Разное

Психопатия у подростков признаки: Дети без эмоций: как распознать психопатию и можно ли с ней бороться

Содержание

Дети без эмоций: как распознать психопатию и можно ли с ней бороться

Дети бывают жестоки, и причины могут быть разные: проблемы в семье или дурное влияние сверстников. А ещё детская жестокость бывает проявлением психического расстройства. Барбара Брэдли Хагерти рассказала в журнале The Atlantic, что такое психопатия у детей и подростков и отчего она возникает.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Родители Саманты, Джен (учительница начальных классов) и Денни (врач), удочерили девочку, когда ей было два года. У них уже было тогда трое своих детей, а позже родились ещё двое. С самого начала Саманта была своенравным ребёнком и агрессивно требовала внимания. Тогда это казалось совершенно нормальным — кто из детей так не делал. Биологической матери Саманты пришлось отказаться от дочери: она потеряла работу, дом и не могла материально обеспечить четверых детей. Никаких признаков, что с Самантой жестоко обращались, не было, а её развитие соответствовало всем возрастным нормам.

Жестокость Саманты начала проявляться ещё в детстве. Когда девочке было чуть больше полутора лет, она пописала на мальчика в детском саду после ссоры с ним. «Она прекрасно понимала, что делает. Просто ждала подходящего момента, чтобы отомстить ему», — рассказывает Джен, приёмная мать Саманты. Когда девочка подросла, она начала бить своих братьев и сестёр, и улыбалась, когда те начинали плакать. А однажды в ответ на замечание приёмной мамы Саманта смыла её линзы в унитаз. При этом её поведение нельзя было назвать импульсивным: она делала всё обдуманно.

Джен и Денни начали консультироваться с врачами и психиатрами. Тем временем Саманте становилось всё хуже. В свои шесть лет девочка уже три раза лежала в психиатрической больнице. Одни психологи говорили, что с возрастом всё пройдёт, другие уверяли, что Саманта — очень импульсивный ребёнок и ей нужна терапия, а третьи считали, что девочке просто не хватает родительской любви.

В декабре 2011-го Саманте исполнилось шесть. Джен везла детей в машине домой и внезапно услышала крики с заднего сидения: Саманта душила свою двухлетнюю сестру. Джен разняла их, а когда они вернулись домой, решила поговорить с дочерью:

— Что ты делала?

— Я пыталась задушить её.

— Ты понимаешь, что могла убить её?

— Да. Я хочу убить вас всех.

Позже Саманта принесла Джен свои рисунки с оружием и показала на игрушках, как его можно использовать. «Я была очень напугана и чувствовала, что ситуация выходит из-под контроля», — вспоминает Джен. Спустя четыре месяца Саманта попыталась задушить своего брата, которому тогда было всего два месяца.

Приёмным родителям Саманты пришлось признать, что ничего не помогает: ни терапия, ни жёсткая дисциплина. «Я читала, и читала, и читала, пытаясь понять, какой диагноз подходит под симптомы Саманты», — вспоминает Джен. В конце концов Саманте диагностировали «расстройство поведения с признаками бессердечия и безэмоциональности», иначе говоря — психопатию. От этого не умирают, но и вылечиться тоже нельзя.


Среди признаков детской психопатии: недостаток эмпатии, чувства вины, неспособность испытывать сильные эмоции, агрессивность, жестокость и даже безразличие к наказаниям. Безэмоциональные дети могут с лёгкостью причинить боль другим людям, чтобы получить желаемое. А если они и выглядят заботливыми, то, скорее всего, просто пытаются манипулировать.

Учёные говорят, что детей с подобным расстройством всего 1% — примерно столько же, сколько людей с аутизмом или биполярным расстройством

До недавнего времени об этом расстройстве почти не говорили. Только в 2013 году «расстройство поведения с признаками бессердечия и безэмоциональности» включили в американскую классификацию психических расстройств DSM-5.

По мнению врачей, психопатия может быть врождённой и приобретённой. Кто-то становится жестоким под влиянием окружающей среды, в которой растёт: бедность, насилие со стороны родителей, плохая компания. Другие же дети вырастают жестокими в заботливой и любящей семье. Учёные говорят, что даже если у ребёнка присутствуют описанные черты, это не значит, что он обязательно вырастет психопатом: по статистике, только один ребёнок из пяти. Но сказать причину, почему так происходит, никто пока так и не может. «Эти дети не могут ничего с собой поделать. Ребёнок не растёт с желанием стать психопатом или серийным убийцей. На самом деле он может мечтать стать бейсболистом или художником, — говорит психолог университета Пенсильвании Адриан Рейн. — Это не его выбор».

Опытный специалист может диагностировать расстройство у ребёнка в 3-4 года. Нормально развивающиеся дети к этому возрасту начинают переживать и пытаться утешить, когда видят, что кто-то плачет; дети без эмоций — никак не реагируют. Чем старше становится ребёнок, тем заметнее проявляются и другие особенности. Например, когда 8-10-летний ребёнок сознательно совершает плохой поступок, без давления со стороны друзей или кого-либо. Но главный сигнал — ранняя жестокость и склонность к насилию. «Большинство психопатов, с которыми я работал в тюрьме, признавались, что начинали спорить и ругаться с учителями ещё в начальной школе. Помню, я спросил одного из них: „Что самое ужасное ты сделал?“. И он ответил: „Я избил своего учителя до потери сознания“. В это невозможно поверить, но это не единичный случай», — говорит психолог из университета Нью-Мексико Кент Кил.

Благодаря исследованиям Кила мы знаем, как устроен мозг человека с психопатией и в чём его отличие от мозга условно нормального человека. Первое отличие — в лимбической системе, которая отвечает за обработку эмоций. В мозгу психопатов эта область содержит меньше серого вещества.

Человек понимает, что поступает плохо, но при этом ничего не чувствует, а иногда даже не распознаёт страх и страдание

Ещё одно отличие психопатического мозга — активная система вознаграждения, которая особенно сильно реагирует на наркотики, секс и всё, что приносит удовольствие. Во время одного исследования дети играли в компьютерную игру на деньги, которая была запрограммирована таким образом, что ребёнок сначала быстро выигрывал, а потом постепенно терял заработанное. «Большинство людей остановятся в какой-то момент и выйдут из игры. А дети, у которых есть признаки психопатии, продолжат играть, пока не потеряют всё, что ранее выиграли. У них просто не работают тормоза», — говорит Кил. Такие дети не учатся на своих ошибках. Главное для них — получать удовольствие.

После двух лет лечения у Саманты появились друзья. Правда, когнитивное обучение не всегда помогает справиться с желанием задушить надоедливого одноклассника в классе. Но при этом она понимает, что эти мысли неправильные, и учится контролировать себя. И это для неё уже большой успех.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Как писал П. Б Ганнушкин (1933), степень проявления психопатий «представляет прямо запутывающее богатство оттенков — от людей, которых окружающие считают нормальными,— и до тяжелых психотических состояний, требующих интернирования»1. Попытка как-то систематизировать эти степени представляет насущную практическую задачу. Это способствовало бы уточнению прогноза, смогло бы оказать помощь в экспертной практике и содействовало бы более дифференцированному подходу к семейной и трудовой реадаптации. В последние годы в судебно-психиатрической экспертизе получил распространение термин «глубокая психопатия». [Морозов. В. Лунц Д. Р., Фелинская Н. И., 1976]. Им обозначаются наиболее тяжелые случаи, где на высоте декомпенсаций возникают психотические расстройства или исключающая вменяемость утрата способности к «вероятностному прогнозированию своей деятельности и соответствующей коррекции своего поведения» или в основе нарушений характера лежат выраженные эндокринные расстройства [Фелинская Н. И., 1965; Шостакович Б. В., 19711. По материалам судебной экспертизы, случаи психопатий, исключающие вменяемость, у подростков встречаются значительно чаще, чем у взрослых,— у 15—17 % экспертируемых вместо 3—5 % [Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980].

Разделение психопатий на три степени тяжести было осуществлено Л. И. Спиваком (1962) в отношении эксплозивного типа. При этом учитывались возраст формирования, тяжесть декомпенсаций, патологические изменения на пневмо- и электроэнцефалограмме и др Однако критерии разграничения по трем степеням тяжести не были предметом специального исследования.

Степень отклонений характера сама по себе трудно поддается количественной оценке. Последнюю доступнее осуществить по другим, зависящим от этих отклонений показателям [Личко А. Е., Александров Ар. А., 1973]. К ним относятся: 1) тяжесть, продолжительность и частота декомпенсаций, фаз, психогенных реакций и, что особенно важно, соответствие их силе и особенностям вызвавших факторов; 2) степень тяжести крайних форм нарушений поведения; 3) оцениваемая в «длиннике» степень социальной (трудовой, семейной) дезадаптации; 4) степень правильности самооценки особенностей своего характера, критичности к своему поведению. При разных типах психопатий значение каждого из этих показателей будет иным, поэтому основываться следует на совокупной оценке по всем перечисленным критериям. Исходя из сказанного, нами было предложено выделить три степени тяжести психопатий и две степени акцентуаций характера. Описание каждой из них иллюстрируется примером, относящимся к одному и тому же (истероидному) типу характера.

Тяжелая психопатия (степень III). Компенсаторные механизмы крайне слабы, едва намечаются или бывают лишь парциальными, охватывая лишь часть психопатических особенностей, но зато достигая здесь такой гиперкомпенсации, что сами выступают уже как психопатические черты. Компенсации всегда неполные и непродолжительные. Декомпенсации легко возникают от незначительных причин и даже без видимого повода. На высоте декомпенсаций картина может достигать психотического уровня (тяжелые дисфории, депрессии, сумеречные состояния и др.). При тяжелой степени некоторых психопатий (шизоидной, психастенической и др.) нередко возникают диагностические сомнения — не являются ли данные случаи психопатоподобным дефектом при шизофрении или ее вялотекущей формой. Однако ни признаков процесса, ни четких указаний на перенесенный в прошлом шизофренический шуб обнаружить не удается. Нарушения поведения могут достигать уровня уголовных преступлений, суицидных актов и других действий, грозящих тяжелыми последствиями для самого психопата или его близких.

Обычно имеет место постоянная и значительная социальная дезадаптация. Такие подростки рано бросают учебу, почти не работают, за исключением коротких эпизодов или условий принудительного труда. Живут они за счет других или за счет государства. Обнаруживается полная неспособность к поддержанию семейных отношений — связи с семьей разорваны или крайне натянуты из-за постоянных конфликтов или носят характер патологической зависимости (психопата от кого-либо из членов семьи или последних от психопата). Дезадаптация отчетливо выступает также в среде сверстников. Самооценка характера неправильная или отличается парциальностью—подмечаются лишь некоторые черты, особенно роявления патологической гиперкомпенсации. Критика к своему поведению заметно снижена, а на высоте декомпенсаций может полностью утрачиваться.

Геннадий У, 18 лет. С 15 лет не работает и не учится, находится на иждивении у престарелой бабки. Отец— алкоголик, давно бросил семью. Мать также злоупотребляла алкоголем, умерла от отравления метиловым спиртом Воспитывался бабкой, которая всегда во всем ему потакала. С раннего детства непослушен и капризен. С 1-го класса школы обнаружились нарушения поведения: не хотел учиться, убегал с уроков, грубил учителям. Способности были удовлетворительными, но из-за прогулов дублировал 3-й и 5-й классы. Стремился в компанию более старших уличных подростков. За мелкое хулиганство и воровство не раз был задержан милицией. В 13 лет в связи с нарушениями поведения был впервые направлен в детскую психиатрическую больницу, где были отмечены эмоциональная лабильность, лживость и склонность к фантазированию. В 15 лет, оставшись на третий год в 5-м классе, бросил школу. Несколько раз начинал работать в разных местах: учеником сапожника, грузчиком, продавцом мороженого, подсобным рабочим. Всюду бездельничал, опаздывал, прогуливал, затем вообще бросал работу. Дни проводил в компании уличных подростков, выпивал, отнимал деньги у малышей, идущих в школу.

Все более обнаруживалась склонность к фантазированию и псевдологии. Развлекался ложными вызовами по телефону то милиции, то пожарных, то скорой помощи, при этом обнаруживал изрядный артистизм, легко вживаясь в роль. В беседе с врачом на ходу сочинил истории о том, что его мать была из мести отравлена соседкой, что сам он около банка нашел крупную сумму потерянных денег, расписывал, как их тратил, как якобы путешествовал в Сочи; заявил, что дома у него тайный склад оружия и боеприпасов, собранных в местах бывших боев, что он помог милиции изловить бандитов и т. п. К своему поведению относился без критики: часть проступков отрицал, в части, как и в своем характере, не видел ничего особенного.

Отмечен выраженный инфантилизм — выглядит 14—15-летним. При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО . По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Имеется указание на возможность психопатии. Конформность — низкая (свойственно истероидному типу), реакция эмансипации — слабая. На склонность к делинквентности указывает определение неустойчивого типа. Отношение к алкоголизации — неопределенное. По шкале субъективной оценки — самооценка неверная: достоверно выделяются черты конформного и гипертимного типа, отвергаются меланхолические и астеноневротические черты.

Диагноз. Психопатия истероидного типа тяжелой степени на фоне психофизического инфантилизма.

Катамнез. На протяжении последующих двух лет трижды был госпитализирован в психиатрические больницы в связи с декомпенсациями психопатии. Почти не работает, стал пьянствовать.

Выраженная психопатия (степень II). Компенсаторные механизмы нестойки, и в силу этого компенсации непродолжительны. Декомпенсации могут возникать от незначительных поводов. Тяжелые декомпенсации и серьезные нарушения поведения обычно все же следует за психическими травмами или возникают в трудных ситуациях. Социальная адаптация бывает неполной и нестойкой. Работу или учебу то бросают, то возобновляют. Способности остаются нереализованными. Отношения с родными полны конфликтов или отличаются патологической зависимостью. Самооценка черт характера и степень самокритичности весьма разнятся в зависимости от типа психопатий.

Алексе и Б., 17 лет. Родился в асфиксии, беременность протекала с токсикозом и угрожающим выкидышем. В первые годы жизни развитие без отклонений. С детства склонен к фантазированию, упрям, непослушен. Родители — пожилые, оба педагоги, были неединодушны в воспитательных мерах, каждый стремился по-своему чрезмерно опекать сына. С 7 лет в ответ на нотации за непослушание стал убегать из дому в лес. Тогда отец в целях наказания сам стал отводить его в лес и бросать там одного. Теплоты в отношениях между ним и родителями никогда не было. В школе, несмотря на хорошие способности, учился очень неровно. Начинал с большим интересом, метил в отличники, но при первых трудностях пасовал, забрасывал занятия, начинал прогуливать уроки. Тогда родители обычно переводили его в новую школу, где все начиналось сначала. С 13 лет стал особенно трудным. Из-за прогулов дублировал 7-й класс, с трудом окончил восьмой. Начал курить, нарушал дисциплину в школе, после конфликтов с родными убегал из дому, ночевал в подвалах, мошенническим образом собирал деньги у касс в автобусах. Сам домой из побегов не возвращался, а старался, чтобы его со скандалом доставила милиция: для этого вечером укладывался спать на бульваре в центре города, ночью старался попасть на глаза милиционеру и т.  п. Окончив 8 классов, требовал от родителей, чтобы его устроили лаборантом в научно-исследовательский институт, другую работу или ПТУ считал недостойными для себя. После отказа в приеме на эту работу пытался изобразить повешение в парадной своего дома на глазах у проходивших мимо соседей. Стал проводить время в курительной комнате Публичной библиотеки, вращался среди юношей, готовившихся поступать в вузы, пытался сколотить компанию в «союз фаталистов»: предлагал по жребию испытать судьбу — пройти по перилам моста через Неву, выпить из стаканов, в одном из которых будет яд, и т. п. Своими россказнями собирал вокруг себя слушателей. Был госпитализирован в психиатрическую больницу. После выписки устроился на завод учеником токаря и поступил в вечернюю школу. Однако учебу быстро забросил. Дома конфликтовал с родителями и через несколько месяцев сам попросил о повторной госпитализации в психиатрическую больницу, чтобы «отдохнуть».

В беседе старался произвести впечатление своей незаурядностью, выставлял напоказ некоторые отрицательные черты своего поведения, но отвергал истероидные черты. Строил нереальные планы о поступлении в вуз.

При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Обнаружены признаки, указывающие на возможность психопатии. Конформность низкая, реакция эмансипации выраженная. Отмечена психологическая склонность к алкоголизации. Определение неустойчивого типа служит указанием на психологическую склонность к делинквентности По шкале субъективной оценки самооценка неполная: достоверно выделяются черты неустойчивого типа, отвергаемых черт не выявлено.

Диагноз Истероидная психопатия выраженной степени.

Катамнез. После выписки бросил и завод, и вечернюю школу Окончил краткосрочные курсы кинодемонстраторов, но работать не стал. Поступил в медицинское училище, поначалу занимался с увлечением, но вскоре надоело, стал прогуливать и бездельничать. При угрозе увольнения из училища демонстративно вскрыл себе вены. Другую суицидальную демонстрацию устроил после упреков родителей в безделье — взял у себя из вены шприцем кровь, развел ее в тазу с водой и показывал соседям, уверяя, что выпустил у себя полтаза крови. Затем сам бросил училище. Женился на женщине старше его на 7 лет, был на ее иждивении. Вскоре бросил ее, вернулся к родителям, стал работать на почте разносчиком телеграмм.

Умеренная психопатия (степень I). Компенсаторные механизмы достаточно выражены. Возможны продолжительные компенсации. Срывы обычно ситуативно обусловлены, их глубина и продолжительность пропорциональны психической травме. Декомпенсации проявляются заострением психопатических черт и нарушениями поведения. Последние, однако, за исключением особо тяжелых ситуаций, не достигают крайних степеней. Социальная адаптация неустойчива, снижена или ограничена. При неустойчивой адаптации легко возникают срывы. При сниженной адаптации подростки учатся или работают явно ниже способностей. При ограниченной адаптации резко сужен круг интересов или жестко определена область, где возможна продуктивная деятельность и где иногда достигаются выдающиеся результаты (так называемые «талантливые психопаты»). В других, даже близких областях сразу обнаруживается полная несостоятельность. Семейные отношения отличаются дисгармонией и крайней избирательностью (чрезмерная привязанность к одним членам семьи, конфликты и разрыв с другими). При большинстве типов психопатий (кроме истероидной и неустойчивой) сохраняется относительно правильная оценка черт своего характера и критика к своему поведению, не всегда, однако, достаточно глубокая.

Александр Ф., 16 лет. Мать отличается претенциозностью, театральной манерой держать себя. С детства баловала сына, во всем ему потакала, выставляла напоказ знакомым его способности.

Отец, увлеченный руководящей работой, сыном мало интересовался. С детства рос капризным, «за все брался и скоро остывал» В школьные годы обнаружил хорошие способности, но был неусидчив Увлекался чтением фантастики. Охотно начал учиться игре на рояле, но затем бросил. Любил покрасоваться перед сверстниками, претендовал на роль заводилы. Летом после 8-го класса отрастил себе длинные волосы и, чтобы не стричься, как этого требовала шкота, решил пойти в техникум. Выбрал техникум, трудный для поступления и со сложной программой учебы, но весьма престижный среди подростков. Прошел по конкурсу, но систематических занятии не выдержал — стал прогуливать, вместо техникума ходить в кино, был отчислен. Поступил учеником слесаря на завод, но работа не понравилась — «грязная», стал отлынивать, затем уволился с завода, заявив, что готовится поступать в техникум, но время проводил в веселых компаниях. Тянулся к бездельникам, собирающимся около гостиниц, выдавал себя за сына родителей, занимающих высокие посты. Стал увлекаться поп-музыкой, обнаружил здесь способности и знания. Собрал большую коллекцию фотографий современных зарубежных эстрадных ансамблей, знал их репертуар, разбирался в особенностях исполнительской техники. Завесил этими фотографиями все стены своей комнаты, которая стала местом паломничества новых приятелей и приятельниц. Охотно выступал в роли своеобразного гида в своем домашнем музее. Пытался изучать финский язык, чтобы «говорить с туристами», но вскоре тоже бросил — «надоело». Вступил в связь с девицей легкого поведения. Стал выпивать (немного хорошего вина, крепкие напитки избегал). Приходя домой в состоянии легкого опьянения, устраивал матери истерики: кричал, рыдал, катался по полу, требовал значительные суммы денег на модную одежду, корил, что «ходит, как оборванец». В ответ на упреки родителей в безделье на их глазах порезал себе вены на руках. Приобрел шприц, дома спрятал так, чтобы заведомо нашла мать. Хотел, чтобы она приняла его за наркомана. После обвинения в тунеядстве перед матерью дома разыграл «помешательство»: разделся голым и лег на пол, пытался бить стекла, кричал, что он — наркоман. При направлении в психиатрическую больницу пытался выдать себя за наркомана. В больнице тянулся к асоциальным подросткам, старался произвести на них впечатление. Врачу заявил, что готовится поступать на юридический факультет.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный истероидно-неустойчивый тип. Признаков, указывающих на возможность психопатии, не выявлено. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных отношений. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная (возможна диссимуляция нонконформности и стремления к эмансипации). Обнаружена психологическая склонность к делинквентности и алкоголизации. По шкале субъективной оценки самооценка неверная: достоверно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты астеноневротического типа.

Диагноз. Истероидная психопатия умеренной степени.

Катамнез. После выписки поступил учеником слесаря на другой завод, где в администрации работала его мать. Там полтора года терпели его прогулы и отлынивание от работы, затем уволили. На новую работу не поступил, «ждал призыва в армию», время проводил в компаниях, подражающих хиппи.

Дифференциация психопатий умеренной степени и акцентуаций характера в подростковом возрасте нередко представляет нелегкую задачу, так как на фоне акцентуаций могут возникать такие нарушения поведения, которые производят впечатление психопатических.

Наши наблюдения побудили выделить две степени акцентуаций характера, из них одна — явная акцентуация — принадлежит к крайним, а другая — скрытая акцентуация — к обычным вариантам нормы.

Явная акцентуация. Отличается наличием выраженных черт определенного типа характера. Тщательно собранный анамнез, сведения от близких, непродолжительное наблюдение за поведением, особенно среди сверстников, позволяют распознать этот тип. Однако выраженность черт какого-либо типа не препятствует обычно удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение соответствует способностям н возможностям. Акцентуированные черты характера обычно хорошо компенсированы, хотя в пубертатном периоде они, как правило, заостряются и могут обусловливать временные нарушения адаптации. Однако преходящая социальная дезадаптация и нарушения поведения возникают только после тех психических травм и в тех трудных ситуациях, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления» данного типа акцентуации.

Никита Б, 18 лет. Отец оставил семью, когда сыну было 10 лет, и интереса к нему не проявлял. Мать — доцент-математик, тяжело больна полиартритом, многие годы прикована к постели, имеет инвалидность I группы. Дом ведет бабушка. С детства отличался капризами и эгоцентризмом. Требовал себе красивую одежду, презирал младшего брата за то, что тот помогал в домашнем хозяйстве Был любимцем бабушки, которая тайком от матери давала ему деньги на сласти и развлечения. Учился хорошо, школьные годы прошли без нарушений поведения. Окончил 10 классов, пытался поступить на географический факультет университета, хвастался перед приятелями, что будет много путешествовать за рубежом. Не прошел по конкурсу, устроился лаборантом в научно-исследовательский институт в надежде поступить в университет в будущем году. Обладая привлекательной внешностью, стал на работе заводить знакомства с женщинами старше себя, пользовался их вниманием, услугами и т. п. Сам же о матери не заботился, жил за счет ее пенсии, заработанных денег ей не отдавал, тратил их на модную одежду. Неожиданно для себя получил извещение о предстоящем призыве в армию. Полагал, что в связи с инвалидностью матери получит освобождение. Однако мать позвонила в военкомат и попросила взять его на военную службу, так как не он ее, а она его содержит. Узнав об этом в военкомате, придя домой, на глазах у матери выпил, по его словам, «тридцать таблеток димедрола» Затем стал нелепо себя вести — истерически хохотал, делал вид, что что-то ловит на стене, отвечал невпопад. Когда вызвали скорую помощь, охотно отправился в больницу.

При поступлении сперва утверждал, что ничего не помнит. Затем заявил, что пытался покончить с собой из-за неудачной любви — якобы сослуживица, в которую он влюблен, порвала с ним связь. При попытке врача связаться с его работой сразу стал просить ничего туда не сообщать. Сознался, что был обижен на мать, хотел избежать призыва в армию, чтобы «не терять там попусту время». Разволновался, когда узнал, что освобождение от службы в армии по причине психического расстройства, на которое он надеялся, неблагоприятно скажется на его высоких притязаниях в отношении своего будущего. Охотно согласился служить в армии.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован истероидный тип. Признаков, указывающих на возможность психопатии, не обнаружено. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных отношений. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная, психологической склонности к делинквентности не выявлено, установлена сильная психологическая склонность к алкоголизации (в связи с определением истероидного типа и диссимуляции нонконформизм и реакция эмансипации могут быть замаскированы, а высокая склонность к алкоголизации носит демонстративный характер).

По шкале субъективной оценки самооценка неверная: достоверно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты астеноневротические и сенситивные.

Диагноз. Острая демонстративная аффективная реакция на фоне явной акцентуации истероидного типа.

Катамнез через год. Служит в армии.

Скрытая акцентуация. В обычных условиях черты определенного типа характера выражены слабо или не видны совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном знакомстве с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа ярко выступают, порою неожиданно для окружающих, под действием некоторых ситуаций или психических травм, но только опять же тех, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психические травмы иного рода, даже тяжелые, могут не выявить типа характера. Выявление акцентуированных черт, как правило, не приводит к заметной дезадаптации или она бывает кратковременной. Самооценка может включать как латентные черты, так и черты противоположные, являющиеся следствием компенсации. Поэтому в самооценке могут фигурировать, казалось бы, несовместимые сочетания шизоидности и гипертимности, истероидности и психастеничности и т. п.

М и х а и л Б., 16 лет В семье конфликтные отношения между строгим отцом и бабушкой по матери, с детства балующей внука Отца не любит, считает деспотом. Бабушку хотя и эксплуатирует, но старается «не замечать». Сильно привязан к матери, которую ревнует к отцу. Учится удовлетворительно, существенных нарушений поведения не было, но обнаруживает склонность к протестным реакциям. С 13 лет стал много курить, «назло отцу», который побил его за курение с приятелями. Отрастил длинные волосы, что раздражало отца. Когда учителя потребовали постричься — обрил голову наголо, чтобы «ходить по школе как уголовник, выпущенный из тюрьмы». Отношения с товарищами хорошие, с некоторыми учителями — конфликтные. Особенно ненавидит учительницу, которая перед всем классом назвала его второгодником (в 8-м классе он остался па второй год из-за нескольких обострений хронической пневмонии). После окончания школы хочет стать шофером междугородних автобусов, возить туристов. В этом выборе также звучит протест огцу, мечтающему о высшем образовании для сына.

Около полугода назад в. побился в одноклассницу, которая сперва принимала его ухаживания, а затем отдала предпочтение другому юноше. Тот сообщил ему об этом демонстративно в присутствии других одноклассников. Тяжело переживал не только сам разрыв, но и то, что был унижен перед сверстниками. По его словам, решил припугнуть возлюбленную, показать, на что он способен. Вернувшись из школы к будучи дома один, рассчитал момент, когда родители должны вернуться с работы, а затем эта девочка должна позвонить по делу. Принял 10 таблеток седуксена и 15 таблеток беллоида. Оставил девочке прощальную записку: «Мой поезд уходит, желаю счастья». Уснул и очнулся в реанимационном центре. Заявил, что «не рассчитал и принял слишком много». По его словам, «это, с одной стороны, хорошо — она подумает, что я — серьезно, но, с другой стороны, зачем было привозить в психиатрическую больницу?». Будучи в больнице, помирился с возлюбленной, которая снова стала проявлять к нему внимание. Обеспокоен только, как бы его поступок не помешал ему в будущем получить водительские права.

В беседе с врачами, в общении со сверстниками и с медперсоналом ни рисовки, пи позерства, ни других истероидных черт не обнаруживает. Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован истероидный тип. Отмечена склонность к диссимуляции черт характера и личностных отношений. Конформность умеренная, реакция эмансипации очень сильная (свойственно «стероидному типу) Отмечена психологическая склонность к делинквентности и алкоголизации, которые, учитывая определение истероидного типа и диссимуляции, могут носить демонстративный характер. По шкале субъективной оценки самооценка неверная: достоверно выделяются гипертимные черты, отвергаются черты меланхолические.

Диагноз. Острая аффективная реакция с суицидной попыткой на фоне скрытой акцентуации истероидного типа.

Катамнез. Окончил 10 классов. Повторных суицидных попыток и заметных нарушений поведения не было. Через полгода в откровенной беседе сознался, что совершенная суицидная попытка отражала «минутное решение расстаться с жизнью», так как ситуация тогда казалась ему непереносимой. Ошибочно посчитал, что беллоид — это сильный яд «спутал с беленой».

Рассказал, что при поступлении в психиатрическую больницу, когда ждал осмотра в приемном покое, «один алкоголик научил меня говорить врачам, что я только хотел попугать девочку, но не рассчитал и принял слишком много». Так и поступил, чтобы «быстрее выписаться».

С помощью предлагаемой рабочей схемы разделения психопатий по степени тяжести и акцентуаций по степени выраженности нами было оценено 300 подростков мужского пола от 14 до 18 лет, поступивших в подростков} ю психиатрическую клинику по поводу непсихотических нарушений поведения, острых аффективных реакций, реактивных состояний, но без явлений психоза и умственной отсталости. Во всех этих случаях ставился вопрос о диагностике психопатий (табл. 1).

Таблица 1. Частота разных степеней тяжести психопатий и выраженности акцентуаций характера среди подростков мужского пола, поступивших в психиатрическую больницу

психопатий (174)

Степень тяжести или выраженности

Число случаев

Процент от общего числа (300)

Процент от числа

акцентуаций (126)

Психопатии:

тяжелые

36

12

20

выраженные

84

28

48

умеренные

54

18

32

Всего

174

58

100

Акцентуации:

явные

93

31

74

скрытые

33

11

26

Всего

126

42

100

Естественно, что приведенные частоты относятся только к контингенту подростков, поступающих в психиатрические больницы. При обследовании подростков, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах, по не подвергавшихся госпитализации, видимо, доля психопатий умеренной степени и акцентуаций характера значительно возрастает. В здоровой популяции подростков процент психопатий, оказавшихся вне поля зрения психиатра, составит, вероятно, ничтожную долю, а акцентуации — лишь некоторую часть.

По мнению К. Leonhard (1968), в развитых странах «акцентуированные личности» составляют почти половину популяции. Может быть, это справедливо, если учитывать суммарно и явные, и скрытые акцентуации. Судить о частоте явных акцентуаций в популяции подростков довольно трудно. Массовые обследования возможны с помощью специального психологического метода — «Патохарактерологического диагностического опросника для подростков»— ПДО (1976) и его усовершенствованного варианта («Патохарактерологические исследования…», 1981). Этим методом выявляются суммарно как явные, так и скрытые акцентуации, и можно думать, что последние составляют подавляющее большинство.

По данным нашего сотрудника Н. Я. Иванова (1976), частота акцентуаций характера (явных и скрытых) в разных контингентах подростков составляет от 33 до 88 % (табл. 2). Эта величина оказалось наиболее высокой в английской школе и наименьшей у мальчиков в закрытом учебном заведении со строгим медицинским отбором и регламентированным дисциплинарным режимом (арктическое училище), а у девочек — в педагогическом училище, готовящем воспитателей детских садов.

Таблица 2. Частота (в %) выявления с помощью ПДО акцентуаций характера в популяции подростков (по данным Н. Я. Иванова, 1976)

Контингент обследованных

Пол подростков

мужской

женский

Возраст 14 — 15 лет:

8 класс средней школы

52

42

Возраст 16 — 17 лет:

9 — 10-й класс средней школы

50

38

1— 2-й курс ПТУ

73

62

9 — 10-й класс математической школы

52

67

То же — английской школы

88

79

Арктическое морское училище

33

Педагогическое училище, готовящее

35

воспитателей детских садов

Физкультурный техникум

68

58

Подросток-психопат?.

Психопаты. Достоверный рассказ о людях без жалости, без совести, без раскаяния

Подросток-психопат?

ППЧ очень верно предсказывает риск рецидива у взрослых преступников мужского пола. У заключенных, набравших высокие баллы по перечню, вероятность совершить новые преступления после выхода на свободу в 4–8 раз выше, чем у тех, кто получил низкие баллы. Почти все взрослые психопаты, с которыми я говорил, были осуждены еще в подростковом возрасте. А оставшиеся с готовностью признают серьезные межличностные конфликты и импульсивные, необдуманные поступки, часто весьма антисоциального характера.

Эти факты и заставляют множество исследователей упорно разрабатывать инструменты ранней диагностики таких подростков, которые стоят на дороге к взрослой психопатии. Одна из целей научных усилий – определить этих молодых людей из группы риска и попытаться повлиять на их развитие.

Важнейшей попыткой создать эффективный и надежный инструмент клинической оценки психопатических черт в раннем возрасте стал ППЧ Хэра для детей и подростков{80}. В его основе лежит вариант для взрослых. Как и оригинал, ППЧ для детей состоит из 20 пунктов, по каждому из которых можно поставить одну из трех оценок (0 баллов, если пункт неприменим к пациенту, 1 балл, если применим в некоторой степени, и 2 балла, если безусловно применим). В итоге подросток может набрать от 0 до 40 баллов. Как и у взрослых, 30 баллов считаются границей.

Однако ученые стараются не навешивать на несовершеннолетних ярлык психопата. Само это слово чрезвычайно оскорбительно, и исследователи не хотят, чтобы против детей создалось предубеждение. Поэтому аффективные симптомы психопатии у детей и подростков называются чертами бессердечия и безразличия. О подростках, набравших высокие баллы по ППЧ, обычно говорят, что у них «расстройство поведения и бессердечия». Это звучит менее оскорбительно, чем термин «психопат». Черты и поведение, присущие этому расстройству, оцениваются при помощи Перечня психопатических черт для детей и подростков и приведены во вставке 4.

ВСТАВКА 4

Перечень психопатических черт для детей и подростков

1. Подача себя

2. Преувеличенное чувство собственной значимости

3. Стремление к возбуждению

4. Патологическая лживость

5. Манипуляция ради личной выгоды

6. Отсутствие раскаяния

7. Аффективное уплощение

8. Бессердечие/отсутствие эмпатии

9. Паразитическая ориентация

10. Гневливость

11. Безличные сексуальные связи

12. Ранние поведенческие проблемы

13. Отсутствие целей

14. Импульсивность

15. Безответственность

16. Неспособность брать на себя ответственность

17. Нестабильные межличностные отношения

18. Серьезные правонарушения

19. Серьезные нарушения условий освобождения

20. Разнообразие преступной деятельности

Значительное количество исследований показывает, что аффективные и межличностные психопатические черты сравнительно стабильны начиная с подросткового периода. Лучше всего об этом свидетельствуют лонгитюдинальные исследования подростков из группы высокого риска{81}. Они продемонстрировали, что без вмешательства эти черты практически не меняются с подросткового возраста до ранней молодости.

Также научно установлено, что ППЧ для детей и подростков точно предсказывает агрессивное и антисоциальное поведение{82}. Было доказано неоднократно, что перечень лучше прогнозирует развитие деструктивных черт, чем изучение других факторов риска. Молодые люди с повышенными чертами бессердечия и безразличия более агрессивны, раньше начинают нарушать закон и чаще сталкиваются с полицией, чем их сверстники из группы низкого риска{83}. В рамках судебно-правовой системы в последние десять лет оценка риска агрессии стала намного чаще использоваться на процессах с несовершеннолетними, где представляются свидетельства психопатии{84}.

Судебные психиатры, обвинители и в конечном итоге судьи все чаще вынуждены прогнозировать агрессивное поведение подростков. Поскольку, по данным науки, бессердечие и безразличие могут предсказать уровень агрессии в будущем, целесообразно как можно точнее оценивать эти черты у молодых людей из группы высокого риска.

Однако люди, наделенные правом принимать решения в юридической области, должны применять наилучшие инструменты оценки и хорошо понимать их достоинства и недостатки, а также их прогностическую ценность в условиях конкретного применения. Перечень психопатических черт для детей и подростков предсказывает будущее поведение не во всех контекстах и не для всех типов юных правонарушителей. Например, пока недостаточно надежных данных по девушкам.

Оценка этих черт основывается не на единичном поступке или изучении одной области жизни. Они должны присутствовать практически везде – дома, на работе, в школе, в общении с родными, друзьями и соседями. Только если черта является типичной во всех или почти всех областях жизни, человек получает высокий балл. Когда психологи работают с подростком, совершившим уголовное преступление, им рекомендуется даже игнорировать этот факт при подсчете баллов по перечню. Специалист должен получить почти такую же сумму баллов даже без учета преступления. Таким образом гарантируется, что единственное серьезное деяние не повлияет на итог, создав ореол предубеждения вокруг подростка. Психологи должны оценивать черты, а не отдельные проступки. Поясню на примере Криса Гриббла.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Откуда берутся дети-психопаты, и как их лечат с помощью видеоигр

Весной 2009 года 11-летний Джордан Энтони Браун был обвинен в жестоком убийстве невесты своего отца. Со слов обвинения, Браун выстрелил ей в затылок из ружья, пока та спала, после чего маленький Джордан вместе с 7-летней дочерью погибшей, как ни в чем не бывало, поехал на автобусе в школу.

Эдмунду Кемперу было 15, когда он убил своих деда и бабушку. После отсидки он убил еще 6 девушек, в том числе родную мать и ее подругу.

Кипленд Кинкл в возрасте 15 лет сперва застрелил родителей, а на следующий день устроил бойню в школе, убив двоих учеников и ранив 24.

Список малолетних убийц внушает ужас. Десятки фамилий детей и подростков из разных стран стоят напротив сотни имен застреленных, зарезанных или изнасилованных ими людей. Отвратительные мужики расскажут вам о детском насилии и психопатии, а также о том, как общество пытается справиться с этими недугами. Только на этот раз мальчики и девочки вовсе не жертвы, а безжалостные палачи, хладнокровно лишающие жизни людей.

Как можно выявить детей-психопатов

Эрик Смит. В 14 лет убил 4-летнего ребенка, решив таким образом «отомстить» всему миру

Долгое время в большинстве государств дети и детство воспринимались не так, как сейчас. В общественных отношениях они были маленькими взрослыми, способными работать в полях и на заводах. Минус в том, что детишки имели еще недостаточный жизненный опыт, поэтому не могли быть полноценными «акторами» общины. Научить непосед жизни можно было через дисциплинирующий тяжелый труд и закрепляющую отцовскую затрещину. Если же ребенок, присоединившийся к дурной компании, становился на путь грабежа и разбоя, то поступали с ним так же как и со взрослым. Остаток жизни он мог провести на каторге, а то и вовсе лишиться оной в петле.

О том, могут ли дети быть психопатами, специалисты стали задумываться не так давно — с середины XX века. Поводом этому послужила череда жестоких убийств, совершенных подростками с особым цинизмом и не уступавших в этом преступлениям взрослых маньяков.

Вспышки фиксировались практически во всех развитых государствах того времени: в Великобритании, США, СССР и т.д. Это навело специалистов на вопрос о том, каким же образом в «сытых» обществах, где не нужно с ножом в руках выгрызать себе кусок хлеба, среди подростков зарождается маниакальное поведение.

Кипленд Кинкель — 15-летний подросток, который застрелил родителей, а после этого устроил стрельбу в школе

Чего больше в действиях юных душегубов: врожденных патологий, или же приобретенных негативных черт? Очевидно, что ребенок, выросший в семье дегенератов-садистов, на всю оставшуюся жизнь получает целый перечень психологических травм, а когда и как он выплеснет скопившуюся ненависть в мир — только вопрос времени. Однако пристальное изучение проблемы привело специалистов к поразительному выводу: существуют люди, которые буквально с первых лет своей жизни являются потенциальными серийными убийцами.

Медики обнаружили это случайно, когда изучали маленьких детей с осложнениями в развитии: аутистов и младенцев с поражениями мозга и ЦНС. Ученые обратили внимание, что некоторые полностью здоровые малыши имеют схожие проблемы, хотя никаких серьезных заболеваний в период формирования плода у них не было. Дети почему то просто не проявляли типичных реакций.

К примеру, когда кто-то из других ребят в группе начинал истошно плакать, они не пытались их утешить или отползти подальше, как это обычно делают малыши. Эти дети просто продолжали заниматься своими делами, равнодушно игнорируя вопли. Странность поведения проявлялась и в другом, при этом она не объяснялась наследственностью: их родители не употребляли наркотики или алкоголь, не имели в роду шизофреников и родили ребенка без осложнений. Дети не имели никаких врожденных дефектов и обладали хорошим интеллектом и здоровьем, однако были полностью лишены врожденной эмпатии.

Джордан Браун — паренек, убивший невесту отца и спокойно пошедший после этого в школу

В работах современных западных психиатров эта особенность называется «бессердечием-неэмоциональностью». В США в 2013 году этот термин официально внесли в перечень психических расстройств DSM.

Специалисты могут выявить ее у ребенка, которому едва исполнилось 3-4 года. Такие дети специфически коммуницируют с миром: им неведомо раскаяние и вина за плохие поступки, зачастую они жестоки и чрезвычайно агрессивны к окружающим. При этом дети знают, что делают что-то плохое, однако к наказаниям они также безразличны. Для них плохие или хорошие поступки — словно нарисованные на бумаге образы: они просто есть, но смысла в них не больше, чем в каракулях.

Ученые утверждают, что подобных детей в мире не больше, чем аутистов или детей с серьезными расстройствами психики — порядка 1% от общего количества. Не каждый из таких малышей обязательно вырастет в хладнокровного маньяка, однако тем родителям, чьи дети проявляют отсутствие эмоциональности в младенчестве, специалисты рекомендуют обращать на воспитательный процесс повышенное внимание. Какой бы прекрасной ни была обстановка дома, без тщательного надзора и кропотливой работы над воспитанием равнодушный ребенок вполне может начать проявлять себя, как психопат: практиковаться в расчленении животных или насилии над более слабыми детьми. При этом агрессия не будет ограничиваться обычными «вазюканьями в грязи» из-за отнятой игрушки. Все может закончиться гораздо более плачевно.

Как детская психопатия перерастает во взрослую

Грэм Янг. В 1962 году отравил пятерых человек. Провел 9 лет в лечебнице, после чего отравил еще, предположительно, 70 человек

Термином «детская психопатия» описывается группа патологических состояний, связанных с нарушениями в психике маленького ребенка. Когда он становится старше (8-12 лет), можно говорить уже о «полноценной», фактически взрослой психопатии. Помимо описанных выше признаков, подростки с этим отклонением отличаются приступами изощренной агрессии и изворотливостью.

Обычно родители таких мальчиков и девочек махнули на их воспитание рукой. Кто-то работает в несколько смен, не обращая внимания на то, в кого вырастает их чадо; другие — не прочь выпить и хорошенько приложить своего оболтуса головой об угол. Такие воспитательные меры лишь распаляют ненависть подростка, давая ему новые поводы для того, чтобы выплеснуть ее на окружающих. И иногда ненависть выплескивается.

12 февраля 1993 года в Ливерпуле двое 10-летних мальчишек, Джон Венейблс и Роберт Томпсон, увели «поиграть» на железнодорожные пути 3-летнего Джеймса Балджера. Игра заключалась в том, что подростки били малыша по голове, а после того, как он перестал двигаться, изуверы засунули ему в рот и в зад найденные на пустыре батарейки. Мертвое тело ребенка они облили краской и положили на рельсы, чтобы имитировать несчастный случай. На суде малолетние убийцы, несколько часов пытавшие 3-летнего ребенка, непонимающе хлопали глазами: суд дал им по 10 лет колонии.

Венейблс и Томпсон росли в неблагополучных семьях, однако в Ливерпуле таких семей было хоть отбавляй, при этом только двое из всех тамошних ребят проявили себя отмороженными садистами. Кто-то заметит: «Вот и главная причина, детей просто не воспитывали. Ни к чему тут разводить демагогию о всяких психологических штуках!». Позвольте согласиться лишь отчасти.

В одной из своих работ психолог университета Нью-Мексико Кент Киль, изучавший особенности работы мозга сотни психопатов, пришел к выводу о том, что несколько похожих нюансов встречается и в работе мозга безэмоциональных детей. В лимбической системе, которая отвечает у человека за обработку эмоциональных реакций, в обоих случаях фиксируется пониженное содержание серого вещества. Речь идет о недоразвитом миндалевидном теле, из-за нарушений в котором человек перестает испытывать эмпатию.

Миндалевидное тело отвечает не только за эмоции, но и за страх. Наши предки, оценивая хищника или врага, получали сигнал именно оттуда: драться или бежать, в зависимости от размеров и опасности противника. Нарушения или травмы этой части мозга приводят к тому, что человек в прямом смысле теряет страх, а значит, может броситься не на того и погибнуть. Вместе с этим он теряет и возможность распознавать страх на лицах окружающих. Многие психопаты и безэмоциональные дети наносят вред другим не из циничного наплевательства, а от того, что им вообще не понятна негативная составляющая страха, как категория. Отсюда и некое ощущение «игрушечности» насилия.

 

  • Миндалевидное тело (отмечено красным)

Другой схожий аспект работы мозга маньяков и проблемных детей вытекает из первого. В их жизни рано или поздно отказывают «тормоза». Азарт и сомнительные удовольствия при отсутствии страха являются для них сугубо положительными. Подросток с нарушениями в миндалевидном теле может запросто проиграть все до последних штанов в карты из-за того, что ему не ведом страх перед ущербом проигрыша. Сексуальное удовлетворение для психопата является лишь приятным стимулом, а значит, он может запросто взять женщину силой. Или мужчину. Или что-нибудь еще. Потом его, может быть, посадят в тюрьму, так и что с того? В итоге и первые и вторые практически не способны учиться на своих ошибках. Они просто не понимают, где была эта ошибка.

Разумеется, каждый случай имеет свои конкретные особенности, однако проблема с лимбической системой мозга является немаловажной в списке причин асоциального поведения.

Лечение психопатии с помощью видеоигр и милосердия

Лечебный центр в Мендоте

Лечебный центр для подростков в Мендоте, штате Висконсин, открылся в 1995 году благодаря психологам Майклу Колдуэллу и Грегу ван Рибройку. Вспышка подросткового насилия 90-х в Америке привела этих специалистов к неутешительному выводу: сколько малолетних преступников не сажай, по выходу из тюрьмы они вновь вернутся на путь грабежей и убийств. Может действовать от обратного?

В Мендоте находятся тинейджеры, обвиненные в тяжких и особо тяжких преступлениях, их переводят сюда из тюрем на исправление. Большинство из них выросло в плохих семьях и подвергалось насилию, но есть и такие, чьи родители являются достойными членами общества. Как говорят работники лечебницы, эти — самые опасные психопаты.

Здесь нет наказаний как таковых. Каждого провинившегося в чем-то подростка лишают привилегий, выданных до того. Не дают играть в Xbox, отбирают любимые бейсбольные карточки, но ненадолго. Местные врачи утверждают, что нашли оптимальный вариант становления юных преступников на путь истинный: поощрение за хорошее поведение. Стимул «приза» работает на мозг детей с психопатией гораздо лучше, чем стимул «ущерба».

Одна из воспитанниц центра в Мендоте

Если подросток какое-то время не кидается в проходящих мимо палаты санитаров дерьмом, ему дают поиграть в видеоигры. Тем, кто исключил из своего лексикона бранные слова, позволяют подольше не спать ночью. Специалисты говорят о том, что такая методика дает свои плоды: в Мендоте особо бушуют только новоприбывшие, остальные ведут себя довольно тихо. Из «выпускников» лечебницы только 64% возвращаются к асоциальному образу жизни, тогда как тот же процент, вышедших из тюрем, достигает 97%.

Немаловажной частью терапии является медикаментозное лечение. В особенности это касается подростков со слаборазвитым миндалевидным телом мозга: их кормят препаратами, стимулирующими эту область мозга, благодаря чему те успокаиваются и не буянят.

Журнал «The Atlantic» какое-то время назад взял интервью у одного из бывших подопечных Мендоты. Он дожил до 37 лет, часть из которых провел в различных исправительных учреждениях Америки. Выросший в хорошей семье, этот человек с малых лет мучал животных, избивал других детей, и в итоге оказался на скамье подсудимых. У него диагностировали ту самую «детскую психопатию», после чего он был направлен в Мендоту.

Лечебный центр в Мендоте

К счастью, реабилитация дала результаты. Мальчик исправился, но не смог до конца избавиться от приступов агрессии. Он научился подавлять свои позывы холодным умом, а вовсе не потому, что осознал и понял, будто делал нечто плохое. В интервью его жена описала его как «славного парня», который будто бы свалился с Марса. Он не пьет, исправно работает, но иногда приводит домой других женщин, с которыми трахается прямо при ней. Возмущение жены ему непонятно, ведь любит то он ее, а девицы просто дают ему дополнительное удовольствие от жизни. На лицо проблема, о которой мы писали выше: человеку неведом страх перед разоблачением супружеской измены. Либо мужик просто прикрывает свои сексуальные похождения справкой из дурдома.

Американские специалисты полагают, что детскую психопатию не только можно и нужно лечить, но необходимо также создать все условия, чтобы минимизировать риски, как для самого больного, так и для общества. Психологи подчеркивают, что безэмоциональный ребенок не обязательно превращается в маньяка. По оценкам некоторых психиатров, только 1 из 5 проблемных детей становится психопатом, опасным для окружающих.

Катрина и Кертис Джонс — сестра и брат, которые застрелили любовницу отца

Дети-психопаты в России

Читатель спросит: «То Америка, с ней все ясно. А как дела с маниакальными подростками обстоят в России?». В нашей стране официальной статистики по детям-психопатам нет, поэтому неизвестно, ведется ли какая-либо профилактика с малолетними убийцами и насильниками, помимо института исправительных учреждений, или нет. Свидетелями их кровавых деяний остаются газетные заголовки, иногда еще советских времен.

В 1964 году о «деле Нейланда» говорили на каждом углу в СССР. 14-летний Аркадий Нейланд, мелкий хулиган и воришка, решил разжиться капиталом для красивой жизни в Сухуми, поэтому решил ограбить женщину из соседнего дома. Ворвавшись к ней в квартиру, он сперва зарубил топором саму хозяйку, после чего сделал то же самое с ее трехлетним сыном. Найденные деньги он рассовал по карманам, при этом прихватил с собой дорогой фотоаппарат. После того как Нейланд сделал несколько снимков обнаженной изувеченной женщины, он поджег квартиру и сбежал.

Аркадий Нейланд

Оперативники быстро нашли убийцу. В те времена по нормам уголовного законодательства малолетнего душегуба могли приговорить максимум к 15 годам тюрьмы, однако вышло немного иначе: ввиду исключительной жестокости содеянного, суд приговорил Аркадия Нейланда к высшей мере наказания. 11 августа 1964 года он был расстрелян.

Жертвы Аркадия Нейланда

Другой случай, уже из истории современной России. Летом 2006 года Александр Петров вместе с женой и двумя детьми отдыхал на берегу одной из алтайских рек. 16-летний Руслан Кулиш, прогуливавшийся по лесу с ружьем, решил завладеть иномаркой Петрова. Он подошел к машине и расстрелял всех, кто был рядом с ней: самого Петрова, его жену и детей, младшему из которых было 3 года. Затем он добил тех, кто еще шевелился, топором, после чего прыгнул в автомобиль и отправился кутить в соседнюю деревню. В конце 2006 года суд приговорил Кулиша к 10 годам тюрьмы — максимум для несовершеннолетнего убийцы в России. В 2016 году его тюремный срок подошел к концу, дальнейшая судьба Кулиша неизвестна.

И Нейланд и Кулиш росли в неблагополучных, пьющих семьях, поэтому никто не знает, как бы сложилась их жизнь, попади они к толковым родителям. Теперь уже невозможно узнать, была ли у них врожденная безэмоциональность, или нет, однако с уверенностью можно сказать одно: судебная система в России все-таки научилась прощать. Будем ждать, что и у нас появится своя Мендота с иксбоксом и бейсбольными карточками.

Тяжелая психопатия у подростков. Признаки тяжелой психопатии.

Тяжелая психопатия. Компенсация всегда бывает неполной и непродолжительной. Ее механизмы либо едва намечены, либо отличаются парциальностью, охватывая лишь часть психопати­ческих особенностей, но зато достигают здесь такой гипер­компенсации, что сами уже выступают в качестве психо­патических проявлений. Декомпенсации наступают от незначи­тельных поводов или даже без видимых причин. На высоте декомпенсации картина нарушений может достигать психоти­ческого уровня (тяжелые дисфории, глубокие депрессии, сумеречные состояния и др.).

Нарушения поведения могут проявляться уголовными пре­ступлениями, суицидными актами и другими действиями, грозящи­ми тяжкими последствиями для самого психопата или для других. В «длиннике» тяжелая психопатия характеризуется значитель­ной социальной дезадаптацией. Такие подростки рано бросают учебу, почти не работают, за исключением коротких эпизодов или условий принудительного труда. Живут они за счет других или за счет государства. Семейные связи фактически разорваны или крайне напряжены из-за постоянных конфликтов или носят характер патологической зависимости (психопата от кого-либо из членов семьи или последних от психопата). Дезадаптация обнаруживается также в среде сверстников.

Самооценка характера неправильная или отличается пар­циальностыо — подмечаются лишь некоторые черты, особенно проявления патологической компенсации. Критика к своему поведению заметно снижена.

Владимир О., 15 лет. Вырос в асоциальной семье: отец осужден на длительный срок, мать страдает алкоголизмом, ведет аморальный образ жизни. Сведения о детстве скудные. Известно, что до 10 лет держался энурез, в школе с первого класса труден, возбудим, бил детей, отнимал у них деньги и приглянувшиеся ему вещи. С 11 лет забросил учебу, время проводил в уличных компаниях, связался со взрослыми преступниками, участвовал в кражах, начал выпивать. Комиссией по делам несовершеннолетних был помещен в специальный интернат. Оттуда за 4 года совершил 9 побегов — всякий раз его разыскивала и возвращала милиция. В 14 лет во время побега скрывался около двух месяцев у какой-то женщины-алкоголички, с которой сожительствовал. Пойманный, заявил в милиции, что он якобы совершил убийство и указал место, где спрятал труп. Там были обнаружены следы крови. Признался, что обманул, что там просто была драка, а он надеялся, что его самого повезут на это место и обдумал, как по дороге совершить побег. В специальном интернате неоднократно бывал наказан за драки с другими воспитанниками. Обнаружил гомосексуальные склонности. Ненавидел воспитателя своей группы. Подкараулил его в мастерской и ударил молотком по голове — нанес тяжелую травму. Был направлен на обследование в подростковую психиатри­ческую клинику.

В клинике держался напряженно, настороженно, но вскоре стал преследовать слабых, издеваться над ними, склонять к развратным действиям. Был переведен на отделение для взрослых со строгим надзором.

Во время беседы угрюм, осмотрителен в ответах. Рассказал, что в возрасте 11 лет, гоняя голубей, упал с крыши двухэтажного здания, потерял сознание, но мать к врачу не обратилась. После этого падения стало иногда укачивать во время езды на транспорте. Курит и выпивает с 11 лет. Любит напиваться до полного отключения («пока не отрублюсь»). В опьянении часто «разбирает злоба», срывает ее на первом встречном, жестоко бьет. Однажды, когда рядом никого не было, «от злости всадил себе в ногу перочинный нож» — показал рубец на голени. Своего воспитателя в интернате называет пьяницей и садистом. Ударил его из мести — перед этим на общем собрании группы этот воспитатель его «назвал таким словом, что все хохотали». В поступке своем не раскаивается. Никаких планов на будущее не строит, ничем никогда не увлекался, близкого друга не имел («может выдать»), не влюблялся.

Физическое развитие по возрасту, среднего роста и крепкого тело­сложения. На теле несколько рубцов — следы ожогов и вытравленных татуиро­вок — содержания их не раскрыл. Сохранены две татуировки — знак «зона» на ноге и собственное имя — на руке.

Со стороны неврологического статуса и на ЭЭГ — без отклонений.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован резко выраженный эпилептоидный тип, имеется указание на возможность формирования психопатии этого типа. Отмечена высокая склонность к алкоголизации и делинквентности, резко выраженная реакция эмансипации и высокий В-индекс (указание на возможность из­менений характера вследствие резидуального органического поражения голов­ного мозга). Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили шизоидные и психастенические черты.

Диагноз. Эпилептоидная психопатия тяжелой степени.

Катамнез через 2 года. Находится в воспитательно-трудовой колонии.

Выраженная психопатия. Компенсация бывает непродолжи­тельной. Декомпенсации могут возникать от незначительных поводов, однако серьезными и длительными они бывают обычно вслед за психическими травмами. Тяжелые нарушения поведения возникают также в неблагоприятных условиях. Социальная адаптация бывает неполной или нестойкой. Работу и учебу то бросают, то возобновляют. Способности остаются нереализован­ными.

Отношения с родными полны конфликтов или отличаются пато­логической зависимостью.

Самооценка черт характера и степень критичности к своему поведению весьма разнятся от типа психопатии.

Алексей Л., 16 лет. Отца не помнит — тот оставил семью, когда сын был маленьким. По словам матери, отец был вспыльчивым, гиперсексуальным, «несколько раз после скандалов резал себе вены». Мать лечилась у психиатра от «колебаний настроения», год назад совершила суицидную попытку, приняв большую дозу прописанного ей амитриптилина.

Во время беременности был токсикоз, угрожающий выкидыш. Развивался без задержки, но был крикливым, возбудимым. В 6 лет ушиб головы с потерей сознания. В школе учился удовлетворительно, но был недисциплинированным и очень драчливым. Рос под неусыпным надзором матери, бабушки и дяди, которого побаивался и не любил. Довольно успешно занимался спортом.

В 14 лет по окончании 8 классов поступил в техникум. В тот же год — бурное половое созревание. Влюбился в красивую однокурсницу, вступил с нею в половую связь, она от него забеременела и когда сделала аборт, то объявила о полном разрыве с ним. Когда услышал от нее об этом, «вдруг охватила страшная тоска, захотелось что-то с собой сделать». Уйдя от нее, в малолюдном месте гвоздем вскрыл себе вену. Истекающего кровью, прохожие отвели его в травматологический пункт. Там объявил, что случайно напоролся на гвоздь — после перевязки его отпустили домой.

С этого времени начал выпивать. Сразу обнаружил, что может пить до отключения — рвоты не бывает. Вскоре вступил в связь с другой приятель­ницей, но «в душе любил прежнюю». С матерью из-за его сожительницы возникали скандалы. В гневе стал неудержим — дома разбил зеркало, бил стекла в окнах, посуду. Грозил матери броситься из окна. Связался с асоциаль­ной компанией, участвовал в угоне автомашины. Был условно осужден. Вскоре после этого пришел домой с окровавленной головой. Уверял, что якобы получил травму, играя в футбол. Стал чаще выпивать, забросил занятия в техникуме. Несколько раз был задержан милицией пьяным за участие в драках. Суд снял отсрочку исполнения приговора и постановил отправить его в воспитательно-трудовую колонию. Тогда мать увезла его в другой город и укрыла у знакомых. Через месяц сбежал оттуда («скучно стало»), намереваясь явиться в милицию. Собрал у себя дома приятелей и приятельниц, устроил пьянку («проводы в колонию»). Напившись, заперся в ванной и вскрыл себе вены. Когда взломали дверь, был обнаружен без сознания, истекающим кровью.

степень тяжести – предыдущая | следующая –  психопатия

Подростковая психиатрия. Содержание.

 

Расстройства личности (В.В. Дунаевский) - кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Психопатии. Общие сведения

В отличие от психических заболеваний психопатии являются врожденными болезненными состояниями, конституциональными аномалиями, своеобразными характерологическими уродствами, которые проявляются прежде всего поведенческими расстройствами. Поскольку поведение человека в первую очередь обусловлено состоянием эмоционально-волевой сферы, отклонение в функционировании именно этой личностной составляющей определяет клиническое содержание психопатий.

При всем многообразии наблюдающихся в популяции характерологических аномалий их общей чертой является нарушение адаптации к условиям социальной жизни. В отличие от подобных (поведенческих) расстройств при психических заболеваниях эмоционально-волевая дисгармония особенно в легких случаях в целом существенно не нарушает ценностных направленностей личности и лишь формально трансформирует стиль поведения.

В отличие от состояния эталонной нормы, которое хотя и является абстрактным, остается достаточно однозначным, многообразие форм психопатий определяется как качественными особенностями эмоционально-волевой дезорганизации, так и степенью ее выраженности. У одних пациентов бесконтрольность эмоциональных реакций может характеризоваться эксплозивностью, бурными вспышками гнева, агрессивным поведением, у других – подавленностью, переживанием чувства неполноценности, тревогой, необоснованными страхами. Одни, погруженные в мир собственных переживаний, иногда весьма интересный и причудливый, избегают общения с окружающими, страдают от неспособности устанавливать с ними гармоничные отношения, другие – напротив ищут способ любой ценой обратить на себя внимание, оказаться в центре событий, проявляют повышенную социальную активность. Возникающие в связи с этими личностными отклонениями особенности поведения и их оттенки весьма многообразны. Общей чертой является их дисгармоничность, а иногда социально-деструктивный характер. При этом внешняя конфликтность отражает внутреннюю.

В отличие от настоящих психических заболеваний психопатические личности как правило способны это осознавать, иметь к себе критическое отношение. К. Шнайдер определял их как лиц, которые по этой причине «страдают сами и заставляют страдать других».

Другое отличие от тех, кто подвержен разрушительному действию какого-либо прогредиентного болезненного процесса, состоит в том, что психопатия, как и любая другая аномалия, является статической данностью и в своей динамике не ведет к развитию выраженной личностной деструкции. Эти пациенты, несмотря на кризисный характер отношений с окружающими, способны сохранять профессиональную, творческую, интеллектуальную продуктивность, обладают различными талантами, дарованиями. По этой причине среди людей незаурядных психопатические личности встречаются даже чаще, чем среди обычных.

Значительно меньшая выраженность психопатологических нарушений при психопатиях также касается и продуктивной симптоматики. Здесь отсутствуют грубые нарушения сознания, памяти, восприятия, стойкие галлюцинаторно-бредовые расстройства. Доминируют связанные с нарушением аффективной координации мышления сверхценные идеи, определяющие главным образом поведенческие особенности. В редких случаях они могут достигать степени «сверхценного бреда» (А.Б. Смулевич). Иначе говоря, клиническая симптоматика психопатий редко выходит за рамки невротического уровня.

Психопатии относятся к так называемым пограничным состояниям, поскольку в своих клинических проявлениях отличаются не только от психических заболеваний, но и от состояний нормы. В плане дифференциальной диагностики необходимо учитывать, что последнее включает понятие «акцентуированной личности» (Леонгард К., 1964; Личко А.Е., 1977). При акцентуации может гиперболизироваться и приобретать диссонансное звучание какая-либо одна личностная черта, особенность, существенно не меняющая проявлений характерологического склада, стиля поведения, что обычно не имеет своим следствием стойкой социальной дезадаптации. В некоторых случаях указанные индивидуальные особенности (например, граничащая с односторонностью, фанатизмом целеустремленность в занятиях спортом, музыкой и т.д.) при достижении эффективной самореализации могут даже повышать адаптацию человека. Акцентуация личности таким образом рассматривается как крайний вариант нормы.

Наличие при психопатиях симптоматики невротического уровня также ставит перед необходимостью дифференциации их с неврозами. При этих пограничных заболеваниях психогенного происхождения могут наблюдаться, хотя как правило и менее выраженные, но похожие эмоциональные и поведенческие нарушения. Отличие состоит в том, что они возникают у в целом гармоничных (иногда акцентуированных) личностей под влиянием психотравмирующих переживаний и являются реакцией на внешний конфликт. Упрощая, можно сказать, что больной неврозом становится объектом внешних психотравмирующих обстоятельств. Психопатические личности также выявляют свою аномальность в ситуации конфликта, однако либо по причине своей дисгармоничности инициируют его сами, либо оказываются в окружении людей, не способных проявить компромиссную толерантность. Подобное может произойти, если, например, воспитанные в тепличных условиях вседозволенности сын или дочка оказываются в ситуации обычной или повышенной требовательности: поступают в школу, институт, устраиваются на работу, призывается в армию, выходит замуж и т.п. Эти обстоятельства играют роль декомпенсирующих факторов и обнажают существовавшую до того за фасадом внешней терпимости близких неспособность к социальной адаптации.

Таким образом, психопатия как врожденная аномалия личности существует как врожденная данность, но ее клинические проявления становятся очевидными в результате изменения условий существования. Последние, определяя динамику психопатии, могут оказывать как компенсирующее, так и декомпенсирующее воздействие. В принципе то же самое может происходить и с нормальными личностями, находящимися постоянно в ситуации хронического конфликта (невротического развития). В этих случаях также могут развиваться достаточно стойкие личностные девиации, что делает дифференциальную диагностику этих состояний достаточно проблематичной. Однако патологическое развитие психопатической личности под влиянием неблагоприятных жизненных обстоятельств, как правило, приводит к более тяжелым личностным трансформациям, достигающим подчас по выраженности клинических проявлений психотического уровня. При подобной неблагоприятной динамике течение психопатии может приобретать характер бредового психоза (паранойя), осложняться алкоголизмом, токсикоманиями, различными психогенными, в том числе и психотическими, реакциями.

Первые описания пациентов с патологическим характером относятся к первой половине Х1Х столетия (Причард Ж., 1835, Герцог Ф.И., 1846). В практике судебно-психиатрической работы попытки отграничения психопатии от других психических расстройств были предприняты отечественными психиатрами И.М. Балинским и О.М. Гегеттом (дело Семеновой, 1884 г.). При этом речь шла о лицах, не имевших признаков какого-либо психического заболевания, но отличавшихся неуравновешенностью, тяжелым характером и неправильным поведением. Красочные описания подобной личностной типологии встречаются у Н.В. Гоголя, Н.С. Лескова. Один из рассказов А.П. Чехова (1885г.) так и называется – «Психопаты».

В качестве одной из болезненных форм описания психопатий были представлены в руководстве Э. Крепелина и с тех пор эта рубрика заняла свое место в систематике психических заболеваний.

Э. Крепелин (1915г.) выделял следующие варианты психопатий: возбудимые, безудержные, импульсивные, лжецы и обманщики (псевдологи, враги общества, антисоциальные). В классификации К. Шнайдера эти типы были дополнены описаниями гипертимных, депрессивных, неуверенных в себе, фанатичных, эмоционально лабильных, безвольных, бездушных, астенических психопатов. Попытку связать особенности характера с общесоматическими, конституциональными особенностями предпринял Э. Кречмер (1930г.). Пикническую конституцию (циклоидный характер) он описывал как эмоционально гармоничную, с чертами общительности, приветливости, синтонной уравновешенности. Шизоиды, напротив, при астеническом телосложении отличаются малообщительностью, замкнутостью. Эмоциональные реакции у них варьируют от повышенной чувствительности (гиперсенситивность) до эмоциональной холодности.

Многочисленные представители школы классического психоанализа пытались установить связь формирования патологических черт характера с особенностями (задержками) сексуального развития. Причины девиантного поведения они видели в избыточном использовании механизмов психологической защиты, направленных на преодоление патологической «фиксации». Эта избыточность, по их мнению, является причиной и клиническим содержанием личностной дезадаптации. Один из учеников З.Фрейда К.Г. Юнг в этом смысле выделил понятия «экстравертированности» (направленную вовне активность, с поиском контактов, повышенной общительностью) и «интравертированности» (погруженность в мир собственных переживаний, обособленность, склонность к самоанализу, внутренней рефлексии).

В отечественной литературе классические описания статики и динамики психопатий даны П.Б. Ганнушкиным (1933). Им были сформулированы основные диагностические критерии этого понятия (триада П.Б. Ганнушкина):

  1. Тотальность психопатических особенностей личности, проявляющаяся в дисгармонии всего психического склада (в отличие от акцентуантов, имеющих отдельные патологическое черты).

  2. Относительная стабильность. Наличие патологической дисгармонии характера на протяжении всего длинника жизни, отсутствие прогредиентности.

  3. Нарушение по этим причинам социальной, семейной, профессиональной адаптации.

Принципиальным отличием динамики психопатий от процессуальных форм (психических заболеваний) является ее «эволютивный» характер, связанный не с каким-то болезненным процессом, а с общим развитием (эволюцией) человеческой психики в реальных условиях жизни. Факторами этой эволюции по П.Б. Ганнушкину могут быть как «патологические реакции» (спровоцированные ситуацией эпизоды декомпенсаций), так и «фазы» - спонтанно-аутохтонно возникающие периоды ухудшения состояния.

Исходя из представлений И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности другой отечественный ученый О.В. Кербиков описал типы «возбудимой» и «тормозимой» психопатии. Первый тип характеризуется повышенной возбудимостью, склонностью к экзистенциальной экспансии, эмоциональной и поведенческой гиперактивности, патологической стеничности. Он включает эксплозивный, истерический, паранойяльный, экспансивно-шизоидный варианты. Для тормозимых психопатий характерно снижение жизненной активности, вялость, осторожность, поведенческая депремированность. Этот тип представлен психастеническим, сенситивно-шизоидным, астеническим и дистимическим вариантами.

О.В. Кербиков в зависимости от тяжести клинических проявлений также выделял «ядерные» и «краевые» психопатии. Первые, по-видимому, в большей степени обусловлены биологическими факторами: наследственность, внутриутробные, натальные и постнатальные вредности, влияющие на ранний онтогенез. Они проявляются в более раннем возрасте в виде спонтанных декомпенсаций с развитием более тяжелых поведенческих нарушений, грубой и стойкой социальной дезадаптацией.

Краевые психопатии (патологические развития личности) чаще возникают как следствие неблагоприятных жизненных обстоятельств – неполная семья, конфликты в отношениях между родителями, порочная воспитательная стратегия, физические дефекты, уродства, соматические заболевания и т.п. Краевые психопатии более пластичны и при изменении жизненной ситуации имеют лучший прогноз.

Далеко не все психопаты попадают в поле зрения психиатров. Чаще это происходит при декомпенсациях их состояния или в случаях нарушения закона. По этим причинам оценка распространенности психопатий весьма затруднительна. Средние обобщенные показатели колеблются от 5 до 10 человек на 1000 населения. У мужчин личностные расстройства выявляются чаще, хотя, по-видимому, у женщин встречаются нисколько не реже.

Клинические типы психопатий

Количество вариантов личностных аномалий так же велико, как велико многообразие человеческих индивидуальностей. Чаще всего патологические характеры представляют собой набор различных аномальных черт (мозаичная, амальгамная психопатия). Тем не менее представляется возможным дать схематическое описание типологии психопатий, к вариантам которой конкретные пациенты могут иметь большее или меньшее тяготение.

Паранойяльная психопатия (параноидное расстройство личности – F60.0 в МКБ-10)

Эти лица характеризуются с одной стороны ригидностью, односторонностью, снижением критических способностей мышления, ведущих к неправильному толкованию реально существующих фактов, а с другой – нарушением эмоциональной координации мышления и поведения. Вследствие этого чаще в ситуации конфликта у них легко возникают сверхценные идеи различного содержания (преследования, ревности, отношения, изобретательства, ипохондрические, дисморфоманические и др.).

Эмоциональная фиксированность на своих переживаниях, бескомпромиссный эгоцентризм определяют тенденцию к игнорированию всего того, что противоречит представлениям больных. И наоборот – побуждают их к систематизации, патологической оценке особой значимости часто реально существующих фактов, приобретающей в конце концов вид некой жизненной концепции. Она определяет патологическую деятельность больных, характеризующуюся реформаторской, сутяжнической, кверулянтской стигматизированностью. Этим пациентам свойственна переоценка собственной личности, отсутствие критического отношения к своим мнениям и поступкам. Попытки окружающих корригировать их ошибки в еще большей степени провоцируют стеничную напряженность, часто вызывают агрессивное негодование, обвинения в предвзятом отношении, злом умысле или предательстве. По этим признакам мотивы поведения больных в состоянии декомпенсации могут квалифицироваться как паранойяльный бред. Паранойяльные развития личности имеют тенденцию к хроническому течению с дальнейшим расширением, систематизацией бредовых идей. Наряду с этим как правило наблюдается нарастание личностных изменений с окончательной потерей пластичности, компромиссности, эмоциональным оскудением, грубой неадекватностью поведения, а иногда жестокостью. В этих случаях дифференциальная диагностика с шизотипическим расстройством или даже с шизофренией бывает крайне затруднительна.

Дело осложняется еще и тем, что даже при наличии эмоционально-волевой дисгармонии признаки нарушения адаптации можно обнаружить не иначе, как в ситуации актуального конфликта, при котором ни одна из сторон не идет на уступки. Весьма часто лица ближайшего окружения по разным причинам готовы проявить щадящую терпимость к неадекватному поведению маргинала, и таким образом конфликт, хотя и инспирируемый им, находит благополучное разрешение за счет окружающих, создавая иллюзию статуса нормы. В не таких уже редких случаях их болезненные притязания могут приобретать более масштабную поддержку, в определенных социально-исторических условиях оформляясь в различные общественные или политические движения. Находя при этих обстоятельствах исключительные возможности для эгоцентрической самореализации, их инициаторы часто предстают перед нами в роли кумиров, вождей, лидеров субкультуральных движений. Нет ничего удивительного в том, что, пребывая и в этом качестве, они почти что никогда не изменяют свою экзистенциальную модальность, в случае жизненного краха трагически становясь жертвами своей роковой бескомпромиссности, а в случае триумфа – кровавыми тиранами. Преобладающим механизмом психологической защиты у паранойяльных психопатов является проекция.

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности [F60.1]).

Шизоидная психопатия в первую очередь характеризуется интравертированностью, аутистичностью жизненных установок. Все то, что происходит за пределами их внутреннего мира, больных интересует мало или не интересует вообще. Они стремятся к уединенности, ограничению контактов с окружающими, что касается и отношений с близкими людьми. Эта отгороженность, безучастность часто производит впечатление эмоциональной холодности, волевой пассивности, которые наблюдаются при шизофрении. Вместе с тем их внутренний мир может быть достаточно сложным и содержательно интересным. Они склонны к интроспективным переживаниям, фантазированию, повышенной саморефлексии, необычным увлечениям. При высоком интеллекте способны к достаточно продуктивной творческой деятельности и при соответствующем выборе профессии могут достигать значительных результатов. Чаще же как и при шизофрении их внимание занято оторванными от жизни умозрительными вопросами, отвлеченными теориями, абстрактными построениями («философская интоксикация»). Рассуждения на эти темы часто обнаруживают логическую несостоятельность, парадоксальность, внутреннюю противоречивость, также напоминающие формальные расстройства мышления при шизофрении. Будучи малопонятны окружающим, они могут производить впечатление глубокомысленных, фанатически увлеченных своими идеями энтузиастов, занимать лидирующее положение в различных субкультуральных движениях, сообществах.

В личной жизни они, как правило, обречены на одиночество, проявляя полную беспомощность в бытовых вопросах. Рудименты утраты внутренней цельности (расщепления личности) проявляются в свойственной им амбивалентности. В структуре их характера эмоциональная холодность может сосуществовать с повышенной ранимостью, чувствительностью, сентиментальностью (психэстетическая пропорция по типу «стекла и дерева»).

В других же случаях эти полярные тенденции эмоциональной жизни могут быть представлены по отдельности. У одних пациентов (сенситивных шизоидов) преобладают ранимость, ущемленное самолюбие, неспособность противостоять конфликтным ситуациям. Другие в аналогичных обстоятельствах обнаруживают решительность, непоколебимую беспристрастность, холодную сдержанность, неспособность к сопереживанию (экспансивные шизоиды).

Неустойчивая психопатия (диссоциальное расстройство личности (F60.2))

Пациенты с психопатией неустойчивого типа в специальной литературе описывались под названием «безудержные» (Э. Крепелин, 1915) и «безвольные» (К. Шнайдер, 1959). Для них характерно непостоянство в побуждениях и устремлениях в сочетании с неспособностью к целенаправленной деятельности. С детского возраста они игнорируют общепринятые правила поведения, требования дисциплины, педагогические запреты. Все, что требует напряжения воли, целеустремленности усилий, оставляет их равнодушными или вызывает негативную реакцию. По этой причине они малоспособны к приобретению прочных знаний, навыков общежития, предпочитая полезной деятельности праздность и развлечения. Им редко удается завершить даже среднее образование. Находясь в постоянном конфликте с окружающими, они с трудом удерживаются в коллективе, не испытывают привязанности не только к тем, с кем вместе учатся или работают, но и к близким родственникам. Часто такие подростки совершают побеги из дома, живут или бродяжничают в компании себе подобных. Не имея морально-этических установок, определенных жизненных планов, они живут одним днем, «плывут по течению». Весьма часто по причине безволия и повышенной внушаемости эти личности становятся членами антисоциальных групп, совершают правонарушения, злоупотребляют спиртными напитками, принимают наркотики. Подобное поведение не является результатом каких-либо мировоззренческих установок и чаще оправдывается наивно-лживыми упреками окружающим или вообще остается без объяснений.

В редких случаях при постоянном принуждении и строгом внешнем контроле им удается частично компенсироваться, с трудом приспосабливаясь к требованиям соответствующей социальной роли.

Возбудимая психопатия (эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3))

Основным признаком психопатии возбудимого (эксплозивного) типа является постоянно присутствующая склонность к неадекватным, неконтролируемым вспышкам безудержного гнева, ярости. Они возникают по самым незначительным поводам и характеризуются агрессивным (часто делинквентным) поведением. Как и при других психопатиях, состояния декомпенсации чаще возникают в конфликтных, фрустрирующих ситуациях. Агрессивное поведение в рамках физиологического и даже патологического аффекта может быть отчасти спровоцировано окружающими, однако в некоторых случаях дисфорические состояния с импульсивной разрядкой могут возникать спонтанно.

С раннего возраста подобные лица характеризуются эмоциональной несдержанностью, бескомпромиссностью, низким порогом раздражения, имеют репутацию «трудных детей». Они склонны к агрессивному поведению, необузданности, стремятся к лидерству. Их эмоциональная жизнь не контролируется ни мышлением, ни волей. Конфликтность, иногда брутальная, является единственным способом разрешения проблемных ситуаций. При этом, однако, часто достигается прямо противоположный результат – эскалация конфликта. Эксплозивные психопаты неуживчивы, склонны к жестоким поступкам, угрозам, легко наживают себе врагов. Напряженность отношений с окружающими даже при наличии критики к своему поведению делает их семейную и профессиональную жизнь проблематичной, а стойкие декомпенсации нередко приводят на скамью подсудимых.

В тех случаях, когда дисфорические реакции возникают в контексте других личностных особенностей – педантичности, обстоятельности, ригидности, злопамятности, обидчивости, – говорят о т.н. эпилептоидной психопатии.

Истерическая психопатия (истерическое расстройство личности (F60.4))

Главным признаком истерической психопатии П.Б. Ганнушкин (1933) считал стремление обратить на себя внимание окружающих любой ценой. Эта черта проявляется в неестественности поведения, театральности, позерстве, демонстративности, ретушированности экспрессивных, речевых реакций, телесной пластики. Имея завышенный уровень притязаний и будучи высокого мнения о себе, эти личности требуют соответствующего отношения со стороны окружающих. Интеллектуальная ограниченность, несоответствие, как правило, заурядных способностей и внешних данных избранной роли компенсируется хвастовством, лживостью, патологическим фантазированием. В отличие от обычных лгунов эти пациенты убеждены в реальности своих фантазий, живут в выдуманном ими, воображаемом мире, где им отводится особая, исключительная роль. Довольно часто эти построенные на экзальтированных чувствах «воздушные замки» лишены элементарных реальных рациональных оснований. В связи с доминацией у этих субъектов первой сигнальной системы («художественный тип» по И.П. Павлову) ментальная составляющая личности развита у них недостаточно и все жизненные интересы и ценности концентрируются в сфере инстинктов, витальных ощущений, эмоционально насыщенных телесных переживаний. Но и в этом отношении пациенты также характеризуются ущербностью. Общий психический инфантилизм обычно сочетается с физиологическим. При ядерных формах личностная патология нередко сочетается с задержками полового развития, дисменореей, бесплодием, вагинизмом, аноргазмией у женщин, импотенцией, гомосексуализмом у мужчин.

Конфликты, связанные с невозможностью удовлетворить завышенные эгоистические потребности за счет окружающих, разрешаются, как правило, на основе шантажного принципа или посредством бурных протестных реакций. В зависимости от степени выраженности конфликта они располагаются в диапазоне от легких поведенческих нарушений до клинически оформленных стигм. Истерические реакции могут включать аффективные расстройства, аггравационное, симулятивное поведение, демонстративную ипохондричность. В тяжелых случаях (при декомпенсациях ядерных форм) в клинической картине наблюдаются суицидные поступки, судорожные припадки, сумеречные расстройства сознания, практически весь ассортимент фантомных симптомов и псевдосоматических заболеваний, в связи с чем истерия получила название «grand simulatris». Среди прочих наблюдаются истерические слепота, глухота, парезы, параличи, заикание, неукротимая рвота, аналгезия, астазия, абазия и т.д.

Истерические проявления могут временно компенсироваться, если окружающие по каким-либо причинам принимают правила навязываемых им отношений. Однако при отсутствии внешних проявлений в этих случаях происходит дальнейшее углубление психопатических черт и завышенных экзистенциальных притязаний, что становится предпосылкой еще более тяжелых конфликтов в будущем при изменении жизненной ситуации. Так, например, воспитание по типу «кумира семьи», компенсирующее поначалу истерические проявления, в дальнейшем становится причиной невозможности адаптироваться в условиях самостоятельной жизни (при поступлении в вуз, на работу, военную службу или замужестве), что чаще всего сопровождается клиническими проявлениями.

В зрелом возрасте чаще у женщин видимость компенсации возможна при благоприятно складывающейся семейной ситуации – отсутствии материальных проблем при наличии мужа, покровителя, любовника, готового (по разным причинам) исполнить любой каприз своей избранницы. Период мнимого благополучия и бесконфликтного существования в этих случаях обычно завершается с началом климакса, меняющего экзистенциальную роль и лишающего соответствующих привилегий.

Попытки психотерапевтической или педагогической коррекции установок психопатической личности могут быть эффективны только в отношении отдельных жизненных ситуаций и не в состоянии изменить характерологических девиаций пациента в целом (критерий «стабильности» П.Б. Ганнушкина). Тем более к этому неспособны сами больные с их эгоизмом, интеллектуальной ограниченностью, эгоцентрической направленностью эмоционально-волевой активности. По этим причинам они лишены возможности длительно и серьезно стремиться к позитивной внутренней трансформации (перфекционизму), и без того считая себя безупречными. Все усилия направляются исключительно на то, чтобы убедить в этом других.

Декомпенсации в зависимости от тяжести психопатических отклонений проявляются в виде ярких аффективных или протестно-поведенческих реакций, стойкими симптомами истерического невроза и даже истерическими психозами.

Механизмами психологической защиты являются вытеснение, регрессия, идентификация и диссоциация.

Психастеническая психопатия

Психастения относится к тормозимым психопатиям. Главными характерологическими чертами этих пациентов являются тревожность, мнительность, неуверенность в себе, заниженная самооценка. В этом отношении их установки и стиль поведения диаметрально противоположны истерическому. Если истерическое поведение по большей части представляет собой бессознательное воплощение эмоциональных порывов, чувственных желаний, витальных побуждений, то психастеники руководствуются главным образом рационализированными установками. Они склонны к тщательному планированию своего поведения. Боясь потерпеть поражение, испытывая страх перед возможной неудачей, они подолгу продумывают свои решения, проявляя педантизм, скрупулезность, излишнюю добросовестность и осторожность. Однако и при этом они редко остаются удовлетворены достигнутым результатом, оставаясь в нерешительности и избегая необходимости действовать. По этой причине они нуждаются в постоянной поддержке, ищут советов, одобрения и испытывают чувство привязанности к тем, кто готов удовлетворить эту их потребность.

В целом же, испытывая чувство несостоятельности, неуверенности в себе, они стараются избегать контактов с окружающими, стремятся остаться в тени, на вторых ролях, занимая соответствующие социально-профессиональные ниши. Если эти намерения осуществляются, возможна длительная компенсация. Они способны упорно и плодотворно трудиться в рамках поставленных перед ними конкретных задач. В коллективе сотрудников их ценят за добросовестность, трудолюбие, пунктуальность. Если эти качества перестают быть средствами достижения общезначимой цели, превращаясь в способ самоутверждения, то педантизм, мелочная принципиальность, упрямство, холодный формализм превращаются в источник конфликтов и ведут к декомпенсациям. Их клиническое содержание может включать различные навязчивости, ритуалы, ипохондрические и депрессивные расстройства. У некоторых больных тревожно-депрессивные переживания становятся причиной токсикоманий, алкоголизма. Механизмами психологической защиты при психастении являются рационализация, гиперкомпенсация, подавление.

В МКБ-10 выделяется три варианта тревожных личностей:

Ананкастное (обсессивно-компульсивное) расстройство личности (F60.5) характеризуется склонностью к формированию навязчивых мыслей и влечений, повышенной педантичностью, приверженностью к социальным условностям, стремлением к совершенству (перфекционизмом) в ущерб удовольствию и здравому смыслу.

Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6) – постоянная озабоченность своей социальной несостоятельностью, физической непривлекательностью с ограничением жизненных целей ввиду потребности в безопасности, уклонением от социально-ролевой и профессиональной деятельности, требующей значимых межличностных контактов из-за страха неодобрения или отвержения.

Зависимое расстройство личности (F60.7) – с потребностью патронажа со стороны окружающих, повышенной подчиняемостью, постоянной зависимостью от партнеров в межличностных отношениях, отсутствием самостоятельности, беспомощностью.

Астеническая психопатия (F60.8)

Наиболее характерными признаками астенической психопатии являются низкая толерантность к повседневным физическим и психическим нагрузкам, повышенная истощаемость, утомляемость. Эти пациенты страдают от неуверенности в своих силах, неспособны к преодолению жизненных трудностей. Они тревожны, застенчивы, обидчивы, ранимы, имеют заниженную самооценку, склонны к ипохондрическим реакциям, формированию сверхценных идей отношения, самоуничижения. На этом фоне у них часто наблюдаются явления вегетативной дистонии, повышенное внимание к своим внутренним ощущениям, что иногда на долгие годы делает их пациентами интернистов или побуждает к лечению у народных целителей, шарлатанов. Декомпенсации астенической психопатии наблюдаются при изменении привычного уклада жизни, повышении уровня требований со стороны ближайшего окружения, партнеров по профессиональной деятельности.

Помимо вышеописанных вариантов психопатий, включенных в номенклатуру МКБ-10, в клинической практике встречаются и некоторые другие.

Аффективные типы психопатий

Ведущим расстройством при этом типе психопатий является нарушение эмоционального фона, что может проявляться в виде его нестабильности либо в стойком преобладании одного из его вариантов: повышенного настроения (гипертимия) или пониженного (дистимия).

У пациентов с аффективными психопатиями изменение эмоционального фона может происходить как неадекватная реакция на внешние обстоятельства, так и спонтанно – по типу сезонных обострений. В этом отношении динамика психопатических фаз при циклотимии напоминает течение МДП, однако характеризуется меньшей (субпсихотической) выраженностью.

Лицам с дистимическим вариантом свойственны пессимистический взгляд на жизнь, оценку своего настоящего и будущего. С детства они отличаются замкнутостью, капризностью, плаксивостью. Они редко испытывают положительные эмоции, тяжело переживают свои неудачи, легко впадают в отчаяние, склонны возлагать ответственность за подобное мировосприятие как на окружающих, так и на себя. Им свойственны скептицизм, мучительное чувство вины.

Гипертимики постоянно пребывают в повышенном настроении. Они деятельны, активны вплоть до назойливости, легко увлекаются авантюрными планами, проектами, переоценивают свои силы, способности. Профессиональная или общественная деятельность, к которой они активно стремятся, редко оказывается продуктивной и редко ведет к конкретным результатам. Гораздо чаще она становится причиной конфликтов, жизненных кризисов и клинических декомпенсаций.

Эмоционально тупые

Психопатия этого типа характеризуется ущербностью высших эмоций, нравственных чувств (чувства долга, стыдливости, совестливости, сочувствия, чести). Эта нравственная дефицитарность проявляется в эгоистичности, жестокости, черствости, безразличии или сознательном пренебрежении нормами морали. Уже в детстве у этих пациентов наблюдаются выраженные поведенческие расстройства. Они издеваются над слабыми и беззащитными, мучают животных, проявляют безосновательную враждебность к окружающим, близким. Формы удовлетворения извращенных влечений часто поражают своей бессмысленной жестокостью, садизмом. Они склонны к асоциальному поведению, агрессивности, воровству, часто убегают из дома, бродяжничают, совершают правонарушения. Состояния алкогольного или наркотического опьянения часто протекают у них в измененных формах и сопровождаются делинквентным поведением. К критической оценке своих поступков они, как правило, не способны. Компенсации этой разновидности психопатий наблюдаются редко. Клиническое освидетельствование или судебно-психиатрическая экспертиза в этих случаях обычно вызывает вопрос о необходимости дифференциальной диагностики с ядерными формами шизофрении.

Завершая раздел описания клиники психопатий, следует отметить, что в чистом виде представленные варианты встречаются нечасто. Различные типы личностных расстройств под влиянием внешних обстоятельств могут приобретать сходные черты. С другой стороны, генетические предпосылки характерологических аномалий в конкретных условиях реальной жизненной ситуации могут приобретать различное воплощение. Иногда отдельная человеческая индивидуальность может сочетать в себе целый ряд разнородных (в некоторых случаях взаимоисключающих) аномальных проявлений. Этот вариант расстройства личности называется мозаичной психопатией. Вопросы дифференциальной диагностики с другими психическими заболеваниями в этих случаях приобретают особую актуальность.


Этиология и патогенез психопатий

Изучение этиопатогенеза психопатий традиционно развивалось в двух направлениях: конституционально-генетическом и социально-психологическом.

В рамках первого направления формирование психопатической личности объясняли с позиций теорий дегенерации, наследственной отягощенности, недостаточностью нервно-психических функций, приобретаемой во внутриутробном периоде или в раннем детском возрасте. С точки зрения этих подходов причиной психопатий является неполноценность центральной нервной системы, проявляющаяся в органической или функциональной церебральной недостаточности.

Клиническими исследованиями было доказано, что среди лиц, перенесших родовые травмы, а также имевших различные вредности, сопровождавшиеся поражением ЦНС в раннем детстве, число пациентов с личностными аномалиями было существенно выше, чем в популяции в среднем.

В пользу конституционально-генетической теории свидетельствуют работы Э. Кречмера, установившего корреляции между типом телосложения человека и его характерологическими особенностями. Эта точка зрения также подтверждается изучением монозиготных (однояйцевых) и дизиготных (разнояйцевых) близнецов. Совпадение (конкордантность) характерологических особенностей у первых наблюдается гораздо чаще. Это правило оставалось в силе даже тогда, когда монозиготные близнецы по каким-либо причинам воспитывались в разных семьях.

Большое значение для понимания особенностей психического функционирования в зависимости от конституциональных характеристик церебральных процессов имели работы И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и функциональном взаимодействии первой и второй сигнальных систем. Предложенные И.П. Павловым физиологические модели деятельности центральной нервной системы позволяют понять биологические предпосылки формирования характера человека как в норме, так и в патологии и сохраняют свою актуальность на сегодняшний день.

Большинство отечественных авторов традиционно придерживаются точки зрения наиболее авторитетного исследователя проблемы психопатической личности – П.Б. Ганнушкина, который рассматривал происхождение по крайней мере истинных («ядерных») психопатий в рамках конституциональной теории.

Вместе с тем практически все исследователи независимо от занимаемой позиции соглашаются с тем, что эта проблема нуждается в многоплановом подходе. Поэтому социально-психологические теории не столько утверждают альтернативную теорию, сколько дополняют общую картину.

Так было установлено, что расстройства личности с высокой частотой отмечаются у лиц, воспитывавшихся в условиях «неполного дома» (без одного из родителей) или при наличии тяжелой конфликтной ситуации в семье. Родительская авторитарность, подавляющая активность, самостоятельность, часто формирует психастенический характер, воспитание по типу «кумира семьи» ведет к развитию истерических черт, по типу «золушки» с эмоциональной и физической дискриминацией может сформировать шизоидные, аффективные, астенические аномалии характера и т.п.

В контексте социально-психологического направления, особенно в англоязычных странах, центральное место занимает психодинамическая концепция. В соответствии с фундаментальными положениями психоаналитической теории З. Фрейда психопатические расстройства объясняются нарушением межличностных отношений в периоде формирования у ребенка поведенческих стереотипов. Это имеет своим следствием остановку нормального развития («фиксацию на ранних стадиях») ребенка и формирует в дальнейшем различные патологические комплексы («эдипов, кастрации, неполноценности» и др.). Последние представляют собой (по мнению сторонников психоаналитической доктрины) набор извращенных психологических защитных механизмов, которые, обусловливая неадекватное, иногда криминальное, поведение, и представляют собой клиническое содержание психопатической аномалии.

При всей внешней эффектности психоаналитических моделей они носят в основном декларативно-априорный характер и не могут быть проверены опытным путем.

Среди многих других можно было бы упомянуть этологическую концепцию. Опираясь на исследования австрийского ученого Н. Лоренца, доказавшего роль механизма «импринтинга» (впечатывания) в формировании базисных поведенческих стереотипов у животных, эта теория особую роль отводит «ключевой фигуре» воспитателя, поведение которого клиширует, а в дальнейшем лишь стереотипно воспроизводит ребенок. Отсутствие позитивной «ключевой фигуры», таким образом, может вести к развитию характерологических аномалий.

Заключая, следует еще раз указать на то, что ни одна из приведенных теорий не может в полной мере осветить все возникающие вопросы. Каждая из них может быть полезной для понимания конкретного клинического случая. Поэтому, несмотря на отсутствие единой общепризнанной концепции этиопатогенеза психопатий, приведенный обзор мнений должен быть принят к сведению.

Лечение и профилактика психопатий

Основным направлением специфической профилактики должны быть мероприятия, направленные на создание нормальных условий развития на ранних стадиях онтогенеза (в пренатальном и раннем постнатальном периодах). Они включают предупреждение, выявление и лечение различных заболеваний матери и ребенка, создание благоприятных условий жизни, обеспечивающих его нормальное развитие и воспитание.

Помимо медицинского и педагогического аспекта существуют и другие. Когда речь идет о благополучии семьи, следует иметь в виду все то, что определяет уровень и качество жизни, относится к вопросам неспецифической профилактики и лежит в сфере ответственности государства перед своими гражданами.

Что касается лечения, то помощь больным психопатиями врачам приходится оказывать в редких случаях, (относительно количества нуждающихся) поскольку в состояниях компенсации лишь очень немногие пациенты в нашей стране обращаются к психологу или психотерапевту. В состоянии декомпенсации психиатр имеет дело по сути с различными осложнениями – психогенными состояниями, заболеваниями, алкоголизмом, токсикоманиями, которые лечатся в соответствии с имеющимися стандартами.

Лечение психопатии само по себе должно преследовать цель позитивной перестройки всего годами формировавшегося «склада личности», формирование новых установок, системы ценностей, нового отношения к себе и окружающему миру и т.д. и т.п.

Речь в этих случаях идет по существу о психопротезировании. Трудно представить себе реально мыслящего врача, готового поставить перед собой подобную задачу.

Поэтому чаще всего на практике речь идет о попытках воздействовать на отдельные проявления психопатий – тревогу, повышенную возбудимость, астенические нарушения и т.д. Являясь по сути симптоматической, подобная терапия, компенсировав то или иное парциальное нарушение, может способствовать улучшению адаптации пациента к негативному экзистенциальному фону в целом. Наличие тревоги является показанием для назначения транквилизаторов. При стойком снижении настроения назначают антидепрессанты. Повышенная возбудимость, ведущая к поведенческим нарушениям, купируется нейролептическими препаратами. Чаще всего применяются неулептил (который так и называется – «корректор поведения»), сонапакс, трифтазин, хлорпротиксен, эглонил. Для снятия аффективной напряженности, коррекции сверхценных идей при паранойяльной психопатии используются галоперидол, рисперидон, флюанксол, клопиксол. Также нейролептики эффективны для уменьшения выраженности обсессивных явлений, «умственной жвачки» у психастеников. Для устранения дисфорических расстройств при «органических психопатиях» назначают карбамазепин (финлепсин), депакин и другие вальпроаты. При астенической психопатии показано назначение нейрометаболиков (циннаризин, кавинтон, аминалон, витамины).

По мнению большинства специалистов биологическая терапия психопатий носит вспомогательный характер. Основная роль в коррекции установок личности, формировании оптимального стиля взаимоотношений пациента с окружающими принадлежит психотерапии. В зависимости от типа психопатии и конкретной жизненной ситуации используются как методы групповой, так и индивидуальной психотерапии. Применяются как ее патогенетический, так и суггестивный варианты (чаще при истерической психопатии).

В англоязычных странах особой популярностью пользуется психоанализ, позволяющий перевести на уровень сознания вытесненные патологические комплексы и отреагировать их. Индивидуальная психоаналитическая терапия продолжается месяцы, иногда годы. Из групповых методов психотерапии также часто применяется т.н. психодрама. В процессе тренингового взаимодействия с другими членами группы по соответствующему сценарию пациенту предоставляется возможность в искусственно созданной игровой ситуации осознать и отреагировать имеющиеся у него патологические комплексы. К сожалению, объективно оценить эффективность этих техник по сравнению с другими методами не представляется возможным.

Лечение психопатии в СПб | Доктор САН

В зависимости от конкретного случая, наблюдаются различные признаки психопатии у женщин и мужчин. Психиатрией установлено несколько типов психопатии, отличающихся характерными поведенческими реакциями:

Паранойяльная психопатия

Пациенты с этой формой расстройств склонны к подозрительности, отличаются обострённым чувством справедливости. Для них характерна злопамятность, ипохондрический склад характера — зацикленность на собственном здоровье и постоянные подозрения на развития опасного заболевания. Такие люди плохо уживаются с коллективом, проявляют склонность к сутяжничеству — любят жаловаться в суд по-любому, порой надуманному поводу.

Шизоидная психопатия

Характерная черта расстройства — равнодушие по отношению к близким и сильное увлечения абстрактными науками. Пациенты отличаются замкнутостью, склонностью к фантазированию, слабо приспособлены к решению бытовых проблем. Обычно одиноки, но не страдают от этого.

Неустойчивая психопатия

У больных отсутствует собственная точка зрения, сила воли, они лишены стремлений, интересов, легко внушаемы и подвержены постороннему влиянию. Не испытывают угрызения совести и привязанности даже по отношению к близким. Не задумываясь, дают обещания, тут же о них забывая. В школьные годы они отличаются трудным поведением, будучи подростками — нередко убегают из дома (при попытках родителей заняться их воспитанием). Во взрослой жизни они предпочитают лёгкие виды заработка, часто становятся иждивенцами, в поисках прибыли не озабочены нормами морали. Среди лиц с этой формой расстройства преобладающее число составляют люди, подверженные алкоголизму, наркомании, а также преступники.

Возбудимая психопатия

На первый взгляд, больные этой формой заболевания себя ничем не проявляют, пока не затронута их сфера интересов. Тогда они становятся гневными, раздражительными, чересчур агрессивными. Впоследствии больные могут сожалеть о своём поведении, но вины никогда не признают. Детство для них характеризуется частыми ссорами со сверстниками. В зрелости, виду особенностей поведения, нередки регулярные смены работы и местожительства. Во всех проблемах склонны винить окружающих.

Истерическая психопатия

Больные с этим видом расстройства склонны к наигранному поведению, всегда хотят обращать на себя внимание, у них высокая самооценка. Предпочитают яркие цвета в одежде, отличаются общительностью и впечатлительностью, легко внушаемы. Неравнодушны к искусству, уделяют огромную роль взаимоотношению с противоположным полом. Часто влюбляются, но глубокие постоянные чувства им несвойственны.

Психастеническая психопатия

Для неё характерна тревожность, мнительность и неуверенность в себе. Больные отличаются пунктуальностью и трудолюбием, но обычно неуспешны, поскольку боятся провала, им сложно принять решения. Сильно привязываются к близким, имеют ограниченный круг общения, не любят находиться на публике. Для снятия тревожности нередко принимают алкоголь, вплоть до злоупотребления.

Астеническая психопатия

Характеризуется сильной утомляемостью и пониженной работоспособностью. Больным сложно уделять внимание одной цели, они отличаются неуверенностью, впечатлительностью, им тяжело находиться в обществе. Проявляются чрезмерную озабоченность собственным здоровьем.

Аффективная психопатия

У пациентов наблюдаются частые перемены настроения, нередко без видимой на то причины. Периоды активности и веселья могут неожиданно смениться приступом подавленности и угрюмости. Нередко это связано со временами года.

Признаков психопатии у детей

Вероятно, что многие родители время от времени задавались вопросом - пусть даже на долю секунды, - может ли отсутствие у ребенка раскаяния или сочувствия быть признаком гораздо более серьезной проблемы. Но ни один родитель никогда не захочет представить, что у их ребенка психопатия.

К счастью, у большинства детей нет психопатии, даже если они могут быть равнодушными или откровенно злыми в то или иное время.

Дети с психопатией большую часть времени жестоки и бесстрастны.

Также важно отметить, что дети не являются ни психопатами, ни , ни . Психопатия - это континуум, и некоторые элементы в той или иной степени обнаруживаются у большинства детей.

Обзор

Хотя термин «психопат» не является официальным диагнозом психического здоровья, он используется для описания группы характеристик и поведения, которые указывают на то, что человек бессердечный, равнодушный и лживый. В современной психиатрической терминологии этот паттерн обычно известен как антисоциальное расстройство личности.

В 2013 году Американская психиатрическая ассоциация включила условие «расстройство поведения с черствыми и бесчувственными чертами» для детей в возрасте от 12 лет и старше в свое диагностическое руководство DSM-5 . Это серьезное заболевание, которое отражает дефицит межличностных отношений. Это также может быть связано с вредным поведением.

Однако людей с психопатией часто неправильно понимают. В фильмах их часто изображают как массовых убийц. По правде говоря, большинство людей с психопатией не становятся серийными убийцами.Фактически, некоторые люди с психопатией становятся успешными предпринимателями и руководителями бизнеса.

По оценкам одного исследования, около 3% руководителей предприятий действительно страдают психопатией.

Распространенность

По оценкам исследователей, около 1% взрослого населения может соответствовать критериям психопатии. Психопатия чаще встречается у мужчин, чем у женщин, но это не строго мужское заболевание.

Однако, поскольку поставщики психиатрических услуг не используют ярлык психопата, точные цифры неизвестны.Однако многие диагнозы, используемые при лечении психических заболеваний, совпадают с психопатией.

У черствых и бесчувственных детей часто диагностируется оппозиционно-вызывающее расстройство в раннем возрасте. Затем, в подростковом возрасте, у них может быть диагностировано расстройство поведения, которое предполагает постоянное нарушение прав других и несоблюдение основных социальных правил.

У взрослых людей с психопатией может быть диагностировано антисоциальное расстройство личности.И хотя условия частично совпадают, они не являются синонимами. Антисоциальное расстройство личности - это личностный диагноз. Психопатия - это скорее состояние, основанное на поведении.

Предупреждающие знаки

Исследование, проведенное в 2016 году исследователями из Мичиганского университета, предполагает, что ранние признаки психопатии можно увидеть у детей в возрасте от 2 лет. Даже в этом возрасте они проявляют различия в сочувствии и совести.

В исследовании попросили основного воспитателя, второго родителя и учителя / воспитателя детского сада оценить бездушное-неэмоциональное поведение в возрасте от 2 до 4 лет по следующим пунктам:

  1. Ваш ребенок не выглядит виноватым из-за плохого поведения.
  2. Наказание не меняет поведения вашего ребенка.
  3. Ваш ребенок эгоистичен / не поделится.
  4. Ваш ребенок лжет.
  5. Ваш ребенок подлый и пытается вас обойти.

Исследователи снова проследили за этими детьми, когда им было 9 лет. Они обнаружили, что дети, которые проявляли больше всего проблем с поведением в раннем или дошкольном возрасте, с большей вероятностью проявляли поведенческие проблемы, связанные с психопатией, позже в детстве.

Ребенок с психопатией проявляет черты, схожие со взрослыми, страдающими психопатией.

Признаки психопатии включают пренебрежение к чужим чувствам и полное отсутствие раскаяния.

Диагностика

Не существует единого теста, который указывает на то, что у ребенка может быть психопатия, но у психологов есть несколько тестов, которые помогут им оценить и измерить симптомы ребенка.

Одна из наиболее часто используемых оценок - это опросник психопатических черт молодежи (YPI). Это инструмент самоотчета, означающий, что подростки проходят тест и просят ответить на вопросы о себе.Он предназначен для измерения личностных качеств, а не поведения.

Когда YPI был протестирован на заключенных и помещенных в специализированные учреждения молодежи, он оказался достаточно надежным. Тест оценивает следующие симптомы:

  • Бесчестный шарм
  • Грандиозность
  • Лежащий
  • Манипуляции
  • Черствость
  • Неэмоциональность
  • Беспощадность
  • Импульсивность
  • Поиск острых ощущений
  • Безответственность

Кроме того, подростки с высокими чертами черствости и бесчувственности склонны присоединяться к антисоциальным и правонарушительным сверстникам, чтобы совершать преступления в группах.

Важно отметить, что на детей с высоким уровнем психопатии вряд ли будут принуждать нарушать законы. Вместо этого они с большей вероятностью станут главарями, которые побуждают других членов своей группы к антиобщественному поведению.

Ссылка на злоупотребление психоактивными веществами

Исследования показали, что как у взрослых, так и у подростков люди с высокими психопатическими качествами чаще злоупотребляют психоактивными веществами.

Исследователи подозревают, что отношения взаимны, а это означает, что люди, которые склонны к импульсивным и безответственным отношениям, с большей вероятностью будут злоупотреблять веществами.А злоупотребление психоактивными веществами с большей вероятностью приведет к усилению импульсивного и безответственного поведения.

Юноши-подростки, имеющие высокие психопатологические черты, как правило, начинают употреблять психоактивные вещества в более раннем возрасте. Они также с большей вероятностью будут употреблять более широкий спектр наркотиков и с большей вероятностью будут бороться с проблемами злоупотребления психоактивными веществами в зрелом возрасте.

Устойчивость симптомов

Некоторые исследователи предполагают, что психопатические черты остаются стабильными на протяжении всей жизни, а это означает, что ребенок, проявляющий признаки психопатии, скорее всего, вырастет и продемонстрирует те же самые черты.

Другие исследователи предполагают, что в подростковом возрасте оценка психопатии может быть завышена. Поиск ощущений и импульсивность наиболее высоки на этом этапе жизни, и это может быть проблемой развития, не обязательно патологической.

Исследования показывают, что дети, которые склонны к бессердечию и бесчувственности, с большей вероятностью станут агрессивными в более позднем возрасте. Они также более склонны к совершению преступлений.

Без лечения маловероятно, что психопатия со временем улучшится.

Причины

О том, рождаются или становятся психопатами, ведется много споров. Но исследователи подозревают, что это не такая уж ясная проблема. Напротив, психопатия является результатом сложной взаимосвязи между генетикой, семейной динамикой и жизненным опытом.

Раннее попадание в неблагополучную среду, вероятно, является фактором развития психопатических черт.

У детей, которые подверглись физическому насилию, пренебрежению и разлучению со своими родителями, более вероятно развитие психопатии.

Плохая связь с родителем также считается фактором. Например, родитель с проблемами психического здоровья или злоупотреблением психоактивными веществами или ребенок, мало контактирующий с младенцем, может никогда не сблизиться с ребенком. Дети, у которых есть непоследовательные воспитатели, также могут быть не в состоянии успешно прикрепиться к взрослому.

Исследования показывают, что подростки мужского пола с психопатией чаще всего становятся жертвами в молодом возрасте. С другой стороны, девочки-подростки с психопатией чаще происходят из неблагополучных семей, например, из-за частой смены приемных семей.

Некоторые исследования показывают, что дети с черствыми и бесчувственными чертами могут быть запрограммированы немного иначе. Их мозг по-разному реагирует на страх, печаль и негативные раздражители. Им также трудно распознавать эмоции других людей.

Виктимизация со стороны сверстников также может иметь значение. Дети, которые становятся жертвами своих сверстников, чаще становятся бессердечными и бесчувственными в более старшем возрасте.

Процедуры

Многие годы считалось, что люди с психопатией неизлечимы.Но более поздние исследования показывают, что симптомы могут улучшиться с помощью интенсивного лечения, адаптированного к уникальным эмоциональным, когнитивным и мотивационным стилям, обнаруженным у детей, которые имеют высокий рейтинг психопатии.

Детям с психопатическими особенностями требуется специализированное лечение. Они плохо реагируют на обычные методы дисциплины, поскольку, кажется, их не беспокоят последствия, и им все равно, если другие разочарованы их выбором.

Некоторые программы стационарного лечения предлагают меры вмешательства, основанные на вознаграждении, а это означает, что дети должны получать все привилегии на основе хорошего поведения.Исследования показывают, что такие меры могут положительно повлиять на поведение детей.

Детям может быть полезно научиться просоциальному поведению, сочувствию, навыкам решения проблем и распознаванию эмоций. Лечение часто направлено на улучшение способности ребенка справляться с гневом и разочарованием.

Если вы видите признаки, которые заставляют задуматься о том, есть ли у вашего ребенка психопатия, важно обратиться за профессиональной помощью. Педиатр или психиатр может помочь в оценке, диагностике и лечении вашего ребенка.

Хотя не существует специального лекарства, которое лечит симптомы психопатии, лекарство может быть частью плана лечения. Было обнаружено, что антипсихотические препараты, такие как рисперидон, снижают агрессию у детей с расстройством поведения. Стабилизаторы настроения и другие лекарства также могут быть назначены, чтобы помочь ребенку улучшить эмоциональное расстройство.

Как получить помощь

Если вашему ребенку иногда не хватает сочувствия к другим или время от времени он лжет, вероятно, у него нет психопатии.Вместо этого они, вероятно, просто нормальный ребенок, который осваивает новые навыки и лучше понимает мир.

Однако если их бессердечие и отсутствие раскаяния, кажется, ухудшаются или это не единичный случай, поговорите со своим педиатром. Ваш врач может направить вашего ребенка для более всестороннего обследования, чтобы определить, есть ли в игре какие-либо другие проблемы с психическим здоровьем, личностными проблемами или расстройствами поведения.

Разница между психопатом и социопатом

Термины «психопат» и «социопат» используются взаимозаменяемо, а иногда и неуместно.Эти два термина на самом деле являются частью антисоциального расстройства личности, и неправильно называть кого-то с отчужденным поведением или эгоистичными наклонностями психопатом или социопатом. Однако некоторые родители обеспокоены тем, что их подростки могут быть поражены одним из этих расстройств. В этой статье мы рассмотрим, что на самом деле означают эти термины, разницу между психопатом и социопатом, признаки, которые возникают в подростковом возрасте, как может выглядеть взрослая жизнь для людей с этим типом антисоциального расстройства личности и что делать, если вы думаете, что ваш подросток может пострадать.

Различия между психопатом и социопатом

Хотя кто-то может использовать эти термины как синонимы, психопат - это не совсем то же самое, что социопат.

Социопат

Социопат - это человек, который мог неоднократно вступать в конфликт с законом. Они могут лгать, использовать физическую агрессию, чтобы получить желаемое, и им не хватает сочувствия и чувства вины. Социопат может формировать эмоциональные связи с семьей и близкими друзьями, поэтому его или ее оскорбления часто не будут против них (но это не всегда так).Вместо этого незнакомцы и знакомые часто несут на себе основную тяжесть гнева, агрессии и обмана социопата.

Психопат

Психопат, однако, имеет более сильный случай антисоциального расстройства личности, которое вызывает социопатическое поведение. Таким образом, психопат всегда является социопатом, но социопат не всегда является психопатом. Психопат часто бывает очень обаятельным, что помогает ему обманывать других. Они не формируют эмоциональных связей с членами семьи, значимыми другими людьми или близкими друзьями, поэтому у них нет проблем с причинением вреда этим людям, которые физически им наиболее близки.Поскольку психопат очень обаятелен и не заботится о том, кому он или она причиняет боль, довольно сложно идентифицировать кого-то с этим заболеванием. Однако социопат менее организован и имеет тенденцию быть более антиобщественным, чем обаятельным, поэтому легче увидеть, что в них есть что-то необычное.

Признаки, присутствующие в подростковом возрасте

Хотя социопатию и психопатию нельзя диагностировать, пока кому-то не исполнится 18 лет, одним из отличительных признаков обоих состояний является то, что они обычно начинаются в детстве или раннем подростковом возрасте.Обычно симптомы появляются в возрасте до 15 лет, а иногда и в раннем детстве. У социопата могут проявляться следующие симптомы:

  • частая ложь и обман
  • пренебрежение собственной безопасностью и безопасностью других
  • физическая агрессия
  • безответственность в отношении работы и семейных обязательств
  • отсутствие раскаяния

Кто-то, кто является психопатом, может проявлять следующие симптомы:

  • очень обаятельный и часто довольно симпатичный на поверхности
  • если кто-то пытается приблизиться к нему, он часто может видеть сквозь фасад
  • может не формировать эмоциональную привязанность со своими родителями, братьями и сестрами
  • нечестный и манипулятивный
  • отсутствие чувства раскаяния или вины
  • часто рисковать, что может поставить под угрозу свою жизнь и жизнь других

Что может ожидать психопатов в будущем и социопаты

Те, у кого есть антисоциальные расстройства личности, такие как психопатия и т. д. циопатия, часто бывает трудно жить нормальной взрослой жизнью.Они могут быть не в состоянии (или даже не желают) найти романтического партнера, они часто не заводят близких друзей, и обычно трудно удержать работу.

Социопат, как правило, не будет проводить всю жизнь, совершая ужасные преступления снова и снова, просто потому, что они склонны создавать связи с другими и будут удерживаться от причинения им вреда. Психопата не беспокоят страдания других, он способен совершать ужасные преступления, такие как пытки и убийства, и они могут делать это снова и снова.

Важно отметить, что психопатия и социопатия иногда рассматриваются как спектр. Не все психопаты станут серийными убийцами или совершат чудовищные преступления. Некоторые психопаты становятся мошенниками, но не склонны к насилию. Общим фактором является отсутствие раскаяния и сочувствия.

Что делать, если вы считаете, что ваш подросток может быть психопатом или социопатом

Если вы начинаете подозревать, что у вашего подростка могут быть психопатические или социопатические наклонности, очень важно получить помощь.Обратите внимание, что официальный диагноз не будет поставлен, пока ему или ей не исполнится 18 лет, но важно задокументировать, что происходит в этот момент, и обратиться за лечением. Одна из причин этого заключается в том, что, хотя не существует общепринятого эффективного лечения взрослых психопатов, детей иногда можно реабилитировать. Групповая терапия и декомпрессионная терапия кажутся наиболее эффективными методами лечения детей и подростков.

Социопатию иногда можно лечить с помощью психотерапии, а в некоторых случаях - с помощью лекарств.Один из способов, которым может помочь терапия, - это помочь социопату увидеть, насколько его или ее поведение отличается от его или ее эмоций. В некоторых случаях это может вызвать изменение поведения. Если у вашего подростка есть социопатические наклонности, раннее лечение может стать ключом к успешной реабилитации. К сожалению, большинство людей, которые являются социопатами, не ходят на сеансы терапии добровольно. Суд может направить вашего подростка на терапию, но невозможно заставить кого-то участвовать против его воли.

Если вы беспокоитесь о своем подростке, сначала посоветуйтесь с его или ее лечащим врачом. В некоторых случаях расстройства, вызывающие гнев или импульсивность, могут быть виноваты в симптомах, которые вас беспокоят. Например, если у вашего подростка СДВГ или расстройство оппозиционного неповиновения, это может привести к агрессивному поведению и риску. Ваш педиатр может осмотреть вашего подростка и направить вас к специалисту по психическому здоровью, если это необходимо.

Как родитель, один из худших ваших опасений может заключаться в том, что ваш ребенок не сможет функционировать в нормальном обществе.Чем раньше вы обратитесь за помощью при психопатическом или социопатическом поведении, тем больше вероятность того, что терапия и / или лекарства могут помочь вашему ребенку. Имейте в виду, что эти состояния гораздо труднее вылечить у взрослых, и сделайте все возможное, чтобы обеспечить своему подростку необходимое лечение, чтобы иметь наилучшие шансы на нормальную жизнь.

Подростки с отсутствием эмпатии проявляют ранние признаки психопатии

Резюме: Подростки, проявляющие черствость черствости и бесчувственности, подвергаются более высокому риску развития психопатических черт по мере вступления во взрослую жизнь.

Источник: Университет

Новаторское исследование португальского населения показывает, что подростки с высоким уровнем черствости и бесчувственности демонстрируют более низкий уровень ожидаемой вины перед возможностью совершения аморального поступка и борьбы судить аморальный поступок как неправильный.

Исследователи оценили черствость, то есть отсутствие сочувствия и пренебрежения к благополучию и чувствам других, у 47 подростков в возрасте от 15 до 18 лет.Подростки смотрели видеофильмы, изображающие примеры морального проступка, такие как обвинение кого-либо или хранение денег, выпавших из чужого кармана.

«Этот подход позволил нам создать более реалистичные сценарии, которые происходят в повседневной жизни», - объясняет Оскар Гонсалвес, нейробиолог из Proaction Lab и соавтор исследования.

Подростков спросили, насколько они были бы виноватыми, если бы именно они совершили нравственные проступки, и насколько неправильными, по их мнению, были эти действия.

Хотя известно, что черты черствости и бесчувственности у подростков являются предвестниками психопатии во взрослом возрасте, результаты исследования отличаются от того, что известно о психопатах. Изображение находится в общественном достоянии

Хотя известно, что черствость и бесчувственность у подростков являются предвестниками психопатии во взрослом возрасте, результаты исследования отличаются от того, что известно о психопатах. «Взрослые с психопатическими чертами демонстрируют низкий уровень ожидаемой вины, но считают аморальные действия неправильными.Однако в нашем исследовании подростки с высоким уровнем КЯ демонстрируют уровень вины и считают аморальные действия менее неправильными », - объясняет Маргарида Васконселос, первый автор.

Однако исследователи обнаружили доказательства диссоциации между моральными эмоциями и моральным суждением, то есть между чувством вины и осуждением аморальных действий. «Даже у подростков с субклиническими уровнями черствости и бесчувственности, эта диссоциация, типичная для психопатии во взрослом возрасте, происходит уже во время развития», - объясняет координатор исследования Ана Сеара Кардосо.

Результаты исследования будут «способствовать развитию жесткой модели антисоциального поведения» и позволят «разработать цели вмешательства, реабилитации и раннего предотвращения антисоциального поведения», - говорит Ана Сеара Кардозу.

Об этом исследовании психопатии Новости

Источник: Университет Коимбры
Контактное лицо: Даниэль Рибейро - Университет Коимбры
Изображение: Изображение находится в открытом доступе

Исходное исследование: Открытый доступ.
Маргарида Васконселос и др. Маргарида Васконселос и др. «Черствые-неэмоциональные черты, умеренная ожидаемая вина и неправильные суждения по поводу повседневных нравственных проступков». Суждения о вине и неправоте в отношении повседневных нравственных нарушений у подростков

Черты бессердечия и бесчувствия, наблюдаемые в детстве и подростковом возрасте, считаются предшественниками психопатических черт во взрослом возрасте.Взрослые с высоким уровнем психопатических черт обычно проявляют антиобщественное поведение. Такое поведение может свидетельствовать об атипичной моральной обработке. Данные свидетельствуют о том, что моральная дисфункция у этих людей может быть вызвана нарушением аффективных компонентов моральной обработки, а не неспособностью вычислять моральные суждения per se .

На сегодняшний день ни одно исследование не проверяло, связана ли диссоциация между аффективными и когнитивными аспектами моральной обработки, связанными с психопатическими чертами во взрослом возрасте, с чертами КЯ во время развития.Здесь 47 типично развивающихся подростков с разным уровнем черт CU выполнили задание из нового мультфильма, изображающее повседневные нравственные проступки, и указали, как они будут себя чувствовать в таких ситуациях и насколько эти ситуации морально неправильны.

Подростки с более высокими чертами CU сообщили о снижении предполагаемой вины и неправильных оценок правонарушений. Однако наш ключевой вывод заключался в значительном взаимодействии между чертами CU и ожидаемой виной при прогнозировании неправильных суждений.Сила связи между ожидаемой виной и неправильным суждением была значительно слабее у людей с более высоким уровнем черт БЕ.

Это свидетельство расширяет наши знания о дефиците когнитивно-аффективной обработки, который может лежать в основе моральной дисфункции у молодежи, которая подвержена повышенному риску антисоциального поведения и психопатии во взрослом возрасте.

Будущие продольные исследования необходимы, чтобы выяснить, существует ли усиление диссоциации между различными компонентами моральной обработки от подросткового до взрослого возраста у людей с высокими психопатическими чертами.

Предупреждающие признаки социопатического поведения подростков

Поскольку мы все чаще слышим о подростках, которые прибегли к насилию, например, во время стрельбы в школе, в средствах массовой информации все больше внимания уделяется термину «социопат». Родители, учителя и тренеры - наиболее вероятные люди в жизни подростка, которые смогут определить, когда юноша идет по плохому жизненному пути, поэтому очень важно, чтобы мы знали о тревожных признаках социопатического поведения.

Кто такой социопат?

Социопат - это человек с расстройством личности, который проявляет крайнюю антисоциальную позицию и поведение.Эти черты обычно появляются в возрасте до 16 лет. Они поражают только 1–4% всего населения, что составляет примерно 1 из 25 американцев. Чаще всего это расстройство личности встречается у мужчин.

Лица с антисоциальными расстройствами личности демонстрируют необычные социальные модели по сравнению с тем, что большинство людей обычно делали бы в своей культуре или обстоятельствах. Они чувствуют, думают, воспринимают и относятся по-разному. Об этих расстройствах важно знать, что они склонны к компульсивному поведению, что означает, что социопат не может просто «выключить» свои негативные мысли или черты характера, и они часто даже не осознают, как проявляются их черты характера. проблематично.Им необходима профессиональная помощь.

Признаки социопатических наклонностей

Ключ к лечению - раннее выявление социопатических наклонностей. Поначалу эти склонности незначительны и скрыты, но со временем могут перерасти в нечто гораздо более опасное, поэтому важно как можно раньше диагностировать и лечить психиатр.

Социопатия официально обозначается тремя или более из следующих типов поведения:

  • Агрессия в отношении людей и / или животных .Примеры включают запугивание, угрозы или запугивание других; нацеливание на кого-то через Интернет; быть жестоким к людям; причинение вреда животным; или показывать симпатию к содержанию насилия.
  • Уничтожение имущества . Примеры включают поджог или уничтожение чужой собственности.
  • Обман . Примеры включают повторяющуюся и / или частую ложь, использование псевдонимов, участие в расчетах или манипуляциях, а также обман других.
  • Кража .Примеры включают кражу ценных вещей или проникновение в чей-то дом, здание или машину.
  • Серьезные нарушения правил . Примеры включают частый пропуск школы, нарушение комендантского часа или побег из дома.
  • Отсутствие сочувствия и / или раскаяния . Примеры включают безразличие к чувствам других, рационализацию поведения, которое причиняет кому-то боль, или проявление безрассудного пренебрежения к безопасности других.

Как лечить человека с антиобщественным расстройством личности

Если вы знаете молодого человека, который демонстрирует 3 или более из вышеперечисленных форм поведения, не стесняйтесь обращаться за профессиональной помощью.Этому ребенку нужно лечение. Вы можете получить рекомендацию к специалисту по психическому здоровью у своего семейного врача, педиатра или другого медицинского работника.

Лечение, вероятно, будет включать индивидуальную терапию, групповую или семейную терапию и, возможно, медикаменты. Терапия поможет подростку развить контроль над импульсами, социальные навыки и сочувствие. Исследования показали, что подростки, проявляющие социопатические наклонности, лучше всего себя чувствуют, когда они регулярно ходят в школу и когда они получают много времени, интереса, структуры и любви от своих родителей.

Последние мысли…

Если вы являетесь родителем подростка-социопата, вам нужна поддержка. Это сложная и утомительная ситуация. Найдите для себя терапевта или группу поддержки. Национальный альянс душевнобольных (НАМИ) может связать вас с ресурсами в вашем районе.

Нравится:

Нравится Загрузка ...

У многих детей появляются предупреждающие признаки того, что они становятся психопатами в зрелом возрасте

  • Дети могут проявлять антисоциальное поведение, но их нельзя назвать психопатами, поскольку это состояние взрослых.
  • Однако «черствые, бесчувственные» черты характера могут быть предупреждающими знаками того, что они вырастут психопатами.
  • Исследования показывают, что их судьба не решена, поскольку посещение родительских групп может снизить вероятность их антиобщественного поведения.

Любой, кто был учителем, знает, что дети временами бывают очень асоциальными. Они могут быть дерзкими, непослушными и громкими.

Однако дело не всегда в том, чтобы просто быть паршивцем.Один из 100 детей на самом деле проявляет антисоциальные черты, которые могут действовать как предупреждающие знаки о том, что они станут психопатами, когда вырастут.

Профессор Стивен Скотт из Института психиатрии сказал Business Insider, что около 5% детей страдают серьезным антиобщественным поведением, а примерно у пятой части детей - черствость и бесчувственность.

«Это не просто непослушание, это постоянная агрессия», - сказал Скотт. "Если вы возьмете 5% худших и проследите их до тех пор, пока им не исполнится около 20 лет, то распространенность дополнительных проблем, таких как злоупотребление наркотиками, преступность, насилие в семье, уход из школы без квалификации, получение государственных пособий, - это не просто на несколько процентов выше, они в 8-10 раз чаще.«

По словам Скотта, многих асоциальных детей объединяет то, что они не очень часто смотрят в глаза людям.

«Это то, что вам нужно сделать, чтобы увидеть страх», - сказал он. «Они смотрят на другие части своего лица. Что довольно интересно. Вы смотрите на рты людей, которые поднимаются, чтобы увидеть, счастливы они или грустны, но вам нужно посмотреть им в глаза, чтобы увидеть страх».

«Психопат» - это состояние взрослых.

Детей нельзя назвать «психопатами», потому что это термин, который относится к психическому состоянию взрослого, когда человек не испытывает сочувствия к другим и ведет себя ненормально, а иногда и агрессивно, без вины или раскаяния.

Однако у них могут быть «черствые, бесстрастные черты характера», как их называет Скотт. Некоторые дети агрессивны и могут психологически или физически оскорблять своих родителей, братьев и сестер.

Одно тематическое исследование, опубликованное в The Atlantic, касалось ребенка по имени Саманта (вымышленное имя), которая начала вести себя тревожно в возрасте шести лет. Она написала «книгу о том, как причинять вред людям», в которую вошли рисунки орудий убийства, таких как ножи, отравляющие вещества и полиэтиленовый пакет, который можно использовать для удушения.Она также пыталась задушить одного из своих младших братьев, просто чтобы посмотреть, что произойдет.

Другие дети с такими чертами не склонны к насилию, но невероятно расчетливы в своих действиях.

Например, Скотт рассказал историю об одном школьнике, который убедил своего друга помочь ему украсть мобильные телефоны всех своих одноклассников из шкафчиков, пока они были заняты игрой в футбол.

«Затем он сказал:« Смотри, идет учитель, брось их в куст », что и сделал его друг», - сказал Скотт.«На самом деле учитель не приходил, поэтому он забрал все телефоны и продал их. Ему было наплевать. Это не было жестоким делом, но очень неприятно и антиобщественно. Но он был опытным. того, что они могут сделать ".

Тем не менее, существуют методы лечения психопатических качеств у детей.

Скотт говорит, что психопатия - это психологическое состояние, и есть методы лечения этих черт у детей.

«Мы провели исследования, показавшие, что дети, попавшие в родительские группы в возрасте от четырех до семи лет, реже обладали этими чертами через семь-десять лет», - сказал он.

«Общение, заставляющее их понять, что от агрессивности нет вторичной выгоды - это не значит, что вы добиваетесь своего, не получаете лишних печенек, не ложитесь спать допоздна и т. Д. А также даете им много тепла. . "

Текущее исследование направлено на выяснение того, означает ли насилие в детстве, что у вас больше шансов стать психопатом. Скотт говорит, что пока данные свидетельствуют о том, что черствые, бесстрастные черты характера, кажется, не намного более распространены у детей, подвергшихся насилию.

Скорее, многие случаи связаны с генетикой.Скотт сказал, что дети, которые не являются черствыми и бесчувственными, но все же деструктивными и антиобщественными, обычно таковы из-за своего окружения. Для этих детей около 30% их поведения является генетическим, а остальное - из-за сурового воспитания или сложного воспитания.

Между тем, у детей с черствыми и бесчувственными чертами 80% их поведения является генетическим, и только 20% обусловлено окружающей средой.

Это важно, чтобы родители услышали, сказал Скотт, потому что это помогает избавиться от стыда, связанного с тем, что у плохого ребенка, который не будет вести себя прилично, будет.Посещение групп поддержки и изучение особенностей ребенка может помочь им понять, что это не их вина - это состояние и есть способы справиться с этим.

Когда ваш ребенок - психопат

Слушайте аудиоверсию этой статьи: Особенные рассказы, прочтите вслух: загрузите приложение Audm для своего iPhone.

Это хороший день, говорит мне Саманта: 10 по десятибалльной шкале. Мы сидим в конференц-зале Лечебного центра Сан-Маркос, к югу от Остина, штат Техас, в месте, где происходили бесчисленные сложные разговоры между людьми. проблемные дети, их обеспокоенные родители и клинические терапевты.Но сегодня обещает чистую радость. Мать Саманты приезжает из Айдахо каждые шесть недель, что означает обед за пределами кампуса и экскурсию в Таргет. Девочке нужны расходные материалы: новые джинсы, штаны для йоги, лак для ногтей.

В 11 лет Саманта чуть более пяти футов ростом, у нее волнистые черные волосы и пристальный взгляд. Она улыбается, когда я спрашиваю о ее любимом предмете (истории), и гримасничает, когда я спрашиваю о ее наименее любимом предмете (математике). Она кажется уравновешенной и жизнерадостной, нормальным подростком. Но когда мы оказываемся на неудобной территории - события, которые привели ее в исправительное учреждение для несовершеннолетних, находящееся почти в 2000 милях от ее семьи - Саманта колеблется и смотрит на свои руки.«Я хотела получить весь мир», - говорит она. «Так что я написал целую книгу о том, как причинять людям боль».

С 6 лет Саманта начала рисовать орудия убийства: нож, лук и стрелы, химические вещества для отравления, полиэтиленовый пакет для удушья. Она сказала мне, что притворилась убивающей свои плюшевые игрушки.

«Вы тренировались на своих мягких игрушках?» - спрашиваю я ее.

Она кивает.

«Как вы себя чувствовали, когда поступали так со своими мягкими игрушками?»

«Счастливый.»

« Почему ты почувствовал себя счастливым? »

«Потому что я думал, что когда-нибудь сделаю это с кем-нибудь».

«Вы когда-нибудь пробовали?»

Тишина.

«Я душил своего младшего брата».

Из нашего номера за июнь 2017 г.

Ознакомьтесь с полным содержанием и найдите свой следующий рассказ, который стоит прочитать.

Узнать больше

Родители Саманты, Джен и Дэнни, усыновили Саманту, когда ей было 2 года. У них уже было трое биологических детей, но они почувствовали себя призванными добавить Саманту (вымышленное имя) и ее сводную сестру, которая на два года старше, их семья.Позже у них родилось еще двое детей.

С самого начала Саманта казалась своенравным ребенком, тиранически нуждающимся во внимании. Но чем малыш не является? Ее биологическая мать была вынуждена бросить ее, потому что она потеряла работу и дом и не могла обеспечить своих четверых детей, но доказательств жестокого обращения не было. Согласно документации из штата Техас, Саманта прошла все свои когнитивные, эмоциональные и физические вехи. У нее не было проблем с обучением, эмоциональных шрамов, признаков СДВГ или аутизма.

Но даже в очень юном возрасте у Саманты была плохая черта. Когда ей было около 20 месяцев, она жила с приемными родителями в Техасе, и она поссорилась с мальчиком в детском саду. Смотритель успокоил их обоих; задача решена. Позже в тот же день Саманта, которую уже приучили к горшку, подошла к тому месту, где играл мальчик, спустила штаны и помочилась на него. «Она точно знала, что делала, - говорит Джен. «У меня была способность ждать подходящего момента, чтобы отомстить кому-то.

Когда Саманта подрастала, она щипала, спотыкалась или толкала своих братьев и сестер и улыбалась, если они плакали. Она взламывала копилку сестры и порвала все счета. Однажды, когда Саманте было 5 лет, Джен отругала ее за то, что она плохо обращается с одним из своих братьев и сестер. Саманта поднялась в ванную комнату своих родителей и вымыла контактные линзы матери в канализацию. «Ее поведение не было импульсивным, - говорит Джен. «Это было очень продуманно, продуманно».

«Я хочу убить вас всех», - сказала Саманта своей матери.

Джен, бывшая учительница начальной школы, и Дэнни, врач, поняли, что они не в своей тарелке. Они консультировались с врачами, психиатрами и терапевтами. Но Саманта только становилась опаснее. Они трижды помещали ее в психиатрическую больницу, прежде чем отправить ее в 6-летнюю лечебницу в Монтане. Саманта вырастет из этого, заверил ее родителей один психолог; проблема заключалась просто в отсроченном сочувствии. Другой сказал, что Саманта была импульсивной, и это исправит лекарство.Еще один предположил, что у нее реактивное расстройство привязанности, которое можно улучшить с помощью интенсивной терапии. Более мрачно - и обычно в таких случаях - другой психолог обвинил Джен и Дэнни, подразумевая, что Саманта реагировала на резкое и нелюбимое воспитание.

В один горький декабрьский день 2011 года Джен вела детей по извилистой дороге возле их дома. Саманте только что исполнилось 6 лет. Внезапно Джен услышала крик с заднего сиденья, а когда она посмотрела в зеркало, она увидела Саманту, которая держала руками горло своей двухлетней сестры, которая была зажата в ее автокресле.Джен разлучила их, и когда они вернулись домой, она отвела Саманту в сторону.

«Что ты делал?» - спросила Джен.

«Я пыталась задушить ее», - сказала Саманта.

«Вы понимаете, что это убило бы ее? Она бы не могла дышать. Она бы умерла ».

«Я знаю».

«А как насчет остальных?»

«Я хочу убить вас всех».

Позже Саманта показала Джен свои наброски, и Джен с ужасом наблюдала, как ее дочь демонстрировала, как задушить свои мягкие игрушки.«Я была так напугана, - говорит Джен. «Я чувствовал, что потерял контроль».

Четыре месяца спустя Саманта пыталась задушить своего младшего брата, которому было всего два месяца.

Джен и Дэнни были вынуждены признать, что ничего не меняет - ни привязанность, ни дисциплина, ни терапия. «Я читала, читала и читала, пытаясь понять, какой диагноз имеет смысл», - говорит мне Джен. «Что согласуется с тем поведением, которое я наблюдаю?» В конце концов она нашла одно заболевание, которое казалось подходящим, но это был диагноз, который отклонили все специалисты в области психического здоровья, потому что он считается одновременно редким и неизлечимым.В июле 2013 года Джен отвела Саманту на прием к психиатру в Нью-Йорке, который подтвердил ее подозрения.

«В детском мире психического здоровья это в значительной степени неизлечимый диагноз, за ​​исключением того, что ваш ребенок не умрет, - говорит Джен. «Просто тут нет никакой помощи». Она вспоминает, как в тот теплый полдень вышла из кабинета психиатра и остановилась на углу улицы Манхэттена, когда пешеходы проносились мимо нее, как в тумане. Чувство нахлынуло на нее, необычное, неожиданное. Надеяться. Кто-то наконец признал тяжелое положение ее семьи.Возможно, они с Дэнни, несмотря ни на что, смогут найти способ помочь своей дочери.

У Саманты диагностировали расстройство поведения с черствостью и бесчувственностью. У нее были все характеристики подающего надежды психопата.

Психопаты всегда были с нами. Действительно, некоторые психопатические черты сохранились, потому что они полезны в малых дозах: хладнокровное бесстрастие хирурга, туннельное видение олимпийского спортсмена, амбициозный нарциссизм многих политиков. Но когда эти атрибуты существуют в неправильной комбинации или в крайних формах, они могут создать опасно антиобщественного человека или даже хладнокровного убийцу.Только за последнюю четверть века исследователи сосредоточились на первых признаках, указывающих на то, что ребенок может стать следующим Тедом Банди.

Исследователи избегают называть детей психопатами; этот термин несет в себе слишком много стигмы и слишком много детерминизма. Они предпочитают описывать детей, подобных Саманте, как имеющих «черствые и бесстрастные черты характера», сокращая набор характеристик и поведения, включая отсутствие сочувствия, раскаяния или вины; поверхностные эмоции; агрессия и даже жестокость; и кажущееся безразличие к наказанию.Бесчувственные и бесстрастные дети без труда причиняют вред другим, чтобы получить то, что они хотят. Если они кажутся заботливыми или сочувствующими, они, вероятно, пытаются манипулировать вами.

Исследователи считают, что эти черты проявляются почти у 1 процента детей, примерно столько же, сколько страдают аутизмом или биполярным расстройством. До недавнего времени это состояние упоминалось редко. Только в 2013 году Американская психиатрическая ассоциация включила черствость и бесчувственность в свое диагностическое руководство, DSM-5 . Заболевание может остаться незамеченным, потому что многие дети с этими чертами, которые могут быть достаточно обаятельными и умными, чтобы имитировать социальные сигналы, могут их замаскировать.

Более 50 исследований показали, что дети с черствыми и бесчувственными чертами характера чаще, чем другие дети (в три раза чаще, согласно одному исследованию), становятся преступниками или проявляют агрессивные психопатические черты в более позднем возрасте. И хотя взрослые психопаты составляют лишь крошечную часть населения в целом, исследования показывают, что они совершают половину всех насильственных преступлений. Не обращайте внимания на проблему, - говорит Адриан Рейн, психолог из Пенсильванского университета, - «можно утверждать, что наши руки в крови.”

Исследователи полагают, что к психопатии могут привести два пути: один находится под влиянием природы, а другой - воспитанием. Для некоторых детей окружающая среда - рост в бедности, жизнь с жестокими родителями, забота о себе в опасных районах - может сделать их жестокими и бессердечными. Эти дети не рождаются бессердечными и бесчувственными; многие эксперты предполагают, что если им дать передышку из своего окружения, они смогут избавиться от остроты психопатии.

«Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, - сказал один заключенный-психопат, глядя на фотографию испуганного лица, - но это то, как люди выглядят перед тем, как вы нанесете им удар.

Но другие дети проявляют черствость и бесчувственность, даже если их воспитывают любящие родители в безопасных районах. Крупные исследования, проведенные в Соединенном Королевстве и других странах, показали, что это заболевание с ранним началом передается по наследству, заложено в головном мозге и особенно трудно поддается лечению. «Нам хотелось бы думать, что любовь отца и матери может все перевернуть», - говорит Рейн. «Но бывают случаи, когда родители стараются изо всех сил, но ребенок - даже с самого начала - просто плохой ребенок.

Тем не менее, исследователи подчеркивают, что бездушный ребенок - даже тот, кто родился таким, - автоматически не обречен на психопатию. По некоторым оценкам, четверо из пяти детей с этими чертами не вырастают психопатами. Загадка - которую все пытаются разгадать - заключается в том, почему некоторые из этих детей становятся нормальными взрослыми, а другие попадают в камеры смертников.

Натренированный глаз может заметить черствого и бесстрастного ребенка к 3–4 годам. В то время как нормально развивающиеся дети в этом возрасте становятся возбужденными, когда видят плач других детей - и либо пытаются утешить их, либо скрывают сцену - эти дети показывают холодный отряд.На самом деле психологи могут даже отследить эти черты до младенчества. Исследователи из Королевского колледжа Лондона протестировали более 200 пятинедельных младенцев, отслеживая, предпочитают ли они смотреть на лицо человека или на красный мяч. Спустя два с половиной года сторонники мяча проявили более грубые черты характера.

По мере взросления ребенка появляются более очевидные предупреждающие знаки. Кент Киль, психолог из Университета Нью-Мексико и автор книги The Psychopath Whisperer , говорит, что одно страшное предвестие случается, когда ребенок 8, 9 или 10 лет совершает проступок или преступление в одиночестве, без давление сверстников.Это отражает внутреннее стремление к вреду. Криминальная универсальность - совершение разных типов преступлений в разных обстоятельствах - также может указывать на будущую психопатию.

Но самый большой красный флаг - это раннее насилие. «Большинство психопатов, которых я встречаю в тюрьме, дрались с учителями в начальной или средней школе», - говорит Киль. «Когда я брал у них интервью, я говорил:« Что самое худшее, что вы делали в школе? »И они отвечали:« Я избивал учителя до бессознательного состояния ». Вы думаете, Это действительно случилось? Оказывается, это очень часто.

У нас есть довольно хорошее представление о том, как выглядит взрослый психопатический мозг, отчасти благодаря работе Киля. Он просканировал мозги сотен заключенных в тюрьмах строгого режима и записал нейронные различия между обычными жестокими осужденными и психопатами. Вообще говоря, Киль и другие полагают, что психопатический мозг имеет по крайней мере две нервные аномалии - и что те же самые различия, вероятно, также встречаются в мозге бездушных детей.

Первая аномалия проявляется в лимбической системе, наборе структур мозга, участвующих, помимо прочего, в обработке эмоций.В мозгу психопата эта область содержит меньше серого вещества. «Это похоже на более слабую мышцу, - говорит Киль. Психопат может интеллектуально понимать, что то, что он делает, неправильно, но он этого не чувствует. «Психопаты знают слова, но не знают музыку», - так описывает это Киль. «У них просто разные схемы».

В частности, эксперты указывают на миндалевидное тело - часть лимбической системы - как на физиологический виновник бессердечного или агрессивного поведения. Человек с недостаточным размером или недостаточной активностью миндалины может быть не в состоянии сочувствовать или воздерживаться от насилия.Например, многие психопатические взрослые и черствые дети не замечают страха или беспокойства на лицах других людей. Эсси Видинг, профессор психопатологии развития в Университетском колледже Лондона, вспоминает, как показал одному заключенному-психопату серию лиц с разными выражениями. Когда заключенный увидел испуганное лицо, он сказал: «Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, но так люди выглядят прямо перед тем, как вы их ударите».

Почему эта нейронная причуда важна? Эбигейл Марш, исследователь из Джорджтаунского университета, которая изучала мозг бездушных и бесчувственных детей, говорит, что сигналы бедствия, такие как испуганные или грустные выражения лиц, являются сигналом подчинения и примирения.«Они созданы для предотвращения атак путем поднятия белого флага. И поэтому, если вы нечувствительны к этим сигналам, у вас гораздо больше шансов напасть на кого-то, на кого другие люди воздержались бы ».

Психопаты не только не замечают страдания в других, они могут не чувствовать его сами. По словам Адриана Рейна из Университета Пенсильвании, лучшим физиологическим индикатором того, какие молодые люди станут жестокими преступниками в зрелом возрасте, является низкий пульс в состоянии покоя. Лонгитюдные исследования, которые наблюдали за тысячами мужчин в Швеции, U.К. и Бразилия указывают на эту биологическую аномалию. «Мы думаем, что низкая частота сердечных сокращений отражает отсутствие страха, а отсутствие страха может предрасположить кого-либо к совершению бесстрашных актов преступного насилия», - говорит Рейн. Или, возможно, существует «оптимальный уровень физиологического возбуждения», и психопатические люди ищут стимуляции, чтобы увеличить частоту сердечных сокращений до нормы. «Для некоторых детей один из способов получить в жизни это возбуждение - кража в магазине, или вступление в банду, или ограбление магазина, или драку.«Действительно, когда Дэниел Вашбуш, клинический психолог из Пенсильванского государственного медицинского центра Херши, родил самых жестоких и бесчувственных детей, которых он лечил с помощью стимулирующих лекарств, их поведение улучшилось.

Вторая отличительная черта психопатического мозга - сверхактивная система вознаграждения, особенно ориентированная на наркотики, секс или что-либо еще, вызывающее волнение. В одном исследовании дети играли в компьютерные азартные игры, запрограммированные таким образом, чтобы они могли сначала выиграть, а затем постепенно начать проигрывать.Большинство людей в какой-то момент сократят свои потери, отмечает Кент Кил, «тогда как психопатические, бездушные бесстрастные дети продолжают жить, пока не потеряют все». По его словам, у них не работают тормоза.

Неисправные тормоза могут помочь объяснить, почему психопаты совершают жестокие преступления: их мозг игнорирует сигналы об опасности или наказании. «Все эти решения мы принимаем, основываясь на угрозе или на страхе, что может случиться что-то плохое, - говорит Дастин Пардини, клинический психолог и доцент криминологии в Университете штата Аризона.«Если вас меньше беспокоят негативные последствия своих действий, вы с большей вероятностью продолжите такое поведение. А когда тебя поймают, у тебя меньше шансов учиться на своих ошибках ».

Исследователи видят эту нечувствительность к наказанию даже у некоторых малышей. «Это дети, которых совершенно не беспокоит тот факт, что им дали тайм-аут», - говорит Ева Кимонис, которая работает с бездушными детьми и их семьями в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии.«Поэтому неудивительно, что они продолжают использовать тайм-аут, потому что для них это неэффективно. А вот награда - они очень этим мотивированы ».

Это открытие ведет к новой волне лечения. Что делать врачу, если эмоциональная, чуткая часть детского мозга сломана, но часть мозга, отвечающая за вознаграждение, гудит? «Вы кооптируете систему», - говорит Киль. «Ты работаешь с тем, что осталось».

Lola Dupre

С каждым годом природа и воспитание вступают в сговор, направляя бездушного ребенка к психопатии и блокируя его выход в нормальную жизнь.Его мозг становится менее податливым; его окружение становится менее снисходительным по мере того, как его истощенные родители достигают своих пределов, а учителя, социальные работники и судьи начинают отворачиваться. К подростковому возрасту он, возможно, еще не потерян, поскольку рациональная часть его мозга все еще находится в стадии строительства. Но он может быть одним страшным парнем.

Как парень, стоящий в 20 футах от меня в Северном зале Центра лечения несовершеннолетних Мендота в Мэдисоне, Висконсин. Высокий долговязый подросток только что вышел из камеры.Два сотрудника сковывают его запястья наручниками, сковывают ноги и начинают уводить его. Внезапно он поворачивается ко мне лицом и смеется - угрожающим смехом, от которого у меня мурашки по коже. Когда молодые люди выкрикивают ругательства, стучат в металлические двери своих камер, а другие молча смотрят через узкие окна из оргстекла, я думаю, Это так близко, как я подхожу к Повелителю мух.

Психологи Майкл Колдуэлл и Грег Ван Рыбрук подумали о том же, когда открыли центр в Мендоте в 1995 году в ответ на общенациональную эпидемию молодежного насилия в начале 90-х годов.Вместо того чтобы помещать молодых правонарушителей в тюрьму для несовершеннолетних до тех пор, пока они не будут освобождены для совершения новых и более жестоких преступлений во взрослом возрасте, законодательный орган штата Висконсин создал новый лечебный центр, чтобы попытаться разорвать порочный круг патологии. Мендота будет работать в рамках Департамента здравоохранения, а не Департамента исправительных учреждений. Им будут руководить психологи и психиатры, а не надзиратели и охранники. В нем будет работать один сотрудник на каждых трех детей - в четыре раза больше, чем в других исправительных учреждениях для несовершеннолетних.

Колдуэлл и Ван Рыбрук рассказывают мне, что исправительное учреждение для несовершеннолетних с строгим режимом безопасности должно было отправлять своих самых психически больных мальчиков в возрасте от 12 до 17 лет. Так и было, но Колдуэлл и Ван Рыбрук не ожидали, что это произошло. что мальчики, переведенные в учреждение, также были его самыми опасными и непокорными. Они вспоминают свои первые несколько оценок. «Ребенок выходил, и мы поворачивались друг к другу и говорили:« Это самый опасный человек, которого я когда-либо видел в своей жизни », - говорит Колдуэлл.Каждый казался более опасным, чем предыдущий. «Мы смотрим друг на друга и говорим:« О, нет. Что мы сделали? »- добавляет Ван Рыбрук.

Методом проб и ошибок они добились того, что большинство людей считало невозможным: если они не вылечили психопатию, они, по крайней мере, приручили ее.

Многие подростки в Мендоте выросли на улице, без родителей, их избивали или подвергали сексуальному насилию. Насилие стало механизмом защиты. Колдуэлл и Ван Рыбрук вспоминают сеанс групповой терапии несколько лет назад, на котором один мальчик описал, как его подвешивали за запястья и подвешивали к потолку, когда отец порезал его ножом и втирал перец в раны.«Эй, - сказали несколько других детей, - вот как случилось со мной». Они называли себя «клубом пиньята».

Но не все в Мендоте были «рождены в аду», как выразился Ван Рыбрук. Некоторые мальчики выросли в семьях среднего класса с родителями, главным грехом которых было не жестокое обращение, а паралич перед лицом их ужасного ребенка. Независимо от истории, один из секретов отвлечения их от взрослой психопатии - это вести безжалостную войну присутствия. В Мендоте это называют «декомпрессией».«Идея состоит в том, чтобы позволить молодому человеку, который жил в состоянии хаоса, медленно подняться на поверхность и адаптироваться к миру, не прибегая к насилию.

Колдуэлл упоминает, что две недели назад один пациент пришел в ярость из-за кажущейся незначительности или несправедливости; Каждый раз, когда его проверяли, он брызгал мочой или фекалиями через дверь. (Это популярное развлечение в Мендоте.) Техники уворачивались от него и возвращались через 20 минут, и он делал это снова. «Это продолжалось несколько дней, - говорит Колдуэлл.«Но часть концепции декомпрессии заключается в том, что ребенок в какой-то момент устанет. И в один из тех случаев, когда ты собираешься прийти туда, и он устанет, или у него просто не останется мочи, чтобы бросить на тебя. И у вас будет небольшой момент, когда у вас появится позитивная связь ».

Синди Эбсен, операционный директор, которая также является дипломированной медсестрой, проводит для меня экскурсию по Северному залу Мендоты. Когда мы проходим через металлические двери с их узкими окнами, мальчики выглядывают, и крики переходят в мольбы.«Синди, Синди, можешь принести мне конфет?» «Я твоя любимица, правда, Синди?» «Синди, почему ты больше не навещаешь меня?»

Она делает паузу, чтобы подшутить над каждым из них. Молодые люди, которые проходят через эти залы, убивают и калечат, угоняют машины и грабят с применением оружия. «Но они еще дети. Мне нравится работать с ними, потому что я вижу наибольший успех в этой группе населения », - говорит Эбсен. Для многих дружба с ней или другим сотрудником - первая надежная связь, которую они узнали.

Формирование привязанности к бездушным детям важно, но это не единственное понимание Мендоты. Настоящий прорыв центра заключается в использовании аномалий психопатического мозга в своих интересах, в частности, в преуменьшении количества наказаний и ненадежных наград. Этих мальчиков выгнали из школы, поместили в групповые дома, арестовали и посадили в тюрьму. Если бы наказание собиралось их обуздать, оно бы уже имело место. Но их мозг с энтузиазмом реагирует на награды. В Мендоте мальчики могут накапливать очки, чтобы присоединиться к все более престижным «клубам» (Club 19, Club 23, VIP Club).По мере повышения статуса они зарабатывают привилегии и угощения - шоколадные батончики, бейсбольные карточки, пиццу по субботам, возможность играть в Xbox или ложиться спать допоздна. Если ударить кого-нибудь, бросить мочу или выругаться с посохом, мальчишке начисляются баллы, но ненадолго, поскольку черствых и бесстрастных детей наказание обычно не отпугивает.

Я, честно говоря, скептически настроен - действительно ли ребенок, который сбил пожилую женщину и украл ее чек социального страхования (как это сделал один житель Мендоты), действительно будет мотивирован обещанием карт покемонов? Но потом я иду по Южному залу с Эбсеном.Она останавливается и поворачивается к двери слева от нас. «Эй, - кричит она, - я слышу интернет-радио?»

«Да, да, я в VIP-клубе», - говорит голос. «Могу я показать вам свои баскетбольные карточки?»

Эбсен открывает дверь и открывает тощего 17-летнего мальчика с растущими усами. Он размахивает веером своей коллекции. «Это примерно 50 баскетбольных карточек», - говорит он, и я почти вижу, как его центры вознаграждения светятся. «У меня здесь самые лучшие баскетбольные карточки». Позже он набрасывает мне свою историю: его мачеха регулярно избивала его, а сводный брат использовал его для секса.Когда он был еще подростком, он начал приставать к младшей девочке и мальчику по соседству. Жестокое обращение продолжалось несколько лет, пока мальчик не рассказал матери. «Я знал, что это неправильно, но мне было все равно», - говорит он. «Я просто хотел удовольствия».

В Мендоте он начал понимать, что краткосрочное удовольствие может привести его в тюрьму как сексуального преступника, в то время как отсроченное вознаграждение может принести более длительные дивиденды: семью, работу и, прежде всего, свободу. Как бы это ни звучало, это откровение стало результатом его страстного увлечения баскетбольными карточками.

После того, как он детализирует балльную систему центра (высшая математика, которой я не могу следовать), мальчик говорит мне, что подобный подход должен привести к успеху во внешнем мире - как будто мир тоже работает по балльной системе. Так же, как постоянное хорошее поведение дает баскетбольные карточки и интернет-радио внутри этих стен, он считает, что это принесет продвижение по службе на работе. «Допустим, вы повар; Вы можете [стать] официанткой, если у вас все хорошо », - говорит он. «Вот как я на это смотрю».

Он всматривается в меня, словно ища подтверждения.Я киваю, надеясь, что мир так устроит для него. Более того, я надеюсь, что его проницательность сохранится.

Фактически, программа в Мендоте изменила траекторию для многих молодых людей, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Колдуэлл и Ван Рыбрук проследили публичные записи о 248 несовершеннолетних правонарушителях после их освобождения. Сто сорок семь из них были в исправительном учреждении для несовершеннолетних, и 101 из них - более тяжелые, психопатические больные - прошли курс лечения в Мендоте. За четыре с половиной года после освобождения мальчики Мендота стали гораздо реже совершать повторные преступления (64 процента против 97 процентов) и гораздо реже совершать насильственные преступления (36 процентов против 60 процентов).Самое поразительное, что обычные преступники убили 16 человек с момента своего освобождения. Мальчики из Мендоты? Не один.

«Мы думали, что как только они выйдут за дверь, они продержатся, может быть, неделю или две, и в их послужном списке будет еще одно уголовное преступление», - говорит Колдуэлл. «И когда впервые пришли данные, которые показали, что этого не происходит, мы поняли, что с данными что-то не так». В течение двух лет они пытались найти ошибки или альтернативные объяснения, но в конце концов пришли к выводу, что результаты реальны.

Вопрос, на который они сейчас пытаются ответить, звучит так: может ли программа лечения Мендоты не только изменить поведение этих подростков, но и заметно изменить их мозг? Исследователи настроены оптимистично, отчасти потому, что часть мозга, отвечающая за принятие решений, продолжает развиваться в возрасте 20 лет. По словам Кента Киля из Университета Нью-Мексико, программа похожа на нейронную поднятие тяжестей. «Если вы тренируете эти связанные с лимбикой схемы, все станет лучше».

Чтобы проверить эту гипотезу, Киль и сотрудники Мендоты теперь просят около 300 молодых людей войти в мобильный сканер мозга.Сканер регистрирует форму и размер ключевых областей мозга мальчиков, а также то, как их мозг реагирует на тесты на способность принимать решения, импульсивность и другие качества, лежащие в основе психопатии. Мозг каждого мальчика будет сканироваться до, во время и в конце его участия в программе, что позволит исследователям понять, отражает ли его улучшение поведения лучшее функционирование его мозга.

Никто не верит, что выпускники Мендоты разовьют истинное сочувствие или искреннюю моральную совесть.«Они не могут перейти от Джокера в « Темный рыцарь »к мистеру Роджерсу», - смеясь, говорит мне Колдуэлл. Но они могут развить когнитивных моральных совести, интеллектуальное осознание того, что жизнь будет более полезной, если они будут играть по правилам. «Мы просто счастливы, если они останутся на этой стороне закона», - говорит Ван Рыбрук. «В нашем мире это огромно».

Сколько можно пройти курс на всю жизнь? Колдуэлл и Ван Рыбрук понятия не имеют. Им запрещено связываться с бывшими пациентами - политика призвана гарантировать, что персонал и бывшие пациенты соблюдают соответствующие границы.Но иногда выпускники пишут или звонят, чтобы поделиться своими успехами, и среди этих корреспондентов выделяется Карл, которому сейчас 37 лет.

Карл (имя изменено) отправил Ван Рыбруку благодарственное письмо в 2013 году. Помимо одного обвинительного приговора за нападение после того, как он покинул Мендоту, он не попадал в неприятности в течение десяти лет и открыл свой собственный бизнес - похоронное бюро недалеко от Лос-Анджелеса . Его успех был особенно значительным, потому что он был одним из самых тяжелых пациентов, мальчиком из хорошей семьи, который, казалось, был настроен на насилие.

«Я помню, как очень сильно укусил маму, она истекала кровью и плакала», - говорит Карл.«Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым».

Карл родился в маленьком городке в Висконсине. Средний ребенок программиста и учителя специального образования, «он рассердился», - вспоминает его отец во время телефонного разговора. Его акты насилия начались с малого - он ударил одноклассника в детском саду, но быстро перерос: оторвал голову его любимому плюшевому мишке, порезал шины семейной машины, зажег огонь, убил хомячка своей сестры.

Его сестра помнит, как Карл, когда ему было около 8 лет, все быстрее и быстрее покачивал кошку за хвост, а затем отпускал ее.«И вы слышите, как она ударилась о стену». Карл только рассмеялся.

Оглядываясь назад, даже Карла озадачивает ярость, охватившая его в детстве. «Я помню, как я очень сильно укусил свою маму, она истекала кровью и плакала. Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым, полностью удовлетворенным и довольным », - говорит он мне по телефону. «Это не было похоже на то, что кто-то ударил меня по лицу, а я пытался вернуть его. Это было больше похоже на странное, трудно объяснимое чувство ненависти ».

Его поведение сбило с толку и, в конце концов, напугало его родителей.«По мере того, как он становился больше, становилось все хуже и хуже», - говорит мне его отец. «Позже, когда он был подростком и иногда попадал в тюрьму, я был этому рад. Мы знали, где он находится и что он будет в безопасности, и это сняло нагрузку с ума ".

К тому времени, когда Карл прибыл в Центр лечения несовершеннолетних Мендота в ноябре 1995 года, в возрасте 15 лет, он был помещен в психиатрическую больницу, групповой дом, приемную семью или исправительный центр для несовершеннолетних около дюжины раз. В его полицейском досье перечислено 18 обвинений, включая вооруженное ограбление и три «преступления против личности», одно из которых отправило жертву в больницу.Lincoln Hills, исправительное учреждение для несовершеннолетних строгого режима, навязало его Мендоте после того, как он менее чем за четыре месяца совершил более 100 серьезных нарушений. В тесте под названием «Контрольный список молодежной психопатии» он набрал 38 из возможных 40 - на пять баллов выше, чем в среднем для мальчиков Мендота, которые были одними из самых опасных молодых людей в Висконсине.

У Карла было тяжелое начало в Мендоте: недели жестокого обращения с персоналом, размазывания фекалий по камере, крика всю ночь, отказа от душа и проведения большей части времени взаперти в своей комнате, не позволяя общаться с другими детьми.Однако постепенно его психология начала меняться. Невозмутимое постоянство персонала подорвало его защиту. «Эти люди были похожи на зомби», - смеясь, вспоминает Карл. «Вы можете ударить их по лицу, и они ничего не сделают».

Он начал говорить на терапии и в классе. Он перестал болтать и успокоился. У него появились первые настоящие связи в своей юной жизни. «Учителя, медсестры, персонал - все они, казалось, думали, что могут изменить нас к лучшему», - говорит он.«Типа, Ха! Из нас может получиться что-то хорошее. Считалось, что у нас есть потенциал ».

Карл был не совсем ясен. После двух отсидок в Мендоте он был освобожден незадолго до своего 18-летия, женился и в 20 лет был арестован за избиение полицейского. В тюрьме он написал предсмертную записку, соорудил самодельную петлю и был помещен в одиночную камеру под стражу как самоубийца. Находясь там, он начал читать Библию и поститься, и однажды, по его словам, «что-то очень сильное изменилось.Он начал верить в Бога. Карл признает, что его образ жизни далек от христианского идеала. Но он по-прежнему ходит в церковь каждую неделю и считает, что Мендота подготовил почву для его обращения. К тому времени, когда он был освобожден в 2003 году, его брак распался, и он переехал из Висконсина, в конце концов поселившись в Калифорнии, где он открыл свое похоронное бюро.

Карл радостно признает, что дело смерти ему нравится. В детстве, по его словам, «я глубоко увлекался ножами, резанием и убийством, так что это безобидный способ выразить некоторый уровень того, что можно назвать болезненным любопытством.И я думаю, что это болезненное любопытство доведено до крайности - это дом серийных убийц, хорошо? Так что это та же самая энергия. Но все в меру ».

Конечно, его профессия тоже требует сопереживания. Карл говорит, что ему пришлось приучить себя проявлять сочувствие к своим скорбящим клиентам, но теперь это приходит само собой. Его сестра соглашается, что он смог совершить этот эмоциональный скачок. «Я видела, как он общается с семьями, и он феноменальный», - говорит она мне. «Он потрясающе проявляет сочувствие и поддерживает их.И это совершенно не соответствует моему мнению о нем. Я путаюсь. Это правда? Он искренне сочувствует им? Он все это притворяется? Знает ли он вообще об этом?

Поговорив с Карлом, я начал рассматривать его как выдающуюся историю успеха. «Без [Мендоты] и Иисуса, - говорит он мне, - я был бы преступником типа Мэнсона, Банди, Дамера или Берковица». Конечно, его увлечение болезненным немного пугает. Но вот он, женившийся во второй раз, отец годовалого сына, которого он обожает, с процветающим бизнесом.После телефонного интервью я решаю встретиться с ним лично. Я хочу лично засвидетельствовать его искупление.

В ночь перед вылетом в Лос-Анджелес я получил бешеное письмо от жены Карла. Карл находится под стражей в полиции. Его жена говорит мне, что Карл считает себя полиамурным и пригласил одну из своих подруг к себе в квартиру. (Эта женщина отрицает, что когда-либо имела романтические отношения с Карлом.) * Они играли с младенцем, когда вернулась его жена. Она была в ярости и схватила их сына.Карл в ответ дернул ее за волосы, выхватил ребенка из ее рук и взял ее телефон, чтобы она не позвонила в полицию. Вместо этого она позвонила из соседского дома. (Карл говорит, что схватил ребенка, чтобы защитить его.) Три обвинения в правонарушении - супружеские побои, оставление ребенка и пренебрежение им, а также запугивание свидетеля - и исправивший психопат сейчас находится в тюрьме.

Я все равно еду в Лос-Анджелес в наивной надежде, что Карл будет освобожден под залог во время слушания дела на следующий день.За несколько минут до 8:30 мы с его женой встречаемся в здании суда и начинаем долгое ожидание. Она на 12 лет младше Карла, компактная женщина с длинными черными волосами и усталостью, которая проходит только тогда, когда она пристально смотрит на сына. Она познакомилась с Карлом на OkCupid два года назад, когда посещала Лос-Анджелес, и после нескольких месяцев романа переехала в Калифорнию, чтобы выйти за него замуж. Теперь она сидит у зала суда, глядя на сына, отвечает на звонки клиентов похоронного бюро и задается вопросом, сможет ли она внести залог.

«Мне так надоела драма, - говорит она, когда снова звонит телефон.

Карл - крепкий мужчина для женитьбы. Его жена говорит, что он веселый, обаятельный и хороший слушатель, но иногда он теряет интерес к похоронному делу, оставляя большую часть работы ей. Он приводит других женщин домой для секса, даже когда она там. И хотя он никогда серьезно ее не избивал, он дал ей пощечину.

«Он извинялся, но я не знаю, расстроился он или нет», - говорит она мне.

«Так вы задавались вопросом, чувствовал ли он искреннее раскаяние?»

«Честно говоря, я нахожусь в таком состоянии, когда мне все равно.Я просто хочу, чтобы мой сын и я были в безопасности ».

Наконец, в 15:15 Карл входит в зал суда в наручниках и оранжевом комбинезоне округа Лос-Анджелес. Он машет нам двумя руками и беззаботно улыбается, и эта улыбка исчезает, когда он узнает, что сегодня его не выпустят под залог, несмотря на то, что он признал себя виновным в нападении и нанесении побоев. Он пробудет в СИЗО еще три недели.

Карл звонит мне на следующий день после освобождения. «У меня действительно не должно быть девушки и жены», - говорит он с нехарактерным проявлением раскаяния.Он настаивает на том, что хочет сохранить свою семью, и говорит, что, по его мнению, классы домашнего насилия, назначенные судом, помогут ему. Он кажется искренним.

Когда я описываю Майклу Колдуэллу и Грегу Ван Рыбруку последний поворот в истории Карла, они понимающе смеются. «Это считается хорошим результатом для парня из Мендоты», - говорит Колдуэлл. «У него не будет полностью здорового приспособления к жизни, но он смог в основном оставаться в рамках закона. Даже этот проступок - он не совершает вооруженных ограблений и не стреляет в людей.

Его сестра видит исход своего брата в таком же свете. «У этого парня была дерьмовая комбинация карт, чем у кого-либо из тех, кого я когда-либо встречала», - говорит она мне. «Кто достоин начать жизнь таким образом? И тот факт, что он не бредовый сумасшедший, заперт на всю оставшуюся жизнь или мертв, - это безумие .

Я спрашиваю Карла, сложно ли играть по правилам, просто быть нормальным . «Насколько это сложно по шкале от 1 до 10?» он говорит. «Я бы сказал 8, потому что 8 - это сложно, очень сложно.

Я полюбил Карла: у него живой интеллект, готовность признать свои недостатки и желание быть хорошим. Он искренен или манипулирует мной? Является ли Карл доказательством того, что психопатию можно приручить, или доказательством того, что эти черты настолько глубоко укоренились, что их невозможно вытеснить? Честно говоря, не знаю.

В Лечебном центре Сан-Маркос Саманта носит свои новые штаны для йоги от Target, но они приносят ей мало радости. Через несколько часов ее мать улетит в аэропорт и вернется в Айдахо.Саманта ест кусок пиццы и предлагает посмотреть фильмы на ноутбуке Джен. Она кажется грустной, но не столько из-за ухода Джен, сколько из-за возобновления утомительной рутины центра. Саманта прижимается к маме, пока они смотрят BFG , эту 11-летнюю девочку, которая может проткнуть руку учителю карандашом при малейшей провокации.

Наблюдая за ними в затемненной комнате, я в сотый раз размышляю о произвольной природе добра и зла. Если мозг Саманты настроен на бессердечие, если она не испытывает сочувствия или раскаяния из-за отсутствия нейронного оборудования, можем ли мы сказать, что она злая? «Эти дети ничего не могут поделать, - говорит Адриан Рейн.«Дети не растут, желая стать психопатами или серийными убийцами. Они растут, желая стать бейсболистами или великими звездами футбола. Это не выбор ".

Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их. Но когнитивные тренировки не всегда могут конкурировать.

Тем не менее, говорит Рейн, даже если мы не назовем их злыми, мы должны попытаться предотвратить их злые действия. Это ежедневная борьба, сеяние семян эмоций, которые обычно возникают так естественно, - сочувствия, заботы, раскаяния - в каменистую почву бездушного мозга.Саманта прожила более двух лет в Сан-Маркосе, где сотрудники пытались сформировать ее поведение с помощью регулярной терапии и программы, которая, как и у Мендоты, предусматривает быстрое, но ограниченное наказание за плохое поведение и предлагает призы и привилегии - конфеты, карты покемонов. поздние ночи по выходным - за хорошее поведение.

Джен и Дэнни заметили зеленые ростки сочувствия. Саманта нашла друга и недавно утешила девушку после того, как ее социальный работник уволился. Они обнаружили следы самосознания и даже угрызений совести: Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их.Но когнитивная тренировка не всегда может конкурировать с желанием задушить надоедливую одноклассницу, что она пыталась сделать буквально на днях. «Это накапливается, и тогда мне нужно это делать», - объясняет Саманта. «Я не могу удержаться от этого».

Все это утомляет Саманту и всех на ее орбите. Позже я спрашиваю Джен, есть ли у Саманты милые качества, которые делают все это стоящим. «Это не может быть просто кошмар, не так ли?» - спрашиваю я. Она колеблется. "Или может?"

«Это не кошмар», - наконец отвечает Джен.«Она милая, и может быть веселой, и может доставлять удовольствие». Она отлично играет в настольные игры, у нее прекрасное воображение, и теперь, когда она разлучалась два года, ее братья и сестры говорят, что скучают по ней. Но настроение и поведение Саманты могут быстро измениться. «Проблема с ней в том, что ее крайности настолько экстремальны. Вы всегда ждете, когда упадет другой ботинок ».

Дэнни говорит, что они молятся о победе эгоизма над импульсивными поступками. «Мы надеемся, что она сможет когнитивно понять, что« Несмотря на то, что мое мышление отличается, мое поведение должно идти по этому пути, чтобы я мог наслаждаться тем хорошим, что я хочу.Поскольку ей поставили диагноз относительно рано, они надеются, что молодой, все еще развивающийся мозг Саманты может быть настроен на некоторую меру познавательной морали. И наличие таких родителей, как Джен и Дэнни, могло иметь значение; исследования показывают, что теплое и отзывчивое воспитание может помочь детям стать менее черствыми по мере взросления.

С другой стороны, как сказал им нью-йоркский психиатр, тот факт, что ее симптомы проявились так рано и резко, может указывать на то, что ее черствость настолько глубоко укоренилась, что мало что можно сделать, чтобы улучшить ее.

Родители Саманты стараются не сомневаться в своем решении усыновить ее. Но даже Саманта задалась вопросом, сожалеют ли они об этом. «Она сказала:« Зачем я тебе вообще понадобился? »- вспоминает Джен. «Настоящий ответ на этот вопрос таков: мы не знали, насколько серьезны ее проблемы. Мы понятия не имели. Я не знаю, было бы это иначе, если бы мы смотрели на это сейчас. Но мы говорим ей: «Ты была нашей».

Джен и Дэнни планируют привезти Саманту домой этим летом, и семья смотрит на это с некоторым трепетом.Они принимают меры предосторожности, например устанавливают сигнализацию на дверь спальни Саманты. Старшие дети крупнее и выносливее Саманты, но семье придется нести бдительность за 5-летним и 7-летним ребенком. Тем не менее, они считают, что она готова, или, точнее, что она продвинулась настолько далеко в Сан-Маркосе. Они хотят привезти ее домой, чтобы попробовать еще раз.

Конечно, даже если Саманта сможет легко вернуться в домашнюю жизнь в 11 лет, что насчет будущего? «Я хочу, чтобы у этого ребенка были водительские права?» - спрашивает Джен.Идти на свидания? Она достаточно умен, чтобы учиться в колледже, но сможет ли она вести переговоры в этом сложном обществе, не представляя угрозы? Может ли она иметь стабильные романтические отношения, а тем более влюбиться и выйти замуж? Ей и Дэнни пришлось переосмыслить успех Саманты: просто удержать ее от тюрьмы.

И все же они любят Саманту. «Она наша, и мы хотим вместе растить наших детей», - говорит Джен. Саманта проходила лечение в стационаре большую часть последних пяти лет, то есть почти половину своей жизни.Они не могут навсегда поместить ее в больницу. Ей нужно научиться действовать в этом мире раньше, чем позже. «Я чувствую, что есть надежда, - говорит Джен. «Самое сложное в том, что это никогда не исчезнет. Это родительство с высокими ставками. Если он потерпит неудачу, он потерпит неудачу ».

Послушайте интервью с автором, Барбарой Брэдли Хагерти:


* Эта статья была обновлена, чтобы прояснить отношения между Карлом и женщиной, которая посетила его квартиру.

Как определить, является ли ваш ребенок будущим психопатом

Иллюстрация «Нью-Йорк пост» Луиса Рендона

Четыре года назад Лиллит Куиллан пряталась за запертой дверью, когда ее сын-подросток, более высокий и сильный, чем она, расхаживал в ярости взад и вперед.

Вдруг он замолчал. «Не дай мне сделать тебе больно, мама», - сказал он леденящим душу спокойным голосом.

Это был первый раз, когда первокурсник средней школы использовал этот особый тон, но он продолжал использовать его, угрожая своей маме и папе.

«Он использовал язык жестоких мужей - манипулировал и контролировал», - говорит Куиллан, которая установила замки на все двери в своем доме, кроме спальни сына. «Я был в ужасе от того, что он собирался делать дальше».

Мальчик, которого Куиллан называет Кевином в своем интервью The Post в связи с нервным романом Лайонела Шрайвера «Нам нужно поговорить о Кевине» о школьном стрелке в северной части штата Нью-Йорк, вышел из-под контроля.

После нескольких лет жестокого и насильственного поведения, а также многократных отстранений от занятий и исключения из школы психиатры наконец диагностировали у Кевина, которому тогда было 14 лет, «расстройство поведения», которое в самой крайней форме может быть предшественником психопатии.

Психопатия, которую часто используют как синонимы термина «социопатия», как полагают, затрагивает 1 процент взрослых. Ключевые черты, которые являются общими для социопатов и психопатов, включают пренебрежение законами, социальными нравами и правами других, неспособность чувствовать раскаяние или вину и, в некоторых, но не во всех случаях, склонность к насилию.

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) предписывает, что людей моложе 18 лет нельзя называть психопатами.Однако в 2013 году Американская психиатрическая ассоциация решила включить условие «расстройство поведения с черствыми и бесчувственными чертами» для детей в возрасте от 12 лет и старше.

Согласно отчету 2001 года, опубликованному в журнале American Family Physician, примерно от 6 до 16 процентов мальчиков и от 2 до 9 процентов девочек соответствуют диагностическим критериям расстройства поведения - лишь часть из них имеет ярлык «бессердечный и бесстрастный», который потенциально может привести к психопатии во взрослом возрасте.

Более 50 исследований показали, что дети с последним диагнозом с большей вероятностью станут преступниками или проявят агрессивные психопатические черты в более позднем возрасте. Сообщалось, что 19-летний Николас Круз, который якобы застрелил 17 человек в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, штат Флорида, в прошлом месяце проявил классические признаки расстройства в детстве, включая жестокое обращение с животными.

«Психопаты появляются не только в 20 лет», - говорит The Post Кент Киль, профессор психологии Университета Нью-Мексико и автор книги «Психопат-шепчущий».

Характеристики, на которые следует обратить внимание - как подробно описано в широко используемой молодежной версии Контрольного списка психопатии Зайца, которую клиницисты и исследователи считают «золотым стандартом» при оценке психопатии, - включают отсутствие сочувствия, отсутствие вины и сожаления, патологическую ложь, грандиозное самовосприятие. ценность и непринятие ответственности за такие действия, как драки и издевательства.

«Лица, получившие высокие оценки по этим характеристикам, с большей вероятностью будут продолжать насилие», - добавляет Киль. «Если к ним применяются санкции, но они продолжают идти по тому же пути, это не идеальный показатель, но этого достаточно, чтобы вызвать беспокойство.”

Киль отмечает, что исследования показали, что психопатия является наследственной примерно в половине случаев. Но его собственным прорывом стало открытие того, что психопатический мозг имеет другую структуру, чем «нормальный».

В 2014 году он провел крупное исследование, которое обнаружило как минимум две аномалии в мозгу взрослых психопатов. В секции, связанной с обработкой эмоций, не было серого вещества, тогда как область, которая реагирует на волнение и острые ощущения, сверхактивна. Сопутствующие исследования показали, что такая же закономерность наблюдается и в мозгу «черствых и бесстрастных» детей.«Наука о мозге помогла нам понять, чем отличаются эти дети», - добавляет Киль.

В настоящее время не существует такого понятия, как «лекарство» от психопатии или расстройства поведения. Но раннее вмешательство может иметь ключевое значение для снижения вреда даже для детей в возрасте от 2 до 3 лет.

Пол Фрик, профессор психологии Университета штата Луизиана и автор книги «Расстройство поведения и тяжелое антисоциальное поведение», рекомендует ряд методов лечения, большинство из которых основаны на системе поощрений, а не на наказаниях.

Эксперты говорят, что обвиняемый в стрельбе из Паркленда Николас Круз демонстрирует признаки расстройства поведения с черствостью и бесчувственностью. AFP / Getty Images

«Существуют так называемые методы« эмоционального коучинга », которые родители и терапевты могут использовать, чтобы помочь детям обращать внимание на чувства других. , - поясняет он. «Мы обнаруживаем, что они пропускают сигналы, указывающие на то, что другой ребенок расстроен.

«Сказав:« Вы видите, что чувствует Джонни? »[Когда у него вырывают игрушку] и заставляя их правильно реагировать, вы можете их мотивировать.Вы дарите им звезду или наклейку в качестве стимула.

«Даже если это не является естественным для них, они могут узнать точки зрения других».

Эксперты могут идентифицировать бездушного и бесстрастного ребенка, когда ему всего 3 или 4 года. Столкнувшись с плачущим сверстником, обычно развивающиеся дети либо пытаются утешить их, либо ускользают. Но те, у кого психическое состояние, остаются на месте, проявляя апатию и холодность.

Примечательно, что факультет психологии Королевского колледжа Лондона смог проследить эти характеристики еще до младенчества.Они протестировали более 200 детей в возрасте 5 месяцев, отслеживая, предпочитают ли они смотреть на лицо человека или на красный мяч. Двумя с половиной годами позже малыши, любившие мяч, проявили более грубые черты характера.

Для Куиллан ретроспективно 20/20, но она отчетливо помнит первые признаки того, что Кевин имел поведенческие проблемы в возрасте всего 8 месяцев.

«У него были зубы, он кусал меня, когда кормил грудью, и смеялся. Он подумал, что это было весело. Я пытался выглядеть очень грустным и имитировать плач, чтобы показать, что мне больно, но он только смеялся », - говорит Куиллан, которому в итоге пришлось назначить ему смесь.

«Мне не приходило в голову намного позже, что это был ребенок, для которого забавная реакция, когда он меня укусил, была большей наградой, чем еда».

«Психопаты появляются не только в 20 лет. Они всегда отличаются от раннего возраста».

Сейчас 18-летний Кевин, у которого было множество стычек с полицией, в том числе за кражу в магазинах, был отдан под опеку штата и больше не живет со своими родителями. Он живет в школе-интернате для молодежи из «группы риска» в Калифорнии, где находится в очереди на лечение, например терапию, чтобы развить сочувствие.

«Потому что не существует реального лечения расстройства поведения. Все, что вам остается, - это ждать, пока вашего ребенка арестуют и поместят в систему несовершеннолетних, и надеяться, что он поправится », - говорит его 40-летняя домохозяйка.

«К счастью, Кевин больше не агрессивен и на самом деле готов сотрудничать».

У него все настолько хорошо, что он собирается получить аттестат о среднем образовании, недавно получил награду за борьбу и призвал свою мать рассказать его историю.

Сейчас Квиллиан, у которой нет других детей, сосредоточена на защите интересов и поощрении родителей, сталкивающихся с кошмарами, похожими на ее кошмар.Три года назад она сформировала группу поддержки для семей с детьми с компакт-дисками, в которую входят 420 членов по всему миру. Совсем недавно она основала Общество вариантов лечения потенциальных психопатов, чтобы привлечь внимание к этим детям и провести кампанию по их лечению до того, как они нанесут серьезный вред.

Квиллан добавляет: «Когда появлялась каждая новостная статья о Паркленде и Николасе Крузе, я думал:« Боже мой, это вполне может быть один из наших детей »».

- Дополнительная отчетность Молли Ши

Мозг на грани: Сканирование мозга с помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) выявляет физические различия между психопатами и населением в целом.Эти снимки показывают снижение активности миндалины психопата и медиальной префронтальной коры головного мозга, которые являются областями мозга, связанными со страхом, эмпатией и другими личностными маркерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *