Разное

Расщепление личности примеры: Расщепление личности

Содержание

Расщепление личности

За последние двадцать лет нейронауки сделали довольно большой рывок вперед, приоткрыв завесу тайны устройства мозга как людей, так и животных. Если раньше мы могли только догадываться, что скрывается в черепной коробке многих представителей населения Земли и как это «что-то» функционирует, то теперь, в особенности с развитием технологий МРТ, мы становимся все ближе к истине, а объяснение процессов и особенностей жизнедеятельности приобретает все более чёткие и ясные формы. И хотя предстоит раскрыть еще энное количество тайн мышления и нервной деятельности, объяснение некоторых парадоксов уже увенчалось успехом. Там, где одни видят мистику и божественные смыслы, другие доказывают, что всему есть материальное, научное обоснование.

Иллюстрация: Анна Умеренко.

Мыслительный процесс рождается из электрохимических взаимодействий нейронов, активности аксонов и синапсов — клеток нашей нервной системы. Такие взаимодействия рождают не только мысли и идеи, но и формируют личность, которая способна накапливать опыт, знания, овладевать навыками и копить воспоминания.

Если не углубляться в особенности взаимодействия нейронов, функционирования нервной системы и работы отделов головного мозга (о чём вы сможете подробно и в доступной форме прочитать в работах нейрофизиологов и нейропсихологов Вилейанура Рамачандрана, Оливера Сакса, Элиэзера Штернберга), то к этому и сводится материальное обоснование существования личности.

Но как объяснить те случаи, когда в одном теле «жило» несколько личностей? Много лет это считалось необъяснимой аномалией, и даже сейчас, когда связь когнитивной психологии и нейробиологии довольно зыбкая, найти исчерпывающее научное объяснение довольно трудно. И вряд ли человечество вообще смогло бы уйти от религиозных догм, рассматривающих эти случаи как «вселение нескольких духов в бренное тело человека», если бы не технические достижения (например, МРТ), позволившие исследовать активность отдельных зон мозга.

Вообще-то, одинок. Многие из пациентов с синдромом раздвоения личности даже не подозревают о существовании сожителя в их теле.

(источник: netlore.ru)

Как выглядит расщепление личности со стороны

Один из многочисленных случаев синдрома расщепления личности рассматривал нейропсихолог Элиэзер Штернберг в одном из своих трудов.

Мать-одиночка, с неопределенным диагнозом «врождённая слепота» жаловалась на пробелы в памяти и не могла объяснить появление на своем теле слов «Ненавижу тебя» и «Ненормальная» после выпадений из времени, а также обнаруживала новые предметы в своем доме, которые никогда бы не купила, находясь в здравом уме и памяти. Когда женщина поступила в больницу, она не знала, откуда у неё появились синяки и ссадины, и также не могла вспомнить, где она была прошлой ночью. Её звали Эвелин, ей было 35, и у неё было весьма непростое детство: родная мать издевалась над девочкой, запирала в шкафу, а когда Эвелин отдали в приёмную семью, отчим также жестоко обращался с девочкой, и даже домогался её.

Когда число выпадений из времени и неспособность дать себе отчёт в том, что происходило с ней с момента «отключки», и сколько эта «отключка» вообще длилась, приняли угрожающие масштабы, Эвелин стали обследовать психиатры.

Элиэзер Штернберг (Eliezer J. Sternberg),

практикующий врач, невролог в Нью-Хейвенской больнице Йельского университета

— У Эвелин диагностировали диссоциативное расстройство идентичности  психическое заболевание, которое еще называют расстройством в виде множественной личности или раздвоением (расщеплением) личности. Внутри Эвелин словно обитало сразу несколько разных людей. Среди них были женщина по имени Фрэнни Ф. и её дочка Синтия, а также «страшненькая» десятилетняя девочка Сара с «тонкими рыжими волосами», карими глазами и веснушками. И наконец, Кимми, «ангелоподобная» четырехлетняя малышка с голубыми глазами и короткими белокурыми волосами. 

Поведение пациентки менялось в зависимости от того, какая из личностей выходила на первый план. Сама Эвелин казалась умной, взрослой женщиной и удивительно чётко излагала свои мысли. Превратившись в Кимми, она вдруг начинала лепетать детским голосом, коверкать простые слова, например называть фиолетовую рубашку «фуаетовой». Говорила, что президент  это «её папочка», и восхищалась тем, что киви 

 это одновременно и фрукт, и птица. Хвасталась, что старший брат учит её, как писать её имя.

При переключении с одной личности на другую может меняться не только характер, предпочтения и вообще история жизни, о которой может поведать пациент. Могут меняться и привычки, и почерк (причём правша может стать левшой и наоборот), может быть разной острота зрения и даже варьироваться уровень физической подготовки. 

В случае с Эвелин слепота, которую так долго не могли объяснить врачи, вдруг практически исчезала, когда Эвелин теряла свое «я» и становилась Кимми. Острота её зрения была разной и напрямую зависела от личности, которая активировалась в конкретный момент. А число личностей со временем возрастало.

Вспомните Билли Миллигана, столь известного всем неимоверным количеством личностей, которые поселились в его теле — целых 24! Все они также обладали самыми разными характерами и способностями. Так как же всё-таки это объяснить, если не мистикой?

Личность — раз, личность — два, или расщепление личности с широчайшей вариацией характеров.

(источник: anomalno.ru)

Альтер-эго с научных позиций

Как правило, те, кто имеет синдром расщепления личности, пережили весьма и весьма негативный опыт в прошлом. Тяжелое детство, психологические травмы, серьёзные, разрушительные для психики события в жизни заставляют наш мозг каким-то образом защититься от неблагоприятных воздействий на психику и нервную систему. Это необходимо для нашего выживания, и это заложено в нас эволюцией. 

Если бы наша нервная система не выработала защитных механизмов от стрессов и неприятных воспоминаний, наш вид был бы едва ли жизнеспособен. Психологическая травма может убить в нас желание вообще что-либо делать, ввергнув в депрессию и вынудив бесцельно смотреть в одну точку. Наш мозг устроен таким образом, чтобы защитить нас от разрушительной мощи эмоциональных травм. Подсознание может отдалить нас от неприятных воспоминаний, и диссоциация работает в этом случае как никогда лучше.

Это не значит, что расщепление личности будет у всех, кто столкнётся с малейшим стрессом. Но люди с достаточно хрупкой нервной системой, подвергшиеся длительному насилию, могут испытать на себе этот побочный эффект защитного механизма.

Как мозг отдаляет таких людей от травмирующих воспоминаний? Он фрагментирует память, блокируя доступ к отдельным воспоминаниям для личности-хозяина. Все субличности развиваются из каждого другого фрагмента воспоминаний, заполняя образовавшиеся пустоты в сознании (бесхозные воспоминания никому не нужны, это пробел, который мозг считает нужным заполнить). Это называется фрагментацией сознания.

ДОказательства фрагментации сознания

Откуда вообще возникла идея о фрагментации сознания у пациентов с диссоциативным расстройством личности? В этом помогли те самые технические достижения, о которых упоминалось вначале. Без ПЭТ-сканера (позитронно-эмиссионная томография), который позволил произвести нейровизуализационные исследования, к такому выводу вряд ли было возможно прийти. Учёные исследовали мозг испытуемых с расщеплением личности при помощи ПЭТ-сканера, пока вызывали у пациентов переключения между их альтер-эго. 

Выяснилось, что при переключении альтер-эго резко активизировались области миндалины, отвечающей за эмоции, но когда переключение уже состоялось, активность  мозга при субличностях была нейтральной, как и при личности-хозяине. Это значит, что личности создают некий барьер от переживаний прошлого и эмоциональных всплесков, защищая от травмирующего опыта.

Исследование также выявило активность разных частей гиппокампа, который является центром памяти о событиях жизни. В зависимости от того, какая из личностей выходила на первый план, активировалась определенная зона гиппокампа. Вот и прямое доказательство того, что при расщеплении личности происходит фрагментация сознания, воспоминаний. Каждая из личностей имеет доступ только к конкретному фрагменту памяти, поэтому Эвелин и не могла никак вспомнить, что же с ней происходило в моменты «отключки». А активность других областей мозга, к которым альтер-эго также имели свой доступ, обуславливала различие в качестве зрения. Слепота Эвелин имела чисто неврологический характер и была обусловлена проблемами с доступом к зрительной коре.

Красным и желтым отмечено местонахождение гиппокампа.

(источник: naked-science.ru)

ОТ когнитивной психологии к нейронауке

Объяснение природы расщепления личности — это лишь один из примеров того, как нейронаука идет вперёд, не оставляя шансов мистицизму и верованиям во вселение духов или переселение душ. Неизведанных уголков нашего сознания и особенностей функционирования нашего мозга ещё несчётное количество, но сегодня человечество уже уходит далеко вперед, используя технические установки для диагностики и экспериментов. 

Возможно, со временем учёные станут исследовать психику человека не через метод «чёрного ящика», стараясь предугадать по внешним данным, что же происходит внутри черепной коробки, а развернутся в сторону нейронаук, которые обладают достаточной смелостью заглянуть в сам чёрный ящик, сделав его менее загадочным и оставив в нем как можно меньше тёмного и необъяснимого.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Диссоциативное расстройство идентичности: как девочка пережила насилие отца, расщепив себя на 2500 личностей

  • Франс Мао
  • Би-би-си, Сидней

Автор фото, JENI HAYNES/ NINE NETWORK

Подпись к фото,

Шести личностным идентичностям Джени Хэйнс разрешили свидетельствовать в суде против ее отца

В суде в тот день слушали одну женщину-свидетельницу. Но ее устами говорили шесть человек, готовых рассказать о пережитых ею издевательствах.

"Я зашла в зал суда, заняла свое место, принесла присягу, а затем спустя несколько часов вернулась в свое тело и ушла оттуда", - вспоминала об этом дне в интервью Би-би-си Джени Хэйнс.

Когда Джени была ребенком, ее постоянно насиловал отец Ричард Хэйнс. Австралийская полиция называет случившееся с ней одним из худших случаев надругательств над детьми в истории страны.

Чтобы справиться с психологической травмой, ее разум прибег к поразительной тактике - он придумал ей новые личностные идентичности, чтобы отстраниться от переживаемой боли. Издевательства были настолько жестокими и непрерывными, что, по словам Джени, чтобы выжить, ей пришлось придумать 2500 разных личностей.

В марте состоялись судебные слушания, на которых Джени свидетельствовала против своего отца от имени нескольких из этих личностей. В их числе была четырехлетняя девочка по имени Симфони.

Это был первый случай в Австралии и, вероятно, в мире, когда жертва с диагнозом "диссоциативное расстройство идентичности" дала показания от имени своих множественных личностей и сумела добиться обвинительного приговора.

"Мы не боялись. Мы так долго ждали, чтобы рассказать всем, что конкретно он сделал с нами, и теперь уж он не мог заставить нас замолчать", - сказала она.

6 сентября суд в Сиднее приговорил 74-летнего Ричарда Хэйнса к 45 годам тюремного заключения.

Внимание: в тексте содержится описание насилия и издевательств над ребенком

"Даже у себя в голове я не чувствовала себя в безопасности"

Семья Хэйнс переехала в Австралию из Лондона в 1974 году. Джени было четыре года, но ее отец уже тогда начал издеваться над ней. В Сиднее его действия стали вовсе садистскими и повторялись практически ежедневно.

Автор фото, JENI HAYNES

Подпись к фото,

Множественные "я" внутри Джени стали для нее способом спрятаться от насилия

"Издевательства моего отца были просчитанными и спланированными. Они были преднамеренными, и он наслаждался ими каждую минуту", - заявила Джени в суде. Как несовершеннолетняя потерпевшая, она имела право сохранять анонимность, но предпочла отказаться от него, чтобы иметь возможность раскрыть имя своего отца.

"Он слышал, что я умоляла его прекратить, он слышал, как я плакала, он видел боль и ужас, которые он во мне вызывал, видел кровь и нанесенные им физические повреждения. И на следующий день он сознательно принимался за это снова", - сказала она.

Хэйнс внушал дочери, что способен читать ее мысли, рассказала она. Он угрожал убить ее мать, брата и сестру, даже если она хотя бы подумает об истязаниях, не говоря уже о том, чтобы рассказать им об этом.

"Мой внутренний мир был захвачен отцом. Даже у себя в голове я не чувствовала себя в безопасности. Я лишилась способности осмысливать происходящее со мной и делать собственные выводы", - сказала Джени.

Чтобы скрыть свои ощущения, она выражала свои мысли через слова песен:

"He ain't heavy/he's my brother" (Он не обуза, он мой брат) - когда переживала о брате и сестре.

"Do you really want to hurt me/ Do you really want to make me cry" (Ты правда хочешь меня обидеть? Ты правда хочешь заставить меня плакать?) - когда думала о пережитом ею.

Отец ограничивал ее общение в школе, чтобы минимизировать ее контакты со взрослыми. Джени научилась быть тихой и незаметной, потому что, если ее "замечали", например, когда тренер по плаванию сказал ее отцу, что девочке нужно развивать свой талант, отец ее наказывал.

Автор фото, Jeni Haynes

Подпись к фото,

Ричард Хэйнс и его трое детей, Джени - справа

Джени не получала медицинскую помощь после травм от избиений и изнасилований. В результате у нее развились серьезные хронические заболевания.

Сейчас Джени 49 лет. У нее непоправимо испорчено зрение, повреждены челюсть, кишечник, анус и копчик. Ей пришлось сделать несколько серьезных операций, включая колостомию в 2011 году.

Насилие в жизни Джени продолжалось до 11 лет, когда ее семья вернулась в Британию. Вскоре после этого, в 1984 году, ее родители развелись. Она думает, что никто, даже мать, не знал, что она пережила.

"На самом деле он издевался над Симфони"

Современные австралийские специалисты называют состояние Джени диссоциативным расстройством идентичности (ДРИ). По их словам, это в большой степени связано с пережитым ею в детстве ужасным насилием - пережитым дома, в месте, которое должно было подразумевать безопасность.

"ДРИ - это и правда стратегия выживания", - рассказала в интервью Би-би-си детский психолог Пэм Ставропулос, специалистка по детским травмам.

Автор фото, JENI HAYNES

Подпись к фото,

Большую часть своего детства Джени говорила себе, что она - Симфони

"Это такая изощренная стратегия выживания, которую многие считают экстремальной. Но нужно помнить, что таким образом ребенок реагирует на экстремальный опыт жестокого обращения и психологической травмы", - сказала она.

Чем меньше возраст ребенка, пережившего травму, и чем хуже обращение с ним, тем более высока вероятность, что он будет прибегать к диссоциативности, чтобы справиться с ситуацией, в результате чего происходит расщепление личности.

Джени рассказала, что первой появившейся в ней личностной идентичностью стала Симфони - четырехлетняя девочка, которая существует в собственной временной реальности.

"Она страдала каждую минуту, когда папа жестоко со мной обращался. Когда он жестоко обращался со мной - своей дочерью Джени - на самом деле он издевался над Симфони", - рассказала Джени.

Шли годы, и сама Симфони начала придумывать новые личности, чтобы справиться с переживаемым насилием. У каждой из сотен и сотен личностей была своя роль, помогавшая справиться с элементами насилия, будь то особенно страшный эпизод или образы или запахи, вызывавшие травматичные воспоминания.

"Альтер-личность выходила из-за Симфони и становилась отвлекающим фактором. Мои альтер-личности служили для меня защитой от отца", - рассказала Джени.

Когда мы говорили об этом, примерно через полчаса после начала интервью, появилась Симфони. Джени предупреждала, что это может случиться. О том, что она вот-вот переключится, можно догадаться по тому, что ей становится сложнее сформулировать ответ.

"Привет, меня зовут Симфони. У Джени возникли проблемы. Давайте я вам все расскажу, если вы не против", - говорит она быстро.

У Симфони более высокий голос, более живая интонация. Она говорит, как маленькая девочка, едва переводя дыхание между словами. Мы говорили 15 минут. Она в мельчайших деталях помнит события, связанные со "злым папой", которые произошли десятки лет назад. Это впечатляет.

"Вот что я сделала. Я взяла все, что я считаю в себе ценным, все, что для меня важно и приятно, и спрятала от папы. Поэтому, когда он надо мной издевался, он издевался не над мыслящим человеческим существом", - сказала Симфони.

Личности Джени, которые помогли ей выжить

Подпись к фото,

Джени и некоторые ее сущности

  • Качок (Muscles) - тинэйджер в стиле Билли Айдола. Высокий и носит одежду, которая выставляет напоказ его сильные руки. Он спокойный и заботливый.
  • Вулкан (Volcano) - очень высокий и сильный, с головы до ног одевается в черную кожу. Волосы красит в соломенный цвет.
  • Рики - всего восемь лет, но он носит старый серый костюм. У него короткая стрижка, а волосы ярко-красные.
  • Джудас - невысокого роста, с рыжими волосами. Носит серые брюки от школьной формы и ярко-зеленый свитер. Всегда выглядит так, будто собирается что-то сказать.
  • Линда/Мэггот - высокая и стройная, в юбке 1950-х годов с розовыми аппликациями в виде пуделя. Волосы собирает в элегантный пучок, а брови у нее - домиком.
  • Рик носит огромные очки - такие же, как носил Ричард Хэйнс. Они закрывают его лицо.

В марте Джени разрешили давать показания в суде от лица Симфони и пяти других личностей, каждая из которых могла бы рассказать о различных аспектах пережитого насилия. На слушании присутствовала только судья, потому что юристы посчитали, что для присяжных эти показания окажутся слишком травматичными.

Изначально Хэйнсу было предъявлено 367 обвинений, в том числе множественные эпизоды изнасилования, содомии, развратных действий и плотского развращения ребенка младше 10 лет. Джени в ее разнообразных личностях могла дать в суде подробные свидетельства по каждому эпизоду. Ее множественные "я" помогли ей сохранить воспоминания, которые в противном случае скорее всего были бы утрачены из-за травмы.

Прокуроры также вызвали психологов по экспертов в ДРИ, чтобы объяснить особенности состояния Джени и оценить достоверность ее показаний.

"Мои воспоминания как человека с МРИ сегодня остается в том же нетронутом виде, как в тот день, когда они сформировались", - сказала Джени Би-би-си. После этого она ненадолго заговорила о себе во множественном числе: "Наши воспоминания просто застыли во времени. Если они мне понадобятся, я просто пойду и заберу их".

Симфони намеревалась "в мельчайших подробностях" восстановить детали преступлений, совершенных за семь лет жизни в Австралии. Качок, крепкий 18-летний парень, мог бы засвидетельствовать физическое насилие, а элегантная молодая женщина Линда должна была рассказать, как насилие повлияло на успеваемость Джени в школе и ее способность поддерживать отношения с людьми.

Автор фото, JENI HAYNES

Подпись к фото,

Дом семьи Хэйнс в Гринэйкре, на западе Сиднея

Симфони надеялась "использовать дачу свидетельских показаний, чтобы повзрослеть, - объясняет Джени. - Но мы разобрали один 1974 год, а он уже испугался и сдался, не смог с этим справиться".

После более чем двухчасовых свидетельских показаний Симфони на второй день слушаний отец Джени изменил свои показания и признал вину по 25 эпизодам - самым худшим, по словам Джени.

Еще десятки были засчитаны в ходе вынесения ему приговора.

"ДРИ спасло мне жизнь"

"Это дело - важная веха, насколько нам известно, это первый случай, когда показания разных ипостасей человека с ДРИ были приняты судебной системой и в итоге привели к осуждению виновного", - объясняет доктор Кэти Кезельман, президент австралийской организации Blue Knot Foundation, помогающей пережившим детскую травму.

Автор фото, JENI HAYNES

Подпись к фото,

Ричард Хэйнс признал себя виновным в более чем двух десятках актов сексуального насилия в отношении ребенка

Джени впервые заявила о насилии в 2009 году. Полицейское расследование, приведшее к вынесению приговора и тюремному заключению для Ричарда Хэйнса, продолжалось 10 лет.

В 2017 году он был экстрадирован в Австралию из Дарлингтона на северо-востоке Англии, где отбывал семилетний срок за другое преступление. До этого он жил с различными родственниками Джени, которым он рассказывал, что его дочь лжет и манипулирует людьми.

Узнав о насилии в отношении Джени, ее мать, которая развелась с Хэйнсом в 1984 году, стала активно помогать ей добиться правосудия.

Но на протяжении десятилетий попытки Джени получить помощь в преодолении последствий своих травм наталкивались на неприятие специалистов. Она говорит, что консультанты и терапевты отказывались от нее, потому что ее история вызывала у них недоверие или казалась им настолько травмирующей, что они сами не могли с этим справиться.

Диссоциативное расстройство идентичности

  • Отказ от общения - отсоединение от себя или мира - считается нормальной реакцией на травму.
  • ДРИ может быть спровоцировано пережитым, если человек (особенно в детском возрасте) в течение долгого времени переживал травму.
  • Отсутствие поддержки взрослого или присутствие взрослого, который говорит, что травма не была реальной, может способствовать развитию ДРИ.
  • Человек с ДРИ может чувствовать, что в нем существуют несколько "я", которые мыслят, действуют или говорят по-разному и даже могут иметь противоречащие друг другу воспоминания и переживания.
  • Специального медикаментозного лечения ДРИ не существует - специалисты в основном используют терапию проговаривания, чтобы помочь пациентам.

Несмотря на то, что в наши дни этот диагноз признан и его существование доказательно подтверждено, ДРИ обычно вызывает сомнения у обывателей и даже у некоторых врачей.

"Природа этого состояния такова, что оно вызывает недоверие и дискомфорт из-за причин его возникновения. Отчасти потому, что людям трудно поверить в то, что дети могут подвергаться такому жестокому обращению, - говорит доктор Ставропулос. - Вот почему случай Джени так важен - потому что это дело обеспечивает более широкое осознание этого очень сложного, но нередкого состояния, которое до сих пор до конца не принято".

Джени говорит, что ее ДРИ спасло ей и жизнь, и душу. В то же время это ее состояние и ее травма привели к серьезным жизненным трудностям.

Автор фото, JENI HAYNES

Подпись к фото,

Некоторые из личностей Джени - очень умные и опытные взрослые люди

Джени посвятила всю свою жизнь учебе, получив степень магистра и доктора юридических наук и философии. Но работать полный рабочий день у нее не получалось. Сейчас она живет с мамой, и обе они зависят от своих социальных пенсий.

В своем заявлении о понесенном ею ущербе Джени отмечает, что она и ее личности "живут с опаской, постоянно настороже. Мы должны скрывать свою множественность и стремиться к последовательности в поведении, отношениях, разговорах и убеждениях, что часто невозможно. Очень сложно управлять мнениями и взглядами, имея 2500 голосов внутри".

"Я не должна была так жить. - считает она. - Не заблуждайтесь, именно отец спровоцировал появление у меня ДРИ".

6 сентября, когда отцу выносили приговор в виде 45 лет лишения свободы, Джени сидела в нескольких метрах от него. Хэйнс, тяжело больной человек, сможет ходатайствовать об условно-досрочном освобождении не раньше, чем через 33 года.

Вынося приговор, судья Сара Хаггет сказала, что скорее всего Хэйнс умрет в тюрьме. Его преступления, по ее словам, были "ужасающе отвратительными и извращенными".

По словам судьи, в приговоре невозможно отразить всю серьезность причиненного подсудимым вреда.

"Я страстно хочу, чтобы о моей истории узнали, - сказала Джени в интервью Би-би-си перед вынесением приговора. - Я хочу, чтобы моя 10-летняя борьба за справедливость стала тем огнем, который расчистит поле для людей, идущих за мной".

"Если у вас возникло ДРИ в результате насилия, то добиться правосудия теперь возможно. Вы можете пойти с заявлением в полицию, и вам поверят. Ваш диагноз больше не является препятствием для правосудия", - говорит Джени.

“Как я научилась жить с несколькими личностями внутри”

Автор фото, iStock

Тяжелая эмоциональная травма, особенно полученная в раннем детстве, может привести к редкому психическому заболеванию, при котором личность человека как бы разделяется, и в одном человеке начинают жить сразу двое, трое, четверо, а то и больше.

Как чувствует себя такой человек? Как ему удается уживаться с несколькими своими альтер эго?

Мелани Гудвин никогда точно не знает, какая из множества личностей, живущих в ней, выйдет на первый план в тот или иной момент - то ли это будет 16-летняя Мелани, и тогда на работу придется ехать на велосипеде (так как "та" Мелани не умеет водить машину), то ли это будет 3-летняя Мелани, и тогда с собой на прогулку надо будет брать плюшевого мишку.

Пока ей не исполнилось 40, с Мелани ничего особенного не происходило, просто она не помнила себя в возрасте до 16 лет, и только.

Однако семейная трагедия послужила спусковым крючком к началу катастрофических перемен в ее голове. Вдруг она поняла, сколько разных личностей живет внутри нее, и барьеры между этими личностями начали рушиться.

Все эти личности были Мелани - только Мелани разного возраста: в 3 года, в 16 лет и так далее.

Причем возраст этих Мелани был не случаен. Постепенно, пробиваясь сквозь пугающую разноголосицу в голове, к Мелани пришли воспоминания: о насилии со стороны взрослых - сначала в отношении 3-летнего ребенка, а затем далее - вплоть до 16 лет…

"У меня нет доказательств, - подчеркивает она. - Мне просто приходится жить с тем, что, как я считаю, со мной когда-то случилось, и с моей нынешней реальностью".

У Мелани - диссоциативное расстройство идентичности. Раньше его называли множественным раздвоением личности. Перемена названия отражает более точное понимание специалистами сути заболевания.

Идентичность - это воспоминания, поведение в разных ситуациях, отношение к разным вещам, восприятие своего возраста… И все это меняется внутри одного человека разом и полностью.

Мелани говорит о себе "мы". "Мы состоим из девяти разных людей, каждый из которых ведет свою жизнь, пытаясь избавиться от памяти о насилии, случившемся с ним в детстве".

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Жить с диссоциативным расстройством идентичности порой бывает страшно. Непросто и тем, кто живет рядом с такими людьми

Жизнь с диссоциативным расстройством идентичности иногда может показаться адом, свидетельствует она. Это полный слом того представления о себе, которое обычные люди воспринимают как должное: что мы - одна-единственная индивидуальность.

Внезапное осознание того, что в ней живут несколько личностей, да еще и порой воюют между собой, для Мелани было как гром с ясного неба. И в какой-то момент ей показалось, что больше она не в силах с этим справляться.

Как же ей удалось найти способ жить с несколькими Мелани внутри?

Отсоединение

Мы разговариваем с Мелани в спокойной атмосфере кабинета для консультаций Поттергейтского центра помощи людям с диссоциативными расстройствами, что в британском Норидже.

Центр возглавляет Реми Акварон, психотерапевт-аналитик, бывший директор Международного общества по изучению диссоциативных расстройств.

За свою более чем 30-летнюю карьеру Акварон работал с сотнями пациентов с такими расстройствами. В большинстве случаев, говорит он, эти люди в детстве пострадали от насилия со стороны взрослых, обычно в возрасте до 5 лет.

Согласно теории, чтобы справиться с воспоминаниями о пережитом стрессе, ребенок перестает ассоциировать себя с тем, кто пострадал. То есть разделяет себя на несколько частей.

Одна часть его личности по-прежнему хранит воспоминания об ужасе пережитого, а другая как бы родилась уже после случившегося и никакого отношения к нему не имеет.

Или, например, одна часть помнит об эмоциональной травме, другая идет спать, а третья спускается к завтраку, чтобы потом пойти в школу.

Если насилие в отношении ребенка продолжалось на протяжении нескольких лет, если ребенок страдал от разных взрослых, то возможно появление еще большего количества личностей внутри одной.

Это "отсоединение" себя от страдания помогает ребенку жить дальше. Фактически это такой радикальный способ адаптации, отмечает Акварон.

Мелани видит это так: "Если вы оказываетесь в ситуации, которую совершенно невозможно пережить, вы отсоединяете ее от себя, чтобы выжить. Эмоциональная травма может "заморозить" вас во времени. А поскольку эта травма наносилась в течении многих лет, следы заморозки разбросаны по вашей жизни".

Автор фото, David Brandon Geeting

Подпись к фото,

Если ребенок страдал от разных взрослых, то возможно появление большого количества личностей внутри одной

Прошло четыре года с тех пор как Мелани обнаружила в себе несколько личностей, и вот однажды в библиотеке, где она работала, она наткнулась на книгу Джоан Фрэнсис Кейси "Стая". Начав читать, Мелани очень быстро поняла, что у нее, как и у автора, диссоциативное расстройство идентичности.

Она рассказала об этом мужу, с которым прожила к тому моменту уже больше 20 лет. "Он сказал: "Ты знаешь, а в этом есть смысл", - вспоминает Мелани.

"Потому что он мог в один из дней спросить меня "Хочешь кофе?", а я ему отвечала: "Да, очень хочу!" А в другой день на этот же вопрос я могла ответить: "Ты же знаешь, что я не пью кофе. У меня на него аллергия".

"16-летняя Мелани не пьет кофе, а я люблю кофе! Муж раньше говорил, что никогда не знает, к какой из Мелани он придет домой вечером. А я тогда еще не понимала, что он имеет в виду... Как же я раньше не догадался, говорит он теперь…"

В отличие от некоторых других людей с диссоциативным расстройством идентичности, Мелани ощущает, что в ней есть доминирующая часть, чей возраст соответствует возрасту ее тела.

Возможно ли в таком случае утверждать, что "настоящая" Мелани - это больше чем просто сложносоставное из трехлетнего ребенка, которого легко напугать, из 16-летней девчонки, которая не прочь пофлиртовать, и из 64-летней женщины, которая сейчас сидит на диване в кабинете Реми Акварона и красноречиво описывает свои состояния?

Далеко не у каждого, кто пережил в детстве тяжелую эмоциональную травму, потом развивается диссоциативное расстройство идентичности. Есть еще один важный компонент, который может спровоцировать начало расстройства: отсутствие нормальной, здоровой привязанности к взрослому человеку.

Привязанность в психологии развития означает связь, которая возникает между младенцем и тем, кто о нем заботится, присматривает, одновременно обучая ребенка правильно реагировать на те или иные явления и справляться с эмоциями.

Без такой связи, которая может быть разрушена смертью близкого родственника, отсутствием внимания к ребенку или жестоким обращением с ним, маленький человек предоставлен самому себе, он остается один на один со своими эмоциональными травмами.

Те же дети, у которых возникает такая привязанность, в дальнейшем успешней справляются со всеми вызовами жизни, отмечает Уэнди Джонсон, профессор психологии Эдинбургского университета.

"Прежде всего, у них проще складываются отношения с другими. Как правило, они больше зарабатывают, пользуются признанием в коллективе и меньше сталкиваются с агрессией. И жизнь у них течет более благополучно".

Конечно, всё это не значит, что в ранние годы наша личность формируется полностью и на всю жизнь. Как только меняются окружающие нас обстоятельства, мы тоже начинаем меняться.

Автор фото, David Brandon Geeting

Подпись к фото,

Подростки и юноши часто задаются вопросом самоидентификации - ведь именно в этом возрасте у них и вокруг них многое меняется

Неудивительно, что подростки и юноши так часто задаются вопросом самоидентификации, добавляет Джонсон. Ведь именно в этом возрасте у них и вокруг них многое меняется.

Привязанность к взрослому и стабильность в жизни дают ощущение себя как цельной личности. Без этого черты индивидуума могут раскачиваться как на качелях в широких пределах.

Одна из личностей Мелани страдает анорексией, другая дважды совершала попытку самоубийства, так как не могла вынести боли от осознания того, что происходило с "другими" Мелани.

Трехлетняя Мелани легко впадает в ступор от ужаса, когда сталкивается с вещами, напоминающими ей об эмоциональных травмах прошлого. С другой стороны, 16-летняя Мелани обладает легким характером и не прочь пофлиртовать.

Так что, действительно, "всё это имеет смысл", как сказал ее муж. Это не 64-летняя Мелани ведет себя как трехлетний ребенок, это просто на передний план в определенный момент выходит другая ее личность, и Мелани в этот момент не играет - она действительно становится ребенком или 16-летней девушкой.

Восстанавливая связь с прошлым

Из-за того что воспоминания одной из личностей могут быть недоступны для остальных, страдающие диссоциативным расстройством идентичности "теряют" целые отрезки времени. Им порой кажется, что они просто перепрыгнули через несколько дней, а то и недель.

"Некоторые заводят романы на стороне. Но про них нельзя так сказать, потому что в эти моменты они просто не помнят, что женаты или замужем", - рассказывает Мелани.

Сама она страдает от того, что не имеет хронологии собственной жизни, не может представить себе порядок, в котором с ней происходили разные события, начиная от рождения. Ее жизнь разбита на фрагменты, плохо соотносящиеся друг с другом.

"Я знаю, что я замужем, - приводит она пример. - Но я это понимаю только как наблюдатель, глядя на себя со стороны. Это не стало частью меня, не хранится в моей памяти".

Люди с таким расстройством часто жалуются на очень поверхностное восприятие жизни, подтверждает Акварон. "Для большинства из нас воспоминания, подкрепленные пережитыми эмоциями, обеспечивают личную цепь событий, уходящую в глубокое прошлое, в наше детство, что дает нам чувство "непрерывности себя". Человек с диссоциативным расстройством не может отследить себя во времени".

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Ностальгия может быть полезна для людей с диссоциативным расстройством идентичности

В этом смысле одним из психологических преимуществ религиозности, веры в Бога можно считать то, что человек никогда не чувствует себя одиноким, брошенным, его отношения с Богом существовали и тогда, когда человек был ребенком, и тогда, когда он повзрослел, и так до самой смерти. Где бы ты ни находился, Бог всегда с тобой, подчеркивает Акварон.

Есть и другие способы восстановить связь с собственным прошлым. Раньше психологи считали, что ностальгия может быть вредна. Теперь же их мнение переменилось. Ностальгия как раз формирует то самое ощущение "непрерывности себя", она усиливает чувство принадлежности к окружающему миру.

Это чувство "единого себя" помогает людям ориентироваться в жизни, и особенно в обществе.

Внутренний конфликт

Нина Строминджер и ее коллеги из Йельского университета исследовали в своем научном обзоре концепцию "настоящего себя" - причем не только для людей, страдающих диссоциативным расстройством идентичности, но и всех нас.

Рассмотрим для примера ситуацию, предлагает Строминджер, когда глубоко религиозный человек испытывает гомосексуальные импульсы. "Его религия запрещает ему поддаваться этим импульсам, и вот каждый день он борется с ними, - объясняет она. - Так кто же настоящий? Тот, кто пытается не поддаваться своим порывам, или тот, кто их испытывает?"

Ответ, как выяснила Строминджер, зависит от того, кого вы спрашиваете. "Спросите людей с либеральными взглядами, и они скажут: "Ну да, это человек с гомосексуальными порывами". Но задайте этот же вопрос человеку с консервативными взглядами, и он скажет вам: "Настоящий здесь - это тот, кто сопротивляется таким импульсам".

Другими словами, все относительно. Строминджер, тем не менее, обнаружила один аспект человеческого поведения, который можно считать самым фундаментальным при определении "настоящести" - даже в большей степени, чем наши воспоминания.

Автор фото, David Brandon Geeting

Подпись к фото,

Представления о том, что высокоморально, а что нет, могут у человека меняться с течением времени

Строминджер работала с семьями людей с деменцией, слабоумием и маразмом. Больные постепенно не только теряли память - их личность претерпевала значительные и, часто, негативные изменения в моральном плане.

Например, они начинали лгать напропалую. Бывали, впрочем, и позитивные перемены - люди становились мягче и добрее.

Как рассказывали родственники, их близкий человек становился другим вовсе не тогда, когда терял память, а когда менялись его моральные качества.

"В научных работах о природе самоидентификации традиционно не уделялось большого внимания морали, - рассказывает Строминджер. - Считалось, что главное - это память и черты вашего характера. Результаты нашего исследования говорят о другом".

Как признается Мелани, у некоторых частей ее "я" разное представление о морали. Она объясняет это разным жизненным опытом этих личностей и тем, что некоторые из них сформировались в то время, когда взгляды на мораль просто были иными.

К тому же представления о том, что высокоморально, а что нет, могут у человека меняться с течением времени, замечает Уэнди Джонсон.

Таким образом, наша сердцевина - то, кем мы себя считаем - может изменяться. В связи с этим логично предположить, что ощущение себя как чего-то застывшего - во многом иллюзия, которая помогает нам избежать психического расстройства наподобие диссоциативного расстройства идентичности.

И как показывает опыт Мелани и других людей с таким расстройством, эта иллюзия крайне важна для человека.

Ломая барьеры

Помощь специалистов очень помогла Мелани. Первым шагом был правильно поставленный диагноз. Ведь ее заболевание довольно легко спутать с чем-то другим.

Тех, кто слышит голоса, часто называют шизофрениками, тем, кто часто испытывает резкие перемены настроения, могут поставить диагноз биполярного расстройства. Того, кто, как трехлетний ребенок, прячется под кроватью от страха, могут окрестить психопатом. И так далее.

Даже в Великобритании диагноз "диссоциативное расстройство идентичности" ставится весьма неохотно, несмотря на то, что он - во всех основных психиатрических справочниках.

Предполагают, что сейчас в стране примерно 1% страдает этим расстройством (примерно столько же, сколько шизофренией), но по-прежнему находятся скептики, которые считают, что эти люди могут просто играть в раздвоение личности, это их личные фантазии...

Однако последние исследования подтверждают: эти люди не играют, и это не фантазии.

Автор фото, David Brandon Geeting

Подпись к фото,

Ощущение себя как чего-то застывшего - во многом иллюзия, которая помогает нам избежать психического расстройства

Мелани сейчас - директор First Person Plural, ассоциации людей с диссоциативным расстройством идентичности, она часто проводит беседы с психологами, психиатрами, врачами общей практики и социальными работниками, стараясь внушить им, что это расстройство - реальная вещь.

Таким пациентам можно помочь, но облегчение они начинают испытывать только после многих месяцев терапии под руководством специалиста.

По словам Мелани, нужно глубокое и взаимное доверие в отношениях с врачом, который помогает ей наладить отношения между разными ипостасями самой себя, подталкивает их к разговарам друг с другом, к пониманию и уважению друг друга.

У Мелани жизнь потихоньку налаживается. Но она все еще испытывает определенные трудности, например, собираясь на прогулку с мужем - ведь в любой момент 16-летняя Мелани может закапризничать и попросит надеть другое платье, а 8-летняя Мелани захочет взять с собой любимые игрушки.

Однажды, отправляясь на работу в библиотеку, она позволила 16-летней одеться так, как та хочет, но при этом ехать пришлось на велосипеде - та Мелани не может водить машину.

"Постепенно мы научились понимать, что с нами со всеми происходит", - добавляет она.

В критических ситуациях, например, когда кто-то внезапно заходит в библиотеку, напоминая о чем-то плохом из детства, "я могу обратиться к моим маленьким и сказать: не волнуйтесь, библиотека - это место, где вас никто не обидит. Я вам обещаю, все будет хорошо".

Итак, разные личности Мелани все еще существуют. Но они научились мирному сосуществованию.

"Мы - не одно, но мы договорились жить в гармонии, - говорит Мелани. - В большинстве случаев так оно и получается".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future. Впервые эта статья появилась на сайте Mosaic и перепечатывается здесь в рамках лицензии Creative Commons.

Человек с тысячей лиц: 13 будоражащих фильмов о расщеплении личности - Что посмотреть

Прелесть фильмов и персонажей с расщеплением личности в том, что до последних секунд практически невозможно догадаться, кто на самом деле злодей. Человек нарочно или подсознательно меняется, превращаясь в свою абсолютную противоположность, что делает историю более драматичной, персонажей — глубокими, а атмосферу фильма — интригующей и пугающей.

Мы собрали 13 самых ярких лент про людей, которые скрывают в себе больше, чем могут представить.

Игра Ганнибала

Nomis, 2018

Arcola Entertainment

Детектив Маршалл выходит на след маньяка. В ходе одной из операций он находит особняк, полный пленниц. Его владелец — нервный, внешне слабый и нестабильный Саймон. Криминальный психолог Рэйчел устанавливает, что подозреваемый страдает от диссоциативного расстройства. И, возможно, что одна из его личностей — сам Ганнибал Лектер.

Сплит и Стекло

Split, 2016 & Glass, 2019

Blinding Edge Pictures

Продолжение трилогии М. Найта Шьямалана о супергероях среди нас. Внутри Кевина Крамба живут 23 личности. Каждая хочет внимания, любви, понимания, возможности «поуправлять» телом. Но кое-кто — даже слишком сильно. Три личности объединяются, чтобы освободить Зверя — 24-ую личность, жестокого и безжалостного монстра.

Запрещенный прием

Sucker Punch, 2011

Legendary Pictures

Жестокий отчим, жаждущий получить все наследство после смерти супруги, принудительно отправляет свою приемную дочь в психиатрическую лечебницу. Попав в больницу, девушка узнает, что ей назначена лоботомия. Не в силах сбежать из больницы физически, она придумывает свой собственный фантастический мир, в котором разрабатывает и воплощает в жизнь дерзкий план побега.

Убийца внутри меня

The Killer Inside Me, 2010

BOB Film Sweden AB

Кажется, у «настоящего техасца» Лу Форда есть все — уважаемая работа, стабильный заработок и красивая невеста. Но для Лу этого недостаточно. Внутри него скрывается совсем другая личность — неумолимый психопат, который убивает так же легко, как раскуривает сигару.

Палата

The Ward, 2010

A Bigger Boat

Кристен проходит лечение в психиатрической лечебнице. Вместе с ней в палате оказываются еще четыре девушки. По ночам, когда больница погружается во тьму, она слышит странные пугающие звуки и понимает, что в клинике обитают не только пациенты. Одна за другой девушки начинают исчезать, и Кристен понимает, что должна как можно скорее выбраться отсюда.

Черный лебедь

Black Swan, 2010

Cross Creek Pictures

Нине, танцовщице балета, всегда не хватало уверенности в себе. Но когда режиссер дал ей главную роль в постановке «Лебединого озера», он предупредил, что от нее потребуется выразить всю свою страсть в танце. Для этого Нине нужно раскрепоститься и стать совсем другим человеком. Чтобы преуспеть и оставить за собой роль, Нина готова пойти на все. Абсолютно на все.

Убежище

Shelter, 2010

IM Global

Опытный психиатр Кара Хардинг, которая специализируется на случаях раздвоения личности, сталкивается с очень противоречивым пациентом. Мужчина, который мечется между двумя личностями — Адамом и Дэвидом — производит впечатление расчетливого симулянта. Но личности настолько различаются, что в один миг парализованный тихий парень превращается в физически здорового агрессивного социопата.

Незваные

The Uninvited, 2008

Cold Spring Pictures

После гибели матери Анна отправляется на лечение в психиатрическую клинику. Вернувшись домой, девушка узнает, что ее отец встречается с Рейчел — сиделкой своей погибшей жены. Неприязнь к новой пассии отца сменяется настоящим ужасом, когда к Анне приходит призрак матери и предупреждает о крайне злобных намерениях медсестры.

Игра в прятки

Hide and Seek, 2005

20th Century Fox Film Corporation

После самоубийства матери маленькая Эмили замыкается в себе и отказывается с кем-либо разговаривать. Чтобы развеяться и помочь дочери прийти в себя, Дэвид, ее отец, уезжает вместе с дочкой в тихий провинциальный городок. Но даже там девочка отказывается общаться с кем-либо и заводит себе воображаемого друга Чарли, с появлением которого в доме начинают происходить страшные вещи.

Идентификация

Identity, 2003

Columbia Pictures

Глубокой дождливой ночью волею судьбы 11 незнакомцев оказываются оторваны от цивилизации и вынуждены провести ночь в убогом придорожном мотеле. Загадочным образом они начинают гибнуть один за другим. Кто это делает? Кто погибнет в следующий раз? И как выбраться из этого злосчастного места?

Незнакомец

Never Talk to Strangers, 1995

Abaton Filmhauswertung GmbH

Преуспевающему психологу Саре Тейлор для полного счастья не хватало только любви. И вот однажды она знакомится с таинственным мужчиной по имени Тони и влюбляется в него. Возлюбленный отвечает Саре взаимностью: осыпает ее подарками, поцелуями и лаской. Но вместе с истинной любовью в жизни женщины появляются пугающие сюрпризы: засушенные цветы, собственный некролог в газете, анонимные телефонные звонки и угрозы…

Цвет ночи

Color of Night, 1994

Cinergi Pictures Entertainment Inc.

Психолог Билл Кейп оказывается в глубокой депрессии после того, как его пациентка убивает себя прямо во время психологического сеанса. Чтобы оправиться от шока, он отправляется к своему приятелю-психологу на сеансы групповой терапии. Ночью его товарища зверски убивают, и под подозрение попадает вся группа пациентов. Чтобы помочь следствию и понять, кто мог совершить такое, Билл берется вести группу пацииентов.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

«Я и кто-то ещё». История девушки с диссоциативным расстройством идентичности

— Первая субличность появилась, когда мне было около 14 лет. У меня был очень нехороший период в жизни, мать уходила в сильные запои, а я пыталась не покончить с собой и справиться со своими чувствами к ней. Я копила эти эмоции, никуда не могла их деть, я даже кричать не умею, когда злюсь. К этому прибавились проблемы в школе и проблемы с попытками завести первые отношения. В какой-то момент у меня появилось ощущение пробитой дыры в груди.

Несколько дней мне казалось, что я умру из-за этой условной дыры, а потом что-то начало разговаривать со мной из неё. По классике, как и описывают в медиа, оно говорило: «Ты — ничтожество, ты слишком слабая, ты не должна существовать, я убью тебя», «Если я не смогу убить тебя, я убью нас, потому что существование с тобой — это невыносимая боль». Я чувствовала боль на физическом уровне, это были не просто страдания. Я осознавала, что этот голос не извне. Он звучал реалистично, но он был внутри меня. Голос был женский и достаточно юный. Я визуализировала её как девочку из фильма «Звонок» и стала называть Садако. Она ответила «Я не Садако, я Тень». Это была маленькая девочка в мокром белом платье с запутанными тёмными волосами на лице. Я жила с ней десять лет, и в процессе нашего взаимодействия она росла. На момент нашего прощания она была уже старше меня. Я всегда знала, как она выглядит и что она чувствует. И я знала, что она где-то рядом. Тогда я ничего не слышала о диссоциативном расстройстве идентичности и испытывала ужас от того, что со мной это происходит, и что она хочет меня убить.

Фото: героини статьи

Меня преследовали суицидальные мысли в тот период, это казалось мне единственным способом избавиться от неё. Мама рассказывала, что я резала себя, но я этого не помню. Полагаю, все эти действия совершала Тень. Субличности такого типа пытаются устроить внутренний геноцид и убить основную личность, потому что считают, что она недостойна существования. Она брала больше страданий, чем я сама могла испытывать, весь мой негатив уходил к ней. Она была сгустком моей ненависти к этому миру, ненависти к себе и своей матери. С Тенью я могла общаться.

Позже мы с психотерапевтом выяснили, что было ещё несколько субличностей, но с ними я общаться не могла. Я тогда вела дневники, в которых описывала некоторые аффективные состояния. Я не очень люблю физические контакты, драки, агрессию. И в экстремальных ситуациях, которые представляли для меня угрозу, моё сознание просто выключалось, и я делала какие-то невероятные вещи, которые в обычном состоянии я сделать просто не могу. Я чувствовала, что вот-вот выйду из себя, понимала, что это пограничное состояние, и если человек продолжал нападать, я просто отключалась. Потом обнаруживала, что, например, бью человека кулаком по шее, как в замедленном действии. Я тогда выбила хрящ гортани, он хрипел и не мог дышать, но, слава богу, всё закончилось хорошо. Это состояние я называла Берсерк, и думала, что это просто защитная реакция, которая есть у всех людей. С Берсерком я не могла разговаривать.

Фото: героини статьи

ДРИ обычно возникает у людей, которые в детстве пережили сильный стресс или травму. У меня в детстве было несколько травмирующих ситуаций. Несколько раз меня пытались похитить, убить и изнасиловать, начиная с дошкольного возраста. Я помню, как мы сидели на дереве, как дети обычно это делают. Вдруг все начали разбегаться, и какой-то мужик схватил меня за руку и начал куда-то тащить со словами «не ори, я тебя убью». Я звала на помощь, кричала, что это не мой отец и называла свой адрес. Люди побежали за моими родителями и как-то отбили меня у этого мужика, а он убежал.

Ещё у меня есть какие-то вытесненные воспоминания о друге, с которым мы сидели в штабике, в кустах, а потом тоже был какой-то мужик. Помню кровь, и друга я больше не видела. У меня много вытесненных воспоминаний. Это смутное ощущение, которое маячит где-то в подсознании, и какие-то неясные образы. Я вспоминаю либо эмоции, либо картинки, а потом уже пытаюсь понять, что это могло быть.

Фото: героини статьи

О попытках изнасилования я вспомнила совершенно случайно. Меня ловили парни за школой, дело было зимой, я была в комбинезоне, мне было примерно 11. Меня повалили с ног и потащили в кусты. Их было трое, они держали меня по рукам и ногам. Мне повезло, я была в комбинезоне, с ним было сложно справиться. Мне удалось вырваться и убежать домой. Потом я об этом просто забыла.

Думаю, что большая часть вытесненных воспоминаний связаны с моей матерью. У неё есть диагноз — биполярное расстройство, и есть основания думать, что у неё тоже ДРИ. Ей уже за 60, первого её ребёнка украл муж и увёз в другой город. Второго ребёнка убили свёкры, муж взял на себя вину, и его расстреляли. Это ещё до моратория было. Третий ребёнок погиб из-за болезни. До моего рождения ей много лет ставили диагноз «бесплодие», у неё с моим отцом уже четвёртый брак.

Большую часть своей жизни я живу в сравнении со своим мёртвым братом. Когда он погиб, ему не было и трёх лет, и воспоминания моей матери о нём исключительно хорошие. Периодически она сравнивала меня с ним и говорила «почему ты жива, а он нет». Она нападала на меня, пыталась прокусить мне руку и повредила нервы, я ей месяц не могла шевелить. Меня воспитывали в отрицании негативных эмоций, и ненависть была под запретом. То есть, если ты испытываешь ненависть, то ты вообще не человек больше. Думаю, что я вытеснила очень много эмоций, в том числе к ней.

Фото: героини статьи

Я хотела попасть к психотерапевту ещё со школы, но мама меня отговаривала. Она говорила, что это всё проделки США для того, чтобы посадить нас на тяжёлые таблетки, что я попаду в дурку и никогда в жизни не смогу работать и учиться нормально. И я никуда не ходила. В 23 года у меня случился очень сильный нервный срыв, не помню, по какой причине. Я месяц не могла ничего делать, у меня был больничный от невролога. Мне поставили тревожно-депрессивный синдром и посоветовали сходить в Краевой психотерапевтический центр. Невролог предположила, что у меня биполярно-аффективное расстройство. Психиатр подтвердил биполярку, и мне выписали нормотимики, чтобы выровнять эмоциональный фон.

Кроме биполярки, мне поставили посттравматическое стрессовое расстройство, алекситимию, деперсонализацию и дереализацию. Психотерапевтический центр — это такое прекрасное место, где люди не говорят тебе, что ты идиот, а просто пытаются помочь, а таблетки реально работают. Это прямо вообще другой мир. Я всем рекомендую психотерапевта, если есть хоть малейшее подозрение на то, что что-то не в порядке. Там бесплатно, хорошо, никто не пытается загнать тебя в дурку, на работу никаких данных не передают. Я туда часто хожу.

Психотерапевт заметила странности в моём поведении, понаблюдала за мной и через полгода поставила мне «диссоциативное расстройство идентичности». Я спросила: «У меня точно не шизофрения?» Она ответила: «Нет, всё нормально, ты совершенно адекватный человек, просто вас несколько». Когда я узнала о диагнозе и начала читать об этом, я просто офигела, потому что поняла, что вся моя жизнь была ложью. Я думала, что то, что происходит со мной, это нормально, и что у всех такое бывает. Оказалось, что у меня просто психическое расстройство.

Фото: героини статьи

За пару месяцев до 24-летия мне приснился сон, в котором Тень попыталась на меня напасть. В какой-то момент я остановила её и сказала: «Зачем ты это делаешь? За эти годы я стала таким же чудовищем, как и ты». Она посмотрела на меня и ушла. Я проснулась и поняла, что я одна. Так я интегрировалась с Тенью. Мне нужно было принять в себе очень деструктивные чувства по отношению к миру и к себе, для того, чтобы слиться с ней. Берсерк пропал вместе с ней.

После этого я решила поставить эксперимент по выделению субличности Карьерист, чтобы он сделал неприятные для меня действия для повышения на работе. Эксперимент прошёл удачно, а потом я интегрировалась с ним. Некоторое время у меня была ремиссия, когда не было никаких субличностей. Потом случилась неприятная ситуация, и у меня произошёл раскол, в результате которого образовалось девять субличностей. Рыжая — это девочка 17 лет, вредная скандалистка, которая вечно устраивала истерики и ссорилась с моими друзьями, провоцировала конфликты. Она плохо работала, любила выпить и курила. У меня аллергия на табачный дым, но она нормально воспринимала сигареты.

Фото: героини статьи

Исполнитель — это примерный мужчина в возрасте за 40, вообще не эмоциональный, у него не было мимики. Он мог таскать тяжёлые пакеты и делал то, что я терпеть не могу, например, мыл посуду. Исполнитель знал всех субличностей, помогал нам устанавливать с ними связь и активно сотрудничал с психотерапевтом. Когда он начал социализироваться, то выбрал себе имя Широ (с японского «белый»).

Снежинка — очень тихое существо, которое со всем соглашалось и очень любило мороженое. Но я с ней лично не знакома, и знаю её только по рассказам окружающих. Регина — девушка-подросток, младше Рыжей. Очень агрессивная, она конфликтовала со всеми, кто ей не нравился. Была ещё ведущая личность. Я называла её Вторая. Она максимально точно копировала меня, но она немного младше. Почти каждый день она говорила мне: «Кажется, я схожу с ума, здесь что-то не так, это что-то нереальное, я схожу с ума, с этим надо что-то делать». Видимо, это была её реакция на переключения. Она умела всё понемногу, но не очень хорошо. У меня был довольно упаднический период в работе на тот момент.

Ещё был Ребёнок — это субличность, с которой я до сих пор не интегрировалась. Я не могу с ней взаимодействовать. Психотерапевт предполагает, что я не основная личность, а исходная — это как раз Ребёнок. А я возникла в процессе адаптиции. Мне неприятно об этом думать. Был ещё кто-то, кого мы не смогли установить.

Фото: героини статьи

Я понимала, что есть я и кто-то ещё, потому что я не помнила, что я делала, что я ела, и узнавала об этом только из рассказов окружающих. В ежедневнике появлялись не мои записи. У меня есть такой термин — «быть в эфире». Ты можешь быть в эфире, а потом тебя переключает, и ты обнаруживаешь себя на другом конце города. Телепортация. Значит, в эфире был кто-то другой. Если ты знаком с субличностью, ты можешь запросить её воспоминания. У вас появляется что-то типа общего котла. Если ты не знаешь субличность и не можешь отправить ей запрос, у тебя нет воспоминаний, которыми она располагает. Вообще пустота. До того, как я познакомлюсь с субличностями, они все делают вид, что они это я. Это не происходит так, что я просыпаюсь и говорю: «Здравствуйте! Зовите меня Михаил Геннадьевич, я алкоголик». Нет, так не происходит. Все пытаются по максимуму своих возможностей делать вид, что это я, чтобы не попасть в неловкую ситуацию.

Практически со всеми субличностями я интегрировалась в марте этого года. Интеграция — это объединение. Это значит, что все качества и эмоции субличности передались мне, и мы стали чем-то целым. Чтобы интегрироваться, сначала нужно понять триггер, на который реагирует субличность. Практически всегда они появляются в ответ на какие-то ситуации, с которыми я сталкиваюсь в жизни. И бац — меня выкинуло. Я просто не могу пережить эти эмоции, поэтому мой организм делегирует их тому, кто может справиться. Так я узнаю, почему эта субличность появляется, а потом — что она делает. Хорошо, если субличности могут общаться друг с другом и договариваться, но это не всегда так. Может быть субличность, которая знает всех, а другая не знает никого.

Фото: героини статьи

Личность, которую я называю Исполнителем, появилась, когда я узнала, что мне нужно помогать родителям платить кредит. Мой мозг просто решил, что больше не может этим заниматься, и всё. Примерно четыре месяца просто выпали из моей жизни, я ничего не помню. Потому что меня в это время не было. Исполнитель занимался тем, что мне не хотелось делать: платил по кредитам, зарабатывал деньги, мыл посуду. Дома знали, что если я иду с отсутствующим лицом мыть раковину — значит, это Исполнитель. Чтобы интегрироваться, я начала заставлять себя делать то, что обычно делал он. Меня трясло, у меня была истерика в банке, но я заставляла себя совершать платёж. Не хочу, но иду мыть посуду. Когда я занимаюсь тем, чем обычно занимается субличность, я присваиваю её навыки себе. И так потихоньку я сливаюсь со всеми субличностями. В какой-то момент я проснулась и подумала: «А где все?» Появляется чувство одиночества, к тебе больше никто не приходит, ты одна, и всё приходится делать самой. Пустота. Я не скажу, что вижу субличности, я просто знаю, что они где-то есть.

Фото: героини статьи

Около месяца назад я опять раскололась из-за конфликта с родителями. Произошла ситуация, которая вогнала меня в ужасное состояние, я была на грани суицида. Сейчас я с матерью вообще не общаюсь. Когда мы разбирали с психотерапевтом мои отношения с родителями, то пришли к выводу, что у меня заложена программа по жертвованию собой ради матери. Мне хочется покончить с собой, потому что моя мама страдает, ведь я не такая идеальная, каким был её умерший сын. Сейчас я вспоминаю кучу событий, которые забывала, чтобы жить с ней дальше, и не могу относиться к ней так, как раньше.

В последнее время я стала замечать, что у меня опять пропадает время. Я чем-то занималась, моргнула — и я уже в другом месте, или сделала что-то, чего я не помню. Недавно на сеансе групповой психотерапии удалось спровоцировать появление нескольких субличностей. Кто-то задал вопрос про суицид, после которого меня переключило. Одна из субличностей занимается селфхармом, переходит дорогу в неположенных местах и подвергает меня опасности. Ещё одна — очень агрессивная, не любит людей и ничего не ест. Сейчас я по крупицам узнаю, как новые субличности могут себя проявлять, собираю личностные портреты. Я не знаю, общаются ли они между собой.

***

Читайте также:

«Главное — пережить первый выход из дома». История человека, живущего с паническими атаками

Диссоциативное расстройство идентичности

У диссоциативного расстройства идентичности, пожалуй, самая богатая история и неоднозначная репутация. Еще до существования психологии и психиатрии как отдельных дисциплин люди, страдающие от этого состояния, «диагностировались» как одержимые каким-либо духом или демоном, и лечение было безжалостным. И лишь спустя несколько столетий стало понятно: существующие в одном человеке две личности — это болезнь, которая нуждается в квалифицированном лечении.

Бесплатная консультация прямо сейчас!

Онлайн консультация специалиста по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Причины

В подавляющем большинстве случаев «раздвоение» личности — это результат сильной психической травмы, которая была перенесена человеком в детском возрасте. Это может быть смерть близкого, трагическое происшествие и участие ребенка при этом в качестве свидетеля, длительное семейное насилие и пр. Механизм развития диссоциативного расстройства следует рассмотреть более подробно.

Ни один ребенок не рождается цельной личностью — это происходит в процессе взросления и под влиянием личного опыта, внешних факторов, наблюдения за моделью поведения окружающих и других обстоятельств. При благоприятных условиях у ребенка все аспекты соединяются в концепцию самого себя как цельной и единой личности — опыт, воспоминания, эмоции, восприятие и пр. интегрируются в эту личность и существуют неотрывно от нее.

Но тяжелые психические травмы, пережитые в детстве, могут разграничить формирование личности на две фазы: «до» и «после» травмирующего события. Это приводит к тому, что образуются такие же две личности, разделенные травмой.

В других случаях разделение личностей может формироваться в качестве защитного механизма. В этом случае ребенок, пытаясь отгородиться от травмирующих его факторов, оставляет «снаружи» альтернативное Я, уводя истинное Я внутрь — туда, где тихо и уютно.

Хотя это состояние часто упоминается как раздвоение личности, на самом деле каждая фаза формирования психической концепции ребенка может порождать новое «Я», которое «заменяет» оригинальную личность при определенных событиях.

Заказать звонок

Симптомы

Диссоциативное расстройство идентичности имеет несколько характерных проявлений. Но диагностически информативным является их сочетание:

  • Множественные идентичности. Они проявляются в двух формах: одержимой и неодержимой. Первая заметна окружающим — человек ведет себя не так, как это для него характерно, у него появляются привычки и наклонности, прежде несвойственные ему. Меняться может все — от интонации и речи до манеры передвигаться и гастрономических предпочтений. Такая личность может быть реально существующей (например, умершая мать) или «сверхъестественной» (эльф, Бог, дьявол и пр.). В неодержимой фазе для окружающих человек остается нормальным, но он сам себя таковым не ощущает. У него возникает ощущение полной или частичной нереальности происходящего или возникает впечатление, что он играет роль зрителя в собственной жизни и неспособен повлиять на все происходящее. Больной может «слышать голоса» или ощущать, что «кто-то другой думает вместо него».
  • Диссоциативная амнезия. При расщеплении идентичности больной часто не помнит о совершенных им действиях и удивлен или даже возмущен попытками окружающих доказать, что это сделал именно он. Более того, человек с диссоциативным расстройством личности может вдруг утратить навыки, которыми владел еще несколько часов назад. Он не знает, как пользоваться микроволновкой или как включить телевизор. Утрата воспоминаний может касаться как событий, произошедших вчера или час назад, так и ключевых травмирующих происшествий. Например, человек «не знает» о смерти родственника, потому что не помнит этого — здесь налицо защитный механизм, ограждающий сознание человека от болезненных для него воспоминаний.

Кроме этих обязательных клинических признаков диссоциативное расстройство идентичности может сопровождаться зрительными, слуховыми, тактильными и обонятельными галлюцинациями, пристрастием причинять себе вред (самоповреждение или самокалечение), сексуальной дисфункцией, приступами паники и судорог и пр.

Лечение

Лечение наиболее эффективно на раннем этапе расщепления личности, когда разобщение еще не завершилось. На этой стадии в большинстве случаев удается интегрировать оба (или несколько) «я» и создать условия для формирования цельной и единой личности.

Терапия во взрослом возрасте может включать в себя элементы медикаментозного лечения и в обязательном порядке психотерапию. Она направлена на:

  • стабилизацию состояния человека;
  • увеличение продолжительности присутствия «оригинальной» личности;
  • выявление взаимосвязей между оригинальной и альтернативной личностью и поиск решений для их интеграции;
  • выявление ключевых травмирующих факторов, приведших к расщеплению личности, и переведение этих событий в рациональное психологическое русло и пр.

Онлайн консультация специалиста

по Вашему вопросу!

Номер лицензии: ЛО-77-01-019036

Заказать звонок

Профессиональный и индивидуальный подход делает возможным переподключение и реабилитацию альтернативных «Я», снижение чувствительности пациента к обстоятельствам, травмировавшим его в детстве (ставшим «спусковым крючком» для процессов расщепления), восстановление качества жизни.

Как множественные личности вернули зрение слепой женщине

Личность мальчика-подростка, «живущая» в теле ослепшей женщины, вернула ей зрение. Отдел науки «Газеты.Ru» рассказывает, как вслед за подростком прозрели еще семь «дополнительных» личностей.

Диссоциативное расстройство личности (ранее известное под названием «расстройство множественной личности» — multiple personality disorder) — это психическое заболевание, характеризующееся «расщеплением» личности человека. При этом в определенные моменты происходит «переключение» личностей, одна из которых сменяет другую. Личности могут по-разному реагировать на происходящие события, обладать разным темпераментом, характером, полом, возрастом и даже национальностью.

При этом окружающий мир личности воспринимают независимо друг от друга: после очередного «переключения» одна личность не помнит и не знает о том, что делала другая.

Одним из наиболее известных случаев диссоциативного расстройства личности является случай Уильяма Стэнли Миллигана, о котором в том числе рассказал писатель Дэниел Киз в произведении «Множественные умы Билли Миллигана».

Уильям (Билли) Стэнли Миллиган сочетал в себе 24 полноценные личности, десять из которых были основными.

Помимо самого Билла среди них были образованный, увлекавшийся медициной англичанин Артур (22 года), физически сильный югослав-дальтоник Рэйджен (23 года), восемнадцатилетний мошенник Аллен, рисовавший портреты (он был единственным правшой и курильщиком, «жившим» в теле Миллигана), трехлетняя англичанка Кристин, ее старший брат Кристофер, лесбиянка Аталана в возрасте 19 лет и другие.

Миллиган обладал еще 14 «нежелательными» личностями, среди которых были глухой мальчик Шон, религиозный еврей Самуэль, австралийский охотник Уолтер, девушка Эйприл, одержимая идеей убить отчима Миллигана, торговец наркотиками Фил. Личности Миллигана общались между собой и даже вступали в конфликты: так, «нежелательная» личность Стив раздражала югослава Рэйджена, пародируя его акцент, и Артура, разговаривая на кокни. А Самуэль был признан «нежелательным», потому что он продал картину, нарисованную Алленом и Томми (одной из десяти «основных» личностей). Кстати, «нежелательными» личностей признавал не сам Уильям Стэнли Миллиган, а Артур и Рэйджен.

Изучавшие случай Уильяма Миллигана специалисты отмечают, что

некоторые личности пациента были весьма одаренными художниками и музыкантами (при этом каждый специализировался на одном музыкальном инструменте или направлении в живописи). Те личности, которые согласились «выйти» для прохождения тестов на определение коэффициента интеллекта IQ, продемонстрировали разный уровень умственного развития.

Билли Миллиган привлек внимание общественности после совершения нескольких ограблений и изнасилований. Он стал первым человеком, которого оправдали по причине диагноза «множественной личности», — исходная личность Уильяма Стэнли ничего не знала о совершенных преступлениях.

Случай Миллигана является в своем роде уникальным в первую очередь благодаря широкому спектру «живших» в теле Уильяма Стэнли личностей и известности, которую получила его история. Специалисты, однако, утверждают, что диссоциативное расстройство личности вовсе не такой редкий диагноз, как может показаться на первый взгляд: так, Бетани Бранд (профессор психологии в Тоусонском университете) заявляет, что от заболевания страдает от 1 до 3% мирового населения — примерно столько же, сколько от шизофрении или биполярного расстройства.

Немецкие ученые Ганс Страсбургер и Бруно Вальдфогель сообщили еще об одном случае диссоциативного расстройства личности. Правда, в данной ситуации

десяток личностей, «живших» в теле 37-летней немки, не довели ее до скамьи подсудимых, а помогли вернуть зрение.

Соответствующая статья была опубликована в журнале PsyCh Journal.

В возрасте 20 лет жительница Германии, которую врачи называют Б.Т., попала в автомобильную катастрофу, в результате чего потеряла зрение. Врачи поставили ей диагноз «корковая слепота» — потеря зрения, вызванная поражением зрительных центров в коре большого мозга. Спустя несколько лет женщина обратилась за помощью к психиатрам: у нее развилось диссоциативное расстройство личности.

Причиной формирования этого заболевания обычно является очень тяжелая психологическая травма, повторявшиеся в детстве случаи физического или эмоционального насилия: к примеру, Уильям Стэнли Миллиган в возрасте восьми лет подвергся насилию со стороны отчима. В этом случае организм, пытаясь защититься и «закрыться» от угрозы, включает механизм психологической защиты — диссоциацию. Человек начинает воспринимать происходящие с ним события так, как будто они случаются с посторонним, а затем происходит постепенное формирование других личностей. В описываемом случае толчком к возникновению расстройства могла стать автомобильная катастрофа.

В теле Б.Т. возникли более десяти личностей разного пола, возраста, характера и темперамента. Поведение, мимика, жесты и тембр голоса женщины менялись в зависимости от того, какая личность брала контроль над телом в свои руки. Интересно, что некоторые личности говорили на родном языке пациентки — немецком, а некоторые предпочитали английский, на котором пациентка разговаривала в течение нескольких лет жизни в другой стране.

На четвертом году лечения у психотерапевта во время одного из сеансов

Б.Т. внезапно смогла увидеть несколько слов, напечатанных на обложке лежавшего на столе журнала. В этот момент контроль над сознанием принадлежал личности мальчика-подростка.

Авторы исследования отмечают, что женщина была не в состоянии рассмотреть сам журнал, стол или буквы, из которых было составлено слово, она видела только все слово целиком.

Постепенно зрение мальчика-подростка улучшалось. Несмотря на то что полностью зрение так и не восстановилось, с помощью гипноза врачам удалось «распространить» способность видеть на другие личности Б.Т., правда не на все. Сейчас пациентке 37 лет, и зрение вернулось к восьми ее личностям.

Способность видеть появляется и исчезает в тот же момент, когда происходит смена личностей, то есть в течение нескольких секунд. Это значит, что первоначальный диагноз — «корковая слепота» — был неверен, а женщина на самом деле страдала от психогенной слепоты, которая, скорее всего, связана с повреждением таламуса. «В ситуациях сильного эмоционального перенапряжения человек может испытывать желание ничего не видеть, таким образом как бы избавляясь от этой необходимости», — комментирует профессор Страсбургер. Как утверждают авторы исследования, объясняется такой тип слепоты тем, что разные личности имеют доступ к разным переживаниям человека и наиболее травмированные в психологическом плане личности просто-напросто «боятся» возвращать себе зрение.

Расщепление при пограничном расстройстве личности

Разделение - это термин, используемый в психиатрии для описания неспособности удерживать противоположные мысли, чувства или убеждения. Кто-то может сказать, что человек, который расщепляется, видит мир черным или белым - все или ничего. Это искаженный образ мышления, при котором положительные или отрицательные атрибуты человека или события не взвешиваются и не связаны.

Веривелл / Хьюго Линь

Что такое расщепление?

Расщепление считается защитным механизмом, с помощью которого люди с пограничным расстройством личности (ПРЛ) могут рассматривать людей, события или даже самих себя по принципу «все или ничего».Разделение позволяет им легко отбросить вещи, которые они назвали «плохими», и принять то, что они считают «хорошими», даже если они вредны или опасны.

Эффекты расщепления

Расщепление может мешать отношениям и вести к интенсивному и саморазрушающему поведению. Человек, который расщепляется, обычно формулирует людей или события в терминах абсолютного, без какой-либо промежуточной точки для обсуждения.

Примеры

Примеры поведения разделения могут включать:

  • Возможности могут "не иметь риска" или быть "полным обманом"
  • Люди могут быть «злыми» и «кривыми» или «ангелами» и «совершенными»
  • Наука, история или новости - это либо «полный факт», либо «полная ложь»
  • Вещи либо «всегда», либо «никогда»
  • Когда что-то пойдет не так, человек будет чувствовать себя «обманутым», «разоренным» или «облаженным»

Что еще больше сбивает с толку расщепление, так это то, что вера иногда может быть жесткой или переходить от одного момента к другому.Люди, которые раскололись, часто оказываются чрезмерно драматичными или взволнованными, особенно когда они заявляют, что все либо «полностью развалилось», либо «полностью изменилось». Такое поведение может утомлять окружающих.

Симптомы

Само по себе расщепление может показаться почти обычным явлением, поведение, которое легко приписать любому количеству людей, которых мы знаем, и, возможно, даже нам самим. Однако расщепление при ПРЛ считается последовательным и искаженным поведением, которое обычно сопровождается другими симптомами, такими как:

  • Действовать без учета последствий
  • Отрицание (сознательное игнорирование факта или реальности)
  • Эмоциональное ипохондрическое состояние (попытки заставить других понять, насколько сильна ваша эмоциональная боль)
  • Всемогущество (вера в то, что вы обладаете превосходством в уме или силе)
  • Пассивная агрессия (косвенное проявление неприязни)
  • Проекция (присвоение кому-либо нежелательной эмоции)
  • Проективная идентификация (отрицание собственных чувств, проецирование их на кого-то другого, а затем поведение по отношению к этому человеку таким образом, чтобы он отвечал вам чувствами, которые вы на него проецировали)

Диагностика и управление

Понимание процесса диагностики и тщательного ведения пограничного расстройства личности может быть полезным для понимания поведения, связанного с этим заболеванием, например расщепления.

Диагностика

Диагноз ПРЛ может поставить только квалифицированный специалист в области психического здоровья. Чтобы поставить диагноз, врач должен подтвердить пять из девяти симптомов, описанных в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), включая:

  • Искаженное представление о себе, которое влияет на ваши эмоции, ценности, настроение и отношения
  • Проблемы гнева, такие как вспышки насилия, за которыми следует крайняя вина и раскаяние
  • Экстремальные попытки избежать покинутости или крайнее чувство покинутости
  • Крайняя депрессия, беспокойство или раздражительность, которые могут сохраняться часами и днями
  • Чувство отстраненности от самого себя, включая паранойю и амнезию
  • Чувство постоянной пустоты или скуки
  • Импульсивное поведение, например злоупотребление веществами или безрассудное вождение
  • Напряженные и бурные отношения, предполагающие расщепление.
  • Суицидальные мысли и / или самоповреждающее поведение

Забота и менеджмент

Нет простого ответа на вопрос, как поступить с любимым человеком, страдающим ПРЛ, особенно при сильных симптомах.То, как вы справитесь, во многом зависит от характера ваших отношений и от того, какое влияние оказывают симптомы вашего любимого человека на вашу семью.

Однако есть несколько руководящих принципов, которые могут помочь, в том числе:

  • Развивайте сочувствие. Начните с напоминания себе, что расщепление - часть беспорядка. Хотя определенные действия могут показаться преднамеренными и манипулятивными, ваш любимый человек не делает ничего из этого для получения удовлетворения. Это просто защитные механизмы, к которым они обращаются всякий раз, когда чувствуют себя беззащитными.
  • Поощрять и поддерживать лечение. Ваш любимый человек может жить лучше с помощью лечения, которое может включать прием лекарств и / или беседу, наиболее вероятно диалектическую поведенческую терапию (DBT). Поощряйте их начать или продолжить лечение и узнайте все, что вы можете о том, через что они проходят. При необходимости займитесь терапией со своим любимым человеком.
  • Поддерживать линии связи. Обсуждение ситуации, когда она происходит, позволяет изолировать это событие, а не накладывать одну ситуацию поверх другой.Неспособность общаться только разжигает тревогу отвержения вашего близкого.
  • Напомните любимому человеку, что вам не все равно. Люди с ПРЛ часто боятся быть отвергнутыми или брошенными. Знание того, что кто-то заботится, часто помогает уменьшить расщепление.
  • Установить границы. Справиться с проблемами ПРЛ - это одно; стать объектом жестокого обращения - другое. Всегда устанавливайте ограничения с любимым человеком, у которого есть ПРЛ. Если эта черта когда-либо будет пересечена, объясните, почему вы отступаете, и постарайтесь сделать это бесстрастно.Установление границ помогает сохранить отношения, а не ставит их под сомнение.
  • Береги себя. Это может включать поиск собственного терапевта, который поможет вам найти баланс между вашими потребностями и потребностями вашего любимого человека.
  • Попробуйте управлять своим ответом. Если у вашего любимого человека есть ПРЛ, имейте в виду, что вы можете лучше контролировать свой гнев. Крики или враждебные действия только усугубят ситуацию.

Безопасность

Могут быть моменты, когда вам нужно будет предпринять более решительные действия.Если отношения наносят вред вашей семье, вашей работе и вашему чувству благополучия, вы можете столкнуться с реальностью, что отношения не могут продолжаться.

Хотя это невероятно болезненный выбор для всех участников, в некоторых случаях он также может быть самым полезным для здоровья. При необходимости это решение следует принять с помощью квалифицированного специалиста по психическому здоровью.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности.Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве. Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве - возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности - популярный термин для обозначения DID.В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности. Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя.Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроения
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому.Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину. Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забывание повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят с другим словарем и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может перенять определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве. Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. окружающая обстановка. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами. Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Диагностика DID требует времени. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов. Это связано с тем, что люди, которые обращаются за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ.Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует. Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует. Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве. Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве - возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности - популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности. Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя.Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроения
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому.Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину. Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забывание повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят с другим словарем и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может перенять определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве. Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. окружающая обстановка. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами. Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Диагностика DID требует времени. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов. Это связано с тем, что люди, которые обращаются за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ.Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует. Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует. Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве. Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве - возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности - популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности. Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя.Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроения
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому.Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину. Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забывание повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят с другим словарем и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может перенять определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве. Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. окружающая обстановка. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами. Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Диагностика DID требует времени. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов. Это связано с тем, что люди, которые обращаются за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ.Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует. Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует. Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Признаки, симптомы, причины и многое другое

Под раздвоением личности понимается диссоциативное расстройство личности (ДИД), психическое расстройство, при котором у человека есть две или более разных личности. Мысли, действия и поведение каждой личности могут быть совершенно разными.

Это состояние часто вызывает травма, особенно в детстве. Хотя не существует определенного лекарства от ДРИ, длительное лечение может помочь людям объединить свои личности в одно целое.

В этой статье обсуждается расщепление личности, включая его причины, симптомы, диагноз и многое другое.

Поделиться на Pinterest Травмы в детстве - возможная причина расщепления личности.

Раздвоение личности - популярный термин для обозначения DID. В прошлом ДРИ был известен как расстройство множественной личности.

Люди с DID имеют две или более разных личности. Они не проявляются как простые изменения в чертах характера или настроении. Человек с DID выражает существенные различия между этими альтернативными идентичностями, которые также можно назвать альтерами.

Часто эти личности совершенно не похожи друг на друга. Эти разрозненные личности на некоторое время контролируют личность человека.

Человек также сохраняет свою основную идентичность или идентичность хозяина, которая является его исходной личностью, и будет отвечать на свое имя.Их первичная идентичность обычно более пассивна, и они могут не знать других личностей.

Когда происходит изменение личности, у новой личности будет отличная история, новая идентичность и другое поведение.

Эти раздвоенные личности, или альтеры, часто имеют свои собственные отличия:

  • имя
  • возраст
  • пол
  • настроения
  • воспоминания
  • словарь

Новая личность будет видеть себя по-другому.Например, человек, которому при рождении был назначен мужчина, может иметь альтернативную идентичность как женщину. Они могут испытать на себе женские биологические половые характеристики.

Сдвиг между этими личностями обычно происходит, когда человек сталкивается с определенным фактором стресса или спусковым крючком.

Точная причина DID до конца не выяснена. Однако существует сильная связь между состоянием и травмой. Это может быть особенно верно в отношении травм или жестокого обращения в детстве. В Европе, США и Канаде 90% людей, страдающих ДРИ, являются жертвами тяжелых травм в детстве.

Состояние представляет кого-то, кто изо всех сил пытается интегрировать и ассимилировать определенные аспекты своей собственной идентичности, которые со временем расходятся.

Признаки DID могут различаться, но они включают изменение между двумя или более отдельными личностями.

Симптомы включают:

  • Переживание двух или более отдельных личностей, каждая со своей собственной идентичностью и восприятием.
  • Заметное изменение в самоощущении человека.
  • Частые провалы в памяти и личной истории, которые не связаны с обычной забывчивостью, включая потерю воспоминаний и забывание повседневных событий.

Когда эти другие личности вступают во владение, они часто говорят с другим словарем и жестикулируют по-другому. В некоторых случаях одна личность может перенять определенные привычки, которых нет у другой, например, курение или насилие.

При переходе от одной личности к другой человек может испытывать другие симптомы. Некоторые люди могут испытывать беспокойство, так как они могут бояться изменения личности. Некоторые могут стать очень злыми или агрессивными. Другие могут вообще не замечать или не помнить эти переходы, хотя другой человек может их заметить.

В определенных ситуациях могут появляться определенные личности. Эти симптомы могут причинить человеку серьезный стресс и нарушить его способность нормально жить.

Другие симптомы могут включать:

  • амнезию
  • потерю чувства времени
  • переход в состояние, подобное трансу
  • внетелесный опыт или деперсонализацию
  • участие в поведении, необычном для человека
  • нарушения сна

Человек с ДРИ может также испытывать симптомы других состояний, например членовредительство.В одном исследовании отмечается, что более 70% людей с ДРИ пытались покончить жизнь самоубийством.

Травма часто вызывает DID как психологическую реакцию, поэтому это сильный фактор риска, особенно в детстве. Эта травма может быть вызвана:

  • физическим насилием
  • сексуальным насилием
  • эмоциональным пренебрежением
  • психологическим насилием

В некоторых случаях ребенок может не испытать явную форму насилия, но может не вырасти в безопасном доме. окружающая обстановка. Например, они могут жить с непредсказуемыми родителями и начать диссоциацию в ответ на стресс, который с этим связан.

Диссоциативное расстройство идентичности может проявляться наряду с другими расстройствами. Это означает, что несколько расстройств психического здоровья могут возникнуть по одной и той же причине.

Другие общие расстройства, которые могут возникать вместе с DID, включают:

Диагностика DID требует времени. Ошибочный диагноз является обычным явлением, и врачам необходимо наблюдать за симптомами человека и исключать другие заболевания.

Чтобы правильно поставить диагноз, врачам необходимо увидеть разные личности и то, как они влияют на человека.

Время также является важным фактором, позволяющим увидеть полный спектр симптомов. Это связано с тем, что люди, которые обращаются за помощью с ДРИ, обычно имеют симптомы, связанные с другими психическими заболеваниями.

Кроме того, поскольку ДРИ часто возникает вместе с другими заболеваниями, врачам необходимо исключить симптомы других состояний, прежде чем они поставят диагноз. Таким образом, они могут сначала прописать терапию или лекарства для лечения этих состояний.

Нет никаких рекомендаций по лечению ДРИ.Врачи часто назначают лечение в индивидуальном порядке.

Специальных лекарств от DID не существует. Планы лечения предназначены для лечения любых состояний, которые возникают вместе с ДРИ, и могут сочетать психотерапию с любыми лекарствами, необходимыми для облегчения симптомов.

Психотерапия

Психотерапия, или разговорная терапия, является основным методом лечения людей с ДРИ. Такие методы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь человеку проработать и научиться принимать триггеры, вызывающие сдвиги личности.

В DID психотерапия направлена ​​на то, чтобы помочь интегрировать личность человека и научиться справляться с посттравматическими переживаниями.

Другие методы лечения

Арт-терапия, двигательная терапия и техники релаксации могут иметь место в лечении ДРИ. Эти методы могут помочь людям соединить аспекты своего разума в среде с низким уровнем стресса.

Детская травма часто является причиной расщепления личности, которое теперь называется DID.

Человек будет подсознательно создавать других личностей, чтобы справиться с определенными аспектами себя и своими травмами, без которых он не может справиться.

Специального лекарства от DID не существует. Однако многие люди могут помочь справиться со своими симптомами и работать над интеграцией своей личности с помощью регулярной психотерапии. Они также могут облегчить любые другие симптомы с помощью лекарств.

Диссоциативное расстройство личности (множественное расстройство личности): признаки, симптомы, лечение

Диссоциативное расстройство идентичности (ранее известное как расстройство множественной личности) считается сложным психологическим состоянием, которое, вероятно, вызвано многими факторами, включая тяжелую травму в раннем возрасте. детство (обычно экстремальное, повторяющееся физическое, сексуальное или эмоциональное насилие).

Что такое диссоциативное расстройство личности?

Диссоциативное расстройство идентичности - это тяжелая форма диссоциации, психический процесс, который вызывает отсутствие связи между мыслями, воспоминаниями, чувствами, действиями или чувством идентичности человека. Считается, что диссоциативное расстройство идентичности возникает из-за комбинации факторов, которые могут включать травму, пережитую человеком с этим расстройством. Считается, что диссоциативный аспект является механизмом преодоления - человек буквально отключается или отделяется от ситуации или опыта, который слишком жесток, травматичен или болезнен для того, чтобы ассимилироваться с его сознательным я.

Кто подвержен риску DID?

Исследования показывают, что причиной ДРИ, вероятно, является психологическая реакция на межличностные стрессы и стрессы окружающей среды, особенно в раннем детстве, когда эмоциональное пренебрежение или жестокое обращение могут мешать развитию личности. Целых 99% людей, у которых развиваются диссоциативные расстройства, признали в личной истории повторяющиеся, непреодолимые и часто опасные для жизни нарушения или травмы на чувствительной стадии развития в детстве (обычно до 6 лет).

Диссоциация может также произойти, когда имело место постоянное пренебрежение или эмоциональное насилие, даже если не было открытого физического или сексуального насилия. Результаты показывают, что в семьях, где родители пугливы и непредсказуемы, дети могут становиться диссоциативными. Исследования показывают, что DID поражает около 1% населения.

Как распознать диссоциативное расстройство личности и связанные с ним психические расстройства

Диссоциативное расстройство идентичности характеризуется наличием двух или более различных или разделенных идентичностей или состояний личности, которые постоянно имеют власть над поведением человека.При диссоциативном расстройстве личности также существует неспособность вспомнить ключевую личную информацию, которая слишком далеко идущая, чтобы ее можно было объяснить простой забывчивостью. При диссоциативном расстройстве идентичности также наблюдаются весьма отчетливые вариации памяти, которые могут колебаться.

Хотя не все переживают ДЕЙСТВИТЕЛЬНО одинаково, для некоторых «альтеры» или разные личности имеют свой возраст, пол или расу. У каждого свои позы, жесты и особая манера речи. Иногда альтеры - воображаемые люди; иногда они животные.Когда каждая личность раскрывается и контролирует поведение и мысли людей, это называется «переключением». Переключение может занять секунды, минуты или дни. Некоторые обращаются за лечением с помощью гипноза, когда различные «изменения» или личности человека могут очень хорошо реагировать на запросы терапевта.

Другие симптомы диссоциативного расстройства идентичности могут включать головную боль, амнезию, потерю времени, транс и «внетелесные переживания». Некоторые люди с диссоциативными расстройствами имеют тенденцию к самопреследованию, саботажу и даже насилию (как самому себе, так и направленному вовне).Например, человек с диссоциативным расстройством идентичности может обнаружить, что делает то, что обычно не делает, например, превышение скорости, безрассудное вождение или кражу денег у своего работодателя или друга, но при этом чувствует, что его заставляют это делать. Некоторые описывают это чувство как пассажира в своем теле, а не как водителя. Другими словами, они искренне верят, что у них нет выбора.

Существует несколько основных способов, которыми психологические процессы диссоциативного расстройства личности изменяют образ жизни человека, включая следующие:

  • Деперсонализация. Это ощущение оторванности от тела, которое часто называют «внетелесным» опытом.
  • Дереализация. Это ощущение, что мир не настоящий, не выглядит туманным или далеким.
  • Амнезия. Это неспособность вспомнить важную личную информацию, которая настолько обширна, что не может быть списана на обычную забывчивость. Также могут быть микроамнезии, когда обсуждаемая дискуссия не вспоминается, или содержание значимого разговора забывается каждую секунду.
  • Смешение идентичности или изменение идентичности. И то, и другое связано с чувством замешательства в отношении того, кем является человек. Примером замешательства в идентичности является ситуация, когда человеку сложно определить то, что его интересует в жизни, или его политические, религиозные или социальные взгляды, или свою сексуальную ориентацию, или свои профессиональные амбиции. Помимо этих очевидных изменений, человек может испытывать искажения во времени, месте и ситуации.

Сейчас признано, что эти диссоциированные состояния не являются полностью зрелыми личностями, а скорее представляют собой разрозненное чувство идентичности.При амнезии, обычно связанной с диссоциативным расстройством идентичности, разные состояния идентичности запоминают разные аспекты автобиографической информации. Обычно в человеке есть «ведущая» личность, которая идентифицирует себя с настоящим именем человека. Как ни странно, личность хозяина обычно не замечает присутствия других личностей.

Как диагностируется диссоциативное расстройство личности?

Для постановки диагноза диссоциативного расстройства личности требуется время. Подсчитано, что люди с диссоциативными расстройствами провели семь лет в системе психического здоровья до постановки точного диагноза.Это обычное дело, потому что список симптомов, которые заставляют человека с диссоциативным расстройством обращаться за лечением, очень похож на многие другие психиатрические диагнозы. Фактически, у многих людей с диссоциативными расстройствами также есть сопутствующие диагнозы пограничных или других расстройств личности, депрессии и тревоги.

DSM-5 предоставляет следующие критерии для диагностики диссоциативного расстройства идентичности:

  1. Присутствуют две или более различных идентичностей или состояний личности, каждое со своим собственным относительно устойчивым паттерном восприятия, отношения и размышлений об окружающей среде и самом себе. .
  2. Должна произойти амнезия, определяемая как пробелы в воспоминаниях о повседневных событиях, важной личной информации и / или травмирующих событиях.
  3. Человек должен быть обеспокоен расстройством или иметь проблемы с функционированием в одной или нескольких основных сферах жизни из-за расстройства.
  4. Беспорядки не являются частью нормальной культурной или религиозной практики.
  5. Симптомы не могут быть следствием прямого физиологического воздействия вещества (например, отключение электричества или хаотическое поведение во время алкогольного опьянения) или общего состояния здоровья (например, сложные парциальные припадки).

Отдельные личности могут выполнять разные роли, помогая человеку справиться с жизненными дилеммами. Например, когда пациенту ставится первоначальный диагноз, в среднем присутствует от двух до четырех личностей. Кроме того, в течение курса лечения можно узнать в среднем от 13 до 15 личностей. Триггеры окружающей среды или жизненные события вызывают внезапный переход от одного изменения или личности к другому.

Какие другие психические заболевания могут возникнуть при ДРИ?

Наряду с диссоциацией и множественными или раздвоенными личностями люди с диссоциативными расстройствами могут испытывать ряд других психиатрических проблем, включая симптомы:

Существуют ли известные люди с диссоциативным расстройством идентичности?

Среди известных людей с диссоциативным расстройством личности - комедийная актриса Розанна Барр, Адам Дуриц и вышедшая на пенсию звезда НФЛ Гершель Уокер.

Уокер написал книгу о своей борьбе с DID, а также о своих попытках самоубийства, объясняя, что с детства у него было чувство разобщенности с профессиональными лигами. Чтобы справиться с этим, он развил жесткую личность, которая не чувствовала одиночества, которая была бесстрашной и хотела разыграть гнев, который он всегда подавлял. Эти «альтеры» могли противостоять жестокому обращению, которое он чувствовал; другие АЛЬТЕРЫ помогли ему подняться до национальной славы. Лечение помогло Уокеру понять, что эти альтернативные личности являются частью диссоциативного расстройства личности, диагностированного у него во взрослом возрасте.

Какой план лечения диссоциативного расстройства личности?

В настоящее время не существует официальных, основанных на доказательствах гильделина для лечения ДРИ. Многие методы лечения основаны на отчетах о случаях заболевания или даже вызывают споры.

Хотя не существует «лекарства» от диссоциативного расстройства идентичности, длительное лечение может быть полезным, если пациент остается приверженным. Эффективное лечение включает:

  • Психотерапия: Эта терапия, также называемая разговорной терапией, предназначена для преодоления всего, что запускает и запускает DID.Цель состоит в том, чтобы помочь «слить» отдельные черты личности в одну консолидированную личность, которая может контролировать триггеры. Эта терапия часто включает вовлечение в терапию членов семьи.
  • Гипнотерапия . При использовании в сочетании с психотерапией клинический гипноз может использоваться, чтобы помочь получить доступ к подавленным воспоминаниям, контролировать некоторые из проблемных форм поведения, которые сопровождают DID, а также помочь объединить личности в одно целое.
  • Дополнительная терапия . Было показано, что такие виды лечения, как арт или двигательная терапия, помогают людям соединиться с частями своего разума, которые они отключили, чтобы справиться с травмой.

Не существует установленного медикаментозного лечения диссоциативного расстройства личности, поэтому психологически обоснованные подходы являются основой терапии. Лечение сопутствующих расстройств, таких как депрессия или расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, имеет фундаментальное значение для общего улучшения. Поскольку симптомы диссоциативных расстройств часто возникают с другими расстройствами, такими как тревога и депрессия, лекарства для лечения этих сопутствующих проблем, если они есть, иногда используются в дополнение к психотерапии.

Мои многочисленные я: как я научился жить с множеством личностей

Эмма Янг встречает женщину с диссоциативным расстройством личности и обнаруживает, что происходит, когда вы теряете чувство индивидуальности.

До 40 лет Мелани Гудвин не помнила о своей жизни до 16 лет. Затем семейная трагедия вызвала катастрофические психологические изменения. Внезапно она осознала внутри себя другие личности, и барьеры между ними рушились.Мелани чувствовала, что разные идентичности принадлежат ей, но «она» в разном возрасте, от трех до 16 лет и во взрослом возрасте.

Эти возрасты не были случайными. Среди сбивающего с толку, пугающего смешения разных голосов в одном сознании появились воспоминания о жестоком обращении с детьми: первый эпизод произошел, когда ей было три года, последний - когда ей было 16. «У меня нет доказательств», - отмечает она. «Я должен смириться с тем, что, по моему мнению, произошло, и со своей реальностью».

У Мелани то, что раньше называлось расстройством множественной личности, которое теперь чаще называют диссоциативным расстройством идентичности (DID).Изменение названия отражает понимание того, что речь идет не только о личностных изменениях. Воспоминания, поведение, отношения, предполагаемый возраст - все может меняться вместе.

«Мы» - она ​​обычно называет себя «мы» - «имели много взрослых частей. Развитие должно быть беспрепятственным ... Но поскольку мы не росли естественным путем, мы обновлялись ... Наконец, было девять разных взрослых частей, каждая из которых управляла этапом нашей взрослой жизни, свободной от жестокого обращения ».

Жизнь с DID может быть «адом», - говорит она.Это крушение того аспекта повседневного существования, который все остальные воспринимают как должное - нашего ощущения того, что мы являемся одним индивидуальным «я». Для Мелани внезапное осознание множества различных личностей, враждующих внутри нее, было ошеломляющим. Как она могла найти способ разместить их всех?

Если вы оказались в совершенно невозможной ситуации, вы отделяетесь, чтобы остаться в живых. Травма может заморозить вас вовремя.

Мелани разговаривает с дивана в тихом кабинете в Центре диссоциации и травм Поттергейт в Норвиче, Великобритания.Центром управляет Реми Акварон, аналитический психотерапевт и бывший директор Международного общества изучения травм и диссоциации.

За 30-летнюю карьеру Aquarone работала с сотнями людей с диссоциативным расстройством. По его словам, в большинстве случаев они пережили жестокое обращение в детстве, как правило, в возрасте до пяти лет.

Согласно теории, в попытке справиться с травмирующими переживаниями ребенок «диссоциирует» - он распадается на части.Одна часть выдерживает насилие и выдерживает ужасающие эмоциональные и физические воздействия; другая часть существует позже. Или одна часть может переносить насилие, другая возвращает тело в спальню, а третья отправляется завтракать утром. Если насилие длится годами, а также если задействованы разные сценарии и исполнители, многие разные части могут отколоться.

Это диссоциация, которая позволяет ребенку продолжать. Фактически, «это окончательная система адаптации.Он использует ваше бессознательное мышление, чтобы адаптировать ваш образ мышления и поведения, чтобы быть в большей безопасности », - говорит Аквароун.

Мелани описывает это так: «Если вы находитесь в совершенно невозможной ситуации, вы отделяетесь, чтобы остаться в живых. Травма может заморозить вас вовремя. А поскольку травма продолжается годами, повсюду происходит множество мелких замерзаний ».

Не у всех, кто пережил жестокое обращение в детстве или любую другую форму продолжающейся серьезной травмы, развивается диссоциативное расстройство.Основываясь на своей работе, Аквароун говорит, что есть еще один важный фактор: отсутствие нормальной, здоровой привязанности к взрослому.

В области психологии развития «привязанность» имеет особое значение: это связь, которая формируется между младенцем и опекуном, который поддерживает этого ребенка и заботится о нем, эмоционально и практически, а также помогает этому ребенку узнавать о нем и управлять им. его или ее ответы. Без этой связи - которой можно избежать тяжелой утратой, пренебрежением или жестоким обращением - ребенок, переживающий травму, остается на произвол судьбы.

Размышляя о людях с DID как о группе, Мелани говорит: «То, что мы не узнали в детстве, - это родитель, образно держащий вас и помогающий вам научиться управлять собой».

Младенцы, у которых действительно развивается надежная привязанность, в целом лучше справляются с жизнью, - говорит Венди Джонсон, профессор психологии Эдинбургского университета. «Во-первых, они лучше справляются с другими людьми и добиваются успеха. Их отношения, как правило, более гладкие. Они, как правило, зарабатывают больше денег, их лучше ценят и узнают другие, и они меньше ссорятся.Кроме того, они склонны более гладко воспринимать жизнь, поэтому она им приятнее ".

Это не означает, что наши личности настроены на жизнь в те ранние годы. Относительно стабильная среда с точки зрения отношений и работы помогает поддерживать относительно стабильную личность. «Я думаю, что тот факт, что наша среда, как правило, имеет большую стабильность, способствует стабильности, которую мы стараемся демонстрировать», - говорит Джонсон. Но если эти внешние влияния изменятся, мы тоже можем измениться.

Воспитание, потеря работы - такого рода серьезные изменения в жизни могут спровоцировать поведение, которое нас удивляет, а также изменения в таких качествах, как сознательность и экстраверсия. Неудивительно, что юность часто связана с серьезным сомнением в идентичности, добавляет Джонсон, поскольку это время, когда многие вещи - дом, окружение, друзья - находятся в постоянном движении.

Без единого самосознания, которое приносит привязанность и стабильность, диссоциированная идентичность может создать впечатление, что чья-то личность сильно колеблется.Мелани страдает анорексией и дважды пыталась покончить жизнь самоубийством, потому что боль от опускающегося барьера казалась невыносимой. Ее трехлетнюю часть легко напугать вещи, которые напоминают ей о прошлых травмах - например, запах или мужская походка - и в таких ситуациях она замирает или даже прячется. С другой стороны, 16-летний может быть кокетливым.

Логично, что Мелани будет вести себя по-разному в зависимости от того, «кто» стоит на переднем плане в ее сознании. Она не ведет себя как трехлетняя девочка и даже не помнит, каково это было быть трехлетним.Ей - это этому трехлетнему ребенку, пока на первый план не выходит другая личность.

Я знаю, что женился. Но я смотрел и наблюдал за этим, а не был полностью вовлечен.

Поскольку воспоминания о времени, проведенном в одной личности, не всегда доступны другим, некоторые люди с ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ статусом «теряют» отрезки времени - им кажется, что они часто прыгают вперед на несколько дней или даже недель. «Некоторые люди уходят и заводят дела. Ну, на самом деле это не отношения, потому что они не помнят, что женаты, - замечает Мелани.

Для нее эффект заключается в том, что она не имеет представления о порядке, в котором все происходило в ее жизни: «В младенчестве вы рождаетесь, и у вас есть временная шкала, которая проходит через все ваше существо. Если вы станете фрагментированным, вы не получите этого графика ».

Ее воспоминания еще больше притупляются из-за подавления нормальных эмоциональных реакций, которые, по словам и она, и Акварон, необходимы для помощи человеку справиться с тяжелой травмой. Но это отсутствие эмоций не прекратилось, когда насилие прекратилось: это стало способом работы мозга Мелани.«Я знаю, что вышла замуж», - говорит она, например. «Но я смотрел и наблюдал это, а не был полностью вовлечен».

Люди с диссоциативным расстройством часто жалуются, что чувствуют себя очень поверхностно, - говорит Аквароун. «И в некотором смысле они есть, потому что сущность того, кем вы являетесь, заключена внутри». Для большинства из нас наши воспоминания, усиленные эмоциями, которые мы чувствовали в то время, обеспечивают личную цепочку, которая простирается до самого детства, обеспечивая чувство непрерывности. «Я могу вспомнить свое поведение в подростковом возрасте, например, - говорит он, - и держаться за более широкую картину [самого себя] ... Цена [диссоциации] работы в том, что ... нет никакого обратного отслеживания, чтобы увидеть, как обстоят дела мы.«Общение с людьми - будь то семья или старые друзья - с которыми у вас много общих воспоминаний, которые уходят в прошлое, может усилить это чувство постоянного« я », сохраняющегося на протяжении многих лет. Но проблема с опорой на связи с людьми из прошлого, конечно же, в том, что старые друзья могут уехать - и люди могут умереть.

Одно психологическое преимущество религиозной веры может заключаться в том, что теоретически отношения с Богом со всеми связанными с ним воспоминаниями могут простираться от раннего детства до смерти, и независимо от того, где вы находитесь на планете, они есть.Как говорит Aquarone: «Вы не можете забрать это - и это выходит за рамки того, где вы находитесь».

Есть и другие способы помочь соединить свое настоящее «я» с прошлым. Психологи раньше думали, что ностальгия - использование памяти для сентиментальных воспоминаний о хороших временах прошлого - была негативной и вредной. Но сейчас есть работа, чтобы найти обратное. Фактически, ностальгия, кажется, способствует продолжению существования «я» и усиливает чувство принадлежности к миру.

Это чувство единого, последовательного «я» во времени помогает людям ориентироваться в жизни и, в частности, в социальном мире.Но если его можно усилить - и ослабить - опытом или полностью потерять в DID, отражает ли оно вас настоящего?

Наши результаты противоречат многовековым представлениям философов и нейропсихологов

«Взгляните на мюзикл« Grease », где Сэнди сбрасывает свою добродушную личность и превращается в одетую в кожу плохую девочку с колющим тазом. Несомненно, вся эта дымность и вращение - это Сэнди. Но точно так же, это представление призвано получить одобрение ее сверстников, а не «настоящей» Сэнди.”

Случай Сэнди освещен в обзорной статье Нины Стромингер и ее коллег из Йельского университета, посвященной концепции «истинного я» не только по отношению к людям с ДРИ, но и ко всем вообще.

Или, предлагает Штромингер, рассмотрим случай с очень религиозным мужчиной, имеющим гомосексуальные влечения. «Его религия запрещает ему действовать в отношении [них]… поэтому он каждый день борется с ними», - объясняет она. «Кто настоящий человек? Это человек, который сопротивляется гомосексуальным влечениям, или человек, у которого они есть? »

Она нашла ответ: все зависит от того, кого вы спрашиваете.«Когда вы спрашиваете либералов, они говорят:« О, это человек с гомосексуальными импульсами ». Но спросите консервативных людей, и они скажут:« Это его часть, которая хочет сопротивляться этим импульсам ». Все сводится к тому, что вы цените . Если вы думаете, что быть геем - это нормально, вы не увидите ничего плохого в этих более глубоких порывах ».

Strohminger не знает ни одной работы, в которой у кого-то, испытывающего подобный внутренний конфликт, спрашивалось, что они на самом деле думают. «Но исходя из всего, что я наблюдал в своих исследованиях, можно предположить, что ... [что бы вы ни проецировали] на других людей, тот же стандарт будет действовать и для вас.

«Я психолог, а не метафизик, - добавляет она, - но если вы хотите сделать некоторые метафизические выводы, вы должны понять, что когда нормальные, обычные люди думают о своей собственной идентичности и идентичности других людей». люди, это зависит от их собственных ценностей и обстоятельств ». Другими словами, все относительно.

Штромингер обнаружил, однако, что есть один аспект типичного поведения человека, который последовательно оценивается как наиболее фундаментальный для того, кто кто-то есть, даже в большей степени, чем их воспоминания, экстраверт он или интроверт. спокойный или легко доводимый до возбуждения или гнева.

Она начала с мысленных экспериментов. В одном из них она попросила добровольцев представить, как другие люди меняются разными способами. И именно изменения в их моральных качествах - их относительной честности или нечестности, лояльности или нелояльности и т. Д. - волонтеры считали больше всего изменением их как людей.

Затем Штромингер обратился к семьям людей с деменцией, которые могут включать не только потерю памяти, но также изменения личности и морального чувства (иногда негативные изменения, такие как переход к патологической лжи; иногда позитивные, такие как большая доброта).Родственники сообщили, что они стали «другими людьми» не тогда, когда их близкие потеряли воспоминания, а, когда их моральное чувство изменилось.

«Традиционно морали не уделялось много внимания в научных трудах о природе личности. Скорее считалось, что память и отличительные характеристики, такие как ваша личность, - это то, что сделало вас », - говорит Штромингер. «Наши результаты противоречат многовековым представлениям философов и нейропсихологов.”

Мелани говорит, что некоторые ее части, кажется, имеют иное моральное чутье. Но она прослеживает это до различий в жизненном опыте каждой части и привязки некоторых к прошлым десятилетиям, когда преобладали разные отношения.

И моральное чутье людей может измениться со временем, отмечает Венди Джонсон. «Я действительно думаю, что есть люди, которые понимают, в чем они ошиблись, и которые решают, что они будут другими, и они станут другими», - говорит она.

Таким образом, фундаментальное сердце того, кем мы являемся - по крайней мере, с точки зрения других людей, - может измениться.Это говорит о том, что твердое, фиксированное ощущение себя, которое есть у большинства из нас, по крайней мере отчасти является иллюзией, позволяющей нам избежать психических расстройств, связанных с множественной идентичностью. И, как показывает опыт Мелани и других с ДЕЙСТВИЕМ, эта иллюзия жизненно важна.

Мы не одно, но все согласны жить вместе в гармонии

Примерно через четыре года после того, как ее роли начали полностью проявляться, Мелани, которая работала библиотекарем, взяла в руки книгу Джоан Фрэнсис Кейси под названием The Flock .Она поняла, что, как и Кейси, СДЕЛАЛА.

Она поднимала эту идею вместе со своим мужем более 20 лет. «Он сказал:« Знаешь что: это имеет смысл ». Потому что, по его словам, однажды он сказал мне:« Хочешь кофе? »И я отвечал:« Да, я бы хотел кофе ». А на следующий день:« Хочешь кофе? »И я отвечал:« Ты же знаешь, я не пью кофе, у меня на него аллергия! »16-летний парень не может пью кофе, и я люблю кофе. Он имел обыкновение говорить, что никогда не знал, к чему вернулся домой. Я никогда не понимал, что он имел в виду! »

Удивительно, что она так долго была замужем за человеком, который не осознавал, что внутри нее есть разные части? «[Теперь] он думает, что это безумие, что он не заметил этого ... Но он любил меня.И я была хорошей мамой в практическом смысле ... Я умела копировать поведение других людей ». В отличие от некоторых людей с ДРИ, Мелани действительно чувствует, что у нее есть доминирующая, ведущая роль, возраст которой совпадает с возрастом ее тела. Однако можно ли сказать, что «настоящая» Мелани - это не трехлетняя девочка, которую легко напугать, и - 16-летняя, которая флиртует, и - 64-летняя, которая сидит на диван в кабинете Реми Аквароне, красноречиво говорящий о чувстве бытия, которое, как она теперь понимает, настолько отличается от большинства людей?

Хорошее обращение имеет большое значение.Однако первым шагом было правильно диагностировать расстройство, поскольку DID может проявляться и во многих других вещах. Людей, которые слышат голоса партий, можно назвать шизофрениками; людям, которые переключаются между депрессивной и возбудимой частями, может быть диагностировано биполярное расстройство; люди, которые прячутся в больнице из-за того, что они напуганные трехлетние дети, могут быть сочтены психотическими приступами; людям, чье эмоциональное состояние кажется резко изменившимся, может быть поставлен диагноз пограничного расстройства личности.

И, по крайней мере, в Великобритании диагноз DID является спорным. Он включен в оба основных психиатрических руководства, используемых во всем мире ( Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , выпущенное Американской психиатрической ассоциацией, и Международная статистическая классификация болезней и проблем со здоровьем , выпущенная Американской психиатрической ассоциацией. Всемирная организация здоровья). Но на практике, говорит Акварон, психиатры все еще могут не соглашаться с этим.В настоящее время считается, что DID поражает, возможно, 1% людей (примерно так же, как шизофрения), однако скептики утверждали, что, возможно, пациенты просто разыгрывают разные идентичности и что склонность к фантазии объясняет все расстройство.

Работа с изображениями мозга подтверждает идею о том, что люди с ДРИ не действуют, и есть другие исследования, опровергающие такие утверждения. Например, в 2016 году команда Королевского колледжа Лондона опубликовала исследование 65 женщин, в том числе некоторых с диагнозом ДРИ.Они пришли к выводу, что женщины с ДРИ не более склонны к фантазиям, поддаются внушению или склонны вызывать ложные воспоминания, чем женщины без диагноза. По мнению авторов, этот результат ставит под сомнение основную гипотезу «фантастической модели».

Мелани в настоящее время является директором организации First Person Plural, ассоциации диссоциативных расстройств идентичности, и она часто разговаривает с психологами, психиатрами, терапевтами и медицинскими работниками, распространяя информацию о том, что DID реален. Она и Aquarone недавно помогли организовать первую конференцию по услугам для людей с диссоциацией, связанной с травмой - на ней собрались врачи из NHS, частного и добровольного секторов.Они отмечают, что одна из больших проблем заключается в том, что для оказания помощи пациенту может потребоваться много месяцев терапии со специалистом по диссоциативным расстройствам, но, как правило, это доступно только в частном порядке.

«Это была терапия, которая изменила все для Мелани», - говорит она. Когда барьеры между частями начали разрушаться, она была потрясена. Потребовалась прочная связь с терапевтом, который мог помочь частям разговаривать друг с другом и уважать друг друга, чтобы «война» внутри нее начала утихать.

В течение десяти лет после того, как ее различные личности начали выявляться, Мелани считала невозможным управлять чем-либо, кроме основ жизни. Затем, когда она научилась слушать части и истории, которые они рассказывали, «мы научились разделять одну жизнь между собой».

Когда она почувствовала, что может снова начать уезжать на ночь со своим мужем, детские личности внутри нее помогли бы собрать то, что ей было нужно. «Все помогут собрать вещи. Так что нам приходилось брать вещи для трехлетнего ребенка, например, плюшевые игрушки и одеяла, а я собирал три или четыре сумки, потому что всем приходилось приносить свои вещи.”

Но все же, если они доберутся до места назначения и она обнаружит, что у нее нет подходящей одежды на тот момент, она не сможет выйти. В любой момент это мог быть восьмилетний ребенок, который был на переднем плане в ее сознании, или шестнадцатилетний ребенок, и они просто не ушли, если не были одеты в соответствии с возрастом.

В какой-то момент она позволяла 16-летней девушке «одевать тело», как она выражается, и приносить его в библиотеку, где она работала: «Мы ездили на велосипеде, потому что, конечно, 16-летняя девочка». -старый не умел водить.Это было сделано при том понимании, что у взрослой будет день на работе, а затем она будет давать время младшим по вечерам. «Им нужно было делать то, что они не могли делать днем ​​- от того, чтобы маленький ребенок ел Smarties и смотрел телепузики Teletubbies , до создания вещей, игр с мишками, сборки головоломки.

«Со временем мы начали понимать, что происходит в целом», - добавляет она. В угрожающей ситуации, возможно, кто-то вошел в библиотеку, вызвав ужасные воспоминания: «Я мог бы поговорить с малышами и сказать:« Я буду держать вас в безопасности ... библиотека - безопасное место ».Просто позволь мне оставаться на месте и посмотреть, действительно ли нам грозит опасность, и я обещаю тебе, если да, я с этим справлюсь ».

Теперь все части остались, но они сосуществуют. «Мы не одно целое, но все мы согласны жить вместе в гармонии», - говорит Мелани. «Что хорошо работает в большинстве случаев».

В Великобритании и Ирландии с самаритянами можно связаться по телефону 116 123. В США Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств - 1-800-273-TALK.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *