Разное

Сон риторический: Тихий час: 9 фактов о правильном сне

Содержание

Тихий час: 9 фактов о правильном сне

Врачи медцентра «Олимп здоровья» рассказали о явных и неочевидных признаках нарушений сна и о том, как с ними бороться

За последние 200 лет продолжительность сна человека сократилась примерно на 20%, а среди занятых людей – до 50%. Стал ли наш сон лучше и крепче – вопрос риторический. Факторов, мешающих человеку высыпаться, все больше, и они все агрессивнее. Чем опасно недосыпание и как сделать свой сон правильным и физиологичным, рассказали специалисты Центра семейной медицины «Олимп здоровья» – врач-сомнолог Александр Брянцев и врач общей практики Наталья Фокина.

Факт № 1. Не существует жесткой нормы продолжительности сна
Генетически в нас заложена потребность спать ровно столько, сколько необходимо организму. В среднем это 6–8 часов, хотя есть небольшой процент людей, которым для нормального бодрствования достаточно и 4-5 часов сна.

– Это только кажется, что ночью организм отдыхает – на самом деле он ведет огромную подготовительную работу, чтобы, проснувшись, мы могли выполнить все намеченные на день дела, – рассказывает врач общей практики Наталья Фокина. – У каждого организма этот объем работы свой, поэтому критерий нормальности сна только один. Хороший сон – это освежающий сон. Если утром вы чувствуете себя комфортно, бодрым и выспавшимся, значит, ваш сон был нормальным, вне зависимости от его продолжительности.

Что дает человеку здоровый сон?
– Способствует консолидации памяти, особенно улучшая долговременную память. Во сне в мозге происходит остаточный анализ информации, полученной в течение дня, который иногда может увенчаться спонтанными инсайтами. Неслучайно именно во сне Менделеев составил свою таблицу, а Кекуле открыл бензольное кольцо.
– Помогает хорошо выглядеть, так как препятствует повышенному выделению стрессовых гормонов, вызывающих нарушения микроциркуляции крови и тормозящих образование коллагена в коже.
– Дополняет занятия в спортзале – восстанавливает ткани, укрепляет кости, увеличивает мышечную массу за счет выделяемого во время сна гормона – соматотропина.

Факт № 2. Многие люди не подозревают, сколько они спят на самом деле
Исследование, проведенное в университете Чикаго, показало, что люди спят меньше, чем им кажется. Те, кто полагали, что спят 7-8 часов, на самом деле проводили во сне менее 6 часов.

– Недосыпание опасно тем, что провоцирует развитие артериальной гипертонии и заболеваний сердца, повышает риск инфарктов и инсультов, – поясняет врач-сомнолог Александр Брянцев. – Оно нарушает выделение особых пептидов, отвечающих за регуляцию аппетита, что способствует усилению голода и ведет к ожирению, тестостерона, что провоцирует развитие импотенции, глюкозы, повышает риск сахарного диабета. Наконец, недостаток сна сбивает процесс обмена медиаторов в головном мозге, в том числе серотонина, что чревато подавленным настроением и может привести к депрессии.

Факт № 3. Важно не только засыпать, но и просыпаться вовремя
Наш сон состоит из нескольких последовательных стадий. Первая стадия – самый поверхностный сон – сменяется второй, основной стадией сна. Ее продолжает глубокий, или медленно-волновой сон, который жизненно важен для регуляции обмена веществ, иммунитета и восстановления функций организма. Завершает сонный цикл так называемый REM-сон, во время которого фиксируются быстрые движения глазных яблок (Rapid Eye Movement). Свои сновидения мы видим именно в это время. На этом цикл завершается, мозг «подбуживается» и переходит в первую стадию. В среднем продолжительность одного цикла сна составляет 90 минут. Если разбудить человека в конце REM-стадии, он достаточно легко и быстро просыпается, а вот пробуждение из стадии глубокого сна дается организму очень тяжело, и проснувшийся ещё долго испытывает сонливость.

– Стадии сна являются наиболее изученными аспектами, поскольку их объективно проще зафиксировать и мониторить. Сегодня уже существуют гаджеты, которые по пульсу, частоте дыхания и другим параметрам могут отслеживать периоды глубокого сна – в частности, эта функция есть во всех «умных» часах, – рассказывает Александр Брянцев. – Их использование поможет вам сделать пробуждение максимально физиологичным.

Факт № 4. Да будет свет! Только он способен перезапустить наши биологические часы
Уникальное явление биологических часов было открыто не так давно. Это крошечные парные образования со сложнейшей структурой, расположенные в гипоталамусе, которые обеспечивают цикл «сон-бодрствование».

– Понимание действия биологических часов поможет легче переносить последствия джетлагов при частых путешествиях через часовые пояса, – поясняет врач-сомнолог Александр Брянцев. – Несколько часов перелета – и вот уже внутренние часы говорят одно, а внешние показывают совсем другое. Из-за этой разницы у человека возникает десинхроноз, который и ведет к появлению джетлага. Особенно тяжело переносятся перелеты на восток, поскольку они укорачивают день, путешествия на запад в этом отношении несколько легче. Чем больше разница во времени, которую вы преодолели, тем сильнее выражены возникающие нарушения – дневная сонливость, сложности с засыпанием ночью, снижение концентрации, проблемы с пищеварением.

Преодолеть симптомы джетлага поможет индивидуальная консультация врача-сомнолога.

Факт № 5. Не все гаджеты одинаково полезны
О том, что отказ от гаджетов в постели – главное условие качественного отдыха, слышали, наверное, все, но мало кто готов сразу и радикально поступиться этой пагубной привычкой. Правда, американские сомнологи выяснили, что образование мелатонина нарушают только те устройства, которые имеют яркий экран. Минимальные настройки яркости, при которых можно работать в темноте, не напрягая глаз, ниже порога блокировки выработки мелатонина. Действие света также ослабляется, если экран находится на расстоянии более 35 см от уровня глаз. Это делает использование гаджетов в постели менее вредным (но без них все же лучше).

Факт № 6. На сегодня известно более чем о 80 болезнях сна
Да, бессонница – не единственное нарушение сна. Помимо нее, храпа, синдрома обструктивного апноэ, синдрома беспокойных ног, есть ещё множество болезней.

– Трудности диагностики заболеваний сна связаны с тем, что классическая медицина имеет дело с состоянием бодрствования, а сомнология – относительно молодая дисциплина, – объясняет Наталья Фокина. – О связи сахарного диабета, гипертонии, ожирения с нарушениями сна известно последние двадцать лет. Но к нам не приходят с жалобами на плохой сон – мы сами активно выявляем таких пациентов. Поэтому прислушайтесь и присмотритесь к себе – если вы не чувствуете себе бодрым и свежим после пробуждения, у вас повышенная сонливость в течение дня, вы храпите ночью, причем с паузами, с остановками дыхания, у вас есть лишний вес и артериальная гипертензия, плохо поддающаяся медикаментозному лечению, – возможно, вам стоить разобраться с тем, правильно ли и достаточно ли вы спите.

Факт № 7. Причем здесь ноги?
Синдром беспокойных ног – одно из наиболее распространенных нарушений сна. Покалывание, зуд, жжение, мурашки и даже боль, которая локализуется в ступнях, голенях или бедрах преимущественно в ночное время, периодически испытывают около 10% взрослых людей. Неприятные ощущения возникают волнообразно, продолжаются по 15-30 секунд и усиливаются в состоянии покоя. Если растирать ноги, вставать или ходить, боль или жжение становится слабее. Синдром беспокойных ног вызывает подергивания конечностей во сне, провоцирующие микропробуждение мозга и нарушение структуры сна.

– Если у вас есть такие симптомы, обратитесь к сомнологу, в серьезных случаях может понадобиться назначение медикаментов, выписать которые может только врач, – советует Александр Брянцев.

Факт № 8. Храп – это заболевание!
По статистике, храп отмечается у каждого третьего человека старше 30 лет, независимо от пола. Храп возникает от того, что во время сна снижается тонус мышц дыхательных путей. Мягкие ткани глотки начинают соприкасаться и ударяться друг от друга в процессе дыхания, что и приводит к появлению характерного звука.

Однако храп редко существует в простой форме, к лечению которой прибегают больше из любви к ближнему, чем к своему здоровью. Со временем часто возникает осложненная форма храпа, при которой дыхательные пути во сне сужаются настолько, что периодически полностью перекрывают просвет глотки. Храп чередуется с паузами в дыхании, на протяжении которых мозг, сердце и другие органы испытывают кислородное голодание. Это состояние – синдром обструктивного апноэ сна, которое грозит многими осложнениями, вплоть до инфаркта миокарда, инсульта и внезапной смерти во сне.

– Пациенты с апноэ очень часто жалуются на частые позывы к мочеиспусканию в течение ночи, – добавляет Наталья Фокина. – Но это не имеет отношения к работе почек – это ничто иное, как защитная реакция организма – заставить человека встать, чтобы он раздышался и не задохнулся во сне. Иногда человека лечат от артериальной гипертензии, а на самом деле у него опять же апноэ, и гипотензивными препаратами эту проблему не решить, пока не разберешься с проблемами со сном.

В «Олимпе здоровья» симптомы обструктивного апноэ сна успешно купируются и лечатся СИПАП-терапией, с помощью специального аппарата – маски с компрессором, нагнетающим в нее воздух через трубку. Маска надевается на лицо на всю ночь, и в дыхательных путях создается повышенное давление, не позволяющее им закрыться. Это лечение гораздо эффективнее других способов и ликвидирует остановки дыхания во сне с первой же ночи.

Факт № 9. Представления науки о сне кардинально меняются почти каждые 10 лет
И каждый раз – в сторону усложнения. Раньше считалось, что сон, в отличие от бодрствования, довольно простое состояние, но теперь понятно, что это не так. Во время засыпания соответствующие нейроны в мозге отключаются крайне бережно и постепенно, поэтому мы не засыпаем в одно мгновение. В последнее время все большую роль в расшифровке некоторых процессов сна, их интерпретации и медицинской коррекции начинает играть психотерапия.

– Главная задача сомнологии – сделать так, чтобы события во время сна не были жизнеугрожающими, – поясняет врач-сомнолог Александр Брянцев. – Но наука пошла еще дальше, и сегодня научиться правильному сну так же, как мы осваиваем любой другой навык, – уже реальность. Этим активно занимается когнитивно-поведенческая терапия при невротических расстройствах, которыми часто страдают руководители и владельцы бизнесов. И это – одно из самых важных и востребованных направлений сомнологии во всем мире.

Имеются противопоказания. Требуется консультация специалиста
 

Ушли в ночь По всему миру люди страдают от беспокойного сна. Им на помощь пришли технологии: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Как детские годы формируют взрослую жизнь, так ночной сон — следующий день. Поэтому крайне важно ответственно подходить к нему, спать правильно и полноценно, то есть восемь часов. Сегодня технологии широко проникли в обыденную жизнь, и если в случае с бодрствованием это не всегда хорошо, то технологии для сна зачастую оказывают положительный эффект. «Лента.ру» и «Билайн» рассказывают, как перестать храпеть, видеть яркие сны и высыпаться.

У доктора по животноводству Университета Колорадо Тэмпл Грэндин минимум вещей в спальне: кровать, стул и «обжимная машина». Она сконструирована так, чтобы человек в любой момент мог получить недостающие ему объятия, почувствовать себя защищенным и спокойным. Грэндин изобрела эту машину из-за того, что ей всегда хотелось объятий, но она испытывала трудности в контакте с людьми.

Идею переняли психотерапевты, которые помогали пациентам, разными способами утяжеляя их одеяла, чтобы во сне люди чувствовали себя хорошо. Не так давно такие одеяла попали в массовое производство — теперь каждый может приобрести тяжелое одеяло.

Оно весит от семи до 14 килограммов. Благодаря давлению на тело вырабатывается серотонин, гормон, улучшающий настроение, и мелатонин, который способствует засыпанию.

За последние десять лет было проведено два крупных исследования, которые подтвердили эффективность таких одеял. Они опубликованы в научных журналах Occupational Therapy in Mental Health и Australasian Psychiatry. Оставить предзаказ на одеяло бренда Gravity можно, например, здесь, в магазине Madrobots*.

Существует немало разновидностей наушников и устройств, которые помогают заснуть с помощью разных звуков. Самое простое и незатратное — установить специальное приложение на смартфон, однако это также и самый неэффективный способ. Из звуков, способствующих засыпанию, выделяется белый шум, то самое «ш-ш-ш», которое сопровождает помехи в телевизоре, только тихое, расслабляющее. Многим подойдет стук колес поезда, шум морских волн или бьющего в окно дождя.

Сотрудник «Ленты.ру» тестировал маску от Sleepace в течение 10 дней. Впечатление осталось положительное: маска позволяет расслабиться, работает в некотором смысле как беруши, то есть задачу выполняет. Качество звука приятное — если, конечно, не сравнивать с топовыми наушниками.

К глазам прилегает плотно, практически не просвечивает (если лечь так, что источник света будет направлен прямо в небольшую щелку между щекой и маской, и вы при этом посмотрите вниз, то да — может просвечивать), но при этом не давит. Это дает возможность легко заснуть, если вдруг вы случайно проснулись под утро, — что особенно важно летом, когда рано светлеет, — и не можете уснуть.

На самом деле маска довольно многофункциональная. Ей можно пользоваться и в путешествии, можно и просто расслабляться, медитировать. Тем, кто не любит слушать что-то во сне, маска тоже может пригодиться в качестве подготовки ко сну. Буквально 10 минут в темноте с расслабляющей музыкой — и вы уже достаточно расслаблены для сна.

Сон — это цикл, состоящий из двух фаз: медленного и быстрого сна. Они противоположны и чередуются в определенном порядке. При восьмичасовом сне мы проходим пять циклов за ночь — этого достаточно, чтобы выспаться. За каждую стадию отвечают разные структуры мозга; бездействующие же отдыхают. Многие возразят, что не могут выспаться меньше чем за девять часов, а кому-то достаточно шести часов сна, на что ответим: восемь часов — это средний показатель, который, впрочем, подходит большинству людей. К тому же зачастую большая продолжительность нужна тем, кто какое-то время недосыпал или даже довел себя до хронического недосыпа.

«Билайн» проводит акцию «Гиги за сон», в которой вы можете получить положительное подкрепление правильной привычки восьмичасового сна, что ускорит ее формирование. Ежедневно у абонентов есть возможность получить бесплатный интернет за полноценный сон. Достаточно нажать кнопку в приложении «Мой Билайн» — и начнется отсчет. Нужно проспать восемь часов не выходя из приложения, и вы выполните этот небольшой и полезный квест. Подробности акции «Гиги за сон», а также АСМР-видео со знаменитостями, снятыми специально для акции, можно найти тут.

Когда автор тестировал приложение, выяснилось, что спать восемь часов не так просто. Спустя неделю теста получить заветные мегабайты получилось только три раза — два на выходных и один раз в последний день. То ложишься позже, потому что приходят гости, то просыпаешься раньше, ведь из-за гостей не успел доделать дела, то встаешь посреди ночи и лезешь в телефон, из-за чего нужно начинать отсчет заново. Но под конец теста немного берешь себя в руки и начинаешь ответственнее подходить ко сну. Да, мегабайты — это хорошо, но ценность представляют не они, а то, что с помощью условий акции и награды вырабатывается отношение к этим самым нужным восьми часам. Пока сложно сказать, насколько полноценный сон лучше неполноценного, но то, что из новогоднего списка обещаний хотя бы одно не провалено — наладить сон — это радует.

Одна из причин плохого сна (в том числе окружающих) и чувства невыспанности днем — это храп. Сомнолог Владимир Ковальзон рассказал «Ленте.ру», что храп может возникнуть из-за апноэ — краткой остановки дыхания — и проблем в кровоснабжении мозга. Причина возникновения апноэ зачастую кроется в стрессе. Это таит несколько опасностей: во-первых, можно довести проблему до инсульта, во-вторых, есть опасности, связанные с недосыпом, — концентрация снижена, а это может создать неприятности водителям на дороге. Другие возможные причины: ожирение, проблемы с носом или небом.

Есть несколько вариантов, которые не требуют лекарств и хирургического вмешательства. Например, вы можете купить клипсу — маленькую штучку, которая надевается на нос и расширяет проход для воздуха. Здесь есть две новости: во-первых, эта штука недорогая, а во-вторых, совершенно бесполезная и даже вредная, о чем свидетельствует тонна отзывов в интернете. Еще один способ — куда более дорогой — купить «умную» кровать, которая стоит от пяти тысяч долларов. Она будет регулировать, как лежит ваша голова, если зафиксирует появление храпа, или человек, лежащий рядом, даст ей такую команду. Но, повторим, она стоит от пяти тысяч долларов.

Есть куда более дешевый вариант, который работает по такой же схеме. По сути это «умная» подушка, она называется Nora.

Вы кладете рядом с собой беспроводной микрофон, который будет слушать, не храпите ли вы, а сами укладываетесь на подушку, к которой подсоединен маленький электронасос. Когда микрофон услышит храп, он даст команду насосу, и тот отрегулирует положение вашей головы так, чтобы вы не храпели. Производители говорят, что со временем храп вообще пройдет благодаря тому, что с помощью Nora у человека укрепляются мышцы горла.

Самое главное устройство для сна нематериально — это желание жить полной и насыщенной жизнью. Именно это позволяет легко заснуть в ожидании утра и спать полноценные восемь часов, необходимые для нормального бодрствования. Принимайте участие в акции «Билайн» «Гиги за сон» и получайте кроме здоровья приятные бонусы.

Казалось бы, вопрос риторический — конечно, никак. Но это возможно (по крайней мере, в интернете пишут об этом). Из множества советов, которые можно найти в сети, у автора текста работают два: следовать хотя бы приблизительному графику сна (все те же пять циклов, восемь часов) и пить с утра, как проснешься, воду. Первое приучает организм включаться и отключаться в конкретное время, а второе пробуждает организм после сна.

Просыпаться легче, когда это сопряжено с какими-то приятными вещами. Если придумать себе утренний ритуал, который будет включать то, что приносит вам удовольствие, встать будет действительно проще. То есть первым делом у вас будет не собраться на работу, а выпить вкусный кофе, как вы любите, и немного почитать. Или что-то другое. Так вы настроитесь правильно: вы встаете не только потому что обязаны, но и потому, что вас ждет кое-что приятное.

В магазине Madrobots, предоставившем «Ленте.ру» устройства для теста, есть ароматный будильник SensorWake, который мы протестировали. Идея простая: устройство, которое может разбудить с помощью приятного аромата. На выбор для SensorWake есть картриджи с разными запахами: от шоколада и круассана до морского побережья. В запрограммированное время будильник включается и начинает распространять вокруг выбранный аромат.

После нескольких дней теста автор выяснил, что с его глубиной сна такой вариант — не самый подходящий. Проснуться удавалось от обычного будильника на телефоне в то время, как комната уже наполнялась ароматом. Сначала это вызывает разочарование, ведь просыпаться от аромата было бы здорово, но позже понимаешь, что, несмотря ни на что, это полезное устройство. Ведь с самого утра, едва проснувшись, ты окружен приятным запахом, знакомым и желанным. Отдельно нужно рассказать об аромате. Ничего общего с тем, что дает освежитель воздуха, он не имеет. Это ненавязчивый, легкий и приятный запах. Возможно, именно так распространяется запах кожи в новом автомобиле. Поэтому цель «создать хорошее утреннее настроение» он выполняет на отлично.

*Madrobots — первый в России магазин гаджетов с Kickstarter и Indiegogo — специализируется на дистрибуции и производстве устройств, позволяющих упростить рутину и сделать жизнь ярче. В каталоге можно найти много вещей от умных весов с Wi-Fi до антикражного рюкзака с зарядкой для гаджетов.

Сны о чем-то большем | Colta.ru

Полина Аронсон продолжает наблюдать за тем, что происходит в сознании и практиках людей «на полях карантина». На этот раз в наблюдениях принял участие Владислав Земенков.

Я сижу на высоком крутящемся стуле в какой-то лаборатории, вокруг меня собрались люди в хирургических масках и белых халатах. Они собираются отрезать мне голову и пришить новую. Все очень буднично, плановая операция. Мне приносят форму информированного согласия, я подписываю, анестезиолог достает шприц, и вдруг меня охватывает беспокойство: «Простите, а когда мне пришьют новую голову, мои знакомые меня еще узнают?» — «Это зависит от того, как пройдет операция».

Это сон. Какой-то сумасшедший механик запускает в моей голове этот артхаус едва ли не каждую карантинную ночь. Уже почти две недели, как я почти не читаю книги. Не смотрю кино. Не сижу в зуме, не слушаю подкасты, не подключаюсь ни к каким трансляциям. Вместо этого я сплю. Ни одно кино, ни одна трансляция, ни один роман не сравнятся с тем, что с середины апреля показывают в моей черепной коробке.

По вечерам я падаю в кровать с ощущением, что та субстанция, из которой я состою, — эта взвесь души и тела, имеющая возраст, паспорт, прописку, форму, размер и вес, — за день истончилась до прозрачности, до волокон и стала похожа на один из тех истлевших шелковых платочков, которыми когда-то давно был набит шкаф моей бабушки. Этот платочек должен весить не больше грамма — но, выключая вечером в спальне свет, я чувствую, что он ложится на меня, как бетонная плита.

Я засыпаю и сплю девять, десять, одиннадцать часов подряд. Вместе со мной, кажется, спит весь мир: мои друзья, знакомые, родственники, моя фейсбучная лента — чтобы с восьми утра начинать делиться увиденным. «За время карантина уже второй раз снился Хабермас, — сообщает знакомый социолог. — В этот раз своим коммуникативным действием он заставил меня прервать безалкогольный период пивом из “Икеи”, которое надо было собирать так же, как их мебель: кусок банки к куску, молекула к молекуле». Постом ниже еще одна сводка: «Снился сон, который я квалифицирую как коронавирусный: я в какой-то sci-fi-психушке для подростков, полубольная, растерянная, на вопрос “А тебя скоро выпустят?” соседка по палате отвечает: “Ну, может, месяца через два?”». Ниже еще: знакомой, с трудом заставившей себя встать к двум часам дня, «успели присниться английская королева, повешенные, слепой ворон, слежка КГБ и имя Вадим».

Сводки из больниц сменились сводками из спален, репортажи из научных лабораторий — репортажами с подушки. В Тель-Авиве, Нью-Йорке, Берлине, Москве, Петербурге граждане упоенно, самозабвенно, отчаянно спят: беспокойно ворочаются, вскрикивают во сне, пытаются разлепить глаза — но, разлепив их, так и не просыпаются.

Что толку пялиться в дурной сон за окном и в жидкокристаллическом экране — его, кажется, заело, он потерял сюжет, его герои износились. Мир собственных сновидений предлагает гораздо более разнообразные альтернативы — альтернативы, которые в мире, оскудевшем на впечатления и темы для разговора, принимают форму так называемых гетеротопий. То есть — мест, находящихся вне повседневности и действующих по особенным законам, одновременно подчеркивающим и отрицающим привычный порядок вещей. Фуко относил к гетеротопиям кладбища, ярмарки, дрейфующие в море корабли и другие места, требующие специального пропуска на вход и выход (от официального удостоверения до карнавального костюма) и подразумевающие собственные правила поведения или даже свой особенный язык. Катапультироваться в гетеротопию удается тогда, когда рвется привычный ход времени и нарушается — сознательно или в силу внешних обстоятельств — «нормальная» последовательность ежедневных действий, «нормальный» ход событий.

Трудно представить себе разрыв времени более ощутимый, чем наступивший на неопределенный период карантин. Корабли, ярмарки, даже кладбища — все эти места сидящему в самоизоляции горожанину сегодня недоступны. Зевнув, он закрывает глаза и отправляется жить в сны — единственное место, где сегодня еще не наступила «новая нормальность», а царит привычная «старая ненормальность» — просто слегка переформатированная. «Целыми снами шляюсь по блошиным рынкам в городах дальних, нахожу внезапное и ненужное и уж так радуюсь и тут же теряю», — пишет Полина Барскова. И заключает: «Мне не хватает бесцельности».

Подсознание отчаянно вытаскивает на поверхность Атлантиду утерянного мира, чтобы вернуть свойственные этому миру чувства — чувства, покинувшие нас на время санитарно-эпидемиологического заключения. Таков психологический механизм карантинных сновидений. Социологически, впрочем, любопытен не столько взрыв самих снов, сколько взрыв их публичного обсуждения. Не только сны вернулись в усталые головы — но и обсуждение снов вернулось в публичный дискурс.

К снам, которые с наступлением ХХ века стали объектом сугубо психотерапевтического анализа, вновь вернулась социальность. Сон на карантине стал не только одним из симптомов состояния глобальной тревожности, но и частью социального действия, местом, формирующим идентичность, статус, траекторию мобильности субъекта.

В литературе и искусстве от античности до модернизма то, о чем ты спишь, и есть ты, твои сны характеризуют тебя так же, как твое платье и твой годовой доход. Во сне у литературных героев той поры формируются — или проявляются — ценности, установки, политическая платформа. Риторическая роль снов и их влияние через литературу в буквальном смысле трансформировали социальную реальность. Блуждания сновидца Данте с Вергилием по аду и чистилищу привели к революции средневекового сознания и повороту к принятию человеческого в человеке. Несколько веков спустя сны Веры Павловны — а главное, их бурное публичное обсуждение — станут сюжетной основой для формирования новой социальной реальности.

Юрий Лотман писал о сновидениях в «Культуре и взрыве»: «Сон — это семиотическое зеркало, и каждый видит в нем отражение своего языка. Основная особенность этого языка — в его огромной неопределенности. <…> Сон воспринимался как сообщение от таинственного другого, хотя на самом деле это информационно свободный “текст ради текста”. <...> У сна есть еще одна особенность — он индивидуален, проникнуть в чужой сон нельзя. Следовательно, это принципиальный “язык для одного человека”». Понимание которого «требует присутствия переводчика». Разговор о сне, перевод языка сновидений на языки человеческого общения Лотман интерпретирует как «уменьшение неопределенности и увеличение коммуникативности».

Чего, как не уменьшения неопределенности и увеличения коммуникативности, желает запертый в четырех стенах может-заразный-а-может-и-нет человек XXI века! Человек берет смартфон и делится своим сном с френдлентой. Важно понимать: разговор о сновидении на Фейсбуке — это совсем не то же самое, что разговор о нем же на кушетке. Терапевтическое герметично, автореферентно. Публичное же, наоборот, обращается к читателю или слушателю не с целью интерпретации сна — а с целью признания сновидца в блеске всего его культурного и социального капитала. В конце концов, не каждому приснится Хабермас, да еще и два раза подряд! Публично рассказанный сон — это тщательно отполированный look. Не имея возможности сходить туда-то и случайно встретить такого-то — тем самым маркировав свое место в мире, — мы сообщаем миру, где побывали и кого встретили во сне. Подруга пишет:

«Вчера привиделось, что я на московских горбатых улицах/бульварах в паре с одним фейсбучным другом, который теперь такая знаменитость, что тэгать его уже неудобно, работаем корреспондентами “Эха Москвы”. Пришли чего-то снимать по поручению Венедиктова и ведем себя как нормальные журналисты: увидев, что еще не началось, не выясняем, что за событие (я так и не узнала, но, наверное, инаугурация опять плюс митинги), находим ближайший паб и стремительно выпиваем».

Такой сон, рассказанный в соцсети, — аналог каминной полки в гостиной: расставленные в приватном, даже интимном пространстве намеки на жизнь субъекта за пределами дома — фотографии со знаменитостями, приглашения на торжественные открытия и закрытия, дипломы о том и о сем. Это карта той внекарантинной геторотопии, где — на самом деле — и живет сновидец. На самом деле — значит, вне карантинной реальности, вне вакуума самоизоляции.

Отдельный жанр — «ковидные» сны, то есть сны, навеянные новостями о вирусе и сюжетно сформированные вокруг него. В них фигурируют врачи, справки, симптомы болезни, нередко — смерть от нее. Сны — как им и положено — абсурдны, безумны, непоследовательны. Однако их обсуждение ничем не отличается от обсуждения сюжетов в новостях или документальной хроники чьей-то личной жизни. Вот ничем не болеющий человек пишет, что видел во сне себя в больнице, брошенного умирать от коронавируса в боксе-одиночке. Несколько комментаторов желают доброго здоровья, другие быстро уходят в обсуждение реалий российских инфекционных отделений: вон там боксы получше, а вон там похуже, а туда вообще не ходи! «Постойте, но я же совсем здоров и вообще дома, на диване!» — кричит вслед дискутантам сновидец — но его уже не слышат, разговор уже о другом… Или вот страшный сон об огромном шприце: три десятка комментариев в одной ветке, прививочники против антипрививочников, сновидец едва успевает уворачиваться.

«Во время сна человек держит вокруг себя нить часов, порядок лет и миров. Он инстинктивно справляется с ними, просыпаясь, в одну секунду угадывает пункт земного шара, который он занимает, и время, протекшее до его пробуждения; но они могут перепутаться в нем, порядок их может быть нарушен <...>, и в первую минуту по пробуждении он не узнает часа». Подобно герою Марселя Пруста, засыпая в мире, охваченном коронавирусом, мы упорно продолжаем просыпаться не там, где заснули, и не тогда, когда рассчитывали: за то время, что мы спали, цемент неопределенности успел еще больше загустеть; выяснять, какое именно тысячелетье на дворе, бессмысленно — ведь, судя по всему, оно бесконечно.

Самое лучшее — вовсе не просыпаться. К черту вебинары и йогу на дому, к черту продуктивность и принудительное бодрствование. Пусть главной способностью, которую удастся развить на карантине, станет так называемая отрицательная способность — то есть, по определению Китса, «способность к тому, чтобы быть в неуверенности, тайнах, сомнениях, без раздражающего стремления к обладанию фактами и причинами». Пусть, выйдя из дома через… когда? — на вопрос «а что ты успел сделать на карантине?» мы сможем гордо ответить: «Я смотрел разные картинки о том, как можно жить, я бродил по гетеротопиям». Например, как во сне одного оксфордского филолога:

«Приснилось, будто в России есть такая древняя секта и одновременно народ — язык какой-то малый кавказский, письменность как в иврите плюс две-три буквы. Секте лет шестьсот, их мало, и они абсолютно мирные, никого не трогают. У них две цели: одна — чтобы можно было всюду выставлять публично текст первого псалма Давида (лучше всего — выбить в камне), а вторая — это воплощение их главного морального принципа в жизнь. Принцип звучит как “цабтай-абтай”, а значит это “право людей разных вероисповеданий говорить друг другу добрые слова”. Но государство их постоянно преследует. Во сне я вижу момент, когда они как раз собрались водрузить камень с первым псалмом на площади, и думаю — что же теперь с этими беднягами сделают... И просыпаюсь».

Когда я проснусь от ковида, я надеюсь выйти на улицу и поприветствовать курящего перед отделением за углом полицейского: «Цабтай-абтай!» «Цабтай-абтай!» — ответит он — и мы пойдем в разные стороны, каждый по своим скучным, обычным делам, никем и ни за что не преследуемые.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Когда Сталин приходил во сне

"Я часто, идя по улице и всматриваясь в типы и лица, думала – куда делись, как замаскировались те миллионы людей, которые по своему социальному положению, воспитанию и психике не могли принять советского строя, не могли идти в ногу с рабочими и бедняцким крестьянством, в ногу к социализму и коммунизму? И вот эти хамелеоны на 20-м году революции обнаружились во всем своем лживом облачении. Ни элементарной честности, ни патриотизма, ни чисто животной хотя бы привязанности к своему государству в них не нашлось. Вредить, продаваться, шипеть, ненавидеть, предавать, только бы не процветание самого справедливого строя".

Это последняя запись в дневнике оперной певицы Марии Сванидзе. Со Сталиным ее связывали сложные личные и почти родственные отношения – она была женой брата его первой супруги. Эти строки она написала 7 августа 1937 года. Через пять месяцев ее арестовали, а затем приговорили к расстрелу "за сокрытие антисоветской деятельности мужа".

Корпус советских дневников (уже больше 45 тысяч записей) собирают организаторы проекта "Прожито". О том, как обычные люди реагировали на большой террор, Радио Свобода поговорило с соавтором проекта Ильей Венявкиным.

– Дневниками 30-х годов я изначально занимался как исследователь. И мой знакомый Михаил Мельниченко, который занимался советскими политическими анекдотами, пригласил меня присоединиться к проекту "Прожито". У нас не было самоцели сфокусироваться на дневниках периода Большого террора, просто их введено в научный оборот гораздо больше.

Хотя, наверное, дневники позднего советского времени лучше сохранились, люди еще живы…

Нет такого текста, который произвел человек, который не был бы интересен тем или иным исследователям

​– Да. И у нас есть сейчас какие-то встречи, нам отдают дневники разные люди, но с ними всегда все становится сложнее. Нам недавно принесли коробку с дневниками, и там пара десятков тетрадей, и это здорово. Но, с другой стороны, учитывая, что они все рукописные, ты понимаешь, что перелопатить это трудно.

И как это выглядит? Вот вы общаетесь с человеком, чей родственник писал дневник, и говорите, что надо вынести на поверхность, по сути, всю его жизнь…

Мы более-менее понимаем, как вписывать опыт террора в большой исторический нарратив. А вот что делать с опытом механика автобазы

​– С глобальной точки зрения не надо ничего объяснять, потому что всем и так понятно, что судьбы простых людей важны. Из таких историй складывается история страны, и это большая и важная задача. Но часто нам говорят: "я не очень выдающийся человек", или, "мне кажется, у меня скучные дневники, я там записывал, что я ел, какие фильмы смотрел, и мне кажется, что это никому не интересно". На это у нас всегда есть простой ответ: это решаем не мы, а это решают историки. Например, какой-нибудь мельник Меноккио, когда его допрашивала инквизиция, не думал, что Карло Гинзбург на этом материале напишет книгу "Сыр и черви". Сейчас, мне кажется, можно однозначно сказать, что нет такого текста, который произвел человек, который не был бы интересен тем или иным исследователям.

Был, я помню, один мужчина, автомеханик, который расписывал, как он по деталькам чинил старые "ЗИЛы"...

– Да, вот это отдельная история. Потому что одна из важных задач этого проекта – это подумать, как вписывать разный человеческий опыт в эту историю. Условно говоря, сейчас мы более-менее понимаем, как вписывать опыт террора в большой исторический нарратив. А вот что делать с опытом механика автобазы – нам сложнее, потому что он пишет о каких-то вещах, которые нам представляются более анекдотичными или менее значимыми. И это большой вопрос, что с этим делать.

Проследить, как меняются убеждения конкретных людей, получается?

К примеру, Сталин приходит к вам во сне. И это показатель

​– Пока такая работа сделана на больших исторических деятелей или литераторов. Вот с Борисом Пастернаком такая работа сделана, биография, его этапы притягивания к власти и отталкивания от нее, протеста, демаршей и так далее – она прослежена и написана. С большей частью дневников наших авторов это не сделано, поэтому мы можем делать только общие суждения относительно того, как работают слова. Видно, что государственное насилие, которое просто разлито по тому периоду, очень сильно вторгается в дневниковые тексты.

В частности, когда в дневниках люди фиксируют свои сны, оказывается, что они не свободны от новостной повестки. К примеру, Сталин приходит к вам во сне. И это показатель. Конечно, можно допустить, что этот сон вымышлен, но часто бывают сны нелицеприятные для человека, который их пишет. В частности, есть сон крестьянина Андрея Аржиловского, когда ему снится, что Сталин его насилует. Таких снов достаточно много, и они про насилие, про власть государства над конкретным человеком. И это в каком-то смысле показательно, потому что если говорить обо всем, советский человек даже во сне не может избавиться от зримого или незримого присутствия государства, государственного насилия.

А что это за крестьянин? Его сон я у вас в проекте не видел.

Дети от него отвыкли, потому что они очень много времени провели порознь, и он пытается обратно встроиться в советское общество

​– Это Андрей Аржиловский – его дневник действительно сильно не замечен и недооценен. У него отдельная, непростая история. Аржиловский – крестьянин-самоучка, который сначала попадает в ссылку, потом возвращается из ссылки, заново пытается поднять свою семью. Дети от него отвыкли, потому что они очень много времени провели порознь, и он пытается обратно встроиться в советское общество. Пишет какие-то фельетоны в советские газеты, его опять арестовывают и расстреливают в 1937 году.​

"Назовите чепухой, но тем не менее и сны есть факт. Хочется записать интересный сон. Кто-то сказал мне, что я могу увидеть Сталина. Фигура историческая, увидеть любопытно. И вот...

Небольшая комната, простая, мещанская. Сталин пьяный, "в дрезину", как говорят. В комнате одни мужчины; из мужиков я и еще один чернобородый. Не говоря ни слова, Виссарионович повалил чернобородого мужика, закрыл простыней и яростно изнасиловал... "И мне то же будет!" в отчаянии подумал я, припоминая тифлисские обычаи, и хотел бежать; но после сеанса Сталин как будто несколько отрезвел и вступил в разговор:

Почему вы интересуетесь видеть меня лично?

Ну, как же: портреты портретами, а живой человек, да еще великий, совсем другое дело, сказал я.

В общем, для меня дело кончилось более благополучно и меня даже угощали…"

Из дневника Андрея Аржиловского. 18 декабря 1936 года

И вот наступает 1936 год. Общая тональность записей накануне Большого террора как-то меняется?

Террор в Советском Союзе, особенно в первые 40-50 лет его существования – вещь совершенно повседневная и неизбывная

​– Есть одна важная вещь, которая из разговора, к сожалению… не то что уходит, ее как-то все произносят, но это так скользит – это вопрос про государственный террор в 20-м веке и в Советском Союзе. К сожалению, так получилось, что 1936-37 год не был исключением. История о репрессиях, когда она локализуется в 1936-37 годах под лейблом "Большой террор", – это, конечно, уход от проблемы в ее полном объеме и желание представить это явление государственного насилия в каком-то обозримом виде. Но если мы посмотрим разные дневники, то террор в Советском Союзе, особенно в первые 40-50 лет его существования – вещь совершенно повседневная и неизбывная.

В результате коллективизации, в результате прямых репрессий, голода, плохо продуманного переселения погибло очень много людей – больше, чем от террора 1937-38 годов. Но для городской интеллигенции 1932-33 годы, когда по всей стране коллективизация проходила, по дневникам москвичей это время вполне себе благостное. Писатели обсуждают создание Союза советских писателей и надеются на скорую либерализацию, на то, что сейчас драконовские меры закончатся и наступит нормальная городская жизнь. Не замечая, что в их стране миллионы людей погибают. Это вопрос оптики.

Поэтому эта идея, что мы можем всматриваться в 1936 год, понимая, что люди живут накануне террора, это во многом упрощение, потому что люди, в принципе, все время живут в эпоху террора, они просто могут его не замечать.

Но коллективизация для горожан это что-то далекое.

Такого рода террор очень сильно подрывает все основы повседневной жизни и все интерпретационные рамки

​– Да, конечно. И в этом смысле важна эмоция удивления, которую как раз дневники конца 30-х годов хорошо фиксируют: как же так, как могло оказаться столько врагов народа среди высших эшелонов власти, кому же теперь верить, как же это может быть, и означает ли это, что каждый человек может оказаться врагом? И это, действительно, удивление, потому что это инспирированная Сталиным кампания, которая ни на чем не базировалась совершенно, которая придумала большое количество антисоветских заговоров там, где их не было.

Это возмущение, удивление связано с абсолютной растерянностью, потому что такого рода террор очень сильно подрывает все основы повседневной жизни и все интерпретационные рамки. Вот как вы можете себе объяснить, что происходит? До середины 30-х долго и постепенно складывался советский язык и советские модели объяснения действительности, в которые все худо-бедно встраивались. У всех были определенные роли.

Да и первое советское поколение уже как-то сформировалось.

Если вы попали под подозрение, какой у вас есть механизм вернуть доверие к себе? В принципе, никакого

​– Как раз эти молодые люди вполне себе понимали, как устроено это новое общество, какие у него цели, на каком языке им нужно говорить, как писать, что думать, для того чтобы быть советскими людьми. Такой массовый, иррационально-точечный террор, когда вы не можете предсказать, кто именно сейчас окажется следующим, он эти основы во многом подрывал.

То есть была такая понятийно-правовая рамка, и она срывается, и это лишает уверенности всех! Потому что не очень понятно, что дальше будет с советским человеком. Вот если вы попали под подозрение, какой у вас есть механизм вернуть доверие к себе? В принципе, никакого. То есть вы болтаетесь таким образом, пока кто-то случайным образом не решит вашу судьбу. От вас ничего не зависит.

Но люди же как-то пытались объяснить для себя действия государства?

Сейчас им надо сделать еще один такой скачок и уже солидаризироваться с тем, что совсем уже тяжело

​– В записях, которые мы видим, очень много следов того, чтобы логику государственного насилия как-то присвоить себе. Как-то ее через себя пропустить, чтобы она стала живой, как-то придать этим словам смысл. Вот вам говорят, что кругом шпионы, и с ходу вы не можете с этим согласиться, вам надо с этой мыслью прожить, понять, как это могло быть. Да, они и правда много ездили в командировки… Ну, то есть ваша мысль направлена на то, чтобы эту идею подтверждать разными гипотезами. Начинается такой разговор с адвокатом дьявола.

При этом важно, что не все люди, которые пишут в этот момент дневник, воспринимают государство как что-то враждебное. Они до этого вполне себе могли с государством солидаризироваться. А сейчас им надо сделать еще один такой скачок и уже солидаризироваться с тем, что совсем уже тяжело. Особенно на уровне дневника. Потому что митинги, на которых люди ходят и кричат: "Смерть фашистам! Повесить! Раздавить гадину!" – это как бы все-таки коллективные действия, а тут – дневник, там…

– Откровения перед самим собой...

Одно из самых страшных достижений советской власти – это что слово "расстрел" может всплыть в речи совершенно на раз

​– Ну тут как-то сложнее, немножко другая риторическая модель. Дневник во многом про то, как вы сами себя представляете, как вы общаетесь с сами собой, с богом или с каким-то высшим разумом, с кем-то другим, но про себя. Вы же не в газету "Правда" пишете. Видно, что мысли на этот счет очень сильно активизируются после смерти Сталина, в 50-60-е годы. И мы сейчас видим, что Большой террор остается важной точкой интеллектуального напряжения, что вот 70 лет прошло, но очень сложно перестать про него думать. В том числе и потому, что в то время про него нельзя было думать, это такой отложенный процесс. Если бы тогда об этом можно было думать, спорить и обсуждать, может быть, сейчас уже это не нужно было делать в таком объеме.

Но ведь то, что мы говорим, тут тоже важно, что террор является очень важным образом, который существует в коллективной памяти. Вообще, одно из самых страшных достижений советской власти – это что слово "расстрел" может всплыть в речи совершенно на раз, в риторическом плане: "расстрелять их за это", "таких сволочей к стенке надо ставить", "Сталина на вас нету"…

Да, я не представляю себе, как в Германии может всплыть фраза "Гитлера на вас нет"…

Образ того, что конфликты надо решать физическим устранением оппонентов, он сохраняется

​– Да, и казалось бы, любое претендующее на здравость общество должно было эту стадию пройти, но оно не проходит. У нас на риторическом уровне допустить физическое уничтожение других людей готовы огромные слои населения. Слава богу, этого давно в таких масштабах не происходит, 70 лет массовых расстрелов у нас нет, и смертную казнь в России даже отменили. Но образ того, что конфликты надо решать физическим устранением оппонентов, причем без какого-либо установления их вины, правового процесса и так далее, он сохраняется.

"С нашими хозяевами приключилась ужасная беда. Сегодня часов в 12 неожиданно приходит с работы хозяин. Маруся, дочь его, думала, что он заболел, так он был взволнован и бледен. Но вслед за ним зашли еще два человека и стали делать обыск. Они обыскали хозяйскую половину, а потом двинулись к нам. Люди эти были полны какой-то ледяной вежливости. Я совсем онемела и не могла сделать ни одного движения. У нас стоял хозяйский шкаф с бельем. Осмотрев шкаф, двое агентов НКВД хотели было осматривать и наши вещи, но хозяин сказал, что мы дачники. Хозяин был бледен как полотно и так растерялся, что, когда его спросили, указывая на меня: "Это ваша дочь?" он ответил: "Да!" Потом они все ушли на хозяйскую половину и о чем-то долго говорили. Потом мы слышали, как хозяин громко, с надрывом, будто удерживая слезы, сказал: "Ну, прощайте..." Тогда все заплакали, и громче всех Маруся. Она с криком бросилась к отцу: "Тятя, тятя... куда тебя?.." Хозяин не выдержал и заплакал. Маруся вцепилась в него с таким отчаянием, что и у меня брызнули слезы. Хозяин наконец с трудом оторвал от себя дочь и быстро вышел. Вслед за ним ушли эти вежливые и холодные люди. Ушли. И все, в том числе и мы дачники плакали. Я пошла в комнату хозяев и стала утешать Марусю. Маруся, немного успокоившись, вдруг вскочила и сказала:

Пойду за отцом! И быстро ушла.

После обеда Маруся вернулась с матерью. Мать как вошла, так и запричитала. Бабушка стала утешать ее, и хозяйка рассказала, что хозяина взяли в тюрьму по подозрению в троцкизме.

Я долго размышляла над этим случаем. Вспомнила о том, что арестованы отцы у Ирмы и Стеллы. Что-то происходит. Долго думала и пришла к выводу: если и мой отец окажется троцкистом и врагом своей родины, мне не будет его жаль!

Написала, но (признаюсь) червь сомнения сосет..."

Нина Костерина, комсомолка. Запись от 22 августа 1937 года

Эксперимент: как недостаток сна влияет на нашу психику

  • Доктор Майкл Мосли
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Перевод часов на зимнее время на минувших выходных дал жителям многих стран возможность в выходные поспать подольше. И это, в общем-то, неплохо, так как у жителей западных стран, и Британии в том числе, наблюдается хронический недосып.

Согласно данным британского Центра по изучению сна, среднестатистический британец спит в среднем 6,5 часов в сутки, что для подавляющего большинства людей недостаточно.

Множество исследований показало, что, сокращая время на сон, мы можем сильно навредить собственному здоровью.

Всего несколько ночей плохого сна могут повлиять на уровень сахара в крови и способствовать перееданию. Также изменения могут наблюдаться даже на уровне ДНК.

Несколько лет назад телепрограмма Би-би-си Trust Me I'm a Doctor (Ваш доктор) совместно с Университетом Суррея провела эксперимент: участников исследования попросили на одну неделю сократить время сна всего на один час.

Доктор Саймон Арчер из Университета Суррея сообщил, что такое сокращение времени сна сказалось на работе множества генов (около 500 ), в том числе и тех генов, которые отвечают за возникновение воспалительных процессов в организме и развитие диабета.

Ясно, что недосып крайне негативно сказывается на нашем физическом здоровье. Но как недостаток сна влияет на наше психическое состояние?

Телепрограмма Би-би-си Trust Me I'm a Doctor совместно с Оксфордским университетом провела небольшой эксперимент.

На этот раз мы привлекли к исследованию участников, которые могут похвастаться крепким сном. Мы снабдили их устройствами, отслеживающими фазы сна и его качество. Первые три ночи они должны были спать 8 часов. Следующие три ночи им разрешено было поспать только по четыре часа.

Каждый день участники эксперимента отвечали на ряд вопросов, которые должны были выявить их психологическое состояние, изменения в их настроении и эмоциях. Также они вели видеодневники.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Здоровый сон сам по себе улучшает самочувствие и настроение, и защищает от возникновения психических расстройств.

Каковы же результаты эксперимента?

Докторант Оксфордского университета Сара Рив, руководившая экспериментом, была удивлена тем, как быстро изменилось настроение испытуемых.

"Заметно вырос уровень тревожности, тоски и стресса, также отмечались признаки психоза и отмечался рост недоверия по отношению к другим людям", - сказала она.

"Учитывая, что такие изменения отмечались всего лишь после трех ночей недосыпа, это впечатляет", - говорит Сара Рив.

Трое из четырех участников эксперимента признались, что им не понравилось их состояние после четырехчасового сна, но один участник - Джош - сказал, что на него недостаток сна в общем не повлиял.

"Эта неделя не так сильно сказалась на моем состоянии, как я опасался. Я чувствую себя хорошо - не сказать, что счастлив, или, наоборот, грустен, расстроен или что-то еще", - говорит Джош.

Однако тесты, которые прошел Джош, говорят об обратном. Его позитивный настрой резко изменился после двух ночей недосыпа, а негативные эмоции начали преобладать.

И несмотря на то, что он чувствовал себя неплохо, появились признаки того, что его психическое состояние ухудшилось.

Результаты нашего небольшого эксперимента совпадают с данными масштабного исследования Оксфордского университета о влиянии недостатка сна на психическое здоровье учащихся.

Участие в исследовании приняли более 3700 британских студентов, жаловавшихся на проблемы со сном.

Участники исследования были разделены на две группы. Первая группа прошла шесть сеансов когнитивно-поведенческой психотерапии (CBT), которая должна была помочь им улучшить качество сна. Другая группа получила стандартные рекомендации при нарушении сна.

Спустя десять недель студенты, прошедшие курс когнитивно-поведенческой психотерапии, сообщили об улучшении сна, снижении уровня тоски и тревоги, также снизилась частота проявлений психоза и галлюцинаций.

Это исследование демонстрирует, что не всегда бессонница является следствием психических расстройств, а что именно бессонница может спровоцировать возникновение психических проблем.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

После четырехчасового сна у участников эксперимента заметно вырос уровень тревожности, тоски и стресса

Профессор клинической психологии Оксфордского университета Дэниел Фриман, проводивший исследование, говорит, что недостаток сна провоцирует появление навязчивых негативных мыслей, которые способны привести к психическим расстройствам.

"Когда мы не высыпаемся, у нас появляется больше негативных мыслей, и мы зацикливаемся на них", - говорит ученый.

По его словам, несколько ночей недосыпа, конечно, вряд ли спровоцируют психические заболевания, однако точно повысят риски их возникновения.

"Каждую ночь почти каждый третий человек на Земле испытывает проблемы со сном. Около 5-10% населения страдают бессонницей. Но многие живут с этой проблемой и справляются. Однако нарушения сна повышают риск возникновения самых разных психических заболеваний", - говорит Фриман.

Исследование Оксфордского университета также помогает понять, что здоровый сон сам по себе улучшает самочувствие и настроение, и защищает от возникновения психических расстройств.

"Заработанные 60 тысяч долларов в год будут иметь меньшее влияние на способность чувствовать себя счастливым, чем один "лишний" час сна ночью", - говорит профессор Университета Южной Калифорнии Норберт Шварц.

Роберто Калассо. Сон Бодлера | Артгид

Текст: Роберто КалассоПеревод: Александр Юсупов, Мария Аннинская25.02.2020   6121

В рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и «Ад Маргинем Пресс» вышла в свет книга итальянского интеллектуала и издателя Роберто Калассо «Сон Бодлера». В центре внимания писателя — жизнь и мнения французского поэта Шарля Бодлера, которого он рассматривает как воплощение модерна. С любезного разрешения издателя публикуем фрагмент главы «Зыбкое чувство современности».

Эдуард Мане. Музыка в Тюильри. 1862. Холст, масло. Галерея Хью Лейна, Дублин, Ирландия

Подчеркнутое неприятие Бодлером Энгра было прежде всего риторическим контрапунктом его восхищения гением Делакруа. Кроме того, оно было реакцией на высокопарные рассуждения художника в защиту классической триады Рафаэль — Греция — Природа. Бодлер мыслил слишком тонко и нетрадиционно, чтобы удовлетвориться такой примитивной доктриной. Однако когда дело касалось картин Энгра, он мгновенно менял регистр. Бодлер не слишком убедительно пытался скрыть, что мог бы стать для Энгра отличным критиком, единственным, кто был бы на уровне его обескураживающей новизны. Его стратегия была тем не менее иной: он был прозорлив и вел себя вызывающе. Так, когда надо было назвать «художника современной жизни», выбор его пал на безвестного, не пользующегося покровительством Академии газетного художника, который даже не мечтал увидеть напечатанным свое имя, — на Константина Гиса. Это был скачок, разом перемахнувший через Делакруа, Энгра, еще не родившийся импрессионизм и перенесший нас на порог нового времени с его вечно неутоленными желаниями — легкости, несерьезности, приключений, различных форм эротики, чего-то далекого от респектабельности.

«Художник современной жизни», величайшее прозаическое творение Бодлера, было задумано как откровенная провокация. В эпоху, когда царил культ гения, когда все то и дело взывали то к Леонардо, то к Рубенсу, то к Тициану, а то к Идеальной Красоте или к Природе — к каким же ухищрениям прибегал Бодлер, чтобы уловить атмосферу и настроиться на разговор о Гисе? Он листал «подборку модных эстампов от Революции до Консулата». Речь идет о миленьких картинках «Женской модной газеты» Пьера де Ла Мезанжера. Чтобы представить произведения рисовальщика, которого он назвал ни много ни мало «художником современной жизни», он не стал сравнивать его с великими мастерами прошлого, а сравнил с модными картинками. И главное — времен Революции. Как если бы Революция была прежде всего удобным поводом поскорее сменить фасон платья и прическу. Кто в кругу Бодлера — и не только во Франции — был способен на такую дерзость, чтобы с издевкой предложить этот текст в качестве фельетона, то есть текста с продолжением, в солидную буржуазную газету (в «Фигаро», после того, как в других местах ему было категорически отказано). Понятное дело, никто. Великие скандалисты, которые должны были вот-вот появиться (Рембо, Ницше, Уайльд и другие), никогда бы не снизошли до тех отвратительных подробностей, что кроются в самых потаенных глубинах восприятия. Никто не мог быть столь оскорбительно эстетичен, как Бодлер.

Жан Огюст Доминик Энгр. Семья Стамати. 1818. Лувр, Париж

И вот некий рисовальщик-хроникер, ежедневно посылавший свои наброски в Illustrated London News, потому что там с них печатали мгновенные ксилографии, этот стенограф повседневности, этот иллюстратор (непризнанный гений) был выбран в качестве эталона, был предпочтен Делакруа и Мане. Этот выбор Бодлера и сегодня озадачивает, историки искусства не могут его понять. Каким образом этот «пленительный легкодумец» Гис, не упомянутый ни в одном учебнике, оказался поставлен выше великого Мане? А ведь всего через два года после этого эссе Мане выставил свою «Музыку в саду Тюильри», которая напоминает прилежное и шумное воплощение Бодлеровских рекомендаций — и где, затерянный в толпе, присутствует сам Бодлер. Мане был другом Бодлера и, кроме того, входил в число тех, кто одалживал ему деньги, не требуя возврата. Однако Бодлер не желал ставить рядом имена Гиса и Мане. Более того, Мане он посвятил всего лишь один сомнительно хвалебный отклик: «Вы лишь первый в числе тех, кто представляет ваше дряхлое искусство». Но Мане, как и Гис, был чужд любым коллективным тенденциям, так что даже группа отверженных была для него слишком многочисленна — и, пожалуй, слишком увлечена «священной зеленью» пленэра.

Из всех многочисленных художников, с коими Бодлера сводила судьба, только с Гисом у него сложились отношения, сочетавшие в себе восхищение, сообщничество и осторожную дружбу. Только ему мог он заказать какой-нибудь рисунок — даже в тот момент, когда был кругом в долгах. Он редко когда проявлял такой восторг и такую гордость, как в письме к Пуле-Маласси, где признавался в своем поступке: «Должен рассказать еще об одном своем безрассудстве. Несмотря на мое бедственное положение и Вашу нужду, я купил у Гиса и заказал ему, для Вас и для себя, несколько бесподобных рисунков, не спросив Вашего на то согласия, но это не должно Вас беспокоить. Коль скоро Ваше имя ничего ему не говорит, если Вы на мели, за все заплачу я сам». Таким образом, если Бодлеру надо было сделать матери Рождественский подарок, это мог быть только рисунок Гиса («Турчанка с зонтиком»).

Константен Гис. Ярмарка Тщеславия. Около 1875-1885. The Phillips Collection

Но родство двух личностей гораздо теснее, потому что оно прослеживается даже в рисунках. Если Бодлеру случается набросать женскую фигурку, порой весьма убедительно, на ум мгновенно приходит Гис. И не только потому, что набросок мог быть навеян рисунками Гиса, но еще и потому, что Бодлер просто не умел рисовать иначе. И в этом можно убедиться, если посмотреть на его рисунки женских фигур, относящиеся к периоду, когда они с Гисом еще не были знакомы. Существовало между ними что-то общее, что выходило за рамки искусства: некая скрытая и непреодолимая общность восприятия.

Слово «vulgarité» («пошлость») было введено в обиход мадам де Сталь в 1800 году. Слово «modernité» («современность») впервые встречается у Теофиля Готье в 1852-м. Но в «Замогильных записках», опубликованных Шатобрианом в 1849-м, оба эти понятия соединены в одной фразе, касающейся неприятностей, с которыми он столкнулся в 1833 году на таможне в Вюртемберге: «Пошлость, эта современность таможен и паспортов». Словно два эти слова созданы, чтобы употребляться вместе. А что было раньше? Раньше было прилагательное «vulgaire» («пошлый»), но не было существительного «пошлость». Было прилагательное «moderne» («современный»), но не было слова «modernité» («современность»). Как же в то время можно было мыслить и чувствовать, не опираясь на два эти основополагающие понятия, которые, как выясняется, появились гораздо позже?

Современность: слово, употребляемое немного наугад, которым перебрасывались Готье и Бодлер на протяжении десяти с небольшим лет, в годы Второй империи, с 1852-го по 1863 год. Они делали это осторожно, сознавая, что вводят в язык новое понятие. Готье, 1855-й: «…современность. — А есть ли такое существительное? Чувство, которое оно выражает, настолько ново, что слова этого, вполне возможно, еще нет в словарях». Бодлер, 1863-й: «Он ищет нечто, что можно было бы назвать „современностью“; потому что нет слова лучше, чтобы выразить означенное понятие».

Константен Гис. Экипаж. Дата создания неизвестна. The Phillips Collection

Но что же это было за понятие, такое недавнее и такое зыбкое, что не успело войти в обиход? Что представляла собой современность? Безделушки и женское тело — сразу заявил критически настроенный Жан Руссо. Артур же Стивенс, вступаясь за Бодлера, впервые назвал поэта «человеком, который, кажется, придумал слово современность». Через живопись и фривольность современность вошла в словари. Но она утверждалась и распространялась так, как происходят завоевания: творя вокруг себя опустошения. Вскоре никто уже не помнил, как осторожно это слово прокрадывалось в язык. Однако для Бодлера оно так и осталось окутано облаком духов и пудры.

Когда Венский конгресс создал видимость порядка на континенте, в психике европейцев произошли серьезные изменения: прошлое вдруг оказалось доступно, его в любой момент можно было поставить на сцене. Причем все прошлое, а не только малая его часть (Греция и Рим), как это было прежде. От туманных витийств Оссиана и друидов до сумеречной готики и блистательного Возрождения (включая то, что еще несколько лет назад было хроникой, а теперь предстало в виде костюмированного эпизода) — все превращалось в гигантский бутафорский склад. Из него черпали сюжеты прежде всего мелодрама и живопись, но кроме того, поэзия и проза. Позже, при Луи-Филиппе, постисторическое восприятие истории выплеснулось за пределы театральных подмостков и Салонов, проникло в интерьеры. История виделась теперь чередой датированных сцен, распределявшихся по разным комнатам, по разным углам дома. Прекрасно уживались вместе кабинет в стиле ренессанс, ниша в турецком духе и будуар рококо. Жить в таком интерьере, по словам Беньямина, было все равно, что быть пленником паутины, «в которой события всемирной истории подвешены, как высосанные трупики насекомых». Печать единого стиля, характеризующего ту или иную эпоху, как явление начало постепенно сходить на нет. В будущем будет только посмертная попытка Модерна (Art Nouveau) окружить образы и фантазии всемирной истории реликтовым лесом. История стала наконец превращаться в ответвление естественной истории.

Константен Гис. Дамы и господа в вечерних нарядах. 1862. Институт Искусств Стерлинга и Франсин Кларк, Уильямстаун, штат Массачусетс

Вместе с историей более доступным стало пространство. Азия была теперь не только туретчиной (или китайщиной), но бесконечностью, со всех сторон обнимающей мир, в которой индийцы, поклоняющиеся страшным многоголовым богам, смешивались с живущими на американских равнинах индейцами, в которых Шатобриан увидел предшественников денди. Становясь доступным, прошлое теряло свою абстрактность и свою значимость. Отныне его многочисленные проявления сопровождались определенной искусственностью. Человечество входило в новую эру воображаемого, в которой мы живем до сих пор.

Для открытия Салона 1855 года «произведения всех художников Европы были торжественно собраны на авеню Монтень, словно для некоего эстетического совещания». Бродя по залам, Бодлер вынужден был констатировать «общую для всех участников тенденцию обряжать своих персонажей в старинные одежды». Но по сравнению со временами Давида, тяготевшего исключительно к римской античности, появилось кое-что новое: «…Нынешние художники, напротив, трактуя сюжеты общего характера, могущие относиться к любой эпохе, упорно одевают своих персонажей в средневековые, ренессансные или восточные костюмы». Здесь Бодлер констатирует превращение прошлого — во всей его глобальности — в набор сцен, готовых к употреблению. Это было немаловажное явление, вызванное сложными причинами. Одной из них было нежелание видеть то, что представало взору на улицах большого города, потому что могло показаться чересчур новым. От этой новизны отгораживались бархатом, парчой, кисеей, драпировками, коврами, камзолами, манжетами, стрельчатыми арками, балюстрадами. А современность сводилась к «временному, мимолетному, случайному», к эфемерному и двусмысленному, которое Константен Гис пытался запечатлеть своими беспокойными, дрожащими линиями. Вот как случилось, что слово «современность», доселе бывшее не в ходу, утвердилось в качестве названия четвертой главы эссе Бодлера, посвященного Гису: тому, кто готов был раствориться в толпе, оставив после себя одни инициалы; тому «одинокому страннику с живым воображением, что пересекает бескрайнюю человеческую пустыню» (эти последние слова заимствованы у Шатобриана).

Обложка книги Роберто Калассо «Сон Бодлера». М.: Ад Маргинем Пресс, Музей современного искусства «Гараж», 2020. Фото: Ad Marginem

Теперь, когда слово «современный» употребляется на каждом шагу вплоть до того, что само вот-вот станет антиквариатом, трудно осознать, насколько диковинно и эротично оно звучало вначале. Понять это будет легче, если принять ордалию, предложенную Бодлером: хотите узнать, что такое современность, — попросите какого-нибудь «терпеливого и педантичного» художника попробовать написать портрет «куртизанки нынешнего времени». Спустя полтора века, когда адепты и ненавистники современности заполонили своими трудами бесчисленные книжные полки, не в силах совладать с жаждой высказаться, новая попытка того, что можно было бы назвать попыткой Бодлера, могла бы быть и убедительной, и забавной.

Даже странно, что в стране, где почти два века бушевала ссора между классиками и модернистами (то бишь между сторонниками Античности и приверженцами современности), потребовалась такая осторожность для введения в обиход слова «современность». Что скрывалось за этим понятием? Готье однажды выдал себя формулировкой «современный, как роман Бальзака». «Роман Бальзака» означал в его устах какие-то чрезмерные подробности повседневной жизни в большом городе. Что-то притягательное, что, однако, непросто было принять. Бальзак — это равнина прозы, усеянная фактами, предметами, событиями и ощущениями, и все это в одной плоскости; Бальзак сам по себе являлся тревожным симптомом этой современности в большей степени, нежели ее теоретиком. Поэтому, будучи ярчайшим проявлением этой современности, он не мог участвовать в попытках очертить ее границы. Он воплощал собой безудержное «стремление увидеть все, ничего не упустить».

Бальзак — это «мятеж подробностей, требующих справедливости, подобно яростной толпе, одержимой идеей поголовного равенства. Однако любая справедливость обязательно будет попрана; любая гармония — разрушена, принесена в жертву; малейшая пошлость разрастется до гигантских размеров; каждый пустяк присвоит себе чужие права». Эти строчки Бодлера, не относящиеся к Бальзаку, прекрасно Бальзака характеризуют. В нем было что-то исполинское, какая-то «неискоренимая и фатальная чудовищность», оправдывавшая лихорадочность его персонажей. Все они в равной степени страдают от избытка значимости, от природного дара, или «гения» (потому что «у Бальзака одарен каждый, даже консьержка»). Каждый персонаж готов взорваться, «все души являют собой оружие, заряженное волей вплоть до самого ствола». Эта всеобъемлющая энергия столь велика, что позволяет Бальзаку «облечь в свет и пурпур любую пошлость». В этом его секрет — и, судя по всему, он единственный, кто им обладает.

Константен Гис. Движение в Буа-де-Булонь. XIX век. Метрополитен-музей, Нью-Йорк

И тут же Бодлер задает риторический вопрос: «Кто еще на такое способен?». Потом останавливается, будто пораженный внезапной очевидностью: «Но, по правде говоря, кто не делает этого, не делает в сущности ничего». Это вводное «по правде говоря» весьма красноречиво. Как если бы вдруг надо было подчеркнуть: не только Бальзак со всей своей чудовищностью, но и каждый писатель вообще должен как минимум облечь в свет и пурпур «любую пошлость».

Но ни Готье, ни Бодлер не хотели теоретически обосновывать понятие современности. Бодлер стремился скорее докопаться до ее сути, выделить ее как химический элемент, зафиксировать ее особенности, ее непрерывную нервную дрожь, которая постоянно его мучила и приводила в восторг. Не легенду веков, а легенду настоящего момента, во всем ее непостоянстве, мимолетности, с ее своеобразием, неотделимым от всей предыдущей истории; это то, что должно было составить сам предмет, обширное и темное вместилище чувств: «Цветы зла». Бодлер упоминает о «легенде» косвенно, когда пишет про Гиса, что его манера рисования — «легендарное изображение окружающего мира».

Потом появился Рембо, великий мастер шокирующих фраз. В конце «Поры в аду», после резкого и едкого абзаца, звенят четыре слова: «Нужно быть абсолютно современным». А почему — не сказал. Современность «цветет без почему», как роза Ангелуса Силезиуса. У этой фразы было, вероятно, немало жертв: светские дамы, однажды вдохнув аромат авангарда, уже не могли без него обойтись, захваченные кипением первых вернисажей. За ними последовали художники и писатели, нередко средней руки, готовые на все, лишь бы соответствовать покорившей их фразе.

Если Бодлер был первым, кто обозначил волнующий абрис современности, ему принадлежит также заслуга быть первым, кто осмыслил слово авангард, которое в течение нескольких десятилетий двадцатого века будоражило и зачаровывало умы, а в двадцать первом звучит как насмешка. Бодлер хладнокровно отмечал, что этот термин свидетельствует о «склонности французов к военным метафорам». Склонность, типичная для иных «домоседов, бельгийцев по духу». Не будем уточнять, что подразумевает Бодлер под словом «бельгийцы». Что касается «домоседов», Бодлер объясняет это в другом месте: «Француз — это домашнее животное, настолько хорошо прирученное, что не решается ступить дальше ограды». Речь идет о существах, «созданных для дисциплины, иначе говоря, для единообразия», которые «не способны мыслить независимо от общества». Они все время говорят о ветеранах, новобранцах, о воинствующей литературе, о том, что кто-то лег на амбразуру, кто-то другой высоко держит знамя, третий смело бросился в бой. Наконец, именно французы ввели понятие «писатели авангарда». Так выявляются потаенные корни любого авангарда. И сколько разных мадам Вердюрен будут потом биться, чтобы скрыть их.

Прощай, цивилизация! Полезно ли спать на свежем воздухе?

Дача и шашлыки, море и пляж, походы, рыбалка, пикники… Лето словно заново пробуждает нас к жизни! Кому захочется оставаться в 4-х стенах, если можно переночевать в палатке? Правда, кроме риторических вопросов, возникает целый ряд вполне практических. Например, как избежать переохлаждения? Куда спрятаться от надоедливых комаров? Стоит ли брать с собой ребенка? Давайте вспомним о том, что делает сон на свежем воздухе действительно полезным!

Воздух

Свежий лесной или морской воздух – просто сказочный подарок для дыхательной системы горожан! Кислород, ионы и фитонциды положительно сказываются на работе нервной, кровеносной систем, а также общем самочувствии, способствуя крепкому и здоровому сну…

Другое дело – пыль, пары бензина и другие яды, которые могут окружать вас в мегаполисе. Если окна вашей квартиры выходят на автостраду, или через дорогу от дома работает большой завод, вряд ли будет так уж полезно спать на балконе.

Земля

Если вы впервые за долгое время решились ночевать вне дома, вас может ожидать небольшой сюрприз: новая постель, оказывается, совсем не такая теплая и мягкая, как вы ожидали! С непривычки она совсем не кажется уютной. К тому же утром спина и плечи начинают побаливать, а руки и ноги часто затекают. Как же быть?

Для начала, берегите поясницу от ветра и сквозняков. Кроме того, поскольку ночью температура может падать до 10-15 градусов, одевайтесь теплее, чтобы не простудиться – обидно шмыгать носом в жаркие летние дни. И конечно, обратите внимание на свое спальное место. Создать привычный комфорт в походных условиях легче всего с помощью портативного матраса Ролл Ап – 5-сантиметровый слой пены с памятью сглаживает ямки и бугорки, а заодно помогает равномерно распределить вес вашего тела, чтобы выпрямить позвоночник. Многим такая постель кажется даже более удобной, чем привычный диван!

Солнце

Солнце оказывает огромное влияние на нашу жизнь. И его роль не ограничивается участием в синтезе витамина D. Достаточно сравнить, например, здоровый цвет лица ваших коллег, только что вернувшихся из отпуска, с зеленоватым оттенком кожи других обитателей офиса. Задумайтесь, может быть, вы и сами слишком редко бываете на солнце?

И все-таки, не стоит подвергать свой организм резким переменам. Дозируйте солнечное воздействие. Понежиться под теплыми лучами можно до 11.00, а дальше пора перебираться в тенек. Даже под тентом вы все-таки получите порцию солнечной энергии. Но часто в отпуске бывает так, что, собравшись вздремнуть 10 минут на пляже, вы просыпаетесь спустя два часа, понимая, что успели полностью «сгореть». Ведь даже если поначалу день кажется пасмурным, солнце может выглянуть из-за туч, как только вы уснете. Загорать полезно в меру!

Покой и тишина

Где еще можно так отдохнуть душой, как на природе? Шелест листвы, пение птиц, шум прибоя... Часто записи с этими звуками даже специально используют для глубокого расслабления и борьбы с бессонницей. Но с оригинал, конечно, намного лучше! Дело ведь не в звуках, а скорее в общей атмосфере, которая вас окружает... Никаких автомобильных гудков и соседской музыки за стеной!

Слишком хорошо, чтобы было правдой? Что ж, пора вспомнить о насекомых! Комары, мухи, осы, пчелы, мошки и различные жуки появляются буквально из ниоткуда, и моментально лишают вас покоя. Как с ними бороться? Во-первых, можно намазаться с ног до головы специальным средством от насекомых. Во-вторых, накрыть спальное место специальной москитной сеткой, сквозь которую не сумеет пробраться ни один коварный враг. Но если у вас есть аллергия на укусы насекомых – от ночлега под открытым небом безопаснее просто отказаться.

И еще один важный совет…

Не забывайте о безопасности! Сон под открытым небом – это романтично, но здесь повышаются шансы встретить «романтиков большой дороги». Не хотите проснуться без кошелька или мобильного телефона? Боитесь, что на запах продуктов сбегутся дикие животные? Выход очевиден: постарайтесь организовать охрану территории. На даче вас может защитить хороший забор, но на открытом месте лучше договориться со спутниками, и дежурить по очереди.

, пример 1 // Письменная лаборатория Purdue

Эта страница предоставлена ​​вам OWL в Университете Пердью. При печати этой страницы вы должны включить полное юридическое уведомление.

Авторские права © 1995-2018, Лаборатория письма и СОВ при Университете Пердью и Пердью. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, воспроизводить, транслировать, переписывать или распространять без разрешения. Использование этого сайта означает принятие наших условий добросовестного использования.


Пример 1

Резюме:

Эта презентация предназначена для ознакомления ваших студентов с различными факторами, способствующими сильному и хорошо организованному письму.Эта презентация подходит для начала курса композиции или задания письменного проекта в любом классе.

Пример 1: Речь «У меня есть мечта»

Многое из того, что было рассмотрено выше, может показаться абстрактным и сложным. Чтобы проиллюстрировать, насколько разные типы текстов имеют свои риторические ситуации, рассмотрим следующие примеры.

Сначала рассмотрим знаменитую речь доктора Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта». Поскольку это известное выступление, должно быть очень легко определить основные элементы его конкретной риторической ситуации.

Текст

Данный текст представляет собой 17-минутную речь, написанную и произнесенную доктором Кингом. Основным средством передачи текста была устная речь, которая транслировалась через громкоговорители на мероприятии, а также по радио и телевидению. Чтобы выступить с речью, доктор Кинг использовал годы обучения в качестве министра и оратора. Он также опирался на свое обширное образование и бурную историю расовых предрассудков и гражданских прав в США. Аудитория в то время либо слышала его речь лично, либо по радио или телевидению.Часть речи ближе к концу была импровизирована вокруг повторяющейся фразы «У меня есть мечта».

Автор

Доктор Мартин Лютер Кинг-младший был самым культовым лидером американского движения за гражданские права в 1950-х и 1960-х годах. Он был афроамериканским баптистским священником и известным борцом за гражданские права, который выступал за прекращение сегрегации и расовой дискриминации. Он черпал вдохновение у Говарда Турмана и Махатмы Ганди, и он широко опирался на глубокие, богатые культурные традиции афроамериканского христианского спиритизма.

Аудитория

Публика «I Have a Dream» необычайно разнообразна. В каком-то смысле аудитория состояла из примерно 200 000 человек, которые слушали доктора Кинга лично. Но доктор Кинг также открыто обратился к законодателям и гражданам по всей Америке во время своего выступления. В то время его выступление по радио и телевидению также слышали миллионы людей. И еще многие миллионы людей с 1963 года слышали записи речи в видео, аудио или цифровой форме.

Цели

Непосредственные цели доктора Кинга, по-видимому, заключались в том, чтобы убедить американцев по всей стране принять расовое равенство и еще больше укрепить решимость тех, кто уже участвует в Движении за гражданские права. Цели аудитории не так легко резюмировать. Некоторые в то время, возможно, пытались вдохновиться доктором Кингом. Оппоненты расового равенства, которые слышали его речь, возможно, слушали его с целью поиска способов дальнейшего выступления против расового равенства.С тех пор аудитория могла использовать эту речь для просвещения или защиты других вопросов социальной справедливости.

Настройка

Первоначальная обстановка для выступления была на ступенях Мемориала Линкольна в Вашингтоне, округ Колумбия, 28 августа 1963 года. Непосредственным сообществом и разговором для речи было продолжающееся Движение за гражданские права, которое приобрело особый импульс после бойкота автобусов в Монтгомери в 1955 году. , режиссером которой помог доктор Кинг. Но стойкий характер речи доктора Кинга расширил круг участников, включив в него многие страны и множество людей, которые с тех пор читали или слушали его речь.Конечно, люди, впервые слушающие его речь сегодня в Америке, испытывают иное сочетание культурного отношения к расе, чем в Америке в 1963 году.

Другой анализ

Речь доктора Кинга является примером риторической ситуации, которая намного шире, чем исходный текст и аудитория. Не многие риторические ситуации имеют такой масштаб, как речь доктора Кинга «У меня есть мечта». Следующий пример исследовательской работы может быть более понятным для студентов, читающих этот ресурс.

Мартин Лютер Кинг-младший, риторическая речь

Эллисон Райт


В День Мартина Лютера Кинга-младшего, национальный праздник в США, мы отмечаем день рождения одноименного лидера и активиста и размышляем о его значительном вкладе в Движение за гражданские права 1950-х и 1960-х годов. Наследие доктора Кинга, созданное в неспокойное время в истории США, выходит за рамки категоричных границ расы, класса и национальности.Каждый год в третий понедельник января нам напоминают о практике гражданского неповиновения, о преодолении (а иногда и о подчинении) огромных невзгод, над которыми мы имеем лишь маргинальный контроль, и о силе, которую этот язык имеет для изменения ситуации в мире. Мир.

Приходя к вам в прямом эфире из Мемориала Мыльницы

Первое изображение, которое приходит на ум, когда я думаю о докторе Кинге, - это его стоящий за трибуной. Позади него находится статуя Авраама Линкольна.Многотысячная толпа внимательно слушает, как он произносит одну из самых запоминающихся и запоминающихся речей в истории. В октябре прошлого года посвящение памяти Мартина Лютера Кинга-младшего транслировалось в прямом эфире из Вашингтона, округ Колумбия, и я наблюдал, как церемония завершилась съемкой знаменитой речи «У меня есть мечта», произнесенной на Марше в Вашингтоне в 1963 году. Благодаря многочисленным урокам истории США, культурному осмосу, а также отчетливой ритмичности и просодии его выступления, я обнаружил, что декламирую целые отрывки вместе с доктором.Король на телевидении, косвенно исполняя свою роль оратора гражданских прав.

Ораторское искусство, искусство публичных выступлений, представляет собой формальную практику красноречивой речи, которая использует элементы языка для воздействия на аудиторию. Короче говоря, это риторика на публичной сцене. Доктор Кинг, страстный оратор, использовал множество риторических приемов, чтобы донести послания о равенстве, справедливости и мире в эпоху разногласий и насилия в отношении гражданских прав.

Строительство до мечты

Риторические приемы изобилуют в речи «У меня есть мечта».Наиболее заметной и часто используемой является анафора, которую наш словарь определяет как «повторение слова или фразы в начале следующих друг за другом предложений»:

Сейчас настало время, , чтобы претворить в жизнь обещания демократии. Настало время подняться из темной и пустынной долины сегрегации на залитый солнцем путь расовой справедливости. Настало время поднять нашу нацию из зыбучих песков расовой несправедливости в твердую скалу братства. Сейчас настало время сделать справедливость реальностью для всех детей Божьих.

Метафоры также распространены по всей речи - иногда в виде коротких всплесков «зыбучих песков» и «твердых камней», а в других местах расширяются, чтобы создать еще более полное изображение:

В каком-то смысле мы приехали в столицу нашей страны, чтобы обналичить чек… Сегодня очевидно, что Америка не выполнила свой долг по этому векселю, что касается ее цветных граждан. Вместо того, чтобы выполнять эту священную обязанность, Америка выдала негритянскому народу безнадежный чек, который вернулся с пометкой «недостаточно средств».”

Allusion помогает доктору Кингу отточить свой аргумент о том, что американцы имеют общую национальную родословную:

Пятьдесят лет назад великий американец, в символической тени которого мы стоим сегодня, подписал Прокламацию об освобождении.

Гипербола уравновешена простотой и откровенностью:

У меня есть мечта, чтобы каждая долина возвысилась, и каждый холм и гора понизились, неровности сделались равнинными, а кривые - прямыми…

предшествует более умеренный, но столь же убедительный:

У меня есть мечта, что однажды… прямо здесь, в Алабаме, маленькие черные мальчики и черные девочки смогут взяться за руки с маленькими белыми мальчиками и белыми девочками как сестры и братья.

Власть, Страсть, Рациональность

Греческий философ Аристотель разделил на три стиля обращения к убеждению: Ethos , утверждающий доверие к говорящему; Pathos , апеллирующий к эмоциям публики; и Логос , убеждение через рассуждение. На ступенях Мемориала Линкольна сорок девять лет назад доктор Кинг вплетал эти риторические призывы почти в каждый фрагмент своей речи «Мечта». Он был баптистским священником, чей идеал основывался на исповедании веры, как религиозной, так и светской.Он патетически апеллировал к националистическому чувству гордости своей аудитории за Америку таким образом, чтобы напоминать им о том, что отстаивает их нация, и о принципах, за которые она борется. Он знал, когда пожертвовать этим балансом и позволить одному убедительному призыву доминировать в споре. Он был замечательным оратором, и его слова помогли изменить мир.

Эллисон Райт - редактор словарей США в Oxford University Press. Первой главой книги, которую она помнит, как читала, была детская биография доктора Ф.Мартин Лютер Кинг младший

Риторический гений Мартина Лютера Кинга

Недавно я снова думал о Мартине Лютере Кинге как о спикере, конечно, из-за праздника, но также из-за выхода фильма Сельма . И еще по одной причине: я часто использую Кинга как пример отличного оратора, когда работаю один на один с руководителями и профессиональными ораторами.

Нет ничего удивительного; Кинг - один из гигантов прошлого века.Возможно, удивительно то, что, хотя обсуждение часто сосредоточено на его великолепном голосе, его страсти и авторитете, а также на его увлекательном использовании паузы - иными словами, все его вокальные техники отточены годами проповедей - мои клиенты часто не думайте о риторическом опыте Кинга, пока я им на это не укажу.

Кинг использует две основные техники, (соответствующее) повторение и правило троек, чтобы передать эмоции через свою риторику. И хотя первое заметили все - именно так известна речь, - мало кто заметил второе.Но я считаю, что этот менее признанный риторический прием заставляет речь так сильно находить отклик у аудитории с момента ее первого выступления в Вашингтонском торговом центре 23 августа 1963 года до сегодняшнего дня.

Сначала давайте посмотрим на использование повторения для создания страсти:

Я говорю вам сегодня, друзья мои, что, несмотря на трудности и разочарования момента, у меня все еще есть мечта. Это мечта, глубоко укоренившаяся в американской мечте.

У меня есть мечта, что однажды этот народ восстанет и воплотит в жизнь истинный смысл своего вероучения: «Мы считаем эти истины самоочевидными; что все люди созданы равными.”

У меня есть мечта, что однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут вместе сесть за стол братства.

У меня есть мечта, что однажды даже штат Миссисипи, пустынный штат, изнуренный несправедливостью и угнетением, превратится в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта, что мои четверо маленьких детей однажды будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а по содержанию их характера.

Сегодня у меня есть мечта.

У меня есть мечта, что однажды штат Алабама, с губ губернатора которого сейчас текут слова вмешательства и аннулирования, превратится в ситуацию, когда маленькие черные мальчики и черные девочки смогут взяться за руки с маленькими белыми. мальчики и белые девочки и ходят вместе как сестры и братья.

Сегодня у меня есть мечта.

Повторение - настоящее искусство.Как вы справляетесь с этим, чтобы это не звучало простовато, а, скорее, как в этом случае, создавало крещендо эмоций, которое нарастает с каждым повторением фразы: «У меня есть мечта»?

Ключ - это повторяющаяся фраза. Он должен выдерживать вес, а слова должны быть утвердительными, простыми и вызывающими воспоминания. В случае Кинга слова были идеальными. Но найти нужные непросто. Политический мир полон повторяющихся фраз и повторений ключевых фраз, которые начинает выступающий, а аудитория берет верх, но большинство из них быстро забываются.

И Кинг по-разному повторяет фразу в своих предложениях, иногда в начале более длинного предложения, а иногда, по сути, стоя отдельно, вызывая дополнительный интерес и напряжение.

Тогда есть правило трех. Правило трех великолепно играет в конце речи, когда Кинг вызывает духовное и поднимает публику на ноги:

Когда мы позволим свободе звенеть, когда мы позволим ей звенеть из каждой деревни и каждой деревушки, из каждого штата и каждого города, мы сможем ускорить тот день, когда все дети Божьи, черные и белые люди, евреи и Язычники, протестанты и католики смогут взяться за руки и петь слова старого духовного негра: «Наконец-то свободны! Свободный наконец-то! Слава Богу Всемогущему, наконец-то мы свободны! »

На самом деле здесь две тройки: группы черных и белых, евреев и язычников, протестантов и католиков, а также финальное торжество: «Наконец-то свободны!»

А есть еще тонкости.Предоставляя нам две группы по два человека - каждую деревню и каждую деревню, каждый штат и каждый город - Король создает в нас потребность иметь завершенную группу из трех человек. И, конечно же, он идеально уравновешивает два набора групп. Это потрясающее зрелище.

Возможно, вы думаете, Что ж, преподобному Кинг это было легко. Он был прекрасным оратором, и у него было время подготовиться. Но как я могу достичь такого рода риторической страсти в моих сообщениях, которые в большинстве своем происходят совершенно неожиданно?

Вы можете быть удивлены, узнав, что вторая половина речи Кинга, из которой взяты эти цитаты, была импровизирована.

Что такого в группах из трех человек, которые усиливают эмоции и вызывают страсть? Почему мы так решительно на них отвечаем? Это загадка, что-то психологическое. Некоторые говорят, что это связано с религиозным символизмом, поскольку в большинстве основных религий есть группы по три человека, но это может ставить телегу впереди лошади: религии, возможно, остановились на группах по три человека по тем же психологическим причинам, что и все остальные. они мощные.

Какова бы ни была причина, мы находим что-то законченное и удовлетворяющее в группе из трех человек, например, трехногий табурет, который может твердо стоять на неровной поверхности.И поэтому вы должны использовать их в своих сообщениях, а также в повторении, когда вы стремитесь передать страсть.

Риторический анализ: у меня есть мечта

Джон Манфредония

Cas 137H

Риторический анализ

28 августа -го , 1963 года Мартин Лютер Кинг-младший произнес одну из самых вдохновляющих речей из когда-либо произнесенных. Названный «У меня речь мечты», доктор Кинг представил эту речь группе «Марш на Вашингтон за рабочие места и свободу».Как активист за гражданские права он обратился с этой речью не только к чернокожим американцам, но и ко всем американцам, чтобы продвигать идею равенства. Он умел риторически произносить свою речь с целью, чтобы американцы его поняли и согласились с ним. Он поднял вопросы общества таким образом, чтобы эмоционально и логически затронуть всю его аудиторию. В своей речи Мартин Лютер Кинг успешно поднял проблему гражданских прав, используя множество риторических стратегий, перед смешанной в расовом отношении аудиторией, которую он считал равными, а не разными.

Одно из ключевых качеств Мартина Лютера Кинга - его храбрость. Во время его выступления было много споров, связанных с гражданскими правами. Его даже арестовали за несколько месяцев до выступления во время одного из протестов против сегрегации, но он продолжал бороться за гражданские права. С тех пор, как рабство закончилось, чернокожие американцы не имели таких прав, что и было целью Мартина Лютера Кинга, произнесшего свою вдохновляющую речь. Главная цель доктора Кинга состояла в том, чтобы положить конец всем разногласиям между разными расами американцев, особенно между черными и белыми.В своем выступлении он говорит: «Но сто лет спустя негр все еще несвободен». Доктор Кинг прямо указывает в цитате, в чем проблема Америки.

С самого начала Мартин Лютер Кинг возвращает вас к истокам Америки, когда был подписан Прокламация об освобождении, которая освободила всех рабов и дала надежду бывшим рабам Америки. Но сразу после того, как доктор Кинг указывает, что по прошествии 100 лет черные все еще не имеют той свободы, которой они заслуживают. Этим он указывает на иронию Америки и начинает развивать свой аргумент о том, почему чернокожие американцы заслуживают равенства.Сразу после этого он ссылается на другой американский документ - Декларацию независимости. Он указывает на то, как в нем говорилось, что все мужчины были созданы равными, а это означает, что черные американцы равны белым американцам. Это еще раз показывает иронию верований времен доктора Кингса и идеалов, на которых была основана страна.

После того, как доктор Кинг обращается к прошлому Америки, он переходит в настоящее и вдохновляет людей на действия. Доктор Кинг говорит: «Сейчас не время заниматься роскошью охлаждения или принимать успокаивающее лекарство постепенности.Пришло время претворить в жизнь обещания о демократии ». Мартин Лютер Кинг призывает людей незамедлительно и без колебаний принять меры, чтобы Америка могла быть по-настоящему демократической. Он всегда имеет в виду то, как Америка должна была быть создана на этих идеалах. Также доктор Кинг использует риторический прием анафоры, чтобы подчеркнуть безотлагательность ситуации. Он повторяет: «Сейчас самое время», а затем следует его стратегия помощи Америке. Это повторение заставляет его аудиторию осознать, насколько это важно для Доктора.Король, чтобы люди действовали немедленно.

Самый сильный способ, которым Мартин Лютер Кинг-младший использует анафору, - это повторение названия речи: «У меня есть мечта». Благодаря этому повторению он может изобразить то, что он представляет себе как расово равную Америку. Он мечтает, чтобы американцы жили, говоря, что люди созданы равными, и поэтому каждый может жить вместе. Он хочет, чтобы все ладили, даже если это бывший рабовладелец и раб. Но причина, по которой повторение «У меня есть мечта» так убедительно, заключается в том, что все знают, что вы должны следовать своей мечте.И мечты доктора Кинга, которые он представляет своей аудитории, очень сильны и вдохновляют. Повторение заставляет людей задуматься о своих мечтах и ​​позволяет им вдохновляться моими снами доктора Кингса. Благодаря этому Мартин Лютер Кинг-младший может распространять свою идею равенства повсюду в Америке.

Есть один абзац, который эмоционально выделяется в его речи, потому что он настолько личный и трогательный. Мартин Лютер Кинг говорит: «У меня есть мечта, что мои четверо маленьких детей однажды будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а по содержанию их характера.Этот абзац настолько эмоционально вдохновляет, что вызвал слезы у стольких его зрителей. Доктор Кинг вовлекает своих любимых детей в речь, говоря то, что он хочет для них больше всего. Мечта, которую доктор Кинг хочет больше всего, даже не о нем, а о детях, которых он любит, и это одна из причин, по которой цитата становится такой эмоциональной. Другая причина в том, что это заставляет его аудиторию думать о собственных детях. Никто из родителей в зале не хочет, чтобы их дети пережили те же ужасные проблемы, которые они пережили с гражданскими правами.Это очень вдохновляет публику делать все возможное, чтобы положить конец расизму.

(Заключение) Перед заключением я должен попытаться добавить еще один абзац, посвященный более логическим последствиям расизма? Я также не уверен, стоит ли сделать абзац о том, как он звучал во время выступления (не знаю, где бы это поставить). Также в качестве заключения я подумываю написать о том, насколько успешной стала его речь, но было бы хорошо или плохо, если бы я написал о том, как некоторые люди игнорировали его идеи, что привело к его убийству

Риторический анализ на тему «У меня есть мечта» (черновик)

РЕДАКТИРОВАТЬ: Я ПОЛНОСТЬЮ ИЗМЕНИЛ ТЕМУ МОЕГО ЭССЕ, ПОЭТОМУ ДАННЫЙ ЧЕРНОВЫЙ ПРОЕКТ ПОЛНОСТЬЮ НЕ ОТНОСИТСЯ К МОЕМУ ОКОНЧАТЕЛЬНОМУ ПРОЕКТУ.

«У меня есть мечта» Мартина Лютера Кинга-младшего - широко известное выступление, демонстрирующее силу риторики и ее влияние на аудиторию. Эта речь была написана и представлена ​​Мартином Лютером Кингом-младшим в 1963 году. Он использует символизм, метафорические образы и мощную дикцию, чтобы произвести впечатление на аудиторию. Эти риторические стратегии демонстрируют дух, пафос и логотипы, чтобы помочь аудитории понять послание и цель Мартина Лютера Кинга.

Эта речь начинается с очень сильного использования дикции, что создает логическую и эмоциональную привлекательность для аудитории.Основная цель этой речи - афроамериканцы, живущие в Соединенных Штатах. Мартин Лютер Кинг-младший начинает свою речь, говоря, что он благодарен всем, кто присутствовал на «величайшей демонстрации свободы». Здесь это выступление уже создает пафосный призыв. Затем он создает очень логичный призыв, заявляя, что Прокламация об освобождении дала «надежду миллионам рабов-негров, сожженных в пламени иссушающей несправедливости». Прокламация об эмансипации была первым мероприятием, на котором афроамериканцы поднимались по лестнице социальной иерархии.Доктор Кинг использует анафору, повторение слова или слов в начале следующих друг за другом предложений, чтобы вызвать эмоции и логику. Он описывает, что прошло сто лет после провозглашения эмансипации, но все еще «жизнь негров все еще сильно искалечена оковами сегрегации и цепями дискриминации», «негр живет на одиноком острове нищеты посреди огромного океана материального процветания »,« негр все еще томится в уголках американского общества и оказывается в изгнании на своей собственной земле ».Мартин Лютер Кинг-младший повторяет слова «Сто лет спустя негр…», обращаясь к аудитории, которая в основном состоит из афроамериканцев, которые все еще находятся под угнетением и что это должно измениться,

Доктор Кинг использует множество примеров символизма и метафорической речи, чтобы объяснить аудитории, что должно быть равенство для всех рас. Очень яркий пример символизма и метафорической речи, демонстрируемый доктором Кингом, встречается во втором абзаце. Доктор Кинг сравнивает «священное обязательство», которое Америка возложила на афроамериканцев в то время, как «плохой чек, возвращенный чек с пометкой« недостаточно средств ».Он заявляет, что Америка дала афроамериканцам обещания, однако эти обещания не имеют смысла.

В этой речи встречается бесчисленное количество примеров символизма, и он пытается по-настоящему соединиться с аудиторией и продемонстрировать привлекательность эмоций и логики. Он заявляет, что Америка дала все эти возможности и шансы, но доктор Кинг считает, что все эти возможности пусты, это всего лишь слова. В ответ д-р Кинг заявляет своей аудитории, что он отказывается «верить в банкротство банка справедливости», и снова он использует анафору, заявляя, что отказывается верить, что «в огромных хранилищах возможностей этой нации недостаточно средств». .Как указывалось ранее, эти «недостаточные средства» являются пустыми обещаниями, которые Соединенные Штаты Америки дали афроамериканцам. Повсюду, к чему мы обращаемся в своей речи, демонстрируется своего рода призыв к действию, призывающий аудиторию встать и продемонстрировать свою свободу. Мартин Лютер Кинг говорит аудитории, что пора воплотить в жизнь «обещание демократии» и «пора подняться из темной и пустынной долины сегрегации на залитый солнцем путь расовой справедливости». Это заявление изобилует эмоциональным обращением, говоря аудитории, что время осталось в тени сегрегации, и доктор Кинг создает этот эмоциональный призыв с очень повторяющимся заявлением, чтобы встать и представить афроамериканцев и идею расовой принадлежности. равенство.

В целом в этом произведении легко узнать стиль дикции, который использует Мартин Лютер Кинг, чтобы продемонстрировать свою точку зрения на предмет. Эта дикция призывает к справедливости и постоянно повторяется. Самым повторяющимся словом в речи является слово «справедливость». Это слово сопровождается просьбой о справедливости, и это тоже постоянно повторяется по всему тексту. Однако наиболее значимый момент в этой речи происходит в закрытии.Это происходит в то время, когда Мартин Лютер Кинг демонстрирует «свою мечту». Он использует анафору в сочетании с мощной дикцией, чтобы создать свою заключительную эмоциональную привлекательность. Он просит Америку выполнить свои обещания и выполнить ее слова «Мы считаем самоочевидной истину, что все люди созданы равными»

Эта речь имела силу переместить миллионы людей и побудить их бороться за свою свободу. Мартин Лютер Кинг-младший добился этого с помощью этой речи. Эта речь демонстрирует дикцию, символизм и метафорический язык, необходимые для создания эмоционального, логического и убедительного обращения, которое помогло нации вскочить на ноги и сделать это лучше.В то время, когда сегрегация была повсюду и расовые меньшинства чувствовали, что у них нет свободы, Мартин Лютер Кинг-младший принял участие в этой речи и помог спасти их свободу и индивидуализм.

Почему «У меня есть мечта» остается одним из величайших выступлений в истории

Преподобный Мартин Лютер Кинг-младший машет толпе, собравшейся на торговом центре в Вашингтоне, округ Колумбия, во время марша по Вашингтону после произнесения его «У меня есть мечта» речь 28 августа 1963 г. (Фото Hulton Archive / Getty Images)

В понедельник будет отмечаться ежегодный праздник 34 -го в честь преподобного.Мартин Лютер Кинг-младший и профессор коммуникации Техасского университета A&M Лерой Дорси размышляют над знаменитой речью Кинга «У меня есть мечта», в которой, по его словам, мастерски использованы риторические традиции.

Кинг произнес знаменитую речь, стоя перед 250-тысячной толпой перед Мемориалом Линкольна 28 августа 1963 года во время «Марша на Вашингтон». Речь транслировалась в прямом эфире для многомиллионной аудитории.

«Он говорил не только с афроамериканцами, но и со всеми американцами» ~ Лерой Дорси.

Дорси, заместитель декана Колледжа гуманитарных наук по вопросам инклюзивного превосходства и стратегических инициатив, сказал, что одна из причин, по которой эта речь стоит выше всех других выступлений Кинга - и почти всех других когда-либо написанных выступлений, - заключается в том, что ее темы неподвластны времени.«Он обращается к проблемам, с которыми американская культура сталкивалась с самого начала своего существования и сталкивается до сих пор: дискриминация, невыполненные обещания и необходимость верить в то, что все будет лучше», - сказал он.

Мощное использование риторических приемов

Дорси сказал, что речь также примечательна использованием нескольких риторических традиций, а именно Иеремиады, использования метафор и повторения.

Иеремиада - это форма ранней американской проповеди, повествовавшая о том, что аудитория перешла от признания моральных стандартов, установленных в прошлом, к осуждающей критике текущих событий и к необходимости принять высшие добродетели.

«Кинг делает это, ссылаясь на несколько« священных »американских документов, таких как Прокламация об освобождении и Декларация независимости, как маркеры того, чем должна быть Америка», - сказал Дорси. «Затем он переходит к нарушенным обещаниям в форме несправедливости и насилия. И затем он переходит к осознанию того, что людям нужно смотреть на характер друг друга, а не на цвет кожи, чтобы добиться истинного прогресса ».

Во-вторых, использование Кингом метафор объясняет США.- сказал Дорси, - сказал Дорси.

«Метафоры могут использоваться, чтобы связать неизвестную или сбивающую с толку идею с известной идеей для лучшего понимания аудитории», - сказал он. Например, обращение к основополагающим документам США как к «плохим чекам» превратило то, что могло быть сложным политическим трактатом, в более простые идеи о том, что правительство нарушило обещания, данные американскому народу, и что это не соответствует обещанию о равных правах.

Третий риторический прием, встречающийся в речи, повторение, используется, когда сопоставляются противоположные идеи, устанавливаются ритм и каденция, которые удерживают аудиторию заинтересованной и вдумчивой, сказал Дорси.

«У меня есть мечта» повторяется, противопоставляя «сыновей бывших рабов и сыновей бывших рабовладельцев» и «судят по содержанию их характера», а не «судят по цвету их кожи». Устройство также использовалось с «кольцом свободы», которое сопоставляет штаты, которые были культурно полярными противоположностями - Колорадо, Калифорния и Нью-Йорк против Джорджии, Теннесси и Миссисипи.

Мемориальная статуя короля в Вашингтоне, округ Колумбия (Фото Чипа Сомодевиллы / Getty Images)

слов, которые повлияли на движение

Марш на Вашингтон и речь Кинга широко считаются поворотными моментами в Движении за гражданские права, переводя требования и демонстрации расового равенства, которые в основном имели место на Юге, на национальную арену.

Дорси сказал, что эта речь продвинула и укрепила движение, потому что «она стала идеальным ответом на неспокойный момент, поскольку она пыталась устранить прошлые обиды, нынешнее безразличие и потенциальное насилие, действуя как точка поворота между медленной реакцией администрации Кеннеди и безотлагательной реакцией. «новой чудесной воинственности» [борющихся против расизма] ».

По словам Дорси, Кинга таким выдающимся оратором сделали коммуникативные навыки, которые он использовал для возбуждения страсти у публики.«Когда вы смотрите речь, в середине он перестает читать и становится пастором, призывая свою паству делать правильные вещи», - сказал он. «Каденция, сила и призыв к лучшему характеру его аудитории напоминают вам религиозную службу».

Уроки на сегодня

Дорси сказал, что лучшие лидеры - это те, кто может вдохновить всех, не отмахиваясь от некоторых, и что Кинг в своем знаменитом обращении именно так и поступил.

«В своей речи он обращался не только к афроамериканцам, но и ко всем американцам, потому что он понимал, что страна будет легче расти вместе, если она будет работать вместе», - сказал он.

«У меня есть мечта» остается актуальным и сегодня, «потому что, несмотря на достигнутые успехи, мы все еще имеем дело с элементами« плохой проверки »- подавлением избирателей, случаями насилия в отношении цветных людей без реального возмещения ущерба, и т.д., - сказал Дорси. «Если вспомнить, что Кинг пытался сделать тогда, мы сможем понять, что нам нужно рассмотреть сейчас».

Кроме того, Кинг понимал, что убеждение не перемещается от А к Я одним махом, а методично перемещается от А к Б, Б к В и т. Д.- сказал Дорси. «В строке« Мне приснился сон , который однажды был », он признал, что в одночасье дела не улучшатся, но такое настроение необходимо, чтобы помочь людям оставаться верными изо дня в день, пока страна не сможет честно сказать: «наконец-то свободен!»

Риторический прием месяца: Анафора

Даже когда мы не осознаем этого, мы используем многие из тех же риторических приемов, что и Аристотель, Цицерон, Авраам Линкольн, Фредерик Дуглас, Уинстон Черчилль, Мартин Лютер Кинг-младший.и другие великие люди работали в публичных выступлениях. Каждый месяц наши постоянные студенты школы Бакли, изучающие классическую риторику, объясняют риторический прием, который может улучшить ваше публичное выступление. (Твит о недавней речи Опры Уинфри, выше, @StephanoScripo)

ЯНА ДЕЙЛИ И ДЖЕННИ МАКСВЕЛЛ

«Один из самых эффективных способов убедиться, что кто-то запомнит то, что вы говорите, - это повторять это до тех пор, пока он не сможет выбросить это из головы».

- Мартин Шовел, пишет об использовании и злоупотреблении анафорой для The Guardian.

Анафора (от греческого «переносить обратно»), возможно, самый известный риторический прием, в немалой степени благодаря докторуМартин Лютер Кинг-младший и его замечательная речь «У меня есть мечта».

Использовать анафору означает повторять начальные слова в серии предложений или фраз .

Знаменитый пример из речи доктора Кинга:

У меня есть мечта , что однажды эта нация восстанет и воплотит в жизнь истинный смысл своего вероучения: «Мы считаем, что эти истины самоочевидны: все люди созданы равными».

У меня есть мечта , что однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут вместе сесть за стол братства.

У меня есть мечта , что однажды даже штат Миссисипи, штат, изнуренный жарой несправедливости, изнуренный жарой угнетения, превратится в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта , что мои четверо маленьких детей однажды будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а по содержанию их характера.

Вы найдете анафорические повторения во многих других известных речах.В наших программах Buckley School учащиеся используют его для повышения интенсивности, создания ритма и достижения цели.

И, как и многие другие хорошие вещи, можно получить слишком много.

Мартин Шовел писал о британских политиках для журнала The Guardian в 2015 году:

Обсуждения анафоры почти всегда возвращаются к речам Черчилля «Мы будем сражаться на пляжах» и Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта»; и это правильно, поскольку оба представляют собой золотой стандарт анафоры в современном ораторском искусстве.Но, как мы увидим, обычным смертным требуется нечто большее, чем обильная выжимка лимонного сока, чтобы приблизиться к анафорическим высотам Уинстона Черчилля или Мартина Лютера Кинга.

Знаменитая речь Черчилля очень длинная, но он использует анафору только один раз. Это заставляет его поэзию и образность сиять на фоне остальной речи, написанной в стиле разговорной прозы. Напротив, современные политики, такие как Дэвид Кэмерон и Эд Милибэнд, имеют тенденцию ослаблять воздействие анафоры, без промедления разбрызгивая ее на протяжении всей речи.

Для недавнего взгляда на анафору, которая отлично работает в речи, см. Комментарии Опры Уинфри на церемонии вручения премии «Золотой глобус» . Вот одно из двух случаев, когда она увеличивает список женщин, повторяя «они есть»:

Итак, сегодня вечером я хочу выразить благодарность всем женщинам, которые пережили годы жестокого обращения и нападений, потому что у них, как и у моей матери, были дети, которых нужно кормить, и счета, которые нужно оплачивать, и мечты, которых нужно добиваться. Это женщины, имен которых мы никогда не узнаем. Это домашних работников и сельскохозяйственных рабочих. Их работают на заводах и они работают в ресторанах и в академических учреждениях, а также в инженерии, медицине и науке. Они являются частью мира технологий, политики и бизнеса. Это спортсменов на Олимпийских играх и это солдат в армии.

Не было недостатка в анализе речи Уинфри после «Золотого глобуса», а также в большом количестве разговоров о том, какой президентский тон она выбрала.Вот одна оценка, в которой подробно рассматриваются различные действующие риторические приемы.

Чтобы увидеть, как она использует анафору в других случаях, просмотрите эту расшифровку стенограммы или посмотрите видео всего выступления ниже:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *