Разное

Материнская депривация: ДЕПРИВАЦИЯ: КАК РАЗРЫВ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ ВЛИЯЕТ НА РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА

Содержание

ДЕПРИВАЦИЯ: КАК РАЗРЫВ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ ВЛИЯЕТ НА РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА

ПУБЛИЧНАЯ ОФЕРТА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ БЕЗВОЗМЕЗДНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПОЖЕРТВОВАНИЯ)

  1. Общие положения:

1.1. Настоящая публичная оферта (далее – «Оферта») является предложением Благотворительного Фонда «Достойный гражданин» в лице Исполнительного директора Викторова Александра Леонидовича, действующего на основании Устава, (далее – «Благополучатель») заключить на указанных ниже условиях договор об осуществлении безвозмездной благотворительной деятельности (пожертвования) (далее – «Договор») с любым дееспособным физическим или правоспособным юридическим лицом, отозвавшимся на такое предложение (далее –  «Благотворитель»).

1.2. Благополучатель является некоммерческой благотворительной организацией, созданной в форме фонда, действующей на основании Устава, обладает необходимыми правами для получения Пожертвования в интересах осуществления своей уставной деятельности.

1.3. Настоящая Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 ст. 437 Гражданского Кодекса РФ. Внесение Пожертвования в адрес Благополучателя считается акцептом настоящей Оферты на указанных далее условиях.

1.4. Благополучатель готов заключать договоры пожертвования в ином порядке и (или) на иных условиях, нежели это предусмотрено Офертои,̆ для чего любое заинтересованное лицо вправе обратиться для заключения соответствующего договора к Благополучателю.

 

  1. Предмет Договора:

2.1. Благотворитель добровольно и бескорыстно (безвозмездно) в порядке осуществления благотворительного пожертвования передает в собственность Благополучателя денежные средства в размере, определяемом Благотворителем (далее – «Пожертвование»). Факт передачи пожертвования свидетельствует о полном согласии Благотворителя с условиями настоящего договора.

2.2. Благополучатель принимает Пожертвование и обязуется использовать полученные от Жертвователя по настоящему Договору денежные средства строго в соответствии с действующим законодательством и в рамках уставной деятельности.

2.3. Местом заключения договора является город Москва. В соответствии с п. 3 ст. 434 ГК РФ договор считается заключенным в письменной форме.

  1. Порядок передачи Пожертвования и иные условия:

3.1. Благотворитель самостоятельно определяет размер Пожертвования и вносит его в адрес Благополучателя любым удобным способом, указанным на официальном сайте Благополучателя www.blago-dg.ru (далее – «официальный сайт»).

3.2. Благотворитель может сделать пожертвование через банк по реквизитам Благополучателя, в том числе и через личный кабинет на интернет-сайте банка Жертвователя; воспользоваться системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью; списать средства со счета мобильного телефона или отправить SMS-сообщения. Документом, подтверждающим внесение Пожертвования, является сообщение, направленное Благополучателем или его платёжным агентом на контактные данные Благотворителя, указанные им при внесении Пожертвования, либо отметка об исполнении платёжного поручения в банке Благотворителя.

3.3. Внесение Пожертвования Благотворителем означает полное и безусловное согласие Благотворителя с условиями настоящей Оферты. Оферта считается акцептованной Благотворителем в момент внесения Пожертвования Благотворителем в адрес Благополучателя.

3.4. Благополучатель обязуется осуществлять все разумно необходимые действия для принятия Пожертвования от Благотворителя и его надлежащего использования.

3.5. Благотворитель подтверждает, что внесенное в адрес Благополучателя Пожертвование принадлежит Благотворителю на праве собственности, Благотворитель имеет право единолично распоряжаться соответствующим имуществом и/или получил все необходимые согласия и разрешения для такого распоряжения, а также что имущество не имеет каких-либо обременений. Благотворитель настоящим подтверждает, что ему не известно о каких-либо обстоятельствах или требованиях, препятствующих внесению Пожертвования в адрес Благополучателя, и его последующему использованию Благополучателем в соответствии с настоящим Договором.

3.6. Пожертвование, внесенное Благотворителем с указанием фамилии и имени подопечного Благополучателя, используется Благополучателем на оказание помощи данному лицу. При этом Благотворитель соглашается, что в случае получения Благополучателем Пожертвований в отношении подопечного в размере, превышающем сумму, необходимую для оказания помощи данному

подопечному, Благополучатель вправе использовать такие дополнительные суммы Пожертвований на оказание помощи другим подопечным Благополучателя. Если выбранный Благотворителем способ перевода пожертвования не позволяет указать «назначение платежа», Благотворитель имеет право уточнить цели пожертвования, отправив Благополучателю письмо по электронной почте                                     [email protected]

3.7. Благополучатель публикует информацию о своей работе и отчеты о результатах деятельности на официальном сайте.

3.8. По запросу Благотворителя Благополучатель подтверждает целевое использование полученных пожертвований соответствующими документами бухгалтерского учета.

3.9. Благополучатель не несет перед Благотворителем иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.

3.10. Если иное не предусмотрено применимым законодательством, Пожертвование не облагается НДС, а Благотворитель имеет право на получение социального налогового вычета на сумму осуществлённых им благотворительных пожертвований.

  1. Срок действия Оферты:

4.1. Настоящая Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем ее размещения на официальном сайте Благополучателя.

4.2. Оферта является бессрочной. Благополучатель вправе отозвать Оферту в любое время, либо изменить текст Оферты без предварительного уведомления; изменения действуют со дня, следующего за днем его размещения на сайте.

  1. Согласие на использование персональных данных Благотворителей – физических лиц:

5.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – физическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку персональных данных Благотворителя (фамилии, имени, отчества, адреса, места жительства, номера мобильного телефона адреса электронной почты, банковских реквизитов) с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора, включая следующие действия: сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

5.2. Благополучатель обязуется обезличить персональные данные Благотворителя в публикуемых Благополучателем информационных материалах, обеспечивая отсутствие возможности однозначной идентификации персональных данных третьими лицами.

5.3. В отношении персональных данных Благотворителя Благополучатель обязуется осуществлять только те действия, в отношении которых получено согласие Благотворителя или в отношении которых в соответствии с применимым законодательством разрешение Благотворителя не требуется.

5.4. Согласие на обработку персональных данных действует в течение 3 (трех) лет со дня его предоставления. Такое согласие может быть отозвано Благотворителем в любое время путем направления Благополучателю письменного уведомления не менее чем за 5 рабочих дней до предполагаемой даты отзыва такого согласия.

  1. Согласие на использование информации о Благотворителях – юридических лицах:

6.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – юридическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку информации о Благотворителе (наименования, месторасположения, суммы пожертвования), включая предоставление неограниченному кругу лиц путем размещения на официальном сайте Благополучателя в сети Интернет, с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора.

6.2.   Благотворитель имеет право попросить Благополучателя указать на сайте его пожертвование как анонимное, в этом случае он направляет Благополучателю письменное обращение.

  1. Разрешение споров:

7.1. Все разногласия и споры, возникающие между Сторонами в связи или вследствие настоящей Оферты и/ или Договора, разрешаются путем переговоров.

7.2. Настоящая Оферта и Договор регулируются и подлежат толкованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящей Оферты и/или Договора или в связи с ними, в том числе касающиеся их исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, в случае невозможности их разрешения путем переговоров подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством РФ в судебных инстанциях по месту нахождения Благополучателя.

  1. Адрес и банковские реквизиты Благополучателя:

Благотворительный фонд «Центр социальной адаптации и поддержки соотечественников «Достойный гражданин»
Юридический адрес: 125190, г. Москва, Ленинградский проспект, дом 80Б, корпус 1, этаж 2, пом. IV, комната 23

ИНН: 7743228449
ОГРН: 1177700018044
Р/с: 40703810438000007697
к/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
Банк: ПАО Сбербанк Благотворительный фонд «Достойный гражданин»

Исполнительный директор: Викторов Александр Леонидович

Особенности эмоционального состояния и поведения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – Психиатрия Удмуртии

О детских домах и усыновленных/ удочеренных детях существует множество мифов. Один из них: «все дети в домах ребенка больные или умственно отсталые». Другой распространенный миф – полностью противоположный по смыслу: «в семье все дети расцветают и становятся совершенно здоровыми». Истина где-то посередине: воспитанники сиротских учреждений действительно в чем-то отстают от своих сверстников, как с точки зрения физического, так и с точки зрения интеллектуального развития. Часть из этих проблем обусловлены таким явлением как эмоциональная (или психологическая) депривация.

Давайте разберемся, что это такое.
Депривация — это психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение длительного времени.
В современной психологии о депривации говорят как о нехватке социальных и сенсорных стимулов, приводящей к торможению нормального интеллектуального и эмоционального развития ребенка.
Специалисты различают следующие виды психической депривации:
• Сенсорная (стимульная) депривация заключается в невозможности удовлетворить потребности во впечатлениях. Сюда относится зрительная, слуховая, осязательная и другие формы.
• Когнитивная депривация — это отсутствие у человека возможности эффективно и рационально познавать мир.
• Эмоциональная депривация — материнская депривация (родительская), а также любые другие типы лишений, связанные с ограничением возможности в установлении тесных эмоциональных связей или их разрыв.
• Социальная деприцация — это ситуация, когда личность лишена возможности выполнять собственную социальную роль, вследствие социальной изоляции. Такой вид депривации часто возникает у воспитанников детских домов.
С какими же проявлениями депривации мы можем чаще всего столкнуться?
• повышенная тревожность;
• обостренное чувство неудовлетворенности собой;
• снижение жизненной активности;
• частая смена настроения;
• немотивированная агрессия и т.д.
Классической картине психической депривации присущи такие признаки, как:
• задержка развития речи – особенно «страдает» синтаксис и содержательные характеристики, социальное использование языка, сообщение переживаний и пожеланий относительно будущего;
• задержка развития социальных и гигиенических навыков и привычек, при создании которых нужны тесные отношения со взрослым;
• задержка развития мелкой моторики при низкой производительности интеллектуального развития;
• недифференцированное, примитивное отношение к людям;
• инфантильное поведение;
• эмоциональная тупость, которая проявляется в отсутствии жалости и застенчивости.

Типичные проявления поведения детей в условиях ограничения основных жизненных потребностей:
1.Социальная гиперактивность — дети с данным типом депривированной личности легко вступают в контакт с окружающими, проявляя выраженную тенденцию к показным действиям. При этом их общение является поверхностным и непостоянным. Они живо интересуются всем происходящим вокруг. Обучение и воспитание представляется для них развлечением. Социальный интерес значительно преобладает над интересами к вещам, игре. Их трудно увлечь коллективной игрой, вместе с тем простая социальная игра вызывает у детей большую заинтересованность. Такие дети стремятся привлечь к себе внимание со стороны взрослого, ласкаются к нему, стараются «показать себя», но на более глубокие контакты не идут, относясь ко всем одинаково поверхностно.

2.Социальные провокации — уже в самом раннем возрасте такие дети своей агрессией пи вызывающим поведением привлекают внимание взрослых. Они добиваются игрушек злобными вспышками и никому их не дают. Требуют различных преимуществ, а в отношении других детей проявляют агрессивность и ревность. С ними не удается организовать ни социальной, ни конструктивной игры вследствие постоянно возникающих конфликтов с другими детьми

3.Подавленный тип – при этом типе у ребенка есть «набор» социальных и эмоциональных стимулов, который позволяет ему постепенно приспособиться к условиям учреждения. Такие дети пассивны в общении со сверстниками и взрослыми, не проявляют особого интереса к игрушкам, играм, сверстникам, интересуясь в большей степени вещами. Имеют значительно меньшую стимуляцию, меньше возможностей для личного контакта со взрослыми и обучения, чем более активные дети, что, усугубляет задержку развития.

4.Приспособленный тип — эти дети, в отличие от гиперактивного типа, не стремятся «показать себя», спокойно и сдержанно вступают в контакт. В данном случае это взаимодействие специальных условий среды учреждения и психической структуры ребенка. Однако если эти дети могут хорошо играть в дошкольном возрасте, затем хорошо учиться, не означает, что они способны приспосабливаться в условиях жизни вне учреждения. «Хорошее приспособление» действительно только для тех условий, в которых оно возникло, т.к та жизненная среда, окружающая ребенка, в целом более бедна стимулами, отличается более простой структурой и предъявляет меньше требований, чем обычная «семейная среда».

5. Тип замещающего удовлетворения (аффективных и социальных потребностей) — в поведении этих детей отмечается компенсация за неудовлетворение аффективно-социальных потребностей к биологическим потребностям (еда, сексуальная или физическая активность, виртуальное взаимодействие вместо контакта с людьми, «ябедничество» вместо стремления сблизиться с товарищами). Возникающая форма замещающего удовлетворения обусловлена отсутствием возможности социального включения в группу (нет возможности найти свое место)

Как не допустить данного состояния у детей и что делать, если вы или ваши знакомые столкнулись с последствиями депривации?

Условием для профилактики эмоциональной депривации является устойчивая психоэмоциональная связь ребенка еще на внутриутробном и младенческом этапе жизни, прежде всего с матерью (организация психологических и консультативных центров для беременных и семей оказавшихся в кризисной ситуации).
Не менее важным фактором является установление эмоциональной связи с родственниками.
Важное значение имеет проведение просветительной работы в родительской среде.
Для преодоления последствий депривации проводится психокоррекционная работа: групповые и индивидуальные коррекционные занятия, программы которых составляются психологом с учетом возраста и основных психологических проблем детей.

Клинические психологи БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР» имеют колоссальный опыт работы с подобными состояниями. Ежегодно ими проводится немалая работа с детьми сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей. Если вы нуждаетесь в консультации по вопросам последствий эмоциональной и психологической депривации не бойтесь обратиться за помощью!
Запись на консультацию осуществляется по телефонам:
8 (3412) 58-61-67 — для детского населения города Ижевска,
8 (3412) 58-47-71 – для детского населения Республики.

1
Июн

Поделитесь информацией в социальных сетях

4.

 Материнская депривация. Основы психологии семьи и семейного консультирования: учебное пособие

Читайте также

Материнская любовь

Материнская любовь Вновь обратимся к книге Эриха Фромма «Искусство любить».«Материнская любовь – это безусловное утверждение жизни и потребностей ребенка. Поддержание жизни имеет два аспекта: один – это забота и ответственность, абсолютно необходимые для обеспечения

Материнская страсть и сексуализация материнства

Материнская страсть и сексуализация материнства Во второй половине дня 4 декабря 2010 года в конференц-зале «Париж» гостиницы Новотель Москва Центр состоялась встреча российских психоаналитиков с известным французским психоаналитиком, философом и филологом Юлией

Депривация и угроза

Депривация и угроза В ходе дискуссии о фрустрации легко сделать ошибку, уделяя внимание лишь конкретным органам человека или отдельным аспектам личности; до сих пор сохраняется тенденция говорить о фрустрации рта или желудка или же о фрустрации потребности. Мы не должны

Род и материнская любовь

Род и материнская любовь В настоящее время значение родовых отношений и роль семьи во многих странах снижены. Дети не стремятся поддерживать родственные отношения. Объяснять это динамикой жизни и другими внешними факторами сегодняшнего дня – значит не видеть большей

10.1. Материнская ласка и факторы, на нее влияющие

10.1. Материнская ласка и факторы, на нее влияющие Матери значительно теснее отцов связаны с детьми. Они легче читают выражения лица младенцев, более плавно двигаются, легче и нежнее прикасаются к ним и успокаивают высоким, мягким, ритмическим голосом. В процессе первых

№ 77.

Байка «Материнская любовь как катализатор творчества ребенка»

№ 77. Байка «Материнская любовь как катализатор творчества ребенка» Анализ детства творческих личностей позволяет понять те факторы, которые способствуют раскрытию таланта. С этой точки зрения, фигура Леонардо да Винчи, безусловно, показательна. Леонардо да Винчи

Материнская сила

Материнская сила Сила матери — другое свойство Деметры. Женщины, подобные ей, становятся непобедимыми, когда дело касается благополучия их детей. Многие специальные образовательные классы для детей с какими-либо недостатками существуют только благодаря желанию

76. Насколько опасна избыточная материнская любовь?

76.  Насколько опасна избыточная материнская любовь? Когда разум озабочен борьбой за выживание, разве будет любовь к мужчине интересовать женщину? А любви-то в ней много от природы. И куда ей деваться? Вот и выплескивает женщина всю силу нерастраченной любви на детей. И

Виды любви: материнская и отцовская любовь

Виды любви: материнская и отцовская любовь Когда ребенок только рождается, он нуждается в материнской и отцовской любви. Подчеркиваю: ребенку не мама и папа нужны, а и важны нужны материнская и отцовская любовь. И если он в детстве их не получит, то вся жизнь его пойдет

Трудность 1-я: депривация

Трудность 1-я: депривация Давно замечено, что у сирот, живущих в детских домах и приютах, повышенная потребность в сладком. Не потому, что у них какой-то иной обмен веществ, а потому что это утешение.Говорят же: «Подсластить пилюлю». Вот они и послащивают (разумеется,

Родительская депривация — причины, симптомы, диагностика и лечение

Родительская депривация – психическое состояние ребенка, характеризующееся невозможностью удовлетворять основные жизненные потребности из-за отсутствия или отстраненности родителей. Возникает вследствие недостатка заботы, ласки, понимания, взглядов, прикосновений, общения. Последствия – эмоциональные, личностные, поведенческие расстройства, трудности социализации. Диагностика включает клиническую беседу, применение опросников, рисуночных тестов. Лечение основано на групповой и индивидуальной психотерапии, дополняется психокоррекцией, социальной реабилитацией, медикаментозной терапией.

Общие сведения

Термин «депривация» происходит из латинского языка, означает «лишение», «потерю». Родительская депривация – лишение ребенка взаимодействия с родителями. Синонимичное название – синдром недолюбленности. В 60-70 годах прошлого столетия врачи начали признавать, активно изучать роль эмоциональной близости родителей в психическом развитии ребенка. Установлено, что недостаток любви, заботы, привязанности, телесных контактов приводит к нарушениям психического здоровья детей. Данные о распространенности родительской депривации отсутствуют – легкие проявления переживаются в рамках семьи, тяжелые случаи выявляются на поздних стадиях при выраженной задержке психического развития, эмоционально-поведенческих нарушениях.

Родительская депривация

Причины родительской депривации

Основная причина – отсутствие возможности удовлетворить психологические потребности в любви, привязанности, общении. Дополнительными факторами риска становятся особенности нервной системы, темперамент, адаптационные возможности ребенка. Рассматривая депривацию как двусторонний процесс – воздействие стимула и формирование ответной реакции – выделяют ряд причин:

  • Недостаточная привязанность родителей. Отец и мать не проявляют любви к малышу. Явление распространено в семьях с нежеланным ребенком, при психических расстройствах, алкоголизме, наркомании родителей.
  • Длительная разлука. Депривация развивается при продолжительном пребывании в стационаре, учебном учреждении закрытого типа. Проявляется эмоциональными расстройствами.
  • Отсутствие родителей. Ранняя смерть отца и матери, отказ от ребенка становятся ключевыми факторами депривации. В домах малютки, детских приютах эмоциональные потребности удовлетворяются недостаточно.
  • Конституционально-наследственные особенности. Дети с неустойчивым слабым типом ЦНС более восприимчивы к влиянию депривационного фактора. Они менее пластичны, хуже адаптируются к изменяющимся условиям. Непродолжительное отсутствие мамы с папой (госпитализация, вынужденный отъезд) отрицательно сказывается на психическом и физическом развитии.
  • Состояние здоровья. Негативное влияние депривации быстрее проявляется у детей с неврологическими, соматическими заболеваниями. Больной ребенок больше нуждается во внимании, заботе родителей, острее переживает невозможность удовлетворения данных потребностей.

Патогенез

Среди исследований патогенеза родительской деривации распространена теория Э. Эриксона: отсутствие материнской любви формирует базисное недоверие к миру. Данное чувство проявляется боязливостью, подозрительностью, пассивностью, стремлением к избеганию незнакомых ситуаций. Недостаток телесных, слуховых, зрительных контактов с родителем создает ощущение психологического дискомфорта, способствует формированию эмоциональной неустойчивости, нарушений режима сна-бодрствования. Ребенок становится чрезмерно беспокойным, импульсивным, плаксивым, отказывается устанавливать контакт, не проявляет познавательного интереса. В период раннего детства развивается первичное ощущение собственной неуспешности, переживание нестабильности, страха, обиды. Родительская депривация негативно влияет на процесс развития в промежутке с рождения до старшего подросткового возраста. Компенсация происходит через формирование привязанности к другим объектам (людям, животным, игрушкам), увлеченность деятельностью (хобби, творчество, спорт).

Классификация

По степени выраженности родительская депривация бывает полной и частичной. Полная (абсолютная) возникает при отказе матери и отца от прав, отрыве ребенка от семьи, смерти родителей. Частичный вариант – отношения обеднены эмоционально, но близость сохраняется, физически члены семьи находятся рядом. По содержанию выделяют следующие виды депривации:

  • Сенсорная. Характеризуется невозможностью удовлетворить потребность в ощущениях. Проявляется недостатком прикосновений, объятий, поглаживаний, взглядов.
  • Когнитивная. Представлена отсутствием возможности познавать родителя, через него – окружающий мир. Проявляется отставанием развития интеллектуальных функций.
  • Эмоциональная. Наиболее выраженный компонент материнской депривации. Формируется при невозможности почувствовать близость, принятие, любовь, одобрение, поддержку.
  • Социальная. Определяется лишением возможности выполнять социальную роль (сын, дочь). Отражается на поведении ребенка, отношениях с окружающими.

Симптомы родительской депривации

Изменения возникают в эмоциональной, поведенческой, когнитивной сфере. У младенцев снижена двигательная активность, позже формируется навык сидения, ходьбы. Интерес к игрушкам, ярким предметам, новым звукам снижен. Выражены вегетативные нарушения – частые срыгивания, нарушения стула, беспокойный сон, плохая терморегуляция. Комплекс оживления развивается к 4-5 месяцам, слабый. Эмоциональная неустойчивость проявляется плачем, криками. Гуление, лепет возникают на 1-2 месяца позже нормы.

Дети раннего возраста и дошкольники испытывают трудности социальной адаптации, с трудом устанавливают контакты, часто подозрительны, насторожены, боязливы. Редко проявляют инициативу, несамостоятельны. В зависимости от темперамента становятся замкнутыми, молчаливыми либо агрессивными, импульсивными. Эмоции неустойчивы, часто отмечаются вспышки негодования, гнева, плач. Аффективные расстройства представлены детскими страхами, повышенной тревожностью. Самооценка заниженная, чувство недоверия к обществу формирует искаженный образ Я как неудачника, неспособного контролировать происходящее, влиять на результат собственных действий. Выраженность задержки умственного развития зависит от окружающей обстановки, наличия педагогов. Кроме ЗПР часто наблюдаются речевые нарушения, поведенческие и невротические расстройства.

В младшем школьном и подростковом возрасте проблемы идентичности провоцируют эмоционально-личностные расстройства. Ребенок, подросток испытывает трудности принятия социальных ролей – ученик, друг, знакомый. Отсутствует опыт выстраивания отношений, поэтому дети в ситуациях межличностного взаимодействия часто ведут себя неадекватно: убегают, прячутся, отворачиваются, грубят, обзывают, проявляют физическую агрессию. Дружеские предложения воспринимают насторожено, отвечают отказом. В коллективе у них формируется позиция изгоя, агрессора. К проблемам социального характера добавляется школьная неуспеваемость. Подростки прогуливают школьные занятия, приобщаются к «уличным» группировкам, бродяжничают.

Осложнения

Без своевременной психолого-педагогической коррекции родительская депривация способствует развитию психической патологии. Характер осложнений определяется возрастом ребенка и продолжительностью отсутствия родителей (опекунов). В раннем детстве у пациентов преобладают расстройства эмоционально-волевой сферы, неравномерность отставания когнитивных функций с преимущественно речевыми нарушениями. Часто диагностируются нарушения невротического спектра: энурез, парасомнии, навязчивые движения, апатическая, маскированная депрессия. У дошкольников и младших школьников определяются поведенческие отклонения, ЗПР. У подростков – психопатии, депрессивные расстройства.

Диагностика

Диагностика депривации – сложный длительный процесс, предполагающий сотрудничество врача-психиатра, невролога, психолога, педагогов, социальных работников и медицинских сестер, ухаживающих за ребенком. Требуется долговременное наблюдение, регулярная оценка особенностей развития. Комплексные обследования показаны детям групп риска – воспитывающимся в неблагополучных семьях, подверженным частой госпитализации, сиротам. Применяется ряд методов:

  • Беседа. Разговор с ребенком позволяет первично оценить эмоциональное состояние, реакции на похвалу/замечания, способность устанавливать, поддерживать продуктивный контакт. Специалист выявляет сферы, наиболее подверженные депривационному воздействию, определяет направленность дальнейшей диагностики.
  • Проективные тесты. Широко применяются рисуночные методики – «Человек», «Дом, дерево, человек», «Несуществующее животное», «Человек под дождем». Они универсальны относительно возраста, уровня интеллектуального развития, национальности. Позволяют выявить глубинные неосознаваемые переживания, скрываемые особенности поведения.
  • Опросники. Методики данной группы рекомендованы для обследования детей от 10 лет. Используются опросники, направленные на исследование детско-родительских отношений – «Анализ Семейного Воспитания» Э.Г. Эйдемиллера, «Детско-родительские отношения подростков» П. Трояновской. Дополнительно показаны тесты исследования личности – «Патохарактерологический личностный опросник» А. Е. Личко, опросник Леонгарда-Шмишека.

Родительская депривация рассматривается как этиологический фактор ЗПР, речевых нарушений, невротических и поведенческих расстройств, дезадаптации. При дифференциальной диагностике необходимо различение данного феномена с иными возможными причинами нарушений развития (резидуально-органическим поражением ЦНС, наследственными факторами).

Лечение последствий родительской депривации

Специфические методы лечения не разработаны. Помощь врачей, психологов, педагогов направлена на устранение причин и коррекцию последствий ранней психологической депривации. Терапия проводится на базе реабилитационных центров, психоневрологических диспансеров, частных клиник. Комплекс процедур определяется индивидуально с учетом тяжести симптомов, возраста ребенка. Применяются:

  • Групповая психотерапия. Тренинги с детьми, подростками оказываются наиболее эффективным способом коррекции системы ценностей, самооценки, восприятия роли. В процессе специально организованного общения, игр возникают ситуации апробирования положительных отношений. Члены группы учатся договариваться, дружить, сотрудничать. В тесном взаимодействии узнают (обнаруживают) качества личности. Происходит формирование системы «Я», общественных ролей.
  • Индивидуальная психотерапия. Встречи с психотерапевтом необходимы при эмоциональных расстройствах – депрессии, неврозе навязчивых состояний, повышенной тревожности, страхах. Наиболее распространены методы когнитивно-поведенческой терапии: на первом этапе проводится коррекция нелогичных, нецелесообразных мыслей, провоцирующих негативные эмоции, на втором вырабатываются новые эффективные формы поведения.
  • Психокоррекция. Занятия с психологом необходимы детям, имеющим отставание в когнитивном развитии. Упражнения, игры развивают мелкую моторику, активное внимание, память, мышление, интеллект. Работа проводится в индивидуальном и групповом режиме.
  • Медикаментозная терапия. Применение лекарств целесообразно при выраженных поведенческих и эмоциональных нарушениях. Лечение назначается психиатром, препараты подбираются индивидуально. Используются антидепрессанты, противотревожные средства, нейролептики, ноотропы.
  • Социальная реабилитация. Усилиями педагогов ребенок активно включается в занятия спортом, рисованием, конструированием, лепкой, полезным трудом. Создаются ситуации сотрудничества, на основе которы х легче налаживается общение, дружба. Компенсация агрессии происходит во время активных физических нагрузок. Последствия эмоциональной, сенсорной депривации редуцируются в процессе творческой деятельности.

Прогноз и профилактика

Прогноз результатов депривации определяется состоянием здоровья, возрастом, психологическими особенностями ребенка, продолжительностью нахождения в условиях нехватки родительской любви. Наиболее благоприятный исход у малышей до 3 лет, при своевременной компенсации последствия полностью редуцируются. Чем старше ребенок, тем продолжительнее период реабилитации. Профилактика сводится к сохранению полноценной семьи – предупреждению нежелательных беременностей, отказов от детей, разводов. Вторичные методы – создание условий максимально приближенных к домашним в приютах, стационарах (организация палат совместного пребывания ребенка с матерью).

Реферат Материнская депривация 📝 психология семьи

1. Сколько стоит помощь?

Цена, как известно, зависит от объёма, сложности и срочности. Особенностью «Всё сдал!» является то, что все заказчики работают со экспертами напрямую (без посредников). Поэтому цены в 2-3 раза ниже.

2. Каковы сроки?

Специалистам под силу выполнить как срочный заказ, так и сложный, требующий существенных временных затрат. Для каждой работы определяются оптимальные сроки. Например, помощь с курсовой работой – 5-7 дней. Сообщите нам ваши сроки, и мы выполним работу не позднее указанной даты. P.S.: наши эксперты всегда стараются выполнить работу раньше срока.

3. Выполняете ли вы срочные заказы?

Да, у нас большой опыт выполнения срочных заказов.

4. Если потребуется доработка или дополнительная консультация, это бесплатно?

Да, доработки и консультации в рамках заказа бесплатны, и выполняются в максимально короткие сроки.

5. Я разместил заказ. Могу ли я не платить, если меня не устроит стоимость?

Да, конечно — оценка стоимости бесплатна и ни к чему вас не обязывает.

6. Каким способом можно произвести оплату?

Работу можно оплатить множеством способом: картой Visa / MasterCard, с баланса мобильного, в терминале, в салонах Евросеть / Связной, через Сбербанк и т.д.

7. Предоставляете ли вы гарантии на услуги?

На все виды услуг мы даем гарантию. Если эксперт не справится — мы вернём 100% суммы.

8. Какой у вас режим работы?

Мы принимаем заявки 7 дней в неделю, 24 часа в сутки.

Материнская депривация | О природе человека

Теория материнской (сегодня больше предпочитают говорить «родительской»), депривации появилась благодаря работе Джона Боулби 1951 года «Материнская забота и психическое здоровье», которая стала результатом отчёта о психическом здоровье бездомных детей в послевоенной Европе для ВОЗ.

Основное положение данной теории заключается в том, что, сначала в младенчестве, а потом в раннем детстве, ребёнок обязательно должен испытывать позитивно эмоционально окрашенные, доверительные и непрерывные отношения хотя бы с одним из своих родителей (обычно с матерью), в которых он находит удовлетворение, спокойствие и расслабление. Лишение удовлетворения данной потребности на протяжении долгого периода может служить почвой для развития определённых психических нарушений и препятствовать здоровому эмоциональному и социальному развитию, о которых будет сказано несколько позже.

Раньше (до 1950-60-х гг.) в больницах родители оставляли детей без права встреч и посещений, а забирали только по окончании лечения. После публикации отчёта Дж. Боулби и распространения идеи важности доверительных отношений для ребёнка, посещения только приветствовались и стали более частыми и длительными.

Так же теория вызвала определённые политические проблемы, ибо была использована в целях освобождения рабочих мест матерями маленьких детей для вернувшихся солдат, которых некуда было пристроить. (Ещё раз — это события 1950-х гг.). Они (проблемы) были вызваны преувеличением и несколько неправильным толкованием материнской депривации как подразумевающей под собой то, что любое расставание с матерью, любой опыт хоть сколько-нибудь длительного отхода от ребёнка или смена на какой-нибудь период матери на отца/бабушку/близкого родственника/няньку и т. д. обязательно приведёт к тяжёлой эмоциональной депривации и тому, что все дети, пережившие такой опыт, превратятся в будущих «беспристрастных взрослых».

Психологи и психоаналитики разделились на два лагеря, первые из которых всё-таки признавали важность связи родителя и ребёнка, а вторые придерживались взгляда, что все исследования, в том числе снятый документальный фильм Дж. Робертсона, надуманны, постановочны или просто преувеличены. Сейчас же действие этого эффекта более изучено.

В исследовании Н. Маркеса, Д. Гольма, Э. Сонга-Барке и других сравниваются структуры мозга молодых людей, усыновленных из детских домов Румынии времен диктатора Чаушеску британскими семьями, и усыновленными детьми, выросших в Британии. В детдомах Румынии сирот держали в ужасных условиях: постоянное недоедание, отсутствие внимания взрослых к детям, отсутствие элементарной заботы. Хоть дети и были усыновлены в любящие, заботливые семьи, раннее пренебрежение и депривация наложили свой отпечаток на структуры мозга. Результаты показали, что мозг усыновленных из Румынии в среднем на 8,6% меньше, чем у их британских сверстников. Команда также обнаружила, что уменьшенный размер структур был связан с продолжительностью времени, проведенным в румынских детских домах: каждый дополнительный месяц равнялся уменьшению общего объема мозга на 3 см3.

По сравнению с группой без депривации, депривированная имела значительно более высокий уровень симптомов СДВГ и более низкий IQ, но не было существенной разницы в симптомах РАС.

Среди дополнительных результатов команда обнаружила, что две области мозга показали дополнительную разницу в размерах по сравнению с приемными детми родившимися в Великобритании, хотя они не менялись в зависимости от времени, проведенного в приютах.

Первая часть изображения показывает, что помимо уменьшения общего размера мозга, усыновлённые из Румынии имели ещё меньшую площадь поверхности и объём правой нижней лобной извилины. Эта область является ключевым центром рационального принятия решений.

На средней части изображения показано, что румынские сироты имели большую, чем ожидалось, из-за меньшего размера мозга, толщину коры, площадь поверхности и объём правой нижней височной извилины. Это важная область для слуховой и зрительной обработки, а также некоторых аспектов памяти. Также было замечено, что чем больше эта область, тем меньше симптомов СДВГ у румынских приёмных детей.

На третьей части изображения показана положительная корреляция между продолжительностью депривации и площадью поверхности правой медиальной префронтальной коры.

Исследование Дилана Джи показали влияние материнской депривации на раннее появление связи миндалины с префронтальной корой головного мозга. Данные свидетельствуют о том, что нейронный «взрослый» фенотип, опосредованный повышенным уровнем кортизола, дает некоторую степень усиленной регуляции эмоций, поскольку лишенные родительской заботы молодые люди со «взрослыми» фенотипами менее тревожны, чем их сверстники с незрелыми фенотипами. Аномально быстрое развитие мозга после ранних невзгод может быть реакцией, которая переориентирует цели развития в соответствии с требованиями неблагоприятной ранней среды.

И коротко про эксперимент Майкла Мини с мышами, ставший классическим. Были две группы мышей. Одни заботились о новорожденных в первую половину месяца рождения хорошо, постоянно их вылизывая, не оставляя самих на долгие промежутки времени и соблюдая время кормления. При этом абсолютно не имело значения – это кровные дети или приёмные. Вторые же заботились о малышах недостаточно хорошо, практически не вылизывая. Первые малыши выросли смелыми, ласковыми, дружелюбными, а вторые – трусливыми, агрессивными, нервными. Т. е. чем больше мышата чувствовали защищённость и дружелюбие, тем увереннее и уравновешеннее они вырастали. Плохое обращение же влияет на миндалевидное тело, гиппокамп и гипоталамус (они регулируют выражение стрессовых реакций) из-за малого количества рецепторов стрессовых гормонов. Из-за этого, в свою очередь, гипофиз даже при небольшой нагрузке выбрасывает повышенное количество кортиколиберина.

Изменение размера мозга, уменьшение/увеличение рецепторов и т. д. даёт эволюционные преимущества. Малыши учатся: если о них не могут хорошо позаботится – значит условия жизни не очень благополучные, нужно развивать чувствительную систему реагирования на стресс в качестве защиты.

Руденко Дарья Студентка 5 -8

Материнская депривация Выполнила: Руденко Дарья Студентка 5 -8 группы Специальность: ОВД

Материнская депривация (maternal deprivation). Депривация означает неполучение чего-либо, что необходимо или должно быть доступно. Материнскую депривацию испытывает ребенок, которому недостает матери, например, воспитывающийся в приюте или госпитализированный ребенок, чья мать работает, или ребенок, мать которого не обладает необходимыми родительскими навыками и пренебрегает или, возможно даже, жестоко обращается с ним. Материнская депривация может также быть следствием обедненной среды, неуравновешенной матери, недостаточного питания или недостаточного чувства безопасности. Часто при наличии одного вида депривации имеют место и другие ее виды.

Материнская депривация может вести к обеднению опыта, получаемого из внешней среды, — разновидности культурной или сенсорной депривации. Необходимо учитывать возраст, в котором ребенок подвергается депривации, а также ее продолжительность. Раннее помещение ребенка в воспитательное учреждение может привести к поведению, которое варьирует от апатичности, потери аппетита и задержки нормального развития до полного истощения, заканчивающегося иногда смертью (маразмом). Помещать детей в такие учреждения после достижения ими 6 -месячного возраста даже хуже, чем в более раннем возрасте, вследствие уже сформировавшихся связей между матерью и ребенком. Даже непродолжительная разлука ребенка с матерью, как в случае госпитализации, может вызывать нарушения развития.

Материнская депривация является первичным фактором. Причины недостаточной материнской ласки и заботы могут крыться: • в особенностях ребенка (испытывающего трудности в реагировании на действия матери) • в характеристиках матери (когда она слишком молода, не имеет родительского опыта или просто не хочет иметь ребенка) Любой из этих факторов может приводить к разного рода дефицитам — в кормлении, ласке и реагировании на потребности ребенка. Плохое обращение с детьми берет начало в недостаточной готовности к материнству и может принимать форму пренебрежения или физического или психологически агрессивного воздействия. Стимуляция совершенно необходима для нормального развития индивидуума.

Сенсорная депривация может вызывать задержку двигательного и умственного развития. Одно из решений проблемы депривации, обнаруживаемое во многих культурах, — разделить уход за ребенком между несколькими людьми. Эффективность множественного или параллельного ухода за ребенком зависит от специфических паттернов взаимодействия между ребенком и материнскими фигурами, а также от типа существующего социального строя. Не следует недооценивать роль отца в семейной констелляции. При множественном уходе за ребенком отец может быть главным фактором.

Эмбриональная педагогика: отношение матери к будущему ребенку и психика ребенка – взаимосвязаны. Необходима предварительная сексуальная активность женщин для восприятия семени именно определенного мужчины. Существует 3 группы женщин: • 1 группа женщин – страх перед родами (картина невропатии) • 2 групп женщин – нежелательный ребенок • 3 группа женщин – желательный ребенок

Томас Верни «Скрытая жизнь ребенка до рождения» , в этой книге идет речь о значении душевного состояния женщины во время беременности. Любящие, имеющие хороший эмоциональные контакт матери рожают здоровых детей. Ребенок получает впечатления от эмоционального состояния матери во время беременности, доминирует ритмичное сердцебиение. Слух развивается быстрее, чем речь или зрение. Каждая волна материнских гормонов меняет эмоциональное состояние ребенка. • 5 месяцев – проявление дурного или хорошего нрава, реагирует на мамино настроение. • 6 месяцев – поворачивается вниз головой, безмятежно сосет большой палец. • 7 месяцев – плод открывает глаза; гримасы на соленое, горькое; выражение гнева, благонравия. Счастлив рожденный в любви – имеет соответственный жизненный опыт.

Нежелательный ребенок чувствует негативизм матери. Будущий ребенок должен быть смыслом жизни для матери. Ребенок может «разговаривать» в утробе матери. Большая доза норадреналина и адреналина – формирует привязанность ребенка к матери. Роды – процесс взаимного сострадания. Наиболее благоприятный период взаимодействия – два месяца перед родами. Происходят скрытые невербальные диалоги, мать посылает импульсы любви и ласки и получает ответ.

М. Риббл (американский исследователь), материнская депривация дает: 1. Синдром общего негативизма – отказ от еды, пониженные способности усвоения пищи, напряжение соматической мускулатуры. 2. Регрессивный синдром ( «вялые сосуны» ) – снижение тонуса мышц, снижение рефлексов, нарушение пищеварения, дыхания. Снижение способности отличать знакомых детей от незнакомых, трудно вовлекаются в игры, лица – «восковые маски» . Если в один год – отдать родителям, нарушения не исчезнут, повышенная импульсивность, малоэмоциональность, неразборчивость в выборе друзей, способность к фантазированию. В дальнейшем – асоциальность, агрессивность, раздражительность, инфантилизм, делинквентное поведение.

Наиболее существенное нарушение психики возникает, если отсутствует контакт с матерью во второй половине первого года жизни. Ведущим фактором привязанности является тактильный контакт с матерью, а не пищевой. У человека – критический период первичной социализации с двух до семи месяцев первого года жизни (прочитывается лицо матери и др. лица). С 7 месяцев до трехлетнего возраста ребенок нуждается в контакте с матерью особенно сильно. Если отрыв от матери до 6 месяцев переносится довольно легко, то после – очень тяжело, с нарушением психического развития.

Запись на магнитофоне спокойного сердцебиения матери – успокаивает ребенка. Если ребенок получил грудь матери в течении четырех месяцев – оптимист, меньше – пессимист. Мать – важнейший фактор развития, первые впечатления от речевого контакта фиксируются в правом полушарии, затем передаются левому – запечатленность мира. Сенсорная депривация формируется в отсутствии тактильного контакта, ведет к депрессивным явлениям. Хорошо применять массаж (насыщение тактильными впечатлениями).

границ | Влияние материнской депривации и сложного жилья на социальное поведение крыс в подростковом и взрослом возрасте

Введение

Люди и многие другие животные критически зависят от социального взаимодействия с сородичами для выживания. Для процветания в обществе важно правильно обрабатывать социальную информацию и давать адекватные ответы в социальных контекстах. И наоборот, невозможность участвовать в жизни общества серьезно подрывает здоровье и благополучие, что проявляется в многочисленных психических расстройствах, таких как депрессия и шизофрения.Известно, что неблагоприятная среда в раннем периоде жизни увеличивает риск развития психических расстройств в более позднем возрасте, включая расстройства с дефицитом социальной сферы (Dube et al. , 2003; Carr et al., 2013). Понимание того, как среда в раннем периоде жизни способствует развитию дисфункционального социального поведения, может помочь выяснить механизмы, лежащие в основе психопатологии. Модели на животных позволяют исследовать этот вопрос в контролируемых условиях.

У грызунов ранняя постнатальная среда во многом определяется взаимодействием детенышей с матерью.Животные модели нарушенных взаимодействий между матерью и детенышем в раннем постнатальном периоде предоставили ценную информацию о влиянии стресса в раннем периоде жизни (ELS) на поведение, с заметной ролью оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA). Лишение материнской заботы приводит к всплеску циркулирующего кортикостерона и активности оси HPA в период, когда активность оси HPA обычно низкая. С помощью этого подхода мы стремимся смоделировать чрезмерное воздействие кортизола, вызванное пренебрежением или травмой у маленьких детей. Известно, что чрезмерное воздействие кортикостерона, вызванное лишением крыс или мышей материнской заботы один раз в течение 24 часов или повторно в течение 3 часов в день в первые две постнатальные недели, изменяет функциональность оси HPA и стресс-реактивность в более позднем возрасте и довольно последовательно вызывает дефицит когнитивных функций. и эмоциональное поведение (обзоры см. в Lupien et al., 2009; Krugers and Joëls, 2014; Марко и др., 2015; Чен и Барам, 2016; Tractenberg et al., 2016). Однако о влиянии ELS на социальное поведение известно меньше.

Социальное игровое поведение, также называемое игровыми драками, является одним из наиболее характерных видов социального поведения, наблюдаемых у млекопитающих-подростков, включая крыс и детей, и одним из первых видов социального поведения, которое не включает взаимодействия с матерью. Считается, что социальное игровое поведение является предшественником социального, агрессивного и сексуального поведения взрослых, которое отображается вне контекста, в преувеличенной форме и функционирует, чтобы способствовать развитию цепей, участвующих в социальном поведении (Panksepp, 1981; Vanderschuren and Trezza, 2014; Пеллис, Пеллис, 2017).Действительно, крысы, которые выращивались в социальной изоляции в период наибольшего количества игр, демонстрируют длительные социальные нарушения, которые можно восстановить за 1 час ресоциализации в день (Potegal and Einon, 1989). Изменения в социальном игровом поведении подростков могут быть связаны с нарушением развития таких областей мозга, как префронтальная кора, полосатое тело и миндалевидное тело (Vanderschuren and Trezza, 2014). У крыс 3–6 часов ежедневного разлучения с матерью в первые 2 или 3 недели жизни увеличивались (Veenema and Neumann, 2009; Zimmerberg and Sageser, 2011; Lundberg et al., 2017), уменьшилось (Muhammad, Kolb, 2011) или не повлияло (Arnold, Siviy, 2002) игровое поведение. Недавно наша лаборатория показала положительную корреляцию между объемом материнской заботы, полученной в первую неделю жизни, и количеством социального игрового поведения у самцов-подростков, но не самок крыс (Van Hasselt et al., 2012), что указывает на то, что материнская забота важный фактор развития социального поведения подростков.

Также сообщалось о влиянии ELS на социальное поведение взрослых.Известно, что ELS увеличивает агрессию у грызунов (Veenema et al., 2006, 2007; Zamberletti et al., 2012; Yu et al. , 2013; Kohl et al., 2015), но влияние на социальные интересы и социальную дискриминацию меньше последовательный. Было замечено, что 3 часа ежедневного разлучения с матерью снижали социальный интерес (то есть время, затрачиваемое на изучение сородича) как у взрослых самцов, так и у самок мандаринских полевок (Wei et al., 2013; Yu et al., 2013) и мышей (Tsuda and Огава, 2012; Зойкас, Нойман, 2016). У крыс социальный интерес был снижен у самцов — но не у самок — через 12 ч MD на 9 и 11 PND (Takase et al., 2012), в то время как 24-часовой MD на PND 9 не повлиял на социальное исследование мужчин или женщин (Zamberletti et al., 2012). Социальная дискриминация (или предпочтение социальной новизны; т. Е. Способность различать знакомого и незнакомого сородича) нарушалась после ежедневного отделения от матери у самцов крыс (Lukas et al., 2011), но не затрагивалась у самцов мышей (Zoicas and Neumann, 2016).

Помимо раннего послеродового периода, подростковый возраст вызывает интерес как чувствительный период, когда влияние окружающей среды может влиять на развитие мозга (Fuhrmann et al. , 2015). В лабораторных условиях это в основном изучается путем изменения способа содержания животных, либо путем создания обедненной среды (изолированное выращивание), либо более сложной, социально и / или физически обогащенной среды. Как правило, грызуны размещаются либо по отдельности, либо группами, от двух до четырех крыс в клетке, с подстилкой и свободным доступом к воде и пище. В улучшенных условиях грызунов содержат большими группами в увеличенных клетках, оборудованных средствами физического обогащения, такими как туннели, укрытия и / или ходовые колеса.Попытки стандартизировать обогащенную среду по сравнению с лабораториями привели к созданию клеток, которые являются сложными в социальном, физическом и даже когнитивном отношении (Simpson and Kelly, 2011). В целом было показано, что обогащение окружающей среды снижает тревожность и улучшает обучение и память (van Praag et al., 2000; Simpson and Kelly, 2011). Ранее мы находили сложное жилище, которое увеличивает внимание, но снижает поведенческое торможение (van der Veen et al. , 2015). Совсем недавно было показано благотворное влияние обогащения окружающей среды на социальное поведение (Brenes et al., 2016; Кентнер и др., 2018). Что касается ELS, обогащение окружающей среды успешно применялось в качестве стратегии вмешательства для уменьшения или обращения вспять вызванных ELS изменений в стрессореактивности (Francis et al., 2002), тревоге (Lukas et al., 2011) и эмоциональном состоянии (Vivinetto et al. ., 2013) или пространственное обучение (Cui et al., 2006). Учитывая эти успешные вмешательства и благотворное влияние сложных условий выращивания на социальное поведение, комплексные жилищные условия также могут быть потенциальной стратегией вмешательства при нарушениях социального поведения, вызванных ППЖ.

Данное исследование преследовало три цели. Во-первых, мы исследовали влияние ранней материнской депривации (MD) (24 часа на PND 3) на социальную компетентность крыс в подростковом и взрослом возрасте. Во-вторых, мы исследовали влияние сложных условий выращивания (начиная с PND 26 и далее) на эти же меры. Наконец, мы проверили интерактивные эффекты двух манипуляций, приводящие к компенсаторным или аддитивным эффектам. Социальное игровое поведение наблюдалось в подростковом возрасте. В зрелом возрасте крысы тестировались в трехкамерном социальном подходе для измерения социального интереса и социальной дискриминации.

Материалы и методы

Животные

самцов и самок крыс линии Вистар получали в возрасте 8–10 недель (Charles River Laboratories, Сен-Жермен-Нюэль, Франция). Животных содержали в помещении с контролируемой температурой (21 ° C) и влажностью (55%) с 12-часовым циклом свет-темнота (свет включается в 7:00 утра). Разведение началось после того, как животные были ознакомлены с нашим животноводческим помещением не менее 2 недель. Еда и вода были доступны ad libitum . Потомство 63 самок, состоящих как из самцов ( n = 144), так и самок ( n = 166), было протестировано на социальное поведение в подростковом и взрослом возрасте (временная шкала см. На Рисунке 1A).Данные о социальном игровом поведении подростков после 3-часовой социальной изоляции, социальном подходе взрослых и массе тела были получены от одной и той же группы животных с n = 16 крыс на группу, если не указано иное. Данные о социальном игровом поведении после 24-часовой социальной изоляции получены в ходе последующих экспериментов, которые проводились с отдельной группой животных (самцы: n = 10 пар на группу, а самки: n = 12–13 пар на группу) . Тестирование подростков проводилось, когда животные были в возрасте от 33 до 42 дней, тестирование взрослых проводилось в возрасте от 12 до 18 недель.Все тесты проводились утром с 8:00 до 13:00. В задаче трехкамерного социального подхода для взрослых 22 самцов и 44 самки крыс линии Вистар того же возраста служили в качестве животных-стимулов. Эти стимулирующие животные были размещены в группах по два самца или четыре самки. Один раз в неделю клетки чистили и проверяли общее состояние здоровья. Клетки были снабжены деревянным блоком как стандартное обогащение клетки. Эксперименты были одобрены местным комитетом по здоровью животных, этике и исследованиям Утрехтского университета.Уход за животными проводился в соответствии с Директивой Совета ЕС от ноября 1986 г. (86/609 / EEC).

РИСУНОК 1. (A) Хронология экспериментов, (B) изображение комплекса, содержащего клетки Marlau TM для крыс (производство Viewpoint, Франция) и (C) Схематическое изображение задача трехкамерного социального подхода, содержащая фазу привыкания, социального интереса и социальной дискриминации. Во время фазы социального интереса незнакомую крысу поместили в один из цилиндров, в то время как другой цилиндр оставался пустым.Известно, что крысы предпочитают исследовать сородичей неодушевленные предметы, и это социальное предпочтение было количественно оценено с помощью индекса дискриминации (DI), который указывает процент времени, проведенного рядом с незнакомой крысой. Во время фазы социальной дискриминации незнакомая крыса из предыдущей фазы теперь считалась знакомой, а новую, незнакомую крысу помещали в другой цилиндр. При выборе между знакомой и незнакомой крысой ожидается, что крысы будут исследовать незнакомую крысу стимула. Социальная дискриминация представлена ​​DI, который показывает предпочтение незнакомой крысы, т.е.е., процент времени, проведенного рядом с незнакомой крысой.

Ранний жизненный опыт: размножение и материнская депривация

Две самки были спарены с самцом на 10 дней. После отделения от самца самки оставались вместе еще неделю, а затем были размещены индивидуально для подготовки к родам. Матери выдавали бумажное полотенце в качестве материала для гнездования. В PND 3 самок вынули из домашней клетки и поместили в другую клетку. Пол щенков определяли, и при необходимости отбирали пометы минимум до 6 (путем перекрестного оплодотворения) и максимум до 10 детенышей.Во всех помётах было не менее двух щенков каждого пола. Пометы случайным образом были отнесены к MD или контрольному состоянию. Матери и детеныши контрольной группы были помещены обратно в домашнюю клетку в течение 2 минут, в то время как для экспериментальной группы была начата МД. Во время MD пометы оставались вместе в своей домашней клетке (без самки, которая оставалась одинокой, помещенной в отдельную клетку без детенышей, с пищей и водой ad libitum ) и были переведены в другую комнату. Клетку, в которой содержались детеныши, помещали на грелку (33 ° C), чтобы предотвратить переохлаждение детенышей.Во время MD щенки не трогали и не кормили. Через 24 часа клетку вернули в исходную комнату, и мать воссоединилась со своим пометом. Через неделю после депривации матерям из лишенных пометов не было предоставлено стандартное обогащение клеток (бумажная салфетка и ксилография).

Ранний подростковый возраст: отлучение от груди и сложные жилищные условия

Щенков отлучили от груди в возрасте 21 дня и случайным образом распределили по стандартным или сложным условиям содержания с максимум двумя братьями и сестрами в экспериментальной группе.Из каждого помета некоторые щенки были помещены в группу комплексного содержания, а другие — в контрольную группу (стандартное содержание), чтобы минимизировать эффект помета. При отъеме всех животных содержали в клетках Makrolon (37 × 20 × 18 см) в однополых группах от трех до четырех крыс на клетку, причем все крысы имели одинаковый фон раннего возраста (либо MD, либо контроль). Крысы в ​​стандартном жилье оставались в таком состоянии до тестирования социальной игры; после того, как тестирование социальной игры было завершено, они были размещены по парам. Животных в сложных условиях содержания переводили на PND 26 в клетки Marlau TM (Viewpoint, Лион, Франция; рис. 1B), в каждой клетке содержалось 10–11 животных одного пола.Клетки Marlau (60 × 80 × 51 см) имеют два этажа и обеспечивают сложную и сложную среду для крыс (Fares et al., 2013). На первом этаже есть большой отсек с тремя ходовыми колесами, укрытие, ad libitum с доступом к воде, два деревянных блока и лестница для подъема на второй этаж, где нужно пройти лабиринт, чтобы получить доступ к трубе, ведущей к продуктовый отсек на первом этаже. Через односторонний переход крысы могли восстановить доступ к большему отсеку на первом этаже. Лабиринт меняли один раз в неделю (чередуя 12 различных конфигураций), обеспечивая новизну и устойчивую когнитивную стимуляцию. Территориального господства удалось избежать благодаря наличию двух ворот с каждой стороны лабиринта. Чтобы предотвратить беспокойство, лабиринты не меняли за несколько недель поведенческого тестирования. Более подробное описание экспериментальной установки дано в другом месте (van der Veen et al., 2015).

Социальное игровое поведение подростков

Социальная игра состояла из прозрачной акриловой арены (40 см × 40 см × 60 см) с 2 см стружками на полу.Все эксперименты с социальными играми проводились в условиях красного света. Крыс приучали к тестовой арене в течение 10 минут вместе с товарищами по клетке в два разных дня на неделе, предшествующей тестированию. Чтобы повысить мотивацию к игре в день тестирования, животные были социально изолированы на 3 (эксперимент 1) или 24 часа (эксперимент 2) перед тестированием. Во время игрового сеанса двух животных поместили на арену на 15-минутный период взаимодействия, который был записан камерой для автономного поведенческого кодирования.

Социальное игровое поведение было закодировано двумя обученными наблюдателями, которые не знали экспериментального состояния животных, с помощью The Observer XT версии 9.0 (Noldus Information Technology B.V., Вагенинген, Нидерланды). Надежность между экспертами определялась путем расчета внутриклассовых корреляций для всех закодированных моделей поведения и находилась в диапазоне от 0,97 до 0,99. Наблюдаемое поведение включало частоту ударов и закреплений, задержку вывода, длину вывода, социальное исследование и продолжительность социального отдыха (т. Е. Сбивания в кучу). «Атака», мера для начала игры, определяется как одно животное, приближающееся и выпрашивающее другое, во время которого крыса-подстрекатель пытается ткнуть носом или потереть затылок партнера по игре.В ответ на атаку запрошенная крыса может полностью повернуться в положение лежа на спине, которое определяется как «закрепление» (Panksepp et al., 1984; Vanderschuren et al., 1997). Удары и удержание считаются двумя наиболее характерными игровыми формами поведения. Удары и закрепление сильно коррелированы ( r Пирсона = 0,98, p <0,001 в текущем наборе данных), и поэтому в этом исследовании сообщается только об удерживании, так как это требует, чтобы оба животных были вовлечены в игру. Другое, не связанное с игрой, социальное поведение, такое как уход за телом, облизывание, обнюхивание и прикосновение к другой крысе, кодировалось как «социальное исследование».«Социальный отдых», также называемый сборищем, происходит в период бездействия, когда две крысы лежат неподвижно, поддерживая физический контакт. Во время социального отдыха обе крысы либо бездействуют, либо спят, но не заняты социальными исследованиями или несоциальными исследованиями, такими как уход за собой или исследование клетки.

Чтобы контролировать потенциальное влияние доминирования на игру, пары подбирали по возрасту и весу (разница в весе <10 г). Были протестированы только пары, которые ранее не встречались друг с другом (т.е., никаких братьев и сестер или товарищей по клетке). Поскольку социальное игровое поведение зависит от участия обоих животных, игровая пара имела одинаковый опыт экспериментов и рассматривалась как одна экспериментальная единица. Тестирование проводилось в возрасте от 33 до 42 дней, то есть в период, когда крысы проявляли изобилие социального игрового поведения (Панксепп, 1981).

Задание на трехкамерный социальный подход для взрослых

Трехкамерная установка (120 см × 80 см × 40 см) состояла из черного акрилового пола и прозрачных акриловых стен, разделяющих арену на три отсека равного размера (клетка для общения для крыс, Noldus Information Technology B.V., Вагенинген, Нидерланды, схематическое изображение см. На Рисунке 1C). В стенках внутреннего отсека имелся проем для внешних отсеков, который мог закрываться съемными раздвижными дверцами. Два цилиндра диаметром 22 см (40 см в высоту) помещали во внешние отсеки для стимулирующих крыс во время тестирования. Эти цилиндры были сделаны из акриловых стержней, расположенных на расстоянии 15 мм друг от друга, чтобы обеспечить социальный контакт и предотвратить агрессивные нападения. Все трехкамерные эксперименты проводились в условиях слабого освещения (10 люкс).Между тестами арену и цилиндры очищали 0,5% об. / Об. Раствором Shureclean VK 10 (JohnsonDiversey, Великобритания), растворенным в теплой воде. В двух 5-минутных сеансах привыкания за неделю до тестирования животные (по одному) имели доступ ко всем отсекам без наличия цилиндров. Незнакомых крыс линии Wistar соответствующего пола и возраста, заказанных из Charles River, использовали в качестве стимулирующих животных. Стимулирующих животных приучали к цилиндрам дважды по 5 мин. Стимулирующее животное использовалось максимум для трех тестов в день.

Экспериментальная процедура состояла из трех этапов (рис. 1C). В принципе, все фазы длились 5 минут, и 5 минут использовались для анализа. Однако фаза социального интереса продлевается до 10 минут, чтобы дать достаточно времени для доступа к новой крысе, чтобы можно было считать ее знакомой в фазе социальной дискриминации. Между фазами испытуемую крысу помещали в средний отсек примерно на время. 1 мин, используя съемные дверцы, чтобы заблокировать вход во внешние отсеки.

Фаза I: Привыкание с наличием цилиндров (5 мин): Крысу помещали в средний отсек, и привыкание начиналось с удаления раздвижных дверей, которые обеспечивали доступ к внешним отсекам.Крысе позволяли свободно исследовать все три отсека и два цилиндра, которые были помещены во внешние отсеки. На этом этапе цилиндры были пустыми, но незнакомыми и, следовательно, представляли собой новые объекты. После привыкания подопытную крысу держали в среднем отсеке на 1 мин до начала фазы социального интереса.

Фаза II: Социальный интерес (10 мин): Во время фазы социального интереса в один из цилиндров помещали незнакомую стимулирующую крысу (уравновешенную между крысами), в то время как другой цилиндр оставался пустым.Опять же, обе двери были открыты, и подопытная крыса имела доступ ко всем отсекам. Подопытная крыса могла бродить в течение 10 минут, чтобы обеспечить достаточно времени для исследования обоих отсеков и ознакомления со стимулом крысы. Поскольку первые 5 минут являются наиболее информативными с точки зрения исследования, только первые 5 минут использовались для анализа данных. После фазы социального интереса подопытную крысу держали в среднем отсеке на 1 минуту до начала фазы социальной дискриминации.

Фаза III: Социальная дискриминация (5 мин). Стимулирующая крыса из фазы II теперь считалась знакомой, и в другой цилиндр помещалась другая, незнакомая стимулирующая крыса.Обе двери были открыты, и испытуемой крысе позволяли исследовать установку в течение 5 минут.

В качестве предварительного условия для анализа данных для анализа данных были включены только животные, покинувшие средний отсек во время фазы привыкания, и животные, которые проводили время с незнакомой крысой во время фазы социального интереса. Никаких животных нельзя было исключать на основании этих критериев. Пять самок, размещенных в комплексе (из которых четыре без MD и одна MD) были исключены из анализа, потому что они прыгнули поверх трехкамерной установки, и, как следствие, их трек Ethovision не мог быть использован для анализа данных.

Ethovision XT версии 9 использовался для автоматического отслеживания крыс и определения их местонахождения в различных зонах арены (Noldus Information and Technology B.V., Вагенинген, Нидерланды). Рядом с тремя камерными зонами были определены две цилиндрические зоны. Зоны взаимодействия цилиндров относятся к периметру 10 см вокруг цилиндров. Анализируемые параметры включали пройденное расстояние, задержку приближения к зонам цилиндров, время, проведенное в разных комнатах, и время, проведенное в зонах цилиндров. Индекс дискриминации (DI) был рассчитан для количественной оценки предпочтения испытуемой крысы одного из цилиндров путем вычисления процента от общего времени исследования цилиндра, проведенного в определенной зоне цилиндра, по формуле:

Индекс дискриминации (DI) = (Время, проведенное рядом с цилиндром X Время, проведенное рядом с цилиндром X + цилиндр Y) * 100%,

, где X — зона цилиндра, содержащая незнакомую стимулирующую крысу (фаза социального интереса) или новую незнакомую стимулирующую крысу (фаза социальной дискриминации).

Эстральный цикл

Чтобы учесть возможное влияние половых гормонов на социальное поведение взрослых женщин, мазки из влагалища были собраны через 2–3 часа после тестирования женщин в трехкамерном социальном подходе. Влагалищные мазки получали путем введения головки стерильной пластиковой петли для мазка (1 мкл, VWR) и осторожного мазка со стенки влагалища. Собранные клетки переносили в каплю воды на предметном стекле микроскопа, сушили на воздухе и окрашивали 5% раствором Гимза (Sigma – Aldrich Chemie B.V., Zwijndrecht, Нидерланды) в водном растворе. Микроскопическая оценка клеток, присутствующих в вагинальных мазках, использовалась для определения фазы эстрального цикла как показателя циркулирующих уровней женских половых гормонов. Согласно Cora et al., Мазки были определены как проэструс, эструс или метэструс-диэструс. (2015).

Статистический анализ

Статистический анализ проводился с использованием SPSS для Windows версии 23 (IBM, США). Результаты представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Выпадающие оценки (3,29 стандартных отклонения ниже или выше среднего) были улучшены [заменены следующей наивысшей оценкой (Tabachnick and Fidell, 2006)], чтобы уменьшить чрезмерное влияние выбросов без исключения субъектов. В общей сложности 26 точек данных были выиграны по 18 различным переменным. Поскольку перекрестное оплодотворение щенков на PND 3 могло быть потенциальной помехой (наличие или отсутствие), перекрестное оплодотворение в помете было включено в качестве ковариаты в статистический анализ всех поведенческих параметров.Перекрестное воспитание не было существенно связано ни с одним из параметров и поэтому не было включено в окончательный анализ. Также стадия эстрального цикла самок как ковариата не была связана с поведенческими параметрами взрослых и не была включена в окончательный анализ.

Двухфакторный одномерный дисперсионный анализ ANOVA был выполнен для сравнения групповых различий в массе тела во время социальной игры и в возрасте 12 недель. Поведенческие данные анализировали, используя двухфакторный одномерный дисперсионный анализ ANOVA или дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями, где это необходимо. Опыт ранней жизни (без MD против MD) и жилищные условия (стандартное жилье против сложного жилья) служили межсубъектными факторами в двухфакторном одномерном ANOVA, а место или время служили повторяющимся фактором в ANOVA с повторными измерениями. Для задачи трехкамерного социального подхода DI каждой группы анализировался с помощью однократного теста Стьюдента t против уровня вероятности 50%. Возможная связь между временем, проведенным рядом с крысой-стимулом в фазе социальных интересов, и DI для фазы социальной дискриминации была проверена с использованием Пирсона r .Для будущих метааналитических целей вся статистика добавляется в дополнительные таблицы S1 – S5.

Результаты

Масса тела

Мужчины

Во время тестирования социальной игры мужчины, лишенные материнской депривации, весили меньше, чем мужчины без лишений [ F (1,52) = 6,92, p <0,05, ηp2 = 0,12; Таблица 1, верхние строки]. Более того, самцы, содержащиеся в комплексах, имели меньшую массу тела по сравнению с самцами в стандартных условиях [ F (1,52) = 11,54, p <0. 001, ηp2 = 0,27). Жилье не смягчало влияние массы тела на MD [MD * , корпус F (1,52) = 0,00, p = 0,95, ηp2 = 0,00]. Во время тестирования взрослых (возраст 12 недель) масса тела была сопоставимой во всех группах [MD F (1,60) = 0,02, p = 0,88, ηp2 = 0,00, корпус F (1, 60) = 1,64, p = 0,205, ηp2 = 0,03, MD корпус F (1,60) = 0,89, p = 0,35, ηp2 = 0,02].

ТАБЛИЦА 1. Масса тела (BW) в подростковом и взрослом возрасте самцов и самок крыс, лишенных материнства (MD) и содержащихся в сложных условиях.

Женщины

Как и мужчины, во время тестирования социальной игры женщины, лишенные материнской депривации, весили меньше, чем контрольная группа без депривации [ F (1,60) = 21,75, p <0,001, ηp2 = 0,27; Таблица 1, нижние строки]. Сложное жилье не оказало значительного влияния на массу тела подростка у женщин [ F (1,60) = 3,79, p = 0. 056, ηp2 = 0,06] и не смягчил эффект MD [MD * , корпус F (1,60) = 0,65, p = 0,42, ηp2 = 0,01]. Во время тестирования взрослых самки, лишенные материнской депривации, все еще весили меньше, чем женщины без депривации [ F (1,60) = 9,14, p <0,01, ηp2 = 0,13]. Кроме того, взрослые особи, содержавшие самок, весили меньше, чем их стандартная контрольная группа [ F (1,60) = 14,56, p <0,001, ηp2 = 0,20]. Сложное жилье не смягчило воздействие МД [MD * , корпус F (1,60) = 1.27, p = 0,26, ηp2 = 0,02].

Социальное игровое поведение подростков

Социальное игровое поведение мужчин и женщин после 3 часов социальной изоляции

После 3 часов социальной изоляции ни одно игровое поведение не было затронуто MD, а также MD не взаимодействовало с эффектами сложного жилья у мужчин или женщин (Таблица 2). Тем не менее, как самцы, так и самки в комплексных помещениях животные показали минимальное количество социального игрового поведения по сравнению со стандартными помещенными крысами [количество самцов-прищепок: F (1,28) = 23. 22, p <0,001, ηp2 = 0,45, женщины: F (1,26) = 28,11, p <0,001, ηp2 = 0,52]. Время, проведенное в социальных исследованиях, не зависело от жилищных условий как у мужчин, так и у женщин (дополнительная таблица S1). В отличие от социального игрового поведения, мы наблюдали социальное покоящееся поведение у животных, содержащихся в комплексе, которое отсутствовало у самцов стандартного содержания [ F (1,28) = 16,93, p <0,001, ηp2 = 0,38] и самок []. F (1,26) = 8.41, p <0,01, ηp2 = 0,24].

ТАБЛИЦА 2. Социальное игровое поведение подростков после 3 часов социальной изоляции у самцов и самок крыс, лишенных материнства (MD) и содержащихся в сложных условиях.

Поведение в социальных сетях после 24 часов социальной изоляции

Хотя резкое снижение социального игрового поведения после 3 часов социальной изоляции как у мужчин, так и у женщин в сложных жилых помещениях дает ценную информацию о влиянии жилищных условий, оно не позволяет провести количественный анализ поведения в социальных играх. Социальная изоляция до тестирования увеличивает мотивацию к социальному игровому поведению и достигает максимума после 24 часов социальной изоляции (Panksepp and Beatty, 1980). Чтобы получить представление о возможном влиянии жилищных условий на социальное игровое поведение, эксперимент был повторен с другой группой животных, где перед тестированием использовался период социальной изоляции продолжительностью 24 часа. В этом эксперименте ни один из мужчин или женщин не проявлял социального поведения в состоянии покоя.

Мужчины

У самцов животных MD был связан с уменьшением количества социальных игр [количество игл F (1,36) = 5.49, p <0,05, ηp2 = 0,13, рис. 2A], увеличенная задержка для участия в социальной игре [задержка для вывода F (1,36) = 5,65, p <0,05, ηp2 = 0,14, рис. 2B ], и усиление социальных исследований [ F (1,36) = 5,13, ​​ p <0,05, ηp2 = 0,13, рис. 2D]. В отличие от снижения социальной игры, наблюдаемого после 3 часов изоляции, самцы, проживающие в комплексах, показали значительно более высокое поведение в социальных играх по сравнению со стандартными самцами после 24 часов изоляции [ F (1,36) = 9. 44, p <0,01, ηp2 = 0,21; Рисунок 2A]. Более того, самцы, помещенные в комплекс, показали уменьшенную латентность для игры [ F (1,36) = 11,77, p <0,01, ηp2 = 0,25; Рисунок 2B], увеличенная длина штифта [ F (1,36) = 20,67, p <0,001, ηp2 = 0,37; Рис. 2C], и рост социальных исследований [ F (1,36) = 8,64, p <0,01, ηp2 = 0,19; Рисунок 2D]. Сложное жилье не смягчало эффекты MD (дополнительная таблица S2).

РИСУНОК 2. Социальное игровое поведение самцов-подростков после 24 часов социальной изоляции у крыс, лишенных материнства (MD) и содержащихся в сложных условиях. (A) Общее количество выводов, (B) задержка вывода, (C) длина вывода и время, потраченное на социальные исследования (D) . Статистика отражает основные эффекты. Графики представляют среднее значение + SEM. n = 10 игровых пар на экспериментальную группу.

Женщины

Все женщины показали социальное игровое поведение после 24 часов социальной изоляции, но не было никакого влияния MD на какие-либо поведенческие показатели (Рисунок 3 и дополнительная таблица S2). В отличие от самцов, количество штифтов и длина штифтов также не зависели от условий содержания (Рисунки 3A, C). Однако, как и у самцов, самки в сложных домах показали более короткую латентность для вовлечения в социальную игру [ F (1,47) = 11,96, p <0,001, ηp2 = 0,20; Рис. 3B] и повышенная социальная активность по сравнению с женщинами в стандартном жилье [ F (1,47) = 23,14, p <0,001, ηp2 = 0,33; Рисунок 3D]. МД не взаимодействовал с эффектами жилья.

РИСУНОК 3. Социальное игровое поведение девочек-подростков после 24 часов социальной изоляции у крыс с MD и сложных помещений. (A) Общее количество выводов, (B) задержка вывода, (C) длина вывода и время, потраченное на социальные исследования (D) . Статистика отражает основные эффекты. Графики представляют среднее значение + SEM. Размеры групп: стандартный корпус без MD n = 13, комплексный корпус без MD n = 13, стандартный корпус MD n = 13, комплексный корпус MD n = 12 пар.

Задание на трехкамерный социальный подход для взрослых

Привыкание

Во время фазы привыкания ни одна из групп в мужских и женских экспериментах не отдавала предпочтение какой-либо из комнат. Среднее значение DI для экспериментальной группы варьировалось от 44,9 до 50% у мужчин и от 45,6 до 51,5% у женщин [ t (11-15) = -1,66 до 0,46, p = 0,13–1,0, диапазон для всех протестированных экспериментальных групп. против 50%]. Более того, не было никакого влияния MD или сложного жилья на DI во время привыкания и никакой разницы в задержке приближения между двумя пустыми цилиндрами в любой из групп (см. Дополнительные таблицы S3, S4 для мужчин и женщин, соответственно).

Социальные интересы и социальная дискриминация

Более ранние эксперименты (van der Veen et al., 2015) показали, что животные, размещенные в сложных домах, быстро начинают исследовать новую среду и привыкают быстрее, чем животные в стандартных помещениях. Во время фазы социального интереса мы проанализировали 5-минутные данные с течением времени и действительно увидели высокие уровни начальной активности и более быстрое снижение активности в ходе комплексного тестирования по сравнению со стандартными помещенными самцами, но не самками [самцы: время корпус F (1,60) = 11. 69, p <0,005, ηp2 = 0,16, самки: время , корпус F (1,55) = 0,01, p = 0,91, ηp2 = 0,00, данные не показаны]. Чтобы избежать эффекта привыкания сложного жилья к предпочтениям, мы проанализировали поведение во временных интервалах. Для графических целей мы выбрали график данных с интервалом времени 2,5 мин. Анализ данных за минуту дал сопоставимые результаты (данные не показаны).

Мужчины

Социальный интерес (Рисунки 4A, B и дополнительные таблицы S3, S5).В фазе социального интереса крысы, содержащиеся в комплексном помещении, проводили меньше времени с незнакомой крысой [Корпус F (1,60) = 8,01, p <0,01, ηp2 = 0,12, дополнительная таблица S3] и демонстрировали меньшее предпочтение зона цилиндра, содержащая незнакомую крысу по сравнению с самцами в стандартном помещении [ F (1,60) = 4,79, p <0,05, ηp2 = 0,07], которая была наиболее выражена в течение первой половины теста [DI, время корпус F (1,60) = 5,61, p <0. 05, ηp2 = 0,09; Рисунок 4A]. MD не оказал существенного влияния на поведение. Однако животные, лишенные материнской депривации, не показали значительного предпочтения ни в одном цилиндре, даже в первом временном интервале (результаты всех тестов t против 50% см. В дополнительной таблице S5), в отличие от других групп, которые показали сильное предпочтение незнакомой крысы пустому цилиндру в первой половине теста.

РИСУНОК 4. Самец взрослого трехкамерного социального подхода к задаче в MD и сложных помещениях крыс.Социальный интерес представлен как (A), — процент времени исследования цилиндра, проведенного в зоне цилиндра, содержащей незнакомую крысу, и (B), — задержка при приближении к обоим цилиндрам. Социальная дискриминация представлена ​​как (C), — процент времени исследования цилиндра, проведенного в зоне цилиндра, содержащей новую незнакомую крысу, и (D), — задержка для приближения к обоим цилиндрам. Поскольку активность со временем снижалась, 5-минутная задача разделена на два временных интервала на графиках A, C . Графики представляют среднее значение + SEM. n = 16 самцов на экспериментальную группу. p <0,05, ∗∗ p <0,01 и ∗∗∗ p <0,001 указывают на то, что DI значительно отличается от случайности (проверено с помощью однократной выборки Стьюдента t — тест против 50%).

Все животные показали более короткое время ожидания для приближения к цилиндру, содержащему стимул крысы, по сравнению с пустым цилиндром [местоположение F (1,60) = 25.41, p <0,001, ηp2 = 0,30; Рисунок 4B]. Эта разница была более выраженной в стандартных условиях по сравнению с животными, содержащимися в сложных помещениях [местоположение * , корпус F (1,60) = 6,31, p <0,05, ηp2 = 0,10]. Комплексное влияние жилья на общественный интерес наблюдалось во всех группах, независимо от доктора медицины.

На этой фазе все самцы проводили время возле стимулирующей крысы и имели достаточно возможностей познакомиться с этой крысой (стандартное жилище без MD 259,4 ± 14. 8 с, комплексное жилье без MD 221,8 ± 20,9 с, стандартное жилье MD 242,3 ± 14,5 с, комплексное жилье MD 164,1 ± 17,0 с), что было требованием для фазы социальной дискриминации. Однако время, проведенное рядом с крысой в фазе социальных интересов, не коррелировало с DI фазы социальной дискриминации (Пирсона r = -0,09, p = 0,47).

Социальная дискриминация (рисунки 4C, D и дополнительные таблицы S3, S5). В фазе социальной дискриминации MD со временем влиял на DI [время * MD F (1,60) = 4.37, p <0,05, ηp2 = 0,07; Рисунок 4C]: хотя животные без MD показали более высокое предпочтение новой незнакомой крысе в первом временном интервале по сравнению со вторым временным интервалом, этого не наблюдалось в группах MD. В частности, группы без MD показали значительное предпочтение новой незнакомой крысе в первом временном интервале, в то время как они показали предпочтение знакомой крысе или отсутствие предпочтения во втором временном интервале (см. Дополнительную таблицу S5). Животные, лишенные материнской недостаточности, вообще не проявляли предпочтения ни в одном из временных интервалов.Сложное жилье не повлияло на социальную дискриминацию и не смягчило эффект MD. Также не было значительных различий в задержке приближения между цилиндрами, содержащими знакомую или незнакомую крысу, и задержка не влияла ни на MD, ни на корпус (рис. 4D).

Женщины

Социальный интерес (Рисунки 5A, B и дополнительные таблицы S4, S5). Ни MD, ни сложное жилье не влияли на количество времени, проведенное рядом с крысой (дополнительная таблица S4) или предпочтение цилиндра в первые 5 минут (рисунок 5A и дополнительная таблица S4).Как и самцы, самки, лишенные материнского комплекса, не показали предпочтения незнакомой крысе в первом временном интервале, но, в отличие от самцов, они показали это предпочтение во втором временном интервале (для результатов всех тестов t против 50 % см. дополнительную таблицу S5). Все остальные группы самок предпочли незнакомую крысу пустому цилиндру в обоих временных отсеках. Никаких различий в задержке подхода между пустыми и незнакомыми крысами, содержащими цилиндры, не наблюдалось, и на задержки подхода не влияли MD или состояние помещения (Рисунок 5B и дополнительная таблица S4).

РИСУНОК 5. Самка взрослого трехкамерного социального подхода к задаче в MD и сложных помещениях крыс. Социальный интерес представлен как (A), — процент времени исследования цилиндра, проведенного в зоне цилиндра, содержащей незнакомую крысу, и (B), — задержка при приближении к обоим цилиндрам. Социальная дискриминация представлена ​​как (C), — процент времени исследования цилиндра, проведенного в зоне цилиндра, содержащей новую незнакомую крысу, и (D), — задержка для приближения к обоим цилиндрам.Поскольку активность со временем снижалась, 5-минутная задача разделена на два временных интервала. Графики представляют среднее значение + SEM. Размеры групп: стандартный корпус без MD n = 16, комплексный корпус без MD n = 12, стандартный корпус MD n = 16, комплексный корпус MD n = 15. p < 0,05, ∗∗ p <0,01 и ∗∗∗ p <0,001 указывают на то, что DI значительно отличается от случайного (проверено с помощью однократного теста Стьюдента t против 50%).

Все самки проводили время рядом с стимулирующей крысой во время фазы социального интереса (стандартное жилье без MD 242,6 ± 11,2 с, комплексное жилье без MD 258,5 ± 23,5 с, стандартное жилье MD 259,2 ± 12,8 с, комплексное жилье MD 259,2 ± 15,2 с ). Время, проведенное рядом с крысой в фазе социальных интересов, не коррелировало с DI фазы социальной дискриминации (Пирсона r = -0,12, p = 0,36).

Социальная дискриминация (рисунки 5C, D и дополнительные таблицы S4, S5).Подобно результатам для мужчин, MD повлиял на DI с течением времени [время * MD F (1,55) = 7,27, p <0,01, ηp2 = 0,12; Рисунок 5C]; Животные без MD показали более высокое предпочтение новой, незнакомой крысе в первой группе по сравнению со второй временной ячейкой, чего не наблюдалось в группах MD. Самки, лишенные материнской депривации, не проявили предпочтения ни в одном из временных интервалов. Все другие группы показали предпочтение незнакомой крысе в первом временном интервале (дополнительная таблица S5).Сложное жилье не повлияло на социальную дискриминацию и не смягчило воздействие MD. Наблюдалась значительная разница в задержке подхода между цилиндрами, причем в целом время ожидания при приближении к цилиндру, содержащему незнакомую крысу, было значительно меньше, чем у знакомой крысы [местоположение F (1,55) = 5,94, p <0,05, ηp2 = 0,10; Рисунок 5D]. Это в основном наблюдалось у животных, лишенных материнского содержания, в стандартном содержании [местоположение * MD * , корпус F (1,55) = 4.03, p = 0,05, ηp2 = 0,07].

Обсуждение

В проекте с MD (по сравнению с отсутствием депривации) на PND 3 и сложным (по сравнению со стандартным) жилищем, начиная с PND 26, мы обнаружили, что подростки, лишенные материнской депривации, мужчины, но не женщины, демонстрировали более длительную латентность для участия в социальном игровом поведении. и снижение общего количества социального игрового поведения после 24-часового периода изоляции по сравнению с животными без лишений (см. Таблицу 3 для схематического обзора всех результатов). Во взрослом возрасте социальный интерес не пострадал, но как самцы, так и самки крыс, лишенных материнской недостаточности, демонстрировали ослабленную социальную дискриминацию.Сложное жилье самостоятельно влияло на социальное поведение. Подростковые комплексы, в которых проживали самцы и девушки, после 3 часов социальной изоляции демонстрировали очень слабое игровое поведение, что свидетельствует об отсутствии мотивации к социальному игровому поведению из-за сложных жилищных условий. Однако после 24-часового периода изоляции самцы, содержащиеся в сложных домах, демонстрировали более социальное игровое поведение, в то время как и самцы, и самки демонстрировали более короткую латентность для игры и повышенное социальное исследование по сравнению с животными, содержащимися в стандартных помещениях.В зрелом возрасте животные, содержащиеся в комплексах-самцах, в начале тестирования проявляли пониженный социальный интерес. Сложное жилье не смягчало эффекты MD в подростковом или взрослом возрасте.

ТАБЛИЦА 3. Схематический обзор основных эффектов материнской депривации и сложных жилищных условий на массу тела подростков и взрослых и социальное поведение.

В соответствии с предыдущими исследованиями (Marco et al., 2015; van der Veen et al., 2015; Kentrop et al., 2016) животные, лишенные материнской недостаточности, показали более низкую массу тела в подростковом возрасте.В то время как обездоленные мужчины могли догнать не обделенных мужчин во взрослом возрасте, разница в весе у женщин сохранялась. Во время MD щенки лишены материнской заботы и питания в течение 24 часов. В нынешней модели эти два фактора нельзя разделить, и вполне возможно, что оба фактора способствуют снижению прироста массы тела. Независимо от условий ранней жизни, сложное жилище также снижает массу тела как у мужчин, так и у женщин [как мы и другие видели ранее (Moncek et al., 2004; Peña et al. , 2006; Harati et al., 2013; van der Veen et al., 2015)]. Однако самцы отреагировали на смену жилья пониженной массой тела сразу после начала проживания в сложных условиях, но не во взрослом возрасте, в то время как самки в сложных условиях показали снижение массы тела только во взрослом возрасте.

В подростковом возрасте влияние MD на социальное игровое поведение было обнаружено у мужчин, но не у женщин. После 24 часов социальной изоляции обездоленные мужчины демонстрировали более длительную латентность для игры и меньшее количество социальных игровых схваток по сравнению с мужчинами без MD.Напротив, у обездоленных мужчин уровень социальной активности был выше. Это может указывать на то, что MD конкретно снижает социальное игровое поведение, но не общий социальный интерес. В литературе сообщалось как об увеличивающемся, так и об уменьшающемся влиянии ELS на игровое поведение (после различной продолжительности изоляции перед тестированием) (Arnold and Siviy, 2002; Veenema and Neumann, 2009; Muhammad and Kolb, 2011; Zimmerberg and Sageser, 2011; Van Hasselt et al. , 2012; Lundberg et al., 2017). Подобно нашему исследованию, эффекты в основном были обнаружены у мужчин, в то время как женщины кажутся более устойчивыми (но см. Zimmerberg and Sageser, 2011).

По сравнению со стандартными самцами, самцы в сложных условиях показали более социальное игровое поведение и большую длину булавки. В исследовании, проведенном Панксеппом (1981), крысы, которым разрешалось играть с одним и тем же партнером по игре несколько раз в течение 40 дней, со временем развили стабильную иерархию, в которой более доминирующий партнер демонстрировал более длинные иглы по сравнению с подчиненным партнером. . Однако в нашем исследовании мы записали длину булавки на пару (т.е. без индивидуальных данных), а партнеры по игре были незнакомы.Тем не менее, животные со сложным помещением выращиваются в среде, в которой социальная иерархия, несомненно, более сложна, чем отношения доминирования между парами стандартных крыс, и вполне вероятно, что это отражается на длине кегли.

Как самцам, так и самкам в комплексах требовалось меньше времени для участия в социальной игре после 24 часов изоляции. Ранее мы и другие показали, что крысы в ​​сложных помещениях быстрее привыкают к новым ситуациям (Zimmermann et al., 2001; Moncek et al., 2004; van der Veen et al., 2015), что может объяснить, почему они раньше вовлекаются в социальную игру с незнакомым партнером. Помимо улучшения социального игрового поведения у самцов, крысы, содержащие как самцов, так и самок, также продемонстрировали повышенное социальное исследование своих партнеров по игре, что свидетельствует о том, что сложное жилище — в отличие от депривации — оказывает положительное влияние как на игровые, так и на неигровые социальное поведение.

Влияние сложного жилья на социальное игровое поведение сильно зависело от продолжительности социальной изоляции перед тестом.Обычно крысы подвергаются социальной изоляции на 3–24 ч перед тестированием социальных игр, чтобы повысить их игровую мотивацию. Во время изоляции крысы лишены партнера по игре и, следовательно, играют больше, когда представляется возможность. Действительно, до 24 часов более длительные периоды изоляции вызывают больше игр (Panksepp and Beatty, 1980), но см. Manduca et al. (2016) за исключением. Изоляцию можно рассматривать как стресс, поскольку крысы лишены своего соседа по клетке и подвергаются воздействию новой среды. С этой точки зрения, игра после социальной изоляции может рассматриваться как снятие стресса для крыс.К нашему удивлению, 3 часа социальной изоляции вообще не вызвали социального игрового поведения у крыс, содержащихся в наших комплексах, в то время как они демонстрировали обильную социальную игру после 24 часов изоляции. Животные, содержащиеся в сложных помещениях, могли не пострадать от трехчасовой социальной изоляции в такой степени, как животные, содержащиеся в стандартных помещениях, и, следовательно, не демонстрировали такой большой социальной игры. Это подтверждается наблюдением, что крысы, живущие в сложных жилищах, не только быстрее привыкают к новизне (Zimmermann et al. , 2001; Moncek et al., 2004; van der Veen et al., 2015), но также демонстрируют пониженную реакцию оси HPA на различные стрессоры (см. Обзор Simpson and Kelly, 2011).

В зрелом возрасте доктор медицины не повлиял на социальные интересы. Это согласуется с результатами, полученными при социальном исследовании в подростковом возрасте, показывающими отсутствие эффектов МД в стандартных жилищных условиях. Другие сообщили, что социальный интерес к взрослым крысам либо не пострадал (Hulshof et al., 2011; Zamberletti et al., 2012; Zhang et al., 2014), либо снизился (Maciag et al., 2002; Takase et al., 2012) компании ELS. Такое расхождение эффектов нельзя просто объяснить различиями в днях депривации или способах тестирования социального интереса, поскольку 24-часовой MD на PND 9 в равной степени не повлиял на социальное взаимодействие на открытой арене, где и тестовые, и стимулирующие крысы свободно передвигались. и могут физически взаимодействовать (Zamberletti et al., 2012). Однако в этой свободно передвигающейся обстановке было обнаружено, что обездоленные животные проявляют повышенную агрессию по отношению к незнакомым стимулам крысы (Zamberletti et al. , 2012). В нашей трехкамерной установке стимулирующие крысы помещаются в цилиндр с решетками, что предотвращает физические формы агрессии. Это также гарантирует, что количество социального взаимодействия полностью определяется инициативой испытуемого и, следовательно, позволяет более точно измерить предпочтения (Camats Perna and Engelmann, 2017). Takase et al. (2012) протестировали самцов и самок крыс, которые подверглись 12-часовому разделению от матери на 9 и 11 PND в обоих типах тестов социального интереса, с разделением стимулов и без него, и обнаружили в обоих тестах снижение социального интереса к самцам, но не самки.

Мы обнаружили явное влияние MD на социальную дискриминацию у обоих полов. В отличие от животных без лишений, животные с ограниченными возможностями не делали различий между незнакомой и знакомой крысой. Социальная дискриминация основана на способности распознавать ранее встречавшиеся сородичи и содержит компонент (краткосрочной) памяти. Наблюдаемая неспособность MD-крыс различать, вероятно, не может быть объяснена отсутствием ознакомления в фазе социального интереса, потому что количество времени, проведенное с крысой-стимулом во время этой фазы, не коррелировало с DI в фазе социальной дискриминации. Это говорит о том, что MD не влияет на общий социальный интерес, но ухудшает социальное поведение, связанное с памятью. Известно, что ELS — с использованием различных моделей (Krugers and Joëls, 2014; Tractenberg et al., 2016) — ухудшает (без стресса) обучение и память. Наши данные согласуются с этими результатами и подтверждают, что нарушения обучения и памяти, вызванные МД, также включают обучение и память социальной информации.

Самцы, помещенные в комплекс, показали противоположную картину, то есть меньший социальный интерес, но сравнимую социальную дискриминацию, как у обычных животных, содержащихся в домах; На социальное поведение взрослых женщин сложное жилье не повлияло.Снижение социального интереса к мужчинам соответствует отсутствию социального игрового поведения после 3 часов изоляции в подростковом возрасте, но контрастирует с увеличением количества социальных игр после 24 часов изоляции. Как и в случае с подростковой социальной игрой, в социальном поведении взрослых не наблюдалось эффектов взаимодействия с МД. Таким образом, хотя комплексное жилищное лечение вызывало отчетливый поведенческий фенотип в подростковом и взрослом возрасте, оно не спасало от нарушений социального поведения, вызванных МД. Было показано, что обогащение окружающей среды успешно устраняет некоторые нарушения поведения, вызванные ELS, включая обучение и память, тревогу, депрессивное поведение и внимание (Francis et al., 2002; Cui et al., 2006; Vivinetto et al., 2013; Зубедат и др., 2015; Koe et al., 2016). Примечательно, что Morley-Fletcher et al. (2003) смогли уменьшить вызванные пренатальным стрессом нарушения в социальном игровом поведении у крыс с физическим, но не социальным обогащением окружающей среды (Laviola et al., 2004). Сложное жилье состоит из трех ключевых компонентов, каждый из которых вносит свой вклад в фенотип; социальное обогащение, физическое обогащение и многократное знакомство с новинками. Эти аспекты могут применяться в нескольких комбинациях и с разной интенсивностью, и, вероятно, каждый из них имеет разное влияние, возможно, в разных поведенческих областях. Brenes et al. (2016), например, обнаружили, что социальное обогащение усиливает поведение социального подхода в ответ на воспроизведение просоциальных призывов 50 кГц в радиальном лабиринте, в то время как физическое обогащение приводит к снижению социального подхода. Это частично соответствовало бы нашим результатам. Следует отметить, что социальное обогащение без физического обогащения может превратиться в скопление людей, если доступное пространство на одну крысу станет слишком ограниченным. Чтобы правильно интерпретировать наши текущие результаты и сравнивать их между исследованиями, не только различия в модели ELS, но и различные ключевые компоненты обогащения должны систематически варьироваться и изучаться как отдельные факторы.

Несмотря на наблюдение, что MD и сложное жилище, по-видимому, влияют как на социальное игровое поведение подростков, так и на социальное поведение взрослых независимо (нет эффектов взаимодействия), мы не можем игнорировать тот факт, что именно комплексная группа, лишенная материнской депривации, в основном проявляет эффекты депривации у подростков мужского пола (количество социальных игр, социальных исследований) и что это также единственная группа, которая не проявляет социального интереса к взрослым мужчинам или социальной дискриминации к взрослым женщинам. Текущий набор данных, похоже, не обладает достаточной мощностью, чтобы статистически поддержать это качественное наблюдение.Подтверждение этого вывода может быть выполнено путем проведения метаанализа этого и сопоставимых исследований и / или повторения текущих экспериментов с более крупными экспериментальными группами.

В этом исследовании изменения окружающей среды больше подвержены влиянию изменений окружающей среды на самцов, чем на самок. Мужчины и женщины, по-видимому, по-разному восприимчивы к патологиям, связанным с ELS, но это зависит от времени воздействия стрессоров (пренатальный, послеродовой, подростковый), более подвержены ли мужчины или женщины [очень элегантный обзор см. В Bale and Epperson (2015)] .Сосредоточившись на ранних постнатальных манипуляциях по уходу за матерью у грызунов в качестве модели для ELS, кажется, что мужчины более подвержены влиянию, чем женщины, в широком диапазоне поведенческих доменов (Loi et al., 2017; Schroeder et al., 2018). Одно из возможных объяснений состоит в том, что мужчины, по сравнению с женщинами, получают больше материнской заботы от своих матерей (Moore and Morelli, 1979; Van Hasselt et al. , 2012). Как следствие, любая модель, лишающая щенков материнской заботы, может быть более серьезной для самцов, чем для самок. Однако мы не могли сравнивать самцов и самок в одном анализе, поскольку эксперименты проводились отдельно.

Характерной чертой фенотипа крыс, содержащихся в сложных домах, и повторяющейся темой в этой статье является поведенческая реакция на новые ситуации. Когда грызуны сталкиваются с новыми ситуациями, возникает компромисс между естественной склонностью к исследованиям и врожденной тревогой по поводу новизны. Как в подростковом, так и во взрослом возрасте крысы, содержащиеся в сложных помещениях, демонстрировали более короткие латентные периоды для приближения к новым сородичам и объектам, что свидетельствует об уменьшении тревожности по поводу новизны. Crofton et al. (2015) используют гипотезу инокуляционного стресса для объяснения фенотипических изменений, обычно наблюдаемых у животных, содержащихся в сложных условиях.Они предполагают, что жизнь в сложной окружающей среде ставит животных в состояние хронического очень легкого стресса, который защищает от последующих стрессовых факторов. Если это правда, это может объяснить, почему крысы в ​​сложных помещениях кажутся более устойчивыми к возбуждению, вызванному новыми ситуациями, которые могут привести к неожиданным поведенческим результатам, таким как отсутствие игры после 3-часового периода изоляции. Поэтому мы рекомендуем проявлять особую осторожность при интерпретации тестов, содержащих новинки, проводимых вне домашней клетки, независимо от типа поведения, которое исследуется.

В совокупности это исследование подтверждает три основных вывода. Во-первых, МД оказывает негативное влияние на социальное поведение как у подростков, так и у взрослых крыс, но эффекты незначительны. Остается определить, применимо ли это к конкретному типу модели ELS, применяемой здесь, или социальное поведение по сравнению с поведением, например, в когнитивной или тревожной областях, менее уязвимо для стрессоров раннего периода жизни в данном конкретном временном окне развития. Во-вторых, сложное жилище вызывает сильный поведенческий фенотип с отсутствием социального игрового поведения после 3-часовой социальной изоляции или более короткими латентными периодами для участия в социальном игровом поведении и увеличением длины булавки при использовании более длительных периодов изоляции. Во взрослом возрасте эти животные проявляли меньший социальный интерес, но сохраняли социальную дискриминацию. В целом животные, содержащиеся в сложных домах, быстро интегрируются в новую среду (van der Veen et al., 2015) и, вероятно, в связи с этим, по-видимому, по-разному подвержены влиянию новых условий тестирования. Это могло бы объяснить низкий интерес к игре после короткого периода изоляции, когда он энергично играл после 24 часов в одиночестве. Наконец, основываясь на текущих данных, мы делаем вывод, что комплексное жилье не является подходящей мерой для обращения вспять или уменьшения воздействия неблагоприятных факторов раннего возраста на социальное поведение.MD и сложное жилье, кажется, оказывают свое влияние на поведение посредством различных механизмов, которые, кажется, не взаимодействуют друг с другом. Однако, поскольку сложное жилище повлияло на несколько поведенческих показателей, указывающих на быструю интеграцию окружающей среды, этот фенотип, вероятно, имеет преимущество в других поведенческих областях, таких как когнитивные способности и тревога. Хорошо известно, что на эти области влияет ELS, и комплексное жилье может быть многообещающей стратегией вмешательства при нарушениях когнитивных функций и / или тревожном поведении, вызванных ELS.

Авторские взносы

Авторы внесли существенный вклад в следующее: JK, EA, MvI, MB-K, MJ и RvdV концепция и дизайн исследования, интерпретация данных и окончательное утверждение версии, которая будет представлена. Сбор данных JK и CS. JK, MvI, MB-K, MJ и RvdV анализ данных и критическое составление статьи для важного интеллектуального содержания. JK, CS, EA, MvI, MB-K, MJ и RvdV соглашаются нести ответственность за все аспекты работы, обеспечивая надлежащее расследование и решение вопросов, связанных с точностью или целостностью любой части работы.

Финансирование

Эта работа была поддержана Консорциумом индивидуального развития (CID), который финансируется через программу Gravitation Министерства образования, культуры и науки Нидерландов и Нидерландской организации научных исследований (грант NWO номер 024. 001.003). MB-K получил поддержку Европейского исследовательского совета (ERC AdG 669249), а MvI — Нидерландской организации научных исследований (Премия Спинозы).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим LJMJ Vanderschuren за его ценный вклад в интерпретацию данных о социальном игровом поведении.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fnbeh.2018.00193/full#supplementary-material

Список литературы

Арнольд Дж. Л. и Сивий С. М. (2002). Влияние неонатального обращения и разлучения с матерью на грубую игру у крыс. Dev. Psychobiol. 41, 205–215. DOI: 10.1002 / dev.10069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бренес, Дж. К., Лакингер, М., Хёглингер, Г. У., Шратт, Г., Швартинг, Р. К. У. и Вёр, М. (2016). Дифференциальные эффекты социального и физического обогащения окружающей среды на пластичность мозга, познание и ультразвуковую коммуникацию у крыс. J. Comp. Neurol. 524, 1586–1607. DOI: 10.1002 / cne.23842

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карр, К.П., Мартинс, К. М. С., Стингел, А. М., Лемгрубер, В. Б., и Юруэна, М. Ф. (2013). Роль стресса в раннем возрасте при психических расстройствах у взрослых. J. Nerv. Ment. Дис. 201, 1007–1020. DOI: 10.1097 / NMD.0000000000000049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Ю., Барам Т. З. (2016). На пути к пониманию того, как стресс в раннем возрасте перепрограммирует когнитивные и эмоциональные сети мозга. Neuropsychopharmacol. Ред. 41181, 197–206. DOI: 10.1038 / npp.2015.181

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крофтон, Э. Дж., Чжан, Ю., и Грин, Т. А. (2015). Гипотеза инокуляционного стресса обогащения окружающей среды. Neurosci. Biobehav. Ред. 49, 19–31. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2014.11.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цуй, М., Ян, Й., Ян, Дж., Чжан, Дж., Хан, Х., Ма, В. и др. (2006). Обогащенный опыт окружающей среды преодолевает дефицит памяти и депрессивное поведение, вызванное стрессом в раннем детстве. Neurosci. Lett. 404, 208–212. DOI: 10.1016 / j.neulet.2006.05.048

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дубе С. Р., Фелитти В. Дж., Донг М., Джайлз В. Х. и Анда Р. Ф. (2003). Влияние неблагоприятных переживаний в детстве на проблемы со здоровьем: данные четырех когорт, относящихся к 1900 году. Пред. Med. 37, 268–277. DOI: 10.1016 / S0091-7435 (03) 00123-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фарес, Р.P., Belmeguenai, A., Sanchez, P.E., Kouchi, H. Y., Bodennec, J., Morales, A., et al. (2013). Стандартизованное обогащение окружающей среды поддерживает повышенную пластичность мозга у здоровых крыс и предотвращает когнитивные нарушения у крыс с эпилепсией. PLoS One 8: e53888. DOI: 10.1371 / journal.pone.0053888

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрэнсис, Д. Д., Диорио, Дж., Плоцкий, П. М. и Мини, М. Дж. (2002). Обогащение окружающей среды обращает вспять эффекты разлучения с матерью на стресс-реактивность. J. Neurosci. 22, 7840–7843. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.22-18-07840.2002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Harati, H., Barbelivien, A., Herbeaux, K., Muller, M.-A., Engeln, M., Kelche, C., et al. (2013). Пожизненное обогащение окружающей среды у крыс: влияние на эмоциональное поведение, яркость пространственной памяти и холинергические нейроны на протяжении жизни. Возраст 35, 1027–1043. DOI: 10.1007 / s11357-012-9424-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хульсхоф, Х. Дж., Новати, А., Сгойфо, А., Луитен, П. Г. М., ден Бур, Дж. А., и Меерло, П. (2011). Разделение с матерью снижает пролиферацию взрослых клеток гиппокампа и ухудшает когнитивные способности, но мало влияет на чувствительность к стрессу и тревогу у взрослых крыс Wistar. Behav. Brain Res. 216, 552–560. DOI: 10.1016 / J.BBR.2010.08.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кентнер, А.С., Лима, Э., Мильоре, М.М., Шин, Дж., И Скалия, С. (2018).Комплексное выращивание в окружающей среде усиливает социальную значимость и влияет на экспрессию рецепторов рилизинг-гормона кортикотропина в гиппокампе в зависимости от пола. Неврология 369, 399–411. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2017.11.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кентроп, Дж., Ван дер Тас, Л., Лой, М., ван Эйзендорн, М. Х., Бакерманс-Краненбург, М. Дж., Йоэльс, М. и др. (2016). Лечение мифепристоном в раннем подростковом возрасте не может восстановить вызванный материнской депривацией дефицит поведенческого торможения у взрослых самцов крыс. Фронт. Behav. Neurosci. 10: 122. DOI: 10.3389 / fnbeh.2016.00122

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэ А.С., Ашокан А. и Митра Р. (2016). Кратковременное обогащение окружающей среды в зрелом возрасте обращает вспять тревогу и базолатеральную гипертрофию миндалины, вызванную разлучением с матерью. Пер. Психиатрия 6: e729. DOI: 10.1038 / TP.2015.217

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коль, К., Ван, X.-D., Grosse, J., Fournier, C., Harbich, D., Westerholz, S., et al. (2015). Нейролигин-2 гиппокампа связывает стресс в раннем возрасте с нарушением социального признания и повышенной агрессией у взрослых мышей. Психонейроэндокринология 55, 128–143. DOI: 10.1016 / J.PSYNEUEN.2015.02.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кругерс, Х. Дж., И Джоэлс, М. (2014). Долгосрочные последствия стресса в раннем возрасте для структуры мозга, эмоций и познания. Curr.Верхний. Behav. Neurosci. 18, 81–92. DOI: 10.1007 / 7854_2014_289

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лавиола, Г., Ри, М., Морли-Флетчер, С., Ди Карло, С., Бакози, А., Де Симоне, Р. и др. (2004). Благоприятное влияние обогащенной среды на крыс-подростков после стрессовых беременностей. Eur. J. Neurosci. 20, 1655–1664. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2004.03597.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лой, М., Моссинк, Дж. К. Л., Мерхофф, Г. Ф., Ден Блааууэн, Дж. Л., Лукассен, П. Дж., И Джоэлс, М. (2017). Влияние стресса в раннем возрасте на когнитивные функции и структуру гиппокампа у самок грызунов. Неврология 342, 101–119. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2015.08.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лукас, М., Бредеволд, Р., Ландграф, Р., Нойман, И. Д., и Виенема, А. Х. (2011). Стресс в раннем возрасте ухудшает социальное признание из-за притупленной реакции высвобождения вазопрессина в перегородке взрослых самцов крыс. Психонейроэндокринология 36, 843–853. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2010.11.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лундберг, С., Мартинссон, М., Ниландер, И., и Роман, Э. (2017). Изменение уровня кортикостерона и поведения в социальных играх после длительного разлучения с матерью у самцов-подростков, но не самок крыс линии Вистар. Horm. Behav. 87, 137–144. DOI: 10.1016 / j.yhbeh.2016.11.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lupien, S.Дж., МакИвен, Б. С., Гуннар, М. Р., и Хайм, К. (2009). Влияние стресса на мозг, поведение и познание на протяжении всей жизни. Nat. Rev. Neurosci. 10, 434–445. DOI: 10.1038 / nrn2639

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Maciag, C., Dent, G., Gilligan, P., He, L., Dowling, K., Ko, T., et al. (2002). Влияние непептидного антагониста crf (dmp696) на поведенческие и эндокринные последствия разлучения с матерью. Нейропсихофармакология 26, 574–582.DOI: 10.1016 / S0893-133X (01) 00398-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мандука А., Сервадио М., Дамстегт Р., Камполонго П., Вандершурен Л. Дж. И Трезза В. (2016). Дофаминергическая нейротрансмиссия в прилежащем ядре модулирует социальное игровое поведение у крыс. Нейропсихофармакология 4122, 2215–2223. DOI: 10.1038 / npp.2016.22

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марко, Э. М., Льоренте, Р., Лопес-Галлардо, М., Мела, В., Льоренте-Берзал, А., Прада, К. и др. (2015). Повторное рассмотрение животной модели материнской депривации. Neurosci. Biobehav. Ред. 51, 151–163. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2015.01.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мончек, Ф., Дунко, Р., Йоханссон, Б. Б., и Джезова, Д. (2004). Влияние обогащения окружающей среды на системы, связанные со стрессом у крыс. J. Neuroendocrinol. 16, 423–431. DOI: 10.1111 / j.1365-2826.2004.01173.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морли-Флетчер С., Ри М., Маккари С. и Лавиола Г. (2003). Обогащение окружающей среды в подростковом возрасте обращает вспять эффекты пренатального стресса на игровое поведение и реактивность оси HPA у крыс. Eur. J. Neurosci. 18, 3367–3374. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2003.03070.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мухаммад А. и Колб Б. (2011).Разделение с матерью изменило поведение и плотность нейронов позвоночника, не влияя на сенсибилизацию амфетамина. Behav. Brain Res. 223, 7–16. DOI: 10.1016 / j.bbr.2011.04.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп Дж. И Битти У. У. (1980). Социальная депривация и игра у крыс 1. Поведение. Neural Biol. 30, 197–206. DOI: 10.1016 / S0163-1047 (80) -8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп, Ю., Сивий, С., и Норманселл, Л. (1984). Психобиология игры: теоретические и методологические перспективы. Neurosci. Biobehav. Rev. 8,465–492. DOI: 10.1016 / 0149-7634 (84)

-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пенья, Ю., Прунелл, М., Димитсантос, В., Надаль, Р., и Эскориуэла, Р. М. (2006). Эффекты обогащения окружающей среды в социальных исследованиях на крысах зависят от пола. Behav. Brain Res. 174, 181–187. DOI: 10.1016 / j.bbr.2006.07.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шредер А., Нотарас М., Ду X. и Хилл Р. (2018). О времени развития стресса: определение половых эффектов стресса в процессе развития на поведение взрослых. Brain Sci. 8: 121. DOI: 10.3390 / brainsci8070121

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симпсон, Дж., И Келли, Дж. П. (2011). Влияние обогащения окружающей среды на лабораторных крыс — Поведенческие и нейрохимические аспекты. Behav. Brain Res. 222, 246–264. DOI: 10.1016 / j.bbr.2011.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Табачник, Б.Г., и Фиделл, Л.С. (2006). Использование многомерной статистики , 5-е изд. Бостон, Массачусетс: Allyn & Bacon, Inc.

Google Scholar

Такасе, К., Ямамото, Ю., Ягами, Т. (2012). Материнская депривация в середине периода гипореактивного стресса снижает экспрессию кальциневрина в гиппокампе и вызывает аномальное социальное и когнитивное поведение у взрослых самцов крыс Wistar: актуальность для негативных симптомов шизофрении. Behav. Brain Res. 232, 306–315. DOI: 10.1016 / j.bbr.2012.04.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трактенберг, С. Г., Левандовски, М. Л., Араужо Де Азередо, Л., Орсо, Р., Ройтманн, Л. Г., Хоффманн, Э. С. и др. (2016). Обзор влияния материнского разлучения на поведенческие исходы у мышей: данные четырехэтапного методологического систематического обзора. Neurosci. Biobehav. Ред. 68, 489–503. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.06.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цуда, М. К., и Огава, С. (2012). Долгосрочные последствия отделения новорожденных от матерей на социальное поведение у самок мышей, подвергшихся овариэктомии. PLoS One 7: e33028. DOI: 10.1371 / journal.pone.0033028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

van der Veen, R., Kentrop, J., van der Tas, L., Loi, M., van IJzendoorn, M.H., Bakermans-Kranenburg, M.J., et al.(2015). Сложные условия жизни нарушают угнетение поведения, но улучшают внимание у крыс. Фронт. Behav. Neurosci. 9: 357. DOI: 10.3389 / fnbeh.2015.00357

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Хасселт, Ф. Н., Тискенс, Дж. М., Трезза, В., Кругерс, Х. Дж., Вандершурен, Л. Дж. М. Дж., И Джоэлс, М. (2012). Различия в отношении материнской заботы, получаемой отдельными детенышами внутри помета, коррелируют с социальным игровым поведением подростков у самцов крыс. Physiol.Behav. 106, 701–706. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2011.12.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вандершурен, Л. Дж. М. Дж., Несинк, Р. Дж. М., и Ван Ри, Дж. М. (1997). Нейробиология социального игрового поведения крыс. Neurosci. Biobehav. Ред. 21, 309–326. DOI: 10.1016 / S0149-7634 (96) 00020-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вандершурен, Л. Дж. М. Дж., И Трезза, В. (2014). Что лабораторная крыса научила нас социальному игровому поведению: роль в поведенческом развитии и нейронные механизмы. Curr. Верхний. Behav. Neurosci. 16, 189–212. DOI: 10.1007 / 7854

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виенема, А. Х., Блюм, А., Нидерле, Д., Бувальда, Б., и Нойман, И. Д. (2006). Влияние стресса в молодом возрасте на агрессию взрослых мужчин и гипоталамический вазопрессин и серотонин. Eur. J. Neurosci. 24, 1711–1720. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2006.05045.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виенема, А.Х., Бредеволд Р. и Нойман И. Д. (2007). Противоположные эффекты материнского разделения на межмужскую и материнскую агрессию у мышей C57BL / 6: связь с гипоталамической иммунореактивностью вазопрессина и окситоцина. Психонейроэндокринология 32, 437–450. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2007.02.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виенема А. Х., Нойман И. Д. (2009). Материнское разделение усиливает наступательную игру, экспрессию базального кортикостерона и мРНК гипоталамического вазопрессина у молодых самцов крыс. Психонейроэндокринология 34, 463–467. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2008.10.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вивинетто А. Л., Суарес М. М. и Риварола М. А. (2013). Нейробиологические эффекты разлучения новорожденных с матерями и обогащения окружающей среды после отъема. Behav. Brain Res. 240, 110–118. DOI: 10.1016 / j.bbr.2012.11.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вэй, Б., Tai, F., Liu, X., Ma, L., Yang, X., Jia, R., et al. (2013). Тактильная стимуляция новорожденных смягчает негативное влияние изоляции новорожденных на распознавание новых объектов, общительность и нейроэндокринные уровни у взрослых самцов мандаринских полевок ( Microtus mandarinus ). Physiol. Behav. 11, 14–22. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2013.02.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, П., Ан, С., Тай, Ф., Ван, Дж., Ву, Р., и Ван, Б. (2013).Ранняя социальная депривация нарушает парные связи и изменяет уровень кортикостерона в сыворотке и дофаминовую систему NAcc у мандаринских полевок. Психонейроэндокринология 38, 3128–3138. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2013.09.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Замберлетти, Э., Прини, П., Специали, С., Габальо, М., Солинас, М., Пароларо, Д. и др. (2012). Гендерно-зависимые поведенческие и биохимические эффекты подросткового дельта-9-тетрагидроканнабинола у взрослых крыс, лишенных материнства. Неврология 204, 245–257. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2011.11.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhang, X., Wang, B., Jin, J., An, S., Zeng, Q., Duan, Y., et al. (2014). Ранняя депривация уменьшала тревожность и улучшала память у взрослых самцов крыс. Brain Res. Бык. 108, 44–50. DOI: 10.1016 / J.BRAINRESBULL.2014.08.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Циммерманн, А., Штауффахер, М., Лангханс, В., и Вюрбель, Х. (2001). Зависимые от обогащения различия в изучении новизны у крыс можно объяснить привыканием. Behav. Brain Res. 121, 11–20. DOI: 10.1016 / S0166-4328 (00) 00377-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зойкас И., Нойман И. Д. (2016). Материнское разделение способствует исчезновению социального страха у взрослых мышей-самцов. Behav. Brain Res. 297, 323–328. DOI: 10.1016 / j.bbr.2015.10.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зубедат, С., Ага-Мизрахи, С., Цимерблит-Сабба, А., Риттер, А., Нахмани, М., и Авиталь, А. (2015). Метилфенидат и обогащение окружающей среды уменьшают пагубное влияние пренатального стресса на функционирование внимания. Напряжение 18, 1025–3890. DOI: 10.3109 / 10253890.2015.1023790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теория материнской депривации Боулби

Еще в 1930-х годах исследователи начали идентифицировать долгосрочный ущерб, связанный с нарушенными или ограниченными возможностями привязанности.

В лекции Боулби «Истоки привязанности » он сослался на это:

«В течение тридцатых и сороковых годов несколько клиницистов по обе стороны Атлантики, в основном работали независимо друг от друга, проводили наблюдения за пагубное влияние на развитие личности длительного ухода в лечебных учреждениях и / или частой смены фигуры матери в первые годы жизни.

Гипотеза материнской депривации Боулби (1953) предположила, что «теплые, близкие и постоянные отношения с матерью (фигурой)» необходимы для здорового психологического / эмоционального развития. «Материнская любовь в младенчестве / детстве так же важна для психического здоровья, как витамины и белки для физического здоровья».

Последствия материнской депривации включают:

  • Неспособность формировать привязанности в будущем (см. Внутреннюю рабочую модель)
  • Психопатия без привязанности (неспособность испытывать угрызения совести)
  • Преступность (поведенческие проблемы в подростковом возрасте)
  • Проблемы с когнитивным развитием

Bowlby (1944) 44 Исследование несовершеннолетних воров

44 вора сравнивали с 44 не ворами из центра правонарушений.Боулби собрал данные с помощью интервью и анкетирования 88 несовершеннолетних и обнаружил, что 17 из 44 воров пережили раннее длительное разлучение со своими матерями до 5 лет.

15/17 из этих воров были классифицированы как ласковые психопаты (без вины / угрызений совести), в то время как только 2/44 не воров пережили такое разделение. Таким образом, эти данные подтверждают MDH, поскольку, по-видимому, существует связь между нарушением привязанностей в первые 5 лет и более поздней дезадаптацией.

Последующее исследование Боулби показало, что 60 детей, которые проводили время отдельно от своих матерей из-за туберкулеза до четырехлетнего возраста, продемонстрировали более низкую успеваемость в школе.

Результаты исследования Боулби показывают, что нарушение привязанности в раннем возрасте связано с преступностью, эмоциональной дезадаптацией и более низкой успеваемостью, что оказывает сильную поддержку MDH.

Оценка

Сильные стороны:

Практическое применение — MDH и сопутствующие исследования имеют важные приложения в реальном мире, поскольку они подчеркивают важность положительного опыта привязанности и поддержания монотропной связи в первые пять лет , которые сыграли важную роль в разработке передовых методов ухода за детьми.Повышение стабильности в практике ухода за детьми было достигнуто благодаря тому, что центры дневного ухода за детьми назначают воспитателей, а часы посещения больниц были пересмотрены, чтобы дети могли поддерживать контакт со своими родителями.

Правительства некоторых стран предлагают больше финансовой поддержки молодым семьям в виде отпуска по беременности и родам и отцовского отпуска. Например, Швеция предлагает 480-дневный отпуск по уходу за ребенком, что явно подчеркивает ее стремление поддерживать раннюю привязанность детей.

Bowlby резюмировал некоторые из ключевых приложений, которые возникли в результате исследования 1950-х годов, указав на их значение для тех, кто «работает в детской психиатрии, психологии и социальной работе, а также некоторых из тех, кто занимается педиатрией и уходом за больными детьми» (Bowlby 1988).

Слабые стороны:

Ретроспективное воспоминание могло быть неточным — Поскольку Боулби просил участников-подростков вспомнить разлуки, которые они пережили много лет назад, их ответы могли быть неточными / искаженными.

Эффекты исследователя — Боулби сам разработал и провел самоотчеты, и в результате его присутствие и интерпретация могли повлиять на результат исследования.Диагноз Боулби о беспристрастной психопатии мог быть искажен предвзятостью подтверждения исследователем.

Выводы корреляционные. — Боулби обнаружил связь между ранним разделением и правонарушением / психопатией без аффектов, но мы не можем окончательно сделать вывод, что разделение было причиной. Возможно, была третья неопознанная переменная, которая объясняла преступность / психопатию без аффектов. Например, непосредственная причина разлуки (например, пренебрежение или жестокое обращение) могла быть прямой причиной проблем, возникших в подростковом возрасте, а не самой разлукой.

Излишне упрощенная концепция — Майкл Раттер (72) Материнская депривация Пересмотрел критику концепции Боулби гипотезы материнской депривации. Раттер утверждает, что Bowlby не смог различить отделение от фигуры привязанности, потерю фигуры привязанности и полное отсутствие привязанности (лишения). Раттер утверждает, что эти три обстоятельства имеют разные долгосрочные последствия, на которые Боулби не обратил внимания.

Материнская депривация — обзор

Долгосрочные последствия

Преобладающим краткосрочным эффектом разлучения матери и детенышей на длительный период является повышенная базальная секреция кортикостерона.Кроме того, было показано, что материнская депривация приводит к снижению транскрипции MR и GR (Smith et al., 1997; van Oers et al., 1998b; Schmidt et al., 2002a). Пока не ясно, является ли возможное изменение функции одного из обоих рецепторов причиной или следствием воздействия материнской депривации на секрецию кортикостерона.

Изменения уровней циркулирующего кортикостерона в результате лечения кортикостероном или манипулирования взаимодействием матери и ребенка приводят к изменению функции HPA во взрослом возрасте.Обогащенная кортикостероном питьевая вода матери, приводящая к повышению уровня кортикостерона у грудных детенышей, приводит к нейрохимическим и поведенческим последствиям, таким как снижение реакции глюкокортикоидов на стресс и повышение способности к обучению (Angelucci et al., 1985; Casolini). et al., 1997). Также нарушение взаимодействия мать-щенок и последующее развитие HPA не только изменяет функцию GR / MR в онтогенезе, но также влияет на функцию отрицательной обратной связи на протяжении всей жизни.Ряд исследований уже довольно рано показали, что обращение с детенышами во время постнатального развития может влиять на реакцию кортикостерона у этих животных во взрослом возрасте (Levine et al., 1967; Zarrow et al., 1972). При обработке животных ежедневно отделяют от матери примерно на 10–15 минут, что увеличивает общее поведение матери при вылизывании и уходе. Последующие исследования могли показать долгосрочный эффект раннего обращения, который привел к снижению экспрессии CRF и усилению отрицательной обратной связи в мозге (Meaney et al., 1989; Плоцкий и др., 1993; Viau et al., 1993; Caldji et al., 1998).

В отличие от, казалось бы, положительных эффектов раннего обращения с ребенком, более длительное отсутствие матери (например, разлучение с матерью) привело к усилению стрессовой реакции гипофиза у взрослых животных и снижению отрицательной обратной связи (Plotsky and Meaney, 1993; Liu et al. , 2000). Кроме того, 24 часа материнской депривации на 3 постнатальный день привели к увеличению базальных уровней гипофиза и надпочечников, увеличению экспрессии CRF и снижению экспрессии MR и GR у взрослых животных (Ladd et al., 1996; Ротс и др., 1996; Сутанто и др., 1996). Sutanto et al. (1996) смогли продемонстрировать, что связывающая способность обоих рецепторов кортикостероидов во взрослом возрасте чувствительна к ранней материнской депривации. Интересно, что эти эффекты также были специфичными для пола. Долгосрочные эффекты кратковременных манипуляций, происходящих на ранних этапах развития (например, материнская депривация), на функцию и поведение HPA также были показаны в других исследованиях (Suchecki and Tufik, 1997; Workel et al., 1997, 2001; Oitzl et al., 2000; Suchecki et al., 2000; Хименес-Васкес и др., 2001; Penke et al., 2001; Husum et al., 2002). Таким образом, функция системы HPA и особенно системы отрицательной обратной связи во взрослой жизни сильно коррелирует с постнатальным развитием животного. Усиление материнской заботы приводит, как правило, к более низкой чувствительности оси HPA (усиление отрицательной обратной связи), в то время как снижение материнской заботы приводит к повышению активности стрессовой системы (уменьшению отрицательной обратной связи) (Caldji et al., 1998).

Таким образом, становится ясно, что отрицательная обратная связь в онтогенезе — очень динамичный процесс.Функция отрицательной обратной связи постоянно адаптируется к стимулам окружающей среды, а уязвимость человека к стрессовым событиям в зрелом возрасте определяется его развитием. Поэтому недостаточно изучать состояние системы напряжений в данный момент времени. Необходимо включить весь процесс развития, чтобы лучше понять регуляцию или нарушение регуляции стрессовой системы у определенного человека.

ЛИШЕНИЕ МАТЕРИ И ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ | Управление программ юстиции

Аннотация

ПОБОЧНЫЕ ВЛИЯНИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ РЕБЕНКА ОТ МАТЕРИ ДО 3 ЛЕТ НЕ ИЗУЧАЛИСЬ ТАКЖЕ ТЩАТЕЛЬНО, как ОТСУТСТВИЕ ОТЦА.ОДНАКО ТАКИЕ ПОБОЧНЫЕ ВЛИЯНИЯ МОГУТ НАБЛЮДАТЬСЯ КАК РАНЕЕ, КАК ПЕРВЫЙ ГОД ЖИЗНИ РЕБЕНКА. ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТОЙ ПРОБЛЕМЫ ПОСТОЯННО ПОКАЗЫВАЮТ, что преступность несовершеннолетних несет небольшую связь с факторами наследственности и базовым интеллектом, но демонстрирует безошибочную корреляцию с опытом ранней семьи и особенностями матери. СРЕДИ САМЫХ ТЯЖЕЛЫХ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ, НАБЛЮДАЕМЫХ У ДЕТЕЙ ДО 6 ЛЕТ, ЯВЛЯЮТСЯ АПАТИЙ, ЧЕРЕДОВАННОЙ ГИПЕРАКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ, ИНФОРМАЦИОННОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ, АГРЕССИВНЫМИ ТРЕБОВАНИЯМИ НЕМЕДЛЕННОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ И УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ВСЕХ ЧУДОВ И ЖЕЛАНИЙ, ОТНОСЯЩИХСЯ К ВОПРОСАМ ЖЕЛАНИЙ ИЛИ ЖЕЛАНИЙ.ВОЗМОЖНОСТЬ УБЫТКОВ В ТАКОМ РАННЕМ возрасте заключается в том, что дети полностью живут в настоящем и неспособны к абстрактной мысли. Близкие, счастливые отношения с матерью не только удовлетворяют эмоциональные потребности ребенка, но и дают ему заменяющее сознание, помогая ему развить контроль над отрицательными инстинктами и импульсивностью, научить испытывать чувства, обучая их. ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ МАТЕРИННОЙ ОТСУТСТВИЯ В ДЕТСКИХ ДЕТСКИХ СТРАНАХ ПРОВОДИЛИСЬ В РАЗНЫХ СТРАНАХ ПРИ НЕПОСРЕДСТВЕННОМ НАБЛЮДЕНИИ ДЕТЕЙ В САМЫХ КРИТИЧЕСКИХ ВОЗРАСТАХ В ДЕТСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ИЛИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ РЕТРОСПЕКТИВНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ДЕТСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ.РЕШАЮЩИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАВМАТИЧЕСКОГО СЕМЕЙНОГО ОПЫТА, ОСОБЕННО ДЕМОНСТРАЦИИ МАТЕРИ, ДЕМОНСТРИРОВАЛИСЬ В КАЖДОМ СЛУЧАЕ. СРЕДИ НАИБОЛЕЕ ЧАСТОГО ВИДА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ У ТАКИХ ДЕТЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЛОЖЬЮ И КРАЖИ. ЗАМЕЩЕНИЕ МАТЕРИ МОЖЕТ СЛУЧИТЬ, ДАЖЕ ПОЛНОСТЬЮ ИСКЛЮЧИТЬ ПОБОЧНЫЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ МАТЕРИНСКОЙ ЛИЩНОСТИ; ЭТО ТАКЖЕ МОЖЕТ ПРОИЗВОДИТЬСЯ С ПОМОЩЬЮ ИНДИВИДУАЛЬНОГО УХОДА И ВНИМАНИЯ ДЕТЯМ В ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ДЕТСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ВКЛЮЧАЕТ РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ, НАБЛЮДАЕМЫЕ В ВОЕННЫХ Сиротах, воспитанных в лагерях беженцев и международных убежищах.—НА ИСПАНСКОМ. (LGR).

Материнская депривация вызывает изменения когнитивных и корковых функций в зрелом возрасте

  • 1.

    Marco, E. et al. Повторное рассмотрение животной модели материнской депривации. Neurosci. Biobehav. Ред. 51 , 151–163 (2015).

    PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Боулби Дж. Надежная база: привязанность родителей к детям и здоровое человеческое развитие. (Основные книги: Нью-Йорк, США, 1988) 416 с.

    Google ученый

  • 3.

    Байер, Т. А., Фалкаи, П. и Майер, В. Генетические и негенетические факторы уязвимости при шизофрении: основа «гипотезы двух ударов». J. Psychiatr. Res. 33 , 543–548 (1999).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 4.

    Мюррей Р. М. и Фирон П. Модель развития шизофрении «фактор риска». J. Psychiatr. Res. 33 , 497–499 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Cannon, T. D. et al. Ранние и поздние влияния на развитие нервной системы на продромальном этапе шизофрении: вклад генов, окружающей среды и их взаимодействия. Schizophr. Бык. 29 , 653–669 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Pino, O. et al. Нейроразвитие или нейродегенерация: обзор теорий шизофрении. Actas Esp. Psiquiatr. 42 , 185–195 (2014).

    PubMed Google ученый

  • 7.

    Мейер, У. и Фелдон, Дж. Модели шизофрении на животных, вызванные эпидемиологическим развитием нервной системы. Прог. Neurobiol. 90 , 285–326 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 8.

    Llorente, R. et al. Влияние половой зависимости материнской депривации на содержание моноаминов в мозге крыс-подростков. Neurosci. Lett. 479 , 112–117 (2010).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 9.

    Элленбрук, Б. А., ван ден Крооненберг, П. Т. и Коулс, А. Р. Влияние стрессового события в раннем возрасте на сенсомоторную синхронизацию у взрослых крыс. Schizophr. Res. 30 , 251–260 (1998).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 10.

    Schmidt, M. V. et al. Постнатальное развитие оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники у мышей. Int J. Dev. Neurosci. 21 , 125–132 (2003).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 11.

    Roceri, M., Hendriks, W., Racagni, G., Ellenbroek, B.A. и Riva, M.A. Ранняя материнская депривация снижает экспрессию субъединиц BDNF и NMDA рецепторов в гиппокампе крыс. Мол. Психиатрия 7 , 609–616 (2002).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 12.

    Лу Б. и Чоу А. Нейротрофины и синаптическая передача и пластичность гиппокампа. J. Neurosci. Res. 58 , 76–87 (1999).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 13.

    Uribe, E., Sánchez-Mendoza, E., Nieves, N. & Merchor, G. Неонатальное введение мемантина улучшает социальное познание у взрослых крыс, подвергшихся ранней материнской депривации. Exp. Neurobiol. 25 , 328 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Kuma, H. et al. Ранняя материнская депривация вызывает изменения в экспрессии нейротрофического фактора головного мозга в развивающемся гиппокампе крысы. Neurosci. Lett. 372 , 68–73 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 15.

    Das, K. P. et al. Дифференциальные паттерны фактора роста нервов, нейротрофического фактора головного мозга, мРНК нейротрофина-3 и уровней белка в развивающихся регионах головного мозга крысы. Неврология 103 , 739–761 (2001).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 16.

    Llorente, R. et al. Ранняя материнская депривация и однократное введение неонатального агониста каннабиноидов вызывают у крыс-подростков долговременные зависимые от пола психоиммуноэндокринные эффекты. Психонейроэндокринология 32 , 636–650 (2007).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 17.

    Zamberletti, E. et al. Гендерно-зависимые поведенческие и биохимические эффекты подросткового дельта-9-тетрагидроканнабинола у взрослых крыс, лишенных материнства. Неврология 204 , 245–257 (2012).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 18.

    Burke, N. N. et al. Материнская депривация связана с зависимыми от пола изменениями ноцицептивного поведения и нейровоспалительных медиаторов у крыс после повреждения периферических нервов. J. Pain. 14 , 1173–1184 (2013).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 19.

    Пауэлл, К. М. и Миякава, Т. Поведенческое тестирование, связанное с шизофренией, на моделях грызунов: уникальное человеческое заболевание? Biol. Психиатрия 59 , 1198–1207 (2006).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 20.

    Ван ден Буузе, М. Моделирование положительных симптомов шизофрении у генетически модифицированных мышей: фармакологические и методологические аспекты. Schizophr. Бык. 36 , 246–270 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 21.

    Marco, E. M. et al. Материнская депривация влияет на пластичность мозга и память распознавания у подростков самцов и самок крыс. Нейрофармакология 68 , 223–231 (2013).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 22.

    Льоренте-Берзал, А.и другие. Нейроповеденческие и долгосрочные метаболические последствия неонатального стресса материнской депривации и лечение оланзапином у подростков самцов и самок крыс. Нейрофармакология 62 , 1332–1341 (2012).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 23.

    Mela, V. et al. Долгосрочные изменения гиппокампа и коры головного мозга, вызванные материнской депривацией и неонатальным лечением лептином у самцов и самок крыс. PLoS ONE 10 , e0137283 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 24.

    Huron, C. et al. Нарушение распознающей памяти с сознательным воспоминанием, но не без него, при шизофрении. Am. J. Psychiatry 152 , 1737–1742 (1995).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 25.

    Kayser, J. et al. Плотность источника тока (CSD) старые / новые эффекты во время распознавания памяти для слов и лиц при шизофрении и у здоровых взрослых. Int J. Psychophysiol. 75 , 194–210 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 26.

    Янг, Дж. У., Пауэлл, С. Б., Рисбро, В., Марстон, Х. М. и Гейер, М. А. Использование MATRICS для разработки набора доклинических когнитивных тестов для исследования шизофрении. Pharmacol. Ther. 122 , 150–202 (2009).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 27.

    Элленбрук, Б. А. и Коулс, А. Р. Ранняя материнская депривация и предымпульсное торможение: роль постдепривационной среды. Pharmacol. Biochem Behav. 73 , 177–184 (2002).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 28.

    Ellenbroek, B.A., NMWJ, deBruin, PTJM, vanDenKroonenburg, ELJM, vanLuijtelaar & Cools AR. Влияние ранней материнской депривации на обработку слуховой информации у взрослых крыс Вистар. Biol. Психиатрия 55 , 701–707 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Husum, H., Termeer, E., Mathé, A. A., Bolwig, T. G. и Ellenbroek, B. A. Ранняя материнская депривация изменяет уровни нейропептида Y и пептида, родственного гену кальцитонина, в гиппокампе у взрослых крыс. Нейрофармакология 42 , 798–806 (2002).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 30.

    Гейер, М. А. Поведенческие исследования галлюциногенных препаратов на животных: значение для исследования шизофрении. Фармакопсихиатрия 31 , 73–79 (1998).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 31.

    Giersch, A.и другие. Нарушение обработки информации при шизофрении: временная перспектива. Schizophr. Res Cogn. 2 , 78–83 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 32.

    Ратайчак П., Возняк А. и Новаковска Е. Животные модели шизофрении: подготовка к развитию у крыс. Acta Neurobiol. Exp. 73 , 472–484 (2013).

    Google ученый

  • 33.

    Винтерер, Г. и Коппола, Р. Префронтальный широкополосный шум, рабочая память и генетический риск шизофрении. Am. J. Psychiatry 161 , 490–500 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 34.

    Díez, Á.et al. Мощность фронтального гамма-шума и когнитивные области при шизофрении. Psychiatry Res. — Нейровизуализация 221 , 104–113 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Копин И.Ю. Метаболизм катехоламинов: основные аспекты и клиническое значение. Pharmacol. Ред. 37 , 333–364 (1985).

    PubMed CAS Google ученый

  • 36.

    Танбридж, Э. М., Харрисон, П. Дж. И Вайнбергер, Д. Р. Катехол-о-метилтрансфераза, познание и психоз: Val158Met и не только. Biol. Психиатрия 60 , 141–151 (2006).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 37.

    Egan, M. F. et al. Влияние генотипа COMT Val108 / 158 Met на функцию лобной доли и риск шизофрении. Proc. Natl Acad. Sci. USA 98 , 6917–6922 (2001).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 38.

    González-Castro, T. B. et al. Роль генетического полиморфизма катехол-O-метилтрансферазы (COMT) Val158Met при шизофрении: систематический обзор и обновленный метаанализ 32 816 субъектов. NeuroMol. Med. 18 , 216–231 (2016).

    Артикул CAS Google ученый

  • 39.

    Вентилятор, Ж.-Б. и другие. Функциональный полиморфизм Val / Met гена катехол-O-метилтрансферазы и риск шизофрении: крупномасштабное исследование ассоциации плюс метаанализ. Biol. Психиатрия 57 , 139–144 (2005).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 40.

    Бертолино А. и др. Префронтально-гиппокампальное соединение во время обработки памяти модулируется генотипом COMT Val158Met. Biol. Психиатрия 60 , 1250–1258 (2006).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 41.

    Blasi, G. et al. Влияние генотипа катехол-О-метилтрансферазы val158met на контроль внимания. J. Neurosci. 25 , 5038–5045 (2005).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 42.

    Nickl-Jockschat, T., Janouschek, H., Eickhoff, S. B. & Eickhoff, C.R. Отсутствие метааналитических данных о влиянии генотипа COMT Val158Met на активацию мозга при выполнении задач на рабочую память. Biol. Психиатрия 78 , e43 – e46 (2015).

    PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Thompson, J. M. D. et al. Катехол-О-метилтрансфераза (COMT) Val158Met полиморфизм смягчает влияние дородового стресса на поведенческие проблемы у детей: данные лонгитюдного анализа для разных возрастов. Dev. Med. Детский Neurol. 54 , 148–154 (2012).

    PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Льюис, Да, Хашимото, Т. и Волк, Д. В. Кортикальные тормозные нейроны и шизофрения. Nat. Rev. Neurosci. 6 , 312–324 (2005).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 45.

    Pinal, C. S. & Tobin, aJ.Уникальность и избыточность в производстве ГАМК. Перспектива. Dev. Neurobiol. 5 , 109–118 (1998).

    PubMed CAS Google ученый

  • 46.

    Nicodemus, K. K. et al. Доказательства статистического эпистаза между катехол-O-метилтрансферазой (COMT) и полиморфизмами в RGS4, G72 (DAOA), GRM3 и DISC1: влияние на риск шизофрении. Хум. Genet. 120 , 889–906 (2007).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 47.

    Straub, R.E. et al. Аллельная вариация GAD1 (GAD67) связана с шизофренией и влияет на функцию коры головного мозга и экспрессию генов. Мол. Психиатрия 12 , 854–869 (2007).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 48.

    Seamans, J. K., Gorelova, N., Durstewitz, D. & Yang, C. R. Двунаправленная дофаминовая модуляция ГАМКергического ингибирования в префронтальных кортикальных пирамидных нейронах. J. Neurosci. 21 , 3628–3638 (2001).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 49.

    Комитет Национального исследовательского совета (США) по руководствам по использованию животных в неврологии и поведенческих исследованиях. Руководство по уходу и использованию млекопитающих в неврологии и поведенческих исследованиях (National Academies Press, США, 2003).

  • 50.

    Элленбрук, Б.А., Деркс, Н. и Парк, Х.-J. Ранняя материнская депривация замедляет развитие нервной системы у крыс линии Вистар. Напряжение 8 , 247–257 (2005).

    PubMed Статья Google ученый

  • 51.

    Janetsian, S. S., Linsenbardt, D. N. & Lapish, C. C. Нарушение памяти и изменения активности гамма-диапазона префронтальной коры после сенсибилизации метамфетамином. Психофармакология 232 , 2083–2095 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 52.

    Паксинос, Г. и Уотсон, К. Мозг крысы в ​​стереотаксических координатах. 6-е изд., (170, Elsevier Academic Press: Cambridge, Massachusetts, USA, 2007) 547–612 ..

  • 53.

    Феррарелли, Ф., Риднер, Б. А., Петерсон, М. Дж. И Тонони, Г. Измененная префронтальная активность и возможность подключения предсказывают различные когнитивные нарушения при шизофрении. Хум. Brain Mapp. 36 , 4539–4552 (2015).

    PubMed Статья Google ученый

  • 54.

    Boutros, N. N. et al. Сенсорное стробирование в области гиппокампа и носа человека: региональные различия. Гиппокамп 18 , 310–316 (2008).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 55.

    Stegmayer, K., Horn, H., Federspiel, A., Razavi, N. & BrachtT. и другие. Снижение плотности серого вещества вентрального полосатого тела у пациентов с шизофренией и психотической эмоциональной дисрегуляцией. NeuroImage Clin. 4 , 232–239 (2014).

    PubMed Статья Google ученый

  • 56.

    Фосанг, А. Дж. И Колбран, Р. Дж. Прозрачность — ключ к качеству. J. Biol. Chem. 290 , 29692–29694 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 57.

    Möcks, J., Gasser, T. & Köhler, W. Основные статистические параметры потенциалов, связанных с событиями. J. Psychophysiol. 2 , 61–70 (1988).

    Google ученый

  • 58.

    Винтерер, Г. и Вайнбергер, Д. Р. Отношение сигнал / шум коркового вещества: понимание патофизиологии и генетики шизофрении. Clin. Neurosci. Res. 3 , 55–66 (2003).

    Артикул CAS Google ученый

  • 59.

    Тимм, Н., Алфорд, В., Флекер, Б.И Беггс, Дж. М. Синергия, избыточность и многомерные информационные меры: точка зрения экспериментатора. J. Comput. Neurosci. 36 , 119–140 (2014).

    PubMed Статья Google ученый

  • 60.

    Обложка, Т. М. и Томас, Дж. А. Элементы теории информации, второе издание. (John Wiley & Sons, Inc.: Хобокен, Нью-Джерси, 2005 г.).

    Забронировать Google ученый

  • 61.

    Уильямс П. Л., Бир Р. Д. Неотрицательное разложение многомерной информации. arXiv: 1004.2515 [cs.IT]. 2010; 14.

  • 62.

    Timme, N. et al. Мультиплексные сети нейронов коры и гиппокампа, выявленные в разное время. PLoS ONE 9 , e115764 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 63.

    Winterer, G. et al. Префронтальный электрофизиологический «шум» и генотип катехол-О-метилтрансферазы при шизофрении. Biol. Психиатрия 60 , 578–584 (2006).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 64.

    Llorente, R. et al. Долгосрочные зависимые от пола психонейроэндокринные эффекты материнской депривации и подросткового непредсказуемого стресса у крыс. J. Neuroendocrinol. 23 , 329–344 (2011).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 65.

    Карлини В. П. Задача распознавания объектов: новое предложение для исследования производительности памяти. Распознавание объекта. 2011: 27–42.

  • 66.

    Регер М. Л., Ховда Д. А. и Гиза К. С. Онтогенез памяти распознавания крыс, измеренный с помощью задачи распознавания нового объекта. Dev. Psychobiol. 51 , 672–678 (2009).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 67.

    Broadbent, N.Дж., Гаскин, С., Сквайр, Л. Р. и Кларк, Р. Е. Память распознавания объектов и гиппокамп грызунов. Learn Mem. 17 , 5–11 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 68.

    Hannesson, D. K., Howland, J. G. & Phillips, A. G. Взаимодействие между периринальной и медиальной префронтальной корой требуется для временного порядка, но не для памяти распознавания объектов у крыс. Дж.Neurosci. 24 , 4596–4604 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 69.

    Уинтерс, Б. Д. и Басси, Т. Дж. Временная инактивация периринальной коры нарушает кодирование, извлечение и консолидацию памяти распознавания объектов. J. Neurosci. 25 , 52–61 (2005).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 70.

    Бродбент, Н. Дж., Сквайр, Л. Р. и Кларк, Р. Е. Пространственная память, память распознавания и гиппокамп. Proc. Natl Acad. Sci. США 101 , 14515–14520 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 71.

    Бакмастер, К. А., Эйхенбаум, Х., Амарал, Д. Г., Судзуки, В. А. и Рапп, П. Р. Энторинальные поражения коры головного мозга нарушают реляционную организацию памяти у обезьян. J. Neurosci. 24 , 9811–9825 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 72.

    Винтерс, Б.Д., Форвуд, С.Е., Коуэлл, Р.А., Саксида, Л.М. и Басси, Т.Дж. Двойная диссоциация между эффектами перипостринальной коры и поражений гиппокампа на тестах распознавания объектов и пространственной памяти: неоднородность функции в височной доле. J. Neurosci. 24 , 5901–5908 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 73.

    Хаммонд, Р. С., Талл, Л. Э. и Стакман, Р. В. О зависимом от задержки участии гиппокампа в памяти распознавания объектов. Neurobiol. Learn Mem. 82 , 26–34 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 74.

    Альбассер, М. М., Дэвис, М., Футтер, Дж. Э. и Агглетон, Дж.P. Величина дефицита распознавания объектов, связанная с повреждением перигинальной коры у крыс: влияние изменения степени поражения и продолжительности периода выборки. Behav. Neurosci. 123 , 115–124 (2009).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 75.

    Рао, С. К., Райнер, Г. и Миллер, Э. К. Интеграция того, что и где в префронтальной коре приматов. Science 276 , 821–824 (1997).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 76.

    Доббинс, И. Г., Фоли, Х., Шактер, Д. Л. и Вагнер, А. Д. Исполнительный контроль во время эпизодического поиска: множественные префронтальные процессы подчиняют исходную память. Нейрон 35 , 989–996 (2002).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 77.

    Райхенберг, А. Когнитивные нарушения как фактор риска психоза. Диалог. Clin. Neurosci. 7 , 31–38 (2005).

    Google ученый

  • 78.

    Pezze, M. A., Marshall, H. J., Fone, K. C. F. & Cassaday, H. J. Стимуляция дофаминового рецептора D1 модулирует формирование и извлечение новой памяти распознавания объектов: роль предлимбической коры. Eur. Neuropsychopharmacol. 25 , 2145–2156 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 79.

    Хоус, О. Д. и Капур, С. Допаминовая гипотеза шизофрении: версия III — последний общий путь. Schizophr. Бык. 35 , 549–562 (2009).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 80.

    Matsumoto, M. et al. Экспрессия мРНК катехол-O-метилтрансферазы в головном мозге человека и крысы: данные о роли кортикальных нейронов. Neurosci. 116 , 127–137 (2003).

    Артикул CAS Google ученый

  • 81.

    Пауэлл, С. Б., Чжоу, X. и Гейер, М. А. Предимпульсное торможение и генетические мышиные модели шизофрении. Behav. Brain Res. 204 , 282–294 (2009).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 82.

    Кооб Г. Ф. и Волков Н. Д. Нейросхема зависимости. Нейропсихофармакология 35 , 217–238 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 83.

    Rentesi, G. et al. Ранние вызванные материнской депривацией модификации нейробиологического, нейрохимического и поведенческого профиля взрослых крыс. Behav. Brain Res. 244 , 29–37 (2013).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 84.

    Curley, A.A. et al. Кортикальный дефицит экспрессии декарбоксилазы глутаминовой кислоты 67 при шизофрении: клинические, белковые и типовые особенности клеток. Am. J. Psychiatry 168 , 921–929 (2011).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 85.

    Dent, G., Choi, DC, Herman, JP & Levine, S. ГАМКергические цепи и стресс-гипореактивный период у крыс: онтогенез экспрессии мРНК декарбоксилазы глутаминовой кислоты (GAD) 67 при лимбико-гипоталамическом стрессе пути. Brain Res. 1138 , 1–9 (2007).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 86.

    Deslauriers, J., Larouche, A., Sarret, P. & Grignon, S. Комбинация пренатальной иммунной нагрузки и сдерживающего стресса влияет на предымпульсное торможение и дофаминергические / ГАМКергические маркеры. Прог. Neuropsychopharmacol. Биол. Психиатрия 45 , 156–164 (2013).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 87.

    Impagnatiello, F. et al. Снижение экспрессии рилина как предполагаемый фактор уязвимости при шизофрении. Proc. Natl Acad. Sci. USA 95 , 15718–15723 (1998).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 88.

    Veldic, M., Guidotti, A., Maloku, E., Davis, J. M. & Costa, E. При психозе корковые интернейроны сверхэкспрессируют ДНК-метилтрансферазу 1. Proc. Natl Acad. Sci. США 102 , 2152–2157 (2005).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 89.

    Woo, T.-U. У., Уолш, Дж. П. и Бенес, Ф. М. Плотность нейронов, содержащих информационную РНК декарбоксилазы глутаминовой кислоты 67, которые экспрессируют субъединицу рецептора N-метил-D-аспартата NR2A в передней поясной коре головного мозга при шизофрении и биполярном расстройстве. Arch. Общая психиатрия 61 , 649–657 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 90.

    Thanapreedawat, P. et al. ГАМК влияет на память распознавания новых объектов и рабочую память у крыс. J. Nutr. Sci. Витаминол. 59 , 152–157 (2013).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 91.

    Hazlett, E.A. et al. Недостаточная модуляция внимания при испуганном моргании связана с серьезностью симптомов в спектре шизофрении. Schizophr. Res. 93 , 288–295 (2007).

    PubMed Статья Google ученый

  • 92.

    Freedman, R. et al. Нейробиологические исследования сенсорного стробирования при шизофрении. Schizophr. Бык. 13 , 669–678 (1987).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 93.

    Свердлоу, Н. Р., Брафф, Д. Л. и Гейер, М. А. ГАМКергическая проекция от прилежащего ядра к вентральному паллидуму опосредует индуцированный дофамином сенсомоторный дефицит стробирования у крыс. Brain Res. 532 , 146–150 (1990).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 94.

    Нагамото, Х. Т., Адлер, Л. Э., Уолдо, М. К. и Фридман, Р. Сенсорное стробирование у шизофреников и нормальный контроль: эффекты изменения интервала стимуляции. Biol. Психиатрия 25 , 549–561 (1989).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 95.

    Винтерер, Г. и Вайнбергер, Д. Р. Гены, дофамин и отношение сигнал / шум коры головного мозга при шизофрении. Trends Neurosci. 27 , 683–690 (2004).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 96.

    Джавитт, Д. К. и Фридман, Р. Дисфункция обработки сенсорной информации в личном опыте и нейронном аппарате шизофрении. Am. J. Psychiatry 172 , 17–31 (2015).

    PubMed Статья Google ученый

  • 97.

    Terada, H., Kurayama, T., Nakazawa, K., Matsuzawa, D. & Shimizu, E. Транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS) на дорсолатеральной префронтальной коре изменяет стробирование P50. Neurosci. Lett. 602 , 139–144 (2015).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 98.

    Smucny, J., Стивенс, К. Э., Олинси, А. и Трегеллас, Дж. Р. Трансляционная полезность слухового прохода гиппокампа грызунов в исследованиях шизофрении: обзор и оценка. Пер. Психиатрия 5 , e587 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 99.

    Jääskeläinen, I. P. et al. Задняя слуховая кора человека вводит в сознание новые звуки. Proc. Natl Acad. Sci.США 101 , 6809–6814 (2004).

    PubMed Статья Google ученый

  • 100.

    Уилсон, С. и Терри, А. В. Модели шизофрении на животных, связанные с нервным развитием: роль в открытии и разработке новых лекарств. Clin. Schizophr. Relat. Психозы. 4 , 124–137 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 101.

    Rapoport, J. L., Giedd, J. N. & Gogtay, N. Модель нейро-развития шизофрении: обновление 2012. Mol. Психиатрия 17 , 1228–1238 (2012).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 102.

    Alexopoulou, L., Holt, AC, Medzhitov, R., Flavell, RA. Распознавание двухцепочечной РНК и активация NF-kappaB Toll-подобным рецептором 3. Nature 413 , 732 –738 (2001).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 103.

    Бокса, П. Влияние пренатальной инфекции на развитие мозга и поведение: обзор результатов на животных моделях. Brain Behav. Иммун. 24 , 881–897 (2010).

    PubMed Статья Google ученый

  • 104.

    Оноре, К. Э., Шварцер, Дж. Дж., Кареага, М., Берман, Р. Ф. и Эшвуд, П.Активация материнского иммунитета приводит к активации воспалительных макрофагов у потомства. Brain Behav. Иммун. 38 , 220–226 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 105.

    Дикерсон, Д. Д. и Билки, Д. К. Аберрантная нейронная синхронизация в модели материнской иммунной активации: использование переводимых мер для изучения целевых вмешательств. Front Behav. Neurosci. 7 , 217 (2013).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 106.

    Reisinger, S. et al. Модель активации материнского иммунитета, индуцированная Poly (I: C), в доклинических исследованиях психоневрологических препаратов. Pharmacol. Ther. 149 , 213–226 (2015).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 107.

    Giedd, J.N. et al. Развитие мозга в детстве и подростковом возрасте: продольное исследование МРТ. Nat. Neurosci. 2 , 861–863 (1999).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 108.

    Блэк И. Б. Трофическая регуляция синаптической пластичности. J. Neurobiol. 41 , 108–118 (1999).

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • Даже кратковременная материнская депривация в раннем возрасте изменяет функции мозга и познавательные способности взрослого человека: Новости в IU: Университет Индианы

    ИНДИАНАПОЛИС — Когда ребенка забирают у матери даже на короткий период в раннем возрасте, это травмирующее событие значительно меняется. будущее, функция мозга взрослых, согласно новому исследованию на животных моделях Школы наук IUPUI.Эти изменения в головном мозге аналогичны нарушениям структуры и функций мозга, которые обнаруживаются у людей с риском психоневрологических расстройств, таких как шизофрения.

    Исследование проводилось в лаборатории доцента психологии Кристофера Лапиша. В ходе исследования молодые крысы были удалены от матерей на 24 часа, когда им было девять дней, что является критическим периодом развития мозга. Результаты сканирования показали, что в отличие от животных, которые не были разлучены со своей матерью в этот критический период, у разделенных крыс наблюдались значительные поведенческие, а также биологические и физиологические аномалии мозга во взрослом возрасте.

    «Мозги крысы и человека имеют схожую структуру и взаимосвязь, — сказал Лапиш. «Понимание того, что происходит в мозгу молодой крысы, оторванной от матери, дает нам важное представление о том, как этот тип ранней травмы — возможно, сопоставимой с лишением свободы человеческой матери — влияет на мозг молодого человека.

    » Чем больше мы понимаем, как реагирует мозг, тем ближе мы подходим к возможности рассмотреть и, надеюсь, разработать новые стратегии лечения, чтобы обратить вспять эти неврологические изменения.«

    « В этом исследовании мы обнаружили нарушение памяти, а также меньшую коммуникацию между областями мозга у животных, которые были удалены от их матерей, среди других неврологических изменений », — сказала автор-корреспондент исследования Сарин Джанетсиан-Фриц, ранее работавшая аспирант лаборатории Лапиша, а теперь — научный сотрудник по нейропсихологии в Медицинской школе Университета Индианы ». Все это ключи к разгадке того, как травмирующее событие в раннем возрасте может увеличить риск получения диагноза шизофрения в будущем.»

    Причины шизофрении и задержка появления симптомов этого пожизненного заболевания остаются загадкой.

    » Дети, подвергшиеся в раннем возрасте стрессу или депривации, в более старшем возрасте подвержены более высокому риску психических заболеваний и зависимостей, включая шизофрению — сказал соавтор исследования Брайан Ф. О’Доннелл, профессор психологии и наук о мозге в Блумингтоне.Эти типы изменений мозга могут опосредовать последствия неблагоприятных событий для детей. Таким образом, политика или меры, которые смягчают стресс у детей, могут снизить уязвимость к эмоциональным расстройствам во взрослом возрасте ».

    « Материнская депривация вызывает изменения когнитивных и корковых функций во взрослом возрасте », опубликовано в журнале« Трансляционная психиатрия », журнале Nature Publishing Group. Кроме того, авторы Лапиш, Джанетсиан-Фриц и О’Доннелл — Николас М. Тимм, Морин М. Тимм, Акила М.Маккейн и Энтони Дж. Баукум II, все из Научной школы IUPUI.

    Исследование финансировалось за счет гранта на совместные исследования Университета Индианы, предоставленного совместно Лапишу, изучающему нейрофизиологические основы познания; О’Доннелл, изучающий шизофрению у людей; и Баукум, который проводит химический анализ мозга.

    Научная школа IUPUI стремится к совершенству в обучении, исследованиях и предоставлении услуг в области биологических, физических, вычислительных, поведенческих и математических наук.Школа призвана стать ведущим ресурсом для междисциплинарных исследований и научного образования в поддержку усилий Индианы по расширению и диверсификации своей экономики.

    Материнская депривация усиливает реакцию на диету с высоким содержанием жиров сексуально диморфным образом

    Abstract

    Материнская депривация (MD) в неонатальном периоде имеет разнообразные долгосрочные последствия, включая нарушение обмена веществ. Действительно, МД в течение 24 часов в неонатальном периоде снижает массу тела на протяжении всей жизни, когда животные содержатся на нормальной диете.Однако имеется мало информации о том, как этот ранний стресс влияет на реакцию на повышенные метаболические проблемы в послеродовой период. Мы предположили, что MD изменяет реакцию на диету с высоким содержанием жиров (HFD) и что эта реакция различается у мужчин и женщин. Чтобы ответить на этот вопрос, как самцов, так и самок крыс Wistar подвергали лишению материнства в течение 24 часов, начиная с утра постнатального дня (PND) 9. После отлучения от PND22 половина каждой группы получала контрольную диету (CD), а другая половина — HFD.Крысы MD обоих полов при выращивании на CD значительно снизили накопленное потребление пищи и прибавку в весе по сравнению с контрольной группой. Напротив, при поддержании на HFD потребление энергии и увеличение веса не различались между контрольными и MD крысами обоего пола. Однако высокое потребление жиров вызывало гиперлептинемию у MD крыс уже на стадии PND35, но только после того, как PND85 у контрольных самцов и контрольных самок не стал гиперлептинемией на HFD даже на PND102. Высокое потребление жиров стимулировало воспалительные маркеры гипоталамуса как у самцов, так и у самок крыс, которые подвергались воздействию MD, но не в контрольной группе.Пониженная чувствительность к инсулину наблюдалась только у мужчин с MD на HFD. Эти результаты показывают, что MD изменяет метаболический ответ на прием HFD, причем этот ответ различается у мужчин и женщин. Таким образом, развитие ожирения и вторичных осложнений в ответ на высокое потребление жиров зависит от множества факторов.

    Образец цитирования: Мела В., Льоренте-Берзал Б, Диас Ф., Ардженте Дж., Виверос М. П., Чоуэн Дж. А. (2012) Материнская депривация усиливает реакцию на диету с высоким содержанием жиров сексуально диморфным образом.PLoS ONE 7 (11): e48915. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915

    Редактор: Рауль М. Луке, Университет Кордовы, Испания

    Поступила: 31.08.2012; Одобрена: 3 октября 2012 г .; Опубликован: 7 ноября 2012 г.

    Авторские права: © 2012 Mela et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: Эта работа финансировалась за счет грантов Fondos de Investigación Sanitaria (PI10 / 00747), CIBER Fisiopatología de Obesidad y Nutrición Instituto de Salud Carlos III, Ministerio de Ciencia e Innovación: (BFU2009-10109) -27492), GRUPOS UCM-BSCH (GRUPO UCM951579) и Fundación de Endocrinología y Nutrición. ВМ поддерживается Red de Trastornos Adictivos RD06 / 0001/1013. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Исследования, изучающие долгосрочное влияние среды раннего развития на здоровье и благополучие, резко увеличились в последние годы. В результате стала очевидной взаимосвязь между ранними событиями, такими как стресс, болезнь, инфекция, питание или фармакологическое лечение, и склонностью к огромному количеству заболеваний [1] — [5].Более того, эти долгосрочные реакции на нарушения развития часто различаются у мужчин и женщин, что может частично объяснить разницу между полами в распространенности некоторых заболеваний [1], [5] — [10].

    Резкий рост ожирения за последние десятилетия в значительной степени объясняется изменениями в образе жизни, когда меньшая физическая активность и повышенное потребление энергии в значительной степени способствуют этому явлению. Кроме того, влияние окружающей среды на раннем этапе, включая изменения в питании и различные стрессы, может повлиять на реакцию на неправильное питание в более позднем возрасте, таким образом модулируя возможность ожирения, и многие из этих долгосрочных эффектов являются сексуально диморфными [10] — [14]. ].Материнская депривация (MD), которая в некоторых случаях вызывает длительное ограничение в пище, а также обезвоживание, термический и психологический стресс, может иметь долгосрочные последствия для различных систем и функций, включая метаболизм [9], [15] — [19] . Действительно, МД в течение 24 часов снижает массу тела и уровни циркулирующего лептина у крыс, соблюдающих нормальную лабораторную диету, причем этот эффект зависит как от возраста, так и от пола [6], [16]. Однако имеется мало информации о том, как эти животные реагируют на метаболические проблемы в более позднем возрасте.

    Повышенное потребление продуктов с высоким содержанием жира указывается как одна из основных причин ожирения, а также как вторичные осложнения, связанные с увеличением веса. Сообщается, что высокое потребление жиров вызывает воспаление гипоталамуса, и считается, что это воспаление участвует в развитии резистентности к инсулину и лептину, что приводит к дальнейшему увеличению веса и вторичным осложнениям [20] — [22]. Таким образом, в этом исследовании мы стремились определить прибавку в весе и метаболические реакции крыс MD на диету с высоким содержанием жиров (HFD), введенную во время отлучения от груди, сравнивая ответы самцов и самок.Кроме того, была проанализирована связь увеличения веса с воспалительными процессами гипоталамуса.

    Материалы и методы

    Заявление об этике

    Эти исследования были одобрены этическим комитетом Мадридского университета и соответствовали Королевскому указу 1201/2005 (BOE n ° 252) о защите экспериментальных животных и Директиве Совета Европейских сообществ (86/609 / EEC). ). Особое внимание уделялось уменьшению страданий животных и использованию минимального количества животных для всех исследований.

    Рисунок 1. Схема эксперимента.

    Животных лишали матери в течение 24 часов в постнатальный день (PND) 9. После отлучения (PND 22) и на протяжении всего исследования крысы получали либо контрольную диету, либо диету с высоким содержанием жиров. Ежедневно контролировали массу тела и потребление пищи. На ПНД были взяты образцы крови из хвостовой вены 35, 45, 65 и 85. В PND 102 животных умерщвляли после 12-часового периода голодания, собирали кровь из туловища, вырезали гипоталамус и быстро замораживали.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g001

    Животные

    взрослых крыс линии Вистар были приобретены в Harlan Interfauna Ibérica S.A. (Барселона, Испания) и им дали акклиматизироваться в течение 2 недель перед спариванием. Одного самца поместили в клетку с двумя самками на 10 дней. В день рождения пометы были забиты до восьми детенышей на одну мать (четыре мальчика и четыре девочки) без использования перекрестного оплодотворения. Во всех экспериментальных группах использовали по крайней мере три разных помета для уменьшения эффекта помета, всего 12 крыс в каждой экспериментальной группе.

    Крыс содержали при постоянной температуре (22 ± 1 ° C) и влажности (50 ± 2%) в обратном 12-часовом цикле свет-темнота (красный свет включен при 0-800 и белый свет включен при 20-00). . Беременным крысам был предоставлен свободный доступ к крысиному корму (коммерческий рацион для грызунов A03; Safe, Augy, France) и воде.

    Материнская депривация

    Материнская депривация была выполнена, как описано ранее [6]. Вкратце, начиная с 9:00 в послеродовой день (ПНД) 9, матери из неблагополучной группы были удалены и помещены в клетку рядом с домашней клеткой в ​​той же комнате.10 PND в 09:00 матерей вернули в клетки их соответствующих пометов. Матери контрольных пометов остались нетронутыми. Всех крыс оставляли нетронутыми до отъема на PND22, когда в каждую клетку помещали по 4 крысы одного пола и экспериментальной группы. Половина каждой группы получала либо HFD (45% жира; D12451, Research Diets, Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси, США), либо контрольную диету CD (10% жира; D12450B, Research Diets) и позволяла есть ad libitum. Массу тела и потребление пищи контролировали ежедневно до PND101.Потребление пищи измеряли, помещая известное количество пищи в каждую клетку и измеряя оставшееся количество в то же время на следующий день. Затем полученное значение делили на количество животных / клетку, и статистические данные выполнялись с использованием этого значения (n = количество клеток / экспериментальная группа).

    Рис. 2. Прирост массы тела с момента отлучения (22-й день возраста) до 101-го дня жизни у мужчин (A) и женщин (B).

    Общая прибавка в весе с момента отлучения от груди до 101 дня жизни (C).CtCD: контроль на контрольной диете; CtHF: контроль, соблюдающий диету с высоким содержанием жиров с момента отлучения от груди; MDCD: лишенные материнства крысы на контрольной диете; MDHF: крысы с материнской депривацией на HFD после отлучения от груди. Существенные различия: а: CtCD против MDCD; б: CtCD против CtHF; c: CtHF против MDHF; d: MDCD против MDHF. *** = ANOVA p <0,0001.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g002

    В результате были получены следующие экспериментальные группы у обоих полов: контрольная, CD (CtCD), контрольная HFD (CtHF), материнская лишенная CD (MDCD), и материнская лишенная HFD (MDHF).Постпубертатных самок крыс забивали случайным образом в течение всего эстрального цикла в установленном возрасте.

    Образцы крови без голодания были собраны из хвостовой вены в PNDs 35, 45, 65 и 85. На PND102 всех крыс умерщвляли после 12-часового голодания путем быстрой декапитации, а кровь туловища собирали в пробирки, содержащие ЭДТА (0,5 М) и быстро помещен на лед. Кровь центрифугировали (3000 об / мин в течение 15 мин), плазму собирали и хранили при -80 ° до обработки. Мозг был быстро удален, а гипоталамус рассечен.Затем его замораживали в жидком азоте и хранили при -80 ° до обработки.

    Схематическое изображение плана эксперимента и сбора образцов ткани показано на рисунке 1.

    Рис. 3. Потребление килокалорий с момента отлучения (22-й день возраста) до 101-го дня жизни у мужчин (A) и женщин (B).

    Общее потребление килокалорий на протяжении всего исследования (C). CtCD: контроль на контрольной диете; CtHF: контроль, соблюдающий диету с высоким содержанием жиров с момента отлучения от груди; MDCD: лишенные материнства крысы на контрольной диете; MDHF: крысы с материнской депривацией на HFD после отлучения от груди.Существенные различия: а: CtCD против MDCD; б: CtCD против CtHF; c: CtHF против MDHF; d: MDCD против MDHF. *** = ANOVA p <0,0001.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g003

    Измерения инсулина, лептина, глюкозы и триглицеридов в плазме

    Уровни лептина в плазме измеряли с использованием наборов ELISA для мышиного / крысиного лептина B-bridge (Купертино, Калифорния, США) и инсулина с наборами ELISA для крысиного инсулина Mercodia (Упсала, Швеция) в соответствии с инструкциями производителей.Для инсулина чувствительность анализа составляла 0,07 мкг / мл с вариациями между анализами и внутри анализов 3,3% и 2% соответственно. Чувствительность анализа лептина составляла 0,5 нг / мл с вариацией между анализами 6,5% и вариацией внутри анализа 3,7%. Все образцы были проанализированы в двух экземплярах.

    Уровень глюкозы в плазме и общее количество триглицеридов измеряли с использованием коммерческих наборов (RANDOX, Antrin, UK) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, для измерения триглицеридов плазму инкубировали с коммерческим раствором, содержащим липопротеинлипазу, глицеринкиназу, глицерин-3-оксидазу, пероксидазу, 4-аминофеназон и АТФ, в течение 5 минут при 37 ° C при перемешивании.Полученный цвет определяли при 500 нм на спектрофотометре и сравнивали со стандартной кривой. Уровни глюкозы определяли путем инкубации образцов с коммерческим раствором, содержащим пероксидазу, 4-аминофеназон и глюкозооксидазу, в течение 10 минут при 37 ° C при перемешивании, и результаты определяли, как описано выше.

    Рисунок 4. Средний индекс HOMA (A) и уровни триглицеридов (B) и лептина (C) в сыворотке во время умерщвления.

    CtCD: контроль на контрольной диете; CtHF: контроль, соблюдающий диету с высоким содержанием жиров с момента отлучения от груди; MDCD: лишенные материнства крысы на контрольной диете; MDHF: крысы с материнской депривацией на HFD после отлучения от груди.*** = ANOVA p <0,0001., ** = ANOVA p <0,0005. NS = не имеет значения.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g004

    Индекс оценки модели гомеостаза (HOMA) использовался для определения чувствительности к инсулину на PND102. Это рассчитывали по формуле: HOMA-IR = [глюкоза (ммоль / л) x инсулин (мкЕ / мл)] / 22,5.

    Количественная ПЦР в реальном времени

    Суммарную РНК экстрагировали из каждого гипоталамуса с помощью реагента TRIzol® (Invitrogen).Наборы для обратной транскрипции кДНК высокой емкости (Applied Biosystems, Foster City, CA) использовали в соответствии с протоколом производителя на термоциклере Пельтье Tetrad2 (BioRad) для транскрипции 2 мкг общей РНК, выделенной из каждого отдельного гипоталамуса. Амплификацию кДНК-матрицы выполняли с помощью системы определения последовательности ABI PRISM 7900HT (Applied Biosystems) с использованием наборов TaqMan Universal PCR Master Mix (Applied Biosystems) и TaqMan Gene Expression Assay для каждого обнаруженного гена (Applied Biosystems).Коммерческие ссылки для каждого заранее разработанного анализа экспрессии приведены ниже для каждого гена, измеренного в гипоталамусе: нейропептид Y (NPY, Rn01410145), проопиомеланокортин (POMC; Rn00595020), пептид, родственный Агути (AgRP; Rn014311703), регулируемый кокаином и амфетамином (CART; Rn00567382), интерлейкин (IL) -1β (Rn00580432), IL-6 (Rn01410330), TNF-α (Rn01525859), рецептор лептина (LepR; Rn01433250), супрессор передачи сигналов цитокинов 3 (SOCSial3; Rn) фибриллярный кислый белок (GFAP; Rn00566603).Результаты были нормализованы до уровней мРНК 18S (Rn01428915) во всех образцах. Согласно инструкциям производителя, для относительной количественной оценки использовался метод ΔΔCT. Статистические данные были выполнены с использованием значений ΔΔCT.

    Статистический анализ

    Прирост массы тела и потребление пищи были проанализированы трехфакторным дисперсионным анализом (ANOVA) с такими факторами, как пол (самцы и самки), MD (не обездоленные и обездоленные крысы по материнской линии) и диета (контроль или HF) с повторными измерениями. . Трехфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) использовался для анализа результатов, когда ткани мужчин и женщин обрабатывались одновременно (гормональные анализы), с последующим двухфакторным и односторонним дисперсионным анализом, когда это было необходимо.Двусторонний дисперсионный анализ ANOVA использовался, когда образцы от самцов и самок обрабатывались отдельно (, например, , RT-PCR). F-критерий Шеффа использовался для апостериорных сравнений. Был проведен простой регрессионный анализ для определения взаимосвязи между циркулирующими метаболическими факторами и массой тела и прибавкой в ​​весе. Уровень значимости был выбран p <0,05. Все результаты представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. На рисунках показаны только физиологически релевантные сравнения. Хотя набор веса и потребление пищи с течением времени анализировались одновременно у обоих полов, результаты представлены на отдельных рисунках для облегчения интерпретации.

    Результаты

    Увеличение веса и прием пищи

    Увеличение веса с течением времени зависело от пола (p <0,0001) и диеты (p <0,0001), с взаимодействием между сексом и диетой (p <0,0001) и MD и диетой (p <0,0001). У мужчин на прибавку в весе влияли MD (p <0,005) и диета (p <0,0001) с взаимодействием между этими двумя факторами (p <0,01; рис. 2A). Аналогичные эффекты были обнаружены у женщин [MD (p <0,0001), диета (p <0,005), MD x диета (p <0,01; рис. 2B)].

    Это привело к общему увеличению веса, которое также зависело от пола (p <0.0001) и диеты (p <0,0001), причем влияние диеты зависит от пола (p <0,0001) и MD (p <0,005). Самцы набрали больше веса, чем самки во всех соответствующих группах (p <0,0001; рис. 2C). После отлучения самцы крыс MD набрали меньше веса, чем их контрольная группа, а самки MD - нет. Все крысы, потреблявшие HFD, прибавили в весе больше, чем их контрольная группа (рис. 2С). Средняя прибавка в весе увеличивалась при HFD примерно на 16% у самцов контрольной группы, на 33% у самцов MD, на 10% у самок контрольной группы и на 20% у самок MD по сравнению с соответствующими контрольными группами на нормальной диете.

    На окончательные веса при жертвоприношении влияли пол (p <0,0002), MD (p <0,05) и диета (p <0,0001) с взаимодействием между полом и диетой (p <0,0001) и MD и диетой (p <0,002). Хотя контрольные самки набрали значительно больше веса на HFD, чем на CD, это не отразилось на их конечном весе. Аналогичным образом, MD не влиял на прибавку в весе у самок после отъема, но конечный вес оставался меньше из-за разницы в исходном весе при отъеме. Оба пола (p <0.0001) и диета (p <0,02) со временем влияли на потребление ккал. У самцов (рис. 3А) крысы MD ели меньше, чем контрольная группа, и это было значимо в определенные моменты времени. В течение первого дня на Ct и MD крысы HFD (PND23) обоих полов ели значительно больше, чем их контроль (рис. 3A и 3B). Примерно до PND45 не было обнаружено различий в потреблении ккал между крысами Ct и MD на HFD, но впоследствии самцы MD потребляли значительно больше ккал, чем их контрольная группа. У контрольных мужчин увеличение потребления калорий на диете HFD произошло в более позднем возрасте.На контрольной диете самки MD ели значительно меньше, чем их контрольная группа, в различные моменты времени. После первого дня HFD не влиял на потребление ккал у контрольных самок, тогда как у MD самок он увеличивал потребление ккал по сравнению с контрольной группой в определенные моменты времени.

    Общее накопленное потребление ккал на протяжении всего исследования (рис. 3C) зависело от пола (p <0,0001), MD (p <0,05) и типа диеты (p <0,0001). Самцы ели больше самок во всех соответствующих группах (p <0.0001). На нормальной диете мужчины с MD (p <0,0005) и женщины (p <0,001) потребляли меньше килокалорий, чем их контрольная группа. Напротив, HFD увеличивал общее количество потребленных калорий во всех группах без влияния MD на этот параметр.

    Рисунок 5. Уровни мРНК гипоталамуса нейропептида Y (NPY; A и B), пептида, родственного Агути (AgRP; C и D), проопиомеланокортина (POMC; E & F) и транскрипта, регулируемого кокаином и амфетамином (CART; G & H). ) у самцов (левый столбец) и самок (правый столбец) крыс.

    CtCD: контроль на контрольной диете; CtHF: контроль, соблюдающий диету с высоким содержанием жиров с момента отлучения от груди; MDCD: лишенные материнства крысы на контрольной диете; MDHF: крысы с материнской депривацией на HFD после отлучения от груди.* = ANOVA p <0,05, NS = не значимо.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g005

    Факторы метаболизма в сыворотке

    Уровни различных метаболических факторов при PND 35, 45, 65 и 85 показаны в таблице 1. Уровни при жертвоприношении показаны на рисунке 4.

    Гликемия.

    При PND35 гликемия зависела от пола, MD и диеты (p <0,02). В то время как у мужчин гликемия не изменилась, у женщин наблюдалась взаимосвязь между MD и диетой (p <0.004). Самки MD имели более низкую гликемию, чем контрольные, и HFD повышали уровень глюкозы у самок крыс MD (p <0,02).

    На гликемию не повлиял ни один из экспериментальных факторов при PND 45 или 65. При PND85 HFD вызывал более высокую гликемию у контрольных мужчин по сравнению с контрольными женщинами (p <0,04).

    При умерщвлении гликемия натощак не изменилась (CtCD у мужчин: 123,4 ± 11,6, CtHF: 134,2 ± 8,6, MDCD: 124,4 ± 8,6, MDHF: 124,3 ± 7,8; ​​CtCD у женщин: 132,0 ± 9,8, CtHF: 122,6 ± 7,5, MDCD: 127,9 ±). 5,7, МДГФ: 118.9 ± 5,5 мг / дл).

    Инсулин.

    Не было никакого влияния каких-либо факторов на уровни инсулина при PND35. На PND45 наблюдалось влияние пола (p <0,0001) и диеты (p <0,02) с взаимодействием между MD и диетой (p <0,03). У мужчин уровень инсулина был выше, чем у женщин во всех группах (p <0,0001), за исключением контроля на HFD. У мужчин на уровень инсулина влияла диета (p <0,03) с взаимодействием между MD и диетой (p <0,04). HFD снизил уровень инсулина в контроле, но не у мужчин с MD (p <0.03). В этом возрасте уровень инсулина у женщин не зависел от приема MD или HFD.

    Рисунок 6. Уровни мРНК гипоталамуса интерлейкина (IL) -1β (A и B), IL-6 (C и D), фактора некроза опухоли (TNF) -α (E и F) и глушителя передачи сигналов цитокинов 3 ( SOCS3; G & H) у самцов (левый столбец) и самок (правый столбец) крыс.

    CtCD: контроль на контрольной диете; CtHF: контроль, соблюдающий диету с высоким содержанием жиров с момента отлучения от груди; MDCD: лишенные материнства крысы на контрольной диете; MDHF: крысы с материнской депривацией на HFD после отлучения от груди.* = ANOVA p <0,05, NS = не значимо.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0048915.g006

    При PND 65 уровни инсулина зависели от пола (p <0,0001), причем у мужчин уровни были выше, чем у женщин во всех группах (p <0,0001). Диета также повлияла на уровень инсулина (p <0,0004), при этом HFD снизила их у контрольных мужчин (p <0,05). У самок уровни инсулина зависели от MD (p <0,05), снижая их у крыс на контрольной диете (p <0,002) и диете (p <0.0005), при этом HFD снижает уровень инсулина как у контрольных, так и у MD самок.

    При PND85 уровни инсулина зависели от пола (p <0,0001), при этом уровни были ниже у женщин всех групп и MD (p <0,02), при этом MD снижал уровни инсулина у мужчин на контрольной диете (p <0,05).

    При умерщвлении уровни инсулина в сыворотке зависели от пола (p <0,0001), при этом у мужчин продолжали иметь более высокие уровни, чем у женщин во всех соответствующих группах (CtCD у мужчин: 2,7 ± 0,2, CtHF: 2,6 ± 0,3, MDCD: 2.3 ± 0,3, МДГФ: 4,0 ± 0,9; у женщин CtCD: 1,2 ± 0,2, CtHF: 0,8 ± 0,1, MDCD: 1,3 ± 0,2, MDHF 1,3 ± 0,3 нг / мл; р <0,0001). Не было никакого эффекта от MD или диеты.

    HOMA-IR.

    Наблюдалось влияние пола (p <0,0001) на HOMA-IR при умерщвлении (фиг. 4A), причем самцы имели более высокий индекс во всех соответствующих группах (p <0,0001). Потребление HFD увеличивало индекс HOMA у мужчин с MD, но не в какой-либо другой группе.

    Триглицериды.

    На уровни триглицеридов PND35 влияет MD (p <0.03), что привело к значительному сокращению количества самок на контрольной диете. При PND45 уровни триглицеридов были изменены в зависимости от пола (p <0,0001), причем у мужчин были более высокие уровни во всех соответствующих группах (p <0,0001), за исключением контроля на контрольной диете.

    Не было никакого влияния какого-либо фактора на уровни триглицеридов при PND65. В контрольной группе PND85 у мужчин уровень триглицеридов был выше, чем у женщин в ответ на HFD (p <0,04).

    При умерщвлении уровни триглицеридов (рис. 4B) зависели от диеты (p <0.0001), снижаясь в ответ на HFD во всех группах (p <0,0005).

    Лептин.

    При PND35 уровни лептина зависели от MD (p <0,0001), при взаимодействии между MD и диетой (p <0,005). У крыс MD обоих полов на нормальной диете уровень лептина был снижен (p <0,0001), а уровень лептина HFD увеличивался только у крыс MD.

    На уровни лептина PND45 влияли MD (p <0,0001) и диета (p <0,0005) с взаимодействием между сексом и диетой (p <0,05) и MD и диетой (p <0.0002). Уровни лептина были снижены у крыс MD на нормальной диете (p <0,0001). HFD увеличивал уровни лептина только у крыс MD, причем это увеличение было больше у самцов, чем у самок.

    При PND65 уровни лептина продолжали зависеть от пола (p <0,0001) и диеты (p <0,005), с взаимодействием между сексом и диетой (p <0,04) и MD и диетой (p <0,005). У мужчин уровни были выше, чем у женщин во всех группах (p <0,0001). На контрольной диете MD крысы продолжали иметь более низкие уровни, чем их контроль, а HFD значительно увеличивал уровни лептина только у самцов MD.

    При PND85 уровни лептина зависели от пола (p <0,0001) и диеты (p <0,0001), с взаимодействием между сексом и диетой (p <0,0004), а также MD и диетой (p <0,003). У самцов уровни были выше, чем у самок, а у MD крыс по-прежнему уровни были ниже, чем у их контрольной группы (p <0,0001). У самцов HFD увеличивал уровни лептина как у контрольных, так и у MD крыс, тогда как у самок это увеличение наблюдалось только у MD крыс.

    При умерщвлении уровни циркулирующего лептина (рис. 4C) зависели от пола (p <0.0001) и диеты (p <0,0001), с взаимодействием между сексом и диетой (p <0,0001), MD и диетой (p <0,004) и полом, MD и диетой (p <0,04). Уровни были выше у самцов (p <0,0001), а у MD крыс на контрольной диете уровень лептина снизился. У самцов HFD увеличивал уровни лептина как у контрольных, так и у MD крыс, причем это повышение по сравнению с контрольными уровнями было больше у MD крыс на HFD. У самок увеличение из-за HFD было значительным только у крыс MD.

    Регрессионный анализ.

    Уровни инсулина достоверно коррелировали с прибавкой в ​​весе от отлучения от груди до конца исследования (R: 0.721; p <0,0001) и конечный вес (R: 0,733; p <0,0001). Уровни лептина также коррелировали с накопленным набором веса (R: 0,757; p <0,0001) и конечным весом (R: 0,759; p <0,0001). Не было никакой связи между прибавкой в ​​весе или массой тела с гликемией или уровнем триглицеридов.

    Экспрессия гипоталамического гена

    На уровни мРНК

    гипоталамуса NPY не повлияло ни одно экспериментальное лечение у самцов (рис. 5A), тогда как HFD снизило их у самок крыс MD (p <0.03; Рис. 5Б).

    Не было никакого влияния диеты или диеты на уровни мРНК AgRP у самцов (рис. 5C), но у самок на них влияла диета (p <0,006; фиг. 5D), при этом HFD снижал AgRP у самок MD (p < 0,03).

    У мужчин (p <0,03) и женщин (p <0,01) уровни POMC были изменены диетой (рис. 5E и F, соответственно). HFD увеличивал уровни мРНК POMC во всех группах, но это было значимо только у контрольных самцов и самок с MD.

    На уровни мРНК

    CART в гипоталамусе влияет диета у мужчин (p <0.02; Фиг. 5G) и самок (p <0,008; Фиг. 5H), при этом HFD индуцирует уровни CART у контрольных самцов и самцов и самок с MD.

    Не обнаружено влияния на уровни LepR в гипоталамусе (CtCD у мужчин: 100 ± 8,9, CtHF: 92,9 ± 10,1, MDCD: 97,1 ± 17,2, MDHF: 123,0 ± 12,1%; CtCD у женщин: 100 ± 9,2, CtHFD: 100,4 ± 6,8, MDCD. : 111,8 ± 9,5, МДГФ: 123,1 ± 6,1%).

    У мужчин на уровни IL-1β (фиг. 6A) влияла диета (p <0,005) с взаимодействием между MD и диетой (p <0,0007). HFD увеличивал уровни гипоталамического IL-1β у мужчин с MD, но не в контрольной группе.У женщин также наблюдалось взаимодействие между MD и диетой (p <0,03), при этом HFD увеличивал уровни IL-1β у MD женщин (фиг. 6B).

    Уровни ИЛ-6 в гипоталамусе не были затронуты у мужчин (рис. 6C) и увеличились у женщин с MD (p <0,0008; рис. 6D), причем это было значимо у женщин с MD на HFD (p <0,04).

    Наблюдалось взаимодействие между MD и диетой в отношении уровней мРНК TNF-α у самцов (p <0,02), при этом HFD снижал их у контрольных и увеличивал их у MD крыс (рис.6E). У самок наблюдался эффект диеты (p <0,05) с взаимодействием между MD и диетой (p <0,05), поскольку HFD увеличивал уровни мРНК TNF-α у самок MD и не влиял на контрольных самок (фиг. 6F).

    У самцов наблюдалось взаимодействие между MD и диетой в отношении уровней мРНК GFAP (p <0,05), при этом HFD снижал уровни GFAP в контроле и увеличивал их у самцов MD, но эти изменения не были значимыми индивидуально (CtCD: 100 ± 9,5, CtHF : 77,9 ± 5,1; MDCD: 67,3 ± 6,0; MDHF: 81,5 ± 9,8%). У женщин не было никакого эффекта от лечения (CtCD: 100 ± 10.1, CtHF: 110,0 ± 10,3; MDCD: 102,2 ± 14,0; МДГФ: 123,2 ± 6,0%).

    Никакого воздействия на уровни мРНК SOCS3 у мужчин не наблюдалось (рис. 6G). У самок HFD увеличивал уровни SOCS3 у MD крыс (p <0,004; фиг. 6H).

    Обсуждение

    Масса тела и склонность к ожирению определяются взаимодействием генетического характера человека с факторами окружающей среды, включая потребление энергии, состав рациона и расход энергии, а также ранние экологические события.Ясно, что пренатальные и ранние постнатальные явления, такие как стресс, несоответствие диеты или гормональные изменения, могут иметь долгосрочные последствия для метаболизма, изменения массы тела и реакции на более поздние метаболические проблемы [1] — [5], [8], [ 10], [17], [18]. Ранее мы сообщали, что МД в течение 24 часов, начиная с PND9, снижает массу тела и уровни циркулирующего лептина в зависимости от пола и времени [6], [15], [16], при этом снижение веса, вызванное МД, больше не происходит. значительный в раннем взрослом возрасте.Здесь мы обнаружили, что эта разница сохраняется на всех стадиях, становясь более выраженной с возрастом как у мужчин, так и у женщин. Одним из возможных объяснений этих различий является то, что влияние МД на массу тела менее выражено в раннем взрослом возрасте, так что меньший размер выборки или даже небольшое увеличение вариабельности не может привести к существенным различиям в некоторых исследованиях. Действительно, хотя в нашем предыдущем исследовании [16] снижение массы тела не достигло значимости в раннем взрослом возрасте, уровни циркулирующего лептина были значительно снижены.Это говорит о том, что у этих животных был метаболический эффект. Кроме того, здесь мы показываем, что это раннее экологическое нападение делает этих животных более восприимчивыми к некоторым негативным последствиям употребления большого количества жиров.

    Общее количество энергии, потребляемой на протяжении всего исследования крысами-самцами MD на нормальном корме для крыс, было значительно меньше, чем у контрольных крыс, что, скорее всего, способствует снижению их веса. Напротив, в течение последней половины исследования среднее ежедневное потребление энергии самками с MD на нормальном питании больше не отличалось от их контрольной группы, хотя они продолжали набирать меньше веса; таким образом, должны быть задействованы другие механизмы.Это могло включать увеличение расхода энергии, но MD не изменял уровни мРНК гипоталамуса орексигенных или анорексигенных нейропептидов у обоих полов. Это согласуется с предыдущими результатами, в которых мы не обнаружили влияния MD на уровни мРНК гипоталамуса POMC, CART, NPY или AgRP в разном постнатальном возрасте [16].

    Возможно, существуют различия в организации и функционировании нейросетей, контролирующих аппетит и метаболизм, которые не отражаются на общих уровнях мРНК этих нейропептидов.MD влияет на обмен клеток гипоталамуса, нейротрофические факторы и маркеры созревания нейронов в период разделения и до 3 дней спустя [15], [16], что предполагает модификации в развитии гипоталамуса. Эти изменения могут быть результатом снижения гликемии и уровней циркулирующего лептина и / или повышения уровня кортикостерона, наблюдаемого у детенышей в период отделения [15]. Действительно, модификации уровней лептина у новорожденных вызывают долгосрочные изменения метаболизма [23] — [26], по крайней мере частично, из-за нейротрофических эффектов лептина на метаболические цепи [27] — [29].Введение антагониста лептина в PND9, возрасте, в котором здесь индуцируется MD, приводит к изменениям гипоталамуса в PND13, причем женщины страдают больше, чем мужчины [30]. Это фармакологическое снижение действия лептина у новорожденных также связано с уменьшением прибавки в весе у взрослых мужчин [26]. Таким образом, снижение уровня лептина во время MD, вероятно, вызывает некоторые из долгосрочных метаболических эффектов, описанных здесь, но, вероятно, также могут быть задействованы другие факторы. Во время MD щенки испытывают не только ограничение в пище и обезвоживание, но также термический и психологический стресс, все из которых будет способствовать различным метаболическим, поведенческим и психологическим результатам, наблюдаемым в этой экспериментальной модели [31].У людей забота о матери на ранних этапах жизни также связана с долгосрочными последствиями, включая поведенческие и метаболические исходы [32] — [34], что еще раз подчеркивает важность опыта ранней жизни.

    Появление некоторых отдаленных последствий MD зависит от типа диеты, которой подвергаются люди. Мы обнаружили, что прибавка в весе и общее потребление ккал были снижены у крыс MD на нормальной диете, но при воздействии HFD среднее потребление ккал этими крысами не отличалось от контрольных, и их масса тела увеличивалась до контрольных уровней.Также было показано, что HFD снижает некоторые психологические и поведенческие эффекты MD [17], [18], предполагая, что вызванные HFD модификации в поведении, стрессе и тревоге также могут быть вовлечены в наблюдаемые изменения метаболизма и увеличения веса.

    В дополнение к снижению уровня лептина в процессе развития [6], [16] MD модифицировал вызванные HFD изменения этого метаболического гормона. Уровни лептина значительно повысились с потреблением HFD и увеличением веса уже на PND35 у MD крыс обоих полов, тогда как у контрольных самцов они не увеличивались до PND85, а у контрольных самок лептин не повышался значительно даже при PND102.Уровни лептина сильно коррелировали как с накопленным набором веса, так и с массой тела, как ранее сообщалось для обоих полов [35]. Мало того, что у постпубертатных самцов крыс уровень лептина выше, чем у самок, как показано здесь, но и у самцов, как сообщается, относительное увеличение концентрации лептина на увеличение телесного жира выше, чем у самок [35], [36]. Это, в сочетании с относительно небольшим увеличением массы тела у контрольных самок, вызванным HFD, могло объяснить, почему не было обнаружено значительного увеличения лептина у этих самок крыс.

    Несмотря на быстрое повышение уровней циркулирующего лептина в ответ на HFD, крысы MD продолжали потреблять больше энергии. Это говорит о том, что центральная чувствительность к лептину может быть изменена, хотя не было никакого эффекта ни MD, ни HFD на уровни мРНК LepR в гипоталамусе, что согласуется с более ранними исследованиями [16]. Напротив, в период отделения от матери уровни мРНК LepR в гипоталамусе повышаются [15]. Поскольку в это время развиваются метаболические цепи гипоталамуса [37], могут возникать долгосрочные изменения в распределении LepR и / или относительной численности различных изоформ рецепторов лептина ( e.g., посттрансляционный процессинг), которые не отражаются на уровнях его мРНК. Более того, передача сигналов лептина может быть затронута без изменения количества рецепторов, например, снижение внутриклеточной передачи сигналов лептина из-за увеличения SOCS3 [38]. Уровни мРНК этого ингибитора передачи сигналов цитокинов не изменялись у мужчин, но повышались у женщин в ответ на комбинацию MD и HFD. Это может указывать на то, что женщины более подвержены развитию резистентности к лептину и, возможно, другим вторичным осложнениям в ответ на эти факторы.Однако это не отразилось на измеренных здесь системных метаболических параметрах.

    Предполагается, что

    HFD-индуцированное воспаление гипоталамуса участвует в развитии ожирения и связанных с ним вторичных осложнений, причем воспаление происходит централизованно до того, как будут обнаружены системные воспалительные маркеры и возникнет резистентность к инсулину и лептину [20]. Здесь мы обнаружили, что HFD увеличивал уровни мРНК IL-1β и TNF-α в гипоталамусе как у самцов, так и у самок MD крыс, но не в контроле.Кроме того, это воспалительное состояние гипоталамуса было связано с повышением уровней циркулирующего лептина и индекса HOMA у самцов крыс MD, но не у самок. Неизвестно, станут ли эти женщины инсулинорезистентными после более длительного периода HFD, но тот факт, что уровни лептина быстро выросли (уже на PND35) в ответ на HFD, и маркеры гипоталамического воспаления были увеличены, предполагает, что эти процессы действительно предшествуют резистентности к инсулину. и, возможно, другие вторичные осложнения, и у женщин эти пагубные эффекты могут появиться после длительного воздействия HFD.Следует принимать во внимание, что большинство исследований, в которых сообщалось о воспалении гипоталамуса, вызванном HFD, и его взаимосвязи с вторичными эффектами, проводились на мужчинах, а вовлеченные механизмы или чувствительность к этому явлению могут различаться у женщин. В самом деле, хотя центральные воспалительные маркеры и SOCS3 были увеличены, HFD снизил орексигенные и увеличил уровни мРНК анорексигенных нейропептидов у женщин с MD. Это предполагает, что повышение уровня лептина продолжает сигнализировать этим животным о снижении потребления пищи и увеличении выработки энергии, что также может быть связано с предотвращением системных изменений, таких как повышение уровня инсулина и HOMA-IR.Модуляции всех четырех нейропептидов не было обнаружено ни в одной другой экспериментальной группе. Эти результаты согласуются с данными других авторов, сообщающих об отсутствии изменений в уровнях мРНК нейропептидов в ответ на HFD или о том, что ответ зависит от пола и времени [39] — [41]. Кроме того, как здесь сообщается, ранее было показано, что ранняя неонатальная среда влияет на реакцию на HFD [14], [42].

    Наши результаты показывают, что MD может предрасполагать крыс к более быстрому увеличению веса и развитию вторичных эффектов, таких как гиперлептинемия и гиперинсулинемия, в ответ на HFD.Действительно, HFD не индуцирует продукцию гипоталамических цитокинов и не увеличивает HOMA-IR у контрольных крыс, в то время как у MD крыс развиваются гиперинсулинемия и воспаление гипоталамуса в зависимости от пола. О подобных наблюдениях сообщалось у крыс, склонных к ожирению (DIO) и устойчивых к ожирению (DR). Хотя HFD увеличивает прибавку в весе как у крыс DIO, так и у крыс DR, крысы DIO набирают больше веса и развивают гиперлептинемию и гиперинсулинемию, в то время как крысы DR гиперлептинемия, но нормоинсулинемия [43]. Синаптические входы в нейроны POMC и NPY / AgRP в гипоталамусе DIO и DR значительно различаются, что, как предполагается, лежит в основе их дифференциальной реакции на высокое потребление жиров [43].Будущие эксперименты будут необходимы, чтобы определить, вызывает ли MD организационные изменения в гипоталамусе, которые изменяют их восприимчивость к HFD, но очевидно, что метаболический ответ на высокое потребление жиров определяется множеством факторов.

    Недавно было высказано предположение, что астроциты играют важную роль в метаболическом контроле [44]. Сообщается, что эти глиальные клетки активируются в ответ на HFD [20], [43], [45]; однако HFD не модулировал уровни мРНК GFAP ни у контрольных, ни у MD крыс.Уровни мРНК GFAP в гипоталамусе повышаются в ответ на высокое потребление жиров в зрелом возрасте [20], [43], [45]. Возможно, что астроцитарный ответ будет другим, когда HFD вводится при отлучении от груди, поскольку в этом более молодом возрасте нейроэндокринные цепи могут быть более способны со временем адаптироваться к этому метаболическому повреждению.

    К концу исследования HFD снизил уровни циркулирующих триглицеридов как у контрольных, так и у MD крыс, с небольшими изменениями в более раннем возрасте. Влияние HFD на уровни циркулирующих триглицеридов в литературе варьируется, и ясно, что на ответ влияют начальные уровни триглицеридов, другие диетические компоненты, метаболический статус ( i.e ., инсулинорезистентность или нет) и времени суток [46] — [50]. Кроме того, поскольку эти крысы голодали перед умерщвлением, снижение триглицеридов может отражать дифференциальную реакцию на голодание при использовании HFD [51]. Циркулирующие триглицериды могут быть получены из пищевых жиров или эндогенного происхождения, и удаление большого количества пищевых источников может привести к большему снижению уровней в сыворотке. Аналогичное предостережение необходимо учитывать при анализе и интерпретации всех уровней циркулирующих метаболических факторов, указанных здесь.Во-первых, во время разработки сообщаемые результаты не связаны с голоданием. Кроме того, когда грызунам дают есть HFD ad libitum , они изменяют свой циркадный режим питания, что связано со снижением уровней инсулина и триглицеридов без изменения уровня глюкозы [50]. В то время как при приеме пищи с высокой частотой ограничивается нормальным режимом питания, хотя потребление энергии аналогично, метаболические изменения не происходят [50].

    Дифференциальные реакции мужчин и женщин на MD и HFD в соответствии с предыдущими сообщениями представляют собой метаболические реакции на ранние изменения питания или стресс [8], [10], [15], [16] и на HFD в зрелом возрасте [52] , [53], как сообщается, имеют половой диморфизм.Таким образом, очевидно, что не только секс, но и ранний жизненный опыт и взаимодействие между этими двумя факторами могут иметь значительное влияние на метаболизм и склонность к ожирению. Эти концепции следует принимать во внимание не только при интерпретации результатов экспериментов, но и при поиске эффективных методов лечения против быстрого роста ожирения и его вторичных осложнений.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: VM JA M-PV JAC.Проведены эксперименты: VM ALB FD. Проанализированы данные: VM M-PV JAC. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты для анализа: JA M-PV JAC. Написал статью: VM JA M-PV JAC.

    Ссылки

    1. 1. Бейл Т.Л., Барам Т.З., Браун А.С., Гольдштейн Дж.М., Инсел Т.Р. и др. (2010) Раннее программирование и расстройства нервного развития. Biol Psychiatry 68: 314–319.
    2. 2. Фернандес-Твинн Д.С., Озанн С.Е. (2010) Питание в раннем возрасте и метаболическое программирование. Ann NY Acad Sci 1212: 78–96.
    3. 3. Maringhini S, Corrado C, Maringhini G, Cusumano R, AzzolinaV и др. (2010) Раннее происхождение почечной болезни у взрослых. J Matern Fetal Neonatal Med 23 Suppl 384–86.
    4. 4. Мартино Д., Прескотт С. (2011) Эпигенетика и пренатальное влияние на астму и аллергические заболевания дыхательных путей. Chest139: 640–647.
    5. 5. Хохберг З., Фейл Р., Констанция М., Фрага М., Жуниен С. и др. (2011) Здоровье ребенка, пластичность развития и эпигенетическое программирование.Endocr Rev 32: 159–224.
    6. 6. Льоренте Р., Арранс Л., Марко Е. М., Морено Е., Пуэрто М. и др. (2007) Ранняя материнская депривация и однократное введение неонатального агониста каннабиноидов вызывают у крыс-подростков долговременные зависимые от пола психоиммуноэндокринные эффекты. Психонейроэндокринология 32: 636–650.
    7. 7. Bassett DR, Craig BW (1988) Влияние раннего питания на рост и характеристики жировой ткани у самцов и самок крыс. J Appl Physiol 64: 1249–1256.
    8. 8. Гарсия-Касерес С., Лагунас Н., Кальмарса-Фонт I, Азкойтия I, Диз-Чавес Y и др. (2010) Гендерные различия в долгосрочных эффектах хронического пренатального стресса на оси HPA и структуру гипоталамуса у крыс. Психонейроэндокринология 35: 1525–1535.
    9. 9. Льоренте-Берзал А., Мела В., Борсель Е., Валеро М., Лопес-Гаррардо М. и др. (2012) Нейроповеденческие и долгосрочные метаболические последствия неонатального стресса материнской депривации и лечение оланзапином у подростков самцов и самок крыс.Нейрофармакология 62: 1332–1341.
    10. 10. Фуэнте-Мартин Э., Гранадо М., Гарсия-Касерес С., Санчес-Гарридо М., Фраго Л. М. и др. (2012) Ранние изменения в питании вызывают долгосрочное половодиморфное влияние на набор массы тела и реакцию на потребление сахарозы у взрослых крыс. Метаболизм 61: 812–822.
    11. 11. Boullu-Ciocca S, Achard V, Tassistro V, Dutour A, Grino M (2008) Постнатальное программирование метаболизма глюкокортикоидов у крыс модулирует индуцированное диетой с высоким содержанием жира регулирование воздействия и чувствительности висцеральной жировой ткани к глюкокортикоидам, а также экспрессию гена адипонектина и провоспалительных адипокинов в совершеннолетие.Диабет 57: 669–677.
    12. 12. Буллу-Чокка С., Дютур А., Гийом В., Ахард В., Оливер С. и др. (2005) Постнатальное ожирение, вызванное диетой, у крыс активирует метаболизм глюкокортикоидов в системном и жировом тканях во время развития и во взрослом возрасте: его связь с метаболическим синдромом. Диабет 54: 197–203.
    13. 13. Plagemann A, Harder T, Brunn M, Harder A, Roepke K и др. (2009) Метилирование промотора проопиомеланокортина гипоталамуса изменяется при раннем переедании: эпигенетическая модель ожирения и метаболического синдрома.J Physiol 587: 4963–4976.
    14. 14. Главас М.М., Киригити М.А., Сяо XQ, Энриори П.Дж., Фишер С.К. и др. (2010) Раннее переедание приводит к раннему развитию аркуатной резистентности к лептину и повышенной чувствительности к диете с высоким содержанием жиров. Эндокринология 151: 1598–1610.
    15. 15. Viveros M-P, Díaz F, Mateos B, Rodríguez N, Chowen JA (2010) Материнская депривация вызывает быстрое снижение уровней циркулирующего лептина и сексуально диморфные модификации в трофических факторах гипоталамуса и обмене клеток.Horm Behav 57: 405–414.
    16. 16. Виверос М.П., ​​Льоренте Р., Диас Ф., Ромеро-Зербо С.И., Бермудес-Сильва Ф.Дж. и др. (2010) Материнская депривация оказывает долгосрочное сексуально диморфное воздействие на обмен клеток гипоталамуса, массу тела и уровни циркулирующих гормонов. Horm Behav 58: 808–819.
    17. 17. Maniam J, Morris MJ (2010) Добровольные упражнения и аппетитная диета с высоким содержанием жиров улучшают поведенческий профиль и реакцию на стресс у самцов крыс, подвергшихся стрессу в раннем возрасте: роль гиппокампа.Психонейроэндокринология 35: 1553–1564.
    18. 18. Maniam J, Morris MJ (2010) Вкусная диета в кафетерии облегчает симптомы тревоги и депрессии после неблагоприятного окружения в раннем возрасте. Психонейроэндокринология 35: 717–728.
    19. 19. Льоренте Р., Мигель-Бланко С., Айса Б., Лакиз С., Борсель Е. и др. (2011) Долгосрочные зависимые от пола психонейроэндокринные эффекты материнской депривации и подросткового непредсказуемого стресса у крыс. Дж. Нейроэндокринол 23: 329–344.
    20. 20. Thaler JP, Yi CX, Schur EA, Guyenet SJ, Hwang BH и др. (2012) Ожирение связано с повреждением гипоталамуса у грызунов и людей. Дж. Клин Инвест 122: 153–162.
    21. 21. Милански М., Арруда А.П., Купе А., Игнасио-Соуза Л.М., Нуньес С.Е. и др. (2012) Ингибирование гипоталамического воспаления обращает вспять индуцированную диетой инсулинорезистентность в печени. Диабет 61: 1455–1462.
    22. 22. Цай Д., Лю Т. (2012) Воспалительная причина метаболического синдрома через стресс мозга и NF-κB.Старение 4: 98–115.
    23. 23. Кирк С.Л., Самуэльссон А.М., Аргентон М., Донье Х., Каламатианос Т. и др. (2009) Материнское ожирение, вызванное диетой у крыс, постоянно влияет на центральные процессы, регулирующие потребление пищи у потомства. PLoS One 4: e5870.
    24. 24. Юра С., Ито Х., Сагава Н., Ямамото Х., Масудзаки Х. и др. (2005) Роль преждевременного выброса лептина в ожирении в результате внутриутробного недоедания. Cell Metab 1: 371–378.
    25. 25. Коттрелл Е.С., Криппс Р.Л., Дункан Дж. С., Барретт П., Мерсер Дж. Г. и др.(2009) Изменения в развитии рецептора лептина гипоталамуса: взаимосвязь с постнатальным выбросом лептина и нейропептидами энергетического баланса у постнатальных крыс. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol 296: R631 – R639.
    26. 26. Гранадо М., Гарсия-Касерес С., Фуэнте-Мартин Э., Диас Ф., Мела В. и др. (2011) Влияние резких изменений уровня лептина у новорожденных на потребление пищи и долгосрочные метаболические профили у крыс. Эндокринология 152: 4116–4126.
    27. 27. Ahima RS, Bjorbaek C, Osei S, Flier JS (1999) Регулирование нейрональных и глиальных белков лептином: последствия для развития мозга.Эндокринология 140: 2755–2762.
    28. 28. Bouret SG, Draper SJ, Simerly RB (2004) Трофическое действие лептина на нейроны гипоталамуса, которые регулируют питание. Science 304: 108–110.
    29. 29. Буре С.Г., Симерли Р.Б. (2004) Мини-обзор: лептин и развитие цепей питания гипоталамуса. Эндокринология 145: 2621–2626.
    30. 30. Мела В., Диас Ф., Гертлер А., Соломон Дж., Ардженте Дж. И др. (2012) Лечение новорожденных антагонистом пегилированного лептина оказывает половой диморфный эффект на трофические факторы гипоталамуса и уровни нейропептидов.J Neuroendocrinol 24: 756–765.
    31. 31. Marco EM, Adriani W, Llorente R, Laviola G, Viveros M-P (2009) Вредные психофизиологические эффекты ранней материнской депривации у подростков и взрослых грызунов: измененные реакции на воздействие каннабиноидов. Neurosciens Biobehav Rev 33: 498–507.
    32. 32. Джонсон Дж. Г., Коэн П., Касен С., Брук Дж. С. (2002) Проблемы детства, связанные с риском расстройств пищевого поведения или проблем с весом в подростковом или раннем взрослом возрасте.Am J Psychiatry 159: 394–400.
    33. 33. Вамоси М.Э., Хейтманн Б.Л., Тинггаард М., Кивик К.О. (2011) Родительская помощь в детстве и ожирение во взрослом возрасте: исследование среди близнецов. Ожирение (Серебряная весна) 19: 1445–1450.
    34. 34. Шин С.Х., Миллер Д.П. (2012) Продольное исследование жестокого обращения в детстве и подросткового ожирения: результаты Национального продольного исследования здоровья подростков (AddHealth). Пренебрежение жестоким обращением с детьми 36: 84–94.
    35. 35. Ландт М., Джинджерих Р.Л., Гавел П.Дж., Мюллер В.М., Шонер Б. и др.(1998) Радиоиммуноанализ лептина крысы: половой диморфизм, обратный от человека. Clin Chem 44: 565–570.
    36. 36. Шен В., Пуньянитья М., Сильва А.М., Чен Дж., Галлахер Д. и др. (2009) Половой диморфизм распределения жировой ткани на протяжении жизни: поперечное сечение магнитно-резонансной томографии всего тела. Нутр Метаб (Лондон) 6: 17.
    37. 37. Bouret SG, Draper SJ, Simerly RB (2004) Формирование проекционных путей от дугообразного ядра гипоталамуса до областей гипоталамуса, участвующих в нервном контроле пищевого поведения у мышей.J Neurosci 24: 2797–2805.
    38. 38. Рид А.С., Унгер Е.К., Олофссон Л.Е., Пайпер М.Л., Майерс М.Г. и др. (2010) Функциональная роль супрессора активации цитокинового сигнала 3 в гипоталамической резистентности к лептину и долгосрочном энергетическом гомеостазе. Диабет 59: 894–906.
    39. 39. Xu RY, Wan YP, Tang QY, Wu J, Cai W. (2008) Влияние высокого содержания жира на центральные гены аппетита у крыс Wistar: анализ микроматрицы. Clin Chim Acta 397: 96–100.
    40. 40. Priego T, Sánchez J, Picó C, Palou A (2009) Связанные с полом различия в системах лептина и грелина, связанные с индукцией гиперфагии под воздействием диеты с высоким содержанием жиров у крыс.Horm Behav 55: 33–40.
    41. 41. Палоу М., Торренс Дж. М., Приего Т., Санчес Дж., Палоу А. и др. (2011) Умеренное ограничение калорийности кормящих крыс программирует их потомство на лучшую реакцию на диету с приливом, зависимую от пола. J Nutr Biochem 22: 574–584.
    42. 42. Паттерсон С.М., Бурет С.Г., Парк С., Ирани Б.Г., Данн-Мейнелл А.А. и др. (2010) Выращивание большого помета повышает чувствительность к лептину и защищает от ожирения крыс, подвергшихся селективному разведению, вызванных диетой.Эндокринология 151: 4270–4279.
    43. 43. Хорват Т.Л., Сарман Б., Гарсия-Касерес К., Энриори П.Дж., Сотони П. и др. (2010) Синаптическая организация входа в систему меланокортина позволяет прогнозировать индуцированный диетой реактивный глиоз гипоталамуса и ожирение. Proc Natl Acad Sci USA 107: 14875–14889.
    44. 44. Yi CX, Habegger KM, Chowen JA, Stern J, Tschöp MH (2011) Роль астроцитов в центральном контроле метаболизма. Нейроэндокринология 93: 143–149.
    45. 45. Hsuchou H, He Y, Kastin AJ, Tu H, Markadakis EN, et al.(2009) Ожирение индуцирует функциональные рецепторы астроцитарного лептина в гипоталамусе. Мозг 132: 889–902.
    46. 46. Марголис С., Добс А.С. (1989) Регулирование питания при нарушениях липидов плазмы. J Am Coll Nutr 8: 33S – 45S.
    47. 47. Anderson JW (2000) Пищевые волокна предотвращают индуцированную углеводами гипертриглицеридемию. Curr Atheroscler Rep 2: 536–541.
    48. 48. Jacobs B, De Angelis-Schierbaum G, Egert S, Assmann G, Kratz M (2004) Индивидуальные реакции триглицеридов сыворотки на диеты с высоким и низким содержанием жиров различаются у мужчин с умеренной и тяжелой гипертриглицеридемией.J Nutr 134: 1400–1405.
    49. 49. Бранчи А., Торри А., Берра С., Коломбо Е., Соммарива Д. (2012) Изменения липидов сыворотки и глюкозы в крови у недиабетических пациентов с метаболическим синдромом после смешанных приемов пищи разного состава. J Nutr Metab 2012: 215052.
    50. 50. Шерман Х., Гензер Й., Коэн Р., Чапник Н., Мадар З. и др. (2012) Упорядоченная по времени диета с высоким содержанием жиров сбрасывает циркадный метаболизм и предотвращает ожирение. FASEB J 26: 3493–3502.
    51. 51. Frier BC, Jacobs RL, Wright DC (2011) Взаимодействие между потреблением диеты с высоким содержанием жиров и голоданием в регуляции экспрессии генов фермента окисления жирных кислот: оценка потенциальных механизмов.Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol 300: R212–221.
    52. 52. Amengual-Cladera E, Lladó I, Gianotti M, Proenza AM (2012) Половые различия в влиянии кормления с высоким содержанием жиров на функцию митохондрий белой жировой ткани крысы и чувствительность к инсулину. Метаболизм 61: 1108–1117.
    53. 53. Надаль-Казеллас A, Proenza AM, Lladó I, Gianotti M (2012) Зависимые от пола различия в накоплении липидов в печени крыс и чувствительности к инсулину в ответ на ожирение, вызванное диетой.Biochem Cell Biol 90: 164–712.
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *