Разное

Человеческая память это: 7 удивительных фактов о человеческой памяти :: Впечатления :: РБК Стиль

Содержание

7 удивительных фактов о человеческой памяти :: Впечатления :: РБК Стиль

Память похожа на большую библиотеку, в которой хранятся детские воспоминания, математические формулы, профессиональные знания и когда-то испытанные ощущения. Она продолжает формироваться на протяжении всей жизни, накапливая индивидуальный опыт человека и позволяя ему в любой момент оперативно извлекать нужные данные.

Исследования американских нейрофизиологов показали, что наша память способна вместить петабайт (или тысячу терабайт) данных. Это в десять раз больше, чем предполагалось ранее. И все же многие психические процессы и механизмы, связанные с запоминанием, до конца не изучены.

 

Резерв памяти можно увеличить

Считается, что человеческая память продолжает развиваться до 25 лет. В среднем пик ее возможностей проявляется в возрасте 19–20 лет, а первые признаки затухания — после пятидесяти.

Однако с помощью регулярных тренировок этот процесс можно замедлить. Как и многие функции мозга, память поддается развитию. Для улучшения ее характеристик существуют самые разные приемы, методы и технологии, совокупность которых называют мнемоникой.

Особых успехов в развитии памяти добился Самвел Гарибян, российский предприниматель и двукратный рекордсмен Книги рекордов Гиннесса. С помощью тренировок он вывел объем усваиваемой информации на такой уровень, что мог мгновенно запоминать любые устные и печатные материалы. Один из рекордов Гарибян поставил в 1990 году. Мнемонист почти безошибочно повторил тысячу неизвестных ему иностранных слов из десяти разных языков. Спустя десять лет он запомнил и воспроизвел две тысячи не связанных смыслом русских слов.

Механизм дежавю — ошибка

Этим понятием принято обозначать состояние, при котором человеку кажется, будто он уже был в подобной ситуации.

Мы начинаем узнавать незнакомые интерьеры, голоса и лица новых людей, смутно предвидим дальнейшее развитие событий. Эффект дежавю напоминает повторный просмотр фильма, когда-то увиденного и давно забытого. При этом длится он всего несколько секунд и не может быть вызван искусственно.

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению по поводу его природы. Одни говорят, что это явление может быть связано с генетической памятью. Другие уверены, что все дело в нарушении работы гиппокампа. Из-за сбоев в глубинных слоях височной доли головного мозга мы воспринимаем новую ситуацию как хорошо знакомую. Третьи считают дежавю следствием реинкарнации. А Зигмунд Фрейд связывал его с сюжетами забытых снов.

Первые воспоминания появляются еще до рождения

Еще в прошлом веке ученые верили, что младенцы появляются на свет с совершенно чистой памятью. Однако современные исследования позволили выяснить, что эмбрион начинает запоминать некоторые события уже в утробе матери.

В ряде экспериментов ученые с помощью специальной аппаратуры посылали младенцам определенный звуковой сигнал. После пятого прослушивания ребенок переставал реагировать на один и тот же звук и в дальнейшем быстро его узнавал.

Подобное явление наблюдается уже на девятнадцатой неделе беременности. Интересно, что так называемую пренатальную музыку младенцы помнят даже после появления на свет. Это дает возможность говорить о существовании у плода не только краткосрочной, но и долгосрочной памяти.

© Xavier Mouton Photographie/Unsplash

Память индивидуальна

На способности человека к запоминанию влияют индивидуальные факторы. По этой причине у одних преобладает зрительный вид памяти, у других — слуховой. Третьи лучше всего запоминают мышечные комбинации, движения и их схемы. Кроме того, объем кратковременной памяти у всех разный, также как прочность и скорость запоминания новой информации.

К числу определяющих факторов относятся возраст, состояние здоровья, гормональный фон, особенности нервной системы, уровень воспитания, характер работы и даже рацион. Например, скудное питание при диете и злоупотребление алкоголем оказывают на память негативное воздействие. Образная память сильнее всего развита у артистов, а вкусовая и обонятельная — у дегустаторов.

Бывают и ложные воспоминания

Человеческая память — не самое надежное устройство для записи данных. Воспоминания, которые мы храним у себя в голове, со временем меняются и поддаются искажениям. Они не только тускнеют, но и дополняются новыми подробностями, которых не существовало в реальности. Кроме того, ложные сведения можно намеренно внедрить в чье-то сознание. Речь идет не только об отдельных вымышленных деталях, но и о событиях, которых никогда не было.

К таким выводам пришли ученые. Например, американский психолог Элизабет Лофтус убеждал своих испытуемых в том, что в детстве они подвергались нападению животных, надолго терялись в зоомагазине и даже целовали лягушек. Для этого она использовала поддельные видеоролики, в которых соединялись выдуманные и реальные детали. Родители участников подтвердили Лофтус, что ничего подобного с их детьми не происходило. Однако около 30% опрошенных присваивали себе ложные воспоминания и даже начинали давать подробные описания этих событий.

Память необходимо включать

Память и внимание тесно взаимосвязаны. Чтобы начать усваивать новую информацию, необходимо сконцентрироваться и настроить себя на процесс запоминания. В противном случае нужные сведения не будут усвоены и не дойдут до хранилища памяти. Пассивно воспринятая информация не откладывается в голове и быстро забывается. Именно поэтому в процессе обучения так важно исключить отвлекающие факторы. Например, смартфоны и интернет.

Если озвучить какие-либо сведения без предупреждения о том, что их потребуется повторить, — вероятнее всего, человек их не запомнит. Чтобы активизировать память, нужно заинтересоваться материалом, сосредоточиться на нем.

Плохие воспоминания стираются быстрее

Забывание — одна из основных функций памяти. Оно помогает стереть неактуальную информацию и уберечь нервную систему от перенапряжения. При этом мозг быстрее вытесняет негативные впечатления, оставляя в памяти наиболее приятные и желанные моменты. Если бы плохие воспоминания со временем не стирались, то накопленные отрицательные эмоции продолжали бы оказывать деструктивное воздействие на психику. Сегодня существуют специальные тренинги, направленные на блокировку ненужной информации.

© Thomas Ehling/Unsplash

В психотерапевтической практике встречается такое явление, как гипертимезия. Люди с этим редким синдромом, например американская писательница Джилл Прайс, помнят всю свою жизнь в мельчайших подробностях. Защитный механизм, который вытесняет из памяти негативные эмоции и воспоминания, в их случае просто не работает. 

Насколько безграничны возможности нашей памяти?

  • Адам Хадхази
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Наш мозг — не карта памяти, в него влезает гораздо больше, чем нам кажется

Есть люди, которые обладают талантом запоминать огромные объемы информации. Их пример дает основания полагать, что каждый из нас способен удерживать в памяти куда больше, чем мы можем себе представить, утверждает корреспондент BBC Future.

В отличие от цифровых камер с заполненной до конца картой памяти, которые больше не могут сохранять новые снимки, наш мозг, похоже, никогда не испытывает недостатка в свободных объемах для хранения информации.

И все же обыденная логика не может примириться с тем, что мозг взрослого человека, «пропитанная кровью губка», как выразился в свое время писатель Курт Воннегут, способен без ограничений сохранять новые факты и опыты.

Нейрофизиологи давно пытаются измерить максимальный объем нашей памяти. Однако все усилия, направленные на то, чтобы вычислить, какими возможностями обладает человеческая память, сводятся к неким когнитивным подвигам, совершаемым отдельными индивидами и людьми с атипичным мозгом.

Многие из нас прилагают нечеловеческие усилия, чтобы запомнить номер телефона. А если нужно запомнить 67980 цифр? Именно столько цифр числа «пи» после запятой сумел назвать Чао Лу из Китая в 2005 году, когда он был 24-летним студентом выпускного курса. Чао выдавал цифры в течение 24-часового марафона, не отрываясь даже на посещение туалета, и побил мировой рекорд.

Саванты, люди с необыкновенными способностями памяти, порой устраивали еще более впечатляющие представления, проявляя чудеса запоминания, начиная от имен и дат до воспроизведения сложных визуальных композиций. Так, например, художник-аутист Стивен Уилтшир в 2013 году в мельчайших подробностях изобразил вид Лондона со смотровой площадки, расположенной на высоте 224 м, чтобы можно было представить себе, как будет выглядеть окрестный пейзаж с верхних этажей небоскреба «Шард» (The Shard) – самого высокого здания британской столицы. В отдельных, довольно редких, случаях, травмы, перенесенные прежде вполне здоровыми людьми, давали толчок развитию приобретенного «синдрома саванта». Его носители, которые в иных областях могут отличаться отставанием в развитии, порой обладают феноменальными способностями в изобразительном искусстве, музыке, математических и календарных расчетах, картографии.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Запомнить расклад карт — это не самая сложная задача для некоторых людей

Орландо Серреллу, например, было 10 лет, когда бейсбольный мяч попал ему в голову с левой стороны. После того происшествия он внезапно обнаружил, что помнит бесчисленное множество автомобильных номеров и способен производить сложные календарные исчисления. Так, он может вычислить, какой день недели приходился на тот или иной день много десятилетий назад.

Каким же образом варят «котелки» этих людей, что им удается посрамить возможности памяти среднестатистического индивида? И что говорят способности декламаторов числа пи и савантов об истинном потенциале человеческого мозга?

Байты мозга

На уровне, поддающемся исчислению, потенциал нашей памяти в определенной степени обоснован физиологией мозга. Если обратиться к базовым, но, пожалуй, полезным данным, касающимся этой темы, то мы вспомним, что наш мозг состоит примерно из 100 млрд нейронов. И только один миллиард из них имеет отношение к долговременному хранению информации в памяти. Эти клетки называются пирамидальными.

Если допустить, что каждый нейрон содержит по одной единице памяти, тогда можно прийти к заключению, что наш мозг уже полон до краев. «Если бы можно было иметь столько воспоминаний, сколько существует нейронов, то окажется, что это число не так уж велико, — говорит Пол Ребер, профессор психологии из Северо-Западного университета в Эванстоне, штат Иллинойс. – Место для хранения (данных) в вашем мозгу закончилось бы довольно быстро».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Как именно работают шестеренки нашей памяти? Пока мы этого не знаем

Вместо этого, как полагают исследователи, воспоминания формируются путем соединений между нейронами и по нейронным сетям. Каждый нейрон имеет отростки, которые можно представить себе в виде линий пригородной железнодорожной сети. Они переплетаются примерно с одной тысячей других нервных клеток нейронов. Такая архитектура, как представляется, позволяет элементам памяти возникать и воспроизводиться по всей запутанной клеточной паутине мозга. Как таковая, например, концепция голубого неба может возникать в бесчисленных, отвлеченно дискретных воспоминаниях об эпизодах, связанных с пребыванием на открытом воздухе.

Ребер называет этот эффект «экспоненциальным хранением» данных, благодаря которому потенциал памяти мозга «перехлестывает через край».

«Разумно будет предположить, что речь идет о диапазоне в несколько петабайтов», — говорит Ребер. Один петабайт равен 2000 лет звучания музыкальных файлов в формате MP3. Мы пока не знаем, сколько нейронных соединений требуется для одной отдельной отдельно взятой памяти, как не знаем, можно ли вообще уподобить ее цифровому компьютеру, поэтому все сравнения такого рода нужно воспринимать с известной долей сомнения. Достаточно сказать, если воспользоваться выражением Ребера, что «в нашем распоряжении есть тонны и тонны свободного объема» (памяти).

И маленькая тележка?

Действительно ли те люди, которые наделены суперпамятью, имеют какой-то исключительный мозг?

Короткий ответ: нет. Рекордсмены по запоминанию цифр после запятой в числе пи, вроде Чао Лу, также как и большинство других победителей соревнований по запоминанию чего-либо, клянутся, что они – самые обычные люди, посвятившие себя тому, чтобы натренировать свой мозг на хранение и воспроизведение избранных фрагментов информации.

Нелсон Деллис, победитель чемпионатов США по запоминанию 2011, 2012 , 2014 и 2015 гг. , говорит, что его память была просто ужасной, прежде чем он стал выступать на состязаниях в качестве ментального атлета. Однако тренировки сделали свое дело. «За несколько недель тренировок, а может и меньше, вы начинаете делать то, что кажется почти невозможным для обычного человека, — говорит Деллис. – Эта способность скрыта в каждом из нас».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

С помощью давно известных трюков и упражнений можно довольно быстро натренировать свою память

Несколько лет назад, когда Деллис только начал тренировать мозг, ему требовалось 20 минут, чтобы запомнить порядок карт в колоде. Сегодня он способен сохранить в памяти все 52 карты менее чем за 30 секунд, другими словами он запоминает их за время одной раздачи. Деллис тренировался считать карты по пять часов день, когда готовился отстоять свой титул на чемпионате США 29 марта 2015 года.

Подобно другим чемпионам соревнований по запоминанию Деллис полагается на проверенные временем способы. Один из популярных трюков заключается в том, чтобы построить своего рода «дворец памяти». Как объясняет Деллис, он воочию представляет себе некое жилье, хорошо ему знакомое, например, дом, в котором он жил ребенком. Он переводит элементы, которые ему нужно запомнить, в зрительные образы, после чего размещает их на столе у двери, затем на кухонном столе и так далее. «Вы перемещаетесь по этому пространству в своем воображении, берете те образы, которые вы там разложили, и снова переводите их в те элементы, которые вы запомнили», — рассказывает Деллис.

Декламаторы числа пи часто пользуются «дворцом памяти» или другими похожими приемами. Например, они переводят большие объемы цифр в цепочки слов, образующие определенное повествование, напоминающие подсказки для угадывания слов в кроссвордах.

Включить внутреннего саванта

Широкомасштабный успех таких методик тренировки памяти дает основания полагать, что каждый может стать феноменом, если настроится на достижение такой цели. Но можно ли достичь тех же результатов без большого объема черновой работы? Именно эту цель ставит перед собой Аллен Снайдер, директор Центра по изучению разума при Университете Сиднея, Австралия. Он проповедует довольно спорную теорию о том, что каждый из нас носит в себе «внутреннего саванта», которого можно «включить» с помощью «правильных» технологий.

Если верить Снайдеру, разум нормального человека по большей части оперирует скорее на уровне концептуального мышления, чем дает себе труд озаботиться мириадами деталей низшего порядка. «Мы осознаем целое, а не те части, которые его составляют», — говорит он.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Узелок на память — это, конечно, бывает удобно. А если нужно завязать сто узелков?

В качестве моментальной демонстрации нашей «встроенной» системы умственного программирования концепций, Снайдер произвел такой опыт со своими коллегами. Он поставил им задачу запомнить длинный список необходимых покупок, в котором фигурировали такие предметы, как рулевое колесо, дворники, фары и т. д. и т.п. «Людям никак не удавалось запомнить список, просто кошмар», — рассказывает Снайдер. Каждый из них утверждал, что он говорил: «автомашина», хотя на самом деле это слово не произносилось. «Они собрали из частей целое», — подводит логический итог Снайдер.

Вполне вероятно, что эволюция заточила наш мозг, чтобы он работал именно так. Например, вместо того, чтобы забивать себе голову тем, как выглядит каждая черточка на морде льва, вроде оттенка той или иной шерстинки, наш мозг мгновенно догадывается — бум! это хищник!, — и реагировать на это озарение нужно не мешкая.

Другими словами, большинство данных от наших органов чувств передается в мозг, не доходя до уровня анализа и осмысления. У савантов такое концептуальное мышление высокого уровня не включается, что обеспечивает им «привилегированный доступ» буквально к безбрежному морю деталей. Запоминая список предстоящих покупок, они зафиксируют в своем мозгу все запчасти по отдельности, не сводя их в единую концепцию — автомобиль.

Случаи приобретенного синдрома саванта, как это было у Орландо Серрелла, который, будучи ребенком, получил удар бейсбольным мячом по голове, подтолкнули Снайдера к поискам физиологических основ такого явления. Кандидатом в подозреваемые оказалась левая височная доля, т.е. тот отдел мозга, который расположен у нас над левым ухом. Исследователи обратили внимание на ее дисфункцию у людей с аутизмом, синдромом саванта, а также у тех, кто страдает старческим слабоумием. Эта дисфункция нередко сопровождается проявлением вновь открывшихся художественных и музыкальных способностей. (Этот отдел находится именно в том месте, в котором Серреллу была в детстве нанесена травма).

Снайдер деликатно подавлял нейронную активность в этом участке мозга волонтеров-участников его экспериментов с помощью медицинского прибора, который он окрестил «мыслительным колпаком», генерирующим магнитные поля. Интригует то, что, как он утверждает, эти люди временно демонстрировали улучшение навыков рисования, проверки текстов на предмет ошибок, а также счета в уме.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Почему мы не запоминаем все подряд? Не хватает скорости переработки

Впрочем, вопреки всем амбициям Снайдера, любой, кто надеется ускоренными темпами стать гением, будет вынужден немного подождать. Вполне возможно, что другие факторы, такие как повышенная уверенность в себе или настороженность при наличии на головах испытуемых футуристических штуковин, выливаются в очевидные успехи обычного мозга. Более того, задачи, которые ставились в ходе экспериментов, были относительно скромны (Снайдеру еще только предстоит протестировать крайние состояния, относящиеся к долгосрочной памяти, например), поэтому успехи его волонтеров едва ли дотягивают до головокружительных высот, достигнутых признанными савантами, такими как Серрелл.

С учетом этих ограничений некоторые ученые просто саркастически фыркают, когда слышат об утверждениях Снайдера. Несмотря на то, что интерес к стимуляции мозга растет, амбиции исследователей, работающих в этой области, как правило, гораздо скромнее. Однако даже самые предварительные результаты работ Снайдреа намекают на то, что наш мозг сможет удивлять нас все больше по мере того, как мы будем углубляться в тайны его функционирования.

«Бутылочное горлышко» памяти

Ясно одно: человеческая память, как таковая, имеет одно существенное ограничение. Итак, почему мы не запоминаем абсолютно все?

«Не знаю, — говорит Снайдер, — но можно предположить, что дело тут в экономии средств переработки информации».

Пол Ребер из Северо-Западного университета полагает, что мозг, интерпретируя окружающий мир, просто не в состоянии поспевать за потоком внешних раздражителей. «Именно поэтому мы не запоминаем все. Между нашими чувствами и нашей памятью расположено своего рода бутылочное горлышко», — говорит он.

Обращаясь к привычным для нас аналогиям из мира компьютеров, Ребер говорит, что ограничение человеческой памяти на протяжении жизни — это не емкость жесткого диска, а скорость загрузки. «Дело не в том, что наш мозг переполнен, — объясняет Ребер. – Просто информация, с которой мы сталкиваемся, поступает быстрее, чем наша система памяти способна всю ее записать».

Как работает память и когда ей можно верить

Обсуждение формата видеоинтервью в редакции «Газеты.Ru» вдохновило отдел науки выяснить, что сейчас ученые знают о памяти человека, а также узнать, почему нельзя доверять воспоминаниям и как можно выучить 1000 иностранных слов за день.

Несколько дней назад в редакции «Газеты.Ru» стал обсуждаться вопрос, почему длина многих видеоинтервью (именно живых интервью, а не сугубо официальных заявлений на камеру), особенно в США, не превышает семи минут. Один из вариантов ответов заключался в том, что семь минут — это максимальное время, которое человек может говорить без подсказок в виде бумажки. Отдел науки заинтересовался этой дискуссией и собрал в одном материале все самое интересное и важное о том, что наука к настоящему времени выяснила о памяти человека.

Структура памяти

На самом деле, как устроена человеческая память, ученые до сих пор не знают. Равно как не знают, где, например, заканчивается память и начинается мышление или воображение. Сегодня большинство психологов и специалистов по нейронаукам сходятся во мнении, что память состоит из трех блоков: сенсорного регистра (или сенсорной памяти), рабочей (кратковременной) и долговременной памяти.

Сенсорная память

В сенсорное «хранилище» поступает информация от всех органов чувств и сохраняется там доли секунды. Визуальная информация сохраняется в иконической памяти, а слуховая — в эхоической. Иконическая память была открыта американским психологом Джорджем Сперлингом. Ученый обнаружил, что время хранения составляет не более 0,5 секунды. Столь быстрое забывание связано с особенностями визуального восприятия и саккадическими скачками глаз, с помощью которых человек «ощупывает» пространство. Российский психолог Владимир Зинченко показал, что удерживает иконическая память до 36 элементов.

В эхоической памяти сообщения хранятся значительно дольше, около 3 секунд. А сведения об интонации голоса сохраняются до 8 секунд.

Рабочая память

Согласия среди психологов нет и относительно того, что же такое рабочая память. Одни ученые считают, что ее вообще нет, и речь идет о фрагменте долговременной памяти, которая активна в данный момент. Другие утверждают, что рабочая память существует, но не стоит смешивать ее с кратковременным хранилищем. Клиническая практика показывает, что кратковременная память все же есть и это скорее отдельная структура, нежели часть долговременной памяти.

Например, при синдроме Корсакова, которым страдают преимущественно алкоголики, больные помнят события прошлого, но новую информацию удерживают с трудом и только если постоянно повторяют. Еще в 1911 году швейцарский психолог Эдуард Клапаред провел эксперимент с одним из своих пациентов, страдающим расстройством кратковременной памяти. Он несколько дней подряд здоровался с ним за руку и незаметно колол иголкой. Через пару дней пациент как не узнавал врача, так и не начал его узнавать. Но руку подавать перестал. В 1956 году в журнале Psychological Review американский психолог Джордж Миллер опубликовал исследование, согласно которому

объем кратковременной памяти в среднем составляет 7 +/- 2 элемента.

Феномены памяти

Эффект Зейгарник. Прерванные действия запоминаются в 2 раза лучше, чем завершенные.

Если число элементов больше, то запомнить их можно только перекодировав. Например, запомнить 13 букв О-Б-С-Е-О-О-Н-Ю-А-Р-Е-Э-С значительно проще, если объединить их в группы ОБСЕ – ООН – ЮАР – ЕЭС. Таким образом магическая семерка не зависит от количества информации в каждом элементе, а представляет собой гнезда или ячейки, в которые «складывается» информация. Срок хранения в рабочей памяти составляет 18 секунд, после чего воспоминание угасает. А если попросить человека запомнить ничего не значащее слово и затем посчитать в обратном порядке, то слово он забудет еще быстрее. Поэтому, повторяя номер телефона или адрес, человек буквально перезаписывает свои воспоминания.

Долговременная память

В 1976 году в штате Калифорния преступники взяли в плен 26 детей, похитив их из школьного автобуса. Под гипнозом водитель автобуса вспомнил номер на грузовике похитителей, и детей спасли.

Психологи делят долговременную память на процедурную и декларативную. Первая включает базовые условные реакции, действия. Вторая – фактическую информацию, например имена, лица, даты, идеи. В конце 60-х будущий нобелевский лауреат Роджер Сперри и его коллега Майкл Гэззениг провели эксперимент на больных с расщепленным мозолистым телом, структурой, которая соединяет полушария мозга. Они обнаружили, что если поместить предмет в левое поле зрения испытуемого или положить в левую руку, то он не назовет, но покажет, что с ним делать. В ситуации, когда предмет помещали в правое поле зрения или руку, человек безошибочно называл его, но затруднялся применить. Таким образом было доказано существование декларативной и процедурной памяти и роль межполушарной асимметрии мозга в ее работе.

По мнению психологов, емкость долговременной памяти безгранична и сопоставима с количеством синапсов в мозге – 1015.

Если предположить, что один синапс переносит один бит информации, то получается, что объем долговременной памяти составляет в переводе на компьютерный язык 1,25х1014 байт, то есть 125 терабайт. Оценить краткосрочную память гораздо сложнее, считается, что она в лучшем случае составляет десятки мегабайт. Чуть более точно определена скорость передачи информации у человека — она очень маленькая: 16 бит/с. Таким образом, на то, чтобы через человека прошел поток информации в 10 мегабайт, требуется порядка 10 минут. И в какой-то степени это может отвечать на означенный в начале текста вопрос, почему многие видеоинтервью длятся не более 7 минут. Но данные оценки является весьма и весьма приблизительными и не учитывают особенностей разных людей. А они порой бывают феноменальными.

«Я помню все»

В 2000 году Самвел Гарибян во второй раз попал в Книгу рекордов Гиннесса. Он запомнил 2000 русских слов и при воспроизведении сделал только 32 ошибки. А в 1990 году он за день выучил 1000 иностранных слов с переводом. В список вошли слова из английского, немецкого, арабского, фарси, эсперанто и других языков.

Другим обладателем феноменальной памяти был Соломон Шерешевский. Он работал начинающим корреспондентом в одной из московских газет и никогда не записывал в блокнот редакционные задания. Это сильно раздражало его начальника, но все же Шерешевского отправили на обследование в психологическую лабораторию к известному российскому нейропсихологу Александру Романовичу Лурии. К изумлению и психологов, и начальника память Шерешевского оказалась практически безгранична. При норме объема в 7 единиц, он мог запоминать и воспроизводить десятки слов, цифр, фраз, предложений. Более того, они хранились в его памяти годами.

Феноменальная память Шерешевского основывалась на синестезии, запоминая слова и буквы, он наделял их цветами, запахами, расставлял в своем воображении в комнате, на улице.

Франко Маньяни, итальянский художник, стал известен благодаря своей фотографической памяти. Художник рисовал картины родного города Понтито, который покинул в детстве. Спустя десятилетия он по памяти воспроизводил мельчайшие детали домов и улиц.

Исследования в России

«Сотрите мне»

В Курчатовском институте на базе отделения нейрофизиологии и когнитивных наук в течение многих лет проводят исследования по стиранию отдельных воспоминаний. Группа ученых под руководством Константина Анохина открыла «ранние гены» — гены памяти, которые отвечают за запоминание. По словам Анохина, как только в мозг поступает новая информация, эти гены активизируются и записывают следы памяти. С помощью метода визуализации и специальных молекулярных зондов ученые пометили клетки мозга и фиксировали, какие из них «включались» при вспоминании. Было обнаружено, когда человек запоминает и вспоминает, у него активируются одни и те же гены. Ученые выдвинули гипотезу, что, вспоминая, мозг «перезаписывает» память.

«Каждый раз, когда мы что-то вспоминаем, мы это забываем и заменяем новым»,

— отмечает Анохин. Ученые решили проверить, можно ли совсем удалить какой-то фрагмент памяти. «Память, которая была создана давным давно и казалось, уже упрочилась, в тот момент, когда мы ее извлекаем, на фоне действия веществ, не дающих формироваться новой памяти, исчезает. Если просто давать эти вещества, они никак не действуют. Если просто активировать воспоминание, то оно становится только лучше». Анохин назвал этот метод фармакологической психохирургией памяти. Проводить психохирургические «операции» можно при лечении посттравматического стресса. Люди, пережившие сильный шок, вернувшиеся с войны, ставшие свидетелями жестоких убийств или жертвами насилия часто страдают от этого расстройства. Предполагается, что

человека помещают в виртуальную реальность и детально воспроизводят травмирующие события. Возможно, если одновременно вспомнить о событии и принять вещества блокирующие «перезапись» памяти, болезненное воспоминание сотрется.

Имплант памяти

Психологи достаточно давно обнаружили, что память скорее продуктивна, нежели репродуктивна. Вспоминая о чем-то, человек не просто извлекает информацию из памяти, как одежду из шкафа. Он заново создает свои воспоминания. В течение жизни память постоянно меняется. По мнению психологов, граница между памятью и другими психическими процессами, например воображением, оказывается совсем неочевидной.

В 70-х годах XX века по США прокатилась волна судебных дел, связанных с семейным насилием. Во время психоаналитических сеансов многие неожиданно «вспоминали», как в детстве их насиловали отцы, дяди и прочие родственники. В 1992 году

жительница штата Миссури подала в суд на отца-извращенца и во всех подробностях описала, как тот насиловал ее на протяжении семи лет. Однако медицинский осмотр девушки показал, что она была девственницей.

Оскорбленный отец получил 1 миллион долларов компенсации, а наука — интересный материал для исследования ложных воспоминаний.

Доктор психологических наук и специалист по психологии памяти Вероника Нуркова показала, что ложные воспоминания можно искусственно вживлять в автобиографическую память. Тревожный человек часто заново переживает свои неудачи, и воспоминания о прошлом обращаются в самосбывающееся пророчество. Человек помнит о своих провалах и ждет их в будущем. По мнению Нурковой, новое счастливое воспоминание меняет представление человека о себе, его самооценку. Сначала с испытуемым беседовали о болезненных событиях, затем с помощью методики сенсомоторного психосинтеза погружали его в транс и просили переиграть событие так, как испытуемый хотел бы. Если он жаловался на холодные отношения в семье, то ему предлагали «вспомнить» светлое и радостное событие. Это могла быть поездка с родителями на море, поход в зоопарк, день рождения.

В действительности этого события не было в жизни человека, но придумав его, он впоследствии воспринимал его как факт своей биографии.

Этично ли?

Каждый раз, когда ученые пытаются самостоятельно изменить заведенный в природе порядок, общество недоверчиво заговаривает об этике. Недавно китайские биоинженеры провели эксперимент по починке гена. Ген отвечал за смертельное заболевание бета-талассемию, а участвовавшие в исследовании эмбрионы были изначально нежизнеспособны. Но большинство авторитетных научных журналов отказалось опубликовать, возможно, пионерское исследование.

Эксперименты со стиранием и изменением памяти тоже оказываются на грани этического фола.

Мало кто откажется «вживить» себе приятное воспоминание, которое ко всему прочему погасит травмирующий опыт, издевательства одноклассников и ссоры родителей. Но едва ли дело ограничится психотерапевтической практикой и заживлением семейных травм и детских обид. Ведь если изменить воспоминания одного человека, то, развив технологию, можно поменять воспоминания и массы людей. А как следствие, изменить историческую память и отношение к политическим процессам и историческим событиям.

Искажая реальность: как работает человеческая память и что такое ложные воспоминания

Наш мозг — крайне несовершенный инструмент записи, хранения и воспроизведения данных. Каждый раз, когда мы что-то вспоминаем, мы перезаписываем информацию и вносим правки, поэтому спустя некоторое время настоящие воспоминания обрастают ложными.

Фото: Depositphotos

Ранее считалось, что память базируется на электрических импульсах, проводимых клетками мозга, однако чуть меньше 10 лет назад это представление в корне изменилось. Причиной стало обнаружение особых клеток в гиппокампе — энграм-нейронов, в которых хранились отдельные воспоминания. Теперь ученые считают, что память носит электрохимическую природу и очень сильно зависит от обмена веществ в нейронах.

Долговременная и кратковременная память

В большинстве электронных устройств (в смартфонах и компьютерах уж точно) имеется оперативная (ОЗУ) и постоянная память (ПЗУ). Первая используется для сиюминутных задач и хранит данные пока на оперативку подается напряжение. В то же время ПЗУ хранит информацию продолжительное время и не зависит от подачи питания.

У человека также имеется два вида памяти: кратковременная и долговременная. Может показаться, что человеческая и электронная память чем-то схожи между собой, но на деле это не так. Краткосрочная память способна устойчиво хранить информацию в течение 20 секунд и если ее не повторить, то она стирается спустя 30 секунд после поступления новых данных. Однако некоторая ее часть все же переходит в долговременную и этот процесс называется консолидацией. Время жизни долговременной памяти сравнимо с продолжительностью жизни самого организма, а ее объем около 125 терабайт. При этом она подвержена изменениям и способна утрачивать некоторые детали, поэтому ученые всерьез задумались о симбиозе электронной и человеческой памяти — создании флешки для мозга.

Жесткий диск для мозга — возможно ли?

О создании флеш-накопителя, подключаемого к мозгу человека, пока речи не идет — это просто невозможно. Сейчас у человечества нет ни полноты знаний о функционировании нашей памяти, ни технологий для правильного внедрения той же флешки в мозг.

Однако работы в этом направлении ведутся и уже есть некоторые результаты — ученые из Университета Южной Калифорнии сумели создать имплантат для улучшения процесса запоминания. Его задача состоит в сохранении кода клеток мозга с последующим его воспроизведением. Проведенные испытания установили, что имплантат улучшает оба вида человеческой памяти почти на 40%.

Фото: Depositphotos

Исследование в первую очередь направлено на помощь пациентам, страдающим нейродегенеративными недугами, вызванными болезнью Альцгеймера, инсультом или головными травмами. Имплантат применялся только в поврежденных участках мозга для записи правильных ответов в ходе экспериментов. Затем, при повторном тесте, полученный ранее правильный код клеток воспроизводился и помогал больным снова дать верный ответ. Итог мероприятия: краткосрочная память у испытуемых улучшилась на 37%, а долгосрочная на 35%.

Как отметил руководитель исследования Роберт Хэмпсон, им удалось достичь положительного результата, улучшив способности больных с нарушением памяти. Возможность отделения ложных воспоминаний от истинных тем самым стимулирует врожденные механизмы запоминания, а не заменяет их. Следующая цель — удержание приобретенных воспоминаний.

Ложные воспоминания — помнят то, чего не было

Ложные воспоминания являются излюбленной темой многих научно-фантастических произведений. При этом они являются весьма обыденной вещью для почти 100% людей за редкими исключениями. Ничего необычного в них нет по одной простой причине — так уж устроен мозг с его реконструктивным характером памяти.

Многие люди ошибочно думают, что наша память работает подобно видеокамере: она записывает, а затем достаточно точно воспроизводит события. Однако это далеко не так и наши воспоминания подвержены «коррозии», удаляя которую мы привносим новые частицы. Проще говоря, забывая какую-то часть воспоминаний, мы дополняем их новыми составляющими присваивая им значение «истина», а затем веря, что внесенные изменения правдивы.

Еще в конце 20 века ученые поняли, что наша память изменяема и она постоянно перезаписывается на протяжении всей жизни. Помимо экспериментов есть немало реальных случаев, когда люди из-за ложных воспоминаний вдруг начинали обвинять близких и родственников в том, чего те не делали.

Ложные воспоминания — мощный инструмент для помощи людям, которые когда-то подвергались насилию и жестокости. Однако в плохих руках этим инструментом можно не только заставить свидетеля дать ложные показания, но и без преувеличения — переписать историю, изменить отношение людей к историческим и политическим событиям в прошлого.

Лишенные забвения, или помнить все

Как мы сказали, есть исключения, люди, память которых намного прочнее и объемнее, чем у большинства из нас. Объем краткосрочной памяти в среднем равен 7–9 элементам, а время хранения — 18–20 секунд. Но все же существуют люди, способные запомнить намного больше и на значительно более долгий срок.

Фото: Depositphotos

Например, российский предприниматель Самвел Гарибян дважды вписал свое имя в Книгу рекордов Гиннеса. Его первое достижение — воспроизведение тысячи слов с их переводом с десяти разных языков (сделал 40 ошибок). Второй мировой рекорд — запоминание 2000 русских слов с их последующим воспроизведением по порядку (сделал всего 32 ошибки).

Еще одним соотечественником с феноменальной памятью является Соломон Шерешевский. Во время работы корреспондентом в одной из газет Москвы, он не пользовался блокнотом для нотирования редакционных заданий. Это заметил его начальник и посоветовал обратиться к психологам, которые выяснили, что Шерешевский способен запоминать более 7–9 единиц: десятки слов, выражений, чисел, фраз и даже предложений, помня их годами!

Это тоже интересно:

Человеческая память норма и аномалии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Человеческая память: норма и аномалии

А.В. Мартынова,

студентка группы ДКк(бак) 2-1

1. Память — понятие и структура

Память — это мыслительный процесс, включающий в себя запись, хранение и извлечение информации. Запись информации осуществляется посредством акта запоминания, а ее извлечение — посредством акта вспоминания. Качество запоминания обусловлено вниманием человека к объекту записи. Противоположным акту запоминания является забывание. Забывание служит важным условием запоминания, поскольку оно разгружает центральную нервную систему, освобождая место для новых связей.

Память определяется работой всего головного мозга, но в первую очередь — это биологический феномен, обусловленный деятельностью органов чувств. Разновидности памяти по характеру взаимодействия с органами чувств: визуальная (зрительная), вербальная (связанная с функцией слуха), обонятельная, осязательная и др. В биологическом мире важную роль играет генетическая память.

Человеческая память представляет собой бесконечно более сложный механизм — это функция мозга, нейронная активность которого позволяет фильтровать, сохранять и уничтожать воспоминания. В зависимости от временной установки человеческую память подразделяют на непосредственную (печатание на машинке), кратковременную (набор номера телефона), долговременную (память дня рождения ребенка), скользящую (память авиадиспетчеров).

2. Нормы памяти

Если задуманное человеком к высказыванию принять за 100 процентов, то в словесные формы (предложения) облекается и высказывается окружающим только 8О процентов. Выслушивается из задуманного 70 процентов, воспринимается и понимается 60 процентов, а в долговременной памяти остается от 10 до 24 процентов.

В среднем человек запоминает 1/5 части того, что услышит, и 3/5 того, что увидит. Из того, что человеку покажут и объяснят, он запоминает 4/5. В опытах ученого Эббингауза было показано, что при заучивании в памяти остается только 44% этого материала, а через двое суток — лишь 28%. В последующие дни снижение «кривой забывания» происходило очень медленно. Большая часть материала, заучивавшегося в опытах Эббингауза, сохранялась лишь в кратковременной памяти.

Объем материала, который может запомнить человек, находится в прямой зависимости от степени связи друг с другом отдельных частей, подлежащих запоминанию. Если человек должен запомнить не связанные друг с другом части материала, то говорят о механическом запоминании. Как показали результаты ряда экспериментально-психологических исследований, здоровый взрослый человек может запомнить при однократном предъявлении 7 ± 2, т. е. от пяти до 9 несвязанных «кусков» материала. Так, при однократном предъявлении десяти и более слов человек запоминает в среднем не менее пяти и не более девяти слов.

Однако что такое норма памяти, определить ее уровень очень сложно. В прошлом, в отсутствии нынешнего технологического разнообразия (компьютеров, калькуляторов и других машин), память человека имела постоянную тренировку. Изучение иностранных языков, заучивание стихотворений и литературных текстов, прочая работа над собственным интеллектуальным развитием — способствовали укреплению памяти.

Пример: пятая глава поэмы «Евгений Онегин» была утеряна и восстановлена полностью только благодаря великолепной памяти брата Пушкина.

3. Нарушения работы памяти

1. Амнезия — частичная или полная ее потеря. Бывает прогрессивная и регрессирующая, ретроградная (из памяти часто выпадают события, предшествующие заболеванию), антиретроградная (отсутствие памяти на события, следовавшие непосредственно за началом заболевания), фиксационная (проявляется в невозможности запоминания текущих событий, вновь поступающей информации).

2. Обострение воспоминаний — гипермнезия — приводит к снижению процесса запоминания и развивается гипомнезия: вначале затрудняется воспроизведение терминов, имен, основных дат, в дальнейшем ослабляются фиксационные свойства памяти.

3. Качественные расстройства памяти — парамнезии — представляют собой ошибочные, ложные воспоминания: псевдоремисцен-ции (заполнение пробелов памяти событиями, совершившимися ранее), конфабуляции (провалы в памяти заполняются вымышленными, нередко фантастическими событиями).

4. Аномалии памяти

— Синдром одаренности (Юлий Цезарь, Александр Македонский, Моцарт, Ким Пик).

— Синдром Шерешевского — память в образах (Римский-Корсаков, Скрябин).

— Синдром забвения — забывание части своей жизни (биографическая амнезия).

— Синдром абсолютной памяти — помнят все (3 человека на земле, Бред Вильямс).

— Феноменальные случаи памяти в истории.

5. Развитие и укрепление памяти

Работа памяти обусловлена деятельностью нервных клеток -нейронов. Сигналы от одного нейрона к другому передают так называемые нейромедиаторы — особые вещества (например, ацетилхолин), которые в большом количестве содержатся в гиппокампе.

Экспериментально доказано, что в процессе запоминания однородного материала (например, стихотворения) легче всего усваиваются начало и конец, а наиболее трудно — средняя часть. Запоминание улучшается, если постепенно повышать сложность усваиваемого материала.

Повторять изучаемый материал очень важно с интервалами. Непрерывное повторение, заучивание вплоть до полного запоминания наиболее нецелесообразно и неэкономично.

UX-дизайн: Как Работает Человеческая Память

UX-дизайн опирается на человека. И его память. О том, как использовать особенности человеческой памяти в дизайне приложений — в этой статье.

Один из величайших инструментов для обработки информации мы используем каждый день, но не можем увидеть его или потрогать. Его нельзя продать, купить или получить от других людей, однако, его можно развивать и усиливать многими способами. Его непросто описать, но он принадлежит к самым ценным аспектам жизни человека и определяет каждый наш шаг и каждое наше решение. Мы редко думаем о том, какое же это чудо. Это человеческая память.

Память представляет собой природную систему для хранения и обработки информации. Она хранит огромное количество данных в течение жизни человека и организует их. Более того, она несет ответственность за расстановку приоритетов и сохраняет некоторые детали, а другие стирает, если они не нужны или не использовались долгое время. Память человека — это один из механизмов, который определяет взаимодействие человека с окружающим миром.

Очевидно, этот аспект нужно изучать и принимать во внимание в сфере UX-дизайна и во всех интерфейсах. Зная принципы работы памяти, дизайнеры могут создавать ориентированные на человека интерфейсы, которые отвечают естественным возможностям пользователя, берегут их силы и удобны в использовании.

UX-дизайн и базовые знания о памяти

В общих словах, память — это естественное хранилище данных в мозге человека. Она реагирует на внешние стимулы, сохраняет информацию, обрабатывает её и организует разными способами. Также она дает человеку доступ к необходимым данным. Однако она не является идеальным механизмом и на неё влияет множество различных физических и эмоциональных факторов.

Психологи выделяют три типа памяти:

  • сенсорная память хранит информацию в короткие моменты времени, когда мы воспринимаем что-либо своими органами чувств, зрением, слухом или осязанием;
  • кратковременная память (рабочая память) позволяет человеку запомнить информацию на короткий период времени без повторений;
  • долговременная память хранит большое количество разнообразных данных, которые могут храниться долгое время, потенциально до конца жизни.

Эффективные методы запоминания информации в долговременной памяти — это повторения и ассоциации. На схеме ниже мы можем видеть базовый маршрут движения информации от первичного стимула к долговременной памяти.

Создавая поток взаимодействий на веб-сайте или в мобильном приложении, UX-дизайнеры должны учитывать этот фактор. Конечно, они должны стремиться к долговременной памяти, которая сохранит данные о приложении и позволит пользователю легче использовать интерфейс со временем. Знание этих шагов поможет дизайнерам составить эффективную стратегию восприятия данных и необходимых повторений, а также правильно организовать данные на экране и усилить архитектуру информации продукта.

Базовые законы памяти

Три ключевых аспекта запоминания очень просты:

  1. Концентрация. Чтобы запомнить вещь или какое-то количество информации, человек должен сконцентрироваться на этом. Иначе высок шанс того, что данные останутся на уровне кратковременной памяти.
  2. Ассоциации. Память представляет собой огромную сеть связей между различными данными. Если человек создает ассоциацию, которая связывает новые данные или объект с чем-то известным ему, шанс запоминания такой информации повышается.
  3. Повторение. Если вызвать информацию в рабочей памяти несколько раз, то она переместится в долговременную.

Организация интерфейса, основанная на этих трех пунктах, должна быть совмещена с визуальной иерархией и восприятием, которое позволит выделить важные элементы экрана, которые нужно запомнить, и сделать взаимодействие проще.

Экспертное исследование памяти

Существует несколько законов, которые были получены из различных исследований, экспериментов и тестов. Мы хотели бы рассказать о законе Миллера и законе Хика.

Закон Миллера: в среднем человек может удержать в кратковременной памяти около семи объектов.

Этот закон был получен в исследовании Джорджа Миллера в 1956 году, которое было опубликовано под названием “Волшебное число семь плюс-минус два: пределы нашей способности обработки информации”. Миллер утверждает, что кратковременная память человека может удерживать и обрабатывать около 5-9 объектов или частей информации за раз. Очевидно, это обобщенная формулировка, которая зависит от множества факторов, включая природу информации.

Более поздние исследования Ричарда Шиффрина и Роберт Нософски более глубоко исследовали кратковременную память. Авторы обнаружили, что количество объектов, которое может запомнить человек, зависит от их природы. В среднем, это число составляет семь для цифр, шесть для букв и около пяти для слов. Так мозг может быстро обрабатывать информацию, определять её характер и связь с объектами, находящимися в долговременной памяти.

С точки зрения дизайна, эта информация играет ключевую роль в создании понятного макета. Когда в интерфейсе присутствует слишком много деталей, это можем создать напряжение и разозлить пользователя, даже если он не понимает причину этого раздражения.

Закон Хика: чем больше элементов есть у человека, тем сложнее ему выбрать.

С первого взгляда этот закон не относится к памяти, но связь существует. Память — это один из механизмов, который защищает человека от негативного опыта. Чем больше вариантов есть у человека, тем больше они отвлекаются на разнообразные ассоциации, и невозможно предсказать, будут они хорошими или плохими в конкретном случае. Также слишком большой выбор перегружает память человека, и она не может обработать все данные. В частности, этот фактор важен в контексте платформ для онлайн-продаж, которые должны сохранять баланс между тем, чтобы дать пользователю всю необходимую информацию, но не ошеломить его/её слишком большим количеством вариантов. Одно из главных испытаний UX-дизайнера — это найти  эту гармонию.

UX-дизайн: создание дружественного интерфейса

На основании вышеуказанных факторов давайте рассмотрим советы, которые помогут применить эти знания для удобства интерфейса.

1. Не заставляйте пользователей запоминать много предметов за раз.

Определенно это не значит, что на экране или странице должно быть 5-9 элементов, но ключевых точек взаимодействия должно быть именно столько. Чтобы выделить несколько зон в интерфейсе, дизайнеры могут следовать закону концентрации и акцентировать такие зоны, как меню, call-to-action, изображение продукта и т.д. Визуальная иерархия — это одна из ключевых стратегий, позволяющая создать интерфейс, который содержит много элементов, но не нагружает память человека.

Этот совет также можно применить для текста в интерфейсах. Мы упоминали несколько исследований: согласно медиаплатформе Buffer, идеальной длиной заголовка является шесть слов; а Джейкоб Нильсен обнаружил, что эффективно работают заголовки из 5-6 слов, как и заголовки, представляющие собой целое предложение. Это связано со способностью кратковременной памяти обрабатывать такие порции информации быстрее и эффективнее.

2. Не представляйте слишком много элементов для выбора вместе

Важно помнить о показателе концентрации. Если вы представляете множественные варианты, кнопки и опции одновременно, вы должны быть готовы к тому, что кратковременной памяти пользователя будет сложнее их обработать, и это будет отвлекать его/её от финального решения или взаимодействия. Это может стать причиной неэффективных лендингов или воронок продаж: даже если у них отличный UX-дизайн, растерянный пользователь может уйти до конверсии в покупателя. Добавьте скроллинг и переходы, основанные на тщательной приоритизации, разделите объекты на экране или странице на группы первичной, вторичной и третичной важности — это поможет пользователям и сделает навигацию через интерфейс более естественной.  

3. Создайте запоминающиеся модели и символы

Не секрет, что люди по большей части опираются на свое зрение, поэтому дизайнеры должны уметь применять изображения, которые не отвлекают внимание, но информируют пользователей и организуют содержание. В одной из наших статей мы детально остановились на том, как пользователи узнают иконки и текст. Она показывает, что иконки и иллюстрации воспринимаются быстрее, а текст является более информативным. UX-дизайн интерфейсов должен применять разнообразные модели и маркеры, которые пользователь распознает не только в этом конкретном интерфейсе, но и в других. Иконки с лупой для поиска, тележка для заказов, кнопка “плюс” для создания нового заказа, флаги для изменения языка — все эти элементы существуют в памяти людей долгое время и вызывают у пользователя нужные ассоциации без необходимости воспринимать новую информацию.

Более того, многие пользователи ожидают увидеть логотип бренда и ссылки в ключевых секциях веб-сайта, а контакты, политику работы с информацией и условия использования в подвале сайта. Зная эти и другие модели поведения пользователя, дизайнеры могут сделать выполнение этих простых операций для пользователей простым и интуитивным. Таким образом проще сконцентрировать внимание пользователя на новых данных.

4. Применяйте постоянные указатели в навигации

Навигация — это ключевой фактор удобности интерфейса. Это не только движение через интерфейс, но и представление данных для запоминания пользователем: для этого UX-дизайн применяет ряд методов, которые делают переходы и взаимодействия постоянными и понятными. Например, цвет или форма указателей, разграничивающих конкретные секции; иконки для групп предметов; использование одних и тех же шрифтов для конкретных названий или типов текста; иллюстрации и маскоты, объединяющие разные экраны — эти и другие уловки делают макет более запоминающимся и поддерживают пользователя в обработке новых данных.

5. Не прячьте ключевые элементы навигации

Дискуссии о различных меню, показывающих или скрывающих блоки контента, по-прежнему популярны. Очень важно помнить, что ключевая цель интерфейса должна заключаться в том, чтобы пользователь четко понимал, что происходит. Итак, решение о гамбургер-меню, слайдерах, скрытых слоях навигации и контента должно основываться на тщательном анализе целевой аудитории. В большинстве случаев, особенно для сложных интерфейсов, используемых разнообразной целевой аудиторией, скрытие основных навигационных элементов может плохо работать: пользователям необходимо найти их и запомнить, как они их нашли. Некоторые пользователи могут оценить методы, экономящие пространство для других элементов, в то время как другие будут раздражены необходимостью запоминать, как найти необходимый раздел. Опять же, приоритизация играет большую роль: скрывая вторичные элементы и оставляя первичные видимыми, UX-дизайн обращает внимание пользователей на то, что для них является главным. Пользовательское тестирование помогает оценить эффективность навигации и её влияние на коэффициент конверсии.

6. Стимулируйте разные виды памяти

Помните схему памяти выше? Тогда вы знаете, что первая и самая быстрая стадия восприятия данных — это сенсорная память. Она может быть поделена на несколько видов памяти, которые опираются на разные органы чувств: визуальная, слуховая, кинестетическая, вербальная, механическая и т. д. Активируя их, UX-дизайн как создает более запоминающееся взаимодействие, так и охватывает большее количество пользователей. Эксперименты и исследования показывают, что у разных людей эти виды памяти развиты по-разному. Поэтому, например, иконка и текст в ключевой категории меню поддерживает пользователей с визуальной и вербальной памятью. Звуки также помогают пользователю лучше запоминать интерфейс и ориентироваться в нем.

7. Помните об эмоциях

Без сомнения, эмоциональный фидбэк от взаимодействия — это важный фактор удержания пользователей. Плохой опыт стимулирует забывание деталей, но сохраняет негативные чувства, потому что так мозг защищает человека. Напротив, позитивные эмоции, эстетическое удовольствие, благодарность за быстрое решение проблемы или простая коммуникация могут возвращать пользователя снова и снова.

Итак, финальная мысль проста: UX-дизайн — для людей, а создавая интерфейсы для людей, дизайнеры должны знать, как люди взаимодействуют с миром и что влияет на их поведение. Человеческая память — это одна из ключевых функций, определяющих успешный и положительный опыт взаимодействия на сознательном и подсознательном уровнях, поэтому её нужно изучать для создания дизайна для людей.

Что ещё почитать

Источник

 

Если вы нашли опечатку — выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать [email protected]

Помнить или гуглить?

Ключевые моменты программы:

– Память – не сумма информации, вечно хранящаяся в мозге, а эмерджентное состояние, возникающее здесь и сейчас, отношения человека, его прошлого опыта и внешней среды.

– Согласно гипотезе, существует тотальная память: видимо, мы помним все, что когда-либо с нами произошло. Проблема в доступе к этой латентной памяти, в «ключе» к ней.

– Человек, итмеющий доступ к интернету, склонен не к тому, чтобы вспоминать что-то, а к тому, чтобы перепроверить нужные сведениы в интернете.

– Если раньше важным считалось сохранение в памяти большого корпуса знаний, то сейчас важно помнить, где я могу это посмотреть, – растет значение отсылочной памяти.

– «Цифровой след» (фотографии, записи в соцсетях) составляет значимую часть памяти. При этом человека нельзя «записать на флешку»: память – явление динамическое и конструируется на протяжении всей жизни. Это проективная память, направленная в будущее.

Сергей Медведев: Будущее наступает и в такой сфере, как человеческая память. Как изменяется наша память под напором цифровых технологий? Нужна ли нам память как некий хранитель информации, когда есть облако, есть Гугл? Об изменениях в сфере памяти сюжет нашего корреспондента Антона Смирнова.

Повтор программы от 4 февраля 2018 года

В школах Вавилона и Ура специально тренировали память

Антон Смирнов: Человек всегда старался сохранить прежние впечатления и опыт, истории и встречи, одним словом – память.
Прекрасной памятью обладали древние. В школах Вавилона и Ура ее специально тренировали. Ученые люди знали наизусть целые корпусы текстов: от генеалогии до трактатов по медицине. Именно тогда появляются первые техники мнемоники – специального набора методов, позволяющих увеличить объем памяти.

Сегодня мнемотехника кажется винтажной игрушкой. Современный человек предпочитает запоминать место, где лежит память. Мы все больше выносим память на внешние носители – на наши компьютеры, гаджеты и в интернет. Структура памяти кардинально меняется, становится отсылочной. Мы все меньше стараемся запоминать, что не может не настораживать – впрочем, как и все новое.

Сергей Медведев: У нас в гостях Вероника Нуркова, доктор психологических наук, профессор факультета психологии МГУ, и Мария Фаликман, руководитель департамента психологии Высшей школы экономики.

Хочу начать с одного из своих любимых рассказов Борхеса – «Чудо памяти». Это про человека, который обладал удивительным свойством помнить все, что когда-либо произошло с ним в жизни. И он был несчастнейшим человеком, потому что невозможно жить под напором собственных воспоминаний.

Вероника Нуркова: В последние годы в одном калифорнийском университете попытались исследовать людей, которые якобы помнят все, во всяком случае, так заявляют. Кинули клич, и отозвалось огромное количество людей. Когда они приезжали в лабораторию, им давали простейшие тесты на такую гиперпамять, и оказывалось, что большинство просто никак не проходят этот тест.

Нам кажется, что мы помним много, а на самом деле мы мало можем вспомнить

Нам кажется, что мы помним много, а на самом деле мы помним мало, во всяком случае, мало можем вспомнить. Но когда они все-таки нашли таких людей, их оказалось 18 человек, и это были странные люди, которые умели делать совершенно бессмысленную вещь: могли сказать, что они делали в любой день, про который их спрашивали. Оказалось, что от этой способности нет никакого толка.

Когда их стали проверять по другим тестам: например, их способность решать любые задачи, в том числе на мышление, они не были сильно хуже, чем обычные люди, но и ничем особо не отличались. То есть это какая-то странная, избыточная, ненужная, возможно, вредная вещь, в силу того, что она занимает много времени и способностей.

Более того, когда одна из этих женщин по имени Джилл Пирс решила написать мемуары, они сначала очень хорошо продавались, а потом пошло серьезное разочарование. Рецензенты писали: насколько же скучно, оказывается, читать такую книгу в полторы тысячи страниц, где Джилл рассказывает, как она каждый день просыпалась, какая была погода, что она купила в магазине и так далее. Эти люди плохо справляются с одной из самых главных задач нашей памяти – с селективностью. Нам нужно помнить только то, что нужно, а не все на свете.

Сергей Медведев: Мы сейчас помним больше или меньше, чем тысячу или две тысячи лет назад?

Вероника Нуркова: Я не скажу, что это сейчас доминирующая позиция в науке, но в принципе мы уже начинаем думать, что память развивается: от какого-нибудь моллюска до человека. Новые девайсы памяти не заменяют один другой, а выстраиваются в лестницу, в цепочку, и получается как бы такой швейцарский нож с многими возможностями.

Сергей Медведев: Человеческий мозг может воспроизвести различные паттерны памяти, которые были эволюционно в истории?

Память случается у человека в некотором взаимодействии с окружающим миром

Вероника Нуркова: Человеческий мозг ничего не может воспроизвести, у него просто нет никакого воспроизводящего устройства. Кроме того, память случается у человека (да и у моллюска тоже) в некотором взаимодействии с окружающим миром, с его задачами.

Сергей Медведев: То есть память как реакция, а не набор информации. Это акт вспоминания? Ее не существует как физической информации: в каком-то отделе мозга хранятся эти байты информации, как на жестком диске компьютера?

Мария Фаликман: По состоянию дел на сегодня мы явно не можем провести такого однозначного соответствия: пока не хватает мощностей науки. Есть исследования памяти на молекулярном уровне у мышей, где обнаруживают, как кодируется некоторая заученная мышкой двигательная поведенческая последовательность. Когда же мы говорим о человеческом акте припоминания: например, вспомнить, как вы провели вчерашний вечер, – мне кажется, в настоящий момент наука не готова ответить на вопрос, где и как мы можем найти эту информацию. Это то, к чему все стремятся, и то, чего никто пока не может: как на основе информации, которую мы можем получить, изучая мозг, реконструировать некоторые психические процессы, психические содержания. Припоминание в ответ на невинный вопрос, что вы делали вечером, – это не считывание отпечатка, не извлечение информации, а именно выстраивание той картинки, о которой вас спросили.

Сергей Медведев: Я встречался с таким определением, что память – это эмерджентное состояние, она возникает здесь и сейчас в связи с каким-то бывшим возбуждением.

Вероника Нуркова: Можно по аналогии спросить, где музыка: она в нотах, в ушах или в мозге того, кто слушает, или того, кто играет, в пальцах того, кто играет, или в инструменте, с помощью которого это делается?

Сергей Медведев: Музыка – это отношение.

В жизни память совершенно не ограничивается сознанием

Вероника Нуркова: Конечно, все это вместе: отношения между ними только здесь и сейчас дают этот феномен. И с памятью абсолютно такая же история.

Сергей Медведев: А что с чем соотносится?

Вероника Нуркова: Главное здесь – даже не что с чем соотносится: важнее, чем можно более-менее пренебречь, а что необходимо. В этом смысле, допустим, есть ли принципиальная разница, записано это на биологическом носителе в нервной системе или в компьютере, или в книге. Сейчас очень модны исследования распределенной памяти, так называемой транспамяти. Если я знаю распределение памяти между людьми, если я знаю, у кого спросить, если, допустим, я много лет живу в браке со своим супругом и знаю, что он хорошо знаком с историей, я всегда могу его спросить про это. Что это значит: я помню или не помню, в каком году Наполеон потерпел поражение под Ватерлоо?

Сергей Медведев: Функция «звонок другу».

Вероника Нуркова: Причем может быть перманентный «звонок другу», когда складываются симбиотические мнемические системы. Это память или не память? Или мы берем экстремальный вариант: можно взять человека, отключить от всех внешних возможностей, поместить в темную комнату и там задавать ему вопросы. Только то, на что он сможет ответить, причем сразу, а не через неделю, – вот это память, а все остальное будет какая-то дополненная, расширенная память.

Сергей Медведев: Все эти синапсы не относятся ни к какому механизму запоминания?

Мы пока далеко не всегда знаем о том, как мозг обеспечивает ту или иную функцию

Мария Фаликман: Да, у нас в психике ничего не происходит без участия мозга, но мы пока далеко не всегда знаем о том, как мозг обеспечивает ту или иную функцию. Пытаются реконструировать связи в мозге, сейчас, по-моему, построили коннектом кого-то вроде плоского червя, а дальше пока не дошли. Про человеческую память пока, к сожалению, мы не можем говорить на этом языке.

Вероника Нуркова: Мы пока фантазируем, что можем реконструировать субъективный опыт червяка, а червяк в этот момент думает что-то совершенно другое.

Мария Фаликман: Мы научили червя поворачивать налево, мы смотрим, как работает вся эта система, и можем вынуть отсюда какую-то информацию.

Вероника Нуркова: Но в жизни память совершенно не ограничивается сознанием. Большая часть нашего опыта проявляется в нашей жизни помимо нашего сознания или просто потому, что нам не нужно это осознавать, или потому, что мы почему-то не можем этого сделать.

Вероника Нуркова

Мы просто технически никак не можем померить огромный пласт опыта: сколько знает какой-то человек. Жизнь ограничена, мы должны одну жизнь его учить, а вторую, столько же по времени — тестировать. По косвенным признакам мы понимаем, что люди отличаются в зависимости от того опыта, который у них был. И это значит, что этот опыт как минимум огромный, и пока непонятно, как его описать.

Сергей Медведев: Получается, что «чудо памяти» более-менее реально существует. Мы должны исходить из гипотезы, что в нас записано все, что когда-либо происходило. Другой вопрос, что мы это не актуализируем.

Вероника Нуркова: Сейчас модными становятся теории тотальной памяти.

Сергей Медведев: То есть все это где-то отложилось?

Вероника Нуркова: В разной степени. Все оставляет след.

Сергей Медведев: Есть такое, что человек запоминает более эмоциональные, шоковые события, те, которые произвели на него наибольшее впечатление?

Вероника Нуркова: У нас есть разные системы памяти. Самая древняя память, которая есть у этого прекрасного червя, это так называемая семантическая память, память знания, и она как раз устроена таким образом, чтобы схематизировать обычные повторяющиеся рутинные правила того, как устроен мир в масштабе каждого вида. А у нас есть другие системы памяти – они как раз про необычное. У червя, слава богу, нет такой памяти.

Сергей Медведев: А почему слава богу? Может быть, там какие-то формы жизни, о которых мы не знаем, может быть, такие черви пишут хокку?

Вероника Нуркова: Нам было бы с ними трудно, если бы они были сложнее нас или хотя бы такими же, как мы. Хотя, конечно, страшно интересно было бы пообщаться с тараканом, который помнит свое детство.

Сергей Медведев: Может быть, они прикидываются. Есть фантастические рассказы о том, что собаки обладают таким же сознанием, как человек, просто у всех собак уговор сообщать нам об этом. Причем одна собака проговорилась человеку, и сородичи убили ее за это.

Запоминание контекстно зависимо

Мария Фаликман: Классик психологии ХХ века Александр Лурия написал одну из самых известных научно-популярных психологических книжек ХХ века под названием «Маленькая книжка о большой памяти». Вся история этой книжки про то, как память сминает личность человека, он теряется, уже не знает, где события из памяти, а где из настоящего, где воображение, а где воспоминание. Это история про память, съевшую личность. У нас в жизни обратная проблема – не потерять доступ, чтобы был ключик к тому или иному воспоминанию.

По поводу эмоций данные совершенно противоречивые. Есть сведения о том, что лучше запоминаются отрицательно окрашенные, чем положительно окрашенные события. Другие сведения, что это верно в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной все строго наоборот: положительно окрашенные – лучше, а отрицательно окрашенные – хуже. Но, в принципе, эмоции – это тот дополнительный маркер, который позволяет отличить след памяти от остальных, если он не становится основанием, например, для того, чтобы блокировать след.

Вероника Нуркова: Понятно: если что-то вызывает эмоцию – значит, это важно, это стоит запомнить. С другой стороны, говорят о конгруэнтности, то есть самое главное – не запомнить, а вспомнить в нужный момент. Поэтому речь идет о совпадении ситуаций. Если ситуация, в которой случилось событие, совпадает с нынешней ситуацией, то очень велика вероятность того, что это будет воспроизведено. Например, в Швеции есть закон: дети должны писать значимые контрольные работы в тех же самых классах, где они проходили эти предметы. Ведь если одни дети будут в других аудиториях, а другие дети в тех же самых, то они окажутся в неравных условиях: у первых будет совпадать контекст запоминания и контекст извлечения.

Мария Фаликман: Были классические психологические эксперименты Алана Бэддели про запоминание водолазами под водой и на поверхности с тестированием либо в тех же условиях, где происходило запоминание, либо в противоположных. И результат был очень простой – запоминание контекстно зависимо, это дополнительные ключики.

Сергей Медведев: Я хочу вспомнить диалог из платоновского «Пира», где Фараон упрекает изобретателя письменности Тора: «Зачем ты изобрел письменность, ведь теперь не нужна собственная голова, память, потому что все можно написать на глиняной дощечке».

О том, как древние цивилизации обращались с памятью, рассказал нашему корреспонденту Антону Смирнову археолог Александр Яценко.

В Месопотамии существовала фольклорная память

Александр Яценко: Месопотамия – это в основном медицинские тексты, сюда относилась и магия, конечно. Это очень интересное общество. Но главное – там существовала фольклорная память. Эпос существовал в устной форме, но его записывали. Первые в мире записи фольклора – это как раз Шумер и затем Вавилония: попытки записать сказания о правителе города Урука, легендарном царе Гильгамеше, который добивается бессмертия, борется с судьбой и, конечно, терпит поражение. Существовали предания о Великом потопе и прочее – в устной форме, но они и записывались. Мы, к сожалению, знаем фольклор очень фрагментарно – только то, что предпочли записать.

Это и финансовые документы. В Месопотамии было широко развито ростовщичество, договор заключался в трех экземплярах, в том числе и у представителей властей хранилась копия. Здесь очень хорошо хранятся финансовые архивы.

В древности у людей была очень хорошая слуховая память, ее специально тренировали, поэтому целые книги запоминали наизусть. Скажем, Цинь Шихуанди в конце III века до нашей эры решил уничтожить всю тогдашнюю философскую научную литературу Китая, поскольку советники говорили ему, что она практически не нужна государству, а заодно и авторов, уцелевших на тот момент: их закопали живыми в землю. Но ученики этих людей, философы, социальные мыслители сохранили эти тексты. Хранить их дома было нельзя – это смертная казнь всей семьи. И люди запоминали наизусть не просто главы, а целые книги. А когда тиран умер, эти тексты моментально восстановили по памяти.

В древности у людей была очень хорошая слуховая память, ее специально тренировали

Сейчас мы не тренируем так свою память, нам это не нужно. Вообще, мы утратили очень многие навыки людей прошлых эпох. Сейчас люди ленивые. Мне сразу вспоминаются «Житейские воззрения кота Мурра», знаменитая глава «Влияние мышеловок на дееспособность кошачества». Чем больше технических усовершенствований, тем человек становится более ленив и не приспособлен к любой нестандартной ситуации. В конечном счете, это ведет людей к гибели.

Сергей Медведев: Действительно, не прекращаем ли мы «ловить мышей» по мере того, как появляются глиняные таблички для записей, потом – гутенберговское чудо, потом – запись на компьютер? То есть мы сейчас помним меньше, потому что нам нужно меньше запоминать.

Скажем, в иудейской культуре есть иешивы, и там запоминали священные книги. Это называлось «знать книгу на иглу»: протыкали иголкой определенное место в Торе и спрашивали: через какую букву на 275-й странице прошла иголка? И человек отвечал, через такую букву.

Вероника Нуркова: Это наверняка был очень элитарный навык. Как я понимаю, это некоторая профессия. Здесь очень важно, есть ли специальная задача запомнить, или ее нет. Если современный человек ставит себе цель выучить что-то наизусть, я думаю, он преуспеет не меньше, а может быть, и больше, чем его коллега по этой задаче много лет назад, хотя бы потому, что он сможет использовать целый веер разных технологий.

С другой стороны, действительно есть вполне надежные данные о том, что современные люди, которые интегрированы с разными устройствами, не только с интернетом, а и с пылесосом, холодильником и прочими вещами, очень тревожны, если их лишаются. В этом смысле современные люди, снабженные мобильным интернетом, склонны не вспоминать что-то, даже если это можно вспомнить из своего собственного биологического запаса, а перепроверять в интернете – не потому, что они этого не помнят, а потому, что не уверены, что помнят это правильно.

Сергей Медведев: Учитывая, насколько убыстряется и облегчается этот доступ, не есть ли это вообще путь в будущее: мы будем полностью аутсорсить свою память туда, в Гугл?

Мария Фаликман: А почему бы и нет? Меня всегда очень развлекают утверждения вроде того, что человечество гибнет: в таком случае оно гибнет с момента изобретения простейших каменных орудий.

Сергей Медведев: Есть страх, связанный с калькуляторами: «Вы разучитесь перемножать столбиком». А зачем уметь перемножать столбиком?

Личность хочет, чтобы память ее обслуживала, а память хочет подмять личность

Вероника Нуркова: Только для этого, чтобы проверить, правильно ли сработал калькулятор.

Мария Фаликман: Это вопрос степени доверия устройству. Мы можем утверждать, что да, по всей видимости, вся система памяти немножечко перестраивается. Да, мы сейчас имеем дело с такой же разделенной памятью между человеком и интернетом, как в семейных парах между супругами.

Есть исследования, которые показывают, что человек уже немного теряет границу между собственной памятью и распределенной памятью интернета. Одним людям дают вопросы и просят на них отвечать, опираясь на собственную память, другим дают возможность поискать ответ в интернете. Затем с помощью опросника спрашивают, как люди оценивают собственную память, что они про нее думают. Оказывается, что те, кто искал в интернете, думают про свою собственную память лучше, чем те, кому искать не давали. То есть, по сути дела, мы повышаем уверенность и размываем границы между одной и другой. Но никто не говорит, что это плохо.

Сергей Медведев: Современному человеку надо знать меньше вещей, чем человеку сто лет назад?

Вероника Нуркова: Конечно, больше. Довольно недавно появилась новая система памяти специально для этого, возникла необходимость помнить про самого себя, свою собственную жизнь и представлять ее как целостную историю, где человек совершает выбор, где у него есть альтернатива, где он может переоценивать то, что с ним было. Когда человек в массовом состоянии жил по образцу, по модели, по социальной роли: в какой семье родился, как жил, ничего не выбирая, – ему совершенно не нужно было помнить какие-то особенности своих отношений со сверстниками или с матерью в детстве. Ему совершенно не нужно было себя выделять, идентифицировать свои свойства через то, что он помнит, вообще осмысливать свой опыт. Делай по правилам – попадешь в рай, не делаешь – будешь отвергнут. Это совершенно новая история, ей не более двухсот лет.

Сергей Медведев: Личность человека – это сумма его воспоминаний?

Вероника Нуркова: Не простая, а некоторая сложная сумма. Я бы сказала так: для маленького ребенка – да. А потом личность растет, отделяется, становится самостоятельной сущностью, память и личность вступают в порой причудливые взаимоотношения: личность хочет, чтобы память ее обслуживала, а память хочет подмять личность.

Сергей Медведев: То есть память отдельна от личности?

Память цементирует личность как целое

Мария Фаликман: Память цементирует личность как целое. Если взять клинические случаи расщепления личности, то это история о том, что у каждой личности своя собственная память. Если мы имеем клинические случаи, например, локального поражения гиппокампа, который связан с формированием следов долговременной памяти, то это будет случай остановки личности в ее развитии в той точке, где и случилась эта травма мозга. Человек каждый день просыпается в том дне, в котором остановилось формирование новых воспоминаний, дальше они не формируются, и личность, по сути дела, стоит на месте. Память – это, бесспорно, условие существования личности, ее единства.

Мария Фаликман

Сергей Медведев: С какого момента у человека появляются четкие воспоминания? Я, например, очень плохо помню свое раннее детство, начинаю себя осознавать примерно с семи лет. Это нормально, или это какая-то патология? Человек же не помнит младенчество, колыбель.

Вероника Нуркова: Это странно, потому что всю другую память из младенчества мы прекрасно несем с собой всю жизнь: тогда мы научились говорить, ходить и все прочее. Здесь очень сильная индивидуальная вариация, еще и кросскультурная. Оказывается, что это диапазон нормы, и он варьирует где-то от двух лет до семи.

Вы в этом смысле ведете себя, как китаец, кореец или японец. Это связывают с общей социальной ориентацией. Считается, что в западных культурах детей учат помнить с раннего детства и через эту память учат, какие они именно в собственных качествах: ты умный, ты глупый, ты щедрый, ты добрый. И тут это начинается раньше. А в восточных культурах речь идет об ориентации на социальные группы, принадлежность к социальным группам возникает позже, поэтому у них более поздние воспоминания о себе. Это такая довольно спекулятивная, но очень популярная идея.

Сергей Медведев: Почему старики лучше помнят прошлое? С возрастом у человека начинают появляться живые картины прошлого. Мой покойный дед сидел и просто спокойно глядел куда-то вдаль. Ему позвонила мама, спросила: «Что ты делаешь, папа?» – «Ты знаешь, доченька, я вспоминаю». Процесс вспоминания как некая осознанная форма деятельности, осознанная форма жизни – этого же нет в раннем возрасте.

Автобиографическая память улучшается на протяжении всей жизни

Вероника Нуркова: Действительно, это достаточно надежно установленный факт. Память начинает портиться очень рано: рабочая память, эпизодическая, семантическая, а вот эта автобиографическая память, про которую вы говорите, как раз улучшается на протяжении всей жизни. Если нет каких-то совсем грубых поражений, то она как раз расцветает в тот период жизни, когда у человека возникает задача понять. Нет движения вперед, достижений и так далее, а есть ретроспективная ориентация: кто я, зачем я – появляется стремление объяснить, создать историю своей жизни.

Нарративные психологи часто говорят: я – это моя история, только когда я сделаю эту историю, получается, что моя жизнь состоялась. Это становится отдельной деятельностью, смыслом некоторого этапа жизни. А дальше уже культура придумывает всякие средства, чтобы это можно было осуществить. Например, не было фотографий – какие воспоминания о детстве? Люди в позапрошлом веке очень переживали, что, расставаясь на несколько лет, они забывали лицо своего родственника. Поэтому придумывается много более-менее эффективных вещей, которые помогают справляться с этой задачей.

Мария Фаликман: Если провести чистое исследование, то мы должны освободить некоторую выборку людей среднего возраста от любых обязанностей и поместить в эту ситуацию – а теперь припоминайте. Не окажется ли, что через три-четыре месяца такого существования они начнут припоминать ничуть не хуже, чем старики?

Вероника Нуркова: Обычно ученые берут выборку 80-, 70-, 60-, 50-, 40-летних и так далее, вплоть до самых молодых. Им предлагают вспомнить что-то из некоторого периода – допустим, 10, 20, 30 лет назад, а потом сравнивают характеристики. Оказывается, что 80–70-летние помнят то, что было 50 лет назад, примерно на таком же уровне качества, как 40-летние – события пятилетней давности.

Сергей Медведев: Как меняется наша память под влиянием цифровых носителей, вынесенной памяти? Об этом, в частности, рассуждает Иван Ниненко, куратор проекта Neuro Sync.

Иван Ниненко: Безусловно, память меняется, точнее, меняется то, как устроены знания в нашей голове. Если раньше нам было важно сохранить большой корпус знаний, и память в том числе, то сейчас важно помнить, где я могу это посмотреть, – это такая отсылочная память. Даже структура того, как устроены эти знания в голове на физическом уровне, судя по всему, меняется. Есть ряд исследований, которые на это указывают.

Цифровой след будет составлять значимую часть нашей памяти

Конечно, технологии меняют то, как мы с этим обращаемся. Но есть гипотеза, что они также могут помочь нам освободиться от более рутинных задач, оставить больше мощностей мозга на более креативные задачи. Для этого придется многое перестроить, научиться использовать технологии.

Сейчас технологии воюют за наше внимание. Я каждый раз смотрю в телефон, и он меня уводит. Но при этом цифровой след также о чем-то мне напоминает. Я захожу в Фейсбук, и он мне напоминает, что пять лет назад я вешал такую-то фотографию. И это будет только увеличиваться, цифровой след будет составлять значимую часть нашей памяти.

Те дети, которые рождаются сейчас, начинают оставлять цифровой след буквально с первых дней жизни. С одной стороны, мы можем сетовать на то, что они могут этого не помнить, а с другой, можем радоваться, что они могут посмотреть видеозаписи всей своей жизни. Я бы сказал, что, во-первых, это развитие отсылочной памяти, а во-вторых, стоит задача научиться аккуратно пользоваться той памятью, которую мы создаем, быть к ней внимательными. Например, напоминания в Фейсбуке о том, что пять лет назад было что-то, становятся не просто поводом расшарить это, а поводом задуматься об этом. Пока мы не выработали практик, как к этому обращаться, нет такого, что мы в конце года садимся и все вместе или даже для себя как-то на это смотрим.

Очевидно, этого будет больше и больше – это такой цифровой помощник в саморефлексии. Какие-то навыки мы, безусловно, утратим, но это происходит с развитием человечества. Какие-то навыки были необходимы для выживания 200-300 лет назад. Сейчас никто из нас не умеет ездить на лошади, хотя еще сто лет назад это был практически базовый навык. Так же будет меняться способ нашего взаимодействия с миром. Раньше большинство знало, где запад, восток, север и юг, а потом в городе это перестало быть необходимым, и мы стали знать, где какая улица. Теперь мы не знаем, где какая улица, мы знаем станции метро, знаем, как вызвать Убер. Это все меняется, но не стоит слишком драматизировать эти изменения.

Сергей Медведев: Это важная тема – цифрового следа, в том числе фейсбучных воспоминаний, которыми я тоже в последний год все больше и больше пользуюсь. И это действительно придает какую-то новую оптику моей жизни. Фейсбук подкидывает эту ссылку, которая была для меня крайне важна несколько лет назад, и я совершенно иначе переосмысляю свой опыт.

Вероника Нуркова: Есть технологии, которые индивидуализируют психику современного человека, а есть такие, которые этого не делают или даже наоборот. В этом смысле то, что связано с сохранением материала, – чем больше, тем лучше: вдруг понадобится. А есть то, что мешает решать задачи, типа навигатора, после использования которого человек сам по себе теряет ориентацию в пространстве. Я видела много молодых людей, у которых написано: здесь лево, здесь право. Здесь нужна какая-то гигиена, безопасность. У современного человека огромное количество пищи в доступе, но это же значит, что должна быть дисциплина, и не надо пожирать все, что попало. И здесь то же самое.

Сергей Медведев: Те вещи, о которых говорил Иван, очень хорошо поданы в знаменитом британском сериале «Черное зеркало». Там есть несколько сюжетов, как раз играющих с цифровым следом, с памятью: например, воспроизвести человека, взять андроид, загрузить в него твой цифровой след и все твои транзакции, которые есть в соцсетях. Есть цифровое бессмертие, есть некие боты, которые живут в твоих сетях, запоминают все твои слова, реакции, действия, и потом, когда тебя не станет, твой бот будет жить в соцсетях, постить за тебя, шарить, лайкать и делать значимые заявления.

Человека нельзя записать на флешку

Мария Фаликман: Современную нейронную сеточку нетрудно натренировать таким образом. У меня однажды брал интервью журнал «Психология», и оно вышло под неожиданным названием «Человека нельзя записать на флешку» (возможно, я упомянула что-то такое в разговоре).

Я и сейчас абсолютно готова подписаться под этими словами, потому что память человека конструируется в любой момент его существования. Его активность – это и есть не только конструирование следов памяти, но и проспективное движение, память, направленная в будущее.

То, что сейчас происходит, на мой взгляд, очень хорошо описывается термином, который использует современный американский философ Энди Кларк, – «расширенное познание», когда частями моей познавательной системы становятся окружающие меня устройства, с которыми я разделяю те или иные свои познавательные функции – запоминание, припоминание, планирование, управление вниманием и так далее. На самом деле это в каком-то смысле реинкарнация идей еще одного отечественного классика, Льва Выготского, который в свое время использовал понятие «опосредствование», описывая развитие памяти от животных через первобытных людей с их внешними способами запоминания (зарубками, камушками, узелками) до современных людей, которые либо делегируют запоминание, неважно, Гутенбергу или интернету, либо пытаются выстраивать какие-то внутренние средства, те самые мнемотехники, о которых шла речь в самом начале.

То, что мы используем цифровой след как инструмент памяти, позволяющий в каком-то смысле установить контакт с самим собой, – это для меня та же самая история. У Вероники Валерьевны были замечательные исследования на эту тему. Мы говорим о средстве формирования уже не общего знания, а моего индивидуального опыта. Это, по сути дела, такое внешнее средство для моей личной истории, для моей автобиографической памяти.

Вероника Нуркова: Мне кажется, в будущем произойдет такое своеобразное расслоение. Я имею в виду очень сложные когнитивные процедуры, требующие дополнительных знаний, и очень простые когнитивные процедуры, и оба полюса станут некоторыми элитарными навыками. То есть через какое-то время хорошо образованные люди – это будут те, кто сможет с помощью очень сложных статистических процедур, понимая, как они устроены, создавать модели сложных многофакторных процессов, и эти же люди будут уметь умножать – лучше не в столбик, конечно, а в уме, хотя бы двухзначные числа.

Сергей Медведев: Это как богатые люди любят теплый ламповый звук и аналоговые процедуры.

Вероника Нуркова: И виниловые диски. То, что между ними – это будут люди, которые владеют общими для всех массовыми навыками, и они будут все более зависимыми от внешних систем. Эта зависимость, я думаю, культивируется вполне сознательно.

Важно не столько держать в памяти некую сумму знаний, сколько знать, где что лежит

Сергей Медведев: Это может быть частью эволюции человека: чем больше мы аутсорсим внешним носителям, тем больше доверяем им свою память?

Вероника Нуркова: Не человека, а скорее социума, человечества целиком. Здесь выигрывают единицы, а большинство проигрывает.

Сергей Медведев: Важно не столько держать в памяти некую сумму знаний, сколько знать, где что лежит.

Мария Фаликман: И не забывать себя.

Сергей Медведев: Помните все хорошее, что произошло!

Человеческая память | Что это такое, как это работает и как может пойти не так

С незапамятных времен люди пытались понять, что такое память, как она работает и почему идет не так. Это важная часть того, что делает нас по-настоящему людьми, и все же это один из самых неуловимых и неправильно понимаемых человеческих качеств.

Популярный образ памяти — это своего рода крошечный картотечный шкаф , заполненный отдельными папками памяти, в которых хранится информация, или, возможно, нейронный суперкомпьютер с огромной емкостью и скоростью .Однако в свете современных биологических и психологических знаний эти метафоры могут быть не совсем полезными, и сегодня эксперты полагают, что память на самом деле намного сложнее и тоньше, чем

. одно конкретное место в головном мозге, но вместо этого представляет собой процесс всего мозга, в котором несколько различных областей мозга действуют совместно друг с другом (иногда называемый распределенной обработкой ).Например, простой процесс езды на велосипеде активно и плавно реконструируется мозгом из многих различных областей : память о том, как управлять велосипедом, исходит из одной области, память о том, как добраться отсюда до конца блокировка исходит от другого, воспоминание о правилах безопасности при езде на велосипеде — от другого, и это нервное чувство, когда машина приближается к опасной близости, исходит от третьего. Каждый элемент памяти (образы, звуки, слова, эмоции) закодирован в той же части мозга, которая изначально создала этот фрагмент (зрительная кора, моторная кора, языковая область и т. шаблоны, сгенерированные при исходном кодировании.Таким образом, лучшим изображением может быть сложная сеть , в которой потоки символизируют различные элементы памяти, которые соединяются в узлах или точках пересечения, чтобы сформировать целую округленную память о человеке, объекте или событии. Этот вид распределенной памяти гарантирует, что даже если часть мозга повреждена, некоторые части опыта все еще могут остаться. Неврологи только начинают понимать, как части собираются в единое целое.

Человеческий мозг, одна из самых сложных живых структур во Вселенной, является средоточием памяти.

Память также не является единым единым процессом, но существуют разные типы памяти. Наши краткосрочные и долгосрочные воспоминания кодируются и хранятся по-разному и в различных частях мозга по причинам, о которых мы только начинаем догадываться. За годы проведения тематических исследований пациентов, страдающих несчастными случаями, заболеваниями головного мозга и другими расстройствами (особенно у пожилых людей), начали указывать на некоторые сложности процессов памяти, и большие успехи были достигнуты в области нейробиологии и когнитивная психология , но многие из точных задействованных механизмов остаются неуловимыми.

Этот веб-сайт, написанный неспециалистом для непрофессионала, пытается собрать воедино то, что мы DO знаем о загадке, которая … Человеческая память . Гипертония влияет на сердечно-сосудистую систему, а также на кровоток в головной мозг. Это может вызвать множество симптомов, включая потерю памяти.

Листинг от А до Я

Ниже приведен список от А до Я всего содержимого, которое у нас есть в Human Memory. Просмотрите содержимое и дайте ссылку на нас, если вы используете наши материалы в своей домашней работе, исследованиях или работе.

I В этом разделе:

Наша образовательная сеть

У нас есть несколько образовательных веб-сайтов для учителей и студентов, изучающих естественные науки и математику. Взгляните на другие наши веб-сайты ниже:

Память | Процессы памяти в человеческом мозге

Введение

Память — это способность мозга удерживать прошлые или происходящие в настоящее время события и различные фрагменты информации, чтобы их можно было использовать в будущем при необходимости.Память человека — одно из величайших чудес природы. Долгий и сложный путь эволюции дал людям разум, который является удивительным примером ловкости и ловкости. Наш мозг — это главный ключ, открывший нам чердаки пищевой цепочки.

Обучение и адаптация — две важные вещи, которые необходимы для выживания в любой среде. Эти двое прочно связаны с памятью. Сильная сторона памяти заключается не только в том, чтобы сохранять вещи такими, какие они есть, но это также очень сложный процесс, имеющий различные этапы, через которые информация передается и обрабатывается, поэтому его можно использовать для облегчения процессов адаптации и обучения.Это конкретное явление можно понять на простом примере. Когда вы идете, ведете машину, прокручиваете экран на телефоне или просто сидите где-то, вы связаны со своим окружением. Иногда эта связь настолько пассивна, что вы даже не замечаете этого. Человеческий мозг постоянно создает мысли, и эти мысли создаются какой-то сенсорной информацией.

Каждая мысль начинается с сенсорной информации. Информация всегда поступает в мозг, стимулируя его и создавая мысль, которая может длиться несколько секунд, а иногда стимул или информация настолько сильны, что могут создать какой-то паттерн, или запечатлеваются в нашем сознании, которое длится дольше, в таком виде. Случаи, которые вы можете вспомнить даже спустя годы, это конкретное время.Сенсорная информация может быть визуальной, если воспринимается глазами, слуховой, если поступает в ваш мозг через уши, это может быть особый запах, который сохраняется в вашем мозгу на долгое время, или это может быть определенный тип прикосновения, ожидаемого сенсорным нейроном. формирование барорецепторов на коже. Ваши чувства играют важнейшую роль в формировании воспоминаний, которые прямо или косвенно заставляют нас учиться и адаптироваться к окружающей среде.

Интересно знать, что наш мозг постоянно улавливает информацию, но никогда не переполняется ею (в нормальных и непатологических обстоятельствах).Потому что наш мозг использует разные уровни памяти. То, что находится на более низком уровне внимания и приоритета, забывается. Человеческий мозг отбрасывает их и хранит только то, что нам нужно.

Кладовая как аналог

Мы можем понять, как человеческий мозг хранит информацию, используя простую аналогию. Когда мы рассматриваем память, наш мозг похож на кладовую. Как в магазине, вы хотите хранить важные вещи на полке, потому что так они станут легко доступны.Точно так же наш мозг хранит важные вещи на поверхностных уровнях памяти. Вы обращаете внимание на то, что вам нравится, поэтому интересующие вас темы легче запоминать по сравнению с тем, что вам не нравится.

Вот почему некоторые люди считают, что это помогает организовать свой ум самостоятельно, пытаясь вспомнить только то, что важно и важно для вас. Таким образом, желаемая информация всегда будет доступна на полке, как и сахар, который вы хотите для своего чая.

Анатомия памяти человека

Части мозга, которые служат обработчиками информации для создания воспоминаний и их хранения, включают префронтальную кору, неокортекс, базальные ганглии, мозжечок, гиппокамп и миндалевидное тело. Эти разные части мозга выполняют разные функции, связанные с различными типами воспоминаний.

Префронтальная кора

Эта часть мозга служит хранилищу кратковременной памяти. Префронтальная кора состоит из двух функциональных сторон — левой и правой.Обе стороны в совокупности служат кратковременной рабочей памяти.

Neocortex

Это часть мозга, служащая процессором информации. Это часть коры головного мозга, которая участвует в рассуждении и обучении. Говорят, что неокортекс извлекает информацию из явных воспоминаний, хранящихся в гиппокампе, чтобы создавать рассуждения и логику.

Базальные ганглии

Они присутствуют глубоко в мозгу, хранят неявные воспоминания и обеспечивают автоматическое или непроизвольное обучение на основе информации, поступающей в мозг в прошлом.

Миндалевидное тело

Расположено в височной доле; это одна из самых важных частей мозга, которая выполняет функцию памяти. Миндалевидное тело, как известно, вызывает сентиментальные и эмоциональные реакции, которые затем связаны с воспоминаниями. Это помогает в создании долговременных эпизодических воспоминаний.

Гиппокамп

Височная доля мозга содержит эту небольшую структуру, которая выполняет огромный перечень функций. Это очень важно для создания долговременных воспоминаний.Он действует как катализатор долговременных эпизодических воспоминаний. Гиппокамп также важен для хранения краткосрочной памяти. Если гиппокамп повреждается или удаляется хирургическим путем, как в знаменитом случае Генри Молисона, мозг становится неспособным формировать новые воспоминания и хранить их.

Типы памяти

Любая информация, которая сохраняется в мозгу временно или постоянно, становится памятью. Мы можем примерно классифицировать воспоминания на основе их продолжительности времени, которую они переживают в нашем мозгу, а также классификация также основана на способности мозга вспоминать их.

Сенсорная память

Как описано ранее, информация поступает в мозг через органы чувств. Эти органы — глаза, уши, нос и кожа. Сенсорная память создается, как только информация, воспринимаемая этими органами, достигает той части мозга, которая обрабатывает информацию. Обработка сенсорной информации и ее преобразование в память — сложный, но немедленный процесс. Сенсорная память остается в мозгу только на одну-две секунды. В течение этого периода секунды информация об объекте обрабатывается, и мозг вспоминает предыдущие воспоминания об объектах, похожих на него.Этот процесс припоминания позволяет мозгу идентифицировать объект и давать ему имя. Если объект является чем-то уникальным, он сохраняется или передается в более длинный тип памяти.

Упростим это на примере. Как обычно, вы едете домой. Вы смотрите впереди идущие машины. Ваши глаза воспринимают автомобили и транспортные средства перед вами. Общий размер машины и размер, который вы в данный момент наблюдаете, создают сенсорную информацию, которая проецируется в ваше сознание как расстояние между вашей машиной и машиной рядом с вами.Восприятие цвета — одна из основных сенсорных функций глаз. Эта информация говорит вам, что перед вами просто красная машина. Вы, вероятно, забудете увидеть красную машину по дороге домой, потому что каждый день вы видите много красных машин. Вся сенсорная информация обрабатывается вашим мозгом, поэтому вы можете вернуться домой. Не столь важная информация выбрасывается в мозги всего за секунду. Но говорят, что ничто никогда не удаляется из мозга, а просто выбрасывается на более низкие уровни, как бесполезные вещи в кладовой.Но он всегда остается там.

Кратковременная память

Изучение и понимание памяти человека — сложный и запутанный процесс. Некоторые ученые считают кратковременную память и рабочую память одним и тем же. Однако некоторые другие ссылки наводят на мысль, что это два разных сценария.

Кратковременная память — это промежуточный тип памяти и хранилища. Наиболее подходящим и разумным будет рассмотрение кратковременной памяти и рабочей памяти как «тесно связанных».

Кратковременная память занимается хранением обработанной информации, прошедшей уровень сенсорной памяти. Когда информация прошла сенсорный уровень, мы можем принять тот факт, что теперь мозг полностью понимает предмет. Однако в кратковременной памяти решается приоритет стадии предмета и информации о нем. Способность мозга хранить информацию простирается от нескольких секунд до минут. После этого память и информация становятся неясными, поскольку они исчезают в списке приоритетов, поскольку новая информация продолжает поступать в мозг.

Кратковременную память можно понять на простом примере. Когда кто-то сообщает вам свой адрес или номер телефона, он остается в вашей памяти только на несколько секунд после того, как цифры начинают меняться, поскольку ваш мозг обрабатывает новую сенсорную информацию. Итак, чтобы не потерять его полностью, вы его записываете. Это упрощенный способ понять, как работает кратковременная память.

Кратковременная память и рабочая память

Кратковременная память и рабочая память тесно связаны. Эту взаимосвязь можно понять, поняв, что такое рабочая память.Рабочая память — это активный процесс хранения информации и удержания ее. Это небольшая часть информации, которую наш мозг считает важной.

Этот процесс можно упростить на простом примере. Когда вы идете за покупками, вы не всегда составляете список. Вы просто наблюдаете то, что требуется, и составляете список в своей кратковременной памяти. Однако этот список считается важным, поэтому ваш мозг удерживает его в течение более длительного периода. Этот период длится несколько часов.

Есть небольшой шанс, что вы все еще помните вещи, которые вы купили в продуктовом магазине на прошлой неделе.

Рабочая память в основном рассматривается как способность мозга вспоминать объекты, которые были подвержены кратковременной памяти. Поэтому рабочая память рассматривается как активный процесс, который в большинстве случаев происходит добровольно. С другой стороны, кратковременная память похожа на сенсорную память, которая представляет собой непрерывный, но пассивный процесс. Информация, которая отбрасывается мозгом на уровне кратковременной памяти, не исчезает так сильно, как память или информация, которая отбрасывается на уровне сенсорной памяти.

Долговременная память

В отличие от краткосрочной памяти, долговременная память имеет очень большой объем памяти. Причем емкость хранилища т.е. объем информации, которую можно сохранить, практически неограничен. Информация иногда попадает в долговременную память и хранится там в течение всего срока службы.

Некоторые отдельные фрагменты информации очень легко помещаются в долгосрочное хранилище. Вам не нужно сознательно или насильно направлять на это наше внимание, но они проникают в планы долговременного хранения памяти, даже не беспокоя вас.И иногда вам нужно повторить часть информации, чтобы она достигла вашей долговременной памяти.

Давайте рассмотрим простой пример: вы всегда будете помнить свое первое свидание, день свадьбы или последний день в школе / колледже. Воспоминания настолько глубоки и ясны, что большинство людей может даже вспомнить мельчайшие детали определенного дня или события. В отличие от этого сценария, чтобы сдать экзамены, вам нужно зубрить, повторять и многократно репетировать свой курс. Это закладывает основу для двух конкретных типов долговременной памяти.

Эпизодическая память

Этот тип памяти — это название более раннего примера хранения долговременной памяти, где важные дни или события, произошедшие в нашей жизни, всегда будут оставаться яркими и ясными, как день. Эпизодические воспоминания состоят из фрагментов информации, которые имеют очень высокую сентиментальную ценность, они представляют собой очень эмоциональные события, а сентиментальная ценность конкретного события объединяет все другие воспоминания, окружающие эту конкретную временную метку, запечатлеваются в долговременной памяти. .

Процедурная память

Это упоминается как более поздний пример памяти. Это долговременная память, которая становится долговременной благодаря непрерывному повторению определенной информации. Например, постоянное повторение и знакомство с важными телефонными номерами сохраняют их в вашей долговременной памяти. И вы можете легко вспомнить их, когда они вам понадобятся.

Модели памяти человека

Модели — одна из основных сущностей биологии. Стоит упомянуть модели, описанные в этой статье, поскольку они постарались как можно лучше объяснить сложную систему человеческой памяти.

Модель памяти Аткинсона-Шиффрина

Это очень простая модель, описывающая, как информация находит свое место в долговременной памяти. Согласно модели памяти Аткинсона-Шиффрина, единственный возможный путь, через который часть информации может попасть в планы долговременной памяти, — это ее строгое повторение. Однако идея достижения долговременной памяти с помощью репетиций была отвергнута, поскольку есть сценарии, когда человек на всю жизнь вспоминает событие, которое произошло только однажды.

Модель рабочей памяти

Эта модель довольно сложная, она состоит из нескольких компонентов, и каждый компонент играет свою роль в обработке информации и сохранении памяти. Модель рабочей памяти была предложена Баддели и Хитчем. Это активно работающая модель, которая больше ориентирована на хранение в краткосрочной памяти и вызов информации, хранящейся в хранилище краткосрочной памяти. Эта модель имеет три неотъемлемых компонента, которые действуют как хранилища: один называется центральным исполнительным, второй известен как фонологическая петля, а третий наиболее часто считается визуально-пространственным блокнотом.

Центральный исполнительный орган связан с обработкой информации. Два других управляют визуальной и слуховой информацией.

Эта модель доказывает тот факт, что трудно услышать или визуализировать две разные вещи одновременно, вместо того, чтобы использовать способность слышать и видеть каждую на двух разных предметах.

Резюме

Хранение в памяти — это процесс, с помощью которого мозг может хранить факты или события, чтобы они могли быть полезными в будущем. Это процесс, посредством которого сохраняется жизненный опыт, и различные наборы навыков усваиваются и сохраняются в мозгу.

Наш мозг постоянно участвует в процессе хранения памяти. Он получает несколько единиц информации даже в течение секунды, обрабатывает их и хранит ценную информацию в виде памяти.

Воспоминания хранятся в мозгу на разных уровнях. Те, что хранятся на более низких уровнях, легко забываются, в то время как те, которые хранятся на более высоких уровнях, хранятся в течение более длительного времени.

Наш мозг действует как кладовая, где хранятся воспоминания. Воспоминания, связанные с тем, что нас больше интересует, быстро сохраняются и остаются там гораздо дольше.

В процессе хранения памяти задействованы различные области мозга. Это включает;

  • Neocortex
  • Гиппокамп
  • Миндалевидное тело
  • Префронтальная кора
  • Базальные ганглии

В зависимости от времени, в течение которого информация хранится в головном мозге, воспоминания бывают следующих типов;

  • Сенсорная память создается, когда сенсорная информация принимается и обрабатывается мозгом. Он либо связан с некоторой предыдущей памятью и сохраняется, либо отбрасывается после обработки.
  • Кратковременная память — это память, которая сохраняется в мозгу от нескольких секунд до минут
  • Рабочая память — это тип кратковременной памяти, которая считается важной для мозга и сохраняется в течение некоторого времени до выполнения задачи
  • Долговременная память сохраняется от месяцев до лет. Он включает в себя воспоминания о фактах и ​​жизненных событиях, а также воспоминания, связанные с некоторыми навыками, такими как письмо, набор текста и т. Д.

Для объяснения процесса сохранения человеческой памяти были предложены различные модели.Две самые известные — это модель Аткинсона-Шиффрина и модель рабочей памяти. Краткие детали обеих этих моделей обсуждались ранее в статье.

Ссылки

  1. Кумаран, Д. (апрель 2008 г.). «Кратковременная память и гиппокамп человека» . Журнал неврологии. 28 (15): 3837–3838. дой : 10.1523 / JNEUROSCI.0046-08.2008 . PMC 6670459 . PMID 18400882 .
  2. Миллар, А.Г. (1956). «Магическое число семь, плюс или минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию» . Психологический обзор. 101 (2): 343–35. дои : 10.1037 / 0033-295X.101.2.343 . HDL : 11858 / 00-001M-0000-002C-4646-B . PMID 8022966 .
  3. Baddeley, AD (ноябрь 1966 г.). «Кратковременная память последовательностей слов как функция акустического, семантического и формального сходства» (PDF). Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии. 18 (4): 362–5. дои : 10.1080 / 14640746608400055 . PMID 5956080 .
  4. Gobet, F .; Lane, P .; Croker, S .; Cheng, P .; Джонс, Г.; Оливер, I .; Пайн, Дж. (2001). «Механизмы дробления в человеческом обучении». Тенденции в когнитивных науках. 5 (6): 236–243. doi : 10,1016 / s1364-6613 (00) 01662-4 . ISSN 1364-6613 . PMID 113 .
  5. Озтекин, И .; МакЭлри, Б. (2010). «Взаимосвязь между показателями объема рабочей памяти и динамикой восстановления краткосрочной памяти и разрешением помех» .Журнал экспериментальной психологии. Обучение, память и познание. 36 (2): 383–97. doi : 10.1037 / a0018029 . PMC 2872513 .

Источники изображений:

  1. https://www.flickr.com/photos/nihgov/34276634144
  2. https://www.pxfuel.com/en/free-photo-ojjcz
  3. https: // commons.wikimedia.org/wiki/File:Prefrontal_cortex_(left)_-_lateral_view.png
  4. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:BraakStagingbyVisanjiEtAl.png
  5. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Basal_Ganglia_and_Related_Structures.svg
  6. https://commons.wikimedia.org/ /wiki/File:Amygdala.jpg
  7. https://pixabay.com/vectors/hippocampus-brain-anatomy-medicine-148151/

Что такое человеческая память? | Фонд дизайна взаимодействия (IxDF)

Важно знать, что хотя нейробиология за последние десятилетия значительно продвинулась вперед; нет полного понимания того, как работает человеческая память.Мы знаем, например, что данные в мозге хранятся в кластерах нейронов, но мы не знаем, как именно они хранятся и даже как они кодируются. Таким образом, когда дело доходит до понимания памяти с точки зрения дизайна, мы исследуем определенные свойства человеческой памяти, которые обычно считаются правильными.

Человеческая память не существует изолированно; мозг отвечает не только за запоминание, но и за обработку данных и действия с ними. Большая часть нашей памяти и большая часть информации, которую мы получаем, являются визуальными, и дизайнер в основном занимается визуальными воспоминаниями.

Три типа памяти

Есть три основных типа памяти, которые обрабатываются в мозгу:

  • Сенсорные воспоминания
  • Кратковременные воспоминания
  • Долгосрочные воспоминания

Автор / Правообладатель: JSpudeman. Условия авторского права и лицензия: Public Domain.

Сенсорные воспоминания

Сенсорные воспоминания — это воспоминания, которые сохраняются в течение крошечных периодов времени и исходят из наших органов чувств (например, наших глаз или носа).Обычно они сохраняются менее 500 миллисекунд.

Зрительная сенсорная память часто называется образной памятью. Сенсорные визуальные воспоминания — это необработанная информация, которую мозг получает (через зрительный нерв) от глаза. Мы автоматически сохраняем и обрабатываем сенсорные воспоминания — без каких-либо сознательных усилий.

Обработка этой информации называется предварительной обработкой (например, она происходит до того, как мы обращаем внимание на информацию). Это ограниченная форма обработки, которая пытается понять не все полученное изображение, а скорее небольшой набор его характеристик, таких как цвета, формы, наклон, кривизна, контраст и т. Д.

Автор / Правообладатель: Была пчелой. Условия авторских прав и лицензия: CC BY-SA 2.5

Это сенсорная память, которая привлекает ваше внимание на клубнику на этом рисунке.

Краткосрочные воспоминания

Кратковременная память используется для обработки сенсорных воспоминаний, которые интересуют нас по какой-либо причине. Сенсорная память переносится в кратковременную память, где она может обрабатываться до минуты (хотя, если память репетируется — e.грамм. повторяется — он может оставаться в кратковременной памяти на более длительный период до нескольких часов).

Кратковременная память имеет ограниченный объем. Эксперименты, проведенные, в частности, психологом Джорджем А. Миллером и описанные в его статье «Магическое число семь плюс-минус два», предполагают, что мы можем хранить в кратковременной памяти самое большее от 5 до 9 подобных предметов.

Эту емкость можно увеличить с помощью процесса, известного как «разбиение на части». Здесь мы группируем элементы, чтобы сформировать более крупные элементы.Так, например, вы можете запомнить 12-значный номер телефона в кратковременной памяти, взяв цифры в парах (35), а не по отдельности (3 и 5), что дает вам 6 фрагментов для запоминания (что составляет от 5 до 9). чем 12 цифр (что превышает емкость кратковременной памяти).

Разделение на части может происходить как визуально, так и посредством комбинации числовых или буквенно-цифровых атрибутов. Типичным примером этого может быть гистограмма, где одна полоса может представлять фрагмент информации.

Это полезно для визуального дизайнера, поскольку позволяет легко обрабатывать визуальное представление информации в кратковременной памяти и для этого представления предлагать более сложные идеи, чем могло бы позволить первоначальное исследование емкости кратковременной памяти.

Автор / Правообладатель: Michaelchilliard. Условия авторских прав и лицензия: CC BY-SA 3.0

Этот график, приведенный выше, показывает, как воспроизведение информации ограничивается кратковременной памятью и что отзыв становится хуже, когда его просят вызвать последовательность в обратном порядке.

Долгосрочные воспоминания

В большинстве случаев воспоминания, перенесенные в наши краткосрочные воспоминания, быстро забываются. Это, наверное, хорошо. Если бы мы не забыли огромные объемы информации, которые мы воспринимаем ежедневно, мы вполне могли бы оказаться перегруженными информацией и обнаружить, что обработка ее значимым образом скоро станет невозможной.

Для того, чтобы большая часть воспоминаний перешла из кратковременной памяти в долговременную, необходимо предпринять сознательные усилия, чтобы осуществить эту передачу.Вот почему студенты возвращаются к экзаменам; многократное применение информации или повторение информации позволяет перенести изучаемый материал в долговременную память.

Автор / Правообладатель: Omphalosskeptic. Условия авторских прав и лицензия: CC BY-SA 3.0

Долгосрочная память также может развиваться через значимые ассоциации в мозгу. Например, мы знаем, что статический шок причиняет боль, даже если мы получили шок только один раз.Чтобы запомнить это, не требуется повторных сотрясений. Значимая связь между болью и шоком позволяет нам обрабатывать память в долгосрочной перспективе. На самом деле сильные эмоциональные или физические связи часто являются самым легким способом для того, чтобы что-то вошло в долговременную память.

На изображении выше изображен генератор Ван де Граафа, который можно использовать для генерации статического электричества. Затем вы можете прикоснуться к генератору и другому человеку, чтобы нанести им статический разряд. Стоит помнить, что они не вернутся за 2 попытки и

Стоит отметить, что большинство дизайнов и, в частности, визуализации информации не сохраняются в долговременной памяти.Может случиться так, что выводы или понимание, которые они приносят, будут перенесены в долговременную память (обычно через доработку или приложение), но сам дизайн — нет.

Подавляющее большинство взаимодействий между пользователем и визуализацией информации происходит в сенсорной и кратковременной памяти.

The Take Away

Ключевым звеном между дизайном (и, в частности, дизайном визуализации информации) и человеческой памятью является то, что у большинства пользователей взаимодействие происходит в сенсорной и кратковременной памяти.Это означает, что нужно уделять особое внимание тому, чтобы в визуализации не было более 9 фрагментов данных (а в идеале не более 5), и стараться использовать одну визуализацию для передачи информации, потому что как только чье-то внимание переходит с одного изображения на другое — первое быстро забывается.

Эдвард Тафт, ведущий мировой специалист в области визуализации информации, спрашивает; «Может ли один и тот же образ вызывать разные истории и воспоминания у разных людей? Это хороший тест на «супер-графику».«Лучшее понимание памяти, возможно, упростит создание суперсложной графики.

Ссылки и где узнать больше:

Курс: Визуализация информации:
https://www.interaction-design.org/courses/information-visualization-infovis

Джордж А. Миллер. Магическое число семь плюс-минус два. Психологический обзор , 63 (2): 81–97, 1956.

Изображение героя: Автор / Правообладатель: Генри Вандик Картер. Условия авторского права и лицензия: Public Domain.

Каков объем памяти человеческого мозга?

Может ли старая травма головы внезапно вызвать пагубные последствия намного позже в жизни?
— анонимно, по электронной почте

Дуглас Смит , профессор нейрохирургии и директор Центра черепно-мозговой травмы и восстановления при Университете Пенсильвании, отвечает:

ХОТЯ ТРАВМА МОЗГА в результате автомобильной аварии или столкновения во время футбольного матча часто, кажется, вызывает внезапное изменение когнитивных способностей годы спустя, это изменение не просто появляется неожиданно — ущерб накапливается медленно, незаметно, со временем.

Посттравма, прогрессирующее ухудшение состояния мозга, которое может произойти, вероятно, достигает критической точки, после которой потеря функции «внезапно» становится очевидной. В зависимости от типа и тяжести черепно-мозговой травмы (ЧМТ) она может ускорить потерю памяти или увеличить вероятность смерти человека от болезни Альцгеймера.

ЧМТ обычно повреждает нервные волокна в головном мозге, называемые аксонами. Эти тонкие трубчатые структуры передают электрические и химические сигналы, которые жизненно важны для передачи информации между различными областями мозга.По неизвестным причинам эти хрупкие структуры не только отключаются вскоре после травмы, но и могут продолжать отключаться даже спустя десятилетия у некоторых пациентов. После отсоединения тупой конец аксона изолируется, набухает жидкостями, ферментами и белками и в конечном итоге лопается. Когда аксоны разрываются, они часто распределяют амилоидные белки через соседнюю ткань мозга. Эти липкие белки являются отличительным признаком болезни Альцгеймера, и на самом деле у многих пациентов с ЧМТ в более позднем возрасте проявляются признаки деменции, имитирующие ухудшение состояния, наблюдаемое у пациентов с болезнью Альцгеймера.

Кроме того, из-за того, что аксоны исчезают или плохо функционируют после ЧМТ, способность человека обрабатывать новую информацию может снижаться. Выжившие аксоны могут компенсировать повреждение за счет усиления передачи электрических сигналов и, таким образом, восстановления нормальной скорости обработки информации в головном мозге. Однако это временное исправление может привести к тому, что эти аксоны станут еще более чувствительными к повреждению, если произойдет второе сотрясение мозга.

У большинства людей с ЧМТ будет прогрессирующее повреждение аксонов, но трудно предсказать, кто пострадает от когнитивных изменений годы спустя.ЧМТ оказывает разрушительное воздействие на общество: ежегодно в США регистрируется более 1,5 миллиона случаев. В настоящее время не существует методов лечения краткосрочного или долгосрочного ущерба, а это означает, что на данный момент лучшим лечением является защита и профилактика.

Каков объем памяти человеческого мозга? Есть ли физический предел количества информации, которую он может хранить?
—J. Хоуз, Хантингтон-Бич, Калифорния

Пол Ребер , профессор психологии Северо-Западного университета, ответов:

«MR.OSBORNE, Могу я извиниться? Мой мозг переполнен, — спрашивает ученик с особенно крошечной головой своего классного учителя в классическом комиксе « Far Side » Гэри Ларсона. Невозмутимый ответ на этот вопрос будет: «Нет, ваш мозг почти наверняка не заполнен». Хотя должен быть физический предел тому, сколько воспоминаний мы можем сохранить, он чрезвычайно велик. Нам не нужно беспокоиться о нехватке места в нашей жизни.

Человеческий мозг состоит примерно из одного миллиарда нейронов.Каждый нейрон образует около 1000 соединений с другими нейронами, что составляет более триллиона соединений. Если бы каждый нейрон мог хранить только одну память, нехватка места была бы проблемой. У вас может быть всего несколько гигабайт места для хранения, подобное пространству в iPod или USB-накопителе. Тем не менее нейроны объединяются так, что каждый из них помогает с множеством воспоминаний одновременно, экспоненциально увеличивая объем памяти мозга до примерно 2,5 петабайт (или миллиона гигабайт).Для сравнения: если бы ваш мозг работал как цифровой видеомагнитофон в телевизоре, 2,5 петабайта было бы достаточно, чтобы вместить три миллиона часов телешоу. Вам придется оставить телевизор включенным более 300 лет, чтобы израсходовать всю память.

Точную емкость памяти для воспоминаний в мозгу подсчитать сложно. Во-первых, мы не знаем, как измерить размер памяти. Во-вторых, некоторые воспоминания содержат больше деталей и, следовательно, занимают больше места; другие воспоминания забываются и таким образом освобождают место.Кроме того, некоторую информацию вообще не стоит запоминать.

Это хорошие новости, потому что наш мозг может идти в ногу со временем, когда мы ищем новые впечатления на протяжении всей жизни. Если бы продолжительность жизни человека значительно увеличилась, смогли бы мы наполнить свой мозг? Я не уверен. Спросите меня снова через 100 лет.

Функционирование памяти человека

Изучение человеческой памяти издавна было темой, интересующей школу когнитивной психологии. Человеческие воспоминания всех людей никогда не могут быть одинаковыми.Человеческая память относится к процессу получения, хранения, удержания и поиска информации. Человеческая память обладает способностью хранить и вспоминать ранее изученную информацию, но функции, выполняемые человеческой памятью, могут быть небезупречными из-за забывчивости или других нарушений памяти. Нарушения памяти, возникающие в результате болезней, могут влиять на качество жизни и общие когнитивные способности человека.

В психологии человеческая память проходит три стадии:

  1. Этап кодирования (регистрации): Это первый этап человеческой памяти, связанный с обработкой полученной информации и ее сопоставлением.Именно в процессе кодирования человеческий мозг получает информацию из внешнего мира через органы чувств, которые передаются в виде физических и химических стимулов. На этом этапе информация изменяется в пригодную для использования или значимую форму.
  2. Сохранение: На этом втором этапе информация сохраняется в памяти человека в течение очень длительного периода времени. Постоянная запись информации создается в памяти человека в результате кодирования.
  3. Извлечение (напоминание или распознавание): На этом этапе информация может быть отозвана или извлечена в соответствии с требованиями ситуации или в ответ на заданный сигнал.Сохраненная информация вызывается или извлекается из нашего сознательного осознания.

Проблемы могут возникнуть на любом этапе этого процесса. Отвлекающие факторы затрудняют процесс кодирования или извлечения информации из внешнего мира. Проблемы могут иметь место даже на этапах хранения и поиска.

Человеческие воспоминания могут длиться очень короткий период, всего несколько секунд или могут длиться короткий период, в то время как некоторые воспоминания длятся очень долгий период времени, который может составлять недели, месяцы или даже несколько лет вместе, что обычно остаются вне нашего сознательного уровня осознания и могут быть возвращены к сознательному осознанию, когда это необходимо.Закодированная информация может быть использована осмысленно, пройдя через процесс поиска. Факторы, которые влияют на процесс поиска в памяти, — это типы информации, которая используется, и сигналы, которые доступны для поиска информации.

Сценическая модель памяти, предложенная Аткинсоном и Шиффрином в 1968 году.

Сценическая модель памяти считается основным исследованием, которое пытается объяснить функционирование человеческой памяти. Эта теория разграничивает три разных этапа человеческой памяти: сенсорная память, кратковременная и долговременная память.

  1. Сенсорная память: Это первые ступени памяти, которые хранят информацию, извлеченную из внешней среды, в течение очень короткого периода времени, примерно менее секунды для визуальной информации и от 3 до 4 секунд в случае слуховой информации. Информация. Сенсорная память не может контролироваться нашим сознательным осознанием и не участвует в наших когнитивных функциях более высокого уровня.
  2. Кратковременная память: Это также называется активной памятью, поскольку она имеет дело с информацией, которая свежа в нашем сознании, о которой мы в настоящее время думаем и осознаем.Согласно фрейдистской психологии, этот вид памяти называется сознательным разумом. Память, хранящаяся в краткосрочной памяти (STM), будет оставаться в течение примерно 20-30 секунд, а затем перейдет к следующему этапу, который является долговременной памятью, если не будет забыт. Кратковременная память способна хранить только несколько предметов, и это тоже в течение очень короткого периода времени. Информация или элементы могут быть перемещены из кратковременной памяти в долговременную память с помощью процесса, который называется репетицией. Примером репетиции может быть ситуация, когда кто-то делится номером телефона, и вы и вы продолжаете повторять его про себя, пока не найдете что-нибудь подходящее, чтобы где-нибудь это записать.В течение этого периода, если кто-то прерывает репетицию, задав какой-то вопрос, вы можете забыть номер, потому что он был сохранен в STM.
  3. Долговременная память: Согласно фрейдистской психологии, Долговременная память связана с бессознательным или предсознательным. На этом этапе процесс хранения информации происходит на постоянной основе. Информация, которая хранится в долговременной памяти (LTM) , обычно остается вне нашего понимания, но может быть вызвана обратно в рабочую память, когда это необходимо.Долгосрочные воспоминания обладают невероятной емкостью, так как некоторые воспоминания остаются в нашем сознании на протяжении всей нашей жизни с момента их создания. Долговременная память бывает разных типов:
    • Декларативная или явная память: Этот вид памяти хранится в сознании и требует сознательного вспоминания. Явная память далее подразделяется на семантическую память (например, столица Франции — Париж, которая является контекстной информацией) и эпизодическая память, которая находится в форме личного опыта (пример: я мог видеть Моналису, находясь в Париже).
    • Процедурная / неявная память: Процедурная или неявная память не основана на сознательном хранении информации или извлечении информации, но является неявной по своей природе. Этот вид памяти используется для приобретения новых двигательных навыков. Некоторые из примеров имплицитной памяти — это обучение езде на велосипеде, поскольку человек не помнит сознательно, как ездить на велосипеде, но это происходит само по себе.

Как память организует информацию?

Память объединяет связанную информацию в группы с помощью процесса, называемого кластеризацией.Кластеризация включает в себя категоризацию или группировку информации, которая очень схожа по своей природе, поскольку она способствует удобству поиска, а также повторного вызова информации. Другой метод, с помощью которого информация может быть организована и вызвана, — это модель семантической сети . Согласно этой модели, определенные переживания запускают наши предыдущие связанные или связанные воспоминания. Вид определенного места может вызвать прошлые воспоминания, которые должны были быть связаны или связаны с этим местом.




Авторство / ссылки — Об авторе (ах)
Статья написана «Прачи Джунджа» и проверена группой Руководства по обучению менеджменту. В состав группы MSG по содержанию входят опытные преподаватели, профессионалы и эксперты в предметной области. Мы являемся сертифицированным поставщиком образовательных услуг ISO 2001: 2015 . Чтобы узнать больше, нажмите «О нас». Использование этого материала в учебных и образовательных целях бесплатно.Укажите авторство используемого содержимого, включая ссылку (-ы) на ManagementStudyGuide.com и URL-адрес страницы содержимого.


Обзор того, как работает человеческая память

Внутренняя работа человеческого разума — загадка. На протяжении веков психологи и врачи пытались понять тонкости человеческого мышления, эмоций и памяти. Наши знания и понимание человеческого мозга значительно продвинулись на протяжении всей истории; Теперь ученые могут лучше определять, какие области нашего мозга отвечают за определенные функции.Одна из таких функций — способность создавать и сохранять весьма специфические и сложные воспоминания. В этом кратком обзоре того, как работает человеческая память, мы обсудим различные стадии памяти, как они формируются и почему мы иногда их забываем.

Как формируются воспоминания

О конкретных функциях и возможностях мозга все еще остается много неизвестного. Однако ученые могут точно определить, какие области мозга могут отвечать за создание и сохранение памяти. Мозг делится на четыре части, при этом лобная и теменная доли играют наибольшую роль в развитии памяти.Другие части мозга, включая гиппокамп, миндалину и мозжечок, также играют важную роль в памяти. Мозжечок, расположенный в основании мозга, кодирует сложные воспоминания. Он также играет большую роль в формировании процедурной памяти. Это тип долговременной памяти, которая позволяет нам выполнять задачи, не осознавая этого, например, вождение автомобиля или езда на велосипеде. Гиппокамп также помогает формировать новые воспоминания, но больше фокусируется на воспоминаниях о пережитых событиях, также известных как эпизодические воспоминания.Эта часть мозга также работает, чтобы кодировать эмоциональный контекст, полученный от миндалины — части мозга, ответственной за опосредование воздействия эмоций на память. Экстремальные эмоциональные реакции могут повлиять на консолидацию воспоминаний в долговременную память, и миндалевидное тело работает, чтобы опосредовать эту возможность.

Создание и сохранение памяти — сложный процесс, состоящий из трех этапов: кодирования, хранения и извлечения. Первый шаг в создании памяти — это кодирование.На этом этапе мозг преобразует внешние стимулы и вводит их в систему памяти для будущего хранения. Оттуда мозг сохраняет память на одном из этапов памяти, описанных ниже. Это позволяет нам получать доступ к воспоминаниям и восстанавливать их в будущем. Извлечение относится к нашей способности вспоминать сохраненную информацию в ответ на внешние стимулы. Нарушения в любой из этих фаз могут привести к забывчивости и даже амнезии. Кроме того, повреждение любых частей мозга, отвечающих за память, включая миндалину, гиппокамп и мозжечок, может привести к проблемам с формированием и восстановлением долговременной и кратковременной памяти.

Различные типы памяти

Мы не формируем и не храним все воспоминания одинаково. Процесс кодирования, хранения и извлечения всех воспоминаний будет зависеть от событий рассматриваемой памяти. Существует три различных типа памяти, каждый из которых хранит и кодирует память по-разному.

Сенсорная память

Сенсорная память — это, безусловно, самый короткий тип памяти. Сенсорная память улавливает и хранит информацию всего несколько секунд, ровно столько, чтобы она могла быть закодирована в кратковременную память.В отличие от других типов памяти, сенсорная память — это чисто автоматическая реакция, которая практически не требует когнитивного контроля. Сенсорная память в основном работает, чтобы улавливать и понимать внешние стимулы, а также определять, какие моменты следует перенести в долговременные воспоминания. Поскольку кратковременная память работает в такой короткий период, она отвечает за нашу способность идентифицировать и вспоминать изображения всего за несколько секунд наблюдения. Существует три типа сенсорной памяти, каждый из которых относится к одному из пяти наших органов чувств.Иконическая память хранит зрительные образы, тактильная память хранит тактильную информацию, а эховая память кратковременно хранит слуховые стимулы.

Кратковременная память

Кратковременная память, также называемая рабочей памятью, короче, чем думает большинство людей. Этот тип памяти позволяет людям хранить примерно семь единиц информации всего на несколько минут за раз. Однако с репетициями люди могут хранить кратковременные воспоминания в большем количестве и на более длительные периоды. Именно в этот период репетиции мозг может передавать воспоминания в долговременную память для более постоянного хранения.

Долговременная память

Долговременная память является наиболее известным типом памяти и не без оснований. Мозг может хранить воспоминания в долговременной памяти в гораздо большем количестве и может хранить их в течение значительного количества времени. В некоторых случаях воспоминания, хранящиеся в долговременной памяти, могут длиться всю жизнь. Причина этого кроется в способе кодирования долговременных воспоминаний. В то время как сенсорные и краткосрочные воспоминания в основном кодируют воспоминания визуально или акустически, долгосрочные воспоминания кодируют семантически.Когда наш разум систематизирует информацию таким образом, чтобы иметь контекстуальный смысл, мы с большей вероятностью запомним ее в течение более длительного периода. Эпизодическая и автобиографическая память также играют большую роль в долговременной памяти. По своей сути эпизодические и автобиографические воспоминания могут казаться очень похожими, поскольку оба относятся к воспоминаниям о конкретных моментах времени. Таким образом, основное различие между этими двумя типами памяти заключается в нашем опыте. Автобиографические воспоминания относятся к событиям и личным переживаниям из собственной жизни, а эпизодические воспоминания относятся к событиям, которые человек наблюдает из вторых рук.

Почему мы забываем воспоминания

Несмотря на множество сравнений между мозгом и машиной, мозг по-прежнему остается человеческим органом со склонностью к человеческим ошибкам. Воспоминания, которые не кодируются должным образом или не передаются в долговременную память, со временем могут быть потеряны или испорчены. Другие потенциальные причины утерянных воспоминаний могут включать неудачный поиск, вмешательство или мотивированное забывание. Если нам не удается получить доступ или регулярно репетировать воспоминание, оно может начать исчезать и распадаться — теория, известная как отказ восстановления.С другой стороны, вмешательство предполагает, что одни воспоминания могут мешать другим, заставляя нас неправильно вспоминать или полностью забывать определенные воспоминания. Травмы головы, особенно те, которые затрагивают лобные и теменные доли, мозжечок, гиппокамп или миндалину, также могут вызывать потерю воспоминаний.

Человеческий мозг — сложная, но иногда ненадежная система, и поэтому даже самые ценные воспоминания теряются со временем. Чтобы сохранить воспоминания на неопределенное время, многие люди обращаются к фотографиям.Однако физические фотографии могут быть такими же непостоянными, как и воспоминания, и их легко повредить или утерять со временем. Чтобы сохранить свои воспоминания на неопределенный срок, многие люди конвертируют фотографии в цифровые копии. Если вы хотите, чтобы ваши фотографии оставались дольше, чем ваши воспоминания, наша команда в DiJiFi может помочь вам сохранить ваши фотографии и воспоминания, которые они хранят.

Внутри науки о памяти

Когда Рик Хуганир, доктор философии, был подростком, он намеревался лучше понять физические и эмоциональные изменения в подростковом возрасте.«Мне было интересно, что со мной происходит, и я понял, что это изменилось в моем мозгу», — говорит Хуганир, директор отделения нейробиологии Джонса Хопкинса.

Это привело к старшему проекту по синтезу белка и памяти у золотых рыбок, а также к пожизненному увлечению тем, как мы учимся и запоминаем вещи.

«Воспоминания — вот кто мы есть», — говорит Хуганир. «Но создание воспоминаний — это еще и биологический процесс». Этот процесс вызывает много вопросов. Как этот процесс влияет на наш мозг? Как опыт и обучение изменяют связи в нашем мозгу и создают воспоминания?

Это лишь некоторые из вопросов, которые изучают Хуганир и его коллеги.Их работа может привести к новым методам лечения посттравматического стрессового синдрома, а также к способам улучшения памяти у людей с деменцией и другими когнитивными проблемами.

Память: все о соединениях

Когда мы узнаем что-то — даже такое простое, как чье-то имя — мы формируем связи между нейронами в мозге. Эти синапсов и создают новые цепи между нервными клетками, по существу изменяя карту мозга. Огромное количество возможных связей придает мозгу непостижимую гибкость — каждая из 100 миллиардов нервных клеток мозга может иметь 10 000 соединений с другими нервными клетками.

Эти синапсы становятся сильнее или слабее в зависимости от того, как часто мы сталкиваемся с каким-либо событием. Чем больше мы участвуем в какой-либо деятельности (например, игрок в гольф тренирует качели тысячи раз), тем сильнее связи. Однако чем меньше воздействие, тем слабее связь, поэтому после первого знакомства так сложно запомнить такие вещи, как имена людей.

«Мы пытались выяснить, как это происходит и как укрепить синапсы на молекулярном уровне?» — говорит Хуганир.

Новые открытия в памяти

Многие исследовательские вопросы, связанные с памятью, могут иметь ответы в сложных взаимодействиях между определенными химическими веществами мозга, особенно глутаматом, и нейрональными рецепторами, которые играют решающую роль в передаче сигналов между клетками мозга. Хуганир и его команда обнаружили, что, когда мыши подвергаются травматическим событиям, уровень нейронных рецепторов глутамата увеличивается в синапсах миндалины, центре страха мозга, и кодирует страх, связанный с воспоминаниями.Однако удаление этих рецепторов снижает силу этих связей, по существу стирая компонент страха травмы, но оставляя воспоминания.

Сейчас Хуганир и его лаборатория разрабатывают лекарства, нацеленные на эти рецепторы. Есть надежда, что инактивация рецепторов может помочь людям с синдромом посттравматического стресса, уменьшив страх, связанный с травматической памятью, а их укрепление может улучшить обучение, особенно у людей с когнитивной дисфункцией или болезнью Альцгеймера.


Определения

Деменция (ди-мен-ша) : потеря функции мозга, которая может быть вызвана различными заболеваниями, поражающими мозг. Симптомы включают забывчивость, нарушение мышления и суждения, изменения личности, возбуждение и потерю контроля над эмоциями. Болезнь Альцгеймера, болезнь Хантингтона и недостаточный приток крови к мозгу могут вызвать слабоумие. Большинство типов деменции необратимы.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) : расстройство, при котором ваша реакция «бей или беги» или стресс остается включенной, даже когда вам не от чего бежать или сражаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *