Разное

Фаталист кто это такой: Фатализм это

Содержание

кто это такой, какие бывают и их плюсы и минусы

«Чему быть – того не миновать» или «так на роду написано» – фразы, которые можно услышать от фаталиста. Кто-то согласится с такими высказываниями, но основная масса людей считают их нелепыми. Почему же тогда фаталист, как тип личности, не исчез под давлением рационализма и логики? Что заставляет людей до сих пор верить в судьбу? Насколько справедливы их убеждения? Имеет ли фатализм какие-нибудь преимущества, либо только усложняет жизнь человека? Как строить диалог с обладателем такого типа личности? Что нужно о нем знать?

Кто такой фаталист?

Фаталист — это человек, который уверен в предначертанности событий. Он верит в судьбу и предназначение. Если что-то происходит, то так обязательно должно быть. В мировоззрении фаталиста роль человека незначительна, а все решения принимаются высшими силами. Такому типу личности присущи религиозность и суеверность. Он часто верит в приметы, предсказания, гадания. Склонен во всем видеть влияние Фатума (судьбы), от которого и происходит его название.

Вера в судьбу возникла на заре человечества. Религии и культы мира лишь подогревали мнение людей о божественном влиянии на их жизнь. Несмотря на развитие науки, фатализм никуда не делся и в современную эпоху. Воспринимать его сугубо, как пережиток прошлого, нельзя, ведь люди до сих пор не научились управлять своей судьбой. Мы понимаем, как формируются склонности и задатки, логически осмысливаем свое призвание, но настоящее предназначение зачастую открываем случайно.

Именно эти непредвиденные моменты и относятся к судьбе, которая ведет человека по известным только ей маршрутам. Фатализм имеет целый ряд обоснований и порой благотворно влияет на психику человека, в противовес тем, кто всю ответственность взваливает на свои плечи. О преимуществах фатализма поговорим чуть позже, а сейчас рассмотрим историю развития этого мировоззрения

Понятие Фатума, как синонима судьбы, зародилось в Древнем Риме. Он был божественной природы, проявляя волю высших сил по отношению к смертным. Жизненный путь человека определялся при рождении. За это отвечали Фаты – божества, имеющие власть над судьбами. Еще раньше, во времена Древней Греции их звали Мойрами.

Стоит отметить, что вера в судьбу присутствовала и у других давних народов. Божественное влияние на события в жизни человека казалось очевидным и само собою разумеющимся. Древние шумеры, египтяне, хеты и прочие цивилизации были уверены, что предназначение не зависит от воли человека. Хотя последний мог определенными поступками скорректировать свою судьбу, если боги принимали решение пересмотреть свои изначальные планы. Это убеждение особенно сильно было развито в давней китайской культуре, философы которой считали, что судьба человека напрямую зависит от правильности его поведения.

Как бы там ни было, но попытки приоткрыть завесу будущего предпринимались всеми народами. Предсказатели, астрологи и гадалки прочно укоренились в нашем обществе с самого момента его появления. Менялись формы и методы их работы, но суть оставалась неизменной. Эти люди обещают предсказать события, до того момента, когда они произойдут. Учитывая популярность гороскопов и гаданий, даже в нашу высокотехнологичную эпоху, можно констатировать, что победа над фатализмом не так и близка.

С другой стороны, нет дыма без огня. Ближайшие астрономические объекты, в первую очередь Луна и Солнце, действительно влияют на жизнь человека. Отсутствие Высшего Разума не доказано, так же как и не опровергнуто. Регулярно встречаются упоминания о необъяснимых стечениях обстоятельств, кардинально меняющих жизни людей, либо ход исторических событий. Все это позволило фатализму прочно укорениться в подсознании многих людей, вытесняя из него самоуверенность и рационализм.

Пройти тест на уверенность в себе

Если рассматривать еще и религию, с ее представлениями о конце света и прочими предсказаниями пророков, то к рядам фаталистов можно причислить десятки миллионов людей. Учитывая их количество, наивно предполагать однородность этой группы, которая включает в себя самые разные виды восприятия судьбы.

Виды фаталистов

Фатализм, как разновидность мировоззрения, чаще всего, приобретает одну из трех возможных вариаций:

  • Бытовой (повседневный) – обывательский пессимизм, подталкивающий человека винить в своих неудачах высшие силы;
  • Религиозный (теологический) – вера в предначертанность событий и влияние божественной воли на жизнь людей;
  • Логический (рациональный) – убежденность в том, что происходящие события становятся результатом предшествующих действий.

Первые две разновидности можно еще назвать иррациональным (нелогическим) фатализмом. На обывательском уровне суеверные люди чаще всего склонны искать подсказки в гороскопах, приметах и советах гадалок. Такие фаталисты порой даже отношения заводят, согласно совместимости знаков зодиака. Черная кошка, либо старушка с пустым ведром могут заставить их отказаться от самого важного дела.

Менее впечатлительны верующие фаталисты. Они реже прислушиваются к народным приметам и, тем более, не ходят к предсказателям. У них всегда и на все «Воля Божия», что позволяет спокойно переносить любые испытания и неудачи. Этот подход обладает определенным терапевтическим эффектом. Поэтому верующие люди менее подвержены стрессам и депрессии. О пользе такого фатализма поговорим чуть позже.

Логический фаталист совмещает рациональность нашей эпохи и представления о судьбе, заложенные еще нашими предками. Эту разновидность сложно назвать классическим фаталистом, поскольку такой человек верит в причинно-следственную связь, а не вмешательство высших сил. Например, у кого-нибудь возникнет генетическая мутация, которая передастся потомкам, частично определяя их жизнь. С одной стороны, это можно считать волей судьбы. С другой – механизмы возникновения мутации абсолютно закономерны, как результат неправильного образа жизни, либо влияния мутагенов.  Фаталист рационального вида постарается разобраться в причинах события, а не перекладывать ответственность на высшие силы.

Он уверен, что судьбу определяют предыдущие дела человека.

Как распознать фаталиста

Вне зависимости от вида, всех фаталистов объединяет вера в предначертанность событий. Поэтому фразы «так суждено», «значит, так и должно было произойти», «такая судьба», то и дело будут от них звучать. Это главным образом определяет их инертность и нерешительность. А зачем что-то предпринимать самому, если высшие силы все давно решили? Лучше просто плыть по течению и ни о чем не переживать. С одной стороны, такое мировоззрение отдаляет человека от успеха, лишая его лидерских качеств. С другой – умеренный фатализм заметно успокаивает нервы, избавляя человека от депрессии и лишних переживаний. Так что, фаталист имеет свои плюсы и минусы, о которых и пойдет речь в следующем разделе.

Пройти тест на депрессию

Хорошо или плохо быть фаталистом?

На первый взгляд – плохо. На второй – тоже. Но, если присмотреться более пристально, то фаталисту не так уж и трудно живется, что позволяет говорить о некоторых преимуществах этого типа мышления.

Преимущества фаталистов

Человек с мировоззрением фаталиста намного меньше нервничает по сравнению с теми, кто взваливает на себя груз ответственности. Он подсознательно перекладывает на внешние силы вину за все свои провалы и неудачи. Такой человек предпочитает подстраиваться, а не бороться с обстоятельствами. Психологически это успокаивает, поскольку снимает с человека активную роль и какую-либо ответственность.

Тот, кто с благодарностью воспринимает все происходящие события, реже впадает в депрессию. В этом фатализм выигрывает перед проактивностью. Но, наверное, только в этом. Во всем остальном такое мышление делает человека пассивным и беспомощным, неспособным противостоять каким-либо сложностям.

Недостатки фаталистов

В первую очередь, фаталист очень часто опускает руки в ситуации, которая в принципе разрешима. Вместо того чтобы проявить немного настойчивости, он просто отступает. Тем самым, отдавая победу другому. Напротив, тот, кто проявляет целеустремленность, методично следуя намеченным маршрутом, способен добиться успеха даже в изначально проигрышной ситуации.

Во-вторых, непоколебимая уверенность фаталиста в своем будущем может сыграть с ним и его окружением злую шутку. История полна примеров людей, которые понадеялись на счастливый финал и должным образом не подготовились в ответственный момент, за что жестоко поплатились. Среди них древнеримский император Гай Юлий Цезарь, шведский король Густав III, голландский режиссер Теодор Ван Гог и многие другие.

Третий недостаток фаталистов связан с их суеверностью. Поскольку они убеждены в предначертанности будущего, то всеми силами пытаются его узнать, зачастую становясь жертвами аферистов. Возможно, бывают вещуны, которые проявляют феноменальную точность предсказаний, но, все же, основная их масса оказывается шарлатанами. Последние за счет фаталистов и живут, порой внушая им абсолютно безрассудные домыслы.

Пройти тест на самооценку

Как себя вести с фаталистом?

Фаталиста можно воспринимать таким, какой он есть, либо попытаться его переделать. В первом случае, он будет чувствовать себя комфортно, а во втором – скорее всего, включит психологическую защиту.

Но путем разумных и логичных доводов, его можно постепенно перевоспитать. Например, объяснить, что дурные приметы – это плод человеческого воображения. Или доказать, что настойчивостью можно добиться большего, чем пассивностью. Лучше это демонстрировать на своем примере, либо биографии того, кто пользуется у него авторитетом.

Если фатализм граничит с пессимизмом, то общаться с таким человеком, будет сложнее. Он не просто верит в предрешенность будущего, но и убежден в негативности предстоящих событий. Встречается это явление не только среди отдельных людей. Ряд сект пропагандируют конец света, из-за чего десятки, сотни и даже тысячи их последователей живут в состоянии апатии. Контактировать с ними не только неприятно, но порой даже опасно.

Как воспитывать фаталиста?

Начнем с того, что фаталистами не рождаются. Этот тип мышления формируется под влиянием окружения. Если родители и другие родственники не «промывают мозги» своему ребенку чрезмерной верой в предначертанность будущего, то он сам и не начнет так думать. Воспитание фаталиста начинается с формирования соответствующей психической установки. Такое происходит в семьях, которые отличаются повышенной суеверностью, либо религиозностью.

Когда человек с детства привыкает к тому, что от него ничего не зависит, то с возрастом это убеждение только укрепляется. Ведь принцип обратной связи работает практически без осечек. Каждый получает то, во что верит. Если ребенку прививают уверенность в своих силах и проактивность, то о фатализме даже речи не будет. В этом также переусердствовать не стоит, поскольку чрезмерная ответственность способна вогнать человека в депрессию. Ребенку следует объяснять, что не все зависит от него, но шанс добиться успеха есть практически всегда.

Фаталист оказывается прав в тех случаях, когда называет судьбой свое призвание или удачное стечение обстоятельств. Такой подход оправдан. Ведь, когда человек занимается тем, к чему у него есть склонности, он чаще добивается успеха. Аналогично и с поиском друзей, либо любви. И то и другое нельзя придумывать, они появляются сами, когда приходит время.

Пройти тест на тип личности

Что значит слово фаталист. Загадка «Фаталиста» в «Герое нашего времени»

Фаталист — это значит человек, верящий в предопределение, в неотвратимость судьбы, в добрый и злой рок. Фаталисты считают важные совпадения неслучайными, отрицают свободу воли человека.

Фатализм — это вера в судьбу и предопределение, в неизбежность. Суть фатализма кратко суммируют поговорки «от судьбы не уйдешь», «чему быть, того не миновать» и другие.

Слово «фатализм» происходит от латинского fatum — судьба, рок. Синонимы к слову «фатализм» — детерминизм, вера в предопределение. Антоним к слову фатализм — волюнтаризм. Волюнтаризм — это вера в то, что человеческая воля определяет судьбу и ход истории.

Каким бывает фатализм?

Фатализм может быть связан с религиозными представлениями, верой в божественное предопределение — например, у протестантов-кальвинистов.

В мифологическом сознании фатализм связан с мистицизмом, верой в темные и загадочные силы, управляющие миром. В греческой мифологии рок символизируют мойры, прядущие нить человеческой судьбы, в скандинавской мифологии — норны.

Мойры — богини судьбы в древнегреческой мифологии. Картина «Золотая нить» Дж. М. Стадвика (1890)

Фатализм может быть и рационалистическим — это вера в то, что все происходящее определяют законы природы и общества, а не свободная воля человека. Отчасти у этого есть научное основание: нейробиологи выяснили, что человеческий мозг принимает решение за несколько секунд до того, как мы его осознаем.

Фатализм — это хорошо или плохо?


На этот вопрос нет однозначного ответа. «Фаталистическое верованье гибельно для нравственности», — отмечал Владимир Даль в своем толковом словаре. Фатализм лишает человека цели, поощряет лень и апатию, полагают его критики.

В то же время вера в предопределение — основа «протестантской этики». Протестанты верят, что человек должен усердно трудиться и добиваться успехов, чтобы убедиться: Бог предопределил, что его душа будет спасена и попадет в рай.

«Фаталист» в «Герое нашего времени» Лермонтова. Краткое содержание

«Фаталист» — так называется последняя часть в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Впервые эта новелла была опубликована в журнале «Отечественные записки» в 1839 году.

Офицер русской армии Григорий Александрович Печорин служит в крепости на Кавказе во время многолетней войны с горцами. По делам он на две недели приезжает в неназванную казачью станицу. Однажды вечером, играя в карты, офицеры обсуждают «мусульманское поверье, будто судьба человека написана на небесах». Одни верят в предопределение, другие — нет.

Поручик Вулич, страстный игрок, предлагает Печорину пари на деньги: «Испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута…» Для этого Вулич наудачу снимает со стены с оружием один из пистолетов и взводит курок. Не зная, заряжен ли пистолет, поручик намеревается выстрелить себе в голову.

Интуиция подсказывает Печорину, что Вулича ждет скорая гибель.

Несмотря на его хладнокровие, мне казалось, я читал печать смерти на бледном лице его….
— Вы нынче умрете! — сказал я ему.
Он быстро ко мне обернулся, но отвечал медленно и спокойно:
— Может быть, да, может быть, нет…
Потом, обратясь к майору, спросил: заряжен ли пистолет? Майор в замешательстве не помнил хорошенько.

Александр Соковиков в роли Вулича. Кадр из телесериала «Герой нашего времени» (2006)

Вулич приставляет дуло пистолета ко лбу и спускает курок. Осечка. При этом пистолет оказывается заряжен — когда Вулич снова взводит курок и стреляет в фуражку на стене, то легко пробивает ее пулей. Затем он обращается к Печорину:

— А что? вы начали верить предопределению?
— Верю; только не понимаю теперь, отчего мне казалось, будто вы непременно должны нынче умереть…

Александр Соковиков в роли Вулича и Игорь Петренко в роли Печорина. Кадр из телесериала «Герой нашего времени» (2006)

Возвращаясь домой, Печорин натыкается по дороге на мертвую свинью. Выясняется, что один из казаков напился и стал буянить, зарубив животное шашкой. Под утро Печорин узнает, что этот же пьяный казак на улице наткнулся на поручика Вулича. «Кого ты, братец, ищешь?» — спросил офицер. «Тебя!» — ответил казак и ударил Вулича шашкой.

Два казака, встретившие меня и следившие за убийцей, подоспели, подняли раненого, но он был уже при последнем издыхании и сказал только два слова: «Он прав!» Я один понимал темное значение этих слов: они относились ко мне; я предсказал невольно бедному его судьбу; мой инстинкт не обманул меня: я точно прочел на его изменившемся лице печать близкой кончины.

Убийца заперся в пустой хате на краю станицы. Он вооружен пистолетом, и никто не отваживается ворваться в дом, чтобы его обезвредить. Тогда добровольцем вызывается сам Печорин, решив испытать судьбу и взять злодея живым.

Пока казаки отвлекают убийцу разговором сквозь дверь, Печорин отрывает ставень и бросается в окно. Раздается выстрел, но пуля лишь срывает с плеча героя эполет — сам он остается невредим. Печорин хватает убийцу, в хату врываются казаки. Дело кончено.

Став свидетелем странной цепочки событий, Печорин рефлексирует:

После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом? Но кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!..
Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!

Вернувшись в крепость, главный герой рассказывает о случившемся своему старшему товарищу, штабс-капитану Максиму Максимычу. Но пожилой офицер не склонен к философским рассуждениям и замечает: «Эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или не довольно крепко прижмешь пальцем».

Потом он примолвил, несколько подумав:
— Да, жаль беднягу… Черт же его дернул ночью с пьяным разговаривать!.. Впрочем, видно, уж так у него на роду было написано…
Больше я от него ничего не мог добиться: он вообще не любит метафизических прений.

Этими словами роман заканчивается.

Смысл главы «Фаталист». Почему она завершает романа Лермонтова?

«Фаталист» — глава загадочная, даже по меркам такого необычного романа. В «Герое нашего времени» сознательно нарушена хронология. Действие «Фаталиста» происходит одновременно с сюжетом первой новеллы «Бэла»: Печорин отлучается в станицу из крепости, где служит с Максимом Максимычем.

Лермонтов сознательно расположил главы в «неправильном» порядке — его целью было не рассказать биографию героя, а постепенно раскрыть характер Печорина, объяснял советский литературовед Ираклий Андроников. В первых новеллах — «Бэла» и «Максим Максимыч» — Печорин показан чужими глазами. И со стороны предстает перед читателем как безжалостный и черствый человек. Но затем мы читаем журнал Печорина — главы «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист» — где проникаем во внутренний мир главного героя. Мы «наконец постигаем характер Печорина в его неизбежной раздвоенности», объяснял Андроников.

В «Фаталисте» Лермонтов добавляет последние штрихи к портрету Печорина. Мы впервые видим, как он совершает настоящий подвиг — рискует жизнью, чтобы захватить живым убийцу. Однако и тут проявляется двойственность героя: его благородный поступок объясняется желанием испытать судьбу, а не человеколюбием.

Критик Виссарион Белинский писал: «Вы читаете наконец «Фаталиста», и хотя в этом рассказе Печорин является не героем, а только рассказчиком случая, которого он был свидетелем, хотя в нем вы не находите ни одной новой черты, которая дополнила бы вам портрет «героя нашего времени», но странное дело! вы еще более понимаете его, более думаете о нем, и ваше чувство еще грустнее и горестнее… Эта полнота впечатления, в котором все разнообразные чувства, волновавшие вас при чтении романа, сливаются в единое общее чувство. ..»

«Фаталист» играет в романе роль эпилога, объяснял литературовед Борис Эйхенбаум. Заключительный мирный разговор Печорина с Максимом Максимычем вносит в финал романа еще и ироническую улыбку, указывал он.

Игорь Петренко в роли Печорина. Кадр из телесериала «Герой нашего времени» (2006)

Сюжет «Фаталиста» парадоксален. Вулич, которому предназначено умереть, избегает пули, когда стреляет себе в голову, но затем нелепо погибает от руки пьяного. Печорин бросается навстречу опасности, и остается жив. Все это заставляет героя задуматься о судьбе и свободе воли.

Стал ли Печорин в итоге фаталистом? С одной стороны, он прямо говорит, что готов ко всему, ведь «хуже смерти ничего не случится». С другой стороны, он по-прежнему во всем сомневается и не становится фаталистом в полном смысле слова. Для «Героя нашего времени» вообще характерны недосказанность и умолчание. Так и «Фаталист» обрывается почти на полуслове, оставляя читателя в философских раздумьях. ..

Это одна из вещей, который позволяют называть «Героя нашего времени» первым психологическим и первым философским русский романом (выражение Ираклия Андроникова).

кто это такой, плюсы и минусы

Фаталист. В современном мире существуют различные типы мировоззрения, их корни уходят в далекое прошлое. К одним из них относится фатализм, история которого

Кто такой фаталист?

Фаталист — это человек, который уверен в предначертанности событий. Он верит в судьбу и предназначение. Если что-то происходит, то так обязательно должно быть. В мировоззрении фаталиста роль человека незначительна, а все решения принимаются высшими силами. Такому типу личности присущи религиозность и суеверность. Он часто верит в приметы, предсказания, гадания. Склонен во всем видеть влияние Фатума (судьбы), от которого и происходит его название.

Вера в судьбу возникла на заре человечества. Религии и культы мира лишь подогревали мнение людей о божественном влиянии на их жизнь. Несмотря на развитие науки, фатализм никуда не делся и в современную эпоху. Воспринимать его сугубо, как пережиток прошлого, нельзя, ведь люди до сих пор не научились управлять своей судьбой. Мы понимаем, как формируются склонности и задатки, логически осмысливаем свое призвание, но настоящее предназначение зачастую открываем случайно.

Именно эти непредвиденные моменты и относятся к судьбе, которая ведет человека по известным только ей маршрутам. Фатализм имеет целый ряд обоснований и порой благотворно влияет на психику человека, в противовес тем, кто всю ответственность взваливает на свои плечи. О преимуществах фатализма поговорим чуть позже, а сейчас рассмотрим историю развития этого мировоззрения

Понятие Фатума, как синонима судьбы, зародилось в Древнем Риме. Он был божественной природы, проявляя волю высших сил по отношению к смертным. Жизненный путь человека определялся при рождении. За это отвечали Фаты – божества, имеющие власть над судьбами. Еще раньше, во времена Древней Греции их звали Мойрами.

Стоит отметить, что вера в судьбу присутствовала и у других давних народов. Божественное влияние на события в жизни человека казалось очевидным и само собою разумеющимся. Древние шумеры, египтяне, хеты и прочие цивилизации были уверены, что предназначение не зависит от воли человека. Хотя последний мог определенными поступками скорректировать свою судьбу, если боги принимали решение пересмотреть свои изначальные планы. Это убеждение особенно сильно было развито в давней китайской культуре, философы которой считали, что судьба человека напрямую зависит от правильности его поведения.

Как бы там ни было, но попытки приоткрыть завесу будущего предпринимались всеми народами. Предсказатели, астрологи и гадалки прочно укоренились в нашем обществе с самого момента его появления. Менялись формы и методы их работы, но суть оставалась неизменной. Эти люди обещают предсказать события, до того момента, когда они произойдут. Учитывая популярность гороскопов и гаданий, даже в нашу высокотехнологичную эпоху, можно констатировать, что победа над фатализмом не так и близка.

С другой стороны, нет дыма без огня. Ближайшие астрономические объекты, в первую очередь Луна и Солнце, действительно влияют на жизнь человека. Отсутствие Высшего Разума не доказано, так же как и не опровергнуто. Регулярно встречаются упоминания о необъяснимых стечениях обстоятельств, кардинально меняющих жизни людей, либо ход исторических событий. Все это позволило фатализму прочно укорениться в подсознании многих людей, вытесняя из него самоуверенность и рационализм.

Пройти тест на уверенность в себе

Если рассматривать еще и религию, с ее представлениями о конце света и прочими предсказаниями пророков, то к рядам фаталистов можно причислить десятки миллионов людей. Учитывая их количество, наивно предполагать однородность этой группы, которая включает в себя самые разные виды восприятия судьбы.

Виды фаталистов

Фатализм, как разновидность мировоззрения, чаще всего, приобретает одну из трех возможных вариаций:

  • Бытовой (повседневный) – обывательский пессимизм, подталкивающий человека винить в своих неудачах высшие силы;
  • Религиозный (теологический) – вера в предначертанность событий и влияние божественной воли на жизнь людей;
  • Логический (рациональный) – убежденность в том, что происходящие события становятся результатом предшествующих действий.

Первые две разновидности можно еще назвать иррациональным (нелогическим) фатализмом. На обывательском уровне суеверные люди чаще всего склонны искать подсказки в гороскопах, приметах и советах гадалок. Такие фаталисты порой даже отношения заводят, согласно совместимости знаков зодиака. Черная кошка, либо старушка с пустым ведром могут заставить их отказаться от самого важного дела.

Менее впечатлительны верующие фаталисты. Они реже прислушиваются к народным приметам и, тем более, не ходят к предсказателям. У них всегда и на все «Воля Божия», что позволяет спокойно переносить любые испытания и неудачи. Этот подход обладает определенным терапевтическим эффектом. Поэтому верующие люди менее подвержены стрессам и депрессии. О пользе такого фатализма поговорим чуть позже.

Логический фаталист совмещает рациональность нашей эпохи и представления о судьбе, заложенные еще нашими предками. Эту разновидность сложно назвать классическим фаталистом, поскольку такой человек верит в причинно-следственную связь, а не вмешательство высших сил. Например, у кого-нибудь возникнет генетическая мутация, которая передастся потомкам, частично определяя их жизнь. С одной стороны, это можно считать волей судьбы. С другой – механизмы возникновения мутации абсолютно закономерны, как результат неправильного образа жизни, либо влияния мутагенов.  Фаталист рационального вида постарается разобраться в причинах события, а не перекладывать ответственность на высшие силы. Он уверен, что судьбу определяют предыдущие дела человека.

Как распознать фаталиста

Вне зависимости от вида, всех фаталистов объединяет вера в предначертанность событий. Поэтому фразы «так суждено», «значит, так и должно было произойти», «такая судьба», то и дело будут от них звучать. Это главным образом определяет их инертность и нерешительность. А зачем что-то предпринимать самому, если высшие силы все давно решили? Лучше просто плыть по течению и ни о чем не переживать. С одной стороны, такое мировоззрение отдаляет человека от успеха, лишая его лидерских качеств. С другой – умеренный фатализм заметно успокаивает нервы, избавляя человека от депрессии и лишних переживаний. Так что, фаталист имеет свои плюсы и минусы, о которых и пойдет речь в следующем разделе.

Пройти тест на депрессию

Фаталист: разбор понятия

Фаталист – это интересная личность, из уст которой всегда можно услышать подобные фразы: «От судьбы никогда человек не уйдёт» или «То, что должно случиться просто неизбежно». Фаталист всегда пользуется подобными поговорками, а также подобными фразами, которые хорошо его характеризуют. Такая личность верит в силу судьбы, а также в неизбежность и предначертанное судьбой. У таких людей в жизни не бывает совпадений, и фаталист не верит, что личность способна сама строит собственную судьбу. Этим людям присущ фатализм – это мистическая и безудержная вера в неотвратимую (предначертанную свыше) судьбу.

Сам термин «фаталист» произошёл от латинского слова «fatum», что означает «судьба, рок». Мировоззрение фаталиста основано на том, что роль человека в собственной жизни – незначительна. Все решения принимаются «свыше», Высшим разумом, Вселенной или Богом. Фаталист – это тип личности, которой присущи религиозность и часто суеверность. Они постоянно верят в различные приметы, предсказания, обращаются к гадалкам, любят астрологию.

Фаталист – это человек, отдавший себя во власть судьбы

Слово «фаталист» сейчас редко используется в обиходе, и не каждый человек знает его значение. Для общего развития это определение необходимо понимать, чтобы не оказаться невеждой в нестандартной ситуации.

Кто такой фаталист?

Практически у каждого есть знакомый, который верит в предопределенность бытия. Такой индивид нередко употребляет в речи следующие поговорки: «От судьбы не убежишь» или «Чему быть, того не миновать». Для более глубокого понимания такого типа мировоззрения важно четко определить, что это такое фатализм. С древнегреческого языка слово fatum переводится как «судьба». То есть фатализм – это тип мировоззрения, при котором человек верит в предначертанность своей судьбы. Он считает, что сценарий его жизни зависит от Высших сил или божеств, рока или судьбы.

Фаталист

Фатализм в истории

С древнейших времен неизбежность судьбы была основным типом мировоззрения людей, на которых влияли сначала древние верования, астрология и прочие учения, а потом и более новые религии. Фаталисты верят не только в злой рок, но и счастливую звезду, сулящую удачу и процветание:

  1. В Древней Греции считалось, что богини судьбы – Мойры, плетут нить человеческой жизни. Смерть наступает тогда, когда эта нить перерезается богиней. Схожие божества под названием Норны были и в скандинавской мифологии.
  2. Примеры фатализма можно обнаружить в жизни великого Гая Юлия Цезаря. Главу империи не раз предупреждали о том, что на него готовится покушение. На утро своего последнего дня жизни он отказался слушать жену, которой снился дурной сон о его убийстве. Не взял с собой охрану и отправился в Сенат, там на него совершили покушение несколько десятков мужчин со смертельным исходом.
  3. Еще одним фатальный случай, получивший всемирную известность, случился в Нидерландах. Местный режиссер Теодор Ван Гог снял короткометражный фильм о судьбе исламских женщин под названием «Покорность». Кинолента не понравилась многим приверженцам радикальных течений, которые стали писать письма с угрозами. Спецслужбы предлагали режиссеру охрану, но он отказался. Однажды утром он был убит членом одной из преступных группировок.
  4. Проследить, кто это фаталист, можно и в пятой части романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Офицер Печорин предопределил судьбу одного из знакомых военных, который ночью был убит пьяным казаком.

Фаталист — кто это такой?

Фаталист (от латинского слова «fatalis» – роковой) — это человек, который верит в судьбу (ее неотвратимость) и беспрекословно ей покоряется. Он считает, что невозможно что-либо изменить, поэтому даже не стоит пытаться и прилагать усилия. Хорошо иллюстрирует такую жизненную позицию выражение — «чему быть, того не миновать».

Человек с такой жизненной позицией перекладывает ответственность за свои действия на волю рока, фатума (предопределенность) или бога. Поэтому он способен только стоять в стороне и смотреть в бездействии на происходящее. Все проблемы переносят со смиренностью (стоически) вместо того, чтобы что-то поменять в своей жизни и больше не попадать в подобные сложные ситуации.

Люди, исповедующие фатализм (учение о неизбежности событий, ибо им суждено произойти), беспрекословно соблюдают одно правило: плыть по течению, которое создаёт судьба, и не сопротивляться. У них присутствует «здоровый» скептицизм (граничащий с пессимизмом) по поводу того, что «рыпаясь» (проявляя инициативу) мы не может что-то глобально изменить.

Такая позиция характеризует личность – безынициативную и безамбициозную. И да, я именно такой человек. Уж, так вышло. Причем чем старше я становлюсь, тем больше нахожу этому подтверждений. Фатальный — это значит неотвратимый, неизбежный. А каков итог нашей жизни? Вот именно, «фатальный конец». Так почему в начале или посередине должно быть иначе?

Безвольная амеба или не все так плохо?

Да, при такой жизненной парадигме (мировоззрении) страдает волевая сфера человека. Остальные ведь считают, что должны делать свой личный выбор и поворачивать жизнь туда, куда им хочется — требуется лишь иметь сильную волю и чётко поставленную цель, к которой стоит стремиться. Фатализм же этого всего не предполагает (волю тренировать не на чем).

Но все не так печально, как кажется. Фаталист не будет стоять на рельсах в ожидании поезда (ибо так предопределено), равно как и в других подобных ситуациях он проявит волю и сделает шаг в сторону от грозящей ему опасности. Его фатальность проявляется не в конкретных бытовых вещах, а вообще в отношении к жизни.

С точки зрения такого человека (по сути, с моей точки) мы мало что может реально поменять. Да, можно активно сопротивляться судьбе (уехать из провинции, перебраться в другую страну, сменить работу) и даже будет казаться, что у вас все получается именно благодаря вашей инициативности.

Возможно, но не факт, что это приведет вас к чему-то лучшему. В провинции вы могли влюбиться, в своей стране встретить друга, а на старой работе может оказаться работать лучше, чем на новой. От добра добра не ищут, люди говорят.

Виды фатализма

Когда психологи детально изучали данную идеологию, то они выделили несколько различий и решили, что не так все однозначно и имеется как минимум 3 вида фатализма:

  1. Религиозный. Фаталисты этого толка считают, что судьба всех живущих была определена божественной сущностью. Какой именно – зависит от религии и веры данного человека.

    Они считают, что судьба ребенка уже предрешена до его рождения (и вся его жизнь, и каждый отдельный поворот, решение, которое он примет). Также у богов заранее есть ответ на вопрос, попадёт ли тот или иной человек в рай или ад.

  2. Логический. Парадигма распространилась от философа древности Демокрита, который говорил, что в мире нет случайности и все имеет свою причинную связь. Учение называется детерминизмом, а его суть хорошо передает выражение «эффект бабочки» (бабочка махнула крыльями на одном конце земли, а на другой пришел тайфун вызванный этим взмахом).

    Человек, который подвержен такому роду фатализма, считает, что сложившаяся сейчас ситуация уходит корнями в прошлое и вытекает именно из него. Все события взаимосвязаны и неслучайны. Мне нравится эта теория, а вам?

  3. Бытовой пессимизм (аля злой рок). Как правило, проявляется, когда человек находится в стрессовом состоянии, переполненный агрессией или отчаянием. Тогда вокруг все становятся виноватыми: коллеги, пролетевшая мимо машина, сильный дождь, чёрная кошка. Если это не успокаивает человека, то он всё перекладывает на высшие силы, которые настроены против данного индивида («злой рок довлеет над ним»).

Примерно так, но возможны и промежуточные варианты и ответвления.

Хорошо или плохо быть фаталистом?

На первый взгляд – плохо. На второй – тоже. Но, если присмотреться более пристально, то фаталисту не так уж и трудно живется, что позволяет говорить о некоторых преимуществах этого типа мышления.

Преимущества фаталистов

Человек с мировоззрением фаталиста намного меньше нервничает по сравнению с теми, кто взваливает на себя груз ответственности. Он подсознательно перекладывает на внешние силы вину за все свои провалы и неудачи. Такой человек предпочитает подстраиваться, а не бороться с обстоятельствами. Психологически это успокаивает, поскольку снимает с человека активную роль и какую-либо ответственность.

Тот, кто с благодарностью воспринимает все происходящие события, реже впадает в депрессию. В этом фатализм выигрывает перед проактивностью. Но, наверное, только в этом. Во всем остальном такое мышление делает человека пассивным и беспомощным, неспособным противостоять каким-либо сложностям.

Недостатки фаталистов

В первую очередь, фаталист очень часто опускает руки в ситуации, которая в принципе разрешима. Вместо того чтобы проявить немного настойчивости, он просто отступает. Тем самым, отдавая победу другому. Напротив, тот, кто проявляет целеустремленность, методично следуя намеченным маршрутом, способен добиться успеха даже в изначально проигрышной ситуации.

Во-вторых, непоколебимая уверенность фаталиста в своем будущем может сыграть с ним и его окружением злую шутку. История полна примеров людей, которые понадеялись на счастливый финал и должным образом не подготовились в ответственный момент, за что жестоко поплатились. Среди них древнеримский император Гай Юлий Цезарь, шведский король Густав III, голландский режиссер Теодор Ван Гог и многие другие.

Третий недостаток фаталистов связан с их суеверностью. Поскольку они убеждены в предначертанности будущего, то всеми силами пытаются его узнать, зачастую становясь жертвами аферистов. Возможно, бывают вещуны, которые проявляют феноменальную точность предсказаний, но, все же, основная их масса оказывается шарлатанами. Последние за счет фаталистов и живут, порой внушая им абсолютно безрассудные домыслы.

Пройти тест на самооценку

Примеры фатализма в литературе

Фатализм находит своё отражение и в литературе.

В качестве примера можно привести поэму “Илиада” древнегреческого поэта Гомера.

В этой поэме говорится о том, что даже всесильный из богов Зевс не может изменить судьбу.

Зевс берёт золотые весы и взвешивает на них судьбы Гектора и Ахиллеса. Бог понимает, что Гектору, который столь дорог ему, судьба пророчит смерть.

Он предлагает богам спасти Гектора. Но Афина считает, что Гектор уже “обречён роком” и что боги не должны вмешиваться.

Питер Пауль Рубенс “Победа Ахиллеса над Гектором”, 1630 г.

Примеры из истории и литературы

Для того чтобы лучше понять, как ведут себя завзятые фаталисты, можно рассмотреть «королевский» пример. Густав III узнал о заговоре против него – его банально хотели убить. Поэтому он отправился на бал-маскарад с мишенью на груди, где в него и запустили стрелу, от которой он умер спустя некоторое время. Хотя по мне, это больше на мазохизм смахивает.

Еще пример. Некий генерал Унгер верил в предсказания и часто ходил к гадалке. Ее же подговорили ему сказать, что он, дескать, проживёт столько же, сколько и барон – его друг. Поверив в судьбу, генерал выделил охрану и стал беречь барона больше, чем самого себя. Но это, скорее, к суевериям имеет отношение.

В конце концов, можете изучить пятую часть «Героя нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова. Она так и называется – «Фаталист». Автор раскрывает свою точку зрения на эту идеологию жизни, отношение к ней и другие аспекты. Может быть, они совпадут с вашими или же вы после этого смените свою точку зрения? Кто знает…

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Комментарии и отзывы (8)

«>

Люди делятся на 2 типа: тех, кто берет жизнь под свой контроль и тех, кто верит в судьбу, предпочитает довериться ей и «плыть по течению». Некоторое время я сама была фаталистом, верила в то, что за нас все предрешено и как-бы я не повернула, все равно выйду на предначертанный путь + увлекалась тренингами, которые приветствовали такое мышление.

В какой-то момент осознала, что я не живу, а существую! Мои ровесники имели хорошую работу, строили карьеру, обзаводились семьями, активно путешествовали, а я словно застыла в каком-то вакууме, моя жизнь была скучной и однообразной и казалось, что выхода из этого нет, у меня началась жуткая депрессия, в которой я находилась долгое время, пока не стала работать с психотерапевтом.

Оказывается всё не так просто в нашей голове устроено, мы живёт с определенными установками, которые впитали с молоком матери и менять их крайне тяжело, я прошла очень большой путь к тому, чтобы научиться принимать ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за все происходящее! Именно этого боятся «фаталисты», готовы винить кого угодно и проклинать судьбу, но только не себя и свою лень.

Я больше не верю в судьбу, ведь знаю, что мой жизненный путь зависит исключительно от моего трудолюбия и упорства, умения брать ответственность и контролировать ситуацию, и осознав это, моя жизнь круто изменилась!

«>

Я вот человек, который от части верит в судьбу и в знаки) Интересно, встречались ли кому-то фаталисты, вот так, чтобы прям не имели своего мнения, а слепо верили знакам?

«>

Вы не верно понимаете фатализм. Это не слепое следование течению, а понимание, что «все что не делается, делается к лучшему».

«>

Да нет никакой судьбы и течения тоже нет, всё наше будущее зависит от нас самих, все наши сегодняшние ошибки нам припомнятся завтра, вот и всё.

«>

Наша жизнь — это как уравнение с множеством неизвестных, когда мы оказываемся перед выбором, то нам не дано предугадать, как этот выбор скажется на нашем будущем. По сути фатализм именно об этом, а не о пассивном перемещении бревна в реке.

«>

Фаталисты, это люди, которые не могут взять на себя ответственность за собственную жизнь. Ведь зачем стараться и что-то делать, если все предрешено?

«>

Если попал в тяжёлую ситуацию то, независимо от того по чьей вине это случилось, здесь можно увидеть перст судьбы. Мы же не можем всё контролировать, подчинив свою жизнь только собственной воле, падающий кирпич ведь тоже пока никто не отменял.

«>

Не хотите ли вы сказать, что если фаталист упадет в воду, то не будет барахтаться, пытаясь спасти себя, а просто смиренно пойдет ко дну? Я думаю, что он всё же будет барахтаться, пусть и фаталист.

Как себя вести с фаталистом?

Фаталиста можно воспринимать таким, какой он есть, либо попытаться его переделать. В первом случае, он будет чувствовать себя комфортно, а во втором – скорее всего, включит психологическую защиту. Но путем разумных и логичных доводов, его можно постепенно перевоспитать. Например, объяснить, что дурные приметы – это плод человеческого воображения. Или доказать, что настойчивостью можно добиться большего, чем пассивностью. Лучше это демонстрировать на своем примере, либо биографии того, кто пользуется у него авторитетом.

Если фатализм граничит с пессимизмом, то общаться с таким человеком, будет сложнее. Он не просто верит в предрешенность будущего, но и убежден в негативности предстоящих событий. Встречается это явление не только среди отдельных людей. Ряд сект пропагандируют конец света, из-за чего десятки, сотни и даже тысячи их последователей живут в состоянии апатии. Контактировать с ними не только неприятно, но порой даже опасно.

Литература

  • Пиотровский М. Б. Ислам  и судьба // Понятие судьбы в контексте разных культур. / Сост. Т. Б. Князевская. М.: Наука, 1994, С. 92-97 ISBN 5-02-011574-6

Как распознать черту характера в человеке

Распознать фаталиста в новом знакомом не так уж трудно, если понаблюдать за этим человеком некоторое время. Существуют «обязательные» черты характера, которые присущи всем личностям подобного склада:

  1. Отрицание собственной значимости. Такой человек ощущает свое бессилие перед событиями и судьбой, и никогда не попытается изменить жизнь к лучшему.
  2. Неверие в свои силы. Эта черта является продолжением первой, когда фаталист предпочитает не бороться со сложившимися обстоятельствами.
  3. Нежелание нести ответственность. Такие люди считают себя лишь орудием в руках рока, и все свои поступки мотивируют тем, что так сложилась судьба.

  1. Неверие в случайности. Фаталисту невозможно доказать, что то или иное событие является лишь стечением обстоятельств. Они уверены в предначертанности и предписанности всего происходящего вокруг.
  2. Суеверие. Такие люди изучают нумерологию и гороскопы, верят в приметы. Если по пути на учебу или работу фаталисту, например, перебежит дорогу черная кошка, то во всех неприятностях, произошедших с ним в этот день, будет повинен встретившийся зверёк.

Иными словами, фаталист обессмысливает свою жизнь и принижает собственную значимость. Он уверен в своём бессилии перед обстоятельствами и не пытается бороться или отстаивать свои интересы.

Фатализм, детерминизм, волюнтаризм

Детерминизм (от лат. detehninare — “определять”) — это убеждение в философии, согласно которому есть какое-то одно событие в прошлом (причина), которое провоцирует другое событие (следствие).

То есть каждое событие является следствием предыдущего события.

В случае с фатализмом же наши действия не имеют значения, поскольку наша участь, т. е. судьба уже написана.

Волюнтаризм (от лат. voluntarius — “волевой”) — это убеждение, что именно воля определяет нашу судьбу и судьбу человечества.

Причём речь может идти о воле человека, т. е. о его поступках, упорстве, самоконтроле. Или же о воле богов.

Волюнтаризму посвящали свои работы такие философы как Иммануил Кант (1724–1804), Фридрих Ницше (1844–1900), Иоганн Фихте (1762–1814) и др.

Узнайте также, что такое Карма.

Как воспитывать фаталиста?

Начнем с того, что фаталистами не рождаются. Этот тип мышления формируется под влиянием окружения. Если родители и другие родственники не «промывают мозги» своему ребенку чрезмерной верой в предначертанность будущего, то он сам и не начнет так думать. Воспитание фаталиста начинается с формирования соответствующей психической установки. Такое происходит в семьях, которые отличаются повышенной суеверностью, либо религиозностью.

Когда человек с детства привыкает к тому, что от него ничего не зависит, то с возрастом это убеждение только укрепляется. Ведь принцип обратной связи работает практически без осечек. Каждый получает то, во что верит. Если ребенку прививают уверенность в своих силах и проактивность, то о фатализме даже речи не будет. В этом также переусердствовать не стоит, поскольку чрезмерная ответственность способна вогнать человека в депрессию. Ребенку следует объяснять, что не все зависит от него, но шанс добиться успеха есть практически всегда.

Фаталист оказывается прав в тех случаях, когда называет судьбой свое призвание или удачное стечение обстоятельств. Такой подход оправдан. Ведь, когда человек занимается тем, к чему у него есть склонности, он чаще добивается успеха. Аналогично и с поиском друзей, либо любви. И то и другое нельзя придумывать, они появляются сами, когда приходит время.

Пройти тест на тип личности

Вера в судьбу

Фаталист – это человек, полностью отдающий себя во власть судьбы. При некоторых обстоятельствах эта вера ему помогает: например, если человек идет в бой, он знает, что если ему суждено выжить, то ни одна пуля его не зацепит; если суждено умереть от чумы, никакая санитарные меры предосторожности его не спасут.

Фаталисты верят в то, что их воля и все, происходящее с ними, подчинено некой высшей силе, которая направляет все их действия, и они не в силах что-либо изменить.

В современном обществе все большее количество людей верит в то, что их судьба предопределена, и не стоит строить планы на будущее. Если же желаемое осуществляется, значит, так было задумано заранее.

Верить в судьбу или нет – это каждый должен определить для себя сам, независимо от того, считает ли он себя фаталистом.

Ссылки

  • «fatum — εἱμαρμένη»
  • Предопределение и свободная воля
  • Притчи Христовы

Эта страница в последний раз была отредактирована 15 мая 2021 в 22:05.

Фаталист: плюсы

Как и любое явление, фаталист имеет свои сильные и слабые стороны. Почему же быть таким человеком отчасти – это хорошо:

  • Человек гораздо меньше нервничает, так как знает, что ничего не может изменить.
  • Он не возлагает на себя ответственность, а значит, не переживает за исход дела.
  • Не мучается от чувства вины, так как перекладывает её на какие-то внешние обстоятельства.
  • Фаталист имеет повышенную способность подстраиваться под обстоятельства, для него это легче, чем бороться с проблемой.
  • Принимает любые события с благодарностью, поэтому не впадает в депрессию.

Эти пункты значительно облегчают жизнь человеку, благодаря чему фаталист чувствует себя гораздо лучше как в психологическом, так и в физическом плане. Личность менее подвергается стрессу, по сравнению с более активными людьми.

Спасибо, что прочли статью до конца и не забывайте делиться информацией в социальных сетях, ведь Вам несложно, а нам приятно.

О произведении

Повесть «Фаталист» Лермонтова является заключительной главой романа «Герой нашего времени», которая воспринимается как самостоятельное произведение. Впервые эта новелла была опубликована в журнале «Отечественные записки» в 1839 году. Тема неизбежности судьбы, предопределения, всегда волновавшая Лермонтова, нашла свое отражение в «Фаталисте».

Для лучшей подготовки к уроку по литературе в 9 классе рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Фаталист». Краткий пересказ будет полезен для анализа произведения по плану, а также для читательского дневника.

Другие персонажи

Вулич – офицер, серб, страстный игрок, решивший проверить судьбу.

Пьяный казак – лихой воин, который, напившись, совершил убийство Вулича.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

  1. Вопрос 1 из 10Кто является автором произведения «Фаталист»?</h4>
    • <label>Николай Гоголь</label>
    • <label>Михаил Булгаков</label>
    • <label>Михаил Лермонтов</label>
    • <label>Лев Толстой</label>

(новая вкладка)

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед.  ч. мн. ч.
Им. фата́льность фата́льности
Р. фата́льности фата́льностей
Д. фата́льности фата́льностям
В. фата́льность фата́льности
Тв. фата́льностью фата́льностями
Пр. фата́льности фата́льностях

фа—та́ль—ность

Существительное, неодушевлённое, женский род, 3-е склонение (тип склонения 8a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -фаталь-; суффиксы: -н-ость. [Тихонов, 1996]

Произношение

Этимология

Происходит от прилагательного фатальный, из лат. fatalis «предназначенный, роковой», из fatum (форма мн. ч. ср. рода — fata) «изречениебогов; рок, судьба», прич. прош. от fāri «говорить» (восходит к праиндоевр. *bha- «говорить»).

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

Перевод

Список переводов
  • Украинскийuk: фатальністьж.

Библиография

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»

Используемые источники:

  • https://ktonanovenkogo.ru/voprosy-i-otvety/fatalist-ehto-chelovek-kotoryj-fatalizm.html
  • https://wikigrowth.ru/chelovek/fatalist/
  • https://ru.m.wiktionary.org/wiki/фаталист
  • https://obrazovaka.ru/books/lermontov/fatalist
  • https://ru.m.wiktionary.org/wiki/фатальность

Кто такой фаталист — значение и примеры

Кто такой фаталист? Это слово имеет определенную популярность, вследствие чего его можно услышать в разговорах или встретить в литературе. Однако сегодня еще не все знают истинное значение данного термина.

В этой статье мы расскажем, что означает это понятие и в отношении кого его уместно употреблять.

Что значит фатализм

В переводе с латыни слово «фатализм» буквально означает – «определенный судьбой».

Фаталист – это человек, который верит в неотвратимость судьбы и предопределенность бытия в целом. Он полагает, что поскольку все события уже заранее предопределены, то человек уже не в состоянии что-либо изменить.

В русском языке есть выражение близкое по своей сути фатализму – «чему быть, того не миновать». Таким образом, фаталист объясняет все плохие и хорошие события волей судьбы или высших сил. Поэтому он снимает с себя всякую ответственность, за те или иные происшествия.

Люди с такой жизненной позицией обычно склонны течь по течению, не пытаясь что-то кардинально изменить или повлиять на ситуацию. Они рассуждают примерно так: «Хорошее или плохое все равно случится, поэтому пытаться изменить что-то не имеет смысла».

Тем не менее это не означает, что фаталист, например, начнет стоять на рельсах в ожидании поезда или обниматься с человеком болеющим туберкулезом. Его фатальность скорее проявляется в более широком плане – в самом отношении к жизни.

Виды фатализма

Существует как минимум 3 вида фатализма:

  • Религиозный. Такие верующие полагают, что Господь заранее определил судьбу каждого человека, еще до его появления на свет.
  • Логический. Концепция происходит из учений древнего философа Демокрита, который утверждал будто в мире нет случайностей и все имеет причинно-следственную связь. Фаталисты подобного типа верят, что все события взаимосвязаны и неслучайны.
  • Бытовой пессимизм. Такой вид фатализма проявляется, когда человек испытывает стресс, агрессию или же находится в отчаянном положении. В своих несчастьях он может обвинять людей, животных, силы природы и т.д.

Теперь вы знаете кто такой фаталист. Если вам нравится узнавать значение умных слов – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

кто это такой, плюсы и минусы, признаки

Приветствую Вас, друзья!

Люди всегда задумывались о том, почему в их жизни случаются определенные вещи, над которыми они сами часто не властны. Они не всегда могли понять настоящую причину произошедшего события, но всегда пытались найти объяснение – такова человеческая природа. Именно благодаря этому любопытству много тысячелетий назад сформировалась вера в судьбу и её неотвратимость.

Позже это мировоззрение стало неотъемлемой частью большинства религий, ведь предначертанность – простое, удобное и всеобъемлющее объяснение для любого происходящего события, хорошего или плохого, справедливого или нет. В современной литературе это мировоззрение называется фатализмом, а его приверженцы – фаталистами. Сегодня мы подробно поговорим о том, кто такой фаталист, а заодно разберёмся, чем хороша и чем плоха эта система взглядов для обычного человека.

Кто такой фаталист?

Фаталист – это человек, верящий в предначертанность значимых событий и неотвратимость судьбы. Обычно это религиозный или очень суеверный человек, во всём уповающий на высшие силы. Он считает, что может оказывать лишь незначительное влияние на то, что с ним происходит, а все важные события в его жизни предначертаны судьбой. Фаталисты верят в предсказания, пророчества и приметы, и во всём склонны видеть влияние фатума (судьбы).

Вера в судьбу появилась на заре становления человеческой цивилизации, когда возникли первые религии. Людям нравилось верить в божественное предопределение. И эта вера не ослабевала тысячелетиями, несмотря на стремительное развитие общества, просвещение и научно-технический прогресс. Даже сегодня большинство людей продолжает разделять это мировоззрение, считая, что их жизни предопределёны, а они сами способны влиять лишь на незначительные повседневные события.

Самым известным литературным персонажем, ассоциирующимся со словом «фаталист» является, конечно же, Григорий Печорин – ключевой персонаж романа «Герой нашего времени» Михаила Лермонтова. Он высокомерен, циничен и хладнокровен, часто демонстрирует храбрость и спокойно рискует жизнью, поскольку верит, что каждый умрёт лишь тогда, когда ему суждено.

С точки зрения психологии, фатализм может благотворно влиять на психику, смягчая стресс от пережитых неприятностей. Человеку очень тяжело признавать ошибки, которые привели к значительным потерям. Но если он верит, что произошедшая неприятность была уготована судьбой, ему гораздо проще смириться с ней.

Признаки фаталиста

Чтобы лучше понять, кто такой фаталист, рассмотрим его наиболее типичные черты. Как мы уже выяснили, он полностью полагается на судьбу. Проявляться это может по-разному, но чаще всего ему свойственны следующие особенности поведения:

1. Отказ от ответственности. Фаталист – это человек, верящий, что он практически не влияет на собственную судьбу, и любые значительные события происходят в его жизни лишь потому, что так было предначертано.

2. Вера в гадания и приметы. Людей всегда волновало их будущее, поэтому были придуманы тысячи примет, а такой промысел как гадание распространился по всему миру.

3. Пессимистичность. Фаталисты более склонны верить в негативные сценарии развития событий, чем в позитивные, и чаще всего являются пессимистами.

4. Неверие в собственные силы. Если человек не верит, что способен повлиять на свою судьбу, у него формируется уверенность в том, что от него вообще мало что зависит.

5. Неверие в случайные события. Фаталист не верит в случайности. Если событие предопределено, оно обязательно должно произойти. И если что-то маловероятное произошло, то лишь потому, что это должно было произойти.

Плюсы и минусы фаталиста

Исходя из вышесказанного, может сложиться впечатление, что быть фаталистом — плохо. Однако у людей с данным типом мышления есть и вполне выраженные преимущества, значительно упрощающие их жизнь. Главный плюс заключается в том, что их психика не нагружена переживаниями за собственные ошибки. Ответственность за все неудачи он сразу же перекладывает на некие внешние силы, а все положительные события воспринимает с благодарностью.

В противовес данному преимуществу можно выделить сразу три существенных недостатка фаталистов:

1.  Склонность быстро опускать руки. Фаталист не верит, что настойчивость помогает добиваться поставленной цели. Поэтому, столкнувшись с первой неудачей, он часто сразу же прекращает попытки.

2. Плохая подготовка к важным событиям. Известная латинская пословица гласит: «Победа любит подготовку» (Amat victoria curam). В истории существует немало примеров, когда великие и успешные полководцы проигрывали войны, уверовав, что им покровительствует влиятельное божество, и все битвы будут заведомо успешными.

3. Суеверность. Эта черта характера создаёт массу проблем самому фаталисту и его близким. Он может менять планы и отказываться от важных дел, если ему приснился «вещий сон» или кошка перебежала дорогу. Кроме того, фаталисты часто становятся жертвами мошенников, охотно пользующихся их суевериями.

Почему люди становятся фаталистами?

Если вы правильно поняли, кто такой фаталист, то для вас уже очевидно, что фатализм не заложен в генах. Это мировоззрение формируется у человека в процессе воспитания, взросления и получения определенного жизненного опыта. Чаще всего причинами формирования фатализма становятся такие факторы как:

1. Убеждения, заложенные в детстве. Любой ребёнок склонен принимать на веру то, что говорят взрослые. Нередко убеждения, заложенные родителями, воспитателями или учителями сохраняются и во взрослом возрасте. Поэтому дети суеверных или религиозных родителей, повзрослев, часто становятся фаталистами.

2. Гиперопека со стороны родителей. Подобная тактика воспитания практически всегда приводит к тому, что ребёнок вырастает безответственным. Ему сложно принять, что ответственность за собственную жизнь лежит на нём самом. Уж лучше списывать свои ошибки на промысел судьбы (более подробно о гиперопеке читайте в этой статье).

3. Низкая самооценка. Человек, не верящий в собственные силы, склонен полагаться на судьбу и винить в собственных неудачах обстоятельства.

4. Негативные события. Сильный стресс может сломить человека и сделать его безвольным. А если человек не верит в себя, он также всецело полагается на судьбу.

5. События, которые человек воспринимает как «чудо». Как было сказано выше, люди иногда сталкиваются с серьезными неприятностями. Но все неприятности однажды заканчиваются, и в такой момент у человека может сформироваться убежденность, что его берегут некие высшие силы.

Зарождение и история фатализма

Выше мы рассматривали фатализм в основном как индивидуальное мировоззрение, формирующееся у человека под влиянием тех или иных обстоятельств. Но фатализм – это система взглядов, существовавшая и развивавшаяся на протяжении многих веков. Принято считать, что он зародился в Древнем Риме – цивилизации с тщательно продуманной и хорошо структурированной политеистической религией.

Фатум в древнеримской мифологии был олицетворением судьбы. Древние римляне верили, что судьбу человека определяют особые божества – Фаты. В древнегреческой мифологии также описывались божества, отвечающие за судьбу людей – Мойры. Другие древние религии также уделяли большое внимание судьбе, пророчествам и предназначению. Но именно римляне и греки первыми выделили фатализм в отдельную систему взглядов.

Во всех современных религиях присутствует концепция расплаты за хорошие и плохие поступки. Это также разновидность фатализма, поскольку суть подобных верований заключается в том, что будущее человека определяется заранее, и совершив определенные поступки, он уже не сможет избежать расплаты. Кроме того, практически во всех религиях в мельчайших деталях описан «Конец света». Интересно, что к повседневным пророчествам и гаданиям большинство религий при этом относится негативно (и возможно, не зря).

Всевозможные прорицатели, гадалки и астрологи умело эксплуатируют склонность большинства людей к фатализму. И вполне современный человек с хорошим образованием может заказывать индивидуальный гороскоп, веря в то, что движение Юпитера как-то предопределяет его судьбу. И причина отнюдь не в том, что он не способен мыслить рационально. Для него это отличная возможность переложить ответственность за собственную жизнь на судьбу и не тратить эмоциональную энергию на сомнения и переживания.

Заключение

Фаталист – это человек, во всём полагающийся на судьбу и не верящий, что способен повлиять на значимые события в своей жизни. Он уверен, что всё уготованное обязательно произойдёт, и любые попытки поступить иначе никак не повлияют на конечный результат. В чем-то подобное отношение к жизни полезно, поскольку значительно снижает количество стресса, связанного с переживаниями о собственных неудачах.

Кроме того, фаталист уверен, что если ему суждено утонуть, то в пожаре он не сгорит и от пули не погибнет, а потому в определенных ситуациях он может поступать довольно храбро и самоотверженно. Однако важно учитывать, что люди, добивающиеся действительно выдающихся успехов, редко бывают фаталистами, ведь они осознают, что всё зависит только от их настойчивости, но никак не от судьбы.

это что такое, примеры фатализма

Фатализм – это философское течение, утверждающее, что каждое действие неизбежно, детерминировано судьбой. Значение слова фатализм раскрывается через свой корень fatalis, в переводе с латинского означающий рок, предопределенность. Фатализм простыми словами есть вера в необходимость, неотвратимость происходящего с человеком.

В отдельном смысле можно соотнести фатализм с пессимизмом, поскольку следуя этому мировоззрению, человек не предпринимает попытки изменить судьбу в ее негативные моменты, а покорно следует злому року. В философии значение слова фатализм раскрывается через представление, что события любого рода уже запечатлены до нас, наперед, а в нашей реальности им свойственно лишь обретать свое проявление.

Что такое фатализм?

История фатализма в Новое время связана с историей детерминистического подхода. Наиболее четко этот подход выражается в философии жесткого детерминизма, яркими представителями которого были Спиноза и Лейбниц.

Фатализм в связи с детерминизмом утверждает причинность, которая обусловлена действиями вселенной. То есть фатализм простыми словами говорит, что законы вселенной нельзя обойти, даже если что-либо кажется человеку несправедливым, он хочет это изменить, то его желание тщетно и не сможет реализоваться, так как против хода мироздания невозможно пойти.

Спиноза считал, что отдельный человек для мироздания лишь пылинка, поэтому бессмысленно ожидать того, чтобы пылинка взяла на себя храбрость и была способна распоряжаться собой.

Фатализм, что это простыми словами? Фатализм можно обозначить единственным словом – судьба. Это видение в наиболее ярком формате прослеживается также в философии стоиков – направлении, родившемся в период заката, упадка древнегреческой философии, перекрестия древнегреческих и уже римских идей. Стоики полагали, что нужно покориться судьбе – своему фатуму, который преследует любого, и нельзя от него отказаться.

Стоики придумали очень яркое сравнение, которое вызывает в воображении живые реакции: «Идущего, судьба ведет, а упирающегося волочет крючьями». Такие крючья натуралистично показаны в фильме «Страсти Христовы» – они являют собой палку с привязанными к ней несколькими кожаными веревками, на конце каждой закрепляется крюк. При бичевании такие крюки загоняются под кожу, вырывая из тела человека куски мяса.

Смысл этой фразы, которую используют стоики, предельно прост: у каждого человека уже прописана судьба, целиком и полностью предрешена жизнь, изменить событие в этом предначертанном ходе невозможно и бессмысленно. Дальше все зависит уже только от нашего отношения: относиться ли легко, спокойно, бесстрастно к ударам судьбы, принимать ее полностью вплоть даже до апатии и безразличия к ней, либо бороться и быть несчастным.

Что значит покориться судьбе? Это не вторгаться в порядок вещей, который мы наблюдаем. Стоики считают, что человек в любом случае пойдет по судьбоносному пути, а вопрос лишь, как он пойдет: быстро и с легкостью, даже пользуясь помощью судьбы, либо будучи недовольным ею, с большими препятствиями и проблемами.

Примеры фатализма

Громкие примеры следования мировоззрению о всеобщей предопределенности предоставляет нам мировая история фатализма. Стоит сказать, что в отдельном смысле фатализм великих людей всегда связан с гордостью, их сильной открытой позицией, не позволяющей им попытки спастись от событий, которые признали судьбоносными.

Например, Юлий Цезарь отвергает предостережения своего прорицателя Спуринны «остерегаться мартовских ид» и собственной жены Кальпурнии, видевший во сне, что его зарезали в форуме. Но невзирая на эти предостережения, Юлий Цезарь не только идет в форум, но еще и не берет телохранителей, а в итоге оказывается окружен десятками заговорщиков, которые убивают его.

Подобную гордость и несгибаемость продемонстрировал и король Швеции Густав III, который перед знатным балом ужинал с фаворитами и получил весть о готовящемся прямо на балу покушении. Как и Юлий Цезарь, Густав отказался взять стражу, и даже отклонил просьбы фаворитов одеть кольчугу под праздничную одежду, сказав: «Если кто-то хочет меня убить, то лучшего места, чем здесь, ему не найти». Хотя бал был маскарадом, и все танцующие облачились в маски, король дал себя узнать благодаря массивному кресту ордена, который носили только королевские особы и не снял. По ордену был узнан убийцей, протолкавшимся сквозь толпу и за спиной короля вытащивший пистолет. Густав заметил это и повернулся, выстрел попал вместо сердца лишь в ногу, что, однако, все равно привело к смерти короля через 13 дней от заражения через рану, поскольку пистолет был заряжен мелкой дробью и обойными гвоздями с ржавчиной, принесших инфекцию. Несмотря на огромные шансы выжить, король не смог уклонился от запланированной для него смерти – в этом снова роль фатализма?

Еще одним ярким примером фатализма и фаталистического взгляда на жизнь был барон Унгерн. О его отваге уже при жизни ходили легенды. Его не могла сразить в бою ничья пуля, он бросался на своего врага без тени страха. После одного боя в одежде, сбруе коня, обуви и сумках нашли следы более чем от 70 пуль, ни единая из которых не ранила барона. В эту избранность барон поверил и сам и нанял несколько гадалок и предсказателей в свою свиту. Зная веру Унгерна в судьбу, этим воспользовался денщик Бурдуковский, который подкупил одну из гадалок за свидетельство барону, что он сможет жить, доколе будет жив Бурдуковский.

Бурдуковский тотчас же получил особое внимание от барона, его оберегали так, словно в нем содержалась жизнь Унгерна. Однако несколько позже та же гадалка предсказала Унгерну то, что жить ему осталось всего 130 дней. Эту весть подтвердили и другие прорицатели – два монаха предсказали тот же срок, кинувши кости. Унгерн поверил, вера барона подкреплялась также тем, что число 130 он видел для себя роковым, ведь оно составляло 10 раз по 13.

На протяжении 130 дней еще не единожды Унгерн был на волос от гибели. В войсках был сильный разлад, барона пытались убить как враги, так и собственные офицеры. Был организован заговор, и заговорщики вторглись в палатку барона, однако Унгерн в это время был в соседней палатке. Услышав стрельбу и высунувшись,  был замечен, по нему открыли стрельбу в упор. Но барон спасся тем, что смог юркнуть в кусты. Позднее целый полк барона решил бежать, и Унгерн выехал полку наперерез, а офицеры полка открыли по барону стрельбу. И снова, несмотря на крайне малое расстояние, никто не смог достичь своей пулей цели, Унгерн повернулся и ускакал, таким образом спасшись.

Унгерн был предан даже своими монголами, которые верили в него словно в «бога войны». Повязав и, оставив в палатке Унгерна, сами пустились во все стороны, дабы согласно поверью духи не нашли, кого преследовать. И так его обнаружил и взял в плен красный разъезд. Барон в плену пытался неоднократно покончить с жизнью с помощью яда и удушения, однако ампула яда потерялась, а конский повод, который Унгерн хотел использовать как удавку – оказался слишком коротким. По истечению отведенного гадалкой и монахами срока барон был все-таки казнен. В сохранившихся протоколах допросов есть запись, что Унгерн посчитал себя уверенным фаталистом и свято верил в судьбу.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

кто это такой, его убеждения

Фаталист – это субъект, верящий в неизбежность и неотвратимость каждого действия, что все детерминируется судьбой. Иными словами, считает, что вся его жизнь предначертана заранее и от решения самого человека ничего не зависит. Фаталист – это индивид, верующий в фатум, бесповоротность судьбы, который всегда полагается на роковую предопределенность каждого нашего поступка. Таким образом фаталисты безапелляционно отторгают свободу воли индивида, спасаются бегством от ответственности за свое деяние. Фаталист это человек, который слепо следует злому року, что все события предрешены свыше задолго до рождения, а в нынешнее время им присуще только находить свое выражение.

Кто такой фаталист

Наличие разнообразия в трактовках этого термина не становится преградой для формирования его сути.

Значение слова фаталист в тотальном представлении – индивид покорный судьбе, убеждённый в предопределенности своей жизни. В латинском языке существует понятие fatalis – роковой, в английском fate – судьба. Человек с фаталистическим мировоззрением непоколебимо убежден в невозможности изменить что-либо в своей жизни, максимум можно только предсказать.

Индивид с фаталистической идеологией следует по пути безответственности за собственные поступки, созерцая со стороны за событиями в собственной жизни, не старается предпринимать какие-либо усилия, чтобы повлиять на происходящее. Человек словно течет по течению с установленным судьбой маршрутом под названием жизнь, зная, что его ждут падения, подводные камни, но не делает абсолютно никаких попыток «сойти на берег». Убеждает себя в неукоснительном соблюдении правил составленных силами свыше.

Значение слова фаталист, прежде всего, описывает личность? неотъемлемой частью которой есть вера в фатум, рок судьбы.

Психологи концентрируют внимание на то, что существующая закономерность в поведении фаталистов все-таки имеет свои различия. Они предполагают существование нескольких видов мировоззрения таких людей:

– бытовое – последователи такого мировоззрения явно пессимистически настроены, тяготеют к перекладыванию вины за собственные неудачи на других людей. В случае если это бессмысленно под обвинения попадают высшие силы, которые без сомнения враждебно настроены против этого индивида. Зачастую бытовой фатализм проявляется на фоне неприятностей, стресса. Последствия стрессовых ситуаций негативно влияют на эмоциональное состояние, что побуждает индивида переложить вину на другого;

– теологическое – приверженцы этой ветви склонны приписывать высшим силам божественное значение, именно они и предопределяют все, что случается на Земле. Считается, что каждая человеческая жизнь заранее предначертана Богом, именно он определяет все испытания для каждого индивида. Все события, происходящие на жизненном пути фаталиста из разряда неслучайных и необходимых. В свою очередь здесь выделяется два подвида: фаталисты в мировоззрении которых бытует концепция абсолютного предопределения (кальвинизм, августинизм), согласно убеждению этих индивидов все сценарии жизни были написаны еще до рождения человека, и уже было предопределено в ад или в рай попадет его душа и фаталисты, для которых судьба сочетается со свободой воли;

– логическое – такое мировоззрение имеет исходную точку в Древней Греции. Философ Демокрит описывает это, как следствие предшествующих событий и действий человека, поскольку согласно его мнению абсолютно все имеет первопричину. Такой вид мировоззрения есть результатом «причинно-следственной» связи. Если есть следствие (ситуация в установленном месте, в обусловленное время), то этому предшествовала цепочка определенных поступков в прошлом. Случайностей нет, они априори не существуют. В отличие от теологического мировоззрения фаталиста здесь функции Бога выполняет неизбежное следствие, что случится при любых обстоятельствах.

Убеждения фаталиста

Фаталист – это человек, целиком и полностью жертвующий себя в руки фатума – судьбы. Эго поведение отображается в психологических изменениях, оставляющих след в его мировоззрении:

– человек фаталист сравнивается с пессимистом. Такой образ жизни предполагает не ждать абсолютно ничего хорошего в своем будущем;

– такого рода личности не верят в собственные силы и возможности, противостоят вере в свободу выбора;

– человек отвергает понятие случайность, все в мире происходит со стопроцентной вероятностью, все поступки являются чередой предписанных событий;

– убежден, что на нем не лежит груз ответственности, он подобно инструменту, которым управляет рок судьбы;

– суеверность, черта присущая такому образу жизни. Желание созерцать будущее, используя предсказания, гороскопы, нумерологию.

Поведение присущее человеку фаталисту имеет свое отражение еще в народных мифах, в которых прослеживается нить неизбежности: особая участь предназначалась каждому, необходимость следовать по тропе, определенной свыше. Считалось, что подобное мировоззрение помогает индивиду в определенных ситуациях. Если брать во внимание что такая личность игнорирует любую опасность на своем жизненном пути (как-никак все это решение судьбы), то это является образом отважного воина, не боящегося идти в бой. Несмотря на это именно игнорирование опасности привело многих людей фаталистов к ускорению собственного трагического финала.

Фаталист это человек, который следуя убеждениям, нередко подвергает себя опасности и становится объектом (жертвой) преступления. В таких ситуациях поведение фаталистов переступает тонкую грань, преобразовываясь в гордость. Исполненный достоинства он легче примет смерть, чем признает свой страх на виду у окружающих. Безоговорочно примеры такого рода действий можно отыскать во всех эпохах существования человека. Юлий цезарь – наглядный тому пример, целый ряд знаков и предсказаний предупреждали о предстоящей опасности, между тем он ослепленный гордыней отвернулся от них. И в нужное время, в назначенном месте был убит. Прекрасный пример человека фаталиста, можно отыскать и в литературе в одноименном романе «Герой нашего времени» написанного Лермонтовым.

В поисках ответа на вопрос «кто такой фаталист» при любых условиях обнаруживается связь между убеждениями фаталиста и свободой воли. Воистину для индивида с подобным мировоззрением важным есть только его будущее, предвкушение самого будущего, прошлое и настоящее несущественно. Человек имеет возможность сделать выбор, но сам выбор уже предопределен заранее.

Фаталистами становятся не от рождения, важным аспектом в становлении фаталистического мировоззрения является воспитание и влияние окружающей среды. Если на протяжении долгого времени индивид не справляется с жизненными ситуациями, обращает внимание на мнение окружающих, его психика постепенно начинает отвергать возможность адекватного анализа проблемы и путей ее решения. Человек отказывается действовать в направлении решения проблемы, его покидает вера в собственные силы. Он создает себе такую психологическую установку, следуя которой все вокруг обобщается и считается независимым от человеческого влияния – предначертанным судьбой. Современное общество не признает мировоззрение фаталиста, не расценивает его всерьез, базируясь на возможностях науки и ее безграничности.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Герой нашего времени The Fatalist Сводка и анализ

The Fatalist

В казачьей деревне Печорин и другие офицеры устают играть в бостон, в карточную игру. Они начинают говорить о предопределении. Некоторые мужчины за это, а некоторые верят, что мужчины сами определяют свою судьбу. Каждая сторона предоставляет истории, подтверждающие свою позицию. В дискуссию входит Вулич, лейтенант, склонный к азартным играм. Однажды он играл в перестрелку между местными жителями и русскими офицерами.

Вулич говорит людям, что у него есть способ доказать, существует ли предопределение или нет. Печорин ставит двадцать золотых монет, исходя из того, что предопределения не существует. Вулич делает ставку на обратное, а затем раскрывает свой план. План Вулича предполагает, что он рискует своей жизнью. Мужчины пытаются остановить его, но в конце концов сдаются и смотрят, как разыгрывается безумный план лейтенанта.

Пока Печорин изучает лицо Вулича, Печорин видит на лице Вулича след смерти. Печорин говорит Вуличу: «Ты сегодня умрешь» (151).Вулич все равно продолжает свои планы. В руке у него пистолет. Он понятия не имеет, загружен он или нет, и, кажется, никто другой тоже не знает. Вулич берет пистолет и целит его в голову.

Все затаили дыхание. Вулич стреляет, но ружье дает осечку. Другие офицеры считают, что пистолет пуст. Вулич снова целится из ружья, на этот раз в стену. Пуля летит в стену. Все ошеломлены, а Вулич забирает свои деньги. Печорин идет домой и думает о случившемся.

По дороге домой Печорин сталкивается с убитой свиньей и двумя казаками, которые спрашивают его, не видел ли он пьяного человека. Печорин ничего не думает об этих двух сценах до четырех утра, когда его разбудили три офицера. Ему говорят, что Вулич убит. Пьяный казак мечом разрезал и свинью, и Вулича пополам. По сути, Вулич умирает через тридцать минут после выигрыша ставки.

Трое офицеров приводят Печорина в дачу, где забаррикадировался убийца Вулича, и Печорин слышит имя убийцы от старого казачьего капитана.Это Ефимич. Ефимич игнорирует мольбы, призывающие его сдаться. Его мать находится на месте происшествия, но она отказывается сотрудничать с полицейскими, пытающимися его арестовать. Старый казачий капитан и майор не хотят посылать людей на дачу, потому что Ефимич вооружен. У Печорина есть идея, и он ее реализует. Он пробирается в дачу через окно в задней части дома и удивляет Ефимича. Печорину удается подчинить Ефимича и пройти через ситуацию пулей, лишь «сорвав с плеча погон» (156).

Последняя сцена этого рассказа возвращает Максима Максимыча. Печорин уезжает из казачьей станицы и возвращается в крепость, где они с Максимом Максимычем подружились. Он рассказывает Максиму Максимычу о смерти Вулича. Печорин пытается получить мнение Максима Максимыча о предопределении, но Максим Максимыч не предлагает сильных рассуждений. Печорин понимает, что Максим Максимыч «совсем не увлекается метафизическими дискуссиями» (157).

Анализ

Любопытство и азартные игры — две важные темы не только в этом рассказе, но и в романе в целом.Любопытство движет сюжетом каждого рассказа в этом романе. В этом рассказе Вулич рискует своей жизнью, чтобы удовлетворить свое любопытство и любопытство других офицеров. Они хотят знать, существует ли предопределение. Печорин также подвергает свою жизнь опасности, чтобы удовлетворить свое любопытство. Он подвергает предопределение еще одному испытанию, когда врывается в коттедж. В «Беле» любопытство Максима Максимыча приводит его к важной информации. Следя за разговором между Азаматом и Казбичем, он узнает, что Азамат готов обменять Белу на Карагёз.Максим Максимыч передает эту информацию Печорину, а Печорин использует информацию для получения Белы. В «Максиме Максимыче» любопытство Максима Максимича по поводу кареты и слуги привело его к Печорину. В «Тамани» любопытство Печорина заставляет его следовать за слепым мальчиком. Наконец, в «Княжне Марье» Грушницкий погиб от любопытства. Он останавливается за пределами резиденции принцессы Марии, чтобы узнать личность человека, который, как он видит, входит в нее. Грушницкий узнает, что это Печорин.Когда он открывает рот о том, что он был свидетелем, Печорин подслушивает и решает защитить честь княгини Марии на дуэли. Грушницкий погибает на дуэли.

Если говорить об азартных играх как теме, Вулич один раз ставит на кон свою жизнь, а Печорин играет своей жизнью в каждом из рассказов романа. В этом рассказе Печорин врывается в коттедж, хотя убийца Вулича вооружен. Печорин саморазрушительный. Сцена в коттедже — единственное место в романе, где его склонности к саморазрушению приводят к чему-то благородному.Он задерживает убийцу Вулича.

Парадоксально, что именно Печорин задерживает Ефимича и привлекает его к ответственности за свои действия. На протяжении всего романа Печорин не берет на себя ответственности ни за какие свои действия. Он умывает руки от всего, и сообщники, такие как Максим Максимыч и Вернер, также не привлекают его к ответственности за его действия. Вместо этого они дистанцируются от своих частей в замыслах Печорина. Рассказывая историю о Беле и Печорине безымянному рассказчику, Максим Максимыч пытается сделать свое участие в замыслах Печорина случайным.По словам Максима Максимыча, он пьет чай с Казбичем, потому что они кунаки, и чтобы не отвлекать соплеменника, когда Азамат крадет его лошадь.

Мать Ефимича также важна для значения этой истории. Фигуры родителей в этом романе бесполезны. Мать Ефимича наблюдает, как сотрудники милиции пытаются задержать ее сына. Когда они просят ее о помощи, она отвечает и ничего не делает. В «Бела» старый вождь отсутствует, когда Азамат похищает Белу. Как только он возвращается, Казбич немедленно убивает его.

Максим Максимыч, который становится отцом Белы в ее плену, тоже бесполезен. Когда Бела плачет из-за холодного поведения Печорина, Максим Максимыч говорит ей, что ее слезы только отгонят Печорина. Когда Бела продолжает плакать, Максим Максимыч быстро понимает неэффективность своих слов. В «Тамани» старуха появляется только в одной сцене, причем в этой сцене она притворяется глухой. Более того, Янко говорит слепому мальчику в конце истории: «Скажи старухе, что ей пора умереть.Она слишком долго прожила, у нее было свое время »(68). И последнее, но не менее важное, в« Княгине Марье »княгиня Лиговская не замечает замыслов Печорина. Она считает, что он влюблен в ее дочь, и даже предлагает Печорину свое благословение на свадьба.

Определение фатализма Merriam-Webster

фатализм | \ ˈFā-tə-li-zəm \

: учение о том, что события фиксируются заранее, так что люди бессильны их изменить. также : вера или отношение, определяемое этой доктриной фатализм, который считает социальные проблемы просто неизбежными

определение фаталиста по The Free Dictionary

Сэмюэл Фергюсон.—Excelsior. — Портрет доктора в полный рост. — Убежденный фаталист. — Обед в клубе путешественников. — Несколько тостов по случаю. «Он слишком рассудительный человек», — подумал я. , «стать фаталистом. И все же что еще он может иметь в виду?» И когда я сложил письмо и отложил его, я нечаянно повторил слова вслух. Возможно, мне не пришлось использовать его, но я был достаточно фаталистом, чтобы вообразить, что должен. Почему я не должен стать фаталистом? Помните, как на третий день, когда мы поднялись на Шлангенберг, я был побужден шепнуть вам на ухо: «Скажи лишь слово, и я прыгну в бездну.- Если бы ты сказал это, я бы прыгнул, но я учился у Аджора, который был более или менее фаталистом, философии, которая была необходима Каспаку для душевного спокойствия, как и вера для набожного христианина из внешнего мира. Сидя со скрещенными руками, он определенно был фаталистом. Вопрос о том, доберется ли он когда-нибудь до нее, действительно ли он когда-нибудь окажется на пути к дому, казался ему достаточно немного обеспокоенным. и относиться к ним соответственно, а не согласно, в некоторых отношениях, моим требованиям и ожиданиям того, кем они и я должны быть, тогда, как хороший мусульманин и фаталист, я должен стремиться быть удовлетворенным тем, что они есть, и говорят, что это воля Бога.Но я в некотором роде фаталист, как и все хорошие восточные люди, и вошел готов ко всему. О, неужели я снова стану фаталистом, которого четырнадцать лет отчаяния и десять надежд сделали верующим в провидение? я фаталист и верю, что мое время назначено на то, чтобы прийти совершенно безотносительно к моим собственным движениям и воле, и что если я пойду в Сулимановы горы, чтобы быть убитым, я пойду туда и буду убит ». фаталист до точки непротивления, — сказал он, — я всегда обнаруживал, что высшая мудрость заключается в согласии с действительным.Он говорил медленно, и в его звучном голосе чувствовалась вибрация. Когда, однако, самым неожиданным образом, он вернулся домой и поселился на Бретт-стрит, мистер Верлок, который боролся, как человек в кошмаре, за сохранение его позиция, приняла удар в духе убежденного фаталиста, действительно, позиция не по чьей-либо вине.

Последствия фатализма Последствия фатализма

В чем значение фатализма? Фатализм — это вера в то, что события определяются судьбой.Фатализм — это вера в то, что мы должны принять исход событий и что мы не можем сделать ничего, что могло бы изменить исход, потому что события определяются чем-то, над чем мы не можем повлиять.

Фатализм может применяться ко всем событиям или может принимать более ограниченную форму. Это может соответствовать детерминизму, убеждению, что каждое событие, включая все, что мы делаем, вызвано чем-то другим, а не им самим. С другой стороны, это может соответствовать индетерминизму, убеждению, что не каждое событие имеет причину и что некоторые события нельзя объяснить универсальными законами или принципами.

Фатализм может противоречить детерминизму, если он утверждает, что мы не можем эффективно изменить наши действия или вызвать изменение исхода событий. С другой стороны, фатализм может противоречить индетерминизму, если он утверждает, что у нас нет свободы выбирать наши собственные действия.

Детерминизм может допускать, что, даже если наши действия вызваны силами, которые мы не можем контролировать, наши действия все равно могут быть эффективными в изменении исхода событий. С другой стороны, индетерминизм может допускать, что, даже если есть события, которые мы не можем контролировать, у нас есть свобода выбирать, как реагировать, без принуждения реагировать определенным образом со стороны сил, находящихся вне нашего контроля.

Фатализм может придерживаться мнения, что, если все наши действия вызваны силами, находящимися вне нашего контроля, то мы не несем ответственности за свои действия. Если мы попадаем в ситуации, не зависящие от нас, мы не можем свободно выбирать, как реагировать. Это может противоречить теории свободы воли, согласно которой мы свободны выбирать наши действия и что наши действия не предопределены силой, независимой от нашей собственной воли.

Фатализм противоречит теории свободы воли, если она утверждает, что мы не можем выбирать наши собственные действия.Если мы свободны выбирать наши собственные действия в любой момент, то будущее определяется не просто судьбой. Если бы мы были свободны выбирать свои действия, тогда мы могли бы сделать что-то иное, чем то, что мы сделали, и нынешние события могут отличаться от того, что они есть в данный момент. Это означало бы, что настоящее определяется не просто судьбой.

С другой стороны, фатализм может придерживаться противоположной точки зрения, согласно которой, если события невозможно предсказать с полной уверенностью, тогда мы свободны выбирать наши собственные действия, потому что ничто не предопределяет, что события будут происходить так, как они происходят.

Фатализм может состоять из двух компонентов: 1) веры в то, что события находятся вне нашего контроля, и 2) веры в то, что мы не можем изменить исход событий. Каждый из этих компонентов фатализма может или не может быть оправдан реальностью.

Фатализм отрицательный, если это повсеместное отношение. Это может быть связано с пессимизмом, безнадежностью и отчаянием. Но в той мере, в какой принятие событий, находящихся вне нашего контроля, соответствует реальности и не сопровождается чувством, что мы ничего не можем сделать, чтобы изменить события, принятие реальности может быть положительным.Принятие реальности может быть формой прозрения и может разрешить внутренний конфликт.

Таким образом, фатализм состоит из принятия и отрицания. Фатализм может иметь положительный аспект, поскольку это принятие реальности. Но фатализм негативен, поскольку это отрицание того, что мы можем сделать что-либо, чтобы изменить реальность.

Фатализм — это не только вера в то, что события определяются судьбой, но и принятие судьбы или подчинение ей. Это может быть основано на восприятии того, что некоторые события неизбежны и не могут быть изменены.Если определенные события неизбежны, их невозможно избежать или избежать. Принятие этих событий как предопределенных судьбой предполагает признание того, что их невозможно избежать или избежать.

Можно быть фаталистом, но не быть полностью фаталистом. Фаталисты все еще могут верить, что некоторые их действия могут изменить исход определенных событий.

С другой стороны, фатализм может быть верой в то, что мы ничего не можем сделать, чтобы изменить нашу судьбу, потому что наше будущее неизбежно определяется судьбой.

Фатализм может соответствовать убеждению, что события вызваны определяющим принципом или силой во вселенной, например Богом. Фатализм может быть включен в некоторые религиозные верования.

Фатализм может основываться или не основываться на вере в Бога. Фатализм может соответствовать предопределению, убеждению в том, что все события имеют предопределенный исход. Фатализм также может быть формой реализма, попыткой взглянуть на события без рационального объяснения или идеализированной интерпретации.

Фатализм отличается от веры в предопределение. Можно быть фаталистом и все же не верить, что все события предопределены. Можно верить в предопределение и все же отвергать фатализм.

Фатализм может соответствовать убеждению, что все определяется Богом. Каждое событие, хорошее или плохое, можно рассматривать как часть Божьего плана. Мы должны принять то, что с нами происходит, потому что это воля Бога. Ничего не происходит без Бога как первопричины событий, которые привели к другим событиям.Что бы ни случилось с нами, это то, что Бог пожелал. Мы можем принять все, что с нами происходит, если мы верим в Бога.

С другой стороны, фатализм не может быть основан на вере в Бога. Фатализм может быть основан на убеждении, что, поскольку события определяются силами, не зависящими от нас, и поскольку у нас нет силы изменить свою судьбу, жизнь не имеет смысла. Если жизнь не имеет смысла, это может привести к убеждению, что Бога нет.

Судьбу можно определить по-разному.Судьбу можно рассматривать как необъяснимую, произвольную и безличную силу, определяющую исход определенных событий. Судьбу можно рассматривать как связанную с судьбой, таинственную и неизменную силу, которая движет событиями к заранее определенному исходу.

В некоторых ситуациях фатализм может быть понятен. Фатализм может быть способом подготовиться ко всем плохим вещам, которые происходят в нашей жизни. Фатализм не всегда должен быть отрицательным. Это может быть способ признать, что в жизни есть хорошие и плохие вещи, и что иногда плохие вещи случаются без причины.

Плохие вещи могут случиться с хорошими людьми (например, любимый человек может заболеть раком или невиновный человек может стать жертвой преступления). Хорошие вещи могут случиться с плохими людьми (например, диктаторы получают политическую власть, преступник может остаться безнаказанным за свое преступление).

Иногда случаются вещи, которые невозможно объяснить (например, бессмысленные акты насилия). Может быть невозможно объяснить, почему хорошие или плохие вещи происходят в определенное время, в определенном месте, с определенным человеком. Иногда хорошие или плохие вещи, которые случаются с человеком в определенное время или в определенном месте, могут так же легко случиться с другим человеком в другое время или в другом месте.

Иногда может не быть другого способа принять что-то плохое, что случилось, не будучи в некоторой степени фаталистичным в отношении этого (например, когда чей-то дом был поврежден наводнением, или его вещи были украдены вором, или его машина была повреждена). поврежден другим автомобилем, проехавшим на красный свет).

Фатализм может позволить нам признать, что мы неважны и что мы занимаем лишь небольшую часть вселенной. То, что происходит с нами как личностями, может не повлиять на многих других людей, и окончательный ход истории не может быть изменен какими-либо хорошими или плохими вещами, происходящими с нами как личностями.Фатализм может позволить нам принять нашу конечность и бессилие. Это также может помочь нам преодолеть эгоцентризм, чтобы мы могли смотреть на то, как события влияют на других, а не только на то, как эти события влияют на нас самих.

Когда мы с фатализмом относимся к будущему и допускаем возможность того, что с нами могут случиться плохие вещи, мы можем чувствовать себя намного лучше, когда с нами происходят хорошие вещи. Фатализм может быть механизмом выживания. Это может быть способом избежать разочарования. Фатализм не означает, что мы не должны пытаться изменить то, что можно изменить.Это также не обязательно означает, что мы не должны делать то, что должны делать. Но это может помочь нам принять то, что нельзя изменить.

С другой стороны, фатализм может иметь множество негативных последствий. Фатализм в этике может быть отказом от личной ответственности. Фатализм может придерживаться мнения, что наши действия предопределены причинами, за которые мы не несем ответственности. Этический выбор может рассматриваться как вызванный внешними силами, над которыми мы не властны. Таким образом, мы не несем ответственности за свой личный выбор, потому что нет свободы воли.Мы не можем принимать собственные решения, потому что мы подвержены силам, которые мы не можем контролировать. Это может использоваться как предлог для пассивности, бездействия или отказа от попыток изменить те события, над которыми мы действительно имеем некоторый контроль.

Фатализм также может быть способом избежать или избежать обвинений и вины за неэтичное поведение. Это может быть способ избежать долга, обязательства или обязательства. Это может быть средство извиниться за неспособность проявить самоконтроль, сдержанность или самодисциплину.

Фатализм может использоваться как объяснение того, что мы не заботимся о том, что происходит, или о том, как происходящее влияет на других людей, основываясь на ощущении, что наши усилия в любом случае будут тщетными. Это переводится как чувство, что все, что я делаю, не будет иметь никакого значения, потому что моя судьба — не иметь возможности контролировать происходящее. Ничто из того, что я могу сделать, не может изменить мир. В любом случае, все будет происходить так, как происходит.

Фатализм может отрицать значение нашего личного выбора, основываясь на убеждении, что мы не можем в конечном итоге изменить исход событий, потому что вселенная считается управляемой случайностью, случайностью и неопределенностью.

Аргумент, что события определяются судьбой, может быть использован для оправдания принятия несправедливости и зла.

Фатализм может использоваться для оправдания принятия многих форм социальной несправедливости или соучастия в них. Фатализм может использоваться для оправдания неспособности предотвратить травмы; неспособность предотвратить смерть; неспособность предотвратить несправедливость; неспособность предотвратить дискриминацию, неспособность предотвратить материальный ущерб, неспособность предотвратить ущерб окружающей среде.

Фатализм может использоваться для оправдания неспособности противостоять преступлению, несправедливости, насилию, войне, геноциду, тирании, угнетению и другим моральным или социальным проблемам.

Таким образом, основной недостаток фатализма в том, что он может стать формой нигилизма. Это может стать верой в то, что ничто не имеет значения, ничего нельзя узнать, ничто из того, что мы делаем, не имеет никакого значения. Это может стать верой в то, что нет ничего, за что стоит бороться, что нет ничего, ради чего стоит жить. Это может стать отказом от любых личных обязательств.

Авторские права © 2001 Алекс Скотт

следующая страница

Как фатализм может всех нас убить

«Ты должен жить», — любят говорить люди, не обращая внимания на некоторые ограничения или меры предосторожности.Я всегда соглашался первым.

До COVID-19.

«Если пришло мое время, это зависит от Бога», — замечает мне женщина в конце изгнания из тюрьмы, добавляя, что она не носит маски. Сжимая губы, я борюсь с желанием воскресить Бена Франклина. Теперь, Додери, он уже моргал, глядя на нее сквозь проволочные ободки, и бормотал: «Бог помогает тем, кто помогает себе сам».

Если в этой вселенной вообще существует какой-то духовный порядок, какой-либо источник смысла, какое-либо сознание, более объединенное, чем наши случайные вспышки прозрения, то, конечно же, его цель не в том, чтобы сделать нас пассивными? Бог помогает тем, кто помогает себе, т.е. нервные и бдительные граждане, которые отслеживают счетчики, исследуют болезнь, носят маску и держатся на расстоянии. Фатализм этой женщины был глупым и опасным. В ходе нашего разговора она проявляла осторожность и выходила из нее, предложение за предложением, ошеломленная необходимыми изменениями, и снова вернулась к вере, чтобы избавиться от своего страха. Я вешаю трубку, беспокоясь за нее, снисходительно и язвительно, как все самодовольные, напуганные последователи правил.

Затем следует еще один месяц дистанцирования, а затем, без какого-либо медицинского обоснования, мир снова начинает открываться, и друзья приглашают меня в свои дома, и в один из таких случаев я захожу внутрь без маски, потому что на улице жарко и душно. и, конечно же, они были так же осторожны, как и я, и ради Бога, мы не можем оставаться взаперти до конца наших дней, не так ли? Если я заболею, я заболею.Тебе надо жить.

Фатализм ускользает от вас. Это происходит, когда вы устали, подавлены, надуваетесь от лишений или вам глупо скучно. Мы все безрассудно переходим к разным пунктам, но так или иначе все мы добираемся до цели.

Когда мне было двадцать, я несколько раз ехала домой по петле, переспала с кем-то совершенно неподходящим и каким-то чудом не забеременела. Когда мне было за тридцать, я рассказывал об историях, которые требовали общения с торговцами героином, убийцами и людьми, настолько параноидальными и злыми, что они были опасными.В спокойном среднем возрасте большое волнение вызывает… ну, все, о чем я думаю, было отменено COVID, так что никакого большого волнения нет.

Но когда я подумал, что мои безрассудные дни закончились, оказалось, что все, что мне нужно сделать, чтобы жить на грани, — это стоять в пяти футах от друга. И когда даже банальная нормальность ставит под угрозу жизнь человека, слишком легко стать фаталистом.

За исключением того, что я не могу. Если я сейчас брослю это полотенце, я подвергну опасности своего мужа, который помогал другу с ослабленным иммунитетом, множественными физическими недостатками и заботился об отце, которому за 90.Не говоря уже о моей свекрови и любом другом, подвергающемся дополнительному риску. У всех нас есть эти связи, эта сеть узоров, которая запрещает нам быть безрассудными. Итак, с постоянным усилием воли я остаюсь настолько осторожным, насколько могу, и иногда это заставляет меня чувствовать себя меньше, чем человек — параноиком, привередливым, предателем.

До этой пандемии доверие казалось подарком, способом почтить честность, верность и добродетель друга. Теперь я больше не могу даровать это таким образом. Кто знает, кто из нас почувствовал фатализм в неподходящий момент?

Словарное определение фатализма — это «вера в то, что все события предопределены и, следовательно, неизбежны.«Я не верю, что это была пандемия. Второстепенное определение — «покорное мировоззрение, проистекающее из фаталистического отношения». Вот и все, что касается беззаботной привлекательности позиции. Для философов фатализм означает, что мы чувствуем себя бессильными делать что-либо, кроме того, что делаем на самом деле.

Я возвращаюсь к действию: маска, дезинфицирующее средство, мера для ума. Я могу многое сделать. Прежде чем согласиться даже на встречу на открытом воздухе, я просматриваю демографические данные. У кого дома живут дикие подростки? Кто такой гурман, который никогда не откажется от ужина в помещении? Я оцениваю медицинские знания, осведомленность о текущих событиях.Считаю темперамент: экстраверсия или интроверсия? Сдержанность или импульсивность? Вверху в моем списке наблюдения — веселые, наплевательские, наплевательские друзья, которых я обожаю, но потом один из них меня удивляет. Оказывается, она три дня ждала, чтобы открыть каждую коробку Amazon. Я торопливо меняю категории, перемещая своих самых осторожных, дотошных и неусыпных друзей наверх, потому что по закону иронии они, вероятно, являются наиболее вероятными векторами из всех.

От всего этого хочется кричать. Доверие — это основа любых достойных отношений, и мы живем в то время, когда мы не можем доверять никому, в особенности себе.Это, мягко говоря, нервирует. «Отстраненный» раньше означал холодный и, вероятно, сердитый. «Установите некоторые границы» — совет консультанта, когда отношения уже находятся в затруднительном положении. Проблемы с доверием заморозили или раздавили множество сердец.

И все же теперь, после многих лет Опры, призывающей нас открыться, мы должны избегать слишком близкого подхода — буквально. Мы должны заявить и подтвердить нашу осторожность и простить себя за то, что мы говорим — что? Разумный? Мы должны прощать людей за то, что они подозрительны к нам, даже когда это ужалит, и мы должны прощать себя за то, что относимся к ним с подозрением.Возможно, нам даже придется простить одно или два невольного разоблачения, потому что эта вещь быстро распространяется, и она коварна, а все меры предосторожности в мире — нет. Остановить там. Меры предосторожности могут быть ненадежными, но они все, что у нас есть, и они значительно затрудняют проникновение вируса к нам. Невозможно избавиться от беспокойства и бросить нашу судьбу Вселенной. Нет, мы не хозяева своей судьбы, потому что мы контролируем довольно много судьбы, а также свою собственную.

Раньше серьезная ответственность сопровождалась доверием.Мы могли отдать свою жизнь в чужие руки, скажем, врача, судью или банкира, потому что доверяли им. Именно доверие сделало уязвимость терпимой. И доверять сейчас невозможно. Из самых лучших побуждений мы могли бы убить наших друзей.

границ | Негативное влияние, фатализм и предполагаемое институциональное предательство во времена пандемии коронавируса: межкультурное исследование контрольных убеждений

Введение

С начала 2020 года в жизни людей во всем мире доминирует один конкретный фактор стресса: вспышка коронавирусной болезни (COVID-19).Все больше исследований сообщают об обширных негативных психологических реакциях на COVID-19, которые представляют собой глобальный кризис психического здоровья (1). Из-за чрезвычайно высокого уровня инфицирования и относительно высокого уровня смертности основными реакциями на пандемию были страх, беспокойство и тревога среди людей во всем мире [например, (2–4)]. Новые первоначальные результаты, полученные в ряде стран, документально подтвердили, что высокий уровень страха, связанного с COVID-19, существенно коррелировал с повышенной депрессией (2, 5), стрессом (6), ухудшением качества сна (7) и снижением психического благополучия (8) у людей. население в целом.Более того, уровни тревожности, депрессии и симптомов посттравматического стресса, как сообщалось, были выше во время пандемии COVID-19, чем в предыдущих популяционных исследованиях (9) (Шевлин и др. Неопубликованная рукопись).

Однако конкретные механизмы, определяющие изнурительное влияние COVID-19 на настроение и эмоциональность, а также культурные различия в этом отношении, только начинают изучаться. Кроме того, необходимы исследования, чтобы лучше понять важность местного контекста для реагирования на вспышку.Таким образом, в настоящем исследовании изучалась связь страха и негативного аффекта, связанного с COVID-19, в двух выборках, собранных в Израиле и Швейцарии, с целью выявления потенциальных механизмов, лежащих в основе этой ассоциации.

Как отмечалось во время предыдущих эпидемий, пандемия COVID-19 вызвала глобальную тревогу и повышенный стресс (3). Орнелл и др. (10) указали, что во время эпидемий количество людей, психическое здоровье которых страдает, обычно выше, чем количество людей, страдающих от инфекции, что требует изучения текущих и будущих проблем психического здоровья (11).Пандемия не только порождает конкретный страх смерти, но также сопровождается беспрецедентными экономическими и социальными последствиями, которые непредсказуемо сказываются на различных сферах семейных структур и профессиональной жизни (10). Отсутствие безопасности и страх перед неизвестным повышают уровень тревожности у здоровых людей, а также у людей с уже существующими психическими расстройствами (12). В Китае, например, примерно половина респондентов в общем опросе населения сообщили о психологическом воздействии эпидемии от умеренного до тяжелого (13), тогда как в Италии — 41.8% респондентов из общей популяции сообщили о высоком уровне дистресса, а 37,19% указали на высокий уровень тревожности (14). Кроме того, неуверенность в риске заражения семьи и друзей имеет тенденцию усиливать дисфорические психические состояния (15).

Хотя результаты показали, что большинство людей сообщают об определенном уровне страха, связанного с COVID-19 (3), реакции на пандемию у разных людей сильно различаются; у некоторых развиваются психопатологии, в то время как другим удается поддерживать психологический баланс и адаптироваться к ситуации.Поэтому важно лучше понять условия, в которых люди могут справиться с неопределенностью и тревогой, связанной с пандемией. На сегодняшний день большинство исследований, изучающих психологическую реакцию на COVID-19, сосредоточены на социально-демографических факторах риска, таких как пол, возраст, род занятий или уровень образования [например, (6) (Шевлин и др., Неопубликованная рукопись) ] или социальных переменных, таких как социальная поддержка или одиночество (16, 17). Тем не менее, другие факторы еще до конца не изучены.

Экспертные мнения преимущественно подчеркивают важность индивидуального контроля, убеждений и восприятия беспомощности в отношении страданий от эмоционального дистресса во время нынешней пандемии (8, 10, 18, 19). Более конкретно, Satici et al. (8) обнаружили, что нетерпимость к неопределенности оказала значительное прямое влияние на психическое благополучие во время ситуации с COVID-19. Независимо от конкретного контекста пандемии COVID-19, исследования твердо предположили, что самообладание является решающим критерием для обеспечения благополучия во время кризиса (20).Настоящее исследование является одним из первых, в котором эмпирически оценивается уникальное восприятие контроля людьми на трех уровнях: фаталистическое мировоззрение (отражающее склонность верить, что судьба человека определяется извне), локус контроля здоровья (отражающий доверие к себе как способному справиться с ситуацией). с пандемией), и восприятие институционального предательства (отражающее доверие властям к защите от вируса) в контексте борьбы с COVID-19.

Первая концепция интереса, фатализм, описывает общее убеждение, что чья-то судьба определяется извне и что чьи-то действия практически не влияют на важные результаты (21).Фаталистическое отношение к жизни может привести к снижению страха и беспокойства в крайне опасных ситуациях, особенно когда попытки использовать прямые средства разрешения конфликта кажутся бесполезными (22). Таким образом, отказ от стрессора может быть эффективным способом снятия напряжения, создаваемого ситуацией, которая воспринимается как угрожающая и неконтролируемая. В то же время, однако, было показано, что высокий фатализм сильно и положительно связан с безнадежностью и депрессией [e.g., (23)] и, в меньшей степени, с усилением симптомов общего психологического дистресса (24). Следовательно, в условиях нынешнего кризиса COVID-19 фаталистические взгляды могут иметь комплексное влияние на психическое здоровье и благополучие. Хотя фаталистические убеждения в контроле могут уменьшить опасения, связанные с COVID-19, эта стратегия может происходить за счет более высоких уровней негативного воздействия (22).

Вторая концепция интереса, связанный со здоровьем внутренний локус контроля, относится к приписыванию людьми своего здоровья личным факторам или факторам окружающей среды (25).Воспринимаемый контроль над результатами побуждает людей рассматривать сложные ситуации как проблемы, а не как непреодолимые препятствия, и позволяет им выбирать адаптивные стратегии выживания (26). Существует обширное количество исследований, связывающих высокий локус контроля с психологическим здоровьем, на что указывает меньшее количество симптомов тревоги, депрессии и более быстрое выздоровление после столкновения с неблагоприятными жизненными обстоятельствами (27–29). В текущем исследовании локус контроля здоровья отражает степень, в которой человек верит в себя как способный справиться с пандемией COVID-19.Недавнее исследование, проведенное во время кризиса COVID-19, показало, что общее чувство контроля опосредовало связь между симптомами стресса и положительным психическим здоровьем. Это говорит о том, что чувство контроля способствует более спокойному решению текущих проблем и может смягчить любые негативные последствия пандемии для психического здоровья (30).

В условиях глобального кризиса, такого как распространение COVID-19, кажется, что правительство и системы здравоохранения играют значительную роль в том, в какой степени новый вирус угрожает людям и обществу.Воспринимаемое институциональное предательство, третья концепция интереса, возникает, когда люди воспринимают могущественные и пользующиеся доверием институты как причиняющие вред тем, кто от них зависит в плане безопасности и благополучия, либо действием или бездействием во время кризиса, либо когда были совершены ошибки или преступления (31). ). Этот тип предполагаемого предательства широко обсуждался в контексте попыток сокрытия сексуальных посягательств в католической церкви, в вооруженных силах или в университетах (32). Кроме того, известно, что он обостряет различные психопатологические реакции на невзгоды и травмы, такие как тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство (33, 34).В контексте кризиса COVID-19 тема предательства учреждений в настоящее время начинает обсуждаться в отношении медицинских систем, как из-за отсутствия надлежащего ухода за пациентами, так и из-за отсутствия достаточного количества средств индивидуальной защиты. медицинскому персоналу (35, 36). В текущем проекте предполагаемое институциональное предательство относится к недоверию людей к местным властям и учреждениям здравоохранения в плане защиты от вируса (то есть уровень, до которого участники считали, что эти учреждения предприняли неадекватные действия для защиты личного и общественного здоровья и благополучия) .

Несмотря на то, что COVID-19 является глобальным явлением, относительно немного исследований посвящено сходству и различию реакций психического здоровья на COVID-19 в разных странах. Таким образом, в настоящем исследовании исследуются две общие выборки населения, собранные в двух разных странах: Швейцарии и Израиле. Эти две страны представляют особый интерес, поскольку в них есть как сходства, так и различия. Хотя численность населения в этих странах очень похожа (8.57 миллионов в Швейцарии и 9,23 миллиона в Израиле), социально-политический климат, экономический статус, а также менталитет существенно различаются. Что касается вспышки COVID-19, обе страны столкнулись со значительными рисками для здоровья населения, однако правительства двух стран решали эти проблемы по-разному.

Целью этого исследования было оценить связь между опасениями, связанными с COVID-19, и негативным воздействием, а также потенциальные различия между двумя странами.Была предложена модель умеренного конкурентного посредничества, в которой принадлежность страны будет смягчать прямые и косвенные пути. Мы предположили, что более низкий локус контроля, более высокий фатализм и более высокое восприятие институционального предательства будут связаны с большим количеством страхов, связанных с COVID-19, и более негативным аффектом. Мы также предположили, что три типа восприятия контроля будут опосредовать связь страха и негативного аффекта, связанного с COVID-19. Мы также стремились определить наиболее подходящего связанного с контролем посредника в отношении негативных эмоций, чтобы определить потенциальные отправные точки для вмешательства.

Методы

Участники и процедура

Это исследование проводилось во время пика вспышки COVID-19 в Швейцарии и Израиле, когда обе страны находились в изоляции. Образовательные системы были закрыты, занятия проводились онлайн, и большинство людей работали из дома. В Израиле сбор данных проходил с 30 марта по 16 мая 2020 года. На начальном этапе сбора данных было зарегистрировано 4695 подтвержденных случаев COVID-19 и 16 смертей в Израиле. К концу сбора данных было зарегистрировано 16 607 подтвержденных случаев заболевания и 268 смертей.В течение большей части этого времени правительство Израиля ввело карантин для всего населения, за исключением ограниченных мероприятий, таких как здравоохранение и покупка основных продуктов. В Израиле недавние исследования выявили повышенный уровень депрессии, который был предсказан одиночеством из-за политики социального дистанцирования (37). В частности, опасения, связанные с COVID-19, были связаны с повышенной тревожностью и депрессией (38). Примечательно, что во время вспышки COVID-19 уровень безработицы в Израиле увеличился с 4% до ~ 27% населения [1.276 миллионов человек; (39)].

В Швейцарии сбор данных начался 24 апреля, когда было зарегистрировано 29 014 подтвержденных случаев COVID-19 и 1496 смертей. К концу сбора данных 23 мая было зарегистрировано 30 628 подтвержденных случаев COVID-19 и 1677 смертей. Несмотря на то, что население не было обязано находиться в карантине, людям настоятельно рекомендуется оставаться дома во время сбора данных. Как и в Израиле, первые исследования, проведенные в Швейцарии среди студенческого населения, показывают, что опасения, связанные с COVID-19, отсутствие взаимодействия и эмоциональной поддержки, а также физическая изоляция были связаны с негативными траекториями психического здоровья [e.г., (40)]. Уровень безработицы в Швейцарии составил 3,3% в апреле и 3,4% в мае. Однако в апреле 2020 года около четверти трудоспособного населения сократило рабочее время в результате правительственного плана действий по контролю негативного воздействия COVID-19 на население (41).

Для удобства была отобрана 595 швейцарских и 639 израильских участников через социальные сети (например, Facebook) и метод снежного кома. Участникам было предложено принять участие в исследовании, направленном на выявление психосоциального решения проблем, связанных с COVID-19.Анкеты распространялись в электронном виде на местных языках (например, на немецком в Швейцарии и на иврите и арабском в Израиле) с использованием программного обеспечения Unipark и Qualtrics Research. Критерии включения: а) возраст старше 18 лет и б) свободное владение местным языком (языками). Исследование было одобрено экспертными советами учреждений каждой страны, и все участники подписали форму согласия.

Меры

Воздействие COVID-19 оценивалось с помощью 7 вопросов, специально разработанных для оценки факторов стресса, связанных с COVID-19 (42).Участников спрашивали, подвергались ли они различным инцидентам, связанным с COVID-19 (например, заражение, карантин, заразился член семьи или помещен в карантин, зная кого-то, кто умер от COVID-19). Общее воздействие рассчитывалось путем суммирования всех положительных ответов на вопросы о воздействии, причем более высокие баллы указывали на более высокую подверженность COVID-19.

Страх перед COVID-19 оценивался с помощью трех вопросов, специально адаптированных к опыту COVID-19 (42). Участников попросили оценить, насколько они опасаются представленных им ситуаций («Я беспокоюсь, что я или моя семья могу заразиться или попасть в карантин», «Я боюсь, что эпидемия распространится широко и продлится долго», «Я боюсь негативного влияния COVID-19 на мою жизнь.”) По пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (совсем нет) до 5 (очень много). Оценка страха перед COVID-19 была рассчитана путем суммирования всех ответов на все вопросы, причем более высокие оценки указывают на более высокий уровень страха перед COVID-19. Альфа Кронбаха составила 0,71 и 0,76 для швейцарской и израильской выборок, соответственно, что указывает на приемлемую надежность.

Фатализм оценивался по шестибалльной шкале фатализма (43, 44). Эта шкала оценивает степень уверенности в том, что судьба определяется извне, включая две под-оценки: пессимистический и непредвзятый фатализм (44).Участников просят оценить степень, в которой каждый из пунктов соответствует им, по пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (категорически не согласен) до 5 (полностью согласен). Примеры вопросов включают: «Я узнал, что то, что должно произойти, произойдет», «Если случаются плохие вещи, это потому, что они должны были произойти». Оценка фатализма рассчитывалась путем суммирования ответов по шести пунктам, причем более высокие оценки указывали на более высокий уровень фатализма. Недавние результаты продемонстрировали кросс-культурную валидность и надежность шкалы (44).В текущей выборке альфа Кронбаха для швейцарской выборки составила 0,86 и 0,85 для израильской выборки, что указывает на высокую надежность.

Внутренний локус контроля, связанный со здоровьем, был измерен с помощью шкалы внутреннего локуса контроля здоровья [IHLC; (45)]. Эта шкала из шести пунктов оценивает степень, в которой участники считают, что их здоровье находится под их собственным контролем и определяется их собственным поведением. Участников попросили оценить по шестибалльной шкале Лайкерта степень своего согласия с каждым пунктом в диапазоне от 1 (категорически не согласен) до 6 (полностью согласен).Примеры пунктов: «Я контролирую свое здоровье», «Если я буду действовать правильно, я смогу оставаться здоровым». Оценка локуса контроля рассчитывалась путем суммирования ответов по всем пунктам, причем более высокие баллы указывали на более высокий предполагаемый самоконтроль. Один элемент был исключен из анализа из-за технической ошибки. Тем не менее, эта ошибка не повлияла на надежность шкалы, поскольку альфа Кронбаха для швейцарской выборки составила 0,84 и 0,87 для израильской выборки, что указывает на высокую надежность.

Воспринимаемое институциональное предательство оценивалось с помощью новой анкеты, частично основанной на вопроснике институционального предательства — здоровье [IBQ-H; (46)]. Новая анкета была адаптирована для измерения уровня, на котором участники воспринимали местные органы власти и учреждения здравоохранения как принимающие достаточные меры перед лицом пандемии или, скорее, нарушающие свои обязательства по защите личного и общественного здоровья и благополучия. Респондентам было предложено сообщить о своем согласии с каждым из 12 пунктов по пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен).Например: «Учреждения обманули ваше доверие к ним», «Увеличили ваш риск заболеть / заразиться», «Их действия отражают интересы, отличные от улучшения и защиты вашего здоровья». Общая оценка институционального предательства была рассчитана путем суммирования ответов на все вопросы. Альфа Кронбаха как для швейцарского, так и для израильского образцов составила 0,91, что свидетельствует о высокой надежности.

Отрицательный аффект оценивался с использованием подшкалы отрицательного аффекта из Краткой таблицы Положительных и Отрицательных воздействий (PANAS; 48).Подшкала негативных аффектов PANAS состоит из пяти эмоций, включая страх, расстройство и беспокойство. Участников попросили оценить степень, в которой они испытали каждую из эмоций в течение последних 2 недель, по пятибалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (очень мало) до 5 (очень сильно). Оценка отрицательного аффекта PANAS была рассчитана путем суммирования ответов на все пункты, причем более высокие баллы указывают на более высокий отрицательный эффект. Предыдущие результаты документально подтвердили достоверность и надежность шкалы (47).Альфа Кронбаха составила 0,81 и 0,89 для швейцарского и израильского образцов соответственно, что указывает на высокую надежность.

Анализ данных

Сначала сравнивались фоновые и демографические характеристики групп. Кроме того, для оценки различий между швейцарскими и израильскими выборками в основных переменных исследования были проведены независимые выборочные тесты t . Затем для каждой выборки отдельно был проведен корреляционный анализ Пирсона, чтобы оценить корреляцию между переменными исследования.Наконец, мы провели анализ многогруппового пути в программном обеспечении AMOS 23, который оценил связь между страхом перед COVID-19 и негативными эмоциями, а также косвенными эффектами в виде фатализма, локуса контроля и институционального предательства. Также мы исследовали модель отдельно для израильского и швейцарского образцов. Мы контролировали возраст, пол и их связь с негативным аффектом и тремя посредниками. Мы использовали возраст и пол из-за различий между странами в этих переменных и поскольку они были в значительной степени связаны с негативным влиянием в обеих странах.Количество людей в семье и уровень образования не коррелировали с негативным воздействием ни в одной из выборок. Следующие индексы использовались, чтобы определить, соответствуют ли гипотетические модели данным. Хорошее соответствие модели обозначается незначащим значением χ2, значениями согласия как сравнительный индекс соответствия (CFI), ненормированный индекс соответствия (NNFI), индекс Такера-Льюиса (TLI) выше 0,90, и среднеквадратичная ошибка аппроксимации (RMSEA) менее 0,06 (48). Мы ограничили пути между странами, чтобы они были значимыми, и исследовали различия между χ 2 модели с ограничениями и свободной модели.Значительный χ указывает на значимость путей между странами.

Результаты

Различия между швейцарским и израильским образцами

Фоновые переменные швейцарской и израильской выборок представлены в таблице 1. Как видно, между выборками были обнаружены некоторые различия в отношении возраста, пола, уровня образования и количества людей в домохозяйстве. Кроме того, израильская выборка сообщила о значительно больших финансовых потерях из-за вспышки COVID-19 по сравнению с швейцарской выборкой.

Таблица 1 . Демографические характеристики по группам исследования.

Как видно из таблицы 2, хотя между швейцарской и израильской выборками не было обнаружено различий в подверженности воздействию стрессоров, связанных с COVID-19, между этими двумя выборками были обнаружены значительные различия во всех переменных исследования. В частности, результаты показали, что по сравнению со швейцарской выборкой израильская выборка испытала более высокий страх перед COVID-19, а также более высокий фатализм, локус контроля и негативные эмоции.Примечательно, что израильская выборка сообщила о значительно более высоком уровне предполагаемого институционального предательства, чем швейцарская выборка.

Таблица 2 . Переменные исследования по исследовательской группе.

Взаимосвязи между исследуемыми переменными

Как показано в таблице 3, анализ показал, что подверженность COVID-19 коррелировала со страхом перед COVID-19 в швейцарской выборке, однако этого не было обнаружено в израильской выборке. И в швейцарской, и в израильской выборках страх перед COVID-19 обратно коррелировал с локусом контроля и положительно коррелировал с институциональным предательством и негативным аффектом.Существенная обратная корреляция между страхом перед COVID-19 и фатализмом наблюдалась только в швейцарской выборке. Наконец, в обеих выборках отрицательный аффект обратно коррелировал с локусом контроля и положительно коррелировал с институциональным предательством.

Таблица 3 . Взаимосвязи между переменными исследования.

Модерируемое посредничество

Мы оценили, различалась ли связь между страхом перед COVID-19 и негативными эмоциями в израильской и швейцарской выборках.Кроме того, мы исследовали потенциальную посредническую роль фатализма, локуса контроля и предполагаемого институционального предательства. Мы контролировали влияние возраста и пола на негативный аффект, а также на три посредника: фатализм, локус контроля и предполагаемое институциональное предательство. С этой целью мы запустили модели анализа многогруппового пути, которые оценили связь между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом, а также косвенными эффектами в виде фатализма, локуса контроля и институционального предательства, с учетом возраста и пола, отдельно для израильтян и израильтян. Швейцарские образцы.Многогрупповая модель хорошо соответствует общим данным, χ 2 ( N = 1,234, df = 16) = 76,61, p <0,001, CFI = 0,91, NNFI = 0,93, TLI = 0,92, RMSEA = 0,055 90% ДИ [0,042, 0,068]. Однако модель адекватно соответствовала данным только для каждого отдельного образца, хотя в обоих образцах RMSEA было высоким: χ 2 ( N = 639, df = 8) = 33,72, p <0,001, CFI = 0,91. , NNFI = 0,93, TLI = 0,93, RMSEA = 0,071, 90% ДИ [0.047, 0,097] для израильской выборки и χ 2 ( N = 595, df = 8) = 42,89, p <0,001, CFI = 0,91, NNFI = 0,93, TLI = 0,92, RMSEA = 0,086, 90% ДИ [0,062, 0,112] для швейцарской пробы (см. Дополнительные материалы 1). В обеих выборках более высокий возраст был связан с меньшим негативным аффектом, а принадлежность к мужчине была связана с более низким уровнем негативного аффекта по сравнению с женским. В обеих выборках принадлежность к мужчине ассоциировалась с меньшим фатализмом, но пол не был связан с локусом контроля институционального предательства.В израильской выборке более высокий возраст был связан с более высоким уровнем предательства и более низким фатализмом, но не был связан с локусом контроля. Однако в швейцарской выборке более высокий возраст был связан с более высоким фатализмом, но не с предательством институтов или локусом контроля. Поскольку соответствие модели не было оптимальным, мы исследовали вложенную модель.

Контрольные переменные были удалены из моделей, и было обнаружено превосходное соответствие модели с аналогичными эффектами как в направлении оценок, так и в интенсивности.Многогрупповая модель хорошо соответствует общим данным, χ 2 ( N = 1234, df = 6) = 8,87, p = 0,018, CFI = 0,99, NNFI = 0,99, TLI = 1,00, RMSEA =. 02, 90% ДИ [0,000, 0,045], а также данные, собранные для каждого образца: χ 2 ( N = 639, df = 3) = 6,59, p = 0,090, CFI = 0,99, NNFI = 0,98, TLI = 0,99, RMSEA = 0,043, 90% ДИ [0,000, 0,089] для израильской выборки и χ 2 ( N = 595, df = 3) = 2.28, p = 0,520, CFI = 1,00, NNFI = 1,00, TLI = 1,01, RMSEA = 0,000, 90% CI [0,000, 0,062] для швейцарской выборки. Различия между хи-квадрат моделей не были значительными (p варьировались от 0,23 до 0,69), что указывает на то, что более экономная модель является предпочтительной (рис. 1).

Рисунок 1. (A) Израильский образец. (Б) швейцарского образца. Сплошные линии обозначают важные пути. Пунктирными линиями обозначены несущественные пути *** p <0,001; ** p <0.01; * р <0,05.

Анализ показал, что как для израильской, так и для швейцарской выборок более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким уровнем негативного аффекта. Этот путь не был значимым между группами, Δχ 2 (7) = 10,79, p = 0,150. Как в израильской, так и в швейцарской выборках более высокий страх перед COVID-19 был связан с более высоким институциональным предательством. Этот путь был равным между образцами, Δχ 2 (7) = 8,87, p = 0.262. Однако выборки различались в отношении связи между страхом перед COVID-19 и фатализмом и локусом контроля. Как в израильской, так и в швейцарской выборках путь между страхом перед COVID-19 и локусом контроля был значительным, что указывает на то, что более высокий страх перед COVID-19 был связан с более низким локусом контроля, хотя в швейцарской выборке он был сильнее, Δχ 2 (7) = 17,11, p = 0,017. Разница между выборками была обнаружена в ассоциациях между страхом перед COVID-19 и фатализмом.В то время как в израильской выборке этот путь был незначительным, в швейцарской выборке он был значимым и показал, что более высокий страх перед COVID-19 был связан с более низким фатализмом, Δχ 2 (7) = 15,08, p = 0,035.

Связь между институциональным предательством и негативным аффектом была значимой в обеих выборках, указывая на то, что более высокое институциональное предательство было связано с более сильным негативным аффектом, хотя этот путь был значительно сильнее в швейцарской выборке, Δχ 2 (7) = 18.96, p = 0,008. В швейцарской выборке ассоциации между фатализмом и нижним локусом контроля, с одной стороны, и негативным аффектом, с другой стороны, были незначительны. Однако в израильской выборке путь между нижним локусом контроля и негативным аффектом был значительным, что указывает на то, что более высокий локус контроля был связан с меньшим негативным аффектом. Разница между образцами на этом пути не была значимой, Δχ 2 (7) = 12,33, p = 0,090.Кроме того, связь между фатализмом и негативным аффектом была незначительной в израильской выборке. Разница между образцами на этом пути не была значимой, Δχ 2 (7) = 9,11, p = 0,245.

Суммарный косвенный эффект (состоящий из суммы трех косвенных эффектов) был значительным в израильской выборке (общий косвенный эффект: оценка = 0,06, SE = 0,02, 95% ДИ [0,0270, 0,0980]), но несущественным в швейцарская выборка (общий косвенный эффект: оценка =.06, se = 0,04, 95% ДИ [-0,0070, 0,1190]). Косвенные эффекты в виде фатализма не были значительными ни в одной из выборок (все 95% доверительные интервалы включали 0). Однако косвенные эффекты через предательство институтов были значительными как в Израиле (косвенный эффект: оценка = 0,02, SE, = 0,01, 95% ДИ [0,0020, 0,0460]), так и в Швейцарии (косвенный эффект: оценка = 0,05, SE. = 0,03, 95% ДИ [0,0140, 0,1150]) образцов. Косвенный эффект через локус контроля (косвенный эффект: оценка = 0.03, se = 0,01, 95% доверительный интервал [0,0080, 0,0630]) был значимым в израильской выборке, но не в швейцарской выборке (косвенный эффект: оценка = -0,01, se = 0,02, 95% доверительный интервал [-0,0560] , 0,0260]).

Результаты показывают, что есть модерируемые посредники со страной в качестве модератора. В выборках из Израиля и Швейцарии более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким уровнем институционального предательства, что было связано с более сильным негативным воздействием. В израильской выборке более высокий уровень страха перед COVID-19 был связан с более высоким локусом контроля, что было связано с более сильным негативным аффектом.Фатализм не был посредником между страхом перед COVID-19 и негативным аффектом.

Обсуждение

Это основной человеческий инстинкт — стремиться к контролю над бедствиями. В этом исследовании мы стремились изучить три различных восприятия контроля (фатализм, внутренний локус контроля и предполагаемое институциональное предательство) в качестве потенциальных посредников связи между страхом и негативными эмоциями, связанными с COVID-19, в двух выборках, собранных во время периодов изоляции в Израиле. и Швейцария.Это исследование призвано внести вклад в наше понимание механизмов, связанных с негативным воздействием на население в целом во время глобального кризиса в области здравоохранения, и лучше понять роль местного контекста в реакции на стресс. Результаты показали, что предполагаемое институциональное предательство было самым сильным посредником между страхом и негативным аффектом, связанным с COVID-19, что было значительным в обеих выборках. Кроме того, внутренний локус контроля, связанный со здоровьем, был посредником только в израильской выборке.

Как было обнаружено в предыдущих исследованиях [например, (2, 5)], связь между страхами, связанными с COVID-19, и негативными эмоциями была существенной в обеих выборках, что соответствует среднему или большому размеру эффекта. Напротив, фактическое воздействие COVID-19 не было связано с негативными эмоциями среди людей из обеих стран, что предполагает, что в контексте COVID-19 субъективная оценка, а не объективные угрозы определяли эмоциональную адаптацию. Подобные наблюдения ранее были сделаны в различных контекстах, связанных с нарушением физического здоровья, например, среди онкологических больных [e.г., (49)]. Хотя самооценка воздействия COVID-19 была одинаковой в двух выборках, уровни дистресса были разными. Израильские участники сообщили о значительно более высоком уровне опасений, связанных с COVID-19, и о более негативном влиянии.

Роль институционального предательства

Воспринимаемое институциональное предательство — это концепция интереса, которая объясняет большую часть расхождений в текущей модели. И в Швейцарии, и в Израиле более высокие опасения, связанные с COVID-19, были связаны с уменьшением доверия к местным властям и медицинским учреждениям для защиты от вируса, а более сильное восприятие институционального предательства было связано с большим количеством негативных эмоций.Кроме того, институциональное предательство опосредовало связь между страхами, связанными с COVID-19, и негативными эмоциями в обеих выборках. Эти результаты подчеркивают центральную роль властей в психическом благополучии человека во время кризиса. В такой угрожающей ситуации, как пандемия, люди обращаются к властям, в обязанности которых входит поддержка и защита человека. Если такая поддержка не будет предоставлена, это станет серьезным источником страданий. Таким образом, текущие результаты показывают, что для смягчения негативных психосоциальных последствий COVID-19 особое внимание следует уделять укреплению доверия к властям, поскольку это может смягчить негативное воздействие страхов.В будущих исследованиях следует формально изучить конкретные факторы, влияющие на восприятие предательства институтов, и разработать соответствующие стратегии вмешательства. Продолжающаяся пандемия дает возможность извлечь важные уроки, которые могут помочь улучшить общее управление кризисами в будущем.

Интересно, что наблюдалась разительная разница в восприятии институционального предательства в двух выборках со значительно более высокими средними значениями в Израиле ( M = 34,7) по сравнению со Швейцарией ( M = 19.2). Вероятно, что важным фактором, способствовавшим заметно высокому уровню институционального предательства в Израиле, были экономические трудности, с которыми страна столкнулась в период изоляции. В то время как в Швейцарии уровень безработицы оставался стабильным на этапе сбора данных, в Израиле он увеличился с 4% до ~ 27%, и, следовательно, израильтяне сообщили о более высоких финансовых потерях по сравнению с участниками из Швейцарии (см. Таблицу 1). В поддержку этого объяснения недавние результаты показали, что израильтяне, получившие большую финансовую компенсацию от правительства во время блокировки, с большей вероятностью соблюдали введенные ограничения (50).Кроме того, значительно более частое восприятие институционального предательства среди израильтян может также отражать обстоятельства, предшествовавшие кризису COVID-19, такие как политические беспорядки и связанное с ними недоверие к политическому руководству, что также могло снизить доверие израильтян к правительству и учреждениям здравоохранения. С другой стороны, в Швейцарии до пандемии не было политических волнений. Высокий уровень восприятия институционального предательства может, по крайней мере, частично объяснить, почему израильская выборка страдала от более высокого страха и негативных эмоций в течение периода исследования, несмотря на меньшее количество инфекций и смертей из-за COVID-19.

Роль внутреннего локуса контроля

В соответствии с гипотезами меньший страх перед COVID-19 был связан с более высоким локусом контроля здоровья в обеих выборках, что расширило результаты исследований Браиловской и Марграфа (30), которые показали отрицательные ассоциации с общим (не связанным со здоровьем) чувством контроля. и бремя COVID-19. Однако, несмотря на то, что локус контроля здоровья коррелировал с негативным аффектом, в Швейцарии он не опосредовал ассоциацию интереса в модели пути.Этот вывод свидетельствует о том, что среди швейцарцев контролирующий локус здоровья не объясняет отклонения в негативном аффекте сверх других переменных исследования. Фактически, единственное восприятие контроля, которое было связано с негативным воздействием в швейцарской модели, было институциональным предательством. Напротив, в Израиле локус контроля здоровья также опосредует ассоциацию страха и негативного аффекта. Можно предположить, что выживание в нескольких войнах и невзгодах, возможно, позволило сформировать идентичность «выжившего», в которой особенно важно взять личный, активный контроль перед лицом этих трудностей (51, 52).Таким образом, возможно, что чувство личного контроля над своим здоровьем особенно актуально для израильтян, когда они сталкиваются с неконтролируемым фактором стресса, таким как пандемия COVID-19. В качестве второго объяснения можно предположить, что перед лицом широко воспринимаемого институционального предательства личные средства контроля могут стать более важными. Существенная и положительная корреляция предполагаемого институционального предательства и локуса контроля указывает на то, что это может иметь место.

Роль фатализма

В Швейцарии страх, связанный с COVID-19, ассоциировался с повышенным фатализмом.Это согласуется с предыдущими исследованиями, которые выявили отрицательные ассоциации фатализма и тревоги [например, (22, 53)]. С точки зрения саморегулирования, отказ от восприятия контроля может разрешить конфликт, который возникает из-за неуверенности, связанной с новой ситуацией, такой как кризис COVID-19, в котором человек мало контролирует ход событий (22). . Хейс и Клерк (54) провели экспериментальное исследование, которое показало, что на фатализм, связанный с COVID-19, можно сознательно повлиять, манипулируя контрольными убеждениями.Хотя фаталистическое сообщение, в котором утверждается, что пандемию невозможно остановить и что усилия по смягчению могут принести больше вреда, чем пользы, увеличило фатализм, оптимистическое сообщение, которое привлекло внимание к эффективности усилий по преодолению трудностей и коллективной связи в периоды необходимости, снизило фатализм. Кроме того, в нескольких недавних исследованиях сообщалось, что более фаталистические представления об инфекционности COVID-19 с меньшей вероятностью соответствуют профилактическим мерам (55, 56). Однако в Израиле более высокий страх перед COVID-19 не был связан с фатализмом, что отличается от результатов швейцарской выборки, а также американской выборки Хейса и Клерка (54).Одно объяснение этих различий может быть заключено в культурных различиях между двумя странами. Как описано выше, геополитические обстоятельства в Израиле сложны, и с момента его создания палестинское и израильское население сталкивается с постоянной напряженностью и конфликтом. Это продолжительное чувство угрозы могло привести к более высокому общему фатализму, на который не повлияли опасения, связанные с COVID-19. Действительно, израильская выборка сообщила о значительно более высоком уровне фатализма, чем швейцарская.Предыдущие теоретики описывали фатализм как социальную аксиому (57), которая предполагает, что он развивается в результате взаимодействия когнитивно и эмоционально активного человека и его или ее социально структурированной среды (58). Таким образом, культурные различия в отношении функции фатализма кажутся объяснимыми. Действительно, предыдущие исследования показали значительные различия в среднем уровне фатализма между разными европейскими и африканскими странами (44).

Наконец, вопреки нашей гипотезе, более высокий фатализм не был связан с более сильным негативным воздействием ни в одной из выборок, а также не являлся посредником в текущей модели.Несмотря на предыдущие результаты, которые показали сильную положительную связь между фатализмом с психологическим дистрессом (24) и депрессией (54), в текущем исследовании такого эффекта не было обнаружено. Хотя в контексте неблагоприятных обстоятельств фатализм обычно считается фактором риска для психического здоровья и благополучия, данные свидетельствуют о том, что во время пандемии COVID-19 это было не так. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выявить связь между фатализмом и стрессом, включая изучение лежащих в его основе объяснительных механизмов.

Следует признать несколько ограничений при интерпретации текущих результатов. Во-первых, образцы были набраны через социальные сети и, следовательно, не являются репрезентативными для населения Швейцарии и Израиля, что ограничивает обобщение результатов. Кроме того, женщины были чрезмерно представлены в выборке, а участники были относительно высокообразованными. Во-вторых, перекрестный характер данных не позволяет делать какие-либо выводы о причинно-следственной связи. В-третьих, исследование основывалось на данных самоотчетов, а не на интервью, проводимых клиницистами.Из-за безотлагательности пандемии COVID-19 анкеты, оценивающие институциональное предательство, а также подверженность COVID-19 и опасения, не были подтверждены среди населения Израиля и Швейцарии. Наконец, сопутствующие проблемы психического здоровья, вероятно, связаны с негативным воздействием во время пандемии COVID-19, но не учитываются в текущих моделях. Тем не менее, учитывая своевременность вопроса исследования и срочность понимания негативных эмоциональных реакций в контексте пандемии COVID-19, это первое исследование дало важную исследовательскую информацию о предикторах бремени психического здоровья, связанного с COVID-19.В будущих исследованиях следует оценить, как они соотносятся с другими факторами риска, такими как черты темперамента и связанные с ними личностные конструкции, которые, как было показано, имеют отношение к реакции психического здоровья на COVID-19 (59).

В рамках этих эмпирических данных можно сделать вывод, что реакция властей имеет решающее значение для эмоционального состояния и благополучия населения в обеих странах. Поскольку международные эксперты предупреждают о возможном росте проблем с психическим здоровьем после COVID-19 (11, 60, 61), следующим жизненно важным шагом будет тщательное изучение факторов, определяющих восприятие институционального предательства, чтобы принять меры. чтобы снизить его и тем самым смягчить негативное влияние кризиса COVID-19 на психическое здоровье людей.Однако результаты подчеркивают, что, хотя COVID-19 был связан со страхом, а также с негативным влиянием в Израиле и Швейцарии, также были выявлены значительные различия. Таким образом, текущие результаты предполагают, что в Израиле вмешательства, укрепляющие локус контроля над здоровьем, будут иметь больший потенциал в качестве средства предотвращения перетекания определенных страхов в негативные последствия. Предполагая повторение этих результатов, потенциальной целью вмешательства могло бы стать укрепление локуса контроля над здоровьем.Несмотря на то, что COVID-19 является глобальным явлением, стратегии профилактики и вмешательства должны быть адаптированы к местным условиям.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены институциональными наблюдательными советами Цюрихского и Тель-Авивского университетов.Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

RB: способствовал концептуализации и дизайну исследования, собирал данные в Швейцарии и составлял рукопись. NT: участвовал в концептуализации и дизайне исследования, собирал данные в Израиле, участвовал в анализе данных и составлении отчетов, а также провел критический обзор рукописи. YL: внес вклад в концептуализацию и дизайн исследования, способствовал анализу данных и составлению отчетов, а также провел критический обзор рукописи.HA-R и AM: способствовали концептуализации и дизайну исследования и провели критический обзор рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Авторы выражают благодарность проф.Карни Гинзбург из Тель-Авивского университета за ее вклад в эту рукопись.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2020.589914/full#supplementary-material

Сноски

Список литературы

2. Ахорсу Д. К., Лин С. Ю., Имани В., Саффари М., Гриффитс М. Д., Пакпур А. Х. Страх перед масштабом COVID-19: разработка и первоначальная проверка. Int J Ment Health Addict. (2020) 1–9. DOI: 10.1007 / s11469-020-00270-8. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Барекет-Боймель Л., Шахар Дж., Маргалит М. Экономическая тревога, связанная с COVID-19, так же высока, как и тревога по поводу здоровья: данные из США, Великобритании и Израиля. Int J Cogn Ther. (2020) 10: 1–9. DOI: 10.1007 / s41811-020-00078-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Ли С.А., Матис А.А., Джоб М.К., Паппалардо Э.А.Клинически значимый страх и тревога перед COVID-19: психометрическое исследование шкалы тревожности коронавируса. Psychiatry Res. (2020) 290: 113112. DOI: 10.1016 / j.psychres.2020.113112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Лай Дж, Ма С., Ван И, Цай З., Ху Дж, Вэй Н. и др. Факторы, связанные с результатами психического здоровья среди медицинских работников, подвергшихся воздействию коронавируса, 2019 г. JAMA Netw open . (2020) 3: e203976. DOI: 10.1001 / jamanetworkopen.2020.3976

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Касагранде М., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Форте Г. Враг, запечатавший мир: воздействие карантина из-за COVID-19 на качество сна, беспокойство и психологический стресс среди населения Италии. Sleep Med. (2020) 75: 12–20. DOI: 10.1016 / j.sleep.2020.05.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Сатичи Б., Сарикали М., Сатичи С.А., Гриффитс, доктор медицины.Нетерпимость к неопределенности и психическое благополучие: последовательное посредничество посредством размышлений и страха перед COVID-19. Int J Ment Health Addict. (2020). DOI: 10.1007 / s11469-020-00305-0. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Форте Дж., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Касагранде М. Пандемия COVID-19 среди населения Италии: проверка анкеты посттравматического стрессового расстройства и распространенность симптоматики посттравматического стрессового расстройства. Int J Environ Res Public Health .(2020) 17: 4151. DOI: 10.3390 / ijerph27114151

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Орнелл Ф., Шух Дж. Б., Сорди А. О., Кесслер FHP. «Страх перед пандемией» и COVID-19: бремя психического здоровья и стратегии. Браз Дж. Психиатрия . (2020) 42: 232–5. DOI: 10.1590 / 1516-4446-2020-0008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Сани Дж., Джанири Д., Ди Никола М., Джанири Л., Ферретти С., Чиффо Д. Психическое здоровье во время и после чрезвычайной ситуации, связанной с COVID-19 в Италии. Psychiatry Clin Neurosci. (2020) 74: 372–372. DOI: 10.1111 / pcn.13004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Шигемура Дж., Урсано Р. Дж., Морганштейн Дж. К., Куросава М., Бенедек Д. М.. Общественные реакции на новый коронавирус 2019 года (2019-nCoV) в Японии: последствия для психического здоровья и целевые группы населения. Psychiatry Clin Neurosci. (2020) 74: 281–2. DOI: 10.1111 / pcn.12988

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13.Ван Ц., Пан Р., Ван Х, Тан И, Сюй Л., Хо С.С. и др. Немедленные психологические реакции и связанные с ними факторы на начальном этапе эпидемии коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) среди населения Китая в целом. Int J Environ Res Public Health . (2020) 17: 1729. DOI: 10.3390 / ijerph27051729

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Форте Г., Фавьери Ф, Тамбелли Р., Касагранде М. Враг, запечатавший мир: влияние распространения COVID-19 на психологическое состояние населения Италии. Cournal Clin Med. (2020) 9: 1802. DOI: 10.3390 / jcm

02

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Маундер Р., Хантер Дж., Винсент Л., Беннет Дж., Пеладо Н., Лещ М. и др. Непосредственные психологические и профессиональные последствия вспышки атипичной пневмонии в учебном госпитале в 2003 году. CMAJ . (2003) 168: 1245–51.

PubMed Аннотация | Google Scholar

16. Цао В., Фанг З., Хоу Г., Хань М., Сюй Х, Дун Дж. И др. Психологическое воздействие эпидемии COVID-19 на студентов колледжей в Китае. Psychiatry Res. (2020) 287: 112934. DOI: 10.1016 / j.psychres.2020.112934

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Гонсалес-Сангино С., Осин Б., Кастелланос МА, Саис Дж., Лопес-Гомес А., Угидос С. и др. Последствия для психического здоровья на начальном этапе пандемии коронавируса 2020 года (COVID-19) в Испании. Brain Behav Immun. (2020) 87: 172–6. DOI: 10.1016 / j.bbi.2020.05.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19.Торалес Дж., О’Хиггинс М., Кастальделли-Майя Дж. М., Вентриглио А. Вспышка коронавируса COVID-19 и ее влияние на глобальное психическое здоровье. Int J Soc Psychiatry . (2020) 66: 317–20. DOI: 10.1177 / 0020764020915212

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Райан Р.М., Деси ЭЛ. Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии. Нью-Йорк, Нью-Йорк (2017).

PubMed Аннотация | Google Scholar

24.Росс CE, Mirowsky J, Cockerham WC. Социальный класс, мексиканская культура и фатализм: их влияние на психологический стресс. Am J Community Psychol. (1983) 11: 383–99. DOI: 10.1007 / BF00894055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Левенсон Х. (1981). Различение между внутренним миром, сильными людьми и случайностью. В: Lefcourt HM, редактор. Исследование с локусом контроля Construct (Нью-Йорк, Нью-Йорк: академический). п. 15–63.

Google Scholar

26.Грот Н., Шнайдер Н., Каесс М., Маркович А., Ритчел Л., Мозер С. и др. Преодоление как посредник между локусом контроля, убеждениями о компетентности и психическим здоровьем: систематический обзор и метаанализ моделирования структурного уравнения. Behav Res Ther. (2019) 121: 103442. DOI: 10.1016 / j.brat.2019.103442

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Бандура А., Шунк Д.Х. Развитие компетентности, самоэффективности и внутреннего интереса через непосредственную самомотивацию. J Pers Soc Psychol. (1981) 41: 586–98. DOI: 10.1037 / 0022-3514.41.3.586

CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Cheng C, Cheung MWL, Lo BCY. Взаимосвязь локуса контроля здоровья с конкретным поведением в отношении здоровья и глобальной оценкой здоровья: метаанализ и эффекты модераторов. Health Psychol Rev. (2016) 10: 460–77. DOI: 10.1080 / 17437199.2016.1219672

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29.Yeoh SH, Tam CL, Wong CP, Bonn G. Изучение депрессивных симптомов и их предикторов в Малайзии: стресс, локус контроля и занятие. Front Psychol. (2017) 8: 1411. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01411

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Браиловская Дж., Марграф Дж. Прогнозирование адаптивных и дезадаптивных реакций на вспышку коронавируса (COVID-19): проспективное лонгитюдное исследование. Int J Clin Heal Psychol. (2020) 20: 183–91.DOI: 10.1016 / j.ijchp.2020.06.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Монтейт Л.Л., Бахрейн Н.Х., Матараццо Б.Б., Соберей К.А., Смит С.П. Восприятие институционального предательства предсказывает самоубийственное самоубийственное насилие среди ветеранов, подвергшихся военным сексуальным травмам. J Clin Psychol. (2016) 72: 743–55. DOI: 10.1002 / jclp.22292

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Клест Б., Смит С.П., Мэй К., Макколл-Хозенфельд Дж., Тамаян А.COVID-19 объединил пациентов и медицинских работников против институционального предательства в сфере здравоохранения: битвы за то, чтобы быть услышанными, верить и защищаться. Психологическая травма. (2020) 12: 159–61. DOI: 10.1037 / tra0000855

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Палги Ю., Шрира А., Ринг Л., Боднер Е., Авидор С., Бергман Ю. и др. Пандемия одиночества: одиночество и другие сопутствующие депрессии, тревожные состояния и их сопутствующие заболевания во время вспышки COVID-19. J Affect Disord. (2020) 275: 109–11. DOI: 10.1016 / j.jad.2020.06.036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Barzilay R, Moore TM, Greenberg DM, DiDomenico GE, Brown LA, White LK, et al. Устойчивость, стресс, беспокойство и депрессия, связанные с COVID-19, во время пандемии среди большого населения, обогащенного для медицинских работников. Перевод Психиатрии . (2020) 10: 291. DOI: 10.1038 / s41398-020-00982-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40.Элмер Т., Мефам К., Штадтфельд С. Студенты в изоляции: сравнение социальных сетей и психического здоровья студентов до и во время кризиса COVID-19 в Швейцарии. PLOS ONE . (2020) 15: e0236337. DOI: 10.1371 / journal.pone.0236337

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Чжэнь Р., Чжоу X. Факторы прогнозирования общественного беспокойства в связи со вспышкой COVID-19. Chinese J Appl Psychol. (2020) 26: 99–107

Google Scholar

43.Esparza OA, Wiebe JS, Quiñones J. Одновременная разработка меры многомерного фатализма на английском и испанском языках. Curr Psychol. (2015) 34: 597–612. DOI: 10.1007 / s12144-014-9272-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Maercker A, Ben-Ezra M, Esparza OA, Augsburger M. Фатализм как традиционное культурное убеждение, потенциально имеющее отношение к последствиям травм: эквивалентность измерения, степень и ассоциации в шести странах. Eur J Psychotraumatol. (2019) 10: 1657371. DOI: 10.1080 / 20008198.2019.1657371

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Уоллстон К.А., Струдлер Уоллстон Б., ДеВеллис Р. Разработка многомерных шкал локуса контроля здоровья (MHLC). Моногр. Медико-санитарного просвещения. (1978) 6: 160–70. DOI: 10.1177 / 10

17800600107

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Маккиннон А., Йорм А.Ф., Кристенсен Х., Кортен А.Е., Якомб П.А., Роджерс Б.Краткая форма расписания положительных и отрицательных аффектов: оценка факториальной достоверности и инвариантности демографических переменных в выборке сообщества. чел. Индивидуальный разн. (1999) 27: 405–16. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (98) 00251-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Ху LT, Бентлер П.М. Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Модель Struct Equ. (1999) 6: 1–55. DOI: 10.1080/10705519909540118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Хамама-Раз Y, Соломон З., Шахтер Дж., Азизи Э. Объективные и субъективные факторы стресса и психологическая адаптация выживших после меланомы. Психоонкология. (2007) 16: 287–94. DOI: 10.1002 / pon.1055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Бодас М., Пелег К. Соблюдение принципа самоизоляции в эпоху COVID-19 под влиянием компенсации: результаты недавнего исследования в Израиле. Health Aff. (2020) 39: 936–41. DOI: 10.1377 / hlthaff.2020.00382

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Амара М., Шнелл И. Репертуар идентичности арабов в Израиле. J Ethn Migr Stud. (2004) 30: 175–93. DOI: 10.1080 / 1369183032000170222

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Вайсброд Л. Израильская идентичность: в поисках преемника первопроходца, цабара и поселенца. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group (2014).

Google Scholar

53. Шахид Ф., Бешай С., Дель Росарио Н. Фатализм и депрессивные симптомы: активные и пассивные формы фатализма по-разному предсказывают депрессию. J Здоровье религии . (2020). DOI: 10.1007 / s10943-020-01024-5. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Хименес Т., Рестар А., Хельм П.Дж., Кросс Р.И., Барат Д., Арндт Дж. Фатализм в контексте COVID-19: восприятие коронавируса как смертного приговора предсказывает нежелание выполнять рекомендуемые профилактические меры. SSM Popul Health. (2020) 11: 100615. DOI: 10.1016 / j.ssmph.2020.100615

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Пападжордж Н.В., Зан М.В., Джемисон Дж. К., Триподи Е., Зан М. В., Джемисон Дж. С. и др. Социально-демографические факторы, связанные с самозащитным поведением во время пандемии COVID-19. Кембридж: Национальное бюро экономических исследований (2020).

Google Scholar

57. Леунг К., Бонд М.Х., Де Карраскель С.Р., Муньос С., Эрнандес М., Мураками Ф. и др.Социальные аксиомы: поиск универсальных измерений общих представлений о том, как функционирует мир. J Cross Cult Psychol. (2002) 33: 286–302. DOI: 10.1177 / 0022022102033003005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Хуэй С.М., Хуэй Х.Н. Расстояние от социальных аксиом: учиться на прошлом и смотреть в будущее. В: Леунг К., Бонд М.Х., редакторы. Психологические аспекты социальных аксиом. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Springer (2009). п. 13–30. DOI: 10.1007 / 978-0-387-09810-4_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

59.Мочча Л., Джанири Д., Пепе М., Даттоли Л., Молинаро М., Де Мартин В. и др. Аффективный темперамент, стиль привязанности и психологическое воздействие вспышки COVID-19: ранний отчет об итальянском населении в целом. Brain Behav Immun. (2020) 87: 75–9. DOI: 10.1016 / j.bbi.2020.04.048

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. да Силва Лопес BC, Джаспал Р. Понимание бремени COVID-19 для психического здоровья в Соединенном Королевстве. Теория психологических травм, Политика Res Pract. .(2020) 12: 465–7. DOI: 10.1037 / tra0000632

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Холмс Э.А., О’Коннор Р.С., Перри В.Х., Трейси И., Уэссели С., Арсено Л. и др. Приоритеты междисциплинарных исследований пандемии COVID-19: призыв к действиям для науки о психическом здоровье. Ланцет психиатрии . (2020) 7: 547–60. DOI: 10.1016 / S2215-0366 (20) 30168-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

из Фаталист: Время заполнено новичками.…

Время заполнено новичками. Ты прав. Сейчас

каждый из них над чем-то работает

и это важно. Большие приращения жизни не должны идти на

непризнанный. Поэтому свекровь моей матери

часто был непристойным. «МЯЧИ!» она кричала бы

превосходно предвосхищение специфики сайта в будущем

поэзии.Это сработает? Долгий момент адресован

к «системам и воплощениям» материального мира для изучения

для разума и для истории. В конце концов, существенность составляет

. геолог или биолог, поднимает тесто на хлеб

пока четыре мальчика на скейтбордах пытаются летать,

вращаясь до остановки микромиллиметры прежде, чем я их посмотрю, мое внимание приковано

если запутались и забыли название стула, например

и огромный молодой человек, он покрыт татуировками

Думаю.Жизнь — это серия заданных ситуаций

из них живые должны принять к сведению на сайте

и рассказчики приводят счет как ветер

запутывает дождь или захватчики захватывают передатчик. Обмен

идей представляет собой вызов лирическому эго. Итак, я сообщаю

что я был неправ. Настоящий рассказчик никогда не спрашивает, какую историю он хочет

не слышать ни счастливого Джоэла, ни сонного

Клара, ни мечтательная Джейн, ни соблазнительный Сэм, ни угрюмый

Робби Джонс.Тем не менее я купил велосипед. Я должен помнить

прекратить. Спасибо. Я надеюсь, вам понравится. Велосипед, который просто запирается на замок

а вот отдельно стоящие сразу украдут. Конечно

нет ничего плохого в том, чтобы помочь людям получить то, что они хотят

но ползут и распространители негатива

и жестокость присущи каждому заведению

и большинство углов и хотя я склоняюсь к голосованию

в пользу самых заветных мечтаний о продвижении вперед я не согласен

с замечанием, что «бессмертие» и «бесстрашие» не работают.

Я думаю, что да. «Бессмертие» немедленно вызывает ту «одышку», о которой мы думали

мы наполовину слышали в дыхании бессмертия, чей лихой

это жизнь. «Корчится», тем не менее, потворствует себе

но почти рифма со словом «письмо» потрясающая. Не меняйте на . Поэзия

не может быть около полета — тогда полет будет

вместо полета.Когда одно становится другим

другой может стать чем-то

еще. Помню только где

мы сидели

под действием ветра

наблюдая за вороной

в данном случае становится чем-то другим

ворона.

Состояние молока в банках имеет место

и состояние дел в мире

теперь можно изменить.Ни один производитель злаков намеренно не включает ангелов

но кусочки зефира могут выглядеть в миске ангельски. Кто знает? Стихотворение

полный разрывов может быть тот, из которого летят всевозможные предметы.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *