Разное

Что такое личность и что такое индивид: 1. «», «», «», «»

Содержание

Понятия «индивид», «личность», «индивидуальность» и «субъект»

Чтобы наши уважаемые читатели различали близкие, но всё же не тождественные понятия «индивид», «личность», «индивидуальность» и «субъект», хочу внести ясность.

Индивид – скорее представитель биологического вида «homo sapiens», единства врождённого и приобретённого. Свойства индивида – это, например, тип нервной системы, задатки, состояние здоровья и т.д.

Индивидуальность проявляется во внешнем облике человека, его телосложении, характере, мотивации, способностях и т.п.

Как очень удачно объясняют некоторые учёные, индивид подчёркивает подобие человека другим людям, его похожесть, а индивидуальность – его отличия от других людей, своеобразие человека как индивида и личности. Каждый человек обладает и общими с другими людьми и индивидуальными качествами. На развитие индивидуальности человека сильное влияние оказывают обстоятельства его жизни. Личные качества человека изменяются в течении жизни.

Индивидуальные различия создаются и развиваются в течение жизни под влиянием воспитания и обучения и в процессе взаимодействия человека с окружающим миром. Диапазон индивидуальных различий огромен, и это делает мир, в котором мы живём, таким непредсказуемым и интересным. Различие людей между собой очень значительно. Мы отличаемся друг от друга опытом и знаниями, характером и темпераментом, способностями и умениями, кругом интересов и предпочтений, мировоззрением и убеждениями – и т.д. и т.п. фактически до бесконечности. Страшно представить себе мир людей, будто сошедших с одного заводского конвейера: одинаково чувствующих, думающих, говорящих, мечтающих об одном и том же, с одинаковыми потребностями, способностями и интересами, одинакового роста, сложения, цвета волос и глаз.

Личность. В книгах и фильмах нередко герои, наделённые высокой моралью, говорят кому-либо: «Ты не личность». В понятии обычного человека не быть личностью попросту означает не обладать определёнными положительными человеческими качествами: настойчивостью, решительностью, целеустремлённостью и честностью, по сути «не личность» в понятии обывателя – это человек без характера, некий бесхребетный тип. Однако в психологии всё несколько иначе. Личность – любой человек, обладающий сознанием, т.е. каждый человек – это личность (с лат. «persona» – маска актёра, роль, лицо). Однако личность также – это человек, который может управлять своим поведением и психическим развитием.

Личность – это природное и социальное существо, обладающее сознанием и речью. Личности не существует без общества, ведь её развитие – это результат общения и совместной деятельности с себе подобными, результат вхождения человека в социум, т.е. в общество. Особо значимым периодом в развитии личности можно, вне всякого сомнения, назвать подростковый возраст и раннюю юность. В этом периоде человек вырабатывает систему собственных оценок окружающих и самооценку, являющуюся стержнем личности. Растёт самосознание, возникают убеждения и идеалы. Каждая личность уникальна, неповторима своей индивидуальностью.

«Свойствами личности» называются все личностные характеристики, как-то: характер, темперамент, мотивация, воля, способности… И такая черта как эготизм (преувеличенное мнение о себе, своих достоинствах, преувеличенное чувство значения своей личности). И такая как эгоцентризм – ощущение себя центром мира, что свойственно позиции маленького ребёнка, неспособность человека изменить свою позицию по отношению к чужому мнению. К свойствам личности относится и конформность (конформизм) – склонность к пассивному, некритическому принятию чужого мнения и образцов поведения, стремление не выделяться, быть «как все». Но также и жизнерадостность, и трудолюбие, и общительность, и человечность, и многие другие положительные и отрицательные черты.

Субъект – это активно действующий человек, который проявляет инициативу и принимает самостоятельные решения, предвидит и оценивает последствия своих поступков, это личность, способная к самопознанию и ответственности.

Понятие «Человек» в античные времена было синонимом понятия «гражданин». В эпоху Возрождения акцент ставился на единстве души и тела, творческих возможностях человека – центра мироздания. Христианство всегда выделяло в человеке две сферы: душу и тело, и подчёркивало их противостояние. В общем, человек – многоликое, многостороннее явление. Это и организм («природное существо»), и индивидуальность («непохожий на других»), и член общества, гражданин, который может (и должен) влиять на жизнь.

В следующий раз мы поговорим о темпераментах и о таком крайне интересном разделе психологии, как типологии личности.
До новых встреч!

Ирина Бойко

1. Индивид, индивидуальность, личность. Философия: Учебник для вузов

1. Индивид, индивидуальность, личность

Общество представляет собой систему конкретно-исторических социальных связей, систему взаимоотношений между людьми. Отдельно взятый человек также есть определенная система, обладающая сложной структурой, которая не укладывается в пространственно-физические рамки человеческого организма.

Метод структурного анализа помогает вычленить те устойчивые компоненты, которые составляют понятия «человек», «индивид», «личность» и «индивидуальность». Длительное время в отечественной литературе они почти не различались и употреблялись как нечто взаимозаменяемое, что приводило к большой теоретической путанице. Между тем понятия «индивид», «личность», «человек» – однопорядковые, но не идентичные. Вместе с тем не следует впадать и в другую крайность – резкое разграничение и противопоставление этих понятий. Уже тот очевидный факт, что человек, с одной стороны, часть природы, природное существо особого рода, а с другой – часть социально-практического бытия, наводит на мысль, что по своей структуре понятия «человек», «личность», «индивидуальность» включают в себя как социальные, так и природные (биологические) компоненты, хотя и в различных измерениях и соотношениях.

Человек как система представляет собой относительно устойчивое единство элементов и их отношений, выделенных на основе принципов сохранения, или инвариантности, а также единства внутреннего содержания системы и ее внешних отношений. Структура – это относительно устойчивый способ организации и самоорганизации таких элементов системы, которые при изменении условий сохраняют устойчивость, стабильность и без которых система теряет свое прежнее качество.

Такими инвариантными элементами понятия «человек» как система являются социальное и природное, поскольку они сохраняются, остаются относительно неизменными при всех модификациях этого понятия (личность, индивидуальность). Биологическое и социальное – это два класса устойчивых компонентов (подструктур), составляющих структуру человека как целостной системы.

Наиболее общим, родовым понятием является понятие человека. Человек – это субъект общественно-исторической деятельности и культуры или, точнее, субъект данных общественных отношений и тем самым общемирового исторического и культурного процесса. По своей природе он представляет собой целостную биосоциальную (биопсихосоциальную) систему, уникальное существо, способное понятийно мыслить, производить орудия труда, обладающее членораздельной речью и нравственными качествами.

Что касается понятия индивид, то это – единичный представитель человеческого рода, отдельно взятый человек, безотносительно к его реальным антропологическим и социальным особенностям. Родившийся ребенок – индивид, но он не есть еще человеческая индивидуальность. Индивид становится индивидуальностью по мере того, как он перестает быть только «единицей» человеческого рода и приобретает относительную самостоятельность своего бытия в обществе, становится личностью.

В вопросе о соотношении общества и индивида нередко проявляются две тенденции: или их дуалистическое противопоставление, или растворение индивида в системе общественных отношений. Антиномия общественного и индивидуального преодолевается, если иметь в виду, что индивид – это не просто единичное эмпирическое существо, «вкрапленное» в общество, а индивидуальная форма бытия того же общества.

Конечно, каждый индивид, будучи представителем человеческого рода, носителем родовых качеств человека, в то же время является неповторимой индивидуальностью, которая (в отличие от рода) не вечна и исчезает вместе со смертью данного индивида. Но из этого вовсе не следует (как это может показаться при чисто количественном подходе к вопросу), что индивидуальное принципиально противоположно общественному, ибо с точки зрения качества индивид и общество однотипны (хотя и не тождественны). Их нельзя противопоставлять, ибо индивид есть общественное существо и всякое проявление его жизни (даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного ее проявления) является проявлением общественной жизни. Равным образом неправомерно отождествлять индивид и общество, ибо каждый индивид, обладая общеродовыми признаками, может выступать и как самобытная индивидуальность.

Человеческий индивид, взятый в аспекте его социальных качеств (взгляды, способности, потребности, интересы, моральные убеждения и т. д.), образует понятие личности. Личность – это динамичная, относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, социально-культурных и морально-волевых качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности. Хотя природную основу личности образуют ее биологические особенности, все же определяющими факторами ее развития (сущностным основанием) являются не ее природные качества (например, тот или иной тип высшей нервной деятельности), а качества социально значимые. Для личности характерны осознание мотивов своего поведения, постоянная работа сознания и воли, направленная на самореализацию, раскрытие индивидуальных способностей. Комплекс своеобразных неповторимых качеств и действий, характерных для данной личности, выражается в понятии «индивидуальность».

Личность представляет собой диалектическое единство общего (социально-типического), особенного (классового, национального и т. д.) и отдельного (индивидуального). В конкретно-исторических обстоятельствах она выступает как целостность, тип которой формируется определенной социальной системой. Личность – это действительность индивида как социального феномена и субъекта, реализующего себя в различных видах социального общения и действия.

Социальные качества личности проявляются в ее действиях, поступках, в ее отношении к другим людям. По этим проявляющимся вовне поступкам, а также посредством анкет, тестов и интроспекции (самонаблюдения) можно в известной степени судить о внутреннем мире человека, его духовных и нравственных качествах (как положительных, так и отрицательных). Это создает возможность не только объективного познания социальных качеств личности, но и формирующего воздействия на них. Познание структуры личности возможно как в общетеоретическом плане, так и в плане эмпирических исследований тех или иных аспектов этой структуры отдельными науками – биологией, психологией, физиологией, социологией, педагогикой и др.

Внутреннее содержание личности, ее субъективный мир – это не результат механического внедрения в ее сознание многообразных внешних воздействий, а итог внутренней работы самой личности, в процессе которой внешнее, пройдя через субъективность личности, перерабатывается, осваивается и реализуется в практической деятельности. Сложившаяся таким образом система воспитанных и самостоятельно выработанных индивидом социальных качеств проявляется в субъективной форме (идеи, ценности, интересы, направленность и т. д.), отражающей взаимодействие личности с окружающим объективным миром. В зависимости от характера общественных отношений, уровня знаний и силы воли индивид обретает возможность оказывать большее или меньшее влияние на факторы своего развития.

Понятие «личность» характеризует человека как активного субъекта социальных отношений. Вместе с тем каждый человек – это не только субъект, но и объект деятельности, совокупность функций (ролей), которые он выполняет в силу сложившегося разделения труда, принадлежности к тому или иному классу или социальной группе с их идеологией и психологией. Мировоззрение личности, формируемое социальным окружением, воспитанием и самовоспитанием, является одним из важнейших ее качеств, ее «стержнем». Оно в значительной мере предопределяет направленность и особенности всех социально значимых ее решений и поступков.

Социальная структура личности формируется как в производственной, так и в непроизводственной сферах: общественной деятельности, семье, быту. Степень развитости личности прямо зависит от богатства реальных общественных отношений, в которые она включена. Общество, человечество объективно заинтересовано в создании условий, обеспечивающих всестороннее развитие личности, формирование ярких, духовно и нравственно богатых индивидуальностей.

Индивидуальность – это неповторимый, самобытный способ бытия конкретной личности в качестве субъекта самостоятельной деятельности, индивидуальная форма общественной жизни человека. Личность по своей сущности социальна, но по способу своего существования она индивидуальна. Индивидуальность выражает собственный мир индивида, его особый жизненный путь.

Индивидуальность раскрывается в самобытности конкретного индивида, его способности быть самим собой среди других. Важную роль в развитии индивидуальности играют природные задатки, врожденные особенности. Индивидуальность – это единство уникальных и универсальных свойств человека, формирующихся в процессе взаимодействия его качеств – общих, типических (общечеловеческих природных и социальных признаков), особенных (конкретно-исторических, формационных) и единичных (неповторимых телесных и духовно-психических характеристик). По мере исторического развития деятельности человека все более развивается индивидуализация человека и его отношений в различных областях жизнедеятельности. Формирование индивидуальностей – величайшая ценность, так как развитие многообразия индивидуальных способностей и талантов, их состязательности в историческом плане представляет собой одно из необходимых условий социального прогресса.

Богатый опыт философско-антропологических изысканий, и прежде всего проблем личности, ее духовного самосовершенствования представлен в истории русской философии. Как отмечал еще В. В. Зеньковский, отечественная философия носит антропоцентричный характер. Труды русских мыслителей демонстрируют многообразие подходов к проблемам личности: от религиозно ориентированных до позитивистских, натуралистических и материалистических.

История представлений философов России XVIII—XX вв. о понятии личности тесно связана с особенностями развития философской мысли в стране. Во-первых, в противоположность западному мировоззрению, исходившему из индивидуалистически трактуемого «я» как последнего основания всего прочего и независимой сущности, русское мировоззрение, как отмечал С. Л. Франк, глубоко проникнуто общинным чувством, философией «мы», из которого только и вырастает «я». Во-вторых, в противоположность раздробленности, теоретизации и рационалистической атомизации жизни на Западе, русские мыслители выступали за синтетический, целостный подход в анализе теоретической и практической сфер жизни человека. Отсюда – разработка идеала «целостности» как единства теории и практики, мысли и действия, а задачи духовного самосовершенствования тесно увязывались с размышлениями о смысле истории, «цельности духа», «соборности».

Поэтому уже в философии славянофилов (Хомяков, Киреевский) разрабатывалась идея «целостной личности». Исходя из православного учения о трех элементах личности (тело, душа, дух), они подчеркивали важность согласования рассудка и чувств с другими требованиями духа, их подчинения «внутреннему корню разумения» в душе, слиянию в «одно живое и цельное зрение ума». Вслед за славянофилами С. Н. Трубецкой утверждал, что сознание личности может быть понято лишь при допущении идеи соборности, общественного целого, коллективного сознания.

Оригинальную философию «симфонической личности» развивал один из лидеров евразийства – Л. П. Карсавин. Он считал, что бытие носит личностный характер, состоит из существ потенциально личных (неодушевленные предметы), зачаточно личных (животные) и действительно личных (человек, социальные образования). Возможность превращения личности из потенциальной в актуальную осуществляется через познавательный акт. В качестве духовного существа личность есть свобода. Мир – это симфоническая всеединая личность, иерархическое единство множества симфонических личностей – индивидуальных и социальных. Наивысшей стадией симфонического мира является социальная личность (народ, семья, государство, человечество, вселенская церковь).

Содержательные мысли высказывал С. Л. Франк в своей философской антропологии: о двойственной природе человека (природное и сверхприродное, т. е. духовное существо), о диалектике взаимосвязи между Богом и человеком, внутренней антиномичности человека и т. д. Подчеркивая, что человеческая жизнь имеет форму общественной жизни, он отмечал, что двигателем ее является именно личность. Но личность не есть некая замкнутая в себе, самодовлеющая реальность. Изолированно мыслимый индивид есть лишь абстракция.

Важные аспекты теории личности развивал И. А. Ильин. Особое внимание он уделял проблеме борьбы со злом – наиболее трудной как для христианской этики, так и для других этических доктрин. Подвергнув критике концепцию непротивления злу Л. Н. Толстого, И. А. Ильин, хотя и не оправдывая применения насилия, все же считал его допустимым в определенных условиях, когда в интересах человека или общества необходимо прибегнуть к принуждению. Проблему преодоления зла он увязывал с проблемой формирования и воспитания духовно и морально здоровой личности, а эту последнюю – с пониманием смысла жизни человека.

Глубокую разработку категория личности получила в творчестве Н. А. Бердяева, причем на принципиально новой, экзистенциальной основе. Он считал, что понятие личности следует отличать от понятия индивида. Индивид – категория натуралистическая, обозначающая часть рода, общества, космоса. В этой своей ипостаси индивид связан с материальным миром. Личность же означает независимость от природы и общества, которые предоставляют лишь материю для образования активной формы личности. Личность нельзя отождествлять с душой, это не биологическая или психологическая, а этическая и духовная категория. Личность не есть часть общества или универсума. Напротив, общество есть часть личности, ее социальная сторона (качество), равно как и космос есть часть личности, ее космическая сторона. Этим объясняется, что в каждой личности есть нечто общее, принадлежащее всему человеческому роду, тому или иному профессиональному типу людей, но не в этом ее суть. Она в том, что личность – это микрокосм, универсум в индивидуально неповторимой форме, соединение универсального и индивидуального. Тайна существования личности – в ее абсолютной незаменимости, в ее однократности и несравнимости. Парадокс ее существования: она должна себя реализовывать на протяжении всей своей жизни, и в то же время она должна для этого уже изначально быть.

Будучи экзистенциально мыслящим философом, Бердяев вместе с тем не употреблял характерных для экзистенциализма понятий «экзистенция», «бытие-в-мире» и других «экзистенциалов», а выдвигал в качестве важнейшей именно категорию личности, которую основоположники экзистенциализма в Западной Европе, напротив, употребляли крайне редко, так как считали непригодной из-за ее социально-опредмеченной заземленности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Содержание и соотношение понятий «человек», «индивид», «личность», «индивидуальность»

Эти понятия можно отнести к разряду вечных. Каждое новое поколение людей, каждый человек заново открывает их, формулирует для себя, пытается дать свой вариант ответа. Обращение к этим темам характерно для отечественных психологов (Ананьев, Мясищев, Леонтьев, Асмолов, Братусь).

Человек как природное явление

Первое, что можно отметить, описывая феномен человека, это многообразие его свойств. Человек – существо многостороннее, многомерное, сложно организованное. Известно выражение о человеке как венце природы. В нем подчеркивается, что человек – часть природы. Человек – живое существо, и как всякое животное имеет организм, тело, находится во взаимосвязи с природным миром, подчиняется его законам. Человеческое тело – его форма, строение. Функционирование есть продолжение эволюционного ряда; оно во многом сходно с организмом высших приматов. В то же время человек качественно отличается от всех других живых существ.

Ананьев «Психологическая структура Личности» («Человек — как предмет познания») – системный или комплексный подход в изучении Личности.

Человек – наиболее общее понятие, вся совокупность всех человеческих качеств, свойственных людям (не важно, есть она у данного человека или нет).

Индивид – Человек как индивид –это существо материальное, природное, телесное в его целостности и неделимости. Индивидные характеристики – возрастно-половые и индивидуально-типические, нейродинамические свойства мозга; функциональная геометрия мозга (ассиметричность). Познание человека как индивида предполагает рассмотрение природных основ человеческой жизни, его психологии. Высшая интеграция индивидуальных свойств человека представлена в темпераменте и психологических задатках.

Личность – основная форма развития. Личностные свойства человека – жизненный путь человека, его социальная биография. Человек как представитель общества, определяющий свободно и ответственно свою позицию среди других.

Индивидуальность – человек как уникальная, самобытная Личность, реализующая себя в творческой Деятельности. Если Личность — есть вершинный уровень человека, то индивидуальность – это его глубинное измерение.

Два подхода:

  1. Как неповторимость в совокупности его свойств, характеристик.
  2. Внутренняя гармония, согласованность свойств человека (субъекта, Личности, индивида) идут в одном направлении развития.

Субъект – человек в контексте его Деятельности.

Леонтьев Человек включает в себя совокупность всех человеческих качеств.

«Индивид – генотипическое образование». В понятии индивида содержится указание на подобие человека всем другим людям, на его общность с человеческим родом.

2 признака:

  1. Неделимость или целостность субъекта.
  2. Наличие у него особых (индивидуальных) свойств, которые отличают его от других представителей того же вида.

«Личность есть системное и поэтому сверхчувственное качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами… Понятие Личность выражает целостность субъекта жизни. Но Личность представляет собой целостное образование особого рода. Личность не есть целостность, обусловленная генотипически: Личностью не родятся, Личностью становятся… Личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека».

Ни одна наука, ни одна теория не способны дать исчерпывающие объяснения индивидуальной, конкретной человеческой Личности.

Как связаны эти понятия: индивидуальность, человек, Личность, индивид? Всякий человек является индивидом, но не всякий индивид является человеком, а только тот, кот. приобрел социальную индивидуальность, и снял свою биологическую индивидуальность. Всякая Личность есть человек как социальная индивидуальность, но всякий ли человек может быть назван Личностью? По этому вопросу нет единства мнений. В принципе при ответе на него существует два направления ответа:

1. Объективное (признающее Личностью любого человека, как субъекта социальных отношений и Деятельности).

2. Нормативно-ценностное (предполагающее, что не каждый человек – Личность, и считающее необходимым установление социальных критериев Личности, т.е. избранных социальных качеств).

Согласно этому направлению, чтобы быть Личностью недостаточно просто быть человеком, субъектом общественных отношений и Деятельности, нужно обладать социальными качествами, не каждому человеку присущими.

Человек, индивид, личность.

Человек — живое существо, обладающее даром мышления и речи, способностью создавать орудия, и пользоваться ими в процессе общественного труда. Поведение животного полностью определяется инстинктами, поведение человека непосредственно определяется мышлением, чувствами, волей, степенью познания законов природы, общества, самого себя.

Индивид — употребляется для обозначения всякого отдельно взятого представителя человеческого рода, единичного представителя какого-то целого. В основе понятия индивида лежит факт неделимости, целостности субъекта и наличия свойственных ему особенностей.

Личность является первичным агентом социального взаимодействия и отношений. Понятие «личность» употребляется для характеристики всеобщих, присущих всем людям качеств и способностей. Это понятие подчеркивает наличие в мире такой особой исторически развивающейся общности, как человечество, которое отличается от всех иных материальных систем только ему присущим способом жизнедеятельности.

«Индивид» — единичный представитель человеческого рода, конкретный носитель всех социальных и психологических черт человечества: разума, воли, потребностей и т.д. Понятие «индивид» в этом случае употребляется в значении «конкретный человек».

Личность – итог развития индивида, наиболее полное воплощение всех человеческих качеств.

Личность – социальный облик человека как субъекта общественных отношений и действий, отражающих совокупность социальных ролей, которые он играет в обществе. Известно, что каждый человек может выступать сразу во многих ролях. В процессе исполнения всех этих ролей у него формируются соответствующие черты характера, манеры поведения, формы реакции, представления, убеждения, интересы, склонности и т.д., которые в совокупности и образуют то, что называем личностью.

Проблема человека занимает важнейшее место в философии и решается по — разному (объективный и субъективный, метафизический идеализм, диалектический материализм, иррационализм). В диалектико — материалистической философии цель общества – обеспечение свободного развития каждого человека. Человек – творец истории общества, субъект всего многообразия видов деятельности, и без понимания сущности человека невозможно понять исторический процесс.

Человек – явление сложное, поэтому его исследование – задача целого комплекса наук. Специфика философии: человек рассматривается как целостность.

Личность – выражение общественных отношений и функций человека как субъекта деятельности, познания и совершенствования мира. Она формируется в процессе деятельности и общения. В труде же не только создаются материальные и духовные блага, но и объективируются важнейшие потребности личности и прежде всего потребность ее саморазвития, самореализации, самоутверждения.

Саморазвитие личности – это развитие преимущественно самой личностью трудовых, мировоззренческих, физических, нравственных, эстетических качеств.

Самореализация – реализация творческих возможностей личности собственными усилиями, реализация личностью смысла своего бытия.

Самоутверждение – утверждение себя как личности в мире. Есть разные пути, но максимальная полнота личностной самореализации, самоутверждения и гармонии может быть обеспечена прежде всего в творческом отношении к труду.

Мировоззрение – важнейшее свойство личности, благодаря которому личность может осознанно и целенаправленно реализовывать свои сущностные силы. Спиркин: «. . . мировоззрение есть определенная концепция мира и концепция человека, знание того и другого, имеющее смысл социальной, нравственной, эстетической, теоретической ориентации во внешнем и внутреннем мире человека».

Характер (устойчивые психологические особенности личности, имеющие определенную направленность и проявляющиеся в устойчивых, свойственных лишь данной личности способах действий) формируется параллельно с мировоззрением и понимается как мера силы воли личности. Благодаря силе воли мировоззрение личности и ее деятельность становятся устойчивыми и цельными. Без силы воли невозможно гражданское и нравственное самоутверждение личности.

Рекомендуем прочитать:

Конспект по философии

Кто такой индивид — значение и примеры

Кто такой индивид? Это слово часто упоминается в литературе и в разговорной речи. Однако далеко не все знают, что подразумевается под этим понятием или же просто путают его с другими терминами.

В данной статье мы расскажем вам, что представляет собой индивид.

Что значит индивид

Индивид (лат. individuum – неделимый) – отдельный организм, с присущей ему автономией, в частности человек как единичный представитель человеческого рода. Под индивидом подразумевается «человек вообще».

Стоит заметить, что этот термин активно используется в биологии, являясь синонимом понятий «организм» или «особь». Таким образом, индивидом называется любой живой организм: амеба, собака, слон, человек и т.д. И все же, под индивидом чаще всего подразумевается именно человек.

Индивид представляет собой обезличенный термин, лишенный пола, возраста или определенных качеств. Это слово стоит рядом с такими понятиями как – индивидуальность и личность. Вот что по этому поводу сказал психолог Александр Асмолов: «Индивидом рождаются, личностью становятся, индивидуальность отстаивают».

В таком кратком изречении кроется очень глубокий смысл. Для того, чтобы стать индивидом достаточно просто родиться, однако, чтобы стать личностью, человеку требуется приложить усилия: придерживаться этических норм, установленных в социуме, уважать закон, помогать другим и т.д.

Также человеку присуща индивидуальность – уникальный набор качеств определенного человека, которые отличают его от других. Например, индивид может обладать какими-нибудь талантами в музыке, танцах, спорте, работе и других областях.

При этом, наличие индивидуальности не всегда говорит о том, что человек автоматически является личностью. В ходе обучения индивид приобретает много своих, определенных характеристик, превращаясь в личность. Этого удается достичь посредством взаимодействия с социумом.

Опять-таки, индивидом рождается каждый, тогда как личностями становятся не все. Можно сказать, что это следующий этап психического развития человека. То есть до какого-то момента вы могли просто смотреть на других и делать все как они. Но когда вы начинаете поступать по-своему, отдавая отчет за свои решения и поступки, вы «превращаетесь» в личность.

Личность способна ставить перед собой цели и достигать их благодаря своим индивидуальным качествам. Она самоорганизованна, развита и занимает свою ячейку в обществе.

Теперь вы знаете кто такой индивид. Если вам нравится узнавать значение умных слов – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Станишевская Ж. Стресс, индивид, личность. От дистресса к эустрессу

СТРЕСС, ИНДИВИД, ЛИЧНОСТЬ.

ОТ ДИСТРЕССА К ЭУСТРЕССУ

Станишевская Ж.

В статье рассматриваются проблемы реакции человека на стрессоры и пути преодоления дисстресса. Особое внимание уделяется психологической составляющей стресса, как реакции адаптации к различного вида стимулам. Условно выделены психологические виды стресса, дано краткое описание психофизиологии стрессовых состояний. Рассмотрена, роль и возможности человеческого организма как саморегулирующейся приспособительной системы. Автором представлена концепция дистресса и эустресса как возможных факторов личностного роста.

Ключевые слова: дистресс, индивид, индивидуальность, личность, организм, стрессор, стресс, эустресс.

 

STRESS, PERSON, PERSONALITY.

FROM DISTRESS TO EUSTRESS

Staniszewska Ż.

This article analyses problems of human response to stressors and ways to overcome distress. The article pays special attention to the psychological aspect of stress as an adaptive response to various types of stimuli. The author distinguishes several psychological types of stress and provides a brief description of the psychophysiology of stress. Moreover, the article considers the role and capabilities of a human body as a self-regulating adaptive system. Also, the author presents the concept of distress and eustress as possible factors in personal growth.

Keywords: distress, person, individuality, personality, organism, stressor, stress, eustress.

 

Проблема стресса в жизни человека широко представлена в ряде самых обсуждаемых тем последних нескольких десятилетий. Стресс, как явление, характеризующееся специфическими признаками, анализируется многими научными дисциплинами. Результаты исследований о влиянии стресса на здоровье публикуются в материалах медицинских научных конференций, о стрессе на рабочем месте пишут социологи и социальные психологи, педагогика обращается к этой теме в связи с разнообразными реформами перманентно входящими в образовательную систему и пр.

Наиболее общее определение состояния стресса можно сформулировать следующим образом: стресс вызывается тем, что требования, стоящие перед индивидом, находятся на пределе его возможностей или превышают ресурсы, имеющиеся в его распоряжении на данный момент. Другими словами, сущность стресса представляет собой дисбаланс между требованиями и возможностями. Источником требований может быть внешняя ситуация или внутренние стимулы [23, s. 21].

Стресс как реакция живого организма на определенные раздражители имеет множество аспектов. Это явление можно рассматривать с точки зрения физической, химической, биохимической, психологической и др. составляющих. На вегетативном уровне важными факторами являются три функции: питание, рост и воспроизведение. Угнетение этих потребностей ставит под угрозу выживание всего организма. Сенситивный уровень подразумевает способность к саморегулированию собственной деятельности, на инстинктивном уровне происходит избегание неблагоприятных факторов среды. Уровень высшей перцептивной психики, имеющийся у человека и некоторых видов животных, характеризуется развитием разных типов мышления (в том числе высшего типа мышления у человека – абстрактно-логического), способностью к решению сложных задач, манипулированием предметами и пр. Восприятие человека приобретает такие качества как предметность, осмысленность, структурность, произвольность и пр. Потребности человека на этом уровне имеют многогранный характер. Наряду с потребностями «низшими», которые помогают регулировать биохимические процессы в организме и способствуют его выживанию и сохранению здоровья, человек нуждается и в таких составляющих его жизни как свобода, автономия, целеполагание, личностное развитие и пр. [15, с. 78]. Границы, которые бы определяли конец влияния одной группы потребностей на другую, неоднозначны, как неоднозначно понятие целостности человеческой натуры.

Всемирная организация здравоохранения определяет понятие «здоровье» как состояние физического, умственного и социального благополучия. Эта концепция включает в себя: предыдущий жизненный опыт индивида, социокультурные факторы, реализацию физического и духовного потенциала человека, самооценку, а также субъективное восприятие индивидом собственного здоровья и благополучия [8, с. 47]. Таким образом, проблема ощущения благополучия включает в себя аспекты субъективных оценок состояния жизни отдельного человека. Субъективность относится к сфере индивидуального восприятия человека. Каково должно быть это восприятие? Что в конкретном индивиде отвечает за сохранение состояния благополучия? 8.  По мнению Л.В. Куликова, «в отношении здоровья (возможно у большинства) людей скрыты серьезные противоречия», а «предрасположенность к сохранению или растрачиванию здоровья можно рассматривать как личностные качества» [8, с. 49].

Понятия «личное», «личностный», «личность» соотносится с единицей человеческого бытия, отличной от других, обладающей собственной волей, разумом, определенной степенью рефлективности, способной к самоопределению [15, с. 381]. Если брать во внимание человека в совокупности всех свойств, присущих ему как виду homo sapiens, то можно заметить, что понятие «личность» часто раскрывается на уровне сознания и мышления. Это понятие почти не описывает человека как индивида, являющегося существом не только высшего «разумного, душевно/духовного» порядка, но также и как особь, имеющую биохимическую саморегулирующуюся систему. Рассматривая человека с этой точки зрения, можно заметить, что за рамки понятия «личность» часто выходят такие фундаментальные характеристики психофизических механизмов как, например, совокупность врожденных свойств, включающих темперамент, способности, когнитивные особенности и пр. [22, с. 520-521]. Эти факторы были включены в теорию личности, называемую «теорией черт» или диспозициональной теорией личности, которую развивали Г. Оллпорт, К. Кеттел, Г. Айзенк и др. Однако, авторы этой концепции не брали во внимание иные структуры, которые изучались представителями других направлений.

Понятие «личность» не включает в себя всех качеств, описывающих человека. Не все характеристики homo sapiens, доступные пониманию и исследованию входят в это определение. Изучая и описывая человека, можно столкнуться с тем, что изучается и изображается лишь определенная сторона его натуры или жизнедеятельности. Многое остается за пределами возможности конкретизации и категоризации [22, с. 520]. С этой точки зрения более уместным видится использование термина «индивид». Термины «личность» и «индивидуальность» включены в это понятие как важные его составляющие, дающие возможность сделать акцент на определенные, возложенные на них функции. Но можно ли говорить о человеке как о некоем субъекте, как бы разделенным в самом себе? В истории науки можно проследить развитие мысли о противоречивости и неоднозначности человеческой натуры, таково, например, декартово понимание человека, в котором присутствует противопоставление – душа, инструментом которой есть разум и тело как рефлекторный механизм.

В психологии вопрос о целостности человеческой натуры был поставлен З. Фрейдом. Опираясь на опыт работы со многими пациентами, ученый не просто разделил психику на сознательные и бессознательные процессы, но выделил существующие в одном индивиде разные «Я», изолированные «самости»: «Оно», «Эго», «Супер-Эго» [19, с. 357-364]. С развитием психоанализа и открытием новых направлений психологии, некоторые постулаты З. Фрейда были изменены или истолкованы иначе. В то же время, все психологические теории и концепции направлены на терапию проблем, находящихся внутри человека (иначе не понадобилось бы развивать методы и подходы к практической работе с пациентом/клиентом). Психологические школы и направления с разных сторон рассматривают внутренний конфликт, часто лежащий под поверхностью сознания. Это – «комплекс неполноценности» и бессознательное стремление к первенству А. Адлера, «субличности» Р. Ассажиоли, «объяснительные фикции» Б.Ф. Скиннера, роли «родителя», «ребенка» и «взрослого» Э. Берна, духовная сущность человека, рефлексирующая себя отдельно от телесного и психологического В. Франкла и пр.

В психотерапии и психологическом консультировании несогласованность работы разных структур в человеке, является одной из центральных проблем, на которые направлено внимание специалиста. Противоречия в человеческой натуре часто встречаются в классической литературе. Рассуждения на эту тему можно прочитать у многих философов и антропологов. С другой стороны, взаимосвязь физиологии и биохимии с процессами, приписываемыми «высшим» слоям психики такова, что можно проследить, как эмоции и личностные особенности оказывают влияние на клетки организма [14, с. 8]. Каким же образом, опираясь на данные современных исследований, следует подходить к описанию человека? Ответ на этот вопрос может лежать на стыке естественных и гуманитарных, вернее в тех областях, где эти науки, преодолевая образовавшийся между ними в последнее время разрыв [15, с. 3], могут углубить и обогатить наше знание о человеке. Проблемы здоровья и адаптации необходимо рассматривать в контексте всех аспектов жизни индивида [14, с. 8-9].

Стресс как понятие, непосредственно связанное со здоровьем и благополучием человека, является процессом, который невозможно описывать без участия с методов и инструментов различных наук. Несмотря на кажущуюся разницу в подходах, научные отрасли, опирающиеся на естественнонаучные и на гуманитарные концепции, дают схожие определения такого явления как стресс. Стрессорами для организма считаются факторы внешней и внутренней среды, такие, например, как: травмы, обезвоживание, постоянный громкий шум, межличностные конфликты, ценностные противоречия и пр. Специфические стрессоры не одинаковы для разных климатических зон и экономических систем. Например, холод и переохлаждение являются более сильным стрессором в некоторых регионах земли, и решение проблемы нехватки тепла имеет здесь равнозначное (если не большее) значение, чем проблема достатка в пище.

Чаще всего, когда речь заходит о стрессе, имеется в виду его психологическая составляющая, так называемый «стресс психологический». Этот вид стресса, понимается как состояние сильного напряжения, приносящего психический дискомфорт, характеризующийся негативными эмоциями и чувствами, такими как: страх, злость, враждебность и т.п. Такое состояние сопровождается физиологическими и биохимическими изменениями в организме [23, s. 23]. Медицина имеет множество исследований на тему физиологического проявления стресса. В данной статье некоторые медицинские аспекты будут представлены как иллюстрации к основной тематике.

Г. Селье описывал стресс как «неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» [16, с. 13], а реакции организма, сопровождающие этот процесс, как универсальную формы ответа на различные по своему характеру экзогенные и эндогенные факторы (стрессоры)…» [11, с. 4]. Развивая теорию стресса, Селье ввел понятие общего адаптационного синдрома (ОАС) приводящего к повышению сопротивляемости организма. Реакции любого организма на стресс не зависят от природы стрессора или стимула. Они порождают определённый ответ организма независимый от вида раздражителя: происходит активизация гормональных систем и изменения в физиологических показателях, например, учащение сердцебиения, увеличение количества выделяемого пота и пр. Краткий или длительный (не превышающий ресурсы организма) стресс приводит к адаптации и повышением устойчивости к нагрузкам. Чрезмерный (превышающий адаптационные возможности организма) стресс, приводит и истощению психофизиологических ресурсов и к ослаблению организма [3, с. 454-455].

Селье обратил особое внимание на психологические стрессы и разделил их на две группы: дистрессоры и эустрессоры. Дистрессоры бывают патогенными (негативными) или мобилизующими. Патогенные дистрессоры превышают адаптивные силы организма. Мобилизующие дистрессоры «включают» оптимальный уровень реакции. Организм запускает антистрессовые резервы, что повышает его активность и долговечность. Дистресс в данном случае действует позитивно, мобилизационно. Эустрессоры влияющие на те же системы организма могут сопровождатся положительными эмоциями [4, с. 32-33].

Особенности протекания разных фаз стресса зависят от возможностей данного организма, от личностных качеств и социальных обстоятельств индивида [4, с. 31]. Риски заболеваний при постстрессовых расстройствах для отдельного человека так же зависят от индивидуальных различий и психологических особенностей, предрасположенности к тем или иным заболеваниям, от социальн- экономического статуса (СЭС) индивида. [14, с. 15-33, 534]. Таким образом, главные факторы, имеющие влияние на протекание стресса, находятся в ближайшей сфере жизнедеятельности человека.

Исследования восприятия стресса с точки зрения «обыденной психологии» показывают, что респонденты определяют стресс в категорию негативных состояний [23, s. 23]. То есть преобладающими в субъективном понимании являются негативные чувства и ощущения. Здесь снова видится противоречивая сущность человеческой натуры. Она наблюдается как в отношении человека к самому себе, к своим состояниям, к своему здоровью и в глобальном смысле к выживанию, так и со стороны специалистов (в большей степени врачей). Со стороны индивида, подвергающегося риску заболеваний и/или ухудшения состояния здоровья, наблюдается поведение, которое медицинские работники оценивают как факторы риска (нерациональное питание, недостаточная физическая активность, злоупотребление психоактивными веществами и пр.), со стороны врачей присутствует недооценка воздействия на организм факторов стресса [21, с. 62-63]. С точки зрения рационального мышления, позиция игнорирования риска является нелогичной и противоречит так называемому «здравому смыслу». Однако там, где в силу вступают чувства и эмоции, интенции и мотивация человека подвергаются определенной коррекции. Рассуждения о чувствах, эмоциях и ощущениях можно начать с элементарной позиции – с позиции наличия тела, как основной «доказательной базы», основного «факта» существования человека. Со стороны физического здоровья в отношении homo sapiens к собственному телу можно предположить существование глубокого «закоренелого» конфликта. Уязвимость физического тела к обстоятельствам внешней и внутренней среды само по себе является источником множества стрессов.

Косвенными доказательствами этому факту является постоянное стремление человека модифицировать собственное тело: искусственная деформация формы черепа (практиковалась во множестве разных, удаленных друг от друга культур), «золотые лотосы» или бинтование стоп – обычай, сохранявшийся в Китае начала до XX века, ношение корсетов как женщинами, так и мужчинами, современные имплантаты для коррекции контуров лица, фигуры и пр. В каждый период истории, в разных культурах, вплоть до наших времен прослеживается старание человека внести изменения, «улучшить» тело (включая неинвазивные формы коррекции, такие, как макияж, в настоящее время часто напоминающий грим, сильно меняющий черты лица, моду на экзотического вида одежду и пр.). Значит ли это, что человек (по крайней мере, часть индивидов) не принимает тело таким, каким оно есть? Не кроется ли здесь антагонизм, подобный раннеплатоновскому противопоставлению духа материи»? Не в этом ли находится отгадка «притяжения» пропасти? Какие внутренние мотивы, присутствует в человеке, решающем, что его физическая оболочка, не подходит ему, не соответствует представлениям? Определяет ли человек, решившийся на радикальную инвазивную форму коррекции тела свою основную цель, или лишь хочет избавиться о негативных эмоций, которые приносят ему ощущения «несоответствия»? Вопросы телесного бытия, над которыми рассуждали философы во все времена, все еще остаются открытыми. Ответы на них лежат не только в сфере философии, психологии, антропологии, метафизики, но и являются предметом интереса других научных дисциплин.

Если стресс, вызываемый телесными объективными (боли, заболевания, внешние раздражители), или телесными субъективными (личное восприятие и представления (возможно/предположительно внушенные течениями в культуре, в том числе, субкультуре, моде и пр.)), причинами можно изучить или обосновать более или менее логическими аргументами, то комплекс эмоций, сопровождающий реакции на различные стимулы, сложнее поддается точному определению. Человек зачастую реагирует на повседневные обстоятельства в его жизни, включая уровень физиологических и эмоциональных реакций, соответствующий чрезвычайным ситуациям. То есть, его реакции не адекватны раздражителям. Стрессором в такой ситуации может быть ожидание стрессора, например, страх страха или ожидание возможного негативного события. Психологический стресс, связанный с мыслями и сопровождаемый чувствами и эмоциями (и, в свою очередь, гормонами стресса) вызывает те же ответы организма, как и реальная ситуация [14, с. 17-18].

Тревожность, вызванная постоянным беспокойством, в своей крайней форме – тревожно-фобическом расстройстве (МКБ-10) показывает такие соматические симптомы, как гиперактивность симпатической нервной системы, повышенное напряжение скелетных мышц, головные боли, дрожание рук, расстройства сна. А также – симптомы, относящиеся к желудочно-кишечному тракту, включая сухость во рту, затруднение при глотании и пр., и типичные респираторные симптомы – ощущение сдавленности в груди, затруднение при вдохе и пр. [5, с. 132-134].

Таким образом, частое перенапряжение систем реакций на психологические стрессоры, может вызвать заболевания, называемые стрессогенными. Эмоции и чувства (при избыточности и/или неадекватности стрессору реакций), сопровождающие стрессовые состояния, увеличивают возможность заболеваний. Согласно концепции аллостаза, организм человека дает естественные оптимальные реакции на соответствующие стимулы. В определенных ситуациях происходит секреция одних гормонов и подавление выделения других. Гармония и согласованность в системе стимул-реакция помогают отреагировать на ситуацию внешне и внутренне оптимальным способом [14, с. 20-22]. «Можно выделить две биологоческие системы, которые обслуживают работу эмоциональной системы человека. Это – ретикулярная система, и автономно иннервируемая висцерально-эндокринная система, контролирующая такие параметры, как гормональная секреция, сердечный ритм, частота дыхания и т.п. Висцерально-эндокринная система помогает организму подготовиться к направленному действию, обусловленному эмоцией, и помогает поддерживать и эмоцию, и это действие» [7, с. 58-59].

Отсюда возникает вопрос, насколько здесь могут принимать участие волевые качества индивида? Другими словами, что в реакции стресса может поддаваться сознательному контролю? Как человек может «помочь» организму справляться вызовами, подвергающими перенапряжению все системы – биохимические, электрические, эмоциональные и пр.?

Эти вопросы входят в сферу таких понятий как «личность» и «индивидуальность». В своей критике теории инстинктов и теории научения А. Маслоу пишет, что необходимо рассматривать любой феномен с более глубокой позиции. По его мнению, инстинкты, имеющие наследственную базу и здоровый разум синергичны, а не антагонистичны друг другу, и следует искать пути для улучшения их взаимодействия [9, с. 133-139]. В теле человека осуществляется множество неосознаваемых процессов, в которых принимают участие различные органы, в том числе центральная нервная система (ЦНС). Не все ощущения, доступные организму, ЦНС «допускает» к осознанию и произвольному контролю [10, с. 53]. Многие процессы, происходящие в организме, имеют биохимическую и электрическую основу и совершаются не зависимо от того, осознает ли их индивид, обладатель конкретного тела. У здорового человека базовые потребности, инстинкты, имеющие наследственное происхождение и здоровый разум, направлены на единую цель, у больного они могут стоять в антагонистических позициях [9, с. 136]. Понимание этих факторов может способствовать улучшению качества терапии и профилактики здоровья человека. Исследование внутренних произвольных и непроизвольных процессов, даст возможность выявить новые мишени для работы специалиста психолога или психотерапевта. Например, результаты исследования Б.М. Ткач, предоставляющие данные о том, что определенная степень гиперреактивности правого полушария мозга (префронтальной коры) может служить предиктором девиантного поведения, поставила перед специалистами задачу по разработке новых медицинских и психологических профилактических программ [18, с. 80-81].

Как было сказано выше, стресс часто сопровождается ощущением эмоционального дискомфорта и негативными чувствами. Можно ли выделить в выше приведенных чувствах, например, в страхе, объективную или субъективную составляющую? В психологии выделяются такие понятия как страх рациональный и страх иррациональный. Страх – как инстинкт, помогающий выживанию, и страх, как боязнь страха – хоть и близкие по физиологической реакции процессы, но не равнозначные для психотерапии. Является ли рациональной, например, острая стрессовая реакция на мертвую крысу? С точки зрения простой логики и обыденной психологии – нет. Однако если рассматривать генезис этой реакции, можно прийти к выводу, что она оправдана историческими фактами. Крысы и другие грызуны являются резервуарами возбудителя инфекции чумы, с которой человечество сталкивалось на протяжении всей своей истории.

Страх и иные чувства и эмоции, субъективно воспринимаемые как негативные, могут быть как дистрессорами, так и эустрессорами. Страх перед публичными выступлениями или страх не понравиться объекту симпатии может способствовать преодолению себя, приложению больших усилий, чтобы выглядеть лучше и, в конечном итоге, служить развитию личности. Важнейшую роль здесь играет такое качество, как степень осознанности/рефлексивности индивида. Рациональность и иррациональность страха, тревоги и других чувств, требует индивидуального рассмотрения в каждом отдельном случае. Представляется целесообразным определить вехи, по которым можно следовать, изучая стресс, а также дать условные обозначения разновидностей психологического стресса. Условно можно выделить:

1. Стресс ежедневный, «ординарный».

2. Стресс острый.

3. Стресс текущий или стресс «из прошлого».

4. Фантомный стресс.

Стресс «ординарный» – это реакция на множество дистрессоров и эустрессоров, которые ежедневно сопровождают человека: нехватка времени на общение в семье, беспокойства по поводу финансов, пробки на дорогах, напряженные отношения с соседями, перегруженность на работе, монотонный труд, физические недуги (в том числе, членов семьи), несогласованность социальных ролей, недовольство уровнем СЭС и пр. Стрессоры, часто сопутствующие жизни современного человека, могут оказывать столь же негативное и разрушительно влияние, как и экстремальные стрессоры, так как они вызывают постоянное перенапряжение систем организма, отвечающих за адаптацию организма [8, с. 124-128, 143-147]. Стресс может стать косвенной причиной некоторых заболеваний, таких как инсульт, остановка сердца и пр. Выделяющееся при стрессе глюкокортикоидные гормоны являются ингибиторами образования в мозге человека, в частности в гипокампе, новых нейронов, что может вызывать проблемы с памятью [14, с. 590, 594].

Стресс острый – это реакция на событие отличающееся нетривиальностью и особой травматичностью. «Под острыми реакциями на стресс понимают переходящие расстройства любой степени тяжести или любого характера, возникающие при отсутствии какого-либо психического заболевания в ответ на исключительно стрессогенные события, такие, например, как стихийные и военные действия либо чрезвычайный кризис в отношениях с близким человеком. Этот термин используют применительно к расстройствам, которые происходят в течение нескольких часов или дней. Более продолжительные реакции сравнительно легкой степени описываются как адаптивные, при тяжелой степени говорят о посттравматических расстройствах (отдаленных последствиях стресса). «Единственное лечение, какое требуется подобным пациентам, заключается в предоставлении возможности говорить о пережитых стрессовых событиях; в тяжелых случаях назначают также малые дозы анксиолитических препаратов». [5, с. с. 123 – 124].

Степень уязвимости, как говорилось выше, во многом зависит от типа индивида, от свойств его темперамента и характера. Исследователи выделяют также группу, у которой ярко проявляются стрессовые изменения в психике, это – безработные. Они отличающиеся высоким уровнем тревоги, причем, эмоциональные переживания у безработных женщин проявляются сильнее, чем у мужчин. [8, с. 138-139, 143-147].

Из всех перечисленных дистресоров можно выделить две мишени, на которые часто направлена работа практического психолога, это – проблемы в межличностных отношениях и проблемы внутри личности. Несмотря на то, что решению этих двух задач уделяется равное внимание, первостепенное значение все же имеет работа над развитием личности человека. Перевес в сторону индивидуалистических позиций не несет в себе негативной коннотации. Ошибочный антагонизм социум-индивид как бы подчеркивает целостность и правоту первого и недостаточную состоятельность второго. Однако социум состоит из множества индивидуальностей, зачастую кардинально не похожих друг на друга. В этом разнообразии кроется интерес, потребность аффиляции, множество выборов, взаимодополнение и взаимовыгодный обмен. В здоровом обществе отсутствует противопоставление индивидуальность – коллектив. В нормальных социальных условиях личный и общественный интересы не входят в конфликт, напротив, они совпадают и дополняют друг друга [9, с. 140].

Межличностная поддержка и гармонизация внутриличностных процессов являются защитными факторами, которые помогают пережить стресс, а также могут способствовать пересмотру отношения к сложившейся ситуации, а иногда переквалифицировать дистресс в эустресс. Важным инструментом для работы в этом направлении является коммуникация. Она подразумевает как внешний диалог (межличностный), так и внутренний диалог (диалог с самим собой). Во внешнем диалоге главной целью является выработка индивидуальных стратегий для поддержания комфортных отношений в социальном окружении. Внутренний диалог предназначен для познания самого себя и обретение инструментов для регуляции внутренних процессов, которые могут контролироваться личностью. Цели и задачи обоих видов коммуникации тесно переплетены между собой и имеют тенденцию перетекать друг в друга (это часто проявляется на сеансе психотерапии или во время психологической консультации).

Стресс текущий или стресс «из прошлого» относится как к ординарным, и так и к острым стрессам, однако они имеют временные рамки. Стресс текущий – это реакция на события, происходящие в настоящем. Стресс «из прошлого» относится к переживаниям, которые присутствовали в предыдущем опыте человека. Это могут быть детские и подростковые психологические травмы. Этот вид стресса чаще всего сопровождается посттравматическими стрессовыми расстройствами (ПТС) [6, с. 162].

Фантомный стресс чаще всего связан с особенностями восприятия конкретного индивида или определенного сообщества/группы людей. Ситуации, когда такой стресс может проявиться следующие: сиблинговая ревность, иррациональный страх, фантомная психологическая боль, семейный тайны («скелеты в шкафу») и пр. Фантомный стресс может влиять на образование жизненных сценариев. Сценарий основан на решениях, принятых в детстве, на родительском программировании. В сценарии выделяются роли, взятые на себя непосредственным субъектом и присвоенные им окружающим людям, а также стандартные способы реагирования на ситуации. Сценарий такого стресса не осознаваем, он устанавливается в раннем детстве, сопровождается повторяющимися паттернами поведения, зачастую носит защитный характер, но вместе с тем, тормозит развитие личности и отгораживает индивида от близкого теплого общения [1, с. 283-284].

Удовлетворенность жизнью, как было указано выше, более всего связана с гармонией внутри самой личности и благополучия в значимых социальных связях. По мнению Юнга, психологическое здоровье так же зависит от духовной составляющей [20, с. 104]. Возможности восстановления от стресса при наличии сценария зависят, прежде всего, от способности осознать внутреннюю и внешнюю реальность.

Развитие навыков саморефлексии – это процесс, не всегда протекающий в одном темпе, имеющий тенденцию ускорения или замедления в определенные периоды, не очерченный границами, одновременно, дающий опыт того, что некоторые части «я» остаются и останутся неподконтрольными, «не поддающимися исправлению». Таковыми являются, как писалось выше, особенности типа нервной системы (темперамент), многие процессы восприятия и ощущения, генетически унаследованные черты характера, способности, когнитивные особенности и пр. Осознание человеком (с точки зрения обыденной психологии), того, что не все в нем самом доступно его контролю, само по себе может вызвать стресс. Однако уже признание того факта, что можно «ощутить» и принять существующую иерархию в своей человеческой натуре, не «ломать», не корить себя за «несоответствие», с интересом исследовать собственное «я», его возможности и ограничения, производит несомненный терапевтический эффект [12, с. 792-793, 800-802]. Можно сказать, что здесь кроется один из самых мощных эустрессов в жизни человека. Иными словами, уровень оптимального для индивида стресса помогает включить механизмы развития личности [16, с. 53], то же время, по мнению Г. Селье, «полная свобода от стресса означает смерть» [13, с. 29].

Как было отмечено выше, ответ каждого организма на стресс представляет собой неспецифический характер, но адаптационные ресурсы организма имеют индивидуальные особенности. Внутренний мир индивида, преимущественно объективен и может быть зафиксирован объективными методами. Любые физиоло­гические проявления, в том числе электроэнцефалограмма, уровень специфических гормонов в крови, речевой портрет [2, с. 120] и пр., свидетельствуют о тех или иных свойствах темперамента и характера. Биологические основы личности и индивидуально-психологические различия являются предметом изучения специального научного направления – дифферен­циальной психофизиологии, на открытия которой опираются современные науки, изучающие человека. В этом направлении развивает свой метод эмоционально-стрессовая терапия, которая исходит из положения, что аффективный заряд, превосходящий силой своего воздействия когнитивные функции, может быть ингибирован или удален противоположным более сильным аффектом [17, с. 124]. На предельно высоком эмоциональном уровне (эустрессе) такая терапия помогает человеку справиться с переживанием своей неполноценности, неуверенности в себе, с пассивностью. Это происходит путем изучения индивидом особенностей своего характера, своего восприятия мира, помогая принять разницу в понимании мира другими людьми, найти свое место в межличностных отношениях сообразно своему характеру, применить свои особенности и способности в подходящей сфере деятельности, жить в согласии с природой и социумом. Другими словами, эмоционально-стрессовая терапия помогает человеку «встать на путь» становления самим собой.

Вышеизложенное позволяет сделать следующий вывод. Стрессоры, сопровождающие человека на протяжении всей его жизни, могут способствовать как позитивным изменениям, например, улучшению адаптации, увеличению психологической эластичности, расширению спектра копинг-стратегий, так и к негативным – болезням, пассивности, выученной беспомощности и пр. Стрессовая реакция на внутренние и внешние стимулы, требующая от индивида определенных, превышающих на данный момент его ресурсы усилий, служит детерминантой личностного развития при некоторых обязательных условиях. К этим условиям относятся: развитие навыков саморефлексии, признание факта существования не только бессознательных мотивов, но и саморегулирующейся адаптивной системы в структуре психофизиологии человека, мотивация к изучению человеческой натуры с комплексом присущих ей характеристик и биохимических особенностей.

 

Список литературы:

1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Минск: Прамеб, 1991. 384 с.

2. Бондаренко Я.О. Дискурс акцентуйованих мовних особистостей: комунікативно-когнітивний аспект (на матеріалі персонажного мовлення в сучасній американській художній прозі): дис… канд. філол. наук: спец. 10.02.04 – германські мови. Київ, 2002. 248 с.

3. Борневассер М., Стресс у условиях труда // Психические состояния / Под. ред. Куликова Л. В. СПб: Питер, 2000. С. 454-455.

4. Воробейчик Я.Н., Руководство по аутопсихотерапии (история, теория, практика). Одесса: Альянс юг, 2004. 360 С.

5. Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии. Киев: «Сфера», 1999. Т. 1. 300 с.

6. Дмитриева Т.Б. Клиническая психиатрия. М.: ГЭОТАР Медицина, 1998. 506 с.

7. Изард К.И. Психология эмоций. СПб.: Питер, 1999. 464 с.

8. Куликов Л.В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики. СПб.: Питер, 2004. 464 с.

9. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 2001. 479 с.

10. Немов Р.С. Психология. М.: ВЛАДОС, 2003. Т. 1. 688 с.

11. Поклитар Е.А. Предисловие // Избранные труды Одесской школы Терапии творческим самовыражением / Под ред. Е.А. Поклитара, М.А. Раскиной. Одесса: Астропринт, 2007. С. 3-10.

12. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии. М.: Апрель пресс, 2002. 976 с.

13. Рожнов В.Е. Вопросы истории и теории психотерапии // Руководство по психотерапии / Под. ред. В.Е. Рожнова, Ташкент: Медицина, 1985. С. 20-29.

14. Сапольски Р. Психология стресса. СПб.: Питер», 2015. 480 с.

15. Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М.: ООО «Северный город-7», 2002. 413 с.

16. Селье Г. Стресс без дистресса // Анатомия стресса. Ганс Селье и его последователи / Под. ред. Власа Е.А. Киев: ООО «Идательский дом МЕДКНИГА», 2016. С. 8-66.

17. Станишевский М.И. Эмоционально-стрессовый подход в профилактике и терапии межличностной зависимости // Актуальні проблеми психології / Під. ред. Максименко С.Д. Київ: Логос, 2017. Т. 1. № 46. С. 120-128.

18. Ткач Б.М., Особливості нейропсихологічних механізмів актуалізації девіантної поведінки залежно від нейронперсональних характеристик особистості // Актуальні проблемі психології / Під ред. С.Д. Максименко. Київ: ЛОГОС, 2018. Т. 2. № 49. С. 75-82.

19. Фрейд З. «Я» и «Оно». Тбилиси: Мерани, 1991. 397 с.

20. Фрейжер Р., Фейдимер Д. Личность. Теории, упражнения, эксперименты. СПб: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. 608 с.

21. Яворська Т.П., Маркова М.В. Клініко-психологічний спектр та структура чинників стресового ризику у пацієнтів з цереброваскулярною патологією // Український вісник психоневрології. 2019. № 3 (96). С. 62-68.

22. Ясперс К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997.1056 с.

23. Heszen I. Psychologia stresu. Korzystne i niekorzystne skutki stresu życiowego. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2016. 384 s.

 

Сведения об авторе:

Станишевская Жанна – доктор гуманитарных наук (PhD), Опольский университет (Ополе, Польша).

Data about the author:

Staniszewska Żanna – Doctor of Human Sciences (PhD), University of Opole (Opole, Poland).

E-mail: reseaps@yandex.ua.

границ | Связь черт личности с индивидуальными различиями в аффективных пространствах

Введение

Эмоции — это аспект повседневной жизни, и вопросы, касающиеся их неуловимой природы, вызывают интерес на протяжении тысячелетий. В то время как недавние обсуждения (Hamann, 2012; Lindquist et al., 2012; Adolphs, 2017; Barrett, 2017) и нейробиологические исследования (Grimm et al., 2006; Nielen et al., 2009; Baucom et al., 2012; Goodkind et al., др., 2012; Чиказое и др., 2014; Шинкарева и др., 2014; Kragel et al., 2016; Saarimäki et al., 2016) продвинулись вперед в области аффективной (нейро) науки, до сих пор нет единого мнения относительно врожденных характеристик эмоций (Ekman, 2016). Наряду с этим общим интересом к пониманию аффективной функциональности является клинический интерес к пониманию аффективной дисфункциональности (Gross and Jazaieri, 2014), поскольку нарушение регуляции эмоций связано с различными психическими расстройствами (Mennin et al., 2005; Reimherr et al., 2005; Etkin и Wager, 2007; Amstadter, 2008; Taylor et al., 2012; Карпентер и Трулл, 2013). Следуя стремлению к совершенствованию трансляционных исследований в психиатрии (Machado-Vieira, 2012; Knüppel et al., 2013) и персонализированной медицине (Hamburg and Collins, 2010), мы стремились изучить индивидуальные различия в представлении аффективной информации путем комбинирования анализов на основе данных. поведенческого эксперимента с психологическими измерениями личностных черт, учитывая четко установленную связь между эмоциями и личностью (Коста и МакКрэй, 1980; Гросс и др., 1998; Кокконен и Пулккинен, 2001; Нг и Динер, 2009).

С этой целью мы использовали метод множественной компоновки (Goldstone, 1994) и обратное многомерное масштабирование (Kriegeskorte, Mur, 2012), которые недавно использовались в области когнитивной нейробиологии (Mur et al., 2013; Charest et al. al., 2014; Bracci et al., 2016; Levine et al., 2018c) на эмоционально заряженные стимулы, чтобы различать индивидуализированные структуры (отражающие ментальные представления) аффективной информации.Участники свободно расположили стимулы в соответствии с их субъективным эмоциональным сходством в непрерывном пространстве, что привело к уникальному представлению «аффективного пространства» без ярлыков для каждого участника. Другая недавняя работа исследовала принципы организации аффекта / эмоций с использованием психологических (Nummenmaa et al., 2014, 2018; Koch et al., 2016; Cowen and Keltner, 2017; van Tilburg and Igou, 2017) и нейробиологических (Kragel and LaBar). , 2015; Skerry, Saxe, 2015; Saarimäki et al., 2018) методы; здесь мы использовали подход, который сосредоточился на том, как люди различаются с точки зрения основных свойств их аффективных пространств. Способность различать людей на основе аффективной информации (Hamann and Canli, 2004) — и впоследствии определять нормальную изменчивость с помощью комбинации методов, основанных на гипотезах и данных — может предложить новые пути социальной психологии / нейробиологии для информирования клинической области ( Cacioppo et al., 2014).

В текущем исследовании использовалась управляемая данными иерархическая кластеризация для выявления кластеров стимулов, лежащих в основе аффективного пространства.Однако, чтобы избежать слепого применения методов машинного обучения без учителя к многомерным аффективным пространствам, мы внешне подтвердили индивидуальные различия в аффективной кластеризации с различиями в личностных чертах из пятифакторной модели [«Большая пятерка»: невротизм, экстраверсия, открытость к Опыт, доброжелательность и добросовестность (McCrae and Costa, 1985)], по оценке NEO-Five Factor Inventory [NEO-FFI (Borkenau and Ostendorf, 2008)]. Как показала предыдущая работа по нейровизуализации, компоновка репрезентативного пространства может быть существенно изменена процессами, связанными с вниманием или задачами (Brouwer and Heeger, 2013; Nastase et al., 2017), а недавняя психологическая работа показала, что кластеры на карте аффективного пространства по определенным аспектам информации об эмоциях (Nummenmaa et al., 2018), мы специально стремились определить, находится ли внутрикластерное расстояние аффективных кластеров индивидов [ что можно рассматривать как связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Iordan et al., 2015)], была связана с личностными чертами участников. Идея исследования эмоций в их связи с личностью вытекает из десятилетий доказательств того, что личность связана с внутренними искажениями или искажениями внимания при обработке эмоций (Richards et al., 1992; Деррибери и Рид, 1994; Most et al., 2006; Thomsen et al., 2014). Более того, классические теории личности предсказывают, что нейротизм ассоциируется с негативной информацией, а экстраверсия ассоциируется с позитивной информацией (Айзенк, 1967; Коста и МакКрэй, 1980; Ларсен и Кетелаар, 1989; Растинг и Ларсен, 1997). Изучение взаимосвязи между личностью и эмоциональным сходством (здесь операционализировано как кластерная дисперсия в аффективных пространствах) позволит исследователям изучить, как лежащие в основе когнитивные процессы, такие как внимание или исполнительный контроль, могут взаимодействовать с личностными чертами, приводя к здоровому и нездоровому поведению, и могут ли такие взаимодействия привязаны к конкретным областям / сетям мозга.Результаты, которые мы представляем, подтверждают и расширяют текущие знания о взаимосвязи между аффектом и личностью, подтверждают достоверную структуру индивидуализированных аффективных пространств, выявленных с помощью методов, управляемых данными, и открывают дверь для будущих исследований, чтобы преобразовать такие парадигмы, основанные на данных, в практическую плоскость. клиническая область.

Материалы и методы

Участников

Сто один участник (36 мужчин, 65 женщин; средний (± σ) возраст = 24,2 (± 2,59) года) были набраны из местного сообщества с помощью информационных плакатов.Участники не сообщали ни о текущем диагнозе неврологических или психических расстройств, ни о приеме каких-либо психотропных препаратов, не давали письменного информированного согласия до участия в исследовании и не получали денежную компенсацию за свое время после завершения эксперимента. Поскольку заполнение анкеты NEO-FFI было последующей процедурой после поведенческого эксперимента, только участников, которые изначально согласились, чтобы с ними связались для будущих исследований, попросили принять участие в заполнении анкеты NEO-FFI.Из 77 опрошенных участников 58 участников (15 мужчин, 43 женщины; средний (± σ) возраст = 25,4 (± 2,75) года) в конечном итоге заполнили анкету, пятеро из которых получили компенсацию в виде подарочных карт книжного магазина после розыгрыша лотереи. Все экспериментальные процедуры соответствовали Хельсинкской декларации и были одобрены местным этическим комитетом Регенсбургского университета.

Аппарат

Эксперимент проводился на 27-дюймовом Apple iMac с использованием MATLAB R2015b (The MathWorks, Натик, Массачусетс, США).Код MATLAB, используемый для запуска эксперимента, был адаптирован из кода, описанного Kriegeskorte и Mur (2012). Все анализы проводились в MATLAB и SPSS ver. 25 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США).

Стимулы

изображения, использованные в эксперименте, были получены из базы данных Международной системы аффективных изображений (IAPS) (Lang et al., 2008), которая содержит изображения со стандартизованными значениями валентности и возбуждения, которые можно условно разделить на девять категорий: животные, люди, природа. , еда, предметы домашнего обихода, эротические изображения, несчастные случаи, насилие и война.Мы псевдослучайно выбрали шесть изображений для каждой категории для эксперимента, получив набор стимулов, состоящий из 54 изображений. Если компьютерный алгоритм выбирал два изображения, которые были очень похожи визуально (например, два изображения собаки в аналогичном положении или два изображения ножей на столе), мы вручную выбирали заменяющее изображение с такой же (или очень похожей) валентностью. и значения возбуждения из соответствующей категории (см. дополнительную таблицу 1 для соответствующих идентификаторов изображений и их соответствующих рейтингов валентности и возбуждения).Создание набора стимулов было в конечном итоге компромиссом между улучшенной выборкой эмоционального пространства и общей продолжительностью эксперимента, поскольку необходимо вычислять расстояние между каждой парой изображений; общее количество попарных расстояний в нашем случае определяется биномиальным коэффициентом 54 выберите 2 (т.е. 1431), что дает общую продолжительность эксперимента, в среднем, чуть больше одного часа на участника.

Протокол испытания

Эксперимент проводился в соответствии с протоколом, изложенным Kriegeskorte и Mur (2012), в котором участники размещали изображения на двумерной круглой «арене» на экране компьютера в соответствии с определенным принципом организации.Мы попросили участников расположить картинки в соответствии с тем, что они чувствовали при просмотре каждого изображения. То есть изображения, вызывающие похожие эмоции, следует располагать ближе друг к другу, а изображения, вызывающие разные эмоции, — дальше друг от друга; таким образом, расстояние между изображениями отражает их относительную эмоциональную непохожесть для участника.

Во время данного испытания было показано не более десяти изображений для улучшения видимости изображений (т. Е. Одновременное размещение 54 изображений на экране сделало бы их все настолько маленькими, что их содержание стало бы неузнаваемым).Кроме того, мы реализовали функцию масштабирования, которая позволяла участникам видеть мельчайшие детали каждого изображения. Когда участник закончил систематизацию изображений, следующее испытание началось с другого набора изображений, для которого оставалось наименьшее количество свидетельств относительно их относительного расстояния до других изображений [алгоритм подбора слабейшего (Kriegeskorte and Mur, 2012). ]. Таким образом, некоторые из изображений могли присутствовать в двух или более последовательных испытаниях, и эти конкретные изображения, показанные в данном испытании, различались между людьми, в зависимости от того, как они организовывали изображения в ходе эксперимента.После того, как были получены расстояния для всех 1431 попарного несходства, обратное многомерное масштабирование преобразовало двумерные расстояния на экране компьютера в матрицу несходства 54 × 54 (DSM; рис. 1A), которая представляет многомерную структуру несходства расположения элементов ( Kriegeskorte and Mur, 2012). Однако, поскольку DSM симметричен по главной диагонали, каждый участник может быть представлен вектором из 1431 элемента, полученным путем векторизации верхнего или нижнего треугольника DSM.В дальнейшем мы будем называть векторное представление DSM вектором несходства (DSV).

Рис. 1. (A) Организовав 54 изображения на экране компьютера на основе эмоционального сходства стимулов, представление аффективного пространства каждого участника было получено с помощью обратного многомерного масштабирования, которое можно визуализировать как несходство. матрица, отображающая расстояние между каждой парой стимулов. (B) Вычисление медианы (Md) нормализованных аффективных пространств 101 участника дало единое групповое медианное аффективное пространство, которое мы реорганизовали (C) на основе агломеративной иерархической кластеризации (E) .Кластеризация была подтверждена с помощью индекса Silhouette (D) , который выявил 2- и 4-кластерные решения (как отмечено восходящими метками, отмеченными стрелками). (E) Дендрограммы, лежащие в основе обоих решений кластеризации, имеют цветовую кодировку: теплые цвета, отражающие кластеры с более положительной валентностью, и холодные цвета, отражающие кластеры с более отрицательной валентностью (см. Раздел «Иерархическая кластеризация»).

NEO-FFI

Мы использовали немецкую версию NEO-FFI (Боркенау и Остендорф, 2008), чтобы измерить «большую пятерку» личностных факторов: невротизм, экстраверсию, открытость опыту, доброжелательность и сознательность.Для каждого участника была оценена сумма баллов по всем пяти факторам, которые затем были переведены в Т-балл, связанный с полом и возрастом, на основе эталонных выборок, представленных Боркенау и Остендорф (2008), который выражает проявление личности Большой пятерки. фактор индивидуума по отношению к проявлению в популяции, соответствующей полу и возрасту. Список полученных баллов NEO-FFI и их описательную статистику см. В дополнительной таблице 2.

Анализ данных

Иерархическая кластеризация

Поскольку аффективные пространства всех участников сгруппированы немного по-разному, мы хотели убедиться, что сравнивали кластеры разных участников на основе одних и тех же стимулов.С этой целью мы сначала масштабировали DSV каждого участника до диапазона [0–1], разделив каждый DSV на его максимальное значение несходства. Затем мы вычислили медианное значение всех 101 масштабируемых DSV и выполнили агломеративную иерархическую кластеризацию с использованием полной связи (Lance and Williams, 1967) на групповом медиане DSV (рисунок 1B и дополнительный рисунок 1).

Мы подтвердили стабильность различного количества кластеров, лежащих в основе группового медианного аффективного пространства, итеративно вырезав полученную дендрограмму на разной высоте и вычислив индекс силуэта (Rousseeuw, 1987).Этот индекс измеряет, насколько хорошо данная точка данных назначена конкретному кластеру (т. Е. Расстояние внутри кластера) по сравнению с кластером ближайшего соседа (т. Е. Расстояние между кластерами) по шкале от -1 до 1), с более высоким значения, указывающие на более подходящее решение для кластеризации (nb, кластеры со средним групповым значением дали более высокие значения силуэта, чем кластеры со средним групповым значением). Эта процедура дала решение с двумя и четырьмя кластерами (рисунки 1C – E), которые мы затем сопоставили с каждой парой изображений из индивидуальных DSV участников, что позволило нам вычислить для каждого участника медианное значение (а не среднее значение). , поскольку данные о расстоянии имели тенденцию к искажению) расстояния внутри кластера (которые мы нормализовали по количеству элементов в соответствующем кластере).Формально среднее расстояние внутри кластера D для кластера c было рассчитано как m⁢e⁢d⁢i⁢a⁢n⁢ (Dc) | c |, где | c | обозначает мощность кластера c .

После классического многомерного масштабирования группового медианного аффективного пространства (см. Рисунок 2 только для простоты визуализации данных, поскольку фактические кластерные расстояния были вычислены непосредственно из DSV участников), первое измерение (объясненная дисперсия (VE) = ∼48% ) соответствовали значениям валентности IAPS ( r Пирсона = 0.94, p = 8,5 × 10 –25 ), при частичном удалении значений возбуждения; Таким образом, мы присвоили метки «положительный» и «отрицательный» результирующим кластерам из 2-кластерного решения. В гораздо меньшей степени второе и третье измерения соответствовали значениям возбуждения IAPS ( r = 0,38, p = 0,005, VE = ∼8%; r = 0,50, p = 1,5 × 10 –4 , VE = ∼5% соответственно) с частичным выделением значений валентности. Чтобы помочь в интерпретации результатов последующей множественной регрессии (см. Следующий раздел), мы присвоили четырем кластерам следующие описательные ярлыки на основе общего содержания кластеров: «эротический» (положительный субкластер), «страх / насилие». »(Негативный субкластер),« медицинский »(негативный субкластер),« природа / люди / спорт »(позитивный субкластер).

Рисунок 2. 54 стимула IAPS, использованные в эксперименте, отображены в двумерном пространстве, полученном из классического многомерного шкалирования аффективного пространства медианы группы. Кластеры имеют цветовую кодировку в соответствии с решением из 4 кластеров иерархической кластеризации (см. Рисунок 1). Решение с двумя кластерами просто объединяет холодные цвета в один кластер и теплые цвета в другой.

Множественная линейная регрессия

Для каждого аффективного кластера (в каждом решении кластеризации) мы выполнили множественную регрессию, чтобы оценить степень, в которой личностные факторы Большой пятерки предсказали медианную дисперсию аффективных кластеров.Чтобы объективно определить, какие регрессоры входят в оптимальную модель, мы применили комбинаторный подход к множественной регрессии. В частности, учитывая пять факторов (невротизм, экстраверсия, открытость, доброжелательность, добросовестность), было 2 5 — 1 возможных моделей (т. Е. ∑k = 15 (5k), включая только линейные члены), каждая из которых содержит разные сочетание пяти факторов в качестве предикторов. Чтобы найти оптимальную модель, мы выполнили регрессионный анализ для каждой из 31 модели и выбрали модель с самым низким байесовским информационным критерием (BIC) (Schwarz, 1978).Для каждой модели значения кластерной дисперсии и показатели личности были оценены по z-шкале (с использованием соответствующих средних значений выборки и стандартных отклонений выборки) для центрирования данных, и был включен постоянный предиктор. Чтобы учесть тестирование 31 модели, мы дополнительно выполнили две процедуры Монте-Карло, чтобы непараметрически определить, превосходит ли оптимальная модель модели, примененные к рандомизированным средним кластерным расстояниям. Во-первых, мы протестировали все 31 модель на рандомизированных данных и сохранили минимальный BIC (независимо от модели, которая дала этот BIC), чтобы контролировать завышенную частоту ошибок на уровне семьи (FWER) при тестировании нескольких моделей.Повторение этой процедуры 1000 раз (на каждый аффективный кластер) дало нам нулевое распределение из 1000 минимальных значений BIC, из которых мы вычислили эмпирические p -значений для наблюдаемого оптимального BIC (обозначенного в результатах как p FWER ( all): для сравнения со всеми моделями, когда все модели получали случайные данные). Во-вторых, мы также сохранили BIC, полученный в результате наблюдаемой оптимальной модели , когда эта же модель применялась к рандомизированным данным 1000 раз.Таким образом, мы получили два эмпирически выведенных значения p для нашей оптимальной модели (одно из нулевого распределения минимального BIC и одно из нулевого распределения той же модели BIC [обозначено в результатах как p (то же): для сравнение с той же моделью при подаче случайных данных]), которые показывают, насколько вероятно обнаружение того, что оптимальная модель дает конкретный BIC при нулевых гипотезах об отсутствии связи между личностными факторами Большой пятерки и средними кластерными расстояниями.

Результаты

Чтобы определить, связана ли структура аффективных пространств с личностными измерениями, мы стремились предсказать индивидуализированное медианное внутрикластерное расстояние (для различных аффективных кластеров) из факторов личности Большой пятерки с использованием множественной линейной регрессии.Ниже приведены результаты наиболее эффективных регрессионных моделей для аффективных кластеров, лежащих в основе как 2-, так и 4-кластерных решений (см. Также дополнительную таблицу 4).

Двухкластерное решение: большая дисперсия отрицательного кластера соответствует более высокому нейротизму

Начиная с решения с двумя кластерами из анализа иерархической кластеризации, оптимальная модель для прогнозирования отрицательной дисперсии кластера содержала баллы невротизма в качестве единственного регрессора (β = 0.34, SE = 0,126, t 56 = 2,73, p = 0,0084), что указывает на то, что более высокий балл невротизма имел тенденцию предсказывать большую кластерную дисперсию. Хотя эта модель незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,056], она работала лучше, чем случайность, когда вводились реальные данные по сравнению со случайными данные [ p (то же) = 0,01]. Что касается положительной дисперсии кластера, в то время как оптимальная модель содержала оценки согласованности в качестве единственного регрессора (β = -0.22, SE = 0,130, t 56 = −1,65, p = 0,1036), эта модель не показала лучших результатов, чем можно было бы предсказать [ p FWER (все) = 0,383, p (то же) = 0,11).

Решение из четырех кластеров: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для нейротизма и сознательности

Когда аффективное пространство на уровне группы разделено на четыре кластера, ранее отрицательный кластер далее подразделяется на кластер, образы которого охватывают понятия «страх / насилие», и кластер, образы которого охватывают «медицинские» концепции (рис. 2).Наша процедура комбинаторной множественной регрессии показала, что оптимальная модель содержала невротизм (β = 0,280, SE = 0,127, t 55 = 2,20, p = 0,032) и сознательность (β = -0,289, SE = 0,127, t ). 55 = −2,28, p = 0,0266) в качестве двух регрессоров для прогнозирования кластерной дисперсии страха / насилия [ p FWER (все) = 0,014, p (то же самое) = 0,0009; см. дополнительную таблицу 3 для списка всех моделей, которые пережили статистический порог].Подобно результатам двухкластерного анализа, показатели невротизма имели тенденцию к увеличению с увеличением кластерной дисперсии ( r Пирсона = 0,381). Однако показатели сознательности показали противоположную картину: они имели тенденцию к снижению по мере увеличения кластерной дисперсии ( r Пирсона = -0,388; см. Рисунок 3 для визуального изображения этого эффекта). Кроме того, оптимальная модель для прогнозирования дисперсии медицинского кластера содержала только невротизм в качестве регрессора (β = 0.207, SE = 0,131, t 56 = 1,58, p = 0,12), но эта модель не показала лучших результатов, чем можно было бы предсказать [ p FWER (all) = 0,424, p (то же самое) = 0,11].

Рис. 3. Индивидуальные аффективные пространства участников с самым низким и самым высоким (A), невротизмом и (B) Т-баллы по сознательности в нашей выборке, отображенные в двух измерениях с использованием многомерного масштабирования исключительно для визуализации лежащего в основе эффекта результаты множественной регрессии, в данном случае те, которые описаны в разделе «Решение из четырех кластеров: противоположные паттерны дисперсии кластера страха / насилия для невротизма и сознательности».Следуя той же цветовой схеме, что и на предыдущих рисунках, кружки представляют 54 стимула, а черные контуры нарисованы вокруг стимулов, которые являются членами кластера, дисперсия которого была предсказана множественной регрессией.

Решение из четырех кластеров: увеличение дисперсии эротических кластеров, прогнозируемое снижением открытости, согласия и сознательности

Подобно тому, как отрицательный кластер из 2-кластерного решения был дополнительно разделен в 4-кластерном решении, был также положительный кластер, который дал «эротический» кластер и общий положительный кластер (помеченный как «природа / люди / спорт». ), содержащий оставшиеся изображения, которые в основном включают изображения, связанные со спортом, людьми, природой и т. д.Интересно, что оптимальной моделью для прогнозирования дисперсии эротического кластера была модель с тремя регрессорами, включающая открытость (β = −0,280, SE = 0,120, t 54 = −2,34, p = 0,023; Pearson r = −0,253), доброжелательность (β = −0,291, SE = 0,12, t 54 = −2,43, p = 0,019; r Пирсона = −0,258) и добросовестность (β = −0,314, SE = 0,120, т 54 = −2,61, p = 0.012; Пирсона r = -0,266). Хотя эта модель также незначительно не смогла превзойти статистический порог по сравнению со всеми другими моделями в процедуре Монте-Карло [ p FWER (все) = 0,06], она действительно работала лучше, чем можно было бы предсказать при подаче реальных данных. по сравнению с рандомизированными данными [ p (то же самое) = 0,006]. Что касается общего положительного кластера изображений природы / людей / спорта, аналогичного 2-кластерному решению, оптимальная модель содержала единственный регрессор Согласованности (β = -0.161, SE = 0,132, t 56 = −1,22, p = 0,228), но, опять же, эта модель не превзошла то, что можно было бы ожидать только от случайности [ p FWER ( все) = 0,72, р (то же) = 0,24].

Обсуждение

Чтобы изучить основную структуру аффективных пространств людей, мы провели эксперимент, в котором участники организовали эмоционально заряженные образы в соответствии с их индивидуализированным эмоциональным сходством и объединили анализ на основе данных с психологическими измерениями личностных качеств.С помощью этой комбинации методов мы специально искали ассоциации между личностными чертами пятифакторной модели («Большая пятерка») и дисперсией аффективных кластеров [которые отражают связность концепции (концепций), лежащих в основе соответствующего кластера (Иордан и др. ., 2015)], заселявшие аффективные пространства индивидов. Важно отметить, что этот подход продемонстрировал, что кластеризация аффективных пространств людей, полученная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения, не является ложной, поскольку ее части могут быть подтверждены извне с помощью информации о личностных качествах людей.

Первичный результат, который пережил наш статистический контроль, был получен из 4-кластерного решения. Множественная регрессия показала, что увеличение дисперсии кластера страха / насилия было связано с увеличением невротизма и снижением сознательности (см. Также дополнительную таблицу 5). Такая противоположная взаимосвязь между этими двумя параметрами личности не является полностью неожиданной, поскольку об этом сообщалось как об общем открытии при оценке факторов личности Большой пятерки (Costa et al., 1991), связанных с психическими расстройствами (Trull, Sher, 1994; Kotov et al., 2010), а также с такими областями, как активность в социальных сетях (Liu et al., 2016), эмоциональные проблемы у подростков (Smith et al. , 2017) и даже физиологические механизмы воспаления (Sutin et al., 2010). Что касается нейротизма, возможно, что более высокий нейротизм совпадает с большей дифференциацией в обработке негативных стимулов, что приводит к более мелкой категоризации (то есть более рассредоточенной кластеризации) негативной информации.Это представление подтверждается людьми с более высоким невротизмом, которые проявляют повышенную обработку неприятной информации (Gomez et al., 2002; Chan et al., 2007) и склонны описывать себя как тревожных (McCrae et al., 1986), как выборочно тревожных людей. обращать внимание на негативные стимулы (Broadbent and Broadbent, 1988; MacLeod and Mathews, 1988). Что касается сознательности, люди с более высокой сознательностью были описаны как строгие и упорядоченные (Costa and McCrae, 1992) и продемонстрировали больший эмоциональный контроль при восстановлении после негативных стимулов (Javaras et al., 2012). Соответственно, повышенная кластеризация и эффективность лобно-теменной сети (Toschi et al., 2018), которая считается важной мозговой сетью для когнитивного контроля (Miller and Cohen, 2001), была связана с более высокой сознательностью. Таким образом, люди с более высокой сознательностью могут иметь больший контроль (или большую потребность) в разделении негативной информации и надлежащем управлении своим результирующим поведением. Учитывая, что расположение информации в репрезентативных пространствах людей может быть изменено такими процессами, как внимание (Nastase et al., 2017), суждения о типичности (Iordan et al., 2016) и аверсивное обучение (Dunsmoor et al., 2014; Levine et al., 2018b), возможно, что эти черты личности взаимодействуют (или даже регулируют эффективность из) такие процессы, чтобы определить, как негативная информация заполняет репрезентативные пространства людей. Таким образом, соответствие между чертами личности и степенью дифференциации негативной информации может быть исследовано как, например, биомаркер предрасположенности к определенным расстройствам или дополнительный метод классификации расстройств, связанных с негативным аффектом.

Наши результаты также имеют значение для социальных и аффективных нейробиологических исследований. В недавних исследованиях функциональной магнитно-резонансной томографии использовался многомерный анализ паттернов (Haxby et al., 2001), чтобы понять, как области или сети мозга представляют информацию, связанную с обработкой эмоций (Bush et al., 2018; Kryklywy et al., 2018; Levine et al., 2018c; Saarimäki et al., 2018). Выводы, подобные тем, которые мы представляем здесь, могут использоваться в таких исследованиях, подчеркивая, как неоднородность информации о личности может влиять на распределение информации в аффективных пространствах.В результате эта неоднородная аффективная информация у разных людей может влиять на чувствительность при нейровизуализационных исследованиях аффекта, особенно тех, которые основаны на продольных или предпостовых планах, которые должны учитывать аффективную изменчивость (Dauvier et al., 2019). Это понятие подчеркивается только недавними исследованиями, в которых использовались данные проекта Human Connectome Project (Van Essen et al., 2013), чтобы связать личностные данные людей с функциональными сетями состояния покоя (Dubois et al., 2018; Mulders et al. ., 2018; Ностро и др., 2018; Toschi et al., 2018; Passamonti et al., 2019), поскольку некоторые аспекты функций, лежащих в основе этих сетей, также могут варьироваться в зависимости от личностных различий. В некоторых случаях такая неоднородность (как в здоровых, так и в клинических популяциях) может быть именно той переменной, которая представляет интерес при переводе результатов и методов из когнитивной нейробиологии в (точную) психиатрию (Feczko et al., 2019).

С точки зрения ограничений, возможно, что в основе наших результатов лежат определенные аспекты личностных измерений.Однако мы не можем точно связать информацию на фасетном уровне с конкретными аспектами аффективных пространств индивидов, потому что мы использовали NEO-FFI, а не NEO-PI-R (Коста и МакКрэй, 1992), который представляет собой более длинную пятифакторную модель личности. анкета, позволяющая исследователям исследовать шесть различных аспектов каждого из личностных факторов. Таким образом, наш подход менее чувствителен к изучению информации на уровне аспектов, которая может быть важным компонентом при дальнейшем определении ценности таких результатов.Таким образом, в будущих исследованиях, следующих в этом направлении, можно было бы использовать более подробные анкеты. Дополнительным общим недостатком является то, что регрессионный анализ, представленный здесь, был проведен только для 58 участников (~ 57% от общей выборки), поскольку у нас не было данных анкетирования всех участников. Это сокращение размера выборки, следовательно, снизило статистическую мощность нашего анализа ( ср. Дополнительный рисунок 2).

Заключение

В заключение, мы провели поведенческий эксперимент, основанный на независимых, субъективных, эмоциональных суждениях о сходстве и комбинированном анализе на основе данных с классическими чертами личности Большой пятерки, чтобы исследовать кластерную дисперсию в индивидуализированных аффективных пространствах.Наша комбинация методов выявила, в первую очередь, взаимосвязь между тем, как люди склонны оценивать эмоциональную дистанцию ​​от отрицательно заряженных стимулов, и личностными аспектами невротизма и сознательности. Эти результаты демонстрируют, что в основе аффективных пространств лежит не ложная структура, выявленная с помощью неконтролируемых методов машинного обучения. Такие методы, свободные от предположений, могут помочь связать аффективные науки с клинической областью, обеспечивая объективные измерения нормальной аффективной изменчивости у разных людей и описывая, как такая изменчивость может взаимодействовать с личностными чертами и относиться к психическим состояниям.В будущих исследованиях такие результаты могут быть тщательно изучены, например, на предмет их лонгитюдной ценности для определения подтипов конкретных групп пациентов. Такие направления предлагают клинической психологии и психиатрии возможность адаптировать психологические и нейробиологические методы для разработки новых маркеров критических проблем, таких как восприимчивость к болезням и реакция на лечение.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю по обоснованному запросу.Часть данных, представленных в этой рукописи, ранее была опубликована в препринте на PsyArXiv (Levine et al., 2018a).

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом Регенсбургского университета. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

SL и JS разработали исследование. RR внесла свой вклад в ресурсы эксперимента.SL, AA и AW получили данные. SL и TW проанализировали данные. SL, AA и TW подготовили рукопись. Все авторы отредактировали и одобрили окончательную версию рукописи.

Финансирование

AA поддержано стипендией Оск. Фонд Хуттунена.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Анжелику Лингнау за предоставление экспериментального кода для сбора данных и Виолу Вагнер за помощь в анализе данных.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2020.00448/full#supplementary-material

Список литературы

Адольфс Р. (2017). Как нейробиология должна изучать эмоции? Различая эмоциональные состояния, концепции и переживания. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 24–31. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw153

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барретт, Л.Ф. (2017). Теория сконструированной эмоции: активный вывод интероцепции и категоризации. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 12, 1–23. DOI: 10.1093 / сканирование / nsw154

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауком, Л. Б., Уэделл, Д. Х., Ван, Дж., Блитцер, Д. Н., Шинкарева, С. В. (2012). Расшифровка нейронного представления аффективных состояний. Neuroimage 59, 718–727. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.07.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боркенау, П.и Остендорф Ф. (2008). NEO-FFI NEO-Fünf-Faktoren-Inventar nach Costa und McCrae (NEO-FFI) (2., neu normierte und vollständig überarbeitete Auflage). Göttingen: Hogrefe.

Google Scholar

Браччи, С., Оп, и де Бек, Х. (2016). Диссоциации и ассоциации между представлениями формы и категорий в двух визуальных путях. J. Neurosci. 36, 432–444. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2314-15.2016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бродбент, Д.и Бродбент М. (1988). Тревога и предвзятость внимания: состояние и черта характера. Cogn. Эмот. 2, 165–183. DOI: 10.1080 / 02699938808410922

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брауэр, Г. Дж., И Хигер, Д. Дж. (2013). Категориальная кластеризация нейронного представления цвета. J. Neurosci. 33, 15454–15456. DOI: 10.1523 / jneurosci.2472-13.2013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буш, К. А., Привратский, А., Гарднер, Дж., Зелински, М.Дж. И Килтс К. Д. (2018). Общие функциональные состояния мозга кодируют как воспринимаемые эмоции, так и психофизиологический ответ на аффективные стимулы. Sci. Отчет 8: 15444. DOI: 10.1038 / s41598-018-33621-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Качиоппо, Дж. Т., Качиоппо, С., Дулава, С., и Палмер, А. А. (2014). Социальная нейробиология и ее потенциальный вклад в психиатрию. Мировая психиатрия 13, 131–139. DOI: 10.1002 / wps.20118

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карпентер Р.У., и Трулль Т. Дж. (2013). Компоненты дисрегуляции эмоций при пограничном расстройстве личности: обзор. Curr. Департамент психиатрии 15, 335.

Google Scholar

Чан, С. В. Ю., Гудвин, Г. М., и Хармер, К. Дж. (2007). У студентов с высоким невротизмом и никогда не бывает депрессии есть негативные предубеждения в обработке информации. Psychol. Med. 37, 1281–1291. DOI: 10.1017 / S00332

000669

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харест, И., Kievit, R.A., Schmitz, T. W., Deca, D., and Kriegeskorte, N. (2014). Уникальное семантическое пространство в мозгу каждого смотрящего предсказывает воспринимаемое сходство. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 14565–14570. DOI: 10.1073 / pnas.1402594111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чиказое, Дж., Ли, Д. Х., Кригескорте, Н., и Андерсон, А. К. (2014). Популяционное кодирование аффекта по стимулам, модальностям и индивидуумам. Нац. Neurosci. 17, 1114–1122.DOI: 10.1038 / nn.3749

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1980). Влияние экстраверсии и невротизма на субъективное благополучие: счастливые и несчастные люди. J. Pers. Soc. Psychol. 38, 668–678. DOI: 10.1037 / 0022-3514.38.4.668

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1992). Пересмотренное профессиональное руководство по NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) и NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI). Одесса, Флорида: Ресурсы для психологической оценки.

Google Scholar

Коста П. Т., МакКрэй Р. Р. и Дай Д. А. (1991). Граничные шкалы добросовестности и добросовестности: пересмотр инвентаря личности NEO. чел. Индивидуальный. Отличаются. 12, 887–888. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (91) -D

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коуэн, А.С., Келтнер, Д. (2017). Самоотчет охватывает 27 различных категорий эмоций, соединенных непрерывными градиентами. Proc. Natl. Акад. Sci. США 114, E7900 – E7909. DOI: 10.1073 / pnas.1702247114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Довье Б., Павани Ж.-Б., Ле Вигуру С., Коп Ж.-Л. и Конгар А. (2019). Взаимодействие невротизма и экстраверсии на повседневную изменчивость аффективных состояний. J. Res. Чел. 78, 1–15. DOI: 10.1016 / j.jrp.2018.10.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деррибери, Д.и Рид М.А. (1994). Темперамент и внимание: ориентация на положительные и отрицательные сигналы и от них. J. Pers. Soc. Psychol. 66, 1128–1139. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.6.1128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дюбуа, Дж., Галди, П., Хан, Ю., Пол, Л. К., и Адольфс, Р. (2018). Функциональная связь мозга в состоянии покоя лучше всего предсказывает личностный аспект открытости опыту. Персональный. Neurosci. 1, 1–21. DOI: 10,1017 / ручка.2018,8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дансмур, Дж. Э., Крагель, П. А., Мартин, А., и Ла Бар, К. С. (2014). Аверсивное обучение модулирует корковые представления категорий объектов. Cereb. Cortex 24, 2859–2872. DOI: 10.1093 / cercor / bht138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эткин, А., Вейджер, Т. Д. (2007). Функциональная нейровизуализация тревоги: метаанализ эмоциональной обработки при посттравматическом стрессовом расстройстве, социальном тревожном расстройстве и специфической фобии. г. J. Psychiatry 164, 1476–1488. DOI: 10.1176 / appi.ajp.2007.07030504

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности. Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас.

Google Scholar

Фечко, Э., Миранда-Домингес, О., Марр, М., Грэм, А. М., Нигг, Дж. Т. и Фэйр, Д. А. (2019). Проблема неоднородности: подходы к выявлению психиатрических подтипов. Trends Cogn.Sci. 23, 584–601. DOI: 10.1016 / j.tics.2019.03.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голдстоун Р. (1994). Эффективный метод получения данных о сходстве. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 26, 381–386. DOI: 10.3758 / BF03204653

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гомес Р., Гомес А. и Купер А. (2002). Невротизм и экстраверсия как предикторы обработки отрицательной и положительной эмоциональной информации: сравнение теорий Айзенка, Грея и Ньюмана. евро. J. Pers. 16, 333–350. DOI: 10.1002 / per.459

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудкинд, М. С., Соллбергер, М., Гюрак, А., Розен, Х. Дж., Ранкин, К. П., Миллер, Б. и др. (2012). Отслеживание эмоциональной валентности: роль орбитофронтальной коры. Hum. Brain Mapp. 33, 753–762. DOI: 10.1002 / HBM.21251

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гримм, С., Шмидт, К. Ф., Бермполь, Ф., Хайнцель, А., Далем, Ю., Wyss, M., et al. (2006). Сегрегированное нейронное представление различных измерений эмоций в префронтальной коре — исследование с помощью фМРТ. Neuroimage 30, 325–340. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Джазайери, Х. (2014). Эмоции, регуляция эмоций и психопатология. Clin. Psychol. Sci. 2, 387–401. DOI: 10.1177 / 2167702614536164

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж.Дж., Саттон, С. К., и Кетелаар, Т. (1998). Отношения между аффектом и личностью: поддержка представлений об уровне аффекта и аффективной реактивности. Персональный. Soc. Psychol. Бык. 24, 279–288. DOI: 10.1177 / 0146167298243005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Haxby, J. V., Gobbini, M. I., Furey, M. L., Ishai, A., Schouten, J. L., and Pietrini, P. (2001). Распределенные и перекрывающиеся изображения лиц и предметов в вентральной височной коре. Наука 293, 2425–2430.DOI: 10.1126 / science.1063736

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2015). Структура категорий базового уровня постепенно проявляется в вентральной зрительной коре человека. J. Cognit. Neurosci. 27, 1427–1446. DOI: 10.1162 / jocn_a_00790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иордан, М. К., Грин, М. Р., Бек, Д. М., и Фей-Фей, Л. (2016). Типичность обостряет представления категорий в объектно-избирательной коре головного мозга. Нейроизображение 134, 170–179. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2016.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джаварас, К. Н., Шефер, С. М., ван Реекум, К. М., Лапате, Р. К., Грейшар, Л. Л., Баххубер, Д. Р. и др. (2012). Добросовестность предсказывает большее избавление от негативных эмоций. Эмоция 12, 875–851. DOI: 10.1037 / a0028105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Knüppel, H., Metz, C., Меерпол, Дж. Дж., И Стреч, Д. (2013). Как журналы по психиатрии поддерживают объективный перевод клинических исследований. Поперечное исследование редакционной политики. PLoS ONE 8: e75995. DOI: 10.1371 / journal.pone.0075995

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кох, А., Алвес, Х., Крюгер, Т., и Ункельбах, К. (2016). Общая валентная асимметрия сходства: хорошее больше похоже, чем плохое. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cognit. 42, 1171–1192.DOI: 10.1037 / xlm0000243

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кокконен, М., Пулккинен, Л. (2001). Экстраверсия и невротизм как предшественники регуляции и дисрегуляции эмоций во взрослом возрасте. евро. J. Pers. 15, 407–424. DOI: 10.1002 / per.425

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Котов Р., Гамез В., Шмидт Ф. и Уотсон Д. (2010). Связывание «больших» черт личности с тревожными, депрессивными расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: метаанализ. Psychol. Бык. 136, 768–821. DOI: 10.1037 / a0020327

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крагель П. А., Кнодт А. Р., Харири А. Р. и Лабар К. С. (2016). Расшифровка спонтанных эмоциональных состояний в мозгу человека. PLoS Biol. 14: 2000106. DOI: 10.1371 / journal.pbio.2000106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крагель П. А., Лабар К. С. (2015). Многовариантные нейронные биомаркеры эмоциональных состояний категорически различаются. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 1437–1448. DOI: 10.1093 / сканирование / nsv032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крикливи, Дж. Х., Макферсон, Э. А., Митчелл, Д. Г. В. (2018). Расшифровка кодирования слуховой пространственной и эмоциональной информации с использованием многомерных и одномерных методов. Exp. Brain Res. 236, 945–953. DOI: 10.1007 / s00221-018-5185-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лэнс, Г.Н. и Уильямс В. Т. (1967). Общая теория стратегий классификационной сортировки: 1. Иерархические системы. Вычисл. J. 9, 373–380. DOI: 10.1093 / comjnl / 9.4.373

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лэнг П. Дж., Брэдли М. М. и Катберт Б. Н. (2008). Международная система аффективных изображений (IAPS): аффективные рейтинги изображений и инструкция по эксплуатации.

Google Scholar

Ларсен, Р. Дж., И Кетелаар, Т. (1989). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к процедурам индукции позитивного и негативного настроения. чел. Индивидуальный. Отличаются. 10, 1221–1228. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (89) -X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, С. М., Алахайвяля, А. Л. И., Вакерле, А., Руппрехт, Р., и Шварцбах, Дж. В. (2018a). Выявление подтипов эмоций из индивидуального эмоционального пространства. PsyArXiv [Препринт]. DOI: 10.31234 / osf.io / 4u6vn

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, С. М., Пфаллер, М., Райхенбергер, Дж., Шибан, Ю., Мюльбергер, А., Rupprecht, R., et al. (2018b). Связь экспериментально вызванного страха с уже существующим фобическим страхом в человеческом мозгу. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 164–172. DOI: 10.1093 / сканирование / nsx147

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, С. М., Вакерле, А., Рупрехт, Р., Шварцбах, Дж. В. (2018c). Нейронная репрезентация индивидуализированного эмоционального пространства отношений. Neuropsychologia 120, 35–42. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2018.10.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линдквист, К. А., Вейджер, Т. Д., Кобер, Х., Блисс-Моро, Э., и Барретт, Л. Ф. (2012). Мозговая основа эмоций: метааналитический обзор. Behav. Brain Sci. 35, 121–143. DOI: 10.1017 / S0140525X11000446

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю Л., Преотюк-Пьетро Д., Самани З. Р., Могхаддам М. Э. и Унгар Л. (2016). «Анализ личности через выбор изображения профиля в социальных сетях», в материалах Труды 10-й Международной конференции AAAI по Интернету и социальным сетям (Менло-Парк, Калифорния: AAAI).

Google Scholar

МакКрэй Р. Р. и Коста П. Т. (1985). Обновление «адекватной таксономии» Нормана. измерения интеллекта и личности на естественном языке и в анкетах. 49, 710–721. DOI: 10.1037 / 0022-3514.49.3.710

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. и Буш, К. М. (1986). Оценка полноты личностных систем: Калифорнийский Q-Set и пятифакторная модель. J. Pers. 4, 430–446.DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1986.tb00403.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Меннин, Д. С., Хеймберг, Р. Г., Терк, К. Л., и Фреско, Д. М. (2005). Предварительные доказательства модели дисрегуляции эмоций при генерализованном тревожном расстройстве. Behav. Res. Ther. 43, 1281–1310. DOI: 10.1016 / j.brat.2004.08.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, Э. К., и Коэн, Дж. Д. (2001). Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu. Rev. Neurosci. 24, 167–202. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.24.1.167

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мост, С. Б., Чун, М. М., Джонсон, М. Р. и Киль, К. А. (2006). Модуляция внимания миндалевидного тела зависит от личности. Neuroimage 31, 934–944. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.12.031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Малдерс П., Ллера А., Тендолкар И., ван Эйндховен П. и Бекманн К.(2018). Профили личности связаны с функциональными сетями мозга, связанными с познанием и эмоциями. Sci. Отчет 8: 13874. DOI: 10.1038 / s41598-018-32248-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mur, M., Meys, M., Bodurka, J., Goebel, R., Bandettini, P.A., and Kriegeskorte, N. (2013). Суждения о подобии человеческого объекта отражают и выходят за рамки представления объекта примат-ИТ. Фронт. Psychol. 4: 128. DOI: 10,3389 / fpsyg.2013.00128

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nastase, S. A., Connolly, A. C., Oosterhof, N. N., Halchenko, Y. O., Guntupalli, J. S., and Visconti, et al. (2017). Внимание выборочно изменяет геометрию распределенного семантического представления. Cereb. Cortex 27, 4277–4291. DOI: 10.1093 / cercor / bhx138

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ng, W., and Diener, E. (2009). Личностные различия в эмоциях. Дж.Индивидуальный. Отличаются. 30, 100–106. DOI: 10.1027 / 1614-0001.30.2.100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nielen, M. M. A., Heslenfeld, D. J., Heinen, K., Van Strien, J. W., Witter, M. P., Jonker, C., et al. (2009). Определенные системы мозга лежат в основе обработки валентности и возбуждения аффективных картинок. Brain Cognit. 71, 387–396. DOI: 10.1016 / j.bandc.2009.05.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ностро, А.D., Müller, V.I., Varikuti, D.P., Pläschke, R.N., Hoffstaedter, F., Langner, R., et al. (2018). Прогнозирование личности на основе сетевой функциональной связи в состоянии покоя. Brain Struct. Funct. 223, 2699–2719. DOI: 10.1007 / s00429-018-1651-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пассамонти, Л., Риччелли, Р., Индовина, И., Дугдженто, А., Терраччано, А., и Тоски, Н. (2019). Разрешенный во времени коннектом пятифакторной модели личности. Sci. Отчет 9: 15066. DOI: 10.1038 / s41598-019-51469-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Reimherr, F. W., Marchant, B. K., Strong, R. E., Hedges, D. W., Adler, L., Spencer, T. J., et al. (2005). Эмоциональная дисрегуляция у взрослых с СДВГ и реакция на атомоксетин. Biol. Психиатрия 58, 125–131. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.04.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс, А., Френч, К.К., Джонсон, В., Напарстек, Дж., И Уильямс, Дж. (1992). Влияние манипуляции настроением и тревожности на выполнение эмоциональной задачи Струпа. руб. J. Psychol. 83, 479–491. DOI: 10.1111 / j.2044-8295.1992.tb02454.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Rousseeuw, P.J. (1987). Силуэты: графическое средство для интерпретации и проверки кластерного анализа. J. Comput. Прил. Математика. 20, 53–65. DOI: 10.1016 / 0377-0427 (87) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ржавчина, К.Л. и Ларсен Р. Дж. (1997). Экстраверсия, невротизм и восприимчивость к положительным и отрицательным аффектам: проверка двух теоретических моделей. чел. Индивидуальный. Отличаются. 22, 607–612. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (96) 00246-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сааримяки, Х., Эйтехадиан, Л. Ф., Глереан, Э., Яэскеляйнен, И. П., Вуйлёмьер, П., Самс, М. и др. (2018). Распределенное аффективное пространство представляет собой множество категорий эмоций в человеческом мозгу. Soc.Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13, 471–482. DOI: 10.1093 / сканирование / nsy018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Saarimäki, H., Gotsopoulos, A., Jääskeläinen, I.P, Lampinen, J., Vuilleumier, P., Hari, R., et al. (2016). Дискретные нейронные сигнатуры основных эмоций. Cereb. Cortex 26, 2563–2573. DOI: 10.1093 / cercor / bhv086

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шинкарева, С.В., Ван, Дж., Ким, Дж., Факчиани, М.Дж., Бауком, Л. Б., и Уэделл, Д. Х. (2014). Представления аффективной обработки, зависящей от модальности, для визуальных и слуховых стимулов, полученных на основе данных функциональной магнитно-резонансной томографии. Hum. Brain Mapp. 35, 3558–3568. DOI: 10.1002 / HBM.22421

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, К. А., Барстед, М. Г., Рубин, К. Х. (2017). Невротизм и сознательность как модераторы отношения между социальной изоляцией и интернализацией проблем в подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. DOI: 10.1007 / s10964-016-0594-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сутин, А. Р., Терраччиано, А., Дейана, Б., Найца, С., Ферруччи, Л., Уда, М. и др. (2010). С интерлейкином-6 связаны высокий невротизм и низкая сознательность. Psychol. Med. 40, 1485–1493. DOI: 10.1017 / S00332

9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тейлор, С.Ф., Канг, Дж., Бреге, И.С., Цо И. Ф., Хосанагар А. и Джонсон Т. Д. (2012). Метаанализ функциональных нейровизуализационных исследований восприятия эмоций и опыта при шизофрении. Biol. Психиатрия 71, 136–145. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2011.09.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томсен Д. К., Олесен М. Х., Шнибер А. и Тённесванг Дж. (2014). Эмоциональное содержание жизненных историй: предвзятость позитивности и отношение к личности. Cognit. Эмот. 28, 260–277. DOI: 10.1080 / 02699931.2013.815155

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тоски, Н., Риччелли, Р., Индовина, И., Терраччиано, А., Пассамонти, Л. (2018). Функциональный коннектом пятифакторной модели личности. Персональный. Neurosci. 1, 1–10. DOI: 10.1017 / pen.2017.2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трулл, Т. Дж., И Шер, К. Дж. (1994). Связь между пятифакторной моделью личности и расстройствами оси I в доклинической выборке. J. Abnorm. Psychol. 103, 350–360. DOI: 10.1037 / 0021-843X.103.2.350

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Эссен, Д. К., Смит, С. М., Барч, Д. М., Беренс, Т. Е. Дж., Якуб, Э., и Угурбил, К. (2013). Проект человеческого коннектома WU-minn: обзор. Нейроизображение 80, 62–79. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.05.041

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Индивидуальные черты личности влияют на изучение группы в популяции одичавших гуппи | Поведенческая экология

Аннотация

Мы исследовали, связаны ли вариативность исследовательского поведения группы с вариациями личностных черт (смелость, активность и общительность) в популяции одичавших гуппи ( Poecilia reticulata ).Наблюдались огромные различия в склонности к расселению между косяками. Удивительно, но не было обнаружено значимых корреляций между исследовательским поведением в группе и средними групповыми личностными оценками, что позволяет предположить, что движение отмели не было вызвано групповым соответствием. Однако наш анализ выявил корреляцию между исследованием группы и оценкой активности наименее активного члена группы и индексом социальности самого социального члена группы. Эти результаты показывают, что меньшинство ключевых лиц с определенными типами личности может оказывать существенное влияние на групповое поведение.Эти результаты обсуждаются в более широком контексте группового принятия решений у социальных животных.

ВВЕДЕНИЕ

Большое количество таксонов образуют группы на некоторых или всех этапах своего жизненного цикла. Хотя групповая жизнь связана с многочисленными издержками и преимуществами, одним из наиболее интересных аспектов такого поведения является то, как группы принимают решения о том, куда идти и что делать (Ioannou et al. 2011). До относительно недавнего времени большая часть исследований группового поведения подчеркивала необходимость того, чтобы члены группы корректировали свое поведение, чтобы соответствовать большинству.Действительно, группа обычно рассматривается как совокупность индивидов, которые все идут на компромисс в отношении своих собственных мотивов подчиняться некоторому среднему поведению на уровне группы (Day et al. 2001; Brown and Laland 2002a). Особое внимание уделяется конформности внутри групп, потому что хорошо известно, что хищники могут выделять необычных особей (эффект странности; Landeau and Terborgh 1986). Предпочтительное нацеливание на нечетную добычу было зарегистрировано у широкого круга хищников, включая горных львов, гиен и хищных птиц (Pienaar 1969; Genovart et al.2010; Krumm et al. 2010). Давление хищников и эффект странности создают сильное давление отбора для соответствия внутри социальных групп (Couzin and Krause 2003; Galef and Whiskin 2008; Zhou et al. 2009; Ioannou et al. 2012). Таким образом, у отдельных лиц внутри социальных групп, таких как косяки рыб или стаи птиц, существует сильное принуждение оставаться в тесном контакте, выглядеть и вести себя одинаково (эффект конформности; Day et al. 2001; Brown and Laland 2002a).

Однако появляются новые свидетельства того, что не все члены группы в равной степени вносят вклад в групповое поведение (Reebs 2000; Couzin et al.2005; Bode et al. 2012). Например, в группе могут быть лидеры и последователи, и их роли могут определяться рядом мотивационных и морфологических признаков. Важно отметить, что тенденция к лидерству, по-видимому, различается между отдельными людьми (Leblond and Reebs 2006; Harcourt et al. 2009). Например, доминирующие особи могут оказывать большое влияние на поведение подчиненных в ряде таксонов, включая приматов (Leca et al. 2003). Люди также с большей вероятностью будут общаться и, следовательно, следовать за знакомыми людьми, а не с незнакомцами (Swaney et al.2001). Что касается косяков рыб, мы давно знаем, что меньшинство знающих участников в группе может побудить остальную часть группы поддерживать, казалось бы, случайные модели поведения (Reebs 2000; Swaney et al. 2001; Ward et al. 2008). Более того, такое поведение может поддерживаться группой даже после того, как демонстранты удалены из группы или когда поведение становится дезадаптивным (Laland and Williams 1997, 1998). Механизм, посредством которого это происходит, кажется относительно простым. Неинформированные или немотивированные люди отдают приоритет учебе, тогда как мотивированные или информированные люди уравновешивают потребность в учебе и желание двигаться в определенном направлении (Couzin et al.2005). Таким образом, группа остается сплоченной единицей и стремится двигаться в направлении, желаемом всего несколькими людьми. По мере увеличения размера группы доля мотивированных людей, необходимых для управления групповым поведением, имеет тенденцию к уменьшению. Исследования, изучающие возникающие свойства группового поведения у людей, также показали, что всего несколько ключевых лиц, которые мотивированы двигаться в определенном направлении, могут оказывать непропорциональное влияние на движение группы в целом (Dyer et al.2008, 2009b).

Личностные черты становятся все более популярным механизмом для понимания устойчивых индивидуальных различий в поведении и имеют широкие эволюционные и экологические последствия (Sih et al. 2012; Wolf and Weissing 2012). Вполне вероятно, что люди, различающиеся по своим личностным качествам, также могут по-разному влиять на групповое поведение. Хотя индивидуальные черты личности могут определять, как люди перемещаются в пространстве (Fraser et al., 2001), в нескольких исследованиях изучалась взаимосвязь между перемещением группы и средними чертами уровня группы (Blumstein et al.2009; Cote et al. 2011; Fogarty et al. 2011). Эти исследования показали, что индивидуальные тенденции к рассредоточению зависят не только от личности человека, но также и от вариаций филиативного поведения, смешения поведенческих типов в популяции или даже взаимодействия между групповой личностью и личностью рассеивателя. Например, Cote et al. (2011) обнаружили, что склонность отдельных рыб к расселению ( Gambusia affinis ) определяется средним показателем смелости и общительности их популяции.Независимо от их собственного типа поведения, люди из популяций с более асоциальными или смелыми людьми рассредоточились дальше.

Многие виды рыб на протяжении некоторой части своей жизни образуют косяки. Гуппи — это социальный вид, который добывает пищу небольшими, слабо организованными стаями и демонстрирует факультативное школьное поведение в ответ на давление хищников (Lachlan et al. 1998). Рыбные косяки часто были в центре внимания исследований, разъясняющих правила принятия решений, используемые отдельными лицами в группе, с целью понимания того, как они в конечном итоге влияют на групповое поведение (Ioannou et al.2011). Использование косяков для изучения группового поведения, несомненно, связано с их невероятными стайными показателями, когда тысячи особей движутся как единое жидкое целое. Рыбы также были ключевой моделью для изучения личностных качеств животных (Budeav and Brown 2011). Такие черты личности, как смелость, активность и агрессивность, часто коррелируют друг с другом при различных синдромах (Dingemanse et al. 2007; Irving and Brown 2013). Предыдущие исследования продемонстрировали связь между определенными типами поведения и показателями приспособленности гуппи, включая выбор партнера (Годин и Дугаткин, 1996), сдерживание хищников (Годин и Дэвис, 1995) и выживаемость (Смит и Блумштейн, 2010).Есть веские причины подозревать, что индивидуальные вариации в поведении влияют на поведение группы в целом. Например, группы, состоящие из пугливых и смелых рыб, быстрее исследовали новую арену и пробовали пищевые участки, чем группы, состоящие только из застенчивых или только смелых особей (Dyer et al. 2009a). Напротив, можно было бы предсказать, что крайне неактивные рыбы могут привязать социальную группу к одному месту в форме отрицательного торможения (Brown and Laland 2002b).

Используя популяцию одичавших гуппи ( Poecilia reticulata ), мы исследовали степень, в которой ключевые особи, демонстрирующие определенные черты личности, способствовали групповому исследовательскому поведению на новой арене.Мы ожидали, что групповое поведение будет лучше объяснено личностью этих индивидов, а не средними личностными чертами всех индивидов в стае (то есть групповым соответствием). То есть эти ключевые лица будут чрезмерно влиять на поведение мелководья.

МЕТОДЫ

Субъекты и меры поведения

одичавших гуппи ( P. reticulata ) были собраны в заливе Фанни, Дарвин, в мае 2011 г. с использованием сачков, упакованы в запечатанные пакеты и доставлены самолетом в Центральный зоопарк Университета Маккуори в Сиднее, Новый Южный Уэльс.Место сбора представляло собой пресноводную дренажную канаву, примыкающую к ипподрому Fannie Bay, которая ведет вниз по течению к устью ручья, в котором обитают крупные хищные рыбы. Таким образом, эта популяция периодически подвергается воздействию большого количества хищников, что, возможно, вызывает самый высокий уровень антихищнического поведения у рыб (Ferrari et al. 2008).

В этом исследовании мы использовали в общей сложности 80 (40 самцов и 40 самок) гуппи, все тесты проводились в период с августа 2011 года по февраль 2012 года. Для облегчения индивидуального распознавания самцов и самок содержали в однополых стаях по 10 особей в серия аквариумов (38 × 21 см, глубина 28 см).Каждый аквариум был отделан речным гравием и мхом Ява, чтобы обеспечить укрытие, качество воды поддерживалось с помощью внутреннего силового фильтра и ежемесячных подмен воды. Рыбу кормили коммерческим хлопьевидным кормом (тропические хлопья тетрамина) один раз в день, а иногда предлагали мотыля и салат для разнообразия. Комнату нагревали до 25 ° C и поддерживали 12-часовой фотопериод (свет включается в 07:00). Для индивидуальной идентификации самок подвергали легкой анестезии, используя 0,1 г / л MS-222 (метансульфонат трикаина; Sigma-Aldrich) с буфером бикарбоната натрия, и вводили эластомерные метки (Northwest Marine Technology).Рыба оправилась от наркоза в течение 2 минут. Мы использовали 3 цвета (оранжевый, желтый и зеленый), введенные в 1 из 4 мест (передний левый, передний правый, задний левый и задний правый), чтобы получить 12 уникальных комбинаций тегов, которые повторялись в каждой группе. Мечение и анестетик не повлияли на поведение, и все рыбы полностью выздоровели. Самцов фотографировали слева и делали наброски с использованием шаблона контура, чтобы обозначить их уникальный образец окраски. В частности, оранжевые каротиноидные и черные меланиновые пятна, помимо формы хвостового и спинного плавников, обеспечивали стабильные индивидуальные характеристики.Стресс при манипуляциях, вызванный процедурами, выполняемыми для каждого из полов, вероятно, был одинаковым, и у рыб было достаточно времени, чтобы восстановиться до тестирования. Для всех особей стандартную длину (SL; расстояние от кончика рыла до хвостового стебля) измеряли с точностью до 0,1 мм с помощью штангенциркуля.

После мечения и измерения рыбам дали неделю на восстановление, а затем мы подвергли их нескольким личностным тестам, как описано в Irving and Brown (2013). Время между каждым контекстом составляло примерно 7 дней.

Анализ личности 1: смелость

Экспериментальная арена состояла из большого аквариума (91 × 51 см и глубиной 20 см) с 12 см воды и 2 см гравия. Пластиковые растения, мрамор, камни и Duplo® (http://duplo.lego.com) были разбросаны по арене, чтобы создать новую среду для тестирования. Стартовый ящик, сделанный из черного плексигласа (9,5 × 7,5 × 14,5 см), был помещен на белый пластиковый полукруг (радиус 9 см) в дальнем конце аквариума (рис. 2). Коробка была снабжена непрозрачной крышкой и выдвижной дверцей, которую можно было открыть дистанционно с помощью куска лески (sensu Brown et al.2007b). Нагреватель был установлен в дальнем конце арены и настроен на поддержание температуры воды 25 ° C. Наблюдения велись из-за стартовой коробки, чтобы не повлиять на время появления.

Каждая рыба содержалась в стартовом ящике в течение начального периода оседания 2 мин. Затем люк был осторожно приподнят, смелость измерялась как время, необходимое для пересечения белого полукруга на гравийной арене (Brown and Braithwaite 2004; Brown et al. 2007a; b). Если субъект не появлялся через 6 минут, непрозрачная крышка снималась со стартовой коробки, чтобы стимулировать исследование.Через 8 минут испытание было прекращено, и субъект получил максимально возможную оценку 480 с. Только 2 рыбы не вышли из укрытия. Мы дважды протестировали 40 самцов и 40 самок гуппи на смелость с минимальным периодом 7 дней между испытаниями. Экспериментальная арена была отремонтирована между испытаниями, чтобы поддерживать новую среду тестирования.

Анализ личности 2: активность

Уровни активности были измерены в 10 повторных аквариумах (44 × 24 см и 24 см глубиной), заполненных 2 см гравия и 19 см воды.Сетка 6,2 × 6,2 см (7 квадратов в ширину и 3 квадрата в высоту) была нарисована на передней поверхности каждого аквариума. Цистерны были визуально изолированы друг от друга с помощью синей подложки на прилегающих стенах. Комнатную температуру устанавливали на 25 ° C, чтобы температура воды оставалась постоянной на протяжении всего периода испытаний. Чтобы предотвратить любую ошибку, вызванную наблюдателем, наблюдения проводились из-за занавеса с помощью веб-камеры, размещенной перед сеткой.

Одна рыба была случайным образом распределена в каждый аквариум и введена за день до тестирования, чтобы позволить им привыкнуть к окружающей среде.Активность регистрировалась каждый раз, когда рыба пересекала линию сетки в течение 10-минутного периода, используя программу поведенческой транскрипции EthoLog v2.2.5 (Ottoni 2000). Все тесты проводились между 11.00 и 13.00 часами, и порядок, в котором тестировали рыбу, был рандомизирован. Мы дважды протестировали 40 самок и 40 самцов гуппи на активность с минимальным периодом 48 часов между испытаниями.

Анализ личности 3: коммуникабельность

Мы зафиксировали общительность, относительно малоизученную черту, вместо агрессии, потому что мы не могли достоверно выявить незаконные агрессивные реакции со стороны женщин.Обратная связь между агрессией и склонностью к обучению была продемонстрирована в предыдущем исследовании гуппи (Magurran and Seghers, 1991).

Аппарат состоял из небольшого аквариума (22 × 15 см и глубиной 15 см), помещенного внутри одного из аквариумов, используемых для тестирования (44 × 24 см и глубиной 24 см), для создания прозрачной физической перегородки. Стая из 6 незнакомых самок гуппи была выбрана из большого пула рыб и помещена в меньший резервуар, обеспечивая визуальный, но не физический или химический контакт с большим резервуаром.Хотя возможно, что некоторые люди неоднократно использовались в целевой школе, это крайне маловероятно, учитывая размер пула ( n = 50). Уровень воды поддерживался на уровне 12 см, чтобы предотвратить выход мелководья. Комнатную температуру устанавливали на 25 ° C, чтобы температура воды оставалась постоянной на протяжении всего периода испытаний. Наблюдения велись из-за занавески с помощью веб-камеры, размещенной перед сеткой. Социальность измерялась как доля времени, проведенного рядом с мелководьем в течение 10 минут с использованием EthoLog v2.2.5. Мы разделили резервуар по длине на 5 участков (шириной 6,2 см), где «А» была колонной, ближайшей к отмелю, а «Е» — самой дальней колонной. Каждую рыбу помещали в дальний конец («E») большего аквариума и давали 5 с для оседания до начала отсчета времени, с рандомизированным порядком тестирования. Мы дважды протестировали 40 самок и 40 самцов гуппи на социальность с минимальным периодом 48 часов между испытаниями.

Групповое исследовательское поведение

Исследовательский эксперимент проводился на 2 идентичных аппаратах, каждая из которых состояла из 3 пластиковых контейнеров для хранения (31 × 48 см и 31 см глубиной), соединенных встык с помощью двух отрезков трубы из ПВХ (8 см × 35 мм), закрепленных черным аквариумным силиконом (рис. 1). .Погружной насос (400 л / ч) был помещен в первый контейнер и направлен к самому внешнему через 13-миллиметровую поливиниловую трубку длиной 2 м, чтобы создать ток через систему. Таким образом, каждый из 3 бассейнов был разделен «перекладиной», и рыба без проблем пересекала перекаты в любом направлении. Глубина воды поддерживалась на уровне 22 см, и каждый контейнер был отделан 2 см речным гравием и пластиковыми растениями для обеспечения укрытия. Комнатную температуру устанавливали на 25 ° C, чтобы температура воды оставалась постоянной на протяжении всего периода испытаний.

Рисунок 1

Схематическое изображение аппарата. Субъекты были помещены в центральный контейнер, и их движения записывались относительно их положения в потоке (ниже по течению, по центру или вверх по течению). Синяя стрелка показывает направление тока.

Рисунок 1

Схематическое изображение аппарата. Субъекты были помещены в центральный контейнер, и их движения записывались относительно их положения в потоке (ниже по течению, по центру или вверх по течению).Синяя стрелка показывает направление тока.

Утром каждого теста 2 стаи по 4 особи (2 самца и 2 самки) были случайным образом выбраны из их резервуаров, индивидуально идентифицированы и помещены в центральный контейнер каждого устройства. Положение каждой рыбы (верхний, центральный или нижний контейнер) регистрировалось с 20-минутными интервалами в течение 6 часов, после чего испытуемых возвращали в их домашние аквариумы. Наблюдения велись непосредственно через прозрачные контейнеры.Эти периоды наблюдений были короткими, чтобы не беспокоить рыбу. Мы проверили исследовательскую тенденцию на 20 косяках, состоящих из 40 самцов и 40 самок гуппи. Все тесты проводились с 9:00 до 15:00 в феврале 2012 года. Как и в случае с поведенческими мерами, описанными выше, комнатная температура поддерживалась на уровне 25 ° C и ежедневно контролировалась с помощью термометра для обеспечения постоянных условий тестирования. Аппарат был освещен равномерно с высоты 2 м флуоресцентным освещением.

Статистический анализ

Данные о смелости, активности и общительности требовали преобразования в натуральный логарифм ( y + 1), чтобы удовлетворить предположению о нормальности.Поскольку смелость измерялась как время, необходимое для выхода из укрытия в новую среду, более высокие показатели смелости указывают на более застенчивых людей. Мы сгенерировали «индекс общительности» (SI), где SI = 1000 / Σ [(время, проведенное в столбце x) × (расстояние столбца x от мелководья + 1)]. SI — это непрерывная переменная, более высокие баллы указывают на большее количество социальных людей. Ранговые корреляции Спирмена использовались для оценки согласованности поведения между испытаниями. Мы провели тесты на повторяемость по каждому из трех признаков отдельно для мужчин и женщин.Мы использовали средние баллы каждого человека за смелость, активность и общительность в наших корреляциях с исследовательской тенденцией в группе.

Исследовательская тенденция рассчитывалась как общее количество перемещений между контейнерами на индивидуальном уровне. Среднее количество перемещений между контейнерами для каждой группы затем использовалось для расчета исследовательской тенденции группы. В первом случае индивидуальная исследовательская тенденция была изучена с использованием общей линейной смешанной модели (GLMM), где пол был установлен как фиксированный фактор, а групповая идентичность — как случайный фактор.Суть этого анализа заключалась в сравнении изменчивости на групповом и индивидуальном уровне. Межгрупповая вариативность исследовательской тенденции была очень высокой (см. Результаты), поэтому мы проанализировали взаимосвязь между исследовательской тенденцией группы, средними личностными оценками и двумя крайними личностными оценками в каждой группе, используя множественную регрессию в StatView v5.0.1. Было проведено три анализа, по одному на каждую из трех черт личности.

Выявив этих ключевых лиц в группе, контролирующую тенденцию к разведке, затем исследовали, как эти люди вносят вклад в социальную динамику, когда рыба перемещается в лотке.Для этого мы составили таблицу, как часто наблюдались одиночные особи, как часто все 4 рыбы находились в одном и том же отсеке, и средний размер выборочной группы каждой стаи за период наблюдений.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Влияние SL необходимо было исследовать внутри полов, потому что мужчины меньше женщин, и, таким образом, эти две переменные смешаны. Среди полов SL не имел значимой корреляции ни с одной из измеренных переменных ( P > 0,05).Оба пола продемонстрировали согласованность рангов между испытанием 1 и испытанием 2 для всех личностных переменных, что свидетельствует о личностных качествах (таблица 1). Показатели повторяемости в целом были выше у самок, чем у самцов (таблица 1). Были доказательства поведенческих синдромов, включающих все 3 черты у мужчин, но не у женщин (подробнее см. Irving and Brown 2013).

Таблица 1

ранговые корреляции Спирмена ( r s ), связанные значения P и оценки повторяемости для повторных тестов трех поведенческих показателей у самцов и самок гуппи

Признак . Женщины . Мужчины .
r s . п. . R . r s . п. . R .
Смелость 0,509 0.002 0,43 0,361 0,024 0,22
Активность 0,453 0,005 0,38 0,396 0,013 0,2358 9070 9070 9070 9070 9070 0,563 0,000 0,47
908 908 9069 9069 9069 0,670
Признак . Женщины . Мужчины .
r s . п. . R . r s . п. . R .
Смелость 0,509 0,002 0,43 0.361 0,024 0,22
Активность 0,453 0,005 0,38 0,396 0,013 0,28
0,47
Таблица 1

ранговые корреляции Спирмена ( r s ), связанные значения P и оценки повторяемости для повторных тестов трех поведенческих показателей у самцов и самок гуппи

Признак . Женщины . Мужчины .
r s . п. . R . r s . п. . R .
Смелость 0,509 0.002 0,43 0,361 0,024 0,22
Активность 0,453 0,005 0,38 0,396 0,013 0,2358 9070 9070 9070 9070 9070 0,563 0,000 0,47
908 908 9070 9069 9069 0,670
Признак . Женщины . Мужчины .
r s . п. . R . r s . п. . R .
Смелость 0,509 0,002 0,43 0.361 0,024 0,22
Активность 0,453 0,005 0,38 0,396 0,013 0,28
0,47

Результаты GLMM не выявили различий в исследовательских тенденциях между полами ( F 1,19 = 0.002, P = 0,965) или взаимодействие между группами и полом ( F 19,40 = 0,867, P = 0,622). Подавляющее большинство вариаций определялось групповой идентификацией ( F 19,40 = 14,56, P <0,001), которая не зависела от порядка тестирования (рис. 2). Таким образом, случайная выборка не привела к изменению среднего уровня личностных качеств стаи.

Рисунок 2

Тенденция к исследованию (среднее количество перемещений в группе ± стандартная ошибка) по 20 косякам гуппи, каждая из которых включает 4 особи (2 самца и 2 самки) с известной личностью.

Рисунок 2

Тенденция к исследованию (среднее количество движений в группе ± стандартная ошибка) по 20 косякам гуппи, каждая из которых включает 4 особи (2 самца и 2 самки) с известной личностью.

Множественная регрессия показала, что разведка в лотке связана с оценками активности ( F 3,16 = 4,783, P = 0,014; Таблица 2). В оценках активности только наименее активный человек повлиял на исследовательскую тенденцию ( t = 3.050, P = 0,007; Рисунок 3). Наименее исследовали группы, в которых наименее активные члены имели сравнительно низкие показатели активности. В то время как в целом показатели общительности не повлияли на исследовательское поведение ( F 3,16 = 2,148, P = 0,134). В оценках общительности наиболее социальный индивид оказал влияние на исследовательскую тенденцию ( t = 2,416, P = 0,028; рисунок 4). Больше всего исследовали группы, в которых наиболее социальные члены имели сравнительно высокий индекс социальности.Ни одна из оценок смелости не повлияла на тенденцию разведки в лотке ( F 3,16 = 0981, P = 0,426; Таблица 2).

Таблица 2 Значения

P для моделей множественной регрессии, исследующих среднее групповое исследовательское поведение

8 9070 908 9069 0,757 908
Признаки . Полная модель P . Средняя характеристика P . Высший признак P . Самый низкий признак P .
Смелость 0,426 0,506 0,524 0,236
Активность 0,014 0,226 0,757 0,028
9084
Признаки . Полная модель P . Средняя характеристика P . Высший признак P . Самый низкий признак P .
Смелость 0,426 0,506 0,524 0,236
Активность 0,014 0,226 0,757 0,845 0,218 0,028
Таблица 2

Значения P для моделей множественной регрессии, исследующих среднее групповое исследовательское поведение

8 9070 908 9069 0,757 908
Черты . Полная модель P . Средняя характеристика P . Высший признак P . Самый низкий признак P .
Смелость 0,426 0,506 0,524 0,236
Активность 0,014 0,226 0,757 0,028
9085
Признаки . Полная модель P . Средняя характеристика P . Высший признак P . Самый низкий признак P .
Смелость 0,426 0,506 0,524 0,236
Активность 0,014 0,226 0,757
0,218 0,028

Рисунок 3

Положительная корреляция между исследованием группы и оценкой активности наименее активного члена этой группы. Множественная регрессия: t = 3,050, P = 0,007.

Рисунок 3

Положительная корреляция между исследованием группы и оценкой активности наименее активного члена этой группы. Множественная регрессия: t = 3.050, P = 0,007.

Рисунок 4

Положительная корреляция между исследованием группы и показателем социальности самого социального члена этой группы. Множественная регрессия: t = 2,416, P = 0,028.

Рисунок 4

Положительная корреляция между исследованием группы и показателем социальности самого социального члена этой группы. Множественная регрессия: t = 2,416, P = 0,028.

При анализе того, как эти ключевые люди в группе влияют на социальное поведение стаи в водоеме, мы обнаружили, что наименее активные члены были связаны с большим размером выборной группы ( F 1,19 = 6.000, P = 0,025) и высокая вероятность того, что все члены школы будут находиться в одном месте ( F 1,19 = 6,396, P = 0,021). Напротив, очень социальные люди были связаны с низкой склонностью к тому, чтобы все люди находились в одном месте ( F 1,19 = 4,428, P = 0,049).

Рыбы большую часть времени проводили вместе, как одна группа (46% времени), и одиночки встречались редко (всего 11% наблюдений).Средний размер выборной группы за все исследование был 3. Не было различий между полами ни по одному из этих показателей. Таким образом, эта популяция гуппи очень социальна, что, возможно, неудивительно, учитывая их высокое хищническое происхождение.

ОБСУЖДЕНИЕ

При исследовании исследовательского поведения гуппи на небольших косяках преобладала межгрупповая изменчивость. Удивительно, но не было обнаружено значимых корреляций между исследовательским поведением в группе и какими-либо средними групповыми характеристиками личности (смелость, активность и общительность).Скорее, исследовательское поведение мелководья контролировалось личностными качествами ключевых особей в пределах мелководья (sensu Couzin et al. 2005). Были обнаружены корреляции между исследовательским поведением группы и показателем активности наименее активного члена группы (рис. 3) и показателем общительности наиболее социального члена группы (рис. 4). Результаты этого исследования показывают, что ключевые особи в пределах отмелей оказали существенное влияние на поведение группы в целом, при этом исследование группы замедлялось их наименее активным членом группы и поощрялось их наиболее социальным членом группы.

Основная дилемма, с которой сталкиваются люди в социальных группах, — это решить, что делать и когда это делать. Однако важным вопросом является то, как отдельные лица в группе достигают консенсуса относительно типа и сроков определенных действий, чтобы создать это соответствие (Van Vugt 2006). В соответствии с нашими выводами, во многих исследованиях сообщается, что ключевые лица могут сильно влиять на решения группы, а остальная часть группы просто следует их примеру (Дайер и др., 2009b; Курверс и др., 2009; Боде и др.2012). Поскольку информация распределяется неравномерно внутри групп социальных животных, эти лидеры часто являются высоко мотивированными, информированными людьми, знающими конкретный маршрут миграции или местонахождение надежного источника пищи (Lachlan et al. 1998; Reebs 2000; Reader et al. 2003). ). Дайер и др. (2008) продемонстрировали, что в человеческих толпах небольшое количество информированных людей может увеличить скорость и точность группового движения без необходимости вербального общения или активных сигналов.Кроме того, Couzin et al. (2005) использовали компьютерное моделирование, чтобы показать, что консенсусные решения могут быть достигнуты, даже если информированные люди не знают, составляют они большинство или меньшинство.

Хотя лидерство часто приписывалось опыту и доминированию (Reebs 2000; Šárová et al. 2010; Bode et al. 2012), появляются данные о том, что лидеры также могут различаться по своей личности (Johnstone and Manica 2011). Например, существует корреляция между личностными чертами и рангом в иерархии доминирования у радужных рыб (Colleter and Brown 2011), и доминирующие индивиды часто действуют как эффективные демонстраторы, тем самым оказывая чрезмерное влияние на поведение группы (Coussi-Korbel and Fragaszy 1995). ).В контексте группового движения особи, находящиеся в авангарде группы, могут иметь преимущество с точки зрения поиска пищи, но они также более уязвимы для хищников из-за своего положения. Эти различия в относительных издержках и преимуществах лидерства и следования побудили предположить, что лидеры могут иметь внутренние различия в личности по сравнению с последователями (Курверс и др., 2009).

Курверс и др. (2009) выявили значительную взаимосвязь между лидерством и смелостью у белых казарок ( Branta leucopsis ).Независимо от ранга доминирования или размера тела, белоснежные казарки, которые были более смелыми по отношению к новому объекту, с большей вероятностью попадали первыми на кормовой участок. Не было обнаружено никакой связи между лидерством и активностью или исследованием в тесте «открытое поле», что позволяет предположить, что не все аспекты личности лидера влияют на групповое поведение. Более того, Bode et al. (2012) сообщили, что люди с сильными социальными связями с большей вероятностью будут преследоваться другими членами группы. Точно так же мы обнаружили, что косяки гуппи, которые исследовали аппарат наиболее тщательно, были те, у которых наиболее социальные представители имели сравнительно высокий SI.Ключевые лица также могут оказывать существенное негативное влияние на группу. Например, присутствие гиперагрессивных самцов в группах водомерок снижает репродуктивный успех группы ( Aquarius remigis ) (Sih and Watters 2005). Это похоже на наши выводы о том, что косяки, которые двигались меньше всего, были те, в которых наименее активные члены имели сравнительно низкие оценки общей активности, а неспособность одного человека двигаться вызывает отрицательную обратную связь в группе. Отрицательное социальное подкрепление также было показано в контексте кормодобывания у рыб (Brown and Laland 2002b).

Важно отметить, что не было обнаружено корреляций между исследовательским поведением группы и средними групповыми личностными оценками (смелость, активность или общительность) в нашей одичавшей популяции P. reticulata , что дает уверенность в том, что огромные различия в склонности к расселению между косяками мы наблюдали, что движет меньшинство ключевых лиц, а не групповое соответствие. Это контрастирует с выводами Cote et al. (2011), которые выявили значительную взаимосвязь между тенденцией к расселению и групповой индивидуальностью у рыб-москитов ( G.affinis ). Отдельные рыбы-москиты из популяций с более высокими показателями смелости или более низкими показателями общительности с большей вероятностью рассеялись независимо от их собственной личности. Хотя в этом исследовании мы постоянно отслеживали передвижение в лаборатории с использованием стай из 4 особей, Cote et al. (2011) измерили расстояние распространения в искусственном ручье, используя косяки численностью 30 и более особей. Хотя не исключено, что размеры отмелей, выбранные Cote et al. (2011) были слишком велики, чтобы ключевые люди могли оказывать влияние на большинство, Couzin et al.(2005) продемонстрировали, что доля информированных лиц, необходимых для точной навигации, фактически уменьшается с увеличением размера группы. Однако небольшой размер косяка, использованный в этом исследовании, соответствует размерам диких гуппи, что придает нашим результатам экологическую значимость (Smith and Blumstein 2010). Возможно, различия в школьном поведении этих двух инвазивных видов приводят к разной социальной динамике. Тем не менее, будущие исследования по изучению личностно-зависимых движений у P.reticulata следует изучить диапазон размеров групп, чтобы определить, усиливается ли влияние ключевых лиц, уменьшается или остается неизменным.

ФИНАНСИРОВАНИЕ

C.B. был поддержан Австралийским исследовательским сообществом Австралийского исследовательского совета (DP0770396).

Мы благодарим Саманту Янг и Рэйчел Вудс за помощь в транспортировке материалов для устройства и Лоис Олтон за заботу о рыбках. Все процедуры, выполняемые здесь, соответствуют действующим австралийским законам и подпадают под действие закона ARA 2010/028 Комитета по этике животных Университета Маккуори, а после экспериментов рыба была переведена в другой дом.

ССЫЛКИ

.

2009

.

Проверка гипотезы социальной сплоченности: интерактивные самки сурков остаются дома

.

Proc R Soc Lond B Biol Sci

.

276

:

3007

3012

.

.

2012

.

Ведущий спереди? Социальные сети в навигационных группах

.

Behav Ecol Sociobiol

.

66

:

835

843

.

.

2004

.

Размер имеет значение: испытание на смелость в восьми популяциях епископа, Brachyraphis episcopi

.

Анимационное поведение

.

68

:

1325

1329

.

.

2007

а.

Корреляция между смелостью и массой тела в природных популяциях поецилиид Brachyrhaphis episcopi

.

Дж Fish Biol

.

71

:

1590

1601

.

.

2007

б.

Унаследованные и основанные на опыте эффекты на смелость тропической Поецилииды. Behav Ecol Sociobiol

.

62

:

237

243

.

.

2002

а.

Социальное обучение задачи избегания у гуппи: соответствие и социальное освобождение

.

Анимационное поведение

.

64

:

41

47

.

.

2002

б.

Социальное усиление и социальное подавление поведения при поиске пищи у выращиваемого в инкубаториях атлантического лосося ( Salmo salar )

.

Дж Fish Biol

.

61

:

987

998

.

.

2011

.

Личностные особенности и поведение

. В: редакторы.

Познание и поведение рыб

.

Кембридж (Великобритания)

:

Wiley-Blackwell

. п.

135

165

.

.

2011

.

Личностные черты предсказывают иерархический ранг в социальных группах самцов радужных рыб ( Melanotaenia duboulayi )

.

Анимационное поведение

.

81

:

1231

1237

.

.

1995

.

О связи между социальной динамикой и социальным обучением

.

Анимационное поведение

.

50

:

1441

1453

.

.

2011

.

Личностно-зависимое расселение у инвазивных рыб-москитов: групповой состав имеет значение

.

Proc R Soc Lond B Biol Sci

.

278

:

1670

1678

.

.

2003

.

Самоорганизация и коллективное поведение позвоночных

.

Adv Study Behav

.

32

:

1

75

.

.

2005

.

Эффективное руководство и принятие решений в группах животных на ходу

.

Природа

.

433

:

513

516

.

.

2001

.

Взаимодействие между размером стаи и конформизмом при поиске пищи гуппи

.

Анимационное поведение

.

62

:

917

925

.

.

2007

.

Поведенческие синдромы предсказуемо различаются в 12 популяциях трехиглой колюшки

.

J Anim Ecol

.

76

:

1128

1138

.

.

2009

а.

Состав стаи определяет успех кормления гуппи

.

Behav Ecol

.

20

:

165

171

.

.

2008

.

Принятие консенсусных решений в человеческих толпах

.

Анимационное поведение

.

75

:

461

470

.

.

2009

б.

Лидерство, принятие решений на основе консенсуса и коллективное поведение у людей

.

Философия Trans R Soc Lond B Biol Sci

.

364

:

781

789

.

.

2008

.

Фиксированная и случайная временная предсказуемость риска хищничества: расширение гипотезы распределения риска

.

Этология

.

114

:

238

244

.

.

2011

.

Социальный полиморфизм личности и распространение инвазивных видов: модель

.

Am Nat

.

177

:

273

287

.

.

2001

.

Объяснение распределения лептокуртических перемещений: внутрипопуляционные вариации в смелости и разведке

.

Am Nat

.

158

:

124

135

.

.

2008

.

Соответствие норвежских крыс?

Анимационное поведение

.

75

:

2035

2039

.

.

2010

.

Молодые, слабые и больные: свидетельства естественного отбора хищниками

.

PLoS ONE

.

5

:

e9774

.

.

1995

.

Кто посмеет, выгода: поведение приближения хищника у гуппи ( Poecilia reticulata )

.

Proc R Soc Lond B Biol Sci

.

259

:

193

200

.

.

1996

.

Предпочтение при спаривании самок жирных самцов у гуппи, Poecilia reticulata

.

Proc Natl Acad Sci USA

.

93

:

10262

10267

.

.

2009

.

Социальная обратная связь и появление лидеров и последователей

.

Курр Биол

.

19

:

248

252

.

.

2011

.

Социальная организация и передача информации при выращивании рыб

. В: редакторы.

Познание и поведение рыб

.

Кембридж (Великобритания)

:

Wiley-Blackwell

. п.

217

239

.

.

2012

.

Хищные рыбы выбирают для согласованного коллективного движения в виртуальной добыче

.

Наука

.

337

:

1212

1215

.

.

2013

.

Изучение связи между личностью и латеральностью у одичавших гуппи, Poecilia reticulata , популяция

.

Дж Fish Biol

.

83

:

311

325

.

.

2011

.

Эволюция личностных различий в лидерстве

.

Proc Natl Acad Sci USA

.

108

:

8373

8378

.

.

2010

.

Горные львы выборочно охотятся на оленей-мулов, инфицированных прионами

.

Биол Письмо

.

6

:

209

211

.

.

2009

.

Личностные различия объясняют лидерство белых казарок

.

Анимационное поведение

.

78

:

447

453

.

.

1998

.

Кто за кем следует? Предпочтения по стаям и социальное изучение информации о кормлении у гуппи

.

Анимационное поведение

.

56

:

181

190

.

.

1997

.

Мелководье способствует социальному обучению информации о поиске пищи у гуппи

.

Анимационное поведение

.

53

:

1161

1169

.

.

1998

.

Социальная передача неадаптивной информации у гуппи

.

Behav Ecol

.

9

:

493

499

.

.

1986

.

Странность и эффект замешательства в хищничестве

.

Анимационное поведение

.

34

:

1372

1380

.

.

2006

.

Индивидуальное лидерство и смелость в стаях золотых оленей ( Notemigonus crysoleucuas )

.

Поведение

.

143

:

1263

1280

.

.

2003

.

Распределенное лидерство среди белолицых обезьян-капуцинов на полудольных территориях

.

Анимационное поведение

.

66

:

1045

1052

.

.

1991

.

Различия в обучении и агрессии среди популяций гуппи (Poeciliareticulata) в Тринидаде

.

Анимационное поведение

.

118

:

214

234

.

.

2000

.

EthoLog 2.2: инструмент для записи и определения времени сеансов наблюдения за поведением

.

BehavRes Meth Instrum Comput

.

32

:

446

449

.

.

1969

.

Отношения хищник-жертва среди крупных млекопитающих Национального парка Крюгера

.

Коэдоэ

.

12

:

108

176

.

.

2003

.

Социальное изучение мест добычи и путей побега у диких тринидадских гуппи

.

Анимационное поведение

.

66

:

729

739

.

.

2000

.

Может ли меньшинство информированных лидеров определить движения стаи рыб за кормом?

Анимационное поведение

.

59

:

403

409

.

.

2010

.

Градиентное лидерство доминирующих животных в стаде мясного скота на пастбище

.

Анимационное поведение

.

79

:

1037

1045

.

.

2012

.

Экологические последствия поведенческих синдромов

.

Ecol Lett

.

15

:

278

289

.

.

2005

.

Смесь имеет значение: типы поведения и групповая динамика у водомерок

.

Поведение

.

142

:

1423

1437

.

.

2010

.

Типы поведения как предикторы выживания тринидадских гуппи ( Poecilia reticulata )

.

Behav Ecol

.

21

:

919

926

.

.

2001

.

Знакомство способствует социальному изучению поведения гуппи при кормлении.

.

Анимационное поведение

.

62

:

591

598

.

.

2006

.

Эволюционные истоки лидерства и приверженности

.

Personal Social Psychol Rev

.

10

:

354

371

.

.

2008

.

Кворум принятия решений способствует передаче информации по косякам

.

Proc Natl Acad Sci

.

105

:

6948

6953

.

.

2012

.

Характеры животных: последствия для экологии и эволюции

.

Trends Ecol Evol

.

27

:

452

461

.

.

2009

.

Влияние тенденции соответствия на намерения пешеходов переходить дорогу в Китае: применение теории запланированного поведения

.

Анализ аварий Пред.

.

41

:

491

497

.

Заметки автора

© Автор, 2013. Опубликовано Oxford University Press от имени Международного общества поведенческой экологии. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: journals.permissions@oup.com

Типы, причины, симптомы, диагностика, лечение

Обзор

Что такое расстройства личности?

Личность жизненно важна для определения того, кем мы являемся как личности.Он включает в себя уникальное сочетание черт, включая отношения, мысли, поведение и настроения, а также то, как мы выражаем эти черты в наших контактах с другими людьми и окружающим миром. Некоторые характеристики личности передаются по наследству, а некоторые формируются в результате жизненных событий и опыта. Расстройство личности может развиться, если определенные черты личности становятся слишком жесткими и негибкими.

Люди с расстройствами личности имеют давние модели мышления и действий, которые отличаются от того, что общество считает обычным или нормальным.Негибкость их личности может вызвать сильные страдания и мешать работе во многих сферах жизни, в том числе в социальной сфере и на работе. Люди с расстройствами личности, как правило, также плохо справляются с ситуацией и с трудом выстраивают здоровые отношения.

В отличие от людей с тревожными расстройствами, которые знают, что у них есть проблема, но не могут ее контролировать, люди с расстройствами личности обычно не осознают, что у них есть проблема, и не верят, что им есть чем управлять.Поскольку они не верят, что у них есть расстройство, люди с расстройствами личности часто не обращаются за лечением самостоятельно.

Насколько распространены расстройства личности?

Расстройства личности относятся к числу наиболее распространенных тяжелых психических расстройств и часто возникают вместе с другими психическими заболеваниями, такими как расстройства, связанные с злоупотреблением психоактивными веществами, расстройства настроения (депрессия или биполярное расстройство) и тревожные расстройства. По оценкам, от 10 до 13 процентов населения мира страдает той или иной формой расстройства личности.

Большинство расстройств личности начинаются в подростковом возрасте, когда личность развивается и созревает. В результате почти все люди с диагнозом расстройства личности старше 18 лет.

Некоторые расстройства личности, такие как пограничное расстройство личности и истерическое расстройство личности, чаще встречаются у женщин, а другие, такие как антисоциальное расстройство личности и обсессивно-компульсивное расстройство личности, чаще встречаются у мужчин. Многие заключенные также страдают диагностируемым расстройством личности.

Какие бывают типы расстройств личности?

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) , которое является стандартным справочником по признанным психическим заболеваниям, классифицирует расстройства личности по трем основным категориям с несколькими типами расстройств личности в каждой категории.

Эксцентрические расстройства личности

Люди с этими расстройствами часто кажутся странными или необычными. К эксцентрическим расстройствам личности относятся:

  • Параноидальное расстройство личности. Паранойя — отличительный признак этого расстройства. Люди с параноидальным расстройством личности испытывают постоянное недоверие и подозрительность к другим. Они считают, что другие пытаются унизить, причинить им вред или угрожать им.
  • Шизоидное расстройство личности. Люди с этим расстройством отстранены, отстранены и безразличны к социальным отношениям. Как правило, это одиночки, которые предпочитают уединенные занятия и редко выражают сильные эмоции.
  • Шизотипическое расстройство личности. Люди с этим расстройством демонстрируют необычное мышление и поведение, а также внешний вид. Люди с шизотипическим расстройством личности могут иметь странные убеждения и часто очень суеверны.
Драматические расстройства личности

Люди с этими расстройствами имеют сильные, нестабильные эмоции и искаженное представление о себе. Также они часто склонны вести себя импульсивно. Эти расстройства включают:

  • Антисоциальное расстройство личности. Людей с этим расстройством иногда называют «социопатами» или «психопатами».Это расстройство характеризуется опрометчивым, безответственным и агрессивным поведением, которое часто выражается пренебрежением к другим и неспособностью соблюдать правила общества. Люди с этим расстройством часто совершают серьезные преступления и не испытывают угрызений совести за свои действия.
  • Пограничное расстройство личности. Это расстройство характеризуется нестабильным настроением, плохой самооценкой, хаотичными отношениями и импульсивным поведением (например, сексуальная распущенность, злоупотребление психоактивными веществами, чрезмерные траты и безрассудное вождение).
  • Истерическое расстройство личности. Люди с этим расстройством поверхностны и постоянно ищут внимания. Они часто бывают очень драматичными, возможно, даже детскими и чрезмерно эмоциональными.
  • Нарциссическое расстройство личности. Это расстройство характеризуется преувеличенным чувством превосходства и озабоченностью успехом и властью. Однако эта озабоченность подпитывается хрупкой самооценкой. Люди с этим расстройством очень эгоцентричны, склонны к недостатку сочувствия и требуют постоянного внимания и восхищения.
Тревожные расстройства личности

Люди с этими расстройствами часто нервничают или напуганы. Эти расстройства включают:

  • Избегающее расстройство личности. Люди с этим расстройством склонны избегать социальных контактов. Такое поведение не является результатом желания побыть одному, а из-за чрезмерной обеспокоенности по поводу смущения или резкого осуждения. Они часто упускают много ценных социальных переживаний из-за страха быть отвергнутыми.
  • Зависимое расстройство личности. Это расстройство характеризуется зависимостью и покорностью, потребностью в постоянных заверениях, чувством беспомощности и неспособностью принимать решения. Люди с зависимым расстройством личности часто сближаются с другим человеком и прилагают огромные усилия, пытаясь доставить ему удовольствие. Они склонны к пассивному поведению, цеплянию и страху разлуки.
  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности. Это расстройство характеризуется перфекционизмом и негибкостью, контролем и упорядоченностью с сильным страхом совершить ошибку. Этот страх часто приводит к неспособности принимать решения, трудности с выполнением задач и озабоченность деталями.

Люди могут иметь смешанные симптомы более чем одного расстройства личности.

Симптомы и причины

Что вызывает расстройство личности?

Расстройства личности относятся к числу наименее изученных и распознаваемых среди психических расстройств.Считается, что и генетика, и окружающая среда играют роль в развитии расстройств личности. Некоторые расстройства личности, по-видимому, связаны с семейным анамнезом психических заболеваний. Например, люди с антисоциальным расстройством личности с большей вероятностью будут иметь членов семьи, у которых также есть расстройства личности; а семейная история депрессии может быть фактором риска пограничного расстройства личности или обсессивно-компульсивного расстройства личности.

Хотя исследования расстройств личности были ограниченными, ни одно исследование не смогло показать, что человек рождается с расстройством личности.Как и в случае со многими другими психическими расстройствами, тенденция к развитию расстройства личности может передаваться по наследству, а не само расстройство. Расстройство возникает, когда что-то мешает развитию здоровой личности.

Расстройства личности могут развиваться как способ справиться с неприятной ситуацией или необоснованным стрессом. Например, у человека, с которым в детстве плохо обращались или которым пренебрегали, может развиться расстройство личности как способ справиться с болью, страхом и тревогой, которые существуют в его или ее окружении.Известно одно: расстройства личности развиваются со временем. Человек не внезапно «заболевает» расстройством личности.

Каковы симптомы расстройства личности?

Симптомы различаются в зависимости от типа расстройства личности. Они могут варьироваться от легких до тяжелых.

Диагностика и тесты

Как диагностируются расстройства личности?

Важно понимать разницу между стилями личности и расстройствами личности.Человек, который застенчив или любит проводить время в одиночестве, не обязательно страдает избегающим или шизоидным расстройством личности. Различие между стилем личности и расстройством личности часто можно определить, оценив функцию личности человека в определенных областях, в том числе:

  • Работа
  • Отношения
  • Чувства / эмоции
  • Самоидентификация
  • Осознание реальности
  • Поведенческий и импульсный контроль

Если симптомы присутствуют, врач начнет осмотр с составления полной истории болезни и физического осмотра.Хотя лабораторных тестов для диагностики расстройств личности не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, такие как рентген и анализы крови, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов.

Если врач не находит физических причин для появления симптомов, он или она может направить человека к психиатру или психологу, специалистам в области здравоохранения, которые имеют специальную подготовку для диагностики и лечения психических заболеваний. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на предмет расстройства личности.Врач или терапевт основывает свой диагноз на описании симптомов человеком и на его или ее наблюдениях за отношением и поведением человека. Затем терапевт определяет, указывают ли симптомы человека на расстройство личности, как указано в DSM-5 .

Ведение и лечение

Как лечат расстройства личности?

Люди с расстройствами личности могут не обращаться за лечением самостоятельно; и в результате многие остаются без лечения.Одна из причин отказа от обращения за лечением может заключаться в том, что многие люди с расстройствами личности могут нормально функционировать в обществе вне рамок своего расстройства.

Большинство расстройств личности являются постоянными и неумолимыми, и их очень трудно вылечить. Однако лечение может помочь облегчить некоторые тревожные симптомы многих типов расстройств личности.

Лечение различается в зависимости от типа расстройства, но психотерапия (тип консультирования) является основной формой лечения.В некоторых случаях лекарства могут использоваться для лечения сильных симптомов или выводящих из строя симптомов, которые могут возникнуть. Лекарства, которые можно использовать, включают антидепрессанты, антипсихотические, успокаивающие и импульсные препараты.

Психотерапия фокусируется на оценке ошибочных моделей мышления и обучении новым образцам мышления и поведения. Терапия также направлена ​​на улучшение навыков совладания и межличностного общения.

Каковы осложнения расстройства личности?

Без лечения расстройства личности могут привести к большим личным и социальным потерям, включая потерю производительности, госпитализацию, значительное несчастье и тюремное заключение.Люди с нелеченными расстройствами личности также подвержены риску злоупотребления алкоголем или наркотиками, а также агрессивного или саморазрушительного поведения, даже самоубийства.

Профилактика

Можно ли предотвратить расстройства личности?

В настоящее время не существует известного способа предотвратить расстройства личности, но многие из связанных с этим проблем можно уменьшить с помощью лечения. Обращение за помощью при появлении симптомов может помочь уменьшить разрушение жизни человека, его семьи и дружбы.

Перспективы / Прогноз

Каковы перспективы для людей с расстройством личности?

Трудно точно оценить перспективу, потому что люди с расстройствами личности часто не соблюдают рекомендации по лечению.

Объяснение индивидуальных различий в личности: зачем нам модульная теория

Стр. Из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 09 октября 2021 г.

Глава:
(стр.121) 5 Объяснение индивидуальных различий в личности: зачем нам модульная теория
Источник:
Эволюция личности и индивидуальные различия
Автор (ы):

Джудит Рич Харрис

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195372090.003.0005

Люди различаются по характеру и социальному поведению. Принято считать, что некоторые из этих вариаций обусловлены различиями в генах, а некоторые — «окружающей средой», то есть различиями в опыте людей. Эта глава посвящена второму источнику индивидуальных различий, вариации, не связанной с генами. Точнее, речь идет о теориях, разработанных для объяснения влияния окружающей среды на личность и социальное поведение путем определения некоторых способов воздействия людей на эти результаты.Глава начинается с резюмирования некоторых выводов, для объяснения которых следует призвать теорию влияния окружающей среды на поведение человека. Затем описывается новая теория, разработанная для объяснения этих результатов. В заключительном разделе рассматриваются некоторые альтернативные теории.

Ключевые слова: индивидуальные различия, личность, социальное поведение, влияние окружающей среды, опыт

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Психологи говорят, что личность — это все о чертах «большой пятерки» — что они из себя представляют?

Если бы я попросил вас описать вашу личность, что бы вы сказали?

«Я общаюсь», «Я стесняюсь» или «Я креативен».

Может быть, вы считаете себя любителем острых ощущений.

Если вы пройдете популярный личностный тест Майерса-Бриггса, вы попадете в категорию интровертов или экстравертов, мыслящих или чувствующих, осуждающих или воспринимающих.

Эти ярлыки могут создать чувство принадлежности и, возможно, помочь вам лучше понять себя и других.

Проблема в том, что подобные ярлыки могут оставить у вас ощущение, что ваша личность является чем-то неизменным и неизменным: вы так или иначе; ты «просто такой».

Больше нет Мистер Славный Парень: Как возможно изменение личности

Личности не зафиксированы, но многие из нас быстро говорят: «Я такой же» или «Просто такой, какой я есть».

Подробнее

Исследователи личности, однако, по-другому думают о личности. Они сосредотачиваются на чертах характера, а не на типах.

В частности, говорят о «большой пятерке»: открытость, сознательность, экстраверсия, покладистость и невротизм.

Данные свидетельствуют о том, что эти черты вообще не фиксируются, а некоторые исследования показывают, что вы можете намеренно изменить эти черты личности.

Вот что вам нужно знать об этих личностных качествах и о том, как они могут помочь вам лучше понять себя и окружающих.

ABC Everyday в вашем почтовом ящике

Получайте нашу рассылку новостей ABC Everyday каждую неделю

Каковы основные пять личностных качеств?

Самый простой способ запомнить их — использовать аббревиатуру «ОКЕАН», — говорит Ник Хаслам, профессор психологии в Мельбурнском университете.

  • Открытость — это тенденция быть открытыми новым идеям, творческими, любопытными и творческими, — говорит профессор Хаслам. Люди с высокими показателями открытости часто интересуются творческими занятиями.
  • Добросовестность — это внимание к деталям и соблюдение этических норм, говорит Элирома Гардинер, исследователь личности из Университета Гриффита. Люди с высокими показателями добросовестности, как правило, стремятся делать дела вовремя и надлежащим образом и склонны следовать правилам.Если вы предпочитаете игнорировать правила и поступать по-своему, вы, вероятно, получите здесь меньше очков.
  • Экстраверсия — это черта, которая больше всего ассоциируется с теми, кто любит быть участником вечеринки, с теми людьми, которым действительно нравится общаться и проводить время с другими, — говорит доктор Гардинер. Если вы предпочитаете самому прижаться к хорошей книге, а не идти в паб, вы, вероятно, получите меньше баллов по экстраверсии.
  • Доброжелательность , как и экстраверсия, касается стиля межличностного общения.По словам профессора Хаслама, люди, которые получают высокие оценки по доброжелательности, обычно теплые, доверчивые, добрые и отзывчивые. Они склонны приспосабливаться к другим, а не навязывать им свой собственный путь.
  • Невротизм просто говорит о том, насколько вероятно, что вы будете испытывать негативные эмоции, такие как тревога, грусть, гнев, зависть и ревность. Люди с высокими показателями невротизма склонны испытывать множество этих негативных эмоций, в то время как люди с более низкими показателями склонны быть более эмоционально стабильными и спокойными.

Объяснение синдрома самозванца

Если вы когда-либо чувствовали, что не заслуживаете собственного успеха, вы испытали синдром самозванца. Узнайте, что это такое и как с этим бороться.

Подробнее

Причина, по которой исследователи личности отдают предпочтение этой модели личности, заключается в том, что она основана на десятилетиях эмпирической работы над структурой личности, говорит профессор Хаслам.

«В отличие от некоторых теорий, таких как Майерс-Бриггс, это не было просто взято из воздуха или интуитивно разумно из чьего-то кресла», — говорит он.

«Это был результат очень систематического процесса изучения того, какие характеристики люди склонны группировать вместе, и проведения этого сложного статистического анализа».

Он указывает на то, что эти пять черт независимы и не связаны между собой, и у всех нас есть разные аспекты каждой из них.

При измерении чьих-либо черт психологи используют спектр — от чрезвычайно высокого до чрезвычайно низкого — а не дихотомию, например «экстраверт» или «интроверт».

«Вам нужно пять измерений, чтобы нанести на карту вселенную личности, точно так же, как вам нужны три измерения для измерения пространства», — говорит он.

Как формируется личность?

Исследователи личности говорят, что ни родители, ни порядок рождения не играют важной роли в формировании нашей личности.

Когда Питер О’Коннор, доцент бизнес-школы QUT, говорит людям, что он психолог, он обнаруживает, что у каждого есть свое мнение или теория — и они не всегда в выигрыше.

«Я заметил одну вещь: люди часто переоценивают влияние окружающей среды на наши личностные качества», — говорит он.

Негативные мысли перед сном

Почему ваш мозг не дает вам уснуть потоком негативных мыслей и что вы можете с этим поделать.

Подробнее

«Исследования показывают, что влияние родителей на самом деле относительно невелико, как и порядок рождения братьев и сестер.

» Если вы посмотрите на двух братьев и сестер, воспитанных одними и теми же родителями, с точки зрения личностных качеств, они фактически не больше похожи друг на друга, чем на случайного человека ».

Профессор Хаслам говорит, что мы наследуем примерно половину наших личностных различий, оставляя только половину факторам окружающей среды, таким как наш детский опыт и влияние наших родителей и семьи.

Многие люди переоценивают роль воспитания в формировании личности, говорит профессор Хаслам. (

Unsplash: Raw Pixel

)

Почему ваша личность не фиксирована

Многие из нас склонны думать о личности как о чем-то фиксированном и стабильном, но исследования показывают, что она может быть довольно подвижной.

«С возрастом ваша сознательность может стать выше, ваш невротизм может снизиться, поэтому вы станете менее тревожным и более стабильным, и ваша покладистость, вероятно, также возрастет», — говорит доктор Гардинер.

История теста Майерса-Бриггса

Он широко используется крупными корпорациями, университетами, церквями и даже вооруженными силами США, но за тестом Майерса-Бриггса мало науки.

Подробнее

Есть также свидетельства того, что мы можем изменить свои черты личности сами.

Одно недавнее исследование обнаружило доказательства того, что люди могут намеренно усиливать одну или несколько черт Большой пятерки в течение 16-недельного периода обучения.

Проблема с восприятием личности как фиксированной или статичной в том, что она может служить оправданием плохому поведению или отказу от изменений.

Если вы считаете, что ваша личность неизменна, и ведете себя бездумно, неприятно или аморально, то вы, вероятно, подумаете «это моя личность» и с меньшей вероятностью попытаетесь что-то изменить, — говорит профессор Хаслам.

Он также говорит другому человеку: «Это вне моего контроля, вы ничего не можете с этим поделать. Смиритесь», — говорит он.

«Это не самая лучшая идея, да и эмпирически она неверна».

Почему больше не всегда лучше, когда речь идет о личности

Хотя идея, что вы можете изменить аспекты своей личности, может обнадеживать, важно помнить, что наличие большего количества черт не всегда лучше.

«Если вы супер-общительный, супер-сознательный, супер-дружелюбный, у вас будет много напряжения», — говорит д-р Гардинер.

«Я думаю, что это одно из заблуждений о личности, больше значит больше.

» Даже открытость — если вы действительно открыты, кому-то может быть трудно получить от вас конкретный ответ, и вы можете много трудностей при выполнении рутинной работы ».

В конце концов, личность — это не соревнование, и часто наши причуды — и наши недостатки — делают нас такими, какие мы есть.

Размещено , обновлено

Личность и личность Различия (7122)

Этот модуль знакомит студентов с фундаментальными концепциями и влиятельными теориями индивидуальных различий. Рассмотрены концептуализация и оценка личностных и индивидуальных различий, включая психометрическое тестирование, а также культурно приемлемые психологические оценки и измерения.Включены основные взгляды на личность (например, черты характера, психоаналитика, поведенческое / социальное обучение, когнитивные и гуманистические перспективы). Изучаются и оцениваются как традиционные, так и современные теории и исследования в области личности и интеллекта.
Результаты обучения
После успешного завершения этого раздела студенты смогут:
1. Определите разногласия, касающиеся характера и измерения индивидуальных различий;
2.Выявлять и различать психометрические свойства психологических тестов;
3. Объяснять принципы, способы применения и подводные камни оценки индивидуальных различий, включая культурно приемлемую оценку; а также
4. Критически оцените и сравните основные теории личности.
Атрибуты выпускника
1. Выпускники УНЦ профессиональны — эффективно общаются
1. Выпускники UC профессиональны: проявляют инициативу и драйв, а также используют свои организационные навыки для планирования своей рабочей нагрузки и управления ею.
4.Выпускники Калифорнийского университета демонстрируют способы познания, бытия и деятельности аборигенов и жителей острова Торресстрайт — используют историю коренных народов и традиционные экологические знания для развития и углубления понимания своей дисциплины.
1. Выпускники UC профессиональны — гордятся своей профессиональной и личной честностью.
1. Выпускники UC профессиональны — используют творческий потенциал, критическое мышление, аналитические и исследовательские навыки для решения теоретических и реальных проблем.
2.Выпускники UC являются гражданами мира и ведут себя этично и рационально в своей профессиональной и личной жизни.
3. Выпускники UC учатся на протяжении всей жизни — размышляют о своей собственной практике, обновляя и адаптируя свои знания и навыки для постоянного профессионального и академического развития.
3. Выпускники UC учатся на протяжении всей жизни — будьте внимательны
Предварительные требования
4309 Психология 101 ИЛИ 11399 Понимание людей и поведения И 4310 Психология 102 ИЛИ 10444 Основы психологии ИЛИ Разрешение руководителя подразделения
Corequisites
Нет.
Несовместимые устройства
Эквивалентные единицы
Нет.
Предполагаемые знания
Нет.

Как личностные качества связаны с вовлечением в окружающую среду

Психологи-экологи понимают, что для изменения поведения и отношения к окружающей среде ученые и политики должны понимать личности людей. Личность определяет убеждения, ценности и отношения людей, и ученые обнаружили, что личностные факторы могут влиять на нашу вероятность заниматься экологически чувствительной практикой.

Модель черт личности «Большой пятерки» — наиболее распространенная психологическая теория черт личности. Личностные черты Большой пятерки — это приветливость, сознательность, открытость к новому опыту, экстраверсия и невротизм (или его противоположность, эмоциональная стабильность). Доброжелательность связана с сотрудничеством, уступчивостью и заботой о других. Добросовестность связана с осторожностью, организованностью и ответственностью. Открытость новому опыту связана с интеллектом и эстетикой.Невротизм связан с депрессией, тревогой, гневом и незащищенностью.
Два ученых из Веллингтонского университета Виктории и Оклендского университета изучили, как личностные черты Большой пятерки связаны с экологическими ценностями людей (Исследование 1). Поскольку люди с экологическими ценностями не всегда действуют экологически чистым образом, ученые расширили свое исследование, чтобы также изучить, связаны ли черты личности Большой пятерки с индивидуальным поведением (Исследование 2).До этого исследования предыдущие исследования изучали только личностные черты, ценности и поведение людей из Большой пятерки внутри страны, но не сравнивали страны. В исследовании 3 Милфонт и Сибли провели первый анализ общенациональных тенденций в отношении черт личности Большой пятерки и того, что это может означать для экологической активности на уровне общества.
В исследовании 1 участникам задавался вопрос об их отношении и ценностях в отношении защиты окружающей среды и сохранения природы. В соответствии с предыдущими исследованиями они обнаружили, что экологическая ценность в значительной степени предсказывалась различиями в личностных чертах Большой пятерки, особенно высокими уровнями доброжелательности, добросовестности и открытости и низкими уровнями невротизма.Во втором опросе новозеландцев просили оценить, как часто они выполняют 13 энергосберегающих действий, таких как выключение света, когда никого нет в комнате, и ответить на вопросы, связанные с личностными чертами Большой пятерки. Большая экономия электроэнергии была связана с доброжелательностью и сознательностью, а также с низким уровнем невротизма, что согласуется с результатами первого исследования.
Милфонт и Сибли исследовали, как черты личности Большой пятерки и вовлеченность в окружающую среду сравниваются в кросс-культурном плане в третьем исследовании.Используя большие кросс-культурные базы данных о личностных чертах на уровне страны и экологической активности на уровне страны, Милфонт и Сибли нашли доказательства того, как личность связана с проблемами окружающей среды. Ученые использовали четыре межнациональные базы данных об участии в окружающей среде — одна с использованием объективных показателей, а три с использованием более субъективных показателей, включая про-экологическое отношение, заботу об окружающей среде и гармоничные чувства с природой. Что касается личностных черт Большой пятерки, Милфонт и Селби обнаружили, что экологические ценности и вовлеченность больше всего связаны с открытостью и экстраверсией и, в меньшей степени, с приветливостью и добросовестностью.Эти результаты согласуются с идеей о том, что участие в окружающей среде связано с личностными чертами на уровне страны во многом так же, как оно связано с личностными чертами на индивидуальном уровне.
Авторы обнаружили, что во всех частях своего исследования личностные черты объясняют только некоторые эффекты воздействия на окружающую среду. Другие переменные, не изученные в данном исследовании, такие как ценности, нормы, идентичность и ситуационные факторы, также важны для объяснения экологической активности отдельных лиц и стран.Тем не менее, даже небольшого влияния личности на окружающую среду может быть достаточно, чтобы помочь планете.
Различия в личности могут означать, что призывы к окружающей среде работают по-разному для разных людей. Используя исходную информацию о личности и поведении на индивидуальном и страновом уровнях, ученые и политики могут лучше понять, как адаптировать экологические предложения и предложения к разным людям. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.