Вопросы и ответы

Что делать если родственник сошел с ума – Что делать, если думаешь что твой близкий человек сходит с ума? Есть способ удостовериться в его невменяемости прежде чем заставлять его идти к психиатру

Содержание

Что делать, если думаешь что твой близкий человек сходит с ума? Есть способ удостовериться в его невменяемости прежде чем заставлять его идти к психиатру

Ну во-первых, заставлять человека идти к психиатру — это не очень нормально. Да и без толку. К психиатру или психологу человек должен пойти сам, если он дееспособен и вообще способен принимать решения. Привести человека к психиатру за руку силком можно, но толку? Недостаточно просто привести, нужно еще чтобы он как минимум на вопросы отвечал и жалобы сам имел.

Потом, категория «сходит с ума» очень расплывчатая. Для кого-то «уволился с работы и сидит днями в интернете чего-то» — это сойти с ума. А для кого-то и натуральный параноидальный бред про слежку ФСБ и агента-соседа — просто разгул фантазии, чувствительность и формы творчества.

Ту же депрессию часто воспринимают (и сами больные) как просто вялость, лень и «нужно взять себя в руки».

Так что много зависит от того, что подразумевается под «сходит с ума». 

По поводу того, какие можно выделить заметные тревожные маркеры.

1) Галлюцинации. Слуховые — тоже.
2) Отсутствие контакта с реальностью. По сути, галлюцинации — это частный случай. То есть, человек не может воспринимать что-то из той реальности, в которой находится большинство людей. И наоборот, может воспринимать какие-то свои внутренние процессы как реально существующие.

Граница между внутренним и внешним стирается. Теряется критичность восприятия. Человек не может отличить что реально, а что — нет. Часто не может вступить в полноценный контакт с другим человеком, а находится «в себе». Часто бывает несвязная речь, в которой нет возможности разобраться без многочисленных додумываний. И человек не в состоянии уточнить детали.

Часто человек не может описать себя или других людей. Не может «рассказать о себе» или о ком-то из близких. Ну типа «это просто мама. Она хорошая.» и все. Никакого объемного описания.

Еще коленочные тесты: понимание метафор и пословиц. Например, «что значит: цыплят по осени считают?»

Или рисование. Например, можно попросить человека нарисовать абстрактное, но общеизвестное понятие. Например, любовь или дружбу. Если рисуют банальность — это хорошо. Если рисуют что-то закрученно-абстрактное, непонятное — это может быть звоночком.

Но в любом случае нужно помнить, что за психиатрической помощью человек должен обращаться сам. К тому же, диагноз должен ставить врач. Ваши подозрения — это только ваши подозрения и нельзя вешать ярлыки на основе таких вот беглых некомпетентных наблюдений. Диагностика — это сложно и делают это врачи.

А вообще, если есть подозрения, то ничего страшного в походе к психиатру «на всякий случай» нет. Сейчас это безвредно, ни в какое дело не заносится. Лечение добровольное и так далее. То есть, никаких скрытых последствий ждать не надо.

thequestion.ru

Остановить безумие. Если близкий сходит с ума у вас на руках

Безумие нужно вынимать на свет ложками, не оставляя ему возможность накапливаться в темных углах и плодиться делением, для этого нужно его выговаривать.

После публикации видеообращения певицы Шинейд О’Коннор, в котором она рассказывает о своей депрессии, одиночестве и суицидальных мыслях, многие задумались, как можно помочь близкому с психическим расстройством. Борис Веркс, чья жена 6 лет борется с депрессией и паническими атаками, написал в Facebook о том, что помогает им справляться с болезнью. Специально для «Правмира» эти рекомендации прокомментировала психиатр Мария Лейбович.

Не пытаться его рационализировать

Борис Веркс

Это особенно важно, если у вас рационализаторский мозг. К человеку, который сходит с ума, не надо в этом состоянии подбирать ключ. Если пилот самолета, попавшего в турбулентность, начнет в панике жать на все кнопки подряд, у него гораздо больше шансов разбиться, чем выйти из турбулентности и посадить его.

Примерно то же самое делаете вы, пытаясь самостоятельно помочь человеку распутать цепочку, которая приводит к безумию. Скорее всего, вы просто нагрузите ее новыми звеньями: дополнительной виной, ложными гипотезами. Это опасно. 

Как бы жестоко это ни звучало, все это надо было делать до того, как человек оказался на грани. 

Если упрощать, безумие — это следствие запущенного химического сбоя мозга, вы не сможете провернуть процесс обратно через этот сбой, обсчитать генератор случайных чисел. Чтобы сделать это, нужны годы очень специфического образования и опыта и огромная удача, которой у вас точно нет, если вы уже оказались в такой ситуации. 

Например, не нужно пытаться апеллировать к хорошему: человек, который сходит с ума, воспринимает наличие работы, денег, хорошей квартиры, детей, здоровье близких, хорошую погоду не так, как вы. Я бы сказал, что вам и не нужно пытаться это понять, иначе вы не сможете работать противовесом безумию.

 

Заставлять выговариваться

Единственный подручный способ бороться с безумием — выгонять его из организма, как инфекцию. Как минимум, вы сможете выиграть время, чтобы перегруппироваться, как максимум — спасти человека. Как это делать? Просить человека подробно выговаривать все, что происходит у него в голове, не осуждая его ни в чем, не удивляясь ничему, расспрашивать, стараться понять и говорить, что понимаешь (даже если не понимаешь вообще, потому что сейчас это неважно), не высказывать никакого своего отношения к этому, кроме принятия.

Безумие нужно вынимать на свет ложками, не оставляя ему возможность накапливаться в темных углах и плодиться делением, для этого нужно его выговаривать. 

Если вам надо отвлечься, нужно дать человеку карандаш и тетрадку, чтобы он писал без остановки обо всем, что происходит у него в голове. Кстати, эти заметки потом очень помогут в работе с психотерапевтом.

Фото: Quentin Lenw / wird.com.ua

Заботиться о себе

В самолете вы надеваете кислородную маску сначала на себя, потом на ребенка. В герметичной ситуации безумия то же самое. Если вы не позаботитесь физически о себе (еда, сон, гигиена), вы не сможете помочь близкому. Если вы будете позволять себе раскисать, то попадете под машину, а при таких раскладах вы безумнее безумца.

Даже не очень чувствительный человек всегда подвержен иннервации состоянием близкого, поэтому следите за собой. Я бы сказал, что человеку, который занимается поддержкой близкого, скорее всего, самому нужна терапия.

 

Имитировать жизнь

Любой человек, не только в состоянии психоза, всегда глупее собственного тела. По счастью, мозг — это часть тела. Имитация жизни — это типа fake it till you make it («Притворяйся, пока это не станет правдой» — ред.), только ваша задача – не помочь человеку стать лучше, а просто выжить. 

Оставлять сознание наедине с собой слишком надолго нельзя. Нужно аккуратно делать то, что человек еще может делать из того, что делать привык. Приготовить вместе ужин. Пройтись в парке с мороженым. Посмотреть вместе фильм. Съездить куда-то, где человеку всегда было спокойно в нормальной жизни.

Делать то, что вас объединяет и не требует от вашего близкого особой рефлексии, оценки себя, самосоотношения с кем-то и вами. Ваша задача — удержать разум в теле, для этого тело нужно обмануть, имитируя нормальную жизнь.

 

Заземлять

Важно делать то, что заставляет мозг обратить внимание на тело и обрабатывать приходящие от него сигналы, вместо того, чем ему на самом деле хочется заняться.

Подойдет все, что отвлекает человека от своего сознания в пользу тела: посидеть в ванной, заняться сексом, выйти подышать другим воздухом, радикально постричься, сходить на массаж.

Вообще физические штуки очень важны. Отделяющемуся сознанию надо дать понять, что вообще-то оно не само по себе, а вот тут внизу еще идет жизнь и никто ее не отменял.

Выводить из изоляции, но избегать токсичной коммуникации

Когда разум отделяется от тела, худшее, что можно сделать, это предоставить ему для этого комфортные условия: держать в четырех стенах, удовлетворять его стремление к полной изоляции от окружающей и собственной жизни.

Найдите в вашем окружении людей, которые максимально лишены склонности к суждению и осуждению, и смогут просто принять человека в этом состоянии, проведите с ними время. Иногда, чтобы остановить безумие, достаточно простого молчаливого объятия. Поговорите о происходящем вместе с кем-то еще.

У этого пункта есть важный сложный момент: иногда вы сами являетесь фактором ухудшения состояния (например, если вы в паре). Как бы тяжело это ни было, спросите себя, не можете ли вы просто своим присутствием делать хуже, и подумайте, что можно с этим сделать, но так, чтобы не бросать близкого.

 

Терпеть агрессию

Наверное, это самое тяжелое, что может быть на свете, и об этом практически ничего нельзя сказать. Важно принять: это агрессирует не ваш близкий, это его болезнь. Вы не можете побороть болезнь, но вы точно покалечите ослабленный разум человека, которого еще можно спасти, если не удержите собственную реакцию.

Наша подруга-лютеранка как-то сказала, что истинный христианин не приемлет грех, а не грешника. Не нужно быть верующим, чтобы провести аналогию.

При этом агрессию важно анализировать, потому что агрессия — это тоже транспорт для вывода безумия. То, что выходит с агрессией, возможно, выходит таким образом потому, что это важно.

Суицидальные мысли по умолчанию воспринимайте как реальную, максимально опасную угрозу, даже если человек никогда в жизни не говорил об этом до болезни, и вы не можете представить, что ваш близкий на это способен.

Суицидальные мысли — это крик о помощи, не вздумайте игнорировать его.

 

Выключать мозг

Сходящий с ума человек — это как перегретый компьютер. Если у вас перегрелся компьютер, вы выключаете его, чтобы он остановил работу, и ждете, пока он остынет – то же самое с человеком. Для этого можно гулять, заставить человека делать что-то, от чего он физически быстрее устанет (но не изнурять).

Ваша задача – довести к вечеру тело до плавной разрядки, чтобы мозг смог во сне остыть и перезагрузиться. Поэтому важно восстановить или создать с нуля режим сна (даже если человек не высыпается – мы не говорим тут о качестве жизни). «Вырубаться» алкоголем и любыми средствами, изменяющими сознание, нельзя ни в коем случае (если у вас есть друзья или родственники, склонные к этому, ограничьте их влияние).

 

Следить за питанием

Человек, который борется с собственным сознанием, возможно, не способен одновременно следить за телом, и это большой подвох, потому что у него не остается сил на борьбу с болезнью. Найдите то, что человек может есть в этом состоянии, и следите, чтобы он ел и пил.

 

Избегать лишней иннервации

Например, не надо смотреть фильмы, в которых герой сходит с ума, абсурдистские спектакли, читать Шекспира, оказываться в дополнительно сюрреалистичных ситуациях.

В обычной жизни ты не обращаешь на эти вещи внимания (и даже сам ищешь их), но их вокруг огромное количество.

И 2 самых важных совета!

 

Вести к психотерапевту/психиатру прямо сейчас

Не к психологу, священнику, коллегам по болезни, на форум диванных экспертов, коучу по саморазвитию, в спортзал или на работу. 

Когда у вас сломана нога, вы не идете к косметологу, вы идете прямо к хирургу.

 

Как выбрать терапевта

Нужно четко описать ему ситуацию со стороны (возможно, ваш близкий не в состоянии сделать это адекватно сам). Терапевт должен быть уверен в своих силах и опыте, либо перенаправить вас к другому специалисту. 

Выявить хорошего терапевта до первого сеанса тяжело, но вполне можно после. Самое главное: терапевт никогда не скажет человеку, что ему делать. Это прямое нарушение этики. Если терапевт говорит — выпей винца, сгоняй на море и займись спортом, пожалуйста, идите к другому врачу. Терапевт помогает разработать тактику действий, но это может быть только обоюдный, основанный на анализе процесс, и это не происходит за час. 

Терапевт не обещает результат за 4 встречи и вообще не обещает, потому что не может физически. 

Если с терапевтом некомфортно, лучше уходить — у вас нет времени притираться. Способность создать максимально доверительную атмосферу — основная обязанность терапевта. Если у вас есть опасения о том, что терапевт может не соблюдать конфиденциальность пациента — бегите от него. 

Терапевт не будет лезть куда-то без вашего согласия, намеренно принося боль — он будет аккуратно готовить вас к этому. Терапевт не будет оценивать вас и высказывать своего порицания ваших мыслей.

 

Пить таблетки, если их назначили

И ни в коем случае не пить таблетки подруги, таблетки, о которых кто-то где-то написал, пить таблетки без еженедельного контроля специалиста, нарушать режим приема. 

Решиться на таблетки часто тяжело, потому что они как бы легитимизируют безумие. И еще есть много мнений о том, что это на всю жизнь, и еще можно набрать вес, и еще это заговор фармкомпаний, и вообще ты не такой слабак, чтобы не справиться без них. 

Обо всем этом можно будет подумать, когда вы дотащите человека до того состояния, в котором он в принципе сможет о чем-то думать.

 

Не сдаваться

Сходить с ума — физически очень трудно, и это не продолжается вечно: все либо закончится больницей, либо станет легче — это довольно бинарная ситуация, и оба этих варианта лучше, чем та неопределенность, в которой вы находитесь сейчас.

Вместе с тем, сойти с ума точно очень легко, если ты остаешься наедине с самим собой.

Если вы вытащили близкого с того света, в вашей жизни, скорее всего, никогда не будет ничего, чем вы сможете гордиться больше.

Ничего этого я бы не знал, если бы моя жена Алия, которая 6 лет героически живет с психическим заболеванием, не объяснила бы мне. Как, впрочем, и большинство вещей, которые я знаю о жизни.

 

Мария Лейбович, врач-психиатр, завотделением реабилитации ФГБНУ «НЦПЗ»

Иглоукалывание, отчитки и колокольный звон не лечат психических расстройств!

Рекомендации Бориса во многом верны, самые важные из них касаются причин (говоря словами Бориса, «безумие — это следствие запущенного химического сбоя мозга») и медицинской помощи.

Действительно, для ее оказания необходим специалист (а иногда и команда специалистов), получивших специальное образование и имеющих опыт работы с такими пациентами.  

От себя хочу лишь подчеркнуть, за исключением депрессий и тревожных расстройств легкой степени (выраженность оценивает врач!), психические расстройства лечатся исключительно медикаментозно. Ни иглоукалывание, ни режим, ни уринотерапия, ни гомеопатия, ни «отчитки», а также колокольный звон – не лечат психических расстройств! И, разумеется, соблюдение предписаний врача — главное условие успешности лечения, формирования устойчивой ремиссии и основной метод вторичной профилактики.

Если с пациентом работает психолог, то это обязательно должен быть именно клинический (медицинский) психолог. Тот «хороший, что кузине помог», не подойдет. Кстати, то, что психотерапевт никогда не скажет, что делать — миф. Чем выраженнее нарушение, тем директивнее терапевт.

В комментариях к рекомендациям Бориса был вопрос о том, как отвезти пациента к психотерапевту, если сам пациент категорически против. Здесь произошла подмена понятий: к психотерапевту против воли человека вести бессмысленно, этот специалист может помочь только человеку, который настроен на сотрудничество (исключение — принудительное посещение психотерапевта по решению суда в зарубежной практике, эффективность в настоящее время обсуждается).

А вот принудительному лечению у психиатра подлежит только человек, представляющий угрозу для себя (суицидальные намерения) или окружающих (угрозы). Оценку потенциальной опасности пациента и его состояния лучше доверить специалисту. Все остальное — индивидуально в зависимости от состояния, подбираемых схем, уговоров, убеждений, компромиссов, сделок. В нашей клинике консультации родственников по вопросам, как убедить пойти к врачу, как снизить стресс от госпитализации, уже стали обычным делом.

Про выживание близких также все верно. «Сначала кислородную маску себе, потом ребенку». Как в самолете. Это правило.

В моменты обострения под ударом оказываются самые близкие. Им необходимо понимание своих ресурсов и отдых.

Нужно давать себе передышку — родные не должны быть готовы помогать 24 часа в сутки. Обязательно «выключение» из спасения, внимание и время своим интересам, «пополнение ресурсов». Обращение за помощью и информация о том, где эту помощь можно получить. В основе — понимание того, что жизнь с психически больным человеком — большая нагрузка, необходимо беречь силы.

Нужно обращаться в тематические сообщества за поддержкой, посещать медицинского психолога. Чтобы иметь возможность заботиться о близких, необходимо заботиться о себе. Забота о себе включает регулярное питание, физическую нагрузку, общение вне семьи, отдых, отвлечение, распределение обязанностей между членами семьи. Если вам что-то надоело — это нормально. Нормально также иногда сказать «нет».

Иногда нужно выстраивание границ («Поговорим, когда ты успокоишься», «Если ты меня ударишь, я вызову скорую психиатрическую помощь»). В случае агрессии важно соблюдать границы. Если агрессия обращена лично к вам — максимально соблюдайте спокойствие (стали бы вы кричать на человека, которого на вас стошнило, например?), обсудите после и договоритесь о границах допустимого.

Действительно, общаясь с близким, не нужно пытаться апеллировать к хорошему. Во-первых, депрессия сопровождается определенными когнитивными расстройствами (проще говоря, «все видится в черном свете») и объективности ждать от больного нельзя. Во-вторых, подобные увещевания вызывают чувство вины у больных («с жиру бесишься») и усугубляют их изоляцию из-за ощущения, что их не понимают.

Не стоит допускать плоских утешительных высказываний или тривиальных подбадриваний («Все будет хорошо», «Нечего бояться»). Нужно избегать фраз «Возьми себя в руки», «Не придумывай», «Ты просто себя накручиваешь».

Относиться к переживаниям больных стоит серьезно, понимая, что состояние близкого человека действительно болезненное, это не прихоть или каприз.

Борис хорошо написал о том, как слушать своего близкого — внимательно, не оценивая, не удивляясь, не осуждая, не выказывая никакого отношения, кроме принятия. Это помогает сохранить контакт с больным, понимать, что происходит с ним, видеть изменения в состоянии. Только, возможно, не стоит говорить, что понимаешь, если на самом деле не понимаешь. Можно сказать, например — я не могу себе этого представить, но я вижу, как это мучительно для тебя. А говорить нужно просто (буквально, короткими фразами), ясно, спокойно и уверенно. Сохранять спокойствие (для этого следить, чтобы не было переутомления, была поддержка).

Не забывать говорить такие простые слова, как «Я люблю тебя», «Я рядом с тобой», «Я помогу тебе» – это может быть очень важно для вашего близкого. Человека действительно не стоит оставлять одного, а вот отвлечение – очень индивидуально. Не каждый пациент отвлечется от своих мыслей, сидя в ванной. И настаивать сильно не стоит, особенно на радикальной стрижке.

Можно предложить пройтись или постараться отвлечь от мыслей и переживаний. Это же относится к совету «выключить мозг». Гулять, отвлекать, наладить сон — хорошо. Заставлять и физически утомлять – очень индивидуально.

И от себя мне хотелось бы обратить внимание на несколько важных рекомендаций: необходимо избегать лишнего стресса, даже положительного. Давать побыть в одиночестве. Помнить, что люди с психическими расстройствами — люди со «слабой», уязвимой психикой. У них ниже стрессоустойчивость, дольше период восстановления.

А также важно не торопиться. Процесс восстановления здоровья может быть длительным. Нужно больше отдыхать, следить за удовлетворением базовых потребностей (сон, еда).

Проблемы решать шаг за шагом. Изменения вносить постепенно. Работать над чем-нибудь одним.

Возможно, временно снизить ожидания. Сравнивать состояние больного не с тем, что было до болезни, а с результатами текущего и предыдущего месяцев (недель/лет).

Ученые доказали, что наличие поддерживающего близкого смягчает течение болезни и ее последствия. Также бремя болезни, ее влияние на самого больного и его семью может быть смягчено, если:

  • болезнь признается как таковая;
  • все заинтересованные лица получили необходимую информацию о заболевании и его лечении;
  • лекарственная терапия проводится последовательно;
  • врачебное наблюдение осуществляется регулярно;
  • семье удалось избежать изоляции.

Найти больше информации по обсуждаемой теме можно на сайте клиники НЦПЗ, портале для родственников, на сайтах поддержки с рекомендациями, например, www.psihos.ru, в книгах (например, замечательная «WHEN SOMEONE YOU LOVE HAS A MENTAL ILLNESS» A Handbook for Family, Friends and Caregivers. REBECCA WOOLIS).

Кроме чтения этих материалов, родственникам также рекомендуется посещение психообразовательных занятий (групповых и индивидуальных) и групп психологической поддержки членов семей психически больных людей.

Как и в случае с впервые выявленным сахарным диабетом, болезнями сердца или деменцией, пациент и его семья проходят своеобразную «школу», где получают необходимую информацию о болезни, узнают о способах справляться с наиболее распространенными сложностями, возникающими в процессе лечения, в быту. Обратите внимание, что общим рекомендациям в некоторых случаях стоит предпочесть индивидуально подобранную схему восстановления.  

 

www.pravmir.ru

«А если он сошёл с ума?». Что делать, если ваш знакомый стал неадекватно себя вести

«Непонятно,
что у него в голове»

В редакцию «Фонаря» пришло письмо от
Владимира Рыкова с просьбой «распространить
информацию о возможной опасности,
подстерегающей на улицах нашего города».
Молодой человек поделился опасениями: он и
его жена с ребёнком периодически гуляют в парке Победы
и встречают там одного человека, который
«перемещается по всей территории парка,
таскает с собой всевозможный мусор и,
что самое странное, пристаёт к прохожим
с просьбой его сфотографировать и
отправить фото на его страницу во
„ВКонтакте“».

Рыков написал, что
человек, с которым они неоднократно
сталкивались, «имеет потрёпанный внешний
вид и странные вещи в руках». Также автор
письма изучил страницу этого необычного прохожего во
«ВКонтакте». По его словам, «страница
просто-таки пестрит очень странной и
местами пугающей информацией. Есть даже
видеозаписи с его участием, где он не
стесняется в выражениях в адрес различных
людей, в том числе, содержащими угрозу».
Автор письма говорит, что на страницу «ВКонтакте» гуляющего в парке человека подписано
около 10 тысяч человек. Обратившийся считает, что белгородец, о котором идёт речь в письме,
может представлять опасность для себя
и окружающих, поэтому он попросил у редакции совета, как поступить в этой ситуации.


Вскоре
после письма Владимира Рыкова в редакцию
поступило ещё несколько обращений с
просьбой обратить внимание на запись
в группе «Чёрный список. Белгород» с просьбой к родителям, чтобы они провели беседы с детьми
и рекомендовали им не подходить к
человеку, который ходит по центру города.

— Непонятно, что у него в голове. Он
побирается, просит деньги (в том числе
у детей), ест из мусорок, собирает пакеты
с мусором, от него неприятный запах,
имеет проблемы с законом. Выложил на
странице фото своей квартиры (а ведь
кто-то из детей заходил к нему и сделал
эти фото). Он угрожающе отзывается о
всех жителях Белгорода, призывает к
расправам, ненавидит всех, требует
чьи-то трупы на площади Белгорода, а
ведь у него больше 9 тысяч подписчиков,
его читают дети. К сожалению, полиция
реагировать не будет, пока он что-нибудь
не совершил, — пишет один из белгородцев.

Автор записи спрашивает:
«Есть ли вообще какая-то служба, которая
занимается такими людьми? Ему требуется
медпомощь, и его необходимо оградить
от общества, тем более, что его страница
забита негативом, матами и призывами
„карать всех“».

Эта запись собрала более 500 комментариев. Мнения
условно можно разделить на «защищающие», авторы которых говорят о необходимости помогать
подобным людям, и «осуждающие» — их авторы указывают на исходящую от героя записи
опасность.

После
этих обращений мы обратились к экспертам
и узнали у них, что делать и
к кому обращаться, если кажется, что
кто-то из окружающих ведёт себя неадекватно и
представляет опасность для других людей.

«Врачам
безопаснее не класть больного в стационар»

Психиатр
Каролина Маначинская
,
ссылаясь на федеральный закон «О
психиатрической помощи и гарантиях
прав граждан при её оказании», объяснила,
что психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении человека
или с его согласия.


Исключение — это те случаи, когда его
обследование и лечение возможны только
в стационарных условиях, а психическое
расстройство является тяжёлым и может
нести непосредственную опасность для
человека или окружающих. Также основанием
для принудительного помещения в стационар
могут быть неспособность человека
самостоятельно удовлетворять основные
жизненные потребности, или вероятность
того, что при неоказании помощи здоровью
человека будет нанесён существенный
вред вследствие ухудшения психического
состояния без психиатрической помощи, — рассказала специалист.

Каролина
Маначинская пояснила, что решение об
обоснованности госпитализации принимает
комиссия врачей-психиатров психиатрического
учреждения. Она должна быть созвана
в течение 48 часов после принудительной
госпитализации человека.


Если госпитализация признаётся
обоснованной, то заключение комиссии
врачей-психиатров в течение 24 часов
направляется в суд. Оно обычно
рассматривается в течение пяти дней с
момента госпитализации, и потом судьёй
выносится постановление о необходимости
недобровольной госпитализации.

Когда поведение человека может представлять опасность для окружающих, обычно вызывают скорую. Его доставляют в стационар, но без его согласия лечить не начинают, и он
просто находится под наблюдением. Через несколько дней приезжает
юрист, проверяет, ущемляются ли права
человека, а дальше нужно ждать решения
суда. Сейчас законы ужесточились, и
психиатры несут уголовную ответственность
за то, что человек, возможно, госпитализирован
не по показаниям. В некотором смысле
это может связывать врачам руки. Легче
и безопаснее не положить больного в
стационар, чем лечить «насильно». Если
человек не стоит на учёте, нет никаких
оснований помещать его в больницу, даже
если его состояние обостряется.

Психиатр
говорит, что по действующему законодательству
сейчас не предусмотрено никаких
профилактических мер по отношению к
психически больным.

— Если пациент в присутствии врача-психиатра
ведёт себя спокойно, то недобровольная
госпитализация ему не грозит. По сути,
она возможна лишь в том случае, если
человек состоит на диспансерном
наблюдении, и его поведение носит явно
деструктивный характер.

Каролина
рассказала, что, если человеку кажется,
что прохожий на улице ведёт себя
неадекватно, может быть для него опасен,
нужно постараться исключить контакт с
ним и не привлекать к себе внимания.


Если же случилось так, что приходится
общаться с этим человеком, нужно вести
себя спокойно, говорить ровным голосом,
не задавать вопросов. В сети правила
безопасности те же: лучше не начинать
переписку, не комментировать его записи,
не давать своих личных данных, потому
что это может привести к тому, что вас
начнут вычислять и преследовать, — советует Каролина Маначинская.

Обращайтесь
в полицию — сотрудники должны отреагировать

Начальник
отдела информации и общественных связей
УМВД России по Белгородской области, полковник внутренней службы Алексей
Гончарук

сказал, что в подобных ситуациях
сотрудники полиции также руководствуются
законом «О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при её оказании».
На основании этого документа они
определяют показания для необходимости
врачебного вмешательства.


В случаях, если у сотрудника полиции
имеется подозрение, что человек психически
болен, он может вызвать бригаду скорой
помощи по месту жительства этого человека
или в отдел полиции, если он находится
там. В поведении человека в такой ситуации
должны прослеживаться действия, несущие
угрозу ему или окружающим.


В
остальных случаях информация в отношении
таких граждан направляется
правоохранительными органами на имя
главного врача областной клинической
психоневрологической больницы.

Также
полиция обязана помогать работникам
здравоохранения доставлять в специализированные медицинские
учреждения тех людей, которых вызывают
туда по решению суда, но они не выполняют
это решение. При недобровольной
госпитализации учитывается степень
агрессивности больного. Если у него при
себе есть предметы, которыми он может
нанести увечья, их изымают.

Начальник
отдела информации и общественных связей
УМВД России по Белгородской области
напомнил, что полицейские вместе
с медицинскими работниками должны
наблюдать за людьми, страдающими
психическими расстройствами, больными
алкоголизмом или наркоманией и
представляющими опасность для окружающих. Это делается для того, чтобы предупредить возможные преступления и
административные правонарушения. Если информацию о человеке предоставили медработники, и он состоит на профилактическом учёте в одном из территориальных отделений полиции, с ним проводят профилактическую работу: полицейские систематически не реже одного раза в квартал приходят к нему домой, чтобы оценить его состояние.

Алексей
Гончарук

пояснил, что когда в
многоквартирном доме один из жильцов
захламляет мусором свою квартиру,
лестничную площадку, заводит много
животных, не соблюдает санитарно-гигиенические
нормы, на него тоже распространяется своя законодательная
норма.


Собственник жилого помещения обязан
поддерживать его в надлежащем состоянии,
не допуская бесхозяйственного обращения
с ним, соблюдать права и законные интересы
соседей, правила пользования жилыми
помещениями, а также правила содержания
общего имущества собственников помещений
в многоквартирном доме. Жители имеют
право обратиться в полицию по таким
фактам для их фиксации и принятия мер
в соответствии с действующим
законодательством.

В
полиции должны принять и зарегистрировать
заявление или сообщение о правонарушении,
при необходимости провести проверку,
принять меры, предусмотренные
законодательством Российской Федерации.
Также полиция должна информировать
заявителей о ходе рассмотрения таких
заявлений и передавать их в другие
организации, если решение проблемы находится в
их компетенции. Так, например, при несоблюдении
санитарно-гигиенических норм по
результатам проведения проверки полиция
направляет информацию в органы
Санэпиднадзора и департамент городского
хозяйства для рассмотрения вопроса о
привлечении виновных лиц к административной
ответственности.

Научиться
уважать свободу другого

Священник,
психолог Михаил Артёменко
рассказал,
что если кто-то начал отмечать необычное поведение близкого, он может обратиться
в Центр поддержки семьи при храме Петра
и Февронии.


Если люди считают, что их близкому
нездоровится, у него поменялось поведение,
нужно выяснить, что конкретно им не
нравится, чего они опасаются. Обязательно
нужно найти возможность поговорить с
самим человеком, по поводу которого
беспокоятся близкие. Разговор этот
должен быть добровольным, надо, чтобы
человек сам захотел прийти побеседовать
и рассказать о том, что у него происходит.
«Невольник — не богомольник» — есть такая
фраза. Невольно ничего не сделаешь с
человеком, можно лишь призывать его, — пояснил психолог.

Михаил
Артёменко

говорит, что священник должен понимать,
отчего может меняться привычный образ
жизни человека.


При изменении поведения бывает, что мы
предполагаем влияние на человека
религиозных организаций тоталитарного
характера. Нам нужно исключить или
подтвердить это. Если подтверждается,
то будет два варианта развития событий:
если деятельность организации запрещена
в нашей стране, мы должны обратиться в
правоохранительные органы. Если нет,
опять же, мы можем лишь побеседовать. Когда же возникает подозрение на возможное
психическое заболевание, мы можем дать
родственникам рекомендацию поговорить
с человеком о том, чтобы он посетил
невролога или психиатра. Далее уже дело
родственников, как они смогут уговорить,
корректно подвести к этому своего
близкого. Вообще убедить кого-то пойти
к психиатру достаточно сложно, тут
включается гордость: «Как это я болен?».

Если у человека наблюдается буйное
поведение, могут быть подключены другие
рычаги влияния, например, обращение в
скорую помощь. Ещё хочу добавить, что поведение другого, которое может нам
не нравиться, — это деликатный вопрос.
Просто часто мы хотим, чтобы мысли и
чувства другого соответствовали нашим
о них представлениям. А важно научиться
уважать свободу другого. Может, кому-то
нравится выходить ночью на улицу и
часами смотреть на звёзды, а мы этого
не понимаем. У тех же юродивых всегда
было непонятное, необъяснимое для
большинства поведение. Ну, а тут есть
ещё одна хорошая фраза: «Не суди, да не
судим будешь».


С
заявлением может обратиться любой «иной
гражданин»


Директор
правовой компании «Хартия» Александра
Береславцева
считает,
что в подобных ситуациях необходимо
соблюдать осторожность.



Прежде
чем говорить о госпитализации, необходимо
установить, имеются ли основания
прибегать к таким крайним мерам
воздействия, как принудительное
ограничение свободы человека. Если вам
не нравится, что ваш сосед или знакомый
ведёт себя «странно», это ещё не значит,
что у него есть проблемы с психикой. А
даже если и есть, это не значит, что он
может быть принудительно госпитализирован,
в противном случае подобные меры могут
быть использованы в немедицинских
целях, наносить ущерб здоровью, достоинству
и правам граждан.


В
соответствии со статьей четвёртой
закона «О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при её оказании»
психиатрическая помощь оказывается
при добровольном обращении и при наличии
согласия на медицинское вмешательство,
за исключением случаев, прямо
предусмотренных законом.


Более
того, принудительная госпитализация
или другое ограничение прав лиц,
страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического
диагноза в соответствии с законом —
недопустима.


Александра
Береславцева
объяснила,
в каких ситуациях принудительная
психиатрическая помощь может быть
оказана.



Если человек представляет непосредственную
опасность для себя или окружающих, не
может самостоятельно удовлетворить
основные жизненные потребности, его
здоровье ухудшается без оказания
психиатрической помощи, то на основании
статьи 23-й вышеупомянутого закона,
психиатрическое освидетельствование
этого человека может быть проведено
без его согласия или
без согласия его законного представителя.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

fonar.tv

Человек сошёл с ума: правила поведения | Архив


Что делать, если ранее спокойный и доброжелательный человек вдруг будто сошел с ума, начал вести себя совершенно неадекватно и нести полный бред?


Ирина Н о в о п е к о в а, Москва


Прежде всего тут же вызвать «скорую». А до ее приезда важно соблюдать следующие правила:


Первое правило — о чем говорить: вести разговор с больным человеком лучше всего на нейтральную тему, не касаясь никаких личных или спорных вопросов. Не провоцируйте спор и не пытайтесь разубеждать человека — в данном случае это абсолютно бессмысленно и даже опасно. Однако, восторженно соглашаясь с человеком или выкрикивая «Ух ты!», «Что вы говорите!», «Еще бы!», вы рискуете усугубить бред и ухудшить состояние, поэтому предпочтительнее соглашаться фразами типа «Возможно, это действительно так!», «Не исключено…». Если вы не приходитесь человеку близким другом или родственником, то в разговоре важно держать дистанцию и не допускать фамильярностей.


Второе правило — мания преследования и как с ней бороться: попытайтесь определить, что движет поведением больного. Если в его поведении четко прослеживаются испуг и тревога, скорее всего, у него бред преследования. Разберитесь, с кем он связан. Если больной считает вас преследующим его человеком, лучше держитесь от него подальше, тем самым вы избежите ненужной агрессии и поможете ему успокоиться. Во всех других случаях стоит убедить человека в том, что с вами он находится в безопасности и вы никому не дадите его обидеть.


Третье правило — история болезни, нужно ли ее обсуждать: если больной в разговоре касается своего «сумасшествия», вы можете ненавязчиво поинтересоваться, с чего все началось и как давно он почувствовал себя нехорошо. Постарайтесь объяснить ему, что «это скоро пройдет», у него всего лишь расстроены нервы. Однако заводить на эту тему разговор первым не рекомендуется, поскольку чаще всего больные просто не отдают себе отчета в том, что с ними действительно что-то не так.


Четвертое правило — то, что доктор прописал: попробуйте уговорить больного принять успокаивающее лекарство. Например, корвалол или настойку пустырника, корня пиона. Поддерживайте с ним непрерывный, спокойный разговор.


Пятое правило — лучше перестраховаться: убедитесь, что в поле зрения больного нет никаких предметов, которыми он бы мог причинить вред себе или окружающим людям. Лучше всего будет усадить его рядом с собой и во избежание резких действий положить свои руки на его. Если больной ведет себя агрессивно или у него сильное двигательное возбуждение (возможно, даже с суицидальными попытками), лучшим вариантом будет обездвижить его до приезда врачей. Для этого можно набросить на него сетку от гамака или большое одеяло, тем самым затруднив его движения. Помните только, что в данном состоянии человек совершенно не соображает, что может причинить себе и другим травму, поэтому следить за ним нужно неусыпно.


Ожидая «скорую», соблюдайте спокойствие и ведите себя максимально естественно. Приехавшим врачам объясните, что случилось, подробно расскажите о том, что предшествовало припадку.


И помните, что даже если подобное случилось с вашим родственником или другом, это вовсе не должно означать, что человек действительно оказался жертвой психического заболевания. Сильное волнение может вызвать своего рода «временное помешательство», ввергнуть человека в состояние так называемого реактивного психоза. В таком случае успокоительное, стакан воды и беседа «по душам» успокоят расшалившиеся нервы и помогут человеку прийти в себя.

Смотрите также:

www.aif.ru

Что делать, если ваш близкий сходит с ума у вас на руках?

После нашумевшего видеообращения Шинейд о’Коннор, где она рассказывает о своих ментальных проблемах, пользователь Фейсбука Борис Веркс задумался, почему так редко дают людям рекомендации о том, как им вести себя с близкими, когда они, выражаясь разговорно, сходят с ума.

И попытался сделать это сам. Вот его список из самых важных вещей, которые надо делать или не делать, когда у близкого человека – психическое расстройство.

Не пытаться его рационализировать

Это особенно важно, если у вас рационализаторский мозг. К человеку, который сходит с ума, не надо в этом состоянии подбирать ключ. Если пилот самолета, попавшего в турбулентность, начнет в панике жать на все кнопки подряд, у него гораздо больше шансов разбиться, чем выйти из турбулентности и посадить его.

Примерното же самое делаете вы, пытаясь самостоятельно помочь человеку распутать цепочку, которая приводит к безумию. Скорее всего, вы просто нагрузите ее новыми звеньями: дополнительной виной, ложными гипотезами. Это опасно. 

Как бы жестоко это ни звучало, все это надо было делать до того, как человек оказался на грани. 

Если упрощать, безумие — это следствие запущенного химического сбоя мозга, вы не сможете провернуть процесс обратно через этот сбой, обсчитать генератор случайных чисел. Чтобы сделать это, нужны годы очень специфического образования и опыта и огромная удача, которой у вас точно нет, если вы уже оказались в такой ситуации. 

Например, не нужно пытаться апеллировать к хорошему: человек, который сходит с ума, воспринимает наличие работы, денег, хорошей квартиры, детей, здоровье близких, хорошую погоду не так, как вы. Я бы сказал, что вам и не нужно пытаться это понять, иначе вы не сможете работать противовесом безумию.

Заставлять выговариваться

Единственный подручный способ бороться с безумием — выгонять его из организма, как инфекцию. Как минимум, вы сможете выиграть время, чтобы перегруппироваться, как максимум — спасти человека. Как это делать? Просить человека подробно выговаривать все, что происходит у него в голове, не осуждая его ни в чем, не удивляясь ничему, расспрашивать, стараться понять и говорить, что понимаешь (даже если не понимаешь вообще, потому что сейчас это неважно), не высказывать никакого своего отношения к этому, кроме принятия. Безумие нужно вынимать на свет ложками, не оставляя ему возможность накапливаться в темных углах и плодиться делением, для этого нужно его выговаривать. 

Если вам надо отвлечься, нужно дать человеку карандаш и тетрадку, чтобы он писал без остановки обо всем, что происходит у него в голове. Кстати, эти заметки потом очень помогут в работе с психотерапевтом.

Следить за собой как Витя, быть осторожным как Цой

В самолете вы надеваете кислородную маску сначала на себя, потом на ребенка. В герметичной ситуации безумия то же самое. Если вы не позаботитесь физически о себе (еда, сон, гигиена), вы не сможете помочь близкому. Если вы будете позволять себе раскисать, то попадете под машину, а при таких раскладах вы безумнее безумца.

Даже не очень чувствительный человек всегда подвержен влиянию состояния близкого, следите за собой: я бы сказал, что человеку, который занимается поддержкой близкого, скорее всего, самому нужна терапия.

Имитировать жизнь

Люди в целом довольно глупы, примерно как среднестатистический дизайнер или кот. Любой человек, не только в состоянии психоза, всегда глупее собственного тела. По счастью, мозг — это часть тела. Имитация жизни — это типа fake it till you make it, только ваша задача не помочь человеку стать лучше, а просто выжить. 

Оставлять сознание наедине с собой слишком надолго нельзя. Нужно аккуратно делать то, что человек еще может делать из того, что делать привык. Приготовить вместе ужин. Пройтись в парке с мороженым. Посмотреть вместе фильм. Делать то, что вас объединяет и не требует от вашего близкого особой рефлексии, оценки себя, самосоотношения с кем-то и вами. Съездить куда-то, где человеку всегда было спокойно в нормальной жизни. Ваша задача — удержать разум в теле, для этого тело нужно обмануть — имитируя нормальную жизнь.

Заземлять

Важно делать то, что заставляет мозг обратить внимание на тело и обрабатывать приходящие от него сигналы, вместо того, чем ему на самом деле хочется заняться.

Подойдет все, что отвлекает человека от своего сознания в пользу тела: посидеть в ванной, заняться сексом, выйти подышать другим воздухом, радикально постричься, сходить на массаж. Вообще физические штуки очень важны. Отделяющемуся сознанию надо дать понять, что вообще-то оно не само по себе, а вот тут внизу еще идет жизнь и никто ее не отменял.

Выводить из изоляции, но избегать токсичной коммуникации

Когда разум отделяется от тела, худшее, что можно сделать, это предоставить ему для этого комфортные условия: держать в четырех стенах, удовлетворять его стремление к полной изоляции от окружающей и собственной жизни. Найдите в вашем окружении людей, которые максимально лишены склонности к суждению и осуждению и смогут просто принять человека в этом состоянии, проведите с ними время. Иногда, чтобы остановить безумие, достаточно простого молчаливого объятия. Поговорите о происходящем вместе с кем-то еще.

У этого пункта есть важный сложный момент: иногда вы сами являетесь фактором ухудшения состояния (например, если вы в паре). Как бы тяжело это ни было, спросите себя, не можете ли вы просто своим присутствием делать хуже и подумайте, что можно с этим сделать, но так, чтобы не бросать близкого.

Терпеть агрессию

Наверное, это самое тяжелое, что может быть на свете и об этом практически ничего нельзя сказать. Важно принять: это агрессирует не ваш близкий, это его болезнь. Вы не можете отмудохать болезнь, но вы точно покалечите ослабленный разум человека, которого еще можно спасти, если не удержите собственную реакцию. Наша подруга-лютеранка Уткина как-то сказала, что истинный христианин не приемлет грех, а не грешника. Не нужно быть верующим, чтобы провести аналогию.

При этом агрессию важно анализировать, потому что агрессия — это тоже транспорт для вывода безумия. То, что выходит с агрессией, возможно, выходит таким образом потому, что это важно.

Мне некуда дописать про суицидальные мысли, поэтому допишу сюда: просто по умолчанию воспринимайте их как реальную, максимально опасную угрозу, даже если человек никогда в жизни не говорил об этом до болезни и вы не можете представить, что ваш близкий на это способен. Суицидальные мысли — это крик о помощи, не вздумайте игнорировать его.

Вырубать мозг

Сходящий с ума человек — это как перегретый компьютер. Если у вас перегрелся компьютер, вы выключаете его, чтобы он остановил работу и ждете, пока он остынет, то же самое с человеком. Для этого можно гулять, заставить человека делать что-то, от чего он физически быстрее устанет (но не изнурять). Ваша задача довести к вечеру тело до плавной разрядки, чтобы мозг смог во сне остыть и перезагрузиться. Поэтому дико важно восстановить или создать с нуля режим сна (даже если человек не высыпается, мы не говорим тут о качестве жизни). Вырубаться алкоголем и любыми средствами, изменяющими сознание, нельзя ни в коем случае (если у вас есть друзья или родственники, склонные к этому, ограничьте их влияние).

Следить за едой и водой

Человек, который борется с собственным сознанием, возможно, не способен одновременно следить за телом, и это большой подвох, потому что у него не остается сил на борьбу с болезнью. Найдите то, что человек может есть в этом состоянии и следите, чтобы он ел и пил.

Избегать лишней иннервации

Например, не надо смотреть фильмы, в которых герой сходит с ума, абсурдистские спектакли, читать Шекспира, оказываться в дополнительно сюрреалистичных ситуациях. В обычной жизни ты не обращаешь на эти вещи внимания (и даже сам ищешь их), но их вокруг огромное количество.

И 2 самых важных пункта подряд.

Вести к психотерапевту/психиатру прямо сейчас

Не к психологу, священнику, коллегам по болезни, на форум диванных экспертов, коучу по саморазвитию, в спортзал или на работу. 

Когда у вас сломана нога, вы не идете к косметологу, вы идете прямо к хирургу.

Как выбрать терапевта?

Нужно четко описать ему ситуацию со стороны (воможно, ваш близкий не в состоянии сделать это адекватно сам). Терапевт должен быть уверен в своих силах и опыте, либо перенаправить вас к другому специалисту. 

Выявить хорошего терапевта до первого сеанса тяжело, но вполне можно после. Самое главное: терапевт никогда не скажет человеку, что ему делать. Это прямое нарушение этики. Если терапевт говорит — выпей винца, сгоняй на море и займись спортом, пожалуйста, ударьте его наотмашь любым тяжелым предметом. Терапевт помогает разработать тактику действий, но это может быть только обоюдный, основанный на анализе процесс, и это не происходит за час. 
Терапевт не обещает результат за 4 встречи и вообще не обещает, потому что не может физически. 

Если с терапевтом некомфортно, лучше уходить — у вас нет времени притираться. Способность создать максимально доверительную атмосферу — основная обязанность терапевта. Если у вас есть опасения о том, что терапевт может не соблюдать конфиденциальность пациента — бегите от него. 

Терапевт не будет лезть куда-то без вашего согласия, намеренно принося боль — он будет аккуратно готовить вас к этому. 

Терапевт не будет оценивать вас и высказывать своего порицания ваших мыслей.

Пить таблетки, если их назначили

И ни в коем случае не пить таблетки подруги, таблетки, о которых кто-то где-то написал, пить таблетки без еженедельного контроля специалиста, нарушать режим приема. 

Решиться на таблетки часто тяжело, потому что они как бы легитимизируют безумие. И еще есть много мнений о том, что это на всю жизнь, и еще можно разжиреть, и еще это заговор фармкомпаний, и вообще ты не такой слабак, чтобы не справиться без них. 
Обо всем этом можно будет подумать, когда вы дотащите человека до того состояния, в котором он в принципе сможет о чем-то думать.

Не сдаваться

Сходить с ума — физически очень трудно и это не продолжается вечно: все либо закончится больницей, либо станет легче — это довольно бинарная ситуация и оба этих варианта лучше, чем та неопределенность, в которой вы находитесь сейчас. Вместе с тем, сойти с ума точно очень легко, если ты остаешься наедине с самим собой. Если вы вытащили близкого с того света, в вашей жизни, скорее всего, никогда не будет ничего, чем вы сможете гордиться больше.

Ничего из этого я бы не знал, если бы мы не прошли все это вместе с моей женой Алией, которая 6 лет героически живет с психическим расстройством. Как, впрочем, и большинства вещей, которые я знаю.

Источник

Иллюстрация: Shutterstock

Читай также:

Как помочь подруге, когда у нее диабет

Как помочь подруге, которая связалась с сектой

Как помочь подруге, лежащей с ребенком в больнице?

pics.ru

Если родной сошел с ума…



Девочки, всем добрый вечер!
Давно думаю над одной ситуацией и не могу найти сама для себя ответ.
Вот представьте. Есть у вас очень близкая родственница (мама). Условия жизни у нее, да и сама жизнь очень тяжелая. Но вы сами не особо устроены по жизни и помогаете ей как можете (ездите к ней по выходным, по силам помогаете продуктами и деньгами). И вот от года к году эта родственница как бы сходит с ума. Сначала у нее галлюцинации начинаются, потом что-то похожее на шизофрению (например, может позвонить и обвинить в том, чего не было или исказить какие-то события). Вы это замечаете, но как бы ничего не делаете..в смысле не водите по врачам (по-прежнему поддерживаете ее, оправдываетесь перед ней). У вас как бы есть мысли показать ее психиатру, но добровольно она не пойдет, а насильно вы не решаетесь , да и можно ли насильно..И так длится годами..становится все хуже. В итоге, человек погибает (вероятно самоубийство).
Как должны вести себя близкие родственники в подобных ситуациях? Если больной человек сам не хочет лечиться и что-то менять, должны ли родственники насильно вмешиваться ? Или им остается только наблюдать, переживать, поддерживать и…страдать..???
Естественным образом напрашивается ответ, что родные должны сделать все, чтобы помочь.
Но, когда доходит до дела, все становится не так просто. Что именно сделать? Если человек не хочет обращаться к врачам и считает себя здоровым, а все вокруг враги? Вызывать психбригаду? Так приступов как бы нет. Везти к платному врачу? Во-первых, на это нет денег (а там нужны большие деньги), во-вторых, как технически это осуществить? (обмануть?)
Вопрос не только моральный, но и технический.







www.babyplan.ru

Как понять, что человек сошел с ума
И что делать, если это ваш родственник или сосед | Блог Александр Путиенко

Учитывая, что в последнее время специалисты в области медицины серьезно озабочены ростом психических расстройств среди населения, «СП» задалась вопросом — а можно ли каким-то образом понять, что, например, у соседа по подъезду начались подобные проблемы, которые могут привести к опасным для окружающих последствиям? И куда можно обратиться в таком случае, чтобы не допустить беды?

Признаки, по которым можно увидеть, что человек страдает психическим заболеванием, действительно есть, соглашается врач психиатр-психотерапевт столичного ГБУЗ «Психиатрическая больница № 14» Софья Шемякина.

 Во-первых, это резкое расширение круга знакомых, вплоть до приведения домой людей с улицы. Или, наоборот, резкое ограничение контактов, подозрительность, нелюдимость, вспышки немотивированной агрессии, жестокость, собирательство хлама или выбрасывание нужных вещей из дома. Сюда же можно отнести попытки прислушаться к несуществующим голосам или присмотреться к несуществующим образам, внезапную религиозность или сектантство, отказ от пищи, воды, нежелание выполнять гигиенические процедуры или, наоборот, повышенная чистоплотность, ритуальные действия.

Во-вторых, констатирует эксперт, это беспричинное снижение или повышение настроения. То есть, либо безразличие ко всему, либо резкий интерес к чему-то, длительное пребывание в эйфории. У человека могут проскальзывать суицидальные высказывания в духе «вот если бы меня не стало, вот если бы заснуть и не проснуться». Может проявиться вульгарное поведение или повышенное сексуальное влечение, возникнуть резкая склонность к грубому юмору. Может меняться внешний облик, причем объяснений этим изменениям человек либо не дает, либо они могут быть нелепы по сути.

В-третьих, человек начинает высказывать идеи преследования, ревности, отравления, идеи ущерба. Он может начать говорить о своей связи с великими людьми, может загореться проектированием вечного двигателя, системой устройства мира или чем-то еще, причем деятельность будет носить малопродуктивный характер. Может измениться речь: она будет ускоренная или замедленная, а смысл сказанного может быть непонятен. Встречаются перескакивания с мысли на мысль, повторения одних и тех же слов, выдуманные и вычурные слова в речи. Человек может не узнавать себя в зеркале, принимать чужих людей за знакомых или знакомых за неизвестных ранее. 

Вероятно появление ощущений изменений формы тела, присутствия насекомых или других существ в органах или под кожей. Бывает, что пациенты с психическими расстройствами посещают специалистов терапевтического, неврологического, хирургического, гинекологического, дерматологического или стоматологического отделений с жалобами на боль, зуд и жжение, но причиной оказывается заболевание психики.

В-четвертых, возникает повышенная сонливость или, наоборот, резкое уменьшение количества сна до 2−3 часов сутки. В-пятых, имеют место нарушения памяти: забывается не только то, что было давно, но и то, что было совсем недавно. Человек может не узнавать родных, путать их с уже умершими родственниками, может теряться во дворе, забывать выключить газ и воду, путаться в квартире.

— Но нельзя ставить знак равенства между наличием душевного недуга и опасностью для общества, — подчеркивает Шемякина. — Это как раз одна из стигм (в медицине — негативная ассоциация человека с чем-либо позорным — авт.), в связи с которой люди вынуждены длительно скрывать ото всех свои страдания, в противном случае многие начнут остерегаться контакта с ними.

При наличии признаков, развивает она мысль, стоит обращаться к врачу-психиатру. Если пациент сам желает прийти на прием, то можно обратиться как к государственному врачу в психоневрологический диспансер, так и в частную клинику. Но если страдающий не осознает свой недуг и считает себя здоровым, то, скорее всего, речь пойдет об осмотре в недобровольном порядке, который обычно в частных клиниках не проводят. Такой осмотр осуществляется исключительно по заявлению родственников или других лиц, контактирующих с пациентом. Но, по словам специалиста, есть одна преграда:

— Порой родные или соседи не хотят писать заявление на осмотр страдающего душевным расстройством по разным соображениям. В итоге они оставляют человека без помощи, а себя — в потенциальной опасности. Если же заявление написано, то врач-психиатр рассматривает его, ждет разрешения суда на осмотр, после чего проводит освидетельствование лица и принимает решение о мерах помощи. Если же психотическое состояние развилось прямо на глазах у людей, то им необходимо звонить по телефону «Скорой помощи» и описывать увиденное. Тогда вызов может быть сразу переадресован бригаде неотложной психиатрической помощи.

«СП»: — Может ли современная медицина диагностировать возможные проблемы с психикой в раннем детском возрасте или даже вообще на этапах беременности? Какие меры врачебного воздействия могут применяться в этом случае?

— Психические заболевания не являются генетическими или врожденными, поэтому их невозможно диагностировать в период беременности. В дальнейшем смотрят темпы психического, социального и моторного развития детей. При их нарушении, а также при появлении в поведении ребенка каких-то странностей, замкнутости, ритуалов, жестокого поведения, повторяющихся страхов стоит обратиться к детскому психиатру и неврологу. Они помогут понять, с чем связано изменение в развитии и поведении: с неврологической патологией, реакцией на какие-то события или с психическим заболеванием. Это уже и будет определять тактику дальнейшего лечения и необходимость дополнительных обследований.

«СП»: — Насколько эффективно современная система медицинской помощи может среагировать в этом случае?

— Современная система психиатрической помощи достаточно эффективно реагирует на случаи первичного обращения и возникновения психотических реакций. Это и неотложные бригады, и помещение в стационар. Опять же, все это возможно при наличии у человека состояния, требующего госпитализации, а при необходимости осмотра в недобровольном порядке — при наличии заявления со стороны свидетелей изменившегося состояния у человека и разрешения суда на осмотр. Потому что врач-психиатр — это не Бэтмен, который ночью облетает город, выискивает больных и самолично госпитализирует их на койку в стационар.

«СП»: — Есть ли гарантия, что врачи своевременно обезопасят общество от буйнопомешанного или социально опасного больного? Может ли врач сейчас принять какие-то превентивные меры по изоляции подобного больного от общества или каким-то иным способом обезопасить его?

— Гарантии есть, в соответствии с «Законом о психиатрической помощи». Пациента осмотрят и назначат комплекс медицинских мероприятий либо при самообращении, либо после заявления со стороны с описанием ситуации и при наличии в состоянии больного признаков, попадающих под пункты «а», «б», «в» статей 4 и 24. Иногда случается ситуация, что пациента осматривают в недобровольном порядке и госпитализируют в стационар в недобровольном порядке согласно статье 29, но судья, который знакомится с врачебной документацией и мнением докторов, решает прекратить госпитализацию больного после беседы с ним, а также с его родными. В таком случае врачи немедленно прекращают госпитализацию и выписывают пациента из стационара.

«СП»: — Насколько эффективно действует имеющаяся на данный момент система лечения психически больных людей?

— Сейчас происходит реструктуризация здравоохранения. В том числе и психиатрии. Сокращено количество коек в стационарах, количество дней пребывания. Весь упор делается на амбулаторную службу, стационары на дому и дневные стационары. К сожалению, врачей не всегда хватает, часто они работают с повышенной нагрузкой. И зарплаты отнюдь не такие высокие, как рапортуют с трибун. Тем не менее случаи первичного обращения и изменение состояния пациента всегда стояли в приоритете у психиатров.

Есть и другая сторона, которая, к сожалению, тоже влияет на состояние наших больных — это экономическая и социальная ситуация, а также психологический комфорт в семье. Родственники наших пациентов подчас не хотят контролировать состояние больных после выписки или следить за приемом лекарств, и контактируют с лечащим врачом не тогда, когда тот зовет их на группу по психообразованию, а когда состояние пациента резко изменилось из-за отсутствия адекватной лекарственной и психологической поддержки. Порой также родные больных алкоголизируются, что тоже не улучшает лечебный и реабилитационный процесс после выписки.

«СП»: — А что, по вашему мнению, можно и нужно поправить в современном законодательстве, чтобы трагедии, подобные ижевской, больше не повторились?

— Трагедии будут повторяться, пока в обществе на психически больных людях будет висеть клеймо опасных или неполноценных. Это значительно сокращает процент обращаемости к психиатру за адекватной помощью, зато увеличивает походы к бабкам-гадалкам, шаманам, колдунам. 

Трагедии будут происходить, пока родные не начнут разделять ответственность за состояние родственника, находящегося на поддерживающей терапии дома, а не сваливать на доктора в диспансере или стационаре, потому что психическое состояние определяется не только концентрацией лекарственного вещества в крови, но и отсутствием алкоголя, наркотиков, конфликтов дома. 

В самом законодательстве пункты, касающиеся осмотра, госпитализации и выписки пациентов, прописаны очень четко. Доктора выполняют их, причем часть пунктов требует не просто единоличного решения, а вердикта комиссии из трех врачей-психиатров. И это выполняется неукоснительно. 

Вот чего нет в «Законе о психопомощи», так это решения вопросов безопасности самого врача, который едет на освидетельствование, осматривает пациента в диспансере или находится с ним в одной палате. Нет кнопок тревоги, нет санитаров, нет отряда полиции, который помог бы в случае агрессии у больного. Практически каждый врач-психиатр на своей шкуре испытал опасность для жизни со стороны возбужденного и агрессивного пациента.

Сейчас со стороны врачей делается все, чтобы уменьшить стигмы психического недуга. Есть современные препараты, программы реабилитации. Это доступно не везде, но это, опять же, связано с финансированием здравоохранения и особенно с финансированием психиатрии, на которую часто выделяются деньги по остаточному принципу. Это же не высокотехнологичная помощь, не нанотехнологии, несмотря на то, что психиатрические препараты и сама реабилитации очень дорогостоящие. 

Конечно, необходимо расширять амбулаторное звено, организовывать кабинеты психиатрического приема в поликлиниках. Вместе с тем нашим пациентам требуются рабочие места, возможно лечебно-трудовые мастерские. Сейчас они, к сожалению, упразднены, а в свое время помогали нашим пациентам и жить активной жизнью и зарабатывать отнюдь не лишние деньги.

http://svpressa.ru/authors/and…

cont.ws

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о