Разное

А вот сейчас я многих поняла и сердце объяснения не просит: А вот сейчас я многих… — Красивые Картинки, Стихи и Видео

Содержание

«Боль утраты», Клайв Льюис — Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера»

Наблюдения

Я никогда не думал, что горе похоже на страх. Мне не страшно, но чувства, которые я испытываю, похожи на внезапный испуг, та же внутренняя дрожь, то же беспокойство, постоянная зевота, мне трудно глотать.

Иногда это похоже на легкое опъянение, иногда — замешательство. Как будто между внешним миром и мной существует невидимая мягкая, как одеяло, перегородка. Мне трудно воспринимать то, что говорят окружающие. Вернее, я не желаю слушать их разговоры. Мне не интересно, о чем они говорят. С другой стороны, я хочу, чтобы они говорили исключительно обо мне. Я ненавижу оставаться один в комнате. Вот если бы «они» разговаривали между собой, а не со мной. Бывают моменты, они всегда неожиданные, когда что-то внутри меня пытается уговорить меня, что не так уж все ужасно, не так безнадежно. Кроме любви в жизни есть другие радости. Ведь был же я счастлив до встречи с Х.

У меня есть еще много, как говорят, источников удовольствия. Брось, не так уж все плохо. Я немного стыжусь этого внутреннего голоса, но это кажущееся облегчение быстро проходит. Внезапный толчок раскаленной памяти — и весь этот «здравый смысл» улетучивается, как исчезает крохотный муравей в пламени свечи. И меня отбрасывает назад, к слезам и страданию. «Слезы Магдалины». Иногда я предпочитаю эти моменты агонии, по крайней мере, они честны и чисты. Но это погружение в море жалости к себе, это противное липко-сладкое удовольствие, которое испытываешь при этом, мне отвратительно. Я отдаю себе отчет даже во время этих приступов, что я искажаю ее образ. Стоит только поупиваться этими настроениями буквально несколько минут, и вместо живой женщины я проливаю слезы над куклой. Слава Богу, память о ней так сильна ( всегда ли она будет так сильна?), что такие минуты проходят, не оставляя видимых следов. Ее ум был сильный и гибкий, как леопард. Ни страсть, ни нeжность, ни боль не могли разоружить ее разум.
Он чуял первые признаки слюней и сентиментальности, вспрыгивал и валил тебя с ног, прежде чем ты успевал сообразить что произошло. Сколько моих мыльных пузырей она моментально прокалывала своей острой булавкой! Я быстро научился не нести вздор, разве только из чистого удовольствия наблюдать ее реакцию — и снова горячий раскаленный толчок — быть ранимым и смешным в ее глазах. Ни с кем другим я так не боялся показаться смешным.

И никогда ни от кого я не слышал о том, что скорби сопутствует лень. Это не касается моей работы — здесь машина крутится, как обычно — я не способен к малейшему усилию, мне тяжело не только написать, даже прочесть письмо, зачем бриться по утрам, какая разница, гладкое или небритое у меня лицо? Говорят, что несчастный человек жаждет отвлечься, как угодно, лишь бы уйти от себя. Но бывает и так: человек, уставший, как собака, просыпается среди ночи от холода, ему нужно лишнее одеяло, чтобы согреться, но он скорее пролежит всю ночь, трясясь от холода, чем встанет и достанет это одеяло.

Не трудно понять, почему одинокий становится неряшливым, а со временем грязным и отвратительным.

Тем не менее, возникает вопрос: Где же Бог? Это самый тревожный симптом. Когда ты счастлив, так счастлив, что не нуждаешься в Нем, ты даже чувствуешь, что обращение к Нему лишь отвлечет тебя, и если все-таки ты опомнишься и обратишься к Нему с благодарностью, Он, по крайней мере ты так чувствуешь, принимает тебя с распростертыми объятиями. Но попробуй обратиться к Нему, когда ты в отчаянии, когда все надежды напрасны, и что тебя ожидает? Двери захлопывается перед твоим носом и ты слышишь, как дважды поворачивается ключ в замке, гремит засов — и потом тишина. Нечего больше ждать, поворачивайся и отправляйся, откуда пришел. Окна темны. Похоже, что в доме никого нет. И неизвестно, был ли кто там прежде. Когда-то казалось, да. И прежняя уверенность в том, что дом был населен, была такой же сильной, как теперь — там никого нет. Что это значит? Что означает Его явное присутствие во времена благополучия и полное отсутствие тогда, когда тебе необходима Его помощь в самый тяжелый момент твоей жизни?

Сегодня я поделился этими мыслями с С.  Он напомнил мне, что то же самое произошло с Христом: «Почему ты оставил меня?». Я знаю, но от этого не становится легче и понятнее. Я не думаю, что существует опасность утратить веру в Бога. Истинная опасность состоит в возможности поверить в то, что Он — плохой. Я боюсь не того, что я прихожу к выводу «оказывается, Бога нет!», но: «Так вот какой Он, оказывается, и нечего себя обманывать».

Старики покорились и сказали: «Да будет так». Как часто горькую обиду подавляет смертельный страх, и притворная любовь, да, именно притворная, пытается прикрыть истинное чувство ужаса.

Да, проще всего сказать: Бога нет, когда мы больше всего в нем нуждаемся, потому что Его — нет, Его не существует. Но тогда почему Он есть тогда, когда, если быть откровенным, мы можем обойтись без Него?

Как бы то ни было, в одном я уверен: брак был создан для меня. Я никогда не поверю, что религию придумали, чтобы прикрыть наши бессознательные желания и заменить ею секс. Потому что эти несколько лет, что мы были вместе, мы наслаждались любовью во всех ее проявлениях: времена серьезные и веселые, романтически- приподнятые и приземленные, иногда — иногда драматические, как гроза, временами — удобные и уютные, как домашние шлепанцы. Ни единая крупица тела и души не остались неудовлетворенными. Если бы Бог заменял собой любовь, мы по идее должны были бы потерять к Нему всякий интерес. Кому нужна подделка, если у тебя есть подлинник? Но этого не происходит. Мы оба знали, что помимо друг друга нам нужно было что-то еще, нечто, чему нет названия, какая-то смутная потребность. Другими словами, когда любящие вместе, им больше ничего не нужно, не нужно, к примеру, читать, есть, дышать.

Несколько лет назад умер мой друг, и какое-то время я испытывал сильное чувство уверенности, что он продолжает жить, даже более полнокровной жизнью. Я молил Бога, чтобы Он дал мне хотя бы сотую долю такой уверенности после ее ухода. И снова никакого ответа. Запертая дверь, железный занавес, пустота — абсолютный нуль. «Тому кто просит, ничего не отпустится». Было глупо и просить. И теперь, даже если похожее чувство уверенности и посетит меня, я не стану ему доверять. Я подумаю, что мои мольбы вызвали самогипноз, не более того.

В любом случае, я постараюсь держаться подальше от спиритов, я ей это обещал, она знала кое-что об этой компании.

На словах легко исполнять обещания, которые ты давал умершему. Но я начал убеждаться, что уважение к воле покойного — ловушка. Вчера, например, я вовремя остановился, прежде чем сказать о какой-то ерунде: ей бы это не понравилось. Это несправедливо по отношению к другим. Скоро я начну употреблять «Этого бы хотела Х.» как инструмент домашней тирании, ее «желания» станут все более прозрачным прикрытием моих собственных желаний.

Я не могу говорить о ней с детьми. Как только я пытаюсь заговорить о ней, я вижу на их лицах не скорбь, не любовь, не жалость, не страх, но самое фатальное из всех видов «непроводимости» — стыд. По их виду можно предположить, что я совершаю что-то непристойное. Они страстно желают, чтобы я замолчал. То же самое ощущал я, когда после смерти матери мой отец упоминал ее имя. Я их не осуждаю. Так уж устроены мальчики.

Иногда я думаю, что стыд, обыкновенное чувство неловкости, бессмысленное смущение часто больше мешают совершать добрые поступки и просто чувствовать себя счастливым, чем что бы то ни было И не только в юности.

Правы ли мальчики? Что бы подумала сама Х. об этой ужасной тетради, к которой я все время возвращаюсь? Не отвратительны ли эти записи? Когда-то я прочел такую фразу: «Всю ночь я провел без сна, думая о зубной боли и о бессоннице». Это очень похоже на жизнь. Часть любого страдания является тенью или отражением этого страдания. Факт тот, что ты не просто страдаешь, но и одновременно думаешь о том, что ты страдаешь. Я не только проживаю каждый бесконечный день, испытывая горе, но каждый день я живу, думая о том, что каждый прожитый день я испытываю горе. Может быть, эти записи только усугубляют мои страдания? Просто подкрепляют монотонное, как движение мельницы, кружение мыслей вокруг одного и того же. Но что же мне делать? Мне нужно какое — то лекарство, чтение — недостачно сильная пилюля.

Записывая все свои мысли (нет, лишь одну сотую), мне верится, что я как-то отвлекаюсь. Так бы я оправдывался перед Х. Но скорее всего она нашла бы слабое звено в моей защите.

Дело не только в мальчиках. Странный продукт моей утраты это то, что я полностью осознаю, что у всех, кого бы я ни встретил, я вызываю смущение. На работе, в клубе, на улице я встречаю знакомых, которые подходя ко мне, на ходу пытаются быстро сообразить, надо ли заговаривать со мной об «этом». Я ненавижу, когда они заводят разговор об «этом» и не переношу, когда они избегают этой темы. Некоторые просто стараются увильнуть. Р. избегает меня уже целую неделю.

Больше всего мне нравятся хорошо воспитанные юноши, почти мальчики, которые подходят ко мне, как входят на прием к зубному врачу, жутко краснеют, стараются побыстрее отделаться, а потом, когда самое неприятное позади, быстро и по возможности соблюдая приличия, исчезают в дверях бара. Может быть, людей, потерявших близких, следует изолировать и помещать в специальные заведения типа лепрозория?

В некоторых я вызываю кое-что похуже смущения. Для них я тень самой смерти. Когда бы я ни сталкивался со счастливой жeнатой парой, я знаю, о чем они думают, глядя на меня: «Один из нас когда-нибудь будет на его месте».

Сначала я опасался посещать наши любимые места, где мы с ней были счастливы когда-то — наш любимый паб, парк. Однажды я решился сразу, как посылают в полет пилота после того, как он побывал в аварии. К моему удивлению, никакой разницы. Ее отсутствие в этих местах ощутимо не более чем повсюду. Оно не имеет привязанности к определенному месту. Думаю, если тебе вдруг запретят употреблять в пищу соль, ты не будешь замечать ее нехватку в одном блюде больше чем в другом. Весь процесс еды будет другим, каждый день, любая пища. Это так просто. Весь жизненный процесс изменился. Ее отсутствие — как небо, распростершееся надо всем.

Хотя нет, это не совсем так. Есть одно место, где ее особенно не хватает, и этого места мне не избежать, ибо это я сам, мое тело. Когда-то оно было значительно, так как оно было телом возлюбленного Х. Теперь же мое тело — опустелый дом. Однако зачем обманывать себя? Я знаю, наступит время, и мое тело обретет былую важность для меня, и я даже забуду, что с ним было что-то неладно.

Рак, рак и рак. Моя мать, отец, жена. Кто следующий, думаю я. Тем не менее, Х., умирая от рака и зная это, призналась, что она больше не чувствует прежнего ужаса. Когда это стало реальностью, сама идея и имя болезни до какой-то степени утратили силу. И какое-то время я почти понимал ее. Это очень важно. Мы никогда не переживаем просто Рак, Войну или Несчастье ( также и счастье ). Мы живем одним часом, одной минутой. Взлеты и падения. Лучшие времена омрачены множеством мелких несчастий, и наоборот, самые тяжелые скрашиваются хорошими счастливыми минутами..Мы никогда не осознаем до конца воздействия того или иного события в нашей жизни, мы даем ему название, которое в корне неверно. Сама жизнь — взлеты и падения, остальное — чистая идея.

Сейчас даже не верится, что мы бывали счастливы и веселы тогда, когда не оставалось никакой надежды. Как долго, содержательно и насыщенно проговорили мы в последнюю ночь!

Хотя нет, мы были не совсем вместе. Есть граница, за которой это уже не твоя «плоть». Невозможно до конца разделить слабость, страх и боль другого существа. То, что переживает другой, конечно, ужасно. Может быть, вам так же плохо, как близкому вам человеку, но я бы не стал особенно доверять тому, кто настаивает на этом. Все-таки разница есть. Ибо, говоря о страхе, я имею в виду животный страх, смертный ужас, охватывающий весь организм перед концом, удушье — ощущения крысы в мышеловке. Этот ужас нельзя разделить ни с кем. Сознание сострадает, тело сострадает меньше. Уж по крайней мере, телесная близость знакома любой любящей паре. Весь любовный опыт тренирует два тела переживать не идентичные, но дополняющие друг друга, взаимосвязанные, даже если и противоположные чувства.

Мы оба знали это. Я испытывал свои собственные, а не ее страдания, у нее были свои, а не мои. Конец ее страданий означал лишь «совершеннолетие» моих. Мы пошли дальше каждый своей дорогой. Эта леденящая душу правда, это ужасное правило уличного движения («Вам, мадам, направо, а вы, сэр, следуйте налево») — лишь начало разлуки, которая есть сама смерть. Эта разлука ожидает всех. Я думал, почему именно нам с ней так фатально не повезло, нас разлучили. Но, полагаю, все любящие думают так про себя, оказавшись в такой же ситуации.

Однажды она сказала мне: «Если мы даже умрем в один день и в один час, лежа рядом, все равно это будет та же разлука, которой ты так боишься». Разумеется, она не знала больше, чем я. Но она была ближе к смерти, и ей было легче попасть в цель. Она часто цитировала: «Один ты пришел в этот мир и один уйдешь». И она говорила, что она это чувствовала.. И было бы совершенно невероятно, если бы было иначе. Нас свело время, пространство и плоть, мы общались друг с другом, как по телефонным проводам, стоит перерезать один проводок — и связь прервана. Так или иначе, должен же когда-нибудь прерваться наш разговор? Если только не предположить, что этот вид связи заменяется совсем другим, но достигающим той же цели. Спрашивается, зачем же было разрушать старый способ?

Бог — не клоун, который вытаскивает из-под носа. тарелку супа, чтобы тут же подсунуть другую тарелку того же супа. Даже природа не устраивает такие фокусы, она никогда не повторяет дважды одну мелодию.

Очень трудно выносить тех, которые говорят : «Смерти нет» или «Смерть не имеет значения». Смерть есть и она имеет значение, и ее последствия неизбежны и непоправимы. С таким же успехом можно сказать : Рождение не имеет значения.

Я гляжу на ночное небо. Ни в чем я так не уверен, как в том, что никогда, ни в каком времени и пространстве я больше не увижу ее лица, не услышу ее голос, не коснусь ее. Она умерла. Она мертва. Неужели так сложно это понять?

У меня не осталось ни одной ее хорошей фотографии. Когда я пытаюсь вспомнить ее лицо, мне не удается его увидеть отчетливо в моем воображении. А вот лицо абсолютно незнакомого человека, мелькнувшее в утренней толпе, я вижу с безошибочной точностью, стоит мне закрыть глаза. Несомненно на это есть простое объяснение. Мы видим лица тех, кто нам ближе и дороже всех, в разных ситуациях, под разными углами, в разном освещении, с разными выражениями, мы видим их, когда они гуляют, спят, плачут, едят, говорят, задумываются — и все эти разнообразные выражения смешиваются в нашей памяти и сливаются в неясное расплывчатое пятно. Но голос ее я слышу так яственно. Иногда, вспоминая ее голос, я могу разрыдаться как малое дитя.

2

Впервые за это время я решился перечитать свои записи. Мне стало неприятно. Читая эти записи, можно подумать, что ее смерть не имеет значения сама по себе, а важно лишь то, как она повлияла на меня. Сама Х. как бы выпала из поля зрения. Как я мог забыть, с какой горечью она восклицала : «Как много еще осталось всего, ради чего так хочется жить!»

Счастье пришло к ней довольно поздно. Она могла прожить еще 1000 лет и никогда бы не заскучала. Ее вкус ко всем удовольствиям чувства, разума и духа никогда не притуплялся. Она наслаждалась всеми радостями жизни, как никто другой, кого я знал. Она была как голодный, перед которым поставили изобильную еду и сразу же отобрали. Рок, судьба (или как это называется) обожает дарить огромные возможности, чтобы затем обмануть ожидания. Бетховен оглох…Как ни посмотри, все это смахивает на злую шутку, фокус злобного кретина.

Я должен думать больше о Х. и меньше осебе. Звучит неплохо. Но тут есть загвоздка. Я думаю о ней постоянно. Я вспоминаю, как она выглядела, как она разговаривала, как она двигалась. Но все эти факты и детали отбирает и сортирует мой разум. Меньше месяца прошло после ее смерти, и я уже чувствую, что начался медленный процесс превращения живой Х. в придуманную мною женщину. И это несомненный факт. Я больше не буду ничего выдумывать (по крайней мере, надеюсь). Но что, если мои записи все равно будут все больше и больше сосредотачиваться на моей персоне? Нет больше самой реальности, которая меня могла во-время одернуть, как это делала, всегда неожиданно, живая Х, будучи самой собой, а не мной.

Самый ценный дар, который мне дала женитьба, это то, что рядом со мной всегда было существо, очень близкое, тесно связанное со мной и в то же время отличное от меня и даже сопротивляющееся, одним словом — сама реальность. Неужели весь этот труд пойдет насмарку? Неужели я допущу, чтобы Х. будет уходить все дальше и дальше, пока не станет не более чем одним из снов, которые меня посещали в молодые годы, когда я был еще не женат?

О, родная моя, вернись хоть на минуту и прогони этот страшный призрак ! О, Господи, зачем Ты приложил столько стараний, чтобы вырвать это существо из его оболочки, если его затягивает, засасывает назад?

Сегодня мне надо было встретиться с человеком, которого я не видел 10 лет. Все эти годы я считал, что я прекрасно его помню — его внешность, манеру говорить, его любимые словечки. Но в первые же пять минут реальный человек полностью разрушил живущий в моей памяти образ. Это не значит, что он сильно изменился. Наоборот, я мысленно говорил себе: «Да, конечно, конечно, я просто забыл, что он думал о том-то, как он не любил того-то, что он знал о том-то, или его манеру откидывать назад голову». Но его облик за эти 10 лет потускнел и вылинял в моей памяти, и когда я увидел реального человека, я был поражен удивительной разницей. Могу ли я надеяться, что этого не произойдет с моей памятью о Х.? Что это уже не началось? Медленно, бесшумно, как падают на землю снежные хлопья, и снег будет идти всю ночь — хлопья моего воображения, моей избирательной памяти будут накрывать ее образ…И в конце концов полностью погребут под собой реальные очертания. Всего 10 минут, 10 секунд — и реальная, живая Х. могла бы все исправить. Но даже если бы мне были даны эти 10 секунд, в следующую же секунду снова начнут падать хлопья. И острый, грубый, очищающий вкус ее уникальности снова исчезнет.

Какое жалкое лицемерие — говорить: «Она будет вечно жить в твоей памяти». Жить? Вот именно жить-то она и не будет. С таким же успехом можно, как древние египтяне, забальзамировать умершего и думать, что он будет всегда с нами. Что еще может убедить нас, что их нет, они ушли, исчезли навсегда? Что осталось? Труп, память и (в некоторых вариантах) привидение. Все это издевательство и ужас. Три разных слова, которые означают одно: она умерла. Я любил Х. Я не хочу любить мою память о ней, ее образ, существующий в моем собственном воображении. Это будет что-то вроде инцеста.

Я хорошо помню, как я был неприятно поражен в одно прекрасное утро много лет назад. Полнокровный жизнерадостный работяга с лопатой и лейкой в руках вошел в церковный дворик и, закрывая за собой ворота, крикнул через плечо своим приятелям: «Скоро вернусь, я только маму навещу!» Он имел в виду, что он польет цветы и приберет могилу матери. Меня все это ужаснуло, подобное проявление чувств, вся эта кладбищенская ерунда всегда и до сих пор мне ненавистны и совершенно неприемлимы.

Но в свете моих теперешних мыслей я начинаю задумываться: если некоторые (я — нет) могут принять и понять поведение этого парня, то, пожалуй, можно немало сказать в защиту такой позиции. Клумба 6 на 8 футов стала мамой, символом, тем, что связывает его с ней. Ухаживание за могилой означает навещать маму. Может быть, это в какой-то мере лучше, чем хранить и ласкать образ, запечатленный в моем воображении, в моей памяти? Могила или образ, в принципе, одно и то же: нити, связывающие с необратимым, символы невообразимого. К тому же мысленный образ имеет дополнительный недостаток — он делает все, что ты пожелаешь, он будет улыбаться или хмуриться, будет нежным, веселым, грубым, может спорить с тобой — все зависит от твоего настроения. Ты — кукольник, дергающий за веревочки. Конечно, это не совсем так. Память еще свежа, подлинные невольные воспоминания, слава Богу, возникают неожиданно и вырывают веревочки из моих рук. Но роковая подчиненность образа, полная зависимость от меня со временем будут возрастать. С другой стороны, могильная клумба — это упрямая, упорная, часто несговорчивая часть действительности, каковой, не сомневаюсь, была его мама при жизни. Кстати, такой же была Х.

Или есть. Могу я, положа руку на сердце, сказать, что я верю, что она — есть? Большинство моих знакомых, с которым я встречаюсь, скажем, на работе, уверены, что ее больше нет. Естественно, они не делятся этой точкой зрения со мной, во всяком случае, пока. Что думаю я сам? Я всегда молился за упокой души неблизких мне людей, я молюсь за них и теперь. Но как только я пытаюсь помолиться за Х., что-то меня останавливает. Мною овладевают смущение и замешательство, я чувствую нереальность происходящего, как-будто я произношу слова в пустоту, и все, о чем я говорю, плод моего воображения. Объяснение достаточно простое. Вы никогда не знаете, насколько сильно вы верите во что бы то ни было, пока истинность вашей веры не станет вопросом жизни или смерти. Легко утверждать, что данная веревка достаточно крепкая, если вы собираетесь обвязать ею коробку. Но, предположим, на этой же веревке вам предстоит повиснуть над пропастью. Вот тут-то вы и поймете, насколько вы уверены в крепости вашей веревки. Так же и с отношениями между людьми. Долгие годы я полагал, что полностью доверяю Б.Р. Но вот наступило время, когда мне надо было решить, доверить ли ему важный секрет. Тут -то я понял цену своего «безграничного доверия». Я понял, что я никогда не доверял ему до конца. Сила истной веры проверяется только испытанием на риск. Вероятно, моя вера (я думал, что я верю) позволяла мне молиться за чужих мне людей и казалась истинной, потому что по большому счету я был равнодушен к их судьбе.

Но тут возникают другие сложности. Где она сейчас? Вот именно, где она находится в данный момент? Если она покинула свое тело, а тело, которое я так любил, несомненно, больше не является ею, значит ее нет нигде. Ведь «настоящее время » это дата или определенная точка во времени, в котором мы проживаем. Как если бы она уехала куда-нибудь без меня, и я бы задумался, взглянув на часы: «интересно, доехала ли она уже до Юстона?» Но если она не существует в одном с нами временном отрезке, где одна минута состоит из 60-ти секунд, как для всех живущих, что значит «сейчас»? Где разница между «был», «есть» и «будет»?

Мои добрые знакомые утешают меня: «Она теперь с Богом». Это верно в какой -то степени. Она, также как и Бог, недоступна и не поддается никакому воображению.

Но я полагаю, как бы ни был важен этот вопрос сам по себе, все это не имеет отношения к горю, которое я испытываю.

Предположим, те несколько лет земной жизни, которые мы провели вместе, были только началом, или прелюдией, или земным проявлением двух невообразимых, сверхкосмических бессмертных творений. Эти «творения» можно представить себе в виде сфер или шаров, и там, где космическое тело Природы пролетает сквозь них, оно рассекает их на две половинки, две полусферы, которые и соприкасаются на время своего земного существования. Но именно этого я жажду, именно это я оплакиваю, именно этого мне так не хватает, двух половинок круга, за пределами их соприкосновения.

Вы мне говорите «Она продолжает существовать», но моя душа, мое тело, все мое существо взывают: «вернись, вернись ко мне, будь этим кругом, соприкоснись с моим на космическом корабле Природы!» Но я знаю — это невозможно. Я хочу того, чего я никогда не получу. Старая добрая жизнь, шутки, споры, бокал вина, до боли знакомая, обыденная — жизнь. С какой стороны ни посмотри, «Х. умерла» означает «Все это умерло с нею». Это стало частью прошлого. И прошлое это прошлое, это прошедшее время, еще одно название смерти или самих небес, где находится все то, что было и умерло.

Поговорите со мной о религиозной истине, и я с удовольствием послушаю, Говорите о религиозном долге, я покорно выслушаю. Но не пробуйте говорить со мной о том, что религия утешает, иначе я подумаю, что вы меня просто не понимаете.

Конечно, если вы буквально верите во встречу с родными и близкими в загробном мире, которое люди воображают совершенно по-земному, это меняет дело. Однако этого не подтверждают никакие тексты, все почерпнуто из плохих гимнов и дешевых литографий, в Библии об этом ничего не сказано. Да и звучит совсем уж неправдоподобно. Действительность никогда не повторяется. Нельзя отнять что-то, а потом вернуть в том же виде. Спиритуалисты живо заглатывают приманку: «все там совершенно такое же, как здесь». В Раю тоже курят сигары. Вот чего бы нам хотелось. Реставрировать прошлое счастье.

Именно этого хочу и я, об этом плачу по ночам, шепча в пустоту страстные мольбы.

Как цитирует бедный С., «Не оплакивайте тех, у кого не осталось надежды». Меня поражает, как мы прилагаем к себе слова, адресованные лучшим из нас. То, что говорит Св. Павел, может утешить тех, кто любит Бога больше, чем умерших, а мертвых больше, чем самого себя. Когда мать оплакивает свое дитя, она скорбит не по ребенку, которого потеряла, а по тому, что потерял ее ребенок, утешение она находит в вере, что ее дитя обрело другую жизнь, оно не утратило своего предназначения навсегда. Но утешение также в ее вере, что потеряв самое дорогое существо, смысл ее существования, она не утратила самого главного, она надеется» прославлять Бога и находить в Нем вечную радость«. Утешение матери в вечном божественном духе, который будет с ней всегда. Но нет утешения ее материнству. Радости материнства отняты у нее навсегда. Никогда и нигде не подержит она сына на коленях, не искупает его, не почитает ему сказку, не помечтает о его будущем, никогда не увидит своих внуков.

Мне говорят: «Ей сейчас хорошо», мне говорят «Она успокоилась». Откуда у них такая уверенность? Я не хочу сказать, что я боюсь самого худшего. Чуть ли не последние ее слова были: «Я в мире с Богом», а она не всегда была с Ним в мире. И она никогда не лгала. И ее было трудно обмануть, особенно, если этот обман был в ее пользу.. Я не говорю, что она солгала. Но откуда они взяли, что со смертью кончаются все страдания? Половина христианского мира и миллионы верующих на Востоке уверены в обратном. Откуда они знают, что она успокоилась? Почему разлука, которая так ужасна для оставшегося, не должна приносить боль ушедшему?

«Потому что она сейчас в руках Бога». Но если на то пошло, она и раньше была в руках Бога, и я видел, что с ней сделали. Что, к нам вдруг относятся более милосердно, как только мы покидаем бренное тело? Если доброта Бога неразрывно связана с причинением боли, это значит, либо Бог злой, либо — Бога нет: ибо в единственной жизни, которая нам дана, Он причиняет такие запредельные страдания, которые даже невозможно себе вообразить. Если Он заставляет нас так страдать при жизни, то Он может вполне причинять невыносимую боль и после смерти.

Иногда сразу напрашивается: «Бог простил Богу». Но если мы истинно верим, то ведь Он не простил, Он распял Его.

Нечего себя обманывать, мы от этого ничего не выиграем. Мы обречены страдать, и это неизбежно. Действительность, если прямо взглянуть ей в глаза, невыносима. Как и почему она и здесь и там расцвела и выросла в ужасный феномен, называемый осознанием? Почему она вызвала к жизни нас, которые видим эту действительность и содрогаемся от ужаса? Кто (еще не знакомый с нею) захочет не только увидеть ее, но и приложить все старания, чтобы ее найти, даже если в этом нет никакой необходимости и даже если лишь один взгляд на нее оставляет в наших сердцах незаживающую язву? Кто? Такие как сама Х., которая всегда хотела знать правду любой ценой.

Если Х. больше нет, то ее никода не было. Я ошибся, приняв облако атомов за живого человека. Людей не существует и никогда не существовало. Смерть просто обнажает вечную пустоту, которая была всегда. С тех, которых мы считаем живыми, еще просто не сорвана маска. Все банкроты, но некоторые еще не объявили банкротства. Однако и это полная бессмыслица: пустота там, где никого никогда не было? Объявить себя банкротом — кому? Другим скоплениям искорок или соединениям атомов? Я никогда не поверю, а еще точнее, не могу поверить, что один набор физических превращений можно заменить или по ошибке принять за другой.

Нет, меня пугает не материализм. Если бы материалисты были правы, мы, вернее, то что мы принимаем за «мы», могли бы избежать мучений, проще простого — проглотить горсть снотворного. Я больше боюсь другого — что мы крысы в мышеловке, или того хуже, лабораторные крысы. Кто-то, помнится, сказал: «Бог всегда приумножает». А что, если Бог занимается вивисекцией?

Рано или поздно, пытаясь найти ответ, я буду вынужден взглянуть правде в глаза и задать этот вопрос на простом человеческом языке.

Что, кроме нашего собственного отчаянного желания, оправдывает нашу веру в милосердие Бога? Весь наш опыт утверждает обратное. Что мы можем на это возразить?

Мы возражаем — а сам Христос? Но вдруг и Он ошибся? Его последние слова могут иметь простое объяснение. Он понял, что Бог-отец совсем не такой, каким он должен быть. Ловушка, которую заранее тщательно продумали, приготовили и искусно подложили приманку, наконец, сработала — на кресте. Злобный розыгрыш удался.

Почему все мои молитвы застревают в горле и все надежды кажутся тщетными — потому что я все еще прекрасно помню, как мы с ней страстно молились и напрасно надеялись. Надеялись не только потому что мы хотели надеяться, но и потому что нам давали, даже навязывали надежду: ошибочными диагнозами, рентгеновскими снимками, внезапными улучшениями состояния, которые воспринимались как чудо. Шаг за шагом нас вели по «тропе цветущего сада», и раз за разом, когда Он, казалось, был особенно милосерден, на самом деле, у Него уже была наготове очередная пытка.

Это я записал вчера ночью. Это была даже не мысль, а скорее, вопль. Попробую еще раз. Разумно ли верить, что Бог жесток? Неужели Он может быть таким жестоким? Что, Он — космический садист, злобный кретин?

Если подумать, это уже чистая антропология, это еще глупее, чем представлять Его в виде доброго царя с длинной бородой. Этот образ — типичная модель Юнга. Этот облик сближает Бога с добрыми мудрыми сказочными королями, добрыми волшебниками, фокусниками и героями народных сказаний. Формально мы представляем его человеком, но в то же время предполагается высшее существо, и уж по крайней мере, мы представляем кого-то, кто старше нас, мудрее нас, знающего гораздо больше того, что доступно нашему воображению. Сохраняется тайна. И тем самым остается место для надежды. Следовательно, и для страха, и не просто опасения, что с тобой сыграют злую шутку. Вчера ночью я представлял себе кого-то, похожего на С.С. — когда-то он был моим соседом по столу и за ужином любил рассказывать, что он сегодня проделывал с кошками. Если Он такой же как С.С. (пусть это сильное преувеличение), то, конечно, он не способен ничего ни создать, ни управлять чем бы то ни было. Он мог бы только расставлять капканы с приманками. Но он бы никогда не додумался о таких приманках, как любовь, смех, нарциссы или закат солнца в морозный день. И он создал вселенную? Такое существо не способно просто пошутить, или поклониться, или принести извинения или завести друга.

Можно ли всерьез рассматривать идею недоброго Бога, как бы с «черного хода», в духе крайнего кальвинизма? Вы можете возразить, что мы все погрязли в грехе. Мы настолько грешны, что наши представления о добре и зле ничего не стоят, хуже того, то, что мы считаем добром, может оказаться злом в чистом виде. Если наши худшие опасения подтверждаются, тогда Бог обладает всеми качествами, считающимися дурными: безрассудность, тщеславие, мстительность, несправедливость, жестокость. Но то, что нам видится черным, на самом деле белое. Наша собственная греховность окрашивает все в черный цвет.

Ну, и что с того? Все наши рассуждения и предположения уничтожают саму идею существования Бога. Само определение «добрый» становится бессмысленным, как, скажем, «абракадабра». Нет никакого основания Ему повиноваться, даже бояться Его не стоит. Да, Он угрожает, Он дает обещания. Но зачем им верить? Если жестокость Он считает милосердием, то и ложь — добро. Если это так, то какая разница? Если Его идея добра так отличается от того, что мы считаем добром, тогда Его рай — это по-нашему ад и наоборот. Наконец, если сама реальность в корне не имеет для нас никакого смысла, или другими словами, мы полные идиоты, какой смысл пытаться раздумывать о Боге, или вообще о чем бы то ни было? Этот узел все равно развязывается, как ни пытаешься его затянуть.

Как я смею даже думать о подобной гадости и ерунде? Может быть, я надеюсь, что если чувства настолько искажены, то я буду меньше чувствовать? Не являются ли мои записи бессмысленными попытками человека, не желающего примириться с фактом, что единственный способ прекратить страдания это принять и перестрадать их? Кто все еще надеется, что существует какое-то средство от боли, нужно только хорошенько поискать? Что бы мы ни делали в зубоврачебном кресле, хватаем ли врача за руки или смирно сидим, сложив руки на коленях, сверло продолжает сверлить.

А горе по-прежнему похоже на страх, вернее, ужас. Или ожидание, будто сидишь и ждешь, что вот-вот случится что-то ужасное. Вся жизнь приобретает постоянный привкус временности. Не стоит ничего начинать. Я никак не могу угомониться, меня одолевает зевота, я не могу найти себе места, я слишком много курю. До сих пор мне вечно не хватало времени, теперь в жизни не осталось ничего, кроме времени. Чистое время, пустое бесконечное время

Единая плоть. Или, если вам больше нравится, другое сравнение — корабль. Потерян мотор с правого борта, я — оставшийся мотор с левого борта, должен как-то дошлепать до пристани. Вернее, пока не закончится плавание. Как я смею даже мечтать о пристани? Скорее всего меня встретит пронизанный ветром пустынный берег, черная ночь, оглушающий грохот шторма, впереди показались сваи, а мелькнувший на берегу огонек — скорее всего, размахивающий фонарем пьяный забулдыга. Так выглядит ее подход к берегу. Такой же был у моей матери. Я называю это — их подход к берегу, а не прибытие.

3

На самом деле я думаю о ней не все время. Например, во время работы или разговора это просто невозможно. Но эти периоды, когда я не думаю о ней, пожалуй, хуже всего. Потому что еще даже не осознав причины, я чувствую, что мне не по себе, мне чего-то не хватает. Бывают такие сны, в которых вроде бы не происходит ничего страшного, ничего значительного, о чем можно было бы рассказать за завтраком, но в то же время вся атмосфера сна, особый привкус кошмара оставляют впечатление ужаса. Также и здесь. Я замечаю, что ягоды рябины начинают краснеть, и на секунду не могу сообразить, почему именно рябина ввергает меня в депрессию. Слышу бой часов, и в нем чего-то не хватает, какой-то не такой звук. Что случилось с миром, почему все выглядит таким плоским, бесцветным, изношенным? И тут я вспоминаю.

Вот еще что меня пугает. Природа возьмет свое, постепенно утихнет мучительная боль, пройдут ночные кошмары, но что потом? Просто апатия, мертвая скука? Наступит ли когда-нибудь время, когда я перестану вопрошать, почему весь мир превратился для меня в убогую улочку, потому что грязь и мерзость запустения стали для меня нормой? Неужели за скорбью следует скука с налетом легкой тошноты?

Чувства, чувства и чувства. Начну-ка я думать. Если трезво подумать, что нового привнесла смерть Х. в мое восприятие мира? Какое основание для сомнений в том, во что я всегда верил? Мне прекрасно известно, что каждый день во всем мире умирают люди, происходят вещи и пострашнее. Должен сказать, что я это учитывал, меня предостерегали, да я и сам себя предостерегал — не рассчитывай на всемирное счастье. Более того, страдания предусмотрены, они — часть плана. Нам было сказано: «Благословенны те, кто скорбят», и я соглашался с этим. Я не получил ничего, чего бы я не ожидал. Конечно, большая разница, когда это случилось с тобой, а не с другими, и не в воображении, а в действительности. Да, но как может человек в здравом уме понять эту разницу? Тем более, если его вера была истинной и его сочувствие к горестям других было искренним? Объяснение достаточно, даже слишком, простое. Если мой дом рухнул от одного дуновения, значит это был карточный домик. Вера, которая «все принимала во внимание», была воображаемой. «Принимать во внимание» не значит «сопереживать». Если бы меня действительно волновали чужие горести, как я полагал, я не был бы так придавлен собственным горем. Это была воображаемая вера, играющая с безобидными фишками, на которые наклеены бумажки со словами: «болезнь», «боль», «смерть» и «одиночество». Я верил, что моя веревка достаточно крепка, пока это было не так уж важно, но когда встал вопрос, выдержит ли она мой вес, выяснилось, что я никогда и не верил в ее крепость.

Любители бриджа утверждают, что надо непременно играть на деньги, иначе теряется интерес. Так же и здесь. Если вы ничего не ставите на кон, то и неважно, есть Бог, нету Бога, милосердный Он, или злобный космический садист, есть ли вечная жизнь или ее нет. И вы никогда не осознаете, насколько это для вас важно, пока не начнете играть не на фишки и не на шестипенсовики, а поставите на кон все, что имеете, до последнего пенни. Только это может встряхнуть такого, как я, и заставить пересмотреть свои взгляды, начать думать и верить по-новому. Такому требуется дать хорошего тумака, чтобы привести в чувства. Иногда правды можно добиться только пытками, и только под пытками ты сам узнаешь правду.

Я должен признаться (сама Х. добилась бы этого признания в два счета), что если мой дом построен из карт, чем скорее его развалить, тем лучше. И развалить его может только страдание. И тогда все рассуждения о Космическом садисте и Вечном вивисекторе становятся бессмысленной и никчемной гипотезой.

Не говорит ли моя последняя запись о том, что я неизлечим, даже когда реальность разбивает мою мечту на мелкие куски, я все равно продолжаю хандрить, запутываю все еще больше, пока еще не прошел первый шок, а уж потом тупо и терпеливо начинаю склеивать осколки. И так будет всегда? каждый раз, когда разваливается мой домик, я должен строить его заново? Не этим ли я занимаюсь сейчас?

Конечно, не исключено, что как только произойдет то, что я называю «восстановлением веры», окажется, что это очередной карточный домик. Я не узнаю этого до очередного щелчка, скажем, когда я сам заболею неизлечимой болезнью, или грянет война, или я погублю себя, совершив какую-нибудь ужасную ошибку на работе. Но возникают два вопроса: в каком смысле это можно назвать карточным домиком, потому что то, во что я верю, всего лишь сон, или мне только снится, что я верю?

Если посмотреть правде в глаза, на каком основании можно больше доверять тому, что я думал неделю назад, чем тому, что я думаю теперь? Я почти уверен, что в основном, я сейчас более нормален, чем был в первые недели. Как можно доверять отчаянному воображению человека, находящемуся в полубессознательном состоянии, как после сотрясения мозга?

Потому лишь, что тут не было никакой попытки выдавать желаемое за действительное? Потому что мои мысли были настолько ужасны, что именно поэтому они скорее всего наиболее приближаются к истине? Ведь исполниться могут не только приятные, но и страшные сны. Так уж они были отвратительны? Нет, мне они даже по-своему нравились. Я отдаю себе отчет, что я слегка сопротивляюсь более приятному варианту. Все мои рассуждения о Космическом Садисте были скорее всего не отражением мыслей, а выражением ненависти. Я получал от них мстительное удовольствие, единственное удовольствие, доступное человеку, испытывающему мучения, удовольствие дать сдачи. Просто оскорбительное ругательство — выложил Богу начистоту все, что я о Нем думаю. И конечно же, как всегда, оскорбив кого-нибудь в сильных выражениях, добавляешь: «Я на самом деле сам не верил в то, что говорил». Я только хотел оскорбить Его и Его последователей. Подобные высказывания всегда доставляют некоторое удовольствие. Высказал все, что накипело. После этого чувствуешь себя получше некоторое время.

Но настроение еще не доказательство. Конечно, кошка будет визжать и царапаться, пытаясь вырваться из рук ветеринара, а если удастся, то и укусит. Вопрос в том, кто он: врачеватель или вивисектор. Поведение кошки не проливает света на этот вопрос.

Я могу поверить в то, что Он — врачеватель, если я думаю о моих собственных страданиях. Сложнее, когда я думаю, как страдала она. Муки горя не сравнить с физической болью. Только дураки утверждают, что моральные страдания во сто крат страшнее физических. Разум всегда обладает способностью восстанавливаться. Самое худшее, что может произойти, тяжелые мысли возвращаются снова и снова, но физическая боль может быть абсолютно бесконечной. Горе — это бомбовоз, летающий кругами и сбрасывающий очередную бомбу, описав очередной круг и возвращаясь к цели. Физические страдания подобны постоянному огневому валу в окопах первой мировой войны, обстрелы, длящиеся часами, без передышки. Мысли не бывают статичными, тогда как боль часто статична.

Что из себя представляет моя любовь, если я думаю больше о своих, а не ее страданиях? Даже мои безумные мольбы «Вернись, вернись!» — прежде всего то, чего я хочу для себя. Я никогда не задумывался, если бы такое оказалось возможным, было ли бы это хорошо для нее? Я хочу ее возвращения ради восстановления моего прошлого. Для нее я не мог пожелать ничего худшего: испытать смерть и вернуться на землю, чтобы снова, пусть позже, пройти через умирание? Первым мучеником считается Стефан, может быть, мучения Лазаря были похуже?

Я начинаю понимать. По силе моя любовь к ней была приблизительно такой же, как моя вера в Бога. Правда, не буду преувеличивать. Насколько моя вера была воображаемой, а любовь эгоистичной, знает только Бог. Я не знаю. Может, слишком сильно сказано, особенно, что касается моей любви. Но ни то, ни другое не было, как я полагал, истинным, и в том и в другом было довольно много от карточного замка.

Какая разница, как я скорблю и что я делаю со своим горем? Какая разница, как я ее помню и помню ли вообще? Ничто не облегчит ее прошлых страданий. Прошлых страданий. Откуда я знаю, что все ее страдания в прошлом?

Я никогда не верил, считая это абсолютно невероятным, что самая преданная Богу душа немедленно, как только из горла умирающего вырвется последний хрип, обретает мир и покой. Поверить в это теперь — это выдавать желаемое за действительное. Х. была яркой личностью, прямая, светлая душа, как шпага из закаленной стали. Но она не была святой. Грешная женщина, замужем за грешным мужчиной. Два пациента Бога, которых еще надо излечить. Я знаю, требуется не только осушить слезы, но и отчистить пятна, чтобы шпага заблистала еще ярче.

Но пожалуйста, о, Боже, осторожнее, осторожнее. Месяц за месяцем, неделю за неделей Ты растягивал ее бедное тело на дыбе, когда она еще в нем находилась. Не хватит ли?

Самое ужасное, что совершенный милосердный Бог в данном случае ничуть не лучше Космического Садиста. Чем больше мы верим, что Бог причиняет боль, только чтобы излечить, тем меньше мы надеемся, что он услышит наши страстные мольбы быть «поосторожней».

Жестокого можно задобрить взяткой, или он сам, наконец, устанет от своего утомительного занятия, или на него может найти неожиданный приступ милосердия, как у алкоголика вдруг наступает период трезвости. Но предположим, что вы имеете дело с искусным хирургом, у которого самые лучшие намерения. Чем он добросовесней и добрей, тем безжалостней он будет резать. Если он приостановится в ответ на ваши мольбы, или вообще прекратит операцию, не закончив, то все страдания, которые вы испытали вплоть до этого момента, окажутся напрасными. Но так ли уж необходимы эти запредельные пытки? Что ж, решайте сами, на выбор. Мучения неизбежны. Если они бессмысленны, значит нет никакого Бога, а если Он есть, то Он злой. Но если Бог есть и он справедлив, значит пытки необходимы. Потому что никакое хотя бы мало-мальски порядочное существо не допустило бы ненужных страданий.

В любом случае, мы обречены страдать

Что имеют в виду те, что говорят: «Я не боюсь Бога, потому что я знаю, что Он милосерден»? Они никогда не бывали у зубного врача?

Там не менее страдания нестерпимы. И ты лепечешь: «Если бы я смог принять эти муки, пусть самые ужасные, вместо нее». Но никто не знает, насколько серьезна такая высокая ставка, потому что в действительности ты ничем не рискуешь. И если бы такая возможность вдруг представилась, мы бы открыли для себя, насколько серьезно мы были готовы к такой жертве. Да и позволен ли нам подобный выбор?

Это было позволено только Одному, сказано нам, и я снова начинаю верить, что Он сделал все возможное во искупление грехов. Он отвечает на наш лепет: «Ты не можешь и не смеешь. Я мог и я посмел».

Сегодня утром случилось нечто неожиданное. По многим причинам, которые сами по себе отнюдь не таинственны, я почувствовал какую-то легкость на сердце, чего не чувствовал много недель. Во-первых, я думаю, что начинаю приходить в себя физически после огромного напряжения и усталости. Накануне я проработал 12 часов и не очень устал, ночью неплохо поспал; и после двух недель низкого серого неба и неподвижной влажной духоты, вдруг выглянуло и засияло солнце, подул свежий ветерок, и вдруг в тот самый момент, когда я впервые за все это время тосковал о ней меньше, я вспомнил ее особенно хорошо. И это, действительно, было нечто, почти лучше чем воспоминание; какое-то внезапное и необъяснимое видение. Сказать, что я увиделся с нею, было бы чересчур, тем не менее напрашиваются именно эти слова. Как будто кто-то приподнял завесу горя, и исчез разделявший нас барьер.

Почему мне никто не говорил обо всем этом? Как легко я осудил бы другого в такой же ситуации? Я мог бы сказать: «Он оправился после своей утраты. Он стал забывать свою жену», а истина вот в чем: «Он помнит ее лучше, потому что он частично оправился». И это факт. Мне кажется, я могу объяснить, почему это имеет смысл. Вы не можете ясно видеть, если ваши глаза затуманены слезами. И вы никогда не получите именно того, чего вы хотите, если вы слишком сильно хотите, а если даже и получите, то не сумеете толком распорядиться полученным.

«Нам необходимо серьезно поговорить» — подобное вступление заставляет всех погрузиться в молчание. «Сегодня я непременно должен хорошенько выспаться» — и вы, скорее всего, проведете бессонную ночь. Лучшие напитки бездарно переводятся, когда испытывают особенно мучительную жажду. Не происходит ли то же самое, когда мы думаем о наших умерших, и именно из-за нашего отчаяния опускается железный занавес, и нам кажется, что мы взираем в пустоту? Те, кто просит (тем более, кто очень просит), ничего не получат. И возможно, не сумеют.

И так же, наверное, с Богом. Постепенно я начал ощущать, что дверь приоткрыта, нет больше замка и засова. Может, моя отчаянная нужда была виновна в том, что дверь захлопнули перед моим носом? Может быть, как раз тогда, когда ваша душа вопит о помощи, Бог не может дать ее вам? Так же как тонущему трудно помочь, если он барахтается и хватается за все подряд. Может быть, вы оглохли от своих собственных воплей и поэтому не слышите голоса, который жаждете услышать?

С другой стороны, «стучи, да отверзнется». Но «стучать» не значит барабанить и пинать двери ногами, как безумный. И еще: «Воздастся тому, кто имеет». Прежде всего, нужно обладать способностью получать. Если у вас нет этого умения, то никто, даже самое могущественное существо, не сможет вам ничего дать. Может быть, именно страстность вашего желания временно разрушает вашу способность получать.

Любые ошибки возможны, когда вы имеете дело с Ним. Очень давно, когда мы еще не были женаты, однажды утром, когда она собиралась на работу, ее вдруг охватило необъяснимое чувство, что Он находится здесь, рядом, буквально за ее плечом, как бы требуя ее внимания. Конечно, не будучи святой, она подумала, как водится, что от нее требуется исполнить какой-то долг, или в чем-то покаяться. Наконец, она сдалась- мне известно, как мы стараемся это отсрочить — и предстала пред Ним. Оказалось, наоборот, Он хотел воздать ей, и ее мгновенно наполнила радость.

Мне кажется, я начинаю понимать, почему горе похоже на ожидание страха. Потому что нарушение целого комплекса самых разных импульсов становится привычным. Каждая моя мысль, каждое чувство, каждое движение души были связаны с Х. Она была их мишенью, ее нет больше. Я по привычке беру свой лук, прилаживаю стрелу, натягиваю тетиву и вдруг вспоминаю…и кладу лук на место. Столько дорог могут привести меня к ней. Я же упорно иду единственной, одной из многих. Но я наткнулся на пограничный заслон, дальше ходу нет. Передо мной открывалось столько дорог; теперь, куда не повернись — сплошной тупик.

Ибо хорошая жена соединяет в одном лице всех, кто тебе необходим на жизненном пути. Кем она для меня не была? Она была мне дочерью и моей матерью, моей ученицей и моим учителем, моей слугой и моим господином. И всегда, соединяя в себе все эти качества, она еще была мне верным товарищем, другом, спутником, однополчанином. Моей возлюбленной; и в то же время она давала мне все то, чего мне не могла дать никакая мужская дружба (а у меня было немало друзей). Более того, если бы мы никогда не влюбились друг в друга, мы все равно были бы всегда вместе и наделали бы много шуму. Это я имел в виду, когда однажды похвалил ее за «мужские достоинства». Она немедленно заставила меня замолчать, спросив, как мне понравится, если она сделает комплимент моим женским качествам. Это был хороший ответный выпад, моя дорогая. Но тем не менее, было в ней что-то от амазонки, от Пентесилии и Камиллы. И ты, как и я, гордилась этим и была рада, что я заметил и оценил это.

Соломон называл свою жену Сестрой. Можно ли считать женщину совершенной женой, если хоть один раз, в определенный момент, в определенном настроении, мужчина не почувствует потребности назвать ее Братом?

Меня все время тянет сказать о нашем браке: это было слишком хорошо, чтобы продолжаться вечно.. Хотя на это можно посмотреть по-разному. Если посмотреть пессимистически — как только Бог увидел, насколько счастливы Его создания, Он сразу решил положить этому конец. «Не разрешается!». Так хозяйка званого вечера, пригласившая вас на шерри, немедленно разлучает двух гостей, как только те увлеклись по-настоящему интересным разговором. А с другой стороны, это может означать: «Они достигли совершенства. Это стало тем, чем должно было стать. Посему дальше продолжать не имеет смысла». Как будто Бог сказал: «Молодцы! Вы достигли мастерства. Я очень вами доволен. А теперь переходим к следующему упражнению». После того как вы научились решать квадратные уравнения, вам даже нравится их решать, но тема пройдена, учитель переходит к очередному материалу.

Потому что мы выучили что-то и достигли какой-то цели. Между мужем и женой всегда происходит скрытая или явная борьба полов, до тех пор, пока совместная жизнь не стирает все противоречия. Считать женскую верность, прямоту и храбрость признаками мужественности — такое же высокомерие, как нежность и чувствительность мужчины называть женственностью. Какой же несчастной и извращенной частью человечества должно быть большинство мужчин и женщин, допускающих подобную самонадеянность! Брак излечивает ее. Соединяясь в браке, двое сливаются в одно полноценное человеческое существо. «Он сотворил их по образу своему и подобию». Как это ни парадоксально, но торжество сексуальности приводит нас к тому, что гораздо выше пола.

И вот один из них умирает. И мы думаем, что любовь срезали на корню; так танец прерывается посреди па, или сорван только распустившийся цветок, что-то вмешивается извне и нарушает естественное развитие вещей. Не знаю. Если, как я упрямо предполагаю, мертвые испытывают боль разлуки не меньше, чем живые (это может быть одним из испытаний, которым мы подвергаемся в чистилище), тогда для всех любящих без исключения горе — универсальная и неотъемлимая часть любовного опыта. Оно следует за браком так же, как брак является естественным следствием периода ухаживания, как осень сменяет лето. Это не конец процесса, а очередная его фаза, не прерывание танца, а следующее па. Мы отдаем часть самого себя своей любимой, пока она жива. Затем мы начинаем исполнять следующее, трагическое па нашего танца, когда мы должны научиться отдавать часть самих себя, несмотря на то, что исчезла телесная оболочка партнера, научиться любить саму суть покойного, а не нашу память, или собственное горе, или освобождение от него, или нашу собственную любовь.

Теперь, когда я возвращаюсь мыслями назад, я вижу, что совсем недавно я был больше всего озабочен памятью и опасениями, не обманывает ли она меня. Непонятно почему (единственное, что приходит на ум — Божие милосердие), я перестал об этом беспокоиться. И что интересно, как только меня перестал занимать этот вопрос, я стал встречать ее на каждом шагу. «Встречать» — может, слишком сильно сказано. Я не имею в виду, что я вижу ее или слышу ее голос, ничего подобного. Я даже не имею в виду особенно сильное эмоциональное переживание в какие-то определенные моменты. Скорее, это постоянное неясное, но глубокое чувство, что она всегда со мной — факт, который требуется принять во внимание. «Принять во внимание» — возможно, неудачная формулировка. Звучит так, как будто она была этакой бой-бабой. Как бы выразиться поточнее? Как насчет «серьезная реальность», «упрямая реальность»? Как будто все пережитое говорит мне: «Так уж случилось, что ты страшно рад, что она — есть. Но помни, она есть и будет всегда, хочешь ты этого или не хочешь. Твои желания в расчет не принимаются».

Ну, и к чему я пришел? К тому же, что и любой другой вдовец, который остановится, облокотившись на свой заступ, и скажет: «благодарю Тебя, Господи. Я не должен жаловаться. Я тоскую по ней безмерно. Но сказано — испытания ниспосланы нам». Мы пришли к тому же самому: простой парень со своей лопатой и я, который вообще не мастер копать, ни лопатой, ни чем бы то ни было. И, безусловно, то, что нам «ниспослано испытание», нужно правильно понимать. Бог не не пытается проверить, насколько истинна или сильна моя вера или любовь, Он это и так знал. Этого не знал я. Он сажает нас одновременно на скамью подсудимых, место свидетеля и в кресло судьи. Он знал с самого начала, что мой храм — это карточный домик. И единственный способ заставить меня это понять — развалить его.

Так быстро пережить горе? Но слова двусмысленны. Скажем, больной оправился после операции по поводу аппендицита. Совсем другая история, если ему ампутировали ногу, после такой операции либо культя заживет, либо больной умрет. Если рана заживет, утихнет невыносимая и бесконечная боль. Больной окреп и ковыляет на своей деревянной ноге. Он поправился. Но он наверняка будет испытывать боли в культе всю оставшуюся жизнь, и временами довольно сильные. Он всегда будет одноногим. Вероятнее всего, он не забудет об этом ни на минуту. Для него изменится все: как он будет умываться, одеваться, садиться и вставать, даже лежать в постели он будет по-другому. Вся его жизнь изменилась. Он лишился многих удовольствий и занятий, которые раньше принимал как должное, даже обязанности его изменились. Я сейчас только учусь пользоваться костылями. Может, со временем мне выдадут протез. Но у меня уже никогда не будет двух ног.

Все же я не стану отрицать, что в каком-то смысле я «чувствую себя лучше» и это ощущение связано с чувством стыда, будто я был обязан лелеять и разжигать в себе свое горе и оставаться несчастным. Я когда-то читал об этом, но никогда не предполагал, что это произойдет и со мной. Уверен, что Х. этого бы не одобрила, она бы сказала, что это глупо. И я почти уверен, что этого не одобряет Бог. Что скрывается за этим?

Отчасти, безусловно, тщеславие. Мы хотим доказать самим себе, что мы возлюбленные в самом высоком смысле, трагические герои, а не простые рядовые в огромной армии лишившихся своих близких, плетущиеся с трудом и просто старающиеся выжить. Но и это не объясняет всего.

Думаю, тут еще и путаница в мыслях. На самом деле, мы не хотим продолжения этих мук горя, которые мы испытываем в первые недели после смерти близких, этого не хочет никто. Мы хотим, чтобы наша скорбь была чем-то вроде часто повторяющегося симптома, и мы путаем симптом с самой болезнью. Прошлой ночью я записал, что горе после потери супруга не есть конец любви, а ее очередная фаза, как медовый месяц. Мы хотим пройти эту фазу, сохраняя нашу любовь и верность. И если это доставляет нам боль (что, безусловно, правда), мы должны принять эту боль как неотъемлимую часть данной фазы. Мы не хотим избежать боли, скажем, ценой развода. Это значило бы убить мертвого еще раз. Мы были одной плотью. Теперь, когда половину ее отрезали, мы не станем притворяться, что мы по-прежнему единое целое. Мы по-прежнему муж и жена, мы по-прежнему любим и поэтому мы по-прежнему будем испытывать боль. Но мы, конечно же, если хорошо понимаем самих себя, не хотим этой боли ради самой боли. Чем меньше болит, тем лучше, тем крепче брачные узы. И чем больше остается радости между мертвым и оставшимся жить, тем лучше.

Лучше во всех смыслах. Потому что, как я обнаружил, страстность нашего горя не приближает нас к умершим, а наоборот, отдаляет от них. Это становится для меня все яснее и яснее. Когда я меньше всего горюю — чаще всего по утрам, принимая ванну — она врывается в мои мысли, во всей своей реальности и уникальности. Совсем не так, как в самые плохие моменты, когда мое отчаяние заставляяет видеть все в одном ракурсе и придает всему излишнюю жалостность, напыщенную торжественность, а когда она является сама, во всей своей правде. Такие моменты самые лучшие и освежающие.

Я помню, хотя сейчас не могу припомнить точно, откуда, что в разных народных сказаниях и балладах мертвые не хотят, чтобы мы горевали по ним, они умоляют нас перестать оплакивать их. Смысл этого может быть гораздо глубже, чем я думал. Если это так, значит, наши деды заблуждались. Все эти (иногда всю оставшуюся жизнь) траурные ритуалы — посещение могил, отмечание годовщин, или когда оставляют нетронутой комнату покойного, чтобы «все было, как при нем», никогда не упоминают его имени, или упоминают, но особым голосом, или даже приготовляют покойному наряд (как королева Виктория) каждый вечер перед ужином — все это отдает мумификацией. Это делает мертвых еще более мертвыми. Может, это и было (пусть бессознательно) целью? Тут срабатывает что-то очень примитивное. Пусть мертвые остаются мертвыми, для примитивного разума дикаря важно быть уверенным, что они незаметно не пробрались в мир живущих. Любой ценой заставить их оставаться там, где им надлежит быть. Безусловно, все эти ритуалы подтверждают смерть. И может быть, именно такой результат желателен, по крайней мере, для тех, кто совершает эти ритуалы.

Но я не имею права их осуждать. Все это лишь догадки; Я бы лучше побеспокоился о себе. У меня, как ни посмотреть, простая программа. Я буду по возможности часто обращаться к ней с радостью. Я буду приветствовать ее, смеясь. Чем меньше я оплакиваю ее, тем я к ней ближе. Программа, достойная восхищения. К сожалению, невыполнимая. Сегодня снова возвратились адские муки первых дней; безумные слова, горькое чувство обиды, внутренняя дрожь где-то в животе, нереальность ночного кошмара., я захлебываюсь слезами. Ибо горе никогда «не стоит на месте». Ты только вышел из очередной фазы, но возвращаешься в нее, снова и снова. Все повторяется. Смею ли я надеяться, что я двигаюсь не по кругу, а по спирали?

А если по спирали, то вверх или вниз?

Как часто (будет ли это всегда?) ощущение пустоты будет ошеломлять меня, как-будто это происходит впервые, и заставит меня воскликнуть: «Никогда, вплоть до этого самого момента я не осознавал всего ужаса моей потери»? Снова и снова отрезают мне ту же ногу. Снова и снова я чувствую, как нож режет мою плоть.

Говорят, трус умирает много раз, это можно сказать и о смерти близкого. Находил же орел каждый раз новую печень у Прометея, снова и снова вырывал и поедал ее?

4

Это четвертая и последняя чистая тетрадь, которая нашлась в доме, почти чистая, если не считать нескольких страниц, заполненных рукой Дж. древними арифметическими упражнениями. Я решил для себя, закончится тетрадь, и я прекращу свои записи. Я не буду специально покупать новые блокноты. До сих пор эти записки служили мне спасением от полного краха, моим последним прибежищем, они в какой-то мере помогали мне. С другой стороны, выясняется, в их основе заключена какая-то путаница.. Я полагал, я могу описать состояние, начертить географическую карту своего страдания. Но оказалось, горе — это не состояние, а процесс. Тут нужна не география, а история. И если я не перестану писать эту историю, поставив произвольную точку, то тогда нет никакого резона останавливаться. Ведь каждый день происходит что-то новое, что требуется занести в дневник. Горе — как длинная извилистая долина, где за каждым поворотом вам открывается новый ландшафт, но, как я уже говорил, это не обязательно, иногда, наоборот, за очередным поворотом вас ожидает сюрприз другого рода: повернув, вы с изумлением обнаруживаете, что вы оказались в том же самом месте, которое вроде бы прошли несколько часов назад. Вот тут вы начинаете задумываться, может это вовсе не долина, а траншея в виде замкнутого круга. Нет это не так, если даже что-то и повторяется, то в другой последовательности.

Вот, например, еще одна новая фаза, новая потеря. Я стараюсь побольше гулять, глупо даже пытаться заснуть, если хорошенько не устанешь. Сегодня я решил навестить любимые места, по которым я бродил часами в холостые годы. На этот раз лицо природы не выглядело пустым и лишенным красоты, мир больше не казался убогой улочкой (как я жаловался буквально несколько дней назад). Наоборот, каждый вновь открывшийся вид, каждый куст или группа деревьев наполняли меня прежним счастьем, какое я испытывал до встречи с Х. Но это приглашение к счастью показалось мне ужасным. Счастье, которое мне предлагалось, не имело вкуса. Я понял, что не хочу такого счастья. Меня пугает сама возможность возвращения в прошлое. Такая участь — самая ужасная из всех возможных — достичь состояния, когда любовь и женитьба в ретроспективе оказываются всего лишь милым эпизодом — как праздник, ненадолго нарушивший привычную, монотонную жизнь, который закончился, и я снова такой, каким был, неизменившийся, обыкновенный. И со временем, прошедший праздник кажется далеким и нереальным, настолько инородным в самой ткани моей истории, что кажется, все это было не со мной, а с кем-то другим. Это значило бы, что она умерла для меня второй раз, и эта потеря была бы еще страшнее, чем первая. Что угодно, только не это.

Дано ли тебе знать, любимая, что ты унесла с собой, когда покинула меня? Ты унесла с собой мое прошлое, даже то прошлое, которое у меня было до встречи с тобой. Я ошибался, считая, что моя культя заживает после ампутации. Я был обманут, ибо есть столько видов боли, что раз за разом она застает меня врасплох.

Зато я сделал для себя два важных открытия — я, правда, слишком хорошо себя знаю, чтобы поверить, что польза от них будет «продолжительной». Мой разум, обратившись к Богу, больше не упирается в закрытую дверь; обращаясь к Х., он не встречает абсолютную, как прежде, пустоту, я больше не озабочен тем, как мысленно вызвать ее образ. Мои записи не отражают всего процесса, как я надеялся, а лишь отдельные моменты. Может быть, эти изменения трудно уловить. Это не было внезапным озарением и полной эмоциональной перестройкой. Так, к примеру, нагревается холодная комната, или светлеет поутру, когда впервые обращаешь внимание, что заметно потеплело или посветлело, оказывается, что теплее и светлее становилось постепенно, до того как ты это заметил.

Я писал о себе, и о Х., и о Боге. Именно в этом порядке. Такой порядок и такие пропорции как раз абсолютно недопустимы. Ни разу мне не пришло в голову воздать им хвалу. А это было бы весьма полезно для меня. Хвала — это одно из проявлений любви, вносящее в нее какой-то элемент радости. И восхвалять нужно в следующем порядке: Его как дарующего, и ее как дар. Ведь воздавая хвалу, мы мы в какой-то степени получаем удовольствие от предмета восхваления, как бы далеко от нас он ни был. Я должен чаще воздавать хвалу. Я утратил способность испытывать наслаждение, которое давала мне Х. И я так заблудился в своих сомнениях, что лишил себя радости, которую (если Его милосердие безгранично) мог иногда получать от Бога. Воздавая хвалу, я могу в какой-то степени радоваться ей, и в то же время, в какой-то степени радоваться Ему. Это лучше чем ничего.

Но возможно, я лишен этого дара. Я как-то сравнил ее со шпагой. До какой-то степени это верно. Но по сути совершенно не соответствует истине и вводит в заблуждение. Тут требуется сохранять равновесие. Мне надо было добавить: «но в то же время она как цветущий сад, как лабиринт, садовая куща, стена в стене, загородь за загородью, чем дальше в него углубляешься, тем больше тайны, больше благоухающей и плодоносящей жизни».

И восхваляя и все созданное Богом, я должен воскликнуть: «Хвала тебе, Господи, ибо все это создал Ты!»

И восхваляя сад, мы славим Садовника, восхваляя меч — кузнеца, что выковал его. Хвала Жизни, дающей жизнь, и Красоте, дарящей красоту.

«Она в руках Господних». И когда я сравниваю ее со шпагой, это сравнение наполняется новой энергией. Может быть, земная жизнь, которую я с ней делил, была лишь частью искушения. Может быть, Он уже берется за эфес новой шпаги и размахивает ею в воздухе, вызывая молнии. «Настоящая иерусалимская сталь».

Вчера ночью был один момент, который нельзя описать словами, можно только привести какие-то сравнения. Представьте себе человека в кромешной тьме. Он думает, что находится в каком-то подвале или в темнице. И вдруг послышался непонятный звук. Он предполагает, что звук доносится откуда-то издалека — то ли шум волн, то ли шелест деревьев на ветру, а может, кипит чайник где-то в полумиле от него. Если он все это слышит, следовательно, он не в подвале, а на воле, он свободен. Или этот звук где-то рядом, это чей-то сдавленный смех., если это так, значит, он не один, рядом с ним во тьме — друг. В любом случае, это добрый звук. Я все-таки не сумасшедший, чтобы считать, что это переживание что-нибудь доказывает. Это лишь попытка представить некую идею, которую я всегда допускал теоретически, идея состоит в том, что я, как и любой смертный, могу неправильно понять ситуацию, в которой нахожусь.

Пять чувств; неизлечимо абстрактное мышление; избирательная наугад память; целый набор предубеждений и ничем не обоснованных предположений, их столько, что я могу исследовать лишь некоторую, самую малую часть, а иногда даже не подозраваю о их существовании. Какую же часть реальности способен пропустить через себя столь несовершенный аппарат?

Я постараюсь, насколько смогу, не залезать в дебри. Все сильнее и сильнее меня одолевают два очень разные убеждения. Одно из них — Вечный Ветеринар гораздо более жестокий и безжалостный, чем мы можем себе представить в самом худшем воображении.. Второе — «все будет хорошо, все будет хорошо, все будет прекрасно»

Не важно, что у меня не осталось удачных фотографий Х. Не имеет значения — почти никакого — если ее образ в моей памяти несовершенен. Изображения, запечатлены они на бумаге или в нашей памяти, не важны сами по себе. Они лишь немного похожи на оригинал. Проведите параллель на более высоком уровне. Завтра утром священник даст мне маленькое кругленькое, тонкое, холодное и безвкусное печенье. Хорошо ли это, или плохо, что просвирка даже приблизительно не напоминает то, с чем она меня воссоединяет? Мне нужен Христос, а не что-то, что его напоминает. Мне необходима сама Х., а не что-то, похожее на нее. По-настоящему хорошая фотография со временем может стать ловушкой, ужасом и помехой.

Изображения, наверное, полезны, иначе они не были бы так популярны. (Не имеет значения, существуют ли статуи и картины вне нашего разума, или являются образными конструкциями внутри него). Лично я считаю, что их опасность более чем очевидна. Изображения святого становятся святыми изображениями, они сами становятся святынями. Моя идея Бога — не идея божественности. Она должна время от времени подвергаться сомнению. Он сам расшатывает ее. Он сам великий иконоборец. Не является ли постоянное сомнение одним из признаков Его существования? Прекрасный пример — инкарнация, она не оставляет камня на камне от ранних идей пришествия Мессии. Большинство людей иконоборство оскорбляет, благословенны те, кого оно не задевает. Но то же самое происходит, когда мы творим свои собственные молитвы. Сама реальность является иконоборческой. Ваша земная возлюбленная даже при жизни постоянно торжествует над вашей идеей о ней. Вы именно этого и хотите; вы хотите именно ее, с ее сопротивлением, ее ошибками, ее недостатками, с ее непредсказуемостью. Вот именно: живую, настоящую ее, а не ее изображения или память о ней, мы продолжаем любить и после ее смерти.

Но «это» пока не поддается воображению. В этом отношении она и все мертвые подобны Богу. В этом отношении продолжать любить ее в какой -то мере все равно как любить Его. И в том и в другом случае я должен простирать руки любви — глаза любви тут не годятся — навстречу реальности, наперекор и сквозь зыбкую фантасмагорию всех моих размышлений, страстей и воображения. Я не должен оставаться с самой фантасмогорией и поклоняться ей вместо Него, или любить ее вместо Х. Не мою идею Бога, а самого Бога. Не мою идею Х., а ее самое. Да, и также не идею соседа, а самого соседа. Не совершаем ли мы ту же ошибку по отношению к живым, даже к людям, находящимся рядом с нами в той же комнате? Разговариваем ли и ведем себя, будто мы имеем дело не с самим человеком, но с его образом — почти точным, созданным нашим воображением? И разница между истинным и воображаемым нами человеком становится довольно разительной, прежде мы себе в этом, наконец, признаемся. В реальной жизни (а не в романах), если внимательно присмотреться, он в своих высказываниях и поведении выходит из «характера», из того, что мы называем его характером. Он всегда неожиданно выкладывает карту, о которой мы и не подозревали.

Я полагаю, что я неправильно оцениваю окружающих на основании того факта, что они совершают ту же ошибку по отношению ко мне. И все мы думаем, что раскусили друг друга.

Может оказаться, что все это время, в очередной раз, я складывал карточный дом. Если это так, то Он снова развалит его одним щелчком. И будет делать это каждый раз, когда сочтет необходимым. Если только не убедится, что я неисправим, и я не окажусь в аду, где буду вечно строить карточные дворцы, «свободный среди мертвых».

А что, если я и прихожу постепенно к Богу, то лишь в надежде, что Он приведет меня к ней? Но при этом я прекрасно понимаю, что нельзя использовать Бога как путь для достожения своей цели. Он должен быть целью, а не средством, Он — конец пути, а не сам путь, иначе вы никогда не приблизитесь к Нему. Это и есть главная ошибка разных популярных картинок, изображающих счастливые воссоединения с родными и близкими «в запредельном будущем», ошибка не в самих простых и очень земных образах, а в том факте, что то, что они называют окончанием пути, на самом деле лишь промежуточный пункт на пути к истинному концу.

О, Боже, неужели только на этих условиях? Неужели я смогу встретиться с ней, если только я возлюблю Тебя так, что мне станет все равно, встречусь ли я с ней или нет? Подумай, о, Господи, ведь именно так это видится нам. Что можно было бы подумать обо мне, если я сказал бы детям: «Никаких конфет! Вот вырастите большими и перестанете их хотеть, тогда вы сможете есть столько конфет, сколько угодно!»

Если бы я точно знал, что нас разлучили навечно, и что она навсегда забыла о моем существовании — но это принесет ей радость и успокоение, я бы, конечно, сказал: «Пожалуйста, я согласен, валяйте!» Так же, как если бы в земной жизни я мог бы излечить ее от рака, согласившись никогда больше не увидеть ее, в ту же секунду я бы устроил все возможное, чтобы никогда больше ее не видеть. Я бы должен был согласиться, как любой порядочный человек. Но, к сожалению, мне не дано этого выбора.

Когда я задаю все эти вопросы Богу, я не получаю ответа. Но это не прежнее «Ответа не будет!». Это не захлопнутая перед носом дверь. Скорее, это спокойный, явно без всякого сочувствия, взгляд. Как будто Он покачал головой не в знак отказа, а как бы не желая обсуждать вопрос. Как бы говоря: «Успокойся, дитя мое, ты не понимаешь». Может ли смертный задавать Богу вопросы, на которые Он не считает нужным отвечать? И очень даже просто, думаю я. Бессмысленные вопросы не требуют ответа. Сколько часов в одной миле? Желтый цвет круглый или квадратный? Боюсь, что добрая половина наших великих теологических и метафизических проблем подобна этим вопросам.

А если хорошенько подумать, то передо мной вообще не стоит никаких практических задач. Я знаю две великих заповеди и буду-ка их и придерживаться. С ее смертью ушла одна проблема. Пока она была жива, она практически могла быть для меня важнее Бога, я мог делать то, чего хотела она, а не Бог; если бы возник вопрос выбора. Теперь я оказался перед лицом проблемы, где я ничего не могу поделать. Остался только груз чувств, мотивов и прочее того же рода. С этим я должен разобраться сам. Я не верю, что это проблема Бога.

Дар Бога. Свидание с умершими. Сколько я ни размышляю, ничего не приходит на ум, кроме ассоциации с игральными фишками. Или незаполненными чеками. Моя идея, если это можно назвать идеей, что фишки — это рискованная попытка экстраполирования всего нескольких очень коротких земных эпизодов. И подозреваю, что эти эпизоды не самые значительные, может быть даже менее важные, чем те которые учитываю я. Идея пустого чека — тоже экстраполирование. В реальности и то и другое (попытка выиграть или получить наличные по чеку) вероятнее всего разобьет вдребезги все идеи, касающиеся и фишек и чеков, (более того, соотношение обеих идей между собой).

Мистическое воссоединение, с одной стороны. Воскрешение из мертвых, с другой. Я не могу достичь хотя бы намека на образ, или найти формулу, или даже только почувствовать, что их объединяет. Их объединяет реальность (и нам дано это понимание). Реальность — еще один иконоборец. Да, небеса разрешат все наши проблемы, но, думаю, не демонстрируя искусное сглаживание всех наших явно противоречивых представлений, нам с нашими представлениями сразу выбьют почву из-под ног. Мы увидим, что и проблемы-то никакой не было.

И снова не раз возникнет то же самое переживание, которое мне никак не удается описать, кроме как сравнить с приглушенным смехом в темноте. Догадка, что единственно верный ответ — сокрушающая и обезоруживающая простота.

Часто мы думаем, что мертвые нас видят. И заключаем из этого, неважно, имеются ли на это основания, что если это правда, то они видят нас более ясно, чем при жизни. Видит ли теперь Х., сколько пены и мишуры было в том, что мы оба называли «моей любовью»? Да будет так. Смотри изо всех сил, родная. Я не стану ничего от тебя утаивать, даже если бы мог. Мы не идеализировали друг друга. У нас не было секретов друг от друга. Ты знала все мои слабости. И если сейчас, оттуда ты увидишь что-нибудь похуже, я могу это принять. И ты тоже можешь. Отчитать, объяснить, подразнить, простить. Потому что одно из чудес любви — то, что она дарит обоим, в особенности, женщине, способность видеть партнера насквозь, несмотря на околдованность любовью, в то же время не освобождаясь от ее чар.

В какой-то степени это способность все видеть, как Бог. Его любовь и Его знание неразделимы и неотделимы от Него самого. Мы всегда можем сказать: Он видит, потому что любит, и любит, потому что видит.

Иногда, о, Господь, мы склонны спросить у Тебя, если Ты хотел видеть нас чистыми, как лилии, то почему Ты не создал мир, подобный лилейному лугу? Я полагаю, потому что Ты поставил великий эксперимент. Хотя нет, Тебе не нужны эксперименты, Ты и так все знаешь. Скорее это было великим предприятием: создать организм, но в то же время дух, создать ужасный оксюморон, «духовное животное». Взять бедное примитивное создание, существо с обнаженными нервными окончаниями, с желудком, постоянно требующим пищи, животное, которому требуется самка, чтобы размножаться, и приказать: «Теперь живи сам. И стань богом.»

В одной из предыдущих тетрадей я написал, что если бы мне вдруг было представлено что-нибудь хоть отдаленно похожее на доказательство существования Х., я бы все равно не поверил. Проще сказать, чем сделать. Даже сейчас, после того, что я испытал прошлой ночью, я не собираюсь рассматривать это как свидетельство связи с ней. Но само «качество» переживания, хоть оно ничего не доказывает, стоит того, чтобы попытаться его описать. Оно было начисто лишено каких-либо эмоций. Это было ощущение, будто ее разум на какой-то момент столкнулся с моим. Именно разум, а не «душа», то, что мы обычно считаем душой. Абсолютная изнанка того, что мы называем «слияние душ». Совсем не пресловутая встреча двух любящих, скорее, похоже на телефонный звонок или телеграмму от нее, с каким-то известием или распоряжением. Никакого конкретного сообщения — просто ум и внимание. Не было ощущения радости или печали, ни любви в обычном смысле, ни отсутствия любви. Никогда до сих пор я не мог вообразить, что мертвый может быть таким, что ли, деловым. И в то же время я ощутил необыкновенное чувство бесконечной и радостной близости. Близости, не имеющей отношения ни к чувствам, ни к эмоциям.

Если это и были отголоски моего бессознательного состояния, то мое «бессознание» оказывается по своей глубине гораздо интереснее, чем представляют себе психологи. Прежде всего, оно гораздо менее примитивно, чем мое сознание.

Неважно, что это было, но мой разум просветлел, как дом после генеральной уборки. Такими и должны быть мертвые — чистый разум. Любой греческий философ не удивился бы тому, что я испытал. Он бы и не ожидал ничего иного: если что-нибудь и остается после нашей смерти, то именно это — разум. До сих пор такая идея бросала меня в дрожь Отсутствие эмоций отвращало меня. Но при моем контакте (не знаю, реальном или воображаемом) я не почувствовал никакого отвращения, так как понял, эмоции здесь больше не нужны. Это была полная, бесконечная близость, всеобъемлющая и оздоровляющая, но лишенная чувств. Может быть, эта близость и есть сама любовь, которой в жизни всегда сопутствуют эмоции, не потому что любовь сама по себе является чувством, или потому что она всегда сопровождается эмоциями, но потому что наша живая душа, наша нервная система, наше воображение поневоле должны по-своему реагировать на любовь? Если это так, то сколько еще предрассудков мне следует отмести! Общество или комунна, где царит чистый разум, не может быть холодным, серым и бесчувственным. С другой стороны, это не должно быть тем, к чему люди привязывают такие определения как «духовный», или «мистический», или «святой». Если бы я смог только заглянуть, бросить один взгляд, то я бы употребил (я немного опасаюсь употреблять их) другие определения. Яркий? Радостный? Смелый? Внимательный? Острый? Бдительный? Прежде всего, цельный. Абсолютно надежный. Никакого вздора, когда это касается мертвых.

И когда я говорю «интеллект», я имею в виду и волю. Внимание — это волевой акт. Разум в действии — это, в основном, воля. И для меня это и есть полное разрешение всех вопросов.

Незадолго перед концом я спросил ее: «Ты могла бы придти ко мне — если это разрешается — когда придет моя очередь умирать?» «Разрешается!», сказала она, «Если я окажусь в раю, меня трудно будет удержать, а если в аду, я там все разнесу на куски». Она понимала, что мы говорили на условном мифологическом языке с некоторым элементом комедии. И она даже подмигнула мне сквозь слезы. Но не было никакого мифа и ни тени шутки в воле, которая пронизывала все ее существо, в воле, которая глубже любого чувства.

Однако, хотя я уже меньше путаюсь в определении, что из себя представляет чистый разум, я не должен прегибать палку. Не следует забывать о воскрешении из мертвых, хотя мы не понимаем, что это значит. Мы не можем этого постигнуть, что, наверное, и к лучшему.

Человечество уже раздумывало когда-то над вопросом, является ли последнее видение Бога актом любви или разума. Впрочем, это скорее всего очередной бессмысленный вопрос.

Не грешно ли призывать мертвых вернуться, если бы такое оказалось возможным! Она сказала не мне, а исповеднику,- «Я в мире с Богом». Она улыбалась, но не мне. Poi si torno all’’ eterna fontana. Она припала к вечному источнику.

Комментарии к статье «10 признаков токсичных родителей, которые портят жизнь детям, не осознавая этого»

Вот уж не думал, что встречу точное описание моей мамочки! Почти всё соответствует! Постоянно искала, до чего до@баться и из выеденного яйца сделать скандал вселенского масштаба. Испачкался, когда гулял — скандал, двойку получил — скандал, тройку — скандал, четвёрку — «надо было на «5» отвечать», снова скандал, «5» — думаете, похвалит? Нет, опять промывание мозгов на тему «почему только одна пятёрка, а не 100?». Бесила её «милая» привычка устраивать бесконечные проверки уроков (домашних заданий) именно в тот момент, когда я садился к телевизору. До того — хоть на ушах стой, никакого внимания не обратит. Только сядешь фильм или матч посмотреть — «Неси уроки». Просто проверить, как решил задачи или написал упражнение ей мало: изволь объяснить, какими ещё 20 способами задача решается, почему в этом слове пишется «а» вместо «о»… Скажешь ей: не сейчас, телевизор смотрю — в категоричной форме требует его выключить и отвечать ей. Причём. как только программа заканчивается, всяческий её интерес ко мне тут же пропадает. Попробуешь к ней подойти с уроками за 2 часа до матча — «мне некогда!». За час — «Мне некогда!» За полчаса — «Мне некогда!» Только сядешь к «ящику» — «Неси уроки!» Какие уроки, когда «Динамо» со «Спартаком» играет! Но нет, очередной скандал.

Постоянно ко всему цеплялась, любые мои поступки рассматривала с отрицательной стороны. Причём чаще всего узнавала от агентства ОБС («Одна бабка сказала»). Надо ли говорить, что все эти её «информаторши» доносили по принципу «на одном углу пёрнешь — на другом скажут, что усрался». Только верила она им, а не мне.

Чуть что — устраивала бесконечные промывания мозгов с указанием всех «преступлений», начиная с первого обкакивания пелёнок. Хорошие поступки и добрые дела она не видела принципиально: «рохля», «неумеха», «трепло», «руки из жопы растут» — всеми этими эпитетами награждала, когда что-то не получалось. Зато как ей что надо — изволь бросать все свои дела и выполнять, что её левая нога захотела. Неделю вкалывал на конвейере, «пахал» так, что пёрнуть некогда, в пятницу буквально приползаешь домой с единственным желанием: принять горизонтальное положение и как можно дольше его сохранять. Но для неё это не повод: в субботу в пол-шестого утра изволь вставать и ехать вкалывать у неё на даче. Скажешь, что устал и отдохнуть хочешь — тут же кричит, что «ты не имеешь права уставать» и «смена рода деятельности есть отдых». Была возможность — брал смены в выходные дни, лишь бы от неё подальше. А она опять: вот, у меня взрослый сын, а я вынуждена нанимать людей за деньги, чтобы на даче огород копать. А я, значит, должен работать бесплатно? При этом каждую минуту выслушивая её бесконечные замечания и упрёки?

Очень долго оставался один. Сестра могла любовников водить десятками — мамочка считала, что так и надо. Стоило мне девушку привести — опять скандал всемирного характера. Одна рыжая, другая деревенщина, третья неряха, четвёртой только прописка нужна. Да и девушки надолго не задерживались: понимали, что с такой свекровью им жизни не будет. Отчасти поэтому я женился только в 42 года. Сейчас у нас дочка и сын. Мамочка и тут нашла, до чего домотаться: почему о том, что у неё появилась внучка, она узнаёт последней? Вообще-то это совсем не её дело: дочка — супруги и моя. Она ещё спросила: и когда ты мне собирался сказать, что у тебя дочка появилась? Я ответил так, как в похожей ситуации сказали в каком-то латиноамериканском «мыле»: «Когда она в школу пойдёт!» Дочка пойдёт в школу в этом году. Мамочка её видела последний раз в двухлетнем возрасте. Сына мы ей вообще никогда не показывали: не заслужила.

Не так давно узнал, что я у мамочки — результат второй беременности. Старшего брата или старшей сестры у меня никогда не было. Значит, по молодости залетела, сделала аборт. А когда случилось второй раз, ей сказали: или второй аборт и детей больше никогда не будет, или рожай. Родила меня. Потом ещё ругалась, что я был очень беспокойным, крикливым, спал плохо. А что хотела? Давно доказано. что ребёёнок ещё в утробе чувствует, как к нему мать относится. В год с небольшим «спихнули» меня родителям отца — вот бабушка и дедушка были золотыми людьми, в отличие от их сына. Мамочка. кстати, после развода (мне тогда было 8) постоянно меня с ним сравнивала: вылитый папочка. такой же олух, такой же дурак и т.д. Но трёх козырей в сравнении я её лишил: в отличие от папаши не пью, не курю и по бабам не шляюсь.

Да, супруга и я сочетались браком «по залёту». Но в ЗАГС пошли просто для того, чтобы потом проще было по части прописки детей. устройства их в детский сад и т.д. Вполне могли бы и дальше жить в гражданском браке, это ничуть не изменило бы нашего отношения друг к другу и к дочке, а потом и к сыну. И дети нас любят. А мы принимаем их такими, какие они есть: и дочку-в-попе-моторчик, и сына-непоседу.

Ещё когда только познакомился со своей будущей супругой, рассказал ей о том, что не нравилось в мамочкиных методах воспЫтания. Она рассказала, через что ей пришлось пройти (гораздо меньше. чем мне). И мы написали это всё на листке бумаги и поклялись никогда не использовать такие методы против своих детей.

К сожалению, родители достаются нам в таком возрасте, когда отучать их от многих вредных привычек уже невозможно. Желаю всем, кому такие «токсичные» предки достались, держаться от них как можно дальше. И самим не становиться подобными по отношению к своим детям.

Слоны могут играть в футбол (2018) — отзывы и рецензии — Кинопоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 1025

1—10 из 17

Когда я только начинал промышлять писательством, меня упрекали в мутной мотивации персонажей. Почему они ведут себя так странно? То легки на подъем там, где другой не встал бы и за повышение зарплаты, то погружаются в сентиментальные разговоры там, где всякий нормальный человек начал бы действовать. Где личные причины?

Теперь-то я уже дилетант со стажем, и понимаю, что дело не в том, показываешь ли ты личные причины или нет, но в том, умеешь ли ты орудовать мутной мотивацией, или не очень. Сегал сумел.

Если коротко, то фильм оставил сложное, хотя несколько ненавязчивое послевкусие, и отчетливое убеждение, что русское кино все же живо, причем не единым Юрием Быковым (хотя здесь он тоже отметился). Сложная гамма мозговой активности во время просмотра действительно напоминает игру в футбол. Постмелодрама Сегала — это не Чехов с его стреляющими ружьями, но и не Сэлинджер, у которого ружья висят именно для того, чтобы не стрелять. Скорее, это футбольное поле, которое надобно чувствовать. Действо, в котором атака не знает заранее, во что выльется, — но чем бы она ни закончилась, после нее будет новая. Зритель носится по зеленому полю туда-сюда, стараясь угадать, куда полетит мяч. И в этой ломаной траектории зрителя и есть, кажется, основная логика фильма.

Сегал беззастенчиво работает со сбывающимися и несбывающимися ожиданиями, затевая постмодернистскую игру, в которой зритель заведомо виноват тем, что у него есть перспектива. Например, набоковская. Или фрейдистская. Или обе сразу, что не сильно лучше. Читая некоторые рецензии, я позабавился понятным догадкам, как повел бы себя нормальный мужик на месте главного героя. Или еще лучше, умеренно ненормальный, Гумберт на минималках. Вот тут-то самое интересное. По-моему, Сегал снял фильм именно в расчете на эти наши догадки и их (неполные) разоблачения. Хитрость в том, что главный герой не хочет вписываться в саму дихотомию норма-девиация. Он отклоняется от нормы: но совсем не так, как принято это делать. Сегал вскрывает здесь поразительный факт: у нас есть представление о нормальной девиации, о рабочей форме порока. Но почему? Мне это напомнило диалог из «Молодого папы», где маэстро Соррентино поднимает вопрос о переоцененности плотских утех. Вот и тут идет атака на зрителя, безосновательно убежденного, будто история взрослого мужика, проводящего время с малознакомыми девушками на грани совершеннолетия, предрешена. Ну-ка, разве не может наши поступки направлять что-то другое?… Что? Да что угодно!

Весь фильм зрителю предлагают биться над загадкой главного героя, прекрасно исполненного Владимиром Мишуковым. Подкидывают макгаффины и триггеры – вот, мы слышим про художницу Лику, а во второй половине фильма знакомимся с Ликой, у которой есть подруга, но та ли, что мы подумали? А вот вычурный монолог про ценность времени (герой болен?!), или жутковатый диалог про отклонения в мозгу, из-за которых нормальный человек может вдруг съехать с катушек. Наверное, и с нашим героем… или нет? Может, все можно было бы объяснить, чем-то вроде травмы, историей про потерю дочери, с которой он не в силах смириться, желая создать себе и «ей» альтернативную жизнь и т.д. Но тогда почему герой знакомится с девушками через родителей? На любые догадки находятся возражения, в самых ключевых моментах темный экран прячет от нас ключи. Казалось бы, простой и дешевый прием. Но прелесть «слонов» в том, что мяч не уходит в аут, сюжет не рассыпается. Поведение героя странно, но внятно объяснить, почему люди не должны быть такими, очень непросто. И даже сказать, что фильм посвящен предвзятости людей, склонных подгонять своих ближних под неведомо чем обоснованную норму, нельзя. Ведь по ту сторону экрана к герою не относятся предвзято, не воспринимают как Гумберта: если кто и виноват, так только зритель.

Сегал балансирует на грани мелодрамы. В одном шаге от абсурда или абстрактной зарисовки, он все же сохраняет сюжет, в итоге поразительным образом изображая саму современную жизнь, в которой слишком много последовательности, чтобы отказаться осмыслять ее в привычных категориях, но слишком мало согласованности, чтобы хоть одна привычная схема полностью работала. «В странном, неживом и баснословном мире» Сегала много информации и мало доказательств – совсем как в том мире, который я вижу сейчас, подходя к окну. А герой Мишукова так же уникален и непонятен, как человек, с которым я зачем-то пытался говорить сегодня по душам. И хотя нельзя сказать, что Сегал принес нам откровение и/или катарсис, я благодарен ему. Не за то, что он столь единолично владел мячом в собственном фильме, а за то, что он всегда был достаточно близко, чтобы я мог с ним играть. И когда меня в следующий раз спросят о мотивации моих героев и личных причинах, я просто отвечу – Слоны могут играть в футбол.

Потому что это правда.

8 из 10

прямая ссылка

19 июня 2021 | 10:50

implement.n

Зачем говорить, если и так понятно? А понятно ли?

Претензия Сегала в его фильме ‘Слоны могут играть в футбол’ вполне ненавязчива. Вот главный герой — успешный, но занудный бизнесмен, отчитывающий за опоздание в три минуты или не принесенный вовремя переходник. День вторит дню, зарядка по расписанию, чистое бритое лицо, выглаженный костюм. Все как надо. В жизни он как огромный бесповоротный слон, медленный и незыблемый, негибкий. Периодически гл. герой — Дмитрий — играет в футбол, игра по своей сути командная, а наш герой одинок. И да, даже слоны могут играть в футбол.

Встреча Дмитрия с юной девушкой, дочерью его давнего приятеля в городе его детства — Одессе — немного выбивает нашу белку из своего колеса. Его одиночество находит свое разрешение в сугубо отцовских чувствах, которые он начинает испытывать к ней. И дело даже не в самой девушке, он потом уедет обратно в Москву, возьмет под опеку уже другую дочь друзей, а затем будет еще одна спасительница. И надо же, и бриться перестанет вовремя, и появятся джинсы и куртка в гардеробе, и легкость на лице. И даже не надо будет уже играть в футбол, чтобы чувствовать себя сопричастным чему-либо. Его новая семейная жизнь, созданная только в его сознании, в определенный момент расколдует героя, который уже крепко в нее уверовал. И снова бритое лицо, прямой пустой взгляд, деловой костюм.

Вновь тема отцов и детей. Дмитрий кажется исправным сыном, звонит родителям по скайпу, только вот почему-то ни разу не просит их настроить камеру, чтоб видеть их лица, а параллельно диалогу делает онлайн-заказы. И вот этот сбой в якобы верном поведении сына есть и в его поведении отца. Почему он не испытывает подобный интерес к детям помладше, почему просто не возьмет и не усыновит ребенка, раз чувствует необходимость проявлять заботу и сам по себе состоятелен, чтоб его обеспечить. Как говорит в начале фильма его друг про свою 17-летнюю дочь, что для него это самый прекрасный возраст, когда рос, рос человек рядом и тут появляется собеседник. И, кажется, одиночество Дмитрия намеренно противоречит линейности всего пути отца: от возни с пеленками, первого звонка, конфликта в подростковом возрасте и т.п. Его потребность опекать, потребность в общении(в общении с женщинами в первую очередь), обобщается до одного человека, выводит некий идеал: и дочь, и женщина, и собеседник.

Фильм в некоторых местах ироничен, как, например, что каждый второй подросток находится в депрессии, и своя депрессия всегда дороже и масштабнее. Или, как просят герои, чай пожирнее. Или как успешный бизнесмен всегда выпрашивает скидку, если собирается что-то покупать. И как назло всегда безуспешно. В этих незначительных деталях фильм оживает.

‘Слоны могут играть в футбол’ — это обход изнывающего зрителя: ‘Ну вот сейчас, сейчас он ее поцелует, сейчас уже и т.д.’. Герои в принципе далеки от героев набоковского плана. Если мы имеем в виду ‘Лолиту’. А так Дмитрий чем-то уж очень близок тому призрачному миру, миру масок и фальсификаций из-под пера Набокова.

Была ли драма? Был ли надрыв? Верите вы этому? Или это просто был оборот колеса, когда механизм немного замыкает, но после оно продолжает вертеться.

прямая ссылка

17 июля 2019 | 16:09

В последнее время сравнительно активно появляются фильмы о мужчинах, переживающих кризис среднего возраста. Очередным образцом данного жанра стали ‘Слоны могут играть в футбол’ Михаила Сегала, который выступил одновременно режиссером, сценаристом, актером и композитором данной ленты. С режиссером я уже была знакома по его работе ‘Рассказы’ (2012) и возлагала на новый фильм определенные надежды. Не сбылось.

В основе любой истории лежит конфликт, который либо счастливым образом решается в конце, либо разбивает сердца зрителям. Фильм ‘Слоны могут играть в футбол’ не рассказывает нам ни о каком явном конфликте. Всё, чем мы располагаем — это главный герой Дмитрий, занимающий хорошую должность и живущей в хорошей квартире в Москве. У нашего героя нет ни жены, ни детей, но есть добрые родители, заботливые друзья и маниакальная страсть к девочкам, годящимся ему в дочки.

На первый взгляд может показаться, что история о мужчине, столкнувшемся с пресловутым кризисом среднего возраста и пытающемся теперь нагнать свою молодость в объятиях молодой девчонки. Но в чем же причина этого кризиса? Школьная любовь, выбравшая другого одноклассника? Но во время визита в родной город герой не пытается навестить ни эту самую гипотетическую любовь, ни взглянуть на свою школу? Может у героя погибла вся семья? Но он не ходит на кладбище и не грустит глядя на старое семейное фото. Погибли родители, Но и родители живы и бодро звонят сыну по скайпу. Кстати, с родителями у героя отдельные отношения. Все эти видеозвонки сводятся к стандартному набору фраз и маму с папой, очевидно, более интересует сходил ли сын на футбол, чем отсутствие у него личной жизни. Не будем лезть в чужую семью, раз нас туда не приглашают, и вернемся к проблемам Дмитрия. Из самого очевидного остаются проблемы с бизнесом и здоровьем. Но Дима здоров как бык, делает планку и играет по выходным в футбол, чем бесконечно радует своего отца. Сфера деятельности нашего героя вообще остается для зрителя белым пятном, потому что мы не знаем даже чем Дмитрий занимается, кроме того, что он сидит в красивом кресле во главе длинного стола переговоров. На него не наезжают бандиты, компания не тонет в долгах. И даже сотрудник, приехавший из регионального филиала с неким проектом, не может пролить свет на эту тайну. Этот парень вообще появляется в сюжете только для того, чтобы опоздать на самое важное собрание в свое жизни на три минуты и выслушать трехминутный монолог ГГ о том, как важно ценить время. Монолог дает нам право надеяться на то, что герой чем-то серьезно болен и в этом и есть смысл всей истории. Но вы же помните, что надежды в этом фильме не сбываются?

Итак, мы с вами выяснили что никакой очевидной проблемы в жизни героя нет, но есть три девушки, которых он встречает на том этапе жизни, который снял для нас Михаил Сегал. Все три девушки более или менее радостно стремятся скрасить свою скуку общением с Дмитрием, чем крайне озадачивают зрителя. Не знаю, в том мире, где я живу, ситуация, где школьница приходит ночью в слезах к едва знакомому мужчине и настаивает на том, что кровать достаточно большая для них двоих (Здесь слоны могут играть), не является нормальной. Так же ненормально впускать в дом друга своих родителей и делать с ним против своего желание упражнение, больше напоминающее имитацию сексуального акта. Ну и совсем ненормально желать отдать свою девственность странному мужчине, который чуть было не умер от ножевого ранения у тебя на глазах. Можно списать все это, на отсутствие реальной отцовской любви в жизни каждой из трех девушек, но сценарист и это не позволяет нам додумать, подчеркивая нормальные отношения папа-дочка во всех трех ситуациях.

Отдельный вопрос вызывает игра персонажей — все они нарочно инфантильные и практические безэмоциональные. Абсолютно спокойная жертва попытки изнасилования и ее семья, глава компании, меланхолично наблюдающий за срывом собрания, депрессивные девушки. Неизвестно, прописана ли эта глиняная апатия в сценарии или же это отличительная черта всего актерского состава.

К концу фильма последним вопросом для меня было переспит ли Гумберт с Лолитой или нет. Как оказалось, Дмитрий просто хочет обрести дочь и дико переживает, когда у предполагаемой кандидатки обнаруживается реальный вполне нормальный отец. И даже плачет, не вызывая, впрочем, ни грамма лишнего сочувствия.

Единственной изюминкой всей картины становится депрессивная подруга девушки Бонда №3. Сильная девушка, в одиночку отправившаяся в пеший тур, чтобы утопить свою печаль в темной речушке в глухом лесу. Очень жаль, что создатели ‘Слонов’ оставили этого характерного персонажа таким же не прописанным, как и всех остальных.

Название ‘Слоны могут играть в футбол’, скорее всего, было призвано возбудить фантазию зрителей и дать им поразмышлять, но для меня хорошим ответом стала уже упомянутая реплика девушки №1 и созданная ею метафора ‘присутствия большого пустого места’. Это пустота пронизывает жизнь главного героя, который пытается закрыть дыры покупками (небольшая отсылка к ‘Бойцовскому клубу’ Паланика), но и это получается слишком вымученно. Вместо того, чтобы забивать свой дом хламом из Икеи, Дмитрий решает пытать консультантов. (‘А сделаете мне скидку? А почему нет ‘тюльпанов’? А можно ли дарить четное количество роз? А почему у вас вода горячая, а не кипяток?).

Отвечаю на свой первый вопрос — фильм ни о чем. Каждый фильм снимается с целью рассказать о чем-то и показать развитие персонажей. В ‘Слонах’ я не увидела ни первого, ни второго. На всякий случай допускаю возможность наличия скрытого смысла, который удастся найти другим зрителям.

прямая ссылка

12 июля 2019 | 14:22

Michail-kino

О большом одиночестве в большом мире.

Этот фильм милый и лирический, смешной и заунывный, трагичный и абсурдный. Все эти противоречивые направления можно найти в новой работе Михаила Сегала «Слоны могут играть в футбол».

Название фильма конечно способно ввести в ступор. И, признаюсь, его смысла я так и не понял. Да, эта фраза проскочила в одной из реплик, не получив никакого дальнейшего развития. Да по ходу фильма много фраз было сказано, но логическую цепочку ни со слонами, ни с футболом проследить так и не удалось.

Но не это главное. Прежде всего поразил актёр, исполнивший главную роль. За творчеством Владимира Мишукова я особенно не следил. По сути впервые прочитал эту фамилию, пытаясь узнать, кто же исполнил роль Дмитрия. Великолепная работа! Так филигранно пронести через весь фильм образ одинокого немолодого человека, показать его страсти, интересы, страдания… на такое способны немногие. Сильный и талантливый актёр, хоть и малоизвестный. Надо будет в будущем посмотреть ещё какие-нибудь фильмы с его участием.

К герою удалось проникнуться состраданием, особенно в той сцене, когда у него открылась рана. И дальше уже искренне хотелось пожелать: лишь бы с этим персонажем ничего плохого не случилось. Хотя, признаюсь, вначале истории был ряд моментов, когда он раздражал. Особенно в сценах его регулярных встреч с дочкой его друзей.

Персонаж – Дмитрий, кстати так и остался загадкой. Ну сколько ему можно дать по игровому возрасту: солидный мужчина, которому около 50 лет. Собственно возраст адекватный возрасту самого Владимира Мишукова. В таком возрасте люди уже прочно стоят на ногах, имеют своё положение в обществе, семью с взрослыми детьми, ну и прочий социальный букет. У нашего героя понятно только одно: есть престижная работа на которой он занимает руководящую должность. Ну и как приложение к этому: дорогая машина, современная квартира и возможность жить в люксовых номерах отелей. Вот, собственно и всё. А в личном плане – тёмный лес. Ибо, судя по сюжету – он одинок. И были ли у него дети, был ли у него вообще брак – понять так и не дано.

За-то чётко прослеживается нить его нерастраченной отцовской любви. Вроде, судя по аннотации фильма, можно было ожидать очередную версию «Лолиты», на сей раз в интерпретации Михаила Сегала. Но… не тут-то было. Любовь есть, но очень тонкая и ранимая. Именно любовь на уровне заботы о ребёнке: «Одень шарфик», «Вот я купил тебе тёплые носочки», «Обязательно всё доешь» и куча других штрихов, которые дают явно понять: Дмитрий любит молодых девушек, не как сексуально-привлекательный объект, а именно, как своих детей, боясь даже коснуться своими губами их губ. Здорово пронесено это состояние. Михаил Сегал сумел очень явно передать на экране то чувство, которое в современной кинематографии практически забыто.

У нас, ведь, как: увидел девушку – тащим в постель. И чем быстрее совершится этот желанный акт – тем лучше. А здесь показано совсем иное. Особенно интересно наблюдать, как чувство это развивается в Дмитрие при общении с каждой последующей девушкой.

В общем-то поэтому герой и уязвим, как и уязвима его тонкая душевная организация. Которая может пошатнуться от любого резкого воздействия, даже от несвоевременного поцелуя. Сильно!

Но абсурдность, конечно, в этом повествовании тоже есть. Ряд действий и сцен выглядят какими-то уж слишком фантастическими и нереальными. Взять тот же диалог с парнем, который ухлёстывал за Ликой. Как-то всё слишком просто получилось. Любовнички так просто от своих позиций не отступают, особенно если им пытаются погрозить пальчиком возрастные дяденьки.

Попытка изнасилования тоже какая-то слишком наигранная вышла. Маньяк, вообще-то всегда действует в одиночку. А тут откуда-то средь бела дня целая преступная группа появилась. Тоже ближе к фантастике, чем к правде. Ну и ещё есть ряд моментов, на которых я, как придирчивый зритель, споткнулся.

Не могу не отметить и комичные моменты, которые выражались в диалогах героев. В основном в общении Дмитрия с продавцами и с коллегами на работе. Тоненький такой юмор, едва заметный, не всем даже понятный, но здорово разгружающий обстановку. Да и многократные повторения героями слова «Хорошо» — тоже тонкая ирония над нашими будничными разговорами, когда что-то хочется спросить для проформы, и ответить на вопрос не вдаваясь в подробности.

Так что фильм Михаила Сегала с послевкусием. Хоть он и кажется временами затянутым, но, если кто нашёл в себе силы выдержать полностью то же «Кино про Алексеева», то и «Слоны могут играть в футбол» тоже сможет посмотреть ) Уж не сомневайтесь – Михаил Сегал форму не утратил, и в его очередной авторской ленте разбросаны удачные находки на протяжении всего сюжета. Да и сам сюжет предугадать практически нереально. Неожиданно поворачивает он, казалось бы, в самый стандартный момент, совсем в иное русло. А потому интерес на протяжении всего сюжета не угасает.

прямая ссылка

19 мая 2019 | 02:05

deadite

Слоны-футболисты

В последние несколько лет, в умах зрителей, просмотр российского кино перестал быть чем-то постыдным. Причина тому – высочайший уровень профессионализма современных российских кинематографистов, что не может не радовать. И минувший год не стал исключением: «Лето», «Сердце мира», «Человек который удивил всех» и др., – вполне достойный урожай, на который не делаешь скидку: «ну для наших – неплохо». Вот только успех незаслуженно обошёл, пожалуй, лучшего ныне постсоветского режиссера – Михаила Сегала – режиссера «Рассказов» и «Кино про Алексеева». В его новом фильме «Слоны могут играть футбол» собрано всё, за что мы любим Сегала: искренняя вера автора в происходящее – чего нам так не хватает в постмодерновом кино, с его вечным стёбом и несерьезностью, которой мы давным-давно пресытились – удивительно продуманный сценарий, неповторимый юмор, необыкновенная нежность, форма не уступающая содержанию. Невозможно не влюбиться в изысканный монтаж, в цвета, в солнечные блики переливающиеся на экране. Казалось бы, всё это есть и в «Рассказах». В ‘Слонах’ Сегал довёл это до еще большего совершенства.

Кроме всего прочего, Михаил Сегал – универсал. Он не только прекрасный кинорежиссер, но и первоклассный писатель, даровитый музыкант (пишет музыку для собственных фильмов). Актеры у него всегда играют превосходно (даже дебютанты) – что доказывает не только профессионализм работы Сегала с актерами, но и здоровую атмосферу на съёмочной площадке.

Сюжет на первый взгляд прост: Дмитрий попадает на день рождения дочери своего давнего друга. Друг просит поговорить с дочерью о поступлении в ВУЗ. Между ними явно возникает симпатия.

Идея фильм пришла режиссеру во время размышлений над классической историей Лолиты. Слава Богу, он не стал снимать очередную экранизацию, а перевернул её с ног на голову. Некоторые сцены, поначалу могут показаться излишними и надуманными, но по мере приближению к финалу, всё становится на свои места.

Кинопоиск и википедия определяют жанр фильма как мелодраму. Однако это не до конца верно. Это скорее детектив-обманка – не понимаешь, в какой момент и когда выстрелит «ружьё». К слову, эти «ружья» развешены искусно – сказывается богатый литературный опыт режиссера.

Красиво рассказанная история, ни на минуту не провисает – даже в те моменты, когда кажется, что ничего не происходит – за счет того, как узнаваема передана повседневность.

Название «Слоны могут играть в футбол» появилось неожиданно в процессе съёмок: это была фраза из диалога, произнесённая юной героиней»

Если вашему приятелю кажется, что давно кино снимают однотипно и предсказуемо – обязательно покажите своему другу-скептику этот фильм.

8 из 10

прямая ссылка

19 февраля 2019 | 11:39

«Слоны могут играть в футбол» — это авторское кино от российского режиссёра Михаила Сегала, который в 2012 году многих впечатлил своим фильмом «Рассказы».

Это довольно противоречивая и даже спорная история, в рамках которой зрителю будет интересен вовсе не сюжет, а главный герой, потому что вся фишка и сумасшедшая интрига заключается именно в нем самом. На протяжении фильма зритель будет постоянно гадать о причинах того или иного поступка героя, и режиссер очень грамотно держит интригу практически до самого финала, поэтому не удивляйтесь, если история сама по себе не впечатлит, но готовьтесь к тому, что главный герой однозначно заинтересует вас. Как ни странно, но данная картина относится к разряду фильмов, где сюжетное развитие отходит на второй план, потому что вся история фильма — это сам герой. Он человек-загадка, мистер Икс и таинственная личность, в которой одновременно срыто множество необъяснимых явлений, непонятных душевных ран и странных тенденций психологического отклонения. Конечно, каждый человек сходит с ума по своему, но такого персонажа лично я вижу впервые в отечественном кинематографе.

По сюжету уважаемый специалист своего дела знакомится с дочерью-подростком старого друга-одноклассника. Узнав, что отец девушки уезжает из города, главный герой мгновенно начинает проявлять к ней повышенное внимание. Он ей помогает, он следит и даже не на шутку сближается с ней. Но в один прекрасный момент происходит необъяснимое, и все повествование резко начинает идти совершенно по другому направлению, в результате этого зритель остается в полном недоумении. Конечно, я бы мог сказать, что на этом история не закончится, просто на самом деле она даже не начиналась, ведь все самое интересное вас ждет еще только впереди.

Стоит отметить, что это вовсе не жанровое кино для массового зрителя. Это конкретный формат авторского повествования, где присутствуют все атрибуты подобного стиля, поэтому данное кино в основном придется по душе любителям фестивальных проектов.

Как по мне, картина весьма любопытная, поэтому рекомендую к просмотру, чтобы самому оценить задумку и сюжет. Что касается актеров, то здесь абсолютно все прекрасно продумано и сыграно, и также хорошо проработаны типажи героев. Не знаю, как вам, но лично мне фильм понравился. А тем, кто еще не смотрел, приятного просмотра.

6 из 10

прямая ссылка

05 января 2019 | 19:41

Dimitriy01

Рецепт (не)вечной молодости

«А ты какой-то молодой. Ты мне зимой старее показался».

Давно я не видел настолько поэтичного российского фильма. Поэтичные фильмы не стоит подробно разбирать, если это вообще возможно сделать: анализ пригоден для разоблачения плохой поэзии, хорошую же он убивает. Посему не стоит пытаться вникать, чем же конкретно занимается у себя на работе уважаемый в мире бизнеса Дмитрий Александрович, что и подсказывает нам режиссёр, намеренно не давая развернуться содержательной части заседаний с докладами, бизнес-планами и презентациями. Место совершенно ненужной зрителю информации, приносящей деньги персонажам фильма в деловых костюмах, мудро заменено сценами, где Дмитрий покупает цветы и непринуждённо беседует с юными созданиями, порхающими где-то на пути между школой и взрослой жизнью.

Давно, а, возможно, и вообще никогда я не встречал настолько точного названия, данного кинокартине. Все эти будничные обитатели просторных офисных зданий, как и работники сферы услуг, и физику учили, и вроде бы знают, как обращаться с компьютерной и другой техникой. И не тесно, и не холодно, и возможность есть – но заседания задерживаются, разговоры не клеятся, вода не греется. Всего же хватает, ещё и остаётся – даже ребёнку видно (или только ребёнку это и видно?). Метафора общественной неустроенности? «А потом мы спрашиваем, что у нас за страна», – неутешительно говорит Дмитрий.

Нет, это кино не (только) про общество: хорошая поэзия может быть уместна где угодно – и на балу, и в окопе. Так и в «Слонах…» есть и драма, и мелодрама, и немного криминала, и комедийные фрагменты, к большому удивлению гармонирующие с общим настроением этой лирической картины. А как же всё-таки красива сцена с расчёсыванием волос!

Но ближе к сути… Если же всего хватает, давайте делиться. Цветами, подарками, своим временем, иногда почему-то столь драгоценным, что и тратить его боишься. Делиться тем, что «пожирнее». Тогда и в офисе повеет той свежестью юности, что своей быстротечностью подобна цветению сада: «Платья будут, меня такой не будет». История с Ликой завершается подобно неожиданному утру, встречающему тебя с порога опавшим цветом – пришла пора дереву приносить свой плод.

9 из 10

прямая ссылка

29 декабря 2018 | 23:31

Ясно, что хотелось претенциозно, но получилось пусто. У режиссёра какие-то проблемы с одиночеством, это явно прослеживается во всех его фильмах, причем одиночеством патологическим и нездоровым. Герои Сегала мужского пола инфантильны и неспособны к любви, они заменяют её какими-то фантазиями, разглядеть чувства не могут под своим носом, и счастливыми быть похоже не могут. Хотя это всё результат собственного выбора и жалеть их не хочется. В Кино про Алексеева, понятно чего герой хотел как жил и к чему пришёл, хотя и его не жаль тоже. А в Слонах вообще не ясно, что это за герой, почему он такой, и как он жил свою прошлую жизнь, почему у него такие проблемы. Неясно и, честно говоря, неинтересно. Скучно, пресно, притянуто за уши, фильм кажется слишком долгим и нудным. Самолюбованием сквозит из всех щелей. Диалоги везде скучные, как у роботов (возможно так задумано, но от этого веселее не становится) смешного не увидела, чего-то особенного, цепляющего тоже. Девушек жалко, особенно последнюю, каково ей после всего этого придётся. Говорят, что это мужской фильм, ну может быть, хотя и жаль, если так, если вокруг нас мужчины, не умеющие любить и брать ответственность за свои жизни, и за жизни женщин. Интересно, режиссер сам когда-нибудь испытывал глубокое чувство любви, судя по всем его фильмам нет. Ну тогда желаю испытать, может тогда мы увидим, что-то менее пресное и поверхностное.

прямая ссылка

08 декабря 2018 | 13:02

Качественное кино подобно хорошему вину, его хочется смаковать, получать удовольствие при просмотре, а затем ощущать приятное послевкусие, оставляющее поле для внутренних размышлений. Рассказать интересную историю – это только первая половина формулы успеха, вторая заключается в провоцировании зрителя на споры и рассуждения. «Слоны могут играть в футбол» — новая работа режиссера Михаила Сегала, известного по таким картинам, как «Рассказы» и «Кино про Алексеева». Знакомые с творчеством кинематографиста не понаслышке знают, что он всегда выстраивает свои фильмы так, чтобы после просмотра в голове начинали происходить бурные мыслительные процессы. Вот только используемые приемы работают с постоянными перебоями.

«Слоны могут играть в футбол» — это история немолодого бизнесмена по имени Дмитрий, проживающего свои дни по одному и тому же сценарию до тех пор, пока судьба не подкидывает ему встречу с семнадцатилетней девушкой по имени Маша. Все, что касается сюжета, выполнено действительно на высшем уровне. Происходящие действия постоянно чередуют темп, специально подчеркивая настроение главного героя. А банальная история показана настолько интригующе, что сформировать взвешенное мнение о фильме удастся лишь к финальным титрам. Балансируя на грани, Сегал специально играет со зрителем, заставляя менять его свое отношение к картине каждые пятнадцать минут.

Поистине филигранная подача сюжета подчеркивается великолепной актерской игрой Владимира Мишукова. Ему удалось показать Дмитрия в самых разных амплуа, выжав из себя действительно весь спектр эмоций. Герой получился разносторонним, а главное живым. В процессе повествования он постоянно развивается, заставляя зрителя не только сопереживать, но и менять свое отношение к нему. Настроение серой отрешенности сменяется детской радостью, потом теплой любовью и заботой, а после отчуждением и подавленностью. Это интригует, это интересует, это заставляет прильнуть к экрану и не отрываться до самого конца.

Тем более, отдельные сцены выполнены по-настоящему мастерски. Один десятиминутный блок с демонстрацией «рутинной жизни» заслуживает аплодисментов. Настолько проникновенно и точно он ощущается. Кроме того, режиссер предпочитает постоянно ссылаться на уже произошедшие события (через диалоги), тем самым вызывая улыбку у зрителя. Комичные ситуации повторяются ровно столько раз, чтобы не успеть надоесть. И когда в голове возникает мысль: «Вот еще раз они скажут это, и будет провал», герои сразу же перестают повторять одну и ту же шутку.

Михаил Сегал в своем новом фильме поднимает множество самых разных тем. Здесь и проблема одиночества, и нереализованные мечты, и восприятие действительности с точки зрения двух разных людей. Каждый сможет найти внутри комплексного героя что-то свое. А любое многогранное кино всегда дает простор для дальнейшего анализа и осмысления, а также оставляет после себя какую-либо идею. Но, как раз-таки с «глубиной» у фильма не все так гладко, как хотелось бы.

Главная проблема картины «Слоны могут играть в футбол» заключается как раз в диалогах, которым присуща постоянна претенциозность. Сегал настолько сильно хотел донести свои мысли до зрителя, что добавил «рассуждения о высоком» в абсолютно каждую сцену, где присутствуют слова. Смотрится это не только неестественно, но и крайне пошло, когда по всему хронометражу тебе напоминают основные тезисы, заложенные в начале. Герои будто разговаривают не друг с другом, а с глупым зрителем, который не может ничего понять без объяснений.

А еще, после «великого» монолога/диалога, действующие лица любят задумчивым, отрешенным взглядом посмотреть куда-нибудь в окно или камеру, а затем тяжело вздохнуть, подчеркивая весь трагизм. Многозначительное молчание не работает как надо, просто из-за слишком наигранных слов, в которые просто не веришь. В кино существуют сотни способов изящно подать то, что должно быть написано между строк, и обычное проговаривание на их фоне смотрится максимально скучно. А постоянно тыкать в лицо табличкой с надписью: «это глубокое кино, смотри и слушай внимательно» — крайне отторгающий подход к созданию фильмов.

Получается, что фильм «Слоны могут играть в футбол» не стоит воспринимать как нечто действительно фундаментальное и глубокое. Просто массовая картина для неискушенного зрителя, скрывающаяся за маской высокопарной серьезности. Достойные российские мелодрамы выходят не так часто, а значит ознакомиться с новым творением Михаила Сегала определенно стоит. Только не ждите, что картина будет на голову выше его прошлых работ, чтобы потом не было мучительно больно. В этом году более непорочного фильма о любви точно не появится.

прямая ссылка

01 декабря 2018 | 14:15

Какие претензии к доктору, который понимает, что он не Авиценна, но больше лечить некому? – Лечит как умеет, отдавая себе отчёт в том, что не представляет себе ясно взаимосвязи больного органа с душой и соседями, допуская, что нездоровье и боль где-то совсем не там, где он думает. В этом и заключается практически единственный, хотя и весьма существенный, недостаток глубокого и тонкого фильма Михаила Сегала (который не Бергман): мы ничего не знаем о ГГ.

Сейчас он везде одинок – ни дома, ни на работе, ни между работой и домом нет никого, кто разделял бы или хотя бы понимал его восприятие жизни, а дома так и вовсе никого нет. Был ли он таким всегда, пришёл к этому постепенно или в результате драматических событий – мы не знаем, в фильме этого нет. Фильм про то, что сейчас, перевалив за средний возраст, у него изменилось отношение к женщинам. Конкретно, к тем из них, кто мог бы быть ровесницами его 17-2о – летней дочери. Которая когда-то была? Могла бы быть? Где-то есть? – Нам ничего не известно. Остаётся довериться автору, что быть может это не важно. Ведь вот это новое его отношение вполне себе удивительно: оно эротично, но не в смысле «бес в ребро», а в плане восхищения красотой распустившегося цветка; с другой стороны – у него нет бытовых воспоминаний отцовства, он эту грядку не вскапывал, распустившееся растение от первого росточка не пестовал; и сейчас он хочет быть заботливым и любящим садовником, требуя от цветочка лишь одного – быть.

Фильм отнюдь не научно-популярный, это не иллюстрация к статье по психологии. Сегал придумал достаточно увлекательную и даже немного детективную историю, чтобы не торопясь, предложив несколько ложных версий, подвести зрителя к собственному пониманию героя. И если смотреть ретроспективно, то больше всего «Слоны» похожи на пятый рассказ из «Рассказов», точнее – на повесть, написанную в развитие темы рассказа четвёртого.

прямая ссылка

01 декабря 2018 | 12:19

показывать: 1025

1—10 из 17

«Кому-то понадобилось очень сильно напугать человечество»: так ли страшен COVID-19?

Замдиректора НИИ им. Мечникова, бывший главный санврач Москвы о бесполезности карантинов и закрытия границ против коронавируса

«Может, этот вирус и родился в Китае, но гуляет там и по миру уже лет пять или больше, и без специализированной тест-системы его попросту не выявляли», — не исключает замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова доктор медицинских наук Николай Филатов. Он рассказал «БИЗНЕС Online», что новый коронавирус не более чем обычная респираторная инфекция, а остановит его только естественная иммунизация населения, для которой нужно время.

Николай Филатов: «Напуганный человек легче отдает деньги и становится более управляемым. Именно в этом, как мне кажется, кроется корень данной проблемы» Фото: Сысоев Григорий/ITAR-TASS

«ОТ ОБЫЧНОЙ ПНЕВМОКОККОВОЙ ПНЕВМОНИИ УМИРАЕТ БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ, ЧЕМ ОТ ЭТОГО КОРОНАВИРУСА»

— Николай Николаевич, почему во всем мире принимаются столь грандиозные меры безопасности, которых мы еще не видели? Кто и зачем все это инициировал и делает?

— Зачем все это делается? Напуганный человек легче отдает деньги и становится более управляемым. Именно в этом, как мне кажется, кроется корень данной проблемы. Кому-то и зачем-то понадобилось очень сильно напугать человечество. Скажите, пожалуйста, если это сделано искусственно, то какова цель? Для того, чтобы нанести ущерб здоровью людей? Тогда какой это должен быть ущерб? Высокая летальность, тяжелая клиника, высокая контагиозность и так далее. А здесь что мы видим? Летальность у нас какая? Высокопатогенный «птичий грипп» H5N1 — у него летальность 52,8 процента. Это значит, что половина людей, которые заражались этим гриппом, умирали. При этом смертность и заболеваемость были абсолютно не зависимы от возраста, пола, расовой принадлежности и того, чем человек занимается. Была больная птица, от нее заражался человек, и это было тупиком. Этот вирус значительно страшнее, чем коронавирус.

Коронавирус — один из респираторных вирусов, известных давно. Они в обычной респираторной инфекции, которую мы называем ОРЗ, в определенной доле присутствуют, причем давно. Ну и что? Вот этот новый, у него летальность 3,4, ну максимум 4 процента! О чем это говорит? Да ни о чем. Это обычная респираторная инфекция. И вдруг такой бум! Почему? Почему такой бум возникает, когда оснований к нему нет? Дети и подростки не болеют практически вообще. Болеют взрослые и старики. Что происходит?

А вот что. Макрофаг — клетка-дирижер иммунной системы. Микроб, токсин — что бы ни воздействовало на нее, часть макрофагов реагирует физиологическим путем, это нормальная реакция, а часть становится гиперактивной. Доля этой гиперактивной части больше всего у людей возрастных. Когда макрофаг у таких людей встречается с разными возбудителями, он начинает очень сильно раздражаться и дает иммунной системе команду на мобилизацию и самую активную защиту организма. А что такое активная защита? Это приток к месту возбуждения лейкоцитов, в данном случае — в легкие. А что такое приток лейкоцитов в легкие? Это же воспаление. И если вот эту гиперактивность снять, никакой пневмонии не будет. И вообще ничего не будет при этом коронавирусе! Поэтому говорить о том, что это что-то глобально-ужасное, сделанное в лабораториях каким-то врагом человечества, я бы не стал. Не тот возбудитель он тогда сделал. Он новый, иммунитета к нему пока ни у кого нет. Пройдет естественная иммунизация населения, и все закончится. Вот он сейчас походит, погуляет, на детях поциркулирует, вирулентность свою окончательно потеряет, и мы получим что? Какую-то долю иммунной прослойки, и все забудут про этот вирус. Он станет очередным коронавирусом.

Любых возбудителей десятки, сотни, тысячи. Возьмите грипп h2N1, в его «послужном списке» названий половина городов Юго-Восточной Азии и многих других. Даже Москва есть. По-моему, в 2002 году мы выделяли новый вариант вируса h2N1, который в ВОЗ имеет имя «Москва». Так же, как вирус A (h2N1)2009 «Калифорния», там он в этот период был выделен. И что такой бум пандемический был? А что такое пандемия? Это эпидемическое распространение на всех континентах. Оно было, но бума не случилось.

Идем дальше. «Свиной грипп»: летальность 17 процентов, в три раза выше, чем от нынешнего коронавируса. И о нем что-то ничего не слышно.

Все происходящее сегодня говорит только об одном: у страха глаза велики. Я понимаю органы власти. Всем хочется, с одной стороны, отличиться, принять какие-то громкие решения, а с другой, перестраховаться, чтобы потом, не дай бог, в чем-нибудь не обвинили — в халатности, бездействии, недальновидности, что не справился, не свое место занимаешь. Вакцины спешно создаются. Кого будем прививать против коронавируса? В календарь прививок включим, детей начнем прививать, чтобы иммунную прослойку создать? Стариков будем прививать, у которых не будет иммунного ответа? Или будем прививать по показаниям, кто-то заболел, все окружение будем прививать? Что будем делать с этой вакциной? Вопрос этот никто не задает. И нужна ли эта вакцина? Значительно больше нужна, например, вакцина против папилломы человека! Вот она действительно нужна, потому что только у нас в онкологическом центре — и только в месяц, по-моему — ложатся более 150 молодых женщин, которые оперируются по поводу рака шейки матки. Они рожать уже не будут. Вот эта проблема есть, но мы не можем включить вакцину от этой болезни в календарь прививок, потому что она очень дорогая, импортная, и съест половину стоимости всего календаря. Значит, нужно разрабатывать и сделать свою вакцину. Вот чем надо заниматься.

— И все же, о происхождении вируса. Например, На телеканале «Звезда» один из экспертов высказал мнение, что это искусственно построенная в лабораторных условиях вирусная цепочка, состоящая из генома летучей мыши, змеи и ВИЧ человека. И этот искусственный вирус создан то ли в США, то ли в «соросовской» лаборатории в Ухане (там две лаборатории: одна государственная, другая существует на гранты Джорджа Сороса). Отчасти подтверждение этой теории было озвучено 8 марта. «Влияние COVID-19 на организм человека похоже на сочетание ОРВИ и СПИДа, поскольку он наносит вред как легким, так и иммунной системе», — сказал Пэн Чжиюн, директор отделения интенсивной терапии больницы Чжуннань Уханьского университета. По словам медика, вскрытия показывают серьезные повреждения легких и иммунной системы у жертв COVID-19. Как вы относитесь к этой теории?

— Тут трудно быть категоричным. Это новый вирус, который раньше не выделялся, и о нем раньше не знали. Семейство все знают, а он в каком-то своем биоме находился, среди летучих мышей, змей, может быть, еще кого-то. Сейчас над выяснением всего этого работают, и работа эта пока далека от завершения. Сейчас этот вирус попал к человеку, и фантазировать на тему, что в этом есть какой-то искусственный след, конечно, можно много. Там, где пока нет железобетонных фактов, открывается определенное поле для всевозможных предположений и теоретизирований.

«Всем хочется, с одной стороны, отличиться, принять какие-то громкие решения, а с другой, перестраховаться, чтобы потом, не дай бог, в чем-нибудь не обвинили» Фото: © Максим Богодвид, РИА «Новости»

— Вы начали уже говорить о вакцине, продолжим о ней. В связи со вновь открывшимися обстоятельствами, а именно с повреждением даже у вылечившихся людей иммунной системы, получается, что надо изобретать вакцину не только против коронавируса, но и против его последствий уже у вылечившихся людей? Ведь они будут умирать уже собственно не от него, а от его последствий. Это так? Над этим работают?

— Если эти обстоятельства будут признаны значимыми, то такое задание разработчикам, в том числе и у нас, будет дано. Выделят соответствующее финансирование, и что-то из этого всего, наверное, получится. Но вопрос-то совершенно в другом. Китайцы говорят, что разрушается иммунная система. Я вам рассказал на примере макрофагов, что там происходит. Что конкретно разрушает этот вирус? Что он делает для того, чтобы не работала иммунная система? У возрастных людей он вызывает гиперактивность макрофагов, но это для того, чтобы защищать! Это проявление самой иммунной системы, только это проявление в данном случае работает против самого организма. Здесь достаточно легко скорректировать лечение этой проблемы у каждого конкретного больного за счет погашения вот этой активности макрофагов. Такие препараты есть, и это не какое-то открытие. А что говорят китайцы, как выключается иммунная система? Что здесь кто сказал? ВИЧ? У ВИЧ совсем другая природа. Выключение иммунной системы происходит потому, что организм не распознает возбудителя. Вот вирус иммунодефицита человека он не распознает, и тот без проблем для себя наносит ущерб. И если его не лечить, антиретровирусную терапию не проводить, то можно получить очень серьезные последствия. Для коронавируса совсем другая система. Его организм распознает, при помощи активной работы макрофагов организм с ним начинает бороться. Если эту гиперактивность погасить, то всё — никакой пневмонии не будет. Будет небольшой подъем температуры, покашляет человек некоторое время — и всё.

— В Китае умер пациент, который уже вылечился от коронавируса, был выписан из больницы, но снова заразился, и на этот раз с летальным исходом. Это значит, что против COVID-19 организм не вырабатывает иммунитет?

— Это означает, что у него, у этого конкретного человека, который повторно заразился, с иммунной системой было что-то не в порядке. Я не знаю, почему она дала такой сбой. Может, у него ВИЧ был, может, другие какие-то проблемы с иммунной системой были, о которых никто не говорит, а приписывают всё коронавирусу.

То, что сегодня искусственно нагнетается обстановка вокруг этого вируса, уже понятно многим. То ли политикам это надо, то ли каким-то серым кардиналам от экономики и финансов, я не знаю. Но какие-то игры вокруг всего этого идут, в том числе выкачивание из людей денег. Лекарства ажиотажно раскупаются. Кто-то маски по космическим ценам предлагает, кто-то салфетки дезинфицирующие, кто-то индивидуальные средства защиты, халаты, спецкостюмы и так далее. Со стороны может показаться, что мир сходит с ума. Какая-то оценка всего происходящего должна быть в голове у людей? Сколько и у нас, и в мире институтов, занимающихся вирусологией, вопросами иммунитета, вопросами вакцин, почему органы власти не заставят их провести заседания ученых советов и дать рекомендации правительствам, чтобы было четко и понятно всем и всё? Нет, они границы закрывают! А для животных тоже закроем? Для тех же летучих мышей. Зачем все это делается? С точки зрения вирусологии, это лишь на какое-то незначительное время оттянет распространение. Ему быть. Но дело в том, что от обычной пневмококковой пневмонии умирает больше людей, чем от этого нового коронавируса.  

«Вы говорите, что выявили этот вирус у человека. Ну и что? Он что, нанес вред его здоровью, если симптомов никаких нет?» Фото: «БИЗНЕС Online»

«А НАДО ЛИ ОТ НЕГО ЗАЩИЩАТЬСЯ?»          

— В интернете появляется все больше сомнений относительно совместных карантинов. По мнению людей, опыт круизных лайнеров показывает, что они только способствуют распространению вируса, а в условиях стационаров к этому добавляется распространение еще и больничных инфекций. Как вы прокомментируете такие опасения людей? Зачем это делается?

— Кто-то дает команду, чтобы все эти лайнеры с общей системой вентиляции, на которых тысячи здоровых людей находились в изоляции вместе с больными, дрейфовали в море и люди не сходили на берег. Им разобщение нужно, а их принудительно группируют. Фактически искусственно заражают. Ну давайте по гриппу нечто подобное сделаем. Стрептококковая инфекция, еще целый ряд опасных возбудителей, с которыми тоже, наверное, надо аналогичным образом бороться. У нас в Москве гриппом за год болеют около трех миллионов человек. И сколько летальных исходов? Я вам скажу, значительно больше, чем от этого нового коронавируса. Но мы же не говорим, что это катастрофа, не прячем никого. Есть обычные, нормальные процессы саморегуляции паразитарных систем. Вот он вылез от летучих мышей, у которых, кстати говоря, много всяких вирусов, но он слабовирулентный. Да, контагиозность у него высокая, как у обычного гриппа: чихнул — и пожалуйста вам, куча зараженных. А их всех — и здоровых, и больных — в карантин на кораблях, на каких-то территориях закрывают.

Карантин проводится для того, чтобы за территорией карантина не распространялась инфекция. А здесь получается, что мы в этой карантинной зоне закрываем и больных, и здоровых. Там обсервация должна быть. Должна быть зона отдельно для больных и отдельно для здоровых. И вот из обсервации либо туда, либо туда человек должен уходить. Но дело в том, что, ну вот выявили у него этот коронавирус — а клиника какая, проявления какие? Насморк или два раза кашлянул человек? Или у него пневмония сразу проявилась? У нас сегодня в организме громадное количество микроорганизмов. Одни помогают переваривать пищу, другие находятся на коже, создавая нам определенную иммунную защиту. Одни — за счет конкуренции с вирулентными возбудителями, другие помогают нам в жизнедеятельности различных систем функционирования организма и так далее. И что во всем этом капитально нарушил или разрушил этот коронавирус, что так все перепугались? Вот здесь надо разбираться. Даже у меня в первую неделю, как он появился, друзья писали на телефон, что, вот, разведка США сообщает, что какой-то город — одни трупы и дальше больше. Потом оказалось все это чушью собачей, вбросами.

— Некоторые врачи утверждают, что это на редкость «умный» вирус. Он очень быстро мутирует, приспосабливается к внешним факторам и различным лекарственным воздействиям. Появляются все новые данные о способах передачи. Сегодня никто в мире не знает все формы и способы распространения инфекции, чтобы их пресечь, и карантинные меры мало что дают. Как тогда защищаться?

— Весь вопрос в том, надо ли от него защищаться. Вот вы говорите, что выявили этот вирус у человека. Ну и что? Он что, нанес вред его здоровью, если симптомов никаких нет? Саморегуляция паразитарных систем — а эта система представляет собой симбиоз возбудителей и человека-хозяина — в любом случае уравновешивается. Все возбудители гетерогенные, неодинаковые, и если мы возьмем один вирус, посадим его в культуру клеток и начнем искусственно размножать, то каждый изолят будет отличаться от других по вирулентности, по устойчивости во внешней среде, по еще целому ряду факторов. Да, у них общее «фамилия, имя, отчество», да, это коронавирус, его отипировали, что это именно он, но скажите, пожалуйста, а в чем он страшнее всех остальных? Что он творит, чтобы так напугать людей? Тем более что клиника у молодых и здоровых людей, со здоровой иммунной системой, незначительная или вообще никакая. У них выявили, за ними понаблюдали и отпустили. Через две-три недели у него и вируса этого не находят, организм сам с ним справился. При других инфекциях происходит точно так же. И носитель при всякой другой инфекции может заражать людей. Грипп значительно более контагиозен. Вот этот «свиной», который, говорили, пандемический — около 18 процентов его летальность. Новый «птичий», H7N9, у него 34% летальности. А у первого птичьего — 52%. При коронавирусе 2013 года, который тот пришел к нам от верблюдов с Ближнего Востока, была летальность в 39 процентов. Почему тогда не было такой катастрофы? Почему при таких высоких процентах летальности никто не поднимал такой шум и бум? Вот когда будут ответы на все эти вопросы у наших органов власти, тогда будет четкая и правильная позиция. Конечно, можно ввести тотальный карантин, все скупить в магазинах, рассесться по домам и сидеть три недели, пока нас никто не заразил. Выйдем, заразимся и будем еще три недели сидеть

«Кому-то может быть плохо, мало ли чем человек заболел — но этого никто не знает, а видит из окна, как из машины выходят медицинские работники в специальных костюмах и заходят в дом» Фото: © Виталий Белоусов, РИА «Новости»

— Между тем истинное число людей, зараженных COVID-19, намного выше, чем официальные данные китайского правительства. Такое заявление еще в феврале сделал китайский миллиардер и один из богатейших людей КНР Го Вэньгуй в комментарии «Голосу Америки». По его словам, заражены были более 1,5 миллиона человек и «власти скрывают правду». Такое может быть? И если это так,  опасность вируса и его распространение гораздо сильнее, чем пытаются представить, причем не только в Китае. Или это всё спекуляции? Тогда кому и зачем это нужно?

— Я не знаю, кому и зачем это нужно. Этот китайский миллиардер платит кому-то деньги за информацию, и кто-то хочет на этом всем заработать. Я думаю, что для его поставщиков информации неважно, сколько на самом деле умерло и почему они хотят, чтобы им продолжали платить. Я вижу смысл только в этом. Это ложь чистой воды. Скажите, пожалуйста: если это бактериологическое оружие, а чего тогда глава Китая поехал в эту заразную провинцию? Ему бы, наверное, сообщили, что ничего про этот страшный вирус не знают — как происходит заражение, кто носители, сколько их, насколько серьезно его воздействие, что он разрушает даже у вылечившихся людей и так далее, — и не надо ему туда ехать. Там столько больных, которых выявили, и еще неизвестно, сколько невыявленных, и ты можешь там ходить только в общевойсковом защитном костюме. А он поехал, ходил там без всякого ОЗК и не заболел. Все средства массовой информации об этом сообщали и показывали его там.

— В России подобная информация тоже традиционно замалчивается, а неофициальная считается фейком и происками врагов. Но данные о количестве умерших в Москве в период аномальной жары 2010 года до сих пор засекречены. Я пытался их получить, мне отказали. А ведь тогда все морги в Москве были забиты. У моего товарища умер родственник-москвич, и его отправляли в морг в Красногорск, поскольку в Москве не было мест. Сейчас не будет нечто подобного? И вообще, почему такая информация идет максимально дозированной и отфильтрованной только через специальный штаб? Это ведь рождает всевозможные слухи, домыслы, спекуляции.

— Так происходит потому, что подвиги совершаем. Нужно совершить подвиг, и совершить его нужно штабу. Не ученым, которые занимаются этой проблемой, а успешному менеджеру. Вот и всё. Я другого не вижу. Кроме того, многое происходит от непонимания и недопонимания. Вот представьте себе: вы находитесь дома, а к нему, к вашему или соседнему подъезду, подъезжает скорая помощь. Кому-то может быть плохо, кому-то, вероятно, укол приехали сделать, кого-то, может быть, надо забрать госпитализировать, мало ли чем человек заболел — но этого никто не знает, а видит из окна, как из машины выходят медицинские работники в специальных костюмах и заходят в дом. Тут у людей начинается, мягко говоря, сильное беспокойство на тему того, что происходит. У меня знакомый пережил подобное, пришел ко мне и говорит: «А ты меня не обманываешь? У меня к дому подъехала скорая, и оттуда вышли люди в защитных костюмах». Вот это все —  с одной стороны, костюмы, с другой, минимум информации, никаких интервью и так далее — рождает не успокоение, а обратную реакцию. Это не тот вирус, который должен создавать такую проблему.

— Вслед за Китаем вирус ринулся в Европу, и там стремительно распространяется. Вдогонку за Италией число заболевших и погибших от болезни обвально растет во Франции. Число инфицированных в этой стране уже перевалило за тысячу, в Италии приближается к 10 тысячам. Болезнь стремительно расползается от Греции и Чехии до Норвегии. А ведь в начале эпидемии говорили, что вирус якобы предпочитает азиатов. Что случилось, почему он так активно косит европейцев?

— Вирус, как известно, был впервые выявлен в Китае. Заболело какое-то количество человек. Несколько умерли. Их обследовали вирусологически и выявили этот новый вирус. Против него сделали тест-систему. Когда вирус выявлен, тест-систему сделать — это три дня. Весь порядок его секвенирования был опубликован, и тут же сделали аналогичные системы и французы, и итальянцы, и немцы, и у нас, на «Векторе», сделали. Ну и начали выявлять при помощи этой тест-системы: кто-то кашлянул, а то и те, кто без симптомов, просто обратился. И сразу что? Стали звучать какие слова? «Косит», «расползается», — даже у вас прозвучало. Как чума, как черная оспа! «Выкашивает» города и селения! Где все это в реальности?!

«У людей начинается, мягко говоря, сильное беспокойство на тему «что происходит» Фото: © Кирилл Каллиников, РИА «Новости»

— Ну вот итальянцы говорят, что у них заболевают по 200–300 человек в день.  

— Клиника какая? У нас сейчас абсолютно и полностью здоровых нет никого. Возьмите любых сто человек и прогоните по тестам на вирусы, и у всех что-то да найдете. У кого-то гнойничковое заболевание, у кого-то стафилококк, у кого-то заболевание полости рта и так далее. И что, никто не ходит на работу, никто ничего не делает и ни с кем не общается? Нет же. А с этим вирусом что? Да, один из способов его передачи — воздушно-капельный путь. Наши [человеческие] аэрозоли распространяются на расстоянии 2,5–3 метра. Вот кто-то вдохнул такой аэрозоль с вирусом. Спустя 2–3 недели инкубационного периода у него этот вирус не проявился вообще никак. Тест-система вирус у него выявила, и в какую когорту такой человек попадает — больной, тяжело больной, носитель, какую роль он будет играть? Сейчас все эти попытки изоляции городов, территорий — с ограничением движения, из квартиры в квартиру не ходить, на другую сторону улицы не переходить, — ничего не дадут ни в эпидемиологическом плане, ни в плане борьбы с этой инфекцией, потому что внутреннее урегулирование все равно произойдет.                     

— К слову, в конце февраля в американском журнале Atlantic вышла статья, в которой эпидемиолог из Гарварда Марк Липшиц высказал предположение, что COVID-19 в ближайший год переболеет 40–70 процентов населения планеты. Статья так и называлась: «Вы, скорее всего, заразитесь». Некоторые аналитики уже сравнивают вирус с пандемией гриппа-«испанки», от которого в начале XX века умерли десятки миллионов людей в Европе и в России. Уместны ли такие сравнения?

— С точки зрения распространения все эти прогнозы строятся на компьютерном моделировании. «Испанка» — это немножко другое. Это впервые появившийся вирус h2N1. Его тоже не было [раньше], соответственно, и иммунной защиты против него выработано не было. Но у него летальность-то была намного выше. Я даже не знаю, как донести до людей, что это опять нагнетание. Практически все болезни инфекционные. Даже те, что таковыми вроде бы не являются, например та же шизофрения. На самом деле есть паразиты, которые это вызывают. Или язва желудка — ее же не в инфекционном стационаре лечили, а сейчас выяснили, что есть возбудитель. Есть целый ряд биологических патогенов, которые влияют, скажем, на внимательность, человек становится менее сосредоточенным, и если он за рулем, то он часто попадает в аварии. Сейчас против этих всех болезней есть препараты. Случай заболевания — это не норма встречи возбудителя и человека, микроорганизма и макроорганизма. Это исключение. В нормальных условиях они находят пути и режимы сосуществования, живут бок о бок и друг другу не мешают. Вирус попал в организм и ничего ему не сделал. Поэтому говорить о том, сколько заразятся, в данном случае некорректно. Ну все заразятся, сто процентов жителей Земли, но при этом не заболеет ни один. И что? Здесь же все делается для того, чтобы сдирижировать ситуацию в странах и регионах. Люди бегают, всё скупают, сидят по домам, но к болезни это имеет очень относительное отношение.

«Люди бегают, всё скупают, сидят по домам, но к болезни это имеет очень относительное отношение» Фото: MARCIAL GUILLEN/EPA/ТАСС

«СКОРЕЕ ВСЕГО, ЛЕТОМ КАРТИНА ИЗМЕНИТСЯ»

— В ВОЗ заявляют, что к лету ждать спада инфекционной активности коронавируса не стоит. Что делать тем, кто уже взял путевки на море, скажем, в Турцию, Испанию, Италию, Грецию, на Балканы, в Грузию? Куда теперь ехать, в Крым? Или вообще лучше остаться дома?

— Прекратится или не прекратится? Давайте по аналогии с гриппом. Как только становится много тепла и ультрафиолета, вирус гриппа расти перестает. Он просто спит летом, и всё. У него как будто есть календарик. Как поведет себя именно этот коронавирус, предсказать сложно, но я склонен считать, что когда будет больше света и тепла, то для него это будет неудачный сезонный период, как и для большинства респираторных вирусов, а это такой явный респираторный вирус, поэтому, скорее всего, летом картина изменится. Но здесь дело немножко в другом, в страхе. Страны одна за другой закрываются от приезжих. Туристическая индустрия и так уже пострадала больше всех. Но вот от китайских товаров, от китайских комплектующих и даже сельхозпродукции никто не закрылся и не отказался. Если и здесь начнется обвал, то это будет означать, что разжигаемая истерия целенаправленно чего-то добивается, какой-то цели. Напугать власть имущих — так они начнут принимать лихорадочные меры, чем посеют еще больший ажиотаж и панику, и, наверное, только в конце этого процесса начнет проступать та цель, которую преследуют силы или люди, запустившие весь этот процесс. Это проблема не врачебная, не медицинская, это проблема для спецслужб и для аналитиков, которые занимаются экономикой.        

— И кстати, предпринимаемые государствами меры изоляции вроде отмены рейсов и перекрытия границ дают незначительный эффект. Это показывает пример Италии, первой из европейских стран запретившей полеты в Китай еще в конце января, но не уберегшейся от эпидемии. Причем первый зараженный коронавирусом житель Италии не был в КНР и не вступал в контакт с очевидно больными людьми. Именно поэтому врачи долго не проверяли его на коронавирус, что, видимо, и привело к дальнейшему распространению инфекции. Почему государства вместо открытости и сотрудничества во благо всех идут по малопродуктивному пути самоизоляции, а не выработают общие подходы к борьбе с заразой, вместе работать на вакциной и т. д.? Мы ведь тоже идем по этому пути, но число заболевших пока только растет.

— Тест-системы по выявлению этого вируса еще три месяца назад не было ни в одной стране. Теперь ее создали, начали выявлять этот вирус у людей — и тут же заговорили, что этот вирус родился в Китае. Откуда такая уверенность? Да, может, он и родился в Китае, но гуляет там и по миру уже лет пять или больше, и без специализированной тест-системы его попросту не выявляли, а ставили заболевшим самые разные диагнозы, от тяжелых форм ОРВИ до атипичной пневмонии с различными осложнениями у конкретных людей.

На открытость и сотрудничество не идут потому, что как я уже говорил, ситуацию взяли под контроль менеджеры и политики, а ученых и врачей к решению проблемы на межгосударственном уровне активно не подключают. Это общая тенденция.

Такая ситуация вредит, усугубляет проблему, но она пока такова. Возможно, в перспективе что-то изменится, но пока тенденция изоляционизма налицо.

«Как еще людям сказать? Заболели — идите к врачу!» Фото: «БИЗНЕС Online»

— А почему столько ажиотажа вокруг медицинских масок, ведь, как утверждают врачи, они не спасают от коронавируса? Или все-таки спасают?

— Сказать, что маски не защищают, было бы неправильно. Человек без маски находится в зоне распыления выдыхаемых аэрозолей других людей в пределах 2,5–3 метров и, естественно, подвергается их воздействию. Маска такому воздействию будет препятствовать, но она, конечно, не панацея. Впрочем, китайцы, например, или японцы вообще любят в масках ходить — у них большая скученность всего, и людей, и машин, и промышленности. Поэтому и смога много, и из человеческих аэрозолей в буквальном смысле облака висят пополам с пылью и выхлопами авто и мопедов.  

— Как вести себя на работе, в общественном транспорте, чтобы уберечься от инфекции? Или это в принципе невозможно?

— Единственное, что в обязательном порядке надо довести до людей: заболел — обратись за медицинской помощью или останься дома, не ходи, не заражай! Но у нас заложена где-то в подкорке какая-то, я бы сказал, патологическая активность, связанная с работой: «Я больной, но пойду на работу». Подвиг он этим совершает… Зачем ты больной на работе нужен? Если ты физически работаешь, ты быстро устанешь, ты себе вред здоровью причинишь и выйдешь из строя надолго. Если ты человек какой-то творческой или гуманитарной направленности в профессии, то ты там людей позаражаешь. Зачем все это? Останься дома, вызови врача, получи больничный лист, пролечись и выходи, когда ты здоров. Больше ничего не надо. Все прописано в обычных санитарных правилах.     

— Люди прилетают из самых разных стран: кто-то начинает чувствовать себя плохо, у кого-то срабатывает мнительность, но карантинов и больниц люди боятся, не идут к врачам. И пытаются лечиться средствами из домашней аптечки, которые им помогали в прошлом от простуды, например. Это допустимо?

— Самолечение — это очень и очень плохо. Дело в том, что противовирусные препараты —это очень тяжелые для организма химические соединения. Они вызывают в первую очередь разрушение печени, влияют на костный мозг, и многое-многое другое, поэтому принимать без веских оснований какие-то противовирусные препараты чревато. Тем более что в большинстве случаев человек применяет их впустую. Чаще всего у него совсем другие проблемы, требующие совсем другого воздействия и совсем иными лечебными комплексами. Как еще людям сказать? Заболели — идите к врачу!

Вопросы к батюшке | Никольский храм

Здравствуйте, Светлана! Трудно найти такие слова, которые могли бы Вас утешить. Нужно просто смириться и принять то, что есть. Мы не можем постичь всех тайн промысла Божия в сочетании со свободой каждого человека. Действительно, мы не знаем, от каких бед, несчастий, ошибок Господь уберег Вашего сына.
Мы должны сами стараться делать то, что положено, но при этом находить в себе силы принимать то, что от нас не зависит. Смирение — это не проявление слабости, безволия и бесхарактерности. Смирение — это сила, которая помогает выдержать любой удар.
Очевидно, что «автоледи» не злонамеренно совершила это, и для нее это страшное потрясение (хотя, как Вы говорите, она хотела всячески избежать наказания, что вполне естественно для большинства людей. Мало кто в такой ситуации не будет предпринимать подобных попыток). Не дай Бог никому оказаться на ее месте. Почему Господь ее раньше не забрал, мы не знаем. И почему Вашего сына забрал, тоже не знаем. Это не в нашей власти все знать и понимать. Одного человека Бог забирает, не дав совершить что-то страшное, другому попускает совершить и дает время на покаяние.
Есть такая притча:
«Один подвижник, видя неправду, существующую в мире, молил Бога и просил открыть ему причину, по которой праведные и благочестивые люди попадают в беды и несправедливо мучаются, в то время, как неправедные и грешные обогащаются и живут спокойно. Когда подвижник молился об откровении этой тайны, услышал голос, который говорил:

— Не испытывай того, чего не достигает ум твой и сила знания твоего. И не взыскуй тайного, потому что суды Божий — бездна. Но, поскольку ты просил узнать, спустись в мир и сиди в одном месте, и внимай тому, что увидишь, и поймёшь из этого опыта малую часть из судов Божиих. Познаешь тогда, что неисследимо и непостижимо окормление Божие во всём.

Услышав сие, старец спустился с предосторожностью в мир и пришёл к одному лугу, через который проходила проезжая дорога.

Неподалёку там был источник и старое дерево, в дупле которого старец хорошо спрятался. Вскоре подъехал один богатый на лошади. Остановился у источника попить воды и отдохнуть. Когда напился, вынул из кармана кошелёк с сотней дукатов * и пересчитывал их. Закончив счёт, хотел положить его на своё место, однако не заметил, как кошелёк выпал в траву.

Он поел, отдохнул, поспал и затем, сев на лошадь, уехал, не зная ничего о дукатах.

Вскоре пришёл другой прохожий к источнику, нашёл кошелёк с дукатами, взял его и побежал полями.

Прошло немного времени, и показался другой прохожий. Будучи усталым, остановился и он у источника, набрал водички, вынул и хлебушка из платка, и сел есть.

Когда бедняк тот ел, показался богатый всадник, разъярённый, и с изменившимся от гнева лицом, и набросился на него. С яростью кричал он, чтобы тот отдал ему его дукаты. Бедняк, не имея понятия о дукатах, увсрял с клятвой, что не видел такой вещи. Но тот, как он был в сильном гневе, начал его хлестать и бить, пока не убил. Обыскал всю одежду бедняка, ничего не нашёл, и ушёл огорчённый.

Старец же тот всё видел из дупла и удивлялся. Жалел и плакал о неправедном убийстве и молился Господу, говорил:

— Господи, что означает эта воля Твоя? Скажи мне, прошу тебя, как терпит благость Твоя такую неправду. Один потерял дукаты, другой их нашёл, а иной был убит неправедно.

В то время, как старец молился со слезами, сошёл Ангел Господень и сказал ему:

— Не печалься, старец, и не думай от досады, что это произошло якобы без воли Божией. Но из того, что случается, одно бывает по попущению, другое для наказания (воспитания), а иное по домостроительству. Итак, слушай:

Тот, кто потерял дукаты, — сосед того, кто их нашёл. Последний имел сад, стоимостью сто дукатов. Богатый, поскольку был многостяжателен, вынудил отдать ему сад за пятьдесят дукатов. Бедняк тот, не зная, что делать, просил Бога об отмщении. Поэтому Бог устроил, чтобы воздалось ему вдвойне.

Другой бедняк, утомлённый, который ничего не нашёл и был убит несправедливо, однажды сам совершил убийство. Однако искренне каялся, и всю остальную жизнь проводил по-христиански и богоугодно. Беспрерывно просил Бога простить его за убийство и говорил: «Боже мой, такую смерть, какую сделал я, ту же самую дай мне!» Конечно, Господь наш простил его уже с того момента, когда он проявил покаяние. Тем более что он не только заботился о хранении Его заповедей по любо-честию, но хотел даже заплатить за старую свою вину. Так, услышав его, Он позволил умереть ему насильственным способом — как тот Его просил — взял к Себе, даже даровав ему сияющий венец за любочестие!

Наконец, другой, многостяжатель, потерявший дукаты и совершивший убийство, наказывался за его любостяжание и сребролюбие. Попустил ему Бог впасть в грех убийства, чтобы заболела душа его и пришла к покаянию. По этой причине он сейчас оставляет мир и идёт стать монахом!

Итак, где, в каком случае, видишь ты, что Бог был неправеден, или жесток, или безжалостен? Поэтому в дальнейшем не испытывай судьбы Божий, ибо Тот творит их праведно и как знает, в то время как ты считаешь их за неправду. Знай также, что и многое другое совер_-шается в мире по воле Божией, по причине, которую люди не знают. Итак, правильно говорить: «Праведен еси, Господи, и правы суды Твои» (Пс 118, 137)».
А вот та же притча в поэтической обработке известной православной исполнительны авторской песни Светланы Копыловой:
1. -Кругом — одна несправедливость, — так говорил один старик.
И перед ним, взглянув пытливо, Господень ангел вдруг возник.
-Молил ты Господа, — сказал он, — открыть тебе Его дела:
Зачем одни живут в печали, другие же — не знают зла.

2. И вот, повёл посланник Бога его далёко за село:
Там был источник у дороги и дерево с большим дуплом.
-Сиди, мой друг, в дупле, покуда я не вернусь, и наблюдай:
Сюда приходит много люда, ты лишь себя не выдавай.

3. И ангел словно растворился… Старик залез в дупло и ждал.
Вдруг видит он: остановился богатый путник на привал.
Сел на ковёр, порезал сала, достал набитый кошелёк
И долго золото считал он, жуя просаленный кусок.

4. Когда богач, напившись чаю, собрал оставшийся паёк,
То не заметил, как случайно он обронил свой кошелёк.
Старик в дупле сидит и видит: ушёл богач, пришёл другой:
Одежда скромная по виду, в котомке — хлебушек с водой.

5. Платочек расстелил на травке, водичкой хлебушек запил…
Увидев кошелёк, так рад был, что даже шёл куда — забыл.
Домой отправился, довольный… Старик же всё в дупле сидит.
Глядит: идёт дорогой дольней бедняк в лохмотьях — жалкий вид.

6. Но не успел ещё бедняга омыть в источнике чело, —
Вернулся тут богач и нагло стал требовать свой кошелёк.
И находясь в порыве злости, его безжалостно он бил…
Упал бедняк на камень острый и тихо дух свой испустил.

7. Но не найдя своей пропажи, богач бежал — и был таков!
Старик в дупле заплакал даже, как вдруг явился ангел вновь.
Спросил его: «Ну, что ты видел?» — «Несправедливость лишь одну!
Невыносимо, ангел, видеть мне безнаказанной вину!»

8. — Теперь, старик, меня послушай, — сказал он, свой рассказ начав, —
Нашедший кошелёк — был лучшим когда-то другом богача.
Но тот богач был слишком жадным, он хитрым и коварным был,
И вот при помощи обмана он друга напрочь разорил.

9. А тот бедняк и сам когда-то ограбил брата и убил,
Но всё, покаявшись, раздал он и смерть такую же просил.
И внял Господь его молитвам: дал мученический венец.
И тут старик в слезах воскликнул: «Небесный справедлив Отец!»

Помоги Вам, Господи, перенести то горе, которое выпало на Вашу долю.

Евгений Ямбург о школьном образовании, о свободе, о России, о будущем

«Держи ум свой во аде, но не отчаивайся»

ЯМБУРГ Евгений Александрович – директор общеобразовательной школы №109 г. Москвы. Заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик РАО, лауреат премии Правительства РФ в области образования. Награжден значком «Отличник народного просвещения» (1981), медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени (1997), медалью «В память 850-летия Москвы» (1997).

Вот говорят: «Человек большого ума». И с нашим гостем беседовать можно бесконечно на бесконечное количество тем. Кажется, он всё про жизнь знает и всё про нее понял, и поразительной глубины цитата, что вынесена в заголовок, – квинтэссенция этого знания и понимания.

А еще говорят: «Человек большого сердца»… Ну, казалось бы, за более чем сорокалетний педагогический опыт он всякое повидал, и, как искушенно-умудренного доктора, его уже ничем не пронять-не удивить. Но вот рассказывает о новом для России образовательном проекте по обучению тяжелобольных детей, о девочке-подростке, которая практически чудом была вырвана из лап смертельной болезни и теперь учится профессии, о которой мечтала с детства… Рассказывает, а ты ненароком замечаешь, что у него – знаменитого, заслуженного директора школы, убеленного сединами мужчины – в глазах стоят слезы. И теперь уже ты не только радуешься этой истории о чуде спасенной жизни, но и втайне удивляешься чуду неравнодушного сердца, не охлажденного ни педстажем, ни профессиональными регалиями, ни общественной популярностью.

Сегодня у нас в гостях Евгений ЯМБУРГ. Человек большого ума. И человек большого сердца.

 

О колесе, «цифре» и уроках при свечах…

– Евгений Александрович, позвольте для начала задать общий вопрос, чтобы несколько оглядеться и понять, в каких координатах и перед какими вызовами сейчас оказалась система образования, и не только российская, в принципе… Уже все обратили внимание на нынешний вал публикаций, докладов, прогнозов, в которых говорится об «образе будущего». Несмотря на разные вариации, есть один общий посыл, который эти прогнозы – в частности, по сфере образования – объединяет: «ближайшее двадцатилетие будет эпохой самых радикальных перемен в образовании – возможно, с момента, когда начали создаваться национальные образовательные системы». (Это цитата из одного международного доклада, составленного на основе мнений ведущих педагогов и новаторов образования, представителей самых разных стран.) Причиной же «самых радикальных перемен в образовании» станет очередная глобальная смена технологического уклада, называемая «цифровой революцией», которая, как утверждают эксперты, уже началась, и темпы её будут лишь нарастать. Итак, мир – а значит, и вся система образования – накануне сколь неопределенных, столь и неизбежных колоссальных изменений…

Вы согласны с такими временными прогнозами? Не станет ли для школы столкновение с очередными радикальными переменами шокирующим?

– К радикальным прогнозам я отношусь очень осторожно. По одной очень простой причине: в образовании ничто не делается быстро и тем более суперреволюционно. Здесь, как два плеча коромысла, должно быть сочетание традиций и новаторства. Понятно, что приходят новые цифровые технологии, и они, конечно, многое изменят в жизни. Да и меняют уже сейчас, в том числе в школах, которые их внедряют. Но я не вижу причин ударяться в панику, напротив, вы бы видели, с каким интересом дети занимаются тем же 3D-моделированием или робототехникой. Все это совершенно замечательно! Только надо помнить одну простую вещь – есть некие ценностные подходы, и они гораздо важнее, чем технологические. Вот что надо понять. Ибо все те новые технологии, о которых мы сейчас говорим, – это всего-навсего очень удобные инструменты, однако не нужно путать инструменты и глубинные ценности и смыслы образования. Приведу один пример. Год двухсотлетия М. Лермонтова, идет конкурс «Учитель года». Перед жюри выступает конкурсантка: работает интерактивная доска, мелькают слайды презентации. А в перерыве после голосования она подходит ко мне и говорит: «Евгений Александрович, я поняла по вашему лицу, что вам не понравилось мое выступление». Отвечаю, что голосовал не один я, а целая комиссия, но если интересует мое личное мнение, то для увиденного урока придумал бы такой девиз: «Ночь тиха, пустыня внемлет Богу, и доска с доскою говорит…». Как бы сделал урок я: зажег свечу, и мы с детьми почитали бы стихи…

«Первое, что надо, – снять розовые очки, трезво смотреть на то, что происходит вокруг. А с другой стороны, это не повод вбить крюк и намылить веревку, посыпая голову пеплом. Вот тогда будем двигаться вперед».

Глубоко убежден, что впереди информационных технологий всегда идут технологии педагогические. Да, в миллионный раз критикуют традиционную форму проведения урока, говорят, что она устарела, что нужна проектная деятельность. Конечно, нужна – я никого не зову в пещеры. Но, понимаете, в чем дело?.. Колесу много тысяч лет, но оно остается круглым и крутится так же, как тысячи лет назад. И то же самое с уроком – его педагогическая суть, основа должна таковой оставаться при любом техническом прогрессе. Скажу более: если у учителя нет общей культуры, то все замечательные технологические «припампасы» – это, простите, как бантик для коровы… окажутся столь же экзотическим, но бессмысленным придатком.

«Боюсь, что лет через десять-пятнадцать самым востребованным специалистом в массовой школе станет дефектолог. Но пока мы пытаемся отгородиться от такого рода тем, пытаемся сделать вид, что ничего не происходит».

Конечно, изменения уже идут, да они никогда и не прекращались, менялась только их интенсивность. Но меня гораздо больше волнует другая сторона сегодняшних изменений – ценностная и смысловая. То есть – во имя чего, зачем мы учим, что хотим получить в итоге? То, что называется целеполаганием образования. И это уже вопросы ценностей и смыслов не только образования, но шире – культуры.

– Это действительно фундаментальные вопросы. Ответы на них нащупываются?

– Скажу, что идет серьезная внутренняя работа. У меня недавно вышла книга… Очень жесткая, под заглавием «Беспощадный учитель: педагогика нон-фикшн» (выпущенный в свет в начале осени 2017-го первый тираж разошелся почти моментально, сейчас готовится дополнительный. – Прим. ред.). Что значит педагогика «нон-фикшн»? Это означает, что надо уметь прямо, не боясь смотреть на реальные проблемы, отвечать, не прячась за мифы, на любые вопросы. Кстати говоря, что «цифра всех спасет» – это тоже один из мифов, только современных. А есть и очень устоявшиеся, едва ли не вечные. В качестве примера процитирую одного автора, чье высказывание привожу и в книге: «Наша земля приходит в упадок, взяточничество и коррупция процветают, дети перестают слушаться родителей, каждый хочет написать книгу, и конец света уже близок». Как будто наш современник посетовал, правда? А между тем, это папирус Присса, написанный в первой половине III тысячелетия до нашей эры! И ничего, как видим, человечество живо до сих пор.

«Те образовательные реформы, которые у нас произошли, – это было реформирование образования как системы, как некоей машины… Однако по-настоящему реформа начинается только сейчас. И связана она с переквалификацией учителя, с овладением им новыми компетенциями».

Так что порой мы, люди, склонны паниковать: ужас, ужас, все пропало!..

Был такой замечательный православный святой – Силуан, который много чего умного и глубокого сказал. В том числе: «Держи ум свой во аде, но не отчаивайся».

Вот это и требуется. Поэтому первое, что надо, – снять розовые очки, трезво смотреть на то, что происходит вокруг. А с другой стороны, это не повод вбить крюк и намылить веревку, посыпая голову пеплом. Вот тогда будем двигаться вперед.

«Я везде пишу и говорю: нельзя с учителя требовать того, чему его никто и никогда не учил. Требовать можно тогда, когда научили. А это значит, что необходим серьезный пересмотр содержания педагогического образования и системы повышения квалификации».

 

Время гениев и… парадоксов

– Не так давно известный писатель, журналист Дмитрий Быков в своем выступлении в Совете Федерации сделал очень любопытное заявление: «Я никогда не видел такого резкого и ничем не объясненного роста интеллекта и творческих способностей, как в поколении нынешних пятнадцати-двадцатилетних». И далее пояснил: они всё схватывают на лету, обладают феноменальной эмпатией и широчайшим спектром интересов, в них отсутствует стадность, и при этом показывают наивысшие результаты и способность к концентрации в условиях форс-мажоров и авралов. «Надо думать теперь, что с этим гениальным поколением делать», – обратился писатель с трибуны. Иначе весь этот потенциал может быть просто распылен, не реализован… Евгений Александрович, через вас прошло уже не одно поколение школьников. Действительно ли, что коэффициент гениальности, если можно так выразиться, у молодого поколения заметно выше обычного?

– С Дмитрием Быковым я дружу и очень его уважаю: не только за то, что он замечательный писатель, поэт, публицист, литературовед, но и за то, что он преподает в школе. Тем не менее я с ним согласен ровно наполовину, потому что есть другая сторона… Да, он абсолютно прав, имея дело в очень хорошем элитном лицее с той категорией молодых людей, которые действительно соответствуют описанным им характеристикам. К слову, замечу: мне эти публично высказанные позитивные наблюдения очень симпатичны на фоне того безумного букета передач и новостей, которые, скорее, внушают аудитории обратное. Я понимаю, ради рейтингов, ради некой телевизионной драматургии им нужна клубничка. Но если без конца демонстрировать, а по сути, популяризовать низость и агрессию, то чего потом удивляться растущему в обществе уровню нетерпимости и неуважения?

Прав Д. Быков и в том, что требуются новые способы, новые подходы к современным школьникам – с учетом той их особенности, что они не хотят быть просто пассивными потребителями информации… причем это не только уроков касается… Какие это могут быть способы? Приведу маленький пример. В нашей школе 19 октября – это дата основания Царскосельского лицея – проводится ежегодный День лицеиста. С традиционными конкурсами, викторинами. Но что мы еще сделали?.. Поставили на первом этаже гримерные столы. Тут наши старшеклассники и старшеклассницы с помощью грима преображаются – весь процесс, кстати, снимают ребята из школьной видеостудии – и далее, в образе Александра Пушкина и Натальи Гончаровой, прогуливаются по школе, читают наизусть и предлагают встреченным однокашникам и учителям тоже продекламировать что-нибудь пушкинское… Получается замечательный современный пушкинский квест, увлекательный поэтический флешмоб. А одновременно – хороший стимул для ребят и взрослых открыть накануне томик А. Пушкина: никто ведь не хочет оказаться в неловком положении, встретившись в школьном коридоре с самим Александром Сергеевичем! Пусть и ненастоящим.

– И все-таки вы согласны с Д. Быковым только наполовину…

– Да, объясню теперь, в чем согласиться не могу. Но для начала скажу, что вообще поэты и писатели часто идут впереди нас, ученых. Мы-то сначала разрезаем действительность, чтоб проанализировать, а потом что-то склеить из понятого. А метафора, коей владеют литераторы, это не просто словесный изыск – это гештальт, интуитивное прозрение целостности. И поэтому я, безусловно, доверяю поэтической интуиции Дмитрия Львовича. Но при этом не могу не вспомнить и другого московского андеграундного поэта Всеволода Емелина. У него есть «Песня о рабочем районе», я процитирую: «От этих подростков, бледных и тощих, еще содрогнется Манежная площадь, от ихнего скотства в эфире непозднем слюной захлебнется корректнейший Познер…». Представьте, это было написано за несколько лет до событий на Манежной площади, когда там бесновались болельщики, и за двенадцать лет до событий в Бирюлево! И невнимание к этим детям и подросткам, которых намного больше, чем одаренных юных гениев, – огромная педагогическая проблема. Поэтому, восхищаясь талантами одних, надо видеть и понимать тяжелейшие сложности других.

«Понятие «провинция» я воспринимаю как категорию интеллектуальную, а не территориальную. Так вот, с этой позиции: есть «провинциальные» школы в Москве, и в то же время в российской глубинке, совсем не в столичных условиях, я вижу школы с потрясающими педагогическими прорывами».

– Действительно, сегодня очень многие учителя с тревогой говорят о том, что с каждым годом школьный контингент все сложнее, все труднее с ребятами работать.

– Дело в том, что мы стоим перед очень серьезной проблемой, и связана она с резким падением физического и психического здоровья детей. Говорю об этом, поскольку я и мои коллеги работаем фактически на стыке медицины и педагогики. По большому счету, речь идет о цивилизационном парадоксе, в который попало человеческое общество: чем выше уровень медицины, чем более она преодолевает барьеры естественного отбора, тем хуже становится состояние здоровья каждого последующего поколения. Вот такая диалектика. И если еще сотню лет назад для традиционной семьи типичной была ситуация высокой детской смертности, когда выживали лишь самые крепкие и здоровые, то сегодня мы вытягиваем даже пятисотграммовых недоношенных младенцев. Это уже европейский медицинский стандарт. А на очереди – четырестапятидесятиграммовые. И правильно, что спасаем: мы же не фашисты, не изверги! Однако одновременно надо быть готовым и к тому, что для таких детишек резко возрастает вероятность возникновения ранних проблем со здоровьем: или диабет, или патология глазной сетчатки, или синдром дефицита внимания – вариантов много. Или еще пример. Написано в Библии: «Рождать будете в муках». Но нет, это не для нас сказано, сейчас в моде безболезненные роды. Будущей маме делают укол в позвоночник, и новорожденного достает акушер. А в итоге до 80 процентов малышей сегодня появляются на свет с родовыми травмами, которые опять же в той или иной степени чреваты последующими проблемами со здоровьем. Поэтому боюсь, что лет через десять-пятнадцать самым востребованным специалистом в массовой школе станет дефектолог. Но пока мы пытаемся отгородиться от такого рода тем, пытаемся сделать вид, что ничего не происходит.

– Получается, футурологи указали нам на технологические причины радикальных перемен в образовании, а, оказывается, есть и иные – биологические?

– Проблема накопления «генетической усталости», этой оборотной стороны технического прогресса, – очень серьезный для людей вызов. Специалисты считают, что оздоровлению человечества помогли бы смешанные браки: тогда преодолевшие барьер естественного отбора популяции обновили бы свой генофонд благодаря тем, где такой барьер еще сохранился и действует. Но и тут нет простых путей из-за наличия барьеров иного рода – культурологических и религиозных. И если общество не готово, не знает, как реагировать на эти вызовы, то неизбежно растет и невротизация такого общества. Очевидно, что все это сказывается на юном поколении: если взрослые – невротики, то и дети становятся невротиками… А ведь огромные миграционные процессы уже идут, и теперь во многих школах учатся ребята разных культур, разных традиций и даже разного состояния здоровья. Например, у меня в школе немалое число детей, для которых русский язык не является родным, и дома они на нем вообще не говорят. Для образования, для школы, педагогического сообщества – это новая реальность, требующая новых подходов и решений.

– В чем они могут заключаться?

– Я уверен, что новый профессиональный стандарт педагога – это как раз ответ на новую реальность и те вызовы, которые она перед массовой школой ставит.

 

Требовать можно тогда, когда научили

– И при этом школ, которые придумали соответствующие модели и знают, как работать с такими детьми, точнее, уже работают с ними, немного. Это ваша 109-я и, может быть, еще с десяток…

– Нет-нет-нет. Не совсем так. Я много езжу по России по вопросам внедрения нового профессионального стандарта педагога. Уверяю, мы не одиноки. Страна очень большая, и замечательные примеры есть во многих регионах, прорывы есть по многим направлениям. Но, поскольку мы сейчас говорим о вызовах, стоящих именно перед массовой школой, задача следующая: вот такие образовательные очаги, оазисы, которые есть в России везде, объединять в мощный большой архипелаг. Только не ГУЛАГ, конечно.

– Вероятно, для школ России самым слабым звеном является финансовое? Ведь из-за хронического недофинансирования у директоров (особенно сельских школ или школ в небольших городах) голова болит о том, как бы текущую крышу залатать перед началом учебного года. Какой там XXI век с его чудесными цифровыми новациями, когда на одного ученика бюджетом выделяется энная сумма в год, которой не хватает даже на закупку полного комплекта учебников, не говоря об обновлении лабораторного оборудования, наглядных пособий?! О каком повышении качества образования можно говорить в такой ситуации?!

– Финансовая проблема действительно очень серьезная. Но сейчас я приведу пример, и вы сами увидите, что дело не только в дефиците денег, и школьные проблемы не сводятся лишь к ним. Помните случай в Перми, когда учительница заклеила скотчем рот первокласснику? «Ужас, психологическое насилие, под суд ее, прочь от педагогики!..» – внешне все так и есть, и наше возмущение понятно. Но начинаешь разбираться глубже, и что выясняется? У этого ребенка (и не у одного его) диагноз – СДВГ, синдром дефицита внимания и гиперактивности. То есть интеллект в норме, но функционирование нейронных связей имеет особенности. И мы видим таких деток уже в детском саду: больше минуты они с одной игрушкой не возятся. И потому говорить такому, ставшему уже школьником, ребенку: «Будь внимателен!» – это все равно, что слепому говорить: «Присмотрись». На уроке он отвлекается сам и отвлекает других. Выпроводить его в коридор нельзя, потому что мало ли что случится – учителю придется отвечать. И вот пермский педагог прибегла к такому способу «наведения дисциплины»… Конечно, неправильному… конечно, такой метод не выход. Но у меня вопрос: а научил ли кто эту учительницу работать с детьми с СДВГ? И это как раз вопрос профессиональных компетенций педагога. В этой связи должен сказать: безусловно, платить достойную зарплату педагогам нужно – сам из потомственной педагогической семьи, внук учительницы, сын учительницы, сам учитель и отец учительницы, и я за то, чтобы учителя за свой труд получали приличную адекватную заработную плату, чего во многих регионах, увы, действительно, нет. И тысячу раз был прав А. Чехов, еще в 1901 году написавший, что «нищий учитель – позор для страны». Это одна сторона вопроса. А вот другая заключается в том, что ни в одной стране мира – а мне хорошо известен опыт школьных реформ в самых разных странах – никогда механическое повышение зарплаты не приводило к новому качеству образования. Это все равно, что сыпать в море золото и ждать приплода рыбы… Понимаете? А что приводит к повышению качества? Квалификация учителя! Это очень хорошо понимал – к сожалению, сегодня полузабытый – великий русский педагог К. Ушинский. Он писал, что никакое улучшение школы, никакое качество образования невозможно иначе, чем «через голову учителя». С такой позиции те образовательные реформы, которые у нас прошли, – реформирование образования как системы, как некоей машины. Это тоже нужно делать, ведь образование со всей его материальной базой, действительно, огромный государственный механизм. Однако по-настоящему реформа начинается только сейчас. И связана она с переквалификацией учителя, овладением им новыми компетенциями. Каждая поездка по стране убеждает меня в том, насколько важна для современного образования именно эта составляющая.

«Повелительный взор свой устремляю в высь небесную. Распрямил спину и требую – ибо не для себя требую: ниспошли детям счастливую долю, помоги, благослови их усилия. Не легким путем направи их, но прекрасным…»

(Из «Молитвы воспитателя» Я. Корчака.)

К слову, понятие «провинция» я воспринимаю как категорию интеллектуальную, а не территориальную. Так вот, с этой позиции: есть «провинциальные» школы в Москве, и в то же время в российской глубинке, совсем не в столичных условиях, я вижу школы с потрясающими педагогическими прорывами. Почему это происходит? Знаете, как-то замечательный режиссер Питер Брук сказал, что даже если у него отнимут свет, отнимут звук, и он будет работать в подвале, то все равно сделает спектакль с актерами. Потому что основа театра – режиссер и актер, та главная пара, которая и делает игру талантливой или даже гениальной. И в этих школах аналогично: их прорывы обусловлены не каким-то особым оснащением, не наличием навороченных классов и прочего, а правильной настройкой связи вот в этой главной школьной паре «учитель – ребенок». Когда педагоги знают, как это делать, и умеют это делать. А это уже вопрос педагогической квалификации: выйдем мы здесь на новый горизонт, будут и качественные прорывы в образовании.

– Внедрение в школах профессионального стандарта педагога, рабочую группу по разработке которого вы возглавляли, как известно, перенесено на сентябрь 2019 года. Причем вы и сами поддержали решение об отсрочке, поскольку для начала, говорили вы, необходимо выстроить систему подготовки и переподготовки школьных учителей.

– Все время этого добивался и добиваюсь. Почему? Объясню. Я везде пишу и говорю: нельзя с учителя требовать того, чему его никто и никогда не учил. Требовать можно тогда, когда научили. А это значит, что необходим серьезный пересмотр содержания педагогического образования и системы повышения квалификации. Пока это не сделано, мы будем встречаться либо с формальным, бюрократическим, имитационным выполнением профстандартов, что их только дискредитирует… либо просто с саботажем.

– По вашей оценке, как сегодня в стране ведется эта работа? Будем готовы к 2019-му?

– Работа ведется в 23 пилотных регионах, куда мы как разработчики стандарта постоянно приезжаем, рассказываем, разъясняем. Что радует: люди начинают понимать, и там движение идет. А в некоторых регионах, увы, как говорится, конь не валялся – есть и такое. Но, видите ли, в чем дело: до бесконечности тянуть уже нельзя, или, как говорил немодный ныне В. Ленин, – «вчера было рано, завтра будет поздно». Уже этот непростой контингент – в школах, уже эти дети пришли в классы! Поэтому рано или поздно, но все равно нам всем придется решать эти проблемы. Наверное, и в 2019 году кто-то будет все-таки не готов: страна же огромная, разная. Но, повторюсь, тянуть дальше нельзя – вот это надо сейчас очень хорошо понять. Иначе ситуация будет накаляться, да и уже накалена, судя по эксцессу с заклеенным ртом первоклассника.

У входа в школу №109 стоит памятник Булату Окуджаве.

Ваши действия, господин учитель?

– В вашей школе, успешно работающей многие годы по уникальной авторской методике, обучается порядка 5 тыс. школьников, из них более половины – дети с различными проблемами здоровья. Безусловно, это требует от учителей огромных знаний, умений, таланта, наконец. Как вы находите, по какому принципу принимаете в свой педагогический коллектив новых молодых педагогов?

– Во-первых, значительная часть педагогов, которые у нас сейчас работают, – это выпускники нашей же школы. А во-вторых, у меня существуют очень жесткие кейсы. Хочешь работать? Давай, недельку походишь, посмотришь, как работают наши учителя, потом попробуешь провести уроки сам, а мы посмотрим тебя в деле. И я с удовольствием возьму человека, если увижу, что у него глаза горят, – такой работать научится. А вот если подход формальный, если нет этого огонька искреннего интереса – простите, вам у нас делать нечего.

Понимаете, я везде пишу и говорю, в том числе в новой книге, что педагогика – это «девушка полигамная», потому как она входит в очень близкие отношения с психологией, культурологией, медициной, физиологией и так далее, что в науке называется междисциплинарным или интердисциплинарным подходом. И современный учитель должен быть и готов, и способен к овладению этими междисциплинарными компетенциями. Для чего? Приведу два примера из тех самых кейсов, которые не придуманы, а взяты из реальных школьных ситуаций. Надвигается 23 февраля. В школе праздник, в одном из классов девочки поздравляют мальчиков. И в этот момент один из мальчишек, чеченец по национальности, встает и говорит: «Я ненавижу этот праздник, потому что именно в этот день мой народ начали уничтожать» – хлопает дверью и уходит из класса. Ваши действия, господин учитель? Причем не обязательно вы историк по образованию, вы можете быть учителем физики, математики, но вы – классный руководитель, и обязаны как-то реагировать. Согласитесь, что ситуация непростая. Или второй пример. Приходит священник в полном облачении (папа одной из учениц) и заявляет: «Я запрещаю своей дочери присутствовать на уроках литературы до тех пор, пока там преподается евангелие от дьявола!». Он имел в виду роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Каковы будут ваши действия?

И таких ситуаций могу привести множество. Тут ведь еще в чем проблема? У нас сложное общество, в котором сегодня нет консенсуса по многим позициям, а есть раздрай, напряжение, нагнетание взаимного неприятия. Поэтому ко всему этому компоту, который сполна достается и школе, она должна быть готова.

– Представьте, что перед вами сидит весь корпус ректоров педагогических вузов. Что бы вы им сказали?

– Поверьте, я и перед прежним министром защищал, как говорится, до последней капли крови педагогические вузы, когда их начали объединять с классическими университетами: потому что на выходе получается уже совсем другая профессия. Такую же позицию высказывал и нынешнему министру… и тут министр меня понимает. Тем не менее на сегодняшний день ситуация такова: было 50 педагогических вузов, осталось всего 25. Все остальные вошли в состав университетов, и там они, увы, оказались пасынками.

Но есть и другая сторона проблемы. Мне приходится бывать в педвузах на лекциях, и некоторые оставляют такое впечатление, что, честно признаюсь, я бы сам первый их закрыл. Профессура читает по старым желтым конспектам, детей сегодняшних они не видят, не знают, что сегодня происходит в школах… Одно дело, когда ты студентов заставляешь выучить, что такое «зона ближайшего развития», по Л. Выготскому. Хорошо, выучили они теорию… Дальше что? А ты покажи, господин профессор, как это работает на практике. Но тут всё, стопор. Поэтому не убедительно: теория, как известно, без дел мертва. И это очень опасная ситуация для будущности нового профессионального стандарта педагога, поскольку он основан на деятельностном подходе. Иногда я его называю «клиническим» – по аналогии с тем, как происходит обучение будущих медиков. Посмотрите, сегодня хороший медицинский вуз обязательно имеет свою клинику, где студенты все видят на практике, в реальной обстановке: как профессор проводит обход, как ставит диагноз, как ведет беседу с пациентом, как выполняются процедуры или операции и прочее. К сожалению, ничего подобного в педагогических вузах нет, а та студенческая практика в школе – убогие сорок часов за все четыре года обучения – вообще ни о чем! Кстати, в институтах усовершенствования учителей проблемы того же рода.

Ваш первый вопрос был о самых радикальных переменах в образовании. Так вот на самом деле самая большая революция – тяжелая, с сопротивлением – разворачивается как раз в педагогических вузах. Потому что это аудиторные часы, это завязанная на них зарплата… Большие общественные перемены вообще всегда идут непросто, потому что требуют перемены сознания. По этому поводу в свое время Нильс Бор довольно грустно заметил: «Чтобы победили новые идеи в физике, нужно, чтобы умерли старые физики». Или, во всяком случае, хотя бы перестроились.

«Один ребенок – победитель математических олимпиад и блестяще учится, зато другой – победитель WorldSkills, и он блестяще делает цветные витражи. У одного – острый аналитический ум, у другого – золотые руки. И чтобы не было почвы для закомплексованности, вырастающей позже в зависть, ненависть, негативизм, или апатию, каждый должен быть в чем-то первым».

– А ведь был в Красноярском университете опыт создания и деятельности педагогических мастерских…

– Да, все это было в 80-е годы.  И я хорошо знал декана психолого-педагогического факультета В. Васильева, да и сейчас, кстати, с Красноярском мы плотно работаем. У нас много чего хорошего было, к чему теперь надо бы возвращаться.

– По мнению очень многих родителей, первую роль в падении качества играет отвратительное содержание школьных учебников. Я приведу свой любимый пример. Вот определение склонения в учебнике по русскому языку для начальной школы: «Изменение окончаний имен существительных по вопросам называется изменением имен существительных по падежам или склонением». Стоит ли говорить, что для младшего школьника подобная формулировка правила, мягко говоря, неудобоварима. Или учебник по химии, где дается настолько запутанный алгоритм решения задач, что нежелание изучать предмет дальше подростку будет почти гарантировано. И опять нормальное объяснение находится в старых учебниках, кои родители выискивают по всем интернет-форумам. Увы, такие примеры можно привести практически по каждому предмету. Где, на ваш взгляд, решение этой очень острой проблемы?

– Про учебники еще больше могу рассказать, поскольку я-то читаю их все. Значит, тут опять палка о двух концах, и это надо хорошо понимать. Вот этот «зоопарк» учебников, где очень много ошибок, курьезных заданий и просто глупых вопросов, безусловно, надо прикрывать, потому что такая ситуация становится уже просто опасной для детей, для школьного образования. Но с другой стороны, тут важно не перегнуть палку, потому что дети рождаются разными, и учебники должны быть тоже разными, давая возможность развиваться каждому. Кроме того, в этой сфере должна быть здоровая конкуренция, без монополизма.

Но имеется еще один острый аспект проблемы содержания образования. Посмотрите, сегодня одни убежденно требуют: «Надо ввести в школьную программу новые обязательные предметы!», – предлагая самый разнообразный перечень: от «финансовой грамотности» до «нравственных основ семейной жизни», в зависимости от профиля инициирующей инстанции. Другие не менее убеждены в том, что школьникам не хватает учебного времени и надо бы количество часов еще увеличить: допустим, курс физики – до пятисот часов, истории – до трехсот. Я всем объясняю, что катафалк не резиновый, и бесконечно экстенсивно расширять школьную программу, да еще и придумывать новые предметы – это абсурд! А как же педагоги нашей школы работают с больными ребятишками, при наличии очень жестких медицинских протоколов, не допускающих более двадцати двух учебных часов в неделю, а то и меньше. И эти дети потом блестяще сдают ЕГЭ и поступают в университеты без всяких скидок, наравне со здоровыми сверстниками. Поэтому решение проблемы качества школьного образования не в раздувании его объемов, а в том подходе, который очень точно обозначен старой мудростью: «Дайте человеку одну рыбу, и он получит пропитание на день. Научите его ловить рыбу, и он получит пропитание на всю жизнь». Например, сейчас во всем мире и в некоторых наших продвинутых школах входят в практику так называемые «перевернутые уроки». Это когда дети получают предварительное задание: найти информацию в интернете – документы, точки зрения, дискуссии, чтобы к предстоящему уроку быть, что называется, «в теме». И вот тогда учитель выступает уже не «подателем рыбы» для пассивно внимающей аудитории, а своеобразным модератором, задающим направление обсуждения, активного обмена мнениями, при этом обучающим отделять, например, научную и достоверную информацию от фейков, разъясняющим сложные, непонятые моменты. Кстати, при такой «перевернутой» технологии проведения уроков критически важным становится не качество учебников (хотя и оно, безусловно, необходимо), а качество преподавателей. То есть мы опять, как ни крути, выходим на главную тему – квалификацию, компетенцию учителя.

Подарок выпускников.

Выбиться из ряда

– В январе на телеканале ОТР вы и депутат Госдумы РФ Олег Смолин выступали по теме школьного образования. Во время передачи в режиме «бегущей строки» озвучивалось и мнение зрителей. Едва ли не треть мнений сводилась к восклицанию: «Верните в школу советское образование!». Действительно, какие-то элементы, может, стоит вернуть. Как полагаете?

– Да, в советский период были очень высокие педагогические прорывы, но надо помнить, что были и ужас, вранье, особенно в гуманитарном цикле, от чего просто тошно было. Эту двойственность, на мой взгляд, хорошо иллюстрирует один случай, рассказанный Юлией Эйдельман, супругой замечательного писателя и историка, ныне покойного Натана Эйдельмана, с которым я имел честь быть знакомым. Не так давно была выпущена замечательная книга ее воспоминаний – «Век иной, и жизнь другая». А случай такой: послевоенная школа, автор – в то время ученица девятого класса, тут выходит это совершенно омерзительное постановление ЦК ВКП (б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», где шельмуются Ахматова, Зощенко… И далее рассказчица вспоминает, как их школьная учительница – суховатая, средних лет женщина – сначала мертвым голосом зачитала это постановление. А потом сорок пять минут наизусть декламировала А. Ахматову, закончив урок так: «Надеюсь, теперь вы понимаете, почему такому поэту не место в советской литературе». После этого все девчонки класса ринулись искать и читать ахматовские стихи… Я к чему это рассказал? Ну не поставишь к каждому учителю «человека с ружьем» и, в принципе, культуру все равно не задушишь: люди, как видите, и в те времена находили способ пусть эзоповым языком, но доносить истинные ценности культуры. И я вам скажу, что до сих пор беру многое из опыта, наработанного педагогикой советских времен, но, естественно, не один в один. Скажем, тот игровой пушкинский флешмоб в День лицеиста, о котором рассказал выше, – это коллективное творческое дело ровно в традиции блестящих педагогов А. Иванова и О. Газмана, которая зародилась в середине в 50-х годов прошлого века, во времена оттепели. Только тогда это называлось теорией и практикой «коллективных творческих дел», а сегодня – «коллективным проектом», но суть та же. Или можно вспомнить замечательную методику подготовки одаренных детей по математике, которую сегодня взяли на вооружение китайцы для своих юных олимпиадников. Да много вещей мы умели делать, и никто не утверждает, что все в советском образовании было плохо. Но возвращать все подряд – по принципу, тогда и вода была мокрее, и трава зеленее – это не профессионально, да и просто глупо.

– Страна, действительно, имеет богатейшее наследие авторских школ, которые добивались потрясающих практических результатов. Иногда думается, что стоит внедрить эти наработки в массовую школу, и громадное количество проблем будет решено. Как вы полагаете, возможен ли ренессанс авторской школы в РФ?

– Это у вас идеалистическая точка зрения – найти педагогический философский камень и лекарство от всех болезней. Так, увы, не бывает. Поймите, авторская школа – это как театр. Есть главный режиссер – будет театр. Уйдет он – нет, театр не умрет, он просто станет другим. Вот ушел Ю. Любимов из Таганки или Г. Товстоногов из БДТ – театры остались, став другими. С авторскими школами то же самое: как некие острова, которые рождаются, потом исчезают, появляются новые… И это нормально.

Здесь в другом проблема. Сейчас на чём свет ругают «лихие 90-е», и как тогда было ужасно. Да, было трудно, да, зарплату не получали, но – вы не поверите – у людей горели глаза. А сегодня в материальном плане несравненно лучше, а у людей глаза стали тусклыми. Потому что навязываемая унификация, попытка возврата к тотальному чиновничьему контролю, конечно, сужают возможность творчества, отбивают стремление к нему: люди просто боятся сделать шаг в сторону от утвержденных шаблонов. Кроме этого, в Трудовом кодексе существует статья 278-я, по которой любого директора школы можно снять с работы, причем без объяснения причин: пошел вон, и всё. И кто после этого захочет рискнуть «выбиться из ряда», тем более поводом для наказания может стать всё, что угодно? Вспоминается случай, как несколько лет назад пришлось писать письма аж губернатору в защиту директора одной из смоленских школ. Директора – умницу, кандидата филологических наук, влюбленного в творчество своего земляка Б. Васильева – хотели снять с должности за «депрессивную воспитательную работу» на примерах героев этого писателя. Ну как же, попрекали увольняющие, ведь девочки из повести «А зори здесь тихие…» все погибают. А где же «педагогический оптимизьм»? И это не шутка, понимаете?!

– Похоже, массовости такого явления, как педагог-новатор, пока в России ожидать не стоит? Тем не менее, какие из инициатив и разработок молодых коллег лично у вас вызывают наибольший интерес?

– Честно говоря, очень не люблю термин «педагог-новатор». Дело в том, что в педагогике, прежде чем изобретать что-то новое, надо очень прочно стоять на плечах тех, кто работал до тебя. Надо иметь мощный фундамент – культуры, образования, знания педагогических приемов, их плюсов и минусов. Если такого фундамента нет, то очень легко изобрести «велосипед», а потом удивляться, почему он не едет со скоростью «Мерседеса». Что зачастую и наблюдается.

Так что новаторство, с моей точки зрения, – это, прежде всего, очень серьезный глубокий профессионализм. Это как в фигурном катании, где свободное прекрасное исполнение произвольной программы невозможно без предварительного освоения программы обязательной, ее элементарных приемов и «двойных тулупов». Понимаете, ремесло и творчество не противоречат друг другу! Напротив, они должны друг друга дополнять, и вот на этом симбиозе и вырастает педагог-новатор.

Что касается интересных современных новаторских подходов, то один из примеров я уже привел, говоря о модели «перевернутого урока». Есть и много других: скажем, проектная деятельность в дошкольном учреждении. Но это отдельная большая тема…

 

«Горячий цех» директора школы

– Евгений Александрович, если не секрет, что сегодня более всего заботит и радует директора московской школы №109?

– То, что меня заботит, – мои проблемы. Их огромное количество, их надо решать, и мы их решаем. Так у любого директора.

Один из прорывных образовательных проектов, который мы сейчас делаем и к которому присоединился уже ряд регионов России, от Хабаровска до Калининграда, – проект «Учим. Знаем» (сайт uchimznaem.ru – Прим. ред.). Его идея и цель – создание современной образовательной среды и подготовка команд педагогов для работы в лечебных стационарах с тяжело больными ребятами, которые проходят там длительные курсы терапии. Проект действительно уникальный, и накапливаемый в результате этой деятельности содержательный, психологический, ме­тодический опыт, поверьте, и здоровым полезен. Но при этом мы как участники столкнулись с огромным количеством тяжелых управленческих и юридических проблем.

Например, педагоги нашей школы сейчас обучают детей в двух московских клиниках – Федеральном научно-клиническом центре им. Димы Рогачева и Российской детской клинической больнице. Ребята замечательные, удивительные: представьте, какие ребенку нужны сила, воля, характер для борьбы с болезнью, да при том еще учиться. И учатся! Причем учатся успешно, успешно сдают экзамены – вообще они необычайно мотивированы на учебу. Так вот, в этих двух московских клиниках лечатся и одновременно учатся дети из 84 регионов страны. Но есть Бюджетный кодекс, есть другие законодательные нормы, в соответствии с которыми мы как московская школа формально не имеем права их учить. С юридической точки зрения мы, обучая этих детей, нарушаем закон. Кроме того, такое обучение не вписывается в правила подушевого финансирования, поскольку регион не имеет права переводить бюджетные деньги «своего» ученика в другой регион, в частности, по месту его лечения. Хорошо, что в этой ситуации мэр Москвы С. Собянин пошел на очень серьезный шаг, выделив специальное финансирование, ведь эти ребята не «орловские», не «краснодарские», не «московские» и не «сахалинские» – все они наши, российские.

Проект «Учимся. Знаем» стартует в Ленинградской области детской клиническое больнице.

Бесконечно полагаться на явочные инициативы при решении подобных проблем – неправильно, должно быть изменено законодательство. Чего депутаты почему-то не спешат делать, и я с ними из-за этого, грубо говоря, собачусь уже много лет.

Или еще один момент. Чтобы школьнику сдать ОГЭ и ЕГЭ, вы знаете, нужна регистрация по месту жительства. В нашем случае, по закону, это значит – бери, ребенок, капельницу и езжай с ней в свой регион. Ну, это же черт знает что! И опять мэр Москвы явочным порядком пошел на то, что детишек на время лечения прописывают прямо по московскому больничному адресу.

Это лишь часть тех управленческих историй, которые нужно решать. Потому что дети имеют неотъемлемое человеческое и гражданское право: и лечиться, и учиться, и вовремя получать аттестаты, и поступать далее, чтобы обрести профессию, о которой мечтают…Что радует? То, что этот проект все-таки уже пошел по всей стране: о нем узнают в регионах, звонят губернаторы, приглашают, выезжаем. Значит, не только плохие, но и хорошие примеры заразительны.

– В августе прошлого года министр образования и науки РФ О. Васильева озвучила инициативу о передаче школ с муниципального уровня управления на региональный. Как думаете, часть проблем это может снять?

– Россия – очень и очень разнообразная страна, и везде разные, в том числе финансово, ситуации. Вы понимаете, одно дело – Якутия, другое – российская глубинка, третье – Москва. Поэтому где-то снимет, а где-то, возможно, и добавит – тут не берусь прогнозировать однозначно. На самом деле, это очень большая серьезная тема, которую не уложишь в один ответ в рамках журнального интервью. Могу лишь сказать, что универсальной единой на всех волшебной палочки у нас точно не будет, а будут, вероятно, разные региональные кейсы, требующие вариативного подхода.

– Представим, что губернатор, под чье начало и ответственность передана система школьного образования в регионе, выразил желание внедрить вашу модель «адаптивной школы». Что бы вы ему посоветовали: с каких шагов начать? От каких ошибок предостерегли?

– Во-первых, я против «культа личности». Понимаете, модель адаптивной школы, о которой я написал еще в конце 80-х, изначально не подразумевалась как авторская школа. Это модель массовой общеобразовательной школы, где, как в ноевом ковчеге, каждой «твари по паре»: здесь учатся и одаренные, и «одуренные». В этом и состоит главная идея адаптивной школы: не ребенок приспосабливается к школе, а школа приспосабливается к любому ребенку. Подчеркиваю – к любому.

Во-вторых, если под «внедрением» подразумевается навязываемая сверху кампанейщина и обязаловка, то нет, так дело не пойдет. Первый шаг для реализации адаптивной школы – постараться вообще не мешать работать профессионалам. А вот дальше начинаются очень тонкие вещи. Объясню на одном примере. Приезжаю как-то в небольшой российский городок. На сто пятьдесят тысяч населения аж пять гимназий! Выступает начальник управления городского образования (а это был августовский педсовет) и с гордостью перечисляет, сколько у них стобалльников по ЕГЭ, сколько победителей школьных олимпиад и прочее. К сожалению, я этот праздник вынужден был испортить вопросом: а не кажется ли вам, уважаемые коллеги, что все эти успешные дети, которыми вы сейчас так хвастаетесь, от вас уедут? В Москву, в Санкт-Петербург, а может, даже в Финляндию, где существуют специальные гранты для учебы талантливой русской молодежи? С кем останетесь? С теми детишками, которых вы сейчас считаете недостойными внимания академическими лузерами, которые только статистику портят? Но ведь именно эти оставшиеся, когда подрастут, будут определять качество жизни в вашем городе, его социальный облик, его культурную атмосферу… Увы, такой перекос сейчас в России наблюдается повсеместно, потому что показатель успешности школы ориентирован исключительно на академически успешных детей. Но, к сожалению, не всем от природы даются отличная память, способности к исключительной концентрации, усидчивости. Дети разные, но эта разность при формальном оценивании школ никак не учитывается, поэтому целые категории ребят фактически оказываются вне зоны внимания и заботы.

Так вот, умный и дальновидный губернатор постарается эти зоны внимания максимально расширить. Каким образом? Для начала соберет специалистов и экспертов для создания более адекватных критериев и параметров оценки школ своего региона – благо, в мировой образовательной практике накоплен довольно обширный методологический и инструментальный опыт. Сейчас, например, в Москве подходы к оцениванию изменились довольно серьезно: учитываются не только академические успехи школ, но и работа со школьниками-инвалидами. Или умение школы работать с девиантными детьми. Причем, принципиально важно, что показателем успешности тут является не количественное уменьшение этой категории – в этом случае появляется соблазн просто прятать эти проценты разными способами, – а то, что стоящий на учете подросток, допустим, за год не совершил ни одного правонарушения.

Более того, умный и дальновидный губернатор поймет, что нельзя сравнивать школы по одному лекалу, потому что одно дело, когда школа расположена в элитном благополучном районе рядом с метро, и другое, если она находится в депрессивном поселке. Для таких школ критерии и параметры оценивания тоже должны быть разными – это вообще серьезная, не терпящая формального подхода проблема.

– Любое живое дело развивается, ищет новое, одним словом – растет и меняется. Какие новые задачи и цели вы сегодня ставите и перед собой, и перед коллективом? Какие новые идеи хотели бы реализовать на практике?

– Идей новых очень много, хотя, дай бог, еще и старые довести бы до конца. Об одной из новых идей – обучении тяжело болеющих детей – я уже сказал выше. Далее – интеграция основного и дополнительного образования. Правда, меня возмущает термин «дополнительное», как будто это «осетрина второй свежести». Не могу принять и псевдовоспитательной позиции некоторых родителей со столь типичной формулировкой: дескать, получишь два по физике, никакого тебе хора (компьютерной школы или спортивной секции – вариант можете подставить любой, в зависимости от того, чем с удовольствием занимается ребенок). Скажите, ну при чем тут «двойка» и любимое увлечение?! Хотите, чтоб он курить пошел учиться по подъездам или колоться?.. На самом деле эти уровни образования – основное и дополнительное – это сообщающиеся сосуды, два рукава одной реки. И иногда усилия одного кружковода дают больше, чем усилия всего школьного педагогического коллектива. Потому что ребенок здесь самоопределяется, выбирает профессию, его в любимый кружок ноги несут по доброй воле. Тут ведь в чем суть: один ребенок – победитель математических олимпиад и блестяще учится, зато другой – победитель WorldSkills, и он блестяще делает цветные витражи. У одного – острый аналитический ум, у другого – золотые руки. И чтобы не было почвы для закомплексованности, вырастающей позже в зависть, ненависть, негативизм, или апатию, каждый должен быть в чем-то первым, в чем-то лучшим. Вот на эту, на мой взгляд, очень важную идею и работает интеграция дополнительного и основного образования.

В общем, идей и задумок хватает, хватило бы жизни. Многое мы уже смогли реализовать, но все это надо поддерживать, а с деньгами, честно скажу, сейчас все сложнее. Многие направления дополнительного образования довольно ресурсоемки. Например, у нас в школе есть гончарная мастерская, а это печи для обжига, дорожающие расходные материалы, глина – и та дорожает…

 

О свободе, о России,о будущем

– В свое время немецкий философ и психолог Карл Ясперс сформулировал желаемый идеальный результат школы: воспитание и образование такого человека, который вступает в мир, «ничего не боясь». Вам созвучен этот принцип?

– И я везде об этом пишу. Понимаете, в чем дело… Прошлый, XX век был очень тяжелый: такие реки крови пролились, – но XXI-й не будет легче. И будущие войны будут за воду, а не за нефть. Поэтому человечество ожидают жесткие, сложные времена.

Отсюда главная задача школы – это расширение внутренних степеней свободы человека, потому что раб никогда не решит сложнейшие задачи – он боится. Он в лучшем случае – исполнитель. Но! Одной свободы мало. И если говорить о сверхзадаче школы, то я бы сформулировал ее так: это координированный рост свободы и ответственности человека. Потому что в условиях исчерпания мировых природных ресурсов потребуются люди не только свободные, но и способные к аскезе (если говорить церковным языком), самоограничению. Эре безбрежного потребления приходит конец – все, как говорится, «проехали». И коллективное осознание, понимание этой ситуации – сегодня одна из серьезнейших задач для общества. Но не единственная!

​Конно-спортивный клуб, школа художественных ремесел, клуб путешественников, театральная студия, клуб любителей кино – мощная система дополнительного образования создавалась в 109-й школе не одно десятилетие.

В своей новой книге я пишу: самое опасное, что уже происходит, – это сочетание современных боевых технологий со средневековым менталитетом. Грубо говоря, мы можем очень быстро скатиться до состояния «обезьяны с гранатой» и, как следствие, – до планетарной катастрофы, а мы к этой грани уже подходим. Поэтому надо быть очень внимательным. Ведь человеческая история уже знает такие трагичные примеры: да хотя бы вспомним про тяжелейшую гражданскую войну в Камбодже с миллионными жертвами. Ведь как там получилось: к горным кхмерам, жившим первобытно-общинным укладом, попало современное стрелковое оружие. И сначала они уничтожили всех животных вокруг, а потом пришли в долины и устроили геноцид для четверти населения. Вот нагляднейший трагический пример сочетания современных боевых технологий с архаичным менталитетом, только пока не в мировом, а в национальном масштабе.

Это страшный исторический урок, и очень серьезное предупреждение последующим поколениям. Усвоили ли мы его? Не могу сказать однозначное «да», глядя, как сегодня вновь возрождаются некоторые старые идеологические догматы, и на них опять делается ставка. Когда начинают «надувать щеки», цементировать «скрепы» и поэтизировать то, что недостойно поэтизации, – это очень опасная вещь.

– Вы затронули очень существенные… сущностные вещи. Тогда заключительный вопрос вот какой: вы историк по образованию, есть ли у России, у отечественного образования повод для исторического оптимизма? Если да, то на чем он основывается?

– Это вопрос очень хороший. Нам есть чем гордиться, есть чего стыдиться. Давайте вспомним, когда Россия – огромная страна на безбрежной территории – развивалась блестяще? Мы учились у Византии и – впитав ее религиозный, художественный опыт – родили свою иконопись гораздо выше уровнем, с потрясающими А. Рублевым и Дионисием. Мы учились у Западной Европы и – познакомившись с таким литературным явлением, как «роман», – родили великих Ф. Достоевского и Л. Толстого, авторов всемирного звучания. Примеры можно продолжать и продолжать. Все время нужна прокачка крови: то есть впитывание иного опыта, переосмысляя который, Россия, как никто, наверное, способна вырастить уникальное свое. Но как только Россия замыкалась, впадала в гордыню, уверяя себя в том, что мы-де самые распрекрасные и никто-то нам в подметки не годится, – это кончалось катастрофой: крымской войной в XIX веке, русско-японской в начале XXI-го… Но, вспомним, еще Ф. Достоевский в своей знаменитой речи на открытии памятника А. Пушкину определил талант русской души в ее способности к перевоплощению, в ее «всемирной отзывчивости». Как точно и как актуально и для нас, сегодняшних! Россия – страна разных конфессий, разных цивилизаций, укладов, традиции, народов – может дать миру образец взаимоотношений. Симфонию культур, хоровод цивилизаций. На громадном евразийском пространстве это, если хотите, – ее миссия. И так понимают ее наши многие современники – глубоко мыслящие культурологи и философы, не зашоренные какими-то отжившими теориями. Следование этой миссии и может стать основой исторического оптимизма.

Беседовала Марина БРЫЛЯКОВА.

Как правильно игнорировать мужчину, который нравится

Важная тема!

Читай так внимательно, как будто у твоего внимания есть мышцы. Это самое крутое и полное руководство по игнору мужчин, написанное слезами и терпением тысяч девушек. Написанное стуком мужских голов от бешенства и безысходности. 

Когда я задумал писать эту статью, то думал сделаю ее весьма небольшой, так как ну, что можно писать об игноре?

Но, начав писать, понял, что это очень большая и больная тема на самом деле. Поэтому тебя ждет много вкусного и очень полезного текста. Приготовься к чтению. Открой шторы своего мозга и восприятия, чтобы ничего не пропустить и впустить свет знания. Читай вдумчиво. Это же не хуйня какая-то. А «Осколки»!

За несколько лет ведения этого блога и общения с читателями я понял, что вы не умеете игнорировать мужчин, которые вам нравятся. У вас нет четкого понятия как, зачем, сколько это делать. И как выходить из игнора.

На самом деле столь простое действие, но тупите вы на нем жестко. Причем все повально. 

Я уже молчу сколько раз я говорил ученикам игнорить, но они в итоге все портили. Безвозвратно причем.

В итоге вы тупили, я кипел. Вы продолжали тупить, я терпеливо объяснял. И вот пришла пора закрыть этот вопрос раз и навсегда. Чтобы и моя нервная система была в порядке, и ваша система соблазнения мужчин работала. 

Пожалуй, начнем.

 Зачем нужно игнорировать мужчин?

Это огонь, с которым играть не то, чтобы опасно, но в неумелых руках, он наносит ожоги на твои нежные руки. В умелых же руках растапливаются сердца. Догадайся, какая у меня цель сегодня?

Умница, хоть немного соображаешь.

Итак, ответ на вопрос — для чего, зачем и почему нужно игнорить парня?

Чеканю каждое слово.

Игнорировать нужно для того, чтобы дать трещину мужской самоуверенности того, что ты никуда не денешься. Нужно показать и доказать, что ты можешь деться и, собственно, деваешься. Исчезаешь, пропадаешь, игнорируешь. И хз знает, чем ты там еще занимаешься.

В каких случаях нужно игнорировать мужчин? 

Давай-ка перечислим эти случаи.

1. Как только ты начинаешь понимать, что он начинает остывать — срочный игнор. Я ниже объясню как правильно это делать. Потерпи.

Очень неправильно и глупо пытаться выяснять отношения, предъявлять требования или требовать какие-то объяснения. Лучше просто тогда вырви его сердце и отдай прохожей девочке с классной задницей. Хоть какая-то от тебя будет польза этому миру.

Ты же начинаешь одержимо жрать его сердце, а он смотрит на это и думает — мда… 

Как бы ваши эмоции не бурлили в обиженном горле, как бы не хотелось все высказать и решить — грамотный ход: уйти в игнор. Все обдумать, взвесить, успокоиться! Последнее важно настолько, что трудно передать. ТЫ неспокойная ни хуя не охуительная. 

Поэтому ни черта ты не решишь, пока в тебе играют разные обиды и злость. Скорее просто все испортишь. В который уж раз? Может хватит?

2.  Если мужчина начинает вести двойную игру. 

Он то с тобой, то пропадает на несколько дней. И говорит, что он с друзьями, что у него там в бизнес империи проблемы, или у него экзамены на носу. Или у родителей проблемы. 

Все это отмазки, чтобы не быть с тобой, а наслаждаться крутыми вечерами в обнимочку с красотками похлеще тебя. А ты овца сиди и жди своего принца, когда он нагуляется.

В этом случае, как только ты видишь это дерьмо — нужно начинать игнорировать. 

Если ты сидишь у окна и безоговорочно ему веришь, то у меня просто нет слов. Даже матерных. 

3. Когда он начинает борзеть.

Когда ты сдала свои позиции, он понял, что ты никуда не денешься, что ты собачка у его джинсовой ноги, без своих увлечений, без своего дела, без амбиций, а просто приложение к нему, охуевшему перцу.

Тут нужно его огорчить, отцепиться от его родной ноги и пойти в игнор. Заняться собой никчемной. И сделать кчемной.

4. В любых критических ситуациях.

Его измена, он ушел, скандал. Тут же включай игнорирование. Там принимай решение, быть с ним, как вести себя дальше, стоит прощать или нет или пускай катится на все стороны.

Лучше прими решение через несколько дней. Поспешные выводы всегда неверны

Когда не нужно игнорировать?

Самая идиотская штука, которой вас учат какие-то долбоебы. Никогда. Не нужно игнорировать в качестве профилактики. 

Я понимаю, что ты хочешь этим добиться. Это тебе и советуют всякие умники, которые вообще ни черта не смыслят в любви. Ты думаешь примерно так. Я вот с ним мила, и хороша, и ласкова. Пора бы ему дать и другие эмоции. А то не дай бог подумает, что я подсела. Дай-ка я его поигнорю. Ай, какая я молодец!

И сидишь такая и думаешь, что сделала такой гроссмейстерский ход, и уже приготовила морозильную камеру, чтобы положить его сердце, ЧТОБЫ ОН ДАЛЕКО от тебя не отходил. 

Бредятина. Этим ты все портишь. Никакой профилактики! Другие эмоции нужно вызывать другими способами, но не игнором. Примеры вызова эмоций я тебе давал. Читай ТУТ. Прочитай и опять ничего не сделай. Ты же патологическая лентяйка под грифом «как-нибудь потом». Ведь проще игнорить. Хоть способ и не работающий, зато популярный и комфортный. Все его советуют. И тупые подружки, и тупые учителя, писатели, блогеры и все остальные. 

У меня опять нет слов. Я завелся. И в тишине моего кабинета яростно стучат кнопки клавиатуры. О сколько я их уже разбил!

Я часто с этим сталкивался. Начинаешь общаться с девушкой, я ей нравлюсь, она мне нравится. Мне в кайф с ней и тут она пропадает. Я думаю, что ну, наверно, не хочет, не понравился. Жму плечами и иду к другой. 

Может она хотела, чтобы я ради нее перерыл весь мир. Но я еще не подсел настолько. И не подсяду, потому что переключусь на другую. Она еще не моя. Она мне просто нравится. Она не мать моих детей, она мне не стала родной. У нас еще нет истории. Не рановато ли она начала со мной играть?

Поэтому для профилактики лучше сходи прополоскай рот. Это будет полезнее.

Какие еще ошибки ты совершаешь в игнорировании парней?

Они настолько глубокие и глобальные, что я даже и не знаю, а стоит ли их писать. Поймешь ли ты то, что я хочу тебе донести? Ведь если ты их совершаешь, то уже уровень твоего сознания у меня вызывает серьезные опасения. 

Скуление — сколько мне его еще игнорить?

Когда приходит время игнорировать мужчину, то иногда мне кажется, что за окном начинают выть и скулить волки с собаками.

Ну, Горд, ну а сколько мне его игнорить? Я уже не могу.

Не скули, сука. 

У тебя есть твоя жизнь. Начни прокачивать свои навыки, наведи в ней порядок. Ты должна понимать, что твое нытье. Что именно оно — твое слабое место. Оно твой коричневый цвет на белоснежной душе.

Мне часто ноют девушки в личке. И говорят — «О, Горд, я не нытик, просто я тебе доверяю и все тебе рассказываю». 

Не нытик говоришь? А кто ты тогда? Если ты скрываешь свое нытье от других, то это не означает, что ты не нытик. 

Если алкоголик бухает в одиночестве по вечерам, то этого никто не замечает? Он, что тогда не алкоголик?

Игнор — это тренажер для твоего нытья. Учись прокачивать свою хладнокровность, которой тебе всегда не хватало. За твое скуление тебя не любят. За твои качества личности тебя не любят. Поэтом сожми зубки и игнорь молча. Столько, сколько потребуется. 

Страх игнора.

Еще один момент. Вы боитесь потерять мужчину, начав игнорировать его.

Обычно я предлагаю 2 варианта.

1. Взяться за его ногу обеими руками, зубами, прижаться щекой и прощать все то дерьмо, которое он размазывает по твоей щеке. У него для тебя не найдется даже слюней, чтобы плюнуть в душу. Все слюни он орально и с любовью вложил в другую девушку.

2. Ходить за ним по пятам. Отрывая его задники дешевых кроссовок с популярным лейблом. 

Ты боишься его потерять, это твой страх, твоя фобия. 

Но давай вернемся к причине, по которой ты начала игнорировать. Давай вернемся к сути. К корням.

Что-то явно пошло не так. Верно? Ты его стремительно теряла. Куда уж хуже?

Он начал остывать, забивать на тебя, вести себя стал с тобой надменно и неуважительно.

То есть, в ваших отношениях пошла с треском трещина. Причем действительно ты понимаешь, что ты его теряешь.

И в твоей психике во время игнорирования начинают всплывать хорошие моменты. Ты начинаешь забывать суть, причину игнора. И вспоминаешь хорошее, что все вроде и не так все плохо, что лучше пусть он и дальше будет сукой, зато хоть будет сукой с тобой.

А если он еще начинает писать тебе оды, о том, КАК он скучает, то ты начинаешь паниковать. А если он писал оды, но перестал, то перед тобой возникает ужас с бегущей строкой — он забил.

Ты начинаешь тогда паниковать и портишь всю игру. И ниже я поясню почему. 

Если ты начала игнорить, то не сдавайся. У вас все стало дерьмово. И если ты сорвешься, то все будет только еще хуже, потому что он поймет твой игнор, и что теперь ты точно никуда не денешься, и трещина станет необратимой. И потом ты ее уже не залатаешь никакими способами. 

Срывы игнора.

Ну если ты срываешься и отвечаешь, то по сути, чем ты вообще занимаешься? Забудь об этом и жди похорон своей любви… Вон она лежит в гробу. Подойди и поцелуй ее холодный лобик.

Теперь переходим к самому главному.

Как правильно игнорировать мужчину!

Когда ты игнорируешь мужчину, то нужно не сдавать позиции и твердо и решительно идти до конца. Я написал какие ошибки ты можешь совершить. Не вздумай даже этого делать, иначе пиши пропало.

Как правильно нужно игнорировать?

То есть. Не писать ему, не звонить, не отвечать на его сообщения. На его звонки не отвечать. Быть готовой к тому, что он будет звонить с других номеров.

Сообщения можешь открывать и читать или вообще не открывать. Не столь важно. В черный список заносить не нужно! Знаешь почему?

Кидать в чс нужно только мертвых мужчин. С которыми ты точно не будешь общаться никогда и не при каких обстоятельствах. Всяких придурков, приставал и спамеров. Если ты из-за каких-то своих обид кидаешь парня в чс, то первая мужская реакция — бред, тупая. Да пошла ты сама к черту. Как правило многие кидают в ответ в чс.

Это не игнор. Это обида обиженных овец и баранов. 

Запоминай то, что я пишу. Всех, кого я кинул в чс — это навсегда. Я о них забываю навсегда. Это мертвые люди для меня. Они мне мешают, как мешают трупы на дороге, которые разлагаются и мешают идти по пути, наслаждаясь запахами дикой природой.

Если ты кидаешь человека в чс, то кидай раз и навсегда. А если ты потом опять возвращаешься назад, то это соплежуйство. Таких никто не любит.

А когда меня кидают в черный список…. Пфффф. Да мне просто по хуй. Ну иди на хуй, ну, овца, что с нее взять. Забыть и идти дальше. Умная девушка если кидает в черный список, то значит это навсегда.

Так мужчины и мыслят. Как я!

А вот просто не отвечать, это неясность.

Может ты обиделась. Может ты позже ответишь. Может что-то случилось. Может все кончено. Может ты играешь со мной. Я не знаю, что думать!

Это неясность. Вот с чего должен начинаться игнор — с неясности. Просто ни с того, ни с сего пропадаешь и точка. 

Понимаешь, меня? Просто прекращаешь общение.

Также. Прекращаешь встречи и общение с общими друзьями. Иначе они тебя сольют, приплетут что-то свое и все будет испорчено. Круто и интересно пропасть из компании. Чтобы и друзья ничего о тебе не знали, что с тобой происходит? Так будет еще загадочнее и еще продуктивнее.

Еще! В сети ведешь себя как обычно. Также постишь фото, либо вообще на время прекрати писать о чем-либо. Или посты должны нести некую загадочность, недосказанность, неопределенность, двусмысленность. 

Я же больше склоняюсь к тому, чтобы и пропасть в сети. У тебя нет тысяч подписчиков, твои посты и фото скорее всего ничего не стоят и ни для кого ничего не значат. Поэтому лучше пропасть. Заходить, но ничего не писать. 

А что делать, если он приезжает, ломится в дверь, ждет у машины, встречает тебя на улице и у него к тебе много вопросов, на которые тебе нужно ответить?

И Горд даст тебе ответ на этот вопрос. 

Тогда ты говоришь ему следующее. 

«Я запуталась. Я не знаю, хочу с тобой быть или нет. Дай мне время подумать, я сама с тобой свяжусь. Пока.»

И вот тут внимание! Нужно уходить. Во что бы то ни стало. Как угодно. Хоть убегай. Хоть улетай на воздушных шарах. Хоть прячься за деревом. Но сваливай.

Самое ошибочное что ты можешь сделать — это опять что-то предъявлять. Как-то объяснять свой поступок. Это ясность! А в игнорировании не должны быть ясности! Не допускай, чтобы она появилась.

То есть, дитя мое. Начинаешь игнорировать, пропадаешь. Вносишь неясность.

И самое страшное. О Боги! Что сейчас будет с женским мозгом! Самое страшное — не заходить на его страницу. Не смотреть посещал ли он твою. Выкладывать сторис НЕ ДЛЯ него. Я знаю, что я жесток и загнал тебя в угол, но если ты игноришь и при этом постоянно заходишь к нему, постоянно мониторишь заходил ли он к тебе и выставляешь фото исключительно для него, то можешь игнор выбросить на свалку. Ты не справилась с задачей.

Слушай, так может он потому и остыл, что ты такая нулевая?

Как мужчина ведет себя в игноре?

Что он чувствует, думает и какие шаги он будет предпринимать. И как на это реагировать.

Все очень плохо, если он никак себя не проявляет. Примерный срок — 2 недели. Если он ничего, вообще никак себя не проявляет 2 недели и больше, то он был безразличен, есть безразличен и будет таковым. И вообще тут нужно менять все, тебя полностью. Скорее ему глубоко на тебя наплевать, а ты просто надеялась на лучшее, но увы.

Но, как правило, мужчины ведут себя в игноре предсказуемо. Их шаги можно предсказать и это довольно-таки забавно, когда точно знаешь, какой он ход дальше выкинет. Многие даже начинают разочаровываться в своих мужчинах, осознавая, что ничего оригинального в них на самом деле нет. 

Итак, что же они делают в игноре? В то время, как твоя трусливая психика рисует картину того, что он забивает на тебя и тебя терзают вопросы — зачем это нужно и сколько мне его игнорить, в это время он не понимает, что произошло.

Он пишет, ты не отвечаешь. Он звонит, ты не отвечаешь.

Дальше следует небольшая пауза. Он осмысливает что произошло.

Потом его прорывает. Он начинает давить. Злиться или обижаться. Звонить много раз подряд. Или пытаться к тебе приехать. Ему нужно срочно знать причину. Он ее додумывает сам. Постоянно сомневается в причине, вспоминает твои последние слова, перечитывает переписку. Находит там какой-то скрытый смысл.

То есть, заметь, он думает о тебе в это время. Возможно, в этот сравнительно короткий промежуток времени он думает о тебе больше, чем когда-либо.

Когда он понимает, что ты тверда в своих намерениях. У него начинается паника. И тут он делает просто шикарный жест. Желает тебе удачи. Мол, все прощай. Все было хорошо, я тебя люблю, ты была лучшей в моей жизни.Типа, он уходит. Типа, все. Точка.

Так он думает, что ты, увидев его прощание с тобой, тут же ответишь ему. Он ждет твою реакцию. Ах ты маленький бездарный манипулятор! 

Но тебе, как ему кажется, наплевать.

Тогда он реально отчаивается. Ведь ты реально могла в нем разочароваться или вообще подсесть на другого. И он включает обратный игнор. Дует свои небритые губки. Он перестает писать, звонить. Он как бы исчезает. Также он может специально выставлять фотки, как ему там хорошо без тебя.

Поэтому важно не смотреть его страницу. 

Потом он срывается и начинает опять писать и звонить. Из него также может сыпаться все то дерьмо, о котором ты и не подозревала. Угрозы, грязные словечки, оскорбления. Смотри на все это. Ты видишь его настоящим. В игноре мужчины раскрывают свою суть. Наслаждайся правдой.

Этот алгоритм поведения парня в игноре у всех практически одинаковый.

Просто смотри на это, и гни свою линию.

Очень многие девушки сливаются. Не выдерживают и начинают общение. Это коллапс. Это все. Разрушение последнего основания любви. Потому что игнорирование — это антибиотик заболевшей любви. А если ты прерываешь курс лечения, то болезнь безразличия тобой может стать хронической. И тут уже все будет совсем печально. 

То есть! В игноре мужчина теряет контроль над ситуацией и над тобой. Ты внесла неясность в отношения. А всем нужна ясность. Он ее добиться не может. Поэтому у него стираются все в психике твои минусы и доминировать начинают плюсы. Из-за того, что он много о тебе думал и было много неясности.

Поэтому далее критически важен грамотный выход из игнора.

Как грамотно выходить из игнора?

А для чего ты вообще его игнорила? Чтобы проучить? Нет. Это овечья стратегия — мстить. Таким любовь противопоказана.

Чем ты занималась в игноре?

Ты сменила прическу? Стала более раскрепощенной или ты все та же бедная наивная никчемная субстанция зависимости?

Если ты из игнора выйдешь не поменявшись, то это даст лишь временный эффект, на неделю. Потом он увидит, что ты все та же. И вновь вернется все к тому, что было. Только станет еще хуже. Он поймет смысл твоего игнора и пиши такие слова на стене своего дома — «я пропала».

Нужно не просто игнорировать мужчину, засунув пальцы одной руки в нос, а пальцы другой руки в рот. А видоизмениться. Как психологически, так и внешне.

На чем сделать акцент?

1. Спокойствие. Ты должна стать спокойней. Медитируй по кладбищам, молчи 10 дней в Индии или придумай что-то еще, но спокойствие всегда загадочно и сильно.

2. Уверенность. Поставь на колени 10 мужчин. Сведи с ума 20 парней. Вспомни, что ты охуенная сучка. Ты стала с ним это забывать.

3. Внешность. Поменяй стиль, прическу, макияж, одежду, походку, жесты, убери жир, стань гибче, стильнее. Сходи к профессионалам.

4. Загадочность. Прокачай этот навык. Иначе будет дисбаланс в соблазнении, и ты получишь психологическую травму.

Найди эту информацию на моем блоге или почитай что-то еще. Но видоизменись. Хотя бы немного, но тебе нужно поменяться. 

И вот ты поменялась. Ты игнорировала его бог знает сколько. На самом деле эта цифра может сильно разниться. От месяца до полугода. Иногда еще дольше, а иногда достаточно пару недель. Зависит от его отношения к тебе и его поведении в игнорировании.

Как выходить, чтобы не накосячить?

Ответ прост и гениален. И не поддается логическому объяснению и осмыслению. 

Случайно.

Выходить из игнора грамотно, правильно и максимально эффективно — случайно.

Случайно встретились. Столкнулись нос к носу. В одной компании или в магазине. На пробежке или где-то еще. И случайно завели разговор. Начали общаться как друзья.

И вы как бы начинаете все сначала.

То есть, принцип выхода должен быть отображен строго схематично у тебя в голове. Случайно встретились — начинаете все сначала. Опять флиртуешь с ним, стесняешься его. Как будто не было у вас ничего. Как будто новый он, как будто новая ты. При этом ты реально должна быть новой.

Тогда у вас все будет охуенно. Он тогда уже никуда от тебя не денется.

Прошу заметить, что я не написал слово случайно в кавычках. В идеале действительно все должно быть случайно. Фактор внезапности должен быть у обоих в глазах. Если же ты подстроишь эту встречу, то есть вероятность облажаться. Так как ты можешь волноваться. Если ты уверена и спокойна на все сто, то можешь тогда сделать «случайно». 

А как быть, как игнорировать, если он рядом с тобой?

Еще один частый вопрос, который требует свой ответ.

Если он рядом, работает с тобой, вы постоянно видитесь и тебе еще приходится с ним общаться.

Ну, ПЕРВОЕ, что нужно попытаться сделать. Так это все же исчезнуть. Взять отпуск, смыться в командировку, на курсы повышения квалификации или заболеть. 

Если не получается, то нужно просто играть 2 вещи. Это безразличие и равнодушие. Можно для остроты добавить разочарование.

И прекратить общаться. Решать только служебные вопросы. Никаких улыбочек и намеков. Строго, и официально, и сухо. Иначе игнорирование становится просто нелепой игрой. И избегай его. 

Выход по той же схеме. Случайно столкнулись — начали все заново.

Заключение.

Уф! Кажется все, что хотел написать. Задавайте вопросы, если что-то непонятно. Возможно я добавлю что-то в статью, поэтому можете прочитать через некоторое время еще раз и найти там свой ответ.

Да прибудет с вами Горд.

Успехов!

Цитаты Святой Терезы — Общество Маленького Цветочка

Иисус указывает мне единственный путь, ведущий в печь Любви — этот путь — самоотдача — это уверенность маленького ребенка, который без страха спит на руках своего отца .

Как мне показать, что моя любовь подтверждается делами? Что ж — дитя рассыпает цветы… она их благоуханием забальзамирует Престол Божий, споет серебристым голосом песнь любви.

О доброте и милосердной любви Божественного Сердца мало что известно! Верно, что для того, чтобы наслаждаться этими сокровищами, мы должны смириться, должны признать свое ничто — и именно здесь многие души отступают.

Вы достаточно хорошо знаете, что наш Господь смотрит не столько на величие наших действий и даже не на их трудности, сколько на любовь, с которой мы их делаем.

Не упустите ни единой возможности принести небольшую жертву, здесь улыбающимся взглядом, там добрым словом; всегда поступаю правильно в малейшем и делаю все ради любви.

Благотворительность дала мне ключ к моему призванию. Я понял, что Церковь, будучи органом, состоящим из разных членов, самого важного, самого благородного из всех органов, не будет нуждаться в ней; Я понял, что у Церкви есть сердце и что это сердце горит любовью; что только любовь заставляет членов работать, что, если бы любовь угасла, апостолы больше не проповедовали бы Евангелие, мученики отказались бы проливать свою кровь.Я понял, что любовь включает в себя все призвания, что любовь — это все, что она охватывает все времена и все места, потому что она вечна!

Только любовь я когда-либо давал доброму Богу; с любовью Он отплатит мне.

Когда кто-то любит, он не рассчитывает.

Как сладок путь Любви! Конечно, можно пасть, можно не всегда быть верным, но Любовь, зная, как извлекать пользу из всех, очень быстро поглощает все, что может не угодить Иисусу, не оставляя ничего, кроме смиренного и глубокого мира в самой сокровенной душе.

Иисус, мне кажется, ты не смог бы переполнить душу большей любовью, чем ты излил на мою.

Не воображайте, что любовь можно найти без страданий, потому что мы несем с собой нашу человеческую природу; и тем не менее, какой это заслуга!

Мы, идущие по пути любви, не должны думать о страданиях, которые могут произойти в будущем: это неуверенность, это как вмешательство в дело творения.

Это правда, что Любовь не знает слова «невозможное», потому что она считает «все возможным, все дозволенным».”

Я люблю Тебя, Иисус, и помню слова святого Иоанна Креста: «Малейшее действие чистой любви дороже, чем все другие дела вместе взятые».

Доброму Богу не нужны годы совершать Его дело любви в душе; один луч из Его Сердца может в одно мгновение заставить Его цветок цвести на вечность…

Во времена засушливости, когда я неспособен молиться и проявлять добродетель, я ищу небольшие возможности, простые мелочи, чтобы доставить удовольствие Иисусу; например, улыбка, приятное слово, когда он склонен молчать и показать усталость.Если я не нахожу возможности, я по крайней мере говорю Ему снова и снова, что я люблю Его; это не сложно, и это поддерживает огонь в моем сердце. Несмотря на то, что этот огонь любви мог казаться потухшим, я все же бросал соломинку на тлеющие угли, и я уверен, что он снова разгорится.

Я знаю только одно средство, с помощью которого можно достичь совершенства: ЛЮБОВЬ. Давайте любить, ведь наше сердце создано ни для чего другого. Иногда я ищу другое слово, чтобы выразить Любовь, но в этой стране изгнания слово, которое начинается и заканчивается (Св.Августин) совершенно неспособен передать колебания души; тогда мы должны придерживаться этого простого и единственного слова: ЛЮБИТЬ.

Но кому расточит любовь наше бедное сердце? Кто найдет достаточно великого, чтобы получить его сокровища? Сможет ли человек понять их и, прежде всего, сможет ли он отплатить? Существует только одно Существо, способное постичь любовь; это Иисус; Только он один может вернуть нам бесконечно больше, чем мы когда-либо дадим ему.

Эту небольшую молитву, которая включает в себя все мои желания, я прошу вас произносить за меня каждый день:

«Милосердный Отец, во имя Твоего сладкого Иисуса, Пресвятой Девы и Святых, я молю Тебя, чтобы моя сестра была воспламенена Твоим духом любви, и чтобы Ты даровал ей благодать, чтобы возлюбить Тебя. ”

Если Бог вскоре возьмет меня к Себе, я прошу вас продолжать каждый день ту же самую молитву, ибо на Небесах мое желание будет таким же, как и на земле; любить Иисуса и делать Его любимым.

Creation Science 2 из 9

Лоренс Дж. Коллинз

Ученые-креационисты настаивают на том, что Библия непогрешимо и что он должен толковаться буквально в отношении применения в науке. Для Например, Уиткомб (1973, стр. 95) говорит:

«Для христианина написанное Слово Боже, правильно истолкованный, должен быть отправной точкой для получения достоверных выводов во всех значимых смыслах. Если почитаемый Богом и освященный веками метод грамматико-исторического («нормального») толкования Библия действительна, библейские утверждения истории и доктрины не могут перекручиваться по прихоти переводчика.»

Но буквальное толкование Библии в области науки основан на предположении, что авторы Священных Писаний написали точно так же, как «греки», когда на самом деле большая часть Библии была написана Евреи, писавшие поэтично. Суть этой статьи в том, что когда Священные Писания воспринимаются буквально, и они производят ерунду, тогда наука следует отдать предпочтение. Примеры библейских цитат для демонстрации этот момент взят из версии короля Якова, потому что это интерпретация обычно используется многими учеными-креационистами.Полностью разные смысловые оттенки могут быть получены из других переводов, но в основном можно сказать то же самое. Выбрав только короля Джеймса версии, я попытался соблюдать вышеупомянутые ограничения, наложенные учёные-креационисты. Например, если учёный-креационист выбирает только то, что он или она хочет услышать от каждого из множества различных переводы, то такая избирательность нарушает изречение о том, что «доктрина нельзя перекручивать по прихоти переводчика.»

На этом основании в проверить ограничения, навязанное учеными-креационистами относительно того, как следует использовать Библию. Представлены иллюстрации из трех областей современной биологии: (1) функция сердца по сравнению с мозгом, (2) мужская и женская роли в размножение и (3) способ прорастания зерен пшеницы.

В исчерпывающем соответствии Стронга Библия , которая является список основных слов, содержащихся в версии Короля Джейма В Библии мозг не упоминается ни разу, а сердце цитируется 826 раз.Однако можно сказать, что мысли и эмоции возникают в голове. или ум, и, следовательно, цитаты «голова» (360 раз) и «ум» (96 раз) должны быть обследованы. Анализ показывает, что хотя голова содержит мозг, в Библии слово «голова» используется только в двух чувства: (1) как ссылка на ту часть тела, которая может быть, или например, поклонился, получил травму или коронован, или (2) представлять лидерство, когда кто-то описывается как «глава» семьи, церкви или правительство.Но «голова» не представлена ​​как сайт, где все зарождаются мышление и эмоциональные чувства.

Этот анализ также применим к слову «разум», хотя в некоторых мест «ум» одновременно употребляется в одном предложении со словом «сердце.» Однако в этих местах все еще не ясно из контекста. что разум находится в мозгу или голове. Например:

… совершенное сердце и доброжелательный ум … Chr 28: 9

…. от всего сердца, от всей души, от всей силы и с всем своим умом … Луки 10:27

Эти примеры, однако, могут с таким же успехом представлять писателя использование разных слов для обозначения одного и того же, чтобы сделать акцент, это литературный прием, обычно используемый в Библии.

В Библии сердце считается место жизни или силы. Следовательно, это означает разум, душу, дух или всю эмоциональную природу и понимание.Сердце также является основным источником такого плохого поведения. как прелюбодеяние, ненависть, похоть, озорство, гордость и бунт, а также таковые нейтральное или хорошее поведение как желание, сомнение, страх, радость, любовь, послушание и печаль. Сердце — это орган, который, как говорят, способность рассуждать, задавать вопросы, медитировать, мотивировать и думать. Все из этого психические процессы в современном мире обычно связаны с умом или мозг, а не сердце (кроме метафорически).

Бог или Господь описаны как способные знать, искать, просветить, открыть, воссоздать, изучить, укрепить и утвердить свое сердце — не разум.У человека может быть чистый, покаянный, совершенный, чистый или мудрый сердце, но эти качества библейски не приписываются уму.

Ниже приведены библейские примеры из Библии короля Иакова. эмоциональные состояния или умственные способности сердца 1 .

… он ожесточит свое сердце … Ex 4:20

… ненавидь брата твоего в сердце твоем … Лев 19:17

… Ибо, что он думает в сердце своем, так и есть… Prov 23: 7

… Но то, что выходит из уст, исходит из сердца, и это оскверняет мужчину. Ибо из сердца исходят злые мысли, убийство, прелюбодеяние, блуд, воровство, лжесвидетельство … Мф 15: 17-20

Сегодня мы можем спросить: «Как я получил это? думал в моей голове? «Нет однажды Библия приписывает наличие мысли (мыслей), мышления, понимания, рассмотрение, медитация или размышление как исходящие от ума.

Эти психические процессы обычно цитируются как исходящий от сердце.Например 2 : … подумай в сердце твоем, что … Второзаконие 4:39

… понимать сердцем и обращать … Is 6:10

… сердце твое будет медитировать ужас … Is 33:18

… и размышляла о них в своем сердце … Луки 2:19

… воспринимая мысли своих сердец … Луки 9:47

Существует один пример мыслей, приходящих в голову человека:

«…. эти мысли пришли тебе в голову … « Дан 2:29.

Но эта ассоциация «мысли-разум» сразу же прослеживается в следующем отрывок с объяснением того, где находится разум:

«… чтобы ты познал мысли сердца твоего …» Дан 2:30.

Рассуждение (допрос), которое является мысленным процесс, который обычно ассоциируется с мозгом или разумом, также четко определяется как идёт от сердца. Например:

…и рассуждение их сердец … Марка 2: 6

… Зачем рассуждать об этом в своем сердце … Марка 2: 8

… Какая у вас причина в ваших сердцах … Луки 5:22

Быть мудрыми, иметь мудрость, знать или имея знания или обучение также обычно рассматривается как психические процессы, происходящие в ум или мозг, но в Библии эти качества связаны только с сердце. Например 3 :

… Он мудр сердцем и силен … Иов 9: 4

… вы знаете всем сердцем и всем … Джош 23:14

… и приложи сердце твое к моему знанию … Прит. 22:17

… Я приложил свое сердце к познанию мудрости … Eccl 8:16

Процесс обучения и приобретения знания и мудрость, поэтому в Библии в первую очередь говорится о сердце, а не о чем разум.

В одном месте Библии слово «разум» связан с слово «мудрость»…и вот разум, имеющий мудрость … »Откр. 17: 9. Но здесь опять же нет ни малейшего представления о том, что писатель знает, где находится разум. Другие доминирующие цитаты, безусловно, подразумевают, что разум считается быть в сердце.

Из-за влияния Библии на язык, слово «сердце» в современном обиходе продолжил параллельные библейские образцы. Для Например, мы говорим о «разбитом сердце» в брошенных любовных отношениях, и сегодня у нас есть наклейки на бампер, на которых написано: «Я сердце ( символ ), моя собака». или «Я сердце» ( символ ) Иисуса.»Мы не интерпретируем последнее как «Я накачиваю Иисуса», хотя мы знаем, что чувство любви не может находятся в сердечной мышечной ткани. Более того, мы не переводим сердце символ в любое чувство, кроме любви, хотя Библия говорит, что ненависть или похоть также берут начало в сердце.

Как еще один пример влияния Библии на язык, молодой человек может ухаживать за девушкой, говоря: « Я люблю тебя всем сердцем ». Скорее всего, она не отреагировала бы так же благосклонно, если бы он сказал ей: « Я люблю тебя. со всеми моими мозгами

Отсутствие современного научного интерпретация функции сердце в Библии происходит потому, что во времена Иисуса люди считал сердце центром тела. Все артерии ведут от сердце. Он пульсирует жизнью. Мозг считался своего рода орган, фильтрующий кровь, но в остальном он был относительно неважно.

Обычай приносить кровь и жертвы для богов было обычным делом в многих древних культур и поддерживает утверждение, что древние культуры считал, что сердце важнее мозга.Израильтяне также продолжали этот обычай, когда предлагали кровь животных, которые были принесены в жертву Яхве в Иерусалимском Храме. Ни в одном из этих в древних культурах мозг приносился в жертву.

Это непонимание важности мозг тоже проиллюстрировано египетской культурой. Когда их храмовые священники мумифицировали своим фараонам они осторожно вырезали сердце и сохранили его для сохранилось тело, но мозги выскребли из черепа через ноздри и выбросил соскоб.

На основании проведенного выше анализа, если Библия была точной направить сегодня к медицинской науке, эмоциональные переживания, знания и следует считать, что мудрость обитает в сердце, а не в мозгу. Поэтому в наших медицинских учреждениях, если ученые-креационисты правы о научной точности Библии, мы должны учить сегодня психиатрам и врачам лечить сердце лекарствами от психических заболеваний. болезней, оперировать сердце при психических проблемах и игнорировать мозг в этих ситуациях.

Деторождение мужского и женского пола

Когда древние земледельцы посадили зерно пшеница, она росла, чтобы производить растение пшеницы, которое, в свою очередь, произвело больше семян пшеницы. Из этого наблюдения, для этих ветхозаветных людей было логично пришли к выводу, что сперма или семя, исходящее от мужчины, подобны ядрам семя, которое мужчина вставляет в утробу женщины. В этом случае женщина — это сосуд, в котором хранится семя. Исходя из этого, женщина в древнем культура была важна только для того, чтобы нести и взращивать перспективных потомство; е.g., Gen 16 и Gen 19: 32-36.

Сперма или сперма, полученная от мужчины. считался полностью сформированный человек, только в миниатюре. Самец только что посадил этих крошечных человечков в женщину. Следовательно, для мужчины было грехом пролить свое семя или семя на землю, потому что он убивал маленького человечка существа ( Gen 38: 8-10).

С пониманием того, что мужчина источник жизни, и не женщина, для мужчины было чрезвычайно важно иметь сына, чтобы передать его жизнь следующему поколению.Если бы самка не родила дети или только младенцы женского пола, значит, с ней что-то не так, но никогда ничего плохого с мужем. Таким образом, культурный давление на нее было огромным, чтобы иметь сына. Если бы она этого не сделала, она бы умоляла ее муж, чтобы найти наложницу, которая родит ему сына ( Gen 16).

Теперь мы, конечно, знаем из современной науки что это союз яйцеклетки самки и спермы самца, производящей ребенок, и ни один из родителей не важнее для воспроизводства, чем Другие.Но в обществе и культуре Ветхого Завета, где преобладают мужчины, и во времена Иисуса писатели Ветхого и Нового Завета не знали это.

Рост семян пшеницы

Что касается роста семени пшеницы, мы прочитать в Библии притчу Иисуса, который говорит: «… Истинно, истинно говорю вам, если только пшеничное зерно падает в землю и умирает, оно остается в одиночестве; но если это умирает, приносит много плода »( Иоанна, 2:24)

Греческое слово, используемое в этом отрывке: указать «умереть», используется во всех других местах Библии означает физическую смерть.Следовательно, нет возможен другой перевод этого слова. Исходя из этого, если Библия Предполагается, что это точная научная книга, этот отрывок дает ошибку. Мертвое семя не прорастает и не растет. Вы можете лечить отрывок образно и получить моральный урок, но нельзя сказать, что Библия действительно представляет современную науку.

Ответ Creation Science

Как учёные-креационисты справляются с этими три научных проблемы в Библии? Я переписывался с одним, чтобы узнать.(Этот человек идентифицируется с помощью слов «он» или «его», но читатель может также предположить, что женщина.) Он написал много статей о науке и Библии и будет не указаны в этой статье для сохранения анонимности. Я предполагаю, впрочем, что его ответы типичны.

Сердце против реакции мозга

Мой корреспондент предпочел избежать моего предположение, что упущение слово «мозг» в Библии подразумевает, что мозг не имел большого значения библейским писателям и / или что его функция была плохо понята.Вместо этого его ответ сосредоточился на трех отношениях: (1) значение слова «голова», (2) следует ли говорить о том, что «мысль» от «сердца» и (3) эквивалентны ли «разум» и «сердце» обычаи в Библии. Я перефразировал его ответы.

1. Значение «Головы»

Мой информатор решил не использовать Короля Версия Библии Иакова но процитировал Новую американскую стандартную Библию как имеющую значительную заявления.

… глаза мудрого в его голове … Eccl 2:14

… Христос — глава всякого человека … 2 Кор. 11: 3

… Он как глава над всем … Еф. 1:22

… Христос также является главой церкви … Eph

И затем он указал, что это очевидно эта мудрость обитает в голова, а не сердце, и что Христос есть голова, а не сердце человека.

Несмотря на эти разумные библейские цитаты и точки, это не Из первой цитаты ( Eccl 2:14) очевидно, что источник мудрость в голове.Глаза мудрого человека явно в голове и не живот или нога, например, а глаза, которые нужно приравнять с мудростью? Источником мудрости мудреца с таким же успехом может быть в сердце или в любом месте тела. Этот отрывок из Священных Писаний не выяснить, откуда берет начало мудрость.

В трех других библейских цитатах о Христе как о глава каждого человека, глава над всем, и глава церкви, «глава» используется для обозначения руководящей роли и не имеет ничего общего с мудростью или подумал.Все четыре цитаты никоим образом не предполагают, что мышление, мысль или рассуждения берут начало в голове.

2. Мысль от сердца?

Ответ продолжается указанием на то, что в II Кор. 10: 5, «взяв в плен всякую мысль в послушание Христу» конечно не означает «сердце». Но откуда он знает? Кто может сказать из библейская цитата, откуда «мысль»?

3. Равнозначные употребления сердца и разума в Библии

Что касается эквивалентности слов «разум» и «сердце» его ответ предоставил следующие цитаты из New American Standard Библия, за которой следуют аргументы учёных-креационистов.

… в здравом уме … Марка 5: 15-20

… передумали … Деяния 28-6

… развратному уму … Рим 1: 28, с.

… полный в том же уме … I Cor 1:10

… будучи того же мнения … Фил. 2: 2

Он утверждает, что здесь слово «ум» не может заменить на «сердце» и разобраться в них. Он считает, что хотя сердце и разум во многих местах сопоставимы, они, конечно, не равны и не относятся к одному и тому же объекту.

В вышеупомянутых аргументах он уклоняется от проблема. Слово «сердце» вполне могут быть заменены в каждой из этих цитат на основе многочисленные примеры, приведенные в первой части этой статьи, в которых эмоциональные выражения и мысленные мысли приписываются сердцу.

Если это правда, что Библия научно точный в отделяя разум от сердца как нечто совершенно иное, тогда где-то можно было бы ожидать, что это различие будет четко «прописано».» Например, давайте еще раз рассмотрим три примера вышеупомянутого цитаты, чтобы подчеркнуть ранее высказанные мысли.

… он будет рад сердцем … Ex 4:14

… почему мысли возникают в вашем сердце … Луки 24:38

… и не понимают сердцем … Иоанна 12:40

Во всех случаях, записанных в Стронге. Соответствие слов которые относятся к эмоциям или умственным способностям, что для некоторых слов несколько сотен цитат, нет эквивалентных отрывков, которые читаются, поскольку пример:

…он радуется в уме (голова) …

… почему в голове (голове) возникают мысли …

… ни разу не понять умом (головой) …

И это отсутствие эквивалентности касается всех другие цитаты также перечислены в первой части этой статьи. Вот несколько примеров. те вышеупомянутые цитаты, в которых, вероятно, используется ударение, или в который «разум» объясняется как эквивалент «сердца».

Отрывок, сделанный учёным-креационистом. не включать в его ответ. «…. сердце мудрого человека распознает …: Eccl 8: 5. Этот отрывок кажется прямым указанием на то, что мудрость исходит от сердце. Более того, в ответе был опущен следующий отрывок: «… Слова уст мудрого…» Eccl 12:11. Это могло бы поэтому столь же логично утверждать, что «очевидно», что источник мудрости находится во рту.

Во всех аргументах, выдвинутых созданием ученый на троих предметы, которые обсуждались выше, он использует современные знания о том, что разум находится в мозгу, тогда как на самом деле, если бы он был верен буквальному чтению Библии, ему пришлось бы возразить, что это знание ложно.Для пример: «… почему мысли возникают в вашем сердце …» ( Луки 24:38).

Ответ на вопрос о деторождении человека

Я не задавал этот вопрос учёный-креационист, потому что это был мой опыт из годовой переписки по геологии и другим темы науки о том, что на этот вопрос было невозможно ответить со стороны науки о сотворении точка зрения. Как и наши современные знания химии, биологии пола не обсуждается в Библии, и, следовательно, Библия не имеет мнения о этот предмет, от которого учёный-креационист мог спорить или отстаивать.

Ответ на вопрос о мертвом семени

Ученый-креационист ответил на мои вопросы о способности для прорастания мертвого семени двумя отдельными буквами. Во-первых в ответ он указал, что, хотя такое прорастание не может естественным образом Ученые-креационисты верят в сверхъестественное. Бог может заставить прорасти безжизненное семя. Он утверждал, что, хотя чудеса редко, растению не нужна душа, чтобы воскреснуть.Его последний Дело в том, что Иисус в этом библейском отрывке просто использовал притчу чтобы продемонстрировать потребность в самопожертвовании, и что нет необходимости натурализм, чтобы объяснить чудо.

Здесь были отмечены три противоречивых момента. созданием ученый. Первое — это согласие с тем, что современная наука права в показывая, что мертвые семена не могут прорасти. Во-вторых, это чудо может объяснить процесс во времена Иисуса. В-третьих, библейский отрывок не следует толковать с научной точки зрения, но метафорически, в котором притча используется, чтобы проиллюстрировать необходимость самопожертвование.Он говорит, что чудеса случаются редко, но цитата подразумевает что каждое зерно пшеницы, посаженное во времена Иисуса, прошло через чудесное воскресение. Это число — много чудес. А сверхъестественное объяснение, безусловно, легкий выход из затруднения объяснение того, что произошло, но такое объяснение не является наукой.

После того, как у вас появилось больше времени подумать о выпуск, создание ученый написал еще раз и еще раз подчеркнул свои чувства, что этот отрывок не следует понимать буквально, но следует интерпретировать как притчу.Он чувствовал что люди, к которым обращался Иисус, поняли, что толкование необходимости его последователей приносить самопожертвование. Затем было высказано предположение, что моя интерпретация подразумевает, что Иисус использовал неправильную аналогию самопожертвования, поэтому я мог вести себя неправильно как христианин. Чтобы еще больше убедить его аргументы, было указано, что Библия содержит много литературы, включая сравнения, метафоры, гиперболы, аналоги, персонификации и многие другие формы речи, которые не следует понимать буквально.В Затем был представлен очевидный пример с использованием перефразированного утверждения из Иисус: «Это мое тело. Возьми и ешь», когда понимается, что хлеб причастия «представляет» его тело.

Таким образом, учёный-креационист во втором ответ признает, что Библию нельзя понимать буквально, и тем самым он признает, что в В этом примере Библия не является точной с научной точки зрения. Он убегает проблема, настаивая на том, что в этом случае Библию нужно толковать метафорически.Однако этот пример представляет проблему, потому что Ученые-креационисты теперь должны выбрать, какие места в Библии должны быть рассматривать буквально и как истинную науку, и какие места следует лечить как уроки морали без научной точности.

Заключение

Библия противоречит трем современным основным биологические концепции. (1) Сердце — не источник эмоций и не место обучения, рассуждение и мышление; мозг есть.(2) Самец не несет полные миниатюрные человеческие существа в сперме, как предполагает Священное Писание, но особо не говорю. И (3) зерна пшеницы не могут прорасти, если они «умереть.»

Попытки «учёных-креационистов» объяснить эти концепции и сделать Библию идеальным учебником естественных наук просто не удалось, потому что творение ученые полагаются на современную науку, чтобы поддержать свои аргументы, а не по свидетельствам в Библии. Они удобно избегают буквального переводы, где это необходимо, чтобы Библия соответствовала нашему настоящему научное понимание.Отсутствие научной точности в некоторых места в Библии не должно вызывать удивления, потому что это никогда не было написано подготовленными учеными для создания учебника естествознания. Даже если бы это было написано учеными, потому что наука постоянно производит новые знания, библейские писатели-ученые не смогли бы предвидеть все изменения, которых требуют новые открытия.

Банкноты

1 Дополнительные примеры: Иер 13:10, Деяния 28:27, Is 10: 7 и Mt 9: 4.

2 Другие примеры: Вторник 15: 9, Дан 10:22, Иов 38:35, Пс 19:14, Пров 8: 5, Пров 31:12, Марка, 7:21, Иоанна, 12:40, и Луки, 24:38.

3 Другие примеры включают: Пр. 35:26, Иер. 24: 7, Ps 90:12, Prov 16:23, Eccl 2: 3 и Eccl 7:25.

Список литературы

Стронг, Дж., 1990, Соответствие Библии Нового Стронга . Нэшвилл,
Издательство Томаса Нельсона.
Whitcomb, J. C., Jr., 1973, Мир, который погиб . Вайнона, IN: Baker Book
House.

Эта статья изначально была опубликована в Создание / Эволюция, Выпуск 36, лето, 1995, стр. 15-23.



За дополнительной информацией обращайтесь к Лоренсу Коллинзу по адресу: lorencecollins @ gmail.com
 Д-р Лоренс Г. Коллинз
Отдел геологических наук
Калифорнийский государственный университет в Нортридже
18111 Nordhoff Street
Нортридж, Калифорния 
-8266 ФАКС 818-677-2820

Understanding Heart Disease

Если ваш врач считает, что у вас болезнь сердца, он сначала спросит о ваших симптомах и вашей истории болезни. Они также проведут медицинский осмотр.

Прислушивание к сердцу на предмет свистящих или свистящих звуков, известных как шумы в сердце, может дать важные подсказки о сердечных заболеваниях.Если они подозревают болезнь сердца, они сделают больше анализов.

Как диагностируется болезнь сердца?

Электрокардиограмма (ЭКГ) обычно является первым тестом. Регистрируя электрическую активность сердца, ЭКГ выявляет любые электрические проблемы, которые могут быть источником проблем или могут указывать на то, что ваша сердечная мышца была повреждена из-за недостатка кислорода.

Ваш врач может использовать другие тесты для диагностики вашего сердечного заболевания, например:

Если вам поставили диагноз сердечное заболевание, задайте своему врачу эти вопросы при следующем посещении.

  1. Что вызвало у меня проблемы с сердцем?
  2. Насколько серьезна моя проблема с сердцем?
  3. Какое лечение мне нужно и есть ли побочные эффекты?
  4. Следует ли мне начать программу кардиологической реабилитации, чтобы мое сердце стало сильнее?
  5. Что мне делать, если мои симптомы быстро ухудшаются?
  6. Что я могу сделать, чтобы это не ухудшилось или не снова появились проблемы с сердцем?
  7. Стоит ли есть разные продукты?
  8. Как это повлияет на мою деятельность, такую ​​как секс, работа или уход за моими детьми или внуками?
  9. Что я могу сделать, чтобы меньше беспокоиться и нервничать?
  10. Как часто мне нужно приходить в офис?

Типы болезней сердца: симптомы и лечение

Болезни сердца бывают разных типов.У каждого есть свои симптомы и методы лечения, хотя есть некоторые совпадения. При некоторых формах сердечных заболеваний вы можете не заметить никаких симптомов.

Ишемическая болезнь сердца

Симптомы ишемической болезни сердца включают:

  • Стенокардия, дискомфорт, тяжесть, давление, боль, жжение, чувство полноты, сдавливания или болезненные ощущения в груди; это может случиться при напряжении. его можно принять за несварение желудка или изжогу. Стенокардия обычно ощущается в груди, но также может ощущаться в плечах, руках, шее, горле, челюсти или спине.
  • Одышка
  • Сердцебиение (нерегулярное сердцебиение, пропущенные удары или ощущение «шлепка» в груди)
  • Учащенное сердцебиение
  • Слабость или головокружение
  • Тошнота
  • Потоотделение
  • — Обычно короткое время Обычно останавливается в состоянии покоя. два основных фактора риска ишемической болезни

Ваш врач также может порекомендовать инвазивные методы лечения, такие как:

Сердечный приступ

Симптомы сердечного приступа включают:

  • Дискомфорт, давление, тяжесть или боль в груди или левая рука
  • переполнение, несварение или чувство удушья (может ощущаться как изжога)
  • Дискомфорт, излучающий в спину, челюсть, горло или руку
  • Потоотделение, тошнота, рвота или головокружение
  • Сильная слабость, беспокойство или одышка
  • Быстрое или нерегулярное сердцебиение

Симптомы сердечного приступа обычно длятся 30 минут или дольше и не облегчаются отдыхом или приемом сердечного лекарства под названием нитроглицерин.Но у некоторых людей сердечный приступ проходит без каких-либо симптомов. «Тихий» сердечный приступ может случиться у кого угодно, хотя чаще бывает у людей с диабетом.

Если вы думаете, что у вас сердечный приступ, НЕ ЗАДЕРЖИВАЙТЕ. Звоните 911. Быстрое лечение сердечного приступа очень важно для уменьшения количества повреждений вашего сердца.

Сердечная недостаточность

Симптомы сердечной недостаточности включают:

  • Одышку (часто вызывает отрывистый кашель)
  • Быстрое увеличение веса (возможно увеличение веса на 2 или 3 фунта в день)
  • Отек в лодыжках, ногах и животе
  • Головокружение
  • Усталость и слабость
  • Быстрое или нерегулярное сердцебиение
  • Другие симптомы включают тошноту, сердцебиение, боль в груди, внезапное пробуждение ночью, когда невозможно дышать, и изменения в режиме сна
  • Поздние симптомы включают потерю веса и потерю аппетита

Симптомы сердечной недостаточности могут не быть связаны с тем, насколько слабо ваше сердце.У вас может быть много симптомов, но функция сердца может быть только слегка ослаблена.

Лечение обычно зависит от причины сердечной недостаточности, но часто включает препараты для контроля симптомов, такие как:

  • Диуретики или водные таблетки для промывания организма жидкостями
  • Бета-блокаторы, блокирующие действие адреналина
  • Помогают ингибиторы АПФ модулировать натрий

Иногда имплантируют такие устройства, как кардиостимуляторы и дефибрилляторы, чтобы улучшить работу сердца и предотвратить смертельные аритмии.В очень запущенных случаях может потребоваться трансплантация сердца.

Аритмии

Симптомы аритмии включают:

  • Сердцебиение (ощущение пропуска сердечных сокращений, трепетания или «шлепков», или ощущение, что ваше сердце «убегает»)
  • Стук в груди
  • Головокружение, головокружение или обмороки
  • Одышка
  • Дискомфорт в груди
  • Слабость или утомляемость

Лечение зависит от типа аритмии, но может включать:

  • Лекарства, снижающие частоту сердечных сокращений
  • Лекарства, снижающие частоту сердечных сокращений преобразовать свой ритм в нормальный
  • Лекарства для предотвращения образования тромбов
  • Кардиоверсия, лечение, которое включает в себя направление сильного электрического разряда в ваше сердце, чтобы вернуть его сердечный ритм в норму

Болезнь сердечного клапана

Симптомы сердечного клапана К заболеванию относятся:

  • Одышка или затрудненное дыхание
  • Слабость или головокружение iness
  • Обморок
  • Дискомфорт в груди во время активности
  • Сердцебиение, которое может ощущаться как учащенное сердцебиение, нерегулярное сердцебиение, пропущенные удары или ощущение сальто в груди

Если болезнь клапана вызывает сердечную недостаточность, Симптомы включают:

  • Отек лодыжек, ступней или живота
  • Быстрое увеличение веса (возможно увеличение веса на 2 или 3 фунта за один день)

Симптомы не всегда связаны с серьезностью заболевания клапана .У вас может не быть никаких симптомов и быть тяжелым заболеванием клапана, или у вас могут быть тяжелые симптомы, но незначительное заболевание клапана. Часто первым признаком проблем с клапанами является шум в сердце, обнаруживаемый во время обычного медицинского осмотра.

Если у вас тяжелое заболевание сердечного клапана, вам может потребоваться лечение с помощью лекарств от сердечной недостаточности. Вам также могут потребоваться инвазивные процедуры для ремонта или замены клапана.

Врожденный порок сердца

Симптомы врожденного порока сердца у взрослых включают:

  • Одышку
  • Ограниченная физическая нагрузка
  • Симптомы сердечной недостаточности или порока клапана

Симптомы врожденного порока сердца у младенцев и детей:

  • Синеватый оттенок кожи, ногтей и губ
  • Учащенное дыхание и плохое питание
  • Плохая прибавка в весе
  • Частые инфекции легких
  • Неспособность выполнять упражнения

Некоторые незначительные заболевания могут помочь им самостоятельно или легко поддаются лечению с помощью лекарств.Более сложные формы при необходимости можно лечить хирургическим путем. Очень редко проблема с сердцем бывает настолько серьезной, что ее невозможно исправить.

Заболевание сердечной мышцы (кардиомиопатия)

Многие люди с заболеванием сердечной мышцы не имеют симптомов или имеют лишь незначительные симптомы и живут обычной жизнью. У других людей симптомы ухудшаются по мере ухудшения работы сердца.

Симптомы кардиомиопатии могут возникнуть в любом возрасте и могут включать:

  • Боль или давление в груди (обычно при физических нагрузках или физической активности, но также могут возникать во время отдыха или после еды)
  • Симптомы сердечной недостаточности
  • Отек нижних конечностей
  • Усталость
  • Обморок
  • Сердцебиение (трепетание в груди из-за неравномерного сердечного ритма)

Внезапная смерть может наступить у небольшого числа людей с кардиомиопатией.

Лечение кардиомиопатии будет зависеть от причины, но часто включает те же меры, что и у пациентов с сердечной недостаточностью. Результат также зависит от первопричины. В некоторых случаях может быть рекомендована операция по пересадке сердца.

Перикардит

Симптомы перикардита включают:

  • Боль в груди. Это отличается от ангины. Он может быть острым и располагаться в центре груди. Боль может распространяться в шею, а иногда в руки и спину.Хуже, когда вы ложитесь, кашляете, глотаете или делаете глубокий вдох, и лучше, когда вы сидите вперед.
  • Низкая температура
  • Увеличение частоты сердечных сокращений

Перикардит часто проходит сам по себе, но его также можно лечить с помощью:

  • Противовоспалительные препараты, такие как аспирин
  • В тяжелых случаях стероиды

Иногда , жидкость необходимо удалить из перикарда с помощью длинной тонкой иглы, осторожно введенной через грудную клетку. Если развивается хроническое заболевание, может потребоваться хирургическое вмешательство в перикардиальное окно, чтобы жидкость могла стекать.

В редких случаях может потребоваться хирургическое вмешательство, чтобы обеспечить отток лишней жидкости внутрь или полностью удалить перикардиальный мешок.

Пищевые добавки при болезнях сердца

Исследователи изучают несколько пищевых добавок, чтобы выяснить, лечат ли они болезни сердца. Они включают L-карнитин, коэнзим Q10 и чеснок. Пока что они не рекомендуются для лечения или профилактики сердечных заболеваний.

Витамины E и C были тщательно изучены и, по-видимому, не снижают риск развития сердечных заболеваний.В целом, вы получите максимальную пользу от витаминов и других питательных микроэлементов, если будете получать их из цельных продуктов.

Оставайтесь на верном пути

При сердечных заболеваниях может казаться, что вы переживаете сразу много изменений. Хорошая идея — получить помощь диетологов, врачей и групп поддержки, чтобы сохранять концентрацию.

Некоторые ключи к внесению изменений:

  • Составьте план перед началом.
  • Ставьте реалистичные цели.
  • Вносите по одному изменению за раз.Например, бросьте курить, прежде чем пересмотреть свой рацион.
  • Запишите свою цель.
  • Будьте готовы к неудачам. Они случаются. Что еще важнее, так это то, что вы вернетесь на правильный путь.
  • Вознаградите себя за свой прогресс. Выберите угощение, которое приятно, но не подрывает ваш план на игру.
  • Следите за своими друзьями и семьей. Ваши социальные связи полезны для вас.

Также оставайтесь на связи со своим настроением. Для многих депрессия сопровождается сердечными заболеваниями.Если вы заметили, что это верно для вас, поговорите со своим врачом, чтобы получить лечение.

Когда звонить врачу

Позвоните своему врачу, если:

  • У вас необычная боль в груди, особенно если она не проходит или возвращается. Это может быть изжога, а также признак стенокардии или сердечного приступа.
  • У вас периодические нарушения сердцебиения. Если сердцебиение частое или постоянное, неравномерное сердцебиение может сигнализировать о серьезном заболевании сердца.
  • У вас внезапно кружится голова, вы чувствуете слабость или теряете сознание.Даже если причина не в болезни сердца, она может быть серьезной.

Как Дух помогает нам понять

Недуховный человек не получает даров Духа Божьего, потому что они для него безумие, и он не может понять их, потому что они духовно различимы. Духовный человек судит все, но сам он не должен судить никем. «Ибо кто познал ум Господа, чтобы наставлять его?» Но у нас есть разум Христа.

Руководство для христианского менталитета военного времени — это Библия.Он был вдохновлен и санкционирован Командующим и содержит всю правду, необходимую для того, чтобы переманить людей из вражеского лагеря, депрограммировать их старые стереотипы мышления, обучить их стратегиям праведности и вооружить их доспехами и оружием, чтобы победить сатану и освободить его пленники (2 Тимофею 3: 16–17; Ефесянам 6: 10–19).

Божье руководство и наша неспособность его понять

Это руководство единственное в своем роде. У коммунистов был свой Манифест. У маоистов были свои Красные книги.У мусульман есть свой Коран. Но только Библия содержит писания, которым учит не человеческая мудрость, а Дух Божий (1 Коринфянам 2:13). Только Библия открывает, «чего не видело ни глаз, ни ухо, ни сердце человеческое, что приготовил Бог любящим Его» (1 Коринфянам 2: 9). Христианское руководство по эксплуатации уникально, потому что оно открывает «вещи Духа Божьего» — вещи от Бога, которые человек не может узнать самостоятельно, вещи, которые часто очень чужды нашему образу мышления.И в этом большая проблема.

Сегодня я хочу поговорить об этой проблеме и о том, как Бог действует через Свой Святой Дух, чтобы преодолеть ее. Проблема описана в 1 Коринфянам 2:14. «Недуховный человек не принимает (то есть приветствует) дары Духа Божьего, потому что они для него безумие, и он не может понять их, потому что они духовно различимы». NASB дает более буквальный перевод, когда говорит: « естественный человек не принимает вещей Духа Божьего .«Проблема в том, что хорошего в руководстве по эксплуатации, которое не может быть понято обычными людьми? Если Библия раскрывает« вещи Бога », а естественный человек не может понять их, потому что они духовно оценены, тогда как Сможет ли эта книга когда-нибудь привлечь кого-нибудь на сторону Бога? Дух Божий ».

Что такое« естественный человек »?

Слово« естественный человек »используется еще раз в Новом Завете для обозначения людей, а именно в Иуде 19, где говорится:« Это те, кто создают разделения, мирские люди (т.д., естественные люди), лишенные Духа «. Естественные люди определяются здесь как люди, не имеющие Духа Божьего. Это просто обычные люди, чьи сердца и умы не затронуты обновляющей работой Святого Духа. слова «естественный человек» — это «духовный человек» — человек, чей разум и сердце обновляются Духом. 1 Коринфянам 2:12 подтверждает это. «Теперь мы получили не дух мира, но Дух, который исходит от Бога. , чтобы мы могли понять дары, данные нам Богом.«В стихе 14« естественный человек »не может понять« дела Духа Божьего », потому что они« духовно различимы ». В стихе 12 Павел может понять их, потому что он получил Духа. Следовательно,« физическое лицо » «- это человек, не получивший Духа. Вот почему он не может понять» вещей Духа Божьего «.

Что такое» вещи Духа «?

Но что это за» вещи? » Дух Божий, «которого люди не могут постичь без Духа?» Это довольно ясно из контекста.Обратите внимание на слово «безумие» или «безумие» в стихе 14. Что бы ни были «дела Духа Божьего», они безумие для естественного человека. Глава 1, стих 18 показывает нам, что это такое: « Слово о кресте есть безумие для погибающих, а для нас, спасаемых, это сила Божья». То же самое в стихах 23–24: «Мы проповедуем распятого Христа, , камень преткновения для евреев и безумие, для язычников, но для тех, кого называют, иудеи и греки, Христа, силу Божью и мудрость Бог.Другими словами, естественный человек не может понять суть христианской вести — слово о кресте. Но слово о кресте — это не просто утверждение, что Христос умер на кресте за наши грехи. Слово о кресте является радикальным обвинением человеческой гордости. Оно описывает путь спасения, который, согласно 1 Коринфянам 1:29, имеет такую ​​цель: «чтобы ни один человек не хвалился пред Богом» (ср. 3:21)

Слово о кресте — это сообщение о моем распятии, а не только о распятии Христа.Павел сказал в Послании к Галатам 6:14: «Да не будет мне хвалиться, кроме как крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира». Поэтому, когда Павел говорит в 1 Коринфянам 2:14, что «дела Духа Божьего» являются безумием для естественного человека, он имеет в виду, что Евангелие распятого Христа и все его разрушительные последствия для естественной человеческой гордости — просто безумие для естественного человека. естественный мужчина. Взгляд на реальность, направленный на то, чтобы убрать все основания для хвастовства в человеке и поместить все это в распятого Христа, является глупостью для людей в их естественном состоянии без Святого Духа.Итак, естественный человек — это личность без Святого Духа, и «вещи Духа Божьего» относятся к слову о кресте и его разрушительному значению для человеческой гордости.

Проблема не в интеллектуальной неспособности

Теперь, используя эти определения, давайте посмотрим, сможем ли мы переформулировать ситуацию, описанную в стихе 14. Причина, по которой это важно, состоит в том, что если мы неправильно понимаем проблему, которую Павел поднимает в стихе 14, мы почти наверняка неправильно поймем работа Духа в решении проблемы и вполне может ожидать от Духа работы, которую он никогда не собирался выполнять.Вы поймете, что я имею в виду, когда мы углубимся в стих 14. Возьмите фразу: «Он не может понять их», то есть естественный человек не может понять вещей Духа Божьего. Что это значит? Означает ли это, что естественный человек не имеет доступа к достаточной информации? Означает ли это, что ему не хватает умственных способностей, чтобы истолковать смысл проповедей Павла? Если это означает одно из этих двух, то как этот человек должен быть ответственным за принятие того, что от Духа?

В Послании к Римлянам 1:20 Павел говорит об основании ответственности и говорит: «С самого основания мира невидимая природа Бога.. . был ясно воспринят в сделанных вещах. Поэтому у них нет оправдания ». Другими словами, наличие знаний необходимо для подотчетности. Если вы никогда не слышали Евангелие, и китайский евангелист встал здесь и проповедовал вам слово креста, а вы не получили это потому, что вы не поняли ни слова из того, что он сказал, не могли бы вы быть иллюстрацией природного человека в стихе 14? значение было недоступно вам, потому что его язык был непонятным.Поэтому, когда Павел говорит, что естественный человек не может понять вещей Духа, я не думаю, что он имеет в виду, что естественный человек не может истолковать значение Евангелия.

Это моральная неспособность правильно судить о ценности

Напротив, Павел подразумевает, что естественный человек может истолковать смысл Евангелия, потому что, когда он это делает, он называет это глупостью. Для естественного человека то, что от Духа, глупо не потому, что он не видит их значения, а потому, что он видит это и считает то, что он видит, пустой тратой времени.Проблема в стихе 14 не в недостатке ясной речи или недостатке интеллектуальной силы для интерпретации. Проблема в том, что когда слово о кресте ясно и разум естественного человека истолковал его адекватно, он считает это глупостью.

Последняя фраза в стихе подтверждает, что это проблема. RSV говорит: «Они духовно различаются , ». Слово «различать» здесь — то же самое, что дважды переведено в стихе 15 как «судья» — «духовный человек судит все, но сам он не должен быть осужден никем».«Жалко, что RSV, NIV и KJV не использовали то же значение этого слова в стихе 14, которое они использовали в стихе 15. NASB здесь превосходен. Он говорит:« Он не может понять [вещи Духа]. потому что духовно их оценивают . Но духовный оценивает все вещей, а сам он не оценивает никем «. Это слово означает оценивать, оценивать или выносить оценочные суждения о чем-либо.

Итак, когда Павел говорит в стихе 14, что причина заключается в Естественный человек не понимает духовных вещей в том, что они духовно оцениваются, оцениваются или осуждаются, становится ясно, что основная проблема заключается не в интеллектуальной неспособности истолковать смысл послания Павла; проблема в моральной неспособности назначить правильное значение для него.Есть большая разница между утверждением, что все, что от Духа, бессмысленно, и тем, что это глупо. «Глупым» является оценка того, что вы поняли, но считаете смешным. Тарабарщина — это описание неразборчивых звуков. Проблема с естественным человеком не в том, что он описывает Евангелие как тарабарщину, а в том, что он оценивает его как глупость. Итак, что Павел имеет в виду в стихе 14, когда он говорит, что естественный человек «не может понять», так это то, что он не может понять вещи Духа как ценные .Он может видеть их значение, но не может видеть значение драгоценных . Он может переформулировать аргумент Павла и прокомментировать его значение; но потом он просто сразу отвергает это как религиозный вздор.

Слово Креста и гордость человека

Итак, этот отрывок учит тому, что все мы по своей природе отвращаются от истины Божьей; мы уклоняемся от истины Библии и от слова креста. Мы слышим призыв Евангелия покориться распятому Христу и защищаемся от него, говоря, что это глупо.Когда естественный человек говорит, что Евангелие глупо, он имеет в виду то, что он дорожит чем-то, от чего он требует отказаться. Мы называем совет глупым, когда он требует от нас большего значения за меньшее. Если вы посоветуете мне спрыгнуть с моста, я скажу, что это глупо, потому что я дорожу своей жизнью. Если вы посоветуете мне не шлепать моих сыновей, когда они не слушаются меня, я скажу (возможно, самому себе), что это глупо, потому что я ценю мудрость Притч и положительные эффекты любящей дисциплины. И если вы посоветуете естественному человеку следовать за распятым Христом, он скажет, что это глупо, потому что он ценит самоуверенность и самовозвеличивание, от которых ему придется отказаться.

Суть 1 Коринфянам 1–4 — показать, что Бог совершил наше искупление таким образом, что все опоры человеческой гордости выбиты из-под нас. «Бог избрал глупое в мире, чтобы посрамить мудрого; Бог избрал слабое в мире, чтобы посрамить сильного; Бог выбрал то, что низкое и презираемое в мире, даже то, что не так, чтобы свести на нет то, что есть, чтобы ни один человек не хвалился пред Богом … Хвалящийся да хвалится Господом »(1 Коринфянам 1: 27–31; ср.2: 5; 3: 7, 21; 4: 6).

Когда естественный человек слышит это, он говорит, что это глупо. Почему? Не потому, что не понимает его значения, а потому, что любит похвалы мужчин. Он любит получать удовольствие от выполнения великих дел, полагаясь на себя. Он любит автономию дергать за ниточки. Ему нравится чувство уважения, которое он может получить, используя свой интеллект, навыки, талант или силу. Предложение оставить все это на мосту, пока он прыгнет в объятия Христа, для него просто смешно.В нашем естественном состоянии мы не можем предпочесть Христа самовосхвалению. Слишком велико желание получить кредит. Иисус сказал: «Как вы можете верить, когда принимаете славу друг от друга и не ищете славы, исходящей от Единого Бога?» (Иоанна 5:44). Вера во Христа — глупость для естественного человека, потому что сущность природного человека — это его любовь к самоопределению и чувство силы и гордости, которые исходят от этого, в то время как сущность веры во Христа состоит в том, чтобы сказать: «Не дай Бог, чтобы Я должен хвалиться разве что крестом Христовым.»

Как мы можем понять то, что от духа?

Какая же тогда надежда на то, что кто-нибудь будет приветствовать то, что от духа? Как распятый Христос может стать ценимым как сила Божья и мудрость Божья? и источник безграничной радости? В 1 Коринфянам 2: 14–15 говорится: «Они оцениваются духовно. Духовный человек оценивает все, но сам его никто не оценивает ». Духовная личность — противоположность естественной личности. Духовная личность имеет Дух Божий.В стихе 12 говорится: «Мы приняли … Духа от Бога, дабы мы познали то, что дано нам Богом». Когда Дух Божий действует в вашей жизни, вы будете оценивать вещи так, как это делает Бог. Вы не сочтете Слово Божье глупостью, но самым драгоценным словом, которое только можно вообразить. Первое и самое основное действие Божьего Духа в жизни природного человека — разрушить гордыню. Дух дает нам возможность увидеть, с одной стороны, нашу отчаянную беспомощность, а с другой — вседостаточность и красоту распятого Христа.Мы начинаем видеть и оценивать вещи глазами Христа.

Это то, к чему идут стихи 15 и 16. Дух позволяет нам оценивать вещи по их истинной ценности, но когда естественные люди оценивают нас, они всегда ошибаются. Почему? Стих 16: Потому что без Духа никто не думает и не оценивает, как Господь, но мы, обладающие Духом, имеем разум Христов. Мы начали смотреть и оценивать вещи так, как это делает Христос. Поэтому мы не отвергаем, а принимаем вещи Духа, даже когда они означают смерть для себя; потому что теперь мы знаем, что действительно ценно.

Чем является и чем не является работа Духа

Теперь вернемся к тому, с чего мы начали. Руководство по эксплуатации христианского менталитета военного времени — это Библия. В нем содержится истина, необходимая для того, чтобы отвлечь нас от врага ко Христу, депрограммировать наши старые стереотипы мышления, обучить нас стратегиям праведности и вооружить нас доспехами и оружием, чтобы победить сатану и освободить его пленников. Но у нас есть естественное отвращение к этой истине. Следовательно, работа Святого Духа совершенно необходима, когда мы пользуемся этим руководством.Но теперь мы можем более ясно увидеть, что это за работа Духа, а чем она не является.

Работа Духа — это , а не , чтобы рассказать нам, что означает руководство по эксплуатации. Это мы должны определить путем дисциплинированного изучения текста. Дух вдохновил эти писания, и Он не исключает их, нашептывая нам на ухо, что они означают. Когда мы молимся о его помощи, мы не молимся о том, чтобы он избавил нас от тяжелой работы строгого чтения и размышлений. Мы молимся о том, чтобы он сделал нас достаточно смиренными, чтобы приветствовать истину.Работа Духа в том, чтобы помочь нам понять значение руководства Христа, заключается не в том, чтобы сделать изучение ненужным, а в том, чтобы сделать нас радикально открытыми для восприятия того, что обнаруживается в нашем исследовании, вместо того, чтобы искажать текст, чтобы оправдать наше нежелание принимать это.

Уроки очевидны для тех, кто жаждет сражаться подвигом веры и быть неотъемлемой частью военных действий. Мы должны прилежно изучать руководство командира. И мы должны пропитать все наше изучение молитвой, чтобы Его Дух смирил нас, чтобы мы подчинились каждой истине и заповедям в ней.Работа Святого Духа состоит в том, чтобы побудить нас сказать от всего сердца, когда мы беремся за руководство: «Я не хочу хвалиться иначе, как крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым мир был распят для меня, а я в мир «. Если наша гордыня не была распята Святым Духом, Библия будет восковым носом, и мы будем называть это глупостью или лепить из нее в соответствии с нашими собственными естественными желаниями. В любом случае слово командующего не будет выполнено, военные усилия будут ослабевать, а дело врага останется незамеченным.

Когда мы не понимаем, что делает Бог

«Как вы не знаете, каким образом дух приходит к костям в утробе женщины, беременной, так и вы не знаете работы Бога, Который делает все». Экклезиаст 11: 5 (ESV)

Боже, я не могу понять, что Ты делаешь! » Я заплакал после обескураживающего телефонного звонка по дороге домой из продуктового магазина.

Много лет назад Бог пригласил меня обменять мои планы на Его. Он прошептал обетование моему сердцу и подтвердил его Своим Словом, мудрым советом и молитвой.

Веря, что Его обещание требует веры, я сказал «да» и последовал в послушании.

Сначала было радостно следовать плану Бога. Мой молитвенный дневник читается как великая история величия Бога.

Но потом путешествие начало выглядеть не так, как я себе представлял. На дороге было больше выбоин, чем я ожидал, и когда я позволил Богу направить мои шаги, мне показалось, что Он ведет меня в глушь, а не в направлении исполнения обещания.Я не сомневался в присутствии Бога, но сомневался в Его планах.

Мой энтузиазм поутих. Моя уверенность дрожала. В хорошие дни я чувствовал себя оптимистичным и настойчивым. В мои плохие дни я злился и растерялся. И в тот вечер, когда телефонный звонок лишил меня надежды, я почувствовал себя беспомощным и застрял.

Въезжая на пустую парковку, я позволил слезам брызнуть на руль. «Не мог бы Ты просто показать мне, что Ты делаешь, Господь?» Я умолял.

Я не знаю, как долго я сидел и ждал ответа Господа.Но я точно знаю, что не было вспышки молнии, освещающей гениальный план Бога. Никакого громового голоса, объясняющего Его загадочные методы.

Просто тихая мысль запечатлелась в моем изможденном сердце:

«Вы хотите Бога, которого вы можете объяснить, или Бога, которого вы можете превозносить?»

Внезапно сквозь пелену слез я осознал неприятную истину: Бога бесконечного величия невозможно измерить. Невозможно сдержать Бога, который творит чудеса. Бога, чья любовь вечна, невозможно объяснить.

Возможно, поэтому Экклезиаст 11: 5 напоминает нам: «Как вы не знаете, каким образом дух приходит к костям в утробе женщины, беременной, так и вы не знаете работы Бога, Который все делает».

Бог видит больше, чем мы можем видеть. Он знает больше, чем мы. Он работает способами, недоступными нашему пониманию. (Исаия 55: 8-11) И если мы согласимся следовать за Ним только тогда, когда мы поймем, что Он делает, мы всегда не сможем испытать Его необъяснимые чудеса.

Когда я сидел на этой стоянке с головой, полной вопросов, и сердцем, переполненным разочарованием, я понял, что у нас есть выбор.

Мы можем позволить тайне Божьей укрепить наши сомнения или поддержать наше чудо.

Авраам восхвалял Бога под звездами, даже несмотря на то, что он не понимал, как он вообще стал отцом народов.

Давид восхвалял Бога в пустыне, хотя и не понимал, почему он бежал, спасая свою жизнь, вместо того, чтобы сидеть на троне.

Израильтяне славили Бога громким криком, хотя они не понимали, что стена Иерихона упадет без боя.

Я тоже начал славить Бога, потому что то, что я знаю о Нем, гораздо важнее того, чего я не знаю:

Я знаю, что Бог любит меня и никогда не оставит меня. (Иоанна 3:16; Евреям 13: 5)

Я знаю, что Он за меня, а не против меня. (Римлянам 8:31)

Я знаю, что Слово Бога истинно, и Его сердце доброе. (Псалом 33: 4; Деяния 14:17)

Отрывая голову от заплаканного руля, я возносил хвалу небу.И постепенно мои разочарования исчезли в тени моей нарастающей надежды.

Мои слезы высохли, и я отправился домой. Передо мной дорога сияла неземным светом. Небо надо мной растворилось в потрясающем розово-оранжевом водовороте. Бог снова рисовал закат.

Я не понимаю, как Он это делает — каждую ночь разбрасывая бездыханную красоту на горизонте, — но я знаю одно: это чудесно. Также как Он.

Дорогой Иисус, Тебе никогда не вписаться в мои ограниченные рамки человеческого понимания.Но Ты всегда удовлетворишь мою бесконечную потребность в Спасителе. Дай мне веру возносить Тебе хвалу, даже если я не понимаю Твоих путей. Во имя Иисуса , аминь.

ПРАВДА НА СЕГОДНЯ

Исайя 55: 8-9: «… Мои намерения не всегда ваши, и я не поступаю так, как вы. Мои мысли и Мои пути выше и выше вас, точно так же, как небо далеко от вас здесь, на земле ». (ГОЛОС)

Иов 11: 7: «Можете ли вы постичь тайны Божьи? Можете ли вы исследовать пределы Всемогущего? » (NIV)

СВЯЗАННЫЕ РЕСУРСЫ

Наше следующее онлайн-изучение Библии, Dangerous Prayers Крейга Грошеля, начнется 6 апреля! Еще не поздно зарегистрироваться, а обучение БЕСПЛАТНО! Мы хотим обменять страх разочарования от оставшихся без ответа молитв на веру в силу молитвы.Ты к нам присоединишься? Запишитесь на учебу здесь. Все, что вам нужно, это копия книги!

ПОДКЛЮЧИТЬ

Посетите сегодня блог Алисии Бруксвоорт, чтобы получить бесплатную распечатку, чтобы подстегнуть вас хвалой, даже если вы не понимаете путей Бога.

ОТРАЖАТЬ И ОТВЕТАТЬ

Когда вы беспокоитесь о том, чего не понимаете сегодня, славьте Бога за то, кем вы Его знаете. Что вы знаете о Боге? Поделитесь ими с нами в комментариях!

© 2020 Алисия Бруксворт.Все права защищены.

Жизнь с тяжелой сердечной недостаточностью и смерть от нее: понимание потребностей пожилых пациентов в конце жизни | BMC Geriatrics

В исследование были включены 25 пациентов (14 женщин / 11 мужчин) со средним возрастом 85 лет [Таблица 1].

Таблица 1 Характеристики выборки

Наше первое впечатление при чтении полевых заметок и материалов интервью заключалось в том, что сердечная недостаточность не является основной проблемой для респондентов.В ходе анализа стало очевидно, что некоторые пожилые люди, которых врачи называли «пациентами с сердечной недостаточностью», не воспринимали себя таковыми. Дальнейший анализ материала выявил две основные темы, каждая из которых была разделена на различные подкатегории: (A) понимание пациентом болезни и прогноза и (B) оказание медицинской помощи [Таблица 2].

A: Понимание пациентом болезни и прогноза

A1: Работа с тяжелой сердечной недостаточностью и старением

Заявления пациентов раскрывают различные уровни взглядов на сердечную недостаточность, начиная от описания их болезни (a) адаптации к изменяющимся условиям (b ), оценка собственного качества жизни (c) и обращение с информацией о своем заболевании (d).

A1.a: Восприятие сердечной недостаточности

Пациенты описали различные переживания с симптомами сердечной недостаточности, в частности такие ограничения, как одышка, головокружение и ограничения в повседневной деятельности. Часто они воспринимали сердечную недостаточность не как хроническое заболевание с длительным течением, ограничивающее жизнь, а скорее как заболевание с острыми событиями, угрожающими жизни. Пациенты часто считали, что их состояние было результатом их старости, а не настоящей болезни.Медицинские определения и личный опыт могут отличаться: несмотря на свой конкретный диагноз и лечение, пациенты сообщили, что чувствуют себя хорошо. Следовательно, они могут преуменьшать свои симптомы и не принимать лекарства. Однако изменения в восприятии пациентов иногда наблюдались при ухудшении их состояния:

Пациентка P1, T3 (женщина 73 лет): Но, сердце мое, проблема не в этом. (…) Это (…) высокое кровяное давление.Да, это у меня есть! Ах, да! Знаешь, теперь … теперь у меня все под контролем. Вы знаете, я никогда не принимал никаких таблеток. (…) Да, и я слежу за своим кровяным давлением. Но если я скажу, что принимаю таблетки, это… я больше этого не делаю.

Утрата знакомых представлений о себе, таких как образ тела и психическая целостность, по-видимому, составляет главную проблему. Таким образом, респонденты считали, что их мобильность и участие в повседневной жизни важнее, чем сердечная недостаточность или любое другое заболевание.

Пациент HD20, Т3 (мужчина 90 лет): Чувствую себя, скажем так, «старым». да. Что ж, физическую слабость нельзя игнорировать, так что это имеет приоритет. И все же сердечная боль не настолько сильна, чтобы я бы сказал, что мое сердце в приоритете. (…) Я не чувствую, что у меня болезнь сердца. Да, я чувствую себя ограниченным в … движении, ограниченным в диапазоне активности, но по сравнению с моим сердцем, я бы сказал, что мои колени не такие подвижные.Они мешают мне нормально ходить или бегать, что на самом деле хуже, чем одышка (…).

Этот пациент, очень пожилой мужчина, переехал на некоторое время в дом престарелых, чтобы поправиться физически, надеялся, что снова сможет жить дома со своей женой. Однако в течение последующего периода собеседования (9 месяцев) возникли дополнительные ограничения здоровья, которые, по мнению пациента, были более важными, чем сердечная недостаточность:

Пациент HD20, T5 (90 лет, мужчина): Ну, мои почки… Я не обращал на них внимания до сих пор.Уровень креатинина резко снизился. (…) И я очень этого боюсь. Я говорю вам откровенно: я боюсь, потому что знаю, что это значит. Это означает еженедельные визиты, скажем, для гемодиализа, который занимает от четырех до пяти часов, и к врачу или для лечения… возвращаться сюда или куда-то еще. (…) И это так… это так… мой, мой… я бы сказал, мой распорядок дня. Но это моя главная… моя главная проблема. То есть … вы знаете, у меня очень плохие показатели почек, они все еще работают в среднем тридцать процентов.Я ничего не замечаю. Что ж, да, я кое-что замечаю … эм, уровень сердечной силы все еще на уровне пятидесяти процентов. В моем случае большая проблема — задержка воды во всем теле.

A.1b: Адаптация к меняющимся условиям

Психоэмоциональные стратегии и практическая помощь в повседневной жизни помогают пациентам адаптироваться к физическим и психическим изменениям в их жизни. В зависимости от индивидуального отношения к болезням и возрастных ограничений, эти изменения можно принять или противостоять.В некоторых случаях физические и эмоциональные границы неохотно принимались со временем и приводили к сознательному подходу к борьбе с сердечными заболеваниями.

Пациент HD20, T0 (90 лет, мужчина): [смеется] Да, я должен расслабиться… расслабиться, больше не преследовать все в своих мыслях и желаниях, но я должен сдерживаться. Сердце как-то говорит: «Стой, не переусердствуйте. Вы не можете хотеть всего. Но то, за что вы беретесь, не делайте так много.«Но это … вот что я начинаю видеть. Но [смеется] еще нет. Еще нет.

I: Вы все еще в процессе?

P: Да, это достаточно тяжело, потому что, когда тебе показывают твои собственные пределы, это иногда бывает болезненно.

Другая стратегия, используемая участниками, чтобы легче примириться со своей ситуацией и иметь возможность лучше наслаждаться настоящим, — это преуменьшить любой дискомфорт.Продолжительность болезни может способствовать восприятию того, что болезнь и связанные с ней нарушения знакомы, и им больше не следует уделять особого внимания:

Пациентка P15, T3 (женщина 93 лет):… Потому что это случается только с длительными интервалами или потому, что я к этому привыкла, у меня нет… нет воздуха. Возможно, это уже много лет, которые у меня уже есть, даже с юных лет, я всегда был немного ограничен. Сейчас я всегда думаю: «Расслабься и успокойся, это пройдет.”

Пациенты сообщали о различных тревогах, которые могут проявляться по мере прогрессирования болезни, о страхе беспомощности и неуверенности в будущих планах ухода. Более того, колеблющееся течение сердечной недостаточности с повторяющимися обострениями и сопутствующими заболеваниями (мультиморбидность) может спровоцировать страх прогрессирования заболевания и ухудшение самочувствия.

Пациентка P10, T1 (женщина 94 лет): И это [боль в груди]… Я не хочу, чтобы это снова было.(…) Нет, никогда больше, тогда Господь Бог может забрать меня обратно, но я не могла снова пройти через это.

В частности, во многих случаях преобладает страх потери психической функции, который ожидается с возрастом и связанной с этим утратой независимости:

Пациентка P22, T6 (женщина 89 лет): Да, если это еще возможно. Что ж, моим самым большим желанием было и всегда было и будет, что в старости я, надеюсь, не буду замечать себя, что схожу с ума.Это то, что мне было бы сложно. Хотя всегда говорят, что если ты псих, то все равно этого не замечаешь и так далее, это… для меня, довольно ужасная мысль. (…) Это уже… обуза. Я думаю, что не только для нас, пожилых людей, но и для … молодых людей. Верно, но лучше, если вы вдавите это в свой мозг и скажете ((она коротко смеется)), со мной этого не случится, нет.

III: Оценка качества жизни

Оценка пожилыми пациентами качества своей жизни варьируется в зависимости от того, в какой степени они сохраняют свою независимость благодаря активности и поддержке.Для тех, кто высоко ценит качество своей жизни, несмотря на ограниченное физическое благополучие, важную роль играют такие аспекты, как личность, более позитивный настрой и социальная активность. Это контрастирует с пожилыми пациентами, которые жалуются на значительную потерю качества жизни. Были обнаружены корреляции между ограничением личной автономии и потерей энтузиазма к жизни. Утрата личной независимости может привести к ощущению отсутствия воли и все большему смещению акцента на основные потребности в уходе.Это наблюдалось в случае очень старой женщины, которая все больше теряла волю к жизни после переезда в дом престарелых, как было установлено в четвертом интервью:

Пациентка P15, T3 (женщина 93 лет): И это уже не имеет значения, если кто-то дойдет до этого. Тогда, эх, мне сейчас все равно, а если кто-то совсем измотан, то мне наплевать, главное, чтобы у него была поддержка и забота.

IV: Информация о заболевании

В целом опрошенные пациенты с сердечной недостаточностью мало знали о своем состоянии и его ограниченном прогнозе.Субъективная потребность в информации варьируется в зависимости от состояния болезни и индивидуальных предпочтений. Пациенты обычно прилагали мало усилий для активного получения медицинской информации за пределами кабинета врача (в лучшем случае через сайты с низким порогом доступа, такие как СМИ). Таким образом, большая часть их информации была получена напрямую через общение между врачом и пациентом.

Различные мотивы, связанные с желанием (или отсутствием) получить информацию и знания, относящиеся к тому, как пациенты справлялись со своим реальным опытом болезни, и не были неизбежно связаны с необходимостью знать медицинские факты.В T0 одна пациентка пошутила о том, как вначале она отказалась от информации о своей болезни из-за опасений; пережив период тяжелых стадий болезни, позже она казалась сдержанной и несколько мудрее, хотя по-прежнему боялась плохих новостей.

Пациентка P1, T6 (женщина 73 лет): А также в больнице, и, насколько мне известно, я совершила огромную ошибку: я не всегда спрашивала, почему, почему, почему. Я не хотел знать, нет.(…) Да, это моя вина, я не знаю, как это могло случиться. Да, если он [врач] мне что-то скажет, что у меня такое-то и такое-то, у меня сильно затуманится голова, тогда я заболею.

Пациенты и их родственники сообщали, что особенно в экстренных ситуациях, таких как острая одышка, они не имели представления о порядке действий в таких чрезвычайных ситуациях. Впоследствии экстренное реагирование становится частью «повседневной жизни» некоторых пациентов.

A2: Работа с концом жизни

A2.a: Ценность и бесполезность в старости

Изменения в физической и жизненной среде, а также растущая потеря качества жизни являются решающим жизненным опытом для респондентов, которые могут приводят к чувству одиночества, печали и безразличия и могут усилить желание человека умереть. Также было описано чувство скуки: время больше не может быть использовано полноценно, потому что не хватает необходимой энергии, мобильности и средств.В таких случаях пациенты скорее страстно желали смерти, чем отвергали ее, и рассматривали жизнь как прожитую. Главное желание опрошенных — иметь возможность без боли выполнять повседневные задачи. В частности, когда боль и страдание преобладают в повседневной жизни, желание умереть со временем нарастает, и после определенного момента некоторые респонденты подумывали о сокращении своей жизни.

Пациентка P23, T1 (женщина 85 лет): Потому что — я думаю, ну, жизнь такая, я не знаю, я не знаю, не стоит жить.Хотя я очень привязан к своим внукам, очень сильно. (…) Но кроме этого, я всегда говорю, что нельзя стареть.

Сосед: Почему? Восемьдесят шесть — это не стар?

P: Конечно. Это старый фрегат.

Тем не менее, участники также выразили опасения, связанные с концом жизни.Постоянно упоминалось желание мирной, быстрой смерти без страданий.

Пациентка P15, T1 (женщина 93 лет): Я думаю, что каждый день может быть последним, знаете ли. (…) И я молюсь, чтобы я заснул и никогда больше не проснулся. (…) И больше ничего не желаю, просто приятного расставания, скорейшего, да, просто засыпания.

Хотя большинство пациентов выразили сильное предпочтение умереть дома, специализированная паллиативная помощь и другие учреждения (например,грамм. хосписы) не обсуждались как вариант реализации умирания дома. При этом некоторые из опрошенных не отказались от госпитализации, если боль стала невыносимой.

A2.b: Подготовка к смерти

Учитывая ограниченный оставшийся срок жизни, респонденты сочли особенно важным принять меры до их смерти. Во всех случаях похороны пациентов уже были запланированы и составлено завещание в отношении их личных финансов. Многие пациенты говорили, что важно знать, что их семья обеспечена.

Пациентка P1, T3 (женщина 73 лет):… Но я, ну, немного испугалась… Когда ты мертв, тебя нет. (…) Тогда я подумал: «Боже мой! Что еще будет и останется, когда ты умрешь и уйдешь? » (…) Вы знаете, а теперь я говорю, что для моей семьи все в порядке, и это меня успокаивает. Да, теперь это меня успокаивает.

Однако приготовления на время перед смертью, т.е.е. процесс умирания и сопутствующие медицинские проблемы часто определялись менее окончательно. Хотя все опрошенные не хотели, чтобы лечение продлевало жизнь, у них был ряд сильно различающихся способов выражения своих желаний: от письменных заявлений о намерениях (живых завещаний и постоянных доверенностей) до устной передачи полномочий по принятию решений членам семьи или первичные представители. Более того, некоторые сделали противоречивые заявления относительно намерения и выполнения предварительных указаний.

Пациент HD17, T1 (83 года, мужчина): Что ж, если бы вы, если бы мы строго следовали предварительному распоряжению, я бы не сидел здесь сегодня. Ну, то есть — хоть убей, я не могу себе представить, чтобы кого-то наставляли: «Вы обязательно должны это сделать». И все же, я думаю, врачи думают, есть ли еще вероятность, что я выживу или не выживу, независимо от предварительного распоряжения. И если врачи говорят, что есть.. может быть даже лучик надежды, тогда я, как неспециалист, не могу сказать «Нет». Я вижу, что, когда вы находитесь в разгаре боли, подобной той агонии, которую я испытал, тогда вы говорите себе — я говорю вам со всей честностью, я часто хотел, чтобы [я мог] просто закрыть глаза и страдание подошел бы к концу. Потому что, если вы … Это как будто кто-то надел веревку на вашу шею и душит вас, и делает это в течение трех недель. Я не мог… Я задыхался и не мог дышать.

Некоторые пациенты, однако, полностью отвергают живую волю, потому что не видят необходимости в этом документе или не доверяют возможным действиям врачей; таким образом, они уверены, что их семья справится с делом без каких-либо письменных указаний.Повторный опрос во время последовательных сеансов интервью показал, что это отношение не изменилось с течением времени. Например, следующий пациент сохранял твердую уверенность в способности этой семьи принимать решения, которая не колебалась от T1 до T6:

Пациент P2, T1 (75 лет, мужчина) Вы знаете, моя семья знает, как я думаю и чего я хочу, если доходит до того, что, скажем, требуется искусственное вскармливание или что-то подобное, они категорически откажутся от этого.Вот что я сказал. И так как я не прилагаю больших усилий, я ничего не пишу, потом они [KK: врачи] идут с самого начала, не делайте этого, не делайте этого, пусть будет. Моя семья точно знает, как я думаю, и это так.

T6 I:… Предварительное распоряжение о лечении, продлевающем жизнь, хотите вы этого или нет?

P: Нет, я этого не хочу.… Но все мои дети знают, что я этого не хочу.

I: Вы говорили об этом со своим врачом?

P: Нет, я не говорю о таких вещах со своим врачом! Если бы я это сделал, то сделал бы это в больнице. Если бы меня положили в больницу сейчас, я бы сказал: «Послушайте, такой-то, если сейчас что-то не так, не подключайте меня к тоннам машин и оборудования! Я говорю, когда все кончено, все кончено! »

B: Оказание медицинской помощи

B1: Восприятие медицинской помощи

B1.a: Соответствие (медицинского) ухода

Оценка опрошенными пациентами качества медицинской и сестринской помощи варьировалась в зависимости от того, считали ли они лечение подходящим, необходимым и отвечающим их потребностям. Если решения о лечении, назначениях и посещениях на дому, принимаемые профессионалами, не соответствуют ожиданиям пациента, они могут быть восприняты как неадекватные или «неправильные». Особое внимание было уделено лечению боли: тот факт, что пациенты часто воспринимают боль как выражение полного страдания, не связанного с какой-либо конкретной (органической) причиной, приводит к типу безразличия, которое делает любую медицинскую помощь немыслимой.Следующая цитата (из третьего сеанса собеседования с пациентом) ясно иллюстрирует это восприятие повсеместного страдания, которое пациент неоднократно упоминал в каждом интервью.

Пациент HD12, Т2 (84 года, мужчина): «Я только хочу почувствовать себя лучше. Но вроде не должно быть ничего хорошего. Когда болен, ничего не нужно, ничего не нужно, всегда одно и то же. (…) Мне ничего не нужно, я могу побыть совсем одна. Боль повсюду (…)

Как показали интервью, кажется, что потребности в уходе за пациентами с сердечной недостаточностью меняются в течение болезни в зависимости от их текущего состояния болезни и индивидуальных требований.В их индивидуальных предпочтениях необходимость экстренного вмешательства может быть сопоставлена ​​с желанием принимать решения на основе участия. Быстрые действия без специального разрешения пациента могут быть приемлемы в острых ситуациях, в то время как потребность в совместном принятии решений может преобладать в контексте стабильной и последовательной помощи. Таким образом, пациенты отдают предпочтение индивидуальным предпочтениям поддержки и договариваются о конкретных лечебных вмешательствах в зависимости от ситуации.

Пациент HD06, T1 (женщина 85 лет): Итак, вы знаете, что если пациент действительно болен, да, хорошо, когда за вами ухаживает кто-то.То есть, я не хочу слишком много заботиться, это было бы слишком большой ответственностью для меня, понимаете. Но если ты плохо себя чувствуешь, хорошо иметь кого-нибудь.

B1.b: Непрерывность ухода

Ситуации перехода, то есть из больницы в дом, часто выявляют пробелы в оказании помощи. Хотя все опрошенные пациенты предпочитали лечиться дома, совместных обсуждений между врачом и пациентом относительно вариантов медикаментозного и терапевтического лечения в амбулаторных условиях не проводилось.Один пациент воспринял периодические посещения дневного отделения (в дополнение к посещениям медсестер и фельдшеров) как стрессовые:

Пациент P22, T3 (женщина 89 лет):… После [больничного] лечения профессор указал, что единственным вариантом является дневное отделение для того или иного. И я сказал ему, что не хочу этого, я не хочу приходить каждый день. Я только что вернулся из больницы.

B2: Межличностные отношения

B2.a: Взаимодействие в процессах оказания помощи

В ситуациях, требующих повышенного ухода и медицинского обслуживания, пациенты сталкивались с различными потребностями в отношении как интенсивности, так и частоты взаимодействия. Пациенты описывали ситуации, которые выявляют недостаток внимания и сочувствия на профессиональном и неформальном уровне. Повышенная потребность в уходе и сопутствующая зависимость могут вызвать чувство беспомощности. Пострадавшие пациенты заявили, что они терпят эти ситуации, потому что они не могут защитить себя и / или опасаются причинения вреда при последующем лечении, если они жалуются.

Пациентка P1, T1 (женщина 73 лет):… Я впервые в больнице. Некоторые медсестры были довольно неприятными. Потому что, знаете, я вообще не могла пошевелиться. А если позвонил, то была долгая задержка; Я лежал с болью на спине или перекосился. Они также относились ко мне так безлично и не спрашивали, в чем проблема и лучше ли. «Извините, у нас сейчас нет времени». Из-за этого я поклялся себе, что больше не заболею так, что мне придется лечь в больницу (…) А потом мне стало немного лучше.А потом они начали со мной разговаривать … когда они мне больше не были нужны.

B2.b: Особые аспекты взаимодействия врача и пациента

С точки зрения пожилых пациентов с сердечной недостаточностью, общению с профессиональными опекунами иногда не хватает достоверности. Это постоянно находило отражение в заявлениях, которые они не чувствовали признанными, услышанными или воспринимаемыми всерьез. Например, когда пациенты сообщали о таких симптомах, как одышка или боль, они часто получали расплывчатые ответы от своих врачей, которые относили это к старости или погодным условиям.

Пациент HD17, T4 (83 года, мужчина): За три дня до того, как я потерял сознание от сердечного приступа, я заметил, что что-то [было не так], а затем я пошел к врачу, но ее там не было (…) И ее муж тоже был врачом, поэтому я пошла к нему. «О боже, — говорит он. Я сказал: «Доктор, я плохо себя чувствую» и так далее. «Что ж, вы должны учитывать свой возраст, а также погоду». Позже я потерял сознание. Он не осматривал меня, не измерял пульс и давление; он ничего не делал.Раньше он был каменщиком, но переучился. (…) Но я думаю, что он все еще каменщик.

Эта привычка к общению со стороны профессионалов может не только привести к вопросам без ответов и неудовлетворенности, но также может создать у пожилых пациентов впечатление, что варианты лечения существуют, но им не предлагаются.

По мнению респондентов, кажется, что медицинские работники четко не рассматривают ограничения и возможности медицинской помощи и терапии.Одна из различных проблем в общении между врачом и пациентом, выявленных в ходе интервью, по-видимому, связана с нерешительностью врачей в выражении неуверенности. С другой стороны, многие пациенты хотели бы, чтобы их информировали, а не оставляли в подвешенном состоянии, когда дело доходит до диагностики или лечения.

Пациент HD 20, T0 (90 лет, мужчина): Возможно, чтобы более четко подчеркнуть риски, риски заболевания… риски и опасности. Потому что он [К.К.: терапевт] заставил нас там… Тут и там, в отчетах, он что-то говорил о сердечной недостаточности, не говоря, что это на самом деле означает.Или он упомянул, эм, «сердцебиение». Это два примера, которые сейчас приходят в голову спонтанно. Затем, мне бы хотелось, чтобы он объяснил мне это более ясно и сказал, что у вас есть то и это, и вам нужно следить за этим.

B3: Значение семьи

Неформальные лица, обеспечивающие уход, которые в большинстве своем являются членами семьи, играют ключевую роль в поддержке здравоохранения между пациентами и медицинскими работниками. Они действуют и реагируют на разных уровнях: как наблюдатели за профессиональным медицинским обслуживанием (ситуациями), как связующее звено между сторонами и как активно вовлеченные лица, осуществляющие уход, в то же время они сами страдают.Наши результаты, касающиеся значения семьи, были представлены дифференцированно, подробно описывая различные типы отношений (монада, диада и триада). Эти результаты будут опубликованы в другом месте (см. Таблицу 2).

Цитаты Авраама Линкольна

Для вашего удобства на этой странице собраны две наши предыдущие коллекции цитат Линкольна. и группирует их по тематическим рубрикам. Источник является стандартным авторитетом в области Речи и сочинения Линкольна, Собрание сочинений Авраама Линкольна, большое многотомное издание.Если после цитаты появится ссылка, вы перейдете к весь документ, если он есть на этом сайте.

Для цитат без ссылок вы можете прочитать весь документ, выполнив поиск Собрание сочинений онлайн. Чтобы задать общие вопросы о речах и сочинениях Линкольна, щелкните здесь.

АМБИЦИЯ

Говорят, что у каждого человека есть свои особые амбиции. Ли правда это или нет, я могу сказать для одного, что у меня нет другого более великого как то, что я действительно уважаюсь среди моих собратьев, делая я достоин их уважения.Насколько мне удастся удовлетворить эта амбиция еще предстоит развить.
— Первое политическое сообщение от 9 марта 1832 года

Высокий гений не любит проторенных дорог. Он ищет регионы до сих пор неизведанный.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

Вы амбициозны, что, в разумных пределах, скорее идет на пользу чем вред.
— 26 января 1863 г. Письмо Джозефу Хукеру

АНАРХИЯ

Нет жалоб, которые можно было бы возместить по закону о мафии.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

Усилия Джона Брауна были необычными. Это не было восстанием рабов. Это была попытка белых людей поднять восстание среди рабов, в котором рабы отказались участвовать.
— 27 февраля 1860 г. Адрес Купер Юнион

Ясно, что центральная идея отделения — это сущность анархии.
— 4 марта 1861 г. инаугурационная речь

КОНСТИТУЦИЯ

Не нарушайте ничего в Конституции.Это нужно поддерживать, поскольку это единственная гарантия наших свобод. И не только демократам я делаю это обращение, но ко всем, кто любит эти великие и истинные принципы.
— 27 августа 1856 г. Речь в Каламазу, штат Мичиган,

Давайте тогда превратим это правительство обратно в канал, в котором создатели Конституции первоначально поместил его.
— 10 июля 1858 г. Речь в Чикаго

Я перенес трудный и, в некоторых отношениях, болезненный участие в конкурсе.На протяжении всего я ни нападал, ни боролся с любой частью конституции.
— 30 октября 1858 г. Речь в Спрингфилде

Народ — народ — законные хозяева обоих съездов, и суды — не для свержения конституции, а для свержения мужчин кто извращает это.
— 16 и 17 сентября 1859 г. Примечания к выступлениям в Колумбусе и Цинциннати

Я очень обеспокоен тем, что этот Союз, Конституция и свободы народа должны быть увековечены в соответствии с первоначальной идеей за которые велась эта борьба, и я буду очень счастлив, если быть скромным орудием в руках Всевышнего, и поэтому его почти избранный народ для увековечения объекта этой великой борьбы.
— 21 февраля 1861 г. Речь в Сенате Нью-Джерси

ОПАСНОСТЬ

В какой момент тогда можно ожидать приближения опасности? Я отвечаю, если он когда-либо достигнет нас, он должен возникать среди нас. Это не может быть из-за границы. Если разрушение будет нашим уделом, мы сами должны быть его автором и завершителем. Как нация свободных людей, мы должны пережить все времена или умереть самоубийством.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

Я думаю, проиграть Кентукки — это почти то же самое, что проиграть всю игру.Кентукки ушел, мы не можем удержать ни Миссури, ни, как мне кажется, Мэриленд. Эти все против нас, и наша работа слишком велика для нас.
— 22 сентября 1861 г. Письмо Орвиллу Браунингу

Догмы тихого прошлого неадекватны бурному настоящему. В повод складывается с трудом, и мы должны подняться — по случаю. В качестве наш случай новый, поэтому мы должны думать по-новому и действовать по-новому. Мы должны дезинтегрировать мы сами, и тогда мы спасем нашу страну.
— 1 декабря 1862 г. Послание Конгрессу

Масштабы этого восстания были недолгими. понял.Я видел, что это связано с величайшими трудностями, и вызовите все силы всей страны.
— 2 июня 1863 г. Ответ членам пресвитерианской генеральной ассамблеи

Одним словом, я бы не рискнул запутаться в реке, как бык наполовину перепрыгнул через забор, и собаки могут разорвать его спереди и сзади, без возможности ударить в одну сторону или ударить ногой в другую.
— 5 июня 1863 г. Письмо Джозефу Хукеру

ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Мы все по праву гордимся нашей политической революцией 1976 года.Это дало нам степень политической свободы, намного превышающая таковую у любой другой нации земли. В нем мир нашел решение давно обсуждаемой проблемы. способность человека управлять собой. В нем был зародыш, заросли, и все еще должны расти и расширяться до всеобщей свободы человечества.
— 22 февраля 1842 г. Законная цель правительства — делать для сообщества людей, что бы они ни сделали, но не могут, вообще , или не могут, так хорошо делают , под себя — как в отдельном, так и в индивидуальном качестве.
— 1 июля 1854 г. [?] Фрагмент правительства

Наше правительство опирается на общественное мнение. Кто может изменить общественность мнение, может изменить правительство, практически столько же.
— 10 декабря 1856 г. Речь в Чикаго

Добро пожаловать или нежелательно, приятно или неприятно, Будет ли это целая нация рабов, — это вопрос, стоящий перед нами.
— ок. 18 мая 1858 г. Фрагмент речи

Поскольку я не был бы ведомым устройством , я не был бы ведущим устройством. Это выражает мое представление о демократии. Что бы ни отличалось от этого, степень разницы, нет демократии.
— ок. 1 августа 1858 г. Фрагмент о демократии

Я думаю, что мы справедливо вступили в длительную борьбу за то, нация должна в конечном итоге стать полностью рабом или полностью свободным, и хотя я рано падаю в конкурсе ничего, если я внесу хоть какой-то вклад степени, к окончательному законному результату.
— 8 декабря 1858 г.Д. Шарп

Понимание духа наших учреждений для достижения отметки Что касается мужчин, я против всего, что имеет тенденцию к унизить их.
— 17 мая 1859 г. Письмо Теодору Канисиусу

… Я не хочу сказать, что на это правительство возложена обязанность исправление или предотвращение всех ошибок в мире; но я думаю, что это так Обязанностью предотвращать и устранять все нарушения, которые несправедливо по отношению к себе.
— Речь 17 сентября 1859 г. в Цинциннати, Огайо

По сути, это народный конкурс. Со стороны Союза это борьба за поддержание в мире этой формы и содержания правительства, чья главная цель — улучшить состояние мужчин — поднимать искусственные тяжести со всех плеч — расчистить для всех пути похвальных поисков — позволить себе все, беспрепятственный старт и хороший шанс в гонке жизни.
— 4 июля 1861 г. Послание Конгрессу

Да будут наши дети и дети наших детей тысяче поколений, продолжать пользоваться благами, дарованными нам единой страной, и Причина еще не радоваться тем славным учреждениям, завещанным нам Вашингтон и его соратники.
— 4 октября 1862 г. Речь во Фредерике, Мэриленд

Восстановление Союза повстанческих штатов должны основываться на принципе гражданского и политического равенства обеих рас; и он должен быть опечатан всеобщей амнистией.
— Январь 1864 года, письмо Джеймсу С. Уодсворту

Хотя мы должны всеми доступными средствами предотвратить свержение правительство, мы не должны сажать и выращивать слишком много шипов в лоне общества.
— 18 марта 1864 г., Письмо Эдвину М.Стэнтон

В этой великой борьбе эта форма правления и все формы человеческого право находится под угрозой, если наши враги добьются успеха. В этом больше вовлечено конкурс, чем осознают каждый.
— 18 августа 1864 г. Речь в 164-м полку штата Огайо

Не только сегодня, но и во все времена мы должны увековечить для детей наших детей это великое и свободное правительство, которым мы наслаждались всю жизнь. — 22 августа 1864 г. Речь перед Сто шестьдесят шестым Огайо. Полк

Нигде в мире не представлено правительство с такой свободой и равенство.Самым скромным и бедным из нас дается высшее привилегии и должности. Настоящий момент находит меня в Белом доме, тем не менее, у ваших детей есть такие же хорошие шансы, как у моего отца.
— 31 августа 1864 г. Речь в 148-м полку штата Огайо

Вдумчивые люди должны чувствовать, что судьба цивилизации на этом Континент участвует в выпуске нашего конкурса.
— 27 декабря 1864 г. Письмо Джону Маклину

Деспотизм

Когда дело доходит до этого, я бы предпочел эмигрировать в какую-нибудь страну, где они производят никаких претензий на любящую свободу — например, в Россию, где деспотизм может быть взяты в чистом виде, и без базового сплава лицемерия.
— Из письма Джошуа Спида от 24 августа 1855 года

Это проблема, которая будет продолжаться в этой стране, когда эти бедные языки судьи Дугласа и меня молчать. Это вечная борьба между этими два принципа — правильный и неправильный — во всем мире. Это два принципа которые стояли лицом к лицу с начала времен и будут всегда борьба. Одно — общее право человечества, а другое — божественное право короли.
— 15 октября 1858 г. Дебаты в Олтоне, Иллинойс

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Если вы решительно настроены стать адвокатом, то дело в другом. половина уже сделана.
— Письмо от 5 ноября 1855 г. Ишаму Ривису

Всегда помните, что ваше собственное стремление к успеху больше важнее, чем что-либо другое.
— 5 ноября 1855 г. Письмо Ишаму Ривису

Я не знаю, как помочь вам, кроме как в уверенности человек зрелого возраста и много тяжелого опыта, который вы не можете потерпеть, если вы решительно определяй, что не будешь.
— 22 июля 1860 г. Письмо Джорджу Латему

Итак, избрав наш курс, без лукавства и с чистой целью, пусть мы возобновляем нашу веру в Бога и идем вперед без страха и с мужским сердцем.
— 4 июля 1861 г. Послание Конгрессу

Придерживайтесь своей цели, и вскоре вы почувствуете себя так же хорошо, как когда-либо. Напротив, если вы запутаетесь и сдадитесь, вы потеряете силу сохраняя любое решение, и буду сожалеть об этом всю жизнь.
— 28 июня 1862 г. Письмо Квинтину Кэмпбеллу

Я рассчитываю поддерживать это состязание до тех пор, пока не добьюсь успеха, или пока я не умру, или пока я не побежден, или мой срок истекает, или Конгресс, или страна покидает меня …
— 28 июня 1862 г. Письмо Уильяму Х. Сьюарду

>> Для получения информации о стойкости щелкните здесь.

ОБРАЗОВАНИЕ

По предмету образования, не предполагая диктовать какие-либо план или систему, уважая его, я могу только сказать, что я рассматриваю его как самая важная тема, которой мы, как народ, можем заниматься.
— Первое политическое сообщение от 9 марта 1832 года

Отсутствие у мистера Клея более совершенного раннего образования, как бы то ни было сожалеет вообще, преподает хотя бы один полезный урок; Это учит, что в этой стране вряд ли можно быть таким бедным, но что, если он желает, он может получить достаточное образование, чтобы пройти через мир достойно.
— 6 июля 1852 года Похвальная речь Генри Клею

Вместимость и вкус для чтения дают доступ ко всему, что уже были обнаружены другими.Это ключ или один из ключей к уже решенной проблемы. И не только так. Это дает удовольствие и возможность для успешно преследуя [еще] нерешенные вопросы.
— 30 сентября 1859 г. Речь перед штатом Висконсин. Сельскохозяйственное общество

Старое общее правило заключалось в том, что образованных человека не выполняли ручной труд. Им удалось съесть свой хлеб, оставив тяжелый труд производя это для необразованных. Это не было невыносимым злом рабочим пчелам, пока класс трутней оставался очень маленьким.Но сейчас , , особенно в этих свободных государствах, почти все образованные — слишком почти все, чтобы оставить труд необразованных, в любом случае адекватный поддержке целого. Из этого следует что впредь образованные люди должны трудиться. В противном случае образование сам по себе стал бы позитивным и невыносимым злом. Ни одна страна не может в праздности выдерживают более чем небольшой процент своего числа. Подавляющее большинство должно трудиться над чем-то производительным.
— 30 сентября 1859 г. Речь перед штатом Висконсин. Сельскохозяйственное общество

>> Чтобы узнать больше об образовании, нажмите здесь.

ЧАСТЬ

Я немного обеспокоен отменой рабства в этом районе, но не Я был бы рад, если бы его отменили, но что касается времени и способа сделать это.
— 24 марта 1862 года Письмо Горацию Грили

То, что я сделал, я сделал после очень тщательного обдумывания и под тяжелым и торжественным чувством ответственности. Я могу доверять Богу только в том, что не ошибся.
— 24 сентября 1862 г. Ответ на Серенаду в честь [предварительной] Прокламации об освобождении

И в силу полномочий и для вышеупомянутой цели я приказываю и объявляю что все лица, удерживаемые в качестве рабов в указанных штатах и ​​частях штатов, есть и впредь будут свободны; и что исполнительное правительство Соединенных Штатов Государства, включая их военные и военно-морские власти, признают и поддерживать свободу указанных лиц.
— 1 января 1863 г. Прокламация об освобождении

И на этот акт, искренне считающийся актом справедливости, Конституция, по военной необходимости, я ссылаюсь на внимательное суждение человечества, и милостивое благоволение Всемогущего Бога.
— 1 января 1863 г. Прокламация об освобождении

Все-таки, выражаясь грубой, но выразительной фигурой, разбитые яйца не исправить. Я издал прокламацию об эмансипации и не могу отозвать ее.
— 8 января 1863 г. Письмо Джону А. МакКлернанду

Я очень серьезно убеждал рабовладельческие государства принять эмансипацию; и это должно быть, и является целью меня не опровергать или препятствовать тому, что кто-либо из них может в добросовестно делаю, с этой целью.
— 23 июня 1863 г. Письмо Джону М. Скофилду

«Прокламация об освобождении применяется к Арканзасу. Я думаю, что она действительна по закону, и будет так принято судами. Думаю, я не буду отказываться от него или отказываться от него.Те, кто я верю, что никогда не смогу снова стать рабами или квази-рабами ».
— 31 июля 1863 г. Письмо Стивену А. Херлбурту

Вам не нравится провозглашение эмансипации; и, возможно, отозвали бы его. Вы говорите, что это неконституционно — я думаю иначе.
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

Но прокламация, как закон, либо действительна, либо недействительна. Если он недействителен, он не нуждается в опровержении.Если он действителен, он не может быть отозван, как и мертвых можно оживить.
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

СВОБОДА

Что касается свободы, в принципе, мы не такие, какими были раньше. Когда мы были политическими рабами короля Георга и хотели освободиться, мы назвал максиму о том, что «все люди созданы равными», самоочевидной истиной; но сейчас когда мы растолстели и потеряли всякий страх стать рабами, мы стали настолько жадными, чтобы стать хозяевами , что мы называем ту же максиму явная ложь.
— 15 августа 1855 г. Письмо Джорджу Робертсону

Я оставляю вас, надеясь, что лампа свободы будет гореть в вашей груди, пока больше не будет сомнения в том, что все люди созданы свободными и равными.
— 10 июля 1858 г. Речь в Чикаго, Иллинойс

Мы полагаемся на любовь к свободе, которую вселил в наши груди. Наша защита — в сохранении духа, который ценит свобода как наследие всех людей, во всех странах, повсюду.
— Речь 11 сентября 1858 г. в Эдвардсвилле, Иллинойс

Это мир компенсаций; и тот, кто будет не раб, должен согласие на у нет раба. Те, кто отказывают в свободе другим, не заслуживают этого для них самих; и под справедливым Богом не может долго удерживать его.
— 6 апреля 1859 г. Письмо Генри Пирсу

У меня никогда не было такого политического чувства, которое не происходило бы от сантиментов воплощено в Декларации независимости.
— 22 февраля 1861 г. Речь в Зале Независимости

Здесь я изложил свою цель в соответствии с моей точкой зрения на официальное лицо долг; и я не собираюсь вносить изменения в мой часто выражаемый личный желаю, чтобы все люди повсюду были свободны.
— 22 августа 1862 г. Письмо Горацию Грили

В , предоставляя свободу подчиненному , мы гарантируем свободу для бесплатно — достойны как в том, что мы даем, так и в том, что мы сохраняем.Мы благородно спасет или подло потеряет последнюю лучшую надежду земли.
— 1 декабря 1862 г. Послание Конгрессу

Четыре с половиной года назад наши отцы родили на этом континенте новая нация, зародившаяся в Свободе и посвященная утверждению, что все люди созданы равными.
— 19 ноября 1863 г. Геттисберг Адрес

В мире никогда не было хорошего определения слова свобода, и Американцы сейчас очень в нем нуждаются.Мы все заявляем о свободе; но, используя одно и то же слово , мы не все подразумеваем одно и то же.
— 18 апреля 1864 г. Адрес в Балтиморе,

«У нас, как все согласятся, свободное правительство, в котором каждый человек имеет право быть наравне с любым другим мужчиной. В этой великой борьбе эта форма правления и любая форма прав человека окажется под угрозой, если наши враги добьются успеха ».
— 22 августа 1864 г. Речь к Сто шестьдесят четвертому Огайо Полк

Каждый защитник рабства естественно желает увидеть уничтоженную и раздавленную свобода обещала чернокожему по новой конституции.
— 14 ноября 1864 г. Письмо Стивену А. Херлбуту

>> Чтобы узнать о свободе, нажмите здесь.

GRIEF

В безвременной утрате вашего благородного сына наша беда едва ли меньше твоего собственного. Так много обещанной пользы для страны, и светлых надежд на себя и на друзей, редко разбивались так внезапно, как в его падение.
— 25 мая 1861 г. Письмо Эфраиму Д. и Фиби Эллсуорт

В этом печальном мире печаль приходит ко всем; и к молодым приходит с горькой агонией, потому что это застает их врасплох.
— 23 декабря 1862 г. Письмо Фанни Маккалоу

Я молюсь, чтобы наш Небесный Отец утолил страдания вашего тяжелую утрату, и оставлю вам только заветные воспоминания о любимых и потерян, и торжественная гордость, которая должна быть вашей, чтобы так возложить дорогая жертва на алтаре свободы.
— ноя. 21 января 1864 г. Письмо Лидии Биксби

ЧЕСТНОСТЬ

По правде говоря, он был благороднейшим делом Бога — честным человеком.
— 8 февраля 1842 г. Похвальная речь Бенджамина Фергюсона

Я считаю, что это устоявшаяся моральная максима, что тот, кто делает утверждение, не зная, истинно оно или ложно, является ложным; а также случайная истинность утверждения не оправдывает и не извиняет его.
— 11 августа 1846 г. Письмо Аллену Н. Форду

Пусть ни один молодой человек, выбирающий закон для своего призвания, ни на мгновение не уступит распространенное мнение — решимость при любых обстоятельствах быть честным; и если по своему усмотрению вы не может быть честным юристом, решите быть честным, не будучи юристом.
— 1 июля 1850 г. [?] Заметки для лекции по праву

ЗАКОН

Пусть каждый американец, каждый любитель свободы, каждый доброжелатель своего потомства, клянусь кровью Революции, никогда не нарушать ни в малейшей степени, законы страны; и никогда не терпеть их нарушения другими.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

Пусть каждая американская мать дышит благоговением перед законами к шепелявым малышка, которая болтает у нее на коленях — пусть этому учат в школах, в семинариях и в колледжах; пусть это будет написано в Букварях, книгах по орфографии и в Альманахах; — позволять его следует проповедовать с кафедры, провозглашать в законодательных залах и исполнять в суды. Короче говоря, пусть это станет политической религией нация; и пусть старики и молодые, богатые и бедные, могила и гомосексуалистов всех полов и языков, а также цвета кожи и условий жизни, непрестанно жертвовать на его алтарях.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

По закону это хорошая политика: никогда не умолять о том, что вам нужно нет, иначе вы обяжете себя доказать то, что вы не можете .
— 20 февраля 1848 г. Письмо Ашеру Линдеру

Главное правило для юриста, как и для человека любого другого призвания, это трудолюбие. Ничего не оставляйте на завтра, что можно сделать сегодня.
— 1 июля 1850 г. [?] Заметки к лекции по праву

Не поощрять судебные тяжбы.Уговаривайте своих соседей идти на компромисс, когда можете. Укажите им, как номинальный победитель часто оказывается настоящим проигравшим — в гонорарах, расходы и трата времени. Как миротворец у юриста есть начальник. возможность быть хорошим человеком. Бизнеса по-прежнему будет достаточно.
— 1 июля 1850 г. [?] Заметки к лекции по праву

Никогда не возбуждайте судебный процесс. Вряд ли можно найти человека хуже, чем тот, кто это. Кто может быть более жестоким, чем тот, кто обычно ремонтирует регистр действий по поиску недостатков в праве собственности, по которым разжигаются раздоры, и положить деньги в карман?
— 1 июля 1850 г. [?] Заметки к лекции по праву

Пусть ни один молодой человек, выбирающий закон для своего призвания, ни на мгновение не уступит распространенное мнение — решимость при любых обстоятельствах быть честным; и если в вашем собственном вы не можете быть честным юристом, примите решение быть честным, не будучи юрист.
— 1 июля 1850 г. [?] Заметки к лекции по праву

>> Чтобы получить совет Линкольна юристам, щелкните здесь.

МИР

Давайте всегда помнить, что все американские граждане являются братьями общей стране, и должны жить вместе в узах братских чувств.
— 20 ноября 1860 г., Спрингфилд, штат Иллинойс,

Не жив тот человек, который более предан миру, чем я. Ни один из тех, кто будет делать больше, чтобы его сохранить.
— 21 февраля 1861 г. Речь на Генеральной ассамблее Нью-Джерси

Я желал так же искренне, как и любой человек — иногда я думаю больше, чем кто-либо другой человек — чтобы наши нынешние трудности могли быть разрешены без пролития крови.
— 26 апреля 1861 г. Обращение к пограничникам

Я участвую в великой войне, боюсь, что миру будет трудно понять, насколько я ценю принципы мира, заложенные в этом письме, и везде — Обществом друзей.
— 19 марта 1862 г. Письмо Сэмюэлю Б. Тоби

Мир не кажется таким далеким, как раньше. Я надеюсь, что это скоро придет, и придет оставаться; и стали достойными того, чтобы их хранить во все времена.
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

Много говорится о мире; и никто не желает мира более пылко, чем я. Тем не менее я еще не готов отказаться от Союза ради мира, который, достигнутый таким образом, мог бы не иметь большой продолжительности.
— 12 сентября 1864 г. Письмо Исааку Шермерхорну

Говоря об одном условии мира, я просто хочу сказать, что война прекратится со стороны правительства, когда оно прекратились со стороны тех, кто это начал.
— 6 декабря 1864 года Ежегодное послание Конгрессу

УБЕДЕНИЕ

Когда поведение людей рассчитано на влияние, убеждение, следует всегда принимать добрые, скромные убеждения. Это старая и истинная максима, что «капля меда ловит больше мух, чем галлон желчи».
— 22 февраля 1842 г. Быть избранным в Конгресс, хотя я очень благодарен нашим друзьям за то, что сделав это, мне не понравилось так, как я ожидал.
— 22 октября 1846 г. Письмо Джошуа Спиду

Президентство даже для самых опытных политиков клумба из роз; и генерал Тейлор, как и другие, нашел в нем шипы. Ни один человек не может занять эту станцию ​​и избежать порицания.
— 25 июля 1850 года Похвальная речь Закари Тейлору

Я рад, что попал в позднюю гонку. Это дало мне возможность услышать о великих и прочный вопрос о возрасте, которого у меня не могло быть иначе; а также хотя сейчас я пропадаю из виду и буду забыт, я верю, что сделал некоторые знаки, которые будут указывать на причину гражданской свободы еще долгое время после того, как я уйду.
— 19 ноября 1858 г. Письмо Энсону Г. Генри

Всегда виг в политике, и вообще в виг на выборах. билеты, активная работа — я терял интерес к политике, когда отмена Миссурийского компромисса снова возбудила меня.
— 20 декабря 1859 г. Автобиография

Мы только что провели выборы на принципах, справедливо изложенных народу. Теперь нам заранее говорят, что правительство будет разогнано, если мы не сдаться тем, кого мы избили, прежде чем мы займем офисы.
— 11 января 1861 г. Письмо Джеймсу Т. Хейлу

Я перенес много насмешек без особой злобы; и имеют получил много доброты, не совсем без насмешек. Я привык.
— Письмо от 2 ноября 1863 г. Джеймсу Х. Хакетту

Я благодарен Богу за это одобрение людей. Но пока глубоко благодарен за этот знак их доверия ко мне, если я знаю свое сердце, мою благодарность свободен от каких-либо пятен личного триумфа.Я никого не оспариваю против меня. Мне не доставляет удовольствия побеждать кого-либо; но я благодарю Всевышнему за это свидетельство решимости народа стоять на свободе. правительство и права человечества.
— 8 ноября 1864 года Ответ на серенаду

ПРИЧИНА

Страсть нам помогла; но больше не могу. В будущем он будет нашим врагом. Разум, холодный, расчетливый, бесстрастный разум должен предоставить все материалы для нашей будущей поддержки и защиты.
— 27 января 1838 г. Адрес лицея

Счастливый день, когда все аппетиты под контролем, все яды подавлены, все имеет значение подчинен, разум, все завоевывает разум, должен жить и двигать монархом мира. Славное завершение! Слава падению Ярости! Царство Разума, приветствую!
— 22 февраля 1842 г., трезвенник

РЕЛИГИЯ

То, что я не являюсь членом какой-либо христианской церкви, это правда; но я никогда не отрицал истина Священного Писания; и я никогда не говорил с намеренным неуважением религия в целом или любое христианское вероисповедание в частности.
— 31 июля 1846 г. Листовка в ответ на обвинения в неверности

Я не думаю, что сам смогу поддержать мужчину на должность, которую я знал, чтобы быть открытым врагом и насмехаться над религией.
— 31 июля 1846 г. Листовка в ответ на обвинения в неверности

По их просвещенной вере, ничто не запечатлено Божественным образом и подобием. был послан в мир, чтобы на него попирали, унижали и налагали на него сородичи.
— Речь 17 августа 1858 г. в Льюистауне, Иллинойс

К Его заботе, восхваляющей вас, так как я надеюсь, что в ваших молитвах вы похвалите меня, Я с любовью прощаюсь с вами.
— Прощальный адрес 11 февраля 1861 г.

Интеллект, патриотизм, христианство и твердая надежда на Того, Кто никогда не но оставив эту излюбленную землю, по-прежнему способны наилучшим образом приспособить все наша настоящая трудность.
— 4 марта 1861 г. Первое инаугурационное слово

Воля Бога преобладает. В больших соревнованиях каждая сторона заявляет о своих действиях. в соответствии с волей Бога. Оба могут быть и один должен ошибаться.
— Сентябрь 1862 г. Размышление о божественной воле

Если бы я поступил по-своему, эта война никогда бы не началась; Если бы у меня было мне позволили, эта война закончилась бы раньше, но мы находим, что это все еще продолжается; и мы должны верить, что Он допускает это для некоторых собственное мудрое намерение, загадочное и неизвестное нам; и хотя с нашим ограниченное понимание, возможно, мы не сможем понять это, но мы не можем не верьте, что тот, кто создал мир, все еще правит им.
— 26 октября 1862 г. Ответ Элизе Герни

Тем не менее, среди величайших трудностей моей администрации, когда я мог не видел другого курорта, я бы полностью полагался на Бога, зная, что все пойдет хорошо, и это Он решит правильно.
— 24 октября 1863 г. Выступление Балтиморского пресвитерианского синода

Мне принципиально не нравится клятва, требующая от мужчины клятвы имеет не сделал ничего плохого. Он отвергает христианский принцип прощения с точки зрения покаяние.Думаю, достаточно, если человек не ошибается , в дальнейшем .
— Меморандум от 5 февраля 1864 г. секретарю Стэнтону

Если Бог теперь желает устранения великого зла, и желает также, чтобы мы Север, так же как и вы с Юга, должны справедливо заплатить за наши соучастие в этой неправильной, беспристрастной истории найдет в ней новую причину засвидетельствовать и почитать справедливость и доброту Бога.
— 4 апреля 1864 г. Письмо Альберту Ходжесу

Прочитать в Библии, как слово Самого Бога, что «В поту твоего лице будешь есть хлеб «и проповедовать оттуда», В поту других мужчин лица будешь есть хлеб », на мой взгляд, едва ли можно примирить с честной искренностью.
— 30 мая 1864 г., Письмо Джорджу Иде и другим

Я действительно очень рад видеть вас сегодня вечером, и все же я не буду сказать, что я благодарю вас за этот звонок, но я искренне благодарю Всемогущий Бог по случаю, по которому ты призвал.
— 7 июля 1864 года Ответ на серенаду

Об операциях армии за последние пять дней известно достаточно, чтобы требовать особая благодарность Богу; в то время как то, что остается несделанным, требует от нас самого искреннего молитвы и упование на Него, без Которого все человеческие усилия напрасны.
— 10 мая 1864 года, пресс-релиз Telegram

Мы надеялись на счастливое окончание этой ужасной войны задолго до этого; но Бог знает лучше, и постановил иначе. Мы еще признаем Его мудрость и наша собственная ошибка.
— 4 сентября 1864 г. Письмо Элизе Герни

Я в большом долгу перед добрым христианским народом страны за их постоянные молитвы и утешения; и никому из них, больше, чем себе.
— 4 сентября 1864 г. Письмо Элизе Герни

Все добро, которое Спаситель дал миру, было передано через это книга.Но для этого мы не могли отличить хорошее от плохого. Все самое желанное ибо благополучие человека здесь и в дальнейшем должно быть отражено в нем.
— 7 сентября 1864 г. Ответ лояльным цветным жителям Балтимора на Презентация Библии

Оба читают одну и ту же Библию и молятся одному и тому же Богу; и каждый взывает к Его помощи против другого. Может показаться странным, что любой мужчина осмеливается спросить справедливого Божья помощь в отжимании хлеба от пота на лицах других людей; но давайте не будем судить, чтобы нас не судили.Молитвы обоих не могли быть ответил; ответ ни на что не был дан полностью.
— Инаугурационная речь 4 марта 1865 года

Мужчинам не льстит то, что им показывают разницу в цель между Всемогущим и ними. Однако отрицать это в данном случае — значит отрицать, что есть Бог, управляющий миром.
— Письмо Терлоу Уиду от 15 марта 1865 года

>> Для получения дополнительных религиозных цитат щелкните здесь.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Давайте не будем клеветать на наши обязанности ложными обвинениями против нас и не будем пугаться. от него угрозой разрушения Правительству или темницей нам самим.ПОЗВОЛЬ НАМ ВЕРИТЕ, ЧТО ПРАВО ДЕЛАЕТ СИЛУ, И В ЭТОЙ ВЕРЕ ДАЙТЕ НАМ КОНЕЦ, СМЕЙТЕ СДЕЛАТЬ НАШИ ОБЯЗАННОСТИ, КАК МЫ ПОНИМАЕМ.
— 27 февраля 1860 г., Cooper Union Address

Да дарует Всевышний, что дело истины, справедливость и человечность никоим образом не пострадают от моих рук.
— 21 мая 1860 г. Письмо Джошуа Гиддингсу

Я не вправе менять точку зрения — это исключено. Если я думал, что повторение принесет мне пользу.Но мой суждение. это нанесло бы положительный вред. Сецессионисты, как таковые полагая, что они меня встревожили, закричал бы еще громче.
— 16 ноября 1860 г. Письмо Натаниэлю Паскалю

Я полностью осознаю нынешнюю опасность, в которой находится страна, и тяжесть ответственность на мне.
— 22 декабря 1860 г. Письмо Александру Стивенсу

Я еще раз обращаюсь к вам постоянно помнить что с вами, а не с политиками, не с президентами, не с ищущих должности, но с вами стоит вопрос: «Должен ли Союз и свободы этой страны быть сохранены для последнего поколения? »
— 11 февраля 1861 г. Речь к губернатору.Мортон в Индианаполисе

Я терпеливый человек — всегда готов простить христианина сроки покаяния; а также дать достаточно времени для покаяния. Тем не менее, я должен спасти это правительство, если возможно.
— 17 июля 1862 г. Письмо Реверди Джонсону

Сограждане, мы, , не можем избежать истории. Мы этого Конгресса и эту администрацию будут помнить вопреки нам самим. Никакого личного значения, или незначительность, может пощадить того или другого из нас.Огненное испытание, через которое мы проходим, осветит нас, в чести или бесчестии, до последнего поколения.
— 1 декабря 1862 г. Послание Конгрессу

Догмы тихого прошлого неадекватны бурному настоящему. В повод складывается с трудом, и мы должны подняться — по случаю. Поскольку наш случай новый, мы должны думать по-новому и действовать по-новому. Мы должны разойдемся, и тогда мы спасем нашу страну.
— 1 декабря 1862 г. Послание Конгрессу

В такие времена, как настоящее, мужчинам не следует произносить ничего такого, о чем они не захотел бы нести ответственность сквозь время и вечность.
— 1 декабря 1862 г. Послание Конгрессу

Я хорошо понял, что обязанность самосохранение принадлежит исключительно американскому народу.
— Письмо рабочим Англии от 19 января 1863 г.

Моя цель — быть в своих действиях справедливыми и конституционными; и все же практично, в выполнении важной обязанности, которая лежит на мне, по поддержанию единство и свободные принципы нашей общей страны.
— 7 августа 1863 г. Письмо Горацио Сеймуру

Я свободно признаю себя слугой народа, согласно залог службы — Конституция Соединенных Штатов; и что, как таковой, я ответственны перед ними.
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

Со злым умыслом к ​​никому; с благотворительностью для всех; твердо вправо, как Бог дает нам видеть правду, давайте стремиться к завершению работы, в которой мы находимся; перевязать раны нации; заботиться о том, кто вынесет битву, и его вдове, и его сироте …
— 4 марта 1865 г. инаугурационная речь

РАБСТВО

Если, как надеются друзья колонизации, нынешнее и грядущие поколения наши соотечественники во что бы то ни стало освободят нашу землю от опасное наличие рабства; и в то же время в восстановлении пленного люди на давно потерянном отече, с прекрасными перспективами на будущее; а также это тоже так постепенно, что ни расы, ни люди не пострадали благодаря изменению это действительно будет славное завершение.
— 6 июля 1852 года Похвальная речь Генри Клею

Рабство основано на эгоизме человеческой природы — противодействие этому в его любви к справедливости. Эти принципы представляют собой вечный антагонизм; и когда они вступают в столкновение с такой жестокостью, как расширение рабства приводит их, потрясения, муки и конвульсии должны следовать непрестанно. Отменить Миссури Компромисс — отменить все компромиссы — отменить декларацию независимости — отменив всю прошлую историю, вы все равно не сможете отменить человеческую природу.Это все еще будет изобилие человеческого сердца, такое распространение рабства неверно; и из изобилия его сердца, его уста будут продолжать говорить.
— Речь 16 октября 1854 года в Пеории

Самодержец всея Руси откажется от своей короны и провозгласит своих подданных освободить республиканцев раньше, чем наши американские хозяева добровольно откажутся от своих рабов.
— 15 августа 1855 г. Письмо Джорджу Робертсону

Вы знаете, я не люблю рабство; и вы полностью признаете абстрактную неправоту этого.
— 24 августа 1855 г. Письмо Джошуа Спиду

Рабовладельцы и работорговцы — это небольшой, одиозный и ненавидимый класс, среди вас; и все же в политике они диктуют курс всем вам, и так же полностью ваши хозяева, как вы хозяин своих собственных негров.
— 24 августа 1855 г. Письмо Джошуа Спиду

Я считаю, что это Правительство не может вынести, навсегда половина раб и половина бесплатно . Я не ожидаю, что Союз будет распущен — я не жду дома до упадет — но я с до жду, что он перестанет делиться.
— 16 июня 1858 г. Я всегда ненавидел рабство, я думаю, как и любой аболиционист.
— 10 июля 1858 г. Речь в Чикаго

Теперь я признаю себя принадлежащим к тому классу в стране, который рассматривать рабство как моральное, социальное и политическое зло …
— 7 октября 1858 г. Дебаты в Гейлсберге, Иллинойс

Он [Стивен Дуглас] задувает моральный свет вокруг нас, когда утверждает что всякий, кто хочет рабов, имеет право держать их; что он проникает, пока в его силе, человеческой душе, и искоренить свет разума и любви к свободе, когда он всячески подготавливает общественное мнение, его огромное влияние, сделавшее институт рабства вечным и национальным.
— 7 октября 1858 г. Дебаты Линкольна-Дугласа в Гейлсберге, Иллинойс

Когда судья Дуглас говорит, что кто угодно или какое-либо сообщество хочет рабы, они имеют право на них, он совершенно логичен, если там в заведении нет ничего плохого; но если вы признаете, что это неправильно, он не может логически сказать, что у кого-то есть право поступать неправильно.
— 13 октября 1858 г. Дебаты в Куинси, Иллинойс

Это мир компенсаций; а тот, кто будет , будет нет раб, должен согласиться на , у нет раба.
— 6 апреля 1859 г. Письмо Генри Пирсу

Итак, что такое народный суверенитет судьи Дугласа? Это, как правило, не более того, если один человек хочет сделать другого человека рабом, ни этот другой мужчина, ни кто-либо другой не имеет права возражать.
— 16 сентября 1859 г. Речь в Колумбусе, штат Огайо

Проверка Конституции покажет, что право собственности в раб в нем «внятно и прямо утверждается » в нем.
— 27 февраля 1860 г. Речь в Институте Купера

Мы считаем, что распространение и постоянство учреждения рабства ухудшает общее благосостояние. Мы верим — нет, мы знаем, что это единственное, что когда-либо угрожало существованию самого Союза.
— Речь 17 сентября 1859 г. в Цинциннати, Огайо

Пусть не будет компромиссов в вопросе о продлении рабства. Если в этом случае весь наш труд пропадает, и в скором времени его придется делать снова.
— 10 декабря 1860 г. Письмо Лайману Трамбуллу

Вы думаете, что рабство — это право, , и его следует расширять; в то время как мы думаем, что это неверно, должно быть ограничено. Что Я полагаю, это загвоздка. Это, безусловно, единственная существенная разница между нами.
— 22 декабря 1860 г. Письмо Александру Стивенсу

Я говорю, однако, как я все время говорил, что на территориальной вопрос, то есть вопрос о распространении рабства под национальную эгиду, — я я негибкий.Я не сторонник компромиссов: помогает или разрешает расширение учреждения на земле, принадлежащей нации.
— 1 февраля 1861 г. Письмо Уильяму Х. Сьюарду

Одна часть нашей страны считает, что рабство — это право , и оно должно должен быть расширен, в то время как другой считает, что это неправильный , и его не следует расширять.
— Инаугурационная речь 4 марта 1861 г.

Я от природы против рабства. Если в рабстве нет ничего плохого, ничего нет. неправильный.Не могу вспомнить, когда я так не думал, а чувствовал. А также однако я никогда не понимал, что президентство возложено на у меня есть неограниченное право действовать официально в соответствии с этим суждением и чувством.
— 4 апреля 1864 г. Письмо Альберту Ходжесу

Одна восьмая часть всего населения была цветными рабами, не распределенными в основном над Союзом, но с локализацией в южной его части. Эти рабы представляли особый и мощный интерес. Все знали, что этот интерес был, почему-то причина войны.
— 4 марта 1865 г. инаугурационная речь

СОЛДАТЫ

Затем пришла война Черного Ястреба; и меня избрали капитаном добровольцев — успех, который доставил мне больше удовольствия, чем все, что у меня было с тех пор.
— 20 декабря 1859 г. Автобиография

Цветное население великое доступно и еще неизвестно из, сила для восстановления Союза. Голый взгляд пятидесяти тысяч вооруженных и просверленных черные солдаты на берегу Миссисипи немедленно положат конец восстанию.
— 26 марта 1863 г. Письмо Эндрю Джонсону

Я хотел бы поблагодарить многих храбрых офицеров и солдаты, которые участвовали в войне.
— 7 июля 1863 года Ответ на серенаду

Мы никогда не должны, и я уверен, никогда не будем скупиться на благодарность и благодеяние солдатам, перенесшим тяжелый труд, лишения и ранения, что нация может жить.
— 10 августа 1863 г. Письмо миссис Хантер и др.

А потом появятся некоторые черные люди, которые будут помнить это безмолвным языком и стиснув зубы, и твердый взгляд, и хорошо удерживаемый штык, они помогли человечеству в к этому великому завершению…
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

Это для нас, живых, скорее, посвятить здесь незавершенную работу которые до сих пор так благородно продвинулись те, кто сражался здесь.
— 19 ноября 1863 г., Геттисберг Адрес

Пока мы благодарны всем отважным людям и офицерам за события прошлого Несколько дней мы должны, прежде всего, быть очень благодарны Всемогущему Богу, Который дает нам победу.
— 9 мая 1864 года Ответ на серенаду

Я очень признателен вам и всем, кто выступил по зову их страна.
— 22 августа 1864 г. Речь перед сто шестьдесят четвертым Огайо. Полк

>> Расценки на военную дань см. Здесь.

СОЮЗ

Все эти разговоры о роспуске Союза — чушь — не что иное, как глупость. Мы НЕ БУДЕМ распускать Союз, а вы НЕ ДОЛЖНЫ.
— 23 июля 1856 г. Речь в Галене, штат Иллинойс,

Я не ожидаю распада Союза — я не ожидаю, что дом рухнет — но Я действительно ожидаю, что он перестанет делиться.
— 16 июня 1858 г. Насколько я понимаю, я работал на , на и не на против Союза.
— Речь 29 октября 1858 г. в Спрингфилде, Иллинойс

… я считаю, что ни одно государство не может законным образом выйти из Союза, без согласия других; и что это обязанность президента и других правительственные чиновники управляют машиной как есть.
— 17 декабря 1860 г. Письмо Терлоу Уиду

Когда люди поднимаются в массы во имя Союза и свобод их страны, справедливо можно сказать: «Врата ада не одолеют их.»
— 11 февраля 1861 г. Ответ губернатору Мортону

Я считаю, что с учетом универсального закона и Конституции Союз этих государств бессрочный. Бессрочность подразумевается, если не выражена, в основной закон всех национальных правительств.
— Инаугурационная речь 4 марта 1861 г.

Таким образом, я считаю, что в соответствии с Конституцией и законами Союз неразрушенный; и в меру моих возможностей буду заботиться, как Конституция сам прямо требует от меня, чтобы законы Союза неукоснительно соблюдались казнен во всех штатах.
— Инаугурационная речь 4 марта 1861 г.

Союз намного старше Конституции. Фактически он был сформирован Устав 1774 года. Он был оформлен и продолжен Декларацией. Независимости в 1776 г.
— 4 марта 1861 г. инаугурационная речь

Мистические аккорды памяти, простирающиеся от каждого поля битвы, и патриот могила, каждому живому сердцу и очагу, по всей этой обширной земле, будет все же раздуть хор Союза, когда снова коснуться их, как, конечно, они будут, лучшими ангелами нашей природы.
— Инаугурационная речь 4 марта 1861 г.

Я спасу Союз. Я бы сохранил его кратчайшим путем под Конституция. Чем раньше национальный орган будет восстановлен; тем ближе к Союзу будет «Союз как был».
— 22 августа 1862 г. Письмо Горацию Грили

Мы вряд ли можем обойтись без помощи Западной Вирджинии в эта борьба; тем более мы можем позволить, чтобы она была против нас, в конгрессе и в поле. Ее храбрые и хорошие мужчины уважают ее прием в Союз был вопросом жизни и смерти.
— Заключение от 31 декабря 1862 г. Западная Вирджиния в Союз

ВОЙНА

Тот, кто что-то сделает во главе одного полка, затмит тот, кто ничего не делает, во главе сотни.
— 31 декабря 1861 г. Письмо Дэвиду Хантеру

А теперь остерегайтесь опрометчивости. Остерегайтесь опрометчивости, но с энергией, и бессонная бдительность, идите вперед и дайте нам победы.
— 26 января 1863 г. Письмо Джозефу Хукеру

Пусть ваши военные меры будут достаточно сильными, чтобы отразить захватчика и сохранять мир и не быть настолько сильным, чтобы излишне беспокоить и преследовать людей.
— 27 мая 1863 г. Письмо Джону М. Скофилду

Я был глубоко огорчен побегом Ли через Потомак, потому что значительное разрушение его армии положило бы конец войне …
— 21 июля 1863 г. Письмо Оливеру О. Ховарду

Вы говорите, что не будете сражаться за освобождение негров. Некоторые из них, кажется, готовы сражаться для тебя; но не важно. Сражайтесь тогда исключительно ради спасения Союза.
— 26 августа 1863 г. Письмо Джеймсу Конклингу

У нас гражданская война.В таких случаях всегда возникает главный вопрос; но в этом Дело в том, что этот вопрос вызывает недоумение — Союз и Рабство. Таким образом становится вопрос не только о двух сторонах, но как минимум о четырех сторонах, даже среди тех, кто за Союз, ничего не говоря о тех, кто против него.
— 5 октября 1863 г. Письмо Чарльзу Дрейку и др.

Сейчас мы вовлечены в великую гражданскую войну, проверяя, будет ли эта нация или кто-либо другой. нация, столь задуманная и преданная своему делу, может долго терпеть.
— 19 ноября 1863 г. Геттисберг Адрес

Легко увидеть, что в условиях строгой дисциплины гражданской войны нация начинает новую жизнь.
— 8 декабря 1863 г. Послание Конгрессу

Война в лучшем случае ужасна, и эта наша война, по своей величине и продолжительности является одним из самых ужасных.
— Речь 16 июня 1864 г. в Филадельфии

Истинное правило для военных — изымать такое имущество по мере необходимости. для использования в военных целях и по причинам, а остальное оставьте в покое.
— 20 января 1865 г. Письмо Джозефу Рейнольдсу

Обе стороны осуждали войну; но один из них будет вести войну скорее чем позволить нации выжить; а другой примет войну , а не пусть погибнет. И пришла война … Мы с нежностью надеемся — горячо молимся — что это могущественное бедствие войны может быстро исчезнуть.
— Инаугурационная речь 4 марта 1865 года

Генерал Шеридан говорит: «Если вещь нажата Я думаю, что Ли сдастся.«Давай нажмем штуку .
— 7 апреля 1865 года Телеграмма генералу Гранту

РАБОТА

Мы знаем, южане заявляют, что их рабам лучше, чем наемных рабочих среди нас. Как мало они знают , о чем они говорите! Среди наемных рабочих нет постоянного класса. нас … Свободный труд вселяет надежду; чистое рабство не имеет надежды.
— ок. 17 сентября 1859 г. Фрагмент о вольном труде

Каждый человек гордится тем, что он делает хорошо ; и никто не гордится что он делает не делает хорошо.С первым его сердце находится в его работе; и он будет делайте в два раза больше с меньшим утомлением. Последний работает немного неидеально, выглядит смотрит на него с отвращением, отворачивается от него и воображает себя чрезвычайно усталым. То немногое, что у него есть сделано, ни к чему не приводит из-за отсутствия отделки.
— 30 сентября 1859 г. Выступление перед Сельскохозяйственным обществом штата Висконсин

Согласно теории «грязевой подоконник» предполагается, что труд и образование несовместимы; и никакое их практическое сочетание невозможно.Согласно этой теории, слепая лошадь на беговой дорожке, является прекрасной иллюстрацией того, каким должен быть рабочий — тем лучше для будучи слепым, он не мог сбиться с пути или с пониманием пнуть. В соответствии с этим Теория воспитания рабочих не только бесполезна, но пагубна и опасна. По факту, в некотором роде считается несчастьем, что у рабочих вообще есть головы.
— 30 сентября 1859 г. Выступление перед Сельскохозяйственным обществом штата Висконсин

Каждая травинка — это исследование; и произвести два, там, где был только один, приносит и прибыль, и удовольствие.
— 30 сентября 1859 г. Выступление перед Сельскохозяйственным обществом штата Висконсин

Это приводит к дальнейшему размышлению о том, что никакое другое человеческое занятие открывает такое широкое поле для выгодного и приятного сочетания труда с развитой мыслью, как сельское хозяйство. я знаю ничего более приятного для ума, чем открытие чего-либо, что это сразу новый и полноценный — ничего, что так светит и сладостный труд, как обнадеживающая погоня за таким открытием.И как обширно, и насколько разнообразны поля для такого открытия. Разум, уже обучены мысли, в сельской школе или в высшей школе, не может не найти там неиссякаемого источника прибыльных удовольствий.
— 30 сентября 1859 г. Выступление перед Сельскохозяйственным обществом штата Висконсин

Я не верю в закон, запрещающий человеку разбогатеть; это сделало бы больше вреда, чем пользы. Итак, хотя мы не предлагаем войны с капиталом, мы желание дать самому скромному человеку равные шансы разбогатеть вместе со всеми.
— Речь 6 марта 1860 г. в Нью-Хейвене, Коннектикут

То, что вы нажимаете — важность тщательной организации — чувствуется, и везде ценится нашими друзьями. И все же это включает в себя гораздо больше сухого и утомительного труда, от которого большинство из них уклоняется …
— 1 сентября 1860 г. Письмо Генри Уилсону

Женщина, предъявившая это, говорит, что у нее двое сыновей, которые хотят работать. Установите их у него, если возможно. Желание работать настолько редкое достоинство, что его следует поощрять.
— Письмо Джорджу Рамзи от 17 октября 1861 г.


Источник: Собрание сочинений Авраам Линкольн , под редакцией Роя П.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.