Вопросы и ответы

Развитие зарубежной патопсихологии на современном этапе – , —

История развития патопсихологии как науки.

В крупных психиатрических клиниках Старого и Нового Света в конце XIX в. начали организовываться психологические лаборатории — Э. Крепелина в Германии (1879), П. Жане во Франции (1890). Эксперимен­тально-психологические лаборатории были открыты и в психиат­рических клиниках России — вторая в Европе лаборатория В. М. Бехтерева в Казани (1885), затем в Петербурге, лаборатории С. С. Корсакова в Москве (1886), И. А. Сикорского в Киеве, П. И. Ковалевского в Харькове. Ряд лабораторий был организован в США и Англии.

В лабораториях разрабатывались экспериментально-психо­логические методы изучения нарушений психических процессов у людей, перенесших те или иные заболевания. Одновре­менно для сопоставления результатов изучались особенности психики здоровых людей. Поскольку в России официальная психологическая наука упорно держалась за интроспективный метод, оставаясь в русле философского знания, психиатры оказались первыми психологами-экспериментаторами.

В начале

XX в. исследователи психической деятельности сообщают о вычленении особой отрасли знаний — патологической психологии. На этом этапе ученые пока не разграничивают понятия «патопсихология и «психопатология». Так, А. Грегор (1910) пишет: «Экcпepимeнтальная психопатология изучает совершение психических функций при ненормальных условиях, созданных болезненным процессом, лежащим в основе душевной болезни».

Смешение этих терминов происходило из-за отсутствия четкой дифференциации задач психологии и психиатрии в период первоначального накопления фактического материала, в конкретных исследованиях аномалий психики, тем более, что исследователи, как правило, в одном лице совмещали и психиатра, и психолога.

Наиболее четкое представление о предмете и задачах патопсихологии на заре ее становления содержалось в работах В. М. Бехтерева: «Новейшие успехи психиатрии, обязанные значительной степени клиническому изучению психических расстройств у постели больного, послужили основой особого отдела знаний, известного под названием патологической психологии, которая уже привела к разрешению многих психологических проблем». Называя патологическую психологию среди отраслей «объективной психологии», ученый определял ее предмет: «...изу­чение ненормальных проявлений психической сферы, поскольку они освещают задачи психологии нормальных лиц». От­клонения и видоизменения нормальных проявлений душевной деятельности, по мнению В. М. Бехтерева, подчинены тем же основным законам, что и здоровая психика. Таким образом, В. М. Бехтерев уже не отождествлял понятия «патопсихология» и «психопатология». В организованном им Психоневрологическом институте одновременно читались курсы общей психопатологии и патологической психологии, т. е. за ними стояли разные дис­циплины.

У самых истоков формирующегося нового раздела психологии многие отечественные и зарубежные ученые отмечали, что ее значение выходит за пределы прикладной к психиатрии науки.

При этом расстройства психики рассматривались как эксперимент при­роды, затрагивающий большей частью сложные психические явле­ния, которые на данном этапе не изучались методами психологии. В это время на клинических материалах зарождаются экспериментальные работы. - «Болезнь превращается в тонкое орудие анали­за, — писал Т. Рибо. — Она производит для нас опыты, никаким другим путем неосуществимые».

В одной из первых обобщающих работ по патопсихологии «Психопатология в применении к психологии» швейцарский психиатр Г. Штёрринг проводил мысль, что изменение в резуль­тате болезни того или иного элемента душевной жизни позволяет судить о его значении и месте в составе сложных психических явлений. Патологический материал способствует постановке но­вых проблем в психологии. Кроме того, патопсихологические явле­ния могут служить критерием оценки психологических теорий.

Таким образом, исследования нарушений психической деятель­ности в самых своих истоках рассматривались отечественными и зарубежными учеными в русле психологических знаний. Одно­временно признавалось большое значение экспериментально-психологических исследований для решения задач психиатрии. Так, в связи с исследованиями нарушений умственной работо­способности Э. Крепелиным и его сотрудниками В. Анри указы­вал, что экспериментальная психология дает методы, позволяю­щие замечать незначительные изменения в состоянии психических функций больного, «шаг за шагом следить за ходом болезни», наблюдая положительное или отрицательное влияние способов лечения. Медики обычно видят лишь крупные изменения, не дающие возможности тонко регулировать лечебный процесс.

В 20-х гг. ХХ века появились работы известных зарубежных психиатров: «Медицинская психология» Э. Кречмера и «Медицинская психология» П. Жане, являющие собой попытку систематизировать накопленные знания в патопсихологии.

В дальнейшем новая область психологической науки развивалась под влиянием различных направлений на стыке медицины и психологии.

Развитие отечественной патопсихологии с самых истоков отличалось естественнонаучными традициями. На формирование ее принципов и методов исследования оказала влияние работа И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863), которая пробила «брешь в стене», разделявшей физиологию и психологию. Сам И. М. Сеченов придавал большое значение слиянию психологии и психиатрии.

Преемником И. М. Сеченова на этом пути стал В. М. Бехтерев, психиатр по образованию, родоначальник материалистически ориентированной экспериментальной психологии и основополож­ник патопсихологического направления в России. Как представи­тель рефлекторной концепции он считал единственно научным объективный метод исследования психической деятельности, тре­бующий по возможности охватывать «всю совокупность фактов внешнего проявления невропсихики и сопутствующих усло­вий...».

Чтобы размежеваться с интроспекционизмом, В. М. Бехтерев отказался от употребления психологической терминологии. Поня­тийный аппарат развиваемой им теории создает впечатление, будто школа В. М. Бехтерева занималась исключительно физио­логией. Однако постановка исследований была направлена глав­ным образом на анализ выполнения экспериментальных задач, а не на особенности нейродинамики. Но в ходе борьбы с субъективно-идеалистической психологией В. М. Бехтерев, не овладевший диалектическим материализмом, пришел к созданию «рефлексологии», в которой механически рас­щепил реальную деятельность: абсолютизировал ее внешние про­явления и игнорировал психический образ. Из деятельности выхо­лащивался ее мотивационный компонент, позволяющий видеть в человеке субъекта деятельности.

Представителями школы В. М. Бехтерева было разработано много методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных. Некоторые из них (методика сравнения поня­тий, определения понятий) вошли в число наиболее употребляемых в отечественной психологии. В работах данной школы отражен богатый конкретный материал о расстройствах восприятия и памяти, мыслительной деятельности, воображения, внимания и умственной работо­способности.

Сохранили значение для современной науки и сформулиро­ванные В. М. Бехтеревым и С. Д. Владычко требования к методи­кам: простота (для решения экспериментальных задач испытуемые не должны обладать особыми знаниями, навыками) и порта­тивность (возможность исследования непосредственно у постели больного, вне лабораторной обстановки).

Основными принципами психологического исследования в клинике в школе В. М. Бехтерева были: использование комплекса методик, качественный анализ расстройства психики, индивидуальный подход, соотнесение результатов исследования с данными здоровых лиц соответствующего возраста, пола, образования.

Использование комплекса методик — наблюдение за испытуе­мым по ходу эксперимента, учет особенностей его поведения, сочетание различных эксперимен­тальных методик для исследования одних и тех же патологи­ческих явлений — способствовало получению богатого объектив­ного материала.

Принцип качественного анализа, выдвинутый в период увле­чения многих исследователей измерительными методами (подход к нарушениям психики как к количественному уменьшению тех или иных способностей), стал традиционным в отечественной пато­психологии. Но теоретическая платформа ученого, особенно в период разработки рефлексологии, ограничивала анализ проте­канием внешних особенностей деятельности. И зафиксированный объективный материал не доводился до подлинно психологиче­ского анализа.

Однако некоторые исследователи, например, К. И. Поварнин, указывали на необходимость учета индивидуальных особенностей больных, поскольку иногда находят дефекты там, где на самом деле резко выражены индиви­дуальные особенности. Так, слабое запоминание возможно не из-за болезни, а как результат плохой слуховой памяти, в чем можно убедиться по запоминанию зрительно воспринятого. Эта идея обогащала принцип соотнесения результатов исследования больных и здоровых.

В клинику был внедрен разработанный А. Ф. Лазурским для нужд педагогической психологии естественный эксперимент. Он применялся в ходе организации досуга больных, их занятий и развлечений — со специальной целью предлагались счетные задачки, ребусы, загадки, задания по восполнению пропущенных в тексте букв, слогов и др.

Таким образом, патопсихология уже в истоках имела все при­знаки, необходимые для утверждения ее научной самостоятель­ности в качестве отрасли психологической науки: предмет иссле­дования — нарушения психики; методы — весь арсенал психо­логических методов; концептуальный аппарат — аппарат психо­логической науки. Другое дело, какое содержание вкладыва­лось в понятие психики представителями различных психологи­ческих течений. В школе В. М. Бехтерева наметились широкие перспективы развития, обозначились теоретические и приклад­ные аспекты нового психологического направления.

Связь с психиатрией осуществлялась исследователями при вос­создании психопатологического синдрома, характерного для раз­ных психических заболеваний. Экспериментальные исследования использовались в решении задач дифференциального диагноза и при наблюдении за динамикой состояния больных в ходе лечения. Это помогало проникать в механизмы психического расстройства. Так, В. М. Бехтерев экспериментально доказал, что в появлении и локализации галлюцинаций у больных играет роль их ориентировочная деятельность — тревожное при­слушивание, всматривание; а также продемонстрировал сходство галлю­цинаций с иллюзиями.

Патопсихологические методы использовались в детской и судебной экспертизе. В. М. Бехтерев и Н. М. Щелованов писали, что данные патологической психологии позволяют почти безоши­бочно распознавать психически несостоятельных школьников, дабы выделить их в специальные учреждения для умственно отсталых.

Практика судебно-медицинской экспертизы порождала потреб­ность в исследованиях на стыке патологической и индивидуаль­ной психологии, которые имели не только практическую, но и теоре­тическую ценность. Намечались и исследования на стыке пато­психологии с социальной психологией. «Влияние больных друг на друга и широкая область нормальной внушаемости и подража­тельности среди здоровых суть крайне интересные вопросы как для психиатра, так и для психолога; этот вопрос заслуживает полного внимания экспериментальной психологии, коллектив­ной психологии, социологии, педагогики и криминальной антро­пологии», - писал К.С. Агаджанянц, ведущий исследователь в области изучения индуцирования психических заболеваний.

Также в школе В. М. Бехтерева наметилась проблема соотношения развития и распада психики, которая нашла раз­решение значительно позднее, на теоретическом фундаменте работ Л. С. Выготского, Б. В. Зейгарник, Б. С. Братуся, М. А. Карева, С. Я. Рубинштейн и В. В. Лебединского.

Вторым крупным центром отечественной психиатрии, в котором развивалась экспериментальная патопсихология, была психиатрическая клиника С. С. Корсакова, организованная в 1887 г. при медицинском факультете Московского университета. Психологическая лаборатория клиники, возглавляемая А. А. Токарским, внесла ценный вклад в понимание механизмов памяти и ее расстройств, меха­низмов и расстройств мышления. А описание проявлений так называемого «корсаковского синдрома» позволило сформировать новые представления о временной струк­туре человеческой памяти, заложило основы для классификации таких видов памяти, как долговременная и кратковременная.

С. С. Корсаков и его сотрудники явились организаторами и участниками Московского психологического общества, ряд заседаний которого был посвящен ознакомлению с методами экспериментально-психологической диагностики психических заболеваний.

Широкую известность в России и за рубежом получили работы Г. И. Россолимо «Психологические профили. Метод количест­венного исследования психологических процессов в нормаль­ном и патологическом состояниях» и А. Н. Бернштейна «Клинические приемы психологического иссле­дования душевнобольных». Это были первые попытки тестовых испытаний.

На становление патопсихологии как особой области знания большое влияние оказали идеи выдающегося психолога Л. С. Выготского: 1) мозг человека имеет иные принципы организации, нежели мозг животного; 2) развитие высших психических функций не предопределено морфологической структурой мозга, они возникают не в результате одного лишь созревания мозговых структур, а формируются прижизненно путем присвоения опыта человечества в процессе общения, обучения, воспитания; 3) поражение одних и тех же зон коры имеет неодинаковое значение на разных этапах психического развития.

Теоретические идеи Л. С. Выготского, получившие дальнейшее развитие в работах его учеников и сотрудников А. Р. Лурии, А. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина, Л. И. Божович, А. В. Запорожца, во многом определили путь патопсихологических и нейропсихологических исследований в нашей стране.

Особое развитие получили патопсихологические исследования в детских психоневрологических учреждениях. Разработаны методики, способствующие ранней диагностике умственной отста­лости; проводится анализ сложных картин недоразвития в детском возрасте с целью поисков дополнительных дифференциально-диагностических признаков и симптомов; используя положение Л. С. Выготскогого о «зоне ближайшего развития», патопсихологи разрабатывают методики «обучающего эксперимента», направ­ленные на выявление прогностически важных признаков обучае­мости, методы игровой психо­коррекции (А. С. Спиваковская, И. Ф. Рапохина, Р. А. Хари­тонов, Л. М. Хрипкова). Значительно возросла роль патопсихо­логов в области трудовой, судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизы.

Быстрый рост исследовательской и практической работы в области экспериментальной патопсихологии способствует тому, что при научных обществах психологов создаются секции, объеди­няющие и координирующие исследования в области патопсихо­логии.

Несколько слов о советском, неоднозначном периоде для становления и развития патопсихологии, ее соотношения с медицинской психологией. Постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса», вышедшее в 1936 году, на 40 лет если не остановило, то значительно исказило развитие психологии и разных ее областей и в научной, и в практической деятельности. Этот период, завершившийся горбачевской либерализациией и перестройкой во второй половине 80-х годов, изобиловал огульной критикой различных направлений и школ западной психологии, прежде всего психометрического подхода в психодиагностике. Государственный запрет на применение тестов сочетался с осторожным разрешением использования «отечественных тестов» в патопсихологии (С.Я. Рубинштейн, 1971) и нестандартизированных «проб» в нейропсихологии (А.Р. Лурия, 1973). На страницах медико-психологической литературы развернулась бурная полемика относительно содержания понятий «медицинская психология» и «патопсихология», делались попытки подмены развития более широкого направления, к которому относится медицинская или клиническая психология, к одному из ее разделов с методологическим «усечением» предмета, целей и задач. При этом отмечалось, что «отечественная патопсихология самобытна, имеет более высокую степень разработанности по сравнению с другими разделами психологии» (Б.Д. Карвасарский, 1982).

Бурное развитие патопсихология получила в годы Великой отечественной войны за счет богатого эмпирического материала, накопленного в ходе нейропсихологических и патопсихологических исследований, наблюдений за раненными бойцами с локальными поражениями коры головного мозга

Большинство исследователей в настоящее время полагают, что наиболее разработанными областями медицинской или клинической психологии, включающей несколько разделов, являются патопсихология, возникшая на стыках психологии, психопатологии и психиатрии, яркими представителями которой являются Б.В. Зейгарник (1971, 1986), С.Я. Рубинштейн (1976), Ю.Ф. Поляков (1974), а также нейропсихология, сформировавшаяся на базе психологии, неврологии и нейрохирургии (А.Р. Лурия, 1962-1977, Е.Д. Хомская, 1976, Л.С. Цветкова, 1982 и др.).

Перспективным в патопсихологии является направление, цель которого – разработка патопсихологических синдромов, т.е. выявление нарушений в структуре психической деятельности и установление степени изменений психических процессов (интеллектуальных, перцептивных, мнестических и др.). В качестве примера можно привести исследования Ю.Ф. Полякова и его сотрудников. Они касаются выявленных у больных шизофренией нарушений актуализации сведений из прошлого опыта, следствием чего является перестройка перцептивных и других психических процессов, имеющая патогенетическое значение в формировании нарушений психической деятельности при этом заболевании.

Развитие патопсихологии как прикладной психологической науки, начавшееся в психиатрической клинике, в настоящее время расширилось и оказалось полезным для нужд терапевтической, хирургической и других клиник, в психотерапевтической практике, профессиональной гигиене и т.п.

Контрольные вопросы

  1. Почему первые исследования в русле отечественной патопсихологии осуществлялись психиатрами, а не психологами?

  2. С какими научными дисциплинами больше всего связана патопсихология в процессе своего становления?

  3. Какие крупнейшие ученые-патопсихологи Вам известны?

  4. В каких медицинских учреждениях полезна деятельность патопсихолога?

studfiles.net

История развития патопсихологии и судебной патопсихологии как науки

История развития патопсихологии и судебной патопсихологии как науки

До конца XIX века большинство психиатров мира не использовали данных психологии: бесплодность ее умозрительных интроспективных положений для нужд клиники казалась бесспорной. В психиатрических журналах 60–80-х годов прошлого века публиковалось немало работ по анатомии и физиологии нервной системы и фактически отсутствовали психологические статьи.

Интерес к психологии со стороны передовых психоневрологов возник в связи с коренным поворотом в ее развитии – организацией в 1879 году В. Вундтом в Лейпциге первой в мире экспериментально-психологической лаборатории. С этого момента психология становится самостоятельной наукой и дальнейшее развитие психиатрии было немыслимо вне союза с экспериментальной психологией. «Пренебрегать положениями современной психологии, опирающейся на эксперимент, а не на умозрение, для психиатра уже не представляется возможным», – писал В.М. Бехтерев (1907).

В конце XIX – начале XX века, когда при крупных психиатрических клиниках начали организовываться психологические лаборатории Э. Крепелина в Германии (1879), П. Жане во Франции (1890), В.М. Бехтерева в Казани (1885), затем в Петербурге, С.С. Корсакова в Москве (1886), П.И. Ковалевского в Харькове, вычленяется особая отрасль знаний – патологическая психология. В лабораториях разрабатывались экспериментально-психологические методы исследования нарушенной психики. Одновременно для сопоставления результатов изучались особенности психики здоровых людей. Поскольку в России официальная психологическая наука упорно держалась за интроспективный метод, оставаясь в русле философского знания, психиатры оказались первыми психологами-экспериментаторами. В устных выступлениях и на страницах печати они обосновывали необходимость превращения психологии в опытную науку, доказывали несостоятельность спекулятивных умозрительных конструкций.

Наиболее четкое представление о предмете и задачах патопсихологии на заре ее становления содержалось в работах В.М. Бехтерева, который определял ее предмет, как «…изучение ненормальных проявлений психической сферы, поскольку они освещают задачи психологии нормальных лиц». (1907). Называя патологическую психологию в числе отраслей «объективной психологии», он не отождествлял понятие «патопсихология» и «психопатология». Отклонения и видоизменения нормальных проявлений душевной деятельности, по мнению В.М. Бехтерева, подчинены тем же основным законам, что и здоровая психика. В организованном им Психоневрологическом институте одновременно читались курсы общей психопатологии и патологической психологии, т.е. за ними стояли разные дисциплины.

Многие отечественные и зарубежные ученые, стоявшие у самых истоков формирующейся отрасли психологии, отмечали, что ее значение выходит за пределы прикладной науки в рамках психиатрии.

Расстройства психики рассматривались как эксперимент природы, затрагивающий большей частью сложные психические явления, к которым экспериментальная психология еще не имела подхода. Психология, таким образом, получала новый инструмент познания.

В одной из первых обобщающих работ по патопсихологии «Психопатология в применении к психологии» (1903) швейцарский психиатр Г. Штерринг проводил мысль, что изменение в результате болезни того или иного элемента душевной жизни позволяет судить о его значении и месте в составе сложных психических явлений. Патологический материал способствует постановке новых проблем в психологии. Кроме того, патопсихологические явления могут служить критерием при оценке психологических теорий.

Таким образом, исследования нарушений психической деятельности в самих своих истоках рассматривались отечественными и зарубежными учеными в русле психологических знаний. Одновременно признавалось большое значение экспериментально-психологических исследований для решения задач психиатрии.

Существенный вклад в развитие и становление зарубежной патопсихологии внесли исследования школы Э. Крепелина и появление в 20-х годах нашего столетия работ по медицинской психологии. Среди них: «Медицинская психология» Э. Кречмера (1927), трактующая с позиций конституционализма проблемы развития и нарушений психики, и «Медицинская психология» П. Жане (1923), посвященная вопросам психотерапии.

На формирование принципов отечественной патопсихологии оказала влияние работа И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863), которая сблизила физиологию и психологию. Сам И.М. Сеченов придавал большое значение сближению психологии и психиатрии и даже собирался разработать медицинскую психологию, которую любовно называл своей «лебединой песней» (1952). Но обстоятельства не позволили ему осуществить свои намерения.

Преемником И.М. Сеченова в области разработки медицинской психологии стал В.М. Бехтерев, психиатр по образованию, родоначальник экспериментальной психологии и основоположник патопсихологии.

В своей работе «Объективная психология» (1907) он предлагал экспериментально исследовать различные виды деятельности: как больным производится отождествление впечатлений, определение несообразностей в рисунках и рассказах, сочетание словесных символов и внешних впечатлений, восполнение слогов и слов при пропуске их в тексте, определение сходства и различия между объектами, образование вывода из двух посылок и др.

Однако ошибка его заключалась в том, что он механически расщепил реальную деятельность: абсолютизировал ее внешние проявления и игнорировал психический образ, мотивационный компонент, позволяющий видеть в человеке субъекта деятельности.

Что касается патопсихологических исследований, то представителями школы В.М. Бехтерева было разработано много методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных. Некоторые из них (методика сравнения понятий, определение понятий) вошли в число наиболее употребляемых в отечественной психологии.

Сохранили значение для современной науки и сформулированные В.М. Бехтеревым и С.Д. Владычко требования к методикам: простота (для решения экспериментальных задач испытуемые не должны обладать особыми знаниями, навыками) и портативность (возможность исследования непосредственно у постели больного, вне лабораторной обстановки).

В работах бехтеревской школы отражен богатый конкретный материал о расстройствах восприятия и памяти, мыслительной деятельности, воображения, внимания и умственной работоспособности. Результаты экспериментов сопоставлялись с особенностями поведения больного вне экспериментальной ситуации.

Основными принципами патопсихологического исследования в школе В.М. Бехтерева были: использование комплекса методик, качественный анализ расстройства психики, личностный подход, соотнесение результатов исследования с данными здоровых лиц соответствующего возраста, пола, образования.

Использование комплекса методик, наблюдение за испытуемым по ходу эксперимента, учет особенностей его поведения вне экспериментальной ситуации, сочетание различных экспериментальных методик для исследования одних и тех же патологических явлений – все это способствовало получению богатого объективного материала.

Принцип качественного анализа, выдвинутый в период увлечения многих исследователей измерительными методами (подход к нарушениям психики как к количественному уменьшению тех или иных способностей), стал традиционным в отечественной патопсихологии. Но теоретическая платформа ученого, особенно в период разработки рефлексологии, ограничивала анализ проявлением внешних особенностей деятельности. И зафиксированный объективный материал не доводился до подлинно психологического анализа.

Ценный и плодотворный принцип личностного подхода был тоже выдвинут В.М. Бехтеревым в период господства функционализма в мировой экспериментальной психологии. «…Все, что может дать объективное наблюдение над больным, начиная с мимики и кончая заявлениями и поведением больного, должно быть принято во внимание» (1910). Но «объективный метод» В.М. Бехтерева противоречил возможностям этого принципа, и анализ оставался незавершенным.

На взгляды представителей школы В.М. Бехтерева оказал большое влияние заведующий психологической лабораторией Психоневрологического института А.Ф. Лазурский. Будучи учеником и сотрудником В.М. Бехтерева, он стал организатором собственной психологической школы, в которой разрабатывались главным образом вопросы индивидуальной и педагогической психологии, но идеи из этих отраслей переносились и в патопсихологию.

В клинику был внедрен разработанный А.Ф. Лазурским для нужд педагогической психологии естественный эксперимент. Он применялся в ходе организации досуга больных, их занятий и развлечений. Со специальной целью предлагались счетные задачки, ребусы, загадки, задания по восполнению пропущенных в тесте букв, слогов и др.

Таким образом, патопсихология уже в истоках имела все признаки, необходимые для утверждения ее научной самостоятельности в качестве отрасли психологической науки: предмет исследования – нарушения психики; методы – весь арсенал психологических методов; концептуальный аппарат – аппарат психологической науки. Другое дело – какое содержание вкладывалось в понятие психики представителями различных психологических течений.

В школе В.М. Бехтерева связь с психиатрией осуществлялась через участие в воссоздании психопатологического синдрома, характерного для разных психических заболеваний. Патопсихологические методы использовались в детской и судебной экспертизах. В.М. Бехтерев и Н.М. Щелованов писали, что данные патологической психологии позволяют почти безошибочно распознавать психически несостоятельных школьников, дабы выделить их в специальные учреждения для отсталых.

В.М. Бехтерев не считал изучение психики душевнобольных ключом к познанию внутреннего мира здоровых. От нормы – к патологии, чтобы возвратить больному нервно-психическое здоровье, – таким должен быть путь мыслей психиатра. Поэтому и в практике подготовки невропатолога и психиатра, и в научных психиатрических поисках школы В.М. Бехтерева психология нормального человека занимала почетное место.

Разносторонние конкретные исследования и разработка элементарных теоретических основ позволяют считать вклад школы В.М. Бехтерева в патопсихологию отправным пунктом формирования данной отрасли в России.

Вторым крупным центром отечественной психиатрии, в котором развивалась экспериментальная психология, была психиатрическая клиника С.С. Корсакова, организованная в 1887 году при медицинском факультете Московского университета. Как все представители прогрессивных направлений в психиатрии, С.С. Корсаков придерживался мнения, что только знание основ психологической науки дает возможность правильного понимания распада психической деятельности душевнобольных. Не случайно он начинал чтение курса психиатрии с изложения основ психологии.

С.С. Корсаков и его сотрудники явились организаторами и участниками Московского психологического общества. Его школа внесла ценный вклад в понимание механизмов памяти и ее расстройств, механизмов и расстройств мышления. Знаменитый «корсаковский синдром» дал представление о временной структуре человеческой памяти, заложил основы для деления видов памяти на краткую и долговременную. В работе «К психологии микроцефалии» С.С. Корсаков писал об отсутствии у идиотов «направляющей функции ума», которая делает человеческие действия осмысленными и целесообразными (1894).

coolreferat.com

История развития патопсихологии и судебной патопсихологии как науки

История развития патопсихологии и судебной патопсихологии как науки

До конца XIX века большинство психиатров мира не использовали данных психологии: бесплодность ее умозрительных интроспективных положений для нужд клиники казалась бесспорной. В психиатрических журналах 60–80-х годов прошлого века публиковалось немало работ по анатомии и физиологии нервной системы и фактически отсутствовали психологические статьи.

Интерес к психологии со стороны передовых психоневрологов возник в связи с коренным поворотом в ее развитии – организацией в 1879 году В. Вундтом в Лейпциге первой в мире экспериментально-психологической лаборатории. С этого момента психология становится самостоятельной наукой и дальнейшее развитие психиатрии было немыслимо вне союза с экспериментальной психологией. «Пренебрегать положениями современной психологии, опирающейся на эксперимент, а не на умозрение, для психиатра уже не представляется возможным», – писал В.М. Бехтерев (1907).

В конце XIX – начале XX века, когда при крупных психиатрических клиниках начали организовываться психологические лаборатории Э. Крепелина в Германии (1879), П. Жане во Франции (1890), В.М. Бехтерева в Казани (1885), затем в Петербурге, С.С. Корсакова в Москве (1886), П.И. Ковалевского в Харькове, вычленяется особая отрасль знаний – патологическая психология. В лабораториях разрабатывались экспериментально-психологические методы исследования нарушенной психики. Одновременно для сопоставления результатов изучались особенности психики здоровых людей. Поскольку в России официальная психологическая наука упорно держалась за интроспективный метод, оставаясь в русле философского знания, психиатры оказались первыми психологами-экспериментаторами. В устных выступлениях и на страницах печати они обосновывали необходимость превращения психологии в опытную науку, доказывали несостоятельность спекулятивных умозрительных конструкций.

Наиболее четкое представление о предмете и задачах патопсихологии на заре ее становления содержалось в работах В.М. Бехтерева, который определял ее предмет, как «…изучение ненормальных проявлений психической сферы, поскольку они освещают задачи психологии нормальных лиц». (1907). Называя патологическую психологию в числе отраслей «объективной психологии», он не отождествлял понятие «патопсихология» и «психопатология». Отклонения и видоизменения нормальных проявлений душевной деятельности, по мнению В.М. Бехтерева, подчинены тем же основным законам, что и здоровая психика. В организованном им Психоневрологическом институте одновременно читались курсы общей психопатологии и патологической психологии, т.е. за ними стояли разные дисциплины.

Многие отечественные и зарубежные ученые, стоявшие у самых истоков формирующейся отрасли психологии, отмечали, что ее значение выходит за пределы прикладной науки в рамках психиатрии.

Расстройства психики рассматривались как эксперимент природы, затрагивающий большей частью сложные психические явления, к которым экспериментальная психология еще не имела подхода. Психология, таким образом, получала новый инструмент познания.

В одной из первых обобщающих работ по патопсихологии «Психопатология в применении к психологии» (1903) швейцарский психиатр Г. Штерринг проводил мысль, что изменение в результате болезни того или иного элемента душевной жизни позволяет судить о его значении и месте в составе сложных психических явлений. Патологический материал способствует постановке новых проблем в психологии. Кроме того, патопсихологические явления могут служить критерием при оценке психологических теорий.

Таким образом, исследования нарушений психической деятельности в самих своих истоках рассматривались отечественными и зарубежными учеными в русле психологических знаний. Одновременно признавалось большое значение экспериментально-психологических исследований для решения задач психиатрии.

Существенный вклад в развитие и становление зарубежной патопсихологии внесли исследования школы Э. Крепелина и появление в 20-х годах нашего столетия работ по медицинской психологии. Среди них: «Медицинская психология» Э. Кречмера (1927), трактующая с позиций конституционализма проблемы развития и нарушений психики, и «Медицинская психология» П. Жане (1923), посвященная вопросам психотерапии.

На формирование принципов отечественной патопсихологии оказала влияние работа И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863), которая сблизила физиологию и психологию. Сам И.М. Сеченов придавал большое значение сближению психологии и психиатрии и даже собирался разработать медицинскую психологию, которую любовно называл своей «лебединой песней» (1952). Но обстоятельства не позволили ему осуществить свои намерения.

Преемником И.М. Сеченова в области разработки медицинской психологии стал В.М. Бехтерев, психиатр по образованию, родоначальник экспериментальной психологии и основоположник патопсихологии.

В своей работе «Объективная психология» (1907) он предлагал экспериментально исследовать различные виды деятельности: как больным производится отождествление впечатлений, определение несообразностей в рисунках и рассказах, сочетание словесных символов и внешних впечатлений, восполнение слогов и слов при пропуске их в тексте, определение сходства и различия между объектами, образование вывода из двух посылок и др.

Однако ошибка его заключалась в том, что он механически расщепил реальную деятельность: абсолютизировал ее внешние проявления и игнорировал психический образ, мотивационный компонент, позволяющий видеть в человеке субъекта деятельности.

Что касается патопсихологических исследований, то представителями школы В.М. Бехтерева было разработано много методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных. Некоторые из них (методика сравнения понятий, определение понятий) вошли в число наиболее употребляемых в отечественной психологии.

Сохранили значение для современной науки и сформулированные В.М. Бехтеревым и С.Д. Владычко требования к методикам: простота (для решения экспериментальных задач испытуемые не должны обладать особыми знаниями, навыками) и портативность (возможность исследования непосредственно у постели больного, вне лабораторной обстановки).

В работах бехтеревской школы отражен богатый конкретный материал о расстройствах восприятия и памяти, мыслительной деятельности, воображения, внимания и умственной работоспособности. Результаты экспериментов сопоставлялись с особенностями поведения больного вне экспериментальной ситуации.

Основными принципами патопсихологического исследования в школе В.М. Бехтерева были: использование комплекса методик, качественный анализ расстройства психики, личностный подход, соотнесение результатов исследования с данными здоровых лиц соответствующего возраста, пола, образования.

Использование комплекса методик, наблюдение за испытуемым по ходу эксперимента, учет особенностей его поведения вне экспериментальной ситуации, сочетание различных экспериментальных методик для исследования одних и тех же патологических явлений – все это способствовало получению богатого объективного материала.

Принцип качественного анализа, выдвинутый в период увлечения многих исследователей измерительными методами (подход к нарушениям психики как к количественному уменьшению тех или иных способностей), стал традиционным в отечественной патопсихологии. Но теоретическая платформа ученого, особенно в период разработки рефлексологии, ограничивала анализ проявлением внешних особенностей деятельности. И зафиксированный объективный материал не доводился до подлинно психологического анализа.

Ценный и плодотворный принцип личностного подхода был тоже выдвинут В.М. Бехтеревым в период господства функционализма в мировой экспериментальной психологии. «…Все, что может дать объективное наблюдение над больным, начиная с мимики и кончая заявлениями и поведением больного, должно быть принято во внимание» (1910). Но «объективный метод» В.М. Бехтерева противоречил возможностям этого принципа, и анализ оставался незавершенным.

На взгляды представителей школы В.М. Бехтерева оказал большое влияние заведующий психологической лабораторией Психоневрологического института А.Ф. Лазурский. Будучи учеником и сотрудником В.М. Бехтерева, он стал организатором собственной психологической школы, в которой разрабатывались главным образом вопросы индивидуальной и педагогической психологии, но идеи из этих отраслей переносились и в патопсихологию.

В клинику был внедрен разработанный А.Ф. Лазурским для нужд педагогической психологии естественный эксперимент. Он применялся в ходе организации досуга больных, их занятий и развлечений. Со специальной целью предлагались счетные задачки, ребусы, загадки, задания по восполнению пропущенных в тесте букв, слогов и др.

Таким образом, патопсихология уже в истоках имела все признаки, необходимые для утверждения ее научной самостоятельности в качестве отрасли психологической науки: предмет исследования – нарушения психики; методы – весь арсенал психологических методов; концептуальный аппарат – аппарат психологической науки. Другое дело – какое содержание вкладывалось в понятие психики представителями различных психологических течений.

В школе В.М. Бехтерева связь с психиатрией осуществлялась через участие в воссоздании психопатологического синдрома, характерного для разных психических заболеваний. Патопсихологические методы использовались в детской и судебной экспертизах. В.М. Бехтерев и Н.М. Щелованов писали, что данные патологической психологии позволяют почти безошибочно распознавать психически несостоятельных школьников, дабы выделить их в специальные учреждения для отсталых.

В.М. Бехтерев не считал изучение психики душевнобольных ключом к познанию внутреннего мира здоровых. От нормы – к патологии, чтобы возвратить больному нервно-психическое здоровье, – таким должен быть путь мыслей психиатра. Поэтому и в практике подготовки невропатолога и психиатра, и в научных психиатрических поисках школы В.М. Бехтерева психология нормального человека занимала почетное место.

Разносторонние конкретные исследования и разработка элементарных теоретических основ позволяют считать вклад школы В.М. Бехтерева в патопсихологию отправным пунктом формирования данной отрасли в России.

Вторым крупным центром отечественной психиатрии, в котором развивалась экспериментальная психология, была психиатрическая клиника С.С. Корсакова, организованная в 1887 году при медицинском факультете Московского университета. Как все представители прогрессивных направлений в психиатрии, С.С. Корсаков придерживался мнения, что только знание основ психологической науки дает возможность правильного понимания распада психической деятельности душевнобольных. Не случайно он начинал чтение курса психиатрии с изложения основ психологии.

С.С. Корсаков и его сотрудники явились организаторами и участниками Московского психологического общества. Его школа внесла ценный вклад в понимание механизмов памяти и ее расстройств, механизмов и расстройств мышления. Знаменитый «корсаковский синдром» дал представление о временной структуре человеческой памяти, заложил основы для деления видов памяти на краткую и долговременную. В работе «К психологии микроцефалии» С.С. Корсаков писал об отсутствии у идиотов «направляющей функции ума», которая делает человеческие действия осмысленными и целесообразными (1894).

Как правило, ведущие психоневрологи предреволюционной России были проводниками передовых идей психологии и содействовали ее развитию в научно-организационном направлении. Они являлись членами научных психологических обществ, редакторами и авторами психологических журналов.

На становление патопсихологии как особой области знаний большое влияние оказали идеи выдающегося советского психолога Л.С. Выготского. В своих исследованиях Л.С. Выготский установил следующее:

  • мозг человека имеет иные принципы организации, нежели мозг животных;

  • развитие высших психических функций не предопределено морфологической структурой мозга, они формируются прижизненно путем присвоения опыта человечества в процессе общения, обучения, воспитания;

works.doklad.ru

История развития взглядов на патологию и ее лечение в Украине и России Становление отечественной патопсихологии

В феодальной. Российской империи тоже господствовали религиозно-мистические взгляды на психические болезни, но отношение к больным было мягким их считали жертвами. Божьей кары или порчи. С XI в юродивые, блаженные пр роживалы при монастырярях.

В 1554 г. Иван. Грозный издал указ, в котором требовал от монастырей беспокоиться о"малоумних", обеспечивать им питание и уход. Такая форма заботы о больных существовала до XVIII в. А в конце ца арювання. Петра появился царский указ о запрещении посылать психически больных в монастыре и об устройстве для них специальных домов. Закон от 07091775 р так регламентирует деятельность таких домов:"чтобы дом. Был избран довольно просторный и крепкий,. Чтобы утечки из него учинить нельзя было. Такой дом нужно снабдить пристойным, добросердечным, твердым и исправным надзиратели и нужным числом лю дей смотрения, услужение и прокормление сумасшедших, к чему нанимать можно или из отставных солдат добрых и исправных, или же. Иных людей за добровольную плату, кои бы обходились с сумасшедшими человек олюбиво, но притом имели за ними. Крепкой и неослабной во всякое время смотрение, чтоб сумасшедший сам себе и никому вреда. НЕ сделали и никому вреда не учинил".

В 1776 г в. Москве было открыто. Екатерининскую больницу с отделением для душевнобольных. В 1782 г в. Петербурге было построено. Обуховскую больницу с психиатрическим отделением, а в 1832 г в. Петербурге оконча нчилы строительство психиатрической больницы"Всех скорбящих"(впоследствии - больница им. Фореля). В организации работы этой больницы деятельное участие принимал и. Ф. Рюль. Он создал устав больницы, которым предусматривалось глазу бурный и мягкое обращение к больным, запрещалось говорить больному"тыворити хворому "ти".

После 1864 г на земские управы было возложено строительство психиатрических больниц (было построено. Харьковскую,. Одесскую,. Казанскую,. Новгородскую,. Тверскую психиатрические больницы, психиатрические отделения в. Московском и. Петербургском военных госпиталях).

Понимание душевных расстройств как болезни определяло и характер строительства больниц - для лечения, а не для приюта. Возглавили психиатрические больницы врачи, которые имели подготовку по психиатрии. А это, в свою ч очередь, создавало условия для установления медицинского режима, ухода, методов лечения и анализа наблюдень.

Профессор хирургии и психиатрии. Харьковского университета. П. А. Бутковский в учебнике по психиатрии (1834 г, это был первый учебник по психиатрии русском языке) призвал гуманно относиться к больным х:"мы должны показывать всю нежность и сострадание к тем, кто потерял разум, не заковуючы этих несчастных, как преступников, в кандалы, темницы или вонючие мокрые пропасти смиренных домов, куда сочувственный взгляд человечества никогда не проникает и где иьх демонстрируют, что диких зверей тем, кто от сытости и глупой любопытства находят удовольствие видеть сих несчастных страдальцевтраждальців".

Развитие психиатрии обязан деятельности. В X. Кандинского (выдвинул учение о псевдогаллюцинации),. В. П. Осипову, I. П. Павлову,. П. Б. Ганнушкина (изучали психические процессы, а также психозы как деятельность всего го мозга, всех цепей. ЦНС),. П. К. Анохина,. Г. Н. Крыжановского. Патофизиологические направления разрабатывал в своих работах. В. П. Протопопов, который создал на Украине своеобразную школу ученых- психиатров. Среди них -. И. А. Полищук - его биохимические исследования доказывают материалистическую природу психических болезней, позволяют выделить достаточно специфические биохимические синдромы при психических расстройствах. В. В стране работали и такие известные ученые-клиницисты, как. Т I. Юдин,. ЕА. Попов,. К I. Платонов,. Я. П. Фрумкин,. Пн. Би-рюкович, I. Я. Завилянские да икович, I.. Я.. Завілянський та ін.

С развитием экспериментальной психологии все больше возрастал интерес психиатров, психоневрологов к психологии, что в дальнейшем стало основой становления патопсихологии

Развитие отечественной патопсихологии отмечался наличием крепких естественнонаучных традиций, заложенных трудами I. М. Сеченова,. О. О. Ухтомского,. В. М. Бехтерева, I. П. Павлова и др.. Основоположником патоп психологического направления в. России есть. В. М. Бехтерев, организатор широких экспериментально-психологических исследований нарушений психической деятельности. Свои патопсихологическое исследования проводил в лаборатории и кл иниц душевных и нервных болезней. Военно-медицинской академии в. Петербурге. Основал. Психоневрологический институт, организовал собственную психологическую школу. В работах. В. М. Бехтерева и его учеников было получено богатый конкретный материал об особенностях ассоциативной деятельности, мышления, речи, внимания, умственной работоспособности у разных категорий больных по сравнению со здоровыми соответствующего возраста, пола и о мир статі та освіти.

В. М. Бехтерев,. С. Д. Владичко,. В. Я. Анфимов и другие ученые не разработали много методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных, некоторые из которых (методика сравнения понятий, определения поня пять) вошли в наиболее употребляемых в советской патопсихологиології.

Весомыми для современной патопсихологии является сформулированы. В. М. Бехтерева и. С. Д. Владичко требования к методикам: простота (для решения экспериментальных задач испытуемые должны обладать особыми знания ямы, навыками), портативность (возможность исследования непосредственно у постели больного, вне лабораторной обстановкой), предварительное испытание методики на большом количестве здоровых людей видповидног в возраста, пола, образованийвіти.

А. Ф. Лазурский (ученик. В. М. Бехтерева), заведующий психологической лаборатории в основанном. В. М. Бехтерева. Психоневрологическом институте, организатор собственной психологической школы, разработал природный экспертами римент для педагогической практики, который был внедрен и в клиническую практику. В клинике естественный эксперимент применялся в ходе организации досуга больных, их занятий и развлечений - со специальной мет й давались арифметические задачи, ребусы, загадки, задачи воссоздать пропущенные буквы и склады в тексте и иі та ін.

Другим центром, в котором развивалась клиническая психология, была психиатрическая клиника. С. С. Корсакова в. Москве (С. С. Корсаков много сделал для организации психиатрической помощи, реформирования принципов догл крышку за психически больными; описал полиневритичний психоз, доказав, что психопатология может быть обусловлена ??поражением мозга и вообще нервной ткани, на международном съезде в 1897 г этот полиневритичний психоз назвали болезнью. Корсакова, признавших психиатры всего мира). В этой клинике в 1886 г. была организована вторая в. России психологическая лаборатория, которой заведовал. А. А. Токарский. С. С. Корсаков, как все представители прогрессивных направлений в психиатрии, придерживался того мнения, что знание основ психологической науки дает возможность правильно понимать расстройство психической деятельности психически больного человека. А. А. Токарский в одной из своих статей доказывал, что отклонение интеллектуальной деятельности больных не сводятся к расстройству отдельных способностей, а речь идет о сложных форм нарушений всей целенаправленной мыслительной деятельностильної діяльності.

Все больше возрастал интерес психиатров, невропатологов к экспериментальной психологии. Это проявлялось в том числе и в том, что ряд заседаний. Московского общества психиатров была посвящена ознакомлению. Интервью с методами психологического исследованияя.

Накануне. Великой. Октябрьской социалистической революции в. России начала формироваться экспериментальная патопсихология: в 1911 г вышла книга. О. М. Бернштейна, посвящена описанию методик экспериментально-психо ологичного исследования. В том же году. Ф. Г. Рыбаков издал свой"Атлас психологического исследования личностисобистості".

Б. Зейгарник отмечает большое содружество ведущих психиатров и невропатологов того времени с психологами. Многие из них, например,. С. С. Корсаков,. В. М. Бехтерев,. А и. Сербский,. Г и. Россолимо,. О. М. Бернштам. Тейн,. В. А. Гиляровский были сами проводниками передовых идей психологии своего времени и способствовали развитию психологии в научно-организационном направлении. Они начинали свои лекции по основам психологической науки, были членами психологических обществ, редакторами психологических журналов и тих журналів і т.д.

Большую роль в становлении патопсихологии как определенной области знаний сыграли идеи о предметной деятельности известного советского психолога. Л. С. Выготского, далее развили в общей психологии его у ученики и сотрудники. О. М. Леонтьев,. О. Р. Лурия,. П. Я. Гальперин,. Л и. Божович,. А. В. Запорожец и ирожець та ін.

Л. С. Выготский выдвинул положение о том, что:

1) мозг человека имеет другие принципы организации функций, чем мозг животного;

2) развитие высших психических функций не определяется только одной морфологической структурой мозга, психические процессы не возникают в результате одного лишь созревания мозговых структур, они формируются в п процессе жизни в результате обучения, воспитания, общения и усвоения опыта человечества

3) поражение одних и тех же участков коры имеет разное значение на разных этапах психического развития

Эти положения во многом определили путь патопсихологических и нейропсихологических исследований

Сам. Л. С. Выготский своими экспериментальными исследованиями положил начало изучению распада мышления. Для построения своей теории о высших психических функциях он использовал данные патопсихологических опыт дженень.

интенсивные экспериментально-психологические исследования проводились в. Ленинградском институте мозга им. В. М. Бехтерева течение нескольких десятилетий под руководством. В. М. Мясище-ва. Он стремился сочетать психиатрию и психологию и внедрять объективные методы исследования больных в психиатрические клиники. Были разработаны методики объективной регистрации эмоциональных компонентов психической деятельности человека (как объективный показатель использовали электрокожного характеристика человека, регистрировалась с помощью гальванометраометра).

Ряд работ, выполненных в отделе. Ленинградского института мозга, были посвящены анализу строения трудовой деятельности больных, изучению влияния отношения больных к труду на их работоспособность. На основе этих исследований. В. М. Мясищев выдвинул положение о том, что нарушение работоспособности следует рассматривать как основное проявление душевной болезни человека и показатель работоспособности является одним из критериев психического состояния больного. Работы ленинградской школы патопсихологи этого периода не потеряли до сих пор своего актуального значения как по содержанию, так и по экспериментальным методикамками.

В эти же годы был проведен ряд исследований в психологической лаборатории. Центрального научно-исследовательского института экспертизы трудоспособности, созданного впервые в мире в. СССР

С этой лаборатории вышли труды, посвященные особенностям интеллектуальной деятельности больных, перенесших травмы головного мозга, характеристике психической деятельности и трудоспособности больных эпилепсией ю и шизофрении.

В годы. Великой. Отечественной войны патопсихологи включились в восстановительную работу в нейрохирургических госпиталях. Предметом патопсихологических исследований становятся нарушения психической деятельности, вызванных и травмами головного мозга, и их восстановлениея.

Одной из ведущих в области патопсихологии является проблема расстройства познавательной деятельности. Работа в этой области велась в разных направлениях: исследовались изменения личностного компонента в структуре расстройств п познавательных процессов (лаборатория. Московского института психиатрии и лаборатория патопсихологии факультета психологии. МГУ), разрабатывалось вопрос о связи нарушений познавательных процессов с процессом актуализации знаний (лаборатория. Института психиатрии. Академии медицинских наук). Другая линия исследований направлена ??на психологический анализ наблюдаемых в психиатрической клинике нарушений личноститі.

Проводились исследования изменений иерархического построения мотивов, их смислотвирний функции; исследуется внутренняя картина болезни при различных психических заболеваниях (лаборатория патопсихологии факультета п психологии. МГУ, патопсихологического лаборатория. Московского института психиатрии). Используя теорию установки. Д. М. Узнадзе, ряд психологов и психиатров. Грузии изучают нарушения установок при разными х формах психических заболеванийань.

С развитием патопсихологии расширялись патопсихологическое исследования в экспертной практике: судебно-психиатрической и трудовой. Проблема трудовой и социальной реабилитации привлекала внимание представитель ков различных специальностей; расширялась сеть лабораторий по восстановлению как отдельных нарушенных функций, так и трудоспособности больных людий.

Особое развитие получили патопсихологическое исследования в детских психоневрологических учреждениях. Разрабатывались методики, способствующие ранней диагностике умственной отсталости; проводился анализ сложных кар ртин слабоумия и недоразвития в детском возрасте с целью поисков дополнительных дифференциально-диагностических признаков и симптомов, на основании положения. Л. С. Выготского о зоне ближайшего развития разрабатывали ась ряд методик учебного эксперимента, направленных на выявление прогностически важных признаков обучаемости младтей.

На всесоюзных съездах психологов (1959, 1963 и 1971 гг) были широко представлены доклады патопсихологи, которые сосредоточивались вокруг следующих проблем: значение патопсихологии для теории общей пс сихологии, проблема компенсации, проблема патологии мышления и личностиі.

Известным представителем отечественной патопсихологии есть психолог с мировым именем -. Блюма. Вольфивна. Зейгарник (19001988). Она разработала теоретические основы патопсихологии, описала характер патологического о отикання отдельных психических процессов, сформулировала важные принципы работы патопсихолога.

Была ученицей. Курта. Левина, ей принадлежит известное исследование по проблеме запоминания завершенных и незавершенных ^ действий, получившие в дальнейшем название"эффект или феномен. Зейгарник"Его суть заключается в том, что не езавершени действия запоминаются человеком гораздо лучше, чем завершенж завершені.

Много лет. Б. Зейгарник заведовала лабораторией экспериментальной патопсихологии в больнице им. П. Б. Ганнушкина. Ею накоплен огромный экспериментальный материал, который лег в основу ее книг по патоп психологии. Блюма. Вольфивна всегда сочетала научную и практическую работу, разрабатывала проблемы патопсихологии на основе идей. Л. С. Выготского и деятельностного подхода в психологиисихології.

Блюма. Вольфивна. Зейгарник вместе с. Александром. Романовичем. Лурия много лет возглавляла кафедру нейро-и патопсихологии. МГУ им. М. В. Ломоносова. Среди ее учеников такие известные и психологи, как. Ю. Ф. Поляков,. О. Т. Соколова,. А. С. Спиваковская,. Б. С. Братусь,. А. Д. Кошелева и иКошелева та ін.

uchebnikirus.com

История отечественной и зарубежной клинической психологии.

Две ветви:

1.Отечественная---зарубежная

2.Древние времена---наши дни.

1 ветвь.

Коренной поворот в развитии психологии (вообще, в целом) – организация в 1879 г. первой экспериментально-психологической лаборатории Вундтом (от него все и пошло). При крупных психиатрических клиниках в конце XIX в. начали организовываться психологические лаборатории — Э. Крепелина в Германии (1879), П. Жане во Франции (1890). Экспериментально-психологические лаборатории были открыты и при психиатрических клиниках России — вторая в Европе лаборатория В. М. Бехтерева в Казани (1885), затем в Петербурге, лаборатории С. С. Корсакова в Москве (1886). Ряд лабораторий был организован в США и Англии. В начале ХХ в. исследователи нарушений психической деятельности говорят о вычленении особой отрасли – патологической психологии. Из-за отсутствия четкой дифференциации задач психологии и психиатрии происходит смешение понятий «патопсихология» и «психопатология». Наиболее четкое представление о предмете и задачах патопсихологии на заре ее становления содержалось в работах В. М. Бехтерева. Он называл патологическую психологию и определял ее предмет: «"...изучение ненормальных проявлений психической сферы, поскольку они освещают задачи психологии нормальных лиц». Но! Расстройства психики рассматривались как эксперимент природы, затрагивающий большей частью сложные психические явления, к которым экспериментальная психология еще не имела подхода.

Таким образом, исследования нарушений психической деятельности в самых своих истоках рассматривались отечественными и зарубежными учеными в русле психологических знаний. Одновременно признавалось большое значение экспериментально-психологических исследований для решения задач психиатрии.

Зарубежная.

У Вундта обучался американец Лайтнер Уитмер (1867-1956), который ввел понятие клинической психологии. В 1907 г. Уитмер учредил журнал «The Psychological Clinic». Понятие клиническое он взял из медицины, не подразумевая под этим ни медицинскую психологию, ни клинику в смысле места, где занимаются психологической деятельностью, а имея в виду только работу с отдельными конкретными случаями. В 1917 г. несколько специалистов по клинической психологии основали Американскую ассоциацию клинических психологов, которая в 1919 г. вошла в Американскую психологическую ассоциацию как клиническая секция; в результате понятие клинической психологии стало определять профессиональный статус, притом что определения самой клинической психологии еще не было. Из лаборатории Вундта вышел и немецкий психиатр Эмиль Крепелин

который уже в 90-е гг. XIX в. пытался применить экспериментальные подходы, используемые в психологии, к решению проблем психиатрии и этим дал мощный импульс для развития клинической психологии. Большую роль также сыграл Зигмунд Фрейд, открыв сферу психотерапии для не-медиков и значительно продвинув вперед психологическую теорию возникновения психических расстройств. Можно считать, что Крепелин и Фрейд (и тот и другой — медики, а не психологи) дали сильнейший толчок развитию немецкой (и международной) клинической психологии.

У истоков стояли прогрессивные психиатры. В дальнейшем эта отрасль развивалась и развивается под влиянием идей различных направлений буржуазной психологии – бихевиоризма, психоанализа, гуманистической и экзистенциальной психологии. Безусловно, для практики психотерапии значимы идеи Роджерса, Олпорта, Маслоу, но теоретические положения этих направлений методологически несостоятельны. В практике зарубежной патопсихологии основной акцент ставится не на эксперимент, а на измерение и корреляцию отдельных особенностей, черт личности

Отечественная.

Отечественная патопсихология имеет иную историю развития, чем современная клиническая психология на Западе. Однако родились они одновременно, в начале XX в., и были вызваны к жизни запросами психиатрической практики и достижениями психологической науки.

С самых истоков развитие отечественной патопсихологии отличалось прочными естественнонаучными традициями. На формирование ее принципов оказала влияние работа Сеченова «Рефлексы головного мозга» (большое значение придавал сближению психологии и психиатрии). Его идеи развивал Бехтерев (-основоположник патопсихологического направления в России). Считал единственно научным методом исследования психической деятельности – объективный метод. Он отказался от интроспекционизма и психологических терминов, используя только физиологические. Представителями школы В. М. Бехтерева было разработано много методик экспериментально-психологического исследования душевнобольных. Некоторые из них (методика сравнения понятий, определения понятий) вошли в число наиболее употребляемых в советской психологии. В работах бехтеревской школы отражен богатый конкретный материал о расстройствах восприятия и памяти, мыслительной деятельности, воображения, внимания и умственной работоспособности. Результаты экспериментов сопоставлялись с особенностями поведения больного вне экспериментальной ситуации. Основными принципами патопсихологического исследования в школе В. М. Бехтерева были:

-использование комплекса методик (наблюдение за испытуемым по ходу эксперимента, учет особенностей его поведения вне экспериментальной ситуации, сочетание различных экспериментальных методик для исследования одних и тех же патологических явлений — способствовало получению богатого объективного материала)

-качественный анализ расстройства психики

-личностный подход,

-соотнесение результатов исследования с данными здоровых лиц соответствующего возраста, пола, образования.

Вторым крупным центром отечественной психиатрии, в котором развивалась экспериментальная психология, была психиатрическая клиника С. С. Корсакова, организованная в 1887 г. при медицинском факультете Московского университета. Как все представители прогрессивных направлений в психиатрии, С. С. Корсаков придерживался мнения, что только знание основ психологической науки дает возможность правильного понимания распада психической деятельности душевнобольного человека. Работы, вышедшие из его клиники, внесли ценный вклад в психологическую науку — в понимание механизмов памяти и ее расстройств, механизмов и расстройств мышления. Так, всемирно известный "корсаковский синдром" дал новые представления о временной структуре человеческой памяти, заложил основы для деления видов памяти на долговременную и кратковременную.

Позже на становление патопсихологии как особой области знаний большое влияние оказали идеи выдающегося советского психолога Л. С. Выготского: 1) мозг человека имеет иные принципы организации, нежели мозг животного; 2) развитие высших психических функций не предопределено морфологической структурой мозга, они возникают не в результате одного лишь созревания мозговых структур, а формируются прижизненно путем присвоения опыта человечества в процессе общения, обучения, воспитания; 3) поражение одних и тех же зон коры имеет неодинаковое значение на разных этапах психического развития. Экспериментальные исследования под руководством Л. С. Выготского положили начало многостороннему изучению распада мышления.

+ психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева и ЛГУ, где на протяжении нескольких десятилетий исследованиями по патопсихологии руководил В. Н. Мясищев. В соответствии с традициями школы В. М. Бехтерева на новой методологической основе, в русле теории отношений В. Н. Мясищева осуществлялись исследования по разным направлениям медицинской психологии. Ряд работ был посвящен нарушению строения трудовой деятельности больных, изучению влияния отношения больных к труду на их работоспособность.

За последние годы выросло значение патопсихологии в психокоррекционной работе, которая проводится в разных видах психологической службы: психокоррекция и профилактика в соматической клинике и клинике неврозов, поликлинических отделениях кризисных состояний, "телефоны доверия", "Служба семьи" и др. Патопсихологи принимают участие в групповой психокоррекции (Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, Клиника неврозов, ряд психиатрических больниц и др.).

В настоящее время развивается прикладная область психологии, имеющая свой предмет и свои методы, — экспериментальная патопсихология.

 

2 ветвь.

Античность

В древние времена психические заболевания как правило объясняли воздействием демонов, богов или магии. При этом «одержимость», при которой речь или поведение имело религиозную или мистическую окраску, считалась воздействием доброго духа или бога. Однако, в большинстве случаев одержимость считалась деятельностью злобного бога или злого духа, особенно когда человек приходил в возбуждение или становился сверхактивным и предавался поведению, входившему в противоречие с религиозными учениями.

Большую роль в развитии медицины вообще, а так же клинической медицины сыграл Гиппократ (5-4 в. д.н.э.). Он разделил все психические р-ва на три категории: манию, меланхолию и френитис (бред). Однако, он имел слабое представление о физиологии (например, считал, что истерия (видимость физического недуга при отсутствии органич. патологии) свойственна лишь женщинам и вызывается маткой, блуждающей по различным частя организма, а лучшее средство от этой «болезни» – брак.

Платон (5-4 в. д.н.э.) – поднимал вопрос о том, что люди с псих. р-вами не могут отвечать за свои действия и не должны нести наказание в том же порядке, что и нормальные люди. В качестве лечения он использовал беседы, аналогичные психотерапии, для исцеления душ. Однако несмотря на прогрессивные идеи, он считал, что психические расстройства имеют отчасти божественное происхождение.

Гален (3-2 в. д.н.э.) – придерживался постулатов Гиппократа. Выделил причины психических расстройств, среди них: травмы головы, избыточное употребление алкоголя, шок, страх, подростковый возраст, разочарование в любви.

Средневековье

В Европе (500-1500) – основное лечение – экзорцизм + молитвы, питье и умывание святой водой итд, основная причина – сверхъестественные силы. Лечение душевнобольных было передано в руки духовенства.

На Среднем Востоке – Первая психиатрическая больница – в Багдаде в 792 г., затем другие. В них больные получали гуманное лечение. Авиценна (10-11 в.) – в своих работах часто писал об истерии, эпилепсии, мании, меланхолии + (Принц-корова)

Эпоха возрождения

Парацельс (15-16 в.) – первый критик суеверных убеждений о существовании одержимости. Считал, что лечить надо «телесным магнетизмом», который позднее назвали гипнозом. Убежден был, что луна сверхъестественно влияет на мозг.

Начиная с 16 века росло число специальных заведений, названных приютами, предназначенных исключительно для ухода за психическими больными (в Москве первый в 1764 г.). Однако с больными обращались очень сурово (кандалы, иногда за плату выставляли на обозрение, холод, плохое качество пищи, кельи обустроенные лишь соломой).

В 1792г. Филиппа Пинеля (18-19 в.) направили руководить больницей Бисетр в Париже. Он провел эксперимент – снял цепи и лечил больных как больных, с милосердием и уважением. Эффект был потрясающий! Шум и грязь сменились порядком и миром.

А. Бейль (1825) изучал прогрессивный паралич (ПП), описал его симптомы, представил убедительные доказательства, что это отдельное заболевание. В 1897 были проведены эксперименты по прививанию паралитикам сифилиса. Ни у одного пациента не развилось симптома сифилиса из чего был сделан вывод о связи ПП с сифилисом. В 1917г. были сделаны попытки вылечить сифилис и ПП с помощью малярийной лихорадки (т.к. сильная лихорадка убивала спирохеты). 9 больных ПП было инфицировано кровью болевшего малярией солдата: у 3х заметное улучшение, 3е – совсем выздоровели. Начали искать физиологические базы для заболеваний.

Школа Нанси (середина 19 века) объединила в себе врачей, считающих, что симптомы истерии (паралич рук, глухота) можно как вызвать гипнозом, так им же и устранить; истерия – разновидность самогипноза. В противовес им Жан Шарко (1825-1893) считал, что к истерии приводят дегенеративные изменения ГМ. Позднее было доказано, что психологические причины (шк. Нанси) были признаны как основные причины истерии.

Затем Фрейд (анализ сновидений, метод свободных ассоциаций) и бихевиоризм (Вольпе + Уотсон – бихевиоральная терапия «систематическая десенсибилизация»).

В 60-70х появляется антипсихиатрическое движение (Рональд Лэйнг и Мишель Фуко) - в поведении каждого конкретного пациента они в первую очередь видел правомерное отражение переживаемого опыта или реальности, а не симптомы заболевания.

 

 

Методы

Проблема метода в науке не проста и не односложна (Б. В. Зейгарник))))

 

Методы - способы сбора, обработки и анализа данных.

  Активный Пассивный  
Опосредств. Эксперимент Психодиагностика Номотетич-й подход
Непосредств. Беседа Наблюдение Идиографич-й подход

 

Из таблички видно, что есть 4 основных метода (об этом позже) и 2 подхода – номотетический и идиографический.

Что это?

Номотетический подход – естественнонаучный (стандартизованные методы?) Психолог играет наименьшую роль. Сюда входят тесты, опросники, измерения с помощью приборов. Сюда же эксперимент. Никакого субъективизма, все оценивается либо с помощью тестов, либо приборами. Номотетический подход помогает понять закономерности развития болезни. А еще он используется в медикобиологической модели (о моделях выше).

Идиографический подход – гуманитарный. Сюда входят беседа, наблюдение, ролевая игра. То есть психолог максимально включен в процесс и оценивает результаты сам, выводы более субъективны. Продукт идеографического подхода – описание индивидуального случая (нельзя переносить на всех). Идиографический подход помогает понять механизмы и факторы развития болезни. Используется в биопсихосоциальной модели.

 

Где применяются?

В нейропсихологии номотетический подход (нейропси ближе всего к естественным наукам, так что лгично).

В психотерапии идеографический подход (как гуманитарный).

В патопсихолгии и психосаматике и то, и другое (они между).

 

Теперь перечислю все методы и кратко о каждом.

 

1)Наблюдение – как одет, как ходит, как реагирует на слова эксперементатора, на похвалу и замечания, не отвлекается ли. Все это протоколируется.

 

2)Клиническая беседа – вопросы, беседа по вопросам. Может быть 5-10 минут с заранее оговоренными вопросами, может быть длительной. Беседа и одновременно наблюдение (нужно стараться пронаблюдать каждую мелочь, но при этом делать это незаметно). Реакция больного на подсказки экспериментатора, на его мимику-все должно быть отражено в протоколе, поскольку эти данные сопоставляются, если речь идет о больном человеке, с теми данными, которые есть в истории болезни, и с данными, которые получены с помощью эксперимента.

 

3)Эксперимент (квазиэксперимент).

Зейгарник подчеркивала важность галилеевского метода: “Не от эксперимента к теории, а от теории к эксперименту - генеральный путь научного анализа”.

“Галилеевский же метод в психологии предполагает теоретическое объяснение фактов на основе целостной системы причинных соотношений. Именно нахождение причинных соотношений дает возможность предсказания единичных событий. Каждое единичное событие должно быть осмыслено в контексте целостной ситуации данного момента”.

Кроме того в патопсихологическом эксперименте (где роль психолога больше, чем в нейропсихологическом) экспериментатор должен иметь возможность вмешаться в “стратегию” эксперимента, учитывая реакцию больного, то есть структура эксперимента не должна быть жесткой (стандартизированные тесты не подходят), чтобы ее можно было изменять на ходу.

“Нередко приходится экспериментировать с больным, который бредовым образом интерпретирует ситуацию опыта, например считает, что экспериментатор действует на него "гипнозом", "лучами". Естественно, что такое отношение больного к эксперименту сказывается в способах выполнения задания; он часто выполняет просьбу экспериментатора умышленно неправильно, отсрочивает ответы и др. В подобных случаях построение эксперимента также должно быть изменено”.

 

4)Анализ единичного случая – яркий пример – Фрейд. Результаты касаются только одного человека, то есть выводы нельзя распространить на всю выборку. Но при анализе отдельного человека очень продуктивно.

 

5)Метод срезов – вспоминаем психогенетику?

Метод лонгитюда

 

6)Метод естественного эксперимента

 

7)Эталогия

-близнецовый метод

-наблюдение разделенных детей

-исследование особых случаев

-критич. жизненные события

-анализ закрытых групп

-патологич. материал

 

+особ взаимодействия с людьми, эмоц. Регуляция.

 

Блок вопросов




infopedia.su

10 Основные этапы становления теоретических и методологических основ отечественной патопсихологии, представьте, как излагались идеи распада и развития психики в работе отечественных ученых.

Патопсихология, как и любая другая отрасль психологии, изучая психику, имеет и свою собственную специфику, так как ее предметом является не просто психика, а психика, нарушенная тем или иным психическим расстройством. По Зейгарник: «патопсихология как психологическая дисциплина исходит из закономерностей развития и структуры психики в норме. Она изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности в сопоставлении с закономерностями формирования и протекания психических процессов в норме, она изучает закономерности искажений отражательной деятельности мозга».

Методологической базой является общепсихологическая теория. Так как патопсихология изучает закономерности распада психической деятельности в сопоставлении с нормой, то знания о сущности психики, правильное понимание проблемы ее происхождения и развития в норме, рассматриваемые общей психологией и психологией развития, являются базовыми для патопсихологии.

До конца 19 века большинство психиатров мира не использовали данных психологии. Интерес к психологии возник в связи с коренным поворотом в ее развитии - организацией в 1879 году Вильгельмом Вундтом в Лейпциге первой в мире экспериментально-психологической лаборатории.

В конце 19 - начале 20 века, когда при крупных психиатрических клиниках начали организовываться психологические лаборатории Э. Крепелина в Германии (1879), В.М. Бехтерева в Казани (1885), затем в Петербурге, С.С. Корсакова в Москве (1886), вычленяется особая отрасль знаний - патологическая психология. В лабораториях разрабатывались экспериментально-психологические методы исследования нарушенной психики. Корсаков внес ценный вклад в психологическую науку — в понимание механизмов памяти и ее расстройств, механизмов и расстройств мышления. Так, всемирно известный "корсаковский синдром" дал новые представления о временной структуре человеческой памяти, заложил основы для деления видов памяти на долговременную и кратковременную. Наиболее четкое представление о предмете и задачах патопсихологии на заре ее становления содержалось в работах В.М. Бехтерева, который определял ее предмет, как «…изучение ненормальных проявлений психической сферы, поскольку они освещают задачи психологии нормальных лиц». (1907). Называя патологическую психологию в числе отраслей «объективной психологии», он не отождествлял понятие «патопсихология» и «психопатология». Отклонения и видоизменения нормальных проявлений душевной деятельности, по мнению Владимира Михайловича Бехтерева, подчинены тем же основным законам, что и здоровая психика. В школе Бехтерева наметилась проблема соотношения развития и распада психики, которая нашла разрешение значительно позднее, на теоретическом фундаменте работ Л. С. Выготского.

Основатель отечественной патопсихологии — Блюма Вульфовна Зейгарник, окончившая берлинский университет. В Берлине ее учителями были Курт Левин, В. Келер, Э. Шпрангер. Ею были разработаны теоретические основы патопсихологии, описаны расстройства психических процессов, сформулированы принципы работы патопсихолога. С 1943 г. она возглавляла лабораторию экспериментальной патопсихологии. Здесь проводились первые систематические экспериментально-психологические исследования нарушений психических функций у психически больных. После смерти Сталина и прекращения гонений психологии, Зейгарник вместе с Лурия создали кафедру пато- и нейропсихологии в МГУ. На кафедре проводились фундаментальные исследования по проблемам развития и распада психики, структуры и механизмов психической деятельности, мозговой локализации высших психических функций.

В качестве фундаментальных теоретических основ выступают исследования выдающегося отечественного психолога Выготского и его последователей (в первую очередь, Алексея Николаевича Леонтьева и Александра Романовича Лурии). Идеи Выготского о природе и генезисе психики, сформулированные в 20-30-е гг. 20 в. в рамках культурно-исторической теории развития высших психических функций, стали основополагающими для развития базовых отраслей отечественной психологии, таких, как общая психология, психология развития и возрастная (детская) психология, педагогическая психология. Выготский ввел в обиход современной психологии в качестве основного понятие высших психических функций (ВПФ). Согласно культурно-исторической теории происхождения человеческой психики, разработанной Л. С. Выготским, ВПФ являются продуктом исторического развития и имеют сложное строение. Хотя они возникают на основе элементарных психических функций, функционирование которых в большей степени определяется биологическими факторами, ВПФ социальны по природе, формируются прижизненно путем усвоения общечеловеческого опыта.

Также большой вклад в развитие методологии и практики патопсихологии внесли исследования Александра Федоровича Лазурского, введшего в психологию метод естественного эксперимента, который первоначально использовался в педагогической психологии, а затем стал применяться и в клинической психологии.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *