Разное

Ингибиция социальная это в психологии: Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

Содержание

Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

История открытия эффектов фасилитации и ингибиции

В 1898 психолог Норман Триплетт (Norman Triplett), заметив, что велосипедисты показывают лучшие результаты, если соревнуются с партнером, а не просто используют секундомер для определения времени, провел серию экспериментов для подтверждения своих догадок. Исследование Триплетта стало одним из первых в социальной психологии экспериментов, в ходе которого дети наматывали леску на катушку спиннинга. И оказалось, что они работают энергичнее в присутствии других, чем в одиночестве. Названный Флойдом Олпортом (Floyd Henry Allport) социальной фасилитацией эффект наблюдался и у животных (цыплята быстрее едят зерно, муравьи роют песок, если рядом находятся другие особи). Влияние социальной оценки на производительность вызвало интерес в психологических кругах, и исследования Нормана Триплетта были продолжены. Так, позднее было обнаружено, что присутствие пассивных свидетелей при выполнении определенных задач снижает эффективность действий.

Теория зашла в тупик, ведь не было ясно, как сопоставить оба феномена. Исследования продолжились лишь в 1965 Робертом Зайонцом (Robert Zajonc), сформулировавшим теорию активации. Именно он первым высказал предположение, что эффект социальной фасилитации проявляется в случае выполнения простых механических действий (привычных или усвоенных), а обратный ему эффект ингибиции — в интеллектуально более сложных ситуациях. Данное утверждение опиралось на известный факт, согласно которому появление возбуждения всегда активирует доминирующую реакцию. Возбуждение в данном случае вызывается присутствием других людей при выполнении того или иного задания. Таким образом, в случаях с простыми задачами, доминирующей (наиболее вероятной) реакцией на которые выступает правильное и зачастую единственно верное решение, возбуждение помогает быстрее справиться с ними. А там, где правильный ответ не так очевиден, возбуждение провоцирует неправильные реакции.

Позднее распространение получили и другие предположения относительно природы феномена «фасилитация-ингибиция». Например, модель Отвлечения-Конфликта, предложенная Робертом Барроном (Robert Barron). Согласно ей, присутствие других людей всегда влечет наше отвлечение и появление внутреннего конфликта между потребностью уделять внимание аудитории и самой задаче. Данный конфликт посредством усиления возбуждения либо помогает нам выполнять задачу, либо мешает этому.

Причины проявления эффекта социальной фасилитации и ингибиции

Психолог Дэвид Майерс (David G. Myers) выделяет 3 причины того, что присутствие других вызывает у людей возбуждение.

1. Боязнь оценки

Наши доминирующее реакции проявляются сильнее, если мы думаем или точно знаем, что присутствующие нас оценивают. Поэтому:

• человек склонен работать лучше, если его коллеги или соисполнители какого-либо задания обладают немного большей компетентностью или навыком;
• уровень возбуждения склонен падать, когда в группу авторитетных людей вливаются те, чье мнение нам безразлично;
• наибольшее влияние чувствуют на себе те, кто переживает по поводу мнений и оценок наблюдателей;
• наибольшее проявление эффекта социальной фасилитации (ингибиции) происходит, когда присутствующие нам не знакомы и мы не успеваем следить за ними.

2. Отвлечение внимания

Когда мы начинаем задумываться над тем, как выполняют работу наши коллеги или как реагирует аудитория, наше внимание рассеивается, а возбуждение растет.

3. Факт присутствия наблюдателя

Экспериментально доказано, что не только боязнь оценки или рассеивание внимания могут вызвать нарастание возбуждения. На это способен и сам факт присутствия наблюдателя.

Кроме того, можно выделить и другие факторы социальной фасилитации.

4. Принадлежность аудитории (наблюдателей) к тому или иному полу

Люди обычно больше испытывают на себе действие фасилитации или ингибиции, если аудитория состоит из представителей противоположного им пола. Так, мужчина будет делать больше ошибок в сложном задании в присутствии женщин, и наоборот, выполнит легкое задание весьма быстро при тех же присутствующих.

5. Настроение

В определенных обстоятельствах хорошее настроение способно усилить действие феномена фасилитации, а плохое — ингибиции.

Пути преодоления эффекта социальной фасилитации (ингибиции)

1. Установление разумных рамок контроля, в том числе и визуального. Если установить их слишком общими и контролировать лишь по конечному результату, не будет проявления феномена фасилитации, а если чрезмерно жесткие и осуществлять постоянный контроль, то проявится феномен ингибиции.

2. Для простой и автоматизированной деятельности осуществлять постоянный контроль, а для сложной и интеллектуальной — лишь общий.  

Социальная Ингибиция - это... Что такое Социальная Ингибиция?

Социальная Ингибиция
Социальная ингибиция (от лат. socialis - общественный и inhibere - сдерживать) - социально - психологический феномен. Снижение производительности деятельности, ее скорости и качества, когда она совершается в присутствии других людей. Может проявляться даже тогда, когда другие присутствуют не реально, а лишь в воображении.

Психологический словарь. 2000.

  • Социальная Желательность
  • Социальная Перцепция

Смотреть что такое "Социальная Ингибиция" в других словарях:

  • социальная ингибиция — Этимология. Происходит от лат. socialis общественный и inhibere сдерживать. Категория. Социально психологический феномен. Специфика. Снижение производительности деятельности, ее скорости и качества, когда она совершается в присутствии других… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ингибиция социальная — (от лат. inhibere сдерживать, останавливать) ухудшение продуктивности выполняемой деятельности, ее скорости и качества в присутствии посторонних людей или наблюдателей, как реальных, так и воображаемых. Свойство И. с. противоположно фасилитации… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Социальная фасилитация

    — эффект, при котором человек более успешно выполняет поставленные задачи в присутствии других людей, чем в одиночку. Сам механизм, то есть зависимость скорости, объема и других показателей успешности действий от присутствия рядом особей своего… …   Википедия

  • Ингибиция социальная — (от лат. inhibere сдерживать, останавливать     ухудшение результатов деятельности, если человек начинает ее осуществлять в присутствии посторонних лиц, как реальных, так и воображаемых. Зачастую ребенок хуже, чем обычно, выполняет задание, когда …   Педагогический терминологический словарь

  • ИНГИБИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — (от лат. inhibere сдерживать, останавливать) тормозящее, негативное влияние социальных факторов или конкретного человека на мысли, чувства, активность человека или группы. Данный феномен возникает обычно в условиях негативного отношения друг к… …   Современный образовательный процесс: основные понятия и термины

  • Ингибиция (социальная) — (лат. «удерживание, останавливание») – ухудшение продуктивности, скорости, качества деятельности индивида в присутствии посторонних лиц наблюдателей.

    Ср.: Зато против него сидел пожилой, изможденный [игрок]… И когда кто нибудь становился сзади за …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ингибиция социальная — (от лат. inhibere – сдерживать, останавливать) – ухудшение продуктивности выполненяемой деятельности, ее скорости и качества в присутствии посторонних лиц, как реальных, так и воображаемых …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Ингибиция социальная — ухудшение результатов деятельности, если человек начинает её осуществлять в присутствии посторонних лиц, как реальных, так ивоображаемых …   Словарь терминов по общей и социальной педагогике

  • ИНГИБИЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — (от лат. inhibere сдерживать, останавливать) ухудшение результатов деятельности, если человек начинает ее осуществлять в присутствии посторонних лиц, как реальных, так и воображаемых. Зачастую ребенок хуже, чем обычно, выполняет задание, когда… …   Педагогический словарь

  • Ингибиция социальная — [лат. inhibere сдерживать, останавливать] ухудшение продуктивности выполняемой деятельности, ее скорости и качества в присутствии посторонних людей или наблюдателей, как реальных, так и воображаемых. Свойство И. с. противоположно фасилитации… …   Психологический лексикон

Стратилат К.Н. К вопросу о продуктивности групповой деятельности

Стратилат Карина Николаевна
ООО «Экология ДВ», г. Владивосток
магистр психологии, бизнес-тренер, психолог

Stratilat Karina Nikolaevna
OOO "Ecology DV", Vladivostok
master of psychology, business-trainer, psychologist

Библиографическая ссылка на статью:
Стратилат К.Н. К вопросу о продуктивности групповой деятельности // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: https://human.snauka.ru/2015/11/13013 (дата обращения: 29.07.2021).

Решение многих важных задач возможно только в группах – спортивных комитетах, командах, правительствах, рабочих, учебных и т.

д. В связи с этим психологам, руководителям и учителям/преподавателям необходимо знать особенности проявления социально-психологических феноменов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на производительность групповой работы. Знание феноменов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на групповую производительность, поможет руководителям/лидерам групп управлять ими.

Интерес к вопросу продуктивности групповой деятельности всегда существовал в психологии [1] (прежде всего в социальной психологии [2;3;4;5;6], психологии управления [7] и педагогической психологии [8]), социологии [9;10], менеджменте [11;12], педагогике [13] и экономике [14;15]. В пользу этого вывода свидетельствует то, что в периодике можно встретить большое количество работ, посвящённых рассматриваемой проблеме. Однако, несмотря на такое положение дел, остаются отдельные вопросы, требующие дальнейшего рассмотрения. К одним из таких относится вопросы, связанные с анализом различных точек зрения ученых относительно проблемы производительности группы и соотнесением между собой различных групповых феноменов, оказывающих негативное/позитивное влияние на групповую производительность.

В данной работе будут рассмотрены названные проблемы.

Прежде всего, необходимо дать определения таким терминам, как групповая деятельность и продуктивность групповой деятельности. Групповая деятельность – объединение действий членов определенной группы, которые характеризуются некой степенью общности интересов, цели и единством действия[16]. Стоит отметить, что групповая деятельность – это не только непосредственно деятельность человека в группе или же группы лиц, а еще и деятельность в присутствии других людей.

Продуктивность групповой деятельности – количественный и качественный результат решения группой задач за определённое время [17]. Здесь стоит подчеркнуть, что в статье рассматривается именно продуктивность группы, а не эффективность, под которой в социальной психологии понимают не только результативность, а еще и удовлетворенность членов группы процессом и результатами групповой работы и теми психологическими последствиями, которые наступают во внутригрупповом и личностном плане после подведения итогов групповой деятельности [18].

Влияние присутствия других людей на деятельность изучали многие ученые, имеющие различные точки зрения. Так, Карл Маркс полагал, что простой социальный контакт вызывает стимуляцию инстинкта, повышающего производительность каждого отдельного работника[9]. Густав Лебон же считал, что нахождение в толпе оказывает негативное влияние на индивида. По мнению Г. Лебона, в толпе может происходить только накопление глупости. Он считал, что толпа никогда не сможет выполнить действия, требующие возвышенного ума. Г. Лебон писал, что решения, касающиеся общих интересов, принятые собранием даже знаменитых людей в области разных специальностей, мало отличаются от решений принятых собранием глупцов, так как и в том, и в другом случае соединяются не какие-нибудь выдающиеся качества, а только заурядные, встречающиеся у всех[19].

Подобной точке зрения придерживался и В. Мёде. Так, в результате проведения эмпирических исследований, он пришел к выводу, что в интеллектуальной сфере влияние группы на личность выражается в проявляющейся в группе тенденции к выравниванию, уподоблении членов группы друг другу в результате понижения уровня сильных членов группы до уровня слабых[20].

Г. Тард, а вслед за ним и В.М. Бехтерев, был не совсем согласен с мнениями Г. Лебона и В. Мёде. Так, они признавали, тот факт, что в процессе совместной мыслительной деятельности происходит унификация участников деятельности, однако, это уравнивание идет не вниз, а вверх. В частности В.М. Бехтерев писал: «…в ходе коллективной деятельности, обсуждения, обмена мнениями выигрывают все испытуемые, и сильные, и слабые. Чем сильнее и богаче личность, тем меньше она черпает из коллективной работы, чем беднее личность, тем она приобретает больше» [20, с. 14].

Американский исследователь Норман Трипплетт заметил, что спортсмены-велосипедисты, участвуя в коллективных соревнованиях, показывали лучшие результаты по сравнению с заездами «на время». Исходя из своих наблюдений, он выдвинул гипотезу о том, что присутствие других людей положительно влияет на эффективность деятельности индивида.

Для проверки этой гипотезы Н. Трипплетт решил провести лабораторный эксперимент. В своем исследовании (1898) ученый просил детей, работая в присутствии с соисполнителями, либо в одиночку, сматывать на скорость рыболовные катушки. Результаты исследования свидетельствуют о том, что испытуемые справлялись с предложенным заданием быстрее, когда присутствовали другие дети, иными словами, гипотеза Н. Трипплетта подтвердилась [21].

Август Майер обнаружил, что школьники в ситуации со-деятельности быстрее выполняют различные умственные задачи (прежде всего, тест Эббингауза и арифметические задания), чем в одиночку. Причем разница во времени достаточна большая. Так, например, испытуемый, находясь один в классной комнате, справился с выполнением пяти экспериментальных заданий за 13 минут 11 секунд, а когда работал в присутствии других учеников – за 6 минут 45 секунд[22].

Флойд Оллпорт проводил ряд исследований (1920), в которых испытуемым, работающим с соисполнителями, либо в одиночку, было необходимо писать свои ассоциации на заданные экспериментатором слова и придумывать аргументы для опровержения мнений известных философов (Эпиктета и Марка Аврелия). Обобщив результаты экспериментов, Ф. Оллпорт пришел к выводу, что присутствие других людей может оказывать либо стимулирующее, либо тормозящие влияние. Однако учёный заметил, что испытуемые, работающие с соисполнителями, предлагали большее количество контраргументов, но их качество было ниже, чем при индивидуальной работе [23].

Иными слова, результаты исследования Ф. Оллпорта свидетельствуют о том, что присутствие соисполнителей может оказывать либо стимулирующее, либо тормозящие влияние на индивида, выполняющего разного рода действия, не связанных со сложной творческой и мыслительной работой. Сложную же мыслительную работу можно качественно выполнить только в одиночестве.

В дальнейших эмпирических исследованиях также было установлено, что присутствие соисполнителей или зрителей может затруднять или же облегчать выполнения различных заданий. Так, в некоторых экспериментах было показано, что присутствие других положительно влияет на точность выполнения заданий на моторику (например, удерживании в определенном положении с помощью металлического стержня десятицентовой монеты, помещенной на вращающийся диск проигрывателя). В других же исследованиях было установлено, что присутствие других людей негативно сказывается на заучивании бессмысленных слогов, при прохождении лабиринта и решении сложных примеров на умножение [5;18].

Ф. Оллпорт, анализируя указанные явления, назвал их «эффектами аудитории» [24]. «Эффект аудитории» включает в себя два противоположных явления, которые были названными Ф. Оллпортом как: социальная фасилитация (от англ. facility — облегчение) — улучшения индивидуальных результатов деятельности в присутствии других людей в качестве зрителей или соисполнителей и социальная ингибиция (торможение) (от лат. Inhibere — сдерживать, останавливать) — ухудшения этих результатов[3].

Необходимо отметить, что «эффекты аудитории» характерны не только для людей. Д. Майерс в своей книги «Социальная психология», писал о том, что социальная фасилитация наблюдается и у животных. Он приводит следующие примеры: в присутствии других особей своего вида муравьи быстрее разрывают песок, а цыплята поедают больше зерен; спаривающиеся крысы более сексуально активны в присутствии других сексуально активных пар. Также Д. Майерс описал случаи торможение животных в присутствии других особей своего вида, так тараканы, длиннохвостые попугаи и зеленые зяблики медленнее осваивают прохождение лабиринтов [5]. Также необходимо отметить, что не все люди испытывают на себе влияние «эффектов аудитории». Так, существует так называемый социально индифферентный тип людей, на которых присутствие зрителей или соисполнителей не оказывает никакого влияния[25].

Кроме эффектов аудитории в литературе можно встретить и другие феномены, оказывающие влияние на продуктивность групповой деятельности: социальная леность, социальная компенсация, синергия, сверхнормативная активность группы, огруппление мышления, конформизм, деструктивный конфликт, квазиактивность, неоптимальная самодостаточность и эффект Келера. Все перечисленные феномены можно условно разделить на эффекты, оказывающие отрицательное и положительное воздействие на производительность групповой работы.

К эффектам, оказывающим отрицательное воздействие, можно условно отнести: социальную леность, социальную ингибицию, огруппение мышления, конформизм, деструктивный конфликт, квазиактивность и неоптимальную самодостаточность. К положительным феноменам – социальная фасилитация, синергия, социальная компенсация, сверхнормативная активность группы, эффект Келера. Здесь используется слово «условно» поскольку некоторые феномены (например, социальная леность и социальная компенсация могут привести как к отрицательным, так и к положительным последствия [26]).

Влияние на продуктивность групповой деятельности таких феноменов, как огруппение мышления, конформизм и деструктивный конфликт довольно хорошо изучено и представлено в российской и зарубежной литературе [3;5;27]. В связи со сказанным в данной работе эти эффекты не будут подробно рассматриваться. Сосредоточим внимание на менее изученных и описанных групповых феноменах.

Социальная леность - вид процессуальных потерь (мотивационных и координационных), проявляющийся в тенденции людей прилагать меньше усилий при совместном выполнении задания, чем при индивидуальной работе. Необходимо отметить, что в психологической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой социальная леность является аналогом социального торможения – эффектом, противоположным социальной фасилитации [28;29].

В частности один из сторонников этой позиции – С. Харкинс, доказывая свою точку зрения, ссылался на то, что в основе каждого из этих эффектов (социальной лености и социального торможения) лежит оценивание [29]. Конечно, он прав, что в основе данных феноменов лежит оценивание, но он не учел особенности этого оценивания.

Необходимо отметить, что влияние оценки на эффективность деятельности рассматривал Николас Коттрелл. Он разработал теорию ожидания оценки, которая заключается в том, что люди, выполняющие какую – то деятельность в присутствие других, ждут оценки[30]. Индивиды, выполняющие какую – то деятельность, испытывают боязнь оценки – тревогу по поводу предстоящего оценивания себя другими людьми (что приводит к возбуждению) и страх переживаний о самопрезентации – желание не «упасть в грязь лицом» или, другими словами, стремление произвести хорошее впечатление на других людей[31]. Если индивид будет чересчур сконцентрирован на том, что о нем могут подумать окружающие, то это может привести к социальному торможению[5]. Также социальное торможение может возникнуть, по мнению Н. Коттрелла, при выполнении сложных заданий.

Таким образом, социальное торможение проявляется в ситуации боязни оценки, ожидания неблагоприятных результатов деятельности и отрицательной оценки публики, а социальная леность – в случае отсутствие оценки индивидуального вклада в групповую деятельность [32], перспективы оценки групповой работы [33] и в ситуации невозможности произвести оценку своей деятельности [34].

Поскольку существует проблема разведения эффектов социальной ингибиции и социальной лености, приведем критерии их отличия.

Отличие социальной лености от социального торможения обусловлено различием причин возникновения данных феноменов. Свои объяснения причин возникновения эффекта социального торможения давали следующие теории: теория общего возбуждения Р. Зайонца; теория конфликта внимания Р. Бэрона; сама по себе ситуация со-деятельности (соперничества) [3]. Что же касается социальной лености, то на современном этапе исследования этого феномена перечисленные выше теории не применяются для объяснения возникновения этого эффекта. В качестве причин возникновения социальной лености можно назвать координационные потери (потери по причине несовершенства организации процесса[30]) и мотивационные потери (деиндивидуализация (анонимность, обезличенность и отсутствие оценки), распыление ответственности и социальное сравнение)

Р. Бэрон с коллегами указывает на другое отличие социальной лености от социальной ингибиции. Он писал, что первый эффект наблюдается, когда человек работает вместе с другими, а второй – когда только на себя [29]. На наш взгляд это объяснение отражает реальное положение дел, поскольку в описанных ранее классических исследованиях «эффектов аудитории» испытуемые выполняли индивидуальное задание в присутствии зрителей или же соисполнителей. В случае с социальной леностью испытуемые работают вместе над выполнением группового задания.

Также социальная леность отличается от «эффектов аудитории» тем, что последние характерны не только для людей, но и для животных. Социальная леность свойственна только людям. Данный факт был подтвержден М. Рингельманом в ходе его экспериментов по сравнению производительности людей (студентов мужского пола) и животных (быков и лошадей) при индивидуальном и групповом выполнении заданий на перемещения грузов (1913)[35].

Социальная компенсация – противоположный социальной лености феномен, подразумевающий активизацию усилий при групповом выполнении задания[36]. Этот эффект был обнаружен в нескольких зарубежных исследованиях социальной лености. Экспериментальным путем было установлено, что этот эффект может проявиться в ситуациях, если человеку предстоит выполнять значимую для него групповую задачу, а ему присуща низкая межличностная доверительность, если другие члены группы намереваются работать не в полную силу или же, если согруппники не обладают способностями, необходимыми для выполнения этой задачи[37;38]. Также данный феномен был зафиксирован в некоторых исследованиях, проведенных с испытуемыми из высокосплоченных групп [36] и из коллективистических культур [31;39].

Следует сказать, что в российской психологии редко используется термин социальная компенсация. Вместо него ученые используют такие термины, как неоптимальная самодостаточность и квазиавтиность. Под первым понимается - повышение активности некоторых участников групповой работы, вызванное желанием повысить или поддержать свой статус в группе [13]. Второе подразумевает – высокую активность одного или нескольких участников группы, порождаемую непознавательными мотивами (стремление «закончить» проект, потребностью власти, выражающаяся в стремлении завоевать доминирующее влияние в групповой деятельности и т.д.) [13].

На наш взгляд, словосочетания неоптимальная самодостаточность и квазиактивность можно использовать в качестве синонима феномена социальной компенсации (однако при этом следует учесть, что эти названия не полностью отражает суть социальной компенсации, раскрывая рассматриваемый феномен только с отрицательной стороны). Данный вывод напрашивается, поскольку А.Б. Гу в своем диссертационном исследовании (2011) отмечает, что индивиды, соответствующие личностным профилям по Л. Лернер «Делающая все сама Дотти» и «Всегда правый Арти», проявляют социальную компенсацию. Профиль «Всегда правый Арти» характеризует лиц, которые всегда высказывают и отстаивают свою точку зрения, при этом не прислушиваются к мнению других членов группы. Из-за своей настойчивости и непоколебимости таким людям нередко удается вести за собой группу (остальные члены группы соглашаются с их идеями). «Сделай все сама, Дотти» (“Do-it-all-Dottie,”)  характеризует лиц, которые стремятся реализовать самостоятельно придуманную ими идею. Они так же, как «Всегда правый Арти» стремятся убедить группу в правильности своих мыслей, но при этом не нуждаются в помощи других членов группы, поскольку считают, что если кто-то им поможет, то задача не будет выполнена надлежащим образом. Эти люди отличаются обязательностью в работе, направленностью на цель, отсутствием лояльного отношения к другим членам группы [40;41]. Из описания профилей видно, что поведение такие люди склонны к неоптимальной самодостаточности и квазиавтиности.

Эффект Келера – повышение мотивации при групповой работе, по сравнению с индивидуальной [42]. Данный феномен был зафиксирован в 1926 году в Германии О. Келером. Ученый обнаружил, что гребцы лучше выполняли задание на движение, работая в диадах, чем индивидуально. В дальнейшем похожие результаты были полученные в ряде эмпирических исследований, в которых испытуемых просили выполнять различные физические задания в диадах и индивидуально[42].

Из определения эффекта Келера видно, что данный феномен схож с социальной компенсацией. Однако некоторые ученые хоть и относят социальную компенсацию и эффект Келера к феноменам приобретения мотивации, считают, что это разные эффекты. Свое мнение они аргументируют тем, что в случае эффекта Келера более слабые участники лучше выполняют задание в группах, а в ситуации социальной компенсации – сильные испытуемые компенсируют недостаточный вклад в групповую работу более слабых [42]. Думается, что нет оснований различать рассматриваемые феномены. Дело в том, что сторонники точки зрения, что эффект Келера и социальная компенсация – это разные феномены, слишком узко смотрят на последний эффект. Ряд зарубежные ученые не сводят социальную компенсацию исключительно к ситуации компенсации сильного участника вклада в групповую работу более слабого, а понимают под этим феноменом – повышение производительности в групповой работе, по сравнению с индивидуальной [10; 36; 37; 38; 39]. Другим аргументом в пользу вывода, что нет оснований различать социальную компенсацию и эффект Келера, может выступать то, что ученые в эмпирических исследованиях для того, чтобы спровоцировать проявление и управлять выраженностью последнего феномена, применяют те же приемы, что и в исследованиях социальной компенсации/лености – отсутствие анонимности, вознаграждение [42]. Исходя из сказанного, следует, что эффект Келера и социальная компенсация – синонимы.

Некоторые российские[7;43;44] и зарубежные авторы [45] отмечают, что при групповой работе возникает эффект синергии – прибавочная интеллектуальная энергия, выражающаяся в групповом результате, превышающем сумму индивидуальных результатов, то есть соответствует следующему арифметическому соотношению: 1+1>2. При этом авторы кратко упоминают исследования Р. Кеттелла[45], В.М. Бехтерева и М.В. Ланге, результаты которых свидетельствуют о том, что превосходство в групповой работе, по сравнению с индивидуальной, может возникнуть при решении сравнительно простых интеллектуальных и когнитивных задач, не требующих сложного и согласованного взаимодействия. Однако описание процедур экспериментов не проводится. При этом признается, что «при решении сложных задач, для которых необходима логика и последовательность, «особо одаренные люди» (по терминологии В.М. Бехтерева) могут превосходить среднегрупповые достижения[7;43;44]».

Также некоторые авторы отмечают, что наиболее ярко эффект синергии проявляется при «брейнсторминге» («мозговом штурме») [7;43;44]. Однако проблема здесь в том, что в ряде исследований было установлено, что традиционный «брейнсторминг» не является эффективным групповым методом, способствующим усилению продуктивности интеллектуальной деятельности[3]. К тому же Кэрол Ойстер, упомянувшая в своей работе эффект синергии, производя классификацию групповых феноменов по критерию оказываемого ими влияния на продуктивность деятельности, отнесла «мозговой штурм» к категории – «две стороны одной медали», подразумевающей то, что феномены, входящие в нее, могут, как способствовать, так и препятствовать продуктивности группы[45].

В связи со сказанным и с тем, что в зарубежной психологической литературе (пожалуй, кроме книги К. Ойстер «Социальная психология групп») не упоминается эффект синергии, можно сделать вывод, что этот феномен является номинальным (а, возможно, и спорным).

И последний групповой эффект, который будет рассмотрен в этой статье, – феномен сверхнормативной активности группы. Данный феномен проявляется в стремление членов группы добиваться высоких показателей сверх необходимого задания [46; 4]. Феномен сверхнормативной активности группы проявляется только в высокоразвитых группах – коллективах. Г. М. Андреева считает, что проявление этого эффекта можно рассматривать, как один из критериев эффективности группы (наряду с продуктивностью группы, удовлетворенностью работой ее членов) [4]. В качестве примеров проявления рассматриваемого феномена Р.С. Немов приводит: коммунистические субботники, шефство в первые годы Советской власти рабочих над отстающими, создание и распространение производственных коммун, ударных бригад, движение «тысячников», «фронтовые бригады», движение за коммунистический труд, получившие в 60-е гг. широкое распространение и т. п. [47]. Следует отметить, что, по нашим данным, феномен сверхнормативной активности группы изучается только отечественными учеными. Зарубежные же исследователи, хоть и рассматривают феномен сверхнормативного поведения личности [48], не переносят его проявление на группы людей.

Необходимо также сказать, что феномен сверхнормативной активности группы не может быть приравнен к социальной компенсации. Дело в том, что первый феномен подразумевает наличие нормы производительности, второй же эффект не предполагает существования такой нормы. Кроме того в ситуации с социальной компенсации речь идет о сравнении групповой и индивидуальной работы, а феномен сверхнормативной активности группы такого сравнения не предполагает.

Подводя итог всему сказанному, отметим, что данная статья не претендует на исчерпывающий анализ различных точек зрения ученых относительно проблемы производительности группы и рассмотрения проблемы соотнесением различных групповых феноменов, оказывающих негативное/позитивное влияние на групповую производительность. Кроме того в этой работе рассматривалась только проблема продуктивности групповой деятельности и совсем не анализировался вопрос эффективности такой деятельности. Также в статье не приводится критический анализ различных вариантов названия феномена социальной лености (эффект Рингельмана, социальное расслабление, социальное бездельничанье, социальное паразитирование), предложенных российскими и зарубежными учеными [49]. В связи с таким положением дел в дальнейшем необходимо сделать это. Думается, что представленный здесь материал позволит дополнить фундаментальные сведения, имеющиеся в психологии и в смежных с ней науках относительно групповых эффектов, оказывающих отрицательное/положительное влияние на эффективность групповой деятельности, а также будет полезен психологам-практикам и менеджерам по персоналу при составлении программы тренинга, направленного на развитие навыка эффективной работы в группе.


Библиографический список
  1. Сидоренков А. В., Сидоренкова И. И. Эффективность малых групп в организации. Социально-психологические и организационно-деятельностные аспекты: монография. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2011.
  2. Karau S.J. Social Loafing: A meta – analytic review and theoretical integration // Journal of Personality and Social Psychology. 1993. Vol. 65. №4. P. 681–706.
  3. Семечкин Н.И. Психология социальных групп. М: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2011.
  4. Андреева Г.М. Социальная психология. 5-е изд. М.: Аспект Пресс, 2007.
  5. Майерс Д. Социальная психология. 7-е изд. СПб: Питер, 2013.
  6. Классическая социальная психология / Под общей редакцией Е.И. Рогова- Москва, Ростов н/Д: ИКЦ «МарТ», 2008.
  7. Eвтиxoв O.B. Психология управления персоналом: теория и практика. СПб: Речь, 2010.
  8. Волков К.Н. Организация учебной деятельности в малых группах // Педагогическая психология: хрестоматия. СПб: Питер, 2006. С. 87 -100.
  9. Аймаутова Н.Е., Ушнев С.В. Специфика группового принятия решения // Вестник РУДН. Серия Социология. 2003. №1(4). С. 195-200.
  10. Белоус Е.С. Феномены социальной лености и компенсации в студенческих группах // Социологические чтения 2009: материалы студенческой научно-практической конференции. Гродно, 2009. С.104-106.
  11. Simms A., Nichols Т. Social Loafing: A Review of the Literature // Journal of Management Policy and Practice. 2014. Vol. 15(1). Р. 58-67.
  12. Davoudi S.M., Oraji S., Kayr R. Social Loafing as a Latent Factor in Organizations: Productivity Loss in Group Work // A Journal of Economics and Management. 2012. Vol.1. Issue 2. P. 1-12.
  13. Гребенникова О.А. Условия нейтрализации негативных побочных эффектов групповой проектной деятельности школьников // Вестник Новгородского государственного университета. 2014. № 79. С. 16 -19.
  14. Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп. – М.: Фонд Экономической Инициативы, 1995.
  15. Vermeulen P., Vissers G., Benders J. Do Loafers Shirk? The relation between team performance and individual effort: Fourth International Workshop on Teamworking. Nijmegen, September 4‐5, 2000. P. 1-23.
  16. Предвечный Г.П., Шерковин Ю.А. Социальная психология. Краткий очерк. М., 1975.
  17. Латыпова А.Д., Омерова Б.Е., Соковикова С.А., Терентьева Т.А., Чугай К.О. Продуктивность групповой деятельности в ситуации давления // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки. Электронный сборник статей по материалам XXI студенческой международной заочной научно-практической конференции. Москва: Изд. «МЦНО». 2015. № 2 (20). Секция 3. Психология. С. 46-56. URL: http://www.nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/2(20).pdf (дата обращения 27.10.2015).
  18. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. М.: ПЕР СЭ, 2007.
  19. Лебон Г. Душа толпы // Хрестоматия по социальной психологии / Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. М.: Аспект Пресс, 2003.
  20. Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.
  21. Triplett N. The dynamogenic factors in pacemaking and competition. // American Journal of Psychology. 1898. 9. Р. 507 -533.
  22. Burnham W.H. The Group as a Stimulus to Mental Activity. // Science. NS. 1910. 31. Р. 571-567.
  23. Allport F.H. The Influence of the Group Upon Association and Thought // Journal of Experimental Psychology. 1920. № 3. Р. 159-182.
  24. Социальная психология / Отв. Ред. А. Л. Журавлев. М.: ПЕР СЭ, 2002.
  25. Ильин Е.П. Мотив и мотивация. СПб: Питер, 2000.
  26. Стратилат К.Н. Социальная леность и социальная компенсация: первый феномен однозначно отрицательный, а второй – положительный? // Психология, социология и педагогика. 2015. № 9. URL: http://psychology.snauka.ru/?p=5778. (дата обращения 27.10.2015).
  27. Лазукин А.Д. Конфликтология. М.: Омега-Л, 2010.
  28. Василенко А.Н. Исследование конфессиональных различий в проявлении социальной лености у православных и протестантов Владивостока: диссертация на соискание степени магистра психологии. Дальневосточный федеральный университет. Владивосток, 2015.
  29. Бэрон Р., Керр Н., Миллер Н. Социальная психология группы: процессы, решения действия. СПб: Питер, 2003. URL: http://tid.com.ua/tid1/addonres.php?id=3817. (дата обращения 27.10.2015).
  30. Уилк X., Книппенберг Э. Групповое действие // Перспективы социальной психологии. М., 2001. С. 454–503.
  31. Бэрон Р., Бирн Д., Джонсон Б. Социальная психология: ключевые идеи. СПб: Питер, 2003.
  32. Harkins S.G., Jackson J. The role of evaluation in eliminating social loafing // Journal of Personality and Social Psychology. 1985. Bulletin 11. P. 457-465.
  33. Harkins S.G., Szymanski K. Social Loafing and Group Evaluation// Journal of Personality and Social Psychology. 1989. Vol. 56. No. 6. P. 934-941.
  34. Szymanski K., Harkins S.G. Social Loafing and Self-Evaluation With a Social Standard // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol. 53. No. 5. P. 891-897.
  35. Kravitz D.A., Martin B. Ringelmann Rediscovered: The Original Article // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. Vol. 50. No.5. P. 936-941.
  36. Karau S.J., Williams K.D. The Effects of Group Cohesiveness on Social Loafing and Social Compensation // Group Dynamics: Theory, Research, and Practice. 1997. Vol. I. №2. P. 156-168.
  37. Karau S.J., Williams K.D. Social Loafing and Social Compensation: The Effects of Expectations of Co-Worker Performance // Journal of Personality and Social Psychology. 1991. Vol. 61. No. 4. P. 570-581.
  38. Todd A., Seok D., Kerr N., Messé L. Social Compensation: Fact or Social-Comparison Artifact? // Group Processes & Intergroup Relations. 2006. Vol. 9(3). P. 431–442.
  39. Gabrenya W.K., Latane’ B., Wang Y. Social Loafing in the United States and China: Annual Convention of the American Psychological Association. 1982.
  40. Goo A.B. Team-based Learning and Social Loafing in Higher Education: University of Tennessee Honors Thesis Projects. 2011.
  41. Семечкин Н.И., Стратилат К.Н. Социальная леность и ее связь с диспозиционными характеристиками личности: обзор зарубежных исследований // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2013. № 6 (26). С.84 -89.
  42. Hertel G., Kerr N.L., Mess L.A. Motivation Gains in Performance Groups: Paradigmatic and Theoretical Developments on the Köhler Effect // Journal of Personality and Social Psychology. 2000. Vol. 79. No. 4. Р. 580-601.
  43. Платонов Ю.П. Групповые эффекты и методы повышения эффективности совместной работы. 2008. URL: http://elitarium.ru/2008/05/23/gruppovye_jeffekty.html (дата обращения 27.10.2015).
  44. Почебут, Л. Г. Чикер, В. А. Организационная социальная психология: учеб. пособие. – СПб: Речь, 2002.
  45. Ойстер К. Социальная психология групп. СПб: прайм – ЕВРОЗНАК, 2004.
  46. Немов Р.С. Психология. Кн. 1: Общие основы психологии. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.
  47. Немов Р.С. Сверхнормативная деятельность как выражение активной социальной позиции коллектива и личности // Вопросы психологии. 1985. №4.
  48. Ширяева А.С. Феномен сверхнормативного поведения личности в отечественной и зарубежной психологии // Вестник КРАУНЦ. Серия «Гуманитарные науки». 2011. № 2 (18). С. 34-44.
  49. Стратилат К.Н., Семечкин Н.И. Перспективные исследования социальной лености // Научные перспективы XXI века. Достижения и перспективы нового столетия: Материалы Третьей Международной научно-практической конференции. Новосибирск: Международный Научный Институт “Educatio”, 2014. С. 126 -129.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Стратилат Карина Николаевна»

Ингибиция (социальная) это

В повседневной жизни нам случается слышать множество слов, значение коих нам непонятно. Одним из таких сложных заимствованных слов является пришедшая из латыни «ингибиция». Что же значит это редкое слово, которое подчеркивает, ибо не знает, даже текстовый редактор?

Значение термина «ингибиция»

Данное слово происходит от латинского «inhibere», что означает «сдерживать, останавливать, подавлять». Итак, ингибицией, согласно толковому словарю, называется замедление и/или окончательное прекращение какой-либо трудовой или творческой деятельности под воздействием определённых факторов. Чаще всего подобным стоп-фактором является… появление зрителей.

Рекомендуем: Десенсибилизация — что это в психологии?

Известнее всего такое явление, как социальная ингибиция (хотя данный термин может применяться и в медицине, например в эмбриологии).

Ингибицию можно назвать серьёзной психологической проблемой у взрослых и у детей.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Наблюдается данное явление в те моменты, когда, например, ребёнку сложно сосредоточиться в присутствии посторонних. Или неопытный танцор, у которого всё прекрасно получалось на индивидуальном занятии или в составе маленькой группы, забывает все движения, выходя на сцену. К сожалению, эффект социальной ингибиции часто связан с психологической травмой в раннем детстве или младенчестве.

Для такого человека «окружающие» могут быть как настоящими — зрители, учитель, родители, так и воображаемыми. Человеку достаточно подумать, что на него кто-то смотрит, и его разум сразу же отказывается думать над решением, а ноги и руки становятся ватными… Подобная психосоматика способна серьёзно усложнить жизнь человеку и сделать его непригодным для какой-либо деятельности.

Рекомендуем: Какие бывают фобии?

Разумеется, с данным явлением можно и нужно бороться. Чтобы помочь своему ребёнку, родители могут предпринять некоторые шаги. Например:

  • Повышать самооценку ребёнка, в том числе чаще хвалить его.
  • Не ругать за ошибки, это калечит детскую психику.
  • Категорически запрещено наказывать ребёнка физически или орать на него. Родители, помните: всем свойственно ошибаться (и вам в том числе).

В особенно сложном случае можно обратиться к детскому психологу. Квалифицированный специалист способен значительно улучшить состояние вашего чада, а также помочь ребенку лучше адаптироваться в окружающей его социальной среде.

Сложнее взрослому человеку, страдающему ингибиторными явлениями. Тем не менее в наше время и этот случай не безнадежен.

Таким стеснительным, мнительным сверх меры людям надо посоветовать быть увереннее в себе, а также, желательно, более осознанными. Тогда многие психологические проблемы — не сразу, разумеется — постепенно сойдут на нет.

Противоположное социальной ингибиции явление — это социальная фасилитация (человеку жизненно необходимо одобрение и присутствие окружающих, чтобы продолжать хорошо функционировать и качественно выполнять задание).

Ингибиция — сложное понятие, и одновременно непростое, не исчезающее в одночасье явление в человеческой душе. Его можно подавлять или работать с ним. В любом случае — всегда верьте в себя, в конце концов, смелость города берёт! Автор: Ирина Шумилова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Ингибиция или Ингибиторный Контроль - Когнитивная способность

Что такое ингибиция или ингибиторный контроль?

Ингибиция (ингибирование) или ингибиторный контроль - это способность человека ингибировать или контролировать импульсивные (или автоматические) реакции и генерировать ответы с помощью внимания и рассуждения. Эта когнитивная способность является частью Исполнительных Функций и способствует процессам антиципации, планирования и постановки целей. Ингибиция или ингибиторный контроль останавливает неуместное поведение и автоматические реакции, меняя их на более обоснованные и адаптированные к ситуации.

Доктор Рассел Баркли предложил модель саморегуляции поведения, где ингибиторный контроль был основой для надлежащего функционирования других исполнительных функций мозга. Ингибиторный контроль имеет важное значение для гибкости мышления, управления импульсивностью или отвлекающими факторами, рабочей памяти, регулирования чувств, эмоций и т.д. Нарушения способности к ингибиции приводят к таким расстройствам, как СДВГ. Дефицит ингибиции может проявляться на трёх различных уровнях:

  • Уровень моторики: отсутствие контроля в моторике поведения и проявление гиперактивности. Например, когда ребёнок находится на уроке и не может усидеть на месте, потому что он устал сидеть.
  • Уровень внимания: проявляется в форме повышенной отвлекаемости и трудности поддерживать внимание. Например, когда мы читаем книгу и отвлекаемся, услышав звонок в дверь соседа или увидев тень голубя, пролетающего за окном.
  • Уровень поведения: это проявляется в форме импульсивных действий, которые мы не можем контролировать. Например, бешено сигналить, если светофор показывает зелёный, а впереди стоящий автомобиль не двигается с места.

Во время нашего развития лобные структуры мозга созревают последними, поэтому часто можно увидеть, что дети младшего возраста имеют трудности с контролем поведения и не знают, как реагировать в непредвиденных ситуациях. Им стоит труда ингибировать ранее начатые процессы. По мере того, как мы растем, при отсутствии специфических дисфункций, наша способность к ингибиции постепенно развивается.

Ингибиция является одной из когнитивных функций, наиболее используемых нами в повседневной жизни. Это инструмент нашего мозга, который служит для коррекции поведения. Благодаря ингибиции мы умалчиваем то, что лучше не произносить, можем находиться долгое время в сидячем положении вопреки желанию встать во время уроков в школе, занимаясь дома или работая в офисе, или, управляя автомобилем, скорректировать траекторию движения, если вдруг другой автомобиль внезапно появляется на нашей полосе. Это позволяет нам реагировать на непредвиденные ситуации или риски, и адаптироваться к ним. Таким образом, развитая способность к ингибиции может способствовать улучшению поведения, а также более высокой школьной успеваемости, большей эффективности на работе, повышению безопасности дорожного движения и умению выстраивать социальные отношения.

Примеры ингибиции или ингибиторного контроля

  • В процессе учёбы наблюдаются низкие уровни ингибиции, когда мы начинаем отвлекаться на мобильный телефон, переписываться в чате или встаём, чтобы заглянуть в холодильник или просто побездельничать. Студент с высоким уровнем ингибиторного контроля может контролировать эти модели поведения, сосредоточив внимание на своей основной деятельности, что способствует получению наилучших результатов в учёбе.
  • Во многих видах офисной работы ситуация будет похожа на описанную ранее. Часто бывает так, что автоматически мы выполняем действия, которые отвлекают нас от работы, или просто начинаем думать о личных проблемах. Если сотрудник имеет развитую функцию ингибиторного контроля, он будет более эффективным на работе.
  • Непредвиденные обстоятельства часто возникают на дороге. Представьте, что вы собираетесь выехать с перекрёстка с круговым движением, но внезапно вынуждены нажать на тормоза, потому что другой автомобиль из левой полосы ротонды вдруг перестроился на вашу полосу, направляясь к тому же выезду, что и вы. Если вы способны остановить или замедлить действие, которое было запланировано, при появлении непредвиденных обстоятельств, и действовать согласно ситуации, это возможно благодаря развитой способности к ингибированию.
  • Некоторые люди имеют тенденцию обдумывать определённые негативные идеи или проблемы, мысленно возвращаясь к ним снова и снова. Люди с высоким уровнем ингибиторного контроля могут "отключить" неприятные мысли и сконцентрироваться на деятельности, которая может принести больше пользы.
  • Если вас укусил комар, то естественное поведение - это расчесать укус. Люди с высоким уровнем ингибиции смогут избежать этого, несмотря на дискомфорт, который причиняет им укус. При низком ингибиторном контроле этот укус может привести к образованию раны.
  • Если вы находитесь на семейном обеде, и один из ваших родственников (не все знают, что вы не очень-то с ним ладите) без конца делает раздражающие вас комментарии, возможно, у вас будет порыв ответить и сказать ему что-то неприятное. Тем не менее, если у вас хороший ингибиторный контроль, вы сможете сохранить спокойствие и самообладание. Если вы не в состоянии должным образом подавлять свои импульсы, возможно, всё закончится семейной ссорой.
  • Люди с низким уровнем ингибирования часто могут сорвать переговоры или вмешаться в разговор, что очень затрудняет коммуникации. Они реагируют на вопрос или проблему импульсивно и поэтому нередко делают ошибки.

Дезингибиция и другие расстройства, связанные с проблемами ингибиции или ингибиторного контроля

В детском возрасте может наблюдаться так называемое Поведенческое Ингибирование (ПИ). Это свойство темперамента ребёнка, которое приводит к чрезмерной ингибиции или подавлению. Оно характеризуется наличием проблем при изучении новых объектов или людей и появлением чувства сильной тревоги в ситуации неизвестности. Это часто приводит к одиночеству и социальному отчуждению. Поведенческое ингибирование похоже на застенчивость, но его эффект также наблюдается в несоциальных ситуациях.

Часто люди с повреждением головного мозга в префронтальной доле в результате инсульта, черепно-мозговой травмы или опухоли, имеют низкий уровень ингибиторного контроля (синдром лобной доли). Иногда это приводит к словоблудию или склонности потрогать все объекты, которые находятся у них под рукой (поскольку они не могут подавить слова, которые приходят им в голову, или желание потрогать руками предметы). Тем не менее, иногда низкий уровень ингибиторного контроля может вызывать более серьёзные проблемы поведения, что приводит к агрессии, использованию ненормативной лексики или неуместному сексуальному поведению.

Также есть случаи, когда люди с повреждением головного мозга имеют замедленную речь и, как правило, очень мало говорят (однако в процессе разговора видно, что они могут говорить понятно и бегло).

Нарушение способности к ингибиции является основной проблемой таких расстройств, как Синдром Дефицита Внимания и Гиперактивности (СДВГ). При СДВГ наблюдается недостаток ингибиции как на поведенческом уровне (ребёнок становится импульсивным, часто проявляет агрессию, если что-то ему не нравится, может встать со стула, когда ему надоест занятие...), так и на когнитивном уровне (не может ингибировать отвлекающие факторы, теряет внимание и поэтому часто отвлекается). Кроме того, недостаточная ингибиция может проявиться наряду с другими нарушениями при таких расстройствах, как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). В случае обсессивно-компульсивного расстройства пациенты не способны ингибировать или остановить катастрофическое магическое мышление, которое генерирует тревогу, заставляя их концентрировать всё внимание на объекте свой одержимости.

Влияние алкоголя и других наркотиков на ингибицию заслуживает особого упоминания. Обычно острая алкогольная интоксикация снижает ингибиторный контроль (на самом деле, это одна из причин запрета на вождение с определённым количеством алкоголя в крови). Кроме того, хронический алкоголизм может стать причиной необратимых нарушений ингибирования. Недавние исследования показывают, что запойный алкоголизм (чрезмерное употребление алкоголя в течение коротких периодов времени в сочетании с периодами воздержания) может, в конечном итоге, привести к тем же нарушениям ингибиции, что и хронический алкоголизм.

Как измерить и оценить Ингибицию или Ингибиторный контроль?

Ингибиторный контроль лежит в основе многих моделей поведения в нашей повседневной жизни. Умение вести себя адекватно в среде с неожиданными или отвлекающими факторами напрямую зависит от качества нашей ингибиции. Таким образом, оценка ингибиторного контроля может быть полезна в различных областях жизни: в учебном процессе (чтобы знать, что ребенок будет иметь склонность отвлекаться или вести себя хуже), в клинических условиях (чтобы знать, что пациент с суицидальными тенденциями имеет низкий ингибиторный контроль, и вовремя усилить наблюдение) илив профессиональной сфере (полицейские, военные и другие специалисты, которые работают с оружием или опасными предметами должны иметь высокий ингибиторный контроль, чтобы избежать несчастных случаев).

Программное обеспечение CogniFit ("КогниФит") разработано на основе классических тестов для оценки способности к ингибиции: Тесте Переменных Внимания (TOVA) и Тесте Струпа (Струп, 1935). С помощью этих тестов, помимо оценки ингибиции, также можно измерить время реакции и обработки информации, когнитивную гибкость, зрительно-моторную координацию и когнитивную гибкость.

  • Тест на Обработку Информации REST-INH: в этом задании на экране появятся два блока с номерами и фигурами. Сначала следует реагировать на размер формы и указать самый высокий. Затем необходимо выбрать блок, содержащий наибольшее число.
  • Тест на Эквивалентность INH-REST: в этом задании на экране будут появляться слова, написанные в цвете. Необходимо как можно быстрее дать ответ, когда название цвета совпадает с тем цветом, которым оно написано. Если нет совпадения, ответ давать не требуется.
  • Тест на Невнимательность FOCU-SHIF: в каждом углу экрана появляются световые сигналы. Необходимо нажимать на жёлтые сигналы как можно быстрее. Однако, если их свет становится красным, на сигналы нажимать не нужно.

Как улучшить ингибицию?

Ингибицию можно изучать, тренировать и улучшать, как и другие когнитивные способности. CogniFit ("КогниФит") дает вам возможность делать это профессионально.

Реабилитация ингибиции основана на пластичности мозга. CogniFit ("КогниФит") предлагает серию упражнений для восстановления способности к ингибиции и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования функций, которые от них зависят. Таким образом, если вы часто тренируете способность к ингибиции, нейронные соединения структур мозга, отвечающие за этот процесс, будут укрепляться.

CogniFit ("КогниФит") состоит из команды профессионалов, специализирующихся на изучении синаптической пластичности и процессов нейрогенеза. Это сделало возможным создание персональной программы для когнитивной стимуляции, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Эта программа начинается с точной оценки ингибиции и других основных когнитивных функций. На основании результатов оценки, программа когнитивной стимуляции CogniFit ("КогниФит") автоматически предлагает вам персональный режим когнитивных тренировок с целью укрепления навыка ингибиции и других когнитивных функций, которые, по данным оценки, в этом нуждаются.

Правильные и регулярные тренировки имеют важное значение для улучшения способности к ингибиции. CogniFit ("КогниФит") предлагает инструменты для оценки и стимуляции этой когнитивной способности. Для корректной стимуляции требуется уделять тренировке 15 минут в день два или три раза в неделю.

Эта программа доступна в режиме онлайн. Она содержит множество интерактивных упражнений в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit ("КогниФит") покажет подробную диаграмму с прогрессом вашего когнитивного состояния.

Особенности социальной ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Е.А. ГУСЬКОВА1 кандидат психологических наук, доцент кафедры управления персоналом Белгородский государственный национальный исследовательский университет

И.В. ШАВЫРИНА2 кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии и управления Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова

Особенности социальной

ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений

Актуальность проблемы социальной ингибиции в системе социально-профессиональных отношений в России обусловлена современными достижениями науки и техники, позволяющими ощутить присутствие иного человека рядом, даже находящегося на расстоянии многих километров, а также ориентацией на постоянное повышение производительности и прибыльности организаций. Большинство рабочих мест в организациях оснащено системами видеонаблюдения и аудиоконтроля, селекторная связь (конференц-связь) позволяет связать воедино коммуникации многих специалистов на расстоянии в единое совещание, видеосвязь с помощью интернет-технологий позволяет следить за поведением специалиста во время коммуникации, on-line-выполнение заданий позволяет координировать работу нескольких исполнителей. Все это позволяет интенсифицировать рабочий процесс, контролировать сотрудника и степень выполнения им производственного задания, фиксировать неэффективно потраченное рабочее время.

i

Гуськова Екатерина Александровна, e-mail: [email protected]

2 Шавырина Ирина Валерьевна, e-mail: [email protected]

В практику управления персоналом в современных организациях все чаще внедряются количественные методы оценки деятельности сотрудников, например КР1, балль-но-рейтинговая система. Немаловажную роль в данном контексте играет самоопределение, основным содержанием которого являются процессы самопознания, самооценивания и саморазвития1. Основная цель количественных методов - «объективизировать» систему оценки, сделать ее максимально понятной и открытой для работника. Однако несовершенство методик выделения «объективных» критериев часто приводит к диспропорциональности и субъективности оценки, поскольку качество труда сложно оценить количественными методами. При этом значительная роль в определении места человека в иерархии продуктивности принадлежит механизму социальной оценки. Эффектами действия механизма социальной оценки в организации являются эффекты социальной фасилитации и социальной ингибиции.

Социальная фасилитация представляет собой эффект группового воздействия, состоящий в том, что активность индивида повышается в ситуации соревнования с другими членами коллектива, улучшения индивидуального результата, повышения эффективности работы в присутствии других людей. Социальная ингибиция представляет собой обратный эффект воздействия группы или отдельной личности - естественно происходящее снижение активности субъекта вследствие наличия социального окружения. При этом происходит ухудшение продуктивности выполняемой деятельности, ее скорости и качества в присутствии посторонних людей или наблюдателей, как реальных, так и воображаемых.

Целью настоящего исследования явилось исследование особенностей социальной ингибиции на современном рабочем месте и в системе социально-трудовых отношений, обусловленной эффектом присутствия значимого другого.

1

Гуськова Е.А., Шавырина И.В. Проблема профессионального самоопределения современной молодежи в условиях конкуренции вузов на рынке образовательных услуг // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. 2014. №3. С. 215-219.

Основными параметрами исследования стали характер выполнения заданий (индивидуальный или групповой) и субъективная трудность выполнения задания.

В исследовании принимали участие студенты вузов Белгородской области (N=123), а также рабочая молодежь в возрасте 18-24 лет (N=108). Общее количество респондентов составило 231 человек. Респонденты были объединены в малые группы (в естественной учебной и профессиональной среде) от 5 до 15 человек, которым предлагалось выполнить типовые тестовые задания, имеющие непосредственное отношение к их деятельности (учебной, научной, профессиональной). Для каждого этапа исследования были разработаны аналогичные пакеты заданий для каждой социальной группы (задания в разных этапах имели аналогичную степень сложности, но не повторялись).

Первым этапом было индивидуальное выполнение заданий off-line и градация их по степени сложности (выполнение заданий было ограничено во времени). Вторым этапом - индивидуальное выполнение заданий в режиме online, с виртуальным присутствием субъекта контроля (непосредственного руководителя или преподавателя). Третий этап заключался в групповом выполнении заданий on-line в референтных группах без включения в сессию непосредственного руководителя. Четвертый этап - групповое выполнение заданий on-line в искусственно сформированных группах (прежде незнакомых друг с другом людей) с включенным наблюдением непосредственного руководителя.

Таблица 1 - Результаты успешности выполнения заданий студентами_

Субъективная трудность заданий 1-й этап 2-й этап 3-й этап 4-й этап

I категория - легкие задания 100% 100% 100% 94,5%

II категория - задания умеренной сложности 84,2%% 99,6% 100% 89,3%

III категория - сложные задания 54,7% 67,3% 74,2% 51,4%

Средний уровень выполнения заданий 79,6% 88,9% 91,4% 78,4%

Исходя из результатов исследования видно, что наиболее эффективно решение задач студентами в групповом режиме без присутствия контролирующего субъекта - преподавателя.

Отмечено снижение эффективности решения I и III категорий заданий в группе на четвертом этапе исследования. Только задания умеренной сложности при групповом режиме работы с контролем были решены более успешно, чем в индивидуальном режиме off-line.

Таблица 2 - Результаты успешности выполнения заданий работающей молодежью_

Субъективная трудность заданий 1-й этап 2-й этап 3-й этап 4-й этап

I категория -легкие задания 100% 100% 100% 100%

II категория -задания умеренной сложности 79,3% 84,3% 89,4% 72,2%

III категория -сложные задания 51,3% 61,9% 62,2% 48,1%

Средний уровень выполнения заданий 76,9% 82,1% 83,9% 73,4%

В выборке работающей молодежи также наиболее высокие результаты были показаны на третьем этапе исследования - на этапе on-line работы в присутствии виртуального контроля непосредственного руководителя. При этом отмечено снижение качества выполнения заданий II и III категорий сложности на этапе групповой работы с контролем. Качество выполнения легких заданий на всех этапах исследования в группе работающей молодежи оставалось стопроцентным.

Результаты исследования наглядно демонстрируют феномены социальной фасилитации и социальной инги-биции в современных социально-профессиональных отношениях, опосредованных наличием высоких технологий, которые обеспечивают эффект присутствия «значимого другого» в процессе выполнения работы.

Индивидуальные результаты работы оказались выше в ситуации непосредственного контроля, поскольку мотивация выполнения стимулируется извне и результаты работы каждого респондента учитываются индивидуально.

Эффективность групповой работы более высока в ситуации неформального взаимодействия субъектов группы в режиме on-line. Ответственность перед референтными лицами повышает мотивацию труда.

На четвертом этапе отмечено объективное снижение качества выполнения заданий, обусловленное сочетан-ным эффектом «управленческой ингибиции» и «социальной лени».

Управленческая ингибиция - ухудшение продуктивности выполняемой работником деятельности и общего состояния работника, снижение его мотивации и активности, инициативности вследствие проявления совокупности психологических характеристик руководителя и работника, а также особенностей их взаимодействия1.

Социальная лень - это тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности2. Этот эффект был открыт французским ученым Максом Рингельманом. В своих исследованиях он обнаружил, что коллективная работоспособность группы не превышает половины от суммы работоспособности ее членов. Часть членов группы фактически менее мотивированы и прилагают меньше усилий при выполнении совместных действий.

Причиной социальной лени, по мнению Д. Майерса, является реакция человека на оценку его личности и деятельности со стороны других людей. Когда боязнь оценки увеличивается, возникает социальная фасилитация (усиление мотивации к деятельности), когда же затерянность в толпе и анонимность уменьшают боязнь оценки, результатом будет социальная лень, или ингибиция (снижение мотивации к деятельности).

1 Уткина С.Н., Устьянцева О.М. Влияние управленческой ингибиции на деятельность преподавателя// Акмеология профессионального образования: материалы 13 Всероссийской научно-практической конференции/ Ред. О.Б. Акимова, Г.П. Сикорская, Н.К. Чапаев. - Екатеринбург, 2016. -С.161-165

2 Почебут Л.Г., Мейжис И.А. Социальная психология. - СПб.: Питер, 2010.

Проведенное нами исследование было посвящено только отдельным аспектам социальной ингибиции в разрезе современных социально-трудовых отношений. Перенос закономерностей действия механизмов социальной оценки из поля реально действующих социально-профессиональных групп в поле виртуального взаимодействия открывает широкие перспективы в повышении эффективности работы современных электронных офисов и удаленных рабочих мест.

Гуськова Е.А., Шавырина И.В. Особенности социальной ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений. В статье на основе результатов исследования эффективности выполнения профессиональных и учебных заданий демонстрируется действие феномена социальной ингибиции в социально-профессиональных отношениях.

Ключевые слова: социальная ингибиция, социальная фасилитация, социальная оценка, социальная лень, управленческая ингибиция.

Guskova E.A., Shavyrina I.V. Features of social inhibition in the system of modern social and professional relationships. On the basis of the results of the research on performance efficiency in professional and learning activities it is demonstrated the effect of the social inhibition phenomenon in social and professional relationships.

Keywords: social inhibition, social facilitation, social assessment, social laziness, administrative inhibition.

Связь между поведенческим торможением и социальной тревогой

Характеристики поведенческого торможения используются для определения потенциала развития тревожности путем изучения поведения детей, таких как страх, застенчивость или отстраненность, в новых или странных ситуациях и условиях.

Хотя исследования поведенческого торможения и его надежности для прогнозирования тревожности в более позднем возрасте все еще находятся в зачаточном состоянии, исследования, завершенные на сегодняшний день, предполагают, что это может быть важным показателем, который может помочь в более раннем лечении.Социальная тревожность может быть тяжелым психическим заболеванием с серьезными негативными последствиями. Раннее выявление и вмешательство важны для улучшения качества жизни и предотвращения других состояний, таких как депрессия.

Начало социальной тревожности

Хотя ученые не определили конкретную причину тревожных расстройств, таких как социальное тревожное расстройство (SAD), многие считают, что это связано с биологическими, психологическими и социальными факторами. Многие люди годами испытывают серьезную социальную тревогу, не получая надлежащего лечения, либо потому, что не обращаются за помощью, либо потому, что им неправильно поставили диагноз.Отсутствие лечения тревожности может привести к тяжелой депрессии и даже суицидальному поведению, поэтому важно получить помощь как можно раньше.

Для многих социальная тревожность начинается в подростковом и юношеском возрасте. Выявляя людей в раннем возрасте и давая им возможность выбрать эффективные варианты лечения, можно свести к минимуму серьезность социальной тревожности. Поведенческое торможение - важный аспект детства, поскольку он может быть ранним индикатором тревожных расстройств и ценен для постановки правильного диагноза.

Поведенческое торможение и социальная тревога

Растущее количество исследований указывает на связь между стилем личности в детстве и развитием социальной тревожности в более позднем возрасте. Поведенческое торможение - это тип личности, который проявляет склонность к стрессу и нервозности в новых ситуациях. Поведенческое торможение у детей включает в себя застенчивость по отношению к незнакомым людям и уход из новых мест.

Раннее сдерживание поведения не является гарантией развития тревожности в дальнейшем.По мере взросления дети учатся более рационально реагировать на новые ситуации и новых людей. Однако другие будут продолжать проявлять тревожное поведение на протяжении всей жизни и во взрослом возрасте.

Некоторые исследования начали изучать, как уменьшить поведенческое торможение, чтобы минимизировать социальную тревогу.

  • Стратегии ухода за детьми, такие как те, которые поощряют независимость, уверенность и находчивость у детей, могут помочь впоследствии преодолеть поведенческое торможение.
  • Предоставление детям возможности познакомиться с новыми социальными ситуациями и занятиями может помочь им развить собственные социальные навыки.
  • Чрезмерная забота, такая как оказание помощи, когда в ней нет необходимости, может усилить сдерживание поведения и может усилить тревогу в новых ситуациях.

Доступные ограниченные исследования показывают, что лучший способ побудить ребенка быть уверенным и не беспокоиться - это поощрить его или ее к независимости и дать ему или ей возможность решать проблемы самостоятельно.Это может создать основу, на которой ребенку не нужно полагаться на других в социальных ситуациях, что снижает вероятность развития социальной тревожности в дальнейшем.

Изучая поведенческое торможение и социальную тревогу, терапевты могут вмешаться на ранней стадии, чтобы предотвратить усиление тревожности до уровня подавления повседневной активности.

Слово Verywell

Если ваш ребенок демонстрирует запретное поведение, это не обязательно признак социального тревожного расстройства.Однако важно следить за поведением вашего ребенка, чтобы увидеть, не ухудшается ли оно. Как родитель, убедитесь, что у вашего ребенка много возможностей решить проблему, прежде чем вы броситесь на помощь. По мере того как уверенность вашего ребенка растет, вы можете заметить, что сдерживание поведения уменьшается.

Если поведенческое торможение со временем усиливается, а не уменьшается, может быть полезно поговорить с врачом о поведении вашего ребенка. На этом этапе вы можете обсудить, оправдана ли оценка тревожности и возможно ли вмешательство.Помните, что раннее вмешательство является ключом к управлению тревогой, поэтому не расстраивайтесь, если вашему ребенку поставят диагноз. Лучше выявить проблему в раннем возрасте, прежде чем она перерастет в нечто более неуправляемое в подростковом возрасте.

Социальное подавление (определение + примеры)

Все мы знаем «застенчивого» ребенка. Может быть, у вас были братья, сестры, двоюродные братья и сестры или соседи, которые всегда немного стеснялись. Может быть, ваш брат, сестра или друг беспокоятся о том, насколько застенчивы их дети.Стеснительность никогда не была большой проблемой - некоторые дети застенчивы, а некоторые нет. Но что, если застенчивость была признаком того, что у ребенка в будущем разовьется социальная тревожность или другие психические расстройства?

Это вопросы, которые в последнее время будоражат уши психологов. Поскольку тревога выходит на первый план во многих разговорах, пришло время взглянуть, откуда она исходит и как мы можем предотвратить ее в будущем. Хотя социальное торможение до конца не изучено, некоторые психологи считают, что оно может иметь прочную связь с социальным тревожным расстройством.В этом видео я собираюсь дать определение социальному торможению, взглянуть на его причины и изучить, что психологи говорят о его связи с социальным тревожным расстройством. Еще многое предстоит узнать по этому вопросу, но более пристальный взгляд на «застенчивость» может дать нам важное представление о развитии тревожности и других психических состояний.

Что такое социальное торможение?

Социальное торможение, также известное как поведенческое торможение, - это тенденция избегать определенных форм поведения в социальных ситуациях, включая социальные взаимодействия.Многие психологи также определяют социальное торможение как тенденцию «снижать» свое поведение с людьми по сравнению с тем, когда вы находитесь в одиночестве.

Например, вы можете говорить тише или шутить про себя, когда вы находитесь в компании новых людей, а не в присутствии одного очень близкого друга.

Иногда это торможение подсознательно. Вы не понимаете, что активно избегаете социальной ситуации, планируя себя слишком худым на работе или извиняясь, почему вы не можете пойти на вечеринку.В других случаях торможение носит сознательный характер. Люди с высоким уровнем социальной сдержанности могут хорошо осознавать, что они избегают социальных ситуаций. Они могут даже осознавать страх, который движет социальным запретом: страх разочаровать других людей. Все мы чувствуем врожденное желание быть принятыми окружающими нас людьми. Социальное торможение часто является ответом на это желание и страх, что мы не выполним эти желания, оставаясь «истинными я».

Примеры социального запрета

Социальное подавление может принимать разные формы, включая наше поведение, внешний вид или полное отстранение от ситуации.Регулярное избегание вечеринок, фестивалей или крупных конференций может рассматриваться как социальное сдерживание. Быть участником вечеринки, который предпочитает сидеть с собакой хозяина, а не знакомиться с новыми людьми, может считаться социальным запретом. Сохранение скрещенных рук и сгорбленной головы в толпе также может рассматриваться как форма социального запрета.

Опять же, по этой теме еще предстоит провести исследования, и многое зависит от того, вызвано ли ваше поведение страхом, тревогой или более практическими факторами.Оставаться на ночь, чтобы не тратить деньги, может не быть признаком социальной тревожности, хотя использование этого каждый день в качестве предлога, чтобы не разговаривать с людьми, может быть признаком сильного социального запрета.

Эффекты социального торможения

Почему мы изучаем социальное торможение? Во-первых, это может повлиять на нашу жизнь. Все мы знаем кого-то, кто упустил возможность или не смог завести друзей из-за своей застенчивости. Все мы знаем кого-то, кто добился большого успеха, потому что он был таким общительным или раскованным, когда дело доходило до разговоров или общения с людьми.Когда мы думаем о предпринимателях, генеральных директорах или провидцах, мы часто представляем себе человека, который ничего не боится или может поговорить с кем угодно о своих великих идеях.

Интересно, что социальная сдержанность - это не просто застенчивость. Люди, которые регулярно сталкиваются с социальной заторможенностью, не просто «упускают» и не заводят друзей. Избегая определенных ситуаций или взаимодействий, мы можем снизить нашу способность учиться и расти. Возьмите процесс изучения языка. В изучение языка уходит много усилий: запоминание словарного запаса, понимание грамматики и общение с другими.Чем больше мы будем практиковаться в общении с другими на новом языке, тем быстрее мы поймем свои ошибки и станем лучше. Социальное торможение мешает людям вести себя подобным образом. Исследования показывают, что социальное торможение отвлекает людей от выполнения поставленной задачи; включая, как утверждают испанские психологи, принятие решений и сложные рассуждения.

Снижение социального запрета не только дает людям больше возможностей заводить друзей или общаться. Уменьшая это сдерживание, человек может больше взаимодействовать с окружающим миром, позволяя ему учиться, расти и решать проблемы.

Что вызывает (или уменьшает) социальную сдержанность?

Если кто-то хочет развиваться и освободиться от страха социального взаимодействия, что он может сделать? Что ж, давайте посмотрим на причины социального торможения. Как и многие другие вещи в психологии, мы не можем просто указать на характер человека или окружающую среду, в которой он вырос. Многие вещи способствуют (или уменьшают) социальную сдержанность.

Активность мозга или личность

Некоторые исследования социального торможения связывают эту тенденцию с врожденными чертами личности.Например, зависимость от других обычно связана с социальным запретом. Выбор избегать больших скоплений людей или придерживаться людей, которых вы знаете на сетевом мероприятии, может быть более биологическим, чем ситуативным. Исследователи обнаружили, что чрезмерная активация корковой социальной сети мозга чаще встречается у людей с высоким уровнем социальной заторможенности. Означает ли это, что ваш мозг говорит вам остаться на ночь дома? Может быть. Означает ли это, что, зная об этих факторах, вы можете изменить свои решения и сделать сознание менее сдерживаемым? Это тоже возможно!

Возраст

Социальные запреты наблюдались и изучались во всех возрастных группах.Изучая это явление у детей, подростков и взрослых, единственное, что мы знаем наверняка, - это то, что социальное торможение может со временем меняться и развиваться. Это может быть связано с биологией или происходящими событиями и знаниями, которые мы получаем с течением времени.

Травма

Биология может быть связана с социальным запретом, но наша биология не всегда высечена на камне. Определенные ситуации или события, такие как травма, могут изменить активность мозга и то, как мы естественным образом функционируем. Травматические события связаны с подавлением выражения наших эмоций.Это может быть связано с социальным запретом. Неспособность выражать себя в социальных ситуациях может привести к порочному кругу снижения благосостояния, увеличения страхов и более сильного запрета на поведение.

Проблемы усвоения

Исследования показывают, что определенные формы поведения связаны с социальным запретом. В Швеции, например, исследователи обнаружили значительную связь между детьми с высоким уровнем социальной сдержанности и проблемами интернализации. Обнаружение способа уменьшить эту интернализацию может естественным образом уступить место пониженному социальному запрету.

Употребление алкоголя или психоактивных веществ

Вы, возможно, догадались, что алкоголь и некоторые контролируемые вещества могут снизить социальную сдержанность. В целом эти вещества снижают наши запреты. Мы более склонны «пойти на это», будь то «он» разговаривает с кем-то, кого вы не знаете, или швыряет стакан через комнату. Чем больше алкоголя мы потребляем, тем меньше мы будем задумываться о социальных последствиях наших действий. И хотя некоторые люди называют пару рюмок «жидкой храбростью», все мы знаем кого-то, кто сделал что-то под влиянием, на которое они не стали бы поступать трезвыми.

Означает ли это, что вы должны пить, чтобы снизить социальную сдержанность? Не совсем. Воздействие алкоголя на разум и тело, особенно при чрезмерном употреблении, не всегда (если вообще когда-либо) стоит тех моментов, когда вы меньше боитесь приближаться к кому-либо. Если вы склонны сдерживаться в социальных взаимодействиях, вы можете использовать другие методы, чтобы противостоять своим страхам.

Власть

Последний интересный фактор, связанный с социальным запретом, - это власть. Когда кажется, что у вас больше власти над ситуацией, вы, вероятно, уменьшите социальные запреты.Власть бывает разных форм. Богатство, успех или титулы могут дать вам иллюзию власти. Проведение вечеринки у себя дома может немного изменить динамику отношений между вами и вашими гостями. Власть, которую кто-то может иметь из-за своего положения в обществе, также может повлиять на то, как вы их видите, видите свою социальную динамику и определяете, какое поведение уместно, а какое страшнее. Если вы измените свое восприятие власти, которую вы имеете над собой, или власти другого человека над вами, вы можете меньше бояться их или социального взаимодействия.

Является ли социальное подавление признаком социального тревожного расстройства?

Социальная заторможенность не является социальным тревожным расстройством (SAD). Люди с социальным тревожным расстройством с большей вероятностью будут демонстрировать сильную социальную заторможенность, но социальная заторможенность - не единственный симптом социального тревожного расстройства. Как вы только что узнали, динамика власти и другие ситуационные факторы могут влиять на то, подавляете ли вы определенное социальное поведение или нет. Например, нервозность или застенчивость перед Биллом Гейтсом или знаменитостью не означает, что у вас социальное тревожное расстройство.

Психологов, однако, интересует связь между социальным торможением в детстве и социальным тревожным расстройством во взрослом возрасте. Если мы сможем точно определить поведение, которое указывает на вероятность развития социального тревожного расстройства, возможно, мы сможем предложить лечение и вмешательства раньше и замедлить развитие этого расстройства. Опять же, есть еще много чего узнать о том, как работают эти формы поведения, запреты и расстройства!

Как ссылаться на эту статью:

Теодор.(2021, май). Социальное торможение (определение + примеры). Получено с https://practicalpie.com/social-inhibition/. Теодор. (2021, май). Социальное торможение (определение + примеры). Получено с https://practicalpie.com/social-inhibition/.

Социальное подавление и содействие | Изменения и преобразования

Мы стараемся сделать наше обучение, тренинги и мероприятия максимально практичными здесь, в C&T, но в основе всего этого лежит некоторая одержимость теорией обучения и развития.В этом помогает Джейд, получившая степень по прикладной психологии в Даремском университете, и за последние несколько недель она подробно рассказала нам о двух ключевых концепциях, которые могут иметь большое влияние на производительность, а также на обучение и развитие: социальное содействие и социальное торможение.

Социальная помощь - когда производительность повышается за счет присутствия других

Социальное подавление - когда производительность снижается из-за присутствия других людей

Будь то бросание мяча через кольцо, параллельная парковка или даже попытка выполнить одну из тех игр с круговой схемой, многие из нас, кажется, добиваются большего успеха, когда за нами никто не наблюдает - но почему? Частично ответ кроется в десятилетиях исследований в области социальной психологии…

Еще в 1898 году Триплетт поставил знаменитый эксперимент, в котором он просил детей наматывать рыболовную катушку как можно быстрее.Большинство детей выполняли задание быстрее, когда другой ребенок выполнял задание вместе с ними, чем когда они были одни. Однако четверти детей на самом деле потребовалось больше времени, чтобы наматывать катушку, когда другой ребенок делал это рядом с ними. Некоторые испытали социальную помощь, в то время как другие испытали социальное торможение.

Спустя почти столетие Michaels et al. провели обсервационное исследование, которое выявило причины различных социальных влияний. Они заметили, что игроки пула выше среднего достигают более успешных бросков, когда за ними наблюдают, тогда как игроки ниже среднего набирают значительно меньше.

С тех пор многие исследования подтвердили эти результаты - как правило, это люди, которые действительно хороши в своей деятельности (или считают, что они действительно хороши), которые могут выйти за рамки социального запрета и получить пользу от социальной помощи. Мы используем это понимание по-разному;

  1. При проведении наших курсов по управлению персоналом мы следим за тем, чтобы потенциальные менеджеры понимали, что тщательный надзор или мониторинг членов команды в тех областях, где они знают, что они слабы, может иметь катастрофические результаты, поскольку социальное торможение закрывает их.
  2. При проведении наших вмешательств по изменению поведения (таких как развитие лидерства) мы уделяем много времени «автономной» практике, чтобы укрепить уверенность, прежде чем мы попросим наших участников опробовать новый навык в реальном мире.
  3. Во время коучинга (группового или индивидуального) мы помогаем людям развить «мышление новичков». Осознание того, что вы новичок в чем-то, и, следовательно, «позволяете» совершать ошибки, помогает избавиться от запретов при обучении и практике в присутствии других.
  4. При работе с командами мы поощряем уязвимость.Возможность поделиться своими переживаниями, проблемами и направлениями развития позволяет вести более честное и открытое обсуждение и избавляет от страха быть идеальным.
  5. Если наши клиенты в чем-то преуспевают, мы поощряем их «работать» и становиться еще лучше с помощью социальной помощи. Это помогает создать благотворный цикл улучшений, особенно в сочетании с установкой на рост.

Если вы хотите узнать больше о теории, лежащей в основе наших курсов и мероприятий, почему бы не написать нам? А пока почему бы не подумать о том, где вы можете столкнуться с социальным запретом, и найти способ развить этот уровень навыков, чтобы избежать этого.

Аспекты ингибирования, чувствительности и абстиненции SIQ15 - Исследовательский портал Тилбургского университета

TY - JOUR

T1 - Многомерная природа социального торможения взрослых: аспекты ингибирования, чувствительности и отмены SIQ15

AU - Denollet, J.

AU - Duijndam, SNC

PY - 2019

Y1 - 2019

N2 - Общие сведения: Социальное торможение может вызвать эмоциональные проблемы у детей, но мало что известно об этой предрасположенности у взрослых.Наше исследование основано на теоретической модели, предполагающей, что социальное торможение взрослых включает в себя различные поведенческие (торможение), когнитивные (чувствительность) и аффективные (абстинентность) характеристики. Методы: в общей сложности 1385 взрослых выполнили измерения социального торможения, эмоционального дистресса, и социальный стресс. Факторный анализ, оценки надежности и регрессионный анализ использовались для проверки устойчивости нашей модели и валидности опросника социального подавления из 15 пунктов (SIQ15). Результаты: в исследовании 1 (N = 1180; M - возраст 46.9 лет; 52% женщин), факторный анализ подтвердил, что поведенческое торможение, межличностная чувствительность и социальная изоляция отражают различные аспекты социального торможения. Затем мы разработали SIQ15, который охватывает эти аспекты по 5 элементов каждый; например испытывает трудности с установлением контакта; ожидает отрицательной реакции от окружающих; держит других на расстоянии. Исследование 2 (N = 209; возраст M 20,3 года; 77% женщин) показало, что SIQ15 и его 5-позиционные фасеточные шкалы торможения, чувствительности и абстиненции были внутренне согласованными (а Кронбаха между 0.86 / 0,94) и стабильна во времени (повторный тест между r = 0,73 / 0,78). SIQ15 по-разному оценивает связанное торможение (шкала поведенческого торможения), размышления (опросник Penn State Worry Questionnaire) и абстинентность (личностный опрос для DSM-5) через 6 месяцев последующего наблюдения. Более молодой возраст и отсутствие партнера были связаны с большим социальным запретом. Ограничения: Результаты основаны на самооценке; Для дальнейшей проверки нашей модели ингибирования необходимы экспериментальные и проспективные исследования. Выводы: ингибирование, чувствительность и абстиненция являются отдельными проявлениями социального торможения взрослых, которые можно надежно оценить с помощью SIQ15.Исследования должны изучить, как этот многомерный характер социального торможения влияет на стресс, здоровье и благополучие.

AB - Общие сведения: Социальная сдержанность может вызвать эмоциональные проблемы у детей, но мало что известно об этой склонности у взрослых. Наше исследование основано на теоретической модели, предполагающей, что социальное торможение взрослых включает в себя различные поведенческие (торможение), когнитивные (чувствительность) и аффективные (абстинентность) характеристики. Методы: в общей сложности 1385 взрослых выполнили измерения социального торможения, эмоционального дистресса, и социальный стресс.Факторный анализ, оценки надежности и регрессионный анализ были использованы для проверки устойчивости нашей модели и валидности опросника социального подавления из 15 пунктов (SIQ15). Результаты: в исследовании 1 (N = 1180; M-возраст 46,9 года; 52). % женщин), факторный анализ подтвердил, что сдерживание поведения, межличностная чувствительность и социальная изоляция отражают различные аспекты социального торможения. Затем мы разработали SIQ15, который охватывает эти аспекты по 5 элементов каждый; например испытывает трудности с установлением контакта; ожидает отрицательной реакции от окружающих; держит других на расстоянии.Исследование 2 (N = 209; возраст M 20,3 года; 77% женщин) показало, что SIQ15 и его 5-позиционные фасеточные шкалы торможения, чувствительности и отмены были внутренне согласованными (коэффициент Кронбаха между 0,86 / 0,94) и стабильными во времени (тест -повторно между r = 0,73 / 0,78). SIQ15 по-разному оценивает связанное торможение (шкала поведенческого торможения), размышления (опросник Penn State Worry Questionnaire) и абстинентность (личностный опрос для DSM-5) через 6 месяцев последующего наблюдения. Более молодой возраст и отсутствие партнера были связаны с большим социальным запретом.Ограничения: выводы основаны на самооценке; Для дальнейшей проверки нашей модели ингибирования необходимы экспериментальные и проспективные исследования. Выводы: ингибирование, чувствительность и абстиненция являются отдельными проявлениями социального торможения взрослых, которые можно надежно оценить с помощью SIQ15. Исследования должны изучить, как этот многомерный характер социального торможения влияет на стресс, здоровье и благополучие.

кВт - тревожное расстройство

кВт - поведенческое торможение

кВт - D ЛИЧНОСТЬ

кВт - эмоциональная реакция

кВт - оценочная угроза

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

КВТ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

КВТ -

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

КВТ

кВт - усвоение проблем

кВт - отрицательное влияние

кВт - личность

кВт - стресс

кВт - SiQ15

кВт - социальное торможение

кВт - темперамент

- 100002 U.1016 / j.jad.2018.11.035

DO - 10.1016 / j.jad.2018.11.035

M3 - Артикул

VL - 245

SP - 569

EP - 579

JO - Журнал аффективных расстройств

JF - Журнал аффективных расстройств

SN - 0165-0327

ER -

Групповая работа | Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Опишите ситуации, в которых может произойти социальное содействие и социальное торможение, и проанализируйте теории, которые использовались для объяснения этих процессов.
  2. Обозначьте влияние характеристик членов, выигрыша и потерь процесса на производительность группы.
  3. Обобщите, как социальные психологи классифицируют различные типы задач, которые группы просят выполнить.
  4. Объясните влияние социальной лености на результативность группы.

Когда важные задачи необходимо выполнить быстро или эффективно, мы часто создаем группы для их выполнения. Многие люди считают, что группы более эффективны при выполнении задач, чем отдельные лица (Nijstad, Stroebe, & Lodewijkx, 2006), и такое убеждение кажется здравым.В конце концов, поскольку в группах много участников, у них также будет больше ресурсов и, следовательно, больше возможностей для эффективного выполнения задач и принятия правильных решений. Однако, хотя группы иногда работают лучше, чем отдельные лица, такой результат не гарантирован. Давайте рассмотрим некоторые из многих переменных, которые могут повлиять на эффективность группы.

Социальная поддержка и социальное подавление

В одном из самых ранних социально-психологических исследований Норман Триплетт (1898) исследовал, как на велосипедистов повлияла социальная ситуация, в которой они участвуют.Триплетт обнаружил кое-что очень интересное: гонщики, которые соревновались с другими велосипедистами на одной и той же трассе, ехали значительно быстрее, чем те, кто участвовал в гонках в одиночку, на время. Это заставило Триплетта выдвинуть гипотезу о том, что люди лучше выполняют задачи, когда в социальном контексте участвуют другие люди, чем когда они выполняют задачи в одиночку. Последующие результаты подтвердили результаты Триплетта, а другие эксперименты показали, что присутствие других людей может повысить производительность при выполнении многих типов задач, включая бег трусцой, игру в бильярд, поднятие тяжестей, а также работу над математическими и компьютерными задачами (Geen, 1989; Guerin, 1983; Робинсон-Стейвли и Купер, 1990; Штрубе, Майлз и Финч, 1981). Тенденция выполнять задачи лучше или быстрее в присутствии других известна как социальная помощь .

Хотя люди иногда работают в группах лучше, чем в одиночку, ситуация не так проста. Возможно, вы помните время, когда вы обнаружили, что задача, которую вы могли бы хорошо выполнить в одиночку (например, презентация, игра в видеоигру, выполнение штрафного броска в баскетбол или выполнение футбольного пенальти), не выполнялась также хорошо, когда вы пытались это вместе с другими или перед ними.Таким образом, кажется, что вывод о том, что пребывание с другими увеличивает производительность, не может быть полностью верным и что иногда присутствие других может ухудшить нашу производительность. Тенденция выполнять задачи хуже или медленнее в присутствии других известна как социальное торможение . Итак, поскольку присутствие других людей может как улучшить, так и ухудшить индивидуальную производительность, важно изучить различные условия, которые способствуют этим противоположным результатам.

Для изучения социальной фасилитации и социального торможения Хейзел Маркус (Hazel Markus, 1978) дал участникам исследования как легкую задачу (надевать и завязать обувь), так и незнакомую и, следовательно, более сложную задачу (надеть и завязать лабораторный халат, завязанный на спине). ).Участников исследования попросили выполнить обе задачи в одной из трех социальных ситуаций: (а) в одиночку, (б) в присутствии сообщника, который наблюдал за ними, или (в) в присутствии сообщника, который сидел в углу комнаты и ремонтировал часть оборудования без наблюдения. Как вы можете видеть на Рисунке 10.4, «Производительность групповой задачи», Маркус первым обнаружил, что сложная задача в целом выполнялась медленнее. Но она также обнаружила эффект взаимодействия, когда участники выполняли простую задачу быстрее, а более сложную задачу - медленнее, когда в комнате присутствовал сообщник.Более того, не имело значения, обращал ли другой внимание на представление или другой человек просто случайно оказался в комнате, работая над другим заданием - простое присутствие другого человека поблизости влияло на исполнение.

Рисунок 10.4 Производительность групповой задачи

В этом эксперименте участников попросили выполнить хорошо усвоенное задание (завязать обувь) и плохо усвоенное задание (надеть лабораторный халат, завязанный на спине). Существует как основной эффект сложности задачи, так и взаимодействие задачи-сложности-выполнением-условиями.Данные взяты из Markus (1978).

Эти результаты убедительно продемонстрировали, что работа с другими людьми может либо помочь, либо снизить производительность. Но почему это могло быть? Одно объяснение влияния других на выполнение задания было предложено Робертом Зайонцем (1965). Как показано на рис. 10.5, «Объяснение социальной поддержки и социального торможения», Зайонц использовал аффективный компонент возбуждения в своем объяснении. Зайонц утверждал, что, когда мы находимся с другими, мы испытываем большее возбуждение, чем когда мы одни, и что это возбуждение увеличивает вероятность того, что мы выполним доминирующую реакцию - - действие, которое мы, скорее всего, испустим в любом данной ситуации.

Рисунок 10.5 Объяснение социальной поддержки и социального торможения

Согласно модели социального содействия Роберта Зайонца (1965), простое присутствие других вызывает возбуждение, которое увеличивает вероятность того, что произойдет доминирующий ответ. Если доминирующий ответ правильный, задача выполняется лучше, а если доминирующий ответ неверен, задача выполняется хуже.

Важным аспектом теории Зайонца было то, что переживание возбуждения и, как следствие, усиление действия доминирующей реакции можно было использовать для предсказания того, вызовет ли присутствие других людей социальное содействие или социальное торможение.Зайонц утверждал, что если задача, которую нужно выполнить, была относительно простой или если человек научился выполнять ее очень хорошо (например, крутить педали на велосипеде или завязывать обувь), доминирующей реакцией, вероятно, будет правильная реакция, и увеличение возбуждения, вызванное присутствием других, улучшило бы работу. С другой стороны, если задача была сложной или плохо усвоенной (например, решение сложной задачи, выступление перед другими, завязывание лабораторного фартука за спиной), доминирующий ответ, скорее всего, был неправильным; и поскольку увеличение возбуждения повысит возникновение (неправильной) доминирующей реакции, производительность будет затруднена.

Теория Зайонца объясняла, как присутствие других людей может повысить или снизить производительность, в зависимости от характера задачи, и большое количество экспериментальных исследований теперь подтвердили его предсказания. В метаанализе Бонд и Титус (1983) изучили результаты более 200 исследований с участием более 20000 участников и обнаружили, что присутствие других людей действительно значительно увеличивает скорость выполнения простых задач и снижает как скорость, так и качество. выполнения сложных задач.

Один интересный аспект теории Зайонца заключается в том, что, поскольку для объяснения выполнения задачи требуются только концепции возбуждения и доминирующей реакции, она предсказывает, что влияние других на производительность не обязательно будет ограничиваться только людьми. Зайонц рассмотрел доказательства того, что собаки бегали быстрее, куры ели больше корма, муравьи строили более крупные гнезда, а крысы занимались сексом чаще, когда рядом были другие собаки, куры, муравьи и крысы (Zajonc, 1965). Фактически, в одном из самых необычных экспериментов в области социальной психологии Зайонц, Хейнгартнер и Герман (1969) обнаружили, что тараканы бегают быстрее по прямым взлетно-посадочным полосам, когда другие тараканы наблюдают за ними (из-за пластикового окна), но они бегают медленнее. в присутствии других тараканов в лабиринте с трудным поворотом, по-видимому, потому, что движение по прямой было доминирующей реакцией, а поворот - нет.

Хотя модель возбуждения, предложенная Зайонцем, пожалуй, наиболее элегантна, были предложены и другие объяснения для объяснения социальной фасилитации и социального торможения. Одна модификация утверждает, что на нас особенно влияют другие, когда мы воспринимаем, что другие оценивают нас или конкурируют с нами (Szymanski & Harkins, 1987). Это имеет смысл, потому что в этих случаях, помимо возбуждения, задействован еще один важный мотиватор человеческого поведения - желание улучшить себя.В одном исследовании, подтверждающем эту идею, Штрубе и его коллеги (Strube, Miles, & Finch, 1981) обнаружили, что присутствие зрителей увеличивает скорость бегунов только тогда, когда зрители смотрят на бегунов лицом к лицу и, таким образом, могут видеть их и оценивать их выступление.

Было обнаружено, что присутствие других людей, которые ожидают, что мы преуспеем, и которые поэтому могут особенно отвлекать, имеет важные последствия в некоторых реальных ситуациях. Например, Баумейстер и Стейнхильбер (1984) обнаружили, что профессиональные спортсмены часто выступали хуже, чем можно было бы ожидать, в решающих матчах, которые проводились перед их собственными болельщиками.

Технологические потери и технологические выгоды

До сих пор в этом разделе мы сосредоточились на том, как пребывание в группе влияет на индивидуальную производительность. Как насчет более широкого вопроса о том, улучшается ли производительность, когда люди работают в группах, по сравнению с тем, чего достигли бы члены группы, если бы они работали самостоятельно? Очевидно, что у групповой работы есть некоторые преимущества. Поскольку группы состоят из многих участников, производительность группы почти всегда лучше, чем производительность индивидуума, действующего в одиночку.Многие головы лучше головы с точки зрения знаний, коллективной памяти, физической силы и других способностей. Группа из Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), которая работала вместе, чтобы высадить человека на Луну, музыкальная группа, участники которой вместе пишут новую песню, или хирургическая бригада в середине сложной операции могут координировать свои усилия. настолько хорошо, что ясно, что такой же результат никогда не мог бы произойти, если бы люди работали в одиночку или в другой группе менее подходящих людей.В этих случаях кажется, что знания и навыки людей работают вместе, чтобы быть эффективными, и результат группы, кажется, улучшается. Когда группы работают лучше, чем мы ожидали, учитывая людей, которые их формируют , мы называем результат приростом процесса .

Есть, по крайней мере, некоторые данные, свидетельствующие о том, что в некоторых случаях группы могут получить выгоду от процесса. Например, Вебер и Хертель (2007) обнаружили в недавнем метаанализе, что в некоторых случаях люди могут проявлять более высокую мотивацию при работе в группе по сравнению с индивидуальной работой, что приводит к повышению эффективности группы.Это особенно верно для менее способных членов группы, которые, кажется, вдохновляются работать усерднее, когда они являются частью группы. С другой стороны, работа в группах также сопряжена с расходами - например, иногда пребывание в группе может подавить творческий потенциал и увеличить прокрастинацию. В этих случаях группы терпят убытки. Потеря процесса происходит , когда группы работают хуже, чем мы ожидали, учитывая характеристики членов группы .

Один из способов подумать о преимуществах групп - это сравнить потенциальную продуктивность группы, то есть то, что группа должна делать с учетом ее членства, с фактической производительностью группы. Например, при выполнении задачи по перетягиванию каната потенциальная продуктивность группы (сила, с которой группа должна тянуть при совместной работе) будет рассчитана как сумма всех индивидуальных затрат. Разница между ожидаемой продуктивностью группы и фактической продуктивностью группы (т.е., степень, в которой группа больше или меньше суммы ее частей) определяется групповым процессом , определяемым как событиями, которые происходят, когда группа работает вместе над задачей . Когда результат работы группы лучше, чем можно было бы ожидать на основе характеристик членов (группа работает сильнее, чем ожидалось), процесс выигрывает; когда результат работы группы хуже, чем можно было бы ожидать на основе характеристик членов, происходит потеря процесса.Математически мы можем записать следующее уравнение, чтобы выразить эту связь:

фактическая производительность = потенциальная производительность - технологические потери + технологическая выгода.

Групповая производительность - еще один пример случая, когда переменные личности и ситуации работают вместе, потому что это зависит как от навыков людей в группе, так и от того, как эти ресурсы объединяются при совместной работе членов группы. Давайте теперь перейдем к более подробному изучению этих личных и ситуативных факторов.

Рис. 10.6 Люди работают вместе разными способами по разным причинам. Иногда группы эффективны, но зачастую они менее эффективны, чем мы могли бы надеяться. Источник: Royal Navy Medics Министерства обороны Великобритании, использованный в соответствии с CC BY NC 2.0; Тяга для своего полка на Играх Гленгарри Хайленд Джемми Маккаффри, использованная под CC BY 2.0; Лодки-драконы Тома Маглиери используются по лицензии CC BY NC SA 2.0.

Персональные переменные: характеристики членов группы

Независимо от того, какой тип группы мы рассматриваем, группа, естественно, будет пытаться набрать лучших людей, которых они могут найти, чтобы помочь им в достижении их целей.Характеристики участников - это соответствующие черты, навыки или способности отдельных членов группы. Например, в задаче по перетягиванию веревки характеристикой члена группы является способность каждого члена группы самостоятельно сильно тянуть веревку. Помимо различных навыков, люди различаются по личностным факторам, которые связаны с коллективной работой. Некоторые люди имеют высокую мотивацию присоединяться к группам и вносить положительный вклад в эти группы, тогда как другие более осторожно относятся к членству в группах и предпочитают добиваться своих целей, работая в одиночку.Более того, когда они находятся в группах, можно ожидать, что люди будут реагировать несколько иначе в групповых взаимодействиях, потому что каждый использует группу для достижения своих собственных социальных и личных целей.

Степень, в которой навыки участников влияют на производительность группы, варьируется в зависимости от групповых задач. На конвейере по сборке автомобилей для выполнения этой задачи требуются лишь относительно минимальные навыки, и между участвующими лицами не так много координации. В этом случае на результат группы влияет в первую очередь количество и навыки людей, работающих над задачей.В других случаях, таких как хирургическая бригада или рабочая группа внутри корпорации, группа включает людей с широким спектром различных навыков, каждый из которых работает над совершенно разными задачами. В таких случаях важны общение и координация между членами группы, и поэтому групповой процесс будет очень важен. В качестве примера различия в важности навыков участников в разных спортивных контекстах, Джонс (1974) обнаружил, что навыки отдельных бейсболистов составляли 99% командных результатов в бейсбольных командах (и, таким образом, групповой процесс составлял только 1%). но что на умение отдельных баскетболистов приходилось только 35% результативности команды в баскетбольных командах (и, таким образом, на групповой процесс приходилось 65%).

Важность социальной ситуации: характеристика задачи

Хотя характеристики самих членов группы имеют решающее значение, они представляют только личную часть уравнения. Чтобы полностью понять работу группы, мы также должны учитывать особенности ситуации в группе - например, задачу, которую группа должна выполнить. Давайте теперь рассмотрим некоторые из различных типов задач, которые могут выполняться группами, и то, как они могут повлиять на производительность (Hackman & Morris, 1975; Straus, 1999).

Одно из основных различий заключается в том, можно ли разделить задачу на более мелкие подзадачи или ее нужно выполнять целиком. Сборка автомобиля на конвейере или покраска дома - это делимая задача , потому что каждый из членов группы, работающих над работой, может выполнять отдельную часть работы одновременно . Группы, вероятно, будут особенно продуктивными при выполнении делимых задач, когда разделение работы позволяет членам группы специализироваться на тех задачах, которые они лучше всего выполняют.Написание групповой курсовой работы облегчается, если один член группы является опытным машинистом, другой - экспертом в области библиотечных исследований и т. Д. С другой стороны, восхождение на гору или перемещение пианино - это унитарная задача , потому что она должна выполняться сразу и не может быть разделена на . В этом случае специализация среди членов группы менее полезна, потому что каждый член группы должен работать над одной и той же задачей в одно и то же время.

Другой способ классификации задач - объединение вкладов членов группы.В аддитивной задаче входные данные каждого члена группы складываются вместе, чтобы создать производительность группы , и ожидаемая производительность группы является суммой индивидуальных входов членов группы. Перетягивание каната - хороший пример аддитивной задачи, потому что ожидается, что общая производительность команды будет суммой индивидуальных усилий всех членов команды.

В компенсирующей (усредняющей) задаче , , однако, групповые входные данные объединяются таким образом, что производительность отдельных лиц усредняется, а не складывается. Представьте, что вы хотите оценить текущую температуру в классе, но у вас нет термометра. Один из подходов к получению оценки - это попросить каждого из учеников вашего класса сделать свою оценку температуры, а затем усреднить оценки вместе, чтобы сформировать групповое суждение. О таких решениях, как это, среднее групповое суждение, вероятно, будет более точным, чем мнение большинства людей (Armstrong, 2001; Surowiecki, 2004).

Другая классификация задач включает сравнение задач, в которых производительность группы зависит от способностей лучшего члена или членов группы, с задачами, в которых производительность группы зависит от способностей худшего члена или членов группы . Когда производительность группы определяется лучшим членом группы , мы называем это дизъюнктивной задачей . Подумайте, что может случиться, если группе предстоит решить сложную задачу, например, эту задачу о торговле лошадьми:

Мужчина покупает лошадь за 50 долларов. Позже он решает, что хочет продать свою лошадь, и получает 60 долларов. Затем он решает выкупить его и платит 70 долларов. Однако он больше не может ее хранить и продает за 80 долларов. Заработал ли он деньги, потерял деньги или окупился? Объяснить, почему.

Правильный ответ на проблему не очевиден сразу, и каждый член группы будет пытаться решить проблему. Если повезет, один или несколько участников найдут правильное решение, и когда это произойдет, другие участники смогут увидеть, что это действительно правильный ответ. На этом этапе группа в целом правильно решила проблему, и, таким образом, эффективность группы определяется способностями лучшего члена группы.

Напротив, в соединительной задаче , результативность группы определяется способностями члена группы, который справляется наиболее плохо .Представьте себе сборочную линию, на которой каждый человек, работающий на линии, должен вставить один винт в изготавливаемую деталь, и детали движутся по линии с постоянной скоростью. Если какой-либо один человек будет значительно медленнее, чем другие, скорость всей линии необходимо будет снизить, чтобы соответствовать возможностям этого человека. Другой пример: групповой поход в гору также является конъюнктивным, потому что группа должна ждать, пока его догонит самый медленный путешественник.

Еще одно различие между задачами связано с конкретным продуктом, создаваемым группой, и тем, как измеряется выпуск этой группы.Интеллектуальная задача включает в себя способность группы принимать решение или суждение и измеряется путем изучения либо процессов, которые группа использует для принятия решения (например, как присяжные выносят вердикт), либо качества. решения (например, способна ли группа решить сложную проблему). Задача максимизации , с другой стороны, заключается в том, что включает в себя производительность, которая измеряется тем, насколько быстро работает группа или сколько продукта они могут произвести (например.ж., сколько компьютерных микросхем производится на конвейере, сколько творческих идей генерируется группой мозгового штурма, как быстро строительная бригада может построить дом).

Наконец, мы можем отличить интеллектуальные задачи, для которых есть объективно правильное решение, от тех, в которых нет четкого лучшего решения. В критериальной задаче , группа может увидеть, что существует явно правильный ответ на поставленную задачу . Некоторыми примерами могут быть поиск решения математических или логических задач, таких как проблема торговли лошадьми.

В некоторых критериальных задачах правильный ответ сразу же считается правильным, как только он найден. Например, какая следующая буква в каждом из следующих двух образов букв?

Дж Ф М А М _

O T T F F _

В задачах критериев, подобных этой, как только один из членов группы находит правильный ответ, проблема решается, потому что все члены группы видят, что он правильный. Критериальные задания, в которых правильный ответ очевиден, когда он найден, известны как «Эврика!» или "Ага!" задачи (Lorge, Fox, Davitz, & Brenner, 1958), названные в честь реакции, которую мы получаем, когда видим правильное решение.

В других типах задач, основанных на критериях, есть объективно правильный ответ, хотя этот ответ не сразу очевиден. Например, снова рассмотрим проблему торговли лошадьми. В этом случае есть правильный ответ, но он может быть не очевиден для членов группы, даже если он предложен одним или несколькими из них (по этой причине мы могли бы назвать это задачей «не-Eureka»). Фактически, в одном исследовании, в котором использовалась проблема торговли лошадьми, только 80% групп, в которых считался правильный ответ, действительно приняли этот ответ как правильный после того, как участники обсудили его вместе.

В других задачах, основанных на критериях, необходимо привлекать экспертов для оценки качества или творческого потенциала группы. Эйнхорн, Хогарт и Клемпнер (1977) попросили группы людей представить себя группой астронавтов, которые исследуют Луну, но оказались на мели со своей базы. Проблема состоит в том, чтобы определить, какое из доступного оборудования (например, кислородные баллоны, веревку, нож) им следует взять с собой, когда они попытаются добраться до базы. Чтобы оценить работу группы, эксперты по трудностям жизни в космосе сделали выводы о качестве решений группы.Задачи, не связанные с Eureka, представляют собой интересную проблему для групп, потому что даже когда они нашли то, что, по их мнению, является хорошим ответом, им все равно может потребоваться продолжить обсуждение, чтобы убедить себя, что их ответ - лучшее, что они могут сделать, и что поэтому они могут остановиться. их обсуждение.

В отличие от критериальной задачи, в оценочной задаче нет однозначно правильного ответа на задачу . Судебные задачи включают такие решения, как определение невиновности или вины обвиняемого в составе присяжных или принятие соответствующего делового решения.Поскольку нет объективно правильного ответа на оценочные задачи, исследовательский подход обычно включает изучение процессов, которые группа использует для принятия решения, а не измерение результата самого решения. Таким образом, вопрос, представляющий интерес для оценочных заданий, заключается не в том, «Правильный ли ответ получила группа?» а скорее «Как группа пришла к своему решению?» Оценка качества принятия решения по сравнению с самим решением может быть особенно сложной задачей (Johnson & Johnson, 2012).

Итак, очевидно, что характер задачи будет влиять на производительность группы и на то, будут ли люди работать лучше вместе, а не в одиночку. Один феномен, который наглядно иллюстрирует эти моменты, - это социальное безделье.

Социальное безделье

В основополагающем исследовании влияния группы на индивидуальную производительность Рингельманн (1913; описанный в Kravitz & Martin, 1986) исследовал способность людей полностью раскрыть свой потенциал при совместной работе над задачами. Рингельманн велел отдельным мужчинам и группам из различного количества мужчин тянуть веревки изо всех сил, пока он измерял максимальное количество, которое они могли тянуть.Поскольку перетягивание каната является дополнительной задачей, общая сумма, которую может потянуть группа, должна быть суммой вкладов отдельных лиц. Однако, как показано на рис. 10.7, «Эффект Рингельмана», хотя Рингельманн обнаружил, что добавление индивидуумов к группе увеличивало общее количество тяги за веревку (группы были лучше, чем любой индивидуум), он также обнаружил существенный процесс. потеря. Фактически, потеря была настолько велика, что группы из трех человек потянули только 85% от ожидаемой способности, тогда как группы из восьми человек потянули только 37% от ожидаемой способности.

Рисунок 10.7 Эффект Рингельмана

Рингельманн обнаружил, что, хотя большее количество мужчин тянуло веревку с большей силой, чем меньшее количество людей, наблюдались существенные технологические потери по сравнению с тем, что можно было бы ожидать на основе их индивидуальных действий.

Этот тип потери процесса, при котором продуктивность группы снижается по мере увеличения размера группы, обнаруживается при выполнении самых разных задач, включая максимальные задачи, такие как хлопки, аплодисменты и плавание (Latané, Williams, & Harkins, 1979; Williams, Nida, Baca, & Latané, 1989), а также оценочные задачи, такие как оценка стихотворения (Petty, Harkins, Williams, & Latané, 1977).Кроме того, эти потери процесса наблюдались в различных культурах, включая Индию, Японию и Тайвань (Gabrenya, Wang, & Latané, 1985; Karau & Williams, 1993).

Потери процессов в группах отчасти происходят просто потому, что людям трудно работать вместе. Максимальное групповое выступление может быть достигнуто только в том случае, если все участники приложат максимум усилий в одно и то же время. Поскольку, несмотря на все усилия группы, трудно полностью координировать действия членов группы, вероятным результатом является потеря процесса, так что производительность группы окажется ниже ожидаемой, рассчитанной как сумма индивидуальных входы.Таким образом, фактическая производительность в группе частично снижается из-за этих координационных потерь.

Потери координации становятся более проблематичными по мере увеличения размера группы, потому что, соответственно, становится труднее координировать членов группы. Келли, Кондри, Дальке и Хилл (1965) поместили людей в отдельные будки и угрожали им поражением электрическим током. Однако каждый человек мог избежать шока, нажав кнопку в кабине на три секунды. Но ситуация была устроена так, что только один человек в группе мог одновременно нажать кнопку, и поэтому членам группы нужно было координировать свои действия.Келли и его коллеги обнаружили, что большим группам было значительно труднее координировать свои действия, чтобы избежать потрясений, чем меньшим группам.

Однако потеря координации на уровне группы - не единственное объяснение снижения производительности. Помимо координации действий, на результативность группы влияет самолюбие со стороны отдельных членов группы. Поскольку каждый член группы хотя бы частично мотивирован личными заботами о себе, каждый член может желать, по крайней мере частично, получить выгоду от групповых усилий, не внося при этом значительного вклада.Возможно, вы были в рабочей или учебной группе, у которой была эта проблема - каждый член группы был заинтересован в успехах, но также надеялся, что другие члены группы сделают за них большую часть работы. Потеря группового процесса, которая возникает, когда люди не работают в группе так же усердно, как в одиночестве , известна как социальное безделье (Karau & Williams, 1993).

В фокусе исследований

Как отличить потерю координации от социальной лености

Латане, Уильямс и Харкинс (1979) провели эксперимент, который позволил им измерить степень, в которой потери процесса в группах были вызваны координационными потерями и социальным бездействием.Участников исследования поместили в комнату с микрофоном и попросили кричать как можно громче при подаче сигнала. Кроме того, участникам завязывали глаза и носили наушники, которые не позволяли им ни видеть, ни слышать выступления других членов группы. На некоторых испытаниях участникам сказали (через наушники), что они будут кричать в одиночку, а на других испытаниях им сказали, что они будут кричать вместе с другими участниками. Однако, хотя люди иногда кричали группами, в других случаях (хотя они все еще думали, что они кричат ​​группами) на самом деле кричали в одиночку.Таким образом, Латане и его коллеги смогли измерить вклад людей, как когда они думали, что кричат ​​в одиночку, так и когда им казалось, что они кричат ​​в группе.

Результаты эксперимента представлены на Рисунке 10.8, который показывает количество звука, производимого на человека. Верхняя линия представляет потенциальную продуктивность группы, которая была рассчитана как сумма звука, издаваемого отдельными участниками, когда они выступали в одиночку. Средняя линия представляет производительность гипотетических групп, вычисленную путем суммирования звука в условиях, в которых участники думали, что они кричат ​​в группе из двух или шести человек, но где они фактически выступали в одиночку.Наконец, в нижней строке представлены выступления реальных групп из двух и шести человек, которые на самом деле кричали вместе.

Рисунок 10.8 Потери координации и мотивации в рабочих группах

Люди, которых просили кричать как можно громче, кричали гораздо меньше, чем когда они были в больших группах, и эта потеря процесса была результатом потери как мотивации, так и координации. Данные Латане, Уильямса и Харкинса (1979).

Результаты исследования очень ясны.Во-первых, по мере того, как количество людей в группе увеличивалось (с одного до двух до шести), индивидуальный вклад каждого человека становился все меньше, демонстрируя потерю процесса, создаваемую группами. Кроме того, уменьшение для реальных групп (нижняя линия) больше, чем уменьшение для групп, созданных суммированием вкладов отдельных лиц. Поскольку производительность в суммированных группах является функцией мотивации, а не координации, а производительность в реальных группах является функцией как мотивации, так и координации, Латане и его коллеги эффективно показали, какая часть потерь процесса была вызвана каждым из них.

Социальное безделье - это то, чем каждый занимается и время от времени получает. Это оказывает негативное влияние на широкий спектр групповых усилий, включая классные проекты (Ferrari & Pychyl, 2012), профессиональные показатели (Ülke, & Bilgiç, 2011) и участие в командных видах спорта (Høigaard, Säfvenbom, & Tønnessen, 2006). Учитывая многочисленные социальные издержки, что можно сделать, чтобы уменьшить социальное безделье? В метааналитическом обзоре Карау и Уильямс (1993) пришли к выводу, что бездельничанье более вероятно, когда группы работают над аддитивными, чем над неаддитивными задачами.Они также обнаружили, что она сокращалась, когда задача была значимой и важной для членов группы, когда каждому человеку назначались определенные области ответственности, и когда он или она получали признание и хвалу за свой вклад. Это несколько важных уроков, которые мы должны усвоить, например, в следующий раз, когда нам нужно будет завершить групповой проект!

Помимо того, что они с меньшей вероятностью будут выполняться при выполнении определенных задач при определенных условиях, есть также некоторые личные факторы, которые влияют на уровень социальной лености.В среднем женщины бездельничают меньше мужчин (Karau & Williams, 1993). Мужчины также чаще реагируют на социальное отторжение бездельничанием, тогда как женщины, как правило, усерднее работают после отказа (Williams & Sommer, 1997). Эти результаты могут помочь пролить некоторый свет на тематическое исследование нашей главы, где мы отметили, что смешанные корпоративные советы директоров превзошли своих коллег, состоящих только из мужчин. Проще говоря, мы могли бы предсказать, что группы, в которые входят женщины, будут меньше бездельничать и, следовательно, будут демонстрировать более высокие результаты.

Было показано, что культура, как и пол, влияет на уровень социальной лености. В среднем люди в индивидуалистических культурах бездельничают больше, чем в коллективистских культурах, где больший упор на взаимозависимость иногда может заставить людей работать в группах больше, чем в одиночку (Karau & Williams, 1993).

Основные выводы

  • В некоторых ситуациях социальное торможение снижает производительность отдельных лиц в групповых условиях, тогда как в других условиях групповая фасилитация повышает индивидуальные возможности.
  • Хотя иногда группы могут работать лучше, чем отдельные лица, это произойдет только тогда, когда люди в группе приложат усилия для достижения групповых целей и когда группа сможет эффективно координировать усилия членов группы.
  • Выгоды или издержки групповой работы могут быть рассчитаны путем сравнения потенциальной продуктивности группы с фактической продуктивностью группы. Разница будет либо в потере процесса, либо в его выигрыше.
  • Характеристики членов группы могут иметь сильное влияние на результаты группы, но чтобы полностью понять эффективность группы, мы также должны учитывать особенности ситуации в группе.
  • Классификация групповых задач может помочь нам понять ситуации, в которых группы с большей или меньшей вероятностью будут успешными.
  • Некоторые потери группового процесса связаны с трудностями в координации и мотивации (социальная леность).

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите групповую ситуацию, в которой вы испытали социальное подавление. Какую задачу вы выполняли и почему, по вашему мнению, ухудшилась ваша производительность?
  2. Опишите время, когда ваша успеваемость улучшилась благодаря социальной помощи.Чем вы занимались и насколько хорошо, по вашему мнению, теория Зайонца объясняет то, что произошло?
  3. Рассмотрим случай, когда в группе, к которой вы принадлежали, произошла потеря процесса. Какие из факторов, обсуждаемых в этом разделе, по вашему мнению, были важны для создания проблемы?
  4. В каких жизненных ситуациях вы чаще всего видели других людей, испытывающих социальную неприязнь? Как вы думаете, почему это было? Опишите несколько случаев, когда вы участвовали в социальном бездельничестве, и укажите, какие факторы из исследования, которое мы обсудили, лучше всего объясняли ваше бездельничанье поведение?

Список литературы

Армстронг, Дж.С. (2001). Принципы прогнозирования: пособие для исследователей и практиков . Норвелл, Массачусетс: Kluwer Academic Publishers.

Баумейстер, Р. Ф., и Стейнхильбер, А. (1984). Парадоксальное влияние поддерживающей публики на результативность под давлением: недостаток домашнего поля в спортивных чемпионатах. Журнал личности и социальной психологии, 47 (1), 85–93.

Бонд, К. Ф. и Титус, Л. Дж. (1983). Социальная помощь: метаанализ 241 исследования. Психологический бюллетень, 94 (2), 265–292.

Эйнхорн, Х. Дж., Хогарт, Р. М., и Клемпнер, Э. (1977). Качество группового суждения. Психологический бюллетень, 84 (1), 158–172.

Феррари, Дж. Р. и Пичил, Т. А. (2012). «Если я подожду, то это сделает мой партнер»: роль добросовестности как посредника в отношении академической прокрастинации и воспринимаемого социального безделья. Североамериканский журнал психологии , 14 <(1), 13-24.

Габреня, В.К., Ван Й. и Латане Б. (1985). Социальное бездействие над задачей оптимизации: межкультурные различия между китайцами и американцами. Журнал кросс-культурной психологии, 16 (2), 223–242.

Гин, Р. Г. (1989). Альтернативные концепции социальной помощи. В P. Paulus (Ed.), Психология группового влияния (2-е изд., Стр. 15–51). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Герен Б. (1983). Социальная помощь и социальный мониторинг: тест трех моделей. Британский журнал социальной психологии, 22 (3), 203–214.

Хакман Дж. И Моррис К. (1975). Групповые задачи, процессы группового взаимодействия и эффективность работы группы: обзор и предлагаемая интеграция. В Л. Берковиц (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (том 8, стр. 45–99). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Хойгаард Р., Сафвенбом Р. и Тённессен Ф. (2006). Взаимосвязь между групповой сплоченностью, групповыми нормами и воспринимаемой социальной леностью в футбольных командах. Исследования малых групп , 37 (3), 217-232.

Johnson, D.W., & Johnson, F.P. (2012). Объединение вместе - теория групп и групповые навыки (11-е изд). Бостон: Аллин и Бэкон.

Джонс, М. Б. (1974). Группа регресса по индивидуальной эффективности. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 11 (3), 426–451.

Карау, С. Дж., И Уильямс, К. Д. (1993). Социальное безделье: метааналитический обзор и теоретическая интеграция. Журнал личности и социальной психологии, 65 (4), 681–706.

Келли Х. Х., Кондри Дж. К. мл., Дальке А. Э. и Хилл А. Х. (1965). Коллективное поведение в смоделированной панической ситуации. Журнал экспериментальной социальной психологии, 1 , 19–54.

Кравиц, Д. А., и Мартин, Б. (1986). Рингельманн заново открыл: оригинальная статья. Журнал личности и социальной психологии, 50 , 936–941.

Латане Б., Уильямс К. и Харкинс С. (1979). Многие руки облегчают работу: причины и последствия социального безделья. Журнал личности и социальной психологии, 37 (6), 822–832.

Лорге, И., Фокс, Д., Давиц, Дж., И Бреннер, М. (1958). Обзор исследований, сравнивающих качество групповой и индивидуальной работы, 1920–1957 гг. Психологический бюллетень , 55 (6), 337-372.

Маркус, Х. (1978). Влияние простого присутствия на социальную помощь: ненавязчивый тест. Журнал экспериментальной социальной психологии, 14 , 389–397.

Нейстад, Б.A., Stroebe, W., & Lodewijkx, H. F. M. (2006). Иллюзия групповой продуктивности: уменьшение количества неудач. Европейский журнал социальной психологии, 36 (1), 31–48. DOI: 10.1002 / ejsp.295

Петти Р. Э., Харкинс С. Г., Уильямс К. Д. и Латане Б. (1977). Влияние размера группы на когнитивные усилия и оценку. Бюллетень личности и социальной психологии, 3 (4), 579–582.

Робинсон-Стейвли, К., и Купер, Дж. (1990). Простое присутствие, пол и реакция на компьютеры: изучение взаимодействия человека и компьютера в социальном контексте. Журнал экспериментальной социальной психологии, 26 (2), 168–183.

Штраус, С. Г. (1999). Тестирование типологии задач: эмпирическая проверка циркуляра групповых задач МакГрата (McGrath, 1984). Исследование малых групп, 30 (2), 166–187.

Strube, M.J., Miles, M.E., & Finch, W.H. (1981). Социальная фасилитация простой задачи: полевые испытания альтернативных объяснений. Бюллетень личности и социальной психологии, 7 (4), 701–707.

Surowiecki, J.(2004). Мудрость толпы: почему многие умнее немногих и как коллективная мудрость формирует бизнес, экономику, общества и страны (1-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Шимански К. и Харкинс С. Г. (1987). Социальное безделье и самооценка с социальным стандартом. Журнал личности и социальной психологии, 53 (5), 891–897.

Триплетт, Н. (1898). Динамогенные факторы стимуляции ритма и конкуренции. Американский журнал психологии, 9 (4), 507–533.

Ülke, H., & Bilgiç, R. (2011). Изучение роли большой пятерки в социальном бездействии работников информационных технологий. Международный журнал отбора и оценки , 19 (3), 301-312.

Вебер Б. и Хертель Г. (2007). Повышение мотивации низших членов группы: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии, 93 (6), 973–993.

Уильямс, К. Д., Нида, С. А., Бака, Л. Д., и Латане, Б. (1989).Социальное бездельничанье и плавание: влияние опознаваемости на индивидуальные и эстафетные характеристики межвузовских пловцов. Основы и прикладная социальная психология, 10 (1), 73–81.

Уильямс, К. Д., и Соммер, К. Л. (1997). Социальный остракизм со стороны коллег: ведет ли отказ к безделью или компенсации ?. Бюллетень личности и социальной психологии , 23 (7), 693-706.

Зайонц, Р. Б. (1965). Социальная помощь. Science, 149 , 269–274.

Зайонц, Р.Б., Хейнгартнер А. и Герман Э. М. (1969). Социальное улучшение и снижение работоспособности таракана. Журнал личности и социальной психологии, 13 (2), 83–92.

Подавление | психология | Britannica

Торможение , в психологии сознательное или бессознательное ограничение или ограничение процесса или поведения, особенно импульсов или желаний. Торможение выполняет необходимые социальные функции, подавляя или препятствуя действию определенных импульсов ( e.g., желание ударить кого-то в пылу гнева) и позволяющая отложить получение удовольствия от приятных занятий. Сознательное торможение является обычным явлением в повседневной жизни и присутствует всякий раз, когда испытываются два конфликтующих желания ( например, желание съесть обильный десерт по сравнению с желанием похудеть).

Психоаналитическая теория рассматривает торможение как в значительной степени бессознательный механизм, который является посредником между суперэго (совестью) и ид (примитивными желаниями).Табу, например, против инцеста или убийства, - это те социально навязанные запреты, которые возведены до уровня неписаных законов.

Подробнее по этой теме

память: Помехи

Известная теория забывания на поведенческом уровне основана на феномене вмешательства или торможения, которое может быть либо ...

Крайнее отсутствие торможения может быть антисоциальным и быть симптомом некоторых психических расстройств, особенно расстройств поведения, социопатических расстройств личности и шизофренических расстройств.И наоборот, слишком сильное торможение может быть разрушительным для личности, приводя к невротической неспособности чувствовать или выражать определенные эмоции, или к сексуальной фригидности или импотенции.

Употребление алкоголя и некоторых наркотиков, в частности седативных транквилизаторов (, например, хлордиазепоксид и диазепам), снотворных (, например, флуразепам) и некоторых наркотиков, может снизить ингибирование. Эффекты будут отличаться от человека к человеку.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Торможение также играет важную роль в формировании условий и обучении, потому что организм должен научиться сдерживать определенные инстинктивные поведения или ранее изученные шаблоны, чтобы овладеть новыми шаблонами.

В физиологической психологии термин торможение относится к подавлению нервной электрической активности.

Социальная отстраненность, заторможенность и застенчивость в детстве

Содержание

Содержание: Часть I: Концептуальные и методологические вопросы: Обзор. K.H. Рубин, J.B. Asendorpf, Социальная изоляция, торможение и застенчивость в детстве: концептуальные и дефиниционные вопросы. Дж. Каган, Н. Снидман, Д. Аркус, О категориях темперамента заторможенных и раскованных детей. Часть II: Биологические и семейные факторы: независимые и взаимозависимые вклады. R.J. Дэвидсон, Детский темперамент и церебральная асимметрия: нейробиологический субстрат поведенческого торможения. А. Энгфер, Антецеденты и последствия застенчивости у мальчиков и девочек: 6-летнее лонгитюдное исследование. N.A. Fox, S.D. Калкинс, Пути к агрессии и социальной изоляции: взаимодействие между темпераментом, привязанностью и регуляцией. Дж. Стивенсон-Хинд, А. Шолдис, Осторожность по отношению к незнакомцам: новый взгляд на системы поведения. R.S.L. Миллс, К. Рубин, Факторы социализации в развитии социальной изоляции. Часть III: Социальное поведение, навыки и отношения. А.Г. Броберг, Ингибирование и опыт детей, связанных с уходом вне дома. М. Резендес, Н. Снидман, Дж. Каган, Дж. Гиббонс, Особенности речи у сдержанных и раскованных детей. M.A. Evans, Коммуникативная компетентность как измерение застенчивости. Часть IV: Самовосприятие и сверстники. А. Янгер, К. Джентиле, К. Берджесс, Восприятие детьми социальной изоляции: изменения в зависимости от возраста. С. Хаймель, Э. Вуди, А. Боукер, Социальная изоляция в детстве: с точки зрения ребенка. Часть V: Долгосрочные перспективы социальной изоляции и подавления. J.B. Asendorpf, Beyond Temperament: Двухфакторная модель преодоления развития торможения в детстве. K.H. Рубин, Лонгитюдный проект Ватерлоо: корреляты и последствия социальной изоляции от детства до подросткового возраста. Д. Ольвеус, Виктимизация сверстниками: предшественники и долгосрочные результаты.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *