Разное

Пользы никакой: Комментатор Орлов заявил, что от Зобнина в сборной России нет никакой пользы — Газета.Ru

Содержание

Посидели и разошлись: почему ваша стратсессия не принесла никакой пользы :: РБК Pro

Руководство многих компаний регулярно проводит стратегические сессии. Только делает это с ошибками, отчего сессии превращаются в милые собрания, похожие на интеллектуальные корпоративы. Константин Борисов, гендиректор Support Partners, разбирает ошибки

Стратегические сессии стали повседневной реальностью средних и крупных российских компаний. На них акционеры:

  • ставят перед своими коллективами задачу разработать план действий на следующие несколько лет;
  • стремятся донести до всех сотрудников собственное видение развития компании;
  • вовлекают топ-менеджеров в процесс принятия решений и делятся с ними частью ответственности за происходящее;
  • пытаются заручиться поддержкой руководителей среднего уровня в воплощении «дорожной карты» на практике.

Инструмент распространенный, задачи понятные. Так почему же многие стратегические сессии заканчиваются провалом? На это есть пять основных причин.

1. Алиса в стране чудес

Любой акционер рассматривает компанию всего лишь как инструмент реализации его жизненных целей. Чем больше акционеров, тем выше вероятность, что их видения не совпадут. Поэтому при разработке плана развития менеджменту просто необходимо привести мнения всех акционеров к единому знаменателю.

Как это сделать? Включать акционеров в работу лучше на самых ранних сроках разработки стратегии.

Приведу пример: мы проводили стратегическую сессию для одного из лидирующих игроков на финансовом рынке. Состав акционеров — три частных акционера и инвестиционный фонд. На старте обсуждения у них было четыре взаимоисключающих варианта стратегического видения по долгосрочному развитию компании.

  • Один акционер относился к активу как к венчурной инвестиции и считал, что он еще сильно недоинвестирован.
  • Второй хотел максимально повысить капитализацию компании и готовить ее к продаже.
  • Третий полагал, что о среднесрочной перспективе продажи или выхода на биржу говорить не нужно, а надо сбалансировать реинвестиции и дивидендный поток.
  • Четвертый не верил в жизнеспособность отрасли в целом и готов был расстаться с активом в пользу более предсказуемых вариантов.

Куда идти компании, если у владельцев такие разные ожидания?

10 мифов о молоке (на самом деле — девять)

Миф 2: 

Домашнее или фермерское молоко «прямо из-под коровы» (а также продукты из него) гораздо полезнее, чем с фабрики

Это миф, порожденный противопоставлением массового промышленного производства продуктов и кустарного, а также маркетинговыми технологиями, которые изображают все термически обработанные, обеззараженные на фабрике продукты «менее натуральными». В ситуации с молоком сторонники «натурального» продукта прямо из-под коровы говорят о том, что термическая обработка разрушает ферменты, необходимые для переваривания молока, а также ценные иммуноглобулины, поддерживающие иммунитет. Забывая, что и ферменты, и иммуноглобулины в коровьем молоке важны и нужны в первую очередь употребляющему его теленку, а не человеку. Для человека же термически обработанное молоко остается полноценным источником белков, жиров, углеводов, кальция и других микроэлементов — на их наличие нагревание никак не влияет. В зависимости от температуры термообработки в молоке лишь частично уменьшается количество фолиевой кислоты и витаминов группы B, но и они не исчезают полностью.

«Часто ли городские жители имеют возможность наблюдать процесс получения молока непосредственно из-под коровы? В основном мы не можем точно знать, как именно такое «экомолоко» производится на небольших фермах, деятельность и продукция которых не проверяется так строго, как комбинаты по молочному производству, — рассуждает Ольга Язовская, терапевт сети клиник «Семейная». — Во-первых, там коровы могут получать гормоны и антибиотики, которые будут и в молоке. Во-вторых, в погоне за «натуральностью» в связи с отсутствием термической обработки, которая обязательна на производстве, можно купить молоко, в которое попали бактерии, вызывающие опасные заболевания».

Речь идет о возбудителях туберкулеза, бруцеллеза, сибирской язвы, Ку-лихорадки, ящура и энтеротоксигенных стафилококках — все они могут присутствовать как в сыром молоке, не прошедшем обработку, так и в изготовленных из него кисломолочных продуктах, сливочном масле и сыре. Промышленная обработка полностью обеззараживает молоко, а последующая вакуумная упаковка гарантирует, что в него не попадут никакие новые опасные бактерии.

Израильские ученые: пробиотики не несут практически никакой пользы

  • Джеймс Галлахер
  • Обозреватель Би-би-си по вопросам науки

Автор фото, Getty Images

Группа израильских ученых пришла к выводу, что продукты, обогащенные пробиотиками — биологически активными добавками, содержащими живые микрокультуры, — на самом деле практически бесполезны.

Они провели одно из наиболее детальных исследований того, что происходит с организмом человека при употреблении пробиотиков.

Широко рекламируемые пробиотики считаются полезными для желудочно-кишечного тракта, но результаты исследования показали, что они либо оказывают слабый эффект на организм, либо вообще никакого.

Исследователи пришли к выводу, что в будущем пробиотики нужно будет адаптировать к потребностям конкретного потребителя.

Команда ученых из Института имени Вейцмана составила коктейль из пробиотиков, использовав 11 бактерий, включая лактобациллы и бифидобактерии. Полученный коктейль давали 25 добровольцам на протяжении месяца.

Затем у участников экспериментов под наркозом взяли пробы из различных участков желудка, а также толстого и тонкого кишечника.

Ученые проверяли, где бактерии успешно образовали колонии, и привело ли это к каким-либо изменениям в активности кишечника.

Результаты, опубликованные в журнале Cell, показывают, что в половине случаев поступившие в организм с пищей полезные бактерии незамедлительно покинули его естественным путем.

В остальных случаях они задерживались в организме ненадолго.

Человек и микробы

  • Мы в большей степени микробы, нежели люди; если посчитать все клетки в теле человека, то окажется, что лишь 43% из них — человеческие
  • Остальное — это микробиом человека, который включает бактерии, вирусы, грибы и одноклеточные археи
  • Геном человека состоит из 20 тысяч генов
  • Если сложить вместе все гены, составляющие микробиом человека, получится число в диапазоне от 2 млн до 20 млн
  • Это — так называемый второй геном, и от него зависит склонность к болезням, включая аллергии, ожирение, воспаление кишечника, болезнь Паркинсона. Также он влияет на усвоение противораковых препаратов, на развитие депрессии и возникновение аутизма

Стенки кишечника служат домом для триллионов бактерий, и у каждого человека их набор уникален.

По словам профессора Эрана Элинава, было бы ошибкой надеяться, что «универсальные» пробиотики окажутся одинаково эффективны для всех.

«В этом смысле покупка пробиотиков в супермаркете — без индивидуализации, без адаптации к потребностям организма-хозяина или хотя бы части популяции, довольно бессмысленна», — говорит ученый.

Исследователи также провели эксперимент с воздействием пробиотиков на организм после приема курса антибиотиков, которые убивают как полезные, так и вредные бактерии.

Результаты эксперимента показали, что в таких случаях возникают задержки в восстановлении здоровых бактерий.

«Вопреки устоявшемуся мнению, что пробиотики безвредны, эксперимент выявил новый потенциальный побочный эффект употребления пробиотиков с антибиотиками, который может иметь долгосрочные последствия», — говорит Элинав.

В то же время доказана польза пробиотиков в некоторых случаях: например, они способствуют защите недоношенных детей от некротизирующего энтероколита.

И это дает поле для надежды на то, что понимание сложных взаимоотношений микробиома с человеческим организмом позволит разработать новые методики лечения болезней.

Профессор Тревор Лоули из британского Института Сенгера не удивлен результатами исследования своих израильских коллег.

«Пробиотики открыты уже давно, и они подвергаются все более скрупулезному анализу. Эти исследования — новаторские, и их результаты требуют подтверждения. У кишечника есть естественное свойство блокировать образование колоний бактерий, и мы должны найти способ обойти это», — говорит ученый.

«НИКАКОЙ», «НИ КАКОЙ» или «НЕ КАКОЙ», как пишется?

Слово «ника­кой», явля­ю­ще­е­ся отри­ца­тель­ным место­име­ни­ем, пишет­ся слит­но с при­став­кой ни-. «Ни какой» пишет­ся раз­дель­но как союз «ни…ни» и место­име­ние (союз­ное сло­во) в слож­но­под­чи­нен­ном предложении.

Чтобы выяс­нить, как пра­виль­но пишет­ся сло­во «ника­кой» или «ни какой», слит­но или раз­дель­но, опре­де­лим часть речи, к кото­рой оно принадлежит.

Часть речи слова «никакой»

В газет­ном киос­ке никако́й жур­нал мне не приглянулся.

Слово «ника­кой» опре­де­ля­ет под­ле­жа­щее, выра­жен­ное суще­стви­тель­ным в фор­ме един­ствен­но­го чис­ла муж­ско­го рода, и отве­ча­ет на вопрос какой?

Рассматриваемое сло­во кон­крет­но не обо­зна­ча­ет при­знак пред­ме­та, а толь­ко ука­зы­ва­ет на него. Такой спо­соб­но­стью ука­зы­вать на пред­мет, при­знак, коли­че­ство обла­да­ет само­сто­я­тель­ная часть речи — место­име­ние. У место­име­ний име­ет­ся несколь­ко раз­ря­дов в зави­си­мо­сти от их лексико-грамматического зна­че­ния. Интересующее нас сло­во име­ет зна­че­ние отри­ца­ния. Значит, отне­сем его к раз­ря­ду отри­ца­тель­ных место­име­ний, как и сле­ду­ю­щие слова:

  • ничто
  • никто
  • ничей
  • нисколь­ко
  • неко­го
  • нече­го

Правописание слова «никакой»

Следующий шаг в опре­де­ле­нии слит­но­го или раз­дель­но­го напи­са­ния рас­смат­ри­ва­е­мо­го сло­ва пред­при­мем, разо­брав его по составу:

никакой — приставка/корень/окончание

Эта лек­се­ма обра­зо­ва­на с помо­щью при­став­ки ни- от одно­ко­рен­но­го отно­си­тель­но­го место­име­ния «какой»:

какой → никакой.

Все эти иссле­до­ва­ния поз­во­лят с уве­рен­но­стью утверждать:

Слово «ника­кой» пишет­ся слит­но с при­став­кой ни-.

Но на кален­да­ре никако́й запи­си не ока­за­лось (Анатолий Рыбаков. Дети Арбата).

Раздельное написание слова «ни какой»

Это отри­ца­тель­ное место­име­ние может быть напи­са­но раз­дель­но, если в падеж­ной фор­ме появит­ся пред­лог меж­ду началь­ным «ни» и сло­вом, например:

  • ни с какой про­бле­мой не встретились;
  • ни в какую не соглашаться;
  • ни о каком пред­ло­же­нии нет и речи;
  • ни у како­го дома не видно.

Отличаем так­же раз­дель­ное напи­са­ние сочи­ни­тель­но­го повто­ря­ю­ще­го­ся сою­за «ни…ни» с отно­си­тель­ным место­име­ни­ем «какой», кото­рое исполь­зу­ет­ся в каче­стве союз­но­го сло­ва в при­да­точ­ной части слож­но­под­чи­нен­но­го пред­ло­же­ния, например:

Я не знаю, ни какой он госте­при­им­ный хозя­ин, ни какой  у него дом на побережье.

Склонение слова «никакой»

Слово «ника­кой» может обо­зна­чать место­име­ние в фор­ме муж­ско­го или жен­ско­го рода един­ствен­но­го чис­ла в зави­си­мо­сти от падежа.

Понаблюдаем за изме­не­ни­ем по паде­жам, чис­лам и родам дан­но­го отри­ца­тель­но­го местоимения.

  • и. п. никако́й, никака́я, никако́е, никаки́е
  • р. п. никако́го, никако́й, никако́го, никаки́х
  • д. п. никако́му, никако́й, никако́му, никаки́м
  • в. п. никако́й, никака́я, никако́й, никаки́е
  • т. п. никаки́м, никако́й, никаки́м, никаки́ми
  • п. п. о никако́м,  никако́й, никако́м, никаки́х

Сделаем вывод, что неза­ви­си­мо от родо­вой при­над­леж­но­сти ана­ли­зи­ру­е­мая сло­во­фор­ма пишет­ся слитно.

Питер выра­зил уве­рен­ность, что ошиб­ки здесь нет ника­кой (Марк Твен. Приключения Тома Сойера).

Удрать на шлюп­ке у них не было ника­кой воз­мож­но­сти (Джек Лондон. Морской волк).

Отметим еще одно наблю­де­ние, что в пред­ло­же­нии обя­за­тель­но име­ет­ся ска­зу­е­мое с отри­ца­тель­ной части­цей «не» или выра­жен­ное сло­ва­ми «нет», «нель­зя» и пр. Это дока­зы­ва­ет, что место­име­ние «ника­кой» уси­ли­ва­ет это отри­ца­ние и пишет­ся с без­удар­ной при­став­кой ни-, а не с не-.

Сравним, как пишут­ся сло­ва «нико­му́ и не́кому».

Аналогично пра­виль­но выбе­рем слит­ное или раз­дель­ное напи­са­ние слов:

Скачать ста­тью: PDF

закон о люстрации является неудачным и не принес стране никакой пользы

Закон о люстрации не принес стране никакой поль-зы, поскольку часто те, кто должен быть люстрирован, остались на своих должностях, зато уволили людей, кото-рые должны были и дальше работать на своих должнос-тях. Такое мнение Украинским Новостям высказал дирек-тор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров. «Пользы от него я вообще не вижу, ибо те, которые должны были бы быть люстрованными – остаются на своих должностях, а те, кто были люстрованы – это чаще люди, которые бы могли оставаться работать. Закон был неудачным и практика его применения также», – сказал Евгений Захаров. По его мнению, люстрацию должен проводить неза-висимый орган, а не администрация тех учреждений, где работают люди, которых должны люстрировать. «Если люстрацию не проводит независимый орган, то этот процесс априори имеет недостатки, связанные с тем, что администрация могла относиться снисходительно к тем, кто люстрируется, или наоборот – более жестко относиться к тем, кто ей мешал работать, и от них избав-лялись», – сказал правозащитник. Он подчеркнул, что изменения к закону о люстрации, как это рекомендует сделать Венецианская комиссия, не вносятся из-за того, что они противоречат взглядам авто-ров и исполнителей закона. «А во-вторых, они ждут решения Конституционного суда, которое никак не выйдет», – сказал Евгений Заха-ров. «Люстрация – очень непростой вопрос, который у нас попытались решить просто и простыми средствами. А простыми средствами сложные вопросы не решаются», – добавил он. По его словам, общая политическая культура обще-ства является достаточно низкой, и поэтому такой про-цесс как люстрация надо было проводить более тщатель-но, ответственно и более точно с точки зрения закона, чтобы ничего не нарушать. Комментируя возможность использования люстра-ции в политической борьбе, правозащитник отметил, что люстрации преимущественно подвергались люди, дале-кие от политики. «Но я могу предположить, что отдельные случаи мо-гли быть. Подвели под люстрацию тех людей, от которых надо было избавиться, и от них избавились. Это вполне возможно», – отметил Евгений Захаров.

В купаниях — никакой духовной пользы? Семь главных вопросов о Крещении | события | ВОРОНЕЖ

19 января все православные христиане отмечают Крещение Господне. В ночь перед праздником верующие окунаются в прорубь, а перед храмом люди выстраиваются в огромные очереди за освещённой водой. Какое значение имеет обряд Крещения, как необходимо выполнять ритуал и правильно к нему подготовиться, выяснял корреспондент «АиФ-Черноземье».

Где безопасно окунаться?

В этом году в крещенскую ночь в Воронежской области оборудуют более 180 купелей. В областном центре окунуться можно будет в 10 прорубях.

«В регионе будет организовано самое большое в ЦФО количество мест религиозных купаний. По опыту прошлых лет количество купающихся составит около 25 тысяч человек. Обеспечивать их безопасность будут около 1,3 тысяч человек и 495 единиц техники», – рассказал начальник Главного управления МЧС России по Воронежской области Александр Кошель.

С девяти утра 18 января до шести вечера 19 января рядом с купелями организуют временные спасательные посты, где будут дежурить врачи и полицейские, и раздельные для мужчин и женщин места обогрева и переодевания. А после купания воронежцев будут ждать в палатках с самоварами и горячими пирожками.

Как подготовиться к купанию и правильно его совершить?

Резкая перемена температуры для человека – это в любом случае стресс. Чтобы избежать негативных последствий, врачи рекомендуют придерживаться некоторых советов.

  • Ни в коем случае не принимать алкоголь перед купанием, так как он увеличивает нагрузку на сердце.
  • За два часа до купания следует плотно поесть – это повысит устойчивость организма к перепаду температуры.
  • Разогреть мышцы перед погружением простыми упражнениями – приседаниями, наклонами.
  • Не прыгать резко в воду, а медленно зайти в купель, перекреститься три раза, плавно окунуться и спокойно выйти. Окунаться лучше всего по шею, чтобы избежать рефлекторного сужения сосудов головы.
  • После купания необходимо растереть кожу махровым полотенцем и надеть сухую одежду.
  • Выпить горячий чай, чтобы избежать переохлаждения организма.

Где нельзя купаться в Крещенский сочельник?

В течение последних трех — четырех лет спасатели выявили несанкционированные места купаний.

«Эти места обследованы водолазами и признаны негодными для проведения обряда. Обеспечить безопасность там невозможно, – отметил

руководитель МКУ «Управление по делам ГО ЧС Воронежа» Сергей Хомук. – В этих местностях буду выставлены патрули, которые примут меры для того, чтобы не пострадали люди».

«АиФ-Черноземье» опубликовал список таких мест.

Можно ли очиститься от грехов во время купания в проруби?

Настоятель храма Тихона Задонского – иерей Олег Решетченко рассказал «АиФ-Черноземье» о сути праздника Крещения и некоторых особенностях, связанных с этим ритуалом.

«Крещенские купания являются народной традицией. Церковным уставом не предусмотрено никаких купаний. Для того, чтобы проводить этот обряд благочестиво, необходимо посетить праздничное богослужение в храме. Потом можно сходить крестным ходом на водоём. И лишь после того, как будет освящена вода, можно осуществлять омовение или купание. Иначе ни о какой духовной пользе для людей говорить не приходится, – говорит священник. – К сожалению, крещенские купания связаны у населения с суеверием. Хочу отметить, что, купаясь в ночь на Крещение, нельзя очиститься от грехов. Очиститься мы можем лишь в храме при таинстве исповеди».

В чем смысл праздника Крещения?

«Народные традиции возникали из богослужебной жизни для формирования благочестия – внутреннего состояния, благодаря которому человек может жизнь в рамках христианской веры. Подражая земной жизни Христа, люди сопереживают тот момент библейской истории и привносят его в свою жизнь», – отметил настоятель.

Где можно брать крещенскую воду?

Иерей Олег Решетченко рассказал, что крещенскую воду можно брать лишь в храме. Это та вода, которая освещается в Крещенский сочельник и в сам праздник. Есть вода «богоявленская» (освящается 18 января, в Крещенский сочельник) и «крещенская» (освящается 19 января, в сам праздник).

Можно ли окунаться в теплую воду?

«Календарь для всех православных церквей одинаков. Но поместные церкви живут в разных климатических условиях. В Иордании нет зимы и таких экстремально низких температур. Именно в том, чтобы залезть в холодную воду в холодное время года, никакого смысла нет. Просто совпадает так, что 19 января у нас – зима», – пояснил отец Олег.

«Если невыносимо, то не следует читать». Отрывок из новой книги Алексея Иванова

Многие читатели знают Алексея Иванова по его романам «Географ глобус пропил», «Тобол» и «Сердце Пармы». Его книги с удовольствием экранизируют, а сам писатель частенько выступает в роли сценариста. За 15 лет своей карьеры он успел коснуться множества социальных проблем, которые волнуют современное общество. А еще очень много общался со своими читателями в сетевом формате. И поскольку темы его книг обширны, то и вопросы у аудитории были разные: например, чем плохо самовыражение, как определить, хорошее произведение или нет, почему герои его книг — неудачники.

В конце концов ответов на них скопилось так много, что писатель решил собрать диалоги в один большой том. Так появилась книга «Быть Ивановым», которая выходит в издательстве «Альпина» (вот тут можно сделать предзаказ, а еще узнать, где в столице можно встретиться с автором со 2 по 5 сентября). 

Почитайте отрывок из третьей части этой работы, где Иванов обсуждает Виктора Пелевина, признается, что не знает Дмитрия Пригова, рассуждает, может ли (и должен ли) существовать пиратский рынок, и рассказывает, какое у него отношение к мату в литературе.

15.07.2012. Мария

Почему вы считаете Пелевина самым значительным отечественным автором? Это связано с его влиянием на аудиторию или с чем-то другим?

Значительность писателя определяется многими факторами. Размер аудитории — да, важен, однако аудитория у Донцовой гораздо больше, чем у Пелевина. Производство мемов — тоже важно, хотя в этом вопросе трудно добиться объективности. О влиянии Пелевина на читателей я бы говорил с осторожностью: упоминают Пелевина много, но что, собственно, говорит Пелевин последними романами — никто не понимает. Влияние на аудиторию, которая тебя не понимает, — это феномен Кашпировского, то есть социально обусловленная потребность в иррациональном гуру.

Мне представляется, что Пелевин просто обыгрывает трюизмы в формате бреда. Но! Пелевин изобрел новый метод художественного анализа. Можно соглашаться или не соглашаться с выводами, полученными этим методом, можно уметь или не уметь им пользоваться, но метод существует объективно. После Пелевина писать так, как до Пелевина, уже нельзя. В любом случае надо оглядываться: не будет ли метод Пелевина более эффективен, чем твой, при анализе ситуации, которую ты выбрал в качестве репрезентативной. В каком-то отношении метод Пелевина и произведения Пелевина можно уподобить проекции 3D: фильм «Аватар» — обычное кино, но проекция революционна.

Проблема мата — социальная, а не культурная. Мат — язык войны. Ужасно не то, что в романе матерятся школьники, а то, что в жизни школа стала пространством войны.

24.05.2012. Сергей

И в Москве есть люди, которые читали ваши произведения, уважают вас и прислушиваются к вашему мнению. Их много. Вопрос: в провинции меньше «мертвечины», чем в Москве (просто интересно, без всякой подоплеки)?

Соотношение подлинного и неподлинного везде, наверное, примерно одинаково. Но в провинции живому реализоваться куда труднее: нет ресурса. И сильнее душит мертвечина, прущая из столицы. Дело в том, что в культуре подлинное всегда создает свое пространство, а неподлинное занимает чужое. Подлинное претендует на место под солнцем, а неподлинное — на лидерство.

22.07.2012. Мария

Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, когда говорите о новом художественном методе Пелевина, о другой проекции. Поясните, если можно. Я и сама считаю, что Пелевин — фигура, безусловно, уникальная. Но признание его уникальности для меня — это не оценочное суждение, а факт. Дмитрий Пригов в своем роде тоже уникален, но признание этого вовсе не влечет за собой признания его поэтом. Одно не подразумевает другое.

Полностью с вами согласен. Не всякая уникальность талантлива. И часто отсутствие таланта маскируют уникальностью. Это я не про Пригова, а вообще; с творчеством Пригова я не знаком. Мне сложно определить метод Пелевина в виде некой формулы, но его можно как-то обобщить в виде набора качеств. Авторская эгоцентричность, сарказм, конспирология, оперирование феноменами андеграунда и поп-культуры, парадоксальность, псевдобуддистские концепты (которые скорее продукт виртуальной реальности), синтез сюрреализма и треша. Пока Пелевин занимался литературой, а не мантрами для креативного класса, он брал какое-либо явление и прогонял его через мясорубку своего метода: получался смешной фарш. Пользы никакой, но прикольно. Суть была в следующем: если какая-то тема пролезает сквозь мясорубку Пелевина, значит, эта тема — фальшивка. Мясорубка Пелевина настроена на перемалывание фальшивок эпохи. А для других писателей появился инструмент определения собственных тем: избегай тех, которые не устоят против мясорубки Пелевина. Вот поэтому писать после Пелевина так же, как до него, уже нельзя.

03.12.2012. Николай

Хотелось бы задать вам вопрос о положении дел на литературном рынке. Каково ваше отношение к пиратским библиотекам (многие писатели говорят, что рады видеть там свои произведения), росту продаж электронных книг за рубежом и об отсутствии оного в России? Хотелось бы услышать мнение о популярном ныне «слогане», мол, литература — это архаика и атавизм, смерть ей, смерть!

Литература — вербальная основа культуры. Это аксиома. Литература не умрет, и ничего с ней не сделается, хотя, скорее всего, она станет занятием куда более элитарным и менее заметным, чем раньше.

XXI век — век виртуальности. Виртуальность как таковая есть сюжет. Потому литература становится важнее вдвойне. Суть новой эпохи составляет работа с информацией, и это гуманитарная задача. Любая успешная новация в первую очередь есть стратегия, лишь потом уже все остальное; стратегия же феномен гуманитарный, и литература — испытательный полигон и антология стратегий. Словом, литература в постиндустриальном мире будет занимать ту нишу, которую в индустриальном мире занимала математика.

Я долго колебался в отношении к электронным библиотекам, а сейчас определился: пиратство — зло. Оно убивает литературу как профессиональную деятельность: не позволяет писателю капитализировать свой труд. Автор не может заработать своими произведениями. Следовательно, он пишет лишь в свободное от заработка время — и пишет гораздо меньше. Или вообще бросает это занятие.

Можно оценивать пиратство как угодно, но правильнее спрашивать у производителя, как он желает поступить с плодами своего труда: хочет продавать или хочет дарить? А пираты не спрашивают писателя, выставляя его произведение на всеобщий доступ. Пираты говорят о свободе доступа к текстам — но ведь эту свободу никто не отменял, за нее просто брали плату.

Впрочем, все эти вопросы в Европе и США уже обсуждены и решены: там наказывают за воровство.

19.03.2013. Константин

Как вы относитесь к… э-э… трудам Фоменко по истории?

Меня регулярно спрашивают о моем отношении к трудам Фоменко с Носовским и к трудам Гумилева. Я очень уважаю «Новую хронологию». Меня совершенно не убедила идея, что некие злодеи переписали и клонировали всю мировую историю. Но мне кажется, что Фоменко и Носовский нащупали важный механизм истории — какую-то ее цикличность, архетипичность. Однако интерпретировали свое открытие в виде конспирологического opus magnum. Такая интерпретация порождена культурной ситуацией постмодерна, а не традиционным научным подходом. Это «Код да Винчи» в формате учебника истории. Но работа, безусловно, выдающаяся.

30.06.2013. Михаил

Сейчас читаю Дугласа Адамса, всю его серию про «Автостопом по Галактике». Скажите, а писатель-фантаст — обязательно атеист?

М-м… Даже не знаю. Ведь многие фантасты верят (именно сами верят, а не просто пишут) в летающие тарелки, параллельные миры, метампсихоз и телепортацию, предшествующие цивилизации, масонов, реинкарнацию, оборотней и прочее-прочее. Это, конечно, не чистая вера в бога, но и не атеизм. Добавьте зацикленность на «создании миров», что есть перверсия сектантского сознания… В общем, может быть, фантасты и не верят в бога традиционных конфессий, но у них в голове каша, и атеистической трезвости ждать не приходится.

P.S. В советское время из «Соляриса» Лема убирали размышления о том, что океан планеты Солярис — это бог. Лем — эталонный атеист, позитивист, рационалист. Но сама возможность разговора о боге на примере реального физического объекта говорит о том, что фантасты, в отличие от Лапласа, «в этой гипотезе нуждаются». Проблема бога и религии в мире хайтека и новых философских систем гениально подана в романе Сергея Павлова «Волшебный локон Ампары».

14.12.2013. Юрий

Хочу поинтересоваться вашим субъективным мнением о книгах Владимира Сорокина. Для одних он лучший современный писатель и постмодернист, для других, извините, «калоед» и извращенец. В последнее время мне ближе вторая позиция, а вам? Он-то вас точно читал, иначе в «Теллурии» не появились бы псоглавцы.

Я много читал Сорокина, хотя такое ощущение, что не читал, — так яростно его ругают, а я не понимаю за что. Сорокин, конечно, порой антиэстетичен, но эта отвратительность «программна». Если невыносимо, то не следует читать, однако категория меры для прозы Сорокина неприемлема. Он, безусловно, постмодернист и технически куда изощреннее Пелевина. Обзывать его — нелепо, а защищать — очень сложно.

25.02.2014. Инна

Вы говорили, что любите Толстого больше, чем Достоевского. Я, например, Достоевского больше люблю. Потому что его герои — это надрыв, отчаянность, стояние на краю. Наверное, я сама такая. Я человек не ума, а чувства и интуиции. Как-то так. А чем вам ближе Толстой?

Художественный метод Толстого, основное средство выразительности, способ отражения и познания действительности — точность. Пресловутая «корявая» речь Толстого корява как раз потому, что Толстой ищет наиболее точную фразу, и не всегда язык способен к такой точности, приходится его проминать, ломать, затачивать, нарушать благолепие. У Толстого нет ни одной фальшивой ноты. Все, что должно быть сказано, — обязательно сказано, и ничего лишнего. Самое важное названо самым важным, ерунда названа ерундой. Вот этим высоким совершенством, этой адекватностью меня и восхищает Толстой.

12.08.2015. Владимир

Мы хотим раскручивать бренд «Оренбург — родина Толкового словаря В.И. Даля». Что скажете об этой идее? И вообще о Дале в Оренбурге?

Я писал о Владимире Дале в книге «Увидеть русский бунт», но его присутствие в моих произведениях гораздо более масштабное, чем просто эпизоды с Пушкиным. На меня огромное впечатление произвела книга Даля «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа». Это настоящая энциклопедия русской народной демонологии и бытовой мистики с рационалистической трактовкой сюжетов и воззрений. Эту работу Даля я взял за основу, когда писал роман «Золото бунта». Мышление моего героя Осташи — эталонное именно «по Далю». Я понимаю, как Далю удалось создать столь всеобъемлющий свод: в Оренбуржье было «всякой твари по паре», и Даль здесь «путешествовал по всей стране», оставаясь, в общем, на одном месте. Поэтому Оренбуржье для Даля — необыкновенно важная территория, роль которой в становлении ученого невозможно переоценить.

Владимир Даль — одна из системообразующих фигур русского мира. Дело не только в том, что он автор великого словаря и друг Пушкина. Даль определил новые форматы осмысления национальной культуры. И в этом ему помогло именно Оренбуржье. Земля, на которой сошлись русские люди со всех концов страны, стала Россией в миниатюре — многонациональной, многоукладной и многоязычной. Такая географическая «генерализация» и помогла Далю осознать русскую речь во всем ее объеме и разнообразии. Провинциальный Оренбург сделал Владимира Даля культурным деятелем общенационального масштаба.

23.08.2015. Татьяна

«Корабли и Галактика» не просто понравились, я ни у кого из фантастов не встречала такого яркого, необычного, вкусного и захватывающего повествования! Вам никогда не хотелось продолжить писать фантастику?

«Корабли и Галактика» — вещь новаторская и необычная для российской (точнее, конечно, для советской) фантастики; наверное, поэтому «фэны» восприняли ее с крайним высокомерием, хотя она получила высшее одобрение Виталия Ивановича Бугрова — человека номер один в фантастике СССР. Очень жаль, что Виталий Иванович умер так скоропостижно. «Корабли» стали последней крупной вещью, которую он опубликовал.

Для меня фантастика была возрастной темой, и я ушел от нее как от жанра. Нынешнее состояние фантастики — «блеск и нищета». Коммерчески суперуспешное гетто. Высокая традиция советской фантастики замещена трешем, на две трети — фэнтезийным, а не фантастическим. Произошла вообще очень странная вещь: «технологическая» фантастика времен СССР (об иных планетах и удивительных изобретениях) сменилась фэнтези (о вампирах и драконах). Что, человечество перестало мечтать о космосе и прогрессе? Я вижу этому другое объяснение. Мы перестали понимать техносферу. Как работает трактор, мы понимаем, а как работает айфон — уже нет. То есть техника стала для нас волшебной. К этому можно добавить ориентацию на развлечение и общую постмодернистскую стратегию конспирологии (когда объяснения событий не ищут, а выдумывают). Суммарный результат этих изменений в общественном мышлении привел к тому, что научную фантастику вытеснило фэнтези.

Ну а лично мне интереснее «вписывать» свою фантазию в реальный мир, в реальные исторические и географические обстоятельства. Поэтому фантастика у меня присутствует как прием, но не как жанр.

Не кричать | Наука

Пинг прерывает подкаст, идущий через мои наушники. Сейчас 6 часов утра, и я работаю в комнате культивирования тканей после раннего начала из-за требований социального дистанцирования, связанных с пандемией. Сообщение, вероятно, от моей семьи, которая живет по всей стране, на 3 часа раньше меня. Я заканчиваю добавлять среду в свои клетки, возвращаю посуду в инкубатор, снимаю перчатки и беру телефон. Я прочитал экран и глубоко вздохнул. Это сообщение в WhatsApp от моей мамы со ссылкой на петицию, которую она подала и просит меня подписать.


ИЛЛЮСТРАЦИЯ: РОБЕРТ НОЙБЕКЕР

«Я не пытаюсь убедить своих родителей в том, что их убеждения ошибочны».

Она слышала многообещающие предварительные результаты вакцины COVID-19 и утверждает, что государственные чиновники должны сначала пройти вакцинацию, потому что они являются важными работниками, принимающими важные решения. Звучит рационально. Но зная мою маму, это связано с ее верой в заговоры. Она, вероятно, считает, что государственные служащие должны быть теми, кто должен доказать, что вакцины безопасны.

Видите ли, чему я научился, стремясь получить степень доктора биомедицинских наук. не совсем совпадает с убеждениями, с которыми я вырос, что все фармацевтические препараты плохие, у правительства есть лекарство от рака, а природные средства могут вылечить все недуги. Когда у меня болел живот, мы звонили моей бабушке, чтобы она практиковала исцеление рейки с другого континента. Моя мама кладет руки мне на живот и направляет энергию моей бабушки. Я считал, что ослабление боли зависит от внешних источников, таких как лунное затмение или тропический шторм, усиливающих или блокирующих ее энергию.

Мое мышление начало развиваться, когда я изучил биологию в средней школе и узнал, что бананы выделяют этиленовый газ, вызывая созревание окружающих фруктов. Это было похоже на кузен той энергии, которая облегчила мой ноющий желудок! Я с энтузиазмом объяснил родителям каждую деталь. Сначала они приветствовали мое волнение; они всегда полностью поддерживали меня и мои научные поиски. Но по мере того, как темы, которые мы обсуждали, перешли от этилена к медицине, обеденный стол превратился из классной комнаты в площадку для дискуссий.Когда я сказал им, например, что химиотерапия нацелена на быстро делящиеся клетки, они заявили, что лечение назначается исключительно для финансовой выгоды врачей и фармацевтических компаний, и отметили друга, который победил рак с помощью диеты, богатой суперпродуктами.

Со временем я узнал, что наши дискуссии за обеденным столом никогда не преодолеют разрыв между взглядами моих родителей и моими. Нам нужно было сделать это больше разговором, в котором я пытался понять их убеждения, прежде чем предлагать свои знания.Например, узнав о пенициллинах в колледже, я очень хотел рассказать родителям. Однако сначала я спросил, что они знают об этих антибиотиках. Я узнал, что они предполагают, что врачи прописывают их для всего, и считают, что натуральные средства более безопасны и эффективны. Я сказал им, что согласен с тем, что врачи назначают слишком много антибиотиков, и продолжил рассказ о том, что пенициллины были обнаружены в естественных грибах. Теперь они слушали, и мы продолжили плодотворное обсуждение.

За эти годы у нас были несколько напряженных, спорных моментов, но, наконец, мы добрались до хорошего места.Я не пытаюсь убедить своих родителей в том, что их убеждения ошибочны; вместо этого я пытаюсь помочь им найти баланс между уважением к своим убеждениям и признанием научных истин.

Потом случился COVID-19. Они обратились ко мне со своими вопросами и проблемами, и быстро стало ясно, что они стали жертвами опасных теорий заговора, полагая, что маски и социальное дистанцирование были формой государственного контроля. Во время нескольких телефонных звонков я сначала выслушал и рассмотрел их мнения, когда поделился своими знаниями о вирусе.И благодаря упорной работе, которую мы все проделали, чтобы понять точки зрения друг друга и практиковать наше общение, они в конечном итоге признали, что вирус существует, и им нужно принять меры предосторожности.

Теперь, когда есть одобренные вакцины, я готовлюсь к следующему раунду взаимных уступок. Иногда неприятно чувствовать, что мы начинаем все сначала, но я напоминаю себе, что мы еще не вернулись на круги своя. Мы заложили основу взаимопонимания и уважения, и в этом вся разница.

Не используется | Томас М. Николс

Томас М. Николс

232 страницы | 6 х 9
Ткань 2013 | ISBN 9780812245660 | 42,50 долл. США | За пределами Северной и Южной Америки £ 34,00
электронных книг доступны у избранных онлайн-продавцов.
Том из серии Haney Foundation

«Уравновешенный, свободный от жаргона отказ от ложного выбора в отношении нашего ядерного будущего. Том Николс написал прекрасную книгу для новичков в Бомбе, а также для тех, кто слишком привык к ее знакомству.В то время, когда изобилуют внутриполитические споры и, казалось бы, неразрешимые ядерные дилеммы, Николс предлагает Соединенным Штатам наводящий на размышления аргумент, чтобы они отказались от всяких претензий по поводу бомбы и в одностороннем порядке заняли позицию минимального ядерного сдерживания », — Майкл Крепон, соучредитель организации. Центр Стимсона

«С окончанием холодной войны многие из нас перестали думать о ядерном оружии. Томас Николс объясняет, почему нам лучше уделять внимание, и его вдумчивый и проницательный анализ поможет нам уделять больше внимания.»—Роберт Джервис, Колумбийский университет

» Краткое и хорошо написанное изложение важного и широко обсуждаемого вопроса национальной безопасности. Николс приводит убедительные доводы в пользу отказа от ядерных угроз и использования обычных средств сдерживания и умения бороться с распространителями ядерного оружия ». — Т. Пол, Университет Макгилла,

« Очень удобочитаемый контрнарратив шестидесятилетнему господствующему мнению о ядерном оружии и внешней политике США. Джеффри Льюис, Монтерейский институт международных исследований

На протяжении более сорока лет Соединенные Штаты публично заявляли о своей приверженности ядерному разоружению, и каждый президент, от Рональда Рейгана до Барака Обамы, постепенно уменьшал размер ядерных сил Америки.Однако даже сейчас, спустя более двух десятилетий после окончания холодной войны, Соединенные Штаты поддерживают огромный ядерный арсенал в состоянии повышенной боевой готовности и готовности к войне. Американцы, как русские, китайцы и другие крупные ядерные державы, продолжают сохранять глубокую веру в политическую и военную ценность ядерной силы, и эта вера остается в центре оборонной политики США, несмотря на радикальные изменения, которые произошли в ней. имели место в международной политике.

In No Use , специалист по национальной безопасности Томас М.Николс предлагает ясный и доступный пересмотр роли ядерного оружия и его важности в стратегии безопасности США. Николс объясняет, почему стратегии, созданные для холодной войны, сохранились до XXI века, и показывает, как почти непоколебимая вера Америки в полезность ядерного оружия препятствовала попыткам США и международного сообщества замедлить ядерные программы нестабильных режимов в Северной Корее и США. Иран. Опираясь на прочную историческую основу, Николс приводит убедительный аргумент в пользу того, что для того, чтобы положить конец опасности всемирного ядерного холокоста, Соединенные Штаты должны возглавить отказ от нереалистичных угроз применения ядерной силы, а затем создать новый и более стабильный подход к сдерживанию для двадцати лет первый век.

Томас М. Николс — профессор по вопросам национальной безопасности в Военно-морском колледже США в Ньюпорте, штат Род-Айленд, и автор книги Eve of Destruction: The Coming Age of Preventive War , также доступной в University of Pennsylvania Press.

Перейти в корзину | Просмотрите заголовки Penn Press по политологии и государственной политике | Присоединяйтесь к нашему списку рассылки

Ранний Не использовать Имя начало

Ранний отказ от имени

  • Ранний отказ от имени

    Гилман-стрит, Стив Папутсис, Роб Апсон

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21816173022/

  • Ранний отказ от имени

    Крис Додж

    https://www.flickr.com/photos/[email protected]/21801866196/

  • Раннее неиспользование имени

    Steve Papoutsis

    Early No Use For A Name

  • Tony at Gilman, 1988

    https://www.flickr.com / photos / 134757102 @ N06 / 21640136018/

  • Ранний отказ от имени A, 1988

    Тони 17 или 18

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21639966910/

  • Early No Use For A Name, Gilman Street

    Early No Use For A  Name, Gilman Street

  • Early Имя не используется, Gilman

    Early No Use For A Name, Gilman

  • Раннее имя не используется, Gilman

    https://www.flickr.com / photos / 134757102 @ N06 / 21640135448/

  • Early No Use For A Name, Gilman

    Chris Dodge

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21205255834/

  • Раннее неиспользование имени

    Крис Додж

    Early No Use For A Name

  • Раннее неиспользование имени

    Крис Додж на вокале

    Early No Use For A Name

  • Раннее неиспользование имени A

    Стив Папауцис

    https: //www.flickr.com/photos/[email protected]/21827997875/

  • Early No Use For A Name

    Первый европейский тур

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21639968340/

  • Early No Use For A Name

    Первый европейский тур

    Early No Use For A Name

  • Ранний отказ от имени

    Первый европейский тур

    Early No Use For A Name

  • Ранний отказ от имени

    Репетиционная площадка Саннивейл

    https : //www.flickr.com/photos/[email protected]/21205256294/

  • Раннее неиспользование имени

    Место для репетиций Саннивейл

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21801865906/

  • Раннее неиспользование имени

    Фото: Дела Нэгл

    Early No Use For A Name

  • Early No Use For A Name

    Тони на ведущем вокале

    Early No Use For A Name

  • Early No Use For A Name

    Steve Papoutsis, Крис Додж, проект Gilman Street, Беркли

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21837569631/

  • Early No Use For A Name, Chris Dodge

    Early No Use For A Name, Chris Dodge

  • Early Имя не используется, Gilman Street

    Стив Папуцис

    Early No Use For A Name, Gilman Street

  • Раннее использование имени A

    https: // www. flickr.com/photos/[email protected]/21801866556/

  • Раннее неиспользование имени

    Gilman Street, Berkeley

    https: // www.flickr.com/photos/[email protected]/21801866356/

  • Раннее неиспользование имени

    Крис Додж на вокале

    Early No Use For A Name

    9003
  • Раннее неиспользование имени

    Джон Мейер и Стив Папутсис

    Early No Use For A Name

  • Раннее неиспользование имени A

    Крис Додж

    Early No Use For A Name

В 1986 году я основал хардкор-панк-группу со старыми друзьями, которых я знал с начальной школы, Стивом Папутсисом и Рори Коффом.Басист Стив был моим лучшим другом с детского сада, и я знал барабанщика Рори примерно со 2-го или 3-го класса … на самом деле, Стив, Рори и я пытались создать панк-группу с 1983 года, за исключением того, что Рори был единственным из нас кто действительно мог играть на музыкальном инструменте. После нескольких предыдущих воплощений (Angry White Boys, P.S.A.) и пары лет, которые я и Стив собирали вместе и выясняли, как играть три аккорда подряд, родилась «настоящая» группа. Стив пригласил своего приятеля Джона Мейера для вокала, и мы начали репетировать на складе отца Рори в промышленном районе Саннивейла.Какое-то время мы обсуждали, называть ли группу No Need For A Name или No Use For A Name. В конце концов, мы пришли к единому мнению, что нам действительно НУЖНО имя, потому что люди должны были нас как-то называть. Плюс к этому у NUFAN было лучшее кольцо («новый фанат»), чем у NNFAN. Мы начали с группы вчетвером со мной на гитаре. Мы добавили второго вокалиста Рамона Гра и второго гитариста Дуга Джадда, так что мы выросли до группы из шести человек, которая в итоге превратилась в чертовски много парней. сцена для основной панк-группы. Мы были совершенно причудливым гибридом панка, хардкора, пригородной юношеской тоски, тяжелого поклонения Black Flag и отсутствия согласованности в целом.Мы играли где угодно, когда могли. Несколько наших близких друзей поддержали нас, но через какое-то время оказаться в этой группе стало утомительно. А так как нас было шестеро, наши графики всегда противоречили друг другу, и всегда находился кто-то, кто не мог успеть попрактиковаться.

Примерно в то же время мои друзья Крис Уайлдер, Тодд Уайлдер, Биг Уэйн и я начали общаться с панк-группой с полуострова под названием Anxiety. Мы ходили на их репетиции, и наша группа Stikky отыграла с ними пару концертов.Главным человеком, стоящим за Anxiety, был Марк Типпин. Они были трехкомпонентными, но через несколько месяцев Тони Слай стал играть на второй гитаре, и в итоге он спел несколько треков. Даже тогда было ясно, что Тони был более мелодичным из двух фронтменов.

Между тем в NUFAN-land не все было хорошо. Летом 1987 года ушел один вокалист, затем ушел другой гитарист. Итак, наш приятель Тони Слай из Anxiety присоединился к NUFAN в качестве нашего второго гитариста. Это было только начало постоянно вращающейся двери участников, включая меня, но, по крайней мере, основное ядро ​​группы — Тони Слай, Стив Папутсис, Рори Кофф — теперь было создано.Вскоре я покинул группу, потому что мне не нравилось играть, и я не чувствовал, что мы никуда идем. NUFAN продолжали играть вчетвером и, наконец, начали превращаться в гель, хотя Тони все еще был ограничен гитарными обязанностями.

Год спустя вокалист NUFAN Рамон поссорился с группой и ушел всего за неделю до того, как у них было большое шоу в Gilman и запланировано прямое эфирное выступление KFJC. Они были в безвыходном положении, поэтому они спросили, могу ли я присоединиться к вокалу. Примерно в 1985 году я пел в скейт-панк-группе The Legion Of Doom из Сан-Хосе, и поэтому я привык быть фронтменом местной панк-группы, которая никого не волновала.Я был 19-летним придурком из пригорода, и мой «интенсивный» вокальный подход был в лучшем случае грустным. Мы написали большое количество подделок Flag, которые должны были быть «мощными», но были более или менее жалкой попыткой звучать жестко. Мы записывались несколько раз, и часть наших студийных работ вышла на виниле. Нашей первой записью был дебютный одноименный альбом 7 «, выпущенный другим одноклассником Джеффом Мазером, басистом группы Anxiety и главой недолговечного лейбла Woodpecker Records. NUFAN продолжали давать многочисленные концерты и домашние вечеринки на редком и зевающем Юге. Сцена залива.И снова мне это не нравилось, поэтому я покинул группу во второй раз. На выходе мы выпустили вторую семерку под названием «Let Em Out» на моем собственном лейбле Slap A Ham Records.

После того, как я ушел, NUFAN поумнели и сделали Тони ведущим вокалистом. Новой формулой был Тони в качестве фронтмена с акцентом на второго гитариста. Тем не менее, я был тем парнем, которым по умолчанию звонили, когда кто-то уходил, поэтому в 1991 году меня снова попросили присоединиться к группе. Это был мой третий раз с этим нарядом, и на этот раз снова на гитаре.Тони по праву был ведущим вокалистом на тот момент, и он начал использовать то, что в конечном итоге стало истинным звучанием NUFAN. Он не был полностью готов, но он начал формулироваться, особенно по сравнению с более ранними выпусками. Группа балансировала между металкором и мелодичным хардкором, с намеком на упорство «крутого парня» в нескольких треках и изрядную дозу подпевания тезаурусу Bad Religion в других. Я помню, как немного усложнил Тони использование слова «лживо» в песне «Hole»…хотя я готов поспорить, что в истории есть только одна песня с «лживо» в текстах, так что он по-прежнему заслуживает похвалы за творчество.

Я и мой безвкусный желтый BC Rich ходили с ними по ходу своего второго альбома «Don’t Miss The Train», пятинедельного европейского тура и еще более сонных выступлений в Bay Area. Я мало что давал группе на гитаре. Мне было лень выяснять какие-либо зацепки. Меня больше вдохновляли высокоскоростной хардкор, нойз и грайндкор, и я не чувствовал, что могу внести какие-либо новые песни, которые подошли бы для NUFAN, поэтому я ничего не писал.Я провел 1991-92 в качестве балласта; сверхнормативный багаж, прикрепленный к кабине поезда NUFAN. В соответствии с поговоркой «История повторяется», мне снова наскучило то, что мы делали в музыкальном плане; Я был скучен, особенно из-за явного отсутствия энтузиазма со стороны панк-сцены нашего родного города. Я покинул группу в третий и последний раз в конце 92-го. Естественно, как только я выбросил полотенце навсегда, с ними, наконец, начали происходить положительные вещи. Они подписали контракт с Fat Wreck Chords, начали активно гастролировать и выступать на громких шоу, и, наконец, начали собирать фанатскую базу.Они отказались от металла в пользу мелодичности. Тони сосредоточился на гармонии и запоминающемся написании песен, и в этот момент утвердился в качестве автора песен, что помогло закрепить фирменное звучание, которое внесло группу в анналы истории мелодичного хардкора.

В 1995 году мне предложили работу в Fat Wreck Chords, как раз вовремя, чтобы помочь продвинуть революционный альбом NUFAN «Leche Con Carne». Ясно, что мне суждено было оставаться в пределах досягаемости от лагеря NUFAN, нравится мне это или нет! Как и мафия: «Когда я думал, что меня нет, они снова втягивают меня.”

Тони был очень уравновешенным, мягким, разумным, симпатичным человеком, и мне всегда казалось, что мы находимся на одной волне. Не думаю, что у меня когда-либо были с ним разногласия, и мы легко сошлись во мнении. Прежде всего, он был благороден и по умолчанию поступал правильно, независимо от ситуации. Я помню, как выступал в (как мне кажется) в Эссене, Германия, где клуб по необъяснимым причинам закрыл концерт после того, как мы сыграли только две песни. Все, кто заплатил за вход, были в ярости по праву.Мы были одинаково расстроены. Чувствуя ответственность, хотя мы не были такими, Тони пошел по дороге и раздал бесплатные рубашки всем, кто оставался поблизости. Позже той ночью кто-то изо всех сил заставил его раздать наш товар бесплатно. В редкий момент Тони был в ярости и начал бить по сиденьям в фургоне, крича: «Это было правильное решение!» Эта грубая страсть воплотилась в его сочинении песен, и этот инцидент — лишь крошечный проблеск подавляющего количества гордости и целостности, которые Тони испытывал к этой группе и своей музыке.

Пришло время американской ядерной политики неприменения первыми

Начиная с первых дней «холодной войны» Соединенные Штаты полагались на угрозу сначала применить ядерное оружие как способ сдерживания как ядерных, так и неядерных атак. Однако с тех пор мир значительно изменился. В современную эпоху опасности и риски политики первого удара перевешивают ожидаемые преимущества сдерживания. Соединенные Штаты должны присоединиться к Китаю и Индии в принятии провозглашенной политики неприменения ядерного оружия первыми и призвать другие государства, обладающие ядерным оружием, сделать то же самое.Политика неприменения ядерного оружия первыми означает, что Соединенные Штаты обязуются применять ядерное оружие только в ответ на ядерное нападение. Тогда единственной целью ядерного оружия США было бы сдерживание — и, если необходимо, ответ — применение ядерного оружия против Соединенных Штатов, их союзников и партнеров. Чтобы вызвать доверие, это декларативное обещание должно быть отражено в позиции ядерных сил, предусматривающих только ответный удар.

Самой важной целью для Соединенных Штатов сегодня должно быть предотвращение применения ядерного оружия.С тех пор как в 1945 году Соединенные Штаты сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки — единственное применение ядерного оружия в войне — они установили почти 74-летнюю традицию неприменения ядерного оружия. Эта традиция — самый важный факт ядерного века. Сегодня риски ядерной войны возрастают. Усиление геополитической напряженности, более сложный расчет сдерживания в многополярном ядерном мире, возобновление опоры на ядерное оружие, технологическая гонка вооружений в ядерных и неядерных системах, крах контроля над вооружениями и возвращение ядерного балансирования на грани войны — все это привело к серьезным последствиям. опасная политика сдерживания, которая в результате просчета или случайности может ввергнуть Соединенные Штаты в ядерную войну с Северной Кореей, Россией или Китаем.Государства, обладающие ядерным оружием, должны срочно выйти из этой опасной ситуации, приняв политику неприменения ядерного оружия первыми, которая значительно снизила бы риск ядерной войны.

Теория международных отношений без первого использования

Несколько теоретических подходов в международных отношениях помогают прояснить, почему государства предпочитают применять политику первого использования, а не политику неприменения первым (NFU). Реалистический подход, который подчеркивает центральную роль материальных возможностей, обычно скептически относится к обещаниям неприменения первым, которые он рассматривает как «пустые разговоры» и не имеющие законной силы.Государства, взявшие на себя такие обещания, все равно могут первыми запустить ядерное оружие в конфликте. Таким образом, лидеры НАТО и другие наблюдатели выражали значительный скептицизм в последние годы холодной войны относительно того, что заявление России о политике СФС в 1982 г. имело какой-либо реальный смысл.1 Сегодня, когда Индия взяла на себя обязательство о СФС, аналитики обсуждают, насколько это сдерживает. на самом деле. В свою очередь, премьер-министр Индии Нарендра Моди иногда пренебрегает политикой Китая в отношении СФС2.

Но некоторые государства — Индия, Китай и Советский Союз в течение определенного периода — тем не менее пообещали не применять первым и, в случае Индии и Китая, попытались сделать эти обещания убедительными.Чем объясняется такой выбор? Опыт показывает, что на выбор государства в отношении политики первого применения ядерного оружия, как правило, сильно влияет асимметрия в обычном военном балансе между противниками, обладающими ядерным оружием. Государства, обладающие ядерным оружием, которые сталкиваются с условно превосходящим военным противником, будут угрожать применением ядерного оружия первыми, потому что они в большей степени зависят от ядерных угроз в плане защиты. Напротив, обладающие ядерным оружием государства, обладающие подавляющим превосходством в обычных вооружениях, с большей вероятностью заявят о политике СФЕ, потому что она дает преимущество их преимуществам в обычных вооружениях на поле боя и может помочь сохранить неядерный конфликт.

Таким образом, Индия, обладающая гораздо большими обычными вооруженными силами, чем Пакистан, провозгласила политику СФС в 1999 году после своих ядерных испытаний в 1998 году. Пакистан, который в значительной степени полагается на свои средства ядерного сдерживания для защиты от Индии, отклонил призывы Индии принять Обязательство о неприменении первыми3. Эта логика также помогает объяснить, почему в 1993 году Россия отказалась от своего обещания в отношении NFU, впервые сделанного в 1982 году. После распада Советского Союза в 1989 году, когда состояние обычных вооруженных сил России ухудшилось, а Соединенные Штаты отказались В ответ на обещание СФС российские лидеры почувствовали, что им нужно больше полагаться на ядерное оружие.

В соответствии с этой логикой во время холодной войны Соединенные Штаты полагались на угрозу первого применения, чтобы компенсировать и противодействовать подавляющему превосходству советских обычных вооруженных сил в Европе в обычных вооружениях. Сегодня ситуация обратная. Соединенные Штаты обладают подавляющим превосходством в обычных вооружениях, в то время как обычные вооруженные силы России сократились. Поскольку обычная военная мощь США в настоящее время значительно превосходит мощь их крупнейших противников, России и Китая, многие утверждают, что в политике первого применения Америки теперь нет необходимости для сдерживания обычных угроз.4

Политика Китая в отношении NFU, с другой стороны, хотя и согласуется с его небольшими ядерными силами, менее хорошо объясняется асимметрией в обычных вооруженных силах. Китай принял политику NFU во время своего первого испытания атомной бомбы в 1964 году, когда его крестьянская армия все еще переходила к современным вооруженным силам. Частично это решение объясняется тем, что Мао думал о ядерной бомбе как о «бумажном тигре», но китайские лидеры в первую очередь рассматривали политику СФС как эффективный способ обозначить чисто оборонительный характер небольшого китайского ядерного арсенала и чтобы избежать U.Гонка вооружений в южно-советском стиле5. Политика СФС также передает дух «мирного сосуществования», которому привержен Китай.

Теория о том, что принятие политики NFU основано на асимметрии обычных вооруженных сил, еще больше осложняется существованием других видов оружия массового уничтожения. В годы правления Джорджа Буша и Барака Обамы самым сильным аргументом в пользу того, чтобы Соединенные Штаты сохранили вариант применения первым, было то, что ядерное оружие необходимо для сдерживания и, возможно, ответного удара с применением химического и особенно биологического оружия.6 Обзор ядерной политики администрации Трампа за 2018 год расширил категорию неядерных атак, которые она будет стремиться сдерживать с помощью ядерных угроз, включив кибератаки, шаг, который предыдущие президенты исключили и который большинство наблюдателей скептически оценивают опасный эскалационный потенциал.

Вторая теоретическая точка зрения, «либеральный институционализм», подчеркивает роль правил и институтов, как внутренних, так и международных, в стабилизации ожиданий и поведения.Согласно этой теории, даже если обязательства о неприменении первым не подлежат исполнению, они не обязательно бессмысленны. Чтобы быть значимым, обязательство СФС должно быть встроено в внутренние институты, то есть в структуру оперативного военного потенциала.7 Настоящая политика СФС требует, чтобы ядерные силы соответствовали позиции «гарантированного возмездия», которая избегает контрсиловых целей — способности уничтожить ядерный арсенал противника до его запуска.

Таким образом, эта перспектива подчеркивает ценность обязательства СФС в структурировании оперативных сил, чтобы сделать их меньше и менее опасными.Когда министр обороны Роберт Макнамара, вскоре после вступления в должность в 1961 году, направил директиву Объединенному комитету начальников штабов о потребностях в стратегических силах, он заявил, что первое предположение, формирующее требования, заключалось в том, что «мы не будем первыми наносить удары таким оружием» 8. Директива Макнамара, несомненно, отчасти была попыткой сдержать требования ВВС о возможности нанесения первого удара и огромных закупок вооружения, которые для этого потребуются. Эта директива, по сути, отвергла расширенную доктрину сдерживания, согласно которой Соединенные Штаты ответят на советское обычное нападение в Европе ядерным оружием.

На международном уровне либеральные институционалисты подчеркивают ценность правил и институтов для предотвращения ядерной войны. Они утверждают, что NFU в любом случае стал нормой де-факто и поэтому должен быть объявлен публично и на многосторонней основе. Как Мортон Гальперин, который позже стал заместителем помощника министра обороны по контролю над вооружениями, писал еще в 1961 году: «Сейчас существует мощное неформальное правило против использования ядерного оружия», и Соединенным Штатам было бы выгодно изменить его. молчаливое понимание в формальное соглашение. 9 Действительно, «негативные гарантии безопасности», впервые выданные Соединенными Штатами и другими странами «пятерки» в 1978 году и периодически возобновляемые — обязательства перед неядерными государствами, которые являются участниками Договора о нераспространении ядерного оружия, не применять и не угрожать применением ядерной энергии. оружие против них — уже составляет частичный режим NFU. Либеральные институционалисты также отметили бы, что постоянное провозглашение ценности ядерной угрозы для безопасности посылает сигналы о полезности ядерного оружия и подрывает цели нераспространения. 10

Наконец, конструктивисты, которые сосредотачиваются на роли норм, идентичности и дискурса, подчеркивают, что провозглашенная политика NFU — важный способ укрепить нормы ядерного сдерживания и почти 74-летнюю традицию неприменения. Резкие заявления лидеров о необходимости избегать использования ядерного оружия могут помочь снизить напряженность, так же как безответственные твиты могут усилить ее. С конструктивистской точки зрения, политика СФС — это также дипломатический инструмент, который можно использовать для обозначения того, что государство является ответственной ядерной державой.Как недавно сказал Моди, «Индия — очень ответственное государство. Мы — единственная страна, в которой объявлен NFU [ sic ]. Это не из-за мирового давления, а из-за нашего собственного этоса. Мы не уйдем от этого, какое бы правительство ни пришло к власти »11. Действительно, обещание Индии в отношении НСФ оказалось полезным для изображения Пакистана как относительно безответственного хранителя своего ядерного арсенала. Точно так же индийские лидеры используют свое обещание в отношении NFU как способ противостоять давлению с целью подписания любых договоров, которые ограничили бы ядерный арсенал Индии.

Слабый аргумент в пользу политики первого использования

Политика первого применения основана в первую очередь на убеждении в том, что угроза ядерной эскалации продолжает служить сдерживающим фактором для крупномасштабной войны с применением обычных вооружений или применения химического и биологического оружия.12 Критики NFU утверждают, что Соединенным Штатам не следует давать любые обещания, которые могут облегчить противнику планирование эффективных военных действий, — стратегия, известная как «рассчитанная двусмысленность». Как недавно пояснило министерство обороны,

Сохранение некоторой степени двусмысленности и отказ от политики неприменения первым создает неопределенность в сознании потенциальных противников и усиливает сдерживание агрессии, гарантируя, что противники не смогут предсказать, какие конкретные действия приведут к U.С. Ядерный ответ. Проведение политики неприменения первыми может подорвать способность США сдерживать агрессию России, Китая и Северной Кореи, особенно в том, что касается их растущей способности проводить неядерные стратегические атаки13

Кроме того, скептики полагают, что обещание СФС обойдется Соединенным Штатам особенно дорого, учитывая их широкомасштабные обязательства по расширенному сдерживанию14.

Эти аргументы неубедительны по четырем причинам. Во-первых, в политике расчетной неоднозначности нет необходимости.Сегодня очень мало миссий, которые Соединенные Штаты не могли бы выполнить с помощью обычного оружия. Действительно, обычных возможностей США более чем достаточно для сдерживания и реагирования на что угодно, кроме ядерной атаки. Ни один из наиболее вероятных противников США — Россия, Китай, Северная Корея и Иран — не может надеяться победить Соединенные Штаты и их союзников в затяжном неядерном конфликте.

Во-вторых, опасны угрозы первого использования. Как утверждал Майкл Герсон, они подрывают кризисную стабильность множеством способов.15 Большой высокоточный ядерный арсенал США, наряду с противоракетной обороной и новым высокоточным оружием двойного назначения, может заставить лидеров России и Китая поверить в то, что Соединенные Штаты способны нанести по ним обезоруживающий первый удар. Более того, включение ядерного и обычного оружия в стратегии сдерживания может непреднамеренно увеличить вероятность ядерной войны, в то время как новые, меньшие ядерные боеголовки вместе с доктринами «от эскалации к деэскалации», по-видимому, снижают порог использования ядерного оружия.16 Во время кризиса российские или китайские лидеры могут прийти к выводу, что Соединенные Штаты могут попытаться нанести обезоруживающий удар, вынуждая их, в свою очередь, задуматься о принятии превентивных мер17

В-третьих, хотя сторонники расчетной двусмысленности страстно верят, что она максимизирует сдерживание, доказательства для такого утверждения вряд ли являются окончательными. Ядерное оружие не остановило теракты 11 сентября; подъем Исламского государства; Российские интервенции в Грузии, Украине или Сирии; или северокорейские ядерные испытания и испытания баллистических ракет.Индийское и пакистанское ядерное оружие также не предотвратило рискованных кризисов с применением обычных вооружений между двумя странами из-за Кашмира, последний из которых произошел в феврале 2019 года. Рассчитанный аргумент двусмысленности получил некоторую поддержку из-за того, что во время войны в Персидском заливе 1991 года ядерная угроза США помогла сдержать иракского лидера Саддама. Хусейну от использования химического оружия против США и сил коалиции или Израиля.18 Однако, как убедительно доказал Скотт Саган, весьма маловероятно, что ядерная угроза на самом деле удержала Саддама от применения химического оружия.19 Действительно, недавние исследования показывают, что угроза применения ядерного оружия в первую очередь против государств, не обладающих ядерным оружием, имеет незначительную убедительную силу принуждения.20

В-четвертых, даже в очень небольшом количестве сценариев, в которых ядерное оружие может показаться необходимым — например, для уничтожения северокорейских мобильных ракет или подземных командных центров — открытие ящика Пандоры с применением ядерного оружия, вероятно, приведет к неконтролируемой эскалации. Не существует сценария, при котором использование ядерного оружия первым могло бы улучшить плохую ситуацию.Как сказал Джеймс Дойл, бывший сотрудник Лос-Аламосской национальной лаборатории, «глупо полагать, что использование ядерного оружия может привести к деэскалации конфликта» 21.

Что касается угрозы первым применением ядерного оружия в поддержку расширенных обязательств по сдерживанию, то такая политика не заслуживает доверия, потому что затраты на начало ядерной войны значительно перевесили бы выгоды. Как однажды сказал Генри Киссинджер: «Великие державы не совершают самоубийства из-за своих союзников» 22. Таким образом, как убедительно доказывают ряд аналитиков, расширенное сдерживание, основанное на обычном военном ответе на обычную угрозу, гораздо более надежно.Более того, постоянные аргументы в пользу необходимости ядерного оружия снижают доверие к более пригодным для использования обычным средствам сдерживания Соединенных Штатов23

Преимущества политики неприменения первым

Как утверждали Кингстон Рейф и Дэрил Кимбалл из Ассоциации по контролю над вооружениями, «четкая политика США в отношении неприменения ядерного оружия первыми снизила бы риск просчета ядерного оружия со стороны России или Китая во время кризиса, сняв опасения по поводу разрушительного первого ядерного удара США. 24 Это означало бы, что Соединенные Штаты будут полагаться на ядерное оружие только для сдерживания ядерных атак.Принятие этого подхода потребовало бы большего, чем «дешевые разговоры», поскольку потребовало бы значимых доктринальных и операционных изменений.25 В частности, это позволило бы Соединенным Штатам занять менее угрожающую ядерную позицию. Это устранит позиции первого удара, превентивные возможности и другие типы дестабилизирующих боевых стратегий. Это подчеркнет сдержанность в нацеливании, запуске по предупреждению, уровнях готовности развернутых систем, планах закупок и модернизации. Другими словами, это помогло бы сформировать физические качества ядерных сил таким образом, чтобы сделать их непригодными для других задач, кроме сдерживания ядерных атак.26

Выполнение этих шагов значительно снизит риск случайного, несанкционированного, ошибочного или упреждающего использования. Устранение угрозы первого ядерного удара также укрепило бы стратегическую и кризисную стабильность27. Не менее важно, чтобы принятие политики СФС помогло решить гуманитарные проблемы и уменьшить значимость ядерного оружия28. долгосрочная цель глобального ядерного разоружения и лучше способствовала бы целям США в области ядерного нераспространения.”29

Многостороннее обязательство NFU принесет еще больше преимуществ. Это отвлечет Россию и Пакистан от их рискованных доктрин и уменьшит источник напряженности между Россией и НАТО. Общая политика СФС помогла бы закрепить существующую политику СФС Китая и Индии и косвенно признать их лидерство в этой области, что является достоинством, когда государства средней державы чувствуют себя лишенными гражданских прав в глобальном ядерном порядке.

Некоторые аналитики задаются вопросом, действительно ли в асимметричном конфликте американская политика NFU поможет снизить риск ядерной эскалации со стороны противника.Соединенные Штаты так условно доминируют, что они утверждают, что в случае кризиса такая страна, как Северная Корея, может превентивно применить ядерное оружие, потому что Соединенные Штаты могут уничтожить северокорейские цели даже с помощью обычного оружия. 30 Это правда, что политика NFU не может иметь никакого значения в такой ситуации. Тем не менее, это может устранить по крайней мере один источник кризисной нестабильности. Однако наиболее важно то, что в эпоху «многостороннего» сдерживания Северная Корея — не единственный противник и союзник.Политика S. NFU останется ценным в менее асимметричных конфликтах.

Вторая проблема заключается в том, что реальная стратегия NFU потребует большей приверженности стратегии противодействия целям — нацеливание на гражданских лиц, а не на ядерные шахты — и, таким образом, будет противоречить моральным и правовым нормам, запрещающим прямое нападение на гражданских лиц.31 Это законная точка. Тем не менее, нынешняя политика США по наведению контрсиловых целей, вероятно, приведет к массовым жертвам среди гражданского населения в качестве «сопутствующего ущерба», что сделает риск для гражданского населения от стратегии СФС мало отличным.32

Реализация

США должны в одностороннем порядке принять политику NFU и попросить другие государства, обладающие ядерным оружием, сделать то же самое. Это означало бы формальное принятие того, что уже фактически является политикой США де-факто. 33 Политика СФС США создаст политическое пространство для России, чтобы последовать ее примеру: для того, чтобы Россия рассмотрела СФС, необходимо решить ее озабоченность по поводу американской противоракетной обороны, дисбаланса в обычных силах и вопросов расширения НАТО.Соединенным Штатам также необходимо будет решить проблему расширенного сдерживания вместе со своими союзниками и перейти к обычному расширенному сдерживанию34. Индии и Пакистану потребуется метод modus vivendi в отношении Кашмира, в то время как США и Северная Корея должны будут подписать договор без -пакт агрессии. Фактически, Соединенные Штаты могли бы договориться о взаимном соглашении о СФС с Северной Кореей. Маловероятно, что Соединенные Штаты первыми применит ядерное оружие против Северной Кореи, поэтому соглашение, которое послужит основой для ограничения северокорейского арсенала, будет в интересах Америки.35

Доктринальные и операционные изменения должны последовать за таким заявлением. Сдержанный ядерный арсенал Китая представляет собой лучший пример того, как обещание СФЕ претворяется в жизнь на практике. В отличие от США и России, Китай разделяет боеголовки и ракеты. Он не разработал возможности для ведения высокоточной ядерной войны, таких как тактическое ядерное оружие, и не держит свои силы в состоянии боевой готовности «запуск по предупреждению». Китай также вложил значительные средства в модернизацию обычных вооружений, чтобы не рассматривать ядерную эскалацию в войне с обычными вооружениями. 36 Индия также хранит свои боеголовки и ракеты отдельно в поддержку своего обязательства в отношении NFU, хотя некоторые аналитики утверждают, что политика Индии в отношении NFU не имеет особенно глубокого характера и что она «не является ни стабильным, ни надежным предсказателем того, как индийские вооруженные силы а политическое руководство может фактически применить ядерное оружие ». 37 Тем не менее, операционные позиции обеих стран отражают (в некоторой степени) их политику в отношении НФП. 38 Соединенные Штаты и другие ядерные державы должны двигаться в этом направлении.

Заключение

Каковы перспективы политики NFU? 30 января 2019 года сенатор Элизабет Уоррен (штат Массачусетс) и член палаты представителей Адам Смит (штат Вашингтон) представили закон, в котором было заявлено: «Политика Соединенных Штатов — не применять первым ядерное оружие» 39. В Конгрессе нет единого мнения. 40 Скептики возражают, что геополитические предпосылки еще не созрели для политики СФС. В 2016 году администрация Обамы всерьез подумала о провозглашении политики НФС, но затем в последнюю минуту заколебалась, в основном из-за сопротивления со стороны европейских и азиатских союзников, которые находятся под руководством США.С. Ядерный зонтик.41 Дональд Трамп, со своей стороны, был занят демонтажом соглашений о контроле над вооружениями, а не их созданием42.

Принятие политики NFU потребует тесных консультаций с союзниками, но администрация США должна приступить к этой задаче. В качестве первого шага на пути к СФУ лидерам США следует рассмотреть недавнее предложение Джеффри Льюиса и Скотта Сагана о том, что Соединенные Штаты должны заявить, что они не будут применять ядерное оружие «против любой цели, которая может быть надежно уничтожена обычными средствами». 43 Эта политика не решит проблему, вызванную крайне асимметричными кризисами, как отмечалось выше. Тем не менее, это было бы первым важным декларативным заявлением о ядерной сдержанности.

Самая главная цель Соединенных Штатов сегодня — предотвратить применение ядерного оружия. Политика полагаться в первую очередь на угрозу применения ядерного оружия — это устаревшее наследие холодной войны. Как признавали даже такие знающие себе реалисты, как «четыре всадника», учитывая обычные возможности США, нет обстоятельств, при которых Соединенные Штаты должны начинать ядерную войну.44 Полагаться на то, что это могло бы быть сделано для сдерживания обычной угрозы, неприемлемо увеличивает шансы ядерной эскалации. Движение к провозглашенной политике NFU — лучший способ снизить риски ядерной войны.

Нина Танненвальд — директор программы международных отношений Института международных исследований Уотсона при Университете Брауна и старший преподаватель кафедры политологии. Ее исследования сосредоточены на роли международных институтов, норм и идей в вопросах глобальной безопасности; усилия по контролю над оружием массового уничтожения; права человека и законы войны.Ее книга Ядерное табу: Соединенные Штаты и неприменение ядерного оружия С 1945 года , была удостоена премии Лепгольда 2009 года за лучшую книгу по международным отношениям. Ее текущие исследовательские проекты включают целенаправленное убийство, будущее ядерного нормативного порядка и эффективность законов войны. В 2012–2013 годах она работала научным сотрудником Франклина в Бюро международной безопасности и нераспространения Государственного департамента США. Она имеет степень магистра Колумбийской школы международных и общественных отношений и докторскую степень.Доктор международных отношений Корнельского университета.

Изображение: Министерство обороны США

Сноски

1 Анкит Панда, «Запрет применения первым» и ядерное оружие, Совет по международным отношениям, 17 июля 2018 г., https://www.cfr.org/backgrounder/no-first-use-and-nuclear-weapons. Фактически, есть некоторые свидетельства того, что это было реально и повлияло на советское военное планирование. См. Soviet Intentions, 1965-1985 , (BDM Federal, Inc., 1995), гл. 3, 41–43, https://nsarchive2.gwu.edu/nukevault/ebb285/doc02_I_ch4.pdf.

2 Кумар Сундарам и М.В. Рамана, «Индия и политика неприменения ядерного оружия первыми», Journal for Peace and Nuclear Disarmament 1, no. 1 (февраль 2018 г.): 152–68, https://doi.org/10.1080/25751654.2018.1438737.

3 Садия Таслим, «Доктрина использования ядерного оружия в Пакистане», Фонд Карнеги за международный мир, 30 июня 2016 г., https://carnegieendowment.org/2016/06/30/pakistan-s-nuclear-use-doctrine-pub-63913 .

4 Несмотря на то, что администрация Трампа отклонила обещание NFU в своем Обзоре ядерной политики за 2018 год, в последние годы все чаще призывы к США принять политику NFU со стороны бывших правительственных чиновников, членов Конгресса и гражданских аналитиков, а также серьезного рассмотрения самой администрацией Обамы в 2016 году, опираться на эту логику.

5 Чжэньцин Пан, «Исследование политики Китая неприменения ядерного оружия первым», Journal for Peace and Nuclear Disarmament 1, no.1 (май 2018 г.): 124, https://doi.org/10.1080/25751654.2018.1458415.

6 Со своей стороны, Индия отказалась от своих обязательств в отношении ядерного оружия в отношении атак с применением химического и биологического оружия.

7 Рональд Митчелл, «Вопросы разработки режима: преднамеренное загрязнение нефтью и соблюдение договоров», Международная организация 48, вып. 3 (лето 1994 г.): 425–58, https://www.jstor.org/stable/2706965.

8 Памятка Макнамаре председателю Объединенного комитета начальников штабов, «Отчеты оперативной группы», 20 февраля 1961 г., U.S. Nuclear History, 00307, ​​Архив национальной безопасности, 1.

9 Мортон Гальперин, «Предложение о запрещении применения ядерного оружия», Институт оборонного анализа, Группа специальных исследований, Меморандум исследования № 4 (Вашингтон, округ Колумбия: IDA, 1961), 12, iv.

10 Скотт Д. Саган, «Причина отказа от первого использования», Survival 51, no. 3, (2009): 163–82, https://doi.org/10.1080/00396330

1545.

11Интервью можно посмотреть здесь: «Интервью премьер-министра Шри Нарендры Моди на телеканале India TV: 04.05.2019 », видео YouTube, 4 мая 2019 г., https://www.youtube.com/watch?v=-6tb2e8o9P4&feature=youtu.be.

12 Эми Ф. Вульф, «США. Политика в отношении ядерного оружия: рассмотрение «неприменения первым», Исследовательская служба Конгресса, 1 марта 2019 г.

13 «Опасности политики неприменения ядерного оружия первым», Министерство обороны США, апрель 2019 г., https://media.defense.gov/2019/Apr/01/2002108002/-1/-1/1/DANGERS-OF -А-НЕТ-ПЕРВОЕ-ИСПОЛЬЗОВАНИЕ.PDF .

14 Пэррис Х. Чанг, «Отказ от первого использования только воодушевит Китай», Бюллетень ученых-атомщиков , сент.21 января 2016 г., https://thebulletin.org/roundtable_entry/no-first-use-would-only-embolden-china/.

15 Майкл С. Герсон, «Не использовать первым: следующий шаг для ядерной политики США», Международная безопасность 35, вып. 2 (осень 2010 г.): 9, https://doi.org/10.1162/ISEC_a_00018.

16 Джеймс М. Эктон, «Эскалация через запутывание: как уязвимость систем командования и управления увеличивает риски ядерной войны», International Security 43, no. 1 (лето 2018 г.): 56–99, https: // doi.org / 10.1162 / isec_a_00320; Фиона С. Каннингем и Тейлор М. Фрейвел, «Почему Китай не откажется от своей ядерной стратегии гарантированного возмездия», Аналитическая записка, проект США-Китай (Институт исследований безопасности и конфликтов, Школа международных отношений Эллиотта, февраль 2016 г.).

17 Gerson, «Первое использование запрещено», 9.

18 Кейт Б. Пейн, «Стратегическое высокомерие», в «Форум: аргументы в пользу отказа от первого использования: обмен», Survival 51, no. 5 (октябрь / ноябрь 2009 г.): 27–32, https: // doi.org / 10.1080 / 00396330

9840.

19 Скотт Саган, «Ответ: доказательства, логика и ядерная доктрина» в «Форум: аргументы в пользу отказа от первого использования», 30–41.

20 Тодд С. Сексер и Мэтью Фурманн, Ядерное оружие и принудительная дипломатия (Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2017).

21 Джеймс Э. Дойл, «Неиспользование ядерной энергии первым (NFU) — право для Америки», Real Clear Defense , 12 июля 2016 г., https://www.realcleardefense.com/articles/2016/07/13/ Nuclear_no-first-use_nfu_is_right_for_america_109556.html.

22 Цитируется у Элбриджа Колби, «Если хочешь мира, готовься к ядерной войне, », Foreign Affairs 97, no. 6 (ноябрь / декабрь 2018 г.): 30, https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2018-10-15/if-you-want-peace-prepare-nuclear-war. Китай может позволить себе провозгласить политику СФС с большей легкостью, чем Соединенные Штаты, потому что у него нет такого рода широкомасштабных обязательств по сдерживанию, как у Соединенных Штатов.

23 Саган, «Не использовать первым»; Стив Феттер и Джон Вольфстал, «Отсутствие первого применения и надежное сдерживание», Журнал мира и ядерного разоружения 1, вып.1 (апрель 2018 г.): 102–14, https://doi.org/10.1080/25751654.2018.1454257.

24 Кингстон Рейф и Дэрил Кимбалл, «Переосмыслить старое мышление без использования первым», Бюллетень ученых-атомщиков , 29 августа 2016 г., https://thebulletin.org/2016/08/rethink-oldthink-on- no-first-use /.

25 Саган, «Не использовать первым».

26 Альберто Перес Вадилло, «За запретом: гуманитарная инициатива и пропаганда неприменения ядерных доктрин первым», BASIC (Британо-американский информационный совет по безопасности), 10 мая 2016 г., стр. 11, http: // www.basicint.org/publications/alberto-perez-vadillo-eu-non-proliferation-consortium-researcher/2016/beyond-ban.

27 Брюс Блэр, «Как Обама мог революционизировать стратегию ядерного оружия, прежде чем он уйдет», Politico Magazine , 22 июня 2016 г., https://www.politico.com/magazine/story/2016/06/barack-obama- Ядерное оружие-213981.

28 Вадилло, «Вне запрета», 12.

29 Саган, «Не использовать первым».

30 Александр Ланошка и Томас Лео Шерер, «Ядерная неоднозначность, отказ от использования первым и кризисная стабильность в асимметричных кризисах», Обзор нераспространения 24, вып.3-4 (2017): 343–55, https://doi.org/10.1080/10736700.2018.1430552.

31 Я благодарю Випина Наранга за этот комментарий в Твиттере.

32 Джеффри Г. Льюис и Скотт Д. Саган, «Принцип ядерной необходимости: приведение целей США в соответствие с этикой и законами войны», Daedalus 145, no. 4 (осень 2016 г.): 62–74, https://doi.org/10.1162/DAED_a_00412.

33 Блэр, «Как Обама смог революционизировать стратегию ядерного оружия».

34 Саган, «Не использовать первым».

35 Эбигейл Стоу-Терстон, «Почему пора согласовывать с Северной Кореей взаимную политику неприменения первым», NK News , 15 апреля 2019 г., https: // www.nknews.org/2019/04/why-its-time-to-negotiate-a-mutual-no-first-use-policy-with-north-korea/.

36 Pan, «Китай и первое использование», 117.

37 Сундарам и Рамана, «Индия и первое использование», 152.

38 Каннингем и Фрэвел, «Почему Китай не откажется от своей ядерной стратегии гарантированного возмездия».

39 «Законопроект об установлении политики Соединенных Штатов в отношении неприменения первым ядерного оружия», S.B. 272, 116-й Конгресс (2019–2020 гг.), Https: //www.congress.правительство / билль / 116-й конгресс / сенат-билль / 272; «Установить политику Соединенных Штатов в отношении неприменения ядерного оружия первыми», — сказал Х. 921, 116-й Конгресс (2019–2020 гг.), Https://www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/921.

40 «Фишер: политика неприменения первым подрывает сдерживание», Офис сенатора США от штата Небраска Деб Фишер, 30 января 2019 г., https://www.fischer.senate.gov/public/index. cfm / 2019/1 / fischer-a-no-first-use-policy-erodes-сдерживание.

41 Нина Танненвальд, «Исчезающее ядерное табу? Как распалось разоружение », Foreign Affairs (ноябрь / декабрь 2018 г.), https: // www.foreignaffairs.com/articles/world/2018-10-15/vanishing-nuclear-taboo.

42 Пол Р. Пиллар, «Снос Трампа контроля над вооружениями», National Interest , 1 мая 2019 г., https://nationalinterest.org/blog/paul-pillar/trumps-demolition-arms-control-55317.

43 Льюис и Саган, «Принцип ядерной необходимости».

44 Джордж П. Шульц, Уильям Дж. Перри, Генри А. Киссинджер и Сэм Нанн, «Мир, свободный от ядерного оружия», Wall Street Journal , янв.4, 2007 г., https://www.wsj.com/articles/SB116787515251566636.

В поддержку ядерной энергии первым не использовать

По сообщениям новостей, президент Обама рассматривает возможность дать обещание, что Соединенные Штаты никогда не будут первыми применять ядерное оружие в бою. Эта идея, которая, по-видимому, использовалась в качестве пробного шара, вызвала серьезную критику со стороны старших советников Обамы, которые говорят, что союзники США во всем мире будут обеспокоены таким шагом.

Хотя это может быть правдой, по крайней мере, как временная реакция некоторых из них, я считаю, что Обама прав. Я долго боролся с этим вопросом, и я считаю, что самый сложный вопрос касается того, может ли и когда передовой биологический патоген может быть использован противником против Соединенных Штатов или союзника в будущей войне. Разве тогда не было бы уместным, потенциально, ответить тем, что было бы равнозначно первому ядерному удару, тем более что у Соединенных Штатов нет и не будет собственного биологического оружия?

На самом деле, я считаю, что есть хорошие способы справиться с этой проблемой — и, следовательно, веские причины взять на себя обязательство отказаться от применения ядерной энергии первым.

Обычные угрозы

Во-первых, несколько слов об обычных военных сценариях. Нет случаев, когда Соединенным Штатам может понадобиться применить ядерное оружие против обычного нападения противника — как мы опасались во время холодной войны, например, если Советский Союз напал на европейского союзника. Однако в сегодняшнем мире и в обозримых случаях любое подобное нападение, скажем, со стороны России или Китая на Польшу или Японию, было бы либо поражено обычным ответом США и союзников, либо не стоило бы затрат ядерной войны. или оба.

В ряде гипотетических конфликтов у китайских или российских границ, если Соединенные Штаты и союзники проиграют битву, им будет лучше посоветовать укрепить свою оборону, чтобы предотвратить дальнейшие потери, а также терпеливо готовить военный контрнаступление (и применять сильные экономические меры). санкции тем временем). Конечно, об этом можно сказать больше, но я считаю, что это правильный вывод.

Угрозы биологического оружия

Переходя теперь к угрозе биологического оружия, надо признать, что это серьезный вопрос.Сторонники отмены ядерного оружия часто утверждают, что не все виды оружия массового уничтожения созданы равными. Химическое и биологическое оружие представляет меньшую угрозу. Но не все так просто, особенно с биологическим оружием.

Как я писал в своей книге 2010 года «Аргументы скептика за ядерное разоружение»:

Хотя понятие биологической войны вызывает в воображении ужасные образы неизлечимых и смертельных болезней, которые вызывают медленную, мучительную смерть, их фактическое использование до настоящего времени было настолько ограничено, что предполагаемая сила угрозы в глазах многих уменьшилась.Кроме того, учитывая их обычно медленное время инкубации и неизбирательное воздействие, они часто справедливо рассматривались как орудия террора, а не преднамеренного государственного насилия. Это не отрицает того, что существующие агенты могут быть чрезвычайно смертоносными, только то, что они должны быть распространены чрезвычайно эффективно и таким образом, который еще не был засвидетельствован. То, что чрезвычайно заразные агенты еще не сочетаются с чрезвычайно смертоносными, еще больше ограничивает масштабы существующей угрозы.

Но в будущем все может измениться.Биологическое оружие могло бы стать гораздо более мощным или распространяться гораздо эффективнее, чем это было раньше. Биологические знания, безусловно, быстро развиваются. Если взять один показатель, то количество генетических последовательностей в файле, показатель знания генетических кодов (коротких или длинных) для различных организмов, выросло с гораздо менее 5 миллионов в начале 1990-х годов до 80 миллионов к 2006 году, и прогресс продолжался. так быстро с тех пор. Быстро растет и количество стран, занимающихся биологическими исследованиями.Для американцев, которые долгое время были первопроходцами в области биологии, отрезвляюще и важно помнить, что сегодня по крайней мере половина всех важных биологических исследований проводится за рубежом. Для движения, ориентированного на будущее, многие сторонники отмены ядерного оружия не столкнулись напрямую с проблемой биологического оружия, поскольку оно может развиваться и улучшаться в ближайшие десятилетия.

Естественно, можно надеяться, что для биологического и химического оружия будут разработаны более совершенные концепции мониторинга и проверки — точно так же, как они, несомненно, должны быть улучшены в ядерной сфере, чтобы отмена когда-либо стала возможной.Но их будет очень сложно разработать и, вероятно, они будут несовершенными по своей способности своевременно предупреждать. Могут быть испробованы различные формы прямого и косвенного мониторинга — последний включает поиск несоответствий между количеством обученных ученых в данной стране и имеющимися там профессиональными должностями или несоответствие между количеством соответствующих ученых и связанных публикаций. Большие различия могут указывать на программы скрытого оружия. Можно также создать системы эпиднадзора за болезнями и создать группы быстрого реагирования на биологическое оружие для расследования любого предполагаемого развития незаконных патогенов или любых вспышек ассоциированного заболевания.Но для открытия большинства программ создания биологического оружия, вероятно, все же потребуется немалая удача.

Микробиологические исследования часто проводятся на небольших объектах, которые трудно, если вообще возможно, идентифицировать с помощью дистанционного зондирования. Различные режимы инспекций, режимы экспортного контроля и усиленные режимы биологической безопасности были предложены для снижения риска распространения патогенов безответственными субъектами. Но строгость инспекций на местах должна быть сбалансирована с законными интересами компаний в защите промышленных секретов, если и когда они разрабатывают новый коммерческий продукт, что усложняет задачу.И никакой режим инспекции не может с уверенностью помешать действиям опытного государственного деятеля, стремящегося тайно разрабатывать передовые патогены; технологии становятся слишком повсеместными, а возможность сокрытия незаконной деятельности слишком велика. Страны, склонные к обману, скорее всего, удастся скрыть свои исследовательские и производственные объекты.

По этим причинам в высшей степени возможно, что в будущем государство-агрессор может тайно разработать продвинутую «ошибку» — например, производное оспы, вызванное гриппом, устойчивое к современным методам лечения.Этот жук может сочетать заразные качества гриппа со смертельным исходом от очень тяжелых заболеваний. Именно такая перспектива побудила покойного Джона Стейнбрунера из Брукингса и Университета Мэриленда отметить, что «можно представить себе убийство большего количества людей с помощью передового патогена, чем с помощью нынешних арсеналов ядерного оружия».

Государство, разрабатывающее эту ошибку, может одновременно разработать вакцину или новый антибиотик, чтобы защитить свой народ от новой болезни. Конечно, это может быть сложно в свете технических проблем; например, разработка новых классов антибиотиков оказывается очень сложной.Даже в случае успешной разработки такое лечение может быть не полностью эффективным и со временем может работать хуже — например, эффективность вакцины, разработанной для поражения вируса, может ослабнуть, если исходный вирус мутирует. Если Соединенные Штаты столкнутся с перспективой того, что миллионы их собственных граждан заболеют, поскольку они считают ответом на жестокую агрессию, и их единственным выходом будет обычное возмездие, диапазон их вариантов может быть очень ограничен. В самом деле, сами войска, призванные для ответного удара, могут стать уязвимыми для болезни, что поставит под угрозу их физическую способность выполнять обычную операцию.Возможно, их можно было бы защитить на поле боя после того, как они оделись, но они могут оказаться уязвимыми до развертывания (вместе с остальной частью американского населения). Потенциальный противник, предчувствуя эти возможности, может найти концепцию такого продвинутого патогена очень привлекательной.

Будет ли действительно существовать ясный и окончательный моральный аргумент против использования ядерного оружия в ответ на атаку биологическим оружием, в результате которой погибли сотни тысяч — или даже миллионы — ни в чем не повинных американцев? Установление источника атаки или биологического патогена, который еще не использовался, но каким-то образом был взят пробы, может быть сложной задачей.Но обнаружение вполне возможно при различных сценариях, подобных описанному выше. Если бы жертвами стали огромное количество американских гражданских лиц, включая молодых, старых, немощных и больных, было бы трудно найти аргументы в пользу сдержанности. По крайней мере, это было бы не сильнее, чем аргументы в пользу отражения удара ядерного оружия и отказа от ответных мер.

В своей классической книге о справедливой и несправедливой войне Майкл Уолцер утверждает, что «ядерная война есть и будет оставаться морально неприемлемой, и нет никаких оснований для ее восстановления.Он также утверждает, что «ядерное оружие разрушает теорию справедливой войны. Это первые технологические инновации человечества, которые просто невозможно учесть в привычном моральном мире ». Казалось бы, это аргумент (поскольку биологическое оружие определенных типов предшествовало ядерным технологиям), что на самом деле ядерные угрозы никогда не могут быть оправданы против биологической атаки. Однако логика общей аргументации Уолцера против ядерного оружия явно основана на его неизбирательном и экстремальном воздействии — характеристиках, которые разделяют передовые биологические патогены, которых на самом деле не существовало, когда он писал эти слова.Безусловно, вся концепция ядерного сдерживания является концепцией сомнительной морали, и Уолцер прав, требуя как можно скорее найти альтернативу. При этом трудно утверждать, что ядерное сдерживание возможного применения противником ядерного оружия является менее моральным или оправданным, чем ядерное сдерживание возможного распространения противником передового патогена, который может убить миллионы.

В самом деле, ядерный ответ на такую ​​биологическую атаку мог бы быть осуществлен более гуманным способом, чем биологическая атака — если это было желательно в данной ситуации.Ядерное реагирование может быть нацелено на военные базы и командные штабы, например, избегая населенных районов, за исключением тех лидеров, которые непосредственно ответственны за первоначальную агрессию.

Тем не менее, есть способ обойти эту загадку, даже если Соединенные Штаты возьмут на себя обязательство не применять ядерное оружие первыми и соответственно изменят свои стандартные процедуры военного планирования. С юридической точки зрения спор начинается с концепции воинственной репрессалии. Несмотря на противоречивость и предмет обсуждения, идея здесь заключается в том, что если кто-то подвергается жестокому нападению со стороны страны, нарушающей международное право, потерпевшая страна имеет право в соответствии с U.N. Уставом (и его положениями о самозащите) соразмерные ответные меры таким образом, чтобы это само по себе могло нарушить международное право — и, следовательно, предположительно, собственные доктрины и обещания страны.

[J] ittery союзники, как только они увидят, что это не имеет существенного отношения к военной готовности США, почти наверняка приспособятся.

Во-вторых, что более важно, ни один противник не мог разумно предположить обратное. Если биологическая атака описанного выше типа была успешно проведена в какой-то отдаленный период — никто и близко не мог провести ее сейчас, даже если бы у них была мотивация, — маловероятно, что с учетом погибших миллионов невинных мирных жителей Соединенные Штаты Государства сочтут своим долгом отказаться от суровых ответных мер, основанных на каком-то историческом обещании.Поскольку ядерный удар на самом деле может быть нанесен с большей точностью, чем биологическая атака, ответ на самом деле может быть несколько менее серьезным и эскалационным, чем первоначальное нападение, что повышает вероятность того, что оно будет нанесено.

Обязательство об отказе от первого использования все равно будет иметь смысл, потому что будет пониматься, что оно сосредоточено на вероятных сценариях. Это с пользой уменьшило бы значимость ядерного оружия в краткосрочной оборонной политике США. И нервные союзники, как только они увидели, что это не имеет существенного отношения к У.С. военная готовность почти наверняка изменится. Все дома и за рубежом могут быть в безопасности, зная, что для поистине отвратительных и почти невообразимых сценариев, подобных тем, которые могут возникнуть в результате передовых, заразных, смертоносных биологических атак, хорошо обслуживаемый ядерный арсенал Америки был создан не только для галочки — и обеспечит значительное остаточное сдерживание, что бы ни говорила формальная доктрина.

Безусловно, такой залог неприменения первым будет также иметь лишь скромные преимущества.Но для основных целей американской политики национальной безопасности, я считаю, что мы действительно можем получить свой пирог и съесть его тоже — честно дайте добросовестное обещание не применять первым без потери всех сдерживающих преимуществ, которые исходят от ядерного арсенала США.

Быстрая последовательная индукция не используется в педиатрической анестезии

Обзор

DOI: 10.1111 / pan.12544. Epub 2014 30 сентября.

Принадлежности Расширять

Принадлежность

  • 1 Отделение анестезии, Королевская детская больница Абердина, Абердин, Великобритания.

Элемент в буфере обмена

Обзор

Томас Энгельгардт.Педиатр Анаест. 2015 Янв.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1111 / pan.12544. Epub 2014 30 сентября.

Принадлежность

  • 1 Отделение анестезии, Королевская детская больница Абердина, Абердин, Великобритания.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

(Классическая) индукция и интубация с быстрой последовательностью (RSII) считалась основополагающей для обеспечения безопасной анестезии.Этот метод состоит из комбинации лекарств и методов и предназначен для предотвращения легочной аспирации содержимого желудка с катастрофическими последствиями для пациента. В этом обзоре исследуются аспекты этой техники и подчеркиваются опасности и мошенничества, если эта методика применяется непосредственно в педиатрической анестезиологической практике. Автор рекомендует проводить контролируемую анестезию обученным детским анестезиологом с подходящим оборудованием для детей, которым грозит аспирация легких.RSSI — опасный метод, если он без изменений применяется в педиатрической анестезии, и в его «классической» форме он бесполезен.

Ключевые слова: дети; индукция быстрой последовательности; безопасная анестезия.

© 2014 John Wiley & Sons Ltd.

Похожие статьи

  • Контролируемая быстрая индукция и интубация — анализ 1001 ребенка.

    Нойхаус Д., Шмитц А., Гербер А., Вайс М. Neuhaus D, et al. Педиатр Анаест. 2013 августа; 23 (8): 734-40. DOI: 10.1111 / pan.12213. Epub 2013 14 июня. Педиатр Анаест. 2013. PMID: 23763293

  • [Быстрая индукция последовательности].

    Хинкельбейн Дж., Кранке П. Hinkelbein J, et al. Анастезиол Интенсивмед Нефалмед Шмерцтер.2018 сентябрь; 53 (9): 631-634. DOI: 10.1055 / а-0628-3122. Epub 2018 3 сентября. Анастезиол Интенсивмед Нефалмед Шмерцтер. 2018. PMID: 30176690 Обзор. Немецкий.

  • Быстрая индукция последовательности: старая концепция с новыми парадигмами.

    Вайт С., Виттенберг М., Гилберт-Каваи Э. Wythe S, et al. Br J Hosp Med (Лондон). 2019 2 апреля; 80 (4): C58-C61. DOI: 10.12968 / hmed.2019.80.4.C58. Br J Hosp Med (Лондон). 2019. PMID: 30951419 Рефератов нет.

  • Орфанная анестезия: инициатива научной рабочей группы детской анестезии Немецкого общества анестезиологов.

    Мюнстер Т. Мюнстер Т. Педиатр Анаест. 2015 Октябрь; 25 (10): 967. DOI: 10.1111 / pan.12757. Педиатр Анаест. 2015 г. PMID: 26333479 Рефератов нет.

  • Периоперационная легочная аспирация в педиатрической анестезиологической практике проводится нечасто и с низким риском.

    Келли CJ, Уокер RW. Келли CJ и др. Педиатр Анаест. 2015 Янв; 25 (1): 36-43. DOI: 10.1111 / pan.12549. Epub 2014 3 октября. Педиатр Анаест. 2015 г. PMID: 25280003 Обзор.

Процитировано

7 статьи
  • Детский респираторный дистресс.

    Чалландс Дж., Брукс К. Challands J, et al. BJA Educ. 2019 ноя; 19 (11): 350-356. DOI: 10.1016 / j.bjae.2019.07.004. Epub 2019 14 октября. BJA Educ. 2019. PMID: 33456857 Бесплатная статья PMC. Обзор. Рефератов нет.

  • Анестезия при пилоромиотомии.

    Крейг Р., Дили А. Крейг Р. и др. BJA Educ. 2018 июн; 18 (6): 173-177.DOI: 10.1016 / j.bjae.2018.03.001. Epub 2018 16 марта. BJA Educ. 2018. PMID: 33456829 Бесплатная статья PMC. Обзор. Рефератов нет.

  • Парадокс COVID-19 и детской анестезиологии: мнение Комитета детской анестезии Бразильского общества анестезиологов.

    Невилл MFL, Vanzillotta PP, Quintão VC. Невилл М.Ф.Л. и др. Braz J Anesthesiol.2020 март-апрель; 70 (2): 187-188. DOI: 10.1016 / j.bjane.2020.04.025. Epub 2020 13 мая. Braz J Anesthesiol. 2020. PMID: 32406429 Бесплатная статья PMC. Рефератов нет.

  • [Парадокс COVID-19 и детской анестезиологии: мнение Комитета детской анестезии Бразильского общества анестезиологов].

    Невилл MFL, Vanzillotta PP, Quintão VC. Невилл М.Ф.Л. и др.Braz J Anesthesiol. 2020 март-апрель; 70 (2): 187-188. DOI: 10.1016 / j.bjan.2020.04.003. Epub 2020 13 мая. Braz J Anesthesiol. 2020. PMID: 32405100 Бесплатная статья PMC. Португальский. Рефератов нет.

  • Внутривенное введение пропофола обеспечивает быструю интубацию новорожденным и младенцам, перенесшим серьезную операцию.

    Сгро С, Морини Ф, Бозза П, Пирсигилли Ф, Баголан П, Пикардо С.Sgrò S и др. Фронт Педиатр. 14 августа 2019; 7: 321. DOI: 10.3389 / fped.2019.00321. Электронная коллекция 2019. Фронт Педиатр. 2019. PMID: 31475123 Бесплатная статья PMC.

Условия MeSH

  • Анестезиология / методы *
  • Респираторная аспирация содержимого желудка / профилактика и контроль *

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Полнотекстовые источники

  • Другие источники литературы

  • Медицинские

Полнотекстовые ссылки [Икс] Wiley [Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

Дополнительная информация о высокоинтенсивных подсластителях, разрешенных для использования в пищевых продуктах в США

Высокоинтенсивные подсластители обычно используются в качестве заменителей сахара или альтернативы сахару, потому что они во много раз слаще сахара, но при добавлении в пищу дают лишь немного калорий или вообще не содержат калорий.Высокоинтенсивные подсластители, как и все другие ингредиенты, добавляемые в пищу в США, должны быть безопасными для употребления.

Сахарин

Сахарин одобрен для использования в пищевых продуктах в качестве непитательного подсластителя. Торговые марки сахарина включают Sweet and Low®, Sweet Twin®, Sweet’N Low® и Necta Sweet®. Он в 200-700 раз слаще столового сахара (сахарозы) и не содержит калорий.

Впервые обнаруженный и использованный в 1879 году, сахарин в настоящее время разрешен для использования при определенных условиях в напитках, фруктовых сокосодержащих напитках и основах или смесях, приготовленных для употребления в соответствии с инструкциями, в качестве заменителя сахара для приготовления пищи или использования на столе, и в обработанных пищевых продуктах.Сахарин также разрешен для использования в определенных технологических целях.

В начале 1970-х сахарин был связан с развитием рака мочевого пузыря у лабораторных крыс, что привело к тому, что Конгресс санкционировал дополнительные исследования сахарина и наличие предупреждающей этикетки на сахаринсодержащих продуктах до тех пор, пока в таком предупреждении не будет доказано, что необходимость в таком предупреждении отсутствует. С тех пор более 30 исследований на людях продемонстрировали, что результаты, полученные на крысах, не имеют отношения к человеку и что сахарин безопасен для употребления в пищу человеком.В 2000 году Национальная токсикологическая программа Национальных институтов здравоохранения пришла к выводу, что сахарин следует исключить из списка потенциальных канцерогенов. Продукты, содержащие сахарин, больше не должны иметь предупреждающую этикетку.

аспартам

Аспартам разрешен к употреблению в пищу в качестве питательного подсластителя. Торговые марки аспартама включают Nutrasweet®, Equal® и Sugar Twin®. Он действительно содержит калории, но поскольку он примерно в 200 раз слаще столового сахара, потребители, вероятно, будут использовать его гораздо меньше.

FDA одобрило аспартам в 1981 году (46 FR 38283) для использования при определенных условиях в качестве столового подсластителя, в жевательной резинке, сухих завтраках и сухих основах для определенных продуктов (например, напитков, растворимого кофе и чая, желатинов, пудингов). , и начинки, и молочные продукты, и начинки). В 1983 г. (48 FR 31376) FDA одобрило использование аспартама в газированных напитках и основах сиропа для газированных напитков, а в 1996 г. FDA одобрило его для использования в качестве «подсластителя общего назначения». Он нестабилен и теряет сладость при нагревании, поэтому его обычно не используют в выпечке.

Аспартам — одно из наиболее тщательно изученных веществ в продуктах питания человека, безопасность которого подтверждается более чем 100 исследованиями.

Ученые FDA проанализировали научные данные о безопасности аспартама в пищевых продуктах и ​​пришли к выводу, что он безопасен для населения в целом при определенных условиях. Однако людям с редким наследственным заболеванием, известным как фенилкетонурия (ФКУ), сложно усваивать фенилаланин, компонент аспартама, и им следует контролировать потребление фенилаланина из всех источников, включая аспартам.Этикетки пищевых продуктов и напитков, содержащих аспартам, должны включать заявление, информирующее людей с фенилкетонурией о том, что продукт содержит фенилаланин.

Ацесульфам калия (Ace-K)

Ацесульфам калий одобрен для использования в пищевых продуктах в качестве непитательного подсластителя. Он включен в список ингредиентов на этикетке продукта как ацесульфам K, ацесульфам калия или Ace-K. Ацесульфам калий продается под торговыми марками Sunett® и Sweet One®. Он примерно в 200 раз слаще сахара и часто сочетается с другими подсластителями.

FDA одобрило ацесульфам калия для использования в определенных категориях продуктов питания и напитков в 1988 году (53 FR 28379), а в 2003 году одобрило его в качестве подсластителя общего назначения и усилителя вкуса в пищевых продуктах, за исключением мяса и птицы, при определенных условиях использования. Он термостабилен, что означает, что он остается сладким даже при использовании при высоких температурах во время выпечки, что делает его подходящим в качестве заменителя сахара в выпечке.

Ацесульфам калия обычно используется в замороженных десертах, конфетах, напитках и выпечке.Более 90 исследований подтверждают его безопасность.

Сукралоза

Сукралоза одобрена для использования в пищевых продуктах в качестве некалорийного подсластителя. Сукралоза продается под торговой маркой Splenda®. Сукралоза примерно в 600 раз слаще сахара.

FDA одобрило сукралозу для использования в 15 категориях пищевых продуктов в 1998 г. и для использования в качестве подсластителя общего назначения для пищевых продуктов в 1999 г. при определенных условиях использования. Сукралоза — это подсластитель общего назначения, который можно найти в различных продуктах питания, включая выпечку, напитки, жевательную резинку, желатин и замороженные молочные десерты.Он термостабилен, что означает, что он остается сладким даже при использовании при высоких температурах во время выпечки, что делает его подходящим в качестве заменителя сахара в выпечке.

Сукралоза была тщательно изучена, и FDA рассмотрело более 110 исследований безопасности при одобрении использования сукралозы в качестве подсластителя общего назначения для пищевых продуктов.

Neotame

Неотам разрешен для использования в пищевых продуктах в качестве непитательного подсластителя. Неотам продается под торговой маркой Newtame® и примерно в 7–13 000 раз слаще столового сахара.

FDA одобрило неотам для использования в качестве подсластителя общего назначения и усилителя вкуса в пищевых продуктах (кроме мяса и птицы) при определенных условиях использования в 2002 году. Он термостабилен, что означает, что он остается сладким даже при использовании при высоких температурах во время выпечки, что делает его подходящим в качестве заменителя сахара в выпечке.

При определении безопасности неотама FDA проанализировало данные более чем 113 исследований на животных и людях, направленных на выявление возможных токсических эффектов, включая воздействие на иммунную систему, репродуктивную систему и нервную систему.

Advantame

Адвантам одобрен для использования в пищевых продуктах в качестве некалорийного подсластителя. Он примерно в 20 000 раз слаще столового сахара (сахарозы).

FDA одобрил аддитив для использования в качестве подсластителя общего назначения и усилителя вкуса в пищевых продуктах (кроме мяса и птицы) при определенных условиях использования в 2014 году. Он термостабилен, что означает, что он остается сладким даже при использовании при высоких температурах во время выпечки, что делает его подходящим в качестве заменителя сахара в выпечке.

При определении безопасности адвендама FDA проанализировало данные 37 исследований на животных и людях, направленных на выявление возможных токсических эффектов, включая воздействие на иммунную систему, репродуктивную систему и систему развития, а также нервную систему. FDA также провело обзор исследований фармакокинетики и канцерогенности, а также нескольких дополнительных исследовательских и скрининговых исследований.

Стевиол гликозиды

Стевиолгликозиды являются естественными составляющими листьев Stevia rebaudiana (Bertoni) Bertoni, растения, произрастающего в некоторых частях Южной Америки и широко известного как стевия.Они являются непитательными подсластителями и, как сообщается, в 200-400 раз слаще столового сахара.

FDA получило множество уведомлений GRAS об использовании стевиоловых гликозидов высокой чистоты (минимальная чистота 95%), включая Ребаудиозид A (также известный как Reb A), стевиозид, Ребаудиозид D, или препараты смеси стевиоловых гликозидов с Ребаудиозидом A и / или стевиозидом. как преобладающие компоненты. FDA не подвергало сомнению определения заявителей GRAS для этих подсластителей, полученных из стевии высокой чистоты, при предполагаемых условиях использования, указанных в уведомлениях GRAS, представленных в FDA.Ответные письма FDA по поводу таких высокочистых стевиоловых гликозидов доступны на веб-сайте FDA GRAS Notice Inventory.

Использование листьев стевии и сырых экстрактов стевии не считается GRAS, и их импорт в США не разрешен для использования в качестве подсластителей. Подробнее см. Предупреждение об импорте 45-06.

Фруктовые экстракты Луо Хан Го

Siraitia grosvenorii Экстракт плодов свингл (SGFE) содержит различные уровни могрозидов, которые являются непитательными компонентами фруктов, которые в первую очередь ответственны за характерную сладость SGFE.Сообщается, что SGFE, в зависимости от содержания могрозида, в 100–250 раз слаще сахара. Siraitia grosvenorii Swingle, широко известный как Luo Han Guo или плод монаха, — растение, произрастающее в Южном Китае.

FDA получило уведомление GRAS для SGFE. FDA не подвергало сомнению определение GRAS, вынесенное уведомителями для SGFE, при предполагаемых условиях использования, указанных в уведомлениях GRAS, представленных в FDA. Ответные письма FDA на SGFE доступны на веб-сайте агентства GRAS Notice Inventory.

Подсластитель Нормативный статус Примеры торговых марок, содержащих подсластитель Множитель интенсивности сладости по сравнению с столовым сахаром (сахароза) Допустимая суточная доза (ДСП)
миллиграммов на килограмм массы тела в день (мг / кг массы тела в сутки)
Количество пакетов настольных подсластителей, эквивалентных ADI *
Ацесульфам
Калий (Ace-K)

Одобрен в качестве подсластителя и усилителя вкуса в пищевых продуктах в целом (кроме мяса и птицы)

21 CFR 172.800

Sweet One®
Sunett®
200 х 15 23
Advantame

Одобрен в качестве подсластителя и усилителя вкуса в пищевых продуктах в целом (кроме мяса и птицы)

21 CFR 172.803

20 000 х 90 860 32,8 4 920 90 860
аспартам

Одобрен как подсластитель и усилитель вкуса в пищевых продуктах

21 CFR 172.804

Nutrasweet®
Equal®
Sugar Twin®
200 х 50 75
Neotame

Одобрен в качестве подсластителя и усилителя вкуса в пищевых продуктах в целом (кроме мяса и птицы)

21 CFR 172.829

Newtame®, 7,000-13,000 х 0,3 23
(интенсивность сладости при 10000 х сахарозы)
Сахарин

Одобрен в качестве подсластителя только в некоторых специальных диетических продуктах и ​​в качестве добавки, используемой для определенных технологических целей

21 CFR 180.37

Sweet and Low® Sweet Twin® Sweet’N Low® Necta Sweet® 200-700 х 15 45
(интенсивность сладости при 400 x сахарозы)
Siraitia grosvenorii Фруктовые экстракты Swingle (Luo Han Guo) (SGFE) SFGE, содержащий 25%, 45% или 55% могрозида V, является предметом уведомлений GRAS об особых условиях использования
Инвентарный список уведомлений GRAS
Nectresse®
Monk Fruit в сыром виде
PureLo®
100-250 х NS *** ND
Некоторые стевиоловые гликозиды высокой чистоты, очищенные из листьев Stevia rebaudiana (Bertoni) Bertoni

≥95% чистых гликозидов

Предмет уведомлений GRAS об особых условиях использования
Опись уведомлений GRAS

Truvia®
PureVia®
Enliten®
200-400 х 4 ** 9
(интенсивность сладости при 300 х сахарозы)
Сукралоза

Обычно одобрен в качестве подсластителя в пищевых продуктах

21 CFR 172.831

Splenda® 600 х 5 23

* Количество пакетов со столовым подсластителем, которое необходимо потребить человеку весом 60 кг (132 фунта), чтобы достичь ADI. Расчеты предполагают, что пакет высокоинтенсивного подсластителя сладок, как две чайные ложки сахара.
** ADI, установленный Объединенным комитетом экспертов ФАО / ВОЗ по пищевым добавкам (JECFA)
*** NS означает не указано. Числовой ДСП может не считаться необходимым по нескольким причинам, включая доказательства безопасности ингредиента на уровнях, значительно превышающих количества, необходимые для достижения желаемого эффекта (например,г., как подсластитель) в пище.

В чем разница между питательными и непитательными подсластителями высокой интенсивности?

Питательные подсластители повышают калорийность продуктов, которые их содержат, в то время как непитательные подсластители очень низкокалорийны или совсем не содержат калорий. В частности, аспартам, единственный одобренный питательный высокоинтенсивный подсластитель, содержит более двух процентов калорий в эквивалентном количестве сахара, в отличие от непитательных подсластителей, которые содержат менее двух процентов калорий в эквивалентном количестве сахара. .

Почему предполагаемые условия использования высокоинтенсивных подсластителей иногда не включают использование в продуктах из мяса и птицы?

Предполагаемые условия использования некоторых высокоинтенсивных подсластителей, одобренных для использования в качестве пищевых добавок, не включают использование в продуктах из мяса и птицы, поскольку компании, которые запрашивали одобрение FDA для этих веществ, не запрашивали такое использование. В случае высокоинтенсивных подсластителей, которые являются предметом уведомлений GRAS (т.е. определенных стевиоловых гликозидов высокой чистоты и SGFE), уведомляющие не включали использование в мясных и птицеводческих продуктах в качестве предполагаемого условия использования в уведомлениях GRAS, которые они представлены для оценки FDA.

Если высокоинтенсивный подсластитель предлагается для использования в продукте из мяса или птицы в рамках петиции о пищевой добавке, FDA будет нести ответственность за проверку безопасности высокоинтенсивного подсластителя в предлагаемых условиях использования, а также за безопасность пищевых продуктов и инспекцию. Служба (FSIS) Министерства сельского хозяйства США (USDA) будет отвечать за оценку его пригодности. Если FDA уведомлено в рамках Программы уведомлений GRAS о том, что высокоинтенсивный подсластитель является GRAS для использования в продуктах из мяса или птицы, FDA оценит, является ли уведомление достаточным основанием для определения GRAS и доступна ли информация в уведомлении или иным образом для FDA поднимает вопросы, которые заставляют агентство сомневаться в том, является ли использование высокоинтенсивного подсластителя GRAS.FDA также направит уведомление GRAS в FSIS, чтобы оценить, соответствует ли предполагаемое использование вещества в мясе или продуктах из птицы соответствующим законодательным актам, которые находятся в ведении FSIS.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *