания у пациентов с шизофренией, в некоторых исследованиях изучались более конкретные аспекты понимания. Например, есть свидетельства того, что пациенты плохо интерпретируют длинные и грамматически сложные предложения.В этих исследованиях относительно низкая производительность пациентов в интерпретации синтаксически сложных предложений коррелировала с их плохой успеваемостью при выполнении вербальных заданий на объем рабочей памяти и, следовательно, приписывалась проблемам с рабочей памятью (более подробное обсуждение см. В сопроводительной статье). В других исследованиях сообщалось, что пациентам трудно интерпретировать лексически неоднозначные слова в предложениях. Эти результаты послужили вдохновением для нескольких психолингвистических исследований, в которых предпринимались попытки выяснить механизмы таких нарушений, поскольку значение создается в реальном времени.Этот психолингвистический подход к изучению языка при шизофрении будет обсуждаться в сопроводительной статье.

3. Теории языковой дисфункции при шизофрении

Для объяснения языковой дисфункции при шизофрении были предложены две основные теории. Первый предполагает, что аномалии в структуре и функции семантической памяти приводят к языковым аномалиям (Aloia et al. 1998; Spitzer et al. 1993). Во-вторых, языковая дисфункция возникает из-за нарушений в построении и использовании «контекста» (Cohen & Servan-Schreiber 1992).Такие «нарушения контекста» обычно связывают с плохим УМ или общим дефицитом исполнительных функций. Основное подтверждение каждой из этих гипотез исходит из исследований, которые установили корреляции между типами клинических языковых показателей, производимых пациентами, описанными в разделе 2а, особенно тяжестью расстройства мышления, и ненормальным выполнением пациентом задач, которые исследуют семантическую память. рабочая память и исполнительные процессы.

3а. Функция семантической памяти при шизофрении

Возможно, наиболее влиятельная теория расстройства позитивного мышления при шизофрении состоит в том, что оно происходит из более быстрого и дальнейшего автоматического распространения активации через семантическую память (Manschreck et al.1988; Spitzer et al. 1993). Эта теория предполагает модель семантической памяти, в которой слова и понятия связаны в сети в соответствии с их степенью ассоциации или совместной встречаемости (Anderson 1983; Collins & Loftus 1975). Эта теория интуитивно привлекательна: более быстрое автоматическое распространение семантической ассоциативной активности может помочь объяснить клинический феномен «ослабления ассоциации», который, как обсуждалось в разделе 1а, относится к тенденции некоторых пациентов производить строки семантически связанных слов, которые не обязательно образуют единое целое.

В экспериментальных условиях, которые снижают стратегическую обработку, например при использовании короткой асинхронности начала стимула (SOA - интервал между началом первичного и целевого) считается, что эффект ассоциативного семантического прайминга управляется, по крайней мере частично, автоматическими механизмами, такими как распространение активации от простого к цели. Автоматическое ассоциативное распространение активации является особенно вероятным объяснением так называемого косвенного праймингового эффекта, в котором первичное число и цель связаны только через невидимое посредническое слово (например,г. «Львиные полосы» через «тигр») (Balota & Lorch 1986; Kreher et al. 2006; McNamara & Altarriba 1988; Neely 1991). Есть несколько сообщений о том, что в автоматических условиях прямое грунтование (Manschreck et al. 1988; Moritz et al. 2001; Spitzer et al. 1994) и непрямое грунтование (Moritz et al. 2001; Moritz et al. 2002; Spitzer 1993; Weisbrod et al. 1998) повышается у пациентов с шизофренией, особенно у тех, у кого имеются клинические признаки позитивного расстройства мышления. Эти результаты подтверждаются электрофизиологическими данными: используя задачу семантического мониторинга, которая не требовала поведенческой реакции на интересующие испытания, Креер, Холкомб, Гофф и Куперберг (2008) сообщили, что пациенты с нарушениями мышления по сравнению с пациентами с нарушениями мышления Пациенты и здоровые люди из контрольной группы продемонстрировали повышенный электрофизиологический эффект непрямого прайминга между 300-400 мс после начала действия цели (другие электрофизиологические доказательства автоматической семантической гиперактивации при шизофрении см. в Mathalon et al.2002).

Тем не менее, не все поведенческие и электрофизиологические исследования сообщили об усилении эффектов семантического прайминга при шизофрении при коротких SOA (например, Barch et al. 1996; Kiang et al. 2008). Одна из причин этого может заключаться в том, что не во всех исследованиях пациенты разделились на пациентов с нарушениями мышления и без них. Другая причина может заключаться в том, что даже в так называемых «автоматических» экспериментальных условиях часть семантического праймингового эффекта опосредуется стратегическими процессами (например, активными усилиями связать значение простых чисел и целей или предсказать цель после встречи с простыми числами). которые, как обсуждается ниже, у пациентов нарушены.Особенно яркую иллюстрацию влияния таких стратегий на семантическое прайминг, даже при коротких SOA, дает последующее исследование Kreher, Goff, and Kuperberg (2009). Здесь те же пациенты, которые продемонстрировали увеличенный эффект электрофизиологического прайминга с использованием задачи неявного семантического мониторинга (см. Выше), показали аномально сниженный прайминговый эффект , когда их явно попросили сделать суждения о семантических отношениях между простыми числами и целями. .

Ненормально сниженный эффект семантического прайминга при длинных SOA, позволяющих использовать контролируемые стратегии, такие как семантическое сопоставление, прогнозирование и выбор, был четко задокументирован (Barch et al. 1996; Kreher et al. 2009; Kuperberg et al. 2009; Kuperberg et al. In нажимать). Это происходит как у пациентов с расстройством мышления, так и без него, и обычно его связывают с нарушениями у пациентов функции исполнительной или рабочей памяти, как обсуждается ниже. Нарушения стратегического использования семантических знаний пациентами также очевидны в парадигмах декларативной памяти.В то время как здоровые контрольные образцы демонстрируют превосходное запоминание слов, которые могут быть семантически категоризированы во время кодирования, пациенты не могут спонтанно использовать такие стратегии семантической категоризации, создавая неорганизованные списки слов при припоминании. Однако отрадно, что в большинстве таких исследований сообщается, что если материал заранее организован или если пациентам дается достаточно времени для систематизации материала во время кодирования, у них действительно есть возможность использовать семантическую информацию для улучшения запоминания (см. Kuperberg et al., 2009). обзор).

Вопрос о том, как автоматические и контролируемые семантические процессы взаимодействуют при шизофрении, становится особенно актуальным, когда мы рассматриваем их нейроанатомические основы. На здоровых людях в настоящее время проводится ряд исследований нейровизуализации, в том числе те, в которых использовалась парадигма семантического прайминга, предполагающая, что лексико-семантические представления сохраняются и автоматически активируются в нижней височной / веретенообразной и левой средней височной коре головного мозга. Напротив, считается, что левая нижняя лобная кора (IFC) опосредует контролируемый, стратегический поиск и выбор семантических представлений, хранящихся в височной коре (см. Lau et al.2008 для обзора). У пациентов с шизофренией несколько исследователей предположили, что функциональные взаимодействия между височно-префронтальной корой головного мозга ненормальны, но было проведено мало исследований, связывающих это с семантической обработкой. В исследовании фМРТ, посвященном изучению нейроанатомических коррелятов контролируемого семантического прайминга при шизофрении (с длинным SOA), мы показали, что активность в левой нижней префронтальной и височной коре головного мозга была увеличена на до связанных (по сравнению с несвязанными) целевыми объектами у пациентов, я.е. нейральное праймирование было , обратное (Kuperberg et al. 2007). Этот эффект обратного гемодинамического прайминга наблюдался у всех пациентов с шизофренией, но в пределах височной коры он был особенно заметен у пациентов с расстройством позитивного мышления. ФМРТ интегрирует нейронную активность с течением времени. Таким образом, наблюдаемый нами паттерн нейронной модуляции, вероятно, отражал активность как на ранних, так и на поздних стадиях нейронной обработки. Мы предположили, что неэффективность контролируемого лексико-семантического поиска и отбора, опосредованного нижней префронтальной корой, приводит к повышенной остаточной активации в височной коре к связанным по сравнению с несвязанными целевыми словами, и что эта повышенная активация доминирует в структуре гемодинамической активности. наблюдаемый.

3б. Рабочая память и управляющая функция, язык и шизофрения

Многочисленные исследования показывают, что у пациентов с шизофренией наблюдается дефицит во многих областях когнитивной функции. Большая часть этой работы была сосредоточена на рабочей памяти и исполнительной функции пациентов. Пациенты демонстрируют явный дефицит рабочей памяти (Lee & Park 2005), а также плохо справляются с различными задачами управляющих функций, такими как Висконсинская задача сортировки карточек и Stroop, которые оцениваются как часть нейропсихологических батарей.Была проведена некоторая работа, изучающая взаимосвязь между дисфункцией речи и дисфункцией исполнительной или рабочей памяти, оцененной с помощью нейропсихологических показателей. Тяжесть расстройства позитивного мышления при шизофрении коррелирует с успеваемостью при выполнении нескольких когнитивных задач, включая Stroop, задачи непрерывной производительности и другие (Docherty & Gordinier 1999; Kerns 2007; Kerns & Berenbaum 2002). В метаанализе Кернс и Беренбаум (2002) сообщили о сильной связи между расстройствами мышления и нарушением исполнительной функции.

Нарушения референтной коммуникации, описанные в разделе 1b, также коррелируют с плохой успеваемостью пациентов по некоторым из этих нейропсихологических показателей. Исследования Дочерти и его коллег продемонстрировали корреляцию между нарушениями референтной коммуникации и плохой успеваемостью при выполнении задач, связанных с непосредственной слуховой памятью и отвлекаемостью, рабочей памятью, устойчивым вниманием и последовательностью (Docherty 2005; Docherty & Gordinier 1999). Интересно, что выполнение задач с устойчивым вниманием и упорядочиванием, по-видимому, является лучшим предиктором сбоев ссылочной коммуникации, чем само расстройство позитивного мышления.

Типы батарей и заданий, часто используемые для оценки рабочей памяти и управляющих функций при шизофрении, имеют то преимущество, что они очень хорошо обоснованы, и они сыграли ключевую роль в установлении шизофрении как нейрокогнитивного расстройства. 2 Их главный недостаток, однако, заключается в том, что они обычно исследуют несколько отдельных когнитивных процессов. Недавно в области шизофрении произошел шаг к определению отдельных компонентов рабочей памяти (Barch & Smith, 2008) и исполнительной (Kerns et al.2008) функция, которая может быть сохранена или нарушена при шизофрении. К ним относятся способность хранить информацию в сети с течением времени, манипулировать информацией в сети и выполнять данную задачу, отменять доминантный ответ, выбирать среди конкурирующих альтернатив и отслеживать свои собственные ответы. Задачи, которые исследуют эти конкретные конструкции, были идентифицированы (Barch et al. 2009a; Barch et al. 2009b) как часть более общей тенденции в исследованиях шизофрении к выделению «когнитивно чистых» процессов с использованием методов экспериментальной психологии и когнитивной нейробиологии. (Картер и др.2008 г.). Однако до сих пор было проведено немного исследований, изучающих взаимосвязь между показателями пациентов по этим более чистым показателям исполнительной или рабочей памяти и конкретным клиническим или когнитивным показателям языка (но см. Kerns 2007).

Информация для авторов

Джина Р. Куперберг, || Департамент психологии, Университет Тафтса, 490 Бостон-авеню, Медфорд, Массачусетс 02155, США. * Отделение психиатрии, Массачусетская больница общего профиля и MGH / MIT / HMS Athinoula A.Мартиносский центр биомедицинской визуализации, корп. 149, 13-я улица, Чарлстаун, Массачусетс 02129, США.

Более 20 широко используемых рекламных методов, которые работают [2021]

Некоторые из наиболее распространенных рекламных техник включают эмоциональную привлекательность, давление на подножку (известная как подножка рекламы), одобрение и социальное доказательство, а также лживые слова.

В этом руководстве мы расскажем о 23 наиболее распространенных методах рекламы.

Нам нужно многое обсудить, так что приступим.

Более 20 широко используемых рекламных приемов

Метод № 1: Психология цвета

Техника №2: Композиция

Метод № 3: Правило третей и золотое сечение

Метод № 4: Фокус

Техника № 5: Визуальный путь

Техника № 6: Типографская композиция

Техника № 7: Повторение

Техника № 8: Язык тела

Техника № 9: Прямой взгляд

Техника № 10: Взгляд в три четверти

Метод № 11: Точка зрения

Техника №12: За кадром

Метод № 13: Ассоциация

Техника № 14: Символизм

Техника № 15: Антропоморфизм

Техника №16: Эмоциональный призыв

Техника № 17: Давление на подножку

Техника № 18: Рассказывание историй

Метод № 19: Социальное доказательство

Техника №20: Фантазия

Метод № 21: Анимация и анимационная графика

Техника № 22: Искусственная реальность

Метод № 23: Инфлюенсеры в социальных сетях

Метод № 24: Незавершенные объявления

Техника № 25: Взятка

1 Психология цвета

Сознательное использование цвета - первый пример.Этот метод используется каждый раз, во всех видах визуального маркетинга.

Рекламную технику с психологией цвета легко неправильно понять или ошибиться. Немного другая тональность любого цвета может в конечном итоге передать неправильную эмоцию, а не ту, на которую был нацелен дизайн.

Цвет присутствует в фонах, фотографиях, шрифтах, визуальных акцентах и ​​элементах брендинга. Вот почему так важно каждый раз думать о цветовой палитре.

Подумайте о важности каждого цвета и о том, выполняет ли он свою работу.Креативная реклама использует интересные цветовые схемы для передачи сообщения без слов. Простой выбор, например использование жирного цвета для кнопки с призывом к действию, может значительно повысить рейтинг кликов.

Иногда один цвет в бренде настолько важен, что становится самостоятельным, например, Coca-Cola Red или Tiffany Blue.

В рекламе ниже используется фирменный цвет Tiffany Blue и черно-белая фотография. Обратите внимание, что модель также дает зрителю «прямой взгляд».«Мы поговорим об этом позже.

Источник изображения

2 Состав

Так же, как и использование психологии цвета, сбалансированная композиция чрезвычайно важна для любого типа визуального оформления. Композиция - это то, как все элементы размещаются в визуальном пространстве.

Композиция может иметь множество различных целей: от привлечения внимания зрителя к одной конкретной точке или создания визуального потока сверху вниз.

Есть много способов создать сбалансированную композицию.Основные правила хорошей композиции называются гештальт-принципами. К ним относятся визуальные правила, такие как простота, синхронность и ассоциация.

В рекламе ниже композиция помещает мать слева, а солнце светит ей справа. Текст расположен внизу, чтобы придать ему значение.

В этой рекламе для отправки сообщения используются такие методы композиции, как правило третей, фокус и визуальный путь.

Все готовые шаблоны в библиотеке Visme имеют идеально сбалансированную композицию.Все, что вам нужно сделать, это ввести свой контент.

Источник изображения

Правило трех третей и золотое сечение

Помимо принципов гештальта, дизайнеры используют еще две техники для создания сбалансированной визуальной рекламы. Это правило третей и золотая середина.

Правило третей и золотая середина - это визуальные инструменты, которые помогают дизайнерам размещать элементы в пространстве визуально привлекательно.

Правило третей разделяет холст на шесть равных прямоугольников - два ряда и три столбца.Размещая важные элементы в точках пересечения прямоугольников, им придается визуальная важность при сохранении визуального баланса.

Источник изображения

Золотая середина - это визуальный инструмент, который следует соотношению последовательности Фибоначчи.

Подобно правилу третей, инструмент золотой середины используется для гармоничного размещения элементов.

Источник изображения

Какой инструмент выбрать, зависит от фотографа, видеооператора или дизайнера.

4 Координатор

Точное определение фокуса так же важно, как выбор цветов и типографики. У зрителя должно быть четкое место для просмотра, когда он воспринимает рекламное сообщение.

Достичь фокуса можно разными способами. Правило третей и золотая середина - на самом деле два полезных инструмента, помогающих создать успешный фокус.

Другие методы определения точки фокуса:

  • Выборочный фокус: Сохраняйте фокусировку в фокусе, а фон размытым или наоборот.
  • Экспозиция: Манипулируйте темными и светлыми областями на изображении, чтобы выделить точку фокусировки.
  • Источник света: Освещает только фокусную точку.

Когда есть две точки фокусировки, вы можете применять принципы гештальта для достижения хорошего баланса. Простые рекламные объявления, представленные ниже, имеют четко очерченные точки, где буквы стираются.

Источник изображения

5 Визуальный путь

Как и точка фокусировки, визуальный путь - это техника, которая переводит взгляд зрителя на определенный элемент.В этом случае зритель совершает путешествие по контенту.

Когда кто-то смотрит на любую визуальную графику, будь то реклама, страница в журнале, веб-сайт или целевая страница, они будут следовать визуальному пути.

Когда мы говорим о визуальных путях, есть две заметные формы. Первый - это Z-образная форма, в которой взгляд начинается в верхнем левом углу, перемещается вправо, затем возвращается влево и вниз по диагонали, а затем снова перемещается вправо.

Вторая визуальная форма - F.F похожа на Z, но вместо того, чтобы возвращаться влево по диагонали вниз, она следует за линией, похожей на то, как вы читали бы блок текста.

На целевой странице ниже показано, как работает визуальный путь Z. Наш взгляд перемещается от заголовка к лицу человека (обратите внимание на язык тела), обратно к кнопке и затем к макету мобильного телефона.

Источник изображения

На изображении ниже показано, как глаза перемещаются по содержимому инфографики.

Источник изображения

6 Типографская композиция

Другой важный визуальный прием - использование типографики.Практически каждая визуальная реклама будет иметь какой-либо типографский элемент.

Баланс между визуальными эффектами и шрифтом очень важен. Типографика, чаще всего называемая шрифтами, имеет двойную цель - передать сообщение словами, но при этом имеет визуальную привлекательность.

Комбинация используемых шрифтов называется парой шрифтов, и она может создать или испортить дизайн. Цвет слов и букв должен быть сбалансирован с фоном, чтобы все дополняло друг друга.

Некоторые типографские техники включают манипулирование буквами, чтобы они напоминали формы, или размещение текстуры внутри букв.

В некоторых случаях, например, в рекламе в Facebook, действительно важно количество шрифтов и слов. Алгоритм Facebook принимает определенное соотношение текста и изображения в отправляемых объявлениях.

Создатели должны помнить о том, сколько текста они включают, чтобы убедиться, что их визуальный элемент отправляет сообщение, не содержащее слишком много текста для запуска Facebook.

Однако в традиционной рекламе типографика может использоваться как главный элемент. Возьмем, к примеру, эту рекламу Cadbury. Товар, который они продают, по сравнению с ним крошечный.

Источник изображения

Посмотрите это видео ниже из нашей серии Make Information Beautiful о поиске правильной пары шрифтов для любого типа графики.

7 повторений

Техника повторения - это рекламный прием, связанный с маркетинговой стратегией. Повторение применимо к нескольким различным аспектам визуальной рекламы.

Вот способы, которыми вы можете его использовать:

  • Показывайте телевизионный рекламный ролик много раз в день на различных каналах.
  • Отправьте одно и то же объявление, чтобы оно было напечатано в нескольких журналах в вашей нише.
  • Разместите одно и то же объявление на различных рекламных щитах в городе, стране или за рубежом.
  • Создавайте цифровые объявления и отправляйте их в рекламу Google или в средства массовой информации, такие как Mediavine.
  • Создавайте и распространяйте большое количество товаров с распечатанными активами вашего бренда.
  • Создавайте разные версии одного и того же объявления с разными символами, положениями тела и т. Д.
  • Увеличьте количество раз, когда вы разрешаете показ одной и той же рекламы на Facebook.

Техника повторения лучше всего подходит для новых продуктов или новых кампаний по повышению узнаваемости бренда. Для начала полезно использовать повторение, а затем его можно уменьшить, чтобы не утомлять покупателя. Слишком частое повторение может иметь отрицательный эффект.

В рекламе Renault ниже показаны четыре графических изображения, повторяющих одну и ту же концепцию, но с другой формой, что позволяет использовать преимущества этой рекламной техники.

Источник изображения

8 Язык тела

Большое количество средств визуальной рекламы включает в себя людей. И в видео, и в статической графике очень важен язык тела человека или людей.

Уверенность, осведомленность, успех и различные другие чувства можно визуализировать с помощью языка тела человека.

Язык тела - невербальный язык, который человек передает, когда он стоит, сидит, улыбается и движется.Независимо от того, является ли человек на изображении моделью, актером, известным профессионалом, обычным человеком или даже анимированным персонажем - важно то, как он движется или стоит.

Шаги по достижению правильного языка тела в рекламе начинаются еще до ее разработки. Креативные директора работают с клиентом, чтобы определить правильный обмен сообщениями.

Следующий шаг - провести кастинг, чтобы найти человека, который лучше всего передает язык тела, который они ищут. Во время съемки актеру или модели дают указания, пока не будет достигнут желаемый эффект.

В приведенной ниже рекламе McDonald’s используется только язык тела, чтобы донести информацию об их круглосуточном обслуживании, создавая убедительную рекламу, которая обязательно заставит вас зевнуть.

Источник изображения

9 Прямой взгляд

Продолжая язык тела, еще один рекламный прием, который мы видим, во многом связан с глазами. Прямой взгляд - это когда кто-то смотрит вам прямо в глаза, не отводя взгляда.

Эта техника заимствована из практики гипноза.Его официальное название - «метод индукции взгляда», и он предназначен для того, чтобы люди чувствовали вещи, просто глядя на них внимательно. Это очень эффективный рекламный прием!

Технику прямого взгляда часто можно увидеть в журнальной рекламе наручных часов и парфюмерии. Персонажи в них - обычно знаменитости, особенно те, которых потребители считают очень красивыми, красивыми или достойными обморока.

Например, взгляните на этого парня в рекламе духов Gucci.

Источник изображения

10 Трехчетвертный взгляд

Еще одна техника, связанная с персонажами, - это взгляд в три четверти. Взгляд можно использовать в любом направлении, внутрь или наружу. Направление зависит от того, каким должно быть сообщение.

Первый пример может дать ощущение «вглядывания» в ситуацию, частью которой зритель на самом деле не является. Этот прием очень часто используется в видео. Взгляд в три четверти, обращенный вперед, лучше подходит для статического изображения, которое хочет передать ощущение чуда.

В рекламе Dolce and Gabbana ниже используется зеркало для достижения трехчетвертного взгляда.

Источник изображения

Рекламный щит Базза Лайтера «История игрушек 3» - еще один пример.

Источник изображения

11 Точка зрения

Этот рекламный прием - способ показать действие, как если бы зритель его делал или пережил. Этот метод чаще всего используется в видеорекламе.

Есть разные уровни техники взгляда.Камеру можно подключить к устройству SteadyCam на уровне глаз или очень близко к ним, что делает записанное видео естественным и создает ощущение присутствия зрителя в кадре.

Камеры

GoPro, прикрепленные к шлемам в экстремальных видах спорта, - еще один распространенный способ использования этой техники. Затем отснятый материал используется для рекламы в социальных сетях или более длинных вдохновляющих видеороликов. RedBull и GoPro являются экспертами в этой технике.

Несмотря на то, что их видео могут не выглядеть точно как реклама RedBull или GoPro, они продают образ жизни.

12 за кадром

Хороший способ привлечь клиентов - показать им, как работает компания изнутри. Через социальные сети бренд может показывать своим пользователям и подписчикам креативные закулисные изображения и видео.

Это могут быть фотографии членов команды, работающих в офисе, или видеотур, где каждый создает продукты, которые нравятся покупателям. Закулисный прием как метод визуальной рекламы может быть очень полезным, чтобы пользователи почувствовали связь с брендом.

Еще одна замечательная закулисная идея - позволить влиятельному сотруднику «захватить» канал в социальных сетях. Это отличный метод внутреннего маркетинга влиятельных лиц.

Сотрудник, вступающий в должность, может публиковать фотографии, видео или графические изображения, созданные с помощью корпоративной учетной записи Visme и фирменного комплекта. Рекламные агентства иногда предлагают эту услугу и обучают несколько сотрудников тому, как это делать правильно.

Потребители ценят честность закулисной кампании.Это потому, что они могут относиться к тому, что команда делает каждый день, так же, как и к своей работе. Персонализированный маркетинг может иметь большое значение как для рынков B2B, так и для рынков B2C.

Это изображение бургера McDonald’s было частью более крупной кампании, в ходе которой компания McDonald’s выпустила видеоролик с закулисными кадрами своей телевизионной рекламы.

Источник изображения

13 Ассоциация

Некоторые рекламные приемы в основном полагаются на психологию. Так обстоит дело с методом ассоциации, также называемым «ассоциативный маркетинг».”

Предпосылка состоит в том, что визуальные элементы в графике будут создавать ассоциации для зрителя. Эти ассоциации могут быть чувствами, идеями, местами или ностальгией.

Чтобы ассоциативный маркетинг был успешным, необходимо заранее провести хорошее исследование, чтобы иметь глубокое представление о том, кто такой потребитель, прежде чем принимать решение о том, какой будет ассоциация.

Например, в антибактериальном мыле для рук можно использовать сцены, в которых дети играют в грязи и пачкаются, но при этом получают массу удовольствия.Это создает ассоциацию, что дети могут пачкаться - это нормально, если после этого они могут вымыть руки с мылом.

Еще одно распространенное использование техники ассоциации - с предметами роскоши. Потребителей заставляют поверить, что с модными наручными часами их жизнь будет гламурной и полной роскоши, путешествий на частных самолетах и ​​распития шампанского.

Когда все сделано хорошо, эта ассоциативная реклама очень успешна.

Эта реклама о Карнавале без наркотиков и алкоголя - отличный пример не только ассоциации, но и психологии цвета, типографики и даже фантазии.

Молодые люди ассоциируют изображение с видеоиграми, и поэтому образ девушки, которую рвало в своем костюме, больше не вызывает отвращения.

Источник изображения

14 Символизм

Техника, похожая на ассоциацию, связана с символизмом. Методы визуального маркетинга, использующие символизм в своем сообщении, требуют использования метафор и сравнений. Это литературные инструменты, используемые для сравнений и намеков.

Например, маркетинговая стратегия крема для рук может использовать визуальную метафору для сравнения аромата крема с ароматом весенних цветов.

Использование символики может быть расплывчатым и тонким или чрезмерно надуманным. Последний работает только с брендами, у которых уже есть большое количество потребителей с высокой лояльностью к бренду. Никто не хочет сбивать с толку.

В этой печатной рекламе вместо сердца используется флакон духов. По сути, флакон духов символизирует сердце или что-то, что человек может полюбить в подарок на День святого Валентина.

Источник изображения

McDonald's использует свой картофель фри для рекламы бесплатного Wi-Fi - еще один прекрасный пример символизма.Все знают, как выглядит символ Wi-Fi, и эта реклама извлекает выгоду из этого.

Источник изображения

15 Антропоморфизм

Говорящие M&M и арахис с тростью - результат рекламной техники антропоморфизма. Эта тактика заключается в превращении неодушевленного предмета в существо, которое может двигаться, говорить, ходить и даже петь.

Когда реклама, использующая этот стиль, оказывается успешной, бренды часто проводят мерчендайзинг с персонажем для продажи или раздачи.Если персонаж будет принят потребителем, он в конечном итоге может стать именем нарицательным.

Рекламная индустрия давно использует антропоморфизм. Известны простые приемы, такие как добавление рук и ног к арахису или постановка тигра на две ноги.

Эта техника - не умирающее искусство, и в последние годы она фактически претерпела новые реинкарнации. Геккон Geico - яркий тому пример.

Московский зоопарк тоже немного повеселился с антропоморфизмом.

Источник изображения

16 Эмоциональный призыв

Эмоциональная привлекательность - один из самых эффективных маркетинговых приемов.Целевая аудитория - это практически любой человек с чувствами. Телевизионная реклама довольно часто использует эту тактику.

Суперэмоциональная реклама «Hallmark Commercial» - прекрасный тому пример. Успешные кампании, использующие эмоциональную привлекательность, также полагаются на символизм, ассоциации и сложные методы повествования, чтобы повлиять на глубокие эмоции зрителя.

Чтобы эта рекламная техника работала, бренду необходимо действительно знать своего потребителя. Маркетинговая команда должна понимать надежды и мечты, а также страхи и потребности своей целевой аудитории.

Используя техники рассказывания историй, они могут заставить любого из своих клиентов или потенциальных клиентов почувствовать, что они связаны с историей.

В последние годы тайская телевизионная реклама также произвела впечатление во всем мире своей эмоциональной привлекательностью. Некоторые из них рассказывают эмоциональную историю, демонстрируя продукт только в самом конце.

Этот рекламный ролик о тайском страховании жизни пользуется популярностью во всем мире.

17 Давление на подножку

Другой рекламный прием, ориентированный на человека, - это давление на подножку.С помощью убедительного письма и правильной формулировки бренд попытается убедить потребителя в том, что у всех уже есть товар и что они упускают его.

Этот метод в значительной степени основан на психологической тактике, называемой FOMO, или f ear o f m issing o ut. Искусство убеждения - распространенный творческий метод давления на подножку. Искусно вырезанные слоганы - очень удачная тактика для этой техники.

MLM-компаний и финансовых пирамид регулярно используют эту технику.Каждый сотрудник будет пытаться убедить нового клиента, что он упускает из виду продукт, что его жизнь станет лучше, что его сосед уже пользуется им.

Если перестараться, давление со стороны победителя также может иметь негативный эффект, аналогичный повторению.

В объявлении ниже используется нецензурная лексика, чтобы спровоцировать FOMO у зрителя.

Источник изображения

18 Рассказ

Как мы видели, бренды используют множество рекламных методов, чтобы представить свою продукцию людям.Но ничто не может сравниться с силой повествования.

Рекламная кампания должна вызывать не только чувство потребности в продукте, но и рассказывать историю, понятную потребителю. С технической точки зрения рассказывание историй опирается на многие другие рекламные методы, упомянутые в этой статье.

Storytelling использовался в традиционных средствах массовой информации в течение нескольких поколений, и вы, вероятно, видели его снова и снова. Это проверенный и проверенный метод.

Бренд может рассказать историю разными способами.Он может использовать свою собственную историю происхождения или черпать вдохновение из реальных взаимодействий с клиентами. Бренд также может рассказать историю без слов, только с помощью музыки и правильных изображений.

В этой телевизионной рекламе Lacoste есть отличная сюжетная линия, в которой главные герои взаимодействуют на протяжении веков, всегда нося Lacoste.

19 Социальное доказательство

Использование социального доказательства в качестве метода в основном используется для рекламы в Интернете, хотя в некоторой степени его также можно использовать в печати.

Маркетинг и поддержка влиятельных лиц - идеальный способ выхода на рынок с социальными доказательствами. Они в значительной степени занимаются маркетингом бренда и, по их собственным словам, рекомендуют продукт своим подписчикам.

Еще один вид социального доказательства - это тематические исследования клиентов. Это статьи, опубликованные в блоге бренда, где они демонстрируют, как реальный человек успешно использует свой продукт.

Социальные значки - также отличный визуальный способ добавить социальное доказательство к медийной рекламе, информационному бюллетеню по электронной почте, плакату или листовке.

Отзывы клиентов также считаются социальным доказательством. Их можно включить в раздел отзывов на веб-сайте или воссоздать в виде полномасштабной видеорекламы.

Этот пост в социальной сети от Nature Made использует значок для своей стратегии социального доказательства.

Источник изображения

20 Фэнтези

Подобно технике ассоциаций, использование фантазии является мощным психологическим ресурсом при создании визуальной рекламы.

Любимая фантазия многих потребителей по всему миру - это единороги какают радуги. Другими примерами являются телевизионные рекламные ролики или печатная реклама, вдохновленная такими фильмами, как «Властелин колец» или «Звездные войны».

Реклама, вдохновленная фэнтези, ориентирована на потребителей, которым нравятся фильмы и книги в жанре фэнтези. Выбирая эту технику, бренд оставляет неизгладимое впечатление. Эта тактика работает также и с рекламой, ориентированной на детей или взрослых.

21 Анимация и анимационная графика

Использование анимации и анимированной графики быстро захватывает рекламное пространство, от цифровой рекламы до наружной рекламы.

Анимация относится к визуальным эффектам, которые анимированы, а не сняты с человеческими персонажами. Это движущаяся версия иллюстрации. Анимированная графика немного отличается, поскольку это не техника повествования, а скорее объяснение или визуальный акцент.

Оба используются в коротких рекламных объявлениях, которые можно увидеть в начале видеороликов YouTube или в приложениях с покупками внутри приложений. Эта техника очень быстро привлекает внимание зрителя и может быть очень успешной.

Этот анимационный рекламный ролик печенья Oreo запоминается, забавен и весьма успешен.

Попробуйте создать анимированные презентации в виде цифровой рекламы в сообщениях вашего блога или на веб-сайте. С Visme вы можете создавать анимированные слайд-шоу, чтобы продемонстрировать историю вашего бренда.

22 Искусственная реальность

Интерактивная реклама становится все более популярной с появлением искусственной реальности (AR). Многие телешоу разработали приложения с дополненной реальностью, чтобы зрители могли из первых рук получить представление об обстановке шоу.

Этот вид рекламы также называется «скрытой рекламой», так как он ничего не продает напрямую. Вместо этого он продает идею бренда и способствует повышению осведомленности.

При использовании рекламных технологий в искусственной реальности нужно помнить, что им всегда нужно приложение для работы.

Известно, что бренды

весьма креативны в своем маркетинге дополненной реальности. Timberland, например, установила ширмы в натуральную величину в качестве декораций для витрин. Приложение AR предназначалось для того, чтобы показать людям, как они будут выглядеть в одежде Timberland.

Сфотографировав пользователя у окна, приложение затем одело его в другую одежду Timberland. Это была раздевалка дополненной реальности с минимальными усилиями со стороны потребителя.

Другая тактика дополненной реальности включает даже прямые покупки из приложения или возможность визуализировать продукты в пространстве перед покупкой. Например, приложение IKEA, показанное в рекламе ниже:

Следующим в списке приемом визуальной рекламы является использование влиятельных лиц в социальных сетях, где они создают контент, которым будут делиться.

В некоторых случаях бренд может послать влиятельному лицу некоторые руководящие принципы или визуальный стиль, которому нужно следовать, в то время как другие бренды позволяют влиятельным лицам делать то, что они хотят. Маркетинг влияния - это честность и человеческое отношение.

Инфлюенсеры могут рекламировать продукт бренда, ориентируясь на таких же людей, как они. Они могут создавать видеоконтент, сравнивая продукт с конкурентом, или проводить рекламные акции в своих социальных сетях.

В свою очередь, бренд может предоставить влиятельным лицам аффилированное лицо или учетную запись с оплатой за клик, или работать вместе над определением цены для каждого спонсируемого сообщения.

Также нередко крупный бренд связывается с реальным человеком с небольшим количеством последователей, чтобы стать его влиятельным лицом. Их называют микро-влиятельными лицами, и они иногда могут получить даже больше вовлеченности и успеха, чем аккаунты с миллионами подписчиков.

24 Незавершенные объявления

Еще один замечательный прием визуальной рекламы - это так называемая «незаконченная реклама». И хотя на самом деле это не незаконченная реклама, это означает, что претензии к рекламе часто могут показаться незаконченными.

Эта стратегия чаще всего используется в рекламе, где бренд может сказать, что их продукт или услуга лучше, чем у конкурентов, но на самом деле они не объясняют, почему и как в деталях.

Например, вот реклама Casper, производителя матрасов, под названием «Unbox Better Sleep». Бренд утверждает, что их матрасы лучше, хотя они не обязательно говорят, какие матрасы они лучше.

25 Взятка

Хотя метод рекламы взяток может показаться немного склизким, вы, вероятно, увидите его в действии чаще, чем вы думаете.

Эта стратегия просто побуждает зрителя купить их продукт, предлагая что-то дополнительное, чтобы подсластить сделку, будь то «купи один, получи один», или «20% скидка на все покупки на сумму более 100 долларов», или даже «бесплатная доставка».

Вы можете увидеть отличный пример этого в рекламе Payless ниже.

Твоя очередь

Мир визуальной рекламы растет в геометрической прогрессии с цифровым расширением. Но такие рекламные приемы, как психология цвета и прямой взгляд, всегда будут важными тактиками, которые нужно помнить.

Выбранные вами методы визуальной рекламы будут во многом зависеть от сообщения, которое вы хотите передать. Создавая собственную графику, делайте ее простой и всегда думайте о своем потребителе.

Если вы хотите произвести большее впечатление с помощью телевизионной рекламы или специально разработанных приложений AR, обратитесь к профессиональному дизайнеру, который знает обо всех этих методах.

Если вы ищете инструмент для создания рекламной графики, Visme может вам помочь. Вы можете создать любой тип визуальной графики, используя нашу коллекцию шаблонов, бесплатные шрифты, графику и многое другое.

Зарегистрируйтесь сегодня бесплатно и начните создавать собственную визуальную графику и примените свои знания в области рекламных технологий на практике!

Считаете ли вы эту статью полезной? Какой прием визуальной рекламы вам нравится больше всего? Сообщите нам свои отзывы, предложения и вопросы в разделе комментариев ниже.

Метонимия - Лингвистика - Oxford Bibliographies

Введение

Метонимия (греч. Μετωνυμία, лат. denominatio ) была известна как риторический троп с древних греков.Оксфордский онлайн-словарь английского языка определяет этот образ как «[] образ речи, характеризующийся действием замены слова или фразы, обозначающей объект, действие, учреждение и т. Д., Словом или фразой, обозначающей свойство или что-то, связанное с ним. [. . . ] ». В современной лингвистике, особенно когнитивной лингвистике, метонимия (как и метафора) рассматривается не просто как риторический троп, используемый для различных стилистических целей, но как образ мышления (называемый «концептуальной метонимией»).Метонимии обычно обозначаются как ИСТОЧНИК ДЛЯ ЦЕЛЕВЫХ (т. Е. Обычное значение слова или выражения выступает в качестве исходного средства для доступа к целевому значению), как в заголовке газеты Брюссель предлагает фонд ЕС по борьбе с вырубкой лесов , где город Брюссель означает цель, означающую «Комиссия ЕС (находится в Брюсселе)». Отношения между исходным и целевым значениями метонимии обычно характеризуются как связь или смежность.Напротив, метафора обычно представляется как ЦЕЛЬ - ИСТОЧНИК, обозначение, указывающее, что целевое значение метафоры концептуально организовано, как и источник (например, в известной метафоре Шекспира МИР - ЭТАП - см. Отдельную статью Oxford Bibliographies «Когнитивный» Лингвистика »Вивьяна Эванса).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *