Разное

Сдвг это: СДВГ у взрослых — лечение, симптомы, диагностика

Содержание

Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — состояние, при котором активность и возбудимость ребенка превышают норму.

Причины

  • Осложнения течения беременности: токсикоз, повышенное давление, внутриутробная асфиксия плода.
  • Нарушения нормального образа жизни беременной женщины: тяжелые условия труда и вредные привычки, например курение.
  • Осложнения течения родов: затяжные или, наоборот, стремительные роды.

Симптомы почти всегда появляются в возрасте 2-3 лет. Средний возраст обращения к врачу — 8—10 лет: в этом возрасте учеба и работа по дому начинают требовать от ребенка самостоятельности и сосредоточенности.

Симптомы

  • Неусидчивость, суетливость, беспокойство.
  • Импульсивность, эмоциональная нестабильность, плаксивость.
  • Игнорирование правил и норм поведения.
  • Наличие проблем со сном.
  • Задержка речевого развития.
  • Склонность к одновременному выполнению без завершения сразу нескольких заданий.

Заподозрив у ребенка в любом возрасте такие нарушения, родителям обязательно нужно обратиться к врачу-неврологу для проведения обследования, так как иногда у ребенка причиной гиперактивного поведения является другое, более тяжелое заболевание.

Из дополнительных методов используют электро- и эхоэнцефалографию, в ряде случаев - компьютерную томографию, электронейромиографию, эмиссионную спектрометрию и др.

Профилактика

Коррекция СДВГ должна включать комплекс методик, т.е. быть «мультимодальной». Основными направлениями являются: двигательная активность, психолого-педагогическая коррекция, семейная психотерапия, поведенческая терапия, релаксационные методики, лечение сопутствующей патологии.

Подробнее о детской неврологии в клинике «ЮгМед»

Синдром дефицита внимания и гиперактивности.

Как вовремя распознать СДВГ

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) – состояние мозга, изменяющее способность к концентрации внимания. Чаще встречается у детей школьного возраста. Термин относят к ряду нарушений поведения: невнимательности, импульсивности, гиперактивности. СДВГ может являться составляющей симптомокомплекса, включающего другие нейробиологические нарушения, например, трудности обучения. СДВГ – хроническое расстройство, т. е. влияющее на индивида на протяжении жизни. Порядка 30 % детей либо перерастают, либо адаптируются к состоянию в дальнейшей жизни.

Признаки и симптомы синдрома дефицита внимания и гиперактивности

Исследователи поддерживают идею двух различных характеристик СДВГ: невнимательности и/или гиперактивности-импульсивности. У ребенка, как правило, наблюдают следующие признаки:

Невнимательность:

  • трудности с концентрацией внимания;
  • несвязные мысли;
  • проблемы фокусировки и поддержания внимания;
  • проблемы с восприятием услышанного;
  • трудности планирования, организации и выполнения задач по времени;
  • проблемы с обучением новым навыкам;
  • плохая саморегуляция поведения, т.
    е. трудности контроля и изменения поведения в зависимости от ситуации.

Гиперактивность:

  • беспокойство, суетливость, невозможность усидеть на месте: ребенок буквально извивается на стуле, трясет ногой, бродит по комнате, «пританцовывает», трогает/перебирает предметы;
  • резкий переход от одного занятия к другому;
  • попытки заняться одновременно всем, т. е. сделать больше чем одно дело сразу.

Импульсивность:

  • неумение думать, прежде чем действовать;
  • нетерпение: выдает ответ до завершения вопроса, заканчивает предложение за кого-то, перебивает, т. к. не умеет ждать очереди в разговоре.

При СДВГ возникают и другие поведенческие проблемы:

  • у 60 % детей отмечают вызывающее поведение. Ребенок идет на конфронтацию, «показывает» характер, отказывается выполнять просьбы взрослых, намеренно раздражает их;
  • у 25 % детей наблюдают расстройство поведения. Ребенок может врать, воровать, умышленно портить вещи;
  • у 30 % детей отмечают специфические трудности в обучении, например, дислексию;
  • порядка 33 % детей страдают клинической депрессией;
  • у 30 % наблюдают тревожные расстройства.

Доктора данного направления

Причины СДВГ

Биологические факторы:

  1. Генетика во взаимодействии со средой может определять темперамент ребенка.
  2. Мозговые проблемы в результате родовой травмы и/или патологии беременности.
  3. Воздействие никотина и алкоголя во время беременности.
  4. Послеродовая черепно-мозговая травма или инфекции, поражающие нервную систему.

Факторы окружающей среды:

  1. Стрессовая обстановка в семье.
  2. Трудности в учебе.

К факторам риска относят:

  1. Синдром ломкой Х-хромосомы.
  2. Фетальный алкогольный синдром.
  3. Дефицит G6PD.
  4. Фенилкетонурию.
  5. Устойчивость к тиреоидным гормонам.
  6. Хронические заболевания: эпилепсия, астма, патологии печени, почек.
  7. Лекарства, принимаемые ребенком.
  8. Психические проблемы.

Лечение синдрома дефицита внимания и гиперактивности

СДВГ требует обращения к квалифицированным медикам: детскому или подростковому психиатру, педиатру, детскому неврологу. Часто уместна консультация других специалистов: психолога, логопеда.

Помимо фармако-, витамино- и психотерапии, врачи используют методику биологической обратной связи, назначают гипоаллергенную диету, хорошо зарекомендовавшую себя при коррекции СДВГ.

Адекватная фармакотерапия (строго по назначению) способствует стабилизации поведения, улучшению успеваемости и частичному нивелированию СДВГ.

Важно: самостоятельно определить синдром дефицита внимания и гиперактивности нельзя. Только врач, исключив другие состояния, поставит диагноз и назначит терапию.

СДВГ требует дифференциальной диагностики, т. к. схожую симптоматику дают:

  • эпилепсия;
  • проблемы со слухом;
  • обсессивно-компульсивное расстройство;
  • синдром Туретта;
  • аутизм;
  • синдром Аспергера.

Многие дети бывают чрезмерно активными, легко отвлекаются, испытывают некоторые трудности с концентрацией внимания. Такое поведение, наблюдаемое в относительно легкой форме, не должно рассматриваться как расстройство (СДВГ).

Для диагностики и получения подробных консультаций по лечению синдрома дефицита внимания и гиперактивности у детей обращайтесь к педиатрам медцентров «Президент-Мед»

Автор: Мамунц Цовинар Алексеевна

Главный врач Президент-Мед г. Видное

Высшее медицинское, Пермский государственный медицинский институт, лечебный факультет, специальность-лечебное дело

Записаться к врачу

Дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: эпидемиология, коморбидность и диагностика

Эпидемиология СДВГ

Дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), который характеризуется выходящим за рамки возрастной нормы уровнем невнимательности, гиперактивности и импульсивности, чаще всего выявляются и подвергаются лечению в начальной школе.

Исследования по всему миру определили коэффициент распространенности СДВГ, эквивалентный 5.29% (95% доверительный интервал: 5.01-5.56) среди детей и подростков.1 Показатели для мальчиков выше, чем для девочек, а также для детей в возрасте до 12 лет по сравнению с подростками.1,2 Оценка распространенности зависит от метода определения, используемых диагностических критериев и от того, включены ли критерии оценки функциональных расстройств.1 В целом, показатели в странах практически не отличаются, за исключением стран Африки и Ближнего Востока, где коэффициенты распространенности  ниже по сравнению с государствами Северной Америки и Европы.

Как правило, симптомы вызывают функциональные трудности с поведением и учебой в школе, а также часто нарушают отношения в семье и со сверстниками.3,4  Дети с СДВГ чаще обращаются за медицинскими услугами, и у них повышенный процент травм по сравнению с детьми без данного заболевания.

5,6 В то время как симптомы гиперактивности уменьшаются в подростковом возрасте, большинство детей с СДВГ продолжают демонстрировать некоторые когнитивные нарушения (например, дефицит управляющих функций, нарушения рабочей памяти) по сравнению со сверстниками в юности и в зрелом возрасте. 7,8 Результаты исследований установили более низкий процент окончания средней школы, более раннее начало употребления алкоголя и запрещенных веществ, повышенный процент курения сигарет и автомобильных аварий среди подростков с СДВГ.9-14 Гиперактивность в детстве также связана с последующим возникновением других психических расстройств, включающих тревожность, поведенческие нарушения, аффективные расстройства, суицидальное поведение и антисоциальное расстройство личности.13,15-18 Взрослые с наличием в детском анамнезе СДВГ имеют более высокий, чем ожидалось, процент травм и несчастных случаев, трудностей в браке и работе, подростковой беременности и детей, рожденных вне брака.15,17,19-21 СДВГ является важной проблемой для общественного здравоохранения не только по причине долговременных трудностей, которые испытывают отдельные люди и семьи, но и по причине тяжелой нагрузки на образовательную систему, здравоохранение и систему уголовного правосудия.
22-24

Популяционные исследования выявили, что детская невнимательность и гиперактивность более распространены в неполных семьях, а также в семьях с низким уровнем образования родителей, с родительской безработицей и низким уровнем дохода.17,25,26  Данные из семейных исследований позволили установить, что симптомы СДВГ высоко наследуемы,27 однако средовые факторы в ранний период также оказывают влияние. Курение и употребление матерью алкоголя в пренатальный (дородовый) период, низкая масса тела при рождении и проблемы в развитии связаны с высоким уровнем невнимательности и гиперактивности.26,28 Совсем недавно проверка лонгитюдных данных Канадского национального лонгитюдного исследования детей и молодежи (The Canadian National Longitudinal Survey of Children and Youth) установила, что приблизительно 7% детей показывает устойчивый высокий уровень унаследованной от родителей гиперактивности от двух лет до первых классов начальной школы.

29 Курение матери в дородовой период, материнская депрессия, плохие методы воспитания и жизнь в неблагополучном районе в первые годы жизни – все это связано с более поздними проблемами детского поведения, включая невнимательность и гиперактивность 4 года спустя. 29-31 

Клиническое выявление и лечение СДВГ в Северной Америке может варьироваться географически, по-видимому, отражая различия в общественной практике или доступе к услугам.32-34  Лечение симптомов невнимательности и гиперактивности стимулирующими препаратами возросло в частоте с начала и к середине 1990-х годов и, вероятно, отражает более длительные периоды использования при продолжении лечения до подросткового возраста, также как и увеличение числа девочек с выявленным и пролеченным заболеванием.35-38

Сопутствующие (или коморбидные) нарушения

От половины до двух третей детей с диагнозом СДВГ также имеют сопутствующие психиатрические расстройства и нарушения развития, включая непослушание и агрессивное поведение, тревожность, низкую самооценку, тиковые расстройства, нарушения моторики, низкую обучаемость и речевые нарушения.

39-46 Проблемы со сном, включая энурез (ночное недержание мочи), широко распространены, наряду с нарушением дыхания во сне, которое является потенциально корректируемой причиной для повышенной невнимательности. 47,48 Глобальное ухудшение самочувствия у детей с СДВГ усиливается с увеличением числа сопутствующих расстройств.13,49 Сопутствующие диагнозы также увеличивают вероятность возникновения дополнительных трудностей, возникающих у детей по мере их перехода в подростковый и взрослый возраст.10,15,16,50-55

Нейрокогнитивные трудности – важный источник ухудшения самочувствия у детей с СДВГ. Области управляющего функционирования и рабочей памяти, также как специфические расстройства речи и обучения, распространены в клинической группе.56,57-64 Приблизительно треть детей, направленных на лечение психиатрических, часто поведенческих проблем, могут иметь ранее недиагностированные речевые проблемы.65 Потенциальные когнитивные проблемы следует диагностировать каждый раз, когда есть возможность, чтобы обеспечить их соответствующую коррекцию в учебных заведениях.

СДВГ у детей дошкольного возраста

Синдром дефицита внимания и гиперактивности, как правило, проявляется  перед поступлением ребенка в школу. Однако у детей дошкольного возраста СДВГ характеризуется не только нарушениями концентрации внимания, чрезмерной импульсивностью и гиперактивностью, но и часто сопровождается острыми вспышками гнева, требовательным, конфликтным поведением и агрессивностью, которые могут помешать посещению детских дошкольных учреждений или приводить к избеганию семейных собраний, а также представляют собой тяжелое бремя ухода для семьи и способствуют дистрессу.66,67,68 Эти разрушительные формы поведения часто являются предметом озабоченности родителей, многие из них66 диагностируются как оппозиционно-вызывающее расстройство. Раннее выявление расстройства может быть полезным для решения ряда проблем развития, которые могут быть у детей с СДВГ. 

Оценка СДВГ у детей школьного возраста 

В начальной школе учителя часто обращают внимание родителей на свою обеспокоенность по поводу стиля обучения и трудностей с поведением их детей. Педагоги, как правило, ожидают, что дети старшей группы детского сада и первого класса школы должны быть в состоянии следовать установленному порядку в классе, исполнять простые указания, играть совместно со сверстниками и оставаться сосредоточенными от 15 до 20 минут во время выполнения учебных заданий. Проблемы, поднятые педагогами, особенно опытными, являются источником важной информации об учебном и социальном функционировании ребенка. 

Формальный диагноз СДВГ отражает первазивные и причиняющие вред уровни невнимательности, отвлекаемости, гиперактивности и импульсивности. Симптомы ребенка должны выходить за рамки возрастной нормы и вызывать нарушения функционирования чаще всего в учебных или социальных навыках, в отношениях со сверстниками и семьей. Трудности, как правило, присутствуют и в дошкольном возрасте, хотя и не всегда диагностируются. Беспокоящее поведение повторяется более чем в одном контексте – в семье, в школе или в общественных местах, например, на экскурсии в парк или в продуктовом магазине. 

Есть два набора формальных диагностических правил, используемых в Канаде, DSM IV TR (Diagnostic and Stratistical Manual, Fourth Edition, Text Revised; Руководство по диагностике и статистике психических расстройств, четвертое издание, пересмотренное) и МКБ-10 (International Classification of Disorders, Tenth Edition; Международный классификатор болезней, десятое издание). Диагностика дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ) по DSM IV во многом отражает консенсус в понимании диагноза, принятый в США. Есть три типа СДВГ (см. таблицу 1 для диагностических симптомов).  

I тип -  преимущественно невнимательный тип, у ребенка проявляются 6 из 9 описанных симптомов невнимательности;

II тип – преимущественно гиперактивно-импульсивный тип, у ребенка проявляются 6 из 9 гиперактивно-импульсивных симптомов;

III тип - комбинированный тип, где ребенок показывает высокие уровни развития симптомов обоих типов (см. диагностические симптомы в Таблице 1).

Диагноз гиперкинетического расстройства согласно МКБ-10 наиболее часто применяется врачами, которые практикуют за пределами Северной Америки. Теоретическая подоплека СДВГ и гиперкинетического расстройства в значительной мере пересекаются: диагноз гиперкинетического расстройства по МБК-10 охватывает более узкую группу детей, которые должны проходить по обоим критериям – как повышенной активности, так и невнимательности и отвлекаемости. Однако если учесть аспекты общей клинической картины, дети с СДВГ, особенно комбинированного типа, показывают аналогичные нарушения в функционировании и нуждаются во вмешательстве так же, как дети с гиперкинетическим расстройством.69 

Для клинической диагностики ребенка с СДВГ наилучшим образом подходят специалисты, владеющие тестами детского психического здоровья и психосоциального развития. Поскольку маленькие дети часто реагируют на стрессовые ситуации повышенным уровнем активности и отвлекаемости, у них возникают трудности в обучении и социальных отношениях, для выявления альтернативных объяснений этих осложняющих жизнь симптомов требуется диагностическая оценка возрастного, семейного и социального контекстов развития ребенка. В качестве потенциальных причин или факторов, вносящих вклад в трудности ребенка, следует также рассматривать физические симптомы, такие как плохой сон или хронические заболевания. В идеальном случае врачу следует получать информацию о социальной и школьной жизни ребенка более чем от одного информанта, который имеет возможность наблюдать его в различных ситуациях, например, это могут быть родитель ребенка и его педагог. Опросы в форме самоотчетов родителей и педагогов широко применяются для получения информации о поведении конкретного ребенка дома или в школьном окружении, соответственно.4 Кроме того, принципиально важно проводить детальное клиническое интервью с родителями детей младшего возраста, и – для детей старшего возраста – с самим ребенком или подростком. Обзор школьных отчетов в течение нескольких лет также полезен для того, чтобы получить представление о ребенке в лонгитюде от нескольких педагогов. Идентификация сопутствующих расстройств является одним из важных аспектов диагностической оценки, включая в себя расстройства обучения и речевые нарушения, которые рассматривались в прошлом разделе. Кроме того, следует выявлять психосоциальные проблемы и трудности возрастного характера, так как они могут усложнить лечение СДВГ и воздействовать на долгосрочный прогноз. 

Таблица 1: DSM IV TR  Критерии синдрома дефицита внимания и гиперактивности

A. Выбор варианта (1) или (2):

(1) Шесть и более из нижеперечисленных симптомов невнимательности сохраняются в течение 6 месяцев, выражены до степени неадекватности  и не соответствуют возрастному уровню:

Невнимательность

    1. часто не уделяет пристальное внимание к деталям или делает небрежные ошибки
    2. часто испытывает трудности в поддержании внимания при выполнении заданий или в игровой деятельности 
    3. часто кажется, что ребенок не слушает, когда обращаются непосредственно к нему 
    4. часто не в состоянии следовать указаниям и завершить до конца уроки, домашнюю работу или исполнить обязанности по дому (не по причине непослушания или в силу неспособности понять указания)
    5. часто испытывает трудности в организации выполнения заданий и других занятий
    6. часто избегает, не любит, или не хочет участвовать в выполнении заданий, требующих длительного умственного напряжения 
    7. часто теряет вещи, необходимые в школе и дома (например, игрушки, школьные принадлежности, карандаши, книги, рабочие инструменты)
    8. легко отвлекается на посторонние стимулы
    9. забывчив в повседневных ситуациях 

(2) Шесть и более из нижеперечисленных симптомов гиперактивности и импульсивности сохраняются в течение 6 месяцев, выражены до степени неадекватности  и не соответствуют возрастной норме:

Гиперактивность

    1. часто наблюдаются беспокойные движения в кистях и стопах, ерзает на стуле
    2. часто встает со своего места в классе во время уроков или в других ситуациях, в которых нужно оставаться на месте.  
    3. часто бегает или лазает по предметам сверх меры в ситуациях, где  это неприемлемо 
    4. не может тихо играть и заниматься чем-либо на досуге 
    5. часто находится в постоянном движении или ведет себя так, будто «к нему прикрепили мотор» 
    6. часто бывает болтливым 

Импульсивность

    1. часто отвечает на вопросы, не задумываясь и не дослушивая до конца 
    2. обычно с трудом дожидается своей очереди 
    3. часто мешает или пристает к другим (например, вмешивается в беседы или игры) 

B. Некоторые симптомы гиперактивности-импульсивности или невнимательности, ухудшающие самочувствие, присутствовали у ребенка в возрасте до 7 лет.

С. Проблемы, обусловленные данными симптомами, возникают в двух и более видах жизненных сферах (например, в школе и дома)

D. Должны быть отчетливые свидетельства клинически значимых нарушений в социальной жизни, учебной деятельности или в занятиях, связанных с приобретением профессии.

E. Симптомы не перекрываются полностью первазивным нарушением развития, шизофренией или иным психотическим расстройством, и не могут быть объяснены другими умственными нарушениями (например, расстройством настроения, тревожным расстройством, диссоциативным расстройством или расстройством личности).

Литература

  1. Polanczyk G, de Lima MS, Horta BL, Biederman J, Rohde LA. The worldwide prevalence of ADHD: a systematic review and metaregression analysis. American  Journal of  Psychiatry 2007;164(6):942-948.
  2. Waddell C, Offord DR, Shepherd CA, Hua JM, McEwan K. Child psychiatric epidemiology and Canadian public policy-making: the state of the science and the art of the possible. Canadian Journal of Psychiatry 2002;47(9):825-832.
  3. American Academy of Pediatrics. Subcommittee on Attention-Deficit/ Hyperactivity Disorder and Committee on Quality Improvement. Clinical practice guideline: treatment of the school-aged child with attention-deficit/hyperactivity disorder. Pediatrics 2001;108(4):1033-1044.
  4. Pliszka S, AACAP Work Group on Quality Issues. Practice parameter for the assessment and treatment of children and adolescents with attention-deficit/hyperactivity disorder. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2007;46(7):894-921.
  5. Bruce B, Kirkland S, Waschbusch D. The relationship between childhood behaviour disorders and unintentional injury events. Paediatrics & Child Health 2007;12(9):749-754.
  6. Leibson CL, Katusic SK, Barbaresi WJ, Ransom J, O'Brien PC. Use and costs of medical care for children and adolescents with and without attention-deficit/hyperactivity disorder. JAMA-Journal of the American Medical Association 2001;285(1):60-66.
  7. Brassett-Harknett A, Butler N. Attention-deficit/hyperactivity disorder: an overview of the etiology and a review of the literature relating to the correlates and lifecourse outcomes for men and women. Clinical Psychology Review 2007;27(2):188-210.
  8. Spencer TJ, Biederman J, Mick E. Attention-deficit/hyperactivity disorder: diagnosis, lifespan, comorbidities, and neurobiology. Journal of Pediatric Psychology 2007;32(6):631-642.
  9. Barkley RA, Fischer M, Edelbrock C, Smallish L. The adolescent outcome of hyperactive children diagnosed by research criteria ̶ III. Mother-child interactions, family conflicts and maternal psychopathology. Journal of Child Psychology and Psychiatry 1991;32(2):233-255.
  10. Barkley RA, Fischer M, Edelbrock CS, Smallish L. The adolescent outcome of hyperactive children diagnosed by research criteria: I. An 8-year prospective follow-up study. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1990;29(4):546-557.
  11. Biederman J, Faraone S, Milberger S, Guite J, Mick E, Chen L, Mennin D, Marrs A, Ouellette C, Moore P, Spencer T, Norman D, Wilens T, Kraus I, Perrin J. A prospective 4-year follow-up study of attention-deficit hyperactivity and related disorders. Archives of General Psychiatry 1996;53(5):437-446.
  12. Mannuzza S, Klein RG, Konig PH, Giampino TL. Hyperactive boys almost grown up. IV. Criminality and its relationship to psychiatric status. Archives of General Psychiatry 1989;46(12):1073-1079.
  13. Fergusson DM, Horwood LJ. Early onset cannabis use and psychosocial adjustment in young adults. Addiction 1997;92(3):279-296.
  14. Barkley RA, Guevremont DC, Anastopoulos AD, DuPaul GJ, Shelton TL. Driving-related risks and outcomes of attention deficit hyperactivity disorder in adolescents and young adults: a 3- to 5-year follow-up survey. Pediatrics 1993;92(2):212-218.
  15. Fergusson DM, Horwood LJ, Ridder EM. Show me the child at seven: the consequences of conduct problems in childhood for psychosocial functioning in adulthood. Journal of Child Psychology and Psychiatry 2005;46(8):837-849.
  16. Copeland WE, Miller-Johnson S, Keeler G, Angold A, Costello EJ. Childhood psychiatric disorders and young adult crime: a prospective, population-based study. American Journal of Psychiatry 2007;164(11):1668-1675.
  17. Fergusson DM, Boden JM, Horwood LJ. Exposure to single parenthood in childhood and later mental health, educational, economic, and criminal behavior outcomes. Archives of General Psychiatry 2007;64(9):1089-1095.
  18. Woodward LJ, Fergusson DM, Horwood LJ. Driving outcomes of young people with attentional difficulties in adolescence. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2000;39(5):627-634.
  19. Mannuzza S, Klein RG, Bessler A, Malloy P, LaPadula M. Adult outcome of hyperactive boys. Educational achievement, occupational rank, and psychiatric status. Archives of General Psychiatry 1993;50(7):565-576.
  20. Mannuzza S, Klein RG, Bessler A, Malloy P, LaPadula M. Adult psychiatric status of hyperactive boys grown up. American Journal of Psychiatry 1998;155(4):493-498.
  21. Biederman J, Petty CR, Fried R, Kaiser R, Dolan CR, Schoenfeld S, Doyle AE, Seidman LJ, Faraone SV. Educational and occupational underattainment in adults with attention-deficit/hyperactivity disorder: a controlled study. Journal of Clinical Psychiatry 2008;69(8):1217-1222.
  22. Birnbaum HG, Kessler RC, Lowe SW, Secnik K, Greenberg PE, Leong SA, Swensen AR. Costs of attention deficit-hyperactivity disorder (ADHD) in the US: excess costs of persons with ADHD and their family members in 2000. Current Medical Research & Opinion 2005;21(2):195-206.
  23. Leibson CL, Long KH. Economic implications of attention-deficit hyperactivity disorder for healthcare systems. Pharmacoeconomics 2003;21(17):1239-1262.
  24. Secnik K, Swensen A, Lage MJ. Comorbidities and costs of adult patients diagnosed with attention-deficit hyperactivity disorder. Pharmacoeconomics 2005;23(1):93-102.
  25. St Sauver JL, Barbaresi WJ, Katusic SK, Colligan RC, Weaver AL, Jacobsen SJ. Early life risk factors for attention-deficit/hyperactivity disorder: a population-based cohort study. Mayo Clinic Proceedings 2004;79(9):1124-1131.
  26. Szatmari P, Offord DR, Boyle MH. Correlates, associated impairments and patterns of service utilization of children with attention deficit disorder: findings from the Ontario Child Health Study. Journal of Child Psychology and Psychiatry 1989;30(2):205-217.
  27. Faraone SV, Perlis RH, Doyle AE, Smoller JW, Goralnick JJ, Holmgren MA, Sklar P. Molecular genetics of attention-deficit/hyperactivity disorder. Biological Psychiatry 2005;57(11):1313-1323.
  28. Fergusson DM, Woodward LJ, Horwood LJ. Maternal smoking during pregnancy and psychiatric adjustment in late adolescence. Archives of General Psychiatry 1998;55(8):721-727.
  29. Romano E, Tremblay RE, Farhat A, Cote S. Development and prediction of hyperactive symptoms from 2 to 7 years in a population-based sample. Pediatrics 2006;117(6):2101-2110.
  30. Elgar FJ, Curtis LJ, McGrath PJ, Waschbusch DA, Stewart SH. Antecedent-consequence conditions in maternal mood and child adjustment: a four-year cross-lagged study. Journal of Clinical Child & Adolescent Psychology 2003;32(3):362-374.
  31. Kohen DE, Brooks-Gunn J, Leventhal T, Hertzman C. Neighborhood income and physical and social disorder in Canada: associations with young children's competencies. Child Development 2002;73(6):1844-1860.
  32. Brownell MD, Yogendran MS. Attention-deficit hyperactivity disorder in Manitoba children: medical diagnosis and psychostimulant treatment rates. Canadian Journal of Psychiatry 2001;46(3):264-272.
  33. Rappley MD, Gardiner JC, Jetton JR, Houang RT. The use of methylphenidate in Michigan. Archives of Pediatrics & Adolescent Medicine 1995;149(6):675-679.
  34. Jensen PS, Kettle L, Roper MT, Sloan MT, Dulcan MK, Hoven C, Bird HR, Bauermeister JJ, Payne JD. Are stimulants overprescribed? Treatment of ADHD in four U.S. communities. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1999;38(7):797-804.
  35. Charach A, Cao H, Schachar R, To T. Correlates of methylphenidate use in Canadian children: a cross-sectional study. Canadian Journal of Psychiatry 2006;51(1):17-26.
  36. Miller AR, Lalonde CE, McGrail KM, Armstrong RW. Prescription of methylphenidate to children and youth, 1990-1996. CMAJ ̶ Canadian Medical Association Journal 2001;165(11):1489-1494.
  37. Robison LM, Sclar DA, Skaer TL, Galin RS. National trends in the prevalence of attention-deficit/hyperactivity disorder and the prescribing of methylphenidate among school-age children: 1990-1995. Clinical Pediatrics 1999;38(4):209-217.
  38. Safer DJ, Zito JM, Fine EM. Increased methylphenidate usage for attention deficit disorder in the 1990s. Pediatrics 1996;98(6 Pt 1):1084-1088.
  39. Fliers E, Vermeulen S, Rijsdijk F, Altink M, Buschgens C, Rommelse N, Faraone S, Sergeant J, Buitelaar J, Franke B. ADHD and Poor Motor Performance From a Family Genetic Perspective. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2009;48(1):25-34.
  40. Drabick D, Gadow K, Sprafkin J. Co-occurrence of conduct disorder and depression in a clinic-based sample of boys with ADHD. Journal of Child Psychology and Psychiatry 2006;47(8):766-774.
  41. Baeyens D, Roeyers H, Van Erdeghem S, Hoebeke P, Vande Walle J. The prevalence of attention deficit-hyperactivity disorder in children with nonmonosymptomatic nocturnal enuresis: a 4-year followup study. Journal of Urology 2007;178(6):2616-2620.
  42. Angold A, Costello EJ, Erkanli A. Comorbidity. Journal of Child Psychology and Psychiatry 1999;40(1):57-87.
  43. Corkum P, Moldofsky H, Hogg-Johnson S, Humphries T, Tannock R. Sleep problems in children with attention-deficit/hyperactivity disorder: impact of subtype, comorbidity, and stimulant medication. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1999;38(10):1285-1293.
  44. Kadesjo B, Gillberg C. The comorbidity of ADHD in the general population of Swedish school-age children. Journal of Child Psychology and Psychiatry 2001;42(4):487-492.
  45. Shreeram S, He JP, Kalaydjian A, Brothers S, Merikangas KR. Prevalence of enuresis and its association with attention-deficit/hyperactivity disorder among U.S. children: results from a nationally representative study. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2009;48(1):35-41.
  46. Biederman J, Newcorn J, Sprich S. Comorbidity of attention deficit hyperactivity disorder with conduct, depressive, anxiety, and other disorders. American Journal of Psychiatry 1991;148(5):564-77.
  47. Corkum P, Tannock R, Moldofsky H. Sleep disturbances in children with attention-deficit/hyperactivity disorder. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1998;37(6):637-646.
  48. Owens JA, Maxim R, Nobile C, McGuinn M, Msall M. Parental and self-report of sleep in children with attention-deficit/hyperactivity disorder. Archives of Pediatrics & Adolescent Medicine 2000;154(6):549-555.
  49. Biederman J, Milberger S, Faraone SV, Kiely K, Guite J, Mick E, Ablon JS, Warburton R, Reed E, Davis SG. Impact of adversity on functioning and comorbidity in children with attention-deficit hyperactivity disorder. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1995;34(11):1495-1503.
  50. Fischer M, Barkley RA, Edelbrock CS, Smallish L. The adolescent outcome of hyperactive children diagnosed by research criteria: II. Academic, attentional, and neuropsychological status. Journal of Consulting & Clinical Psychology 1990;58(5):580-588.
  51. Fischer M, Barkley RA, Fletcher KE, Smallish L. The adolescent outcome of hyperactive children: predictors of psychiatric, academic, social, and emotional adjustment. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1993;32(2):324-332.
  52. Fergusson DM, Horwood LJ. Early conduct problems and later life opportunities. Journal of Child Psychology and Psychiatry 1998;39(8):1097-1108.
  53. Fergusson DM, Horwood LJ, Lynskey MT. The effects of unemployment on psychiatric illness during young adulthood. Psychological Medicine 1997;27(2):371-381.
  54. Biederman J, Monuteaux MC, Mick E, Spencer T, Wilens TE, Klein KL, Price JE, Faraone SV. Psychopathology in females with attention-deficit/hyperactivity disorder: a controlled, five-year prospective study. Biological Psychiatry 2006;60(10):1098-1105.
  55. Costello EJ, Erkanli A, Federman E, Angold A. Development of psychiatric comorbidity with substance abuse in adolescents: effects of timing and sex. Journal of Clinical Child Psychology 1999;28(3):298-311.
  56. Solanto MV, Gilbert SN, Raj A, Zhu J, Pope-Boyd S, Stepak B, Vail L, Newcorn JH. Neurocognitive functioning in AD/HD, predominantly inattentive and combined subtypes. Journal of Abnormal Child Psychology 2007;35(5):729-744.
  57. Hinshaw SP, Carte ET, Fan C, Jassy JS, Owens EB. Neuropsychological functioning of girls with attention-deficit/hyperactivity disorder followed prospectively into adolescence: evidence for continuing deficits? Neuropsychology 2007;21(2):263-273.
  58. Thorell LB, Wahlstedt C. Executive functioning deficits in relation to symptoms of ADHD and/or ODD in preschool children. Infant and Child Development 2006;15(5):503-518.
  59. Loo SK, Humphrey LA, Tapio T, Moilanen IK, McGough JJ, McCracken JT, Yang MH, Dang J, Taanila A, Ebeling H, Jarvelin MR, Smalley SL.. Executive functioning among Finnish adolescents with attention-deficit/hyperactivity disorder. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2007;46(12):1594-1604.
  60. Barkley RA, Edwards G, Laneri M, Fletcher K, Metevia L. Executive functioning, temporal discounting, and sense of time in adolescents with attention deficit hyperactivity disorder (ADHD) and oppositional defiant disorder (ODD). Journal of Abnormal Child Psychology 2001;29(6):541-556.
  61. Beitchman JH, Brownlie EB, Inglis A, Wild J, Ferguson B, Schachter D, Lancee W, Wilson B, Mathews R.. Seven-year follow-up of speech/language impaired and control children: psychiatric outcome. Journal of Child Psychology and Psychiatry 1996;37(8):961-970.
  62. Clark C, Prior M, Kinsella G. The relationship between executive function abilities, adaptive behaviour, and academic achievement in children with externalising behaviour problems. Journal of Child Psychology and Psychiatry 2002;43(6):785-796.
  63. Calhoun SL, Dickerson Mayes S. Processing speed in children with clinical disorders. Psychology in the Schools 2005; 42(4):333-343 .
  64. Rabiner D, Coie JD, Conduct Problems Prevention Research Group. Early attention problems and children's reading achievement: a longitudinal investigation. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 2000;39(7):859-867.
  65. Cohen NJ, Davine M, Horodezky N, Lipsett L, Isaacson L. Unsuspected language impairment in psychiatrically disturbed children: prevalence and language and behavioral characteristics. Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry 1993;32(3):595-603.
  66. Cunningham CE, Boyle MH. Preschoolers at risk for attention-deficit hyperactivity disorder and oppositional defiant disorder: family, parenting, and behavioral correlates. Journal of Abnormal Child Psychology 2002;30(6):555-569.
  67. Keown LJ, Woodward LJ. Early parent-child relations and family functioning of preschool boys with pervasive hyperactivity. Journal of Abnormal Child Psychology 2002;30(6):541-553.
  68. Greenhill LL, Posner K, Vaughan BS, Kratochvil CJ. Attention deficit hyperactivity disorder in preschool children. Child & Adolescent Psychiatric Clinics of North America 2008;17(2):347-366.
  69. Lee SI, Schachar RJ, Chen SX, Ornstein TJ, Charach A, Barr C, Ickowicz A. Predictive validity of DSM-IV and ICD-10 criteria for ADHD and hyperkinetic disorder. Journal of Child Psychology and Psychiatry 2008;49(1):70-78.

Примечание:

a American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders Text Revision (DSM-IV-TR) . 4th Ed. Washington, DC: American Psychiatric Publishing, Inc., 2000.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

Что, если некоторые психические расстройства вовсе не являются расстройствами?

Что, если психические расстройства, такие как тревога, депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство, вовсе не являются психическими расстройствами? В новой статье биологические антропологи призывают научное сообщество переосмыслить психические заболевания. После тщательного изучения они предоставляют информацию, которая позволяет думать о депрессии или посттравматическом стрессе как о реакции на невзгоды, а не как о химическом дисбалансе. А СДВГ может быть способом функционирования, который развился в наследственной среде, но не соответствует тому, как мы живем сегодня.

Адаптивная реакция на невзгоды.

Психические расстройства обычно лечатся лекарствами в рамках медицинской модели. Так почему же антропологи, написавшие это исследование, утверждают, что эти расстройства могут быть вовсе не медицинскими? Они указывают на несколько ключевых моментов. Во-первых, медицина никогда не могла доказать, что тревога, депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) являются наследственными состояниями. Во-вторых, авторы исследования отмечают, что, несмотря на широкое распространение и рост использования антидепрессантов, уровень тревожности и депрессии не улучшается. С 1990 по 2010 гг. распространенность депрессивного расстройства и тревожных расстройств в мире составляла 4,4% и 4%. В то же время данные продолжают показывать, что антидепрессанты действуют не лучше плацебо. В-третьих, во всем мире частота этих расстройств остается стабильной и составляет 1 из 14 человек. Тем не менее, в странах, затронутых конфликтом, примерно каждый пятый человек страдает депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством, тревожными и другими расстройствами.

В совокупности авторы полагают, что тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство могут быть адаптивными реакциями на невзгоды. Защитные системы — это приспособления, которые надежно активируются в угрожающих ситуациях, чтобы минимизировать потери. Нетрудно понять, как это относится к беспокойству - оно помогает нам избежать опасности. Но как это может относиться к депрессии? Ученые утверждают, что психическая боль депрессии помогает нам сосредоточить внимание на неблагоприятных событиях, чтобы смягчить текущие невзгоды и избежать подобных невзгод в будущем. Если это не внушает вам доверия, то учтите, что нейробиологи все чаще относят эти три расстройства к ветвям системы обнаружения угроз. Беспокойство может быть вызвано хронической активизацией системы борьбы или бегства. Посттравматическое стрессовое расстройство может возникать, когда травма вызывает реакцию замораживания, которая помогает животным отключиться от боли перед смертью, а депрессия может быть хронической активацией той же реакции замораживания.

Ярлыки имеют значение.

Ярлыки — это то, что помогает определить, кто мы есть и на что мы способны. Слишком часто ярлыки ограничивают нас. Вот почему важно пересмотреть то, как мы относимся к тревоге, депрессии или СДВГ. Есть ли у кого-то депрессия, заболевание мозга или подавленная адаптивная реакция на невзгоды? Невзгоды — это то, что мы можем преодолеть, тогда как с психическим расстройством нужно бороться. Ярлыки предполагают самые разные возможности.

Поговорим немного об СДВГ. Поколение назад мальчики с СДВГ назывались плохими и подвергались наказанию или задержанию. Теперь мы помогаем детям с СДВГ понять, что у них есть отличия в обучении. Вместо содержания под стражей мы стараемся оказывать поддержку различными способами. Когда мы это делаем, проблемы с поведением часто исчезают. Это изменение ярлыка отличия в обучении жизненно важно, потому что оно дает детям с СДВГ возможность быть хорошими и добиваться успеха. Тем не менее, СДВГ по-прежнему остается синдромом дефицита внимания и гиперактивности. В Финляндии, где большая физическая активность является частью школьного дня, показатели СДВГ очень низкие. Между тем, в России детей просят сидеть спокойно большую часть дня. Учащиеся начальной школы часто получают только 15-20 минут перерыва в день. И в следствие показатели СДВГ выросли за последние 15 лет.

Авторы исследования утверждают, что СДВГ — это не расстройство. Скорее, это эволюционное несоответствие современной образовательной среде, которую мы создали. Если СДВГ — это не расстройство, а несоответствие окружающей среде человека, то это не медицинская проблема. Это вопрос реформы образования. И это убедительная мысль, учитывая доказательства того, что физическая активность улучшает концентрацию внимания и познавательные способности детей. Тем не менее, мы должны отнестись к этому исследованию с недоверием. Существует большое количество исследований, показывающих другие биологические факторы, связанные с СДВГ. Например, есть доказательства что преждевременные роды в дальнейшем увеличивают уровень СДВГ.

Социальная реформа или лечение?

Авторы исследования сравнивают лечение тревожности, депрессии или посттравматического стрессового расстройства с помощью антидепрессантов с лечением перелома кости без закрепления самой кости. Они считают, что эти проблемы больше похожи на социокультурные явления, поэтому решение не обязательно в исправлении дисфункции в мозгу человека, но в устранении дисфункций в социальном мире. Это справедливая критика того, как мы лечим психические заболевания. Но заявленная цель статьи - не изменить лечение, а изучить новые способы избавления от этих проблем. Исследования депрессии, тревожности и посттравматического стресса должны уделять больше внимания смягчению конфликтов и невзгод и меньше - манипулированию химией мозга.

Исходя из этого, нужно ли нам вносить изменения в то, как мы относимся к психическому здоровью? И да, и нет. Когда дело доходит до того, какие ярлыки мы используем, изменение приветствуется. Восстановление психического здоровья частично зависит от того, верят ли пациенты, что им станет лучше. Сказать пациентам, что их симптомы могут быть связаны со здоровой реакцией на невзгоды, может быть очень обнадеживающим. Для врачей не новость, что на психическое здоровье влияют невзгоды. Но до тех пор, пока реформа не устранит социальные причины страданий, врачи должны продолжать обеспечивать пациентам стандартную помощь. История медицины — это история о целителях, которые использовали лучшее лечение, которое они имели в то время, пока не появилось что-то более лучшее.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – причины, лечение « "Карповка 25"

1.    Невнимательность. Ребенок не в состоянии сконцентрироваться на каком-то одном предмете или действии, ему скучно выполнять монотонные задания, а вмешательство окружающих проблему не решает – дети устраивают истерики, рыдают или начинают бегать. Дети  испытывают сложности с тем, что бы сидеть на занятиях, они отвлекаются, могут нарушать режим, доставать посторонние предметы из карманов и сумки, отвлекать себя и других детей, не усваивают урок, не запоминают то, что говорит учитель.  Дети постарше откладывают дела «на потом», они не выполняют свои обязанности, начинают сразу несколько дел сразу и ни одно из них не заканчивают.

2.    Гиперактивность. Ребенок находится в постоянном движении, так как он не в состоянии усидеть на одном месте. Таких детей легко визуально определить даже в школьном классе – они постоянно ерзают на стуле, качают ногами, стучат ручкой по парте, не могут долго находиться в статичной позе, предпочитают подвижные игры, любят кидать вещи,  громко разговаривают, активно жестикулируют.

3.    Импульсивность. Ребенок не думает перед тем, как дать ответ на поставленный вопрос, может сказать то, что первое пришло ему в голову, может спонтанно выполнить какое-то действие (например, внезапно выбежать на проезжую часть, или внезапно передумать идти в школу, во взрослом возрасте нередко спонтанно переезжают в другой город или увольняются с работы). Так же могут устроить истерику, не сообщив причину изменения своего настроения.  Иногда дети бросают или ломают предметы. Рвут тетради и одежду. Они очень страдают от того, что не умеют пока сдерживать эмоции или выражать их более спокойно, и после этого часто мучаются чувством вины.

Нередко СДВГ проявляется тревогой, раздражительностью, нарушением школьных навыков, серьезными нарушениями поведения.

Поставить заключение СДВГ могут только специалисты – психологи, педиатры, неврологи. Существует система обследования и тестирования ребенка для подтверждения или исключения данного синдрома. Нужно понимать, что некоторые внезапно возникшие отклонения в поведении ребенка могут быть проявлением определенного этапа его развития, становления как личности, формирования собственной самооценки, а значит они транзиторные и вероятнее всего скоро пройдут,  в этом случает важно помочь ребенку   своим примером, будьте терпеливы с ним, спокойны, учите справляться с проблемными ситуациями по-взрослому, научите просить помощь.

Как помочь ребенку при синдроме дефицита внимания

Коррекция поведения ребенка должна проводиться комплексно, в процессе обязаны участвовать врачи, родители и педагоги – только в таком случае можно рассчитывать на положительные результаты.

Необходимо понимать какие сферы жизни ребенка страдают больше всего при этом синдроме и во время какой  деятельности ребенок нуждается в помощи больше всего. Важно не стараться помочь сразу во всем, надо начинать постепенно, двигаться медленными шагами, и не забывать присваивать даже самые маленькие достижения. Хвалить ребенка за попытки и успехи, для того, что бы закрепить у него понимание, что  все получится.

Важно, чтобы в процессе коррекции СДВГ принимали активное участие родители и другие близкие люди. В комнате ребенка необходимо сделать некоторые изменения – убрать все лишние вещи и предметы, которые могут отвлекать внимание его во время занятий. Также следует  поддерживать ребенка в его начинаниях. Будет здорово, если  занятия и увлечения ребенка будут активно поддерживаться членами семьи, человеку любого возраста важно чувствовать себя уверенно – рисование, лепка из пластилина, вышивание, игра в кубики и с конструктором, занятия спортом, увлечение кулинарией. Также такому ребенку нужно психологическое сопровождение грамотного специалиста, например психотерапевта.

В клинике «Карповка-25» можно записаться на прием к опытным специалистам (детскому неврологу и психотерапевту), пройти комплексное обследование и узнать о том, что такое синдром дефицита внимания, что делать при подозрении на такое отклонение в поведении ребенка, а самое главное, как помочь ребенку самостоятельно.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Синдром дефицита внимания и гиперактивности — хроническое психическое расстройство, начинающееся в раннем детстве, и включающее в качестве основных симптомов  трудности концентрации внимания, гиперактивность, плохо управляемая импульсивность, сопровождающиеся нарушениями поведения, распространяющимися на все сферы деятельности,  в сочетании с нормальным интеллектом.

Основными причинами развития у ребенка гиперактивного расстройства могут быть следующие: 1)Повреждения  головного мозга во внутриутробном периоде развития вследствие пренатальной патологии;инфекционных заболевания; токсикозов;обострений хронических заболеваний у матери;попытки прервать беременность;иммунной несовместимости по резус-фактору; принятие алкоголя и курения.
2)Осложнения при родах: неправильное положение плода; асфиксия;  кровоизлияние;преждевременные или затянувшиеся роды.
3)Генетические причины ( у детей с СДВГ обычно есть, по крайней мере, один близкий родственник, который тоже страдает СДВГ).
4)Психосоциальные причины (недостаток материнской ласки и человеческого общения;
отсутствие теплого контакта с близкими людьми; педагогическая запущенность, психическая напряженность в семье: постоянные ссоры и конфликты между родителями, избыток эмоций и действий, связанных с проявлениями власти и контролем, недостаток эмоций и действий, связанных с любовью, заботой, пониманием; жестокое обращение с ребенком).

Проявления расстройства активности и внимания (СДВГ) у детей разных возрастных групп: Дошкольный возраст. В возрасте от 3 до 7 лет обычно начинают проявляться гиперактивность и импульсивность: ребенок находится в постоянном движении, слишком болтлив и задает бесконечное число вопросов, действует, не подумав, не ощущает ограничений в межличностном общении. Такие дети часто характеризуются как не умеющие себя вести или слишком темпераментные.

Родители гиперактивных детей, как прави­ло, испытывают много трудностей при взаи­модействии с ними. Так, некоторые стремятся жесткими мерами бороться с «непослушанием» сына или дочери, усиливают дисциплинарные способы воздействия, увеличивают рабочие нагрузки, строго наказывают за малейший проступок, вводят непреклонную систему запретов. Другие, устав от бесконечной борьбы со своим чадом, махнув на все рукой, стараются не обращать внимания на его поведение или, «опустив руки», предоставляют ребенку полную свободу действий, тем самым лишая такой необходимой для него поддержки взрослых. Некоторые же родители, слыша и в детском саду, и в школе, и в других общественных местах непрекращающиеся упреки и замечания в адрес своего ребенка, начинают винить только себя в том, что он такой, и даже приходят в отчаяние и впадают в состояние депрессии (которое, в свою очередь, негативно влияет на чувствительного ребенка).

Школьный возраст. После поступления в школу проблемы детей с СДВГ значительно нарастают.  Не могут самостоятельно справляться с выполнением уроков дома.

Проблемы во взаимоотношениях с окружающими постоянно встречаются у детей с СДВГ. 

Нередко наблюдаются вспыльчивость, задиристость, оппозиционное и агрессивное поведение.  Постепенно у детей с СДВГ формируется низкая самооценка.

В домашних условиях ребенок  неспособен ответственно относиться к выполнению повседневных поручений.  Повышенный риск травм и несчастных случаев. 

Справку подготовил специалист по социальной работе Фалалеев В.В.

Ссылки на оригинальный материал:

1. http://cscb.su/n/011701/011701001.htm

2. https://36i6.info/sindrom-defitsita-vnimaniya-i-giperaktivnosti-u-detej-chto-nuzhno-znat/

 

Анкета для определения уровня гиперактивности предоставлена медицинским психологом амбулаторного детского отделения Ивановой Е.М.

Синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

Еще одна повальная проблема современной школы – гиперактивные дети с так называемым СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности).
СДВГ — это не диагноз. Раньше это называлось ММД – минимальные мозговые дисфункции, еще раньше ПЭП – послеродовые энцефалопатии. Это особенности поведения, проявляющиеся при самых разных патологиях.
В 2006 году мы официально приняли американскую точку зрения на эту проблему и их логику лечения. А они считают, что это на 75-85 %% генетически обусловленное осложнение, приводящее к расстройству поведения. Они прописывают лекарства, психостимуляторы, которые должны компенсировать эти расстройства.
Был прекрасный американский врач-физиотерапевт Гленн Доман, очень много сделавший для развития детей с поражениями нервной системы. Он брал детей, которые до трех-пяти лет вообще не развивались – не только не говорили, но и не двигались (только лежали, ели и выделяли), и развивал их до уровня, позволявшего успешно окончить школы и университеты. К сожалению, год назад он умер, но работает созданный им Институт максимального развития человеческого потенциала. Так вот, Доман активно выступал против синдромального подхода в медицине и говорил, что надо искать причину нарушений, а не пытаться снизить выраженность симптомов. А у нас в подходе к СДВГ закрепился именно синдромальный подход. Дефицит внимания? А мы его компенсируем лекарством.
На основании исследований врачей-неврологов докторов медицинских наук Бориса Романовича Яременко и Ярослава Николаевича Бобко делается вывод, что главная проблема так называемого СДВГ — в нарушениях позвоночника – вывихи, нестабильность, неправильная сформированность. У детей пережата позвоночная артерия и возникает так называемый эффект обкрадывания, когда в результате снижается кровоток не только по позвоночной артерии, но и в сонных артериях, снабжающих лобные доли. Мозг ребенка постоянно недополучает кислород и питательные вещества.
Это приводит к короткому циклу работоспособности – три-пять минут, после чего мозг отключается и лишь спустя некоторое время включается обратно. Ребенок не осознает, что происходит при отключении, с этим связаны драки и различные выходки, о которых он не помнит, потому что они развиваются в моменты отключения активности мозга. Эффект отключения мозга нормален, мы все с этим сталкиваемся, когда слушаем скучную лекцию или читаем что-то сложное и внезапно ловим себя на том, что отключились. Вопрос только в том, как часто и на какие периоды времени происходят эти отключения. Мы отключаемся на секунды, а ребенок с СДВГ на три-пять минут.

Чтобы помочь детям с СДВГ надо поправить позвоночник, часто это первый шейный позвонок, а за это мало кто берется. Обычно неврологи этой проблемы не видят и с этим не работают, но есть врачи, и мы с ними работаем, которые умеют это делать. Причем тут важно не только выправить позвоночник, но и укрепить новое правильное положение, чтобы не произошло привычное смещение, поэтому с ребенком нужно делать упражнения три-четыре месяца. Идеально, конечно, когда ребенок эти три-четыре месяца находится на домашнем обучении и можно проконтролировать не только, что он делает упражнения, но и что он не дерется и не совершает никаких кульбитов. Но, если такой возможности нет, то мы хотя бы даем освобождение от физкультуры на эти месяцы.
После того как кровоток восстанавливается, периоды работоспособности мозга увеличиваются до 40-60-120 минут, а периоды отключения становятся секундными. Однако поведение само по себе сразу хорошим не становится, агрессивные паттерны поведения успели закрепиться, с ними надо работать, но теперь у ребенка уже есть ресурс для сознательного контроля, торможения. Он уже может с этим справиться.

Распространенность мутаций зародышевой линии SDHB, SDHC и SDHD у клинических пациентов с параганглиомами головы и шеи

Задний план: Параганглиомы - это редкие и высоко наследуемые опухоли нейроэктодермального происхождения, которые часто развиваются в области головы и шеи. Мутации зародышевой линии в генах митохондриального комплекса II, SDHB, SDHC и SDHD, вызывают наследственную параганглиому (PGL).

Методы: Мы оценили частоту мутаций генов SDHB, SDHC и SDHD с помощью ПЦР-амплификации и секвенирования у группы пациентов с параганглиомой головы и шеи, которые ранее лечились в двух клиниках отоларингологии в США.

Результаты: Пятьдесят пять субъектов были сгруппированы в 10 семей и 37 несемейных случаев. У пяти из несемейных случаев были множественные опухоли. Мутации SDHD зародышевой линии были идентифицированы в пяти из 10 (50%) семейных и двух из 37 (примерно 5%) несемейных случаев. Мутации R38X, P81L, h202L, Q109X и L128fsX134 были идентифицированы в семейных случаях, а P81L - в несемейных случаях.Оба несемейных случая имели множественные опухоли. Мутации P81L и R38X ранее сообщались в других семьях PGL, и P81L был предложен в качестве мутации-основателя. Аллельный анализ различных хромосом, несущих эти мутации, не выявил общих гаплотипов болезней, что убедительно свидетельствует о том, что R38X и P81L являются потенциально повторяющимися мутациями. Мутации SDHB зародышевой линии были выявлены в двух из 10 (20%) семейных и в одном из 33 (примерно 3%) несемейных случаев. P131R и M71fsX80 были идентифицированы в семейных случаях, а Q59X был идентифицирован в одном несемейном случае.В несемейном случае была единственная опухоль. В оставшихся четырех семьях и 20 спорадических случаях мутации в гене SDHC выявить не удалось.

Выводы: Мутации в SDHD являются основной причиной параганглиом головы и шеи в этой серии клинических пациентов. Мутации SDHD и SDHB составляют 70% семейных случаев и примерно 8% несемейных случаев. Эти результаты также предполагают, что распространенность мутации SDHD P81L в Северной Америке является результатом как эффекта основателя, так и повторяющихся мутаций.

SDHD иммуногистохимия: новый инструмент для проверки мутаций SDHx при феохромоцитоме / параганглиоме | Журнал клинической эндокринологии и метаболизма

Абстрактные

Контекст:

Феохромоцитомы (PCC) и параганглиомы (PGL) могут быть вызваны мутацией зародышевой линии в 12 различных предрасполагающих генах. Ранее мы сообщали, что иммуногистохимия является полезным подходом для выявления пациентов, несущих мутации SDHx .Иммуноокрашивание SDHA отрицательно только в опухолях с мутацией SDHA-, тогда как иммуноокрашивание SDHB отрицательно в образцах, мутировавших по всем генам SDHx . Однако в некоторых случаях опухолей, мутировавших SDHD или SDHC , было описано слабое диффузное мечение SDHB.

Цель:

Здесь мы рассмотрели возможность применения той же процедуры для выявления пациентов с мутациями зародышевой линии SDHD путем тестирования двух новых коммерчески доступных антител против SDHD.

Дизайн и методы:

Мы провели ретроспективное исследование 170 PGL / PCC, в котором мы исследовали экспрессию SDHD и SDHB с помощью иммуногистохимии.

Результаты:

SDHx -мутированный PGL / PCC показал полностью отрицательное окрашивание SDHB (23/27) или слабый цитоплазматический фон (4/27). Неожиданно мы обнаружили, что иммуногистохимия SDHD была положительной в опухолях с дефицитом SDHx и отрицательной в других образцах. Двадцать шесть из 27 SDHx опухолей (включая четыре слабо окрашенных на SDHB) были положительными на SDHD.Среди опухолей, отличных от SDHx , 138/143 были положительными для SDHB и отрицательными для SDHD. В пяти случаях иммуноокрашивание было отрицательным на SDHB, но было отрицательным на SDHD.

Заключение:

Наши результаты демонстрируют, что положительное иммуноокрашивание SDHD предсказывает наличие мутации гена SDHx . Поскольку SDHB-отрицательное иммуноокрашивание иногда трудно интерпретировать в случае фона, добавление SDHD-положительного иммуногистохимического исследования будет очень полезным инструментом для прогнозирования или проверки вариантов гена SDHx в PGL / PCC.

Феохромоцитомы (PCC) и параганглиомы (PGL) - это нейроэндокринные опухоли, на которые вклад генетики оказывает большое влияние: около 40% унаследованных форм и 12 выявленных генов предрасположенности (1). К ним относятся протоонкоген RET , VHL , NF1 , MAX, TMEM127 , четыре субъединицы сукцинатдегидрогеназы: SDHA, SDHB, SDHC и SDHD , а также сборочный белок SDH, SDHAF2 , HIF2A (2, 3) и, наконец, FH (4).Установлены специфические корреляции генотип-фенотип. Например, в настоящее время хорошо установлено, что наличие мутации зародышевой линии в гене SDHB увеличивает риск злокачественного новообразования (5, 6) и связано с плохим прогнозом и снижением выживаемости (7). Следовательно, важно идентифицировать мутировавший ген как для последующего наблюдения за больными пациентами, так и для генетического консультирования членов их семей. Разработаны алгоритмы для ориентации генетических тестов в зависимости от клинического фенотипа индексных случаев (8, 9).Эти алгоритмы, однако, не всегда достаточно эффективны, так как носители мутации SDHB и , например, могут иметь явно спорадические проявления при первом диагнозе. Более того, часто требуется установление патогенности вариантов неизвестной значимости и функциональной проверки, которая завершает предсказания in silico.

В отсутствие эффективных химиотерапевтических методов лечения золотым стандартом PGL / PCC по-прежнему является хирургическое удаление опухолей, которые затем систематически оцениваются в отделениях патологии.В этом контексте разработка биологических тестов с использованием иммуногистохимии (ИГХ) для прогнозирования мутационного статуса пациента является наиболее реалистичным подходом для повседневной клинической практики. Ранее мы установили, что оценка экспрессии белка SDHB с помощью ИГХ является чувствительным и специфическим инструментом для выявления пациентов с мутациями гена зародышевой линии SDHA , SDHB , SDHC или SDHD (10). Белок SDHB теряется во всех опухолях с мутацией SDHx , независимо от мутированного гена.Положительное иммуноокрашивание SDHB, характеризующееся специфической для митохондрий гранулярной меткой, специфически обнаруживается в других наследственных формах и в спорадических опухолях. Однако в некоторых случаях (особенно в опухолях с мутацией SDHD и ) может наблюдаться слабый диффузный сигнал (11), который следует рассматривать как отрицательный, но может вводить в заблуждение неспециалистов. Точно так же описаны некоторые спорадические случаи без окрашивания SDHB. Таким образом, иммуногистохимия SDHB является критерием прогноза со специфичностью 84%.Иммуногистохимия SDHA позволяет обнаруживать опухоли, связанные с SDHA. Он отрицательный в SDHA-мутированных PGL / PCC, но положительный в SDHB -, SDHC- и SDHD-связанных опухолях (12). Аналогичные результаты были получены для SDHB и SDHA IHC при SDH-связанных желудочно-кишечных стромальных опухолях (13, 14) и раке почек (15). Наконец, иммуногистохимия MAX эффективна для обнаружения опухолей из-за усечения мутаций MAX , но не для пропуска мутаций MAX (16, 17).

Целью настоящего исследования было оценить эффективность иммуногистохимии SDHD с использованием двух новых коммерчески доступных SDHD-антител с первоначальной целью специфического выявления пациентов с SDHD и мутациями зародышевой линии.

Пациенты и методы

Пациенты

Мы провели ретроспективное исследование серии из 170 опухолей, включая 136 феохромоцитом, 26 симпатических параганглиом и 2 метастаза. Сто шестьдесят четыре опухоли были собраны сетью COMETE у пациентов, оперированных в двух специализированных центрах в Париже (Hôpital Européen Georges Pompidou и Hôpital Cochin), и шесть из архивов отделения патологии Института рака Erasmus MC, Erasmus MC, Университета. Медицинский центр (Роттердам, Нидерланды).Серия содержала опухоли с различными мутациями зародышевой линии, включая 16 NF1 , 13 RET , 28 VHL , 13 MAX , 1 TMEM127 , 3 SDHA , 13 SDHB , 3 SDHC , 8 SDHD и 72 спорадических случая (генетические и клинические данные см. В дополнительной таблице 1). Процедуры, используемые для диагностики PGL / PCC и генетического тестирования, соответствовали установленным руководящим принципам. Генетическое тестирование проводилось для всех генов предрасположенности к PGL / PCC.Опухоли без мутаций относятся к спорадическим случаям. Соматический анализ генов SDHB, SDHC и SDHD проводили секвенированием по Сэнгеру и QMPSF, как описано ранее (18, 19).

Заявление об этике

Информированное подписанное согласие на анализ зародышевой линии и соматической ДНК было получено от каждого пациента, набранного сетью COMETE, и исследование было официально одобрено институциональным наблюдательным советом (IRB) [Comité de Protection des Personnes (CPP) Ile de France III, июнь 2012].Голландские ткани использовались в соответствии с кодексом поведения «Правильное вторичное использование человеческих тканей», установленным Голландской федерацией медицинских научных обществ (http://www.federa.org).

Иммуногистохимия

Срезы фиксированных формалином и залитых парафином архивных тканей размером от 4 до 6 мкм были вырезаны и помещены на предметные стекла Superfrost plus. Срезы депарафинизировали и регидратировали, и опосредованное нагреванием извлечение антигена выполняли с использованием Трис-ЭДТА при pH 9 в течение 45 минут после обработки H 2 O 2 .После блокады неспецифических сайтов в козьей сыворотке в течение 30 минут, анти-SDHD (HPA045727, Sigma-Aldrich Corp .; 1:50 или sc-67 195, Santa-Cruz; 1:50) или анти-SDHB (HPA002868, Sigma -Aldrich Corp .; 1: 500) антитела наносили на 1 ч при комнатной температуре. Биотинилированное вторичное антитело против кролика (Vector Lab; 1: 400) наносили на 45 минут, и выявление оценивали с использованием набора histogreen (Vector Laboratories, EUROBIO / ABCYS). Контрастное окрашивание Nuclear Fast Red выполняли перед регидратацией и установкой предметных стекол в среде Eukitt (Sigma-Aldrich).Отрицательный контроль осуществляли путем исключения первичного антитела. Регистрация проводилась с использованием микроскопа Leica DM400B с объективом × 40.

Слайды были проанализированы вслепую двумя независимыми наблюдателями (M.M. и J.F.). SDHB был оценен как полностью отрицательный, слабый диффузный (считающийся отрицательным) или слабый митохондриальный (считающийся положительным). SDHD считался либо положительным, либо отрицательным.

Результаты

Иммуноокрашивание

SDHD и SDHB было проанализировано на всех 170 опухолях (дополнительная таблица 1).SDHB IHC выявила гранулярное окрашивание митохондрий в 138/143 опухолях, отличных от SDHx , включая одну опухоль с мутированием VHL со слабым сигналом, который, однако, считался положительным из-за его специфической локализации в митохондриях. Пять образцов, отличных от SDHx , показали полностью отрицательное окрашивание на SDHB: 3 VHL, 1 NF1 и 1 спорадический. В трех из этих опухолей (2 VHL и 1 NF1) мы смогли получить опухолевую ДНК и, таким образом, провели поиск соматических мутаций или больших делеций в генах SDHB, SDHC и SDHD , не обнаружив их.Иммуноокрашивание SDHA было положительным для этих пяти образцов (данные не показаны). Все SDHx -мутировавшие PCC и PGL были оценены с отрицательным окрашиванием SDHB (n = 27), хотя четыре опухоли имели слабый диффузный цитоплазматический фон (1 SDHD, 3 SDHC). Таким образом, чувствительность и специфичность иммуногистохимии SDHB можно оценить с использованием различных критериев: (1) если рассматривается только полностью отрицательное окрашивание, чувствительность составляет 85%, а специфичность составляет 96%, а (2) если обнаруживаются как полностью отрицательные, так и слабые диффузные сигналы. ассоциированный с мутированным статусом SDHx-, тогда чувствительность составляет 100%, а специфичность - 97%.

Очень удивительно, что мы наблюдали противоположный результат для иммуногистохимии SDHD, которая была проведена с использованием двух разных поликлональных антител. Белок SDHD действительно не был обнаружен ни в RET, NF1, VHL, MAX, TMEM127, , ни в спорадических опухолях, в то время как оба антитела приводили к положительному иммуноокрашиванию (хотя обычно не митохондриальному) во всех типах опухолей с мутацией SDHx (рис. ). Двадцать шесть из 27 (96%) опухолей SDHx были положительными на SDHD (с использованием антитела HPA045727 Sigma-Aldrich).Единственная SDHD-отрицательная опухоль в этой группе была от пациента, несущего точечную мутацию гена SDHD (c.274G> T, p.Asp92Tyr ) , которая была явно отрицательной для иммуноокрашивания SDHB. Стоит отметить, что SDHD был положительным в четырех опухолях SDHx , где после SDHB IHC наблюдалось слабое диффузное окрашивание (рис. 2А). Среди 143 опухолей с мутацией зародышевой линии предрасполагающего гена, отличного от SDHx (n = 71) или без идентифицированной мутации (n = 72), 138 (97%) были отрицательными для ИГХ SDHD с антителом Sigma-Aldrich и пять были положительными (1 MAX, 1 VHL и 3 спорадических).Эти пять опухолей были SDHB-положительными. Шесть опухолей, имевших слабое (1 VHL) или отрицательное (1 спорадическое, 1 NF1 и 3 VHL) иммуноокрашивание SDHB, были отрицательными для SDHD (рис. 2B). Чтобы установить, связаны ли эти наблюдения с различиями в транскрипции SDHD, мы проанализировали экспрессию SDHD в ранее опубликованных данных транскриптомов, полученных на 188 PGL / PCC (19), которые выявили очень сопоставимые уровни экспрессии во всех случаях, за исключением опухолей с мутацией SDHD. Они показали сниженные уровни мРНК SDHD, вероятно, из-за гаплонедостаточности, вызванной потерей гетерозиготности в локусе SDHD (дополнительный рисунок 1).

Рисунок 2

Вклад иммуногистохимии SDHD в генетическую диагностику в случае неоднозначного иммуноокрашивания SDHB.

Хотя SDHB IHC часто легко интерпретировать в случае четкого гранулярного окрашивания (верхняя полоса, RET-, мутированный PCC), это может привести к слабому окрашиванию или фону, который может быть трудно отличить друг от друга, как показано на рисунке. VHL -мутированная опухоль со слабым окрашиванием (средняя полоса) или SDHC -мутированная опухоль с сильным фоном для иммуногистохимии SDHB.В этих случаях соответствующие отрицательные и положительные ИГХ SDHD позволяют нам подтвердить генетический диагноз.

Рисунок 2

Вклад иммуногистохимии SDHD в генетическую диагностику в случае неоднозначного иммуноокрашивания SDHB.

Хотя SDHB IHC часто легко интерпретировать в случае четкого гранулярного окрашивания (верхняя полоса, RET-, мутированный PCC), это может привести к слабому окрашиванию или фону, который может быть трудно отличить друг от друга, как показано на рисунке. VHL -мутированная опухоль со слабым окрашиванием (средняя полоса) или SDHC -мутированная опухоль с сильным фоном для иммуногистохимии SDHB.В этих случаях соответствующие отрицательные и положительные ИГХ SDHD позволяют нам подтвердить генетический диагноз.

Рисунок 1.

Иммуногистохимия SDHD в PGL / PCC с различным генетическим фоном.

Иммуноокрашивание SDHD выявляет положительное окрашивание в зародышевой линии SDHx пациентов с мутацией ( SDHA, SDHB, SDHC и SDHD ) и отрицательное окрашивание при другом типе мутаций ( MAX, NF1, RET, VHL ). или в единичных случаях.

Рисунок 1.

Иммуногистохимия SDHD в PGL / PCC с различным генетическим фоном.

Иммуноокрашивание SDHD выявляет положительное окрашивание в зародышевой линии SDHx пациентов с мутацией ( SDHA, SDHB, SDHC и SDHD ) и отрицательное окрашивание при другом типе мутаций ( MAX, NF1, RET, VHL ). или в единичных случаях.

Обсуждение

В текущем исследовании мы сначала оценили иммуногистохимию SDHD в попытке предсказать мутационный статус SDHD и в большой когорте наследственных или спорадических PGL / PCC.Неожиданно мы обнаружили, что в отличие от SDHB (10), который теряется во всех опухолях с мутацией SDHx-, и с SDHA, который специфически теряется в опухолях с мутацией SDHA (12), белок SDHD не обнаруживается в PGL / PCC, не связанный с SDHx , в то время как его иммуноокрашивание было положительным в случае дефицита SDHx-. Достаточно удивительно, что иммуномечение SDHD было положительным в прилегающей коре надпочечников всех PCC, в которых оно могло быть оценено, независимо от мутационного статуса (дополнительный рисунок 2).Одно из объяснений понимания этого загадочного результата основано на том факте, что экспрессия белков SDHB и SDHA очень низка в PGL или PCC по сравнению, например, с нормальным надпочечником, даже в опухолях, не связанных с SDHx . Следовательно, можно подозревать, что белки SDHD и SDHC также экспрессируются на низких уровнях в этих опухолях. SDHD является якорной субъединицей сукцинатдегидрогеназы, и антитела, используемые в этом исследовании, направлены против эпитопа, который локализован в трансмембранном домене белка SDHD (дополнительный рисунок 3).Следовательно, вероятно, что такой эпитоп будет замаскирован, когда белок SDHD включен в активный комплекс. Следовательно, в нормальных клетках, которые экспрессируют большие количества генов SDHx , присутствие избытка белка SDHD может приводить к сосуществованию субъединицы SDHD, включенной в комплекс, или нет, что позволяет обнаруживать свободный белок антителом. Напротив, в клетках PGL / PCC SDHx дикого типа пониженная базальная экспрессия SDHx привела бы к полной интеграции всех белков SDHD в комплекс, что сделало бы иммуноокрашивание отрицательным.Наконец, в опухолевых клетках с мутацией SDHx разрушение комплекса высвобождает эпитоп, что приводит к наблюдаемой нами положительной маркировке, которая проявляется не как гранулярное маркирование митохондрий, а скорее как цитоплазматический диффузный сигнал, иногда связанный с пятнистое скопление.

Несмотря на то, что этот результат был неожиданным, он тем не менее представляет настоящий клинический интерес для идентификации PGL / PCC, связанных с SDHx . SDHB IHC действительно является очень эффективным инструментом для прогнозирования мутационного статуса SDHx , но, тем не менее, иногда его трудно интерпретировать, особенно для неспециалистов.Например, внутренний положительный контроль (обычно эндотелиальные клетки) не всегда положительный. Более того, опухоли с дефицитом SDHx (и, в частности, с мутированием SDHD, или SDHC ) также могут иметь фон от слабого до сильного, что затрудняет диагностику. В этом исследовании четыре опухоли SDHx имели такой фон (1 SDHD и 3 SDHC ). Все были явно положительны для SDHD. Напротив, эффект Варбурга, который особенно силен в опухолях, родственных VHL- (20), может приводить к очень слабому иммуноокрашиванию SDHB даже в отсутствие мутации гена SDHx (10, 11).В этих сложных ситуациях использование SDHD «обратного» IHC будет представлять собой наиболее ценный инструмент, который облегчит диагностику проанализированных образцов опухоли.

Вопрос идентификации пациентов с заболеванием, связанным с SDHx , представляет истинный клинический интерес, в частности, для последующего наблюдения за больными пациентами, которые могут быть предрасположены к множественным опухолям или метастатическому заболеванию в случае мутации SDHB . Оценивается несколько подходов к разработке простых в использовании и конкретных инструментов, позволяющих делать такие прогнозы.Недавно Лендваи и др. Сообщили о количественной оценке соотношения сукцинат / фумарат с помощью масс-спектрометрии в качестве такого инструмента прогнозирования (21). Этот подход представляет большой интерес, так как он количественный и может применяться на опухолевой ткани пациентов. Иммуногистохимия требует наличия фиксированной формалином и залитой парафином ткани, но тогда это возможно в любом отделении патологии. Перед переносом в повседневную клиническую практику описанный здесь ИГХ SDHD должен пройти валидацию в серии независимых проверок с участием разных наблюдателей, поскольку интерпретация иммуногистохимических данных может варьироваться между наблюдателями и экспериментальными процедурами.Однако это первое исследование предполагает, что существует почти полное согласие между наблюдателями (дополнительная таблица 1).

В конечном итоге, SDHD IHC потенциально может быть добавлен в алгоритм IHC патологических анализов PGL / PCC (дополнительный рисунок 4). Хотя SDHD IHC сам по себе не на 100% специфичен или чувствителен, он производит маркировку, которая отражает иммуноокрашивание SDHB и является сильным дополнением к этой процедуре, исключая любые сомнения, которые могут сохраниться относительно мутационного статуса SDHx .

Благодарности

Выражаем благодарность Prs. Пьеру-Франсуа Плуэну и Ксавье Бертанье из сети COMETE, а также Нирубиа Турайраджасингам и Кэролайн Трэверс за техническую помощь. Мы благодарим доктора Росселла Либе и доктора Фредерик Тиссье за ​​их вклад в это исследование.

Работа, приведшая к этим результатам, финансировалась Национальным агентством исследований (ANR-2011-JCJC-00701 MODEOMAPP), программой Hospitalier de Recherche Clinique Grant COMETE 3 (AOM 06 179) и Седьмой рамочной программой Европейского союза. Программа (FP7 / 2007–2013) в рамках Грантового соглашения №259735.

Раскрытие информации: авторам нечего раскрывать.

Сокращения

  • IHC

  • PCC

  • PGL

Каталожные номера

1.

Гименес-Рокепло

AP

,

Dahia

PL

,

Робледо

M

.

Обновленная информация о генетике параганглиомы, феохромоцитомы и связанных наследственных синдромов

.

Horm Metab Res

.

2012

;

44

:

328

-

333

.2.

Чжуанг

Z

,

Ян

C

,

Лоренцо

F

и др. .

Соматические мутации увеличения функции HIF2A при параганглиоме с полицитемией

.

N Engl J Med

.

2012

;

367

:

922

-

930

. 3.

Buffet

A

,

Smati

S

,

Mansuy

L

и др..

Мозаицизм при HIF2A-ассоциированной полицитемии-параганглиомном синдроме

.

Дж. Клин Эндокринол Метаб

.

2014

;

99

:

E369

-

373

.4.

Letouzé

E

,

Martinelli

C

,

Loriot

C

и др. .

Мутации SDH устанавливают фенотип гиперметилирования в параганглиоме

.

Раковая клетка

.

2013

;

23

:

739

-

752

.5.

Gimenez-Roqueplo

AP

,

Favier

J

,

Rustin

P

и др. .

Мутации в гене SDHB связаны с экстраадреналовыми и / или злокачественными феохромоцитомами

.

Исследования рака

.

2003

;

63

:

5615

-

5621

.6.

Кинг

КС

,

Проданов

Т

,

Канторович

В

и др..

Метастатическая феохромоцитома / параганглиома, связанная с развитием первичной опухоли в детском или подростковом возрасте: значимая связь с мутациями SDHB

.

Дж. Клин Онкол

.

2011

;

29

:

4137

-

4142

.7.

Amar

L

,

Baudin

E

,

Burnichon

N

и др. .

Мутации гена сукцинатдегидрогеназы B позволяют прогнозировать выживаемость пациентов со злокачественными феохромоцитомами или параганглиомами

.

Дж. Клин Эндокринол Метаб

.

2007

;

92

:

3822

-

3828

.8.

Welander

J

,

Söderkvist

P

,

Gimm

O

.

Генетика и клиническая характеристика наследственных феохромоцитом и параганглиом

.

Endocr Relat Cancer

.

2011

;

18

:

R253

-

276

.9.

Fishbein

L

,

Merrill

S

,

Fraker

DL

,

Cohen

DL

,

Nathanson

KL

.

Унаследованные мутации при феохромоцитоме и параганглиоме: почему всем пациентам следует предлагать генетическое тестирование

.

Энн Сург Онкол

.

2013

;

20

:

1444

-

1450

.10.

van Nederveen

FH

,

Gaal

J

,

Favier

J

и др. .

Иммуногистохимическая процедура для выявления пациентов с параганглиомой и феохромоцитомой с мутациями гена SDHB, SDHC или SDHD зародышевой линии: ретроспективный и проспективный анализ

.

Ланцет Онкол

.

2009

;

10

:

764

-

771

. 11.

Gill

AJ

,

Benn

DE

,

Chou

A

и др. .

Иммуногистохимия для сортировки SDHB генетическое тестирование SDHB, SDHC и SDHD при синдромах параганглиома-феохромоцитома

.

Хум Патол

.

2010

;

41

:

805

-

814

.12.

Korpershoek

E

,

Favier

J

,

Gaal

J

и др..

Иммуногистохимия SDHA обнаруживает мутации гена SDHA зародышевой линии в очевидно спорадических параганглиомах и феохромоцитомах

.

Дж. Клин Эндокринол Метаб

.

2011

;

96

:

E1472

-

1476

. 13.

Gaal

J

,

Stratakis

CA

,

Carney

JA

и др. .

SDHB иммуногистохимия: полезный инструмент в диагностике стромальных опухолей желудочно-кишечного тракта триады Карни-Стратакиса и Карни

.

Мод Pathol

.

2011

;

24

:

147

-

151

. 14.

Oudijk

L

,

Gaal

J

,

Korpershoek

E

и др. .

Мутации SDHA в стромальных опухолях желудочно-кишечного тракта дикого типа у взрослых и детей

.

Мод Pathol

.

2013

;

26

:

456

-

463

.15.

Gill

AJ

,

Pachter

NS

,

Clarkson

A

и др..

Опухоли почек и наследственный синдром феохромоцитома-параганглиомы 4 типа

.

N Engl J Med

.

2011

;

364

:

885

-

886

. 16.

Комино-Мендес

I

,

Грасиа-Азнарес

FJ

,

Скьяви

F

и др. .

Секвенирование экзома определяет мутации MAX как причину наследственной феохромоцитомы

.

Нат Генет

.

2011

;

43

:

663

-

667

.17.

Burnichon

N

,

Cascon

A

,

Schiavi

F

и др. .

MAX Мутации вызывают наследственные и спорадические феохромоцитомы и параганглиомы

.

Clin Cancer Res

.

2012

;

18

:

2828

-

2837

. 18.

Burnichon

N

,

Rohmer

V

,

Amar

L

и др. .

Генетическое тестирование сукцинатдегидрогеназы в большой проспективной серии пациентов с параганглиомами

.

Дж. Клин Эндокринол Метаб

.

2009

;

94

:

2817

-

2827

. 19.

Бурничон

N

,

Весково

L

,

Amar

L

и др. .

Интегративный геномный анализ выявляет соматические мутации в феохромоцитоме и параганглиоме

.

Хум Мол Генет

.

2011

;

20

:

3974

-

3985

.20.

Favier

J

,

Briere

JJ

,

Burnichon

N

и др..

Эффект Варбурга генетически обусловлен наследственными феохромоцитомами

.

PLoS One

.

2009

;

4

:

e7094

. 21.

Лендвай

N

,

Павлоски

R

,

Bullova

P

и др. .

Коэффициент

как новый метаболический маркер для определения наличия параганглиомы, связанной с SDHB / D: первоначальные экспериментальные данные и результаты ex vivo

.

Эндокринология

.

2014

;

155

:

27

-

32

.

Авторские права © 2015 Эндокринного общества

Выявление новых мутаций SDHD у пациентов с феохромоцитомой и / или параганглиомой

Молекулярный анализ всей кодирующей области генов RET и VHL (и даже MEN1 ) для поиска мутаций является наиболее распространенным методом, используемым при параганглиоме и параганглиоме. диагноз феохромоцитомы, но в настоящее время изменения, обнаруженные только в этих генах, не могут объяснить развитие таких опухолей.

Мутации зародышевой линии в SDHD недавно были описаны как вызывающие наследственную и несемейную параганглиому, что подразумевает роль супрессора опухолей для SDHD. 18 Связь между мутациями SDHD и семейной феохромоцитомой также, по-видимому, является возможным механизмом восприимчивости к опухоли, и поэтому инактивирующие мутации гена SDHD представляют значительный интерес для лиц с семейным, множественным или ранним началом феохромоцитомы и даже несемейные феохромоцитомы. 15,19 Однако на сегодняшний день имеется мало данных по этому вопросу, и этот аспект требует дальнейшей оценки.

SDHD отображается на полосу хромосомы 11q23 и кодирует субъединицу D комплекса сукцинатдегидрогеназы, небольшую субъединицу цитохрома b в комплексе II (сукцинат-убихинон оксидоредуктаза). 20 Комплекс II выполняет важные функции как в цикле трикарбоновых кислот, так и в цепи аэробного транспорта электронов митохондрий, и представляет собой единственную прямую связь между активностью цикла лимонной кислоты и транспортом электронов в мембране. 21 SDHD , по-видимому, важен для взаимодействия между комплексными и хиноновыми частицами. 22

Итак, инактивация гена SDHD при наследственной параганглиоме приводит к полной потере активности митохондриального комплекса II. 9 Этот механизм нарушает путь гипоксии посредством хронической гипоксической стимуляции и клеточной пролиферации и может быть ответственным за некоторые случаи опухолей параганглиомы и феохромоцитомы.

В этом исследовании мы провели поиск мутаций в гене SDHD у 25 пациентов с феохромоцитомой (18 случаев), параганглиомой (четыре случая) как отдельно, так и с обоими (четыре случая).Пациенты, с или без семейных предшественников и без предварительного отбора, ранее были проанализированы на мутации VHL и RET. Среди исследованных образцов мы идентифицировали пять вариантов зародышевой линии SDHD , распределенных среди четырех экзонов гена: G12S, S68S, H50R, W43X и 13732delGACT. Gimm и др. . обнаружили изменение G12S примерно у 1,3% своей контрольной популяции, и они предположили, что этот вариант был либо патогенной мутацией с низкой пенетрантностью, либо очень редким полиморфизмом. 15 Вариант G12S изменяет не только остаток глицина в последовательности GALGGR белка SDHD, но также, следовательно, предполагаемую последовательность N-миристоилирования, которая может быть важной для протеолитического процессинга. 23 Однако наличие этого изменения у 2,5% контрольной популяции привело нас к выводу, что это изменение представляет собой полиморфизм.

Вариант S68S также был обнаружен во всех пяти контролях, которые дали положительный результат на изменение G12S, и у пациента со спинальной параганглиомой, 4 , поэтому мы можем заключить, что эти варианты находятся в неравновесном сцеплении.

Миссенс-замена H50R, обнаруженная в экзоне 2, вызывает аминокислотную замену, которая может изменить конформацию белка. Несмотря на то, что обе аминокислоты имеют гидрофильный заряд, аргинин более положительно заряжен, чем гистидин в нейтральных условиях. 24 Гистидин 50 находится в зоне потенциального транзитного пептида белка, который является консервативным в SDHD человека, крупного рогатого скота и мыши. LOH и анализ сегрегации не проводились, поскольку не было доступно ни образцов опухоли пациентов, ни образцов родственников.Анализ SSCP выявил вариант аргинина в четырех из 280 контрольных хромосом (1,4%), поэтому мы можем предположить, что это изменение неопределенной значимости или редкий полиморфизм. Потребуются дальнейшие исследования, чтобы прояснить важность этой замены.

Две мутации, 13732delGACT и W43X, обнаруженные в экзонах 2 и 4 соответственно, обе дают усеченный белок. Делеция сдвига рамки 4 п.н. вызвала укороченный белок из 132 аминокислот за счет создания преждевременного стоп-кодона, в котором отсутствовала часть второго трансмембранного домена белка.Эта мутация появилась у 20-летней женщины с несколькими опухолями симпатической нервной системы. Изменение было обнаружено в предполагаемой горячей точке мутации 4 , расположенной в тех же пяти нуклеотидах, где были обнаружены три различных изменения (вставка 1 п.н., переход и наша делеция 4 п.н.).

Нонсенс-мутация W43X создала кодон преждевременной терминации, что привело к усеченному SDHD из 42 аминокислот, в котором отсутствовали трансмембранный, сигнальный и гем-связывающий домены.Эта новая мутация зародышевой линии затронула 40-летнего пациента с парааортальной параганглиомой и двумя прооперированными каротидными параганглиомами и феохромоцитомой в семейном анамнезе. Гименес-Рокепло и др. . описали бессмысленную мутацию (R22X), характеризующуюся полной потерей ферментативной активности комплекса II в наследственной феохромоцитоме, не обнаруженной в спорадических феохромоцитомах. 9 Можно предположить, что такая же потеря произошла с мутацией W43X.

Идентификация новых мутаций в генах, подобных SDHD , может представлять новый подход к определению восприимчивости параганглиомы и феохромоцитомы.Пресимптоматическая диагностика лиц из группы риска может быть проведена с помощью молекулярного анализа этого гена, и, возможно, эти новые мутации SDHD могут помочь нам определить, можно ли рассматривать взаимосвязь между дыхательной цепью и чувствительностью к кислороду как механизм восприимчивости к опухоли.

Таким образом, несмотря на сообщения о том, что дефицит комплекса II является редким заболеванием у людей, 25 мы описали две мутации в SDHD (W43X, 13732delGACT), которые привели к неактивности комплекса II у 2/7 пациентов с параганглиома, одна из них также с феохромоцитомой.Мы также обнаружили один бессмысленный вариант с неопределенной значимостью и два полиморфизма в нарушении равновесия по сцеплению у пациентов с феохромоцитомой.

Результаты, полученные в этом исследовании, повышают возможность применения этого подхода в качестве рутинного генетического скрининга у пациентов, у которых отрицательный результат теста на мутации зародышевой линии в других связанных с генами патологиях, таких как RET или VHL .

Идентификация восьми новых вариантов зародышевой линии SDHB, SDHC, SDHD у датских пациентов с феохромоцитомой / параганглиомой | Наследственный рак в клинической практике

  • 1.

    Dahia PL. Патогенез феохромоцитомы и параганглиомы: изучение генетической гетерогенности. Нат Рев Рак. 2014; 14: 108–19.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 2.

    Фавье Дж., Амар Л., Хименес-Рокепло А.П. Параганглиома и феохромоцитома: от генетики к персонализированной медицине. Nat Rev Endocrinol. 2015; 11: 101–11.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 3.

    Астути Д., Латиф Ф., Даллол А. и др. Генные мутации в субъединице сукцинатдегидрогеназы SDHB вызывают предрасположенность к семейной феохромоцитоме и семейной параганглиоме. Am J Hum Genet. 2001; 69: 49–54.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Baysal BE, Ferrell RE, Willett-Brozick JE, et al. Мутации в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при наследственной параганглиоме. Наука.2000; 287: 848–51.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 5.

    Бурничон Н., Бриер Дж. Дж., Либе Р. и др. SDHA - это ген-супрессор опухоли, вызывающий параганглиому. Hum Mol Genet. 2010; 19: 3011–20.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Castro-Vega LJ, Buffet A, de Cubas AA, et al. Мутации зародышевой линии при СГ предрасполагают к злокачественным феохромоцитомам и параганглиомам.Hum Mol Genet. 2014; 23: 2440–6.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 7.

    Comino-Mendez I, Gracia-Aznarez FJ, Schiavi F, et al. Секвенирование экзома определяет мутации MAX как причину наследственной феохромоцитомы. Нат Жене. 2011; 43: 663–7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Kunst HP, Rutten MH, de Monnink J, et al. SDHAF2 (PGL2-SDH5) и наследственная параганглиома головы и шеи.Clin Cancer Res. 2011; 17: 247–54.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 9.

    Neumann HP, Berger DP, Sigmund G, et al. Феохромоцитомы, множественная эндокринная неоплазия 2 типа и болезнь фон Гиппеля-Линдау. N Engl J Med. 1993; 329: 1531–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Ниманн С., Мюллер У. Мутации в SDHC вызывают аутосомно-доминантную параганглиому 3 типа.Нат Жене. 2000; 26: 268–70.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Qin Y, Yao L, King EE, et al. Мутации зародышевой линии TMEM127 придают чувствительность к феохромоцитоме. Нат Жене. 2010; 42: 229–33.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Смит Д.П., Eng C, Ponder BA. Мутации протоонкогена RET при синдромах множественной эндокринной неоплазии 2 типа и болезни Гиршпрунга.J Cell Sci Suppl. 1994; 18: 43–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    Viskochil D, Buchberg AM, Xu G, et al. Делеции и транслокация прерывают клонированный ген в локусе нейрофиброматоза 1 типа. Клетка. 1990; 62: 187–92.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Барделла С., Поллард П.Дж., Томлинсон И. Мутации SDH при раке.Biochim Biophys Acta. 2011; 1807: 1432–43.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 15.

    Джайн-Гай С., Камерон Дж. М., Аль-Маавали А. и др. Недостаток Комплекса II - описание случая и обзор литературы. Am J Med Genet A. 2013; 161A: 285–94.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 16.

    Mailloux RJ, Willmore WG. Реакции S-глутатионилирования при митохондриальной функции и заболеваниях.Front Cell DevBiol. 2014; 2: 68.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Zhang L, Yu L, Yu CA. Генерация супероксид-аниона сукцинат-цитохром с редуктазой из митохондрий бычьего сердца. J Biol Chem. 1998. 273: 33972–6.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Альборн Л. Б., Данданелл М., Стеффенсен А. Ю. и др.Анализ сплайсинга 14 миссенс-вариантов BRCA1 классифицирует девять вариантов как патогенные. Лечение рака груди Res. 2015; 150: 289–98.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Ломюллер К.Э., Спарсо Т., Ли Кью и др. Секвенирование всего экзома у 2000 датчан и роль редких вариантов кодирования при диабете 2 типа. Am J Hum Genet. 2013; 93: 1072–86.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Ричардс С., Азиз Н., Бейл С. и др. Стандарты и руководящие принципы интерпретации вариантов последовательностей: совместная консенсусная рекомендация Американского колледжа медицинской генетики и геномики и Ассоциации молекулярной патологии. Genet Med. 2015; 17: 405–24.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Маквинни С.Р., Пиларски Р.Т., Форрестер С.Р. и др. Крупные делеции в зародышевой линии субъединиц митохондриального комплекса II SDHB и SDHD при наследственной параганглиоме.J Clin Endocrinol Metab. 2004. 89: 5694–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Cascon A, Montero-Conde C, Ruiz-Llorente S, et al. Грубые делеции SDHB у пациентов с параганглиомой, обнаруженные с помощью мультиплексной ПЦР: возможная горячая точка? Гены Хромосомы Рак. 2006; 45: 213–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Бурничон Н., Ромер В., Амар Л. и др.Генетическое тестирование сукцинатдегидрогеназы на большой проспективной серии пациентов с параганглиомами. J Clin Endocrinol Metab. 2009. 94: 2817–27.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 24.

    Piccini V, Rapizzi E, Bacca A, et al. Параганглиомы головы и шеи: генетический спектр и клиническая изменчивость у 79 последовательных пациентов. Endocr Relat Cancer. 2012; 19: 149–55.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 25.

    Sjursen W, Halvorsen H, Hofsli E, et al. Скрининг мутаций в норвежской когорте с феохромоцитомой. Fam Cancer. 2013; 12: 529–35.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 26.

    Бурничон Н., Весково Л., Амар Л. и др. Интегративный геномный анализ выявляет соматические мутации при феохромоцитоме и параганглиоме. Hum Mol Genet. 2011; 20: 3974–85.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 27.

    van Nederveen FH, Gaal J, Favier J, et al. Иммуногистохимическая процедура для выявления пациентов с параганглиомой и феохромоцитомой с мутациями гена SDHB, SDHC или SDHD зародышевой линии: ретроспективный и проспективный анализ. Ланцет Онкол. 2009; 10: 764–71.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28.

    Fokkema IF, Taschner PE, Schaafsma GC, et al. LOVD v. 2.0: следующее поколение баз данных вариантов генов.Hum Mutat. 2011; 32: 557–63.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 29.

    Брауэрс Ф.М., Эйзенхофер Г., Тао Дж. Дж. И др. Высокая частота мутаций зародышевой линии SDHB у пациентов со злокачественными параганглиомами, продуцирующими катехоламины: значение для генетического тестирования. J Clin Endocrinol Metab. 2006; 91: 4505–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 30.

    Лима Дж., Фейжао Т., Феррейра да Силва А. и др. Высокая частота мутаций сукцинатдегидрогеназы зародышевой линии в спорадических параганглиомах шейки матки на севере Испании: взаимосвязь структура-функция митохондриальной сукцинатдегидрогеназы и клинико-патологические корреляции. J Clin Endocrinol Metab. 2007. 92: 4853–64.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 31.

    Pasini B, McWhinney SR, Bei T, et al. Клиническая и молекулярная генетика пациентов с синдромом Карни-Стратакиса и мутациями зародышевой линии генов, кодирующих субъединицы сукцинатдегидрогеназы SDHB, SDHC и SDHD.Eur J Hum Genet. 2008; 16: 79–88.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 32.

    Neumann HP, Erlic Z, Boedeker CC, et al. Клинические предикторы мутаций зародышевой линии у пациентов с параганглиомами головы и шеи: стратегия снижения затрат в процессе генетической диагностики как последствия. Cancer Res. 2009. 69: 3650–6.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 33.

    Vandy FC, Sisk G, Berguer R. Синхронные каротидные тела и грудная параганглиома, связанные с мутацией SDHC зародышевой линии. J Vasc Surg. 2011; 53: 805–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Паницца Э, Эрколино Т., Мори Л. и др. Модель дрожжей для оценки патогенной значимости мутаций SDHB, SDHC и SDHD при синдроме PHEO-PGL. Hum Mol Genet. 2013; 22: 804–15.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 35.

    Yu W, He X, Ni Y и др. Связанные с синдромом Каудена варианты SDHD зародышевой линии изменяют ядерную транслокацию PTEN посредством SRC-индуцированного окисления PTEN. Hum Mol Genet. 2015; 24: 142–53.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 36.

    Данненберг Х., Диндженс В.Н., Аббоу М. и др. Частые мутации гена субъединицы D сукцинатдегидрогеназы зародышевой линии у пациентов с явно спорадической парасимпатической параганглиомой. Clin Cancer Res.2002; 8: 2061–6.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Скьяви Ф., Дематте С., Чеккини М.Э. и др. Синдром эндемической параганглиомы 1 типа: происхождение, распространение и клиническое проявление. J Clin Endocrinol Metab. 2012; 97: E637–41.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 38.

    Taschner PE, Jansen JC, Baysal BE, et al. Почти все наследственные параганглиомы в Нидерландах вызваны двумя мутациями-основателями в гене SDHD.Гены Хромосомы Рак. 2001; 31: 274–81.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 39.

    Баденхоп РФ, Янсен Дж. К., Фаган П. А. и др. Распространенность мутаций SDHB, SDHC и SDHD у пациентов с параганглиомой головы и шеи и связь мутаций с клиническими особенностями. J Med Genet. 2004; 41: e99.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Douwes Dekker PB, Corver WE, Hogendoorn PC, et al. Многопараметрическая сортировка по потоку ДНК демонстрирует диплоидию и сохранение гена дикого типа SDHD в компартменте сустентакулярных клеток параганглиом головы и шеи: главные клетки являются единственным неопластическим компонентом. J Pathol. 2004. 202: 456–62.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 41.

    Neumann HP, Bausch B, McWhinney SR, et al. Мутации зародышевой линии при несиндромной феохромоцитоме.N Engl J Med. 2002; 346: 1459–66.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 42.

    Neumann HP, Pawlu C, Peczkowska M, et al. Отчетливые клинические особенности синдромов параганглиомы, связанных с мутациями генов SDHB и SDHD. ДЖАМА. 2004; 292: 943–51.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Эвенепоэль Л., Папатомас Т.Г., Крол Н. и др.На пути к улучшенному определению генетического и опухолевого спектра, связанного с мутациями зародышевой линии SDH. Genet Med. 2015; 17: 610–20.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 44.

    Гименес-Рокепло А.П., Фавье Дж., Растин П. и др. Мутации в гене SDHB связаны с экстраадреналовыми и / или злокачественными феохромоцитомами. Cancer Res. 2003. 63: 5615–21.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 45.

    Перрен А., Баргхорн А., Шмид С. и др. Отсутствие соматических мутаций SDHD в спорадических нейроэндокринных опухолях и выявление двух вариантов зародышевой линии у пациентов с параганглиомой. Онкоген. 2002; 21: 7605–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 46.

    Риман К., Сотлар К., Купка С. и др. Моносомия хромосомы 11 в сочетании с мутантным инициирующим кодоном SDHD в случаях несемейной параганглиомы. Cancer Genet Cytogenet.2004. 150: 128–35.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 47.

    Kytola S, Nord B, Elder EE, et al. Изменения локуса гена SDHD в карциноидах средней кишки, карциномах из клеток Меркеля, феохромоцитомах и параганглиомах брюшной полости. Гены Хромосомы Рак. 2002; 34: 325–32.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 48.

    Кастеллано М., Мори Л., Джакче М. и др.Скрининг генетических мутаций в итальянской когорте пациентов с несиндромной феохромоцитомой / параганглиомой. Ann NY Acad Sci. 2006; 1073: 156–65.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 49.

    Антонелло М., Пьяцца М., Менеголо М. и др. Роль генетического исследования в лечении опухоли каротидного тела при параганглиомном синдроме. Eur J Vasc Endovasc Surg. 2008; 36: 517–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 50.

    Бенн Д.Е., Хименес-Рокепло А.П., Рейли Дж. Р. и др. Клиническая картина и пенетрантность синдромов феохромоцитомы / параганглиомы. J Clin Endocrinol Metab. 2006; 91: 827–36.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 51.

    Браун С., Риман К., Купка С. и др. Активная сукцинатдегидрогеназа (SDH) и отсутствие мутаций SDHD в спорадических параганглиомах. Anticancer Res. 2005; 25: 2809–14.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 52.

    Fish JH, Klein-Weigel P, Biebl M, et al. Систематический скрининг и оценка лечения наследственных параганглиом шеи. Голова Шея. 2007; 29: 864–73.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 53.

    Милунский Ю.М., Махер Т.А., Михельс В.В. и др. Новые мутации и появление общей мутации в гене SDHD, вызывающей семейную параганглиому. Am J Med Genet. 2001; 100: 311–4.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • SDHD - малая субъединица сукцинатдегидрогеназы [убихинон] цитохрома b, митохондриальный предшественник - Homo sapiens (Human)

    Этот подраздел Sequence указывается, является ли канонической последовательностью по умолчанию отображается в записи завершена или нет.

    Подробнее ...

    Статус последовательности и : завершено.

    В этом подразделе раздела Последовательность указано, если каноническая последовательность , отображаемая по умолчанию в записи, имеет зрелую форму или представляет собой предшественника.

    Подробнее ...

    Обработка последовательности i : отображаемая последовательность далее обрабатывается до зрелой формы.

    .

    Эта запись содержит 4 описанные изоформы и 5 потенциальных изоформ которые сопоставлены с помощью вычислений. Показать все Выровнять все

    913 Повышение восприимчивости к 913 феохромоцитома, параганглиома, карциноид кишечника и рака груди, почек и матки; связано с повышенной экспрессией супероксиддисмутазы марганца; связано с повышенным содержанием активных форм кислорода; связано с 1.9-кратное увеличение экспрессии как AKT, так и MAPK.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    • Цитируется по: VARIANT SER-12.

    • «Изменения локуса гена SDHD в карциноидах средней кишки, карциномах из клеток Меркеля, феохромоцитомах и параганглиомах брюшной полости».
      Kytoelae S., Nord B., Elder EE, Carling T., Kjellman M., Cedermark B., Juhlin C., Hoeoeg A., Isola J., Larsson C.
      Genes Chromosomes Cancer 34: 325-332 ( 2002) [PubMed] [Europe PMC] [Реферат]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ SER-12 И ARG-50.

    • Процитировано по: ВАРИАНТЫ SER-12 И ARG-50.

    • Указано по: ОБСУЖДЕНИЕ ПАТОГЕННОЙ РОЛИ ВАРИАНТОВ SER-12 И ARG-50.

    • Цитируется по: VARIANT SER-12.

    • Процитировано по: VARIANTS SER-12; АРГ-50 И АСН-145, ХАРАКТЕРИСТИКА ВАРИАНТОВ SER-12; АРГ-50 И АСН-145.

    • "Секвенирование ДНК цитогенетически нормального генома острого миелоидного лейкоза."
      Лей Т.Дж., Мардис Э.Р., Динг Л., Фултон Б., Маклеллан М.Д., Чен К., Дулинг Д., Данфорд-Шор Б.Н., МакГрат С., Хикенботэм М., Кук Л., Эбботт Р., Ларсон Д.Е., Кобольдт Д.К., Поль К., Смит С., Хокинс А., Эбботт С., Локк Д., Хиллиер Л.В., Майнер Т., Фултон Л., Магрини В., Уайли Т., Гласскок Дж., Коньерс Дж. ., Сандер Н., Ши X., Осборн Дж. Р., Минкс П., Гордон Д., Чинвалла А., Чжао Ю., Райс Р. Э., Пэйтон Дж. Э., Вестервельт П., Томассон М. Х., Уотсон М., Бэти Дж., Иванович Дж., Хит С., Шеннон В.Д., Нагараджан Р., Уолтер М.Дж., Линк Д.К., Грауберт Т.А., ДиПерсио Дж.Ф., Уилсон Р.К.
      Nature 456: 66-72 (2008) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТ [БОЛЬШОЙ МАСШТАБ АНАЛИЗА] SER-12.

    Соответствует варианту dbSNP: rs34677591EnsemblClinVar.
    Функциональный ключ Позиция (я) Описание Действия Графическое представление Длина

    Этот подраздел раздела "Последовательность" сообщает о различиях между канонической последовательностью (отображаемой по умолчанию в записи) и различными отправленными последовательностями, объединенными в записи.Эти различные материалы могут исходить из разных проектов секвенирования, разных типов экспериментов или разных биологических образцов. Конфликты последовательностей обычно имеют неизвестное происхождение.

    Подробнее ...

    Конфликт последовательностей i
    74 V → F в AAH70307 (PubMed: 15489334). 1
    Функциональный ключ Позиция (я) Описание Действия Графический вид Длина
    Естественный вариант i VAR_01712870 1
    Естественный вариант i VAR_017871 50 H → R Может повысить восприимчивость к развитию параганглиомы, рака груди и щитовидной железы; может быть вовлечен в соматическую карциному из клеток Меркеля; связано с повышенной экспрессией супероксиддисмутазы марганца; связано с повышенным содержанием активных форм кислорода; связан с 2.0-кратное увеличение экспрессии AKT и 1,7-кратное увеличение экспрессии MAPK.

    Ручное утверждение, основанное на эксперименте i

    • «Изменения локуса гена SDHD в карциноидах средней кишки, карциномах из клеток Меркеля, феохромоцитомах и параганглиомах брюшной полости».
      Kytoelae S., Nord B., Elder EE, Carling T., Kjellman M., Cedermark B., Juhlin C., Hoeoeg A., Isola J., Larsson C.
      Genes Chromosomes Cancer 34: 325-332 ( 2002) [PubMed] [Europe PMC] [Реферат]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ SER-12 И ARG-50.

    • Процитировано по: ВАРИАНТЫ SER-12 И ARG-50.

    • Указано по: ОБСУЖДЕНИЕ ПАТОГЕННОЙ РОЛИ ВАРИАНТОВ SER-12 И ARG-50.

    • Процитировано по: VARIANTS SER-12; АРГ-50 И АСН-145, ХАРАКТЕРИСТИКА ВАРИАНТОВ SER-12; АРГ-50 И АСН-145.

    Соответствует варианту dbSNP: rs11214077EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_074105 69 E → K в MC2DN3; приводит к нарушению сборки митохондриального комплекса II; приводит к нарушению клеточного дыхания.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    • Цитируется для: ВАРИАНТ MC2DN3 LYS-69, ХАРАКТЕРИСТИКА ВАРИАНТА MC2DN3 LYS-69, УЧАСТИЕ В MC2DN3.

    Соответствует варианту dbSNP: rs202198133EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_010038 81 P → L в PGL1 и феохромоцитоме.

    Ручное утверждение на основе эксперимента i

    • Цитируется по: ВАРИАНТ ФЕОХРОМОЦИТОМА LEU-81.

    • «Мутации в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при наследственной параганглиоме».
      Baysal BE, Ferrell RE, Willett-Brozick JE, Lawrence EC, Myssiorek D., Bosch A., van der Mey A., Taschner PEM, Rubinstein WS, Myers EN, Richard CW III, Cornelisse CJ, Devilee P., Девлин Б.
      Science 287: 848-851 (2000) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; ТЫР-92 И НОУ-102.

    • «Отчетливые клинические особенности синдромов параганглиомы, связанных с мутациями генов SDHB и SDHD."
      Neumann HPH, Pawlu C., Peczkowska M., Bausch B., McWhinney SR, Muresan M., Buchta M., Franke G., Klisch J., Bley TA, Hoegerle S., Boedeker CC, Opocher G. , Schipper J., Januszewicz A., Eng C.
      JAMA 292: 943-951 (2004) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; CYS-114 И VAL- 148, ВАРИАНТ ФЕОХРОМОЦИТОМЫ TYR-92.

    Соответствует варианту dbSNP: rs80338844EnsemblClinVar.
    1
    Природный вариант

    _
    DNAR сниженная экспрессия

    _ ; приводит к нарушению клеточного дыхания.

    Ручное утверждение, основанное на эксперименте i

    • «Рецессивная гомозиготная мутация p.Asp92Gly SDHD вызывает пренатальную кардиомиопатию и серьезную недостаточность митохондриального комплекса II».
      Олстон К.Л., Чеккателли Берти К., Блейкли Э.Л., Олахова М., Хе Л., МакМахон С.Дж., Олпин С.Е., Харгривз И.П., Нолли К., МакФарланд Р., Гоффрини П., О'Салливан М.Дж., Тейлор RW
      Гм. Genet. 134: 869-879 (2015) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТ MC2DN3 GLY-92, УЧАСТИЕ В MC2DN3, ХАРАКТЕРИЗАЦИЯ ВАРИАНТА MC2DN3 GLY-92.

    Соответствует варианту dbSNP: rs786205436EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_010039 92 D → Y в PGL1 и феохромоцитоме.

    Ручное утверждение на основе эксперимента i

    • «Мутации в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при наследственной параганглиоме».
      Baysal B.E., Ferrell R.E., Willett-Brozick J.E., Lawrence E.C., Myssiorek D., Bosch A., van der Mey A., Taschner PEM, Rubinstein WS, Myers EN, Richard CW III, Cornelisse CJ, Devilee P., Devlin B.
      Science 287: 848-851 (2000) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Процитировано по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; ТЫР-92 И НОУ-102.

    • Процитировано для: ВАРИАНТЫ PGL1 TYR-92 И PRO-139.

    • «Мутации зародышевой линии в несиндромной феохромоцитоме».
      Исследовательская группа по изучению феохромоцитомы Фрайбурга-Варшавы-Колумба
      Neumann H.PH, Bausch B., McWhinney SR, Bender BU, Gimm O., Franke G., Schipper J., Klisch J., Altehoefer C., Zerres K., Januszewicz A., Smith WM, Munk R., Manz T. , Glaesker S., Apel TW, Treier M., Reineke M., Walz MK, Hoang-Vu C., Brauckhoff M., Klein-Franke A., Klose P., Schmidt H., Maier-Woelfle M., Peczkowska M., Szmigielski C., Eng C.
      N. Engl. J. Med. 346: 1459-1466 (2002) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТ ФЕОХРОМОЦИТОМЫ TYR-92.

    • «Отчетливые клинические особенности синдромов параганглиомы, связанных с мутациями генов SDHB и SDHD."
      Neumann HPH, Pawlu C., Peczkowska M., Bausch B., McWhinney SR, Muresan M., Buchta M., Franke G., Klisch J., Bley TA, Hoegerle S., Boedeker CC, Opocher G. , Schipper J., Januszewicz A., Eng C.
      JAMA 292: 943-951 (2004) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; CYS-114 И VAL- 148, ВАРИАНТ ФЕОХРОМОЦИТОМА TYR-92.

    Соответствует варианту dbSNP: rs80338845EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант _15

    2

    Естественный вариант _ i 19 V1.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    Соответствует варианту dbSNP: rs1213Ensembl.
    1
    Естественный вариант i VAR_010040 102 H → L в PGL1.

    Ручное утверждение на основе эксперимента i

    • «Мутации в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при наследственной параганглиоме».
      Baysal B.E., Ferrell R.E., Willett-Brozick J.E., Lawrence E.К., Миссиорек Д., Бош А., ван дер Мей А., Ташнер П.Э.М., Рубинштейн В.С., Майерс Э.Н., Ричард К.В. III, Корнелисс К.Дж., Девили П., Девлин Б.
      Science 287: 848-851 (2000) [PubMed] [Europe PMC] [Реферат]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; ТЫР-92 И НОУ-102.

    Соответствует варианту dbSNP: rs104894302EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_017872 114 Y → C в PGL1.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    • Цитируется по: VARIANT PGL1 CYS-114.

    • «Отчетливые клинические особенности синдромов параганглиомы, связанных с мутациями генов SDHB и SDHD».
      Neumann HPH, Pawlu C., Peczkowska M., Bausch B., McWhinney SR, Muresan M., Buchta M., Franke G., Klisch J., Bley TA, Hoegerle S., Boedeker CC, Opocher G., Schipper J., Januszewicz A., Eng C.
      JAMA 292: 943-951 (2004) [PubMed] [Europe PMC] [Реферат]

      Процитировано для: VARIANTS PGL1 LEU-81; CYS-114 И VAL-148, ВАРИАНТ ФЕОХРОМОЦИТОМЫ TYR-92.

    Соответствует варианту dbSNP: rs104894304EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_017873 139 L → P в PGL1.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    Соответствует варианту dbSNP: rs80338847EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_054384 145 H → N Обнаружен у человека с признаками синдрома Каудена; неизвестное патологическое значение; связано с повышенной экспрессией супероксиддисмутазы марганца; связаны с нормальными реактивными формами кислорода; ассоциированный с отсутствием изменений в экспрессии AKT, но 1.2-кратное увеличение экспрессии MAPK.

    Ручное утверждение на основе эксперимента в i

    • Цитируется по: ВАРИАНТЫ SER-12; АРГ-50 И АСН-145, ХАРАКТЕРИСТИКА ВАРИАНТОВ SER-12; АРГ-50 И АСН-145.

    Соответствует варианту dbSNP: rs1214EnsemblClinVar.
    1
    Естественный вариант i VAR_054385 148 G → V в PGL1.

    Ручное утверждение на основе эксперимента i

    • «Отчетливые клинические особенности синдромов параганглиомы, связанных с мутациями генов SDHB и SDHD."
      Neumann HPH, Pawlu C., Peczkowska M., Bausch B., McWhinney SR, Muresan M., Buchta M., Franke G., Klisch J., Bley TA, Hoegerle S., Boedeker CC, Opocher G. , Schipper J., Januszewicz A., Eng C.
      JAMA 292: 943-951 (2004) [PubMed] [Europe PMC] [Abstract]

      Цитируется по: ВАРИАНТЫ PGL1 LEU-81; CYS-114 И VAL- 148, VARIANT PHEOCHROMOCYTOMA TYR-92.

    Соответствует варианту dbSNP: rs1555187633 EnsemblClinVar.
    1
    1
    Описание 9130 9130 9130

    В этом подразделе раздела "Последовательность" описывается последовательность встречающейся в природе альтернативной изоформы (ов) белка.Изменения в аминокислотной последовательности могут быть связаны с альтернативным сплайсингом, использованием альтернативного промотора, альтернативной инициацией или рибосомным сдвигом рамки.

    Подробнее ...

    Альтернативная последовательность i VSP_054744
    19 - 57 Отсутствует в изоформе 2. Добавить BLAST 39
    Альтернативная последовательность i VSP_054745 9 56–15 AMLWK → HWALDKLLLTMFMGMPCRKL PRQGFWHFQ в изоформе 3.Добавить BLAST 103
    Альтернативная последовательность i VSP_054746 106 - 143 GLGQV… LCYFN → LECNGAILARHDLGSARSQL TATSAFRV1210 Альтернативная последовательность 913 913 913 913 913 913 913 913 913 913 913 BLUE 913 VSP_054747 144 - 159 Отсутствует в изоформе 4. Добавьте BLAST 16

    Запись OMIM - * 602690

  • Агиар, Р.К. Т., Кокс, Г., Помрой, С. Л., Дахия, П. Л. М. Анализ гена SDHD, гена предрасположенности к синдрому семейной параганглиомы (PGL1) в феохромоцитомах. J. Clin. Endocr. Метаб. 86: 2890-2894, 2001. [PubMed: 11397905] [Полный текст: https: // Acade.oup.com/jcem/article-lookup/doi/10.1210/jcem.86.6.7547]

  • Олстон, К. Л., Чеккателли Берти, К., Блейкли, Э. Л., Олахова, М., He, L., McMahon, C.J., Olpin, S.E., Hargreaves, I.P, Nolli, C., McFarland, R., Goffrini, P., O'Sullivan, M.J., Taylor, R.W. Рецессивная гомозиготная мутация p.Asp92Gly SDHD вызывает пренатальную кардиомиопатию и серьезную недостаточность митохондриального комплекса II. Гм. Genet. 134: 869-879, 2015. [PubMed: 26008905] [Полный текст: https: // dx.doi.org/10.1007/s00439-015-1568-z]

  • Астром, К., Коэн, Дж. Э., Уиллет-Брозик, Дж. Э., Астон, К. Э., Байсал, Б. Э. Высота - это фенотипический модификатор наследственной параганглиомы 1 типа: свидетельство дефекта чувствительности к кислороду. Гм. Genet. 113: 228-237, 2003. [PubMed: 12811540] [Полный текст: https://dx.doi.org/10.1007/s00439-003-0969-6]

  • Астути, Д., Дуглас, Ф., Леннард, Т. У. Дж., Алигианис, И. А., Вудворд, Э. Р., Эванс, Д. Г. Р., Энг, К., Латиф, Ф., Махер, Э. Р. Мутация SDHD зародышевой линии в семейной феохромоцитоме. Ланцет 357: 1181-1182, 2001. [PubMed: 11323050] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0140-6736(00)04378-6]

  • Баденхоп, Р.Ф., Чериан, С., Лорд, Р.С.А., Байсал, Б.Е., Ташнер, П.Э. М., Шофилд, П. Р. Новые мутации в гене SDHD в родословных с семейной параганглиомой каротидного тела и нейросенсорной тугоухостью. Гены Хромосомы Рака 31: 255-263, 2001. [PubMed: 113] [Полный текст: https: // onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=1045-2257&date=2001&volume=31&issue=3&spage=255]

  • Бейли, Дж.-П. Варианты гена сукцинатдегидрогеназы и их роль в синдроме Коудена. (Письмо) Являюсь. J. Hum. Genet. 88: 674-675, 2011. [PubMed: 21565294] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0002-9297(11)00141-8]

  • Байсал, Б. Э., Феррелл, Р. Э., Уиллет-Брозик, Дж. Э., Лоуренс, Э.К., Миссиорек, Д., Бош, А., ван дер Май, А., Ташнер, PEM, Рубинштейн, WS, Майерс, EN, Ричард, CW, III, Корнелисс, CJ, Девили, П., Девлин, Б. . Мутации в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при наследственной параганглиоме. Science 287: 848-851, 2000. [PubMed: 10657297] [Полный текст: https: // www.sciencemag.org/cgi/pmidlookup?view=long&pmid=10657297]

  • Байсал, Б. Э., Виллет-Брозик, Дж. Э., Лоуренс, Э. К., Дровдлик, К.М., Савул, С. А., Маклеод, Д. Р., Йи, Х. А., Бракманн, Д. Э., Слэттери, В. Х., III, Майерс, Э. Н., Феррелл, Р. Е., Рубинштейн, В. С. Распространенность мутаций зародышевой линии SDHB, SDHC и SDHD у клинических пациентов с параганглиомами головы и шеи. J. Med. Genet. 39: 178-183, 2002. [PubMed: 11897817] [Полный текст: https: // jmg.bmj.com/lookup/pmidlookup?view=long&pmid=11897817]

  • Каскон, А., Руис-Льоренте, С., Себриан, А., Теллерия, Д., Риверо, Дж.К., Диез, Дж. Дж., Лопес-Ибарра, П., Яунсоло, М. А., Бенитес, Дж., Робледо, М. Идентификация новых мутаций SDHD у пациентов с феохромоцитомой и / или параганглиомой. Europ. J. Hum. Genet. 10: 457-461, 2002. [PubMed: 12111639] [Полный текст: https: // doi.org / 10.1038 / sj.ejhg.5200829]

  • Девили, П., ван Шоторст, Э. М., Бардоэль, А. Ф. Дж., Бонсинг, Б., Койперс-Дейксхорн, Н., Джеймс, М. Р., Флерен, Г., ван дер Мей, А. Г. Л., Корнелисс, К. Дж. Аллелотип параганглиом головы и шеи: аллельный дисбаланс ограничен длинным плечом хромосомы 11, участком предрасполагающего локуса PGL. Гены хромосом рака 11: 71-78, 1994. [PubMed: 7529551] [Полный текст: https: // onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=1045-2257&date=1994&volume=11&issue=2&spage=71]

  • Хименес-Рокепло, А.-P., Favier, J., Rustin, P., Mourad, J.-J., Plouin, P.-F., Corvol, P., Rotig, A., Jeunemaitre, X. Мутация R22X гена SDHD при наследственной параганглиоме устраняет ферментативную активность комплекса II в дыхательной цепи митохондрий и активирует путь гипоксии. Являюсь. J. Hum. Genet. 69: 1186-1197, 2001. [PubMed: 11605159] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0002-9297(07)61248-8]

  • Гимм, О., Арманиос, М., Дзима, Х., Нойман, Х. П. Х., Энг, К. Соматические и скрытые мутации зародышевой линии в SDHD, гене митохондриального комплекса II, при несемейной феохромоцитоме. Cancer Res. 60: 6822-6825, 2000. [PubMed: 11156372] [Полный текст: http://cancerres.aacrjournals.org/cgi/pmidlookup?view=long&pmid=11156372]

  • Хамош, А. Личное общение. Балтимор, штат Мэриленд, 7 ноября 2018 г.

  • Хенсен, Э.Ф., Жорданова, Э. С., ван Миндерхаут, И. Дж. Х. М., Хогендорн, П. К. В., Ташнер, П. Е. М., ван дер Мей, А. Г. Л., Девили, П., Корнелисс, К. Дж. Соматическая потеря материнской хромосомы 11 вызывает наследственность, зависящую от родителя-источника, в семьях параганглиомы и феохромоцитомы, сцепленных с SDHD. Онкоген 23: 4076-4083, 2004. [PubMed: 15064708] [Полный текст: https: // doi.org / 10.1038 / sj.onc.1207591]

  • Hensen, E.F., van Duinen, N., Jansen, J.C., Corssmit, E.P.M., Tops, C.M.J., Romijn, J.A., Vriends, A.H.J.T., van der Mey, A.G.L., Cornelisse, C.J., Devilee, P., Bayley, J.P. Высокая распространенность мутаций-основателей генов сукцинатдегидрогеназы в Нидерландах. Clin. Genet. 81: 284-288, 2012. [PubMed: 21348866] [Полный текст: https: // doi.org / 10.1111 / j.1399-0004.2011.01653.x]

  • Хираваке, Х., Таниваки, М., Тамура, А., Кодзима, С., Кита, К. Цитохром b в человеческом комплексе II (сукцинат-убихинон оксидоредуктаза): клонирование кДНК компонентов в митохондриях печени и хромосомное присвоение генов большой (SDHC) и малой (SDHD) субъединицам 1q21 и 11q23. Cytogenet. Cell Genet. 79: 132-138, 1997. [PubMed: 9533030] [Полный текст: https://dx.doi.org/10.1159/000134700]

  • Джексон, К.Б., Нуоффер, Ж.-М., Хан, Д., Прокиш, Х., Хабербергер, Б., Гаучи, М., Хаберли, А., Галлати, С., Шаллер, А. Мутации в SDHD приводят к аутосомно-рецессивной энцефаломиопатии и изолированной недостаточности митохондриального комплекса II. J. Med. Genet. 51: 170-175, 2014. [PubMed: 24367056] [Полный текст: https: // jmg.bmj.com/lookup/pmidlookup?view=long&pmid=24367056]

  • Кытола, С., Норд, Б., Старейшина, Э. Э., Карлинг, Т., Кьельман, М., Седермарк, Б., Джухлин, К., Хуг, А., Изола, Дж., Ларссон, К. Изменения локуса гена SDHD в карциноидах средней кишки, карциномах из клеток Меркеля, феохромоцитомах и параганглиомах брюшной полости. Гены хромосом рака 34: 325-332, 2002. [PubMed: 12007193] [Полный текст: https: // onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=1045-2257&date=2002&volume=34&issue=3&spage=325]

  • Лейбе, Б., Huber, R., Goecke, T.O., Sandmann, W., Royer-Pokora, B. Анализ мутации SDHD у семи немецких пациентов со спорадической параганглиомой каротидного тела: одна новая мутация, отсутствие голландской мутации-основателя и дополнительные доказательства того, что G12S является полиморфизмом. (Письмо) Clin. Genet. 65: 61-63, 2004. [PubMed: 15032977] [Полный текст: https: // onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=0009-9163&date=2004&volume=65&issue=1&spage=61]

  • Лима, Дж., Feijao, T., Ferreira da Silva, A., Pereira-Castro, I., Fernandez-Ballester, G., Maximo, V., Herrero, A., Serrano, L., Sobrinho-Simoes, M., Garcia -Ростан, Г. Высокая частота мутаций сукцинатдегидрогеназы зародышевой линии в спорадических параганглиомах шейки матки на севере Испании: взаимосвязь структура-функция митохондриальной сукцинатдегидрогеназы и клинико-патологические корреляции. J. Clin.Endocr. Метаб. 92: 4853-4864, 2007. [PubMed: 17848412] [Полный текст: https://academic.oup.com/jcem/article-lookup/doi/10.1210/jc.2007-0640]

  • Лима, Дж., Тейшейра-Гомеш, Дж., Соареш, П., Максимо, В., Хонавар, М., Уильямс, Д., Собриньо-Симоэс, М. Мутация субъединицы D сукцинатдегидрогеназы зародышевой линии, сегрегация с семейной гиперплазией С-клеток, не относящихся к RET. J. Clin. Endocr. Метаб. 88: 4932-4937, 2003. [PubMed: 14557476] [Полный текст: https: // Acade.oup.com/jcem/article-lookup/doi/10.1210/jc.2002-030008]

  • Масуока, Дж., Бранднер, С., Паулюс, В., Соффер, Д., Витал, А., Chimelli, L., Jouvet, A., Yonekawa, Y., Kleihues, P., Ohgaki, H. Мутация SDHD зародышевой линии при параганглиоме спинного мозга. Онкоген 20: 5084-5086, 2001. [PubMed: 11526495] [Полный текст: https: // doi.org / 10.1038 / sj.onc.1204579]

  • Маквинни, С.Р., Пазини, Б., Стратакис, К.А. Семейные опухоли стромы желудочно-кишечного тракта и мутации зародышевой линии.(Письмо) Новый англ. J. Med. 357: 1054-1056, 2007. [PubMed: 17804857] [Полный текст: https://www.nejm.org/doi/10.1056/NEJMc071191?url_ver=Z39.88-2003 & rfr_id = ori: rid: crossref.org & rfr_dat = cr_pub% 3dpubmed]

  • Маквинни, С. Р., Пиларски, Р. Т., Форрестер, С.Р., Шнайдер, М. К., Саркис, М. М., Диас, Э. П., Энг, К. Большие делеции зародышевой линии субъединиц митохондриального комплекса II SDHB и SDHD при наследственной параганглиоме. J. Clin. Endocr. Метаб. 89: 5694-5699, 2004. [PubMed: 15531530] [Полный текст: https: // Acade.oup.com/jcem/article-lookup/doi/10.1210/jc.2004-0769]

  • Милунский, Дж. М., Махер, Т. А., Михельс, В. В., Милунский, А. Новые мутации и появление общей мутации в гене SDHD, вызывающей семейную параганглиому. Являюсь. J. Med. Genet. 100: 311-314, 2001. [PubMed: 11343322] [Полный текст: https://onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=0148-7299&date=2001&volume=100&issue=4&spage=311]

  • Нойман, Х.PH, Бауш, Б., Маквинни, С.Р., Бендер, Б.У., Гимм, О., Франке, Г., Шиппер, Дж., Клиш, Дж., Алтехефер, К., Зеррес, К., Янушевич, А., Eng, C. Мутации зародышевой линии несиндромной феохромоцитомы. Новый англ. J. Med. 346: 1459-1466, 2002. [PubMed: 12000816] [Полный текст: https: // www.nejm.org/doi/10.1056/NEJMoa020152?url_ver=Z39.88-2003&rfr_id=ori:rid:crossref.org&rfr_dat=cr_pub%3dpubmed]

  • Нойман, Х.П. Х., Райнке, М., Энг, К. Случай 13-2001: генетическое тестирование феохромоцитомы. (Письмо) Новый англ. J. Med. 345: 547 только, 2001. [PubMed: 11519521]

  • Ni, Y., Збук, К. М., Сэдлер, Т., Патокс, А., Лобо, Г., Эдельман, Э., Платцер, П., Орлофф, М. С., Уэйт, К. А., Энг, К. Мутации и варианты зародышевой линии в генах сукцинатдегидрогеназы при синдромах Каудена и Кауден-подобных синдромах. Являюсь. J. Hum. Genet. 83: 261-268, 2008. [PubMed: 18678321] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0002-9297(08)00411-4]

  • Пазини, Б., Мак-Уинни, С. Р., Бей, Т., Матяхина, Л., Стергиопулос, С., Мучоу, М., Бойкос, С.А., Феррандо, Б., Пакак, К., Асси, Г., Боден, Э., Шомпрет, А., Эллисон, Дж. У., Бриер, Ж.-Дж., Растин, П. ., Хименес-Рокепло, А.-П., Энг, К., Карни, Дж. А., Стратакис, Калифорния Клиническая и молекулярная генетика пациентов с синдромом Карни-Стратакиса и мутациями в зародышевой линии генов, кодирующих субъединицы сукцинатдегидрогеназы SDHB, SDHC и SDHD. Europ.J. Hum. Genet. 16: 79-88, 2008. [PubMed: 17667967] [Полный текст: https://doi.org/10.1038/sj.ejhg.5201904]

  • Перрен, А., Barghorn, A., Schmid, S., Saremaslani, P., Roth, J., Heitz, P.U., Komminoth, P. Отсутствие соматических мутаций SDHD в спорадических нейроэндокринных опухолях и обнаружение двух вариантов зародышевой линии у пациентов с параганглиомой. Онкоген 21: 7605-7608, 2002. [PubMed: 12386824] [Полный текст: https: // doi.org / 10.1038 / sj.onc.1205812]

  • Пиньи, П., Винсент, А., Баутерс, К. К., Бертран, М., де Монпревиль, В. Т., Крепен, М., Порше, Н., Кэрон, П. Параганглиома после передачи от матери мутации гена сукцинатдегидрогеназы. J. Clin. Endocr. Метаб. 93: 1609-1615, 2008. [PubMed: 18211978] [Полный текст: https: // Acade.oup.com/jcem/article-lookup/doi/10.1210/jc.2007–1989]

  • Прабхакар, Н. Определение кислорода хеморецепторами сонной артерии. J. Appl. Physiol. 88: 2287-2295, 2000. [PubMed: 10846047] [Полный текст: https://journals.physiology.org/doi/10.1152/jappl.2000.88.6.2287? Url_ver = Z39.88-2003 & rfr_id = ori: rid: crossref.org & rfr_dat = cr_pub% 3dpubmed]

  • Риман К., Сотлар К., Купка С., Браун, С., Зеннер, Х.-П., Прейер, С., Пфистер, М., Пуш, К.М., Блин, Н. Моносомия по хромосоме 11 в сочетании с мутантным инициирующим кодоном SDHD в случаях несемейной параганглиомы. Рак Генет. Cytogenet. 150: 128-135, 2004. [PubMed: 15066320] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0165460803004667]

  • Taschner, P.E.M., Jansen, J.C., Baysal, B.E., Bosch, A., Rosenberg, E.H., Brocker-Vriends, A.H.J.T., van der Mey, A.G.L., van Ommen, G.-J. Б., Корнелисс К. Дж., Девили П. Почти все наследственные параганглиомы в Нидерландах вызываются двумя мутациями-основателями в гене SDHD. Гены хромосом рака 31: 274-281, 2001. [PubMed: 113] [Полный текст: https: // onlinelibrary.wiley.com/resolve/openurl?genre=article&sid=nlm:pubmed&issn=1045-2257&date=2001&volume=31&issue=3&spage=274]

  • ван Шотхорст, Э.M., Beekman, M., Torremans, P., Kuipers-Dijkshoorn, N.J., Wessels, H.W., Bardoel, A.F.J., van der Mey, A.G.L., van der Vijver, M.J., van Ommen, G.-J. Б., Девили П., Корнелисс К. Дж. Параганглиомы области головы и шеи демонстрируют полную потерю гетерозиготности в главных клетках 11q22-q23 и фракции анеуплоидов ДНК, отсортированной по потоку. Гм. Дорожка. 29: 1045-1049, 1998. [PubMed: 9781639] [Полный текст: https: // linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0046-8177(98)

    -7]

  • Комбинированный тип СДВГ: симптомы и диагностика

    Существует три формы синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). Эти:

    • Преимущественно невнимательный СДВГ характеризуется проблемами с регулированием внимания.
    • Преимущественно гиперактивный / импульсивный СДВГ характеризуется импульсивным и гиперактивным поведением.
    • СДВГ комбинированного типа - это когда невнимательность и гиперактивность / импульсивность присутствуют.

    Эти различные формы СДВГ раньше назывались подтипами СДВГ. Затем, когда в 2013 году было опубликовано пятое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), термин «подтип» был изменен на «представление». Например, человеку может быть поставлен диагноз дефицита внимания. расстройство гиперактивности, комбинированное проявление.

    Несмотря на то, что сейчас представлен официальный термин, многие люди все еще используют термины «подтипы» и «типы».

    Иногда комбинированный СДВГ может упоминаться как СДВГ-C.

    Диагностика СДВГ комбинированного типа

    Все типы СДВГ диагностируются одинаково. Подробная оценка проводится опытным специалистом в области здравоохранения. Этот врач собирает информацию из различных источников, включая интервью с вами (или вашим ребенком), вашу историю болезни, семейную историю болезни и ваш школьный опыт.

    Оценка также может включать интеллектуальный скрининг, тестирование памяти, тесты на внимание и отвлечение, а также интервью с вашим супругом. Если оценивается ребенок, скорее всего, будет проведено собеседование с родителем ребенка.

    В конце оценки клиницист определит, соблюдены ли критерии СДВГ, изложенные в DSM-5. Если да, то можно поставить диагноз СДВГ. Вам или вашему ребенку будет поставлен диагноз СДВГ.Это будет либо невнимательность, либо гиперактивно-импульсивный, либо комбинированный СДВГ.

    DSM-5 определяет 18 симптомов СДВГ: девять симптомов невнимательности и девять симптомов гиперактивности-импульсивности. Чтобы можно было поставить диагноз комбинированного СДВГ, должны быть выполнены следующие условия:

    • Дети до 16 лет должны проявлять шесть или более симптомов каждого типа.
    • Люди в возрасте 17 лет и старше должны проявлять пять или более симптомов каждого типа.
    • Симптомы должны присутствовать не менее шести месяцев.
    • Несколько симптомов невнимательности или гиперактивности / импульсивности должны присутствовать до 12 лет (хотя и не обязательно диагностированы).
    • Симптомы должны быть заметны более чем в одной обстановке, например, в школе / на работе и дома.
    • Симптомы должны влиять на способность человека раскрыть свой потенциал.
    • Симптомы не следует лучше объяснять другим психическим расстройством, таким как расстройство настроения или тревожное расстройство.

    Ниже приводится адаптированная версия 18 симптомов, перечисленных в DSM-5.

    Симптомы невнимательности

    • Часто делает ошибки, которые кажутся небрежными, в школе или на работе. Эти ошибки возникают из-за проблем с вниманием к деталям
    • С трудом удерживает внимание в школе, на работе, чтении или развлечениях
    • Кажется, не слушает во время разговоров, даже один на один. Кажется, что внутренне отвлечен, например думает о других вещах
    • Выполнение инструкций - непростая задача.Выполнение задачи или домашнего задания от начала до конца редко из-за отвлечения внимания или потери внимания
    • Избегают заданий, требующих умственных усилий в течение длительного времени, таких как школьная работа, рабочие проекты или формы
    • Часто теряет вещи, например учебники, бумажник, ключи, очки и сотовые телефоны
    • Легко отвлекается на внешние события
    • Забывчивый при выполнении повседневных дел, таких как работа по дому

    Симптомы гиперактивно-импульсивной активности

    • Быть физически неподвижным - это непросто.Будет двигать ногами и руками и извиваться
    • Сидеть сложно. Часто встает и передвигается, даже в ситуациях, когда сидение является социально ожидаемым, например, в классе или на работе
    • Будет бегать или подниматься в неподходящее время. Подростки и взрослые могут выглядеть неподвижно, но испытывать внутреннее беспокойство
    • Редко участвует в хобби или тихих играх
    • Обладает большим количеством энергии и часто описывается как «всегда в движении» или «приводится в движение мотором»
    • Говорит постоянно и может быть известен как "болтун"."Это может привести к проблемам в школе и на работе
    • Ответит на вопросы до того, как они будут полностью заданы. Перебивать других, пока они говорят
    • Ожидание хода сложно, будь то в игре, в очереди или во время разговора
    • Нарушает действия и разговоры других людей

    Почему это важно

    Как и во многих других темах, знания - сила. Чем больше вы знаете о своем состоянии и типе СДВГ, тем сильнее чувствуете себя.Это, в свою очередь, означает, что вы можете получить правильное лечение своих симптомов, чтобы они хорошо контролировались.

    Знание того, какое у вас проявление СДВГ, означает, что вы можете отличить симптом СДВГ от того, что является частью вашей уникальной личности. Иногда люди годами борются с аспектом СДВГ, который, по их мнению, является лишь частью их личности, но позже обнаруживают, что это связано с СДВГ и что лечение доступно, чтобы помочь.

    Помимо практических преимуществ, знание того, как СДВГ влияет на вас, дает психологическую пользу.Существует множество моральных суждений по поводу поведения, которое является следствием СДВГ. Например, то, что вы не можете сидеть спокойно на собрании, можно назвать «неуважением».

    Человека, который делает в школе ошибки, которые кажутся неосторожными, могут называть «немотивированным». Взрослые и дети с СДВГ часто называют себя ленивыми или глупыми, хотя это не так.

    Понимание тонкостей вашего типа СДВГ поможет вам отделить себя от этих негативных комментариев и связанных с ними стыда и вины.Вместо этого вы сможете найти проактивное решение.

    Комбинированный тип

    СДВГ комбинированного типа не означает автоматически, что ваш СДВГ более серьезен по сравнению с тем, у кого диагностирован преимущественно гиперактивный тип или преимущественно невнимательный тип.

    Например, человек с преобладающим гиперактивно-импульсивным типом может все еще испытывать некоторые симптомы из списка невнимательных симптомов. Однако у него или нее не будет всех пяти или шести симптомов, чтобы поставить комбинированный диагноз СДВГ.Диагноз комбинированного типа СДВГ означает, что ваши симптомы с большей вероятностью будут равномерно распределены между двумя типами.

    Каждому, кому был поставлен диагноз СДВГ после мая 2013 года (когда был опубликован DSM-5), говорят, насколько серьезен его или ее СДВГ. Он может быть легким (при соблюдении критериев СДВГ), умеренным или тяжелым. Этот рейтинг - более точный способ узнать серьезность вашего состояния, а не судить о нем на основе типа вашего СДВГ.

    Долговечность

    Когда был опубликован DSM-5, он заменил термин «подтипы СДВГ» на «презентации СДВГ».Это изменение отразило новое понимание исследователями СДВГ. Вместо того, чтобы быть фиксированным и застойным состоянием, которое можно аккуратно разделить на подтипы, теперь мы знаем, что СДВГ у человека проявляется и его тяжесть более изменчивы и могут меняться с возрастом и обстановкой.

    В своей книге Принимая ответственность за СДВГ у взрослых доктор Рассел Баркли пишет, что преимущественно гиперактивное проявление может быть ранней стадией развития комбинированного СДВГ.

    Он утверждает, что у большинства людей с диагнозом гиперактивность в течение трех-пяти лет разовьются достаточные симптомы, связанные с регуляцией внимания.Эти новые симптомы будут достаточно сильными, чтобы эти люди соответствовали требованиям для диагностики комбинированного проявления СДВГ.

    Мы знаем, что симптомы гиперактивности и импульсивности имеют тенденцию уменьшаться с возрастом.

    Например, человек, который в детстве испытывал гиперактивность и которому было трудно сидеть на месте, может спокойно сидеть, когда это необходимо, как взрослый, но будет чувствовать внутреннее беспокойство и дискомфорт.

    Процедуры

    Если у вас или вашего ребенка комбинированный СДВГ, важно устранить симптомы невнимательности, гиперактивности и импульсивности.

    Хотя СДВГ нельзя вылечить, можно успешно лечить и контролировать симптомы. Как и в случае со всеми типами СДВГ, наиболее эффективным планом лечения комбинированного СДВГ обычно являются лекарства, а также поведенческие методы лечения, такие как терапия, приспособление, социальные навыки и изменение образа жизни.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *