Разное

Сдвг и армия – ?

Содержание

Сила воли ни при чем: СДВГ у взрослых

ФОТО Getty Images 

«Потеряли кредитку? Опять? Снова считали ворон на совещании? Не можете усидеть на месте? СДВГ – да, и у взрослых это бывает». Вагоны нью-йоркской подземки заклеены социальной рекламой, обращающей внимание на тему синдрома дефицита внимания и гиперактивности. В нашей стране о СДВГ в лучшем случае знают педиатры и родители детей с таким диагнозом.

СДВГ – одна из форм легкой недостаточности мозга. Проявляется она в дефиците определенных структур: из-за этого нарушается созревание высших «этажей» мозговой деятельности.

Причины могут быть разными: играют роль и генетика, и биологические факторы (недоношенность, прием матерью лекарств во время беременности), и конфликты в семье, и отравление тяжелыми вещества (например, свинцом).

Пациента с СДВГ отличают по трем основным признакам: гиперактивности, дефициту внимания и импульсивности.

Он физически не способен на чем-то удерживать внимание, контролировать свои действия и эмоции

Взрослый (как, впрочем, и ребенок) с СДВГ «расторможен», часто качает ногой, грызет ногти. Он физически не способен на чем-то удерживать внимание, контролировать свои действия и эмоциональные порывы. Не может следовать правилам.

Что касается работы или учебы, то вариантов развития событий два: такой взрослый или всячески откладывает дела, или поддается импульсивному желанию что-то делать. Но и во втором случае он либо быстро сдается, либо изнуряет себя, желая завершить начатое, не спит ночами, забывает о еде.

Ввиду своих особенностей быстро теряет интерес, начинает скучать, отвлекаться, часто очень чувствителен даже к обычным звукам или ощущениям, которые окончательно сбивают его с нужного настроя. В итоге совершенно разочаровывается в том, чем занят, и в конечном итоге в себе. Эти «недовключенность», незавершенность часто порождают множество комплексов, страхов, развивают общую тревожность, неспособность поддерживать отношения с людьми и нередко заканчиваются депрессией.

Дело в химических проблемах в системах управления головного мозга

Важно понимать, что вопрос не в силе воли, а в химических проблемах в системах управления головного мозга. Сами пациенты описывают свое состояние так:

«Мне почти 30, я чувствую я себя максимум на 5. Внутри – полный хаос. Я пытаюсь как-то упорядочить свою жизнь лет с 15, но ни на чем не могу задержаться, ни во что углубиться. Казалось бы, что проще: планомерно заниматься делами? Но нет. Не знаю, за что хвататься, а все-таки схватившись, не довожу дело до конца. Даже книги могу читать только самые легкие – остальное не усваивается. А общение? Мне сложно концентрироваться на теме разговора, я часто отвечаю, не дослушав до конца, говорю невпопад. Я просто не умею думать о последствиях: всегда поступаю по настроению. Чувствую себя спокойней, только если двигаюсь: еду или иду. Я не работаю, живу с родителями, забросила спорт и хобби. Стыжусь себя, своей инфантильности, несостоятельности, но ничего не могу с этим поделать».

Знакомая картина? Самодиагностика – вещь весьма условная, но если вы обнаружили у себя хотя бы несколько симптомов – это повод обратиться к специалисту. Взрослым с диагнозом СДВГ хорошо помогают когнитивно-поведенческая терапия, метод биологической обратной связи и семейная терапия.

ЧТО ПРЕДПРИНЯТЬ КРОМЕ ТЕРАПИИ

1.  ПОМЕНЯТЬ РЕЖИМ ПИТАНИЯ

При СДВГ важно стабилизировать баланс сахара в крови и поддерживать постоянный уровень энергии и концентрации. Старайтесь перейти на высокобелковую низкоуглеводную диету со сравнительно небольшим содержанием жиров.

По возможности лучше исключить из рациона любые сладости и быстрые углеводы, которые легко превращаются в сахар (хлеб, макароны, рис, картофель).

По совету терапевта можно дополнить диету пищевыми добавками: L-тирозином, докозогексаеновой кислотой, лецитином, фосфатидилсерином.

2. БОЛЬШЕ ДВИГАТЬСЯ

Физические упражнения повышают кровообращение в лобной коре, поднимают уровень дофамина и норадреналина. Выбирайте любые упражнения на координацию сложных движений: каратэ, тхэквондо, или же стрельбу из лука как тренировку терпения и внимания. Подойдут и бег, велосипед, плавание, ходьба, гребля.

При нервном возбуждении можно делать дыхательное упражнение на развитие самоконтроля. Вдыхаете через нос на счет 8, задерживаете дыхание на счет 5, выдыхаете через рот на счет 10 (до упора), повторяйте 5-7 раз.

Хорошо помогает массаж: он усиливает поток нервных импульсов, поступающих в ЦНС от органов чувств – рук, пальцев рук, ушей, головы.

3. ИЗМЕНИТЬ ПРИВЫЧКИ И РАСПОРЯДОК ДНЯ

1. Каждое утро составляйте список дел, расставляйте приоритеты, обозначайте время. В течение дня заглядывайте в ежедневник, сверяясь с планом.

2. Используйте электронные напоминания (в телефоне, будильнике, компьютере).

3. Уберите из комнаты все, что мешает, отвлекает или чем не пользуетесь. Для организации пространства используйте прозрачные контейнеры, чтобы сразу видеть, где что лежит.

4. На работе используйте наушники, чтобы оградить себя от окружающего шума.

5. Старайтесь в течение дня выходить на прогулку, хотя бы на несколько минут.

6. Упрощайте задачи, разбивайте их на мелкие.

7. Чтобы сосредоточиться, используйте схему «15/15» или «45/15»: занимайтесь каким-то делом 15 или 45 минут, делайте 15-минутный перерыв – и так весь рабочий день.

Об эксперте

Арина Липкина – индивидуальный и семейный психолог, сотрудник научного центра «Концепция», специалист по когнитивно-поведенческой терапии, семейной системной терапии, телесно-ориентированной терапии, коррекции нарушений развития и расстройств (аутизм, СДВГ, заикание, тревожно-фобические расстройства).

Читайте также

www.psychologies.ru

Внутри Гиперактивности / Habr


Предупреждение: Данная статья написана не квалифицированным врачом-психиатром, а пациентом с тяжелой патологией.

Напоминание: СДВГ, тем более в такой сильно выраженной форме, обостряет многие когнитивные искажения. У таких пациентов, как я, выпукло проявляется эффект Даннинга-Крюгера. Переходящая все границы небрежность компрометирует факты и источники информации, а сниженный интеллект при полном отсутствии внимания к значимым деталям ставит под сомнение выводы и обобщения.

Цель этой статьи — максимально честное и беспристрастное описания работы СДВГшного мозга с примерами конкретных кейсов с максимально доступным мне по части компетентности анализом.
Если для вас это важная тема — касается ребенка или Вы сами придурок, но очень не хотите им быть, добро пожаловать под кат.


Почему я вообще это пишу?


Причин несколько, но главная — к прошлой статье читатели насыпали пуд комментариев, немало сообщений пришло в личку, некоторые были написаны родителями, некоторые взрослыми людьми. Было также несколько сообщений, полных отчаяния и содержащих буквально крик о помощи, несмотря на мои многочисленные предупреждения о том, что я не психиатр и не могу оказать квалифицированной помощи. Даже дать компетентную рекомендацию. Но я отвечал всем. Главная мысль, которую я старался донести родителям: СДВГ — это не веснушки на носу, не просто особенность. Это психическое (гиперкинетическое) расстройство, которое в легкой форме усложняет жизнь, а в тяжелой превращает ее в кошмар.

К сожалению, на примере собственных родителей я знаю, как далеки люди от понимания природы СДВГ: “Ведь мы просили тебя отвечать на телефон, пока мы в отпуске и записывать, кто звонил. Нам это важно по работе. И зачем ты разбил вазу у нас дома? И сломал крепление для полотенца?” И эти вопросы мне задает моя мама, медик, которая знает о моем диагнозе, знает, что у меня тяжелая патология, и какого масштаба хаос я пытаюсь преодолеть. Что я могу ответить? Лишь извинительно опустить глаза и промолчать: “Мать, у тебя деменция что-ли? Я старался, вон записал один звонок.” Перед отпуском я задал вопрос о том, как они оценивают вероятность того, что я выполню их просьбу и насколько успешно? Но мне вручили телефон. Сразу оговорюсь, я очень признателен маме, и без ее участия, помощи и поддержки мои осторожные шаги к компенсации были бы невозможны. Просто иллюстрация того, до какой степени СДВГ не воспринимается серьезным, чем-то, с чем нужно считаться. Ведь на первый взгляд мы не кажемся идиотами. У нас связная речь, и вроде бы мы правильно понимаем значение слов. Но понимание на интеллектуальном уровне ответственности и важности тех или иных задач мало что значат, когда мотивационные сигналы, приходящие из гиппокампа совершенно не соответствуют этому пониманию.

Сразу же отвечу тем, кто думает, будто это просто желание прикрыть свое идиотское поведение диагнозом — таких в комментариях к предыдущей статье было не мало. Нет, как раз ваши некомпетентные идиотские представления о мире усугубляют проблему. Вообще-то СДВГ даже в тяжелых формах корректируется и компенсируется, если вовремя заняться этой проблематикой и отнестись к этому серьезно. Избавьте трэд комментариев от своей философии. Вас услышали в прошлый раз.

Еще одним мотивом продолжить писать о СДВГ стал один приятный молодой человек, который даже проделал работу по деанонимизации меня и настойчиво писал мне в фейсбуке о том, что пора взять клавиатуру в руки. Максим, выражаю тебе мою искреннюю благодарность. Кажется, я обещал эту статью тебе полтора месяца назад.

Я обязательно напишу статью специально для родителей. Но это требует много времени на сбор материала и подготовки. В принципе у меня уже есть список специалистов из института Бехтерева, которые писали кандидатские по детской гиперактивности, с которыми я хотел бы поговорить и взять интервью. Однако эта статья вам тоже будет полезна.

Правда в том, что огромное количество взрослых людей живут с проблемами концентрации и нездоровой отвлекаемостью. Мир полон придурков, к которым СДВГ не имеет никакого отношения. Но более 5% (по некоторым данным до 15-18%) людей имеют это врожденное психическое расстройство. У многих из них оно достаточно серьезно. Некоторые предпринимают попытки работать над собой, но книги по мотивации не помогают, а общество дает им единственный ответ — вы говно, поэтому вы такие. И видели бы вы это общество!

Многочисленные тесты в интернете ничего не выявляют, и степень их надежности равна 0.

СДВГ бывает очень разным и по-разному может проявляться. Некоторые подходы пытаются отделить синдром дефицита внимания от гиперактивности, были попытки ввести термин СДВИ (синдром дефицита внимания и импульсивность). Но проблема в том, что коктейль из трех компонентов: дефицита внимания, гиперактивности и импульсивности, может быть замешан в каждом конкретном пациенте самым причудливым образом. Да, классический пример гиперактивного — электрофорная машина, в которую затянуло орущего кота. Но в других случаях дефицит внимания может не сопровождаться гиперактивностью и, как будто бы, импульсивностью.

Я постараюсь описать общие для всего спектра факторы и, насколько это возможно, разобрать сам механизм возникновения сбоев, а также обратить внимание на ключевые особенности, если вы подозреваете у себя или своего ребенка Синдром Дефицита Внимания.

Если вы помните мою предыдущую статью, то я отмечал, что живу с постоянным чувством мессии, ниспосланным высшей силой человечеству (не в шизофреническом смысле, а в смысле, что будто бы охрененно умный). Некоторые сообщения в личку несли отчаянные мольбы о помощи: дать хотя бы совет или направить, дать подсказку или протянуть соломинку… Такие сообщения сильно понижают градус ложного самомнения, ведь никаких ответов у меня нет, а сам я далеко не умный, чего бы мне там не казалось, сидя у окна.

Но СДВГ корректируется и компенсируется. Чем с более тяжелой патологией вы столкнулись, тем большей самоотдачи и усилий это потребует.

Просьба: если вы здоровы, успешны, у вас все получается, любое дело спорится и вы не психиатр, который тоннами разбирает такие дела, но все же вам очень хочется сообщить свое некомпетентное мнение о бесхребетных дуралеях, то постарайтесь сдержаться. Я знаю, это чертовски трудно. Особенно, если твердо уверен, что просто надо пить на ночь марганцовку и закаляться в проруби — это сделает человека из каждого. Однако я всегда рад приятному общению и с удовольствием присоединюсь к интересному и содержательному обсуждению и просто флуду.

Короткое отступление:
Когда я писал первую статью, все приятели в один голос указывали мне на то, что это не формат Гиктаймса. Да и первый же комментарий полностью подтверждал их гипотезу. (Denkenmacht 02.02.18 в 10:32 — Зачем это здесь?) В целом, я сомневался в правильности написания такой статьи. Но количество комментариев меня озадачило. В тот период не много статей вызвали столь бурные обсуждения. Точно помню пост о запуске Falcon Heavy и статью Меклона про зубы. Но, черт возьми, Меклон — глыба, матерый человечище, а зубы есть у каждого, в отличие от СДВГ. Красный родстер же так и вовсе первый раз улетал в космос. А я лепил свой первый кулич в песочнице Гиктаймса.

Короткое отвлечение: (б…, да когда ты уже приступишь к статье идиот...) Простите, не могу сдержаться, совсем коротко о красной машинке… чес слово.

Я очень хотел написать статью о красной машинке, но… Хотеть что-то сделать и сделать это — не одно и тоже. Это был потрясающий художественный перфоманс, акт подлинного искусства, который поднял жанр на недосягаемую высоту. Леонардо навсегда закрыл вопрос совершенствования законов живописи, уж портрета точно. После “Джоконды” остальные могли расходится по домам или начать развивать художественную интерпретацию. Интерпретации чувств, явлений природы, человеческих состояний породили бесчисленное количество направлений, школ и техник живописи. Но Казимир Малевич “Черным квадратом” закрыл вопрос интерпретаций в живописи. Вы можете упражняться в любой технике, но лаконичнее и полнее вам уже не сделать. Илон Маск намеренно или случайно, в общем-то совершенно не позиционируя себя как художника-перформаниста своим актом творения в жанре перфоманса, шагнул туда, куда заходят лишь самые гениальные из художников. Я полагаю Тесла встала в один ряд с Моно Лизой и Черным квадратом. Жанр перформанса от этого не умрет, как не умерла живопись.

Часто выдающиеся художники, создавая свои творения, выходят настолько далеко за рамки ожиданий публики, что большинство даже не в состоянии увидеть, ощутить явления. Примеров много… Гоген, который так и не дождался, пока его поняли. Стравинский, которого освистали в 1912, оплевав один из самых величайших экспериментов в музыке. Совершенное Маском, не просто wow-эффект! Многие считают это отличной PR-акцией и не только в России. PR был прекрасен! Но это был акт искусства, который по значимости, содержанию и силе бесконечно превосходит все мыслимые утилитарные задачи. Явление, которое влияет на ход развития человеческой культуры. Но больше не отвлекаюсь!

Гиперактивность. Два очень важных фактора!

Фактор первый. Гиперактивность всегда сопровождает мания. Вернее, в подавляющем случае не мания, а гипомания. И сила ее сильно колеблется в течении дня, месяца и года.
Если сравнить манию с ураганом, то гипомания это пока еще шторм.

Мании бывают нескольких видов. Гипомании также могут в ослабленном виде повторять за старшей сестрой некоторые особенности течения. Но нам это все не интересно. Я не психиатр широкого профиля. Мне важно отметить то, что будет являться ключевым для СДВГ.

Для отъявленных зануд:

МАНИЯ

ГИПОМАНИЯ
Шкала Альтмана для самооценки мании.

Шкала мании Янга
Young Mania Rating Scale (YMRS)

MMPI — Но это вам точно не надо.

Мания — болезненное психическое состояние с сосредоточением сознания и чувств на какой-либо одной идее.

Для мании (или маниакального синдрома) характерна маниакальная триада, включающая в себя:

Гипертимию. Приподнятое настроение. Уверенность в себе, завышенная оценка своих сил и способностей. Преуменьшение сложности задач. Игнорирование рисков. Убежденность в осуществимости любых планов.

Ускоренные мышление и речь. Ускорение ассоциативных процессов.

Возбуждение со стремлением к какой бы то ни было деятельности.

Запомните:
Фиксация мыслей и чувств на одной единственной вещи.
Сильное стремление что-то сделать.

Понимание двух этих важных симптомов многое нам объяснит. И не задавайте раньше времени вопроса, какого же черта гиперактивные ничего не делают, а поручить им нельзя даже полдела, не то что одно единственное. Вы получите ответы буквально абзацем ниже.

Регулярная мания СДВГшника имеет мало общего с манией матерого шизофреника, который вот уже десять лет расшифровывает заговор рептилоидов по нумерологическому коду заголовков журнала “САД. ОГОРОД”.
В действительности я использую термин мания в отношении гиперактивных на абсолютно волюнтаристских основаниях. Очень вероятно, что, несмотря на некоторую схожесть, внутреннее состояние СДВГшников обусловлено совершенно другими факторами. Огромное количество команд сейчас вовлечены в исследования причин СДВГ, но до полного понимания причин расстройства пока еще очень и очень далеко. Если коротко, то отклонения обнаружены в семи областях головного мозга: паллидуме, таламусе, хвостатом ядре, скорлупе, прилежащем ядре, миндалине и гиппокампе, добавьте в это уравнение норадреналиновое нарушение активации функции ретикулярной формации, проблему ускоренного обратного захвата дофамина и станет понятно, насколько сложный характер носит это явление.

Вероятно, я несколько сгустил краски, и может показаться, что СДВГ — это приговор. И хотя при прочих равных наш интеллект развит менее, чем если бы мы воспитывались так же, но не страдали гиперкинетическим расстройством, речь не идет о серьезной умственной отсталости или тем более имбецильности. Мы прекрасно осознаем важность тех или иных жизненных задач, необходимость выполнить в срок курсовую, сдать вовремя проект. Людям вообще свойственно потянуть время, сделать все в последний момент, да и перфекционизм не так уж распространен. Просто по мере приближения сроков дедлайна или времени исполнения задачи у здоровых людей усиливаются побудительные сигналы, в то время как у нас миндалина по всей видимости не осуществляет необходимую регуляцию эмоций, а прилежащее ядро, работа которого связана, вероятно, с мотивацией через его роль в системе вознаграждений также по всей видимости барахлит. Управляющими сигналами для Homo являются именно эмоции. У здоровых, интеллектуально развитых людей логические решения запускают эмоциональный каскад, побуждающий исполнить обдуманное действие. СДВГ вносит паразитные сигналы, противостоять которым невероятно трудно.

Хотя почти все методики компенсации гиперактивности однозначно прописывают исключение всякой многозадачности, большинство СДВГшников уверены в своей супер многозадачности, благодаря способности моментально переключаться. Но правда в том, что мы не просто не многозадачны, мы болезненно однозадачны. Вместо ранжированной системы — один мощный импульс. Чаще всего делаем то, что в данный момент хочется больше всего. Но достаточно описаний. Перейдем к примерам и их разборам.

Кейс №1. Вечер, ночь, утро

На утро назначена деловая встреча. Мне нужно будет провести презентацию нашего продукта для потенциального клиента. Виртуальный тур по его компании для очков виртуальной реальности, который будет его киллерфитчей на отраслевых выставках, а также инструментом его сейлз-менеджеров на выездах. Чтобы подготовиться, я с вечера делаю беглый гуглинг. В целом у меня складывается абстрактная картинка в голове. Теперь логика подсказывает сделать тезисный конспект, зафиксировать наиболее проблемные пункты и подготовить формулировки того, как VR сможет визуализировать тот или иной момент, и в идеале уже подготовить пример конкретного художественного решения для этой части. Может в процессе разговора выяснится его не актуальность, но лучше, когда заготовки есть. Но я погуглил, что-то понял, и вместе того, чтобы исполнить план и лечь спать, чтобы быть свежим, делаю противоположное. Сознание отмечает задачу вроде как частично сделанной, и мой мозг тут же немедленно начинает занимать сюжет короткометражного VR-фильма о персонализированном АИ, друге и помощнике, который является цифровым персонально адаптированным продолжением пользователя. Сценарий давно готов, и главный действующий персонаж там девушка. Все коммерческие проекты служат одной цели — добыть, заработать денег на этот фильм. В последнее время у меня зрела небольшая доработка, которая вводит второго основного персонажа — молодого человека. Более того, на примете есть шапочно знакомый молодой актер, который очень подходит по типажу. Он довольно талантлив, но кроме того из очень богатой семьи. Вероятно если его заинтересует роль, то ему даже не придется обращаться к папе. По его меркам бюджет фильма — карманные расходы. Приглашать в проект бесталанную бестолочь, который его похерит своей игрой я бы не согласился ни за какие деньги. Как и ломать структуру сценария под типаж, который здесь не уместен. Именно поэтому первоначальный план — заработать и финансировать самим. Но здесь все сходится. Правда в том, что актер театральный и не факт, что его заинтересует участие в VR-фильме, что понравится роль, или понравится настолько, чтобы вложил в проект свои деньги. Но эта мысль становится маниакальной для меня. В течение ночи я делаю несколько подходов к тексту сценария, но выходит какое-то говно. Перекроить готовое повествование — довольно обстоятельная работа, требующая спокойного и вдумчивого подхода. Но я взвинчен. Я не могу спать и не могу писать. В итоге всю ночь курю и просто думаю о том, как было бы классно, если бы получилось. Утро. Я совершенно не выспанный. Приходит наш режиссер. На эту встречу она идет со мной. Начинает собирать необходимое ей оборудование. Делает это долго и обстоятельно. Затем наливает кофе и закуривает сигарету. Теперь мне неймется выезжать. В городе пробки! Я начинаю ее подгонять. За пять минут спокойную девчонку я превращаю в натертого эбонитовой дубиной персидского кота. В итоге хватаю портфель с очками, выбегаю на улицу. Греть машину. Вспоминаю, что Samsung не заряжен. Поднимаюсь наверх, где-то должен быть быть хоть один заряженный пауэрбанк. Нахожу его, и мы вместе с режиссером спускаемся к машине. Она задает вопрос, взял ли я мягкую салфетку для протирки оптики? Разворачиварачиваюсь, снова иду в студию. Потому что забыл еще и гигиенические маски под очки. На столике у выхода лежат два неодимовых магнита, которые кто-то сдвинул с железной поверхности и они слиплись между собой. Будь я выспанный, менее взвинченный, то сумел бы логикой подавить паразитный импульс. Но я крайне истощен, взвинчен и просто не замечаю, что импульсивное желание разделить магниты сейчас неуместно. Сил растащить их не хватает. Я иду на кухню, беру нож, чтобы втиснуть лезвие между ними. Большой нож не входит. Я беру тонкий, резким неаккуратным движением засовываю его между магнитами, ломаю лезвие и рассаживаю себе ладонь. Начинает хлестать кровь. До меня доходит ясное понимание: “Какие в п… магниты! Нахрен я вообще сейчас их взял!” Но теперь мне надо остановить кровь. Все, что я когда либо брал, я не возвращаю на место. Поэтому не могу найти спирт и вату, которыми в последний раз что-то протирал и бросил в неизвестном месте. Мечусь по студии, заливая все кровью. Нужно выходить. Отматываю туалетную бумагу и приматываю ее изолентой к ладони. Выхожу, сажусь в машину.

Анализ: Итак, на уровне логики я с самого начала знал как поступать правильно. Но в ответ на беглое гугление маниакальная самоуверенность прислала эмоциональный ответ — все ясно, и так справлюсь. Сценарий беспокоит меня давно, и я легко поддался мощному импульсу, переключив на него внимание. При этом будучи уставшим и взведенным сесть за его переработку я все равно не мог. То, что ничего дельного из таких наскоков не выходит, я прекрасно знаю. Вместо того, чтобы занять себя механической работой, которая, возможно успокоила бы меня (хотя возможно и нет), я слонялся по кухне с сигаретой, вращая, словно спиннер, мысль о том, понравится моему знакомому актеру роль или нет. Думать об этом до тех пор, пока сценарий не переписан и роль не ясна, а лишь проступает отдельными сценами из глубин сознания, абсолютно бессмысленно. Но импульсивное желание жонглировать миражами воображения полностью вытеснило задачу протереть оптику, зарядить Samsung, проверить все необходимое. Логика отправляла сигналы о бесцельном времяпровождении, но в качестве ответа я получал эмоциональный сигнал попробовать еще раз сесть за текст. И так несколько кругов. К утру истощенный мозг уже утратил всякие шансы на логические действия, и я уже был полностью во власти мало связанных единой задачей импульсов, среди которых был уж совсем паразитный — разделить магниты. Нетерпение и необдуманность действий закончились легкой травмой. Отсутствие привычки все класть на свои места и бросать немедленно прямо там, где было использовано, усугубило ситуацию.

Кейс 2. Машина

Исследования показывают, что люди с СДВГ чаще травмируются и чаще попадают в аварии. Как в серьезные, так и в мелкие. Серьезные аварии связаны с опасным вождением, переоценкой своих возможностей, плохим прогнозированием дорожной обстановки. Мелкие связаны с отвлечением в пробках на телефон, соцсети, проходящих мимо людей. В моей карьере было много опасных ситуаций. Первую машину я разбил на второй день, попав в серьезную аварию на мокрой дороге. За первые два года вождения я как минимум шесть раз был в ситуации, которые могли оказаться фатальными. Сейчас я стараюсь не садиться за руль без надобности. Серьезных аварий я не боюсь, потому что полностью исключил опасное вождение. Но в пробках часто отвлекаюсь и оттормаживаюсь на последних сантиметрах. В пробке я могу потерять фокус внимания. Поэтому всячески их избегаю. Во время вечерней или обычной городской езды я занимаю себя игрой — “супер плавная езда на топливную экономию”. Я должен обращать внимание на впереди стоящие светофоры, как можно чаще замедляться заранее, и в идеале подкатываться под зеленый. А экономайзер никогда не должен покидать зеленой зоны. Это нехитрая игра помогает мне держать фокус внимания на дороге.

Анализ: Я выработал ритуал игры, которая помогает мне держать в фокусе дорожную обстановку. Но если я попадаю в пробку, то это каждый раз потенциальная микро авария. Впрочем я избегаю часов пик, а в тех редких случаях, когда затор застает меня врасплох, риски не носят фатального характера.

Кейс 3. Дрифт и белка в колесе.
Мы в гостях, в машине у моего приятеля N. Я на переднем правом сиденье, жена за мной. Он еще более гиперактивный, чем я. Мы едем на прогулку по набережной Ашкелона. Вдруг он сворачивает на марину, утапливает газ и начинает бешенный дрифт между столбов против часовой стрелки. Ему это кажется прикольной шуткой. Гиперактивные часто, поддавшись импульсу, совершают глупые, необдуманные поступки. Он может и не плохо водит, но даже если бы за рулем сидел Михаель Шумахер, я предпочел бы оказаться снаружи. Кто угодно может допустить ошибку, а СДВГшник и подавно. Сам я не испытываю страха за себя, но знаю, что если он не справится с управлением, то удар придется скорее всего в заднюю правую дверь, где сидит моя жена. На просьбу прекратить он лишь поддает газ. Он классный друг и хороший человек, просто ему это кажется веселым. В этот момент он не осознает рисков. Я знаю гиперактивных, и знаю, что сам порой могу не подумав, неудачно шутить, поэтому сразу перехожу на ор благим матом, вырываю ручник и угрожаю вынести ногой лобовое стекло, если он не прекратит немедленно.

Он работает подрядчиком на сборке гостиничной мебели, установки гарнитуров в домах престарелых и социальном жилье. В отличие от меня он очень коммуникабелен и все время перегружен заказами. На него работает несколько бригадиров со своими бригадами. Впрочем его кадровый выбор всегда его подводит. Его деятельность достаточно прибыльна и масштабна, чтобы полностью отдаться ее регулированию. Но параллельно он майнит крипту, и перепродает лоты на ебей. Крипта навряд ли окупает электричество, перепродажа лотов на ебей отвлекает его внимание. Он невнимателен при подписании договоров, его бригадиры без должного надзора регулярно факапят. Когда очередной срок сдачи про***н, он хватает перфоратор и в одиночку может за пять часов закрыть три-четыре дня рабочей бригады. Низкое качество его высокочастотного сверления бросалось бы в глаза, если бы его бригады сами не были бы криворукими наркоманами. Его “сегодня”, состоит из расхлебывания того факапа, который случился вчера, которым предполагалось рассчитаться с тем факапом, который был позавчера. Я его обожаю. Поэтому даже в самые трудные для меня времена, когда он звал меня бросить все и приезжать к нему бригадиром, повторял ему один и тот же совет: избавиться и уволить всех, кто своими речью, движениями, манерой ходить туда-сюда во время беседы напоминает меня.

На этом я заканчиваю первую часть. Описывать более привычные прокрастинационные кейсы смысла нет. Из описанного выше механизм вполне понятен.
Резюмируя: нарушено ранжирование эмоционального сигнального аппарата. Логические решения не формируют побудительных сигналов в эмоциональный аппарат. Внимание сужено до единственного объекта или мысли, и а мощные импульсы бросают его с одного на другое практически бесконтрольно.

Анонс без указания точных сроков:

В ближайшее время я попробую связаться С Леонидом Семеновичем Чутко, доктором медицинских наук, единственным специалистом в Санкт-Петербурге, в монографиях которого я нашел работы по СДВГ у взрослых. Если кто-то в комментариях или в личку скинет еще актуальные контакты — буду очень признателен.

Так же у меня в планах связаться с ребятами из института Бехтерева, если удасться, возьму интервью у Макарова Игоря Владимировича, он научный руководитель 4 отделения детской психиатрии. Сроков не называю. Но постараюсь не затягивать.

Поэтому для тех, кому это актуально, оставляйте вопросы в комментариях, но лучше в личку.

Кроме этого вопрос: Я еще не пробовал разрешенную в России “Страттеру”. По описанию — дикая дрянь, взгоняющая, в основном, норадреналин. Но в любом случае я попробую ее действие. С ней мой список будет полным. В Израиле мне выписывали риталин, его я сменил на аддерол, который мне показался менее злым. В России перепробовал практически весь спектр по ноотропам, эффективность которых колеблется возле 0. Фармакологическая реакция — дело исключительно индивидуальное, но если это кому-то актуально, то я напишу отчет по фарме с субъективными оценками.

И да, естественно СДВГ имеет широкий спектр — от почти незаметного до предельного моего случая, когда стрелка СДВГметра залипла в красной зоне и пытается дать еще оборот, норовя свернуться спиралью. Большинство случаев лежит где-то срединной зоне, проявляясь лишь неявной импульсивностью, рассеянностью, проблемами долгой концентрации на задаче.

Тания — одна старая глупая еврейская книга, опубликованная в конце восемнадцатого века и содержащая невероятное количество ахинеи даже с позиций того времени гласит: “Мозг властвует над сердцем”. Видимо Ребе хотел сказать, что разум правит эмоциями. Это ошибочное мнение. Впрочем, чего ждать от служителей хоть какого религиозного культа?! Действительность в том, что разум и эмоции — это двусторонний канал связи, где эмоции являются неотъемлемой частью управляющего аппарата. Впрочем, что-то все же есть истинное в этом утверждении. Наличие разума оставляет надежду, что эмоции можно починить. Просто иногда эта задача сложнее, чем кажется.

И Вы, конечно, помните, что это мне чудится, будто я Гуру. Вам так казаться не должно. Я стараюсь быть внимательным, но всегда могу сморозить чушь. Поэтому неправильно спрашивать у меня: как быть и что делать. Правильно — грамотно описать проблему и сформулировать вопрос, который я включу в интервью. Но если подозрения серьезны, не ждите у моря погоды, а действуйте безотлагательно. Особенно, если дело касается детей.

habr.com

Психиатры заявили о недостаточности лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности - Социальная ответственность

Всего 10% из 500 тыс. (50 тыс.) британских школьников с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) принимают лекарства, которые помогают контролировать импульсивное поведение. К такому выводу пришли ученые из Оксфордского и Мельбурнского университетов. О результатах работы, опубликованной в журнале The Lancet Psychiatry, сообщает издание The Independent.

Эксперты считают, что проблема СДВГ в Великобритании и многих других странах серьезно недооценивается. Из 10,3 млн школьников страны 5% подвержены этому неврологическо-поведенческому расстройству развития. Обеспокоенность общества по поводу того, что дети с данным синдромом подвергаются чрезмерному лечению психотропными препаратами, не соответствует действительности.

По мнению специалистов, основная причина недостаточного охвата детей медикаментозным лечением – отсутствие отлаженной системы диагностирования синдрома. Кроме того, подавляющее большинство потенциальных пациентов проживает в социально неблагополучных районах, либо не имея доступа к специализированным медицинским услугам, либо стесняясь обращаться к ним. В дополнение ко всему осведомленность родителей и педагогических работников об особенностях  психического здоровья детей находится на низком уровне.

Главные симптомы СДВГ: короткий период внимания, плохо управляемая импульсивность и гиперактивность. Ученые считают, что отсутствие лечения в детстве может серьезно осложнить шансы человека добиться успеха во взрослой жизни, так как синдром затрудняет восприятие информации и снижает интеллект. Людям с не диагностированным СДВГ труднее получить хорошее образование и найти достойную работу. Они чаще попадают в криминальную среду и в итоге оказываются в тюрьме. У них в четыре раза выше уровень смертности, чем у населения в целом, вызванный такими причинами, как дорожно-транспортные происшествия, курение и плохое питание.

В ходе исследования ученые проанализировали данные 133 научных экспериментов

со всего мира, изучавших эффективность лекарств в терапии СДВГ. Около 24 тыс. пациентов, в том числе 14 тыс. детей, приняли участие в испытаниях. Выявленные результаты показали, что назначение психотропных препаратов детям в возрасте от 5 до 17 лет для лечения СДВГ дает положительные результаты, улучшая их поведение и самочувствие. Такие лекарства нормализуют работу тех отделов мозга, которые отвечают за комплексную познавательную деятельность, способности к планированию, смену различных видов активности.

Ряд психиатров заявили, что данное исследование демонстрирует успехи и преимущества медикаментозного лечения СДВГ. При этом они подчеркивают, что врачи, принимая решение о назначении того или иного психотропного препарата, должны руководствоваться принципами целесообразности и осознавать ответственность за выписанный рецепт.

"Я твердо верю, что если бы больше детей принимало лекарства от СДВГ, то больше детей обладало бы лучшим физическим и психическим здоровьем и не попадало в преступную среду", – заявила Луиза Феодосиу из Королевского колледжа психиатров.

Другие специалисты призывают не торопиться с приемом психотропных препаратов. Они рекомендуют вначале опробовать альтернативные методы воздействия на психику ребенка. В частности, предлагается разрабатывать для родителей программы правильного обращения с детьми с психическими особенностями. Они включают обучение методам когнитивно-поведенческой терапии и умению прививать детям социальные навыки.

Во Франции существует практика, когда государство оплачивает детям с СДВГ занятия в спортивных клубах, плавательных бассейнах, а по итогам года контролирует, насколько спортивная активность нормализовала их поведение. Эксперты считают, что именно поэтому во Франции отмечается крайне низкий показатель детей школьного возраста, получающих медикаментозное лечение от СДВГ – всего около 0,5%.

Материал предоставлен проектом "+1".

 

tass.ru

СДВГ: 10 мифов о синдроме дефицита внимания и гиперактивности

СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, окруженное мифами. Их не десять – их сотни и тысячи. Остановимся на основных

СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, окруженное мифами. Их не десять – их сотни и тысячи. Остановимся на основных.

Рисунок Дмитрия Петрова

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, встречающееся примерно у 5% детей. У городских – чаще, чем у деревенских, у мальчиков – в 4-5 раз чаще, чем у девочек/

Не станем здесь обсуждать главный миф, который активно поддерживают, например, сайентологи и организованная ими Гражданская комиссия по правам человека: мол, СДВГ – это надувательство, миф, результат всемирного заговора психиатров и фармакологов. Спорить с сайентологами – так же бессмысленно, как мести дорогу в листопад, сколько ни убирай – нападает еще. Отношения сайентологов с психиатрией и психологией вообще и с СДВГ в частности – отдельная огромная тема, которая еще ждет своего исследователя. Но недоверчивое российское общество очень охотно принимает на веру идеи «нет никакой болезни», «не надо травить детей таблетками», «хорошего ремня – вот чего им надо». На этом и остановимся.

«Они не больные – они разбалованные и невоспитанные»

На первый взгляд кажется, что дети с СДВГ, не признающие никаких правил и норм, ежесекундно делающие что-то не то, в самом деле плохо воспитаны. Кажется, что надо просто объяснить им, как себя вести.

Беда в том, что объяснения с этими детьми не работают. Дети прекрасно знают правила и нормы. Но когда им нужно применить их на практике в сложной, перегруженной эмоциями ситуации – они забывают обо всех правилах и немедленно выбирают самое простое и самое дурацкое решение. Так домашние хозяйки безо всякого СДВГ регулярно хватаются за горячие кастрюли и противни, где что-то горит, и обжигаются до пузырей — просто потому что надо срочно убрать еду с огня, а про прихватку подумать некогда…

Строго говоря, дети с СДВГ в самом деле не «больные» — и относиться к ним как к «больным» очень вредно. Примерно так же вредно относиться к ним как к здоровым и «охамевшим», и лечить их ремнем.

«Ремня им хорошего надо»

Ремень – это только акция устрашения. Дети с СДВГ нарушают правила и нормы почти ежеминутно. Когда родители начинают применять ремень – у них очень быстро исчерпывается арсенал педагогических мер. Отношения между родителями и детьми разрушаются, главным средством воспитания становится устрашение. Но и его хватает ненадолго – до подросткового возраста. А потом?

А самое главное – насилие не помогает детям с СДВГ решать их проблемы: вовремя вспоминать об обязательствах, своевременно делать уроки и проверять себя, продумывать сложные для них алгоритмы поведения в трудных ситуациях, даже наводить порядок в комнате. Для ребенка, который не в состоянии выстроить простую программу поведения – что сначала, что потом, что в последнюю очередь, — и не может удержать в голове три пункта списка, уборка в комнате превращается в бессмысленное мучение, его надо специально учить наводить порядок. А ремень ничему не учит.

«Они себя не контролируют – они больные, значит, им надо все прощать»

Это так же глупо и вредно для детей, как и ремень. Все прощать – это оставить ребенка в хаотическом мире вообще безо всяких границ, рамок, направления и указания. Это все равно что высадить его посреди Пекина или Куала-Лумпура без денег, документов, словаря, карты и телефона. Как он должен понять, куда идти, что делать, как жить?

Попустительство так же вредно, как и физическое наказание. Ключ к решению проблем СДВГ – это понятные (написанные и нарисованные в том числе) правила, схемы и алгоритмы, постоянная обратная связь со стороны взрослых, дополнительная мотивация (нормальная детская мотивация – интересно, любопытно, хочется узнать больше – у этих детей быстро угасает).

«Их не надо лечить, их надо воспитывать»

Лечение и воспитание не исключают друг друга. Когда родители начинают понимать, в чем причина проблем ребенка и как правильно организовать его жизнь и учебу, — и ребенку, и родителям становится гораздо легче жить. Если удается найти общий язык со школой и организовать помощь ребенку в школе — жизнь почти совсем нормализуется. Компенсировать удается очень многое, и при правильном педагогическом подходе многие дети обходятся без лечения. Это, впрочем, не значит, что лечение вообще никому не нужно.

«Им не место в нормальной школе, им лечиться надо»

Лечиться бывает необходимо. Правильно поставленный диагноз и грамотно подобранное лечение часто позволяют добиться эффекта, которого не дают ни учительские гневные записи, ни папин ремень, ни мамины слезы. В лучших случаях родители сами замечают, как ребенок меняется после начала лечения: он становится собранным, внимательным, больше успевает, меньше теряет вещи, меньше ссорится и скандалит.

«Знахарь-шарлатан» (1879 г.), худ. Альбер Анкер

Тем не менее школы не должны считать, что учить гиперактивных детей – не их задача. Дети с СДВГ имеют такое же право на обучение, как и все остальные дети. И никакие чужие мамы не имеют права писать коллективные жалобы с просьбой убрать скверного ребенка из класса. Они имеют право требовать, чтобы школа обеспечила безопасность их детей, и не более. И школам в самом деле надо многому научиться, чтобы справляться с «гиперами». Выпихнуть их из школы – самый простой вариант, но совершенно незаконный. В идеале лечение, помощь дома и помощь в школе должны дополнять, а не исключать друг друга.

«Такие дети были всегда, это новомодное название для двоечников и хулиганов»

Такие дети в самом деле были в каждом классе, и обычно они действительно получали клеймо «двоечников» и «хулиганов». Когда ребенок с детства привыкает к тому, что он – плохой, что он заслуживает осуждения, — антисоциальный исход становится для него все более вероятным. Для того, чтобы избежать такого исхода, от родителей и учителей такого ребенка требуется очень много внимания, терпения, любви – и высокого профессионализма. Простые и понятные меры – «просто любить», «просто побольше спрашивать», «просто пороть», «просто побольше уделять внимания» — с такими детьми не работают. Чтобы с ними справляться, надо специально учиться особым методам помощи.

«Сейчас у всех детей дефицит внимания, это из-за компьютера и телевизора»

В последние десятилетия все чаще говорят о том, что раньше дети были способны читать медленно, воспринимать сложные тексты – а теперь не в состоянии даже прочитать и понять простой отрывок. Говорят о «клиповом сознании», о цивилизационном сдвиге – и о новом поколении детей.

В самом деле – даже взрослые привыкают читать быстро, по диагонали. Старые и любимые детские фильмы, которые мы смотрели с замиранием сердца, сейчас кажутся невыносимо затянутыми, медленными – мы привыкли к более стремительному монтажу, быстрой смене кадров. Разумеется, все это верно и для нового поколения детей. Кроме того, нынешние дети не относятся к старшим с пиететом по умолчанию – авторитет у них приходится трудно зарабатывать; у многих из них в самом деле отсутствуют представления о правилах и нормах поведения – но все это не имеет никакого отношения к клиническим проявлениям СДВГ.

Любой, кто выступал перед детской аудиторией, видел, что обычно дети (при условии, что им рассказывают что-то интересное) начинают болтать и ерзать на стульях минут через пятнадцать-двадцать после начала. Но в каждой аудитории есть три-четыре человека, которые начинают вертеться и раскачиваться уже через пять-десять минут – и обычно это наши сдвг-шки. Хотя и поколение одно, и телевизор с компьютером всем доступны. Дети с СДВГ в самом деле больше склонны прилипать к компьютеру и телевизору – но здесь совсем другая причинно-следственная связь: телевизор и компьютер позволяют им поддерживать высокий уровень внимания, не прилагая к этому никаких усилий. Отсюда – миф 8:

«Да нет у него никакого дефицита внимания, вон он четвертый час за телевизором сидит и внимательно смотрит»

Внимание бывает произвольным (это когда человек сам его направляет на какой-то предмет и удерживает усилием воли) и непроизвольным. Когда мы идем по улице и видим мельтешащую огнями рекламу или уличную драку – мы непроизвольно таращимся туда, нам не надо совершать усилий. А вот когда ведем машину – надо специально сосредоточиться – и, наоборот, игнорировать все и светящиеся рекламы, и уличные драки (вот это как раз людям с СДВГ дается очень плохо, поэтому взрослые с СДВГ чаще попадают в аварии).

Телевизор и компьютер сами тебе светят, мерцают, поют, пляшут, развлекают – от тебя не требуется никакого усилия, чтобы удерживать внимание на экране или мониторе. Наоборот, детям с СДВГ очень сложно от них отлипнуть. То же самое у них бывает с очень любимыми делами – собиранием «Лего», например. А вот когда читаешь теорему по геометрии – усилий, чтобы удерживать внимание на тексте учебника, требуется очень много. Единственное исключение – дети, которые влюблены в математику, такие тоже бывают.

«Это дети индиго, им не надо мешать, они обладают врожденной мудростью»

«Дети индиго» – это оккультная концепция, одна из бесчисленных вариаций религиозной философии в русле Нью Эйдж. Инопланетная сущность Крион, синяя аура, ясновидящая, лечение кристаллами – есть люди, которым это очень нравится. Разумеется, очень привлекательная идея – считать своего ребенка не больным, не проблемным, а особо одаренным и гениальным.

В самом деле, СДВГ часто сочетается с одаренностью, в мире этот феномен известен как «двойная исключительность», сочетание дефицита в одной области и одаренности в другой. Более того, одаренные дети в скучной обычной школе могут так же ерзать, изнывать и балбесничать, как самые гиперактивныегиперы – и спасает их от этого адекватный уровень учебной нагрузки.

Но отношение к своему ребенку как к «древней мудрой душе», которая сама все знает – это, помимо оккультизма, еще и безответственное требование преждевременного взросления. Ребенка, по сути, вынуждают быть взрослым — принимать сложные решения, быть хозяином положения, быть лидером, когда он еще не обладает ни нужным опытом, ни знаниями, ни навыками для этого.

«Это нормальные дети, просто взрослые хотят, чтобы они сидели смирно и не мешали, и потому зомбируют детей таблетками

Нормальная познавательная активность ребенка, даже когда повышенная, отличается от гиперактивности главным: она имеет цель и смысл. Гиперактивность – активность хаотичная, случайная, бесцельная. Ее единственная цель – сиюминутная стимуляция, получение сильных ощущений, а не познание.

Разумеется, школы не идеальны, в школах может быть скучно, однако гиперактивность и невнимательность не вызываются плохим качеством обучения (как не вызываются и плохим воспитанием).

Лечение СДВГ не нацелено на то, чтобы ребенок сидел смирно и молча. Седативные (успокоительные) препараты не применяются для лечения СДВГ. Препараты, разработанные для этого состояния, нацелены на увеличение времени активного внимания – то есть ребенок получает возможность слушать учителя внимательно не пять минут, а двадцать пять; не реагировать сразу, а подумать; не бросать домашнюю работу на пятой строчке, а доделать до конца… В тех случаях, когда лечение подобрано адекватно, родители часто говорят о том, что ребенок становится взрослее, разумнее, внимательнее, начинает лучше учиться, меняется к лучшему даже атмосфера в семье.

Впрочем, как уже было сказано выше, лечение не заменяет, а дополняет родительские воспитательные усилия. Понимать своего ребенка, уметь правильно помочь ему, уметь поддержать его – все рано самое главное.

Кадр из фильма «Вождь краснокожих» (1962)) Леонида Гайдая

Также по теме:
Прыгучие невидимки: выставка про детей с гиперактивностью

www.miloserdie.ru

Сайт родителей детей с СДВГ: Вопросы к психиатру

Врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук, доцент Л.О. Пережогин – старший научный сотрудник Отделения социальной психиатрии детей и подростков ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Росздрава
Дистанционное консультирование – http://www.otrok.ru

(Специально для сайта Наши невнимательные гиперактивные дети)

Разграничение сфер деятельности неврологии и психиатрии: с какого возраста можно говорить о детской психиатрии? Что относится к ее области, а не области неврологии?

Разграничение между неврологией и психиатрией принципиальное. Неврология это медицинская наука, занимающаяся изучением структуры и функциональной работы нервной системы, а диагностикой и лечением ее заболеваний на общепатологическом уровне – уровне клинической медицины – занимается ее подотрасль – невропатология. Область невропатологии – это воспалительные заболевания, инфекции, травмы, опухоли, наследственные болезни, пороки развития нервной системы. Психиатрия – наука прежде всего об аномальном поведении, независимо от его происхождения. Во многих случаях она пересекается с невропатологией – болезни нервной системы могут сопровождаться патологическим поведением. У невропатологии и психиатрии один материальный предмет изучения – головной мозг, но они занимаются разными его функциями: невропатология – общебиологическими, психиатрия – высшими, интегративными функциями – теми, что составляют сущность человека, как разумного существа. В связи с этим ограничены методы психиатрии – она отталкивается в своем клинико-психопатологическом методе от взаимодействия с больным – общения с больным, изучения его переживаний, чувств. В связи с этим можно говорить о психиатрии детского возраста, начиная преимущественно с 2-2,5 лет (за исключением грубейших форм психических расстройств детского возраста, которые могут быть выявлены и ранее).

Разграничение сфер деятельности психолога, психотерапевта, психиатра?

Проще сказать о психотерапевте и психиатре. Это, по сути, одно и тоже. Психотерапевт – это врач-психиатр, который использует в лечении своих пациентов преимущественно психотерапевтические методы. Этим определяется круг его пациентов – это в основном пациенты с пограничными психическими расстройствами. Обычно психотерапевт получается из психиатра путем дополнительного обучения психотерапии на протяжении нескольких месяцев. Психолог – это принципиально другой специалист. Говорить просто «психолог» также нелепо, как просто «врач». Как у врачей, так и у психологов, десятки специальностей. Чаще всего мы сталкиваемся с патопсихологом патопсихология изучает психические расстройства экспериментально-психологическими методами (тестовыми методиками). Ее прикладное значение в медицинской практике проявляется в использовании полученных в эксперименте данных: 1) для дифференциальной диагностики психических расстройств; 2) для установления меры выраженности психического дефекта в интересах экспертизы – судебной, трудовой, военной и пр.; 3) для оценки эффективности проводимого лечения по характеристикам динамики психического состояния больных; 4) для анализа возможностей личности больного с позиции ее сохранных сторон и перспектив компенсации утраченных свойств – в целях выбора психотерапевтических мероприятий и проведения психической реабилитации. Нередко встречаются нейропсихологи – специалисты, которые используют синдромный анализ для квалификации нарушений функций и диагностики поражений мозга. Методы анализа являют собой набор специальных проб, адресуемых к различным познавательным процессам, произвольным движениям и действиям. С помощью этих методов были изучены (А. Р. Лурия и его учениками) различные нейропсихологические синдромы – закономерные сочетания нарушений высших психических функций при поражении различных мозговых структур. Используя свои пробы в качестве стимулов, нейропсихологи составляют специальные серии реабилитационных упражнений, позволяющих поврежденному мозгу восстановить утраченные функции за счет сохранных структур. Еще есть социальные психологи, педагогические психологи, инженерные психологи, зоопсихологи и т.д. – все они решают круг задач, соответствующий их специализации, используя экспериментальные методы исследования и основанные на них решения. В случае т.н. психологического консультирования при наличии психических расстройств психолог – очень важный помощник врача. Для здоровых людей – по сути, друг напрокат, мудрый советчик, учитывающий трудноуловимые особенности личности и помогающий корректнее справиться с трудной жизненной ситуацией. Следует особо подчеркнуть, что психолог – не врач, ему запрещено самостоятельно лечить, устанавливать диагнозы, практиковать психотерапию. Самостоятельно справиться с психическим расстройством психолог не в силах: это значительно выше его компетенции. Жаль, что многие психологи этого не понимают и только подрывают доверие к специалистам своей профессии.

Скажем, если ребенок – ипохондрик или до паники боится лошадей (луж, велосипедов) – как понять, когда надо к специалисту – и к какому?

Вернемся к первому вопросу. Все аномальное поведение – круг компетенции врача-психиатра. В частности – боязнь животных, предметов – это специфическая фобия (код диагноза F 40.2), (ипохондрия – это не самостоятельное психическое расстройство, а симптом, встречающийся при различных психических расстройствах, в основном – при расстройствах личности, неврозах, шизофрении). Обратиться к врачу следует, как только возникают симптомы психических расстройств, – безотлагательно. Это часто значительно улучшает прогноз. Врач-психиатр, если это необходимо, привлекает для комплексной диагностики и лечения смежных специалистов – невропатолога, патопсихолога, электрофизиолога и т.д.

Когда, в каких случаях ребенку нужна консультация психиатра?

Снова вернемся к первому вопросу. Все аномальное поведение – круг компетенции врача-психиатра. Если возникает необычное, труднообъяснимое, не характерное для данного возраста поведение – следует немедленно обратиться к врачу.

На что и с какого возраста следует обращать внимание? Возрастные странности, случайные странности, трудный характер или начало психического заболевания? Где грань?

Эта грань действительно трудноуловима. И то или иное поведение нельзя оценивать изолированно от его причины, формы реализации, переживаний человека, у которого мы наблюдаем тот или иной поведенческий феномен. Определить эту грань может только врач-психиатр, но и ему требуется часто много времени для наблюдения, помощь других специалистов, подробный рассказ близких больного, чтобы верифицировать симптомы, диагностировать синдром и психическое расстройство, либо установить факт психического здоровья. Приведу пример: человек целый час ходит медленным шагом по кругу вокруг фонарного столба. Странное поведение? Странное. В чем его причина? Навязчивое действие? Исполнение приказа галлюцинаторных голосов? Кататонический манежный бег? Симуляция психического расстройства? Потерял здесь «счастливую» монетку? Проиграл спор – теперь должен обойти вокруг столба 1000 раз? Мы этого никогда не узнаем, пока не вступим в контакт с этим человеком, не воспользуемся клинико-психопатологическим методом – главным инструментом психиатрии. Поэтому если вас одолевает сомнение, нормативное ли поведение вы наблюдаете у ребенка, необходимо проконсультировать его у врача.

Какие средства есть в арсенале детского психиатра, кроме медикаментозного лечения?

Их немало. Прежде всего это психотерапия. В ряде случаев психотерапия позволяет совершенно отказаться от медикаментозного лечения, в ряде случаев позволяет сократить период приема препаратов, в ряде случаев существенно улучшает общее состояние пациента, продолжающего принимать препараты. Психотерапия и психофармакотерапия – не альтернативные, а взаимодополняющие методы. Поскольку психиатр врач, то в его арсенале весь спектр лечебных приемов клинической медицины. Диетотерапия – например, генетическая патология – фенилкетонурия – приводящая к глубокому слабоумию, излечивается на 100% диетой. Все методы санаторно-курортного лечения от терренкура до ванн и душа. Витамины, фитотерапия. Редко, но практикуются и хирургические методы – например, при лечении крайне тяжелых форм эпилепсии.

Что нужно знать родителю на тот случай, если ребенку назначают лечение психотропными препаратами? Как оценивать риск и пользу? Как понять, нужно ли это лечение ребенку?

Родителю надо знать все побочные эффекты препаратов, которые принимает ребенок (они перечислены в листке-вкладыше), и если таковые возникнут, следует немедленно информировать врача. Следует знать, какие препараты и в какой дозе принимает ребенок. Родитель должен знать, какие другие препараты принимает ребенок, всегда предупреждать врачей других специальностей о приеме ребенком психотропных препаратов. Родитель должен знать ожидаемый эффект от приема препаратов и ориентировочные сроки его наступления. Оценивать риск и пользу вы сможете только вместе с лечащим врачом, чем подробнее вы будете рассказывать врачу о поведении вашего ребенка, тем легче будет подобрать правильное лечение. Понять, нужно ли ребенку лечение, не будучи специалистом, вы не сможете. Лучше выберите себе врача, которому вы будете доверять, и полагайтесь всецело на его мнение.

ГРДВ по МКБ-10 – психическое заболевание, относящееся к области психиатрии. Имеют ли психиатрические шифры какие-то особенности, сказывающиеся на пациенте?

Некоторые имеют. Например, больному эпилепсией не суждено стать летчиком. Иначе его припадок за штурвалом самолета будет стоить жизни и ему, и сотням его пассажиров, и людям, на крышу дома которых упадет самолет. Некоторые никак или почти никак не сказываются на жизни пациента. Боится человек пауков. И Бог с ними. Трудно придумать такую ситуацию, когда это может сыграть серьезную роль в его жизни, ну разве что не станет зоологом-паучатником. Просто код диагноза – пустая формальность. МКБ-10 вообще статистическая, а не клиническая классификация. На судьбу пациента влияет не установленный ему диагноз, а психическое расстройство, которым он страдает. В ряде случаев оно серьезно ограничивает его возможности. Даже если мы поставим диагноз «здоров» умственно отсталому ребенку, отличником в школе он не станет… Многие больные никогда в жизни не обращаются к врачу – насколько показателен пример алкоголиков! Но с работы их выгоняют за прогулы и появление в нетрезвом виде, а не за диагноз алкоголизма.

Какое значение психиатрический диагноз имеет для дальнейшей жизни человека («клеймо на всю жизнь»)?

Есть в обществе такое явление – стигматизация. Собственно, латинское словечко stigma и означает дословно «печать, клеймо». Стигматизация – явление общественное и трудноуправляемое. Сидел в тюрьме – клеймо на всю жизнь, болел сифилисом – второе, лечился у психиатра – третье… Но жизнь меняется: теперь бывшие уголовники порой и депутатами становятся, а проститутки – кумиры молодежи. Кое-кто из бывших пациентов психиатров – актеры, писатели, художники, воротилы бизнеса, спортсмены, ученые – словом, успешные, уважаемые люди. И никакого клейма они не носят. Клеймо налагает не диагноз. Клеймо налагают невежественные люди.

Учет у психиатра: в каких случаях на него ставят? Что он дает? Какие могут быть последствия?

На него «ставят» всегда, как только человек обращается к врачу. Вы пришли в диспансер за справкой в ГИБДД? Вам ее выдали? Выдали вам справку не просто так: психиатр вас освидетельствовал, результаты освидетельствования занес в карту, вы ушли – а карту положили в регистратуре на полочку. А в Минздрав отправили статистический талончик. Это называется консультативным учетом. Карта проваляется на полочке 5 лет – и ее выбросят. Для людей, которые посещают врача регулярно и с лечебной целью существует диспансерный учет – он больше связан с тем фактом, что большинство больных получают бесплатные лекарства, периодически госпитализируются в клиники, совершают, увы, правонарушения – все это требует учета и контроля. Без истории болезни врачу очень трудно, почти невозможно работать – значит нужна карта. Просто в нашем обществе существует предубеждение в отношении психиатра и его пациентов – та самая стигматизация, о которой говорилось выше. Оттого карта в психоневрологическом диспансере вызывает столько споров, а карта у стоматолога или гинеколога в женской консультации воспринимается как норма. Пациентам онкологического или дерматовенерологического диспансера сочувствуют, а пациентов психоневрологического диспансера сторонятся? Это, увы, пережиток средневековья, с которым должно бороться гражданское общество.

Зачем предлагают госпитализацию в психическую больницу для обследования? Можно ли избежать госпитализации в 6 больницу, обследоваться амбулаторно?

Госпитализацию в больницу обычно предлагают с целью более точного установления диагноза, если он не ясен, либо для подбора терапии, либо для проведения комплексного обследования. В принципе, в большинстве случаев многое из того, что делается в клинике, можно сделать и амбулаторно, но на это придется потратить больше времени и сил. В клинике же все и все под рукой. В ряде случаев, например, судебная, военная экспертиза – помещение в клинику предусмотрено самой формой экспертного исследования и оговорено законодательно.

Куда больница, психический диспансер должны и не должны сообщать диагноз? Имеют ли они право передавать друг другу документы без выдачи на руки родителям ребенка? В каком случае?

В соответствующие вышестоящие медицинские инстанции. В медицинские учреждения, осуществляющие наблюдение и лечение данного пациента. В правоохранительные органы и органы военного учета (для лиц, подлежащих учету). Медицинские документы они вправе не выдавать на руки родителям (законным представителям) ребенка, но не вправе скрывать диагноз и методы лечения. Все нюансы оговорены в Законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и в соответствующих подзаконных актах.

Где фиксируется диагноз ребенка, на что влияет? (Водительские права, поступление в вуз, призыв в армию, право быть усыновителем, дееспособность?)

Диагноз фиксируется в тех медицинских документах, которые ведутся в медицинских учреждениях, что наблюдают ребенка: историях болезни в клиниках, диспансерных и амбулаторных картах поликлинических и специализированных учреждений. Как уже говорилось выше, диагноз ни на что не влияет, на способность лица осуществлять свои права и приобретать обязанности влияет его психическое состояние. Чтобы получить права или поступить в ВУЗ, надо пройти соответствующие медицинские комиссии, которые устанавливают пригодность к вождению автомобиля или обучению в соответствующем ВУЗе или на соответствующей специальности. За призыв в армию отвечает военно-врачебная экспертиза, осуществляемая медицинской службой Министерства Обороны, а недееспособность устанавливается судом на основании рекомендаций судебно-психиатрической экспертизы в рамках гражданского судопроизводства. Все эти действия регламентированы законодательно.

Агрессивные, импульсивные юноши с СДВГ, с малой вероятностью поступить в вуз – кандидаты в армию, – а оружие доверять таким нельзя. Как обезопасить своих сыновей, если их призывают?

Сама постановка вопроса не очень корректная. Во-первых, сейчас все больше студентов учатся в ВУЗах за деньги – и вступительные экзамены стали для них формальностью. С другой стороны, все меньше юношей отправляются служить – и в перспективе служба в армии станет полностью осуществляться на контрактной основе. С другой стороны, огульно судить, можно ли какой-то категории граждан доверить оружие, я бы не стал: для этого существует военно-врачебная экспертиза, которая рассматривает каждый случай индивидуально. У многих детей с СДВГ по мере взросления в случае адекватной терапии состояние компенсируется настолько, что вполне может допустить их пригодность к военной службе. От чего их в таком случае следует обезопасить? А то получается очень двойственная позиция: в армию нам нельзя, а на учете в диспансере стоять мы не хотим – это, дескать, ведет к стигматизации. Права гражданина всегда уравновешиваются обязанностями, а служба в армии – Конституционная обязанность, гражданский долг.

Справки для военкомата – как собирать? СДВГ и коморбидные расстройства – что является противопоказанием для службы в армии, а что нет?

Если ребенок наблюдается в диспансере по месту жительства, то в положенный срок из диспансера в призывную комиссию направят все нужные бумаги. Потом будет обследование, на которое юношу направит призывная комиссия, которое и даст ответ, годен ли он к службе. Если ребенок наблюдался у частнопрактикующего врача или в негосударственном медицинском учреждении или в государственном – на платной основе – то следует взять там выписку из истории болезни (амбулаторной карты) установленного образца и представить ее заблаговременно в призывную комиссию (лучше – заказным письмом с уведомлением о вручении). Противопоказания для службы в вооруженных силах отражены в специальном приказе Министерства Обороны и в Приложении к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 20 апреля 1995г № 390, с изменениями, внесенными постановлением Правительства РФ от 22.10.98г № 1232. СДВГ в этом перечне нет, но это не значит, что все юноши с этим диагнозом годны к службе – СДВГ часто бывает следствием, например, органической церебральной патологии – а это один из пунктов, ограничивающих годность. Все решает экспертиза, проводимая конкретному призывнику, а не формальные списки.


adhd-kids.narod.ru

Все о - Синдроме дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

Дети в выпускных классах изучают варианты дальнейшего… …профильного обучения. Родители детей с СДВГ особенно озадачены данным вопросом, так как для многих подростков с таким диагнозом обучение в колледже будет достаточно сложным. КолледжПодробнее…

Сегодня в образовании активно внедряются инклюзивные практики, которые направлены на уравновешивание прав на получение образования для детей с ограниченными возможностями (ОВЗ). И одним из важных условий успешного внедрения инклюзивного образовательного маршрута являетсяПодробнее…

Доктор Комаровский имеет свое мнение о таком заболевании, как ЗПР, и в своих работах помогает родителям не только разобраться со сроками становления речи и иных навыков у детей, но и с какойПодробнее…

Органическое психическое расстройство, также известное как резидуально-органическое расстройство или органический мозговой синдром, представляет собой состояние, при котором психические или поведенческие нарушения развиваются вследствие дисфункции головного мозга. Шизофрения, биполярное расстройство, тревожные расстройства, ЗПР,Подробнее…

Семакс – это препарат лекарственного действия, который выпускается в производство в виде назальных капель и входит в состав группы психостимуляторов и ноотропных средств. Предназначен для повышения физической и умственной работоспособности и частоПодробнее…

В процессе диагностики и дальнейшей коррекционной работы с детьми ЗПР рекомендуется вести индивидуальную карту обследования, в которой указываются все особенности и нюансы развития ребенка, успехи и методики. Психологическое сопровождение детей с ЗПРПодробнее…

В процессе формирования целостности мира у ребенка, важную роль играет способность временной и пространственной ориентации. Особенно рекомендуется обратить внимание на данные навыки в процессе развития детей с ЗПР, так как эти представленияПодробнее…

Как правило, для службы в армии допускаются молодые люди без наличия явных и тяжелых патологий, таких как отсутствие пальцев, рук или ног, глухота, проблемы со зрением, шизофрения, олигофрения и т.д. Все остальныеПодробнее…

Социологи, медики, психологи и педагоги в последнее время начали замечать активный рост учащихся с проблемами социализации и усвоения школьного материала. За годы наблюдения учащиеся с определенными особенностями были разделены условно на группы,Подробнее…

В последнее время с аббревиатурой ЗПР встречается все больше и больше родителей. Следовательно, актуальность вопроса коррекции поведения и снятия в дальнейшем диагноза, не удивляет. Особенности ЗПР Психологические особенности развития – это индивидуальныеПодробнее…

Лепка – творческий процесс, который заключается в создании объемных фигур руками или с помощью специальных инструментов за счет использования соленого теста, пластилина, глины. Данный базовый прием скульптуры позволяет развить у детей дошкольногоПодробнее…

Психическое развитие – это процесс сложный и генетически обусловленный, характеризующийся развитием ряда навыков и умений. Среди основных психических функций стоит отметить: самооценку, поведение, волю, эмоционально волевую сферу, все виды мышления, внимание, счет, письмо,Подробнее…

Семейный врач обязательно должен знать о специфических расстройствах психологического развития детей, вызывающих у них трудности в учебе. По Международной классификации болезней выделяют следующие нарушения: специфическое расстройство способности к письму, правописанию; специфическое расстройствоПодробнее…

Правильное развитие — это способность овладевать двигательными, языковыми, когнитивными, эмоциональными и социальными навыками в обычной среде. Любая травма, нанесенная ребенку в период беременности или во время младенчества, может привести к необратимому повреждениюПодробнее…

Первое, что может сделать ребенок, — это взять карандаш и начать рисовать: цветные каракули, примитивные рисунки и прочее. Такое привычное всем детское увлечение не только повышает настроение и занимает ваше чадо наПодробнее…

Навигация по записям

autizmy-net.ru

Как лечить СДВГ – синдром дефицита внимания с гиперактивностью?

Как и в вопросах диагностики, здесь тоже нет единого мнения. СДВГ – это диагноз, при котором преодолеть свои ограничения ребенок может только при помощи родителей

Фото с сайта huffingtonpost.com

Первую часть статьи (о диагностике СДВГ) читайте здесь.

Страстная полемика сопровождает использование лекарственных препаратов. В США для купирования симптомов СДВГ применяют стимуляторы, самый распространенный из которых – Риталин (метилфенидад). Их употребление резко критикуют некоторые эксперты, общественность, озабоченность по их поводу высказывает Всемирная организация здравоохранения, однако ряд медицинских агентств настаивает на эффективности и безопасности стимуляторов.

Исследованиям, подтверждающим действенность стимуляторов и противоположным работам, демонстрирующим неэффективность, вредные побочные эффекты, а также риск пристрастия к кокаину в подростковом возрасте у детей, принимавшим стимуляторы в течение длительного времени, можно было бы посвятить отдельную статью.

И на Западе, и в России для того, чтобы снизить гиперактивность и возбудимость ребенка, широко применяются антипсихотические препараты (Сонапакс, Неулептил, Рисполепт, Абилифай, Сероквель). Между тем, исследования свидетельствуют, что эти препараты сокращают объем мозговой ткани, не говоря уже о таких побочных эффектах, как увеличение массы тела, повышения уровня холестерина в крови, повышение кровяного давления, развитие диабета, треморы, вплоть до тардивной дискинезии.

В Великобритании право прописывать антипсихотики дано не только узким специалистам, но и педиатрам. В 2011 году британцы обнаружили, что за последние 10 лет количество детей, принимающих эти препараты, выросло в 2 раза, причем среди них немало тех, кому едва исполнилось 5 лет.

Это произвело сильное впечатление на правительство, которое приняло решение выделить 32 миллиона фунтов стерлингов на расширение сервиса психологической помощи детям и подросткам.

Как уже говорилось в первой части статьи, очень важно провести медицинское обследование ребенка с СДВГ. В отдельных случаях, взяв под контроль физические проблемы, удается снизить симптоматику гиперактивности и нарушения внимания. Например, это происходит при восстановлении нормального кровоснабжения головного мозга после коррекции родовых повреждений шейного отдела позвоночника.

В России для улучшения метаболизма мозга, повышения тонуса коры детям с СДВГ нередко прописывают ноотропные препараты (пирацетам, энцефабол, акатинол мемантин, глицин, фенибут). От врачей часто приходится слышать, что они в своей практике наблюдают положительный эффект от препаратов, однако клинически их эффективность не доказана.

Образ ребенка с неназванным диагнозом СДВГ – невнимателен на уроках, плохо успевает, несобранный в быту – нередко используется для рекламы поливитаминов. Попил «Алфавит» – и тут же овладел и алфавитом, и прочими академическими знаниями и навыками. На самом деле маловероятно, что поливитамины произведут именно такой эффект. Это не исключает того, что ряд конкретных питательных веществ может оказать положительное воздействие на симптомы СДВГ.

Есть исследования (например, вот это), демонстрирующие недостаток содержания омега-3 жирных кислот в организме детей и подростков с СДВГ, а также положительный эффект от их приема (например, это). Лучший источник омега-3 жирных кислот – это рыбий жир, который полезен сразу во многих отношениях и не имеет вредных побочных эффектов, за исключением индивидуальной непереносимости.

А вот в этом французском исследовании 40 детей с симптомами СДВГ принимали ежедневно в течении 8 недель витамин В6 (0,6 мг на 1кг массы тела) и магний (6 мг на 1 кг массы тела). У участников исследования значительно снизилась гиперактивность и агрессивность, улучшилось внимание. Дети из контрольной группы, принимавшие плацебо, подобных изменений не продемонстрировали. Через несколько недель после окончания курса симптомы СДВГ у детей из экспериментальной группы возобновились, что также говорит о том, что улучшения были обеспечены именно приемом В6 и магния.

Для ребенка и подростка с СДВГ важную роль играет структура питания. Некоторые родители очень довольны эффектом безглютеновой/бесказеиновой диеты (исключающей белок глютен, содержащийся в пшенице, ржи и ряде других злаков, и казеин, содержащийся в молоке), которую часто рекомендуют детям с аутизмом, имеющим некоторые общие симптомы с СДВГ. («Милосердие» публиковало подробную статью о безглютеновой диете). Другие хвалят бесполисахаридную диету (исключающую полисахариды, то есть сахарозу и крахмалы), которую в русскоязычных источниках называют еще специфической углеводной диетой или палео-диетой, а в англоязычных – SCD, GAPS, Paleo Diet.

Недавний мета-анализ датских ученых свидетельствует о том, что наилучшие результаты при СДВГ дали элиминационные диеты, при которых исключались определенные продукты питания, провоцирующие гиперактивность, импульсивность, невнимательность. Кстати, это же исследование выявило и полезность рыбьего жира для детей с СДВГ.

Эксперты советуют родителям выявить те продукты, к которым у ребенка может быть индивидуальная непереносимость. Для этого нужно проводить ротацию продуктов, поочередно выводя их из диеты на неделю-другую, наблюдая за степенью выраженности симптомов СДВГ и оценивая результат.

Доктор Ричард Согн, детский психиатр и один из ведущих американских экспертов по СДВГ, считает, что детям с этим синдромом полезно все то, что полезно для мозга. Прежде всего, их диета должна быть богата белком в виде мяса, яиц, орехов, сыра, бобовых. Он советует давать эти продукты ребенку на завтрак, а также в качестве перекуса между уроками.

Углеводы необходимы, но в виде овощей и фруктов, а вот сахар, конфеты, мучные продукты, рис и картошку желательно вывести или сильно ограничить. Очень важно включить в рацион рыбу и другие источники омега-3 жирных кислот, такие как грецкие и бразильские орехи, оливковое масло и масло канолы.

Американская академия педиатрии рекомендует исключить из структуры питания детей с СДВГ продукты с консервантами и искусственными пищевыми красителями, а некоторые эксперты считают, что избегать следует любых пищевых добавок.

Важнейшим методом лечения СДВГ являются поведенческие терапии: для детей это, прежде всего, прикладной поведенческий анализ (Applied Behaviour Analysis, ABA), для подростков и молодых людей – когнитивно-поведенческая терапия (Cognitive Behavioural Therapy).

Прикладной поведенческий анализ в США и Великобритании считается золотым стандартом коррекции поведения детей-аутистов, но применяется и в работе с детьми, страдающими СДВГ.

В России этот метод появился не так давно и в основном стараниями родителей-активистов при продолжающемся сопротивлении отечественной дефектологии и коррекционной педагогики, объявивших эту терапию дрессурой. Такое мнение может сложиться лишь при очень поверхностном ознакомлении с этой методикой. На самом деле она основана на тщательном анализе поведения ребенка, позволяющим выявить его слабые и сильные стороны и создать тщательно структурированную программу модификации поведения, основанную на поощрении желательного поведения ребенка.

К сожалению, за пределами столицы почти невозможно найти грамотного поведенческого аналитика и терапевта, но многие родители заканчивают дистанционные курсы, участвуют в конференциях, семинарах и вебинарах, чтобы освоить азы терапии и помочь ребенку самостоятельно. (Более подробно узнать об этом можно в группе «Центр проблем аутизма»).

Есть и домашние поведенческие стратегии, которые эксперты рекомендуют применять родителям:

  • Для ребенка с СДВГ очень важен режим дня. Составьте его и следите за тем, чтобы ребенок следовал ему.
  • Организуйте пространство так, чтобы для всех необходимых ребенку предметов (одежды, игрушек, школьных принадлежностей) было строго определенное место. Это позволит ребенку реже терять их.
  • Избегайте отвлекающих факторов, особенно когда ребенок выполняет домашнее задание. Обязательно выключайте радио и телевизор на это время.
  • Давайте ребенку выбор, но сокращайте количество вариантов, для того чтобы упростить его. Предложите выбор из двух вариантов одежды, еды, игрушек, чтобы не создавать сенсорной и эмоциональной перегрузки.
  • Когда вы напоминаете ребенку о необходимости выполнить ту или иную обязанность, старайтесь все разъяснения и инструкции делать короткими и ясными. По возможности избегайте как уговоров, так и угрозы наказания.
  • Используйте наглядные материалы, чтобы отмечать поставленные цели и успехи ребенка в их достижении. Подыщите форму вознаграждения его усилий. Обязательно проследите за тем, чтобы задачи были реалистичны, не превышали возможностей ребенка.
  • Помогите своему ребенку найти область, в которой он может применить свои способности и пережить ощущение успеха. Это поднимет его самооценку и будет способствовать развитию социальных навыков.

В целом СДВГ – это диагноз, при котором преодолеть свои ограничения ребенок может только при помощи родителей, даже если им занимаются самые высококвалифицированные специалисты. От родителей требуется глубокое понимание проблем и потребностей ребенка, терпение и готовность пройти с ним длинный и непростой путь к выздоровлению или максимальной адаптации для самостоятельной успешной жизни.

Источники:

ADHD Diets

Facts About ADHD

 

www.miloserdie.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *