Разное

Обществознание что такое индивидуальность: Человек, индивид, личность — понятие и признаки

Содержание

Человек, индивид, личность — понятие и признаки

Индивидуальность

В процессе становления личности человек не только усваивает общественные нормы, которые объединяют людей, но и осознает свои отличия от других. Отчасти разница между людьми проявляется уже с рождения — даже младенцы имеют разную внешность и разный темперамент. С годами к этому добавляются различия в знаниях, навыках, мировоззрении и т. д. Это называется индивидуализацией — самоопределением личности, формированием ее уникальных качеств, мировоззрения, нравственных и философских основ.

Индивидуальность, как ее определяет обществознание, — это уникальная психофизиологическая структура человека. Неповторимый комплекс, который складывается из темперамента, характера, интеллекта, мировоззрения, способностей и навыков, внешних черт и т. д.

Этот термин подчеркивает своеобразие каждого индивида, его самобытность. Ведь даже близнецы, которые совершенно одинаковы с генетической точки зрения, с годами приобретают разный жизненный опыт, а он влечет за собой все больше различий.

Сильная личность

На протяжении жизни человек может попадать в экстремальные ситуации, которые становятся проверкой того, насколько силен его внутренний стержень — индивидуальность и личность. Насколько укоренились и стали частью «Я» его убеждения, принципы, мировоззрение и т. д.

Австрийские психиатры Бруно Беттельгейм и Виктор Франкл, попавшие в концлагеря во время Второй мировой войны, писали, что от сохранения индивидуальности иногда зависит сама жизнь человека. Условия концлагерей приводили не только к физическому истощению, но и к разрушению личности — целью фашистов было опустить заключенных до уровня индивида, занятого лишь биологическими потребностями. На практике такой индивид хотя и становился «идеальным» послушным заключенным, но быстро терял волю к жизни, память, способности и даже инстинкт самосохранения.

Франклу и Беттельгейму, по их собственному признанию, помогло выжить только стремление сохранить свою индивидуальность —продолжать умственную работу, ставить перед собой жизненные цели, даже если их реализация была на тот момент маловероятной. Так, Беттельгейм, лишенный возможности писать, сочинял книгу в уме, а Франкл вместе с группой врачей организовал тайную службу психологической помощи другим заключенным. Сильную личность как высшую ступень развития характеризует умение преодолевать жизненные обстоятельства, поставив духовные ценности не только выше материальных, но и выше биологических потребностей.

Итак, мы разобрались, что такое личность в обществознании и чем этот термин отличается от таких понятий, как «индивид» и «человек». Помимо теоретического материала предлагаем небольшой тест.

Вопросы для самопроверки

  1. Человека как субъект общественных отношений характеризует следующий термин:

    а) индивид,

    б) индивидуальность,

    в) личность.

  2. Человека от животных отличает:

    а) взаимодействие с другими представителями вида,

    б) способность преодолевать инстинкты,

    в) способность использовать подручные средства как орудия труда.

  3. На формирование личности влияет:

    а) воспитание в семье,

    б) культурная среда,

    в) исторические условия,

    г) все перечисленное.

  4. Какие из перечисленных черт и качеств относятся к понятию «индивидуальность»:

    а) необычный цвет волос,

    б) высокий интеллект,

    в) творческие способности,

    г) все перечисленное.

  5. Что характеризует человека как личность?

    а) характер и темперамент,

    б) принадлежность к Homo Sapiens,

    в) черты, проявляющиеся во взаимодействии с другими людьми.

Индивидуальность человека

У детского поэта Романа Сефа есть такие стихи:

«У вороны

Пятеро птенцов,

Пятеро

Весёлых сорванцов.

Пятеро, все пятеро

Уселись на суку,

Каждый

Проглотил

По червяку.

Четверо

Сказали:

-Карр, карр, карр, карр,

Спасибо!

Ну а пятый:

- Мамочка,

Ах, мамочка,

Ку-ку!»

Вы, наверное, уже заметили, что точно так же, как птенцы, вы и ваши родители, ваши соседи по парте, ваши друзья, ваши учителя в школе, в целом, все люди на нашей планете, то есть мы с вами, в общих чертах очень похожи друг на друга.

У всех есть две руки, две ноги и голова. Все люди нуждаются в дыхании и питании. У нас у всех одинаковое строение организма, мы умеем говорить и мыслить, и так далее.

Но в то же время найти двух одинаковых людей практически невозможно. Ведь каждый из нас имеет только присущие ему черты и особенности. Кто-то умеет рисовать, а кто-то – петь, у кого-то – голубые глаза, а у кого-то – карие, кто-то добросовестно готовится к урокам в то время, как его одноклассник всё время тратит на компьютерные игры.

Например, датский художник-карикатурист Херлуф Бидструп показал индивидуальность следующим образом.

То есть у каждого из вас есть индивидуальные, присущие только вам черты, которые и отличают вас от ваших одноклассников или друзей. И число этих различий, как борода у героев карикатуры, растёт по мере вашего взросления.

Как вы уже поняли, каждый человек неповторим и уникален, то есть является индивидуальностью.

На индивидуальность оказывает влияние исторический период, в котором мы живём, наши нравственные принципы, образование, род деятельности и многое другое.

Например, про Карлсона можно сказать, что он красивый, в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил, который любит варенье.

Как говорят учёные, индивидуальность – это набор характерных особенностей и свойств, отличающих одного человека от другого.

Российский психолог Александр Асмолов считает, что индивидом рождаются, личностью становятся, а индивидуальность отстаивают.

И действительно, начиная с самого своего рождения человек всю жизнь формируется как личность. Как мы с вами уже знаем, главное влияние на формирование личности человека оказывает общество. Любое общество устанавливает для людей определённые рамки поведения, которые для него приемлемы. Общество может заставить людей одинаково мыслить, одинаково вести себя в определённой ситуации, одеваться определённым образом и многое другое.

Поэтому каждой личности приходится отстаивать свою индивидуальность, чтобы не только отличаться от других людей, но и с помощью своей индивидуальности влиять на общественные нормы и правила с целью их изменения.

Например, ещё в начале двадцатого века увидеть на улице девушку в короткой юбке было практически невозможно, так как в обществе считали такую одежду не только вызывающей, но и неприличной. А полицейские  многих стран мира даже измеряли длину юбок потенциальных нарушительниц общественного порядка.

Но уже к шестидесятым годам, благодаря тому, что многие девушки решили проявить свою индивидуальность с помощью этого предмета гардероба, общество пошло на уступки и пересмотрело нормы приличия.

В той или иной степени, каждый из нас защищает и отстаивает свою индивидуальность, даже если вы этого сами не замечаете.

Как говорит российская писательница Татьяна Соломатина: «Мы все слишком индивидуальны, чтобы загонять нас в прокрустово ложе шаблонов».

Когда кто-то обладает выдающимися характеристиками, то о нём действительно хочется сказать, что он яркая индивидуальность.

Например, яркой индивидуальностью был император Франции Наполеон Бонапарт. Целеустремлённый, умный, с выраженными амбициями и лидерскими чертами. Кстати, одной из основных целей император Франции считал как раз отстаивание индивидуальности. Отстаивать и развивать свою индивидуальность необходимо также и для самореализации человека.

Например, американский психолог Абрахам Маслоу относил самореализацию к высшим потребностям человека. Хотя сами люди далеко не всегда осознают это. Маслоу отмечал, что в США в середине шестидесятых годов потребность в самореализации удовлетворяли около 10% людей.

Но как можно выразить свою индивидуальность?

Например, это можно сделать с помощью внешности. Для этого достаточно выбрать свой собственный стиль в одежде, причёске или поведении. Здесь главное не переусердствовать, чтобы не шокировать окружающих своим индивидуальным внешним видом. Хотя и в этом случае вы будете заметны и индивидуальны. Другое дело – нужно ли это вам? Поразмышляйте об этом на досуге.

Ещё одним способом самовыражения может стать ваше увлечение, хобби. Ведь не все поголовно собирают марки или катаются на скейтборде.

Очень важно иметь собственное мнение и возможность сообщить о своей позиции окружающим, но есть риск быть непонятым. Тем не менее, не следует отказываться от своих принципов в угоду другим.

Чтобы раз и навсегда решить для себя, как выразить свою индивидуальность, надо по-настоящему быть ею, приложить усилия для того, чтобы люди смогли запомнить не цвет вашего нового наряда, а именно вас в нём. Каждый из вас может отыскать в себе что-то, что будет не только отличать вас от других людей, но и покажется им интересным.

Индивидуальность также определяет способности человека к деятельности и его успешность.

Например, художник может мысленно представить себе будущую картину перед тем, как начать рисовать. А проектировщик умеет логически мыслить, изобретать, а затем переносить свои идеи на бумагу в виде чертежа.

У одарённых, гениальных людей индивидуальность приобретает особые формы, которые принято называть талантом.

Возьмём, к примеру, талантливого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, которые ещё в лицейские годы поражал всех своей творческой индивидуальностью.

Его друг по лицею Иван Пущин вспоминал, что на одном из занятий профессор Царскосельского лицея Николай Кошанский предложил ученикам попробовать стихами описать розу. «Наши совсем не клеились, писал Пущин. – А Пушкин мигом прочёл два четверостишия, которые всех нас восхитили».

На момент написания этих строк будущему всемирно известному поэту было шестнадцать лет. Таковы были его способности к творчеству, такова была индивидуальность Пушкина.

Кстати, на досуге можете и сами попробовать описать розу, быть может в вас затаился будущий великий русский поэт.

Ведь как говорит английский писатель Нил Гейман: «У вас есть то, чего нет больше ни у кого, – вы. Ваш голос, ваш ум, ваша история, ваше видение. Поэтому пишите, рисуйте, стройте, играйте, танцуйте, живите так, как можете лишь вы».

Тема 8. Индивид, индивидуальность, личность. Социализация индивида

Понятия «индивид», «индивидуальность», «личность» в научной и популярной литературе употребляются как близкие по значению, но они не являются синонимами.

Индивид (от лат. individuum – неделимый, неразделенный) – это единичный представитель человеческого рода, конкретный носитель всех социальных и психологических черт человечества: разума, воли, потребностей, интересов и т. д. (человек как отдельная особь среди других людей).

Индивидуальность – это неповторимое своеобразие проявлений человека, подчеркивающая исключительность, многосторонность и гармоничность, естественность и непринужденность его деятельности (человек как один из многих, но с учетом его личных особенностей : внешний облик, манера поведения, характер и т.  д.).

Личность (от лат. persona – особа) – это человеческий индивид, являющийся субъектом сознательной деятельности, обладающий совокупностью социально значимых черт, свойств и качеств, которые он реализует в общественной жизни (человек с социально значимыми качествами ).

Структура личности

•  Социальный статус – место человека в системе общественных отношений.

•  Социальная роль – образ поведения, одобренный нормативно и соответствующий социальному статусу.

•  Направленность – потребности, интересы, взгляды, идеалы, мотивы поведения.

Не всякий человек является личностью. Человеком рождаются, личностью становятся в процессе социализации.

Социализация (от лат. socialis – общественный) – это процесс усвоения и дальнейшего развития индивидом культурных норм и социального опыта, необходимых для успешного функционирования в обществе.

Процесс социализации продолжается всю жизнь, поскольку человек за это время осваивает множество социальных ролей.

Социализация охватывает все процессы включения индивида в систему общественных отношений, складывания у него социальных качеств, т. е. формирует способность участвовать в социальной жизни.

Все, что влияет на процесс социализации, обозначается понятием «агенты социализации ». К ним относятся: национальные традиции и обычаи; государственная политика; средства массовой информации; социальное окружение; образование; самовоспитание.

Расширение и углубление социализации происходит:

–  в сфере деятельности – расширение ее видов; ориентировка в системе каждого вида деятельности, т. е. выделение главного в ней, ее осмысление и т. п.

–  в сфере общения – обогащение круга общения, углубление его содержания, развитие навыков общения.

–  в сфере самосознания – формирование образа собственного «Я» («Я»-концепция) как активного субъекта деятельности, осмысление своей социальной принадлежности, социальной роли и др.

Образцы заданий

Прочитайте текст и выполните задания С1 С4 .

«Индивидуальность означает отграниченность, неповторимость личности, т. е. способность к самостоятельной жизни, к саморегулированию, к сохранению своей устойчивости. Человеческая индивидуальность, отличаясь такими признаками, как целостность, обособленность, неповторимость, автономность, свобода, наличие внутреннего „Я“, творчество, в то же время не только не означает разобщенности человека и общества, но, напротив, создает основу для их более глубокого единства. <…>

Уникальность, неповторимость личностей, взаимодополнение друг друга своими особенностями есть один из факторов успешного развития подлинно гуманного гармоничного общества. Индивидуализация является одним из моментов, связывающих людей. Известно, что взаимодействие вообще оказывается крепким, если в «другом» предмет находит дополнение самого себя, то, чего ему как таковому не хватает. Поэтому чем более развита индивидуальность, самостоятельность, инициатива, творчество каждого человека, тем богаче и сильнее общество в целом. <…>

Всякое проявление жизни индивида является проявлением и утверждением общественной жизни. Индивидуальная и общественная жизнь не отличны принципиально друг от друга, а выступают как две стороны жизни одного человека. <…>

Таким образом, неправомерно толкование индивидуального как только единичного и неповторимого. Определяя индивидуальность, мы делаем лишь акцент на том, что отличает людей друг от друга. Определяя личность, подчеркиваем общие, типические черты. <…>

Индивидуальность, которая, как уже отмечалось, может свободно развиваться лишь во взаимодействии с другими людьми, когда каждый человек дополняет, продолжает, обогащает благодаря своим особенностям другого человека, ничего общего не имеет с индивидуализмом. Индивидуализм означает противопоставление человека обществу, отношение к другим людям как к средству своего частного существования. Эта разорванность общества и личности, как правило, обращается против самого человека. Таким образом, в индивидуалистической интерпретации другой человек есть граница «для меня», в условиях развитых коллективистских отношений каждый другой есть не граница, а продолжение и дополнение «меня самого» ( Спасибенко С. Г. Общее и индивидуальное в социальной структуре человека // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 3. С. 98–101.).

C1. Что такое индивидуальность? Каковы ее признаки?

Ответ: Индивидуальность означает отграниченность, неповторимость личности, т. е. способность к самостоятельной жизни, саморегулированию, сохранению своей устойчивости. С помощью понятия «индивидуальность» делается акцент на отличиях людей друг от друга.

Признаки индивидуальности: целостность, обособленность, неповторимость, автономность, свобода, наличие внутреннего «Я», творчество.

C2. Опираясь на текст, укажите, почему индивидуальность является одним из факторов развития подлинно гуманного гармоничного общества. Ответ: Индивидуальность является одним из факторов развития подлинно гуманного гармоничного общества поскольку известно, что взаимодействие вообще оказывается крепким, если в «другом» предмет находит дополнение самого себя, чего ему как таковому не хватает. Поэтому чем более развита индивидуальность человека, выраженная в самостоятельности, инициативе, творчестве, тем богаче и сильнее общество в целом.

C3. Как автор определяет сущность понятия «личность»? Приведите с опорой на знания обществоведческого курса три важнейшие характеристики личности. Ответ: Автор определяет личность как воплощение общего, типичного. В качестве важнейших характеристик личности могут быть названы: индивидуальность, духовность, социальный статус, коммуникативный характер.

C4. В тексте говорится о двуединстве общего и индивидуального как об одном из внутренних источников формирования личности. Поясните этот вывод одним из примеров. Ответ: В качестве примера может быть приведен следующий: Формирование личности предполагает соотношение социально-типического (общего) и творчески индивидуального в человеке. Пренебрежение данным соотношением чревато тяжелыми последствиями. И общество, и человек страдают как от обезличивания, нивелировки, недооценки значения индивидуальности, так и от абсолютизации индивидуальных, неповторимых качеств человека.

Человек. Индиивд. Личность — История и обществознание. Баутина Екатерина

Все люди, живущие на Земле уже более 50 тысяч лет, относятся к одному и тому же виду — Homo sapiens (человек разумный). Этот факт общепризнан. Однако оказалось не так просто выделить то специфическое, что отличает человека от животных. В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий в качестве исходного отличительного признака вида Homo sapiens выступает культура, играющая решающую роль в определении человеческих поступков. При этом природа человека признается бинарной, т.е. двойственной, включающей в себя как биологические, так и социальные характеристики. Однако вопрос об их соотношении до сих пор остается нерешенным.

Итак, понятие «человек» обобщает социальное и биологическое начала. Поэтому наряду с ним в научную терминологию были введены понятия, отражающие отдельные аспекты человека, на которых акцентируется внимание при его изучении, такие, как индивид, индивидуальность, личность.

Индивид (от лат. individuum — неделимое, особь) — это отдельно взятый человек, представитель человеческого рода, обладающий определенными биологическими особенностями, устойчивостью психических процессов и свойств, активностью и гибкостью в реализации этих свойств применительно к конкретной ситуации. Понятие «индивид» следует отличать от понятия «индивидуальность».

Индивидуальность — своеобразное сочетание биологических и социальных особенностей человека, отличающих его от других людей. Если индивидом человек является по факту своего рождения, то индивидуальность складывается и модифицируется в процессе его жизнедеятельности.

Способности и характер.

В структуре личности важное значение имеют:

1. Способности.

2. Темперамент.

3. Характер.

4. Волевые качества.

5. Мотивация.

6. Социальные установки.

Способность — наследственные  возможности человека к какому – либо виду деятельности.

Виды способностей:

  • Общие
  • Специальные
  • Интеллектуальные (умственные, мыслительные)
  • Художественные.
  • Организаторские.
  • Коммуникативные.
  • Инструментальные.

Этапы развития способностей:

Наследственные способности (задатки)

Развитые способности.

Одаренность – способность к многим видам деятельности.

Талант — выдающиеся врожденные способности, особая природная одаренность.

Гениальность — высший уровень развития способностей человека, при которых деятельность человека отличается совершенством, оригинальностью; создаются вещи, никогда ранее не существовавшие.

Природные (врожденные) задатки способностей (например, сила, равновесие и подвижность процессов возбуждения и торможения и другие анатомо-физиологические особенности) называются одаренностью. Одаренность есть лишь природные предпосылки способностей. Последние же выражаются в мастерстве, которое приходит в процессе приобретения жизненного опыта, воспитания в широком смысле этого слова. Развитие способностей одаренного человека происходит в том случае, если у человека обнаруживается устойчивая склонность к какому-либо делу, любовь к этому делу. Способствует развитию способностей общая работоспособность человека, умение трудиться не покладая рук, упорно добиваясь искомого результата. Своеобразное сочетание способностей, которое обеспечивает возможность творческого выполнения какой-либо деятельности, называется талантом к данной деятельности.
Деятельность, активность человека обусловлена потребностями.

Темперамент – совокупность психических свойств человека, зависящих от физиологических особенностей организма и составляющих определенный психологический тип.

Характер – от греческого «печать, чеканка» — индивидуальное сочетание устойчивых особенностей личности, проявляющееся в типичных способах поведения:

  • В отношении к другим людям (общительность, замкнутость, доброта)
  • В отношении к труду (инициативность, ответственность, трудолюбие, леность, недобросовестность).
  • В отношении к вещам (щедрость, аккуратность, скупость, неряшливость).
  • В отношении к себе (скромность, самокритичность, гордость, самомнение, честолюбие)

Формируется характер под воздействием трех условий:

  • наследственность.
  • общественное окружение.
  • самовоспитание.

Воля — психический процесс сознательного управления деятельностью, проявляющийся в способности человека преодолевать ограничения, трудности и препятствия на пути к поставленной цели. Преодоление препятствий и трудностей требует волевого усилия — особого состояния, мобилизующего физические, интеллектуальные и моральные силы человека

Личность — это целостность социальных свойств человека, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений.

Не всякий человек является личностью. Человеком рождаются, личностью становятся.

Личность формируется в процессе социализации, в ходе которой происходит усвоение индивидом ценностно-нормативной системы общества, его социальных функций, а также осуществляется развитие самосознания. Основой формирования личности выступают общественные отношения. Включенность индивида в различные социальные группы, осуществление постоянных взаимодействий с другими людьми — необходимое условие для становления и развития социального «Я». В противном случае, то есть в случае социальной изоляции индивида, он превращался в ферального человека (явление, названное «феномен Маугли» из сказки Киплинга). Феральные люди в своем поведении практически ничем не отличаются от животных. Они не умеют разговаривать, абстрактно мыслить, не могут взаимодействовать с людьми, боятся их, у них отсутствует самосознание, самоидентификация. Попытки их запоздалой социализации, включения в общественную жизнь не приводят к ощутимым успехам. Обычно феральные люди быстро умирают, так и не адаптировавшись в чуждой им социальной среде. Таким образом, именно включенность индивида в социальную среду дает возможность биологическому существу превратиться в общественное, стать человеком.

Личность – это воплощение некоего общественного характера, индивидуального и , вместе с тем, типичного, социального. Личность, таким образом, может проявляться как индивидуально выраженное явление. Таким образом, личностью можно назвать лишь того человека, который в своих действиях, поведении и мышлении отличается самостоятельностью и самодостаточностью. Социальная роль, которую выполняет личность, формируется и имеет значение только в обществе, в этом смысле личность всегда выражает себя в качестве представителя того или иного общества, исторической эпохи. Однако личность всегда неповторима, так как общественное, типичное она всегда реализует в индивидуальной, присущей только ей форме. Кроме того, не надо забывать, что причины индивидуально – неповторимых особенностей определяются набором генов, полученных от родителей, и в этом смысле каждая личность уникальна.

Понятие личности стало отражать в себе 4 важнейшие характеристики: индивидуальность, духовность, социальный статус и коммуникативный характер.

Общепринятая типология личности

Тип личности                              Характеристика

Политический

Воплощает стремление к господству, к распределению социальных ролей, навязывает свое нормативное поле общения.

Эстетический

Тяготеет к общению в неролевой ситуации, в
общении самовыражается. Ярко индивидуалистичен.

Религиозный

Главное — общение с Абсолютом (Богом). Это общение становится ролью-признанием. Все остальное приобретает второстепенное значение.

Социальный

для него общение — форма самоотдачи. Основная форма жизни — любовь Вживаясь в объект любви, может принять любую форму жизнедеятельности.

Экономический

Основа поведения — прагматическая ориентация. В общении стремится прежде всего к достижению пользы.

 

Свобода и ответственность.

«Я верю в свободу,  в право человека быть самим собой, отстаивать себя и давать отпор всем тем, кто мешает ему состояться. Но свобода — это нечто большее, чем отсутствие притеснения. Свобода — это не только «свобода от.. Это «свобода для. — свобода стать независимым; свобода чувствовать свое бытие, а не обладать вещами или командовать людьми.. Эти рассуждения психолога Э. Фромма вводят нас в непростую проблему свободы человека и его ответственности перед собой и обществом.
Один философ сказал: «свобода – не в независимости. Свобода – в осознании нужности кому – то»

Можно ли поставить равенство между словами личность и индивидуальность | ЕГЭ Обществознание

В чём проблема?

Человек, индивид, индивидуальность и личность НЕ синонимы. С самых первых уроков обществознания эти понятия идут в единой связке и очень часто восьмикласснику трудно разобраться с этим вопросом.

Если в основной школе этот материал был плохо понят и не усвоен, то в старших классах приходится изучать этот вопрос с нуля.

В чём разница?

В сжатом виде вся тема может разместиться на одном листе:

Рисунок 1. Материал из методических разработок автора

Рисунок 1. Материал из методических разработок автора

Для понимания этого материала бывает вполне достаточно.

А для применения?
– Нет!

Следует отметить, что данный вопрос довольно часто предлагается в задании 29:

Рисунок 2. Тема реального задания 29.1 с сайта ФИПИ

Рисунок 2. Тема реального задания 29.1 с сайта ФИПИ

Если понятие индивид обычно не вызывает никаких проблем при объяснении и усвоении, то сравнивая личность и индивидуальность ученики испытывают затруднения.

Что нужно знать?

Для того, чтобы справиться с этой темой мини-сочинения на экзамене необходимо понимать, что

Рисунок 2. Материал из методических разработок автора

Рисунок 2. Материал из методических разработок автора

На уроке обычно я долго рассуждаю с детьми на эту тему и задаю при этом массу вопросов. Но формат статьи не позволяет это делать, поэтому суть своего объяснения я приведу в виде кругов Эйлера (для образности заменю круг на профиль человека):

Рисунок 3. Материал из методических разработок автораРисунок 4. Материал из методических разработок автораРисунок 5. Материал из методических разработок атвора

Рисунок 3. Материал из методических разработок автора

Место пересечения (см. фиолетовый цвет рис.4) – это те свойства личности, которые составляют основу ее индивидуальности (воля, чувства, характер, опыт и пр.).

Оставшаяся часть, символизирует личность (см. розовый цвет рис.5), соответствует тем свойствам, которые являются социально типичными и характеризуют человека как представителя больших и малых социальных групп.

Противоположная часть (см. оранжевый цвет рис. 6) символизирует индивидуальность и представляет собой биохимические, общесоматические свойства, характеризующие человека как биологический организм. К индивидуальным признакам, не относящимся к личности, принадлежат, например, физическая конституция, тип нервной системы, темперамент, природные задатки.

Важно понимать, что это изображение лишь схематическое представление о сложных понятиях, поэтому более подробно об индивидуальности и личности я расскажу в следующих статьях…

P.S. Дополнительно по этой теме можно посмотреть мой урок на сайте МосОбрТВ в разделе «Учимся вместе. Уроки для 9-11 классов».

Удачи на ЕГЭ! Спасибо, что дочитали.

Презентация «Как стать личностью?» — обществознание, презентации

библиотека
материалов

Содержание слайдов

Номер слайда 1

Пар.5. Как стать личностью.

Номер слайда 2

человек Индивид, индивидуальность, личность. природное социальное

Номер слайда 3

1. Индивид, индивидуальность, личность. Индивид -… Индивидуальность — … Личность — …

Номер слайда 4

1. Индивид, индивидуальность, личность. Индивид (individuum — отдельный человек) — это человек как представитель человеческого рода. Индивидуальность — неповторимое своеобразие человека, набор его уникальных качеств. Личность — это система социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества.

Номер слайда 5

Индивид – конкретный представитель человеческого рода, обладающий только ему присущими признаками, определёнными генетикой.

Номер слайда 6

Личность – индивид с приобретёнными социальными качествами.

Номер слайда 7

Стать личностью – это значит не только обладать важными для общества качествами, но и проявлять их в разнообразной деятельности.

Номер слайда 8

Известный древнегреческий баснописец Эзоп был рабом Ксанфа. Однажды Ксанф отправил Эзопа посмотреть, много ли народу в бане. Вернувшись, Эзоп сказал, что в бане один человек. Ксанф пришел в баню и усидел, что там много народа. — Почему ты обманул меня? — закричал он на Эзопа. — Взгляни на этот камень, — ответил Эзоп. — Он лежал у порога, все спотыкались ругались, но никто не убрал его. Нашелся лишь один, который, споткнувшись, откинул его подальше. Вот я и решил, что он единственный человек в этой бане. 1) Заполните пропуски в тексте. Можно сказать, что Ксанф употреблял понятие «человек» в значении__________________, а Эзоп — в значении ________________________ . 2) Какие особенности личности Эзопа проявились в этой ситуации? Эзоп (древнегреческий баснописец)

Номер слайда 9

II. Жизненные ценности и ориентиры.

Номер слайда 10

Это то, чем человек дорожит больше всего и к чему стремится.

Номер слайда 11

Как правило, стандартный набор ЖЦиО сводится к следующему:

Номер слайда 12

хорошее …..;

Номер слайда 13

— хорошее физическое здоровье;

Номер слайда 14

— ….

Номер слайда 15

— интересная и высокодоходная деятельность;

Номер слайда 16

— ….;

Номер слайда 17

— крепкая и гармоничная семья;

Номер слайда 18

— …;

Номер слайда 19

— современное добротное жильё;

Номер слайда 20

— ….

Номер слайда 21

— возможность путешествовать и познавать мир.

Номер слайда 22

В зависимости от индивида, перечень приоритетных ЖЦиО может различаться (порой – существенно).

Номер слайда 23

III. Становление личности- Происходит постепенно в процессе социализации (приобщения к социальным нормам и ценностям).

Номер слайда 24

В результате данного процесса у человека формируется мировоззрение – ….

Номер слайда 25

Мировоззрение – система взглядов на мир, место человека в нём, смысл его жизни и деятельности.

Номер слайда 26

Социализация – процесс … Этапы(фазы) становления личности.

Номер слайда 27

Социализация – процесс становления личности. 2. Этапы(фазы) становления личности.

Номер слайда 28

Социализация – процесс становления личности. 2. Этапы становления личности.

Номер слайда 29

Кто помогает человеку пройти путь социализации?

Номер слайда 30

Кто помогает человеку пройти путь социализации?

Номер слайда 31

Кто помогает человеку пройти путь социализации?

Номер слайда 32

Кто помогает человеку пройти путь социализации?

Номер слайда 33

Номер слайда 34

Задание. Прочитайте ситуацию изложенную в учебнике на стр. 40.

Номер слайда 35

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ Учить параграф 5, выучить определения, рубрика «в классе и дома» №4

Обществознание — 10 Индивид индивидуальность личность Что

Обществознание — 10 Индивид, индивидуальность, личность

Что такое личность? Подходы к трактовке личности Социологический Антропологический Личность — носитель общечеловеческих свойств Это родовое понятие, означающее представителя рода Homo sapiens Личность – это объект и продукт социальных отношений Это система ролевого поведения под влиянием социальных ожиданий Персоналистический Личность – абсолютно самостоятельная и индивидуально-неповторимая целостность. Экзистенциализм рассматривает личность в её абсолютной самостоятельности и уникальности. Человек теряет свою индивидуальность, растворяясь в массе современного индустриального мира вещей

Кого можно считать личностью? Личностью не рождаются, ею становятся Личность – результат социализации индивида А как назвать того, кто ещё в процессе социализации? Формирующаяся личность А как назвать психически неполноценных людей? Патологическая, аномальная личность А как назвать преступников? Асоциальная личность А можно ли утратить личность? Как?

Зрелая личность Действует на основе системы ценностей: Зрелая личность целостна и иерархична Всегда занимает активную жизненную позицию, определяет её смысл, цели и задачи и способы их выполнения Способна осуществлять деятельность даже под угрозой преследования и потери многих жизненных благ Для неё характерно воздействие на рост и развитие других людей (современников и потомков)

Индивидуальность – совокупность черт, отличающих человека от других людей и определяющих своеобразие его психики и личности Свойства личности, составляющие основу индивидуальности Индивидуальность Свойства биологического организма: строение тела Тип нервной системы Темперамент Природные задатки Личность Социально типичные свойства личности

Структура личности Соотношение социального и биологического Убеждения, мировоззрение, идеалы, стремления, интересы Привычки, умения, навыки и знания личности Особенности психических процессов: восприятия, памяти, мышления и др. Биологические свойства, связанные с полом, возрастом, темпераментом

Структура личности Уровни рассмотрения и проявления личности Интроиндивидный: личность рассматривается с точки зрения индивидуальных отличий от других людей, представлены качества, данные человеку от рождения Интериндивидный: личность рассматривается с точки зрения качеств, которые проявляются только при взаимодействии человека с другими людьми Метаиндивидный: определяет воздействие личности на других людей через её деятельность

Структура личности по Фрейду Ид = «Оно» = «принцип удовольствия» Эго = «Я» = «принцип реальности» Супер-Эго = «сверх Я» = некая система ценностей, разумно совместимая с теми, которые приняты в его окружении

Домашнее задание Параграф 28, стр. 299, задание 2* = нарисовать «древо личности» на формате А 4

Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках

В недавней философской дискуссии контраст между холизмом и индивидуализмом в истории и социальных науках был представлен как методологический вопрос. В целом вопрос заключается в том, должны ли мы рассматривать крупномасштабные социальные события и условия как простую совокупность или конфигурацию действий, установок, отношений и обстоятельств отдельных мужчин и женщин, которые участвовали в них, наслаждались ими или страдали от них.Методологические индивидуалисты говорят, что мы должны. Методологические холисты (или коллективисты, как некоторые предпочитают их называть) утверждают, скорее, что социальные явления можно изучать на их собственном автономном макроскопическом уровне анализа. Они говорят, что социальные «целостности», а не их человеческие элементы, являются истинными историческими индивидами.

Этот вопрос, очевидно, имеет прямое отношение к тому, как мы должны понимать отношения между такими социальными науками, как психология и социология, а также между ними и историческими исследованиями.Но обычно считается, что это вовлекает нас в широкий круг метафизических проблем — например, проблемы историзма и органицизма — и также имеет серьезные этические и политические последствия. Сэр Исайя Берлин в своей книге Historical Inevitability (Oxford, 1954) быстро переходит от методологических вопросов к метафизическим, когда он представляет холистов как верующих в «невидимые силы и владения», задуманные как «безличные сущности, одновременно модели и реальности, с точки зрения которые… мужчины и учреждения должны вести себя так же, как и они.И Мэй Бродбек в своей книге «Методологические индивидуализмы: определение и редукция» выражает общее мнение, когда пишет: «В культурном отношении холизм тесно связан с враждебностью к либеральному политическому индивидуализму западной традиции». подвергались критике со стороны их оппонентов за поощрение невмешательства в экономику и анархию в политике, предполагаемые естественные последствия принятия «атомистического» взгляда на социальную жизнь. Действительно, угроза соответствующих социальных последствий, по-видимому, некоторыми рассматривается как причина за принятие той или иной из этих методологических позиций.Ф. А. Хайек и К. Р. Поппер — хорошо известные сторонники принципа методологического индивидуализма как оплота против мнимых ужасов «планового общества» — или, во всяком случае, против чего-либо худшего, чем «частичная социальная инженерия».

На самом деле не совсем верно сказать, что методологические, метафизические и политические доктрины неизменно шли вместе. Томас Гоббс, например, был в действительности методологическим индивидуалистом, защищавшим нечто близкое к политическому абсолютизму; а Морис Мандельбаум, как будет показано ниже, является современным методологическим холистом, который определенно отвергнет «невидимые силы» и «безличные сущности».»Но политический или этический аргумент в любом случае занимает сомнительное место при рассмотрении холизма и индивидуализма как методологических предписаний для социальных и исторических исследований. Даже если метафизические вопросы нельзя игнорировать в конечном итоге, они имеют смысл, по крайней мере вначале, Чтобы попытаться рассмотреть соперничающие методологические доктрины в их собственных терминах. Следующее обсуждение не пытается проследить значительную историю проблемы в западной философии; скорее, это отчет о том, что некоторые современные философы сказали в виде изложения и защита двух позиций.Поскольку, как правило, инициативу в споре берут на себя индивидуалисты, будет удобно сначала изложить свою позицию.

Методологический индивидуализм

Дж. У. Н. Уоткинс, один из самых выдающихся недавних защитников методологического индивидуализма, представил его в первую очередь как теорию социологического или исторического объяснения. В своей работе «Идеальные типы и историческое объяснение» Уоткинс сформулировал свои требования следующим образом: «Социальные процессы и события следует объяснять, выводя их из ( a ) принципов, управляющих поведением участвующих индивидов, и ( b ) описаний их ситуации.«Разработка критериев приемлемого объяснения — это, конечно, деятельность, характерная для философов. Однако их чаще всего интересовали формальные или структурные особенности объяснения, то есть логическая связь, которая должна существовать между объяснениями. Критерий Уоткинса, напротив, является материальным. Он делает оговорку о содержании социального или исторического объяснения, утверждая, что он должен быть «психологическим», по крайней мере, в том смысле, что, говоря словами Уоткинса, о содержании «ситуации, предрасположенности и убеждения людей.»

Формулируя свои материальные потребности, индивидуалисты часто имеют в виду успешные модели объяснения в других областях науки. Согласно Уоткинсу, принцип методологического индивидуализма является коррелятом принципа механизма в физике, который торжественно властвовал над с семнадцатого по девятнадцатый века.Особенно престижным примером применения механистического принципа является объяснение солнечной системы со ссылкой на законы Исаака Ньютона и положения, массы и импульсы составляющих ее «индивидов».Другой часто цитируемый пример — это объяснение макросвойств газа, например его температуры, как результат микроструктур его молекул. Лучшей иллюстрацией той же объяснительной процедуры в социальных науках является классическая экономика, которая рассматривает макросостояния рынка как результат диспозиций и последующей деятельности отдельных производителей и потребителей. Существуют различия (некоторые будут обсуждены позже) между тем, как частицы в механистической системе связаны с тем, что они объясняют, и тем, как Психологические факты об отдельных лицах связаны с социальными событиями.Однако методологические индивидуалисты считают сходства более поучительными, чем различия.

Методологический холизм

Соперничающий тезис методологического холизма состоит в том, что объяснения в истории и социальных науках могут (некоторые сказали бы «должны») использовать целостные общественные законы или диспозиции. Социальные диспозиции рассматриваются как целостные, не только в том смысле, что они макроскопичны по отношению к индивидуальному поведению, но и как несводимые. За исключением крайних версий теории (обычно сформулированных оппонентами в полемических целях), психологические элементы фактически не исключаются из социальных объяснений; они просто считаются недостаточными.Таким образом, в своей самой обычной форме две методологические доктрины не противоречат друг другу, а противоречат друг другу.

Развивая свою позицию, холисты часто сопоставляют случаи парадигм с индивидуалистами. В экономике, например, они указывают на кейнсианскую теорию, которая связывает такие переменные, как национальный доход и сбережения, как показывающую необходимость дополнения классического подхода макроскопическим. В физике отмечают упадок механизма с развитием волновых и полевых представлений.И методологические холисты не ограничивают свои притязания случаями, когда социальные явления объясняются другими социальными факторами. Они настаивают на том, что объяснение самих индивидуальных действий часто приходится частично давать в социальных терминах, используя законы, связывающие индивидуальное поведение с типами социальных условий. Однако они отрицают, что это обязывает их либо к органицизму, либо к историзму. Для sui generis общественные законы могут быть разных логических типов. Они не обязательно должны быть органическими в смысле взаимосвязи частей социальной системы таким образом, чтобы общество стало саморегулирующимся или самоподдерживающимся, и не обязательно должны быть развивающими.Таким образом, нет необходимой связи между методологическим холизмом и мрачным выводом о том, что люди вовлечены в неумолимый процесс, имеющий нечто вроде собственной жизни.

Уточнения индивидуализма

Основной ответ методологического холизма на утверждение индивидуализма состоит в том, что процедуры истории и социальных наук на самом деле в значительной степени целостны, и что попытки применить принцип индивидуализма не работают. Теория социальных наук должна принять последствия.С другой стороны, для методологов-индивидуалистов неудачи в применении просто указывают на необходимость дальнейшего анализа и исследования. Однако несоответствие между фактами и теорией побудило индивидуалистов пойти на некоторые уступки, которые часто представляются как «уточнения» или «уточнения» исходного тезиса. Краткий обзор четырех из них может помочь обострить проблему.

уровней объяснения

Индивидуалисты обычно признают, что, во-первых, макрообъяснения иногда могут быть как правдивыми, так и информативными.Например, температуру газа можно объяснить, обратившись к источнику тепла, который был приложен к нему, или к таким одновременным макроусловиям, как его объем и давление; Вспышку революции можно аналогичным образом объяснить, обратившись к экономическим или социальным тенденциям в обществе в целом. Согласно Уоткинсу, все методологические индивидуалистические утверждения состоят в том, что пока нам не удастся свести такие объяснения к терминам молекулярной теории газов или психологии людей, мы не сможем достичь полного понимания того, что произошло.Таким образом, то, что, кажется, предлагает индивидуалист, вовсе не является критерием объяснения (для этого может быть достаточно удовлетворения формальным критериям), а критерием, в конечном счете удовлетворительным. Тем не менее, считается, что приемлемость «промежуточных объяснений» (если использовать термин Уоткинса) зависит от возможности в конечном итоге свести их к «фундаментальным объяснениям». Другими словами, уступка касается только «практики»; ничего не получается на уровне «принципа».

анонимных индивидов

Второе уточнение возникает из подозрения, что то, что на самом деле возможно в социальных науках, даже «в принципе», редко является объяснением в терминах предрасположенностей конкретных вовлеченных индивидов.Мы могли бы объяснить рост стоимости акций, например, указав на то, что индивидуальные предпочтения, которые, как можно предположить, разделяет большинство акционеров, приводят их к готовности платить более высокую цену в данных обстоятельствах; но мы вряд ли могли надеяться обосновать наш вывод знанием подробных мотивов и убеждений всех вовлеченных в это людей людей. Следовательно, индивидуалисты-методисты ограничивают свои предписания даже в отношении «крайних объяснений» типичными предрасположениями анонимных индивидов.Такие объяснения, как они укажут, по-прежнему следуют модели механистической физики, в которой информация о конкретных частицах не требуется. В отличие от физических частиц, конечно, нельзя предположить, что все люди похожи или даже что они похожи во всех отношениях, относящихся к изучаемому социальному результату. Это особенно характерно для исторического исследования, которое уделяет внимание уникальным, а не повторяющимся обстоятельствам и событиям. Таким образом, зачастую невозможно дать адекватные исторические объяснения без учета хотя бы некоторых названных лиц.Однако даже в области истории для анонимов есть значительный простор.

непредвиденные результаты

Сторонники индивидуализма часто подчеркивают, что, если объяснение не обязательно должно быть в терминах действий и предрасположенностей конкретных людей, еще меньше в нем нужно показать, что социальные явления вызываются намеренно или даже сознательно отдельными людьми. Методологические индивидуалисты не подвергают сомнению утверждение, постоянно повторяемое холистами, что социальные явления в значительной степени являются непреднамеренными результатами поведения множества взаимодействующих человеческих существ.Таким образом, индивидуалистический принцип следует отличать от того, что К.Р. Поппер в «Открытое общество и его враги » (Лондон, 1945) назвал «теорией заговора общества»: точка зрения, согласно которой для каждого социального эффекта существует манипулятор ( герой или злодей) предстоит найти. Не то чтобы индивидуалисты сомневались, что общественными делами можно управлять с помощью знающего вмешательства людей; они скорее считают, что даже когда события не контролируются таким образом, их можно объяснить индивидуально.Принцип индивидуализма также следует отличать от второй доктрины, с которой, по мнению Уоткинса, его иногда путают, а именно, с точки зрения, согласно которой социальные явления «отражают» диспозиции отдельных индивидов. На самом деле социальные характеристики часто качественно сильно отличаются от характеристик людей, на которые они ссылаются при их объяснении. Но также нет качественного сходства между термодинамическими свойствами газа и механическими свойствами его элементов.

исключения

Некоторые индивидуалисты готовы пойти на уступку, которая приведет к четвертому уточнению исходной доктрины. Они допускают, что есть, по крайней мере, некоторые социальные явления, которые могут быть вообще не открыты для индивидуалистического объяснения, хотя обычно добавляют, что эти исключения не очень важны для теории социальных наук — конечно, недостаточно важны, чтобы оправдать принятие методологического холизма как общего принципа объяснения в этих областях.Исключения делятся на два класса. Первый содержит явления, которые можно рассматривать только статистически. Второй состоит из случайных примеров того, что может быть действительно органическим «социальным» поведением: Уоткинс упомянул физический союз брачных пар, экстатическое пение собраний возрождения, бунт паникующих толп. Но, утверждают индивидуалисты, мы не можем экстраполировать такие случаи на природу «высших» форм социальной организации. Последние, даже незапланированные, связаны «идеями» и вовлекают людей, сильно разнесенных в пространстве и времени.

Аргументы в пользу методологического индивидуализма

Уточненный и уточненный принцип методологического индивидуализма утверждает, что окончательное или окончательное объяснение более значимых социальных явлений должно быть дано в терминах по крайней мере типичных диспозиций (включая убеждения). , отношения и желания) анонимных вовлеченных лиц. Индивидуалисты часто представляют этот принцип как самоочевидный. Тем не менее, были предложены аргументы в пользу этого, среди которых наиболее характерными в современной литературе являются пять, которые рассматриваются ниже.Никакого отдельного изложения аргументов в пользу методологического холизма не будет, поскольку холисты обычно довольствуются опровержением того, что утверждают их оппоненты.

метафизические аргументы

Один из распространенных аргументов напрямую апеллирует к онтологическим соображениям. Согласно Уоткинсу, «онтологической основой методологического индивидуализма является предположение, что общество… действительно состоит только из людей». Можно даже сказать, что социальные «вещи» «созданы» людьми, их отношениями, а также их действиями.«Избавьтесь от отношения чиновников, продавцов, домохозяек и т. Д. К продовольственным книжкам, — заметил Уоткинс, — и они съежатся в клочки картона». Методологу-индивидуалисту кажется парадоксальным предполагать, что конституированные социальные объекты могут быть объяснены иначе, чем индивидуалистически. Попытка объяснить индивидуальные действия в социальных терминах, по-видимому, подразумевает отнесение того, что действительно существует, к простой «конструкции». Тем не менее, хотя онтологический индивидуализм предлагает методологической доктрине «основу», Уоткинс признал, что первое на самом деле не влечет за собой второе.Возможно, все еще верно, что то, что конституируется индивидуальными действиями и установками, регулируется автономным социальным законом, хотя онтология индивидуализма не позволяет в это поверить.

Сегодня немногие холисты стали бы спорить непосредственно с соответствующим онтологическим тезисом, который основывался бы на таком принципе, как «целое не равно сумме своих частей», при этом социальное целое воспринимается как свободное действовать в соответствии с законы, которые выполняются на его собственном «уровне существования».Типичными возражениями против этого являются наблюдение Эрнеста Нагеля в «Структура науки » о том, что в физической науке признаются все целые, очевидно, без особых проблем для индивидуалистического объяснения; и насмешка Поппера в «Бедность историзма », что метафизический принцип холизма, хотя и «тривиально верен», применим даже к трем яблокам на тарелке. Однако большинство методологических холистов (например, Морис Мандельбаум в «Социальных фактах») предпочитают утверждать, что, хотя социальные явления можно сказать будучи онтологически зависимыми от действий и отношения людей, эти два понятия не просто идентичны.Они также указывают, что их доктрина не обязывает их утверждать, что общества могут существовать без людей, что является абсурдом, которого избегают даже такие чистокровные онтологические холисты, как Г. В. Ф. Гегель. В этой связи частое использование эпифеноменалистского представления об отношении разума и мозга для демонстрации того, что может означать онтологическая зависимость без идентичности, весьма прискорбно. Ибо, в то время как разум без мозга может быть мыслим, немногие, если таковые имеются, методологические холисты допустили бы, чтобы общество было мыслимо без индивидов.Многие методологические холисты фактически исповедуют полный онтологический индивидуализм. От индивидуалистов они требуют готовности попытаться выяснить , существуют ли какие-либо несводимые социальные законы.

Это подводит нас ко второму метафизическому аргументу. Согласно Уоткинсу, это «метафизическая банальность, когда социальные события создаются людьми». Он истолковал это «общее место», как подразумевающее, что отдельные мужчины и женщины «вместе со своими материальными ресурсами» являются «единственными движущими силами», действительно, «единственными причинными факторами» в истории.Социальные целостности, независимо от того, существуют ли они на самом деле или нет, ничего не могут сделать; в частности, они не могут повлиять на поведение конкретных людей, которые их составляют. Поэтому индивидуалисты-методисты не согласны с экономистами, которые рассматривают долгосрочные циклические волны в экономической деятельности как, по словам Уоткинса, «самодвижущиеся, неконтролируемые и необъяснимые с точки зрения человеческой деятельности». Они также выступают против исторического материализма, который в своих более бескомпромиссных формах, во всяком случае, утверждает одностороннюю причинную связь между определенными социальными условиями (экономической субструктурой) и мыслями и действиями тех, кто в них живет.Уоткинс заявил, что это «центральное допущение индивидуалистической позиции, что« никакая социальная тенденция каким-либо образом не навязывается людям «сверху» (или «снизу») ». На самом деле, даже более скромный (и более привычный) тезис о «взаимодействии» социальной и индивидуальной сфер часто считается неприемлемым для индивидуалистов.

Обычная реакция холистов на эту аргументацию — высмеивать подразумеваемое отрицание социальной обусловленности — как если бы люди изначально не рождались в социальных ситуациях.«Настоящая странность» методологического индивидуализма, писал Эрнест Геллнер в «Объяснениях в истории», заключается в том, что «он, кажется, исключает a priori возможность того, что человеческие диспозиции являются зависимой переменной в историческом объяснении — хотя на самом деле это то, что они часто или всегда. » Связанная с этим особенность состоит в том, что он исключает «возможность причин… быть сложным фактом, который не поддается описанию в терминах характеристик только его составных частей — что, опять же, часто имеет место.«Индивидуалисты, конечно, сочли бы это обвинение неправильным пониманием их доктрины. Они будут считать, что социальная обусловленность индивидов, хотя и реальна, — это просто их обусловленность другими индивидами, на которую в совокупности ссылаются посредством холистических терминов. И они согласились бы с этим. утверждают, что причины могут быть сложными фактами до тех пор, пока сложность причины рассматривается как «результат» индивидуальных действий способом, указанным в онтологическом аргументе (однако некоторым индивидуалистам будет труднее опровергнуть аргумент о том, что говорить о причинах как о «движущих силах» — значит молчаливо принять «деятельностный» взгляд на причинность, который был подозрительным со времен Дэвида Юма.)

Алан Донаган в своей книге «Поздняя философия Р. Г. Коллингвуда » представил версию причинного аргумента индивидуалиста, который опирается на концепцию человеческого действия, знакомую философам-идеалистам. Донаган утверждал, что единственный способ объяснить действия людей — это их «мысли»; то, что они делают, объясняют не реальные ситуации людей, а их представления о ситуациях (хотя может потребоваться ссылка на реальную ситуацию при объяснении успеха или неудачи человека в воплощении своих намерений в действия).Таким образом, если физические причины, такие как климат, действуют в истории, они должны действовать косвенно; и то же самое можно сказать о таких социальных событиях и условиях, как экономическая депрессия или военная победа. Однако, если мы не оспариваем распространенное предположение о том, что причинно-следственная связь является транзитивной, методологические холисты вполне могут почувствовать, что такие соображения, даже если они приемлемы сами по себе, мало что делают для подтверждения первоначального утверждения Уоткинса. Ибо сказать, что социальные причины требуют опосредствования индивидуальных мыслей и реакций, не означает сделать последних единственной «движущей силой» в истории.Напротив, побуждать людей вызывать причину — значит все равно вызывать.

эпистемологические аргументы

Указанная таким образом теория действия имеет отношение к третьему общему аргументу, который иногда используется методологическими индивидуалистами. Этот аргумент развивает утверждение Уоткинса о том, что даже если бы мы научились описывать, предсказывать и контролировать социальные события и условия в целом, мы все равно не могли бы должным образом утверждать, что понимаем их, не рассматривая их как совокупность индивидуальных ответов.Для «понимания», как казалось, настаивал Уоткинс, требуется объяснение того, что произошло, в терминах понятных человеческих предрасположенностей. Похоже, он имел в виду определение причин, по которым участники делали то, что они сделали, что позволяет нам получить интеллектуальное удовлетворение от того, что они посчитали свои ответы правильными. Как указал Геллнер, здесь существует двоякий тезис: во-первых, социальное или историческое объяснение должно быть сформулировано в терминах предрасположенностей отдельных человеческих существ; во-вторых, эти диспозиции должны быть особого рода.Для тех, кто будет утверждать, исходя из общих философских соображений, что это объяснение со ссылкой на причину или мотив агента логически отличается от отнесения происшествия к закону (или даже к отнесению события к так называемому «диспозиции»), настоящее утверждение открывает возможность давать индивидуалистические объяснения социальных явлений без ссылки даже на психологические законы.

Многие методологические холисты согласятся, что принятие дополнительного тезиса сделало бы их позицию совершенно несостоятельной, поскольку можно было бы утверждать, что «понятные» диспозиции можно искать на уровне социальных целостностей только на основании либо имманентного группового разума, либо внешнего исторического провидения: другими словами, методологический холизм теперь потребовал бы онтологического холизма.Тем не менее иногда кажется, что это что-то не так. Так, Моррис Гинзберг в книге On the Diversity of Moral (Лондон, 1956), отрицая по онтологическим причинам, что общество само по себе является разумом, признал, что у него есть «ментальная организация» или «внутренняя сторона», которая не тождественна сущности. менталитет любой из составляющих его личностей. Однако большинство методологических холистов просто отрицают необходимость дополнительного критерия объяснения. Они считают, что сущностное требование методологического индивидуализма может быть достигнуто без ссылки на понятные диспозиции, если будут найдены соответствующие психологические законы.И они аналогичным образом заявили бы в своей собственной позиции, что подчинение автономным общественным законам (если бы такие законы могли быть обнаружены) привело бы к пониманию в единственном смысле, значимом для «научного» исследования.

Четвертый аргумент делает еще более фундаментальное эпистемологическое утверждение о том, что, хотя мы можем наблюдать человеческих индивидуумов, мы не можем аналогичным образом получить знания о макро-характеристиках социальных групп. Как выразился Уоткинс: «Социальный ученый и историк не имеют« прямого доступа »к общей структуре и поведению системы взаимодействующих индивидов (в том смысле, что химик действительно имеет« прямой доступ »к таким общим свойствам газа, как его объем, давление и температуру, которые он может измерить и связать без каких-либо знаний о молекулах газа).«Поскольку надежное знание предрасположенностей и ситуаций индивидов легко доступно, — продолжил Уоткинс, — и поскольку эти индивиды составляют группу», теоретическое понимание абстрактной социальной структуры должно основываться на более эмпирических представлениях о конкретных людях ». то, что говорится о социальных целостностях, должно быть проверено? Такое обращение к «твердолобому» эмпиризму — проницательный удар. Ибо здесь претендуют (с оговоркой, возможно, в отношении истории) две теории «научного» исследования.Было бы странно, если бы они оба не претендовали на звание «эмпириков».

Столкнувшись с этим аргументом, многие методологические холисты настаивают на том, что некоторые социальных явлений, по крайней мере, — например, парады, судебные процессы, сражения — являются непосредственно наблюдаемыми. Верно, что никто не заметит таких вещей, если ему не хватает определенных интерпретационных идей или концепций. Но это не особенность социального наблюдения. Сами по себе отдельные человеческие действия не будут «наблюдаться», если мы не сможем распознать намерения и мотивы действующих лиц; и может возникнуть вопрос, могут ли они быть известны «напрямую» в том смысле, в котором групповые феномены не могут.Другими словами, эпистемологический критерий индивидуалистов либо позволяет считать некоторые социальные явления наблюдаемыми, либо исключает наиболее интересные индивидуальные явления. Тем не менее многие холисты признают, что социальные целостности, наиболее важные для истории и социальных наук, не могут быть непосредственно наблюдаемы в любом обычном смысле. Вместо этого они отвергают предположение, что это ставит их в противоречие с принятыми в естествознании процедурами. Не всякое физическое теоретизирование, как в химии, исходит от наблюдаемых к тому, что их объясняет: например, астрономия «конструирует» свои целые с такой же надежностью, как и социология.Они также признают, что утверждения об обществах должны подтверждаться открытием того, что делают индивиды. Но они отрицают, что это подрывает их претензии на обладание знаниями не только об отдельных лицах, но и о социальных целых, элементами которых они являются.

лингвистический аргумент

Пятый аргумент в пользу методологического индивидуализма, хотя он явно имеет некоторое сходство как с онтологическим, так и с эпистемологическим, представлен как точка зрения логики или семантики. Как заявил Л. Дж. Гольдштейн в своих «Двух тезисах методологического индивидуализма», индивидуалисты в качестве условия своей значимости требуют, чтобы «все концепции, используемые в теории социальных наук, были исчерпывающе проанализированы с точки зрения интересов, деятельности, воли и т. д. отдельных людей.«Если бы это условие было выполнено, очевидный холизм объяснений, использующих общественные законы, был бы терпимым, потому что он был бы устранен« переводом ». Сам Уоткинс отрицал, что этот концептуальный тезис на самом деле принадлежит центральной позиции методологического индивидуализма. утверждается, является теорией объяснения, а не формирования понятий или описания. Тем не менее, аргументируя объяснительный тезис, он, как правило, скатился к концептуальному. Он утверждал, например, что для индивидуалиста утверждение «Еврейская раса есть сплоченность, «для того, чтобы быть эмпирически значимой, должна означать такие вещи, как« евреи обычно женятся на евреях »- утверждение об анонимных лицах.И он поблагодарил Макса Вебера за то, что он настаивал на том, что единственный способ уточнить значение социальных терминов — это дать определение индивидуально, как если бы такие концепции представлялись целостными только тогда, когда они остаются неопределенными или неопределенными.

Методологические холисты отрицают как возможность такого анализа, определения или перевода, так и то, что концептуальный тезис, даже если он верен, установит пояснительный. Обосновывая первую из этих позиций в книге «Методологические индивидуализмы: определение и редукция», Бродбек допустил, что для концептуального индивидуализма не существует непреодолимых проблем, пока мы имеем дело с групповыми концепциями, которые в основном являются статистическими, как в «Он получил свои голоса». от бедных.«Менее прямолинейные статистические выражения, такие как« Бум следует за спадом », могут представлять проблемы для индивидуалистического перевода только потому, что их подразумеваемые статистические ссылки расплывчаты. Настоящая трудность возникает в связи с такими терминами, как« ренессанс »или« правительство ». Кажется, что нет окончательного списка. индивидуальных действий и установок, которые можно было бы рассматривать в качестве их примеров; тем не менее, проблема, похоже, не просто в расплывчатости. Более того, подходящие примеры, похоже, различаются от культуры к культуре, и мы не можем сказать, что соответствующие термины неоднозначны — что предполагает, возможно, оценочный элемент в их значениях.Термины в этом диапазоне социального описания кажутся логически целостными. Как заметил Мандельбаум, проблема здесь аналогична той, которой феноменалисты уделяют большое внимание в современной теории восприятия. Все согласны с тем, что полное значение утверждения о материальном объекте не может быть дано одним лишь конечным набором сообщений о сенсациях; нам всегда нужна ссылка на «условия появления», которые изложены на языке материальных объектов. Попытки перевести социальные утверждения в психологические термины основывались на аналогичной необходимости указать социальные условия, при которых действие должно быть выполнено, чтобы оно могло считаться примером.

Сам Мандельбаум колебался по этому поводу. Он признал, что требуется по крайней мере частичная переводимость; в противном случае не было бы возможности проверить общественные утверждения (отголосок эпистемологического аргумента). Его также достаточно тронули метафизические соображения (как онтологические, так и каузальные), чтобы поверить в то, что полный перевод возможен «в принципе», даже если он не может быть положен в основу «практической» методологии. Однако многие методологические холисты утверждали, что полная переводимость все же не гарантирует принятия индивидуалистического тезиса в том виде, в каком он обычно понимается, а именно, что объяснения должны быть (или должны иметь возможность) ограничиваться психологическими терминами с психологическими законами. как единственно допустимый вид связующих обобщений.

Некоторые неясности

Рассмотрение утверждения о том, что полная переводимость не гарантирует принятия индивидуалистического тезиса, привлекает внимание к трем важным неясным моментам, которые преследуют многие современные дискуссии. Первый касается смысла «объяснять», в котором методологический индивидуалист утверждает, что в конечном итоге все объяснения должны быть индивидуалистическими. Следует отметить, что концептуальное утверждение было заявлено не только как аргумент в пользу объяснительного, но и как если бы оно само было теорией объяснения — и так оно и есть в одном важном смысле этого слова.Согласно Уоткинсу, каждая сложная социальная ситуация или событие является «результатом определенной конфигурации людей, их предрасположенностей, убеждений, физических ресурсов и окружающей среды». Это часто и правдоподобно читается как означающее, что мы должны уметь объяснять крупномасштабные социальные явления как конфигурации или результирующие отдельные явления. Но объяснять что-то как что-то еще — значит объяснять его природу: объяснять это в смысле демонстрации , что это такое на самом деле .Хотя такого рода объяснения распространены в истории и социальных науках, однако, похоже, это не то, что обычно имели в виду методологические индивидуалисты, выдвигая свои объяснительные тезисы. Они видят объяснение в смысле того, чтобы показать, как или почему что-то превратилось в , что это такое: например, объяснение, которое приводит к указанию причин. Еще неизвестно, имеет ли концептуальный тезис какое-либо отношение к индивидуалистическим утверждениям о таких объяснениях.

Можно возразить, что эта двусмысленность, лежащая в основе понятия «результирующий», не должна разрушать поддержку, предоставляемую концептуальным тезисом полному объяснительному тезису, поскольку то, что определено в продуктивном смысле, может само по себе рассматриваться, в свою очередь. , как результат в конституционном смысле, таким образом достигая полного «сокращения».«Но это обращает внимание на вторую неясность индивидуалистического тезиса, вопрос о том, будет ли объяснение« почему »или« как », в котором все социальные термины заменены психологическими, сводить социальные законы к психологическим . как утверждали Нагель и Бродбек, это, в любом случае, не приведет к редукции в том смысле, который наиболее известен философии науки. Ибо вывод макрозаконов из микрозаконов, независимо от области исследования, по крайней мере частично эмпирический вопрос.Они указали, что даже в таких типичных случаях, как сведение химии к физике, к обычным законам микродисциплины следует добавить законы композиции, которые определяют способ изменения индивидуального поведения по мере увеличения размера группы; и они, какими бы «самоочевидными» они ни казались, имеют эмпирический статус. Если законы индивидуальной психологии должны быть «редуктивно» соотнесены с законами групповых явлений, аналогично должны быть найдены законы эмпирической композиции. Уменьшение никогда не могло быть просто вопросом определения.

Индивидуалисты могут жаловаться на то, что это связано с слишком ограниченной интерпретацией их требования, чтобы социологические и исторические объяснения были сведены к «психологическим» терминам. Таким образом, когда Мандельбаум, методологический холист, атаковал концептуальный тезис, полагая, что никакое утверждение не будет считаться психологическим, если в нем используется какой-либо общественный термин, его аргумент был опровергнут Донаганом, индивидуалистом на том основании, что вряд ли какие-либо человеческие предрасположенности будут быть психологическим по такому критерию.Уоткинс пояснил, что для него психологическая предрасположенность — это просто тот, который определяет способ действия и мышления, открытый для человека. Таким образом, он выступал против антропологического холиста, что правила брака — это широко распространенные установки анонимных индивидов в обществе вести себя определенным образом, и против исторического холиста, что «кальвинистское мировоззрение» торговцев-гугенотов семнадцатого века было столь же индивидуалистическим. За неуверенностью в том, что следует считать «психологическим», на самом деле, по-видимому, кроются две различные интерпретации самого концептуального тезиса.Первый, который налагает ограничение на способов поведения , которые могут быть упомянуты в «фундаментальных» объяснениях, — это тезис о переводимости. Во-вторых, многие методологические индивидуалисты, кажется, отступают под давлением, — это гораздо более слабое требование, чтобы приемлемое объяснение использовало концепции, которые можно отнести к отдельному человеку или вместе к их группе.

Готовность двигаться в последнем направлении предполагает, что современные методологические индивидуалисты и холисты на самом деле не так далеки друг от друга, как они часто кажутся.Несмотря на то, что они настаивают на том, что они выдвигают методологическую доктрину , которая просто поддерживается метафизическими соображениями, кажется очевидным, что методологических индивидуалистов больше всего интересует связанное с этим онтологическое утверждение о том, что люди являются «конечными составляющими» социального. Мир. Напротив, хотя методологические холисты постоянно подвергаются критике за якобы заигрывание с опасными метафизическими понятиями, похоже, что их больше всего заботит соблюдение логической респектабельности использования целостных коллективных концепций и макроскопических законов, если это необходимо.Как было указано, многие методологические холисты протестуют против своей приверженности онтологическому индивидуализму, и это, по-видимому, совершенно логичное утверждение. Некоторые даже признали бы соответствующий методологический принцип индивидуализма «регулирующим статусом» как формулировку идеала, к которому нужно стремиться. Они сопротивляются априорному выводу о том, что мы можем реализовать идеал, и связанному с ним искушению отказаться от чего-то меньшего.

См. Также Берлин, Исайя; Гегель, Георг Вильгельм Фридрих; Гоббс, Томас; Юм, Дэвид; Нагель, Эрнест; Ньютон, Исаак; Философия социальных наук; Поппер, Карл Раймунд; Научный метод.

Библиография

Brodbeck, May. «Методологические индивидуализмы: определение и сокращение». Философия науки 25 (1) (1958): 1–22.

Данто А. С. «Методологический индивидуализм и методологический социализм». Filosofia 13 (1) (1962): 3–24.

Донаган, Алан. Поздняя философия Р. Г. Коллингвуда . Oxford: Clarendon Press, 1962.

Gellner, Ernest. «Объяснения в истории». PAS , Дополнение, 30 (1956): 157–176.Перепечатано под заголовком «Холизм против индивидуализма в истории и социологии» в журнале Theories of History , под редакцией Патрика Гардинера, 489–503. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Гольдштейн, Леон Дж. «Два тезиса методологического индивидуализма». Британский журнал философии науки 9 (33) (1958): 1–11.

Хайек, Ф.А. Контрреволюция науки . Гленко, Иллинойс: Free Press, 1952.

Мандельбаум, Морис. «Социальные факты.» British Journal of Sociology 6 (4) (1955): 305–317. Перепечатано в Theories of History , под редакцией Патрика Гардинера, 476–488. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Mandelbaum, Maurice . «Социальные законы». British Journal for the Philosophy of Science 8 (31) (1957): 211–224. Имеет полную библиографическую ссылку на большую часть современной литературы.

Nagel, Ernest. The Structure of Science , 336–397, 536–546. Нью-Йорк: Harcourt Brace, 1961.Как и Донаган, он рассматривает проблему холизма и индивидуализма в контексте более широкого обсуждения науки.

Поппер, К. Р. Бедность историзма . Лондон: Рутледж, 1957.

Уоткинс, Дж. У. Н. «Историческое объяснение в социальных науках». Британский журнал философии науки 8 (30) (1957): 104–117. Перепечатано в Theories of History , под редакцией Патрика Гардинера, 503–514. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1959.

Уоткинс, Дж.В. Н. «Идеальные типы и исторические объяснения». В чтениях по философии науки , под редакцией Герберта Фейгла и Мэй Бродбек, 723–743. Нью-Йорк, 1953.

W. H. Dray (1967)

Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках

DOI: 10.4324 / 9780415249126-R009-1
Версия: v1, опубликовано в Интернете: 1998
Получено 11 октября 2021 г. с https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/holism-and-individualism-in- история и социальные науки / v-1


Методологические индивидуалисты, такие как Милль, Вебер, Шумпетер, Поппер, Хайек и Эльстер, утверждают, что все социальные факты должны быть полностью и исчерпывающе объяснены с точки зрения действий, убеждений и желаний отдельных людей.С другой стороны, методологические холисты, такие как Дюркгейм и Маркс, стремятся в своих объяснениях обходить индивидуальное действие. В рамках этой дискуссии существуют более веские аргументы в пользу того, что объяснения социальных явлений без убеждений и желаний агентов неполноценны. Если это так, то кажется, что индивидуалисты имеют явное преимущество перед своими противниками. Действительно, среди философов и социологов существует консенсус в отношении того, что холизм неправдоподобен или ложен, а индивидуализм, если его тщательно сформулировать, тривиально истинен.

Холисты оспаривают этот консенсус, сначала утверждая, что карикатурные формулировки холизма, игнорирующие человеческие действия, должны быть отброшены. Затем они просят нас пересмотреть природу человеческих действий. Действие отличается от простого поведения своим преднамеренным характером. Это неоспоримо между индивидуалистами и холистами. Но против индивидуалистического утверждения о том, что намерения существуют только как психологические состояния в головах людей, холист утверждает, что они также лежат непосредственно в несводимых социальных практиках, и что идентификация любого намерения невозможна без исследования социального контекста, в котором думают агенты. и действовать.Холисты не находят ничего плохого в необходимости разгадывать мотивации людей, но они утверждают, что эти мотивации нельзя индивидуализировать без обращения к более широким убеждениям и практикам сообщества. Например, согласие угнетенных рабочих может принимать форму не полного подчинения, а тонких переговоров, которые приносят им неоптимальные выгоды. Невосприимчивость к социальному контексту может закрыть нам глаза на это. Кроме того, эта стратегия не зависит от индивидуальных убеждений и предпочтений.То, что решения принимаются с помощью тонких стратегий переговоров, а не путем явного торга, применения силы или высоких моральных принципов, — это вопрос социальной практики, не сводимой к сознательным действиям людей.

Два вывода следуют, если целостное утверждение верно. Во-первых, ссылка на социальную сущность неизбежна, даже когда социальные факты объясняются в терминах индивидуальных действий, из-за необходимого присутствия социальной составляющей во всех индивидуальных намерениях и действиях.Во-вторых, ссылка на индивидуальные действия не требуется даже тогда, когда социальные факты объясняются или понимаются с точки зрения социальных практик. Таким образом, индивидуалистический взгляд на то, что объяснение в социальных науках должно полностью и исчерпывающе полагаться на отдельные сущности, горячо оспаривается и не является таким бесспорным или тривиальным, как кажется.

Цитирование этой статьи:
Bhargava, Rajeev. Холизм и индивидуализм в истории и социальных науках, 1998, DOI: 10.4324 / 9780415249126-R009-1.Энциклопедия философии Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/holism-and-individualism-in-history-and-social-science/v-1.
Авторские права © 1998-2021 Routledge.

Ваше полное руководство о том, почему социальные науки важны

Во всей истории нашей планеты есть один вид, который оказал гораздо большее влияние на ее траекторию, чем любой другой, — это мы.

Для того, чтобы предсказать, куда может идти человечество, а вместе с ним и весь остальной мир, необходимо понимание роли социологов.

Социальные науки дают представление об обществе и отношениях между людьми в этом обществе.

Это широкая область, охватывающая социологию, историю, географию, политологию, психологию, антропологию и право.

Есть цитата Джорджа Сантаяна, философа, поэта, писателя и эссеиста. Он сказал: «Те, кто не помнит прошлого, обречены его повторять».

Когда мы достигаем неизбежного перекрестка в истории человеческого существования, ничто не может быть более правдивым.Давайте посмотрим, как социальные науки позволяют нам разгадывать развитие человечества и почему это так важно для нас, особенно сейчас.

Определение социальных наук

Социальные науки — это группа академических дисциплин, которые в первую очередь связаны с изучением общества. Он вникает в то, как люди ведут себя, взаимодействуют друг с другом, развиваются как культура и влияют на мир.

Строго говоря, к социальным наукам относятся:

Хотя они определенно пересекаются с другими предметами.Различие между общественными науками и другими областями изучения человека часто проводится по используемым методам. Социальные науки используют, как следует из названия, научный метод, тогда как другие дисциплины, такие как гуманитарные науки, используют более философский подход к изучению людей.

Антропология

Антропология изучает прошлое и настоящее людей, нашего поведения и общества. Он рассматривает модели поведения, культурные значения, включая различные нормы и ценности.Он также смотрит на то, как язык влияет на социальную жизнь и наше биологическое развитие.

Тема обширна, начиная от того, как шимпанзе ведут себя в группе, и заканчивая нашими моделями расходов. Антропологи разделяют убеждение, что человеческое поведение дает представление о более обширных наборах убеждений и ценностей.

Антропологов интересуют такие вопросы, как:

  • Почему одни люди светлокожие, а другие темнокожие?
  • Почему люди, принадлежащие к определенному сообществу, больше страдают от определенного заболевания, чем люди, принадлежащие к другому сообществу?
  • Почему в некоторых культурах дети покидают дом своих родителей в определенном возрасте, а в некоторых — нет?
  • Как обряды рождения, смерти и брака различаются в разных общинах?

Социология

В то время как антропология в основном сосредоточена на том, как индивидуум влияет на целое.Социология изучает, как люди ведут себя как часть большой группы.

Он изучает общество, сосредотачиваясь на моделях социальных отношений, социального взаимодействия и культуры, которая охватывает повседневную жизнь.

Это исследование коллективного поведения организованных групп людей.

Социологи могут рассматривать субкультуры, такие как футбольные хулиганы или движение уличного панка, с точки зрения различных социальных факторов, которые могут влиять на формирование таких групп.

Социальная психология

Социальная психология занимается тем, как на поведение человека влияет его социальное окружение.

Там, где социология изучает групповое поведение, социальная психология сосредотачивается на психологическом воздействии принадлежности к этой группе.

Исследования социальной психологии дают нам представление о человеческом поведении, в частности о том, как наше общество влияет на это поведение.

В ходе знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента (1971 г.) студенты колледжа взяли на себя роль заключенных или охранников в искусственной тюрьме на 14 дней.Однако исследование было остановлено через шесть дней из-за того, что охранники стали все более жестокими, а заключенные проявляли крайние признаки стресса и беспокойства.

Именно такие исследования помогают нам понять, как окружающая среда может играть огромную роль в влиянии на наше поведение.

Экономика

Экономика занимается тем, как люди используют свои ограниченные ресурсы. Он фокусируется на том, как товары и услуги производятся, распределяются и потребляются.

Основное внимание уделяется четырем факторам производства, а именно:

  • Земля — Все, что дается природой и способствует созданию богатства
  • Труд — человеческие усилия, которые способствуют созданию богатства
  • Капитал — Все, что создано руками человека и используется для производства товаров и услуг
  • Enterprise — объединяет три вышеперечисленных в продукт или услугу для потребительского рынка

Изучение экономики разделено на две основные области:

  • Макроэкономика — фокусируется на общей работе национальной экономики, включая процентные ставки, безработицу и налоги
  • Микроэкономика — Особое внимание уделяется тому, как домашние хозяйства и отдельные предприятия принимают экономические решения, которые в конечном итоге влияют на общество в целом.

Политология

Политология занимается государственными учреждениями и политическим поведением. Он занимается анализом политических систем и теоретическим и практическим применением политики.

Он изучает, как распределяется и передается власть, а также роли и системы внутри правительств и международных организаций.

Понимание политологии важно, потому что все мы живем в рамках политической системы. Таким образом, на нас влияют изменения в мировой политической экономии.

Политологи предоставляют нам линзу, через которую мы можем понять глобальную политическую экономию.

Почему социальные науки важны

Академическое изучение и внедрение социальных наук может принести огромную пользу обществу в целом, а также на индивидуальном уровне.

Последствия огромны, но давайте взглянем лишь на несколько причин, по которым социальные науки так важны.

Социальные науки как сила для большего блага

Одна из ключевых ролей социальных наук заключается в том, как они могут повлиять на принятие решений, когда дело доходит до движения вперед как общества, а в конечном итоге и всего вида.

Мы все хотим жить в мире, который считаем безопасным, и где наши права человека соблюдаются наряду с нашим основным достоинством. Однако из-за различных политических взглядов, культурных и социальных ценностей мы не всегда договариваемся о наилучшем способе достижения этой цели. Вот где на помощь приходят социологи.

Поскольку социальные науки сосредоточены на социальном продвижении человечества, они несут ответственность за работу вместе с правительствами, социальными службами, средствами массовой информации и организациями ООН, чтобы влиять на работу крупных лиц, принимающих решения.

Они частично несут ответственность за новые законы и постановления, регулирующие то, как мы работаем и живем. Понимая общество и то, как оно работает, они могут помочь принять решение о том, как нам двигаться вперед.

Исторические примеры этого включают предоставление женщинам возможностей стать наемными работниками там, где раньше таких возможностей не было. А также снижение риска голода в регионах, где раньше уровень голода был высоким.

Что касается нынешней пандемии COVID 19, то социальные науки содействуют перекрестным ссылкам на уроки, извлеченные из кризиса Эболы, а также обеспечивают междисциплинарный подход к взаимодействию с сообществами.

Социологи могут влиять на то, куда направляется помощь и как можно изменить существующие законы, чтобы удовлетворить социальные потребности, которые ранее не выполнялись.

Представляя альтернативное будущее

Социальные науки открывают возможность для дискуссий и дают нам возможность высказать свое мнение, когда дело доходит до развития общества.

Это может помочь нам спрогнозировать, как новые технологии повлияют на нас. Поднимая вопросы, связанные с широким спектром социальных, этических и правовых проблем, связанных с внедрением новых технологий, они помогают нам лучше понять последствия новых технологических разработок.

Когда принимались решения по COVID 19, это принимали не только ученые. В то время как ученые могут изучать вирус и определять, как лучше всего контролировать его, основываясь на его поведении, социологи несут ответственность за изучение того, как такие решения повлияют на общество в целом.

Важность нашего здоровья и благополучия

Интерпретируя медицинскую статистику и оценивая политику в области здравоохранения, социологи могут помочь гарантировать, что наши системы здравоохранения работают на оптимальном уровне.

Если диетолог может предоставить информацию, необходимую человеку, чтобы иметь здоровую и сбалансированную диету, социолог может глубже изучить географические, экономические и социальные факторы, влияющие на доступность такой диеты.

По сути, социальные науки позволяют адаптировать медицинские услуги и консультации к отдельным людям в зависимости от их социальных обстоятельств.

Более светлое будущее для наших детей

Эффективность школы определяется не только учебной программой.Взгляд на образование сверху вниз может быть сосредоточен на академической доблести, но это не обязательно означает, что при этом учитывается благополучие учащихся.

Школьное образование как основа социального обучения может иметь такое же значение, как и успеваемость. Принимая во внимание точки зрения детей всех возрастов и их родителей, должностные лица системы образования могут принимать более обоснованные решения в отношении того, что делает школьную среду эффективной.

Демократия

Социальные науки помогают просвещать общественность в отношении социальной политики.Он привлекает внимание к множеству различных точек зрения на общество и поддерживает общественность, когда речь идет о привлечении к ответственности политиков и СМИ.

Наряду с трансформацией СМИ в цифровую эпоху социальные науки сделали современную демократию более прозрачной, чем когда-то. Намного легче получить доступ с разных точек зрения из рецензируемых исследований по отдельным обсуждаемым темам. Не только это, но и Интернет позволяет нам делиться своими собственными.

Персональное развитие

Понимание мира вокруг нас, безусловно, может сделать жизнь в нем более управляемой.Не только это, но и понимание общества, мы лучше понимаем, что нам нужно сделать, чтобы внести свой вклад в него.

Он расширяет наши горизонты, открывая глаза на различные социальные движения и культуры. Он способствует применению многоуровневого подхода при формировании мнений, тем самым развивая силу мышления и рассуждения.

Помня об окружающей среде, в которой вы находитесь, и факторах, которые на нее влияют, вы становитесь более внимательными к тому, как вы находитесь в своей среде.

Будущее социальных наук

Социальные науки охватывают больше, чем вы можете себе представить.Интернет изобилует статьями по общественным наукам, которые охватывают широкий спектр исследований, проводимых в этой области.

От причин, по которым студенты колледжей запойно смотрят телепередачи, до этических последствий государственного надзора. Социальные науки охватывают широкий спектр вопросов, которые делают нас такими, какие мы есть, и к чему это может привести.

Исследования такого рода подчеркивают как причины, по которым люди делают то, что они делают, так и то, как люди реагируют на решения, которые принимаются за них.Это позволяет принимать более обоснованные решения относительно того, что нам, как виду, так и индивидуально, следует делать, чтобы двигаться вперед.

Лучше понимая социальные науки и то, что они охватывают, мы быстро понимаем, насколько важна их роль. Они ликвидируют жизненно важный разрыв между людьми, принимающими решения, и теми, кого они затрагивают.

Социальные науки продолжают заниматься междисциплинарной работой в различных областях, таких как инженерия, биология, медицина, вычисления и математика.

По мере продвижения вперед становится совершенно ясно, что ни одна предметная область не может действовать независимо, не опираясь на исследования других дисциплин. Именно здесь социальная наука играет свою важнейшую роль.

Чтобы получить дополнительную информацию о социальных науках и узнать больше о текущих исследованиях, проводимых в этой области, взгляните на остальную часть нашего сайта и не стесняйтесь обращаться к нам с любыми вопросами

Социальные науки — обзор, разработка, основные области

Что такое социальные науки?

Социальные науки — это области исследований, которые изучают взаимодействие между людьми, человеческие отношения, то, как люди действуют в социальных условиях или обществах, и как общества функционируют.Социальные науки по существу охватывают любую схоластическую дисциплину, которая занимается социальными или культурными элементами человеческого поведения.

Список дисциплин социальных наук включает социологию, психологию, антропологию, экономику Экономические статьи CFI предназначены для самостоятельного изучения экономики в удобном для вас темпе. Просмотрите сотни статей по экономике и наиболее важным концепциям, таким как деловой цикл, формула ВВП, излишек потребителя, эффект масштаба, экономическая добавленная стоимость, спрос и предложение, равновесие и многое другое, политология, религия, менеджмент, археология, окружающая среда. наука и маркетинг.Области истории и географии также иногда считаются частью социальных наук.

Люди изучают социальные науки, чтобы лучше понять, как функционирует данное общество или социальная среда, почему люди действуют так, как они действуют в обществе, и как социальные и культурные элементы общества влияют на поведение людей. Информация, полученная в результате исследований, проводимых в рамках различных социальных наук, может оказаться ценным подспорьем в принятии решений для компаний и некоммерческих организаций, правительственных агентств, лидеров сообществ и законодателей.

Резюме
  • Социальные науки относятся ко всем различным областям исследований, которые связаны с взаимодействием между людьми, человеческими отношениями и функционированием общества.
  • Социальные науки — относительно новая область научных исследований, возникшая только на пороге 20-го века.
  • Основные области социальных исследований включают социологию, психологию, экономику и образование.

Развитие социальных наук

Развитие социальных наук произошло относительно недавно в общей области научных исследований. Термин «социальная наука» формально не существовал до 19 -го века и не стал общепризнанной категорией исследования, науки или образования до 20 -го века.

Социальные науки в значительной степени полагаются как на количественные, так и на качественные методологии исследования.Таким образом, было трудно провести обоснованное, структурированное научное исследование человеческого социального поведения до тех пор, пока статистический анализ не стал признанной областью прикладной математики в начале 20– годов.

Социальные науки изучают вещи, которые лежат вне поля зрения естественных наук, такие как биология и химия. В то время как естественные науки сосредоточены на понимании свойств физического мира, социальные науки сосредоточены на понимании отношений и способов взаимодействия людей друг с другом.

Первичной основой социальных наук является философия — общее и теоретическое исследование природы существования, знания, рассуждений и моральных ценностей. Однако изучение философии — это в значительной степени теоретическое занятие. С другой стороны, социальная наука взяла философские теории и попыталась — путем сбора и анализа данных и проведения экспериментов — более четко и для более практических целей различить, как и почему люди взаимодействуют друг с другом и действуют в социальных группах.

Например, такие дисциплины, как социология, психология, политология и маркетинг, в прошлом все проводили исследования и эксперименты с целью определения того, что побуждает людей голосовать за конкретного кандидата или поддерживать определенную социальную или политическую причину. .

Основные области социальных наук

Как уже отмечалось, существует длинный список областей академических исследований, которые обычно подпадают под понятие «социальные науки». Однако следующие дисциплины считаются основными областями исследования социальных наук.

1. Социология

Если есть одна общественная наука, то это область социологии. Социология — это изучение характеристик различных обществ, того, как люди относятся к обществу, в котором они живут, и, в целом, природы социальных взаимодействий.

В рамках общей области существуют различные области исследования, такие как криминология, структура социальных классов и неравенство, а также демография Демография Демография относится к социально-экономическим характеристикам населения, которые компании используют для определения предпочтений продуктов и которые анализируют характеристики. различных групп населения.Гендерные исследования — одно из самых быстрорастущих направлений социологии.

2. Психология

Психология — это дисциплина, которая в первую очередь связана с пониманием того, как люди думают и почему они ведут себя определенным образом. Хотя психология в основном ориентирована на людей, в этой области есть специализация, известная как «социальная психология». Социальная психология более непосредственно направлена ​​на понимание групповой и социальной динамики и того, как социальные нормы и влияния влияют на поведение людей.

3. Образование

Образование неразрывно связано с изучением общества, поскольку одной из основных целей образования всегда была социализация учащихся — обучение их нормам общества, в котором они живут, и информирование общества история культуры.

Однако в последние годы этот процесс значительно усложнился, поскольку многие либеральные педагоги на Западе оспаривали саму идею социализации как «зла», потому что она — якобы — увековечивает существование патриархального общества, которое в корне ошибочно. .

4. Экономика

На первый взгляд может показаться, что изучение экономики имеет мало общего с социальными проблемами и в основном связано с холодными математическими расчетами спроса и предложения Спрос и предложение Законы спроса и предложения — это микроэкономические концепции. которые утверждают, что на эффективных рынках — количество поставляемого товара, а также количество и цены. Но экономические системы являются неотъемлемой частью социальных систем, и они, как правило, отражают природу обществ, в которых они существуют.Например, капитализм и марксизм — это экономические системы, основанные на фундаментальных представлениях о природе людей и о том, что ими движет.

Критика социальных наук

В последние годы отсутствие строгой методологии в социальных науках вызвало широкую критику. Исследования статей по общественным наукам выявили многочисленные случаи, когда на результаты исследователя влияла его личная идеология и политические пристрастия. Используя такие вещи, как формулировка вопросов участникам исследования или расчет определенной статистики, исследователи могут существенно подстроить исследования, чтобы показать то, что они хотят, чтобы они показывали.

Особое внимание уделяется психологии. Во многих случаях исследователи не могли поделиться с другими исследователями данными, которые они использовали в исследовании, несмотря на то, что Американская психологическая ассоциация (APA) требует от них этого. Другая проблема — та, которая часто указывает на то, что предвзятость исходного исследователя закралась в методологию и / или результаты исследования и окрасила их в методологию и / или результаты исследования — заключается в том, что очень немногие исследования могут быть воспроизведены другими исследователями, что является критическим требованием для научной достоверности.

Сам APA не безошибочен. В 1970-х годах он удалил классификацию гомосексуализма как психологического расстройства из своего диагностического руководства, не представив ни одного исследования, подтверждающего это серьезное изменение. Изменение отношения было чисто вопросом политической корректности, а не результатом каких-либо законных научных открытий, которые могли бы разумно привести к пересмотру диагностического статуса гомосексуализма.

Членам APA была представлена ​​панельная дискуссия под названием «Гей — это хорошо», которую представила группа гей-активистов, а не какие-либо новые результаты исследования.Обзор решения организации 1973 года, проведенный в 2015 году, пришел к выводу, что «самым значительным катализатором диагностических изменений стал гей-активизм». (Источник: Национальный центр биотехнологической информации)

Узнать больше

CFI является официальным поставщиком глобальной страницы программы коммерческого банковского и кредитного анализа (CBCA) ™ — CBCAGet Сертификация CBCA ™ CFI и получение статуса коммерческого банковского и кредитного аналитика . Зарегистрируйтесь и продвигайтесь по карьерной лестнице с помощью наших программ и курсов сертификации.программа сертификации, призванная помочь любому стать финансовым аналитиком мирового уровня. Чтобы продолжить карьеру, вам пригодятся следующие дополнительные ресурсы:

  • Теория спроса Теория спроса Теория спроса — это принцип, который подчеркивает взаимосвязь между потребительским спросом и ценой на товары и услуги на рынке
  • Экономика счастья Экономика счастья Экономика счастья — это исследование который использует эконометрический анализ для измерения взаимосвязи между индивидуальной удовлетворенностью и экономическими проблемами.
  • Индекс нищетыИндекс нищеты — это индикатор, который измеряет влияние меняющихся экономических условий. Индекс был популярен в 1970-х годах, когда США
  • Социальная экономика Социальная экономика Социальная экономика, также известная как социоэкономика, — это социальная наука и отрасль экономики, изучающая взаимосвязь между экономической

Почему социальные науки несводимы

  • Армстронг , DM (1989). Универсалии: самоуверенное введение .Лондон: Westview Press.

    Google ученый

  • Армстронг, Д. М. (1997). Мир положения дел . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Бейкер, Л. Р. (2007). Метафизика повседневности: Очерк практического реализма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Бакстер, Д.Л. М. (1988а). Многие-одно лицо. Философские статьи , 17 (3), 193–216.

    Google ученый

  • Бакстер, Д. Л. М. (1988b). Идентичность в широком смысле слова. Разум , 97 (388), 575–582.

    Google ученый

  • Бакстер, Д. Л. М. (2014). Идентичность, различимость и композиция. В D. L. M. Baxter & A.J. Cotnoir (Eds.), Composition as identity (стр. 244–253). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Бхаргава Р. (1992). Индивидуализм в социальных науках: формы и пределы методологии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Бикл, Дж. (2013). Множественная реализуемость. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская философская энциклопедия , http: // plato.stanford.edu/entries/multiple-realizability/.

  • Браун, У. Дж. (1905/2008). Личность корпорации и государства (1905 г.). Журнал институциональной экономики , 4 (2), 255–273.

    Google ученый

  • Кэмерон Р. П. (2014). Части порождают целое, но не идентичны ему. В D. L. M. Baxter & A. J. Cotnoir (Eds.), Composition as identity (стр.90–107). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Casati, R., & Varzi, A. (2014). События. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская философская энциклопедия , http://plato.stanford.edu/entries/events/.

  • Кози, Р. Л. (1972). Атрибутные тождества в микровосстановлении. Философский журнал , 69 (14), 407–422.

    Google ученый

  • Клапп, Л.(2001). Дизъюнктивные свойства: множественные реализации. Философский журнал , 98 (3), 111–136.

    Google ученый

  • Коул, Дж. К. (2014). Счет абстрактной статусной функции корпораций. Философия социальных наук , 44 (1), 23–44.

    Google ученый

  • Копп Д. (1984). Что такое коллективы: Агентство, индивидуализм и теория права. Диалог , 23 (2), 249–269.

    Google ученый

  • Котнуар А. Дж. (2014). Композиция как личность. В D. L. M. Baxter & A. J. Cotnoir (Eds.), Composition as identity (стр. 3–23). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Карри, Г. (1984). Индивидуализм и глобальная супервентность. Британский журнал философии науки , 35 (4), 345–358.

    Google ученый

  • Дизаджи-Бахмани, Ф., Фригг, Р., и Хартманн, С. (2010). Кто боится редукции по Нагелеву? Erkenntnis , 73 (3), 393–412.

    Google ученый

  • Элдер-Васс, Д. (2010). Причинная сила социальных структур: возникновение, структура и действие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Элдер-Васс, Д.(2014). Переописание, сокращение и возникновение: ответ Тобиасу Ханссону Уолбергу. Философия социальных наук , 44 (6), 792–797.

    Google ученый

  • Эффингем, Н. (2010). Метафизика групп. Философские исследования , 149 (2), 251–267.

    Google ученый

  • Эпштейн Б. (2009). Пересмотр онтологического индивидуализма. Synthese , 166 (1), 187–213.

    Google ученый

  • Эпштейн, Б. (2015). Ловушка для муравьев: восстановление основ социальных наук . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Fine, K. (1999). Вещи и их части. Философские исследования Среднего Запада , 23 (1), 61–74.

    Google ученый

  • Fine, K.(2003). Неидентичность материальной вещи и ее материи. Mind , 112 (446), 195–234.

    Google ученый

  • Фодор Дж. (1974/1994). Специальные науки (или: разобщенность науки как рабочая гипотеза). В М. Мартин и Л. К. Макинтайр (ред.), Чтения по философии социальных наук, 1994 (стр. 687–699). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Фодор, Дж. (1997). Специальные науки: Все еще автономны после всех этих лет. Философские перспективы , 11 , 149–163.

    Google ученый

  • Фреге, Г. (1884/1980). Основы арифметики (Ред. Дж. Л. Остина, англ. Пер., 2-е исправленное изд.). Издательство Северо-Западного университета, Эванстон.

  • Галлуа А. (1998). Случаи идентичности: метафизика настойчивости, изменения и сходства . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Гич, П.Т. (1980). Ссылка и общность (выборки). В М. К. Ри (ред.), Материальная конституция: читатель, 1997 . Оксфорд: Rowman & Littlefield Publishers.

  • Гернер К. (Ред.). (2015). Vad hade hänt om: åtta kontrafaktiska Historier . Лунд: Historiska Media.

    Google ученый

  • Гидденс, А., Дюнье, М., Аппельбаум, Р. П., и Карр, Д. (2014). Введение в социологию (изд.). Нью-Йорк: W. W. Norton & Company.

    Google ученый

  • Гилберт, М. (1989). О социальных фактах . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Джиллет, К. (2002). Размеры реализации: критика стандартного взгляда. Анализ , 62 (4), 316–323.

    Google ученый

  • Gillett, C.(2003). Метафизика реализации, множественная реализуемость и специальные науки. Философский журнал , 100 (11), 591–603.

    Google ученый

  • Гудман, Н. (1966). Структура внешнего вида (2-е изд.). Индианаполис: Bobbs-Merrill Company.

    Google ученый

  • Греве, Дж. (2012). Появление в социологии: критика нередуктивного индивидуализма. Философия социальных наук , 42 (2), 188–223.

    Google ученый

  • Ханссон, Т. (2007). Проблема (-ы) изменения еще раз. Диалектика , 61 (2), 265–274.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2009a). 4-D объекты и описания расположения. Философские статьи, 38 (1), 35–72.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т.(2009b). Объекты во времени исследования настойчивости во времени . Докторская диссертация. Лунд: Media-Tryck, www.fil.lu.se/en/department/staff/TobiasHanssonWahlberg/.

  • Ханссон Уолберг, Т. (2010). Напряженная связка во временном предсказании. Erkenntnis, 72 (2), 267–280.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014a). Старший-Васс о причинной силе социальных структур. Философия социальных наук, 44 (6), 774–791.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014b). Причинно повторяющиеся социальные объекты: Реплика Старшему-Вассу. Философия социальных наук, 44 (6), 798–809.

    Google ученый

  • Ханссон Уолберг, Т. (2014c). Институциональные объекты, редукционизм и теории устойчивости. Диалектика, 68 (4), 525–562.

    Google ученый

  • Хоторн, Дж. (2003). Личность. В М. Дж. Луксе и Д. В. Циммермане (ред.), Оксфордский справочник по метафизике . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Хайль, Дж. (2012). Вселенная, как мы ее находим . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Хиндрикс, Ф.(2008). Статусный аккаунт корпоративных агентов. В B. Schmid, et al. (Ред.), Концепции общности — Новые эссе о коллективной интенциональности (стр. 119–144). Франкфурт: Онтос Верлаг.

    Google ученый

  • Ховда П. (2014). Логические соображения о композиции как идентичности. В D. L. M. Baxter & A. J. Cotnoir (Eds.), Composition as identity (pp. 192–210). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Джонстон, М.(1987). Есть ли проблема с настойчивостью? Дополнительный отдел Аристотелевского общества , 61 , 107–135.

    Google ученый

  • Ким Дж. (1976/1993). События как примеры собственности. В Супервентность и разум: Избранные философские эссе . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Ким Дж. (1992). Множественная реализация и метафизика редукции. Философия и феноменологические исследования , 52 (1), 1–26.

    Google ученый

  • Ким Дж. (1999). Осмысление появления. Философские исследования , 95 (1–2), 3–36.

    Google ученый

  • Ким Дж. (2005). Физикализм, или что-то в этом роде . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google ученый

  • Кинкейд, Х.(1986/1994). Редукция, объяснение и индивидуализм. В М. Мартин и Л. К. Макинтайр (ред.), Чтения по философии социальных наук, 1994 (стр. 497–513). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Кинкейд, Х. (1990/1994). Защита законов в социальных науках. В М. Мартин и Л. К. Макинтайр (ред.), Чтения по философии социальных наук, 1994 (стр. 111–130). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Кинкейд, Х. (2009). Причинно-следственная связь в социальных науках.В H. Beebe, C. Hitchcock, & P. ​​Menzies (Eds.), Оксфордский справочник причинно-следственной связи (стр. 726–743). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Koslicki, K. (2008). Состав объектов . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Крипке, С. Л. (1980). Именование и необходимость . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Леонард, Х. С. и Гудман, Н. (1940). Исчисление людей и его использование. Журнал символической логики , 5 (2), 45–55.

    Google ученый

  • Льюис, Д. (1986). О множественности миров . Оксфорд: издательство Blackwell Publishing.

    Google ученый

  • Льюис, Д.(1991). Части классов . Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

    Google ученый

  • Linnebo, Ö. (2012). Множественная количественная оценка. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии , https://plato.stanford.edu/entries/plural-quant/.

  • Лист, К., & Спикерманн, К. (2013). Методологический индивидуализм и холизм в политической науке: примирение. Обзор американской политической науки , 107 (4), 629–643.

    Google ученый

  • Литтл, Д. (1991). Разновидности социального объяснения: Введение в философию социальных наук . Боулдер: Westview Press.

    Google ученый

  • Литтл Д. (2016). Новые направления в философии общественных наук . Лондон: Роуман и Литтлфилд.

    Google ученый

  • Локк, Дж.(1689/1997). Очерк о человеческом понимании . Лондон: Penguin Books.

  • Лоу, Э. Дж. (1988). Проблемы внутреннего изменения: возразить Льюису. Анализ , 48 (2), 72–77.

    Google ученый

  • Лоу, Э. Дж. (2009). Другие виды бытия: дальнейшее изучение индивидуации, идентичности и логики сортовых терминов . Оксфорд: Уайли-Блэквелл.

    Google ученый

  • Лукес, С.(1968/1994). Пересмотр методологического индивидуализма. В М. Мартин и Л. К. Макинтайр (ред.), Чтения по философии социальных наук, 1994 (стр. 451–458). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • MacCormick, N., & Weinberger, O. (1986). Институциональная теория права . Дордрехт: Издательство Д. Рейдел.

  • Мартин, М., и Макинтайр, Л. К. (ред.). (1994). Чтения по философии социальных наук .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Маклафлин, Б. П. (1992/2008). Взлет и падение британского эмерджентизма. В М. А. Бедо и П. Хамфрис (ред.), Возникновение: современные чтения в философии и науке, 2008 г. (стр. 19–59) Кембридж, Массачусетс: The MIT Press.

  • Маклафлин, Б., и Беннет, К. (2011). Супервентность. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская философская энциклопедия , http: // plato.stanford.edu/entries/supervenience/.

  • Меллор Д. Х. (1995). Факты причинно-следственной связи . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Меррикс, Т. (1999). Композиция как идентичность, мереологический эссенциализм и теория-аналог. Австралазийский философский журнал , 77 (2), 192–195.

    Google ученый

  • Нагель, Э.(1961/1979). Структура науки: проблемы логики научного объяснения . Индианаполис: издательская компания Hackett.

  • Оппенгейм П. и Патнэм Х. (1958). Единство науки как рабочая гипотеза. В: Х. Фейгл, М. Скривен и Г. Максвелл (ред.), Миннесотские исследования в философии науки (Том II, стр. 3–36). Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

    Google ученый

  • Паркин, М., И Кинг, Д. (1995). Экономика (2-е изд.). Вокингем: Эддисон-Уэсли.

    Google ученый

  • Полгер, Т. В., и Шапиро, Л. А. (2008). Понимание масштабов реализации. Философский журнал , 105 (4), 213–222.

    Google ученый

  • Патнэм, Х. (1975). Разум, язык и реальность — философские статьи (т.2). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Куинтон, А. (1975–1976 годы). Социальные объекты. Труды Аристотелевского общества , 76 , 1 + viii – 27 + viii.

  • Ричи, К. (2013). Что такое группы? Философские исследования , 166 (2), 257–272.

    Google ученый

  • Рубен Д.-ЧАС. (1985). Метафизика социального мира . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

    Google ученый

  • Рассел Б. (1903). Принцип математики . Кембридж: В University Press.

    Google ученый

  • Рассел Б. (1912/1980). Проблемы философии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Рихтер, П.(2009). В переменах нет загадки. Диалектика , 63 (1), 7–22.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2002). Невредуктивный индивидуализм: Часть I — Супервентность и дикая дизъюнкция. Философия социальных наук , 32 (4), 537–559.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2003). Невредуктивный индивидуализм: Часть II — социальная причинность. Философия социальных наук, 33 (2), 203–224.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2005). Социальное появление: общества как сложные системы . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Сойер, Р. К. (2012). Ответ на «Появление в социологии». Философия социальных наук, 42 (2), 270–275.

    Google ученый

  • Шаффер, Дж. (2009). По какому признаку. В Д. Дж. Чалмерсе, Д. Мэнли и Р. Вассермане (редакторы), «Метаметафизика: новые эссе по основам онтологии » (стр. 347–383). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Шаффер, Дж. (2016). Социальное строительство как заземление; Или: «Фундаментальность для феминисток», ответ Барнсу и Микколе. Философские исследования . DOI: 10.1007 / s11098-016-0738-8.

    Google ученый

  • Шаффнер, К. Ф. (1967). Подходы к редукции. Философия науки , 34 (2), 137–147.

    Google ученый

  • Шаффнер, К. Ф. (2012). Эрнест Нагель и редукция. Философский журнал , 109 (8–9), 534–565.

    Google ученый

  • Шмитт, Ф.Кормили.). (2003). Социализирующая метафизика: природа социальной реальности . Лэнхэм: издательство Rowman & Littlefield.

    Google ученый

  • Серл, Дж. Р. (1990/2002). Коллективные намерения и действия. В Сознание и язык, 2002 (стр. 90–105). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Сирл, Дж. Р. (1992). Новое открытие разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Сирл, Дж. Р. (1995). Конструирование социальной реальности . Лондон: Penguin Books.

    Google ученый

  • Сирл, Дж. Р. (2010). Создание социального мира: структура человеческой цивилизации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Шапиро, Л.А. (2000). Множественные реализации. Философский журнал , 97 (12), 635–654.

    Google ученый

  • Сидер Т. (2001). Четырехмерность: онтология настойчивости и времени . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Саймонс П. (1987). Parts: Исследование онтологии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Скляр, Л. (1967). Типы межтеоретической редукции. Британский журнал философии науки , 18 (2), 109–124.

    Google ученый

  • Смарт, Дж. Дж. К. (1959). Ощущения и мозговые процессы. Philosophical Review , 68 (апрель), 141–156.

    Google ученый

  • Стросон, П.Ф. (1959). Физические лица: очерк описательной метафизики . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Такман, Б. У. (1965/2001). Последовательность развития в малых группах. Содействие группам: журнал исследований и приложений , 3 , 66–81.

  • Туомела Р. (1995). Важность нас: философское исследование основных социальных понятий . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Ускиано, Г. (2004). Судьи верховного суда: метафизическая загадка. , 38 (1), 135–153.

    Google ученый

  • фургон Инваген, П. (1990). Четырехмерные объекты. , 24 (2), 245–255.

    Google ученый

  • фургон Inwagen, P.(2006). Могут ли мереологические суммы менять свои части? Философский журнал , 103 (12), 614–630.

    Google ученый

  • Уоткинс, Дж. У. Н. (1957/1994). Исторические объяснения в социальных науках. В М. Мартин и Л. К. Макинтайр (ред.), Чтения по философии социальных наук, 1994 (стр. 441–450). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Виггинс, Д. (1968). Находясь в одном и том же месте в одно и то же время. Philosophical Review , 77 (1), 90–95.

    Google ученый

  • Виггинс Д. (2001). Возобновление единообразия и сущности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Уильямс, Д. К. (1953). Об элементах бытия: I. Обзор метафизики , 7 (1), 3–18.

    Google ученый

  • Винтер Р.Г. (2009). Модель редукции теории Шаффнера: критика и реконструкция. Философия науки , 76 (2), 119–142.

    Google ученый

  • Захле, Дж. (2003). Дебаты индивидуализма и холизма об интертеоретической редукции и аргументе множественной реализации. Философия социальных наук , 33 (1), 77–99.

    Google ученый

  • Захле, Дж.(2016). Методологический холизм в социальных науках. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская философская энциклопедия , http://plato.stanford.edu/entries/holism-social/.

  • Захле Дж. И Коллин Ф. (ред.). (2014). Переосмысление дискуссии об индивидуализме и холизме: Очерки философии социальных наук . Лондон: Спрингер.

    Google ученый

  • Методологический индивидуализм — обзор

    5 Макро и микрообъяснения

    Ключевыми давними методологическими дебатами в экономической науке было о надлежащей роли микробъяснений и макрообъяснений.Официальная идеология экономики основного потока — это методологический индивидуализм, который отдает определенный приоритет отдельным лицам в объяснении экономики. Однако этот приоритет может принимать разные формы, и ниже я рассмотрю некоторые из них и их достоверность.

    Стандартный краткий лозунг методологического индивидуализма состоит в том, что все экономические объяснения должны быть в терминах индивидов. Однако это может означать несколько вещей с довольно разными последствиями. Вот некоторые из возможных претензий:

    1.

    Любая хорошо подтвержденная экономическая теория может быть сведена к учету исключительно в терминах отдельных лиц.

    2.

    Факты об отдельных лицах определяют факты об экономических агрегатах.

    3.

    Ссылка на индивидуалистические механизмы необходима для успешного объяснения экономических явлений.

    4.

    Поиск индивидуалистических объяснений — наиболее плодотворная исследовательская стратегия в экономике.

    Конечно, между этими утверждениями есть взаимосвязь, и они также допускают множественные толкования. Я имею дело с обоими, когда обсуждаю каждый тезис.

    Индивидуализм как утверждение о редукции теории можно довольно точно определить, поскольку существует достаточно обширная литература по истории и философии науки, на которую можно положиться. Ньютоновская механика может быть сведена к общей теории относительности в предельном случае малых скоростей, а термодинамика — к статистической механике. 3 Сводить одну теорию к другой — значит показать, что одна теория может объяснить все, что может объяснить другая, и в некотором смысле является более базовой. Редукция возникает только в том случае, если две теории говорят явно разные вещи или описывают мир в разных категориях. Таким образом, если одна теория собирается объяснить то, что делает другая, то должен быть какой-то способ уловить категории редуцированной теории в собственных терминах редуцирующих теорий. Один из стандартных способов сделать это — обеспечить переходные законы в форме «Термин A теории редукции применим тогда и только тогда, когда применим сокращенный член B.«Связь не обязательно должна быть концептуальной или истинной с помощью значений слов; законной эквивалентности достаточно. Таким образом, температура законно сосуществует со «средней кинетической энергией», и это работает на уменьшение, даже если мы не будем приравнивать их на обычном языке как синонимы. Более того, такие мостовые законы не обязательно должны точно отражать сокращенный член, поскольку сокращающий член может быть по-разному расплывчатым в процессе сокращения. Тогда необходим хотя бы аналог сокращенного члена, и чем дальше аналог от исходного члена, тем ближе сокращение будет к простому исключению и отрицанию того, что сокращенная теория многое объясняет.

    Стандартно утверждать, что редукция достигается, если мы можем предоставить мостовые законы, связывающие две области, а затем показать, что обобщения редуцированной теории воспринимаются как обобщения теории редукции, как если бы мы могли вывести законы газа из статистических данных. механика с помощью закона моста, связывающего температуру и среднюю кинектическую энергию. Однако это неверно. Это неправильно, потому что предполагается, что суть объяснения заключается в выводе обобщений, что, как мы видели ранее, было проблематичным.Более того, у нас могут быть законы-мосты, которые требуют редукции — например, эмоции иногда переводились бихевиористскими редукциями в термины поведения, нагруженные эмоциями, например гневное поведение.

    Принимая во внимание приведенное выше описание редукции, мы можем перечислить два потенциальных препятствия для редукции:

    1.

    множественные реализации, в которых основные категории редуцированных теорий неограниченно многими способами вызываются теорией редукции. В этом случае между основными терминами существует отношение «много-один», и, таким образом, не должно быть никакого «мостового закона» совместного расширения.

    2.

    предполагая редуцированную теорию в редуцирующих объяснениях, как это происходит при объяснении эмоций поведенческими терминами, такими как «гневное поведение».

    Реальность этих потенциальных проблем необходимо доказывать эмпирически в каждом конкретном случае. Есть основания полагать, что иногда они действительно реальны с точки зрения экономического объяснения.

    Проблема множественных реализаций вероятна во многих случаях, когда экономика объясняет совокупные явления, хотя и по нескольким различным причинам.Один из источников проблем возникает, когда мы объясняем совокупные явления с точки зрения конкурентного отбора между совокупностями. Фирмы — яркий тому пример. Существует давняя, в основном неформальная традиция утверждать, что стандартные черты максимизации будут найдены в компаниях, потому что те, у кого их нет, не выживут. Существует гораздо более формальная работа по применению теории эволюционных игр к стратегиям фирм. В обоих случаях процесс отбора как бы «не заботится» о том, как фирмы реализуют свои стратегии с точки зрения организации индивидуального поведения.Все, что имеет значение, — это то, что стратегия разыграна. Это означает, что если фирмы найдут разные способы реализации одних и тех же организационных стратегий в поведении отдельных лиц, это не повлияет на процессы на агрегированном уровне.

    Однако у нас есть веские экономические причины полагать, что существует множество способов создания стандартных характеристик фирмы, таких как иерархическая структура, долгосрочные трудовые отношения и т. Д. В литературе для этих практик предлагалось множество различных моделей индивидуального уровня. е.грамм. Стимулы не уклоняться, транзакционные издержки и многие другие механизмы логически могут помочь (см. [Kincaid. 1995]).

    Еще одна область, в которой мы можем ожидать, что множественные реализации будут реальными явлениями, — это макроэкономика. На это есть несколько причин. (1) Относительность шкалы: реальные причинные закономерности могут быть идентифицированы в одной шкале измерения и недоступны в другой. Это обычная тема в литературе по сложности и использовалась в качестве аргумента против редукционистских программ философами науки [Ladyman and Ross, 2007] и особенно в случае макроэкономики Гувером [2001], хотя он не использует это. терминология.Агрегированные концепции, такие как ВВП, в какой-то момент теряют какой-либо определенный смысл, если мы будем искать более точные и точные меры с точки зрения индивидуального поведения. Так что множественные реализации неизбежны, потому что нижний эквивалент неопределен. (2) Даже когда мы можем понять смысл перевода агрегированных макроэкономических концепций в индивидуалистические термины, весьма вероятно, что существует множество различных наборов индивидуального поведения, которые могут вызвать агрегированные явления, такие как уровень инфляции, поскольку они описывают агрегированные средние значения, где средние значения не определяют распределение, на основании которого они получены.

    Второе вероятное препятствие на пути редукции связано с тем фактом, что многие так называемые индивидуалистические объяснения действительно индивидуалистичны только по названию. Это происходит по двум причинам. Во-первых, то, что называют индивидом в экономической науке, не всегда является индивидуальным человеческим существом. Так, например, к фирмам относятся как к частным лицам. Еще более радикально то, что многие экономические модели используют «репрезентативных агентов» — они рассматривают совокупности индивидов, как если бы есть индивиды с четко определенными функциями полезности и т. Д.Существует неопровержимая литература, показывающая, что эту методологию нельзя защитить на том основании, что поведение отдельных людей будет агрегироваться таким образом, что они в целом будут действовать как индивиды с четко определенной функцией полезности. Таким образом, репрезентативные агенты плохо сочетаются с методологическим индивидуализмом.

    Есть также глубокие вопросы о том, действительно ли стандартная неоклассическая экономика вообще касается отдельных людей. Росс [2005] утверждает, что неоклассический формализм ничего не говорит о том, каких агентов на самом деле он охватывает — в формализме как таковом нет ничего, что должно было бы создавать неоклассическую теорию об отдельных людях.Более того, обширные и воспроизводимые результаты экспериментальной экономики, кажется, показывают, что отдельные люди нарушают многие из предположений неоклассических моделей индивидуального выбора. Это не исключает методологического индивидуализма, основанного на более реалистичных теориях индивидуального поведения, но это стандартная теория выбора, на которую обычно указывают как на пример того, как должна выглядеть хорошая индивидуалистическая теория. Этот момент говорит также против версий индивидуализма, обсуждаемых позже, которые требуют только индивидуалистических механизмов.

    Индивидуалистические теории в экономике, даже если они представляют собой правдоподобные объяснения индивидуального человеческого поведения, тем не менее могут не поддерживать редукционистскую программу. Они могут явно или неявно предполагать счета неиндивидуальных экономических субъектов. Работа по классической теории игр — хорошая иллюстрация. Изучение конкретных явлений в теории игр начинается с набора стратегий, выигрышей, типов игроков и общих знаний. Однако все это, возможно, предполагает, что институты уже существуют (Kincaid 2001).Допущения, основанные на общих знаниях, являются стандартным способом объяснения норм и соглашений, поэтому предполагать их — значит предполагать, что соглашения или нормы уже существуют. Разграничение игроков на известные типы предполагает социальную организацию, участвующую в установлении и укреплении социальных статусов или ролей. Ограниченный набор возможных стратегий из всех логически возможных предполагает вид общего понимания и социальных возможностей, которые приходят с определенной социальной организацией в качестве заранее заданных результатов действий.Это не означает, что в этих объяснениях обязательно что-то не так, но это означает, что они не придерживаются строгих ограничений методологического индивидуализма.

    Давайте обратимся к некоторым из логически более слабых утверждений, связанных с методологическим индивидуализмом, которые были перечислены в начале этого раздела. Если полные индивидуалистические редукции маловероятны, может ли все же быть так, что экономические объяснения должны предоставлять индивидуальные механизмы — должны описывать, как индивиды, действуя в соответствии со своими предпочтениями в условиях ограничений, вызывают явления, подлежащие объяснению?

    Это определенно не следует из какого-либо общего научного спроса на механизмы по двум причинам.Хотя физика на протяжении большей части своего развития требовала механизмов в смысле непрерывного причинного процесса, это было поставлено под сомнение развитием квантовой механики с ее действием на расстоянии. Более того, механизмы могут быть описаны в разной степени и на разных уровнях. Космология предоставляет причинный механизм, но на очень агрегированном уровне. Повседневная жизнь полна причинных объяснений без молекулярных деталей. Подобные объяснения могут быть подтверждены с таким же успехом, как и любые другие. Так что универсальной потребности в объяснении механизмов нет.

    Более полезный способ размышления о необходимости механизмов — это рассмотреть три вопроса: насколько хороши наши доказательства на агрегированном уровне? Что наши объяснения на агрегированном уровне предполагают о процессах на уровнях ниже? Насколько хороши наши знания на уровне сущностей, составляющих совокупность? Ясно, что ответы на эти вопросы являются эмпирическим вопросом, и ничто априори не гарантирует, что в некоторых обстоятельствах мы можем много знать на агрегированном уровне, делать это, не предполагая чего-либо конкретного на микроуровне, и не иметь хороших причинных знаний на более низком уровне. уровень.Затем вопрос о том, требуются ли механизмы, становится эмпирическим вопросом в каждом конкретном случае.

    Переосмысление дискуссии об индивидуализме и холизме: очерки философии социальных наук | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

    Что лучше объяснить социальные явления с точки зрения характеристик отдельных людей или с точки зрения характеристик групп или коллективов? Все ли сущности и события социального уровня идентичны некоторому набору сущностей и событий индивидуального уровня, или сущности и события социального уровня когда-либо «больше, чем сумма» их частей на индивидуальном уровне? Традиционно тех, кто выбирает первый из этих вариантов, называют «индивидуалистами», а тех, кто выбирает второй, называют «холистами».»Настоящий сборник эссе современных философов социальных наук представляет собой новейшее введение в недавние шаги в давней дискуссии между приверженцами этих позиций, а также недавние размышления над смежными вопросами, такими как определение различий между индивидуальным и социальным; значение и обоснованность идеи более высокого и низшего уровней композиции; понимание индивидуальной активности, включая обсуждение рационального выбора и теории игр, а также новых прагматических и экологических моделей; и в каком смысле группы могут быть агентами и как следует понимать и оценивать объяснение в социальных науках.В сборник включены эссе как опытных философов социальных наук (Дэниэл Литтл, Филип Петтит, Гарольд Кинкейд и Марк Рисйорд), так и авторов, начавших и начавших свою карьеру в этой области (Джули Зале, Финн Коллин, Брайан Эпштейн, Дэйв Элдер-Васс, Андраш Сигети, Петри Иликоски, Йерун Ван Бувель, Мэтью Маккаббинс и Марк Тернер).


    Современные дебаты о холизме и индивидуализме берут свое начало в формирующем развитии самой современной социальной науки, в работах (например) Дж.В. Ф. Гегель, Карл Маркс, Огюст Конт и Герберт Спенсер. Напряжение особенно сильно проявилось в двух широко разрекламированных противоречиях: дебатах между Эмилем Дюркгеймом и Габриэлем Тардом относительно «социальных фактов» и нападками Ф.А. Хайека и Карла Поппера на «холизм» различных середины -х годов годов. вековые традиции социальных наук (Lukes 1968, 1973; Zahle 2007). После этих дебатов обсуждение проблемы появилось в ряде академических журналов по философии и социологии.Эта литература вошла в профессиональный канон англоязычной «философии социальных наук» — области, которая в 1950-1980-х годах приблизилась к своей современной форме. В эту эпоху возникли дебаты о сводимости социального к индивидуальному, а также о предполагаемой необходимости механистических объяснений социальных явлений в социальных науках (см. Обзор в Zahle 2007). Новый том пытается внести свой вклад в более поздние, профессиональные фазы дискуссии.

    Пожалуй, наиболее продвинутое обсуждение этой темы на академическом рынке сегодня, этот сборник также представляет собой отличное введение во многие темы современной аналитической философии социальных наук в целом. Тем не менее, в книге есть некоторые слабые места. Далее я сначала пересказываю и обсуждаю содержание эссе по отдельности, а затем кратко обсуждаю одну слабую сторону тома в целом.

    Редакторы разбивают статьи на две группы: те, которые посвящены онтологии индивидов и обществ, и те, которые посвящены вопросам методологии социальных наук (особенно теорий объяснения).В соответствии с этой разбивкой они резюмируют основные вопросы тома следующим образом: «[1] Каков онтологический статус социальных явлений и, как часть этого, их отношения к индивидам? [2] В какой степени может и должны ли социальные научные объяснения сосредотачиваться на индивидуумах и социальных явлениях соответственно? » (1-2). Хотя это вполне разумный способ организации статей, я буду обсуждать их здесь в несколько ином порядке, чтобы предложить другой способ думать о них.

    Два полезных наблюдения, которые вытекают из ряда статей в томе: во-первых, то, что считается «индивидуалистическим» или «холистическим» мнением, само по себе является спорным вопросом; и, во-вторых, что некоторые самопровозглашенные «холистические» отчеты принимают формы, очень похожие или даже согласующиеся с тем, что другие авторы называют «индивидуальными» отчетами, и наоборот. Эти наблюдения мотивируют усилия по тщательному различению позиций, которые были названы «индивидуалистическими» или «холистскими», чтобы эффективно отслеживать фактические теоретические последствия и аргументы за и против той или иной позиции в рамках этого разнообразия.

    Хотя точные различия часто немного отличаются от одного эссе к другому, некоторые из наиболее общих и важных различий — это различия между

    .

    (a) вопрос о том, являются ли люди социально или нет
    (б) вопрос о том, являются ли люди социально ограниченными
    (c) вопрос о том, можно ли сущностей и событий социального уровня сводить с к
    сущности и события индивидуального уровня
    (d) вопрос о том, могут ли социальные объекты (группы и т. д.)) может быть агентов
    (e) онтологических против методологических формулировок различия

    Некоторые индивидуалисты ответили «да» на (а), а на (б) и / или (в) ответили «нет». (См. Петтит, Литтл и обсуждение Захле.) Однако методологические холисты часто предполагают, что ответ «да» на (а) сам по себе является уступкой холизму (Старейшина-Васс). Это разногласие отчасти чисто терминологическое, но также потенциально существенное.Другое разногласие касается того, влечет ли «да» на (d) ответ «да» на (b), при этом Петтит утверждает, что это не так, а Сигети утверждает, что да.

    Эссе Эпштейна формулирует и защищает разнообразие индивидуализма, которое не считает, что социальные явления «строятся» из отдельных людей (как это обычно делают индивидуалистические исследования), а скорее «закреплены» на убеждениях или практиках, общих для отдельных лиц в группе. . Эпштейн предлагает в качестве примеров «условности» Дэвида Юма и «институциональные факты» Джона Сирла.Анализ Эпштейном структуры различных возможных якорных отношений и их значения для дискуссии об индивидуализме и холизме заслуживает большего внимания, чем я могу уделить ему здесь. Однако это эссе заставляет меня задуматься, когда и как индивидуальные убеждения или практики становятся достаточно распространенными, чтобы их можно было считать «социальными» с точки зрения якорного индивидуализма; как определить идентичность социальных фактов в условиях изменения или разрушения этих фактов; и что оправдывает корреляцию между отдельными фактами и социальными фактами, которую тот или иной якорь, индивидуалистический ответ на эти вопросы должен (по-видимому) выявить.

    В качестве альтернативы знакомым «уровневым» взглядам на микромакроотношения, Иликоски предлагает «масштабный» взгляд, в котором мы обращаемся к микромакро-различиям (включая различие между отдельными людьми и социальными целыми) с точки зрения размер лиц, обжалованных в рамках счета или объяснения. Человеческие индивиды физически меньше, например, группы и общества. Два интересных следствия сдвига, которые рекомендует Иликоски: (i) реконструкция микромакросвязи как контекстно-зависимой (таким образом, устраняя проблемы, связанные со спецификацией «нижнего уровня») и (ii) распознавание случаев, когда относительно небольшие ( «микро») события могут оказывать влияние на относительно большие («макро») системы, и наоборот: например, комар, инициирующий вспышку желтой лихорадки, или эффект U.С. налоговая политика относительно инвестиционных решений налогоплательщика-физического лица. Анализ Юликоски элегантен и гениален. Однако, поскольку «уровневое» мышление (по общему признанию, сбивает с толку) также связано с другими различиями, такими как большая или меньшая общность утверждений, сделанных на разных уровнях, я предлагаю не слишком грубо отказываться от дискурса, основанного на уровнях. .

    Эссе Петтита представляет собой полезный краткий обзор аргументов, которые он более подробно представил в другом месте.Петтит выделяет три различные противоречивые позиции, относящиеся к вопросу об «индивидуализме-холизме»: «индивидуализм», точка зрения, согласно которой социальные явления не ставят под угрозу индивидуальную деятельность; «атомизм», точка зрения, согласно которой социальные свойства не являются частью конституции индивидуальных агентов; и «сингулярность», точка зрения, согласно которой только отдельные люди, а не группы или коллективы, могут быть агентами. Петтит выступает за индивидуализм, антиатомизм и антисингулярность.

    Сигети не согласен с точкой зрения Петтита, утверждая, что индивидуализм и антисингулярность несовместимы (113-114).Вкратце, аргумент Сигети заключается в следующем: теории группового действия должны быть причинными или не причинными. Причинные толкования приводят к тому, что либо (а) групповое агентство сводится к индивидуальному агентству, либо (б) групповое агентство ограничивает индивидуальное действие. С другой стороны, непричинные толкования групповой агентности вообще трудно читать как атрибуцию агентности (поскольку агентура предположительно включает в себя способность оказывать влияние). Хотя тонкие аргументы Сигети заслуживают более полного обсуждения, я подозреваю, что они основаны на сомнительных предположениях о единообразии структуры причинности в различных типах систем или процессов (или, в разных контекстах объяснения).

    Другая важная тема книги касается отношения между онтологическими и методологическими концепциями дебатов индивидуализм-холизм, при этом некоторые авторы делают методологические выводы из онтологических предпосылок, а другие выступают за полный сдвиг дебатов от онтологии к методологии.

    Старейшина-Васс приводит доводы в пользу холизма по сравнению с индивидуализмом на основе относительно простого двухступенчатого аргумента: (1) учет онтологии индивидов и социальных явлений и (2) аргумент о том, что определенные отношения индивидов могут и будет производить социальные явления, которые нельзя свести к характеристикам этих людей и их отношений.В (1) Старейшина-Васс старается доказать, что никакие особенности, приписываемые «индивидуумам», не могут быть связаны с отношениями с другими индивидуумами, поскольку, если бы они были таковыми, эти «индивидуумы» уже были бы признаны социально сформированными (и следовательно, индивидуалисты-методисты проиграли бы с самого начала). В (2) Элдер-Васс утверждает, что существуют очевидные социальные феномены, которые нельзя сформулировать исключительно в терминах так ограниченных черт личности. Следовательно, методологический индивидуализм — это провал.Старейшина-Васс также вводит понятие «нормальных кругов» (которое он более подробно использовал в другом месте) и дает отчет об их (не сводимых индивидуалистически) причинных силах.

    Захле не согласен с аргументом старейшины-Васса, утверждая, что шаг (1) не обязательно должен убеждать индивидуалистов. В частности, они не увидят убедительных причин отказать себе в определении «индивидов», которое считает их социально конституированными (как отмечалось выше, это шаг, сделанный несколькими современными индивидуалистами: например, Литтл и Петтит).Захле рекомендует альтернативу «онтологическому» критерию Элдер-Васс для оценки различия индивидуализма и холизма, который она называет «прагматическим» критерием, и формулирует его следующим образом:

    хороший повод в поддержку особого различия между индивидуалистическими и холистическими объяснениями. . . является причиной, которая показывает приемлемым образом, что различие, проведенное одинаково во всех контекстах, полезно с точки зрения объяснения социального мира. (192)

    Я с подозрением отношусь к требованию, чтобы различие «проводилось одинаково во всех контекстах».«На каких основаниях мы должны настаивать на этом? полезны », по крайней мере, в той мере, в какой они были разъяснены и аргументированы здесь.

    Кинкейд утверждает, что некоторые из вопросов, отнесенных к дебатам о« индивидуализме-холизме », мертвы (больше не интересны или плодотворны), в то время как другие остаются в силе. (интересно и плодотворно).Первая категория включает (i) вопрос о сводимости феноменов социального уровня к феноменам индивидуального уровня, (ii) вопрос о том, необходимо ли обращение к механизмам индивидуального уровня для адекватного объяснения феноменов социального уровня (т.е. — так называемые дебаты о «микроосновах») и (iii) вопрос о том, является ли общество фикцией. Живые выпуски сосредоточены на вопросе «насколько холистами или индивидуалистами мы можем или должны быть?» (147) по поводу загадок, возникающих в рамках того или иного проекта эмпирических социальных научных исследований.

    Ван Бувель формулирует и защищает модель объяснения в социальных науках, которая поддается объяснительному плюрализму, а затем приводит доводы в пользу перехода от онтологических и монистических построений дебатов индивидуализма и холизма к позиции, продвигающей «объяснительный плюрализм» ( 161).

    Еще одна тема, которая проходит через всю книгу, — это вопрос о том, какие модели индивидуальной активности были бы достаточными или недостаточными, проясняющими или не проясняющими в рамках социологического исследования.Детальное обсуждение прагматических (Литтл), теоретико-практических (Рисйорд), экологических (Рисйорд), акторно-сетевых (Коллин) и теоретико-игровых (Литтл, Рисджорд, МакКуббинса и Тернера) моделей индивидуальной деятельности дает удивительную и освежающую вспомогательную структуру. тема тома.

    Литтл стремится дополнить свои более ранние работы по индивидуализму и микроосновам, разработав достаточно надежное описание агентов, составляющих «индивидуальный уровень» в социальных объяснениях. С этой целью он дает критический обзор прагматических моделей агентности и их социологического приложения — в частности, работы Джона Дьюи, Дж.Х. Мид, Нил Гросс, Эндрю Эбботт, Марк Грановеттер и Ханс Джоас. Эти модели противопоставляются аристотелевским моделям и моделям рационального выбора. С этой сравнительной точки зрения новизны и преимущества различных вариантов прагматизма очень хорошо проявляются, но ограниченный объем класса контрастов может частично отвечать за привлекательность и очевидную новизну прагматических позиций.

    Коллин реконструирует интеллектуальную траекторию Бруно Латура через призму дебатов об индивидуализме и холизме, включая этнографию науки в начале карьеры Латура, его формулировку метафизики «актантов» в середине карьеры и его методологические размышления об актерах в конце карьеры. сетевая теория как основа для социальных исследований.Основная цель Коллина — сказать, в какой степени и каким образом Латур был методологическим индивидуалистом или холистом на разных этапах своей карьеры, и какие уроки мы можем извлечь в отношении этого противостояния из его вклада и трудностей. Конечно, эта стратегия включает в себя чтение Латура с точки зрения проблем и вопросов, которые он сам может не признать центральными, но Коллин в основном очень эффективно справляется с рисками, связанными с этой процедурой.

    Рисйорд приводит аргумент в пользу новой «экологической» модели агентства, в которой «чтобы быть агентом, нужно относиться к другим как к агентам и реагировать на совместные возможности действий, предоставляемые окружающей средой» (219).Рисйорд начинает с анализа поведения музыкантов в джазовом ансамбле. Затем он утверждает, что два общих подхода к агентству — рациональное действующее лицо и теоретико-практическое (последнее представлено Пьером Бурдье и Энтони Гидденсом) — не могут объяснить такое поведение. Наконец, он предлагает альтернативную модель агентности, которая признает характерные человеческие способности: (а) распознавать аффордансы окружающей среды в своем собственном случае, (б) признавать аффордансы других агентов, с которыми человек находится во взаимодействии, (в) таким образом иметь возможность творчески обмениваются ролями с ними и разделяют общую «настройку» на общую среду, и (г) способность «метакогнитивно» размышлять о «предшествующих планах, явных убеждениях об окружающей среде, знании явных правил и интерпретаций» ( 234).Преимущество этой модели перед оценками Бурдье и Гидденса состоит в том, что она способна объяснить возможность изменения, включая сбои и последующее восстановление, скоординированных действий групп людей. Его преимущество перед моделями рациональных акторов состоит в достаточном признании роли среды (в широком смысле), а не только репрезентативных состояний вовлеченных агентов в скоординированных действиях группы.

    Маккаббинс и Тернер приводят экспериментальный аргумент против варианта традиционной теории игр, известного как «поведенческая теория игр».«Поскольку поведенческие ожидания традиционной теории игр регулярно опровергаются, поведенческая теория игр стремится разработать эмпирически обоснованные квалификации теоретико-игровых предсказаний и моделей. Маккаббинс и Тернер указывают, что стратегия поведенческой теории игр основана на предположении, что индивидуальные предпочтения могут могут быть обобщены из одного контекста в другой; затем они сообщают о новых экспериментах, подтверждающих вывод о том, что такие предпочтения не являются обобщающими.

    Несмотря на свои сильные стороны, у книги есть некоторые недостатки.Я расскажу здесь только об одном из них.

    Традиционное противопоставление между социальными целыми и отдельными людьми звучит немного пусто для современных ушей не только потому, что полюса оппозиции понимаются лишь смутно или двусмысленно, не только потому, что кто-то подозревает, что они вряд ли являются взаимоисключающими, но и потому, что это противопоставление не включает в рамки потенциально значимых факторов, которые он рассматривает, те, которые не относятся к человеческому или субличностному (такие как, например, человеческая биология, экология, артефакты и технологии).То, что происходит в человеческих делах, весьма правдоподобно ограничивается, обеспечивается и зависит от сочетания факторов, классифицируемых как экологические, биологические и технологические, в дополнение к «индивидуальным» и «социальным». Поскольку первые три вида факторов действуют таким образом, что пересекают индивидуально-социальное различие и (согласно некоторым концепциям индивидуального или социального) вообще не включаются в рамки этого различия, унаследованная оппозиция индивидуализма и холизма , а также традиционный вопрос о сводимости или несводимости социального к индивидууму, являются проблематичными в том смысле, что большинство авторов сборника никогда не обращаются к ним.(Обычно в томе упоминаются такие факторы как возможные релевантные, но не обсуждают их подробно: например, в отношении артефактов, стр. 58, 121-122, 143, 145-146, 212; в отношении подпунктов личные факторы, стр. 150.) В некоторой степени эссе Рисйорда и Коллина, а также несколько абзацев Маккаббинса и Тернера (240) являются освежающим исключением из этой общей критики.

    Примеры альтернативных подходов к отношениям между индивидуумом и социальным, которые не обходятся без внимания таких субличностных и нечеловеческих факторов, см. В анализе Джона Протеви взаимосвязи между соматическими, технологическими и социальными процессами «ниже. , «рядом» и «над» субъектом (соответственно) в Protevi 2009 и 2013; Ленни Мосс и Вида Павесич анализ дифференцированного доступа к формированию воплощенных навыков в Мосс и Павесич 2011; и критика Моссом методологического индивидуализма на основе реконструкции истории эволюции человека (Moss 2014), которая также указывает на роль субличностных социальных процессов в конституции человеческой индивидуальности.

    ССЫЛКИ

    Льюкс, Стивен. 1968. «Пересмотр методологического индивидуализма». Британский социологический журнал , Vol. 19 (2): 119-129.

    Люкс, Стивен. 1973. Эмиль Дюркгейм, его жизнь и творчество: историческое и критическое исследование . Лондон, Великобритания: Пингвин.

    Мосс, Ленни и Павесич, Вида. 2011. «Наука, нормативность и навыки: обзор и обновление антропологической основы критической теории». Философия и социальная критика 37 (2): 139-165.

    Мосс, Ленни. 2014. «Отстраненность и компенсация: основа для метафизики« биосоциального становления »». Философия и социальная критика , 40 (1): 91-105.

    Протеви, Джон. 2009. Политическое влияние: соединение социального и соматического . Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.

    Протеви, Джон. 2013. Жизнь, война, Земля: Делез и науки . Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.

    Захле, Джули.2007. «Холизм и супервентность». В Стивен П. Тернер и Марк Рисйорд (ред.), Философия антропологии и социологии . Амстердам, Нидерланды: Elsevier, стр. 311-341.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.