Разное

Резкое поведение: Что такое бытовая агрессия? | Организация Объединенных Наций

Содержание

Как распознать наркозависимого человека

Как распознать наркозависимого человека: на что обращать внимание в первую очередь?

Необходимо понимать, что неспециалист не может определить по внешнему виду является ли человек наркопотребителем.

Так внешне наркопотребитель даже со стажем не будет отличаться от человека, ведущего здоровый образ жизни, а болезненно выглядящий совершенно необязательно потребляет наркотические средства, человек может иметь какое-либо хроническое заболевание, сказавшееся на его внешнем виде

Стопроцентного способа узнать, принимал человек наркотики в прошлом или нет, не существует.

Есть характерные признаки наркотического опьянения или близкие могут обратить внимание на изменившееся поведение родного человека.

Поведение

Оно сразу выдает человека, употребляющего запрещенные вещества.

По поведению можно вычислить даже начинающего наркомана. Если ваш сын или другой родственник стал не таким, как раньше: более агрессивным, навязчиво-болтливым или, наоборот, слишком спокойным (скорее, безучастным), задумайтесь о том, чем могла быть спровоцирована такая внезапная перемена в характере. Особенно должна насторожить перемена, происходящая в короткий промежуток времени, возможно даже в течение дня. Хотя вам и трудно даже представить себе, что ваш ребенок – наркозависимый – проведите тест на употребление запрещенных веществ, чтобы узнать, принимает ли он что-либо.

Личные вещи

Как вычислить наркозависимого? Иногда за него все могут рассказать его личные вещи.

Тест на наркотики

Сейчас его можно купить в любой аптеке. Это единственный стопроцентный способ, как определить наркомана. При любых подозрениях лучше сразу проверить, употребляет ли человек какие-либо вещества.

Ведь чем раньше подтвердится факт наркомании, тем легче будет ее вылечить.

Но оптимальный вариант – привезти порцию мочи в наркологическую службу, в лаборатории смогут определить употреблял ли человек какие-либо наркотические средства, а аптечный тест, как правило, показывает ограниченный перечень (чаще это тест на один вид наркотика)

Общие признаки употребления наркотиков:

Современный нелегальный рынок предлагает широкий спектр запрещенных веществ. Все они оказывают разное влияние на организм, поэтому признаки наркозависимости могут быть различными. Однако первые внешние симптомы наркомана уже дадут вам повод проверить человека и при необходимости срочно начать его лечение.

Общие признаки наркоманов:

  • Резкие изменения в поведении. Из-за приема наркотиков человек становится не таким, как раньше: более агрессивным, часто «психует». Или же, наоборот, слишком спокойным – не реагирует даже на серьезные проблемы. Хотя у подростков и в норме может резко изменяться стиль поведения из-за кризиса переходного возраста, иногда это может быть и первым тревожным звоночком.

  • Появление новых друзей, о которых человек не хочет ничего рассказывать.

  • Употребление жаргонных слов, которые ранее отсутствовали в словарном запасе.

  • Нарушение режима сна и бодрствования. Человека может мучить бессонница из-за употребления стимулирующих веществ, или же он может спать днями напролет после употребления опиатов.

  • Расстройства аппетита. Например, человек употребляет много сладкого (что может выдать курильщика марихуаны (гашиша) или отказывается есть (что бывает симптомом приема психостимуляторов).

  • Резкое увеличение расходов на неизвестные вам нужды. Если ваш ребенок начал просить больше денег и не говорит, зачем они ему нужны, или же вы замечаете пропажу ценных вещей из дома – задумайтесь.

  • Измененные глаза. Расширенные или суженные зрачки, изменения взгляда, появление нездорового блеска или «пелены» в глазах – все это симптомы наркомании и токсикомании.

  • Изменения массы тела. Наркоманы, употребляющие стимулирующие вещества, обычно чрезмерно худые (теряют в весе за короткий промежуток времени).

Поведение наркозависимого человека

Обычно человека, употребляющего запрещенные вещества, можно распознать по поведению.

Как ведут себя наркоманы:

В период действия вещества человек может быть сверхактивным, слишком болтливым или же, наоборот, вялым и сонливым. Наркоман бывает похожим на пьяного человека, но характерный запах алкоголя изо рта отсутствует. Во время ломки поведение наркомана резко меняется. Он становится раздражительным и «дерганным». Далее появляются все остальные симптомы: тревога и беспокойство, расширение зрачков, бессонница, озноб, потливость, боли в мышцах, чихание, насморк и слезотечение, рвота, понос.

Повод заподозрить человека в инъекционной наркомании могут дать такие вещи:

  • зажигалка, если человек не курит – используется для нагревания наркотика перед введением;

  • шприцы;

  • лекарственные препараты, которые не были назначены врачом

Характерные признаки наркомана, употребляющего «травку»

Внешние отличительные черты:

  • Так как марихуана расширяет сосуды, глаза употребляющего «травку» в буквальном смысле «наливаются» кровью и становятся красными.

    Веки опускаются, человек выглядит сонным. Зрачки расширены. Лицо приобретает румянец, так как марихуана расширяет сосуды, расположенные в коже. При передозировке возможно, наоборот, побледнение кожи.

  • Взгляд может быть вялым или же, наоборот, возбужденным.

Особенности поведения:

  • Смех без причины и неадекватная реакция на происходящие события.

  • Повышенный аппетит. Под воздействием наркотика у человека изменяются вкусовые ощущения, все кажется вкуснее, чем обычно, поэтому хочется много есть. Особенно курильщики марихуаны любят сладкое.

  • Жажда. Когда действие наркотика уже сошло на нет, у человека начинается «сушняк».

  • Неустойчивое настроение. Когда наркоман находится под воздействием марихуаны, его эмоциональное состояние изменчиво: смешливость и возбужденность может внезапно сменяться вялостью и заторможенностью, а затем резко перетекать в тревожность и панику. В периоды, когда человек не употребляет наркотики, он становится вспыльчивым и раздражительным.

  • Нарушения памяти. Под воздействием марихуаны человек становится рассеянным: может потерять свои вещи или забыть, что только что хотел сделать. Это обычно полностью проходит, когда наркотик перестает действовать. Однако длительное регулярное употребление марихуаны может спровоцировать хроническую забывчивость. Особенно быстро нарушения памяти появляются у подростков, так как их нервная система еще недостаточно развита.

Определить наркомана, употребляющего «травку», можно и по найденным у него вещам:

  • фольга, пустые пластиковые бутылки, курительные трубки – используются для употребления;

  • спичечные коробки – в них наркоманы хранят травку;

  • глазные капли – используются для того, чтобы скрыть покраснение глаз;

  • лавровый лист и другие пахучие вещества – используют как отдушки, чтобы скрыть запах.

Общие признаки наркоманов, употребляющих психостимуляторы

Распознать наркомана, употребляющего таблетки, порошки или инъекции со стимулирующим эффектом, можно по таким особенностям поведения:

  • Эмоциональные перепады. Во время действия наркотиков человек сверхактивный, болтливый, не может усидеть на месте, проявляет агрессию, а когда эффект вещества заканчивается, он вялый, безжизненный, раздражительный и апатичный.

  • Бессонница.

  • Употребление снотворных или успокоительных препаратов. Наркоманы, регулярно принимающие психостимуляторы длительное время, уже просто не могут засыпать естественным образом.

Признаки наркомана, употребляющего амфетамин

  • Первая отличительная черта, по которой можно распознать наркомана, употребляющего порошок, – красный и воспаленный нос.

  • Кожа на нем может быть расчесана и повреждена, так как наркомана, который нюхает, часто беспокоит зуд в области носа. При длительном употреблении наркотиков повреждается слизистая оболочка, что может привести к частым кровотечениям из носа .

  • Распознать наркомана, употребляющего «фен», можно и по глазам. После того как человек принял амфетамин, зрачки сильно расширяются. Однако многие наркоманы знают, как уменьшить зрачки после фена, и закапывают для этого специальные капли, поэтому не стоит сильно полагаться на этот симптом.

Признаки наркомана, употребляющего «соль» (аналог психостимуляторов)

  • Распознать «солевого» наркомана можно так же, как и амфетаминового.

  • Единственное отличие состоит в том, что действие амфетамина длится дольше, чем эффект «солей». Поэтому амфетаминовый наркоман дольше пребывает в состоянии активности и чрезмерной бодрости, а «солевой» – более раздражительный и апатичный, подозрительный – характерен бред преследования, слежки.

Если читая этот текст, вы узнали кого-то из своих родственников или друзей, вам предстоит непростая задача – срочно убедить наркомана лечиться (первоначально пройти хотя бы консультацию специалиста), иначе потом может быть уже слишком поздно.

Список учреждений, оказывающих наркологическую помощь, в Пермском крае:

  1. ГБУЗ ПК «Пермский краевой клинический наркологический диспансер» с филиалами в г.г. Краснокамск и Кунгур http://gmuond.ru/,

  2. адрес больницы в вашем городе можно уточнить по ссылке — http://gmuond.ru/index.php?id=23

  3. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница», http://pkkpb. ru.

  4. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница» отделения в г. Березники, г. Соликамск, https://pkpb10.ru.

  5. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница» отделение в г. Чайковский, http://chpbn6.ru.

  6. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница» отделение в г. Чернушка, http://chernkpb7.ru.

  7. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница» отделение в г. Губаха, https://guzkpb.3dn.ru.

  8. ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая психиатрическая больница» отделение в г. Лысьва, https://pkpndlysva.nethouse.ru.

  9. ГБУЗ ПК «Больница Коми-Пермяцкого округа» г. Кудымкар, https://kpob.parmakrai.ru/

  10. ГБУЗ ПК «Осинская центральная районная больница» г. Оса, https://osacrb.ru/

  11. ГБУЗ ПК «Косинская центральная районная больница» c.Коса, http://koscrb.ru/

  12. ГБУЗ ПК «Гайнская центральная районная больница» пос. Гайны, https://gain-crb.ru/

Профилактика суицидальных проявлений

Документ: Методические рекомендации по проведению в образовательных организациях  с обучающимися профилактических мероприятий, направленных  на формирование у них позитивного мышления, принципов здорового  образа жизни, предупреждения суицидального поведения, Министерство просвещения, 2021

Документ: Мероприятия по минимизации морально-психологических последствий скулшутинга в образовательной организации, Санкт‑Петербург, АППО, 2021

Документ: Алгоритм действий субъектов образовательного процесса в случае выявления суицидальных признаков (в пресуицидальный период) и аутоагрессивного поведения у обучающихся государственных образовательных учреждений Санкт‑Петербурга (АППО, Санкт‑Петербург, 2021)

Документ: Рекомендации для руководителей государственных образовательных учреждений и педагогических работников по профилактике суицидальных  проявлений и аутодеструктивного поведения (АППО, Санкт‑Петербург, 2021)

Документ: Методические рекомендации «Основные направления профилактики суицидального поведения подростков» (АППО, Санкт‑Петербург, 2021)

Документ: Распоряжение Комитета по образованию от 21. 08.2020 № 1587-р «Об утверждении Плана мероприятий  по профилактике суицидального поведения среди несовершеннолетних
на 2020/2021 учебный год»

Документ: Памятка для педагогов и родителей «Школьный буллинг- что это?», АППО, Санкт‑Петербург, 2020

Документ: Памятки для педагогов «Навигатор профилактики девиантного поведения», МГППУ

Документ: Рекомендации по проведению в образовательных организациях субъектов Российской Федерации мероприятий для родителей (законных представителей) по формированию культуры профилактики суицидального поведения несовершеннолетних с освещением вопросов, касающихся психологических особенностей развития детей и подростков, факторов поведения, необходимости своевременного обращения к психологам и психиатрам в случаях неадекватного или резко изменившегося поведения несовершеннолетнего, Москва, 2020

Документ: Памятка для родителей (законных представителей) по вопросам выявления ранних признаков суицидального поведения у несовершеннолетних, Санкт‑Петербург, 2019

Особенности детской психики – Психиатрия Удмуртии

Особенности детской психики (К. К. Ушакова)

Все мы когда-то были детьми. Сейчас у многих из нас есть уже свои дети. Порой мы задаем вопросы, почему ребенок ведет себя определенным образом, является ли это нормой, когда стоит обращаться к врачу, а в каких случаях поведение является нормальным. Эта статья поможет разобраться в особенностях детской психики.

Именно в детстве закладываются фундаментальные личностные качества, которые в будущем должны обеспечить нравственные ориентиры, целеустремленность, жизнеспособность. Но детская психика так устроена, что воспринимает многое подражательно, наглядно, на примерах. Она нестабильна, претерпевает изменения в разные периоды жизни ребенка, очень чувствительна к внешним воздействиям. Важную роль в формировании психики ребенка играет тип воспитания. Неправильное поведение родителей приводит к психологическим проблемам у детей. При воспитании по типу «кумира семьи» ребенок растет несамостоятельным, безынициативным, эгоистичным, он недостаточно усваивает нравственные нормы. Если не выполняются требования, он устраивает истерики, капризничает, может кататься по полу, плакать, кричать. Отклонения в поведении чаще всего возникают при предоставлении ребенка самому себе, когда родители не контролируют его, а больше заняты собой. При сочетании высоких требований к сыну или дочери с пониженным вниманием к потребностям (например, помощник матери, на которого она оставляет младших детей и уходит на работу) формируется отказ от собственной значимости, дается установка на самопожертвование. При эмоциональном отвержении ребенок может ощущать себя помехой в жизни родителей. Этот стиль воспитания ведет к формированию невротических расстройств. Резкая смена приемов воспитания (от строгого к либеральному, от значительного внимания к эмоциональному отвержению) содействует формированию таких черт характера как упрямство, тревожность, неустойчивая самооценка. Причины негармоничного воспитания различны. Порой это определенные объективные обстоятельства в жизни семьи, мешающие наладить адекватное воспитание. Нередко основную роль в нарушении воспитательного процесса играют личностные особенности самих родителей. Также на формирование и развитие детской психики влияют наследственность, воздействие факторов окружающей среды, социум.

В развитии психической сферы выделяют критические периоды, которые представляют собой отрезки времени, характеризующиеся бурными изменениями функционирования организма.

  • 15 – 28 неделя беременности соответствует закладке подкорковых структур мозга, 28 неделя — закладке структур коры головного мозга.
  • III триместр беременности (30 — 40 неделя) характеризуется появлением элементов слуховой памяти и взаимосвязью поведения плода с психическим состоянием матери.
  • Роды приравниваются к стрессу, который вызывает у ребенка состояние глубокого нервного и психофизического напряжения, сопряженного с риском развития патологии.
  • Первый месяц или период новорожденности соотносится с началом недифференцированного восприятия своего «Я». В нем особое значение имеют первые дни жизни ребенка. Речь идет о зрительном контакте с человеческим лицом, в первую очередь с матерью. Считается, что это является фактором, во многом определяющим все дальнейшее психическое развитие ребенка. В первый месяц жизни вырабатываются первичные положительные и отрицательные ощущения и представления об окружающем мире.
  • Критический период, относимый к возрасту 6 – 8 месяцев, определяется началом дифференциации и индивидуализации «Я», а также началом формирования первичной привязанности, избирательной улыбки и элементарных социальных предпочтений.
  • Критический период в возрасте 15 – 17 месяцев определяется появлением первичной мотивации поведения, обусловленной преимущественно жизненными потребностями организма, а затем и вторичной мотивации, характеризующейся ориентировкой на оценку поведения окружающими и постепенной идентификацией положительного поведенческого опыта с одобрением его близкими людьми. Описанные особенности появляются в данном периоде, но их формирование не заканчивается, развитие продолжается и в более старшем возрасте. Необходимо также отметить, что в 15 – 17 месяцев происходит интенсивное созревание клеток коры головного мозга (оно начинается с 28 недели беременности и продолжается до юношеского возраста— 18—20 лет).
  • Период 2,5—3,5 лет определяется как этап формирования самосознания, полного обособления «Я» и индивидуальности. Здесь ребенок уже имеет не только положительный, но и отрицательный опыт взаимоотношений с окружающим миром, с переживанием чувства угрозы, тревоги, вины и пониженного настроения. Но наиболее знаменательным для этого периода являются изменения, связанные с переходом от симбиотической связи с матерью до ощущения самостоятельности. Ребенок начинает проявлять строптивость, упрямство, негативизм, капризность, своеволие.
  • Кризис 7 – 8 лет связывают с моментом начала занятий в первом классе. Он характеризуется двумя основными изменениями в психическом развитии. Во-первых, ребенок больше не путает свою точку зрения и точку зрения других. Он становится способным к рассуждению. Вместо импульсивного поведения дошкольника ребенок 7-8 лет обычно анализирует всю ситуацию, перед тем как действовать. Во-вторых, происходят изменения в социальной позиции ребенка. Возникает ряд сложных образований: это самолюбие, самооценка, обобщение чувств, уровень запроса к самому себе. Внешними признаками начала кризиса являются утрата детской непосредственности, появление не совсем понятных «странностей». В поведении отмечается что-то нарочитое, нелепое и искусственное.
  • В 12 – 14 лет в психологическом развитии многих детей наступает переломный момент, известный под названием «подросткового кризиса». Внешне это проявляется в грубости подростка, стремлении поступать наперекор желанию и требованиям взрослых, в игнорировании замечаний, замкнутости и т.д. Подростковый кризис является пиком переходного периода от детства к зрелости. На этом этапе имеют значение как внешние, так и внутренние факторы. Внешние состоят в постоянном контроле со стороны взрослых, в зависимости и опеке, от которых подросток всеми силами стремится освободиться, считая себя достаточно зрелым, чтобы принимать самостоятельно решения и действовать по своему усмотрению. Внутренние факторы определяются привычками и чертами характера, мешающими осуществить задуманное (внутренние запреты, стереотип подчинения родителям). Подростки чаще претендуют на роль взрослого человека. Их не устраивает отношение к себе как к детям, они хотят полного равноправия, подлинного уважения. Иные отношения их унижают и оскорбляют.

Описанные выше критические периоды формирования детской психики обусловливают повышенный риск возникновения любых заболеваний, в том числе психических, и способствуют утяжелению их течения.

В детском возрасте могут проявляться самые различные психические расстройства – неврозы, шизофрения, эпилепсия, депрессии… Однако симптоматика этих расстройств у детей несколько отличается от той, которая наблюдается у взрослых. Ребенок не всегда может правильно описать свое состояние, эмоции, чувства, переживания. Симптомы носят незавершенный, неопределенный, стертый характер. Например, при детских психозах очень редко наблюдаются бред и галлюцинации. Наиболее же частые проявления — это неопределенные, нелепые страхи, необычные фантазии, расторможенность в поведении. Обращают на себя внимание монотонный характер игр, их стереотипность и схематизм. Нередко дети подбирают для игр особые предметы (провода, вилки, обувь), пренебрегают игрушками. Иногда отмечается удивительная односторонность интересов. Для мальчиков особенно характерно изменение в поведении в виде грубости, жестокости, садистических тенденций. При возникновении депрессивных расстройств дети очень редко жалуются на пониженное настроение, тоску. Депрессии носят маскированный характер и проявляются в виде нарушений поведения и снижения успеваемости.

Вместе с тем существует ряд расстройств, характерных именно для детского возраста, хотя некоторые из них могут сохраняться на протяжении всей жизни человека. По мере развития часть аномалий компенсируются или исчезают вовсе. Примерами таких заболеваний являются аутизм, заикание, энурез, тики, нарушение поведения в виде чрезмерной подвижности с повышенной отвлекаемостью, изолированные задержки в формировании определенных навыков, например, счета при нормальном чтении и письме.

Если вы начали замечать у ребенка необычные изменения, не стоит это игнорировать. Вы можете анонимно обратиться в службу «Телефон доверия», работающую круглосуточно. Также Вы можете получить помощь квалифицированных детских и подростковых врачей-психиатров, психотерапевтов, медицинских психологов в БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР».

8
Дек

Поделитесь информацией в социальных сетях

Резкое поведение Зеленского на встрече с Меркель обернется проблемами для украинской ГТС 

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbsp Федеральное агентство новостей


Украина лишилась возможности привлечь средства на ремонт газовой трубы, провалив встречу с Ангелой Меркель, заявил эксперт по энергетике Валентин Землянский, передает «Экономика сегодня».

Канцлер ФРГ посетила Киев 22 августа. Встреча Меркель с президентом Украины Владимиром Зеленским длилась 40 минут. Однако на последовавшей за ней пресс-конференции гостья Украины выглядела расстроенной и разочарованной.

В свою очередь Валентин Землянский связывает подобное состояние канцлера Германии с резким поведением Зеленского, которое было связано с привезенными Меркель предложениями по газотранспортной системе (ГТС) Украины. Ведь предполагалось, что после визита немецкого представителя киевские власти лишатся контроля над финансовыми потоками в газовой сфере.

«Это не устроило Зеленского, потому что газовый бизнес всегда считался на Украине бизнесом президента. Попытка отодвинуть его от этого бизнеса вызвала резкую реакцию со стороны Зеленского. Будет еще встреча с Байденом. Насколько я понимаю, там он не услышит ничего другого», — высказался эксперт.

Global Look Press &nbsp/&nbsp Odd Andersen/dpa

По мнению Землянского, данным поведением во время переговоров с Меркель Украина лишилась возможности ремонта и модернизации ГТС на западные деньги, ведь Германия готова вкладываться в украинскую трубу только при условии контроля расходования выделяемых средств.

«Германия не хочет давать деньги непонятно куда. Если на территории Украины будут реализовываться любые газовые проекты, в том числе модернизация ГТС, они хотят контролировать движение финансов, чтобы эти деньги не растворялись здесь, как в бездонной бочке. Мне кажется, что гарантий возможности контроля финансовых потоков со стороны Украины Меркель не получила, соответственно, запланированные проекты реализовываться не будут», — сообщил специалист, отметив, что именно это и стало камнем преткновения Украины и Германии, а также основанием разочарованности Меркель.  

Ранее «Народные Новости» сообщали, что страх перед прекращением транзита может толкнуть Украину на крайние меры. 

Подписывайтесь на нас в социальных сетях ✅ ВКонтакте  ✅ Одноклассники  ✅ Telegram

Трамп резко ответил на слова экс-секретаря Белого дома о поведении Путина

https://ria.ru/20210929/tramp-1752374684.html

Трамп резко ответил на слова экс-чиновницы о поведении Путина на встрече

Трамп резко ответил на слова экс-секретаря Белого дома о поведении Путина — РИА Новости, 29. 09.2021

Трамп резко ответил на слова экс-чиновницы о поведении Путина на встрече

Экс-президент США Дональд Трамп высказался о новой книге бывшего пресс-секретаря Белого дома Стефани Гришэм. РИА Новости, 29.09.2021

2021-09-29T18:31

2021-09-29T18:31

2021-09-29T19:24

в мире

сша

владимир путин

дональд трамп

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155600/72/1556007211_0:9:2874:1626_1920x0_80_0_0_aa3236d1824a3ed8eaac39607a15f585.jpg

МОСКВА, 29 сен — РИА Новости. Экс-президент США Дональд Трамп высказался о новой книге бывшего пресс-секретаря Белого дома Стефани Гришэм.»С самого начала было понятно, что у Стефани нет необходимых навыков. После проблем в личной жизни она стала озлобленной. Со временем на нее перестали полагаться и даже вовсе забывали о ней», — написала в Twitter представительница политика Лиз Харрингтон, цитируя его. Бывший глава государства заявил, что она получает деньги от леворадикальных издательств за то, что «рассказывает обидные и недостоверные вещи».Трамп назвал материалы, подобные книге Гришэм, «скучном мусором» и выразил надежду, что однажды он и его команда добьются справедливого отношения со стороны прессы.Книга «Сейчас я отвечу на ваши вопросы: Что я видела в Белом доме Трампа», которая должна выйти 5 октября, рассказывает о работе Гришэм в администрации бывшего американского лидера. Харрингтон назвала издание жалкой попыткой нажиться на его силе и продать ложь о его семье.В последние дни американские СМИ публиковали материалы, критикующие и компрометирующие экс-президента, со ссылкой на эту книгу.Писательница заявила, что во время переговоров Владимир Путин намеренно закашлялся, поскольку Трамп боится микробов. Также, по ее версии, российский лидер специально выбрал переводчицей «привлекательную брюнетку», чтобы отвлечь внимание американского коллеги. Пресс-секретарь Дмитрий Песков назвал озвученные в книге утверждения чушью.

https://ria.ru/20210928/perevodchitsa-1752217021.html

https://ria.ru/20210905/tramp-1748731140.html

сша

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155600/72/1556007211_78:0:2807:2047_1920x0_80_0_0_854bf624cc9a23190a0cc675b22a4237.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, сша, владимир путин, дональд трамп, россия

18:31 29.09.2021 (обновлено: 19:24 29.09.2021)

Трамп резко ответил на слова экс-секретаря Белого дома о поведении Путина

МОСКВА, 29 сен — РИА Новости. Экс-президент США Дональд Трамп высказался о новой книге бывшего пресс-секретаря Белого дома Стефани Гришэм.»С самого начала было понятно, что у Стефани нет необходимых навыков. После проблем в личной жизни она стала озлобленной. Со временем на нее перестали полагаться и даже вовсе забывали о ней», — написала в Twitter представительница политика Лиз Харрингтон, цитируя его.

Бывший глава государства заявил, что она получает деньги от леворадикальных издательств за то, что «рассказывает обидные и недостоверные вещи».

Трамп назвал материалы, подобные книге Гришэм, «скучном мусором» и выразил надежду, что однажды он и его команда добьются справедливого отношения со стороны прессы.

28 сентября, 19:05

Источник в МИД ответил на слова о красивой переводчице на встрече с Трампом

Книга «Сейчас я отвечу на ваши вопросы: Что я видела в Белом доме Трампа», которая должна выйти 5 октября, рассказывает о работе Гришэм в администрации бывшего американского лидера. Харрингтон назвала издание жалкой попыткой нажиться на его силе и продать ложь о его семье.

В последние дни американские СМИ публиковали материалы, критикующие и компрометирующие экс-президента, со ссылкой на эту книгу.

Писательница заявила, что во время переговоров Владимир Путин намеренно закашлялся, поскольку Трамп боится микробов. Также, по ее версии, российский лидер специально выбрал переводчицей «привлекательную брюнетку», чтобы отвлечь внимание американского коллеги. Пресс-секретарь Дмитрий Песков назвал озвученные в книге утверждения чушью.

5 сентября, 01:53

Племянница Трампа раскрыла его отношение к Путину

Информация о болезни Альцгеймера (для больных и их близких)

 
Многие люди могут хоть раз в жизни встретиться с ситуацией, когда их память и внимание находится не в таком хорошем состоянии, как хотелось бы. Часто такое состояние является проходящим, и обычно сопровождает стресс, беспокойство, депрессию или нарушения сна.

С возрастом люди все чаще встречаются с проблемами памяти. Это может быть как естественным проявлением старения, так и признаком болезни. В большинстве случаев возрастное изменение не вызывает серьезных проблем в повседневной жизни. Если же постоянное забывание начинает мешать повседневной жизни человека, и он не может справиться с ранее выполненными действиями, это может быть проявлением деменции.

Деменция — это нарастающее ухудшение памяти, умственных способностей и способности справляться с ежедневными делами, которое приводит к такому состоянию, когда человек не может справиться без посторонней помощи.
Существует несколько причин деменции, и чаще всего причиной является болезнь Альцгеймера.

Болезнь Альцгеймера — это хроническое заболевание нервной системы, которое впервые было описано доктором Алоисом Альцгеймером в 1906 году. Болезнь получила свое название по его имени. Заболевание вызывает медленное повреждение нейронов и отмирание тканей мозга. Из-за заболевания постепенно ухудшаются память, умственные способности, а также снижается способность справляться с ежедневными делами.

Другими причинами деменции могут быть, например, рецидивирующее цереброваскулярное расстройство (сосудистая деменция), дегенерация лобной и височной доли (фронтотемпоральная деменция)  и болезнь  Паркинсона,  протекающая  долгое  время.

Иногда к снижению умственных способностей приводит тяжелая почечная или печеночная недостаточность, недостаточность щитовидной железы, опухоли или травмы мозга. Если врач подозревает наличие у человека с нарушениями памяти наличие вышеупомянутых заболеваний, он может провести необходимые тесты и обследования, чтобы исключить эти заболевания.

Диагноз болезни Альцгеймера не может быть подтвержден анализом крови. Снижение объема мозга можно увидеть при обследовании мозга.

В связи с старением популяции увеличивается и частота заболеваемости болезнью Альцгеймера. Поэтому очень важно повысить информированность общества о данной болезни. Лечение болезни Альцгеймера помогает замедлить течение заболевания, поэтому очень важно обратиться к врачу как можно раньше.

Руководство для пациентов, которое Вы держите в руках, предназначено для пациентов с болезнью Альцгеймера и их близких, а также и для всех других заинтересованных сторон. Целью руководства является помощь людям с болезнью Альцгеймера и их близким в понимании характера заболевания, ее диагностики и поиске подходящих решения в случае возникновения проблем. Целостные знания о болезни помогают распознать болезнь как можно раньше, и благодаря этому мы сможем лучше понимать проблемы пациента и оказывать ему эффективную помощь.

 


Ацетилхолин – транспортное вещество, при помощи которого происходит связь между клетками мозга. Болезнь Альцгейемера вызывает нехватку ацетилхолина в мозгу.

Деменция – это усугубляющееся ухудшение памяти, умственных способностей и способности справляться с ежедневными делами, которое приводит к такому состоянию, что человек нуждается в посторонней помощи.

Попечительство – правовые отношения, в которых суд назначает попечителя человеку с ограниченной дееспособностью (подопечному) для защиты его личных и имущественных прав лица и для осуществления конкретных действий, предусмотренных законом и предусмотренных судом для защиты и благополучия лиц.

Глутамат – транспортное вещество, при помощи которого происходит связь между клетками мозга. Причиной болезни Альцгейемера является излишнее освобождение глутамата в мозгу.

Первичный опекун (англ. primary caregiver) — человек, близкий к пациенту или какое-либо другое лицо, ответственное за благополучие пациента.

Дееспособность – способность человека самостоятельно совершать действующие сделки. Наличие дееспособности подразумевает, что человек может адекватно понимать смысл своих действий.

Краткое обследование психического статуса – это скринингтест, используемый для диагностики деменции и оценки тяжести заболевания.
 

  • В случае ухудшения памяти и имеющихся навыков, обратитесь к семейному врачу. Если Вы заметили эти изменения у близкого Вам человека, помогите ему пойти на прием семейного врача. Оставайтесь с ним на визите у врача, чтобы помочь описать изменения, если это необходимо.
  • Немедленно обратитесь  к семейному  врачу, если  проблемы возникли внезапно и прогрессируют в течение нескольких дней, недель или месяцев. При необходимости семейный врач будет сотрудничать с невропатологом и/или психиатром и/или гериатром.
  • Для выяснения причин проблем с памятью проводят тесты и анализы крови, а также компьютерную и магнитно-резонансную томографию.
  • При диагностике болезни Альцгеймера начинают с лечения, которое помогает сохранить способность справляться с ежедневными делами и замедляет развитие нарушений памяти. Лечение болезни лекарственными средствами невозможно.
  • В случае появления галлюцинаций (например, видение призраков), перепадов настроения, приступов страха, агрессивного поведения обратитесь за помощью к семейному врачу или психиатру. У пациентов с болезнью Альцгеймера часто встречаются расстройства психики и поведения. Они могут быть связаны с заболеванием, но также могут быть вызваны и недостаточным лечением других сопутствующих заболеваний. Расстройства поведения ухудшают существенно способность справляться с ежедневными делами.
  • Проблемы с памятью и поведением затрудняют взаимоотношения с членами семьи и близкими и усложняют повседневную жизнь. У людей с расстройством памяти должен быть близкий, кто может помочь ему в повседневной работе, а также в решении юридических вопросов. Вопросы финансов, собственности и имущества должны быть решены еще тогда, когда у человек с болезнью Альцгеймера все еще дееспособен.
  • Болезнь Альцгеймера влияет на память, ориентирование в пространстве, скорость мышления и реакции. Поэтому вождение машины становится затрудненным и для обеспечения безопасности движения нужно ограничить права вождения.
  • У человека с болезнью Альцгеймера может нарушаться способность критически оценивать свои действия. Отслеживайте способность людей с болезнью Альцгеймера водить машину и работать с бытовой техникой. Если он не может совершать данные виды деятельности на должном безопасном уровне, то от них нужно отказаться.
  • Болезнь Альцгеймера является тяжелым и прогрессирующим заболеванием и уход за такими больными изматывает их близких физически и эмоционально. Понимание особенности заболевания и обучение навыкам ухода в новой обстановке поможет избежать «перегорания». Для получения помощи рекомендуется обращение к клиническому психологу или психотерапевту.
  • В конце данного руководства можно найти полезные материалы для чтения по данной теме.
 
Запускающие механизмы для болезни Альцгеймера еще не выяснены до конца. Болезнь Альцгеймера с ранним началом может впервые проявиться ранее 65 лет и может быть связана с наследственностью. Если у вас есть родственники с болезнью Альцгеймера и у вас есть вопросы о наследственности заболевания, рекомендуется проконсультироваться с генетиком.

Болезнь Альцгеймера с поздним началом встречается гораздо чаще, чем болезнь Альцгеймера с ранним началом. Неизвестно, почему у некоторых людей развивается болезнь Альцгеймера, а у других мышление остается ясным до конца жизни. Свою роль, вероятно, играют и факторы наследственности и окружающей среды, а также образ жизни. Самым точно определенным фактором риска является возраст. В качестве способствующих факторов риска еще приводят курение и депрессию, возникшую в среднем возрасте. Известно, что умеренная физическая активность, здоровое питание и общение имеют хороший эффект как на психическое, так и на физическое здоровье, но они не защищают от развития болезни Альцгеймера.

Характерные для болезни Альцгеймера изменения возникают в ткани мозга уже за десятки лет до проявления симптомов болезни. Откладывающиеся в ткани мозга патологические белки (амилоидные и тау-белки) нарушают работу нервных клеток, что приводит в конце концов к отмиранию нервной ткани (атрофии).

 


Ухудшение памяти является наиболее распространенным симптомом болезни Альцгеймера. Сначала его бывает трудно отличить от нормального, связанного с возрастом (например, трудности с вспоминанием имен и лиц). При заболевании начинают забывать мелкие детали: теряются ключи и документы, при выходе из дома забывают его закрывать, при приготовлении пищи посуда с едой забывается на плите или газовый кран остается открытым, уже много времени используемые рецепты блюд начинают путаться при приготовлении и вкус еды становится уже не такой как прежде, действия, связанные с приведением дома в порядок, больше не удаются и т.д.  (см. Рисунок 1).

У людей с высоким уровнем образования и занимающихся умственным трудом первыми признаками заболевания могут проявиться позже, поскольку их мозг лучше справляется с изменениями в нем. Проявление болезни индивидуально у каждого человека. Некоторым людям на ранней стадии может быть трудно найти слова, распознать лица и предметы, найти правильный путь в знакомом месте, понять и принять решения, а расстройство памяти может произойти позже.


Рисунок 1. Изменения, связанные с болезнью Альцгеймера

В зависимости от тяжести заболевания его течение можно разделить на периоды: в начале заболевания развивается легкая деменция, дальше развивается умеренное нарушение памяти, а в поздний период заболевания это уже тяжелая деменция (см. Приложение 1).

В начале заболевания человек часто сам замечает свои проблемы. В течение этого периода человек может понять свое состояние, он может самостоятельно искать помощь и справляться с большей частью своей повседневной деятельности. Этот период должен быть лучшим временем для диагностики болезни.
 

  • Когда расстройство памяти и забывчивость усугубляются, человек может повторять одну и ту же историю, задавать одни и те же вопросы, забывать ответы на них, забывать даты, свои обещания и обязательства (например, оплату счетов). При походе в магазин забывается покупка необходимых вещей.
  • Может случиться так, что человек начинает небрежно обращаться с деньгами и покупает ненужные вещи вместо необходимых.
  • Навыки ведения домашнего хозяйства забываются и их на выполнение требуется больше времени (например, все труднее справиться с готовкой, уборкой, ремонтом и строительством, стиркой белья, качество проведенных действий ухудшается и результат становится с каждым разом все более упрощенным).
  • Больной больше не может обучаться новым видам деятельности (например, использование нового телефона, открытие нового дверного замка и т. д.).
  • Часто возникает равнодушие и потеря интересов, теряется желание убираться дома и посещать друзей.
  • Ухудшается уход за собой — ранее всегда ухоженная прическа и со вкусом выбранная одежда становятся все более небрежными.
Может случиться так, что человек изначально будет пытаться скрыть свои проблемы от других.

По мере прогрессирования болезни способность к критической оценке и внимание еще более снижаются, а ухудшение памяти на- чинает выражаться все более сильнее. Люди с болезнью Альцгеймера забывает дату, день недели и года, забывает свой адрес и место, где они находятся в настоящее время. В большинстве случаев пациенты не замечают изменения вокруг и в себе, хотя иногда могут быть моменты прояснения, когда понимание более ясное.
 

  • Появляются трудности в распознавании знакомых, предметов и мест. Часто путаются в знакомых местах.
  • Действовать в новых ситуациях становится все труднее, возникает тревожность.
  • Оценка времени может уменьшаться/исчезать.
  • Больному становится все труднее справляться с повседневными делами, это требует все больше времени (например, оплата счетов и операции с деньгами, приготовление еды, одевание, прием пищи, посещение туалета).
  • Могут возникнуть и расстройства психики и поведения (подозрения, припрятывание вещей, агрессия, вскрикивания).
  • Постепенно уменьшается способность узнавать своих близких. Суточный ритм нарушается, формируются расстройства сна. Часто человек более активен по вечерам и ночью, когда он кличет и блуждает.
На поздних стадиях болезни способность людей говорить и понимать речь настолько нарушена, что они не могут выразить себя или понять смысл других. Тем важнее становится невербальное общение с близкими — тон голоса, выражение лица, жесты. Все прежние навыки человека исчезают, и он больше не может встать с постели, одеваться, ходить, посещать туалет или принимать пищу.

 

  При нарушении памяти и умственных способностей, а также ухудшении обычно хорошо выполняемых навыков рекомендуется прежде всего обратиться к семейному врачу (см. рисунок 2). При возможности больному нужно прийти к врачу вместе с близким человеком, который поможет описать изменения в качестве стороннего наблюдателя, это поможет подтверждению диагноза. Больной сам может недооценивать некоторые проблемы или забыть поделиться ими с врачом. Врач может попросить близкого человека заполнить вопросник о поведении пациента и его ежедневной активности в течении последних шести месяцев.

Расскажите семейному врачу:

  • в чем основная проблема, из-за которой Вы обращаетесь к врачу?
  • как долго проявляются данные проблемы?
  • что было первым признаком того, что что-то не так?
  • как изменилось поведение человека?
  • насколько он нуждается в посторонней помощи в повседневной жизни?
  • присутствуют ли у него перепады настроения, мысли о самоубийстве, радостях, агрессивном поведении?
  • есть ли сопутствующие заболевания и какие лекарства, включая пищевые добавки, он потребляет?
  • как и в каком возрасте проявлялась деменция среди членов семьи?
Семейный врач оценивает расстройство памяти с помощью теста (например, используя краткое обследование психического состояния — на англ. Mini Mental State Examination, MMSE). При помощи теста оценивается способность ориентироваться в пространстве и времени, также оцениваются внимание и память, а также способность спланировать деятельность, необходимую для задания. Максимальное количество баллов в тесте — 30, на деменцию будет указывать результат 24 и менее. Для анализа результатов врач учитывает уровень образования пациента, знания языков и другие возможные факторы, влияющие на уровень выполнения заданий (например, расстройства слуха и зрения). При помощи теста можно определить степень тяжести деменции (легкая, умеренная, тя- желая) (см. Приложение 1).
  Для диагностики болезни Альцгеймера недостаточно только проведения теста. Тест также не дает информацию о причинах нарушения памяти. Для этого будет необходимо проведение дополнительных обследований.

При помощи анализа крови можно исследовать, являются ли причиной проблемы с памятью какие-либо другие заболевания – такие, например, как пониженная функция щитовидной железы, малокровие (анемия), недостаток витаминов, инфекционные заболевания (например, боррелиоз, сифилис, СПИД) и др. При правильном лечении приведенных выше заболеваний нарушения памяти могут в той или иной степени отступить.

При необходимости семейный врач направляет пациента на прием к специалисту, занимающимся нарушениями памяти (невролог, психиатр, гериатр).

Больному с подозрением на болезнь Альцгеймера проводится обзорное обследование головы (компьютерная томография или магнитно-резонансная томография), чтобы исключить другие болезни мозга (например опухоль мозга, хроническое кровоизлияние, гидроцефалия).

Если диагноз остается невыясненным, врач может направить пациента на нейропсихологическое обследование, которое проводит клинический психолог. Тесты, проведенные в ходе обследования, помогут определить точно, какой из видов нарушений памяти присутствуют у больного. Нейропсихологическое обследование дает хорошие результаты только в случае пациентов с легким деменционным синдромом и пациентов с ранним началом заболевания. Для пациентов, находящихся в поздней стадии заболевания тесты могут оказаться слишком тяжелыми и утомительными.


Рисунок 2. Сотрудничество пациента со специалистами из разных областей

Лечение болезни Альцгеймера замедляет ее развитие. Чем раньше обнаруживают заболевание и начинают лечение, тем дольше сохраняется способность пациента справляться с повседневной деятельностью. Так у близких и ухаживающих лиц остается больше времени, чтобы приспособится к изменяющемуся образу жизни и продумать самые важные вопросы, неизбежно возникающие в конце жизни.

Болезнь Альцгеймера прогрессирует медленно. Поздняя стадия заболевания формируется в течение в среднем от пяти до десяти лет. Такое состояние считается стадией конца жизни, которую невозможно излечить и продлевание жизни различными медицинскими процедурами не считается этически приемлемым.

 


Поскольку причина заболевания неясна, предотвратить его невозможно. Полноценное разнообразное питание, умеренная физическая активность, социальная активность, умственная работа и хобби (например, театр, решение кроссвордов, танцы, рыбалка, походы, путешествия, походы за грибами и др.) хорошо влияют на душевное и физическое состояние и помогают уменьшить риск возникновения болезни Альцгеймера. Исследованиями не было доказано, что употребление витаминов и пищевых добавок помогает предотвратить возникновение заболевания.

 


Больным рекомендуется есть разнообразную полноценную пищу (см. Рисунок 3). Они не должны придерживаться какой-либо специальной диеты. В пирамиде питания можно посмотреть, какие продукты и в каком количестве рекомендуется употреблять в пищу.


Рисунок 3. Пирамида питания (подробнее на сайте http://toitumine.ee/ru/kak-pravilno-pitatsya/rekomendatsii-v-oblasti-pitaniya-i-piramida-%20pitaniya)  

У пациентов с болезнью Альцгеймера часто возникает риск снижения веса. Они могут забывать о приеме пищи и не замечать чувство голода. Снижению аппетита могут способствовать снижение физической активности, некоторые лекарства, снижение обоняния и вкуса. Причиной этого может быть плохо установленные протезы, а также то, что больные не узнают еду и др. Таким образом больные могут слишком сильно похудеть и потерять мышечную массу, что, в свою очередь, увеличивает риск падения и возникновения других заболеваний. Поэтому рекомендуется прием богатой белком пищи и предотвращение снижения веса. При уменьшении аппетита могут помочь белковые пищевые добавки (белковые порошки или напитки), продаваемые в аптеках, а также более частый прием пищи в виде небольших порций. Важную роль играет и достаточное потребление жидкости.

С другой стороны, есть случаи, когда проявлялся чрезмерный аппетит из-за потери/уменьшения чувства сытости. Некоторые люди с болезнью Альцгеймера едят слишком много сладкого. Больные должны стараться питаться полноценно и разнообразно, и совершать небольшие перекусы между основными приемами пищи. В то же время чрезмерное ограничение пищи может вызвать у больного беспокойство и раздражение.

Во время прогрессирования болезни Альцгеймера больные не могут больше самостоятельно использовать кухонные принадлежности и готовить пищу из-за постепенного угасания навыков. Здесь могут помочь заранее приготовленная еда, напоминание о приеме пищи. Лучше всего проводить совместные трапезы. В случае расстройств глотания пищу можно заранее измельчить или разделить на небольшие кусочки, напитки лучше загустить.

 


Существует два типа возможностей лечения для больных с нарушениями памяти: поддерживающие методы лечения и лечение лекарствами (см. Рисунок 4). В обоих случаях целью является улучшение качества жизни больного и его близких, удержание имеющегося уровня навыков и как можно более долгое сохранение на одном уровне способности справляться с повседневными делами.


Рисунок 4. Лечение болезни Альцгеймера

 

Поддерживающие методы лечения


Среди возможных видов лечения болезни Альцгеймера особенно отмечают важность разных видов творческой деятельности. Постоянное общение и деятельность замедляют усугубление расстройств речи, внимания и поведения. Человек с болезнью Альцгеймера думает медленнее и может не понимать более сложную речь. Во время беседы нужно запастись терпением, на раздражаться из-за повторяющихся вопросов больного, или его неуместных или «детских» заявлений. Желательно говорить медленно и простыми фразами, избегать командного, повышенного или раз- драженного тона речи.

Больным со средним и умеренным расстройством памяти рекомендуются разные игры, уход за садом или домашними животными, музыкальная, художественная или ароматическая терапия, приготовление еды и другие активизирующие виды деятельности. Разносторонняя физическая активность улучшает скорость походки, крепости организма, силу мышц, равновесие, душевное состояние и благоприятствует лучшей способности справляться с повседневной деятельностью.

Прослушивание любимой знакомой музыки может вызвать поло- жительные эмоции и воспоминания и таким образом хорошо влиять на настроение и качество жизни. Не имеет значения, какую музыку слушать — самое главное, что она нравилась человеку!

Важно продолжать заниматься уже имеющимися увлечениями. Если человек раньше играл на каком-либо музыкальном инструменте, нужно продолжать игру на нем. Это хороший способ стимулировать работу мозга и поддерживать хорошее настроение. Вышеописанные виды деятельности просты и подходят как больным так и их близким.

 

Лекарства

 

Лекарства могут помочь сохранить память и притормозить исчезновение имеющихся навыков. На происходящий вследствие болезни процесс отмирания нервных клеток невозможно повлиять лекарствами.

В процессе работы памяти важную роль играет ацетилхолин, который отвечает за связь между нервными клетками. Причиной болезни Альцгейемера является недостаток ацетилхолина в мозгу. В начальной стадии болезни обычно лечение начинают с донепезила, который приостанавливает распад ацетилхолина. В начале лечения иногда могут проявиться побочные действия — чувство тошноты, рвота, понос, головокружение, снижение веса, замедление ритма сердца и кратковременная потеря сознания. Для уменьшения побочных действий лечение начинают с небольших доз и обычно в течение первого месяца побочные действия проходят. После этого дозу лекарства можно увеличить.

Для больных с болезнью Альцгеймера с высокой степенью тяжести в качестве препарата первого выбора используется мемантин, который можно комбинировать с донепезилом. Точно не известно, как именно мемантин помогает сохранить приобретенные навыки. Однако было обнаружено, что в случае болезни Альцгеймера у больных в мозгу возникает излишнее освобождение транспортного вещества глутамата, которое разрушает нервные клетки. Мемантин уравновешивает действие глутамата и возможно, таким образом он замедляет разрушение нервных клеток. Самым частым побочным действием мемантина является сонное, заторможенное состояние. Реже могут проявиться иллюзии или агрессивное поведение. Обо всех побочных явлениях нужно обязательно сообщить врачу и затем решить вопрос о дальнейшем использовании лекарства.

Донепезил и/или мемантин эффективны не во всех случаях. При прогрессировании болезни эффективность лекарств уменьшается. Поэтому врач должен регулярно оценивать течение болезни, эффект от лекарств и их побочные действия.

Донепезил и мемантин – это названия действующих веществ препаратов. Лекарственные препараты, содержащие данные действующие вещества, продаются под разными брендовыми названиями, однако их эффективность одинакова.

 


У пациентов с болезнью Альцгеймера часто встречаются расстройства психики и поведения. Они могут быть следующими:
  • раздражительность
  • агрессивность
  • перепады настроения
  • апатия
  • необоснованное, чрезмерное чувство страха
  • тревожность
  • подозрительность  (подозрение,  что  кто-то  желает  пациенту зла, и намеренно вредит каким-либо образом)
  • нарушения сна (затруднения с засыпанием, нарушение суточного режима, ночные блуждания)
Вышеперечисленные проблемы могут указывать на некоторые другие заболевания или на то, что пациент чувствует себя в некоторых обстоятельствах неуверенно. Нарушения психики и поведения могут быть частью болезни Альцгеймера и частота их встречаемости может повышаться при прогрессировании заболевания.
 
Важно понять, что человек с болезнью Альцгеймера не ведет себя так преднамеренно, а это вызвано его заболеванием!

Человек с болезнью Альцгеймера не всегда умеет говорить о своих проблемах, поэтому важно понять, что именно ему мешает или раздражает его. Иногда это может быть повышенная температура или чувство боли. В другой раз забывается путь в туалет или теряется навык есть бутерброд или использовать вилку. Сбой может вызвать слишком большое количество людей вокруг или ожидания других людей от больного. При прогрессировании заболевания все труднее разъяснить свои желания и чувства другим людям, не находятся правильные слова, и больной не может найти решения своих проблем. Все это может выступать в качестве раздражающих и депрессивных факторов.
  Успокойте больного и говорите с ним дружественным тоном, достаточно медленно и короткими фразами. Дайте ему время для ответа, поскольку болезнь обычно замедляет процесс мышления. Раздражительность по отношению к больному может вывести его из себя, а повторное восстановление доверительных отношений может занять некоторое время.

При возникновении нарушений психики и поведения обратитесь к семейному врачу, чтобы постараться выяснить причины возникновения проблем. Не все расстройства требуют использования лекарств, иногда достаточно изменения поведения близких или ухаживающего человека (можно успокоить пациента, увести мысли в другую область, вовлечь в посильный вид деятельности и др.)

Иногда причиной изменения поведения может быть неудовлетворенные основные потребности — недостаточное питание и потребление воды: слишком мало или слишком много общения с близкими, усталость и/или нарушения сна, шум и другие факторы окружающей среды, боль или другое чувство неудобства в теле.

Иногда больной может быть агрессивным, представлять опасность себе и окружающим. В некоторых случаях может возникнуть депрессия, из-за которой повседневные дела могут оставаться невыполненными, человек становится апатичным, говорит о бессмысленно- сти жизни, теряет надежду. В таких случаях обязательно обратитесь к психиатру. Совместное проживание с людьми, страдающими от болезни Альцгеймера может быть утомительным и обременительным. Некоторые дни могут быть тяжелее других. Забота о больном не должна ложиться на плечи только одного члена семьи.

Для поддержки человека, который заботится о больном:

  • Будьте в контакте с ним, спросите его, как он справляется с уходом и как ему помочь. Например, если Вы планируете пойти в торговый центр, спросите, нужно ли что-то купить для него. Спросите, можете ли Вы помочь ему по уходу за домом (приготовление еды, уход за садом).
  • Дайте ему возможность продолжать занятия своими хобби и интересами. Иногда достаточно нескольких часов, чтобы он смог заняться личными делами или просто расслабиться.
  • Будьте благожелательным и сочувствующим слушателем. Вы не всегда должны давать советы, но дать людям возможность поговорить об их проблемах или будничной работе.
  • Читайте как можно больше о болезни Альцгеймера. Таким образом Вы сможете лучше помочь и поддержать как самого больного, так и членов его семьи.
 
Болезнь Альцгеймера ухудшает лечение сопутствующих хронических заболеваний и наоборот. В начале заболевания больному показаны лечебные процедуры, улучшающие качество жизни, например, операция по удалению катаракты, хирургическое лечение перелома ребер, лечение зубов, уход за ротовой полостью, приобретение слухового аппарата или очков.

Важен регулярный контроль за другими хроническими заболеваниями и их лечение, так как сердечно-сосудистая недостаточность или перепады уровня сахара в крови ухудшают нормальное питание нервных клеток. При лечении хронических заболеваний необходимо контролировать безопасный прием лекарств для предотвращения передозировки и снижения дозировки лекарств из-за нарушения памяти.

 

  Вопрос о прекращении лечения таблетками для сохранения имеющихся навыков и качества жизни решается индивидуально, учитывая пожелания пациента. Если пациент сам не может больше решать, то учитывают пожелания его близких, при этом нужно учитывать благополучие пациента. Например, если пациент отказывается от лекарств или невозможно гарантировать их безопасное применение, то разумным решением будет прекращение такого лечения. Если у больного кроме болезни Альцгеймера есть и другое тяжелое заболевание, то прием лекарств может быть причиной дополнительных неудобств, поскольку он не улучшает качество жизни и не продлевает жизнь.

Также лечение заканчивают, если заболевание прогрессирует до такого уровня, когда больному требуется во всех действиях посторонняя помощь, он сам не может встать с кровати, не может ходить и отказывается от еды и питья.

По мере прогрессирования болезни все более важным становится лечение, которое смягчает страдания (паллиативное лечение). Его цель — сделать самочувствие пациента максимально комфортным и освободить его от мучений. Целью ухода за пациентом является ее благополучие. Благополучие обеспечивается в том числе и заботой о гигиене. Если человек постоянно находится в постели и не может самостоятельно поменять свою позу, нужно помочь ему делать это каждые три часа — таким образом можно предотвратить появление пролежней. Убедитесь, что ни одна из частей тела не прижата к жесткой поверхности — это вызывает нарушение кровоснабжения и способствует образованию пролежней. Для сухой кожи требуются кремы, при сухости во рту — увлажнение. Могут понадобиться и болеутоляющие средства. Если человек больше не может глотать самостоятельно, то не нужно продлевать его страдания и перейти на питание через вену или зонд. Организм на этом этапе угасает и больше не усваивает питательные вещества и не производит энергию.

 

  Ухудшение памяти и умственной деятельности, а также проблемы с общением являются причиной проблем, связанных с повседневными делами. Со временем проблемы усугубляются, у разных пациентов этот процесс происходит по-разному. На него влияет вид деятельности, которой пациент занимался раньше, уровень его образования, личностные особенности, предыдущий образ жизни и течение болезни.

Близким или опекунам важно по возможности рано ввести себя в курс с необходимыми деловыми вопросами, его юридическими и денежными обязательствами. Если больной все еще самостоятелен, то можно следить за тем, правильно он оплачивает счета или помогать ему с походом в магазин. Важно сохранить дружественные и доверительные отношения.

Для людей с нарушением памяти постепенно угасает внимание и способность критически оценивать свою деятельность. В какой-то момент он не может больше правильно оценивать риски, поэтому важные дела остаются невыполненными (неоплаченные счета, неубранный дом) или возникают опасные ситуации (газовый кран забывается в открытом состоянии, неаккуратно используются рабочие инструменты, невнимательность при переходе улицы).

Прогрессирующие расстройства памяти и поведения пациента могут вызвать у обслуживающих лиц и членов семьи сильный стресс, особенно в состоянии, когда пациент сам уже не способен понять наличие проблемы. Учитывая это, близким нужно организовать помощь и уход за пациентом. Если члены семьи самостоятельно не могут ухаживать за больным, то нужно искать помощь в имеющихся социальных службах: домашний уход, центры дневного ухода, дома престарелых или использовать другие системы поддержки. Дополнительную информацию можно получить у социального работника из местного органа самоуправления.


Если члены семьи ухаживают за больным на дому, то для упрощения повседневных процедур можно воспользоваться вспомогательными средствами (например подгузниками, функциональной кроватью, инвалидной коляской или рамой для хождения). Вспомогательные средства можно купить или взять в прокат в магазинах, торгующими товарами для инвалидов. Для проката или покупки со льготой лечащий врач или семейный врач должны выдать свидетельство для получения личной карты вспомогательных средств и уведомление о необходимости в конкретном вспомогательном средстве. Больше информации можно получить у семейных врачей, социальных работников и фирм, торгующих вспомогательными средствами.

Если человек с болезнью Альцгеймера больше не может справляться самостоятельно, а родственники не могут ухаживать за ним, тогда можно найти безопасное место проживания для человека в учреждении по  уходу.  Информацию  об  учреждениях по уходу Вы можете запросить у социального работника. Если больной находится вне своего дома, то можно постараться сделать окружающее пространство схожим с домашним, чтобы он узнавал знакомые предметы, например, для этого подходят его фотографии времен юности и др. Адаптированная окружающая среда может уменьшить беспокойство пациентов с деменцией и улучшить их поведение.

 

 

Ограничение дееспособности


Идеальным вариантом является такая ситуация, когда человек с болезнью Альцгеймера еще до заболевания или в его начальной стадии принимает необходимые меры и подписывает доверенности для управления своими заключенными договорами, финансами и имуществом. По мере прогрессирования болезни он больше не может принимать четкие решения и выполнять свои обязательства. Таким образом может произойти и злоупотребление финансовыми средствами больного — например, когда соседи, родственники или незнакомцы, по отношению к которым больной вдруг становится очень доверчивым, выманивают у больного деньги, жилье или другое имущество. Иногда у больного могут быть договоры, которые необходимо отслеживать и выполнять. У близких есть возможность через суд ограничить дееспособность человека, страдающего болезнью Альцгеймера, и/или назначить определенного попечителя для совершения юридических операций, а также для защиты своих интересов, прав и собственности. Вы можете запросить информацию у социального работника из органов местного самоуправления или судебных секретарей. Вопросами попечительства людей, у которых нет родственников, занимаются органы местного самоуправления.

 

Вождение моторного транспортного средства


Синдром деменции, присутствующий у больных болезнью Альцгеймера — это тяжелое психическое расстройство, которое ограничивает право на управление автомобилем.

Люди с расстройством памяти не верят и часто не замечают, что их способности управлять автомобилем и другие приобретенные навыки начинают снижаться. Люди с легким нарушением памяти обычно справляются с ездой на знакомой территории, но их близкие должны регулярно оценивать ситуацию и при необходимости ограничивать доступ к автомобилю. Справку о состоянии здоровья для получения прав вождения для человека с расстройствами памяти семейный врач должен выписывать на меньший, чем обычно период времени (например, на 3-6 месяцев или на год). Каждый раз, когда справку нужно продлить, состояние ходатайствующего лица оценивается снова и, при необходимости, его направляют на нейропсихологическое обследование. Иногда могут проводиться пробные выезды для оценки навыков вождения и способности к езде на автомобиле.

Право на вождение автомобиля людей с болезнью Альцгеймера ограничивается законом о дорожном движении.

 

Владение оружием


Для владения оружием требуется разрешение на оружие, которое регулируется в Эстонии Законом об оружии. Для выдачи разрешения на оружие требуется медицинская справка. Синдром деменции, присутствующий у больных болезнью Альцгеймера — это тяжелое психическое расстройство, которое является противо- показанием для получения и продления разрешения на владение оружием. Близкие должны ограничить доступ к оружию для людей с болезнью Альцгеймера, поскольку они могут быть опасны для самих себя и для других.

 

 
  • Договоритесь с членами семьи о том, кто будет главным ответственным за уход за больным и как будет распределяться нагрузка по уходу.
  • С больным нужно стараться удерживать доверительные отношения и регулярно отслеживать его состояние и поведение.
  • Ходите вместе с больным к врачу, при необходимости и в других местах.
  • Обращайте внимание на изменения в состоянии больного, регулярно удаляйте из его окружения предметы, ставшие для него опасными, и создайте вокруг подопечного благоприятную для него среду.
  • Отслеживайте прием лекарств. Хорошим подспорьем могут стать коробочки для лекарств, в которые можно будет положить таблетки согласно порядку приема для каждого дня. Некоторые аптеки предлагают возможность переупаковки лекарств. Так у больного и у ухаживающего персонала будет более четкая картина о приеме лекарств. Иногда может помочь пересчет имеющихся в упаковке лекарства таблеток.
  • Напоминайте больному о том, что ему пора есть. Часто больные забывают самостоятельно находить и брать еду из холодильника. При возможности ешьте вместе и следите, чтобы подопечный мог справиться с согреванием еды или с применением кухонной техники. Для обеспечения безопасности проконтролируйте, выключены ли бытовые приборы после их использования.
  • Старайтесь создать больному четкий план дня и помогите ему сформировать из него соблюдаемый режим, рутину. Поместите план дня на видное место в доме, например, на дверь холодильника. При обеспечении необходимой физической, психической и социальной активности, режима питания, ухода за собой и коллективной деятельности (это может быть совместный просмотр фотографий и припоминание запечатленных на них событий, совместные трапезы, чтение книг и др.) всегда учитывайте реальные возможности больного и его пожелания.
  • Отслеживайте, с кем общается человек с болезнью Альцгеймера. Человек с болезнью Альцгеймера может быть легко внушаемым и доверчивым по отношению к чужим людям, поэтому его можно легко использовать. Его доверием могут злоупотреблять и знакомые.
  • Старайтесь избегать конфликтов. Больной может и сам своим поведением использовать в своих целях родных, плохо обращаться с ними, манипулировать. В случае проблем проконсультируйтесь с социальным работником.
  • Не приносите алкоголь в свой дом или не принимайте его вместе с больным. Прием алкоголя вызывает конфликты и поведенческие расстройства, а также недоразумения с близкими и знакомыми.
  • Если близкий больному человек чувствует, что ему требуется профессиональная помощь в вопросах психического здоровья, то лучше найти возможность проконсультироваться на данную тему. Подробную информацию можно получить у своего врача или зайти на тематические сайты в интернете.
  • Людям с болезнью Альцгеймера лучше звонить почаще, напоминать им о делах из плана дня и проверять, совершил ли он их. Ежедневная деятельность может быть облегчена путем размещения этикеток на дверях. Подчеркните необходимость ухода за собой, важность общения с друзьями и семьей и, при необходимости, о возможностях получения помощи.

 
Дополнительная информация в интернете на эстонском языке:
   

Другие материалы и издания:

  • „Käsiraamat dementsete haigete hooldajale“, Ülla Linnamägi, Mark Braschinsky, Kai Saks, Eve Võrk, Terje Lääts. Iloprint, 2008.
  • Eesti toitumis- ja liikumissoovitused, 2015, kättesaadav: www.tai.ee.
  • Juhtimisõiguse  ja  relvalubade  alane  seadusandlus,  kättesaadav: www.riigiteataja.ee.
  • „Elu dementsusega“, Angela Caughey. Petrone Print, 2017.
  • „Siiski veel Alice“, Lisa Genova. Kunst, 2016
  • „Loomulik  vananemine  ja  dementsus“,  Anna  Follestad.  TEA Kirjastus, 2016
  • „Mul on Alzheimer. Minu isa lugu“, Stella Braam. Tammerraamat, 2008.
 

Дополнительная информация в интернете на английском языке:

  • Aссоциация болезни Альцгеймера, интернет-сайт: www.alz.org.
  • Ассоциация болезни Альцгеймера Великобритании, интернет-сайт: www. alzheimers.org.uk.
 

Дополнительная информация в интернете на русском языке:

 

Дополнительная информация в интернете на немецком языке:

   
Количество баллов Степень тяжести Потребность в последующих тестах Дееспособность
25-30 Клиническая важность под вопросом

Если обнаружены клинические признаки, проведение  новых тестов может быть полезным

Нормальная/ Может быть представлен клинический спад
20-24 Легкая

Могут быть полезными для оценки масштаба дефицита и его выраженность

Значительный спад, может нуждаться в посторонней помощи и контроле

10-19

Умеренная Могут быть полезными

Четкое уменьшение, может круглосуточно нуждаться в посторонней помощи

0-9 Тяжелая Скорее всего проведение тестов невозможно

Тяжелые нарушения, нуждается в постоянной круглосуточной помощи

   
  1. Prince, M. , Anders, W., Guerchet, M., Ali, G., Wu, Y., Prina, M. World Alzheimer Report 2015. The Global Impact of Dementia [Internet]. Alzheimer’s Disease International; 2015. Available from: http://www.worldalzreport2015.org
  2. Tanna, S. Alzheimer Disease and other Dementias Background Paper 6.11 [Internet]. 2013. Available from: http://www.who. int/medicines/areas/priority_medicines/BP6_11Alzheimer.pdf
  3. Hort, J., O’Brien, J. T., Gainotti, G., Pirttila, T., Popescu, B. O., Rektorova, I., et al. EFNS guidelines for the diagnosis and management of Alzheimer’s disease. Eur J Neurol. 2010 Oct; 17 (10): 1236–48.
  4. Bruni, A. C., Conidi, M. E., Bernardi, L. Genetics in degenerative dementia: current status and applicability. Alzheimer Dis Assoc Disord. 2014 Sep; 28 (3): 199–205.
  5. Linnamägi, Ü. Alzheimeri tõve riskiteguritest. Eesti Arst. 2014; 93 (2): 90–4.
  6. Alzheimer’s Disease Fact Sheet [Internet]. National Institute on Aging. [cited 2017 Sep 1]. Available from: https://www.nia.nih.gov/health/alzheimers-disease-fact-sheet
  7. Kryscio, R. J., Abner, E. L., Caban-Holt, A., Lovell, M., Goodman, P., Darke, A.K., et al. Association of Antioxidant Supplement Use and Dementia in the Prevention of Alzheimer’s Disease by Vitamin E and Selenium Trial (PREADViSE). JAMA Neurol. 2017 May 1; 74 (5): 567–73.
  8. Charemboon, T., Jaisin, K. Ginkgo biloba for prevention of dementia: a systematic review and meta-analysis. J Med Assoc Thail Chotmaihet Thangphaet. 2015 May; 98 (5): 508–13.
  9. Olazarán, J., Reisberg, B., Clare, L., Cruz, I., Peña-Casanova, J., Del Ser, T., et al. Nonpharmacological therapies in Alzheimer’s disease: a systematic review of efficacy. Dement Geriatr Cogn Disord. 2010; 30 (2): 161–78.
  10. APA Work Group on Alzheimer’s Disease and other Dementias. Rabins, P. V., Blacker, D., Rovner, B.W., Rummans, T., Schneider, L. S., et al. American Psychiatric Association practice guideline for the treatment of patients with Alzheimer’s disease and other dementias. Second edition. Am J Psychiatry. 2007 Dec; 164 (12 Suppl): 5–56.
  11. Segal-Gidan, F., Cherry, D., Jones, R., Williams, B., Hewett, L., Chodosh, J., et al. Alzheimer’s disease management guideline: update 2008. Alzheimers Dement J Alzheimers Assoc. 2011 May; 7 (3): e51–9.
  12. Liiklusseadus. Riigi Teataja (internet). Kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/117032011021?leiaKehtiv
  13. „Soetamisloa ja relvaloa taotleja tervisekontrolli kord, loa andmist välistavate tervisehäirete loetelu ning tervisetõendi sisu ja vormi nõuded“. Riigi Teataja (internet). Kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/126032015012?leiaKehtiv 
  14. Alzheimeri assotsiatsiooni koduleht. Kättesaadav: https://www.alz.org/care/alzheimers-food-eating.asp 
  15. Eesti toitumis- ja liikumissoovitused. Kättesaadav: https://intra.tai.ee//images/prints/documents/149019033869_eesti%20toitumis-%20ja%20liikumissoovitused.pdf 
  16. Linnamägi,  Ü.,  et  al.  Dementsuse  Eesti  ravi-  tegevus-  ja diagnostikajuhend.  2006. Kättesaadav: http://www.enns.ee/Ravijuhendid/Dementsuse_ravijuhend.pdf 
  17. Tahlhauser, C.J., et al. Alzheimer’s disease: rapid and slow progression. J R Soc Interface. 2012. Jan 7; 9 (66): 119–126.
  18. Toidupüramiid. Kättesaadav: http://tervisliktoitumine.ee/toidupuramiid-on-tervisliku-toitumise-alus/; http://toitumine.ee/ru/kak-pravilno-pitatsya/rekomendatsii-v-%20oblasti-pitaniya-i-piramida-pitaniya 
  19. Folstein, M.F. et al. “Mini-mental state”. A practical method for grading the cognitive state of patients for the clinician. Journal of Psychiatric Research. 1975: 189–198.

 

Тепловой (солнечный ) удар у детей разных возрастов. — Сеть МЦ «Доктор Боголюбов»


Симптомы, первая помощь. Как предупредить тепловой (солнечный) удар.

Чтобы помочь вам разобраться в этой актуальной в летнее время теме рекомендуем внимательно отнестись к данной статье.

Тепловой удар— патологическое состояние, обусловленное перегреванием организма, сопровождающееся повышением температуры тела, прекращением потоотделения и утратой сознания. Солнечный удар является формой теплового удара, возникающая при прямом воздействии солнечных лучей на голову ребенка.

Симптомы у детей до 1 года.

Перегрев может проявиться в начале со следующими симптомами: беспокойство, ребенок становиться возбужденным, капризным, выступает холодный пот, кожа нагревается и краснеет, ребенок начинает тяжело дышать и зевает, появляются отрыжки, может начаться диарея, если не унести ребенка от источника тепла на данном этапе то — с повышением температуры до 40 градусов, поведение ребенка сменяется резкой слабостью, холодным потом, зевотой, тошнотой, рвотой, кожа бледнеет . Также могут наблюдаться подергивания мышц конечностей и лица. Черты лица заостряются, общее состояние резко ухудшается.

Как уберечь ребенка до года от теплового или солнечного удара?

Исключить длительное нахождение в душном, влажном помещении с высокой температурой; не ставить кроватку ребенка близко от горячей батареи или печи; нельзя укутывать в теплое одеяло или одежду не по погоде, при этом следить чтобы ребенок был в панамке, просторной хлопчатобумажной или льняной одежде, внимательно отнестись к тому чтобы малыш больше пил, при этом грудничков рекомендуется допаивать водой, с 11 утра до 17 вечера не находиться с ребенком под воздействием прямых солнечных лучей, и при этом желательно быть в хорошо проветриваемом помещении или под навесом, тентом. периодически обтирать тело малыша прохладным влажным платком, салфеткой, полотенцем

Симптомы у детей старше года:

При легком тепловом ударе наблюдается слабость, раздражительность, агрессия головная боль, тошнота, учащение пульса и дыхания.

Средняя степень тяжести теплового удара проявляется снижением двигательной активности, сухостью губ, сильной головной болью, головокружением тошнотой, рвотой, неуверенной и шаткой походкой, потемнением в глазах ,оглушенностью(шум в ушах) и обморочным состоянием, учащенным пульсом и дыханием, а также повышением температуры до 39-40 градусов без потоотделения.

Тяжелый тепловой удар развивается внезапно. Лицо сначала краснеет, затем резко бледнеет, выраженна сухость кожи, сознание может быть нарушено, заторможенная реакция на раздражители. Наблюдаются судороги, галлюцинации, бред. Температура повышается до 41-42 градусов при этом ребенок не потеет.

Как оградить ребенка после года от теплового, солнечного удара?

Следите, что бы ребенок, все время был в панамке( лучший вариант, поскольку закрывает большую площадь кожи малыша и при этом хорошо проветривается) или кепке. Одежда должна быть просторной, удобной, не сентетической. Следите за тем, что бы ребенок больше пил(вода, охлажденный компот из сухофруктов, охлажденные детские чаи). Не находился под воздействием прямых солнечных лучей с 11 до 17 часов . Обеспечьте доступ свежего воздуха. Проследите, чтобы пространство под тентом или навесом, хорошо проветривалось, поскольку отсутствие воздуха и духота, опасны так как тоже приводят к перегреванию тела. Если вы отдыхаете рядом с водоемами то купание защитит от перегревания тела. Если искупаться негде, вы можете, время от времени, обтирать ребенка прохладным, влажным платком, полотенцем.

Чем помочь ребенку если тепловой или солнечный удар произошел?

1. отнесите ребенка в прохладное место

2 если ребенок тепло одет (не по погоде) снять одежду или расстегнуть, дать доступ прохладного!(не холодного) воздуха к коже ребенка.

3 обеспечить ребенку дробное питье (лучше маленькими глотками через каждые 3-5-7 минут ) , лучше если это будет прохладная питьевая вода ( не давать газированные, сладкие и молочные напитки)

4 протирать кожу ребенка смоченным в прохладной воде салфетками или полотенцем, можно использовать холодный компресс на лоб

5 при этом постоянно осуществлять контроль температуры (если температура снизилась ниже 38 градусов то дальше проводить мероприятия не рекомендуется, так как резкое снижение температуры тела, крайне нежелательно. )

6 во время проведения мереоприятий вызвать скорую медицинскую помощь

7.хочется обратить внимание на следующее: жаропонижающие препараты малоэффективны при тепловом ударе, гораздо лучше подействуют именно механические и физические методы (снижение окружающей температуры, воздействие прохладного воздуха обтирание, холодный компресс, питье)

Будьте внимательны к своему здоровью и здоровью своих близких.


определение сурового поведения | Английский словарь для учащихся

жесткие

( жесткие сравнительные ) ( жесткие превосходные )

1 adj Суровый климат или условия, в которых людям, животным и растениям очень трудно жить. (= тяжелая) (Антоним: легкая) Погода стала суровой, холодной и непредсказуемой.
резкость n-uncount (= серьезность)
…сложность условий их жизни.

2 прил. Резкие действия или речь недобры и не выражают понимания или сочувствия. (= жестокий)
Он сказал много резких и недобрых слов о своих оппонентах.
сурово adv ADV с v
Ей сказали, что с ее мужем жестоко обращаются в тюрьме …
резкость n-uncount (= серьезность)
…. обращаясь с ним с большой резкостью.

3 adj Жесткое бывает настолько твердым, ярким или грубым, что кажется неприятным или вредным.
Тропические цвета могут выглядеть довольно суровыми в нашем тусклом северном сиянии.
резкость n-uncount
… по мере того, как вино стареет, теряя свою горькую резкость.

4 adj Резкие голоса и звуки — это грубые и неприятные для прослушивания голоса., (Антоним: мягкий, нежный) Жалко, что у нее такой громкий резкий голос.
резко adv ADV с v
Крис резко рассмеялся.
резкость n-uncount
Затем резким тоном он добавил: «Открой эти сундуки!».

5 прил Если вы говорите о суровой реальности или фактах, или суровой правде, вы подчеркиваете, что они правдивы или реальны, хотя они неприятны, и люди стараются не думать о них., (акцент) (= горький)
Суровая правда в том, что удача играет большую роль в том, кто выживет или умрет.

Реактивность уровня проводимости кожи в качестве модератора

Abstract

Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR) была исследована как модератор связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Участниками были 251 мальчик и девочка (8–9 лет). Матери и отцы сообщали о жестоком воспитании детей и об экстернализирующем поведении своих детей; дети также сообщили о жестоком воспитании детей.SCLR оценивался в ответ на задачу социально-эмоционального стресса и задачу на решение проблемы. Регрессионный анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR. SCLR может быть более сильным модератором среди мальчиков по сравнению с девочками. Обсуждаются результаты в отношении теорий антисоциального поведения и мультидоменных моделей развития ребенка.

Экстернализация поведенческих проблем в детстве и их сохранение в подростковом и взрослом возрасте чрезвычайно дорого обходятся человеческим страданиям и социальным расходам (Foster, Jones, & the Conduct Problems Prevention Research Group, 2006).Например, Коэн (1998) подсчитал, что антисоциальная молодежь из группы высокого риска может стоить 2 миллиона долларов, включая расходы на систему уголовного правосудия, а также на лечение и упущенные заработки преступника и жертвы (цитируется по Foster et al., 2006). ). Точная идентификация факторов риска и процессов, которые их усиливают или улучшают, может способствовать более глубокому пониманию экстернализационных проблем и обуздать эту значительную социальную проблему.

Жесткое воспитание относится к принудительным действиям и негативным эмоциональным проявлениям, которые родители направляют по отношению к детям, включая словесную агрессию (напр.g., крик или обзывание) и физической агрессии (например, шлепки или удары; Chang, Schwartz, Dodge, & McBride-Chang, 2003). Жестокое воспитание является одним из наиболее надежных коррелятов агрессивного и деструктивного поведения ребенка (Gershoff, 2002), а механизмы передачи были определены и подтверждены эмпирически (Patterson, 2002). Тем не менее, восприимчивость детей к суровому воспитанию варьируется в зависимости от темперамента и характеристик саморегуляции (Bates & Pettit, 2007).Некоторые дети, подвергшиеся родительской агрессии, не проявляют экстернализирующих поведенческих проблем, и даже среди тех, кто это делает, существует вариативность. Современные взгляды на развитие утверждают, что индивидуальные различия в физиологической реакции формируют психологические и поведенческие результаты у детей, подвергшихся воздействию стрессоров окружающей среды (Beauchaine, Gatzke-Kopp, & Mead, 2007; Cummings, El-Sheikh, Kouros, & Keller, 2007; El-Sheikh). , Keller, & Erath, 2007; Эль-Шейх и Уитсон, 2006; Steinberg & Avenevoli, 2000).Таким образом, физиологическое возбуждение в ответ на суровую дисциплину может повлиять на поведенческую реакцию детей. Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR), которая измеряется как увеличение уровня проводимости кожи от исходного уровня к стрессовым или сложным лабораторным задачам, является релевантным физиологическим маркером, поскольку он, по-видимому, отражает чувствительность к неблагоприятным или карающим обстоятельствам (Raine, 2002), как обсуждалось. более подробно ниже. В настоящем исследовании мы приняли биопсихосоциальную точку зрения и исследовали, смягчает ли SCLR стрессовые или сложные лабораторные задачи связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Жестокое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка

Многочисленные исследования связывают суровое воспитание с экстернализирующим поведением ребенка (Gershoff, 2002). Связь, вероятно, является взаимной, и есть убедительные доказательства из лонгитюдных и интервенционных исследований, что суровое воспитание способствует экстернализации поведения (Patterson, 2002; Pettit & Arsiwalla, 2008). Похоже, что родители, которые используют жесткие и принудительные стратегии противодействия неправильному поведению детей, непреднамеренно способствуют дальнейшему агрессивному и деструктивному поведению.Согласно теории социального обучения, подверженность родительской агрессии может подавлять агрессивное поведение, стимулировать агрессивные сценарии решения проблем и обеспечивать модель агрессивного реагирования, которая может распространяться на другие межличностные ситуации (Bandura, 1977). Более того, в контексте повторяющихся гневных обменов родительско-дочерними отношениями часто развиваются паттерны принуждения, в которых нарастающее агрессивное поведение вызывает подчинение и, таким образом, закрепляется за счет отрицательного подкрепления (Patterson, 2002).Неоднократное участие в конфликте родителей и детей может также сделать детей чувствительными к сигналам о надвигающемся конфликте, так что даже безобидные разногласия с другими (например, со сверстниками) интерпретируются как признаки конфликта, которые, в свою очередь, усиливают дистресс и вызывают агрессивные реакции (Cummings & Дэвис, 1994). Точно так же теории привязанности и эмоциональной безопасности предполагают, что эмоциональная реактивность и негативные представления об отношениях между родителями и детьми в ответ на конфликт могут начать обобщаться во времени и в разных условиях (Davies, Harold, Goeke-Morey, & Cummings, 2002).

Несмотря на относительно прочную связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, все большее количество исследований показало, что характеристики ребенка определяют изменчивость силы этой связи (Bates & Pettit, 2007). Например, факторы уязвимости, которые могут усилить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка в раннем и среднем детстве, включают раздражительный дистресс (Morris et al., 2002), негибкость темперамента (Paterson & Sanson, 1999), боязнь (Colder, Lochman, & Wells, 1997) и низкая сознательность (Prinzie et al., 2003). Распространенное толкование состоит в том, что эти индивидуальные различия делают детей более или менее восприимчивыми к суровому и враждебному воспитанию.

На физиологическом уровне SCLR является потенциальным замедлителем. SCLR относится к электродермальной реактивности, вызванной деятельностью потовых желез, которые иннервируются исключительно симпатическим (SNS) компонентом вегетативной нервной системы (ANS). SNS активируется в ответ на воспринимаемый стресс или угрозу, подготавливая тело к реакции «бей или беги» за счет увеличения частоты сердечных сокращений и потока кислорода по всему телу (Boucsein, 1992).Ответ SNS как влияет на , так и отражает реакцию человека на стресс. То есть степень активации SNS влияет на физиологические ресурсы, доступные для создания активной поведенческой реакции (Porges, 2007), а также отражает чувствительность человека к обстоятельствам (Boucsein, 1992). SCLR — это умеренно стабильное индивидуальное различие в среднем детстве (El-Sheikh, 2007) и, как было показано, действует как модератор в контексте семейного стресса, включая супружеский конфликт (El-Sheikh et al., 2007), родительские депрессивные симптомы (Cummings et al., 2007) и отцовское антиобщественное поведение (Shannon, Beauchaine, Brenner, Neuhaus, & Gatzke-Kopp, 2007).

SCLR также является маркером системы подавления поведения (BIS), нейрофизиологической мотивационной системы, которая управляет чувствительностью к неблагоприятным обстоятельствам или избеганием неблагоприятных обстоятельств (Beauchaine, 2001; Fowles, 1980). Функция BIS заключается в том, чтобы подавлять поведение, когда ожидаются неблагоприятные последствия (Gray, 1987).Таким образом, люди со слабым BIS могут испытывать низкий страх и демонстрировать расторможенное поведение, когда сталкиваются с сигналами наказания (Fowles, Kochanska, & Murray, 2000). BIS обычно активируется, а SCLR обычно наблюдается в контексте отталкивающих обстоятельств, таких как предъявление аффективно заряженных стимулов или сигналов наказания. Таким образом, низкий SCLR в аверсивных условиях был концептуализирован как маркер бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Raine, 2002).В поддержку этого предположения Matthys, van Goozen, Snoek и van Engeland (2004) сообщили о корреляции между сохранением реакции после экспериментального наказания (например, «задание на открытие двери») и более низкими уровнями проводимости кожи во время экспериментальной процедуры, предполагая, что дети с более низким SCLR во время выполнения задания были относительно нечувствительны к наказанию.

Настоящее исследование

Более низкий SCLR и, возможно, нечувствительность к наказанию, обнаруживаются у некоторых детей с экстернализирующими поведенческими проблемами.Однако не совсем понятно, усугубляет ли недостаточное возбуждение симпатической нервной системы другие факторы риска экстернализирующего поведения (например, суровое воспитание). Основная цель настоящего исследования — изучить, действует ли низкий SCLR как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка в контексте сурового воспитания, и, таким образом, лучше понять профили риска экстернализирующего поведения.

Индивидуальные различия в SCLR детей могут влиять на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением.Например, SCLR может служить маркером субъективного опыта детей в отношении жестокого воспитания и процессов обучения, которые происходят в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми. Вполне вероятно, что дети с более низким SCLR не испытывают достаточного возбуждения в контексте жесткой родительской дисциплины, чтобы связать свое несоответствующее поведение с отвращающими эмоциональными последствиями или чувством вины, тем самым снижая эффективность суровой дисциплины как наказания (Hoffman, 1983, 1994). ; Рейн, 2002).Кроме того, их относительно низкий уровень возбуждения может не нарушать когнитивную обработку в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми, что позволяет этим детям наблюдать и, возможно, учиться на принудительном и агрессивном поведении своих родителей. И наоборот, дети с более высоким SCLR могут испытывать резкое родительское поведение как более отталкивающее с физиологической точки зрения и, таким образом, испытывать карающие свойства суровой дисциплины. Хотя суровое воспитание потенциально более эффективно как средство немедленного подавления поведения среди детей с более высоким SCLR, суровое воспитание может иметь непреднамеренные негативные последствия и для этих детей.Например, на любом уровне SCLR суровая дисциплина может вызвать чувство отвержения и не вызвать эмпатического страдания или привлечь внимание к последствиям своих действий для других (Hoffman, 1983, 1994; Kochanska, 1993, 1997).

В настоящем исследовании мы выдвинули гипотезу, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет существовать среди детей, которые демонстрируют либо более высокий, либо более низкий SCLR при выполнении стрессовых и сложных лабораторных задач; то есть, мы ожидали, что это отношение в некоторой степени будет справедливо для всех детей.Однако мы ожидали, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.

Мы проверили эту гипотезу на относительно большой и разнообразной выборке из местных сообществ, а также на отчетах детей и родителей о жестоком воспитании детей. Включение отчетов как детей, так и родителей о суровом воспитании детей позволило нам устранить распространенную предвзятость информаторов в некоторых анализах и рассмотреть, будет ли гипотетическая функция уязвимости более низкого SCLR выдерживать независимые взгляды на суровое воспитание.Обе точки зрения важны: родители имеют хорошие возможности для оценки своего поведения, тогда как субъективный опыт детей в суровом воспитании может иметь большее значение для их физиологической реакции и поведенческой адаптации. SCLR был измерен в ответ на задачу умеренного социально-эмоционального стресса (то есть услышать спор между взрослыми) и задачу на решение проблемы (например, отслеживание звезд). Хотя мы ожидали, что гипотезы будут поддерживаться аналогичным образом для этих задач, мы исследовали SCLR для каждой задачи отдельно, чтобы оценить, является ли модерирующая роль SCLR конкретной задачей или обобщает стрессовые и сложные ситуации.

Учитывая половые и этнические различия в электродермальной активности (Boucsein, 1992), скорость экстернализирующего поведения (например, Aber, Brown, & Jones, 2003) и реакцию на родительскую дисциплину (например, Kerr, Lopez, Olson, & Sameroff, 2004; Lansford, Deater-Deckard, Dodge, Bates, & Pettit, 2004), мы контролировали эти переменные (а также социально-экономический статус [SES]), а также рассматривали, различается ли модерирующая роль SCLR в зависимости от пола или этнической принадлежности. Кроме того, из-за общей коморбидности экстернализации и интернализации проблем (Hinden, Compas, Howell, & Achenbach, 1997) и обоснования наших гипотез, которое наиболее актуально для «чистых» экстернализационных проблем (Keiley, Lofthouse, Bates, Dodge, & Pettit, 2003), мы контролировали симптомы интернализации, сообщаемые детьми, в анализах.Мы включили сообщаемые детьми интернализирующие симптомы и описанные родителями экстернализирующие формы поведения, поскольку родители и дети считаются полезными информаторами этих соответствующих проблем (Loeber, Green, & Lahey, 1990). Наконец, мы контролировали брачный конфликт, чтобы оценить прямые и интерактивные ассоциации сурового воспитания с экстернализирующим поведением ребенка, независимо от другого значимого семейного стрессора (Cummings & Davies, 1994).

Метод

Участники

Участвовала двести пятьдесят одна семья, в том числе 128 девочек и 123 мальчика, средний возраст 8 лет.23 года ( SD = 0,73). Детей набирали из трех школьных округов, окружающих небольшой юго-восточный городок. Семьи имели право участвовать, если дети учились во втором или третьем классе, в доме присутствовали двое родителей и семьи жили вместе не менее 2 лет. Критерии исключения включали диагноз соматического заболевания, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, неспособности к обучению или умственной отсталости. Участвующие пары состояли в браке или жили вместе в течение значительного периода времени ( M = 10 лет, SD = 5.67), но из-за недопонимания 10 семей жили вместе менее 2 лет ( M = 1,1 года, SD = 0,28). Большинство детей (73%) жили с обоими биологическими родителями; 24% жили со своей биологической мамой и отчимом или сожителем матери, а остальные 3% жили в основном со своим биологическим отцом и мачехой. Выборка была репрезентативной для сообществ, из которых она была составлена: 64% американцев европейского происхождения и 36% афроамериканцев (U.С. Бюро переписи населения, 2005 г.). Индекс Холлингсхеда (Hollingshead, 1975) использовался для определения SES и показал, что участвующие семьи представляют весь диапазон уровней SES (1–5). В частности, 25% были на Уровне 1 или 2 (например, полуквалифицированные рабочие), 34% были на Уровне 3 (например, квалифицированные рабочие) и 41% были на Уровнях 4 и 5 (например, профессионалы). Процедуры выборки позволили привлечь как европейско-американские, так и афроамериканские семьи в широком диапазоне SES. Семьям была выплачена денежная компенсация за свое участие.

Данные для настоящего исследования были доступны от 100% детей, 96% матерей и 82% отцов, а полные данные о переменных, используемых в регрессионном анализе, были доступны для 88% –89% семей ( n = 221–223) в зависимости от анализа. Участники с полными данными или без них не различались по каким-либо переменным, включенным в настоящее исследование, за исключением того, что участники без полных данных имели несколько более высокие показатели жестокого воспитания, о которых сообщили родители, t (248) = 2,01, p <.05. Корреляции между переменными исследования и переменными с фиктивным кодом, представляющими отсутствующие данные по переменным исследования (0 = отсутствуют , 1 = доступны ), были значимыми только в 3 из 110 возможных случаев (<3%), и поведение ребенка экстернализировано (зависимая переменная) не коррелировала с отсутствием какой-либо переменной исследования. Маловероятно, что полный анализ случая повлияет на коэффициенты регрессии, если нет связи между зависимой переменной и отсутствием других переменных исследования (Allison, 2003).

Процедура

Семьи посетили университетскую лабораторию на одно занятие, во время которого родители и дети заполнили анкеты, а дети приняли участие в сеансе физиологической оценки. Электроды были прикреплены к ребенку во время 10-минутного периода разминки, во время которого научные сотрудники разговаривали с родителем и ребенком, чтобы помочь ребенку расслабиться. Затем ребенку сказали, что родитель уедет, но будет рядом до конца сеанса оценки.Затем детям разрешили акклиматизироваться в лаборатории в течение 2 минут без присутствия родителей. Затем измеряли уровень проводимости кожи (SCL) в течение 3-минутного исходного периода. Затем был записан SCL, когда дети слушали 3-минутный записанный на аудиозаписи спор между мужчиной и женщиной (т. Е. Социально-эмоциональное стрессовое задание). Детей случайным образом распределили, чтобы они выслушивали гневные разногласия по поводу родственников супругов или проведения досуга. Каждой теме подверглось одинаковое количество мальчиков и девочек из каждой из двух этнических групп.Обоснованность этой задачи для оценки физиологической реактивности детей на социально-эмоциональный стресс была продемонстрирована в многочисленных исследованиях (Эль-Шейх, 2001, 2005, 2007; Эль-Шейх, Харгер и Уитсон, 2001). Кроме того, многие исследования продемонстрировали, что дети негативно реагируют на разыгрываемые имитации подобных эпизодов аргументации, что еще раз подтверждает обозначение этой задачи как стрессовой (например, Cummings, Ballard, El-Sheikh, & Lake, 1991; Goeke- Мори, Каммингс, Гарольд и Шелтон, 2003 г.).Эта социально-эмоциональная стрессовая задача далее в статье называется «стрессовой задачей».

После 6-минутного периода восстановления после стрессовой задачи, SCL также был измерен во время задачи по отслеживанию звезд, в которой детей просили проследить звезду, используя только зеркальное изображение в качестве визуального ориентира (зеркальный индикатор; Lafayette Instrument Company , Лафайет, Индиана). Эта задача считается сложной задачей для решения проблем и использовалась для выявления SCLR или других форм физиологической реактивности во многих исследованиях (Allen & Matthews, 1997; El-Sheikh, 2007).Эта задача, направленная на решение проблем, далее в статье называется «сложной задачей». Был использован фиксированный порядок лабораторных заданий, поскольку основное внимание в исследовании уделялось индивидуальным различиям в физиологической реакции, а не специфическим реакциям как таковым. В конце занятия дети выслушали решение аргумента в этических целях.

Меры

SCLR

SCL у детей (выраженный в микросименсах) измеряли непрерывно на протяжении всего лабораторного сеанса.Два электрода Ag-AgCl, заполненных изотоническим электродным гелем NaCl, помещали на ладонную поверхность дистальных фаланг первого и второго пальцев недоминирующей руки с помощью небольших лент Velcro. Площадь контакта геля тщательно контролировалась с помощью двусторонних клейких манжет с отверстием диаметром 1 см в центре. Постоянное синусоидальное (переменное) напряжение (0,5 В среднеквадратичное) использовалось, чтобы избежать смещения электродов. Для оцифровки и усиления сигналов использовался 16-канальный аналого-цифровой преобразователь. Программное обеспечение от компании James Long (Карога-Лейк, штат Нью-Йорк) использовалось для сбора оценок со скоростью 1000 считываний в секунду.Были рассчитаны средние значения для каждого из трех периодов (исходный уровень, реакция на стрессовую задачу, ответ на тестовую задачу). Как типично для психофизиологических исследований, 7% участников не имели данных о проводимости кожи из-за неисправности оборудования или артефактов измерения.

Оценка изменения вероятности нежелательной почты в ответ на каждую задачу была рассчитана путем вычитания начальной базовой оценки вероятности нежелательной почты из вероятности нежелательной почты во время выполнения соответствующей задачи. Примечательно, что SCL у детей значительно увеличился по сравнению с исходным уровнем в ответ на оба стрессовых задания: t (234) = -10.02, p <0,01, и задача-вызов, t (231) = −16,86, p <0,01 (см. Средние значения и стандартные отклонения). В соответствии с законом начальных значений, чтобы исключить влияние исходного уровня SCL на реактивность уровня проводимости кожи, SCLR вычислялся как балл остаточного изменения. Оценка остаточного изменения представляет собой остаточную дисперсию, когда соответствующая оценка изменения SCL регрессирует на исходном уровне SCL. Два выброса (> 3 SD от среднего) были удалены для анализа с SCLR для задачи контрольного заражения, и шесть были удалены для анализов с SCLR для задачи стресса.SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал (см.).

Таблица 1

Описательная статистика для девочек и мальчиков

SD 9022 9022 a 133
Девочки
Мальчики
M SD SD t
Брачный конфликт (родители) a 4.15 4,74 4,27 4,66 0,21
Жестокое воспитание (родители) a 5,67 3,66 6,06 0,819 6,06 3,77 4,39 4,04 6,57 5,45 3,56 ***
Базовый уровень SCL a 5,13 3,53 51 5,23 2,36 *
Задача SCL-напряжение a 5,99 4,06 7.60 5,89 2,44 задача SCL 7,97 4,97 9,56 6,42 2,12 *
SCLR — задача напряжения b −0,08 1,25 −2 −0,20
SCLR — задача вызова b 0,03 2,25 −0,22 2,52 −0,80
9022 9022 9022 9022 9022 9022 9022 −0.09 0.82 −1.69
Внешний (родительский) d 49.52 6.91 47.91 7.63 −1.79 Стандартный
Отклонения и корреляции между исследуемыми переменными

9019
Переменные 1 2 3 4 5 6 7 8 9 9 9019 9019 9019 9019 9019 9018
1.Пол
2. Возраст (мес.) 902 −168 902,16
3. Этническая принадлежность .04 −.08 9022
4.SES −.03 .07 −.21 **
— семейный конфликт (родители) 5. .01 .04 .16 * −.09
6.) .04 .01 .02 .39 ***
7. Жестокое воспитание ** (ребенок) − * −.06 .09 .04 −.06 .15 *
задача напряжения 8. .01 .01 -.11 .10 .12 .05 −.02
9. SCLR – задача вызова .1905 .05 ** .11 .06 −.01 −.16 * .51 ***
10. Внутренний ) .11 −.13 * .12 −.03 −.01 .06 .31 *** .05 −.04
11. Внешний (родительский) −,05 ,03 ,01 −,12 ,15 * ,43 *** ,19 ** −,13 −,13 * ,14 *
M 98.71 37,38 4,21 5,86 5,47 -0,10 -0,09 0,00 48,73
4,69 3,71 4,90 1,29 2,38 0,85 7,30
Брачный конфликт

Матери и отцы рассказали о прошлой и физической агрессии между собой и их супругами в прошлом году. Шкала тактики, которая имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (CTS2; Straus, Hamby, Boney-McCoy, & Sugarman, 1996).Родители оценили использование 18 моделей поведения во время конфликта по 7-балльной шкале в диапазоне от 0 ( никогда, ) до 6 ( больше чем в 20 раз ). Отчеты отцов и матерей были усреднены для создания баллов по семейным конфликтам; внутренняя согласованность была высокой (перекрестная подшкала, перекрестный информатор, перекрестный референт α = 0,85).

Жестокое воспитание

Матери, отцы и дети заполнили шкалу тактики конфликта между родителями и детьми (CTSPC; Straus, 1999), которая широко используется для оценки сурового воспитания (Yodanis, Hill, & Straus, 2001).CTSPC обладает хорошо известными психометрическими свойствами (Straus, 1999). Подшкалы, использованные в настоящем исследовании, оценивали частоту вербальной агрессии (например, крик, крик или крик; сказал, что он / она отошлют вас; пять пунктов оцениваются по 7-балльной шкале) и физической агрессии (например, отшлепали вас по низ голой рукой; ударил вас по лицу, голове или ушам; девять пунктов по 7-балльной шкале), которые родители направили ребенку в прошлом году (от никогда до больше чем в 20 раз ) .Собственные отчеты отцов и матерей и их супругов о вербальной ( M = 6,43, SD = 4,04) и физической ( M = 5,29, SD = 4,46) агрессии по отношению к ребенку были усреднены для создания оценка сурового воспитания, о которой сообщили родители (перекрестная подшкала, перекрестный репортер, перекрестный референт α = 0,82). Сообщения детей о вербальной ( M = 4,94, SD = 4,91) и физической ( M = 5,99, SD = 6,16) агрессии также были усреднены для создания составной балльной оценки жестокого воспитания, о которой сообщал ребенок. высокая внутренняя согласованность (перекрестная подшкала, перекрестный референт α =.88). О любых случаях словесной агрессии по отношению к детям сообщили 96% родителей и 86% детей, а о любых случаях физической агрессии по отношению к детям сообщили 95% родителей и 89% детей (из-за высоких показателей «телесных наказаний» на протяжении всей жизни). США, особенно на юге США, см. Straus & Stewart, 1999).

Симптомы интернализации ребенка

Дети заполнили Опросник детской депрессии (CDI; Kovacs, 198) посредством интервью.CDI хорошо зарекомендовал себя и, как известно, имеет хорошую надежность и валидность (Kovacs, 1985). Внутренняя согласованность в данном образце составила α = 0,95. Кроме того, дети заполняли Пересмотренную шкалу детского проявления тревожности (RCMAS; Reynolds & Richmond, 1979) посредством собеседования. Этот показатель также имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (Reynolds & Richmond, 1979) и высокую внутреннюю согласованность в настоящем исследовании (α = 0,91). Отчеты детей по CDI и RCMAS коррелировали, r =.46, p. <0,001; эти баллы были стандартизированы и усреднены для получения совокупного балла для интернализующихся симптомов у ребенка.

Экстернализирующее поведение ребенка

Оба родителя заполнили Личностный опросник для детей – 2 (PIC – 2; Lachar & Gruber, 2001). Композиция экстернализации состоит из субшкал делинквентности и импульсивности / отвлекаемости, которые включают элементы, оценивающие агрессию, импульсивность, деструктивное поведение, правонарушения и несоблюдение.PIC-2 продемонстрировал надежность повторного тестирования, надежность между экспертами, а также дискриминантную и конструктивную валидность (Lachar & Gruber, 2001; Wirt, Lachar, Klineinst, & Seat, 1990). Например, экстернализирующая шкала PIC – 2 была коррелирована ( r = 0,55) с поведенческими проблемами, о которых учитель сообщил в ходе опроса учеников (SBS; Lachar, Wingenfeld, Kline, & Gruber, 2000). Аналогичным образом, Эль-Шейх (2001) обнаружил, что проблемы экстернализации, о которых сообщила мать в PIC-2, коррелировали с проблемами экстернализации, о которых сообщал учитель ( r =.48, p <.001) в Контрольном списке поведения детей - форме отчета учителя (Achenbach, 1991). В настоящем исследовании внутренняя согласованность (α) композита экстернализации составила 0,83 для матерей и 0,84 для отцов. Отчеты матерей и отцов были коррелированы, r = 0,39, p <0,001, и были усреднены, чтобы представить проблемы экстернализации ребенка. Сорок пять детей (18%) находились в пограничном или клиническом диапазоне ( T ≥ 60) экстернализационных проблем на основании отчета по крайней мере одного родителя о PIC – 2.

Результаты

Предварительный анализ

Средние значения и стандартные отклонения переменных исследования показаны отдельно для девочек и мальчиков в. Мальчики сообщили, что их матери и отцы использовали более суровое воспитание по сравнению с девочками, а у мальчиков уровень SCL был выше, чем у девочек.

Корреляции между переменными исследования и средними значениями для полной выборки и стандартными отклонениями представлены в. Выявлено несколько корреляций с демографическими переменными. Дети старшего возраста сообщали о более слабых интернализующих симптомах.Афроамериканцы имели более низкий уровень SES, более низкий уровень SCLR при выполнении сложной задачи и сообщали о большем количестве семейных конфликтов по сравнению с американцами европейского происхождения. Кроме того, жестокое воспитание, о котором сообщают родители, умеренно коррелировало с жестоким воспитанием, о котором сообщали дети, и умеренно коррелировало с экстернализирующим поведением ребенка. Жестокое воспитание, о котором сообщали дети, коррелировало с более низким SCLR к сложной задаче и более высоким уровнем интернализации и экстернализации проблем. SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал.Проблемы интернализации и экстернализации также были взаимосвязаны.

План анализа

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для проверки основной гипотезы — связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет обостряться среди участников с более низким SCLR и ослабляться среди участников с более высоким SCLR. Возраст, пол, этническая принадлежность, SES, интернализующие симптомы и семейный конфликт вводились на первом этапе каждого регрессионного анализа для контроля возможных затруднений.На втором этапе каждого анализа вводились сообщения родителей или детей о суровом воспитании детей и SCLR к стрессовой задаче или сложной задаче. Произведение соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на третьем этапе, чтобы представить их взаимодействие (Aiken & West, 1991; Baron & Kenny, 1986), двусторонний продукт пола и как соответствующие переменные сурового воспитания, так и переменные SCLR. была введена на четвертом этапе, а трехкомпонентное произведение пола и соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на пятом этапе.Всего было проведено четыре регрессионных анализа со следующими комбинациями основных предикторов: (а) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для стрессовой задачи, (b) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для задачи, (c) ребенок сообщил о суровом воспитании и SCLR для стрессовой задачи, и (d) ребенок сообщил о суровом родительстве и SCLR для контрольной задачи. Переменной результата во всех анализах было внешнее поведение, о котором сообщили родители. Все переменные-предикторы были сосредоточены. Анализы не выявили никаких доказательств трехстороннего (суровое воспитание × SCLR × этническая принадлежность) или четырехстороннего (суровое воспитание × SCLR × пол × этническая принадлежность) взаимодействий, связанных с этнической принадлежностью; учитывая исследовательский характер этих анализов, дополнительная информация не представлена.

Расчет простых точек пересечения и простых наклонов для исследования значимых взаимодействий проводился в соответствии со стандартными процедурами (Aiken & West, 1991; Dearing & Hamilton, 2006). Эти анализы привели к перехватам и наклонам, представляющим отношения между предиктором (суровое воспитание) и результатом (экстернализирующее поведение ребенка) на более низких (-1 SD ) и более высоких (+1 SD ) уровнях модератора (SCLR). Важно отметить, что значимый термин взаимодействия указывает на то, что связи между предиктором и переменной результата при более высоком и более низком SCLR отличаются друг от друга.Значимость наклона сама по себе показывает, действительно ли величина наклона значительно отличается от нуля на определенном уровне SCLR.

Основные анализы

Жесткое воспитание, сообщаемое родителями, и задача SCLR-стресса

Как показано на, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни задачи SCLR-стресса были независимо связаны с более высоким экстернализирующим поведением ребенка, выше и помимо демографических переменных, интернализующих симптомов и семейных конфликтов.Эти основные эффекты были квалифицированы значительным двусторонним взаимодействием между суровым воспитанием и заданием SCLR-стресс, которое само по себе было квалифицировано как трехстороннее взаимодействие между жестким воспитанием, заданием SCLR-стресс и полом. Последующий анализ показал, что суровое воспитание в значительной степени связано с экстернализирующим поведением среди мальчиков и девочек с более низким или высоким уровнем стресса SCLR. Однако связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди мальчиков с более низким уровнем стресса SCLR, B =.79, SE = 0,12, p <0,0001, по сравнению с мальчиками с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = 0,34, SE = 0,11, p <0,01 (см.) . Среди девочек значимая связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением не различалась на более низких уровнях, B = 0,39, SE = 0,11, p <0,001, по сравнению с более высокими, B = 0,45, SE = 0,14, p <0,01, уровни задачи SCLR-стресс (см.).

(a) Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением детей у мальчиков с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) на выполнение стрессовой задачи. Необработанный балл 6 по экстернализации проблем = T балл из 50. (b) Связь между жестким родительским поведением, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим среди девочек с более высоким или низким SCLR по отношению к стрессовой задаче. Необработанная оценка 5 для проблем экстернализации = T оценка 50.

Таблица 3

SCLR как модератор жестокого воспитания, о котором сообщают родители

9010 9018 2 .06 9022 H Пол 9016L- задача-вызов

Как показано в, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни SCLR для задачи-вызова были однозначно связаны с экстернализирующим поведением ребенка.Возникло взаимодействие между суровым воспитанием и заданием SCLR-вызов, но никаких дополнительных двух- или трехсторонних взаимодействий с сексом обнаружено не было. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,67, SE = 0,08, p <0,0001, по сравнению с детьми. с задачей с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,24, SE = 0,08, p <.01 (см.).

Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка, вызывающим экстернализм среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Жесткое воспитание детей и задача стресса SCLR, сообщаемая ребенком поведение.Кроме того, взаимодействие между жестким воспитанием детей, о котором сообщал ребенок, и задачей стресса SCLR было связано с экстернализирующим поведением ребенка. Никаких взаимодействий с сексом не было значимым. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была значимой среди детей с более низким SCLR-стрессовым заданием,
B = 0,22, SE = 0,07, p <0,01, но не среди детей с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = −.02, SE =.08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче на стресс.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Таблица 4

SCLR как модератор жестокого воспитания детей

Предикторы Внешнее поведение (родительский отчет)
Стресс-задача
Задача
β шаг Δ F Δ R 2 β шаг Δ
Шаг 1
Возраст .02 2,13 .06 .04 2,08 .06
Пол −.08 −.07 −.07 −.05
Социально-экономический статус −.10 −.12 Внутренние симптомы.14 * ,13
Брачный конфликт ,14 * ,114 ,114
Суровое воспитание (отчет родителей) .45 *** 29,04 .20 *** .46 *** 28,38 .20 ***
SCLR −.16 * −.12 *
8 Шаг 3 9018arsh −14 * 5.30 .02 * −.20 ** 11.02 .04 **
Шаг 4 9018ars
-.11 1,15 ,01 −,12 2,08 ,01
SCLR × пол ,05 ,11
Суровое воспитание × SCLR × Пол ,17 * 4,55 ,02 * .00 0,00 ,00
R 2 9022 .15 * .17 * 13 08
Предикторы Экстернализирующее поведение (отчет родителей)
Задача на нагрузку
Задача на вызов
β ступень Δ F Δ R 2 Δ 909 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 909 R 2
Шаг 1
Возраст .02 2,16 0,06 * 0,03 2,11 0,06
Пол −.07 −.05 −.04
Социально-экономический статус −.10 −.12 ,13
Брачный конфликт ,15 * ,14 ,114
Суровое воспитание (отчет о детях) .11 4,58 .04 * .09 3,24 .03 *
−14 *
Шаг 3
Жесткий родительский элемент × SCLR −.14 −.14 * −.13 * 3.95 .02 *
Шаг 4
Жесткое воспитание × пол −.11 0,8325 .3201 1,14 .01
SCLR × Sex .01 .02
Шаг 5 9018ARS
0,80 ,00 ,16 2,65 ,001
Жесткое воспитание, сообщаемое ребенком, и задача SCLR-вызов

Как показано в, более низкий уровень SCLR для задачи проверки был независимо связан с высшее детское экстернализирующее поведение.Этот основной эффект был квалифицирован как двустороннее взаимодействие между жестоким воспитанием, о котором сообщает ребенок, и задачей SCLR-вызов. Последующий анализ показал, что жестокое воспитание, о котором сообщают дети, было значительно связано с экстернализирующим поведением среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,16, SE = 0,07, p <0,05, но не среди дети с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,01, SE = 0,08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Обсуждение

Настоящее исследование является первым, насколько нам известно, для изучения электродермальной реактивности (т. е. SCLR) в качестве модератора ассоциации. между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Анализ показал поддержку гипотезы модерации. В частности, связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.Также возникло одно трехстороннее взаимодействие, предполагающее, что более низкий SCLR может быть более сильным фактором уязвимости среди мальчиков по сравнению с девочками. Гипотезы были проверены на относительно большой и разнообразной выборке, основанной на сообществах, с учетом семейных конфликтов, интернализующих симптомов, сообщаемых детьми, и демографических переменных. Результаты модерации были согласованы во всех отчетах детей и родителей о суровом воспитании детей, а также в лабораторных задачах, которые были напряженными и сложными. Результаты настоящего исследования продвигают существующую литературу, предоставляя доказательства того, что индивидуальные различия в физиологической реактивности, индексируемые с помощью SCLR, могут функционировать как фактор уязвимости в связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Более низкий SCLR был связан с экстернализирующим поведением ребенка, независимым от супружеского конфликта и сурового воспитания, а также действовал как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка. То есть связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее среди детей, у которых был более низкий SCLR, по сравнению с детьми, у которых был более высокий SCLR. Среди мальчиков эта закономерность сохранялась у разных информантов сурового воспитания и физиологической реактивности в ответ на разные лабораторные задания.Во всех случаях, кроме одного, среди девочек также была очевидна модерация. В частности, у девочек связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением не отличалась от стрессовой задачи на более высоких или более низких уровнях SCLR.

Несколько исследователей провели соответствующие исследования взаимодействия между другими формами семейного стресса и SCLR как предикторов экстернализирующего поведения ребенка. Например, Shannon et al. (2007) сообщили, что более высокая электродермальная реактивность обеспечивает частичную защиту от проблем с поведением в контексте отцовского антиобщественного поведения; у детей с более низкой электродермальной реактивностью наблюдались более высокие проблемы с поведением на всех уровнях отцовского антиобщественного поведения.Каммингс и др. (2007) обнаружили, что более высокий SCLR действует как фактор уязвимости для экстернализации проблем в контексте родительских депрессивных симптомов для девочек и мальчиков. В перекрестном исследовании Эль-Шейх (2005) обнаружил более сильную связь между семейным конфликтом и экстернализирующим поведением у девочек с более высоким SCLR по сравнению с девушками с более низким SCLR. При продольном анализе того же образца Эль-Шейх и др. (2007) сообщили, что SCLR взаимодействует с семейным конфликтом и детским сексом, чтобы предсказать усиление экстернализирующего поведения через 2 года.В частности, супружеский конфликт предсказал усиление проблем экстернализации среди мальчиков с более низким SCLR (но не с более высоким SCLR) и среди девочек с более низким или высоким SCLR.

Существование и направленность половых различий в этих исследованиях различаются. В то время как появились некоторые свидетельства того, что более низкий SCLR является фактором уязвимости в контексте супружеского конфликта (El-Sheikh et al., 2007) и сурового воспитания (настоящее исследование) среди мальчиков, среди девочек данные неоднозначны. Возможные объяснения очевидных половых различий включают более высокую распространенность недовозбужденного экстернализирующего поведения среди мальчиков по сравнению с девочками (Marsee, Silverthorn, & Frick, 2005) или другие половые различия в типах экстернализирующего поведения, чаще всего проявляемых девочками по сравнению с мальчиками (Crick & Гротпетер, 1995).Регулирующая роль SCLR может также зависеть от типа стресса в семье (например, родительская депрессия, супружеский конфликт, суровое воспитание, антисоциальное поведение отца). Кроме того, статистический контроль интернализующих симптомов в настоящем исследовании может способствовать получению разных результатов для девочек по сравнению с другими исследованиями, изучающими другие типы семейного стресса. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования для объяснения половых различий в регулирующей роли SCLR.

Низкая электродермальная реактивность и связанные с ней показатели снижения реакции СНС на стресс были концептуализированы как маркеры бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Fowles et al., 2000; Matthys et al., 2004; Рейн, 2002). Таким образом, потенциальное объяснение результатов настоящего исследования связано с реакцией детей на резкое поведение родителей. Попытки родителей социализировать детей с низким SCLR посредством сурового наказания могут быть особенно неэффективными или контрпродуктивными из-за недостаточного возбуждения этих детей перед лицом неблагоприятных обстоятельств. То есть дети, которые демонстрируют более низкую электродермальную реактивность, могут не ассоциировать резкие родительские реакции на их плохое поведение с негативным физиологическим возбуждением или соответствующим психологическим стрессом; таким образом, такие стратегии воспитания могут не служить намеченной цели по снижению вероятности повторения плохого поведения.Более того, недостаточно возбужденные (то есть менее пугливые) дети могут с большей вероятностью реагировать на суровую дисциплину агрессией и тем самым вызывать принудительные родительско-дочерние обмены, связанные с антиобщественным поведением (Dadds & Salmon, 2003; Patterson, 2002). Невозбужденные дети, чье внимание не ограничено сильным возбуждением, также могут испытывать оптимальные физиологические условия для обучения принудительному и агрессивному поведению своих родителей в контексте суровой дисциплины (Hoffman, 1983, 1994).Последствия пониженного возбуждения для субъективного опыта детей сурового наказания и способности учиться на суровых наказаниях могут помочь объяснить развитие, сохранение или усиление проблем поведения у детей с психопатическими или черство-бесэмоциональными чертами (Dadds & Salmon, 2003; Frick & Morris , 2004; Frick et al., 2003; Raine, 2002). Важно подчеркнуть, что в настоящем исследовании не проверялись физиологические и психологические реакции на суровое воспитание; скорее, результаты показывают, что это было бы информативным для будущих исследований.

Среди детей с более высокой электродермальной реактивностью связь между суровым воспитанием и экстернализацией ребенка была ослаблена, но значима, когда учитывались сообщения родителей о суровом воспитании, но несущественна, когда учитывались сообщения детей о суровом воспитании. Учитывая, что общая дисперсия информантов могла раздуть связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим, результаты настоящего исследования предоставляют лишь ограниченные доказательства того, что суровое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка связаны у детей с более высокой электродермальной реактивностью.С одной стороны, негативные черты сурового воспитания, такие как социальное обучение и негативное подкрепление агрессивного поведения (Patterson, 2002), а также неспособность способствовать моральной интернализации или обеспокоенности жертвой оскорбительного поведения (Hoffman, 1983; Kerr et al. ., 2004; Kochanska, 1993), как ожидается, будет способствовать экстернализирующему поведению среди детей с более высокими (и более низкими) ответами в социальных сетях. Однако такие агрессивные механизмы могут частично уравновешиваться тенденцией детей, чувствительных к социальным сетям, однозначно связывать свое экстернализирующее поведение с отвращающими реакциями родителей.Таким образом, суровое воспитание не может привести к увеличению проблем с поведением дома у детей с более высокой электродермальной реактивностью (в той же степени, что и у детей с более низкой электродермальной реактивностью). Тем не менее, суровое воспитание может способствовать перекрестному экстернализирующему поведению, например деструктивному поведению в школе, когда дети могут не связывать экстернализирующее поведение с такой же степенью негативных последствий, как дома. Хоффман (1983) предположил, что дети, которые боятся властных реакций родителей, могут подчиняться своим родителям дома, но направлять свой гнев на менее влиятельные фигуры вне дома.Более того, суровое воспитание может нарушить отношения между родителями и детьми и тем самым способствовать интернализации или другим проблемам адаптации у детей с более высокой или более низкой электродермальной реактивностью (Gershoff, 2002).

Как уже отмечалось, предыдущие исследования также показали, что определенные характеристики темперамента смягчают связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Bates & Pettit, 2007). Кроме того, этническая принадлежность и этнические различия в практике или толковании суровых наказаний могут смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Lansford et al., 2004, 2005). Таким образом, в то время как исследования неизменно связывают суровое воспитание с проблемами экстернализации, исследования показывают, что величина ассоциации варьируется в зависимости от индивидуальных характеристик и характеристик окружающей среды. С точки зрения психопатологии развития суровое воспитание может представлять собой неспецифический фактор риска окружающей среды, который связан с разными исходами в различных условиях в зависимости от индивидуальных характеристик, таких как пол и вегетативное возбуждение (Steinberg & Avenevoli, 2000).

Если воспроизвести и подтвердить более строгим дизайном (например, продольным), результаты настоящего исследования будут иметь важное значение для вмешательств по управлению поведением. Современные программы управления поведением родителей умеренно эффективны (McCart, Priester, Davies, & Azen, 2006), но есть возможности для улучшения, например, в области родительского участия и взаимодействия (Dumas, Nissley-Tsiopinis, & Moreland, 2007). . Одной из проблем может быть восприимчивость родителей к предостережениям от суровой дисциплины.Например, родители нередко сообщают врачам, что суровая дисциплина их родителей исправила их проблемы с поведением в детстве. Результаты настоящего исследования показывают, что различия между физиологической реактивностью родителей и их детей могут объяснить различия между поведенческими реакциями родителей и их детей на суровую дисциплину. То есть некоторые дети, по-видимому, относительно нечувствительны к наказывающим аспектам суровой дисциплины, а также физиологически хорошо подходят для наблюдения и потенциально научиться агрессивному поведению на основе резкого поведения родителей.Хотя их гипотеза в значительной степени спекулятивна, Dadds and Salmon (2003) предположили, что нечувствительные к наказаниям дети могут быть относительно менее восприимчивыми даже к соответствующей дисциплине, такой как тайм-аут. Избегать возрастающих циклов наказания может быть особенно важно для таких детей, и без них не обойтись без тесных связей и положительного подкрепления (Dadds & Salmon, 2003). Лучшее понимание факторов, влияющих на реакцию детей на различные формы родительской дисциплины, безусловно, принесет пользу программам профилактики и вмешательствам по управлению поведением.

Эти результаты и их интерпретация должны рассматриваться в контексте некоторых ограничений настоящего исследования. Во-первых, количество вариаций, объясняемых взаимодействиями, было относительно небольшим, и результаты необходимо интерпретировать соответствующим образом. Кроме того, согласованность результатов анализа следует интерпретировать с некоторой осторожностью, потому что переменные-предикторы, используемые в отдельных анализах, были коррелированы, увеличивая вероятность повторения. Мы не создавали перекрестные информативные или перекрестные составные баллы для переменных-предикторов, потому что мы хотели устранить общую предвзятость информаторов в некоторых анализах, учесть взгляды детей и родителей на суровое воспитание и максимально полно представить физиологические реакции на стресс.Кроме того, мы не включили в тот же анализ переменные сурового воспитания, о которых сообщают дети и родители, потому что наша цель состояла в том, чтобы определить, была ли регулирующая роль SCLR надежной среди информантов о суровом воспитании, не устраняя значимых общих различий между ребенком и родителем. отчеты.

Во-вторых, план поперечного сечения не позволяет делать выводы о направленности и причинно-следственной связи. Обширный объем исследований, связывающих суровое наказание с экстернализирующим поведением, подтверждает наше предположение о том, что суровое воспитание может способствовать экстернализации поведения.Тем не менее, мы признаем, что эта связь, вероятно, является взаимной, и необходимы лонгитюдные и экспериментальные исследования, чтобы обеспечить более строгую поддержку конкретных гипотез настоящего исследования. Также важно отметить альтернативную интерпретацию наших результатов: связь между SCLR и экстернализирующим поведением ребенка смягчается суровым воспитанием. Мы также отмечаем, что родительские и другие семейные факторы могут влиять на SCLR, особенно на ранних этапах развития, до момента в детстве, когда SCLR может стать относительно стабильным и действовать скорее как модератор семейных влияний, чем как посредник (El-Sheikh, 2007).

Третье ограничение заключается в том, что общее дочернее экстернализирующее поведение измерялось родительскими отчетами. Для будущих исследований будет полезно различать проактивные и реактивные формы агрессии в качестве результатов, учитывая возможные различия в их физиологических коррелятах. Для будущих исследований также будет важно установить, обобщаются ли результаты для экстернализации поведения в школьной обстановке, и учитывать такие результаты, как интернализация симптомов и взаимоотношений со сверстниками.Кроме того, хотя мы предоставили доказательства пола и физиологической реактивности в качестве модераторов, ряд дополнительных переменных может смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, включая характеристики родителей (например, цели), ребенка (например, возраст). , и их отношения (например, тепло; Gershoff, 2002).

SCLR для стрессовых или сложных лабораторных задач представляет собой умеренно стабильное индивидуальное различие и был широко подтвержден как физиологический маркер стрессовой реакции в разных контекстах (El-Sheikh, 2007).Таким образом, SCLR, вероятно, отражает физиологические реакции на суровое воспитание, как это концептуализировано в настоящем исследовании, но SCLR не измерялся непосредственно в контексте сурового воспитания. Изучение SCLR в естественных условиях, например, во время взаимодействия с родителями, было бы информативным и повысило бы доверие к механизмам, которые мы обсудили. Следует отметить, что модель модерации была последовательной в отношении социально-эмоционального стресса и сложных задач по решению проблем в настоящем исследовании.Дальнейшие исследования необходимы для изучения стрессовых реакций на несколько задач, чтобы прояснить качества задач, вызывающих определенные реакции, и значение этих ответов.

Наконец, хотя в нашем исследовании был представлен весь спектр экстернализационных проблем, большинство детей находились в пределах нормы. Результаты следует обобщать на многих детей в сообществе, но не обязательно на детей с клиническими уровнями экстернализированных проблем. Для будущих исследований особенно важно изучить ход развития экстернализационных проблем, поскольку они связаны с семейными стрессорами и физиологическими реакциями ребенка, и определить, как взаимодействия между этими средовыми и индивидуальными факторами способствуют переходу от доклинического к клиническому статусу (Beauchaine et al., 2007). Кроме того, результаты могут не распространяться на детей, живущих в семьях, отличных от семьи с двумя родителями, включенных в настоящее исследование (например, семьи с одним родителем).

Несмотря на эти ограничения, настоящее исследование проливает новый свет на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Появились данные о независимых ассоциациях, связывающих как суровое воспитание, так и более низкий SCLR с поведением экстернализации ребенка, и SCLR последовательно смягчает связь между суровым воспитанием и поведением экстернализации ребенка.Дети с более низкой электродермальной реактивностью могут подвергаться большему риску экстернализации проблем в контексте сурового воспитания. Полученные данные подтверждают важность психобиологических подходов, которые исследуют взаимосвязь между семейным риском и физиологической уязвимостью для понимания развития психопатологии у детей.

Реактивность уровня проводимости кожи в качестве модератора

Abstract

Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR) была исследована как модератор связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.Участниками были 251 мальчик и девочка (8–9 лет). Матери и отцы сообщали о жестоком воспитании детей и об экстернализирующем поведении своих детей; дети также сообщили о жестоком воспитании детей. SCLR оценивался в ответ на задачу социально-эмоционального стресса и задачу на решение проблемы. Регрессионный анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR. SCLR может быть более сильным модератором среди мальчиков по сравнению с девочками.Обсуждаются результаты в отношении теорий антисоциального поведения и мультидоменных моделей развития ребенка.

Экстернализация поведенческих проблем в детстве и их сохранение в подростковом и взрослом возрасте чрезвычайно дорого обходятся человеческим страданиям и социальным расходам (Foster, Jones, & the Conduct Problems Prevention Research Group, 2006). Например, Коэн (1998) подсчитал, что антисоциальная молодежь из группы высокого риска может стоить 2 миллиона долларов, включая расходы на систему уголовного правосудия, а также на лечение и упущенные заработки преступника и жертвы (цитируется по Foster et al., 2006). Точная идентификация факторов риска и процессов, которые их усиливают или улучшают, может способствовать более глубокому пониманию экстернализационных проблем и обуздать эту значительную социальную проблему.

Жесткое воспитание относится к принудительным действиям и негативным эмоциональным проявлениям, которые родители направляют по отношению к детям, включая словесную агрессию (например, крик или обзывание) и физическую агрессию (например, шлепки или удары; Chang, Schwartz, Dodge, & McBride-Chang, 2003 г.).Жестокое воспитание является одним из наиболее надежных коррелятов агрессивного и деструктивного поведения ребенка (Gershoff, 2002), а механизмы передачи были определены и подтверждены эмпирически (Patterson, 2002). Тем не менее, восприимчивость детей к суровому воспитанию варьируется в зависимости от темперамента и характеристик саморегуляции (Bates & Pettit, 2007). Некоторые дети, подвергшиеся родительской агрессии, не проявляют экстернализирующих поведенческих проблем, и даже среди тех, кто это делает, существует вариативность.Современные взгляды на развитие утверждают, что индивидуальные различия в физиологической реакции формируют психологические и поведенческие результаты у детей, подвергшихся воздействию стрессоров окружающей среды (Beauchaine, Gatzke-Kopp, & Mead, 2007; Cummings, El-Sheikh, Kouros, & Keller, 2007; El-Sheikh). , Keller, & Erath, 2007; Эль-Шейх и Уитсон, 2006; Steinberg & Avenevoli, 2000). Таким образом, физиологическое возбуждение в ответ на суровую дисциплину может повлиять на поведенческую реакцию детей.Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR), которая измеряется как увеличение уровня проводимости кожи от исходного уровня к стрессовым или сложным лабораторным задачам, является релевантным физиологическим маркером, поскольку он, по-видимому, отражает чувствительность к неблагоприятным или карающим обстоятельствам (Raine, 2002), как обсуждалось. более подробно ниже. В настоящем исследовании мы приняли биопсихосоциальную точку зрения и исследовали, смягчает ли SCLR стрессовые или сложные лабораторные задачи связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Жестокое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка

Многочисленные исследования связывают суровое воспитание с экстернализирующим поведением ребенка (Gershoff, 2002). Связь, вероятно, является взаимной, и есть убедительные доказательства из лонгитюдных и интервенционных исследований, что суровое воспитание способствует экстернализации поведения (Patterson, 2002; Pettit & Arsiwalla, 2008). Похоже, что родители, которые используют жесткие и принудительные стратегии противодействия неправильному поведению детей, непреднамеренно способствуют дальнейшему агрессивному и деструктивному поведению.Согласно теории социального обучения, подверженность родительской агрессии может подавлять агрессивное поведение, стимулировать агрессивные сценарии решения проблем и обеспечивать модель агрессивного реагирования, которая может распространяться на другие межличностные ситуации (Bandura, 1977). Более того, в контексте повторяющихся гневных обменов родительско-дочерними отношениями часто развиваются паттерны принуждения, в которых нарастающее агрессивное поведение вызывает подчинение и, таким образом, закрепляется за счет отрицательного подкрепления (Patterson, 2002).Неоднократное участие в конфликте родителей и детей может также сделать детей чувствительными к сигналам о надвигающемся конфликте, так что даже безобидные разногласия с другими (например, со сверстниками) интерпретируются как признаки конфликта, которые, в свою очередь, усиливают дистресс и вызывают агрессивные реакции (Cummings & Дэвис, 1994). Точно так же теории привязанности и эмоциональной безопасности предполагают, что эмоциональная реактивность и негативные представления об отношениях между родителями и детьми в ответ на конфликт могут начать обобщаться во времени и в разных условиях (Davies, Harold, Goeke-Morey, & Cummings, 2002).

Несмотря на относительно прочную связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, все большее количество исследований показало, что характеристики ребенка определяют изменчивость силы этой связи (Bates & Pettit, 2007). Например, факторы уязвимости, которые могут усилить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка в раннем и среднем детстве, включают раздражительный дистресс (Morris et al., 2002), негибкость темперамента (Paterson & Sanson, 1999), боязнь (Colder, Lochman, & Wells, 1997) и низкая сознательность (Prinzie et al., 2003). Распространенное толкование состоит в том, что эти индивидуальные различия делают детей более или менее восприимчивыми к суровому и враждебному воспитанию.

На физиологическом уровне SCLR является потенциальным замедлителем. SCLR относится к электродермальной реактивности, вызванной деятельностью потовых желез, которые иннервируются исключительно симпатическим (SNS) компонентом вегетативной нервной системы (ANS). SNS активируется в ответ на воспринимаемый стресс или угрозу, подготавливая тело к реакции «бей или беги» за счет увеличения частоты сердечных сокращений и потока кислорода по всему телу (Boucsein, 1992).Ответ SNS как влияет на , так и отражает реакцию человека на стресс. То есть степень активации SNS влияет на физиологические ресурсы, доступные для создания активной поведенческой реакции (Porges, 2007), а также отражает чувствительность человека к обстоятельствам (Boucsein, 1992). SCLR — это умеренно стабильное индивидуальное различие в среднем детстве (El-Sheikh, 2007) и, как было показано, действует как модератор в контексте семейного стресса, включая супружеский конфликт (El-Sheikh et al., 2007), родительские депрессивные симптомы (Cummings et al., 2007) и отцовское антиобщественное поведение (Shannon, Beauchaine, Brenner, Neuhaus, & Gatzke-Kopp, 2007).

SCLR также является маркером системы подавления поведения (BIS), нейрофизиологической мотивационной системы, которая управляет чувствительностью к неблагоприятным обстоятельствам или избеганием неблагоприятных обстоятельств (Beauchaine, 2001; Fowles, 1980). Функция BIS заключается в том, чтобы подавлять поведение, когда ожидаются неблагоприятные последствия (Gray, 1987).Таким образом, люди со слабым BIS могут испытывать низкий страх и демонстрировать расторможенное поведение, когда сталкиваются с сигналами наказания (Fowles, Kochanska, & Murray, 2000). BIS обычно активируется, а SCLR обычно наблюдается в контексте отталкивающих обстоятельств, таких как предъявление аффективно заряженных стимулов или сигналов наказания. Таким образом, низкий SCLR в аверсивных условиях был концептуализирован как маркер бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Raine, 2002).В поддержку этого предположения Matthys, van Goozen, Snoek и van Engeland (2004) сообщили о корреляции между сохранением реакции после экспериментального наказания (например, «задание на открытие двери») и более низкими уровнями проводимости кожи во время экспериментальной процедуры, предполагая, что дети с более низким SCLR во время выполнения задания были относительно нечувствительны к наказанию.

Настоящее исследование

Более низкий SCLR и, возможно, нечувствительность к наказанию, обнаруживаются у некоторых детей с экстернализирующими поведенческими проблемами.Однако не совсем понятно, усугубляет ли недостаточное возбуждение симпатической нервной системы другие факторы риска экстернализирующего поведения (например, суровое воспитание). Основная цель настоящего исследования — изучить, действует ли низкий SCLR как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка в контексте сурового воспитания, и, таким образом, лучше понять профили риска экстернализирующего поведения.

Индивидуальные различия в SCLR детей могут влиять на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением.Например, SCLR может служить маркером субъективного опыта детей в отношении жестокого воспитания и процессов обучения, которые происходят в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми. Вполне вероятно, что дети с более низким SCLR не испытывают достаточного возбуждения в контексте жесткой родительской дисциплины, чтобы связать свое несоответствующее поведение с отвращающими эмоциональными последствиями или чувством вины, тем самым снижая эффективность суровой дисциплины как наказания (Hoffman, 1983, 1994). ; Рейн, 2002).Кроме того, их относительно низкий уровень возбуждения может не нарушать когнитивную обработку в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми, что позволяет этим детям наблюдать и, возможно, учиться на принудительном и агрессивном поведении своих родителей. И наоборот, дети с более высоким SCLR могут испытывать резкое родительское поведение как более отталкивающее с физиологической точки зрения и, таким образом, испытывать карающие свойства суровой дисциплины. Хотя суровое воспитание потенциально более эффективно как средство немедленного подавления поведения среди детей с более высоким SCLR, суровое воспитание может иметь непреднамеренные негативные последствия и для этих детей.Например, на любом уровне SCLR суровая дисциплина может вызвать чувство отвержения и не вызвать эмпатического страдания или привлечь внимание к последствиям своих действий для других (Hoffman, 1983, 1994; Kochanska, 1993, 1997).

В настоящем исследовании мы выдвинули гипотезу, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет существовать среди детей, которые демонстрируют либо более высокий, либо более низкий SCLR при выполнении стрессовых и сложных лабораторных задач; то есть, мы ожидали, что это отношение в некоторой степени будет справедливо для всех детей.Однако мы ожидали, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.

Мы проверили эту гипотезу на относительно большой и разнообразной выборке из местных сообществ, а также на отчетах детей и родителей о жестоком воспитании детей. Включение отчетов как детей, так и родителей о суровом воспитании детей позволило нам устранить распространенную предвзятость информаторов в некоторых анализах и рассмотреть, будет ли гипотетическая функция уязвимости более низкого SCLR выдерживать независимые взгляды на суровое воспитание.Обе точки зрения важны: родители имеют хорошие возможности для оценки своего поведения, тогда как субъективный опыт детей в суровом воспитании может иметь большее значение для их физиологической реакции и поведенческой адаптации. SCLR был измерен в ответ на задачу умеренного социально-эмоционального стресса (то есть услышать спор между взрослыми) и задачу на решение проблемы (например, отслеживание звезд). Хотя мы ожидали, что гипотезы будут поддерживаться аналогичным образом для этих задач, мы исследовали SCLR для каждой задачи отдельно, чтобы оценить, является ли модерирующая роль SCLR конкретной задачей или обобщает стрессовые и сложные ситуации.

Учитывая половые и этнические различия в электродермальной активности (Boucsein, 1992), скорость экстернализирующего поведения (например, Aber, Brown, & Jones, 2003) и реакцию на родительскую дисциплину (например, Kerr, Lopez, Olson, & Sameroff, 2004; Lansford, Deater-Deckard, Dodge, Bates, & Pettit, 2004), мы контролировали эти переменные (а также социально-экономический статус [SES]), а также рассматривали, различается ли модерирующая роль SCLR в зависимости от пола или этнической принадлежности. Кроме того, из-за общей коморбидности экстернализации и интернализации проблем (Hinden, Compas, Howell, & Achenbach, 1997) и обоснования наших гипотез, которое наиболее актуально для «чистых» экстернализационных проблем (Keiley, Lofthouse, Bates, Dodge, & Pettit, 2003), мы контролировали симптомы интернализации, сообщаемые детьми, в анализах.Мы включили сообщаемые детьми интернализирующие симптомы и описанные родителями экстернализирующие формы поведения, поскольку родители и дети считаются полезными информаторами этих соответствующих проблем (Loeber, Green, & Lahey, 1990). Наконец, мы контролировали брачный конфликт, чтобы оценить прямые и интерактивные ассоциации сурового воспитания с экстернализирующим поведением ребенка, независимо от другого значимого семейного стрессора (Cummings & Davies, 1994).

Метод

Участники

Участвовала двести пятьдесят одна семья, в том числе 128 девочек и 123 мальчика, средний возраст 8 лет.23 года ( SD = 0,73). Детей набирали из трех школьных округов, окружающих небольшой юго-восточный городок. Семьи имели право участвовать, если дети учились во втором или третьем классе, в доме присутствовали двое родителей и семьи жили вместе не менее 2 лет. Критерии исключения включали диагноз соматического заболевания, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, неспособности к обучению или умственной отсталости. Участвующие пары состояли в браке или жили вместе в течение значительного периода времени ( M = 10 лет, SD = 5.67), но из-за недопонимания 10 семей жили вместе менее 2 лет ( M = 1,1 года, SD = 0,28). Большинство детей (73%) жили с обоими биологическими родителями; 24% жили со своей биологической мамой и отчимом или сожителем матери, а остальные 3% жили в основном со своим биологическим отцом и мачехой. Выборка была репрезентативной для сообществ, из которых она была составлена: 64% американцев европейского происхождения и 36% афроамериканцев (U.С. Бюро переписи населения, 2005 г.). Индекс Холлингсхеда (Hollingshead, 1975) использовался для определения SES и показал, что участвующие семьи представляют весь диапазон уровней SES (1–5). В частности, 25% были на Уровне 1 или 2 (например, полуквалифицированные рабочие), 34% были на Уровне 3 (например, квалифицированные рабочие) и 41% были на Уровнях 4 и 5 (например, профессионалы). Процедуры выборки позволили привлечь как европейско-американские, так и афроамериканские семьи в широком диапазоне SES. Семьям была выплачена денежная компенсация за свое участие.

Данные для настоящего исследования были доступны от 100% детей, 96% матерей и 82% отцов, а полные данные о переменных, используемых в регрессионном анализе, были доступны для 88% –89% семей ( n = 221–223) в зависимости от анализа. Участники с полными данными или без них не различались по каким-либо переменным, включенным в настоящее исследование, за исключением того, что участники без полных данных имели несколько более высокие показатели жестокого воспитания, о которых сообщили родители, t (248) = 2,01, p <.05. Корреляции между переменными исследования и переменными с фиктивным кодом, представляющими отсутствующие данные по переменным исследования (0 = отсутствуют , 1 = доступны ), были значимыми только в 3 из 110 возможных случаев (<3%), и поведение ребенка экстернализировано (зависимая переменная) не коррелировала с отсутствием какой-либо переменной исследования. Маловероятно, что полный анализ случая повлияет на коэффициенты регрессии, если нет связи между зависимой переменной и отсутствием других переменных исследования (Allison, 2003).

Процедура

Семьи посетили университетскую лабораторию на одно занятие, во время которого родители и дети заполнили анкеты, а дети приняли участие в сеансе физиологической оценки. Электроды были прикреплены к ребенку во время 10-минутного периода разминки, во время которого научные сотрудники разговаривали с родителем и ребенком, чтобы помочь ребенку расслабиться. Затем ребенку сказали, что родитель уедет, но будет рядом до конца сеанса оценки.Затем детям разрешили акклиматизироваться в лаборатории в течение 2 минут без присутствия родителей. Затем измеряли уровень проводимости кожи (SCL) в течение 3-минутного исходного периода. Затем был записан SCL, когда дети слушали 3-минутный записанный на аудиозаписи спор между мужчиной и женщиной (т. Е. Социально-эмоциональное стрессовое задание). Детей случайным образом распределили, чтобы они выслушивали гневные разногласия по поводу родственников супругов или проведения досуга. Каждой теме подверглось одинаковое количество мальчиков и девочек из каждой из двух этнических групп.Обоснованность этой задачи для оценки физиологической реактивности детей на социально-эмоциональный стресс была продемонстрирована в многочисленных исследованиях (Эль-Шейх, 2001, 2005, 2007; Эль-Шейх, Харгер и Уитсон, 2001). Кроме того, многие исследования продемонстрировали, что дети негативно реагируют на разыгрываемые имитации подобных эпизодов аргументации, что еще раз подтверждает обозначение этой задачи как стрессовой (например, Cummings, Ballard, El-Sheikh, & Lake, 1991; Goeke- Мори, Каммингс, Гарольд и Шелтон, 2003 г.).Эта социально-эмоциональная стрессовая задача далее в статье называется «стрессовой задачей».

После 6-минутного периода восстановления после стрессовой задачи, SCL также был измерен во время задачи по отслеживанию звезд, в которой детей просили проследить звезду, используя только зеркальное изображение в качестве визуального ориентира (зеркальный индикатор; Lafayette Instrument Company , Лафайет, Индиана). Эта задача считается сложной задачей для решения проблем и использовалась для выявления SCLR или других форм физиологической реактивности во многих исследованиях (Allen & Matthews, 1997; El-Sheikh, 2007).Эта задача, направленная на решение проблем, далее в статье называется «сложной задачей». Был использован фиксированный порядок лабораторных заданий, поскольку основное внимание в исследовании уделялось индивидуальным различиям в физиологической реакции, а не специфическим реакциям как таковым. В конце занятия дети выслушали решение аргумента в этических целях.

Меры

SCLR

SCL у детей (выраженный в микросименсах) измеряли непрерывно на протяжении всего лабораторного сеанса.Два электрода Ag-AgCl, заполненных изотоническим электродным гелем NaCl, помещали на ладонную поверхность дистальных фаланг первого и второго пальцев недоминирующей руки с помощью небольших лент Velcro. Площадь контакта геля тщательно контролировалась с помощью двусторонних клейких манжет с отверстием диаметром 1 см в центре. Постоянное синусоидальное (переменное) напряжение (0,5 В среднеквадратичное) использовалось, чтобы избежать смещения электродов. Для оцифровки и усиления сигналов использовался 16-канальный аналого-цифровой преобразователь. Программное обеспечение от компании James Long (Карога-Лейк, штат Нью-Йорк) использовалось для сбора оценок со скоростью 1000 считываний в секунду.Были рассчитаны средние значения для каждого из трех периодов (исходный уровень, реакция на стрессовую задачу, ответ на тестовую задачу). Как типично для психофизиологических исследований, 7% участников не имели данных о проводимости кожи из-за неисправности оборудования или артефактов измерения.

Оценка изменения вероятности нежелательной почты в ответ на каждую задачу была рассчитана путем вычитания начальной базовой оценки вероятности нежелательной почты из вероятности нежелательной почты во время выполнения соответствующей задачи. Примечательно, что SCL у детей значительно увеличился по сравнению с исходным уровнем в ответ на оба стрессовых задания: t (234) = -10.02, p <0,01, и задача-вызов, t (231) = −16,86, p <0,01 (см. Средние значения и стандартные отклонения). В соответствии с законом начальных значений, чтобы исключить влияние исходного уровня SCL на реактивность уровня проводимости кожи, SCLR вычислялся как балл остаточного изменения. Оценка остаточного изменения представляет собой остаточную дисперсию, когда соответствующая оценка изменения SCL регрессирует на исходном уровне SCL. Два выброса (> 3 SD от среднего) были удалены для анализа с SCLR для задачи контрольного заражения, и шесть были удалены для анализов с SCLR для задачи стресса.SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал (см.).

Таблица 1

Описательная статистика для девочек и мальчиков

SD 9022 9022 a 133
Девочки
Мальчики
M SD SD t
Брачный конфликт (родители) a 4.15 4,74 4,27 4,66 0,21
Жестокое воспитание (родители) a 5,67 3,66 6,06 0,819 6,06 3,77 4,39 4,04 6,57 5,45 3,56 ***
Базовый уровень SCL a 5,13 3,53 51 5,23 2,36 *
Задача SCL-напряжение a 5,99 4,06 7.60 5,89 2,44 задача SCL 7,97 4,97 9,56 6,42 2,12 *
SCLR — задача напряжения b −0,08 1,25 −2 −0,20
SCLR — задача вызова b 0,03 2,25 −0,22 2,52 −0,80
9022 9022 9022 9022 9022 9022 9022 −0.09 0.82 −1.69
Внешний (родительский) d 49.52 6.91 47.91 7.63 −1.79 Стандартный
Отклонения и корреляции между исследуемыми переменными

9019
Переменные 1 2 3 4 5 6 7 8 9 9 9019 9019 9019 9019 9019 9018
1.Пол
2. Возраст (мес.) 902 −168 902,16
3. Этническая принадлежность .04 −.08 9022
4.SES −.03 .07 −.21 **
— семейный конфликт (родители) 5. .01 .04 .16 * −.09
6.) .04 .01 .02 .39 ***
7. Жестокое воспитание ** (ребенок) − * −.06 .09 .04 −.06 .15 *
задача напряжения 8. .01 .01 -.11 .10 .12 .05 −.02
9. SCLR – задача вызова .1905 .05 ** .11 .06 −.01 −.16 * .51 ***
10. Внутренний ) .11 −.13 * .12 −.03 −.01 .06 .31 *** .05 −.04
11. Внешний (родительский) −,05 ,03 ,01 −,12 ,15 * ,43 *** ,19 ** −,13 −,13 * ,14 *
M 98.71 37,38 4,21 5,86 5,47 -0,10 -0,09 0,00 48,73
4,69 3,71 4,90 1,29 2,38 0,85 7,30
Брачный конфликт

Матери и отцы рассказали о прошлой и физической агрессии между собой и их супругами в прошлом году. Шкала тактики, которая имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (CTS2; Straus, Hamby, Boney-McCoy, & Sugarman, 1996).Родители оценили использование 18 моделей поведения во время конфликта по 7-балльной шкале в диапазоне от 0 ( никогда, ) до 6 ( больше чем в 20 раз ). Отчеты отцов и матерей были усреднены для создания баллов по семейным конфликтам; внутренняя согласованность была высокой (перекрестная подшкала, перекрестный информатор, перекрестный референт α = 0,85).

Жестокое воспитание

Матери, отцы и дети заполнили шкалу тактики конфликта между родителями и детьми (CTSPC; Straus, 1999), которая широко используется для оценки сурового воспитания (Yodanis, Hill, & Straus, 2001).CTSPC обладает хорошо известными психометрическими свойствами (Straus, 1999). Подшкалы, использованные в настоящем исследовании, оценивали частоту вербальной агрессии (например, крик, крик или крик; сказал, что он / она отошлют вас; пять пунктов оцениваются по 7-балльной шкале) и физической агрессии (например, отшлепали вас по низ голой рукой; ударил вас по лицу, голове или ушам; девять пунктов по 7-балльной шкале), которые родители направили ребенку в прошлом году (от никогда до больше чем в 20 раз ) .Собственные отчеты отцов и матерей и их супругов о вербальной ( M = 6,43, SD = 4,04) и физической ( M = 5,29, SD = 4,46) агрессии по отношению к ребенку были усреднены для создания оценка сурового воспитания, о которой сообщили родители (перекрестная подшкала, перекрестный репортер, перекрестный референт α = 0,82). Сообщения детей о вербальной ( M = 4,94, SD = 4,91) и физической ( M = 5,99, SD = 6,16) агрессии также были усреднены для создания составной балльной оценки жестокого воспитания, о которой сообщал ребенок. высокая внутренняя согласованность (перекрестная подшкала, перекрестный референт α =.88). О любых случаях словесной агрессии по отношению к детям сообщили 96% родителей и 86% детей, а о любых случаях физической агрессии по отношению к детям сообщили 95% родителей и 89% детей (из-за высоких показателей «телесных наказаний» на протяжении всей жизни). США, особенно на юге США, см. Straus & Stewart, 1999).

Симптомы интернализации ребенка

Дети заполнили Опросник детской депрессии (CDI; Kovacs, 198) посредством интервью.CDI хорошо зарекомендовал себя и, как известно, имеет хорошую надежность и валидность (Kovacs, 1985). Внутренняя согласованность в данном образце составила α = 0,95. Кроме того, дети заполняли Пересмотренную шкалу детского проявления тревожности (RCMAS; Reynolds & Richmond, 1979) посредством собеседования. Этот показатель также имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (Reynolds & Richmond, 1979) и высокую внутреннюю согласованность в настоящем исследовании (α = 0,91). Отчеты детей по CDI и RCMAS коррелировали, r =.46, p. <0,001; эти баллы были стандартизированы и усреднены для получения совокупного балла для интернализующихся симптомов у ребенка.

Экстернализирующее поведение ребенка

Оба родителя заполнили Личностный опросник для детей – 2 (PIC – 2; Lachar & Gruber, 2001). Композиция экстернализации состоит из субшкал делинквентности и импульсивности / отвлекаемости, которые включают элементы, оценивающие агрессию, импульсивность, деструктивное поведение, правонарушения и несоблюдение.PIC-2 продемонстрировал надежность повторного тестирования, надежность между экспертами, а также дискриминантную и конструктивную валидность (Lachar & Gruber, 2001; Wirt, Lachar, Klineinst, & Seat, 1990). Например, экстернализирующая шкала PIC – 2 была коррелирована ( r = 0,55) с поведенческими проблемами, о которых учитель сообщил в ходе опроса учеников (SBS; Lachar, Wingenfeld, Kline, & Gruber, 2000). Аналогичным образом, Эль-Шейх (2001) обнаружил, что проблемы экстернализации, о которых сообщила мать в PIC-2, коррелировали с проблемами экстернализации, о которых сообщал учитель ( r =.48, p <.001) в Контрольном списке поведения детей - форме отчета учителя (Achenbach, 1991). В настоящем исследовании внутренняя согласованность (α) композита экстернализации составила 0,83 для матерей и 0,84 для отцов. Отчеты матерей и отцов были коррелированы, r = 0,39, p <0,001, и были усреднены, чтобы представить проблемы экстернализации ребенка. Сорок пять детей (18%) находились в пограничном или клиническом диапазоне ( T ≥ 60) экстернализационных проблем на основании отчета по крайней мере одного родителя о PIC – 2.

Результаты

Предварительный анализ

Средние значения и стандартные отклонения переменных исследования показаны отдельно для девочек и мальчиков в. Мальчики сообщили, что их матери и отцы использовали более суровое воспитание по сравнению с девочками, а у мальчиков уровень SCL был выше, чем у девочек.

Корреляции между переменными исследования и средними значениями для полной выборки и стандартными отклонениями представлены в. Выявлено несколько корреляций с демографическими переменными. Дети старшего возраста сообщали о более слабых интернализующих симптомах.Афроамериканцы имели более низкий уровень SES, более низкий уровень SCLR при выполнении сложной задачи и сообщали о большем количестве семейных конфликтов по сравнению с американцами европейского происхождения. Кроме того, жестокое воспитание, о котором сообщают родители, умеренно коррелировало с жестоким воспитанием, о котором сообщали дети, и умеренно коррелировало с экстернализирующим поведением ребенка. Жестокое воспитание, о котором сообщали дети, коррелировало с более низким SCLR к сложной задаче и более высоким уровнем интернализации и экстернализации проблем. SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал.Проблемы интернализации и экстернализации также были взаимосвязаны.

План анализа

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для проверки основной гипотезы — связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет обостряться среди участников с более низким SCLR и ослабляться среди участников с более высоким SCLR. Возраст, пол, этническая принадлежность, SES, интернализующие симптомы и семейный конфликт вводились на первом этапе каждого регрессионного анализа для контроля возможных затруднений.На втором этапе каждого анализа вводились сообщения родителей или детей о суровом воспитании детей и SCLR к стрессовой задаче или сложной задаче. Произведение соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на третьем этапе, чтобы представить их взаимодействие (Aiken & West, 1991; Baron & Kenny, 1986), двусторонний продукт пола и как соответствующие переменные сурового воспитания, так и переменные SCLR. была введена на четвертом этапе, а трехкомпонентное произведение пола и соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на пятом этапе.Всего было проведено четыре регрессионных анализа со следующими комбинациями основных предикторов: (а) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для стрессовой задачи, (b) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для задачи, (c) ребенок сообщил о суровом воспитании и SCLR для стрессовой задачи, и (d) ребенок сообщил о суровом родительстве и SCLR для контрольной задачи. Переменной результата во всех анализах было внешнее поведение, о котором сообщили родители. Все переменные-предикторы были сосредоточены. Анализы не выявили никаких доказательств трехстороннего (суровое воспитание × SCLR × этническая принадлежность) или четырехстороннего (суровое воспитание × SCLR × пол × этническая принадлежность) взаимодействий, связанных с этнической принадлежностью; учитывая исследовательский характер этих анализов, дополнительная информация не представлена.

Расчет простых точек пересечения и простых наклонов для исследования значимых взаимодействий проводился в соответствии со стандартными процедурами (Aiken & West, 1991; Dearing & Hamilton, 2006). Эти анализы привели к перехватам и наклонам, представляющим отношения между предиктором (суровое воспитание) и результатом (экстернализирующее поведение ребенка) на более низких (-1 SD ) и более высоких (+1 SD ) уровнях модератора (SCLR). Важно отметить, что значимый термин взаимодействия указывает на то, что связи между предиктором и переменной результата при более высоком и более низком SCLR отличаются друг от друга.Значимость наклона сама по себе показывает, действительно ли величина наклона значительно отличается от нуля на определенном уровне SCLR.

Основные анализы

Жесткое воспитание, сообщаемое родителями, и задача SCLR-стресса

Как показано на, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни задачи SCLR-стресса были независимо связаны с более высоким экстернализирующим поведением ребенка, выше и помимо демографических переменных, интернализующих симптомов и семейных конфликтов.Эти основные эффекты были квалифицированы значительным двусторонним взаимодействием между суровым воспитанием и заданием SCLR-стресс, которое само по себе было квалифицировано как трехстороннее взаимодействие между жестким воспитанием, заданием SCLR-стресс и полом. Последующий анализ показал, что суровое воспитание в значительной степени связано с экстернализирующим поведением среди мальчиков и девочек с более низким или высоким уровнем стресса SCLR. Однако связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди мальчиков с более низким уровнем стресса SCLR, B =.79, SE = 0,12, p <0,0001, по сравнению с мальчиками с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = 0,34, SE = 0,11, p <0,01 (см.) . Среди девочек значимая связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением не различалась на более низких уровнях, B = 0,39, SE = 0,11, p <0,001, по сравнению с более высокими, B = 0,45, SE = 0,14, p <0,01, уровни задачи SCLR-стресс (см.).

(a) Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением детей у мальчиков с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) на выполнение стрессовой задачи. Необработанный балл 6 по экстернализации проблем = T балл из 50. (b) Связь между жестким родительским поведением, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим среди девочек с более высоким или низким SCLR по отношению к стрессовой задаче. Необработанная оценка 5 для проблем экстернализации = T оценка 50.

Таблица 3

SCLR как модератор жестокого воспитания, о котором сообщают родители

9010 9018 2 .06 9022 H Пол 9016L- задача-вызов

Как показано в, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни SCLR для задачи-вызова были однозначно связаны с экстернализирующим поведением ребенка.Возникло взаимодействие между суровым воспитанием и заданием SCLR-вызов, но никаких дополнительных двух- или трехсторонних взаимодействий с сексом обнаружено не было. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,67, SE = 0,08, p <0,0001, по сравнению с детьми. с задачей с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,24, SE = 0,08, p <.01 (см.).

Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка, вызывающим экстернализм среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Жесткое воспитание детей и задача стресса SCLR, сообщаемая ребенком поведение.Кроме того, взаимодействие между жестким воспитанием детей, о котором сообщал ребенок, и задачей стресса SCLR было связано с экстернализирующим поведением ребенка. Никаких взаимодействий с сексом не было значимым. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была значимой среди детей с более низким SCLR-стрессовым заданием,
B = 0,22, SE = 0,07, p <0,01, но не среди детей с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = −.02, SE =.08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче на стресс.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Таблица 4

SCLR как модератор жестокого воспитания детей

Предикторы Внешнее поведение (родительский отчет)
Стресс-задача
Задача
β шаг Δ F Δ R 2 β шаг Δ
Шаг 1
Возраст .02 2,13 .06 .04 2,08 .06
Пол −.08 −.07 −.07 −.05
Социально-экономический статус −.10 −.12 Внутренние симптомы.14 * ,13
Брачный конфликт ,14 * ,114 ,114
Суровое воспитание (отчет родителей) .45 *** 29,04 .20 *** .46 *** 28,38 .20 ***
SCLR −.16 * −.12 *
8 Шаг 3 9018arsh −14 * 5.30 .02 * −.20 ** 11.02 .04 **
Шаг 4 9018ars
-.11 1,15 ,01 −,12 2,08 ,01
SCLR × пол ,05 ,11
Суровое воспитание × SCLR × Пол ,17 * 4,55 ,02 * .00 0,00 ,00
R 2 9022 .15 * .17 * 13 08
Предикторы Экстернализирующее поведение (отчет родителей)
Задача на нагрузку
Задача на вызов
β ступень Δ F Δ R 2 Δ 909 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 909 R 2
Шаг 1
Возраст .02 2,16 0,06 * 0,03 2,11 0,06
Пол −.07 −.05 −.04
Социально-экономический статус −.10 −.12 ,13
Брачный конфликт ,15 * ,14 ,114
Суровое воспитание (отчет о детях) .11 4,58 .04 * .09 3,24 .03 *
−14 *
Шаг 3
Жесткий родительский элемент × SCLR −.14 −.14 * −.13 * 3.95 .02 *
Шаг 4
Жесткое воспитание × пол −.11 0,8325 .3201 1,14 .01
SCLR × Sex .01 .02
Шаг 5 9018ARS
0,80 ,00 ,16 2,65 ,001
Жесткое воспитание, сообщаемое ребенком, и задача SCLR-вызов

Как показано в, более низкий уровень SCLR для задачи проверки был независимо связан с высшее детское экстернализирующее поведение.Этот основной эффект был квалифицирован как двустороннее взаимодействие между жестоким воспитанием, о котором сообщает ребенок, и задачей SCLR-вызов. Последующий анализ показал, что жестокое воспитание, о котором сообщают дети, было значительно связано с экстернализирующим поведением среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,16, SE = 0,07, p <0,05, но не среди дети с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,01, SE = 0,08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Обсуждение

Настоящее исследование является первым, насколько нам известно, для изучения электродермальной реактивности (т. е. SCLR) в качестве модератора ассоциации. между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Анализ показал поддержку гипотезы модерации. В частности, связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.Также возникло одно трехстороннее взаимодействие, предполагающее, что более низкий SCLR может быть более сильным фактором уязвимости среди мальчиков по сравнению с девочками. Гипотезы были проверены на относительно большой и разнообразной выборке, основанной на сообществах, с учетом семейных конфликтов, интернализующих симптомов, сообщаемых детьми, и демографических переменных. Результаты модерации были согласованы во всех отчетах детей и родителей о суровом воспитании детей, а также в лабораторных задачах, которые были напряженными и сложными. Результаты настоящего исследования продвигают существующую литературу, предоставляя доказательства того, что индивидуальные различия в физиологической реактивности, индексируемые с помощью SCLR, могут функционировать как фактор уязвимости в связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Более низкий SCLR был связан с экстернализирующим поведением ребенка, независимым от супружеского конфликта и сурового воспитания, а также действовал как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка. То есть связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее среди детей, у которых был более низкий SCLR, по сравнению с детьми, у которых был более высокий SCLR. Среди мальчиков эта закономерность сохранялась у разных информантов сурового воспитания и физиологической реактивности в ответ на разные лабораторные задания.Во всех случаях, кроме одного, среди девочек также была очевидна модерация. В частности, у девочек связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением не отличалась от стрессовой задачи на более высоких или более низких уровнях SCLR.

Несколько исследователей провели соответствующие исследования взаимодействия между другими формами семейного стресса и SCLR как предикторов экстернализирующего поведения ребенка. Например, Shannon et al. (2007) сообщили, что более высокая электродермальная реактивность обеспечивает частичную защиту от проблем с поведением в контексте отцовского антиобщественного поведения; у детей с более низкой электродермальной реактивностью наблюдались более высокие проблемы с поведением на всех уровнях отцовского антиобщественного поведения.Каммингс и др. (2007) обнаружили, что более высокий SCLR действует как фактор уязвимости для экстернализации проблем в контексте родительских депрессивных симптомов для девочек и мальчиков. В перекрестном исследовании Эль-Шейх (2005) обнаружил более сильную связь между семейным конфликтом и экстернализирующим поведением у девочек с более высоким SCLR по сравнению с девушками с более низким SCLR. При продольном анализе того же образца Эль-Шейх и др. (2007) сообщили, что SCLR взаимодействует с семейным конфликтом и детским сексом, чтобы предсказать усиление экстернализирующего поведения через 2 года.В частности, супружеский конфликт предсказал усиление проблем экстернализации среди мальчиков с более низким SCLR (но не с более высоким SCLR) и среди девочек с более низким или высоким SCLR.

Существование и направленность половых различий в этих исследованиях различаются. В то время как появились некоторые свидетельства того, что более низкий SCLR является фактором уязвимости в контексте супружеского конфликта (El-Sheikh et al., 2007) и сурового воспитания (настоящее исследование) среди мальчиков, среди девочек данные неоднозначны. Возможные объяснения очевидных половых различий включают более высокую распространенность недовозбужденного экстернализирующего поведения среди мальчиков по сравнению с девочками (Marsee, Silverthorn, & Frick, 2005) или другие половые различия в типах экстернализирующего поведения, чаще всего проявляемых девочками по сравнению с мальчиками (Crick & Гротпетер, 1995).Регулирующая роль SCLR может также зависеть от типа стресса в семье (например, родительская депрессия, супружеский конфликт, суровое воспитание, антисоциальное поведение отца). Кроме того, статистический контроль интернализующих симптомов в настоящем исследовании может способствовать получению разных результатов для девочек по сравнению с другими исследованиями, изучающими другие типы семейного стресса. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования для объяснения половых различий в регулирующей роли SCLR.

Низкая электродермальная реактивность и связанные с ней показатели снижения реакции СНС на стресс были концептуализированы как маркеры бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Fowles et al., 2000; Matthys et al., 2004; Рейн, 2002). Таким образом, потенциальное объяснение результатов настоящего исследования связано с реакцией детей на резкое поведение родителей. Попытки родителей социализировать детей с низким SCLR посредством сурового наказания могут быть особенно неэффективными или контрпродуктивными из-за недостаточного возбуждения этих детей перед лицом неблагоприятных обстоятельств. То есть дети, которые демонстрируют более низкую электродермальную реактивность, могут не ассоциировать резкие родительские реакции на их плохое поведение с негативным физиологическим возбуждением или соответствующим психологическим стрессом; таким образом, такие стратегии воспитания могут не служить намеченной цели по снижению вероятности повторения плохого поведения.Более того, недостаточно возбужденные (то есть менее пугливые) дети могут с большей вероятностью реагировать на суровую дисциплину агрессией и тем самым вызывать принудительные родительско-дочерние обмены, связанные с антиобщественным поведением (Dadds & Salmon, 2003; Patterson, 2002). Невозбужденные дети, чье внимание не ограничено сильным возбуждением, также могут испытывать оптимальные физиологические условия для обучения принудительному и агрессивному поведению своих родителей в контексте суровой дисциплины (Hoffman, 1983, 1994).Последствия пониженного возбуждения для субъективного опыта детей сурового наказания и способности учиться на суровых наказаниях могут помочь объяснить развитие, сохранение или усиление проблем поведения у детей с психопатическими или черство-бесэмоциональными чертами (Dadds & Salmon, 2003; Frick & Morris , 2004; Frick et al., 2003; Raine, 2002). Важно подчеркнуть, что в настоящем исследовании не проверялись физиологические и психологические реакции на суровое воспитание; скорее, результаты показывают, что это было бы информативным для будущих исследований.

Среди детей с более высокой электродермальной реактивностью связь между суровым воспитанием и экстернализацией ребенка была ослаблена, но значима, когда учитывались сообщения родителей о суровом воспитании, но несущественна, когда учитывались сообщения детей о суровом воспитании. Учитывая, что общая дисперсия информантов могла раздуть связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим, результаты настоящего исследования предоставляют лишь ограниченные доказательства того, что суровое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка связаны у детей с более высокой электродермальной реактивностью.С одной стороны, негативные черты сурового воспитания, такие как социальное обучение и негативное подкрепление агрессивного поведения (Patterson, 2002), а также неспособность способствовать моральной интернализации или обеспокоенности жертвой оскорбительного поведения (Hoffman, 1983; Kerr et al. ., 2004; Kochanska, 1993), как ожидается, будет способствовать экстернализирующему поведению среди детей с более высокими (и более низкими) ответами в социальных сетях. Однако такие агрессивные механизмы могут частично уравновешиваться тенденцией детей, чувствительных к социальным сетям, однозначно связывать свое экстернализирующее поведение с отвращающими реакциями родителей.Таким образом, суровое воспитание не может привести к увеличению проблем с поведением дома у детей с более высокой электродермальной реактивностью (в той же степени, что и у детей с более низкой электродермальной реактивностью). Тем не менее, суровое воспитание может способствовать перекрестному экстернализирующему поведению, например деструктивному поведению в школе, когда дети могут не связывать экстернализирующее поведение с такой же степенью негативных последствий, как дома. Хоффман (1983) предположил, что дети, которые боятся властных реакций родителей, могут подчиняться своим родителям дома, но направлять свой гнев на менее влиятельные фигуры вне дома.Более того, суровое воспитание может нарушить отношения между родителями и детьми и тем самым способствовать интернализации или другим проблемам адаптации у детей с более высокой или более низкой электродермальной реактивностью (Gershoff, 2002).

Как уже отмечалось, предыдущие исследования также показали, что определенные характеристики темперамента смягчают связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Bates & Pettit, 2007). Кроме того, этническая принадлежность и этнические различия в практике или толковании суровых наказаний могут смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Lansford et al., 2004, 2005). Таким образом, в то время как исследования неизменно связывают суровое воспитание с проблемами экстернализации, исследования показывают, что величина ассоциации варьируется в зависимости от индивидуальных характеристик и характеристик окружающей среды. С точки зрения психопатологии развития суровое воспитание может представлять собой неспецифический фактор риска окружающей среды, который связан с разными исходами в различных условиях в зависимости от индивидуальных характеристик, таких как пол и вегетативное возбуждение (Steinberg & Avenevoli, 2000).

Если воспроизвести и подтвердить более строгим дизайном (например, продольным), результаты настоящего исследования будут иметь важное значение для вмешательств по управлению поведением. Современные программы управления поведением родителей умеренно эффективны (McCart, Priester, Davies, & Azen, 2006), но есть возможности для улучшения, например, в области родительского участия и взаимодействия (Dumas, Nissley-Tsiopinis, & Moreland, 2007). . Одной из проблем может быть восприимчивость родителей к предостережениям от суровой дисциплины.Например, родители нередко сообщают врачам, что суровая дисциплина их родителей исправила их проблемы с поведением в детстве. Результаты настоящего исследования показывают, что различия между физиологической реактивностью родителей и их детей могут объяснить различия между поведенческими реакциями родителей и их детей на суровую дисциплину. То есть некоторые дети, по-видимому, относительно нечувствительны к наказывающим аспектам суровой дисциплины, а также физиологически хорошо подходят для наблюдения и потенциально научиться агрессивному поведению на основе резкого поведения родителей.Хотя их гипотеза в значительной степени спекулятивна, Dadds and Salmon (2003) предположили, что нечувствительные к наказаниям дети могут быть относительно менее восприимчивыми даже к соответствующей дисциплине, такой как тайм-аут. Избегать возрастающих циклов наказания может быть особенно важно для таких детей, и без них не обойтись без тесных связей и положительного подкрепления (Dadds & Salmon, 2003). Лучшее понимание факторов, влияющих на реакцию детей на различные формы родительской дисциплины, безусловно, принесет пользу программам профилактики и вмешательствам по управлению поведением.

Эти результаты и их интерпретация должны рассматриваться в контексте некоторых ограничений настоящего исследования. Во-первых, количество вариаций, объясняемых взаимодействиями, было относительно небольшим, и результаты необходимо интерпретировать соответствующим образом. Кроме того, согласованность результатов анализа следует интерпретировать с некоторой осторожностью, потому что переменные-предикторы, используемые в отдельных анализах, были коррелированы, увеличивая вероятность повторения. Мы не создавали перекрестные информативные или перекрестные составные баллы для переменных-предикторов, потому что мы хотели устранить общую предвзятость информаторов в некоторых анализах, учесть взгляды детей и родителей на суровое воспитание и максимально полно представить физиологические реакции на стресс.Кроме того, мы не включили в тот же анализ переменные сурового воспитания, о которых сообщают дети и родители, потому что наша цель состояла в том, чтобы определить, была ли регулирующая роль SCLR надежной среди информантов о суровом воспитании, не устраняя значимых общих различий между ребенком и родителем. отчеты.

Во-вторых, план поперечного сечения не позволяет делать выводы о направленности и причинно-следственной связи. Обширный объем исследований, связывающих суровое наказание с экстернализирующим поведением, подтверждает наше предположение о том, что суровое воспитание может способствовать экстернализации поведения.Тем не менее, мы признаем, что эта связь, вероятно, является взаимной, и необходимы лонгитюдные и экспериментальные исследования, чтобы обеспечить более строгую поддержку конкретных гипотез настоящего исследования. Также важно отметить альтернативную интерпретацию наших результатов: связь между SCLR и экстернализирующим поведением ребенка смягчается суровым воспитанием. Мы также отмечаем, что родительские и другие семейные факторы могут влиять на SCLR, особенно на ранних этапах развития, до момента в детстве, когда SCLR может стать относительно стабильным и действовать скорее как модератор семейных влияний, чем как посредник (El-Sheikh, 2007).

Третье ограничение заключается в том, что общее дочернее экстернализирующее поведение измерялось родительскими отчетами. Для будущих исследований будет полезно различать проактивные и реактивные формы агрессии в качестве результатов, учитывая возможные различия в их физиологических коррелятах. Для будущих исследований также будет важно установить, обобщаются ли результаты для экстернализации поведения в школьной обстановке, и учитывать такие результаты, как интернализация симптомов и взаимоотношений со сверстниками.Кроме того, хотя мы предоставили доказательства пола и физиологической реактивности в качестве модераторов, ряд дополнительных переменных может смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, включая характеристики родителей (например, цели), ребенка (например, возраст). , и их отношения (например, тепло; Gershoff, 2002).

SCLR для стрессовых или сложных лабораторных задач представляет собой умеренно стабильное индивидуальное различие и был широко подтвержден как физиологический маркер стрессовой реакции в разных контекстах (El-Sheikh, 2007).Таким образом, SCLR, вероятно, отражает физиологические реакции на суровое воспитание, как это концептуализировано в настоящем исследовании, но SCLR не измерялся непосредственно в контексте сурового воспитания. Изучение SCLR в естественных условиях, например, во время взаимодействия с родителями, было бы информативным и повысило бы доверие к механизмам, которые мы обсудили. Следует отметить, что модель модерации была последовательной в отношении социально-эмоционального стресса и сложных задач по решению проблем в настоящем исследовании.Дальнейшие исследования необходимы для изучения стрессовых реакций на несколько задач, чтобы прояснить качества задач, вызывающих определенные реакции, и значение этих ответов.

Наконец, хотя в нашем исследовании был представлен весь спектр экстернализационных проблем, большинство детей находились в пределах нормы. Результаты следует обобщать на многих детей в сообществе, но не обязательно на детей с клиническими уровнями экстернализированных проблем. Для будущих исследований особенно важно изучить ход развития экстернализационных проблем, поскольку они связаны с семейными стрессорами и физиологическими реакциями ребенка, и определить, как взаимодействия между этими средовыми и индивидуальными факторами способствуют переходу от доклинического к клиническому статусу (Beauchaine et al., 2007). Кроме того, результаты могут не распространяться на детей, живущих в семьях, отличных от семьи с двумя родителями, включенных в настоящее исследование (например, семьи с одним родителем).

Несмотря на эти ограничения, настоящее исследование проливает новый свет на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Появились данные о независимых ассоциациях, связывающих как суровое воспитание, так и более низкий SCLR с поведением экстернализации ребенка, и SCLR последовательно смягчает связь между суровым воспитанием и поведением экстернализации ребенка.Дети с более низкой электродермальной реактивностью могут подвергаться большему риску экстернализации проблем в контексте сурового воспитания. Полученные данные подтверждают важность психобиологических подходов, которые исследуют взаимосвязь между семейным риском и физиологической уязвимостью для понимания развития психопатологии у детей.

Реактивность уровня проводимости кожи в качестве модератора

Abstract

Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR) была исследована как модератор связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.Участниками были 251 мальчик и девочка (8–9 лет). Матери и отцы сообщали о жестоком воспитании детей и об экстернализирующем поведении своих детей; дети также сообщили о жестоком воспитании детей. SCLR оценивался в ответ на задачу социально-эмоционального стресса и задачу на решение проблемы. Регрессионный анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR. SCLR может быть более сильным модератором среди мальчиков по сравнению с девочками.Обсуждаются результаты в отношении теорий антисоциального поведения и мультидоменных моделей развития ребенка.

Экстернализация поведенческих проблем в детстве и их сохранение в подростковом и взрослом возрасте чрезвычайно дорого обходятся человеческим страданиям и социальным расходам (Foster, Jones, & the Conduct Problems Prevention Research Group, 2006). Например, Коэн (1998) подсчитал, что антисоциальная молодежь из группы высокого риска может стоить 2 миллиона долларов, включая расходы на систему уголовного правосудия, а также на лечение и упущенные заработки преступника и жертвы (цитируется по Foster et al., 2006). Точная идентификация факторов риска и процессов, которые их усиливают или улучшают, может способствовать более глубокому пониманию экстернализационных проблем и обуздать эту значительную социальную проблему.

Жесткое воспитание относится к принудительным действиям и негативным эмоциональным проявлениям, которые родители направляют по отношению к детям, включая словесную агрессию (например, крик или обзывание) и физическую агрессию (например, шлепки или удары; Chang, Schwartz, Dodge, & McBride-Chang, 2003 г.).Жестокое воспитание является одним из наиболее надежных коррелятов агрессивного и деструктивного поведения ребенка (Gershoff, 2002), а механизмы передачи были определены и подтверждены эмпирически (Patterson, 2002). Тем не менее, восприимчивость детей к суровому воспитанию варьируется в зависимости от темперамента и характеристик саморегуляции (Bates & Pettit, 2007). Некоторые дети, подвергшиеся родительской агрессии, не проявляют экстернализирующих поведенческих проблем, и даже среди тех, кто это делает, существует вариативность.Современные взгляды на развитие утверждают, что индивидуальные различия в физиологической реакции формируют психологические и поведенческие результаты у детей, подвергшихся воздействию стрессоров окружающей среды (Beauchaine, Gatzke-Kopp, & Mead, 2007; Cummings, El-Sheikh, Kouros, & Keller, 2007; El-Sheikh). , Keller, & Erath, 2007; Эль-Шейх и Уитсон, 2006; Steinberg & Avenevoli, 2000). Таким образом, физиологическое возбуждение в ответ на суровую дисциплину может повлиять на поведенческую реакцию детей.Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR), которая измеряется как увеличение уровня проводимости кожи от исходного уровня к стрессовым или сложным лабораторным задачам, является релевантным физиологическим маркером, поскольку он, по-видимому, отражает чувствительность к неблагоприятным или карающим обстоятельствам (Raine, 2002), как обсуждалось. более подробно ниже. В настоящем исследовании мы приняли биопсихосоциальную точку зрения и исследовали, смягчает ли SCLR стрессовые или сложные лабораторные задачи связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Жестокое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка

Многочисленные исследования связывают суровое воспитание с экстернализирующим поведением ребенка (Gershoff, 2002). Связь, вероятно, является взаимной, и есть убедительные доказательства из лонгитюдных и интервенционных исследований, что суровое воспитание способствует экстернализации поведения (Patterson, 2002; Pettit & Arsiwalla, 2008). Похоже, что родители, которые используют жесткие и принудительные стратегии противодействия неправильному поведению детей, непреднамеренно способствуют дальнейшему агрессивному и деструктивному поведению.Согласно теории социального обучения, подверженность родительской агрессии может подавлять агрессивное поведение, стимулировать агрессивные сценарии решения проблем и обеспечивать модель агрессивного реагирования, которая может распространяться на другие межличностные ситуации (Bandura, 1977). Более того, в контексте повторяющихся гневных обменов родительско-дочерними отношениями часто развиваются паттерны принуждения, в которых нарастающее агрессивное поведение вызывает подчинение и, таким образом, закрепляется за счет отрицательного подкрепления (Patterson, 2002).Неоднократное участие в конфликте родителей и детей может также сделать детей чувствительными к сигналам о надвигающемся конфликте, так что даже безобидные разногласия с другими (например, со сверстниками) интерпретируются как признаки конфликта, которые, в свою очередь, усиливают дистресс и вызывают агрессивные реакции (Cummings & Дэвис, 1994). Точно так же теории привязанности и эмоциональной безопасности предполагают, что эмоциональная реактивность и негативные представления об отношениях между родителями и детьми в ответ на конфликт могут начать обобщаться во времени и в разных условиях (Davies, Harold, Goeke-Morey, & Cummings, 2002).

Несмотря на относительно прочную связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, все большее количество исследований показало, что характеристики ребенка определяют изменчивость силы этой связи (Bates & Pettit, 2007). Например, факторы уязвимости, которые могут усилить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка в раннем и среднем детстве, включают раздражительный дистресс (Morris et al., 2002), негибкость темперамента (Paterson & Sanson, 1999), боязнь (Colder, Lochman, & Wells, 1997) и низкая сознательность (Prinzie et al., 2003). Распространенное толкование состоит в том, что эти индивидуальные различия делают детей более или менее восприимчивыми к суровому и враждебному воспитанию.

На физиологическом уровне SCLR является потенциальным замедлителем. SCLR относится к электродермальной реактивности, вызванной деятельностью потовых желез, которые иннервируются исключительно симпатическим (SNS) компонентом вегетативной нервной системы (ANS). SNS активируется в ответ на воспринимаемый стресс или угрозу, подготавливая тело к реакции «бей или беги» за счет увеличения частоты сердечных сокращений и потока кислорода по всему телу (Boucsein, 1992).Ответ SNS как влияет на , так и отражает реакцию человека на стресс. То есть степень активации SNS влияет на физиологические ресурсы, доступные для создания активной поведенческой реакции (Porges, 2007), а также отражает чувствительность человека к обстоятельствам (Boucsein, 1992). SCLR — это умеренно стабильное индивидуальное различие в среднем детстве (El-Sheikh, 2007) и, как было показано, действует как модератор в контексте семейного стресса, включая супружеский конфликт (El-Sheikh et al., 2007), родительские депрессивные симптомы (Cummings et al., 2007) и отцовское антиобщественное поведение (Shannon, Beauchaine, Brenner, Neuhaus, & Gatzke-Kopp, 2007).

SCLR также является маркером системы подавления поведения (BIS), нейрофизиологической мотивационной системы, которая управляет чувствительностью к неблагоприятным обстоятельствам или избеганием неблагоприятных обстоятельств (Beauchaine, 2001; Fowles, 1980). Функция BIS заключается в том, чтобы подавлять поведение, когда ожидаются неблагоприятные последствия (Gray, 1987).Таким образом, люди со слабым BIS могут испытывать низкий страх и демонстрировать расторможенное поведение, когда сталкиваются с сигналами наказания (Fowles, Kochanska, & Murray, 2000). BIS обычно активируется, а SCLR обычно наблюдается в контексте отталкивающих обстоятельств, таких как предъявление аффективно заряженных стимулов или сигналов наказания. Таким образом, низкий SCLR в аверсивных условиях был концептуализирован как маркер бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Raine, 2002).В поддержку этого предположения Matthys, van Goozen, Snoek и van Engeland (2004) сообщили о корреляции между сохранением реакции после экспериментального наказания (например, «задание на открытие двери») и более низкими уровнями проводимости кожи во время экспериментальной процедуры, предполагая, что дети с более низким SCLR во время выполнения задания были относительно нечувствительны к наказанию.

Настоящее исследование

Более низкий SCLR и, возможно, нечувствительность к наказанию, обнаруживаются у некоторых детей с экстернализирующими поведенческими проблемами.Однако не совсем понятно, усугубляет ли недостаточное возбуждение симпатической нервной системы другие факторы риска экстернализирующего поведения (например, суровое воспитание). Основная цель настоящего исследования — изучить, действует ли низкий SCLR как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка в контексте сурового воспитания, и, таким образом, лучше понять профили риска экстернализирующего поведения.

Индивидуальные различия в SCLR детей могут влиять на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением.Например, SCLR может служить маркером субъективного опыта детей в отношении жестокого воспитания и процессов обучения, которые происходят в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми. Вполне вероятно, что дети с более низким SCLR не испытывают достаточного возбуждения в контексте жесткой родительской дисциплины, чтобы связать свое несоответствующее поведение с отвращающими эмоциональными последствиями или чувством вины, тем самым снижая эффективность суровой дисциплины как наказания (Hoffman, 1983, 1994). ; Рейн, 2002).Кроме того, их относительно низкий уровень возбуждения может не нарушать когнитивную обработку в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми, что позволяет этим детям наблюдать и, возможно, учиться на принудительном и агрессивном поведении своих родителей. И наоборот, дети с более высоким SCLR могут испытывать резкое родительское поведение как более отталкивающее с физиологической точки зрения и, таким образом, испытывать карающие свойства суровой дисциплины. Хотя суровое воспитание потенциально более эффективно как средство немедленного подавления поведения среди детей с более высоким SCLR, суровое воспитание может иметь непреднамеренные негативные последствия и для этих детей.Например, на любом уровне SCLR суровая дисциплина может вызвать чувство отвержения и не вызвать эмпатического страдания или привлечь внимание к последствиям своих действий для других (Hoffman, 1983, 1994; Kochanska, 1993, 1997).

В настоящем исследовании мы выдвинули гипотезу, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет существовать среди детей, которые демонстрируют либо более высокий, либо более низкий SCLR при выполнении стрессовых и сложных лабораторных задач; то есть, мы ожидали, что это отношение в некоторой степени будет справедливо для всех детей.Однако мы ожидали, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.

Мы проверили эту гипотезу на относительно большой и разнообразной выборке из местных сообществ, а также на отчетах детей и родителей о жестоком воспитании детей. Включение отчетов как детей, так и родителей о суровом воспитании детей позволило нам устранить распространенную предвзятость информаторов в некоторых анализах и рассмотреть, будет ли гипотетическая функция уязвимости более низкого SCLR выдерживать независимые взгляды на суровое воспитание.Обе точки зрения важны: родители имеют хорошие возможности для оценки своего поведения, тогда как субъективный опыт детей в суровом воспитании может иметь большее значение для их физиологической реакции и поведенческой адаптации. SCLR был измерен в ответ на задачу умеренного социально-эмоционального стресса (то есть услышать спор между взрослыми) и задачу на решение проблемы (например, отслеживание звезд). Хотя мы ожидали, что гипотезы будут поддерживаться аналогичным образом для этих задач, мы исследовали SCLR для каждой задачи отдельно, чтобы оценить, является ли модерирующая роль SCLR конкретной задачей или обобщает стрессовые и сложные ситуации.

Учитывая половые и этнические различия в электродермальной активности (Boucsein, 1992), скорость экстернализирующего поведения (например, Aber, Brown, & Jones, 2003) и реакцию на родительскую дисциплину (например, Kerr, Lopez, Olson, & Sameroff, 2004; Lansford, Deater-Deckard, Dodge, Bates, & Pettit, 2004), мы контролировали эти переменные (а также социально-экономический статус [SES]), а также рассматривали, различается ли модерирующая роль SCLR в зависимости от пола или этнической принадлежности. Кроме того, из-за общей коморбидности экстернализации и интернализации проблем (Hinden, Compas, Howell, & Achenbach, 1997) и обоснования наших гипотез, которое наиболее актуально для «чистых» экстернализационных проблем (Keiley, Lofthouse, Bates, Dodge, & Pettit, 2003), мы контролировали симптомы интернализации, сообщаемые детьми, в анализах.Мы включили сообщаемые детьми интернализирующие симптомы и описанные родителями экстернализирующие формы поведения, поскольку родители и дети считаются полезными информаторами этих соответствующих проблем (Loeber, Green, & Lahey, 1990). Наконец, мы контролировали брачный конфликт, чтобы оценить прямые и интерактивные ассоциации сурового воспитания с экстернализирующим поведением ребенка, независимо от другого значимого семейного стрессора (Cummings & Davies, 1994).

Метод

Участники

Участвовала двести пятьдесят одна семья, в том числе 128 девочек и 123 мальчика, средний возраст 8 лет.23 года ( SD = 0,73). Детей набирали из трех школьных округов, окружающих небольшой юго-восточный городок. Семьи имели право участвовать, если дети учились во втором или третьем классе, в доме присутствовали двое родителей и семьи жили вместе не менее 2 лет. Критерии исключения включали диагноз соматического заболевания, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, неспособности к обучению или умственной отсталости. Участвующие пары состояли в браке или жили вместе в течение значительного периода времени ( M = 10 лет, SD = 5.67), но из-за недопонимания 10 семей жили вместе менее 2 лет ( M = 1,1 года, SD = 0,28). Большинство детей (73%) жили с обоими биологическими родителями; 24% жили со своей биологической мамой и отчимом или сожителем матери, а остальные 3% жили в основном со своим биологическим отцом и мачехой. Выборка была репрезентативной для сообществ, из которых она была составлена: 64% американцев европейского происхождения и 36% афроамериканцев (U.С. Бюро переписи населения, 2005 г.). Индекс Холлингсхеда (Hollingshead, 1975) использовался для определения SES и показал, что участвующие семьи представляют весь диапазон уровней SES (1–5). В частности, 25% были на Уровне 1 или 2 (например, полуквалифицированные рабочие), 34% были на Уровне 3 (например, квалифицированные рабочие) и 41% были на Уровнях 4 и 5 (например, профессионалы). Процедуры выборки позволили привлечь как европейско-американские, так и афроамериканские семьи в широком диапазоне SES. Семьям была выплачена денежная компенсация за свое участие.

Данные для настоящего исследования были доступны от 100% детей, 96% матерей и 82% отцов, а полные данные о переменных, используемых в регрессионном анализе, были доступны для 88% –89% семей ( n = 221–223) в зависимости от анализа. Участники с полными данными или без них не различались по каким-либо переменным, включенным в настоящее исследование, за исключением того, что участники без полных данных имели несколько более высокие показатели жестокого воспитания, о которых сообщили родители, t (248) = 2,01, p <.05. Корреляции между переменными исследования и переменными с фиктивным кодом, представляющими отсутствующие данные по переменным исследования (0 = отсутствуют , 1 = доступны ), были значимыми только в 3 из 110 возможных случаев (<3%), и поведение ребенка экстернализировано (зависимая переменная) не коррелировала с отсутствием какой-либо переменной исследования. Маловероятно, что полный анализ случая повлияет на коэффициенты регрессии, если нет связи между зависимой переменной и отсутствием других переменных исследования (Allison, 2003).

Процедура

Семьи посетили университетскую лабораторию на одно занятие, во время которого родители и дети заполнили анкеты, а дети приняли участие в сеансе физиологической оценки. Электроды были прикреплены к ребенку во время 10-минутного периода разминки, во время которого научные сотрудники разговаривали с родителем и ребенком, чтобы помочь ребенку расслабиться. Затем ребенку сказали, что родитель уедет, но будет рядом до конца сеанса оценки.Затем детям разрешили акклиматизироваться в лаборатории в течение 2 минут без присутствия родителей. Затем измеряли уровень проводимости кожи (SCL) в течение 3-минутного исходного периода. Затем был записан SCL, когда дети слушали 3-минутный записанный на аудиозаписи спор между мужчиной и женщиной (т. Е. Социально-эмоциональное стрессовое задание). Детей случайным образом распределили, чтобы они выслушивали гневные разногласия по поводу родственников супругов или проведения досуга. Каждой теме подверглось одинаковое количество мальчиков и девочек из каждой из двух этнических групп.Обоснованность этой задачи для оценки физиологической реактивности детей на социально-эмоциональный стресс была продемонстрирована в многочисленных исследованиях (Эль-Шейх, 2001, 2005, 2007; Эль-Шейх, Харгер и Уитсон, 2001). Кроме того, многие исследования продемонстрировали, что дети негативно реагируют на разыгрываемые имитации подобных эпизодов аргументации, что еще раз подтверждает обозначение этой задачи как стрессовой (например, Cummings, Ballard, El-Sheikh, & Lake, 1991; Goeke- Мори, Каммингс, Гарольд и Шелтон, 2003 г.).Эта социально-эмоциональная стрессовая задача далее в статье называется «стрессовой задачей».

После 6-минутного периода восстановления после стрессовой задачи, SCL также был измерен во время задачи по отслеживанию звезд, в которой детей просили проследить звезду, используя только зеркальное изображение в качестве визуального ориентира (зеркальный индикатор; Lafayette Instrument Company , Лафайет, Индиана). Эта задача считается сложной задачей для решения проблем и использовалась для выявления SCLR или других форм физиологической реактивности во многих исследованиях (Allen & Matthews, 1997; El-Sheikh, 2007).Эта задача, направленная на решение проблем, далее в статье называется «сложной задачей». Был использован фиксированный порядок лабораторных заданий, поскольку основное внимание в исследовании уделялось индивидуальным различиям в физиологической реакции, а не специфическим реакциям как таковым. В конце занятия дети выслушали решение аргумента в этических целях.

Меры

SCLR

SCL у детей (выраженный в микросименсах) измеряли непрерывно на протяжении всего лабораторного сеанса.Два электрода Ag-AgCl, заполненных изотоническим электродным гелем NaCl, помещали на ладонную поверхность дистальных фаланг первого и второго пальцев недоминирующей руки с помощью небольших лент Velcro. Площадь контакта геля тщательно контролировалась с помощью двусторонних клейких манжет с отверстием диаметром 1 см в центре. Постоянное синусоидальное (переменное) напряжение (0,5 В среднеквадратичное) использовалось, чтобы избежать смещения электродов. Для оцифровки и усиления сигналов использовался 16-канальный аналого-цифровой преобразователь. Программное обеспечение от компании James Long (Карога-Лейк, штат Нью-Йорк) использовалось для сбора оценок со скоростью 1000 считываний в секунду.Были рассчитаны средние значения для каждого из трех периодов (исходный уровень, реакция на стрессовую задачу, ответ на тестовую задачу). Как типично для психофизиологических исследований, 7% участников не имели данных о проводимости кожи из-за неисправности оборудования или артефактов измерения.

Оценка изменения вероятности нежелательной почты в ответ на каждую задачу была рассчитана путем вычитания начальной базовой оценки вероятности нежелательной почты из вероятности нежелательной почты во время выполнения соответствующей задачи. Примечательно, что SCL у детей значительно увеличился по сравнению с исходным уровнем в ответ на оба стрессовых задания: t (234) = -10.02, p <0,01, и задача-вызов, t (231) = −16,86, p <0,01 (см. Средние значения и стандартные отклонения). В соответствии с законом начальных значений, чтобы исключить влияние исходного уровня SCL на реактивность уровня проводимости кожи, SCLR вычислялся как балл остаточного изменения. Оценка остаточного изменения представляет собой остаточную дисперсию, когда соответствующая оценка изменения SCL регрессирует на исходном уровне SCL. Два выброса (> 3 SD от среднего) были удалены для анализа с SCLR для задачи контрольного заражения, и шесть были удалены для анализов с SCLR для задачи стресса.SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал (см.).

Таблица 1

Описательная статистика для девочек и мальчиков

SD 9022 9022 a 133
Девочки
Мальчики
M SD SD t
Брачный конфликт (родители) a 4.15 4,74 4,27 4,66 0,21
Жестокое воспитание (родители) a 5,67 3,66 6,06 0,819 6,06 3,77 4,39 4,04 6,57 5,45 3,56 ***
Базовый уровень SCL a 5,13 3,53 51 5,23 2,36 *
Задача SCL-напряжение a 5,99 4,06 7.60 5,89 2,44 задача SCL 7,97 4,97 9,56 6,42 2,12 *
SCLR — задача напряжения b −0,08 1,25 −2 −0,20
SCLR — задача вызова b 0,03 2,25 −0,22 2,52 −0,80
9022 9022 9022 9022 9022 9022 9022 −0.09 0.82 −1.69
Внешний (родительский) d 49.52 6.91 47.91 7.63 −1.79 Стандартный
Отклонения и корреляции между исследуемыми переменными

9019
Переменные 1 2 3 4 5 6 7 8 9 9 9019 9019 9019 9019 9019 9018
1.Пол
2. Возраст (мес.) 902 −168 902,16
3. Этническая принадлежность .04 −.08 9022
4.SES −.03 .07 −.21 **
— семейный конфликт (родители) 5. .01 .04 .16 * −.09
6.) .04 .01 .02 .39 ***
7. Жестокое воспитание ** (ребенок) − * −.06 .09 .04 −.06 .15 *
задача напряжения 8. .01 .01 -.11 .10 .12 .05 −.02
9. SCLR – задача вызова .1905 .05 ** .11 .06 −.01 −.16 * .51 ***
10. Внутренний ) .11 −.13 * .12 −.03 −.01 .06 .31 *** .05 −.04
11. Внешний (родительский) −,05 ,03 ,01 −,12 ,15 * ,43 *** ,19 ** −,13 −,13 * ,14 *
M 98.71 37,38 4,21 5,86 5,47 -0,10 -0,09 0,00 48,73
4,69 3,71 4,90 1,29 2,38 0,85 7,30
Брачный конфликт

Матери и отцы рассказали о прошлой и физической агрессии между собой и их супругами в прошлом году. Шкала тактики, которая имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (CTS2; Straus, Hamby, Boney-McCoy, & Sugarman, 1996).Родители оценили использование 18 моделей поведения во время конфликта по 7-балльной шкале в диапазоне от 0 ( никогда, ) до 6 ( больше чем в 20 раз ). Отчеты отцов и матерей были усреднены для создания баллов по семейным конфликтам; внутренняя согласованность была высокой (перекрестная подшкала, перекрестный информатор, перекрестный референт α = 0,85).

Жестокое воспитание

Матери, отцы и дети заполнили шкалу тактики конфликта между родителями и детьми (CTSPC; Straus, 1999), которая широко используется для оценки сурового воспитания (Yodanis, Hill, & Straus, 2001).CTSPC обладает хорошо известными психометрическими свойствами (Straus, 1999). Подшкалы, использованные в настоящем исследовании, оценивали частоту вербальной агрессии (например, крик, крик или крик; сказал, что он / она отошлют вас; пять пунктов оцениваются по 7-балльной шкале) и физической агрессии (например, отшлепали вас по низ голой рукой; ударил вас по лицу, голове или ушам; девять пунктов по 7-балльной шкале), которые родители направили ребенку в прошлом году (от никогда до больше чем в 20 раз ) .Собственные отчеты отцов и матерей и их супругов о вербальной ( M = 6,43, SD = 4,04) и физической ( M = 5,29, SD = 4,46) агрессии по отношению к ребенку были усреднены для создания оценка сурового воспитания, о которой сообщили родители (перекрестная подшкала, перекрестный репортер, перекрестный референт α = 0,82). Сообщения детей о вербальной ( M = 4,94, SD = 4,91) и физической ( M = 5,99, SD = 6,16) агрессии также были усреднены для создания составной балльной оценки жестокого воспитания, о которой сообщал ребенок. высокая внутренняя согласованность (перекрестная подшкала, перекрестный референт α =.88). О любых случаях словесной агрессии по отношению к детям сообщили 96% родителей и 86% детей, а о любых случаях физической агрессии по отношению к детям сообщили 95% родителей и 89% детей (из-за высоких показателей «телесных наказаний» на протяжении всей жизни). США, особенно на юге США, см. Straus & Stewart, 1999).

Симптомы интернализации ребенка

Дети заполнили Опросник детской депрессии (CDI; Kovacs, 198) посредством интервью.CDI хорошо зарекомендовал себя и, как известно, имеет хорошую надежность и валидность (Kovacs, 1985). Внутренняя согласованность в данном образце составила α = 0,95. Кроме того, дети заполняли Пересмотренную шкалу детского проявления тревожности (RCMAS; Reynolds & Richmond, 1979) посредством собеседования. Этот показатель также имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (Reynolds & Richmond, 1979) и высокую внутреннюю согласованность в настоящем исследовании (α = 0,91). Отчеты детей по CDI и RCMAS коррелировали, r =.46, p. <0,001; эти баллы были стандартизированы и усреднены для получения совокупного балла для интернализующихся симптомов у ребенка.

Экстернализирующее поведение ребенка

Оба родителя заполнили Личностный опросник для детей – 2 (PIC – 2; Lachar & Gruber, 2001). Композиция экстернализации состоит из субшкал делинквентности и импульсивности / отвлекаемости, которые включают элементы, оценивающие агрессию, импульсивность, деструктивное поведение, правонарушения и несоблюдение.PIC-2 продемонстрировал надежность повторного тестирования, надежность между экспертами, а также дискриминантную и конструктивную валидность (Lachar & Gruber, 2001; Wirt, Lachar, Klineinst, & Seat, 1990). Например, экстернализирующая шкала PIC – 2 была коррелирована ( r = 0,55) с поведенческими проблемами, о которых учитель сообщил в ходе опроса учеников (SBS; Lachar, Wingenfeld, Kline, & Gruber, 2000). Аналогичным образом, Эль-Шейх (2001) обнаружил, что проблемы экстернализации, о которых сообщила мать в PIC-2, коррелировали с проблемами экстернализации, о которых сообщал учитель ( r =.48, p <.001) в Контрольном списке поведения детей - форме отчета учителя (Achenbach, 1991). В настоящем исследовании внутренняя согласованность (α) композита экстернализации составила 0,83 для матерей и 0,84 для отцов. Отчеты матерей и отцов были коррелированы, r = 0,39, p <0,001, и были усреднены, чтобы представить проблемы экстернализации ребенка. Сорок пять детей (18%) находились в пограничном или клиническом диапазоне ( T ≥ 60) экстернализационных проблем на основании отчета по крайней мере одного родителя о PIC – 2.

Результаты

Предварительный анализ

Средние значения и стандартные отклонения переменных исследования показаны отдельно для девочек и мальчиков в. Мальчики сообщили, что их матери и отцы использовали более суровое воспитание по сравнению с девочками, а у мальчиков уровень SCL был выше, чем у девочек.

Корреляции между переменными исследования и средними значениями для полной выборки и стандартными отклонениями представлены в. Выявлено несколько корреляций с демографическими переменными. Дети старшего возраста сообщали о более слабых интернализующих симптомах.Афроамериканцы имели более низкий уровень SES, более низкий уровень SCLR при выполнении сложной задачи и сообщали о большем количестве семейных конфликтов по сравнению с американцами европейского происхождения. Кроме того, жестокое воспитание, о котором сообщают родители, умеренно коррелировало с жестоким воспитанием, о котором сообщали дети, и умеренно коррелировало с экстернализирующим поведением ребенка. Жестокое воспитание, о котором сообщали дети, коррелировало с более низким SCLR к сложной задаче и более высоким уровнем интернализации и экстернализации проблем. SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал.Проблемы интернализации и экстернализации также были взаимосвязаны.

План анализа

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для проверки основной гипотезы — связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет обостряться среди участников с более низким SCLR и ослабляться среди участников с более высоким SCLR. Возраст, пол, этническая принадлежность, SES, интернализующие симптомы и семейный конфликт вводились на первом этапе каждого регрессионного анализа для контроля возможных затруднений.На втором этапе каждого анализа вводились сообщения родителей или детей о суровом воспитании детей и SCLR к стрессовой задаче или сложной задаче. Произведение соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на третьем этапе, чтобы представить их взаимодействие (Aiken & West, 1991; Baron & Kenny, 1986), двусторонний продукт пола и как соответствующие переменные сурового воспитания, так и переменные SCLR. была введена на четвертом этапе, а трехкомпонентное произведение пола и соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на пятом этапе.Всего было проведено четыре регрессионных анализа со следующими комбинациями основных предикторов: (а) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для стрессовой задачи, (b) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для задачи, (c) ребенок сообщил о суровом воспитании и SCLR для стрессовой задачи, и (d) ребенок сообщил о суровом родительстве и SCLR для контрольной задачи. Переменной результата во всех анализах было внешнее поведение, о котором сообщили родители. Все переменные-предикторы были сосредоточены. Анализы не выявили никаких доказательств трехстороннего (суровое воспитание × SCLR × этническая принадлежность) или четырехстороннего (суровое воспитание × SCLR × пол × этническая принадлежность) взаимодействий, связанных с этнической принадлежностью; учитывая исследовательский характер этих анализов, дополнительная информация не представлена.

Расчет простых точек пересечения и простых наклонов для исследования значимых взаимодействий проводился в соответствии со стандартными процедурами (Aiken & West, 1991; Dearing & Hamilton, 2006). Эти анализы привели к перехватам и наклонам, представляющим отношения между предиктором (суровое воспитание) и результатом (экстернализирующее поведение ребенка) на более низких (-1 SD ) и более высоких (+1 SD ) уровнях модератора (SCLR). Важно отметить, что значимый термин взаимодействия указывает на то, что связи между предиктором и переменной результата при более высоком и более низком SCLR отличаются друг от друга.Значимость наклона сама по себе показывает, действительно ли величина наклона значительно отличается от нуля на определенном уровне SCLR.

Основные анализы

Жесткое воспитание, сообщаемое родителями, и задача SCLR-стресса

Как показано на, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни задачи SCLR-стресса были независимо связаны с более высоким экстернализирующим поведением ребенка, выше и помимо демографических переменных, интернализующих симптомов и семейных конфликтов.Эти основные эффекты были квалифицированы значительным двусторонним взаимодействием между суровым воспитанием и заданием SCLR-стресс, которое само по себе было квалифицировано как трехстороннее взаимодействие между жестким воспитанием, заданием SCLR-стресс и полом. Последующий анализ показал, что суровое воспитание в значительной степени связано с экстернализирующим поведением среди мальчиков и девочек с более низким или высоким уровнем стресса SCLR. Однако связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди мальчиков с более низким уровнем стресса SCLR, B =.79, SE = 0,12, p <0,0001, по сравнению с мальчиками с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = 0,34, SE = 0,11, p <0,01 (см.) . Среди девочек значимая связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением не различалась на более низких уровнях, B = 0,39, SE = 0,11, p <0,001, по сравнению с более высокими, B = 0,45, SE = 0,14, p <0,01, уровни задачи SCLR-стресс (см.).

(a) Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением детей у мальчиков с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) на выполнение стрессовой задачи. Необработанный балл 6 по экстернализации проблем = T балл из 50. (b) Связь между жестким родительским поведением, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим среди девочек с более высоким или низким SCLR по отношению к стрессовой задаче. Необработанная оценка 5 для проблем экстернализации = T оценка 50.

Таблица 3

SCLR как модератор жестокого воспитания, о котором сообщают родители

9010 9018 2 .06 9022 H Пол 9016L- задача-вызов

Как показано в, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни SCLR для задачи-вызова были однозначно связаны с экстернализирующим поведением ребенка.Возникло взаимодействие между суровым воспитанием и заданием SCLR-вызов, но никаких дополнительных двух- или трехсторонних взаимодействий с сексом обнаружено не было. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,67, SE = 0,08, p <0,0001, по сравнению с детьми. с задачей с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,24, SE = 0,08, p <.01 (см.).

Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка, вызывающим экстернализм среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Жесткое воспитание детей и задача стресса SCLR, сообщаемая ребенком поведение.Кроме того, взаимодействие между жестким воспитанием детей, о котором сообщал ребенок, и задачей стресса SCLR было связано с экстернализирующим поведением ребенка. Никаких взаимодействий с сексом не было значимым. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была значимой среди детей с более низким SCLR-стрессовым заданием,
B = 0,22, SE = 0,07, p <0,01, но не среди детей с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = −.02, SE =.08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче на стресс.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Таблица 4

SCLR как модератор жестокого воспитания детей

Предикторы Внешнее поведение (родительский отчет)
Стресс-задача
Задача
β шаг Δ F Δ R 2 β шаг Δ
Шаг 1
Возраст .02 2,13 .06 .04 2,08 .06
Пол −.08 −.07 −.07 −.05
Социально-экономический статус −.10 −.12 Внутренние симптомы.14 * ,13
Брачный конфликт ,14 * ,114 ,114
Суровое воспитание (отчет родителей) .45 *** 29,04 .20 *** .46 *** 28,38 .20 ***
SCLR −.16 * −.12 *
8 Шаг 3 9018arsh −14 * 5.30 .02 * −.20 ** 11.02 .04 **
Шаг 4 9018ars
-.11 1,15 ,01 −,12 2,08 ,01
SCLR × пол ,05 ,11
Суровое воспитание × SCLR × Пол ,17 * 4,55 ,02 * .00 0,00 ,00
R 2 9022 .15 * .17 * 13 08
Предикторы Экстернализирующее поведение (отчет родителей)
Задача на нагрузку
Задача на вызов
β ступень Δ F Δ R 2 Δ 909 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 909 R 2
Шаг 1
Возраст .02 2,16 0,06 * 0,03 2,11 0,06
Пол −.07 −.05 −.04
Социально-экономический статус −.10 −.12 ,13
Брачный конфликт ,15 * ,14 ,114
Суровое воспитание (отчет о детях) .11 4,58 .04 * .09 3,24 .03 *
−14 *
Шаг 3
Жесткий родительский элемент × SCLR −.14 −.14 * −.13 * 3.95 .02 *
Шаг 4
Жесткое воспитание × пол −.11 0,8325 .3201 1,14 .01
SCLR × Sex .01 .02
Шаг 5 9018ARS
0,80 ,00 ,16 2,65 ,001
Жесткое воспитание, сообщаемое ребенком, и задача SCLR-вызов

Как показано в, более низкий уровень SCLR для задачи проверки был независимо связан с высшее детское экстернализирующее поведение.Этот основной эффект был квалифицирован как двустороннее взаимодействие между жестоким воспитанием, о котором сообщает ребенок, и задачей SCLR-вызов. Последующий анализ показал, что жестокое воспитание, о котором сообщают дети, было значительно связано с экстернализирующим поведением среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,16, SE = 0,07, p <0,05, но не среди дети с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,01, SE = 0,08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Обсуждение

Настоящее исследование является первым, насколько нам известно, для изучения электродермальной реактивности (т. е. SCLR) в качестве модератора ассоциации. между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Анализ показал поддержку гипотезы модерации. В частности, связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.Также возникло одно трехстороннее взаимодействие, предполагающее, что более низкий SCLR может быть более сильным фактором уязвимости среди мальчиков по сравнению с девочками. Гипотезы были проверены на относительно большой и разнообразной выборке, основанной на сообществах, с учетом семейных конфликтов, интернализующих симптомов, сообщаемых детьми, и демографических переменных. Результаты модерации были согласованы во всех отчетах детей и родителей о суровом воспитании детей, а также в лабораторных задачах, которые были напряженными и сложными. Результаты настоящего исследования продвигают существующую литературу, предоставляя доказательства того, что индивидуальные различия в физиологической реактивности, индексируемые с помощью SCLR, могут функционировать как фактор уязвимости в связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Более низкий SCLR был связан с экстернализирующим поведением ребенка, независимым от супружеского конфликта и сурового воспитания, а также действовал как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка. То есть связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее среди детей, у которых был более низкий SCLR, по сравнению с детьми, у которых был более высокий SCLR. Среди мальчиков эта закономерность сохранялась у разных информантов сурового воспитания и физиологической реактивности в ответ на разные лабораторные задания.Во всех случаях, кроме одного, среди девочек также была очевидна модерация. В частности, у девочек связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением не отличалась от стрессовой задачи на более высоких или более низких уровнях SCLR.

Несколько исследователей провели соответствующие исследования взаимодействия между другими формами семейного стресса и SCLR как предикторов экстернализирующего поведения ребенка. Например, Shannon et al. (2007) сообщили, что более высокая электродермальная реактивность обеспечивает частичную защиту от проблем с поведением в контексте отцовского антиобщественного поведения; у детей с более низкой электродермальной реактивностью наблюдались более высокие проблемы с поведением на всех уровнях отцовского антиобщественного поведения.Каммингс и др. (2007) обнаружили, что более высокий SCLR действует как фактор уязвимости для экстернализации проблем в контексте родительских депрессивных симптомов для девочек и мальчиков. В перекрестном исследовании Эль-Шейх (2005) обнаружил более сильную связь между семейным конфликтом и экстернализирующим поведением у девочек с более высоким SCLR по сравнению с девушками с более низким SCLR. При продольном анализе того же образца Эль-Шейх и др. (2007) сообщили, что SCLR взаимодействует с семейным конфликтом и детским сексом, чтобы предсказать усиление экстернализирующего поведения через 2 года.В частности, супружеский конфликт предсказал усиление проблем экстернализации среди мальчиков с более низким SCLR (но не с более высоким SCLR) и среди девочек с более низким или высоким SCLR.

Существование и направленность половых различий в этих исследованиях различаются. В то время как появились некоторые свидетельства того, что более низкий SCLR является фактором уязвимости в контексте супружеского конфликта (El-Sheikh et al., 2007) и сурового воспитания (настоящее исследование) среди мальчиков, среди девочек данные неоднозначны. Возможные объяснения очевидных половых различий включают более высокую распространенность недовозбужденного экстернализирующего поведения среди мальчиков по сравнению с девочками (Marsee, Silverthorn, & Frick, 2005) или другие половые различия в типах экстернализирующего поведения, чаще всего проявляемых девочками по сравнению с мальчиками (Crick & Гротпетер, 1995).Регулирующая роль SCLR может также зависеть от типа стресса в семье (например, родительская депрессия, супружеский конфликт, суровое воспитание, антисоциальное поведение отца). Кроме того, статистический контроль интернализующих симптомов в настоящем исследовании может способствовать получению разных результатов для девочек по сравнению с другими исследованиями, изучающими другие типы семейного стресса. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования для объяснения половых различий в регулирующей роли SCLR.

Низкая электродермальная реактивность и связанные с ней показатели снижения реакции СНС на стресс были концептуализированы как маркеры бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Fowles et al., 2000; Matthys et al., 2004; Рейн, 2002). Таким образом, потенциальное объяснение результатов настоящего исследования связано с реакцией детей на резкое поведение родителей. Попытки родителей социализировать детей с низким SCLR посредством сурового наказания могут быть особенно неэффективными или контрпродуктивными из-за недостаточного возбуждения этих детей перед лицом неблагоприятных обстоятельств. То есть дети, которые демонстрируют более низкую электродермальную реактивность, могут не ассоциировать резкие родительские реакции на их плохое поведение с негативным физиологическим возбуждением или соответствующим психологическим стрессом; таким образом, такие стратегии воспитания могут не служить намеченной цели по снижению вероятности повторения плохого поведения.Более того, недостаточно возбужденные (то есть менее пугливые) дети могут с большей вероятностью реагировать на суровую дисциплину агрессией и тем самым вызывать принудительные родительско-дочерние обмены, связанные с антиобщественным поведением (Dadds & Salmon, 2003; Patterson, 2002). Невозбужденные дети, чье внимание не ограничено сильным возбуждением, также могут испытывать оптимальные физиологические условия для обучения принудительному и агрессивному поведению своих родителей в контексте суровой дисциплины (Hoffman, 1983, 1994).Последствия пониженного возбуждения для субъективного опыта детей сурового наказания и способности учиться на суровых наказаниях могут помочь объяснить развитие, сохранение или усиление проблем поведения у детей с психопатическими или черство-бесэмоциональными чертами (Dadds & Salmon, 2003; Frick & Morris , 2004; Frick et al., 2003; Raine, 2002). Важно подчеркнуть, что в настоящем исследовании не проверялись физиологические и психологические реакции на суровое воспитание; скорее, результаты показывают, что это было бы информативным для будущих исследований.

Среди детей с более высокой электродермальной реактивностью связь между суровым воспитанием и экстернализацией ребенка была ослаблена, но значима, когда учитывались сообщения родителей о суровом воспитании, но несущественна, когда учитывались сообщения детей о суровом воспитании. Учитывая, что общая дисперсия информантов могла раздуть связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим, результаты настоящего исследования предоставляют лишь ограниченные доказательства того, что суровое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка связаны у детей с более высокой электродермальной реактивностью.С одной стороны, негативные черты сурового воспитания, такие как социальное обучение и негативное подкрепление агрессивного поведения (Patterson, 2002), а также неспособность способствовать моральной интернализации или обеспокоенности жертвой оскорбительного поведения (Hoffman, 1983; Kerr et al. ., 2004; Kochanska, 1993), как ожидается, будет способствовать экстернализирующему поведению среди детей с более высокими (и более низкими) ответами в социальных сетях. Однако такие агрессивные механизмы могут частично уравновешиваться тенденцией детей, чувствительных к социальным сетям, однозначно связывать свое экстернализирующее поведение с отвращающими реакциями родителей.Таким образом, суровое воспитание не может привести к увеличению проблем с поведением дома у детей с более высокой электродермальной реактивностью (в той же степени, что и у детей с более низкой электродермальной реактивностью). Тем не менее, суровое воспитание может способствовать перекрестному экстернализирующему поведению, например деструктивному поведению в школе, когда дети могут не связывать экстернализирующее поведение с такой же степенью негативных последствий, как дома. Хоффман (1983) предположил, что дети, которые боятся властных реакций родителей, могут подчиняться своим родителям дома, но направлять свой гнев на менее влиятельные фигуры вне дома.Более того, суровое воспитание может нарушить отношения между родителями и детьми и тем самым способствовать интернализации или другим проблемам адаптации у детей с более высокой или более низкой электродермальной реактивностью (Gershoff, 2002).

Как уже отмечалось, предыдущие исследования также показали, что определенные характеристики темперамента смягчают связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Bates & Pettit, 2007). Кроме того, этническая принадлежность и этнические различия в практике или толковании суровых наказаний могут смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Lansford et al., 2004, 2005). Таким образом, в то время как исследования неизменно связывают суровое воспитание с проблемами экстернализации, исследования показывают, что величина ассоциации варьируется в зависимости от индивидуальных характеристик и характеристик окружающей среды. С точки зрения психопатологии развития суровое воспитание может представлять собой неспецифический фактор риска окружающей среды, который связан с разными исходами в различных условиях в зависимости от индивидуальных характеристик, таких как пол и вегетативное возбуждение (Steinberg & Avenevoli, 2000).

Если воспроизвести и подтвердить более строгим дизайном (например, продольным), результаты настоящего исследования будут иметь важное значение для вмешательств по управлению поведением. Современные программы управления поведением родителей умеренно эффективны (McCart, Priester, Davies, & Azen, 2006), но есть возможности для улучшения, например, в области родительского участия и взаимодействия (Dumas, Nissley-Tsiopinis, & Moreland, 2007). . Одной из проблем может быть восприимчивость родителей к предостережениям от суровой дисциплины.Например, родители нередко сообщают врачам, что суровая дисциплина их родителей исправила их проблемы с поведением в детстве. Результаты настоящего исследования показывают, что различия между физиологической реактивностью родителей и их детей могут объяснить различия между поведенческими реакциями родителей и их детей на суровую дисциплину. То есть некоторые дети, по-видимому, относительно нечувствительны к наказывающим аспектам суровой дисциплины, а также физиологически хорошо подходят для наблюдения и потенциально научиться агрессивному поведению на основе резкого поведения родителей.Хотя их гипотеза в значительной степени спекулятивна, Dadds and Salmon (2003) предположили, что нечувствительные к наказаниям дети могут быть относительно менее восприимчивыми даже к соответствующей дисциплине, такой как тайм-аут. Избегать возрастающих циклов наказания может быть особенно важно для таких детей, и без них не обойтись без тесных связей и положительного подкрепления (Dadds & Salmon, 2003). Лучшее понимание факторов, влияющих на реакцию детей на различные формы родительской дисциплины, безусловно, принесет пользу программам профилактики и вмешательствам по управлению поведением.

Эти результаты и их интерпретация должны рассматриваться в контексте некоторых ограничений настоящего исследования. Во-первых, количество вариаций, объясняемых взаимодействиями, было относительно небольшим, и результаты необходимо интерпретировать соответствующим образом. Кроме того, согласованность результатов анализа следует интерпретировать с некоторой осторожностью, потому что переменные-предикторы, используемые в отдельных анализах, были коррелированы, увеличивая вероятность повторения. Мы не создавали перекрестные информативные или перекрестные составные баллы для переменных-предикторов, потому что мы хотели устранить общую предвзятость информаторов в некоторых анализах, учесть взгляды детей и родителей на суровое воспитание и максимально полно представить физиологические реакции на стресс.Кроме того, мы не включили в тот же анализ переменные сурового воспитания, о которых сообщают дети и родители, потому что наша цель состояла в том, чтобы определить, была ли регулирующая роль SCLR надежной среди информантов о суровом воспитании, не устраняя значимых общих различий между ребенком и родителем. отчеты.

Во-вторых, план поперечного сечения не позволяет делать выводы о направленности и причинно-следственной связи. Обширный объем исследований, связывающих суровое наказание с экстернализирующим поведением, подтверждает наше предположение о том, что суровое воспитание может способствовать экстернализации поведения.Тем не менее, мы признаем, что эта связь, вероятно, является взаимной, и необходимы лонгитюдные и экспериментальные исследования, чтобы обеспечить более строгую поддержку конкретных гипотез настоящего исследования. Также важно отметить альтернативную интерпретацию наших результатов: связь между SCLR и экстернализирующим поведением ребенка смягчается суровым воспитанием. Мы также отмечаем, что родительские и другие семейные факторы могут влиять на SCLR, особенно на ранних этапах развития, до момента в детстве, когда SCLR может стать относительно стабильным и действовать скорее как модератор семейных влияний, чем как посредник (El-Sheikh, 2007).

Третье ограничение заключается в том, что общее дочернее экстернализирующее поведение измерялось родительскими отчетами. Для будущих исследований будет полезно различать проактивные и реактивные формы агрессии в качестве результатов, учитывая возможные различия в их физиологических коррелятах. Для будущих исследований также будет важно установить, обобщаются ли результаты для экстернализации поведения в школьной обстановке, и учитывать такие результаты, как интернализация симптомов и взаимоотношений со сверстниками.Кроме того, хотя мы предоставили доказательства пола и физиологической реактивности в качестве модераторов, ряд дополнительных переменных может смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, включая характеристики родителей (например, цели), ребенка (например, возраст). , и их отношения (например, тепло; Gershoff, 2002).

SCLR для стрессовых или сложных лабораторных задач представляет собой умеренно стабильное индивидуальное различие и был широко подтвержден как физиологический маркер стрессовой реакции в разных контекстах (El-Sheikh, 2007).Таким образом, SCLR, вероятно, отражает физиологические реакции на суровое воспитание, как это концептуализировано в настоящем исследовании, но SCLR не измерялся непосредственно в контексте сурового воспитания. Изучение SCLR в естественных условиях, например, во время взаимодействия с родителями, было бы информативным и повысило бы доверие к механизмам, которые мы обсудили. Следует отметить, что модель модерации была последовательной в отношении социально-эмоционального стресса и сложных задач по решению проблем в настоящем исследовании.Дальнейшие исследования необходимы для изучения стрессовых реакций на несколько задач, чтобы прояснить качества задач, вызывающих определенные реакции, и значение этих ответов.

Наконец, хотя в нашем исследовании был представлен весь спектр экстернализационных проблем, большинство детей находились в пределах нормы. Результаты следует обобщать на многих детей в сообществе, но не обязательно на детей с клиническими уровнями экстернализированных проблем. Для будущих исследований особенно важно изучить ход развития экстернализационных проблем, поскольку они связаны с семейными стрессорами и физиологическими реакциями ребенка, и определить, как взаимодействия между этими средовыми и индивидуальными факторами способствуют переходу от доклинического к клиническому статусу (Beauchaine et al., 2007). Кроме того, результаты могут не распространяться на детей, живущих в семьях, отличных от семьи с двумя родителями, включенных в настоящее исследование (например, семьи с одним родителем).

Несмотря на эти ограничения, настоящее исследование проливает новый свет на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Появились данные о независимых ассоциациях, связывающих как суровое воспитание, так и более низкий SCLR с поведением экстернализации ребенка, и SCLR последовательно смягчает связь между суровым воспитанием и поведением экстернализации ребенка.Дети с более низкой электродермальной реактивностью могут подвергаться большему риску экстернализации проблем в контексте сурового воспитания. Полученные данные подтверждают важность психобиологических подходов, которые исследуют взаимосвязь между семейным риском и физиологической уязвимостью для понимания развития психопатологии у детей.

Реактивность уровня проводимости кожи в качестве модератора

Abstract

Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR) была исследована как модератор связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.Участниками были 251 мальчик и девочка (8–9 лет). Матери и отцы сообщали о жестоком воспитании детей и об экстернализирующем поведении своих детей; дети также сообщили о жестоком воспитании детей. SCLR оценивался в ответ на задачу социально-эмоционального стресса и задачу на решение проблемы. Регрессионный анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR. SCLR может быть более сильным модератором среди мальчиков по сравнению с девочками.Обсуждаются результаты в отношении теорий антисоциального поведения и мультидоменных моделей развития ребенка.

Экстернализация поведенческих проблем в детстве и их сохранение в подростковом и взрослом возрасте чрезвычайно дорого обходятся человеческим страданиям и социальным расходам (Foster, Jones, & the Conduct Problems Prevention Research Group, 2006). Например, Коэн (1998) подсчитал, что антисоциальная молодежь из группы высокого риска может стоить 2 миллиона долларов, включая расходы на систему уголовного правосудия, а также на лечение и упущенные заработки преступника и жертвы (цитируется по Foster et al., 2006). Точная идентификация факторов риска и процессов, которые их усиливают или улучшают, может способствовать более глубокому пониманию экстернализационных проблем и обуздать эту значительную социальную проблему.

Жесткое воспитание относится к принудительным действиям и негативным эмоциональным проявлениям, которые родители направляют по отношению к детям, включая словесную агрессию (например, крик или обзывание) и физическую агрессию (например, шлепки или удары; Chang, Schwartz, Dodge, & McBride-Chang, 2003 г.).Жестокое воспитание является одним из наиболее надежных коррелятов агрессивного и деструктивного поведения ребенка (Gershoff, 2002), а механизмы передачи были определены и подтверждены эмпирически (Patterson, 2002). Тем не менее, восприимчивость детей к суровому воспитанию варьируется в зависимости от темперамента и характеристик саморегуляции (Bates & Pettit, 2007). Некоторые дети, подвергшиеся родительской агрессии, не проявляют экстернализирующих поведенческих проблем, и даже среди тех, кто это делает, существует вариативность.Современные взгляды на развитие утверждают, что индивидуальные различия в физиологической реакции формируют психологические и поведенческие результаты у детей, подвергшихся воздействию стрессоров окружающей среды (Beauchaine, Gatzke-Kopp, & Mead, 2007; Cummings, El-Sheikh, Kouros, & Keller, 2007; El-Sheikh). , Keller, & Erath, 2007; Эль-Шейх и Уитсон, 2006; Steinberg & Avenevoli, 2000). Таким образом, физиологическое возбуждение в ответ на суровую дисциплину может повлиять на поведенческую реакцию детей.Реактивность уровня проводимости кожи (SCLR), которая измеряется как увеличение уровня проводимости кожи от исходного уровня к стрессовым или сложным лабораторным задачам, является релевантным физиологическим маркером, поскольку он, по-видимому, отражает чувствительность к неблагоприятным или карающим обстоятельствам (Raine, 2002), как обсуждалось. более подробно ниже. В настоящем исследовании мы приняли биопсихосоциальную точку зрения и исследовали, смягчает ли SCLR стрессовые или сложные лабораторные задачи связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Жестокое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка

Многочисленные исследования связывают суровое воспитание с экстернализирующим поведением ребенка (Gershoff, 2002). Связь, вероятно, является взаимной, и есть убедительные доказательства из лонгитюдных и интервенционных исследований, что суровое воспитание способствует экстернализации поведения (Patterson, 2002; Pettit & Arsiwalla, 2008). Похоже, что родители, которые используют жесткие и принудительные стратегии противодействия неправильному поведению детей, непреднамеренно способствуют дальнейшему агрессивному и деструктивному поведению.Согласно теории социального обучения, подверженность родительской агрессии может подавлять агрессивное поведение, стимулировать агрессивные сценарии решения проблем и обеспечивать модель агрессивного реагирования, которая может распространяться на другие межличностные ситуации (Bandura, 1977). Более того, в контексте повторяющихся гневных обменов родительско-дочерними отношениями часто развиваются паттерны принуждения, в которых нарастающее агрессивное поведение вызывает подчинение и, таким образом, закрепляется за счет отрицательного подкрепления (Patterson, 2002).Неоднократное участие в конфликте родителей и детей может также сделать детей чувствительными к сигналам о надвигающемся конфликте, так что даже безобидные разногласия с другими (например, со сверстниками) интерпретируются как признаки конфликта, которые, в свою очередь, усиливают дистресс и вызывают агрессивные реакции (Cummings & Дэвис, 1994). Точно так же теории привязанности и эмоциональной безопасности предполагают, что эмоциональная реактивность и негативные представления об отношениях между родителями и детьми в ответ на конфликт могут начать обобщаться во времени и в разных условиях (Davies, Harold, Goeke-Morey, & Cummings, 2002).

Несмотря на относительно прочную связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, все большее количество исследований показало, что характеристики ребенка определяют изменчивость силы этой связи (Bates & Pettit, 2007). Например, факторы уязвимости, которые могут усилить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка в раннем и среднем детстве, включают раздражительный дистресс (Morris et al., 2002), негибкость темперамента (Paterson & Sanson, 1999), боязнь (Colder, Lochman, & Wells, 1997) и низкая сознательность (Prinzie et al., 2003). Распространенное толкование состоит в том, что эти индивидуальные различия делают детей более или менее восприимчивыми к суровому и враждебному воспитанию.

На физиологическом уровне SCLR является потенциальным замедлителем. SCLR относится к электродермальной реактивности, вызванной деятельностью потовых желез, которые иннервируются исключительно симпатическим (SNS) компонентом вегетативной нервной системы (ANS). SNS активируется в ответ на воспринимаемый стресс или угрозу, подготавливая тело к реакции «бей или беги» за счет увеличения частоты сердечных сокращений и потока кислорода по всему телу (Boucsein, 1992).Ответ SNS как влияет на , так и отражает реакцию человека на стресс. То есть степень активации SNS влияет на физиологические ресурсы, доступные для создания активной поведенческой реакции (Porges, 2007), а также отражает чувствительность человека к обстоятельствам (Boucsein, 1992). SCLR — это умеренно стабильное индивидуальное различие в среднем детстве (El-Sheikh, 2007) и, как было показано, действует как модератор в контексте семейного стресса, включая супружеский конфликт (El-Sheikh et al., 2007), родительские депрессивные симптомы (Cummings et al., 2007) и отцовское антиобщественное поведение (Shannon, Beauchaine, Brenner, Neuhaus, & Gatzke-Kopp, 2007).

SCLR также является маркером системы подавления поведения (BIS), нейрофизиологической мотивационной системы, которая управляет чувствительностью к неблагоприятным обстоятельствам или избеганием неблагоприятных обстоятельств (Beauchaine, 2001; Fowles, 1980). Функция BIS заключается в том, чтобы подавлять поведение, когда ожидаются неблагоприятные последствия (Gray, 1987).Таким образом, люди со слабым BIS могут испытывать низкий страх и демонстрировать расторможенное поведение, когда сталкиваются с сигналами наказания (Fowles, Kochanska, & Murray, 2000). BIS обычно активируется, а SCLR обычно наблюдается в контексте отталкивающих обстоятельств, таких как предъявление аффективно заряженных стимулов или сигналов наказания. Таким образом, низкий SCLR в аверсивных условиях был концептуализирован как маркер бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Raine, 2002).В поддержку этого предположения Matthys, van Goozen, Snoek и van Engeland (2004) сообщили о корреляции между сохранением реакции после экспериментального наказания (например, «задание на открытие двери») и более низкими уровнями проводимости кожи во время экспериментальной процедуры, предполагая, что дети с более низким SCLR во время выполнения задания были относительно нечувствительны к наказанию.

Настоящее исследование

Более низкий SCLR и, возможно, нечувствительность к наказанию, обнаруживаются у некоторых детей с экстернализирующими поведенческими проблемами.Однако не совсем понятно, усугубляет ли недостаточное возбуждение симпатической нервной системы другие факторы риска экстернализирующего поведения (например, суровое воспитание). Основная цель настоящего исследования — изучить, действует ли низкий SCLR как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка в контексте сурового воспитания, и, таким образом, лучше понять профили риска экстернализирующего поведения.

Индивидуальные различия в SCLR детей могут влиять на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением.Например, SCLR может служить маркером субъективного опыта детей в отношении жестокого воспитания и процессов обучения, которые происходят в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми. Вполне вероятно, что дети с более низким SCLR не испытывают достаточного возбуждения в контексте жесткой родительской дисциплины, чтобы связать свое несоответствующее поведение с отвращающими эмоциональными последствиями или чувством вины, тем самым снижая эффективность суровой дисциплины как наказания (Hoffman, 1983, 1994). ; Рейн, 2002).Кроме того, их относительно низкий уровень возбуждения может не нарушать когнитивную обработку в контексте жестких взаимодействий между родителями и детьми, что позволяет этим детям наблюдать и, возможно, учиться на принудительном и агрессивном поведении своих родителей. И наоборот, дети с более высоким SCLR могут испытывать резкое родительское поведение как более отталкивающее с физиологической точки зрения и, таким образом, испытывать карающие свойства суровой дисциплины. Хотя суровое воспитание потенциально более эффективно как средство немедленного подавления поведения среди детей с более высоким SCLR, суровое воспитание может иметь непреднамеренные негативные последствия и для этих детей.Например, на любом уровне SCLR суровая дисциплина может вызвать чувство отвержения и не вызвать эмпатического страдания или привлечь внимание к последствиям своих действий для других (Hoffman, 1983, 1994; Kochanska, 1993, 1997).

В настоящем исследовании мы выдвинули гипотезу, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет существовать среди детей, которые демонстрируют либо более высокий, либо более низкий SCLR при выполнении стрессовых и сложных лабораторных задач; то есть, мы ожидали, что это отношение в некоторой степени будет справедливо для всех детей.Однако мы ожидали, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.

Мы проверили эту гипотезу на относительно большой и разнообразной выборке из местных сообществ, а также на отчетах детей и родителей о жестоком воспитании детей. Включение отчетов как детей, так и родителей о суровом воспитании детей позволило нам устранить распространенную предвзятость информаторов в некоторых анализах и рассмотреть, будет ли гипотетическая функция уязвимости более низкого SCLR выдерживать независимые взгляды на суровое воспитание.Обе точки зрения важны: родители имеют хорошие возможности для оценки своего поведения, тогда как субъективный опыт детей в суровом воспитании может иметь большее значение для их физиологической реакции и поведенческой адаптации. SCLR был измерен в ответ на задачу умеренного социально-эмоционального стресса (то есть услышать спор между взрослыми) и задачу на решение проблемы (например, отслеживание звезд). Хотя мы ожидали, что гипотезы будут поддерживаться аналогичным образом для этих задач, мы исследовали SCLR для каждой задачи отдельно, чтобы оценить, является ли модерирующая роль SCLR конкретной задачей или обобщает стрессовые и сложные ситуации.

Учитывая половые и этнические различия в электродермальной активности (Boucsein, 1992), скорость экстернализирующего поведения (например, Aber, Brown, & Jones, 2003) и реакцию на родительскую дисциплину (например, Kerr, Lopez, Olson, & Sameroff, 2004; Lansford, Deater-Deckard, Dodge, Bates, & Pettit, 2004), мы контролировали эти переменные (а также социально-экономический статус [SES]), а также рассматривали, различается ли модерирующая роль SCLR в зависимости от пола или этнической принадлежности. Кроме того, из-за общей коморбидности экстернализации и интернализации проблем (Hinden, Compas, Howell, & Achenbach, 1997) и обоснования наших гипотез, которое наиболее актуально для «чистых» экстернализационных проблем (Keiley, Lofthouse, Bates, Dodge, & Pettit, 2003), мы контролировали симптомы интернализации, сообщаемые детьми, в анализах.Мы включили сообщаемые детьми интернализирующие симптомы и описанные родителями экстернализирующие формы поведения, поскольку родители и дети считаются полезными информаторами этих соответствующих проблем (Loeber, Green, & Lahey, 1990). Наконец, мы контролировали брачный конфликт, чтобы оценить прямые и интерактивные ассоциации сурового воспитания с экстернализирующим поведением ребенка, независимо от другого значимого семейного стрессора (Cummings & Davies, 1994).

Метод

Участники

Участвовала двести пятьдесят одна семья, в том числе 128 девочек и 123 мальчика, средний возраст 8 лет.23 года ( SD = 0,73). Детей набирали из трех школьных округов, окружающих небольшой юго-восточный городок. Семьи имели право участвовать, если дети учились во втором или третьем классе, в доме присутствовали двое родителей и семьи жили вместе не менее 2 лет. Критерии исключения включали диагноз соматического заболевания, синдрома дефицита внимания и гиперактивности, неспособности к обучению или умственной отсталости. Участвующие пары состояли в браке или жили вместе в течение значительного периода времени ( M = 10 лет, SD = 5.67), но из-за недопонимания 10 семей жили вместе менее 2 лет ( M = 1,1 года, SD = 0,28). Большинство детей (73%) жили с обоими биологическими родителями; 24% жили со своей биологической мамой и отчимом или сожителем матери, а остальные 3% жили в основном со своим биологическим отцом и мачехой. Выборка была репрезентативной для сообществ, из которых она была составлена: 64% американцев европейского происхождения и 36% афроамериканцев (U.С. Бюро переписи населения, 2005 г.). Индекс Холлингсхеда (Hollingshead, 1975) использовался для определения SES и показал, что участвующие семьи представляют весь диапазон уровней SES (1–5). В частности, 25% были на Уровне 1 или 2 (например, полуквалифицированные рабочие), 34% были на Уровне 3 (например, квалифицированные рабочие) и 41% были на Уровнях 4 и 5 (например, профессионалы). Процедуры выборки позволили привлечь как европейско-американские, так и афроамериканские семьи в широком диапазоне SES. Семьям была выплачена денежная компенсация за свое участие.

Данные для настоящего исследования были доступны от 100% детей, 96% матерей и 82% отцов, а полные данные о переменных, используемых в регрессионном анализе, были доступны для 88% –89% семей ( n = 221–223) в зависимости от анализа. Участники с полными данными или без них не различались по каким-либо переменным, включенным в настоящее исследование, за исключением того, что участники без полных данных имели несколько более высокие показатели жестокого воспитания, о которых сообщили родители, t (248) = 2,01, p <.05. Корреляции между переменными исследования и переменными с фиктивным кодом, представляющими отсутствующие данные по переменным исследования (0 = отсутствуют , 1 = доступны ), были значимыми только в 3 из 110 возможных случаев (<3%), и поведение ребенка экстернализировано (зависимая переменная) не коррелировала с отсутствием какой-либо переменной исследования. Маловероятно, что полный анализ случая повлияет на коэффициенты регрессии, если нет связи между зависимой переменной и отсутствием других переменных исследования (Allison, 2003).

Процедура

Семьи посетили университетскую лабораторию на одно занятие, во время которого родители и дети заполнили анкеты, а дети приняли участие в сеансе физиологической оценки. Электроды были прикреплены к ребенку во время 10-минутного периода разминки, во время которого научные сотрудники разговаривали с родителем и ребенком, чтобы помочь ребенку расслабиться. Затем ребенку сказали, что родитель уедет, но будет рядом до конца сеанса оценки.Затем детям разрешили акклиматизироваться в лаборатории в течение 2 минут без присутствия родителей. Затем измеряли уровень проводимости кожи (SCL) в течение 3-минутного исходного периода. Затем был записан SCL, когда дети слушали 3-минутный записанный на аудиозаписи спор между мужчиной и женщиной (т. Е. Социально-эмоциональное стрессовое задание). Детей случайным образом распределили, чтобы они выслушивали гневные разногласия по поводу родственников супругов или проведения досуга. Каждой теме подверглось одинаковое количество мальчиков и девочек из каждой из двух этнических групп.Обоснованность этой задачи для оценки физиологической реактивности детей на социально-эмоциональный стресс была продемонстрирована в многочисленных исследованиях (Эль-Шейх, 2001, 2005, 2007; Эль-Шейх, Харгер и Уитсон, 2001). Кроме того, многие исследования продемонстрировали, что дети негативно реагируют на разыгрываемые имитации подобных эпизодов аргументации, что еще раз подтверждает обозначение этой задачи как стрессовой (например, Cummings, Ballard, El-Sheikh, & Lake, 1991; Goeke- Мори, Каммингс, Гарольд и Шелтон, 2003 г.).Эта социально-эмоциональная стрессовая задача далее в статье называется «стрессовой задачей».

После 6-минутного периода восстановления после стрессовой задачи, SCL также был измерен во время задачи по отслеживанию звезд, в которой детей просили проследить звезду, используя только зеркальное изображение в качестве визуального ориентира (зеркальный индикатор; Lafayette Instrument Company , Лафайет, Индиана). Эта задача считается сложной задачей для решения проблем и использовалась для выявления SCLR или других форм физиологической реактивности во многих исследованиях (Allen & Matthews, 1997; El-Sheikh, 2007).Эта задача, направленная на решение проблем, далее в статье называется «сложной задачей». Был использован фиксированный порядок лабораторных заданий, поскольку основное внимание в исследовании уделялось индивидуальным различиям в физиологической реакции, а не специфическим реакциям как таковым. В конце занятия дети выслушали решение аргумента в этических целях.

Меры

SCLR

SCL у детей (выраженный в микросименсах) измеряли непрерывно на протяжении всего лабораторного сеанса.Два электрода Ag-AgCl, заполненных изотоническим электродным гелем NaCl, помещали на ладонную поверхность дистальных фаланг первого и второго пальцев недоминирующей руки с помощью небольших лент Velcro. Площадь контакта геля тщательно контролировалась с помощью двусторонних клейких манжет с отверстием диаметром 1 см в центре. Постоянное синусоидальное (переменное) напряжение (0,5 В среднеквадратичное) использовалось, чтобы избежать смещения электродов. Для оцифровки и усиления сигналов использовался 16-канальный аналого-цифровой преобразователь. Программное обеспечение от компании James Long (Карога-Лейк, штат Нью-Йорк) использовалось для сбора оценок со скоростью 1000 считываний в секунду.Были рассчитаны средние значения для каждого из трех периодов (исходный уровень, реакция на стрессовую задачу, ответ на тестовую задачу). Как типично для психофизиологических исследований, 7% участников не имели данных о проводимости кожи из-за неисправности оборудования или артефактов измерения.

Оценка изменения вероятности нежелательной почты в ответ на каждую задачу была рассчитана путем вычитания начальной базовой оценки вероятности нежелательной почты из вероятности нежелательной почты во время выполнения соответствующей задачи. Примечательно, что SCL у детей значительно увеличился по сравнению с исходным уровнем в ответ на оба стрессовых задания: t (234) = -10.02, p <0,01, и задача-вызов, t (231) = −16,86, p <0,01 (см. Средние значения и стандартные отклонения). В соответствии с законом начальных значений, чтобы исключить влияние исходного уровня SCL на реактивность уровня проводимости кожи, SCLR вычислялся как балл остаточного изменения. Оценка остаточного изменения представляет собой остаточную дисперсию, когда соответствующая оценка изменения SCL регрессирует на исходном уровне SCL. Два выброса (> 3 SD от среднего) были удалены для анализа с SCLR для задачи контрольного заражения, и шесть были удалены для анализов с SCLR для задачи стресса.SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал (см.).

Таблица 1

Описательная статистика для девочек и мальчиков

SD 9022 9022 a 133
Девочки
Мальчики
M SD SD t
Брачный конфликт (родители) a 4.15 4,74 4,27 4,66 0,21
Жестокое воспитание (родители) a 5,67 3,66 6,06 0,819 6,06 3,77 4,39 4,04 6,57 5,45 3,56 ***
Базовый уровень SCL a 5,13 3,53 51 5,23 2,36 *
Задача SCL-напряжение a 5,99 4,06 7.60 5,89 2,44 задача SCL 7,97 4,97 9,56 6,42 2,12 *
SCLR — задача напряжения b −0,08 1,25 −2 −0,20
SCLR — задача вызова b 0,03 2,25 −0,22 2,52 −0,80
9022 9022 9022 9022 9022 9022 9022 −0.09 0.82 −1.69
Внешний (родительский) d 49.52 6.91 47.91 7.63 −1.79 Стандартный
Отклонения и корреляции между исследуемыми переменными

9019
Переменные 1 2 3 4 5 6 7 8 9 9 9019 9019 9019 9019 9019 9018
1.Пол
2. Возраст (мес.) 902 −168 902,16
3. Этническая принадлежность .04 −.08 9022
4.SES −.03 .07 −.21 **
— семейный конфликт (родители) 5. .01 .04 .16 * −.09
6.) .04 .01 .02 .39 ***
7. Жестокое воспитание ** (ребенок) − * −.06 .09 .04 −.06 .15 *
задача напряжения 8. .01 .01 -.11 .10 .12 .05 −.02
9. SCLR – задача вызова .1905 .05 ** .11 .06 −.01 −.16 * .51 ***
10. Внутренний ) .11 −.13 * .12 −.03 −.01 .06 .31 *** .05 −.04
11. Внешний (родительский) −,05 ,03 ,01 −,12 ,15 * ,43 *** ,19 ** −,13 −,13 * ,14 *
M 98.71 37,38 4,21 5,86 5,47 -0,10 -0,09 0,00 48,73
4,69 3,71 4,90 1,29 2,38 0,85 7,30
Брачный конфликт

Матери и отцы рассказали о прошлой и физической агрессии между собой и их супругами в прошлом году. Шкала тактики, которая имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (CTS2; Straus, Hamby, Boney-McCoy, & Sugarman, 1996).Родители оценили использование 18 моделей поведения во время конфликта по 7-балльной шкале в диапазоне от 0 ( никогда, ) до 6 ( больше чем в 20 раз ). Отчеты отцов и матерей были усреднены для создания баллов по семейным конфликтам; внутренняя согласованность была высокой (перекрестная подшкала, перекрестный информатор, перекрестный референт α = 0,85).

Жестокое воспитание

Матери, отцы и дети заполнили шкалу тактики конфликта между родителями и детьми (CTSPC; Straus, 1999), которая широко используется для оценки сурового воспитания (Yodanis, Hill, & Straus, 2001).CTSPC обладает хорошо известными психометрическими свойствами (Straus, 1999). Подшкалы, использованные в настоящем исследовании, оценивали частоту вербальной агрессии (например, крик, крик или крик; сказал, что он / она отошлют вас; пять пунктов оцениваются по 7-балльной шкале) и физической агрессии (например, отшлепали вас по низ голой рукой; ударил вас по лицу, голове или ушам; девять пунктов по 7-балльной шкале), которые родители направили ребенку в прошлом году (от никогда до больше чем в 20 раз ) .Собственные отчеты отцов и матерей и их супругов о вербальной ( M = 6,43, SD = 4,04) и физической ( M = 5,29, SD = 4,46) агрессии по отношению к ребенку были усреднены для создания оценка сурового воспитания, о которой сообщили родители (перекрестная подшкала, перекрестный репортер, перекрестный референт α = 0,82). Сообщения детей о вербальной ( M = 4,94, SD = 4,91) и физической ( M = 5,99, SD = 6,16) агрессии также были усреднены для создания составной балльной оценки жестокого воспитания, о которой сообщал ребенок. высокая внутренняя согласованность (перекрестная подшкала, перекрестный референт α =.88). О любых случаях словесной агрессии по отношению к детям сообщили 96% родителей и 86% детей, а о любых случаях физической агрессии по отношению к детям сообщили 95% родителей и 89% детей (из-за высоких показателей «телесных наказаний» на протяжении всей жизни). США, особенно на юге США, см. Straus & Stewart, 1999).

Симптомы интернализации ребенка

Дети заполнили Опросник детской депрессии (CDI; Kovacs, 198) посредством интервью.CDI хорошо зарекомендовал себя и, как известно, имеет хорошую надежность и валидность (Kovacs, 1985). Внутренняя согласованность в данном образце составила α = 0,95. Кроме того, дети заполняли Пересмотренную шкалу детского проявления тревожности (RCMAS; Reynolds & Richmond, 1979) посредством собеседования. Этот показатель также имеет хорошо зарекомендовавшие себя надежность и валидность (Reynolds & Richmond, 1979) и высокую внутреннюю согласованность в настоящем исследовании (α = 0,91). Отчеты детей по CDI и RCMAS коррелировали, r =.46, p. <0,001; эти баллы были стандартизированы и усреднены для получения совокупного балла для интернализующихся симптомов у ребенка.

Экстернализирующее поведение ребенка

Оба родителя заполнили Личностный опросник для детей – 2 (PIC – 2; Lachar & Gruber, 2001). Композиция экстернализации состоит из субшкал делинквентности и импульсивности / отвлекаемости, которые включают элементы, оценивающие агрессию, импульсивность, деструктивное поведение, правонарушения и несоблюдение.PIC-2 продемонстрировал надежность повторного тестирования, надежность между экспертами, а также дискриминантную и конструктивную валидность (Lachar & Gruber, 2001; Wirt, Lachar, Klineinst, & Seat, 1990). Например, экстернализирующая шкала PIC – 2 была коррелирована ( r = 0,55) с поведенческими проблемами, о которых учитель сообщил в ходе опроса учеников (SBS; Lachar, Wingenfeld, Kline, & Gruber, 2000). Аналогичным образом, Эль-Шейх (2001) обнаружил, что проблемы экстернализации, о которых сообщила мать в PIC-2, коррелировали с проблемами экстернализации, о которых сообщал учитель ( r =.48, p <.001) в Контрольном списке поведения детей - форме отчета учителя (Achenbach, 1991). В настоящем исследовании внутренняя согласованность (α) композита экстернализации составила 0,83 для матерей и 0,84 для отцов. Отчеты матерей и отцов были коррелированы, r = 0,39, p <0,001, и были усреднены, чтобы представить проблемы экстернализации ребенка. Сорок пять детей (18%) находились в пограничном или клиническом диапазоне ( T ≥ 60) экстернализационных проблем на основании отчета по крайней мере одного родителя о PIC – 2.

Результаты

Предварительный анализ

Средние значения и стандартные отклонения переменных исследования показаны отдельно для девочек и мальчиков в. Мальчики сообщили, что их матери и отцы использовали более суровое воспитание по сравнению с девочками, а у мальчиков уровень SCL был выше, чем у девочек.

Корреляции между переменными исследования и средними значениями для полной выборки и стандартными отклонениями представлены в. Выявлено несколько корреляций с демографическими переменными. Дети старшего возраста сообщали о более слабых интернализующих симптомах.Афроамериканцы имели более низкий уровень SES, более низкий уровень SCLR при выполнении сложной задачи и сообщали о большем количестве семейных конфликтов по сравнению с американцами европейского происхождения. Кроме того, жестокое воспитание, о котором сообщают родители, умеренно коррелировало с жестоким воспитанием, о котором сообщали дети, и умеренно коррелировало с экстернализирующим поведением ребенка. Жестокое воспитание, о котором сообщали дети, коррелировало с более низким SCLR к сложной задаче и более высоким уровнем интернализации и экстернализации проблем. SCLR к стрессовым и сложным задачам умеренно коррелировал.Проблемы интернализации и экстернализации также были взаимосвязаны.

План анализа

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для проверки основной гипотезы — связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка будет обостряться среди участников с более низким SCLR и ослабляться среди участников с более высоким SCLR. Возраст, пол, этническая принадлежность, SES, интернализующие симптомы и семейный конфликт вводились на первом этапе каждого регрессионного анализа для контроля возможных затруднений.На втором этапе каждого анализа вводились сообщения родителей или детей о суровом воспитании детей и SCLR к стрессовой задаче или сложной задаче. Произведение соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на третьем этапе, чтобы представить их взаимодействие (Aiken & West, 1991; Baron & Kenny, 1986), двусторонний продукт пола и как соответствующие переменные сурового воспитания, так и переменные SCLR. была введена на четвертом этапе, а трехкомпонентное произведение пола и соответствующих переменных сурового воспитания и SCLR было введено на пятом этапе.Всего было проведено четыре регрессионных анализа со следующими комбинациями основных предикторов: (а) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для стрессовой задачи, (b) жестокое воспитание, сообщаемое родителями, и SCLR для задачи, (c) ребенок сообщил о суровом воспитании и SCLR для стрессовой задачи, и (d) ребенок сообщил о суровом родительстве и SCLR для контрольной задачи. Переменной результата во всех анализах было внешнее поведение, о котором сообщили родители. Все переменные-предикторы были сосредоточены. Анализы не выявили никаких доказательств трехстороннего (суровое воспитание × SCLR × этническая принадлежность) или четырехстороннего (суровое воспитание × SCLR × пол × этническая принадлежность) взаимодействий, связанных с этнической принадлежностью; учитывая исследовательский характер этих анализов, дополнительная информация не представлена.

Расчет простых точек пересечения и простых наклонов для исследования значимых взаимодействий проводился в соответствии со стандартными процедурами (Aiken & West, 1991; Dearing & Hamilton, 2006). Эти анализы привели к перехватам и наклонам, представляющим отношения между предиктором (суровое воспитание) и результатом (экстернализирующее поведение ребенка) на более низких (-1 SD ) и более высоких (+1 SD ) уровнях модератора (SCLR). Важно отметить, что значимый термин взаимодействия указывает на то, что связи между предиктором и переменной результата при более высоком и более низком SCLR отличаются друг от друга.Значимость наклона сама по себе показывает, действительно ли величина наклона значительно отличается от нуля на определенном уровне SCLR.

Основные анализы

Жесткое воспитание, сообщаемое родителями, и задача SCLR-стресса

Как показано на, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни задачи SCLR-стресса были независимо связаны с более высоким экстернализирующим поведением ребенка, выше и помимо демографических переменных, интернализующих симптомов и семейных конфликтов.Эти основные эффекты были квалифицированы значительным двусторонним взаимодействием между суровым воспитанием и заданием SCLR-стресс, которое само по себе было квалифицировано как трехстороннее взаимодействие между жестким воспитанием, заданием SCLR-стресс и полом. Последующий анализ показал, что суровое воспитание в значительной степени связано с экстернализирующим поведением среди мальчиков и девочек с более низким или высоким уровнем стресса SCLR. Однако связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди мальчиков с более низким уровнем стресса SCLR, B =.79, SE = 0,12, p <0,0001, по сравнению с мальчиками с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = 0,34, SE = 0,11, p <0,01 (см.) . Среди девочек значимая связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением не различалась на более низких уровнях, B = 0,39, SE = 0,11, p <0,001, по сравнению с более высокими, B = 0,45, SE = 0,14, p <0,01, уровни задачи SCLR-стресс (см.).

(a) Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением детей у мальчиков с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) на выполнение стрессовой задачи. Необработанный балл 6 по экстернализации проблем = T балл из 50. (b) Связь между жестким родительским поведением, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим среди девочек с более высоким или низким SCLR по отношению к стрессовой задаче. Необработанная оценка 5 для проблем экстернализации = T оценка 50.

Таблица 3

SCLR как модератор жестокого воспитания, о котором сообщают родители

9010 9018 2 .06 9022 H Пол 9016L- задача-вызов

Как показано в, более высокие уровни сурового воспитания, о которых сообщают родители, и более низкие уровни SCLR для задачи-вызова были однозначно связаны с экстернализирующим поведением ребенка.Возникло взаимодействие между суровым воспитанием и заданием SCLR-вызов, но никаких дополнительных двух- или трехсторонних взаимодействий с сексом обнаружено не было. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была сильнее среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,67, SE = 0,08, p <0,0001, по сравнению с детьми. с задачей с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,24, SE = 0,08, p <.01 (см.).

Связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка, вызывающим экстернализм среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Жесткое воспитание детей и задача стресса SCLR, сообщаемая ребенком поведение.Кроме того, взаимодействие между жестким воспитанием детей, о котором сообщал ребенок, и задачей стресса SCLR было связано с экстернализирующим поведением ребенка. Никаких взаимодействий с сексом не было значимым. Последующий анализ показал, что связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением была значимой среди детей с более низким SCLR-стрессовым заданием,
B = 0,22, SE = 0,07, p <0,01, но не среди детей с более высоким SCLR-стрессовым заданием, B = −.02, SE =.08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более или менее высокой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче на стресс.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Таблица 4

SCLR как модератор жестокого воспитания детей

Предикторы Внешнее поведение (родительский отчет)
Стресс-задача
Задача
β шаг Δ F Δ R 2 β шаг Δ
Шаг 1
Возраст .02 2,13 .06 .04 2,08 .06
Пол −.08 −.07 −.07 −.05
Социально-экономический статус −.10 −.12 Внутренние симптомы.14 * ,13
Брачный конфликт ,14 * ,114 ,114
Суровое воспитание (отчет родителей) .45 *** 29,04 .20 *** .46 *** 28,38 .20 ***
SCLR −.16 * −.12 *
8 Шаг 3 9018arsh −14 * 5.30 .02 * −.20 ** 11.02 .04 **
Шаг 4 9018ars
-.11 1,15 ,01 −,12 2,08 ,01
SCLR × пол ,05 ,11
Суровое воспитание × SCLR × Пол ,17 * 4,55 ,02 * .00 0,00 ,00
R 2 9022 .15 * .17 * 13 08
Предикторы Экстернализирующее поведение (отчет родителей)
Задача на нагрузку
Задача на вызов
β ступень Δ F Δ R 2 Δ 909 9018 9018 9018 9018 9018 9018 9018 909 R 2
Шаг 1
Возраст .02 2,16 0,06 * 0,03 2,11 0,06
Пол −.07 −.05 −.04
Социально-экономический статус −.10 −.12 ,13
Брачный конфликт ,15 * ,14 ,114
Суровое воспитание (отчет о детях) .11 4,58 .04 * .09 3,24 .03 *
−14 *
Шаг 3
Жесткий родительский элемент × SCLR −.14 −.14 * −.13 * 3.95 .02 *
Шаг 4
Жесткое воспитание × пол −.11 0,8325 .3201 1,14 .01
SCLR × Sex .01 .02
Шаг 5 9018ARS
0,80 ,00 ,16 2,65 ,001
Жесткое воспитание, сообщаемое ребенком, и задача SCLR-вызов

Как показано в, более низкий уровень SCLR для задачи проверки был независимо связан с высшее детское экстернализирующее поведение.Этот основной эффект был квалифицирован как двустороннее взаимодействие между жестоким воспитанием, о котором сообщает ребенок, и задачей SCLR-вызов. Последующий анализ показал, что жестокое воспитание, о котором сообщают дети, было значительно связано с экстернализирующим поведением среди детей с более низкой задачей SCLR-вызов, B = 0,16, SE = 0,07, p <0,05, но не среди дети с более высоким SCLR-вызовом, B = 0,01, SE = 0,08, нс (см.).

Связь между жестоким воспитанием детей, о котором сообщают дети, и поведением ребенка экстернализирующим среди мальчиков и девочек с более высокой или низкой реактивностью уровня проводимости кожи (SCLR) к задаче-вызову.

Примечание. Для мальчиков: 6 баллов по экстернализации задач = T баллов из 50; для девочек — 5 баллов по экстернализации проблем = T — 50 баллов.

Обсуждение

Настоящее исследование является первым, насколько нам известно, для изучения электродермальной реактивности (т. е. SCLR) в качестве модератора ассоциации. между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Анализ показал поддержку гипотезы модерации. В частности, связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее у детей с более низким SCLR по сравнению с детьми с более высоким SCLR.Также возникло одно трехстороннее взаимодействие, предполагающее, что более низкий SCLR может быть более сильным фактором уязвимости среди мальчиков по сравнению с девочками. Гипотезы были проверены на относительно большой и разнообразной выборке, основанной на сообществах, с учетом семейных конфликтов, интернализующих симптомов, сообщаемых детьми, и демографических переменных. Результаты модерации были согласованы во всех отчетах детей и родителей о суровом воспитании детей, а также в лабораторных задачах, которые были напряженными и сложными. Результаты настоящего исследования продвигают существующую литературу, предоставляя доказательства того, что индивидуальные различия в физиологической реактивности, индексируемые с помощью SCLR, могут функционировать как фактор уязвимости в связи между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка.

Более низкий SCLR был связан с экстернализирующим поведением ребенка, независимым от супружеского конфликта и сурового воспитания, а также действовал как фактор уязвимости для экстернализирующего поведения ребенка. То есть связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка была сильнее среди детей, у которых был более низкий SCLR, по сравнению с детьми, у которых был более высокий SCLR. Среди мальчиков эта закономерность сохранялась у разных информантов сурового воспитания и физиологической реактивности в ответ на разные лабораторные задания.Во всех случаях, кроме одного, среди девочек также была очевидна модерация. В частности, у девочек связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и экстернализирующим поведением не отличалась от стрессовой задачи на более высоких или более низких уровнях SCLR.

Несколько исследователей провели соответствующие исследования взаимодействия между другими формами семейного стресса и SCLR как предикторов экстернализирующего поведения ребенка. Например, Shannon et al. (2007) сообщили, что более высокая электродермальная реактивность обеспечивает частичную защиту от проблем с поведением в контексте отцовского антиобщественного поведения; у детей с более низкой электродермальной реактивностью наблюдались более высокие проблемы с поведением на всех уровнях отцовского антиобщественного поведения.Каммингс и др. (2007) обнаружили, что более высокий SCLR действует как фактор уязвимости для экстернализации проблем в контексте родительских депрессивных симптомов для девочек и мальчиков. В перекрестном исследовании Эль-Шейх (2005) обнаружил более сильную связь между семейным конфликтом и экстернализирующим поведением у девочек с более высоким SCLR по сравнению с девушками с более низким SCLR. При продольном анализе того же образца Эль-Шейх и др. (2007) сообщили, что SCLR взаимодействует с семейным конфликтом и детским сексом, чтобы предсказать усиление экстернализирующего поведения через 2 года.В частности, супружеский конфликт предсказал усиление проблем экстернализации среди мальчиков с более низким SCLR (но не с более высоким SCLR) и среди девочек с более низким или высоким SCLR.

Существование и направленность половых различий в этих исследованиях различаются. В то время как появились некоторые свидетельства того, что более низкий SCLR является фактором уязвимости в контексте супружеского конфликта (El-Sheikh et al., 2007) и сурового воспитания (настоящее исследование) среди мальчиков, среди девочек данные неоднозначны. Возможные объяснения очевидных половых различий включают более высокую распространенность недовозбужденного экстернализирующего поведения среди мальчиков по сравнению с девочками (Marsee, Silverthorn, & Frick, 2005) или другие половые различия в типах экстернализирующего поведения, чаще всего проявляемых девочками по сравнению с мальчиками (Crick & Гротпетер, 1995).Регулирующая роль SCLR может также зависеть от типа стресса в семье (например, родительская депрессия, супружеский конфликт, суровое воспитание, антисоциальное поведение отца). Кроме того, статистический контроль интернализующих симптомов в настоящем исследовании может способствовать получению разных результатов для девочек по сравнению с другими исследованиями, изучающими другие типы семейного стресса. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования для объяснения половых различий в регулирующей роли SCLR.

Низкая электродермальная реактивность и связанные с ней показатели снижения реакции СНС на стресс были концептуализированы как маркеры бесстрашия, неспособности научиться избегать или нечувствительности к наказанию (Fowles et al., 2000; Matthys et al., 2004; Рейн, 2002). Таким образом, потенциальное объяснение результатов настоящего исследования связано с реакцией детей на резкое поведение родителей. Попытки родителей социализировать детей с низким SCLR посредством сурового наказания могут быть особенно неэффективными или контрпродуктивными из-за недостаточного возбуждения этих детей перед лицом неблагоприятных обстоятельств. То есть дети, которые демонстрируют более низкую электродермальную реактивность, могут не ассоциировать резкие родительские реакции на их плохое поведение с негативным физиологическим возбуждением или соответствующим психологическим стрессом; таким образом, такие стратегии воспитания могут не служить намеченной цели по снижению вероятности повторения плохого поведения.Более того, недостаточно возбужденные (то есть менее пугливые) дети могут с большей вероятностью реагировать на суровую дисциплину агрессией и тем самым вызывать принудительные родительско-дочерние обмены, связанные с антиобщественным поведением (Dadds & Salmon, 2003; Patterson, 2002). Невозбужденные дети, чье внимание не ограничено сильным возбуждением, также могут испытывать оптимальные физиологические условия для обучения принудительному и агрессивному поведению своих родителей в контексте суровой дисциплины (Hoffman, 1983, 1994).Последствия пониженного возбуждения для субъективного опыта детей сурового наказания и способности учиться на суровых наказаниях могут помочь объяснить развитие, сохранение или усиление проблем поведения у детей с психопатическими или черство-бесэмоциональными чертами (Dadds & Salmon, 2003; Frick & Morris , 2004; Frick et al., 2003; Raine, 2002). Важно подчеркнуть, что в настоящем исследовании не проверялись физиологические и психологические реакции на суровое воспитание; скорее, результаты показывают, что это было бы информативным для будущих исследований.

Среди детей с более высокой электродермальной реактивностью связь между суровым воспитанием и экстернализацией ребенка была ослаблена, но значима, когда учитывались сообщения родителей о суровом воспитании, но несущественна, когда учитывались сообщения детей о суровом воспитании. Учитывая, что общая дисперсия информантов могла раздуть связь между жестоким воспитанием, о котором сообщают родители, и поведением ребенка экстернализирующим, результаты настоящего исследования предоставляют лишь ограниченные доказательства того, что суровое воспитание и экстернализирующее поведение ребенка связаны у детей с более высокой электродермальной реактивностью.С одной стороны, негативные черты сурового воспитания, такие как социальное обучение и негативное подкрепление агрессивного поведения (Patterson, 2002), а также неспособность способствовать моральной интернализации или обеспокоенности жертвой оскорбительного поведения (Hoffman, 1983; Kerr et al. ., 2004; Kochanska, 1993), как ожидается, будет способствовать экстернализирующему поведению среди детей с более высокими (и более низкими) ответами в социальных сетях. Однако такие агрессивные механизмы могут частично уравновешиваться тенденцией детей, чувствительных к социальным сетям, однозначно связывать свое экстернализирующее поведение с отвращающими реакциями родителей.Таким образом, суровое воспитание не может привести к увеличению проблем с поведением дома у детей с более высокой электродермальной реактивностью (в той же степени, что и у детей с более низкой электродермальной реактивностью). Тем не менее, суровое воспитание может способствовать перекрестному экстернализирующему поведению, например деструктивному поведению в школе, когда дети могут не связывать экстернализирующее поведение с такой же степенью негативных последствий, как дома. Хоффман (1983) предположил, что дети, которые боятся властных реакций родителей, могут подчиняться своим родителям дома, но направлять свой гнев на менее влиятельные фигуры вне дома.Более того, суровое воспитание может нарушить отношения между родителями и детьми и тем самым способствовать интернализации или другим проблемам адаптации у детей с более высокой или более низкой электродермальной реактивностью (Gershoff, 2002).

Как уже отмечалось, предыдущие исследования также показали, что определенные характеристики темперамента смягчают связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Bates & Pettit, 2007). Кроме того, этническая принадлежность и этнические различия в практике или толковании суровых наказаний могут смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка (Lansford et al., 2004, 2005). Таким образом, в то время как исследования неизменно связывают суровое воспитание с проблемами экстернализации, исследования показывают, что величина ассоциации варьируется в зависимости от индивидуальных характеристик и характеристик окружающей среды. С точки зрения психопатологии развития суровое воспитание может представлять собой неспецифический фактор риска окружающей среды, который связан с разными исходами в различных условиях в зависимости от индивидуальных характеристик, таких как пол и вегетативное возбуждение (Steinberg & Avenevoli, 2000).

Если воспроизвести и подтвердить более строгим дизайном (например, продольным), результаты настоящего исследования будут иметь важное значение для вмешательств по управлению поведением. Современные программы управления поведением родителей умеренно эффективны (McCart, Priester, Davies, & Azen, 2006), но есть возможности для улучшения, например, в области родительского участия и взаимодействия (Dumas, Nissley-Tsiopinis, & Moreland, 2007). . Одной из проблем может быть восприимчивость родителей к предостережениям от суровой дисциплины.Например, родители нередко сообщают врачам, что суровая дисциплина их родителей исправила их проблемы с поведением в детстве. Результаты настоящего исследования показывают, что различия между физиологической реактивностью родителей и их детей могут объяснить различия между поведенческими реакциями родителей и их детей на суровую дисциплину. То есть некоторые дети, по-видимому, относительно нечувствительны к наказывающим аспектам суровой дисциплины, а также физиологически хорошо подходят для наблюдения и потенциально научиться агрессивному поведению на основе резкого поведения родителей.Хотя их гипотеза в значительной степени спекулятивна, Dadds and Salmon (2003) предположили, что нечувствительные к наказаниям дети могут быть относительно менее восприимчивыми даже к соответствующей дисциплине, такой как тайм-аут. Избегать возрастающих циклов наказания может быть особенно важно для таких детей, и без них не обойтись без тесных связей и положительного подкрепления (Dadds & Salmon, 2003). Лучшее понимание факторов, влияющих на реакцию детей на различные формы родительской дисциплины, безусловно, принесет пользу программам профилактики и вмешательствам по управлению поведением.

Эти результаты и их интерпретация должны рассматриваться в контексте некоторых ограничений настоящего исследования. Во-первых, количество вариаций, объясняемых взаимодействиями, было относительно небольшим, и результаты необходимо интерпретировать соответствующим образом. Кроме того, согласованность результатов анализа следует интерпретировать с некоторой осторожностью, потому что переменные-предикторы, используемые в отдельных анализах, были коррелированы, увеличивая вероятность повторения. Мы не создавали перекрестные информативные или перекрестные составные баллы для переменных-предикторов, потому что мы хотели устранить общую предвзятость информаторов в некоторых анализах, учесть взгляды детей и родителей на суровое воспитание и максимально полно представить физиологические реакции на стресс.Кроме того, мы не включили в тот же анализ переменные сурового воспитания, о которых сообщают дети и родители, потому что наша цель состояла в том, чтобы определить, была ли регулирующая роль SCLR надежной среди информантов о суровом воспитании, не устраняя значимых общих различий между ребенком и родителем. отчеты.

Во-вторых, план поперечного сечения не позволяет делать выводы о направленности и причинно-следственной связи. Обширный объем исследований, связывающих суровое наказание с экстернализирующим поведением, подтверждает наше предположение о том, что суровое воспитание может способствовать экстернализации поведения.Тем не менее, мы признаем, что эта связь, вероятно, является взаимной, и необходимы лонгитюдные и экспериментальные исследования, чтобы обеспечить более строгую поддержку конкретных гипотез настоящего исследования. Также важно отметить альтернативную интерпретацию наших результатов: связь между SCLR и экстернализирующим поведением ребенка смягчается суровым воспитанием. Мы также отмечаем, что родительские и другие семейные факторы могут влиять на SCLR, особенно на ранних этапах развития, до момента в детстве, когда SCLR может стать относительно стабильным и действовать скорее как модератор семейных влияний, чем как посредник (El-Sheikh, 2007).

Третье ограничение заключается в том, что общее дочернее экстернализирующее поведение измерялось родительскими отчетами. Для будущих исследований будет полезно различать проактивные и реактивные формы агрессии в качестве результатов, учитывая возможные различия в их физиологических коррелятах. Для будущих исследований также будет важно установить, обобщаются ли результаты для экстернализации поведения в школьной обстановке, и учитывать такие результаты, как интернализация симптомов и взаимоотношений со сверстниками.Кроме того, хотя мы предоставили доказательства пола и физиологической реактивности в качестве модераторов, ряд дополнительных переменных может смягчить связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка, включая характеристики родителей (например, цели), ребенка (например, возраст). , и их отношения (например, тепло; Gershoff, 2002).

SCLR для стрессовых или сложных лабораторных задач представляет собой умеренно стабильное индивидуальное различие и был широко подтвержден как физиологический маркер стрессовой реакции в разных контекстах (El-Sheikh, 2007).Таким образом, SCLR, вероятно, отражает физиологические реакции на суровое воспитание, как это концептуализировано в настоящем исследовании, но SCLR не измерялся непосредственно в контексте сурового воспитания. Изучение SCLR в естественных условиях, например, во время взаимодействия с родителями, было бы информативным и повысило бы доверие к механизмам, которые мы обсудили. Следует отметить, что модель модерации была последовательной в отношении социально-эмоционального стресса и сложных задач по решению проблем в настоящем исследовании.Дальнейшие исследования необходимы для изучения стрессовых реакций на несколько задач, чтобы прояснить качества задач, вызывающих определенные реакции, и значение этих ответов.

Наконец, хотя в нашем исследовании был представлен весь спектр экстернализационных проблем, большинство детей находились в пределах нормы. Результаты следует обобщать на многих детей в сообществе, но не обязательно на детей с клиническими уровнями экстернализированных проблем. Для будущих исследований особенно важно изучить ход развития экстернализационных проблем, поскольку они связаны с семейными стрессорами и физиологическими реакциями ребенка, и определить, как взаимодействия между этими средовыми и индивидуальными факторами способствуют переходу от доклинического к клиническому статусу (Beauchaine et al., 2007). Кроме того, результаты могут не распространяться на детей, живущих в семьях, отличных от семьи с двумя родителями, включенных в настоящее исследование (например, семьи с одним родителем).

Несмотря на эти ограничения, настоящее исследование проливает новый свет на связь между суровым воспитанием и экстернализирующим поведением ребенка. Появились данные о независимых ассоциациях, связывающих как суровое воспитание, так и более низкий SCLR с поведением экстернализации ребенка, и SCLR последовательно смягчает связь между суровым воспитанием и поведением экстернализации ребенка.Дети с более низкой электродермальной реактивностью могут подвергаться большему риску экстернализации проблем в контексте сурового воспитания. Полученные данные подтверждают важность психобиологических подходов, которые исследуют взаимосвязь между семейным риском и физиологической уязвимостью для понимания развития психопатологии у детей.

Жесткое поведение, очень контролирующее

ДОРОГАЯ ЭББИ: Я обожаю своего зятя Тома. Он замечательный муж для нашей дочери. Он всегда приглашает нас на ужин вместе со своими родителями и семьей.Мы ладим с ними, но терпеть не можем, как они обращаются с Томом. Мы никогда не видели, чтобы родители относились к своим детям так, как они относятся к нему, особенно к отцу. Том практически ежедневно просит его одобрения и внимания. Когда мы в последний раз ужинали вместе, вы могли видеть боль и смущение на лице Тома после того, как его отец заговорил с ним. Я отчаянно хочу сказать что-то отцу, но не знаю, стоит ли. Что бы вы сделали в такой ситуации?

ДОРОГАЯ ХОЧЕТ ПОМОЧЬ: Я бы сел с Томом и сказал ему, как сильно я его люблю, как я ценю то, как он замечательно обращается с моей дочерью, и сказал, что это радость, что он — часть моей семьи.Тогда я сказал бы Тому, что поведение его отца неуместно, и как больно на него смотреть, потому что он этого не заслуживает.

Я бы объяснил, что некоторые люди в этом мире пытаются контролировать других, отказываясь от привязанности и одобрения, и, к сожалению, это прием, который жестокие родители — а иногда и любовники — используют, чтобы контролировать тех, кто любит их и хочет, чтобы их любили и принимали. . А потом я спрашивал его, хотел ли он, чтобы я позвонил его отцу, потому что смотреть, как это происходит, больно и мешает вам насладиться ужином.

P.S .: Консультации могут помочь Тому распознать, что происходит, и дать ему инструменты, чтобы справиться с отцом, если он открыт для этого.

ДОРОГАЯ ЭББИ: Мне 17 лет, и мне так грустно из-за того, что я только что потерял отца. Я не могу разговаривать со своей мачехой, потому что она слишком занята гулять со своими друзьями, пить и веселиться. Мой отец умер пару месяцев назад, а она уже занимается сексом с друзьями моего отца. Я слышал, как они об этом говорили. У меня нет другой семьи, к которой я могу пойти.Я правда ненавижу ее прямо сейчас! Подскажите пожалуйста, что делать.

— Скорбящие во Флориде

ДОРОГАЯ СЧАСТЬЯ: Пожалуйста, знайте, как я сожалею о потере вашего отца. Было бы полезно найти другого взрослого, с которым можно поговорить о своих чувствах. Поскольку у вас нет семьи, кроме мачехи, возможно, мать одного из ваших друзей выслушает вас и направит вас. Если это невозможно, и вы принадлежите к церкви, вам следует поговорить со служителем.

Ненависть к мачехе — не ответ. Возможно, она ведет себя так, потому что пытается справиться с потерей вашего отца, пытаясь отвлечься от боли. Кстати, это не сработает, но ей, возможно, придется научиться этому методом проб и ошибок. Группа поддержки в горе может быть полезна вам обоим.

МОИМ МУСУЛЬМАНСКИМ ЧИТАТЕЛЯМ: Пост в Рамадан официально закончился. Всем счастливого праздника Ид аль-Фитр. Пусть Бог сделает ваш праздник благословенным.

грубых слов родителей могут ухудшить поведение подростков: выстрелы

Конечно, ты готовишься на пару. Но подростки, как правило, встречают резкие слова с еще худшим поведением, говорится в исследовании. Кэтрин Стритер скрыть подпись

переключить подпись Кэтрин Стритер

Конечно, ты готовишься на пару.Но подростки, как правило, встречают резкие слова с еще худшим поведением, говорится в исследовании.

Кэтрин Стритер

Большинство родителей в какой-то момент кричат ​​на своих детей. Часто кажется, что это последний способ привлечь внимание детей и привести их в форму.

Но суровая словесная дисциплина может иметь неприятные последствия. Исследование показало, что подростки ведут себя хуже, если на них кричат.

Сколько бы вы ни кричали, ваши подростки не слушают.

Мин-Те Ван, Питтсбургский университет

Исследователи спросили родителей 13-летних детей в районе Филадельфии, как часто за последний год они кричали, проклинали или называли ребенка «тупым или ленивым или другим подобным словом» после того, как он или она сделали что-то не так.

Почти половина из почти 900 родителей заявили, что применяли суровые словесные наказания — 45 процентов мам и 42 процента отцов.

Родители, которые употребляли более резкие слова, когда ребенку было 13 лет, с большей вероятностью увидели увеличение проблем с поведением своего подростка, когда их спросили снова год спустя.А дети, столкнувшиеся с жесткой словесной дисциплиной, чаще имели симптомы депрессии в 14 лет.

«Сколько бы вы ни кричали, ваши подростки не слушают», — говорит доцент Мин-Те Ван. психологии и образования в Университете Питтсбурга, и ведущий автор исследования. «От этого дела обстоят все хуже и хуже, и отношения становятся более напряженными».

Семьи, включенные в исследование, в основном принадлежали к среднему классу, и почти все они были белыми и черными.«Суровая словесная дисциплина была равномерно распределена по экономическим уровням и этнической принадлежности», — сказал Ван Шотсу. Результаты были опубликованы в Интернете в журнале Child Development .

«Это напоминание нам о том, что нам нужно сохранять спокойствие», — говорит Ван. «Когда мы кричим, это не поможет им избавиться от проблемного поведения. Родителям нужно немного отступить и успокоиться».

Согласно исследованию, дети, у которых в 13 лет было больше проблем с поведением, чаще подвергались крикам.В этом нет ничего удивительного. Но исследование не смогло определить, является ли крик родителей причиной плохого поведения или родители с трудными детьми чаще прибегают к крику.

Суровое воспитание часто является частью пакета поведения, и трудно отделить последствия крика, — говорит Алан Каздин, директор Йельского центра воспитания детей, который не участвовал в исследовании. Кроме того, по словам Каздина, некоторые взрослые генетически более склонны к крику и суровому поведению, и вполне вероятно, что их дети тоже будут совершенно в стороне от того, как с ними обращаются.

Родители не должны паниковать, потому что они потеряли его на глазах у детей, — говорит Каздин. «В какой-то момент все сойдут с ума», — говорит он Шотсу. «Предположительно мать Тереза ​​рассердилась».

Это согласуется с другими исследованиями, согласно которым 90 процентов родителей говорят, что кричали на своих детей. Одно исследование показало, что половина родителей говорят, что ругали своих подростков или называли их по именам.

Проблема словесных или физических наказаний, по словам Каздина, в том, что они неэффективные способы заставить людей улучшить поведение.«Люди вроде меня против, потому что это не нужно для изменения поведения».

Эффект резких слов изучен меньше, чем эффект физического наказания. Исследование Ванга пытается заполнить некоторые пробелы, особенно потому, что родители реже применяют физические наказания к подросткам.

Агрессивное физическое наказание обычно вызывает агрессию со стороны ребенка, хотя существуют серьезные разногласия по поводу того, приемлемо ли небольшое количество физического наказания для детей младшего возраста.

Каздин говорит, что меньше криков было бы шагом к менее токсичной семейной среде: меньше стресса, насилия или прямых телесных наказаний. Вместо этого, по его словам, родители должны сосредоточиться на воспитании, семейных делах и распорядке дня.

«Каковы последствия крика на ребенка в этот день, а затем на другую на следующей неделе?» «Мы действительно не знаем», — говорит Каздин. «Но мы знаем, что крик, ворчание, удары и т. Д. Не укрепляют ребенка, чтобы помочь ему справиться с жизнью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *