Разное

Общество толерантное: Что такое толерантность и как ее развить?

Содержание

Что такое толерантность и как ее развить?

 

Толерантность создает общество, в котором люди могут чувствовать себя ценными и уважаемыми, и в котором есть место для каждого человека, его идей, мыслей и мечтаний. Даже когда люди расходятся во мнениях, они должны излагать свои мысли в уважительной манере и избегать оскорблений и провокаций. Иначе это приводит к конфликтам, стрессам и расслоению общества.

 

 

 

Когда возникает страх или презрение к другим, появляется дискриминация и нетерпимость. Или еще можно это назвать отсутствием толерантности. Что такое толерантность и что можно сделать, чтобы ее стало больше, вы узнаете ниже.

Толерантность должна проявляться с обеих сторон партнеров по общению, чтобы быть эффективной.

Наши отличия друг от друга являются частью жизни. И, нравится нам это или нет, от этого никуда не деться. То, чем мы отличаемся друг от друга, характеризует нашу личность и, по сути, является нашей уникальностью. Мы разные, у нас разные финансовое состояние, хобби, внешность, характер, политические взгляды, вкусы и предпочтения. Однако, несмотря на все различия, у нас есть и кое-что общее. Например, общество, в котором мы с вами живем.

Нас привлекают люди, которые похожи на нас, с которыми у нас есть что-то общее. Это может быть цвет глаз, волос, стрижка, интересы, стиль одежды и многое другое. А с теми, чьи отличия более заметны, мы держим дистанцию. Так запрограммирован наш мозг. Мы распознаем «свой» или «чужой» по признакам, которые удалось уловить. И все это происходит на подсознательном уровне. И когда ощущение «непохожести» другого человека на нас преобладает над здравым смыслом, начинает проявляться неуважение или даже агрессия к другому человеку.

Так вот толерантность означает терпимость к другим людям, их характеру, внешнему виду, образу жизни, мнению, выбору и т. п. Говоря проще, это когда вы допускаете возможность другому человеку быть уникальным или выражать без препятствий свои мысли, желания, свое «Я», как личности. Например, вы любите пиццу и картошку фри, а ваш друг сторонник здорового питания. И вы спокойно относитесь к его выбору, так же, как и он к вашему. А если бы ваш друг критиковал, осуждал ваш выбор и яро доказывал, что пицца – это вредно, то это уже было бы проявлением нетолерантности. И получается, что проявление толерантности означает допускать то, что уже есть, и принять это «есть» как данность, не вмешиваясь в выбор другого человека, чего бы он ни касался. Будь то вера, религия, личная жизнь.

Быть нетолерантным, наоборот, означает проявлять свое негодование и неприемлемость к тому, с чем вы не согласны. Плюс стремление навредить или всячески препятствовать объекту вашего недовольства.

К чему приводит отсутствие толерантности

Толерантность предполагает уважение и понимание того, что жизни других людей могут отличаться от нашей собственной, так же, как их мнение, черты характера и внешность. Мы можем иметь другое мнение, убеждения, не соглашаться с тем, что они считают правильным. И, несмотря на это, мы хотим, чтобы нас так же принимали, ценили и уважали.

Отрицание, неодобрение и прочие проявления дискриминации, например, по национальности, полу и мировоззренческим взглядам приводят к межличностным конфликтам. Отсутствие толерантности порождает ненависть. Ненависть ведет к недоверию. Недоверие влечет за собой отдаленность людей друг от друга. Толерантность позволяет людям разного происхождения, вероисповедания и убеждений работать и жить сообща, и это способствует большей эффективности в работе и создает единство команды. Там, где есть дискриминация, не может быть спокойствия и мирного сосуществования. Отсутствие толерантности приводит к конфликтам и нестабильности в отношениях людей и их работе.

Как развить в себе толерантность?

Если люди не могут терпеть друг друга, они становятся злыми и разочарованными. В обществе, наполненном ненавистью, человек начинает чувствовать скованность и больше подвержен депрессиям. Способность принимать различия друг друга может оказать положительное влияние на самочувствие человека. Толерантность снимает барьеры и позволяет мыслить более обширно. Еще толерантность приводит к уменьшению стресса и способствует развитию эмпатии – чувству сострадания, сопереживания и понимания чувств другого.

Вот несколько советов, которые помогут вам стать более толерантными:

  • Напомните себе, что вы в безопасности . Если другие люди думают иначе, и их мнение отлично от вашего, это вовсе не означает, что вы ошибаетесь. Так же, как и то, что вам просто необходимо отстаивать ваши убеждения, но научиться делать это неконфликтным путем, приводя весомые аргументы, вы почувствуете себя увереннее.
  • Говорите за себя. Постарайтесь выражать свою мысль точнее и от своего лица. Например, «Я не согласен с тем, что …, у меня иное мнение…» Не следует агрессивно разговаривать с человеком, который думает не так, как вы.
  • Обходитесь без оскорблений и перехода на личности (это как раз о нетерпимости). Не провоцируйте человека к ссоре, высказывая оскорбления: «Вы глупы, если так думаете!» и т.п. Постарайтесь узнать больше, чтобы понять другую точку зрения. Попросите рассказать подробнее и объясните, что хотели бы понять, как другой человек пришел к такому мнению.
  • Будьте спокойнее. На агрессию, в свой адрес, люди склонны отвечать агрессией. Не ругайтесь и не кричите. Это может значительно обострить ситуацию и превратить ее в настоящий конфликт.
  • Ищите точки соприкосновения. Если на первый взгляд ничего общего не можете найти, особенно если вас раздражает человек и вы испытываете к нему неприязнь, отложите поспешные выводы о нем. Постарайтесь разглядеть даже самую минимальную схожесть между вами, вашими мнениями и взглядами. Возможно, вам нравятся одна и та же музыка, книги или вы предпочитаете схожие фильмы. Точки соприкосновения есть всегда. Если их не видно, это не значит, что их нет. Помните об этом.
  • Следите за своими реакциями. Наши глаза, мимика и жесты говорят правду. Язык тела – это такой же способ общения. Например, когда вы испытываете презрение, то вздыхаете и закатываете глаза. Такие реакции говорят о нетерпимости и выдают ваше отношение к партнеру по общению и ход ваших мыслей. В этом случае, становится, очевидно, что вы считаете, что мнение другого человека совершенно бесполезно, и как бы говорите, что вы лучше него.

Ничто не может быть достигнуто без дополнительных усилий, включая и толерантность. Да, иногда трудно понять некоторых людей, культуры и совершенно иные точки зрения. Но такое разнообразие помогает взглянуть на мир шире и увидеть, что истина обычно находится где-то «посередине», рассматривая компромиссное решение.

Проявление уважения и лояльности к мнениям других людей не означает, что вы должны идти наперекор своим принципам и ценностям или даже через силу принимать другие идеи. Толерантность – это позиция уважительного отношения к человеку, его чувствам, особенностям и индивидуальности.

Мы все имеем право на свое мнение и его выражение.

Будьте терпимее и старайтесь понимать и принимать окружающих и их мнение!

Российское общество более толерантно, чем западное, считает Володин

Со своей стороны главный раввин России Берл Лазар, который вместе с президентом Федерации еврейских общин России Александром Бородой провел экскурсию для Володина, назвал Россию «уникальной» с точки зрения межконфессиональных отношений. «Нигде нет (такого), чтобы была дружба, взаимопомощь и общие проекты, которые религиозные лидеры сегодня совместно решают», — отметил он. «В мире почти нигде (нет места), где религиозные лидеры живут так мирно и так едино», — добавил духовный лидер.

«Лучше, чем раввин Лазар, не скажешь, потому что он общается (с представителями разных стран), и это общение позволяет судить о том, как (обстоят дела) в Европе и других странах, так и в России», — отреагировал Володин. «Что же касается нашей страны, то нам надо делать все, чтобы наши отношения были еще более крепкими, дружескими, невзирая на национальности, на конфессии, — уверен он.

 — И история нам показывает: когда эти отношения являются толерантными, у нас многое получается, потому что мы вместе, мы едины и любые вызовы преодолимы».

Говоря о значении толерантности в целом, председатель Госдумы подчеркнул, что это качество было важным всегда. «Если вы посмотрите экспозицию музея, вы увидите, что общество приходило к конфликтам, когда нарушало базовые принципы толерантности, отношений между разными национальностями и конфессиями», — пояснил он. «Поэтому все, что мы видим здесь, это (в том числе) история и нашей страны, это история еврейского народа, причем она начинается еще со времен царской империи, затем — советский период и уже современная Россия», — обратил внимание Володин.

В Центре толерантности «есть, что посмотреть, есть, чему поучиться и сделать выводы, чтобы некоторые моменты нашей истории больше не повторились — когда люди, из-за того, что не могли находить контакты, а власти не слышали людей и представителей различных национальностей, диаспор… все это заканчивалось революциями», подчеркнул глава нижней палаты парламента РФ.

«И мы, особенно в этот год, год столетия (революции) 1917 года, это еще раз должны переосмыслить, чтобы такое не повторилось», — призвал он.

Володин также отметил, что Центр толерантности в рамках соглашения с Минобрнауки уже готовит программы для педагогических работников в области преподавания толерантности, «потому что этот опыт интересен для всех». «Это пришло из истории и этот опыт сегодня в рамках Центра толерантности уже передают и представителям министерства образования, и тем, кто хочет, чтобы через эти программы можно было бы ознакомить детей», — сказал спикер, поблагодарив музей за то, что он «взял на себя эту миссию».

Виктор Ерофеев: Чужда ли России культура толерантности? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

В 1995 году ЮНЕСКО приняла «Декларацию принципов терпимости» и учредила ежегодный праздник толерантности, который приходится на 16 ноября. Толерантность как понятие, разумеется, существовала всегда, это одна из основ мировой культуры. В наши времена толерантность включает в себя и политкорректность как инструмент цивилизованного общения.

Толерантность — ключевое понятие, которое очень многое расставляет по своим местам. Если вы за толерантность — вам в демократическое общество, исповедующее плюрализм взглядов, либеральную идеологию, готовность противостоять тоталитарным системам, террористическим государствам. Кроме того, вы как личность, признающая толерантность, очищаете себя от всякой расистской и националистической накипи, отрицаете изоляционизм, исключительность вашей религиозной конфессии, не терпите разделения людей по возрастным и образовательным признакам… Отрицаете, не терпите? Как же так? Ведь на то она и толерантность, что готова всё терпеть. Но как раз нетерпимости подлинная толерантность не терпит.

Виктор Ерофеев

Ну, а если вы против толерантности, то… То вполне возможно, что вы это скрываете. Почти любой авторитарный, репрессивный режим пользуется декорациями толерантности, изображает себя в своей пропаганде поклонником открытого общества, свободных выборов и прав человека. Мало в мире осталось государств, которые напролом идут против принципов толерантности, как, например, Северная Корея. Но в любом случае государства с однопартийной системой, диктаторские режимы с толерантностью не дружат, более того, иные ее проявления там подлежат уголовному преследованию.

Россия в ее сегодняшнем виде находится по отношению к толерантности в промежуточном положении, хотя, по моему мнению, движется (по крайней мере, на властном уровне) весьма успешно в сторону тех государств, которые утверждают свою национальную, суверенную истину и не считаются по существу с ценностями толерантности. В этом противостоянии толерантности Запада, с одной стороны, и слегка закамуфлированной нетерпимости официальной России к западным ценностям — с другой, и заключается основной конфликт двух систем, чреватый катастрофами, вплоть до глобальной войны.

В России исторически толерантность не обладает высоким позитивным потенциалом. Она ассоциируется со слабостью, «гнилым» компромиссом и сдачей позиций: «кто не за нас — тот против нас». На самой низкой линейке смыслов терпимость связана в народном сознании с домом терпимости. Тем не менее, принципы толерантности сегодня разделяют многие молодые люди, средний класс, люди искусства, ученые, оппозиционные партии и движения.

Кремлевская Россия, напротив, исповедует и поощряет культ силы, идею исключительности, проводит мысль о своем моральном, военном, историческом превосходстве над другими формами цивилизации. Даже в брежневском Советском Союзе идеология была поскромнее, поскольку на Западе, с точки зрения марксизма, жили не только идейные враги, но и братья по ментальности: рабочие и крестьяне.

Что касается современного Запада, то он не всегда точно определяет границы толерантности, которые, несомненно, существуют. Недаром, скажем, в Швеции возникла тема «репрессивной толерантности», которая готова принять любые ценности цивилизации и тем самым, в общем, лишает новые поколения самостоятельного выбора. Здесь возникает разговор о границах терпимости. Иными словами, если я признаю правоту ультраправых, националистов и неофашистов, то это уже не толерантность, а политическая глупость, которая может привести к распаду демократии.

В любом случае толерантность — это подвижная система, которая всякий раз должна реагировать на новую политическую реальность и соотносить ее со своими твердыми принципами. В Москве свободные диалоги о толерантности предлагает Центр толерантности при Еврейском музее. Они, конечно же, пригодятся для будущего России. Толерантность сама по себе станет символом перемен, когда и если, дай бог, они произойдут.

Виктор Ерофеев, писатель, литературовед, телеведущий, автор книг «Русская красавица», «Хороший Сталин», «Акимуды» и многих других, кавалер французского Ордена Почетного легиона.

 

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

 

Смотрите также:

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Популярный в ФРГ комик Абделькарим (Abdelkarim) и знаменитая скрипачка Анне-Софи Муттер (Anne-Sophie Mutter) поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие люди, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Майке Крюгер из отдела культуры немецкой редакции и Элизабет Шоо из африканской редакции языка суахили поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Они, как и многие другие, выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Дирижер Даниэль Баренбойм (Daniel Barenboim) и актриса Лиз Бафё (Liz Baffoe) поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие люди, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Джафар Абдул Карим из арабской редакции и Яна Парайгис из отдела новостей немецкой редакции поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие люди, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Популярные комики Хапе Керкелинг (Hape Kerkeling) и Кайя Янар (Kaya Yanar) поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Они, как и многие другие люди, выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Дебарати Гуха из бенгальской редакции и Кристина Штерц из отдела культуры немецкой редакции поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Интендант Бетховенского фестиваля в Бонне Ника Вагнер (Nike Wagner) и сценарист, кинорежиссер и продюсер Зюли Алада (Züli Aladag) поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Они, как и многие другие, выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Зейнаб Мохаммед-Ахмед из африканской редакции языка хауса и Йоша Вебер из спортивного отдела немецкой редакции поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Они в числе тех, кто выступает за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Пиа Кастро из испанской редакции и Амрита Чима из английской редакции поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие люди, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

  • Акция DW за многообразие и толерантность: «Мы — это Германия»

    #WeAreGermany

    Линдита Арапи из албанской редакции и Захар Бутырский из украинской редакции поддержали акцию DW «Мы — это Германия». Как и многие другие люди, они выступают за толерантность, общественное многообразие и диалог культур. DW распространяет эти ценности по всему миру, предлагая медиапродукцию на 30 языках.

    Автор: Александр Дельфинов


Что такое толерантность? > Noorteinfo > Tallinn

Данил Петров

Один из победителей конкурса в категории «специальный приз»


В энциклопедическом словаре находим понятие толерантность. Что это ?

Толерантность–терпимость общества к чужим мнениям, верованиям, поведению. Можно сказать с уверенностью, что наше общество достигло в своем развитии толерантности.

Милосердие–готовность помочь кому–либо, или простить из сострадания, человеколюбия. Милосердно ли наше общество? Мне кажется, что нет.

Как бы это банально не звучало, тема милосердия всегда была и будет актуальной. Люди всегда страдали и (останемся реалистами) будут страдать. И не только люди. Все живое имеет право на сострадание. Готовы ли мы к проявлению милосердия? Интернет–великое достижение человечества, но одновременно и его же проклятие. Люди живут в интернет реальности, ролики на YouTube или ВКонтакте, где показаны забавные и смешные истории с людьми или животными имеют такую же популярность, как и противоположные им — там, где люди мучают животных или своих же собратьев. Мы поглощены их просмотром, мы проявляем негодование, злость. Смотрим сколько лайков уже есть, рассылаем своим знакомым с просьбой так же поставить лайки. Интересуемся у друзей: видели ли они тот или другой ролик? Как говорят: в теме ли?

Каждый год Интернет–сообщество потрясено новым видео, где люди находят себе развлечение в виде издевательств над животными. Не столь важно— кто, где, когда и как. Просто вдумайтесь: люди над животными. Более сильные над слабыми. Продуманные действия над доверчивостью. Мы толерантны, но не милосердны, потому что сильный знает, что он может причинить боль и страдание более слабому, и в его власти это не допустить.

В прошлом году, осенью, в Пярну на остановке замерзал практически раздетый четырехлетний малыш. Прохожие приходили и уходили, но никто не спросил у мальчика, нужна ли ему помощь. Мы толерантны.

Ученик принес пистолет в школу и убил своего учителя. Почему никто не интересовался, что за проблемы были у подростка. Как он смог дожить до такого состояния, что убийство стало единственным выходом? Мы толерантны.

Молодая мать не заботится о своих детях. Один ребенок погибает. Почему другие родственники, соседи, врачи не видели проблемы? Или видели, но были толерантны.

Мы стали настолько толерантными ко всему тому, что размещают в Интернете, что не видим то, что происходит рядом, здесь и сейчас, вокруг нас, с нами.

Современное общество постоянно меняется. Каждые десять–двадцать лет у общества меняется мнение на определённые вещи и поступки. Например в 70-х и 80-х было вполне нормально пойти к соседям и попросить соль или спички. Сейчас наши соседи будут смотреть на нас с недоумением: как можно у постороннего человека что-то попросить? И обратная сторона: люди общались между собой, знали своих соседей не только в лицо, но и были в курсе событий их жизни. Плохо ли это? Думаю, что нет. Потому что тогда люди были милосердны, готовы прийти на помощь, а не толерантны как сейчас—терпимы и равнодушны.

Очень наглядно это можно было увидеть на примере 52-летнего Реймонда Таулера. Он вышел из тюрьмы после 39 летнего срока. По его словам, он рад свободе, но не понимает многих вещей, например как современные люди ходят по улицам и не смотрят по сторонам. Они поглощены тем, что видят в своих телефонах и планшетах.

Эстонское общество, да и любое другое общество в данный момент развития становиться чёрствым, равнодушным, жестоким по отношению к ближним. Терпимым. Толерантным. Мы растеряли свое милосердие, отбросили его как пережиток того старого и плохого времени. Убрали в самый дальний уголок своего мировосприятия как не нужную, не современную вещь. Не модную. Не востребованную. Мы выросли, стали реалистами, мы не верим в сказки, в мечты о прекрасном, не верим в безвозмездное добро. Мы будем стеснятсья проявить простое участие в судьбе прохожего. Задав себе вопрос: разве мой маленький, незначительный добрый поступок может изменить этот жестокий мир? Многие ли ответят утвердительно? Или ответ: зачем мне это, будет более популярным?

Давайте попробуем количеством добрых дел в реальном мире переменить качество нашего общества.

 

Viimati muudetud: 21.12.2015

Толерантность и недискриминация | ОБСЕ

Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) наработан целый ряд ресурсов и программ, нацеленных на повышение осведомленности о дискриминации, преступлениях на почве ненависти, антисемитизме и других формах нетерпимости, в том числе в отношении мусульман, христиан и представителей других религий. Предоставляя политические консультации и проводя обучение сотрудников правоохранительных органов и педагогов, Бюро наращивает потенциал правительств по принятию профилактических мер и реагированию на эту проблему. Кроме того, БДИПЧ прилагает усилия к расширению имеющихся у гражданского общества возможностей вести мониторинг и сообщать о преступлениях и инцидентах по почве ненависти.

Работа в области толерантности и недискриминации ведется рядом полевых операций ОБСЕ; она предусматривает, в частности, следующие мероприятия:

  • взаимодействие с религиозными лидерами, молодежью и должностными лицами системы школьного образования в интересах утверждения терпимости, развития межконфессионального диалога и признания многообразия;
  • консультирование различных ведомств по вопросам совершенствования и реализации антидискриминационных стратегий;
  • оказание содействия в расширении имеющихся у различных учреждений и объединений гражданского общества возможностей по противодействию риторике ненависти;
  • взаимодействие с организациями, ведущими борьбу с дискриминацией, и оказание им помощи в создании правовой базы в поддержку принципа всеобщего равноправия;
  • проведение программ обучения для судей и прокуроров;
  • оказание содействия в разработке законодательных актов и стратегий, проведении исследований и просветительской работы с общественностью;
  • проведение учебных мероприятий для юристов-практиков; а также
  • обеспечение лицам, принадлежащим к числу меньшинств, гарантий этнической, культурной, лингвистической и религиозной самобытности.

Толерантность сплачивает общество. | Администрация города Курска

В Администрации города Курска состоялось расширенное заседание антитеррористической комиссии (АТК). Основной вопрос повестки дня – организация профилактической работы среди школьников и молодежи, в том числе иностранных студентов, обучающихся в Курске.

           Комитет образования  города Курска и подведомственные ему организации во взаимодействии с подразделениями УМВД России по Курской области и УМВД России по городу Курску реализуют комплекс  информационно-профилактических и воспитательных мероприятий, направленных на разъяснение о недопущении расовой, национальной, социальной и религиозной вражды и розни.

           На профилактику экстремистского мышления нацелен ряд городских воспитательных программ, в рамках которых в курских школах проходят  конкурсы, тренинги, практикумы, беседы.

           Особое внимание уделяется проблемам предупреждения противоправных экстремистских проявлений лицами, не достигшими 18-летнего возраста. Как рассказал заместитель начальника полиции УМВД России по городу Курску С.И. Щербаков, в прошлом году сотрудниками полиции проведено 1200 лекций и бесед правового характера с учащимися и их  родителями.  Подросткам рассказали об ответственности за нарушения действующего законодательства РФ в сфере противодействия экстремизму, попытки вовлечения молодежи в экстремистскую деятельность, в т.ч. через Интернет. Родители и педагоги узнали о развивающихся молодежных противоправных течениях и необходимости незамедлительного обращения в правоохранительные органы в случае изменений в поведении несовершеннолетних, резкой смены их образа жизни.

           Аналогичная работа организована и с иностранными гражданами. В ВУЗах Курска города обучаются 3195 иностранных граждан. С ними на регулярной основе проводится не только работа по разъяснению российского законодательства, но и организуются мероприятия, направленные на укрепление межнационального согласия и развитие толерантности в нашем обществе.

 

почему вакцинация расколола общество :: Санкт-Петербург :: РБК

«По последним опросам общественного мнения (ВЦИОМ), 70% россиян считает, что прививочная кампания должна проходить на добровольной основе. На практике же личный выбор каждого наталкивается на широкий спектр ограничений и запретов для «антипрививочников». Правила игры постоянно меняются: то нам даруют право выбирать, то отнимают его через использование административных рычагов давления. Отсутствие последовательной выверенной стратегии в отношении прививок приводит к тому, что в обществе сама прививочная кампания воспринимается как сомнительная, ассоциируется с нарушением прав и границ собственного выбора. Всякое действие рождает противодействие. Чем больше общество ощущает психологическое давление, которое идет через СМИ, от органов власти, тем больше набирают оборот антипрививочные настроения.

Правила игры постоянно меняются: то нам даруют право выбирать, то отнимают его через использование административных рычагов давления.

Читайте на РБК Pro

Противоречивость информации, неконтролируемым потоком изливающаяся на людей, — еще один значимый фактор поляризации мнений о прививках, разделения общества на лагеря. И каждая из спорящих групп опирается на свои источники, использует самые разные механизмы привлечениям аудитории на свою сторону.

Страх и неизвестность

Многие люди в решении вопроса о вакцинации руководствуются собственными страхами. Наиболее типичные — это страх нанести прививкой больший вред здоровью, чем от коронавируса, страх быть генно-модифицированным или еще один из новых и наиболее распространенных страхов — это страх бесплодия после прививки. СМИ транслируют: не до конца изучен механизм самого коронавируса и механика действия вакцины, последействия. Любая неясность психологически всегда порождает тревогу. Тревога же непереносима, от неё хочется поскорее избавиться. Так возникает разнообразная мифологическая информация, заполняющая информационный вакуум или искусственно склоняющая человека к определенному выбору. Мы наблюдаем рождение огромного количества слухов, которые начинают диктовать ту или иную линию поведения относительно прививок.

Тревога непереносима, от неё хочется поскорее избавиться. Так возникает разнообразная мифологическая информация, заполняющая информационный вакуум или искусственно склоняющая человека к определенному выбору.

Сегодня новостные ленты полны пугающей статистики, экспертных комментариев, историй людей с COVID-19, находящихся в реанимации — это заставляет испытывать страх за свою жизнь и здоровье. С другой стороны, можно прочитать похожую историю человека, который получил осложнения после прививки и послушать аргументированное выступление приверженцев естественного иммунитета. Такие противоречия — везде: сильная аргументация на уровне академиков, исследователей, практикующих врачей приводится с обеих сторон. Человек, который не имеет своей собственной точки зрения, вынужденно мечется между двумя этими полюсами. В СМИ медицинские эксперты нам транслируют, что коронавирус очень опасен и тяжел, а от врача, который приходит из поликлиники по вызову, часто можно услышать, что это всего лишь разновидность вирусной инфекции, и если вы молодой и у вас нет лишнего веса, то вы спокойно переболеете.

У человека происходит когнитивный диссонанс. Кажется, что кто-то да обманывает, что-то да от умалчивается, и это сильно роняет уровень доверия ко всем информационным источникам. Человеку не остается ничего другого, как апеллировать к личному опыту. Тогда включается «сарафанное радио», люди прислушиваются к знакомым, которые лично для них являются «экспертами» в жизни. «Сарафанное радио» в этом противоречивом информационном потоке оказывается наиболее легитимным.

Психология очереди

В России общество вообще настороженное, с ограниченным доверием к власти. Считается, что если усиленно что-то предлагают, то это повод усомниться. А вот если чего-то мало, то это, действительно, нечто ценное, какое-то благо. За рубежом прививок не хватает, за них приходится воевать, драться, поэтому выстраивается очередь в прививочный кабинет. У нас, наоборот, на каждом углу говорят, что прививок много, приходите и делайте. И сразу возникает ощущение, что это не к добру. Наверное, советский шлейф, психология очереди продолжает влиять на российскую аудиторию.

Хайп инфлюенсеров

То, что люди не сдерживают себя в выражениях цифровом пространстве, обусловлено субъективным ощущением его безопасности. Озвучить позицию лицом к лицу или на реальную аудиторию — сложнее, ты имеешь риск получить очень чувствительную обратную связь, даже физическую, на какие-то провокационные высказывания. А в интернете всё виртуально: ты можешь удалить нежелательные комментарии, забанить подписчика — появляется ощущение власти и контроля над ситуацией. В то же время чувство социальной и личной ответственности размывается, потому что любое мнение в цифровом пространстве подхватывается большой волной подписчиков и возникает ощущение полной поддержки, совершенной собственной правоты.

Но есть и те, кто просто «ловит хайп». Если человек мотивирован на успех через популярность, стремится быть инфлюенсером (пользователем, чьи публикации имеют влияние на большую и лояльную аудиторию подписчиков), то он подхватывает все социально значимые темы и очень громко о них высказывается.

Поэтому вакцины — благодарная почва для ярких и жестких высказываний.

Жесткость как тревога

Снизить градус обсуждений могли бы политики — нужны четкие правила игры и ответы на вопросы, как мы в этой ситуации будем существовать, будет ли однозначно регулироваться процесс вакцинации на государственном уровне. Либо мы озвучиваем, что прививки все-таки обязательны, либо оставляем за людьми право выбирать.

Недостаток информации всегда порождает тревогу, а тревога — слухи.

Что касается жестких и категоричных высказываний со стороны чиновников или известных людей, то надо понимать, что в большей степени они относятся к уровню тревожности самих авторов. Кроме того, эмоции возникают там, где не хватает логичной аргументации, либо заканчиваются ресурсы убеждать».

Подготовила Юлия Воробьева

Толерантность | Открой свое сердце — Артикель | Открой свое сердце | DW

Терпимость — важное понятие, помогающее людям мирно жить вместе. Быть терпимым означает, что вы принимаете мнения и предпочтения других людей, даже если они живут не так, как вы. Терпимость также означает, что вы не ставите свое мнение выше мнения других, даже если уверены в своей правоте. Терпимые люди проявляют силу в том, что они могут иметь дело с разными мнениями и точками зрения.

Свобода через терпимость

Терпимость не только делает возможным мирное сосуществование, еще одно преимущество состоит в том, что открытость для других способов мышления может помочь в личном развитии. Когда вы узнаете больше о различных взглядах и идеях со всего мира, это поможет вам лучше понять мир.

Обучение детей толерантности — лучший подарок, который вы можете им сделать. Дети не должны расти с чувствами ненависти и подозрений.Дети, которые растут с ненавистью и завистью к другим, превращаются в несчастных людей. А дети, которых заставляют верить определенным мнениям, разовьются в людей, которые не могут мыслить свободно или независимо. Если дети испытают любовь и терпимость, они смогут вырасти и жить счастливой и мирной жизнью.

Любопытство к новым идеям

Толерантность — важный аспект немецкого общества, даже если здесь есть люди, например, нетерпимые по отношению к мигрантам.Большинство людей в Германии очень открыты и терпимы по отношению к представителям других культур. Они принимают разные традиции и обычаи до тех пор, пока не нарушают правила Германии.

В большинстве случаев отсутствие толерантности является результатом страха и незнания неизвестного. Любопытство и готовность узнавать о новых мирах, идеях и способах мышления могут помочь людям быть более терпимыми. Когда кто-то узнает больше о людях из других культур, он также теряет страх перед неизвестным.Многие немцы, которые много общаются с людьми со всего мира, также открыты. Новичкам в Германии действительно полезно много общаться с немцами. Это помогает обеим сторонам познакомиться друг с другом и в конечном итоге понять образ жизни друг друга.

Принятие ценностей других

Быть толерантным человеком непросто. Придерживаться собственных ценностей — это нормально, но есть смысл оценить свои ценности, особенно если они влияют на других.Должно быть ясно, что у каждого есть собственное мнение и ценности, и их нужно уважать и принимать. Если мы хотим жить в мирном обществе, терпимости нет альтернативы.

Дебаты о свободе слова: как толерантное общество защищает свои ценности?

Есть ли момент, когда для демократического общества становится опасным терпеть нетерпимые слова и действия? Это старый вопрос политической философии, который снова актуален сегодня, когда возрождающиеся группы неонацистов и сторонников превосходства белой расы увеличивают громкость усилий по распространению сообщений ненависти в Соединенных Штатах.

Особые опасения, конечно же, заключаются в том, что терпимое правительство может быть свергнуто своими собственными силами. Нелиберальная фракция могла использовать свободу для привлечения сторонников, прихода к власти, а затем подавления инакомыслия. Это случилось в реальной жизни. См .: Германия, Адольф Гитлер, 1933.

Но слишком далеко отклониться в другом направлении есть свои риски. Есть черта, по которой либеральная нация, ограничивающая гневные и / или непопулярные мнения, становится нетерпимым угнетателем, которому она пытается противостоять.

Эта дилемма сталкивается как с официальными лицами, так и с гражданскими группами.Это сложнее, чем может показаться, учитывая Первую поправку к Конституции и общее наследие Америки. Возьмем, к примеру, Американский союз гражданских свобод, который ранее в этом месяце защищал право сторонников превосходства белой расы маршировать в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния. Руководство ACLU столкнулось с резкой реакцией многих членов, которые посчитали, что некоторые выступления действительно могут быть слишком оскорбительными, чтобы их защищать.

«Где проходит грань между защищенной речью и тем, что недопустимо в публичном дискурсе?» — говорит Гордон Кунфилд, доцент кафедры коммуникаций Университета Вилланова в Филадельфии.«Это вопрос, с которым мы, как общество, боролись — не всегда, надо отдать нам должное — и мы должны продолжать борьбу».

Переоценка свободы слова

События марша «Объединимся правых» в Шарлоттсвилле стали контекстом для этой переоценки национального подхода к свободе слова. Согласно сообщениям на ультраправых веб-сайтах, сторонников превосходства белых воодушевляет национальная политическая реакция на их митинг в защиту статуи Роберта Ли. Справедливо или ошибочно, но сторонники так называемых «альтернативных правых» видят в утверждении президента Трампа, что «обе стороны» виноваты в насилии, которое привело к убийству контрпротестующей Хизер Хейер, как намек на политику белой идентичности.

«Спасибо, президент Трамп, за вашу честность и мужество, чтобы сказать правду о [Шарлоттсвилле]», — написал в Твиттере белый националист и бывший лидер Ку-клукс-клана Дэвид Дюк после заявлений г-на Трампа.

Это возросшее доверие к крайне правым заставило некоторых исторических защитников свободы слова занять оборонительную позицию. ACLU долгое время защищал право американцев говорить отвратительные вещи. В 1977 году группа провела известную борьбу за то, чтобы позволить неонацистам пройти через Скоки, штат Иллинойс, пригород Чикаго, в то время являвшийся домом для многих переживших Холокост.

Тем не менее, Шарлоттсвилль оказался слишком далеким для группы по крайней мере в одном отношении. После протестов членов ACLU решила, что больше не будет представлять вооруженные группы ненависти как нечто само собой разумеющееся. Вид неонацистов, открыто носящих штурмовое оружие, был слишком пугающим.

Лидеры ACLU заявили, что теперь они будут более внимательно проверять клиентов на возможность насилия на митингах, как сообщил на прошлой неделе Генри Гасс из Monitor. Изменяющийся правовой ландшафт вокруг прав на оружие может означать, что протест с вооруженными участниками нельзя рассматривать для целей Первой поправки так же, как протест без огнестрельного оружия.

Первая поправка защищает свободу слова, но в том же предложении также говорит, что она защищает права людей на «мирные» собрания. Если у участников марша на плечах есть штурмовые винтовки, действуют ли они «мирно»?

«Если люди собираются вооруженными до упора и надеются на насилие, я думаю, что ACLU нанесет ущерб нашим правам на свободу слова в долгосрочной перспективе [предоставив им юридический совет]», — сказал старший поверенный ACLU Ли Роуленд. в Ассошиэйтед Пресс.

«Парадокс толерантности»

Степень, в которой толерантное правительство должно терпеть нетерпимость, является почтенной академической проблемой.

Один известный ответ на этот вопрос дал политический философ Карл Поппер в своей работе 1945 года «Открытое общество и его враги». Поппер описал то, что он назвал «парадоксом терпимости»: неограниченная терпимость несет в себе семена собственного разрушения. Если толерантное общество не готово защищаться от нетерпимых фракций, оно будет уничтожено, а вместе с ним и толерантность.

По сути, он утверждал, что свободная нация не должна обязательно мириться с языком ненависти. Поппер писал, что до тех пор, пока ненавистным словам можно противостоять с помощью рациональных аргументов и общественного мнения, лучше оставить их в покое. Но в конце концов толерантная нация должна оставить за собой право подавлять высказывания, угрожающие ее существованию, даже если для этого необходимо применить силу.

«Поэтому во имя терпимости мы должны требовать права не терпеть нетерпимых», — заключил Поппер.

Эта теория не обязательно означает, что марши и митинги неонацистов и сторонников превосходства белой расы в сегодняшних США должны быть запрещены. Поппер не утверждал, что людей следует защищать от высказываний, которые вызывают у них дискомфорт или гнев. Он говорил о подавлении перед лицом «кулаков и пистолетов» — фактического насилия или его угрозы.

ACLU, по-видимому, решил, по сути, что оружие участников митинга «Объединимся правых» в Шарлоттсвилле соответствует этим критериям.А радикальные левые группы, такие как «Антифа», почувствовали, что им необходимо обеспечить противодействие усилению ультраправых — хотя критики говорят, что они сами разжигали насилие, а не противодействовали ему.

Но в целом неонацисты не являются важным голосом в разговоре об американских политических идеях. Первая поправка защищает их самые крайние высказывания как свободу слова. Однако то, что они легальны, еще не означает, что они приемлемы с культурной точки зрения сегодня.

«Параметры публичного дискурса в Соединенных Штатах очень широки, как и должно быть, но они исключают тех, кто нападает на любую расовую, религиозную, этническую или гендерную группу как группу или любого человека как члена группы, — говорит Джеральд Подар, профессор истории и американистики в Университете Лоуренса в Эпплтоне, штат Висконсин.

«Я ненавижу Х, этого грязного фашиста» — вульгарно, но в наших пределах. «Я ненавижу Х, этого грязного еврея», — говорит профессор Подар по электронной почте.

Когда «хорошие парни» получают возможность контролировать свободу слова

Запрещение ненавистнических высказываний сторонников превосходства белой расы во имя защиты толерантности также вызовет классические проблемы Первой поправки, по мнению других экспертов.

Свобода слова — это основополагающий принцип, на котором зиждутся все другие конституционные принципы, — говорит консервативный культурный и политический писатель Донна Кэрол Восс.По мнению г-жи Восс, это лучше всего защищено бесстрастной манерой речи под надзором Верховного суда. Как только ошибочные люди получат возможность определять, кого замолчать, не будет причин, по которым они сами не смогут заставить замолчать в другое время другая группа людей с другими идеями.

«Настоящая опасность Шарлоттсвилля заключается в том, что его убаюкивают ложным чувством самоуспокоенности, что мир разделен на хороших парней и плохих парней — что мы всегда можем отличить их друг от друга. А те, кто считает себя «хорошими парнями», получают возможность контролировать свободное выражение тех, кого они называют «плохими парнями», — говорит Восс.«Шарлоттсвилль не должен ничего менять».

В конце, однако, участники марша в Шарлоттсвилле, скандировавшие «Евреи не заменят нас» на общественном форуме, явно нарушили допустимые границы свободы слова, — говорит Кел Келли, основатель «Humanity Rises», организации, ориентированной на помощь беженцам. , и базирующейся в Бостоне PR-компании Kel & Partners.

Получайте сообщения Monitor Stories, которые вам небезразличны, на свой почтовый ящик.

Но важно то, как общество отреагирует, — говорит г-жаКелли.

«Настоящее искусство содержательного обсуждения и изменения сердец и умы заключается не в том, кто громче кричит или привлекает наибольшее внимание, а в том, кто слушает, понимает и меняет свою точку зрения или действия», — говорит Келли.

Путешествие к толерантному обществу

Цитата, приписываемая Чарльзу Колтону у входа в Северный блок, часть комплекса правительственных зданий, построенных в британские времена и составляющих сердце Дели Лютьена, провозглашает: «Свобода не снизойдет до людей.Народ должен возвыситься до свободы. Это благословение, которое нужно заслужить, прежде чем им можно будет наслаждаться ».

Он был явно вдохновлен борьбой Европы за то, чтобы выйти из средневекового варварства, чтобы стать более либеральным и просвещенным обществом, в котором люди, придерживающиеся разных взглядов, убеждений и мнений, могут гармонично сосуществовать. То, что это произошло не в одночасье и что это даже не сделано до сегодняшнего дня, хорошо показано французским ученым Дени Лакорном в его книге « Пределы толерантности — ценности просвещения и религиозный фанатизм ».’

Огромная цена

Степень распространения терпимости на Западе, по словам Лакорна, пришлась нам в конце периода жестокой религиозной нетерпимости, охватившей Европу вплоть до середины восемнадцатого века. Это было время, когда храбрые мужчины — и некоторые женщины — бросили вызов ортодоксальным взглядам церкви и были готовы нести ответственность за свое неповиновение.

Цена, которую они платили, часто была высокой — часто подвергались жестоким испытаниям, пыткам и расследованиям, которые во многих случаях приводили к публичным убийствам.Предшественниками просветления, хотя Лакорн на них не останавливается, были Томас Крамер и Джордано Бруно. Томас Крамер, бывший архиепископ Кентерберийский, казненный в Оксфорде 21 марта 1556 года, проявил редкую храбрость, которая кричит нам на протяжении веков. Когда он был привязан к столбу, который был подожжен в Оксфорде, он демонстративно провозгласил: «И если моя рука обиделась письменно вопреки моему сердцу, то моя рука сначала будет наказана. Ибо если я подойду к огню, он сначала сгорит.А что касается Папы, я отвергаю его, как врага Христа и антихриста, со всем его лжеучением ».

Не менее смелым был казненный 17 февраля 1600 г. доминиканский монах и философ Джордано Бруно. После того, как его приговорили, как и Крамера, к сожжению на костре, он смело сказал своим судьям: «Возможно, вы выносите этот приговор против меня с большим страхом, чем я его принимаю».

Именно такая решимость вдохновила философов и мыслителей, в первую очередь Джона Локка и Вольтера, направить суровый свет логики и разума на узкие ценности и верования, преобладавшие в то время.В конце концов, эти экзамены способствовали просвещению в Европе, а также его распространению в США.

Такие изменения были основаны на широком общественном признании абсурдности полагать, что люди, даже если они различаются по своим убеждениям и образу жизни, не могут сосуществовать в атмосфере мира и взаимного уважения друг к другу. То, что сюда входили и подвергшиеся критике евреи Европы, было признаком того, как далеко континент преодолел столетия предрассудков и ненависти к общине.Лакорн не игнорирует тот факт, что соображения меркантильности в значительной степени способствовали росту толерантности. Фактически, в его книге достаточно того, как интересы бизнеса способствовали появлению терпимости в Венеции и Османской империи, и это обсуждается далее в главе, посвященной многокультурной толерантности.

Удивительный член клуба «толерантности», по словам Лакорна, Османская империя предоставила немусульманам достаточно места, чтобы спокойно заниматься своими делами. Но это было дорого и закончилось одним из самых ранних геноцидов прошлого века, преднамеренным истреблением полутора миллионов армян.

Вера в Бога

Удивительно, что и Джон Локк, и Вольтер, однозначно придерживаясь принципа разделения государства и религии, считали, что вера и вера в Бога, не обязательно христианскую, неизбежны для поддержания порядка в обществе. . Лакорн говорит нам, что потребовались другие, чтобы бросить вызов даже этому, сделав французскую версию секуляризма, laïcité , яростно нерелигиозной.

Постулируя точку зрения, что толерантные общества действительно должны приспосабливаться к различным системам ценностей, Лакорн снял клеймо, связанное со словом, означающим, что один терпит или терпит что-то неприятное.Терпимость, переосмысленная сегодня, имеет более позитивный оттенок — «принятие», как утверждает Лакорн, «широкого разнообразия верований и точек зрения, при которых различные сообщества уважают друг друга и действуют сообща для общего блага».

«Терпимость», Лакорн утверждает, что «правильное понимание требует открытого принятия различных религиозных сообществ, которые не рассматриваются как« высшие »или« низшие ». Все они обладают равными правами и пользуются конституционными гарантиями, обеспечиваемыми судами и государственными органами.В этой связи он подчеркивает абсурдность принятия во Франции неисполнимых законов, таких как «запрет на завесу», даже перед лицом исламского терроризма, подчеркивая, что они противоречат принципам терпимости, сложившимся на Западе.

Порог толерантности

Книга Лакорна включает подробное обсуждение пределов толерантности, делая разумный вывод о том, что, хотя порог толерантности может варьироваться от страны к стране, «врагов толерантности терпеть не будет.’

Несмотря на весь прогресс, достигнутый Западом в становлении более терпимым, он часто погружается в пароксизм нетерпимости. Лакорн не уклоняется от подробного обсуждения этих вопросов. Преследование квакеров и баптистов даже в США вплоть до конца XIX века — это один случай, а другой — наиболее признанный и продолжающийся расизм там, направленный против черных и других небелых.

Самый вопиющий пример нетерпимости — преследование евреев и менее известных цыган Европы.В то время как Европа в целом стала намного более терпимой, факт остается фактом, семена нетерпимости прорастают в Европе с тревожной частотой.

Осквернение еврейских могил, возрождение ультраправых партий, граничащих с фашистами, в Австрии и даже в либеральной Голландии — вот некоторые примеры, которые следует рассматривать как предупреждения. Но большая часть гнева в Европе, толкающая ее к нетерпимости, — это исламофобия и, как ни странно, ее противоположность, своего рода самоцензура, которую многие институты в Европе без надобности применяют, чтобы хоть как-то не оскорбить чувства мусульман.

Лакорн лишь вскользь дополняет толерантность, практикуемую немусульманскими и нехристианскими обществами в Индии и других странах Азии. В книге вполне можно было бы провести более глубокое обсуждение становления Индии как светского государства во время острого межрелигиозного стресса и напряжения, которое оно испытывает сегодня. К сожалению, слегка расистские западные ученые в значительной степени пренебрегают самым ярким примером терпимости и примирения — современным индийским государством.

Основа, охваченная Лакорном в этой небольшой работе, и подробное обсуждение не только терпимости, но и секуляризма, делают ее очень актуальной для нас, индийцев.Он великолепен, поскольку он глубокий и очень интересный для академической работы.

Поскольку значительная часть нашей конституции, как и наши основные права, основана на западных ценностях (например, Права человека), для нас имеет смысл понять их исторические основы, и книга Лакорна отлично справляется с этой задачей. Жаль, что цена на нее настолько высока, что для большинства из нас она недоступна.

Рецензент преподает в IISc Bengaluru

Что, если бы мы все могли научиться быть более терпимыми?

В эти трудные времена может быть трудно уважать и принимать других, если они придерживаются взглядов, отличных от ваших.

  • Узнайте, почему толерантность важна в сегодняшнем стрессовом мире, почему ее трудно достичь и как мы все можем способствовать созданию более терпимого мира, начиная с самих себя .
  • Эмоции накаляются дома и на работе, что затрудняет общение с людьми, которые не разделяют ваших убеждений.
  • Быть терпимым и принимать сложно, но и альтернатива — тоже. Нетерпимость может привести к проблемам с психическим и физическим здоровьем, не говоря уже о разрыве отношений.
  • В честь Международного дня толерантности (16 ноября) мы попросили четырех экспертов, связанных с Провидением, поделиться своими взглядами на толерантность и то, как каждый из нас может развить эту способность.

[ЧТЕНИЕ 5 МИН]

Что, если бы мы все могли научиться быть более терпимыми?

Даже с учетом того, что президентские выборы остались позади, в нашей стране сохраняется напряженность. Вместе мы справляемся с пандемией, стихийными бедствиями, общенациональным разговором о системном расизме, политическом переходе и экономической неопределенности.Эмоции накаляются дома, на работе и, да, в социальных сетях. Но в то время, когда может показаться, что строить стены легче, мы должны объединиться и коллективно подняться выше.

Принятие и уважение других людей, даже если они придерживаются взглядов, сильно отличающихся от наших, может иметь большое значение для сближения нас.

Принятие и уважение других людей, даже если они придерживаются взглядов, сильно отличающихся от наших, может иметь большое значение для сближения нас.Здесь, в Providence, мы выражаем признание и уважение к другим в рамках нашей основной ценности справедливости, которая призывает нас:

  • Содействовать культуре единства и примирения
  • Стремиться мудро заботиться о наших людях, наших ресурсах и нашей земле
  • Выступать солидарно с наиболее уязвимыми, работая над устранением причин угнетения и продвигая справедливость для всех

Эти благородные цели трудно достичь в повседневной жизни. Каждый из нас хочет быть правым, и мы хотим, чтобы другие люди соглашались с нами, особенно по темам, которые близки и дороги нашему сердцу.Можем ли мы принимать (что не означает соглашаться с) других людей и сопротивляться желанию их осудить? Или нам просто нужно быть правыми, даже если это разрушит кого-то другого или разрушит дружбу?

Каждый из нас хочет быть правым, и мы хотим, чтобы другие люди соглашались с нами, особенно по темам, которые близки и дороги нашему сердцу. Можем ли мы принять других людей и противостоять искушению судить их?

16 ноября — Международный день толерантности, учрежденный Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в 1996 году.В честь этого события мы встретились с четырьмя экспертами в области психического здоровья, связанными с Providence, и попросили их поделиться своими мыслями о том, почему терпимость важна и как мы можем расти в этой области нашей жизни. Большое спасибо нашим четырем участникам дискуссии за то, что присоединились к разговору. В их числе:

  • Джош Катлер, LICSW, , клинический социальный работник из Сиэтла в Providence Telehealth
  • Кэтлин Фрагела Риос, LICSW, , клинический социальный работник из Сиэтла в Providence Telehealth
  • Робин Хендерсон, психолог, , психолог в Providence Health and Services в Орегоне
  • Тайлер Норрис, MDiv , исполнительный директор Well Being Trust, национального фонда, учрежденного Providence St.Джозеф Здоровье в 2016 году

Важность толерантности

Вопрос: Если посмотреть на сегодняшнее общество, становится очевидным, что нас разделяет очень много вопросов, от политики и религиозных убеждений до отношения к социальному дистанцированию и ношению масок. Как может помочь развитие большей терпимости и принятия по отношению друг к другу?

Кэтлин: Мы все через многое переживаем. У всех возникают трудности со всем, что происходит в мире и в нашей жизни.Мы находимся в поворотном моменте, когда все может измениться к лучшему. Это начинается с умения понимать друг друга. Сочувствие и сострадание друг к другу — вот что может построить связи.

Робин: В политически напряженной среде, в которой мы живем сегодня, «социальная терпимость» становится необходимостью. Он призывает каждого члена общества вести себя вежливо по отношению к другим. У всех нас есть различия, связанные с расой, религией, сексуальностью, полом и статусом — список можно продолжать и продолжать.Социальная терпимость — важная часть развитого общества, она поддерживает экономическое развитие, разнообразие, человечность, а также психическое и эмоциональное благополучие.

Сколько нам стоит нетерпимость

Вопрос: Любой, кто не согласился с любимым человеком на праздничном ужине, знает, что конфликт в наших личных отношениях может вызвать беспокойство и стресс. Какую роль в этой динамике играет терпимость?

Робин: Ощущение, что мы должны «терпеть» кого-то из-за того, что его взгляды отличаются от наших собственных, сказывается на нашем психическом и эмоциональном благополучии.Я бы сказал, что более здоровая позиция — это принятие. Принятие и даже признание различий, которые у всех нас есть, заряжает энергией и способствует положительному психологическому и эмоциональному благополучию для всех.

Ощущение, что мы должны «терпеть» кого-то из-за того, что его взгляды отличаются от наших собственных, сказывается на нашем психическом и эмоциональном благополучии.

Джош: Ненависть, которая может возникнуть из-за неизлечимой травмы и привести к крайней нетерпимости, оказывает глубокое влияние на человека, несущего это тяжелое бремя в своем сердце.Этот стресс может оказать значительное влияние на физическое и психическое здоровье.

Тайлер: Когда я замечаю, что чувствую, говорю или действую из нетерпимости, я понимаю, что я не делаю того, о чем меня просят учения моей религиозной традиции, а именно: любить своего ближнего, как самого себя. Нетерпимость истощает меня и всех нас. В эпоху ядовитой приверженности и других проявлений полярности среди многослойных кризисов перед нами мне пришлось признать свои места нетерпимости.

Когда я замечаю, что чувствую, говорю или действую из нетерпимости, я понимаю, что я не делаю того, о чем меня просят учения моей религиозной традиции, а именно: любить своего ближнего, как самого себя.

Изменения начинаются с вас

Вопрос: В Providence мы подчеркиваем ценности, которые призывают нас быть вежливыми и относиться друг к другу с уважением, что особенно важно в напряженных ситуациях и неспокойные времена. Эти ценности основаны на нашей традиции веры и словах Иисуса, который в разговоре со своими учениками заявил: « Я даю вам новую заповедь: любите друг друга.Как я любил вас, так и вы должны любить друг друга ». (Иоанна 13:34). Как мы можем относиться к другим с любовью и уважением, даже если мы с ними не согласны?

Джош: У всех нас есть предубеждения, сознательные и бессознательные, которые возникают из-за множества влияний по мере взросления. Первый шаг в изменении мыслей или поведения, которые делают вас несчастными, — это наблюдать за ними и принимать себя как человека, который несовершенен, но стремится стать лучше. Согласование со своими ценностями — очень эффективный способ изменить свой подход к миру.Обдумывая определенные мысли и поступки, вы можете увидеть, что они не соответствуют тому, как вы хотите выглядеть, и миру, в котором вы хотите жить.

Мы можем по-настоящему научиться терпимости только у того, с кем мы боремся. В этом отношении «другой» может научить нас чему-то очень важному для нашего собственного благополучия и благополучия окружающего нас мира.

Тайлер: Мы можем по-настоящему научиться терпимости только у тех, с кем мы боремся. В этом отношении «другой» может научить нас чему-то очень важному для нашего собственного благополучия и благополучия окружающего нас мира.Я не могу сказать, что мне когда-либо нравилось слово «толерантность», поскольку терпеть кого-то ощущалось как низкая планка с точки зрения уважения достоинства каждого человека. Тем не менее, толерантность предполагает базовое уважение перед лицом разногласий.

Кэтлин: В своей жизни я учусь проявлять сочувствие и сострадание, когда разговариваю с друзьями и семьей, которые придерживаются других точек зрения. Я стараюсь слушать, а не убеждать других смотреть на вещи с моей точки зрения.Так важно уважать то, откуда люди могут прийти, а не «списывать их со счетов» за то, что они делают или думают.

Какой результат?

Вопрос: Стать более терпимым — это большой труд. Стоит ли оно того?

Робин: Как бы вы это ни определяли, толерантность требует усилий. Требуются усилия, чтобы вынести боль и невзгоды. Требуются усилия, чтобы сочувствовать убеждениям или обычаям, которые не совпадают с нашими собственными.Требуются усилия, чтобы позволить случиться чему-то, с чем вы не согласны.

Представьте себе мир, в котором психологическое принятие себя и других становится тем, чему мы учим наших детей и чему подражают наши лидеры, влиятельные лица и члены сообщества.

Но стоит ли это? да. Представьте себе мир, в котором психологическое принятие себя и других становится тем, чему мы учим наших детей и чему подражают наши лидеры, влиятельные лица и члены сообщества. Каким эмоционально здоровым местом был бы этот мир, если бы все мы были более терпимы друг к другу!

Изменения начинаются с каждого из нас

В следующий раз, когда вы встретитесь с кем-то, чьи мнения и убеждения расходятся с вашими, сделайте глубокий вдох (или несколько раз).Прежде чем ответить, спросите себя:

  • Что у меня общего с этим человеком? Как я могу сосредоточить на этом наш разговор?
  • Должен ли я доказывать, что я прав, а этот человек неправ?
  • Могу ли я ответить добротой, даже если я не согласен с их мнением?
  • Какая альтернатива спору с этим человеком? Могу ли я слушать, что они говорят, не отвечая гневно? Могу я просто сменить тему? Могу я уйти?
  • Как я могу отвлечься от эмоций этого разговора? Как мне увидеть человека, с которым я разговариваю, отдельно от обсуждаемой темы?

Легко принять терпимость за согласие.Однако все наоборот. Если бы мы все во всем соглашались, не было бы необходимости в терпимости или понимании различных мнений. Каждый шаг, который мы делаем к терпимости и принятию убеждений других, — это еще один шаг к тому, чтобы наладить подлинное общение с людьми и залечить разногласия в нашем обществе. Вместе мы сможем это сделать!

Найти поддержку

Если вы чувствуете беспокойство или стресс из-за общения с людьми в своей жизни, которые придерживаются разных точек зрения, мы рекомендуем вам проверить некоторые из этих оздоровительных ресурсов или найти ресурсы сообщества, которые помогут вам справиться в эти трудные времена.

Безопасность и уход

Узнайте больше о том, как мы обеспечиваем вашу безопасность во время вашего визита.

Получите актуальную и актуальную информацию о коронавирусе (COVID-19) от Providence.

Если вам нужна помощь, не откладывайте. Узнайте больше о ваших возможностях.

Статьи по теме

Что суждение других также говорит о себе

Ресурсы сообщества, которые помогут вам справиться

На что обращать внимание при поиске врача телемедицины для поддержки психического здоровья

Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи.Всегда следуйте инструкциям лечащего врача.

Разбирая парадокс толерантности: почему политика консерваторов — мусор. | by Parker Molloy

Теперь, во-первых, следует сказать, что официальная причина отмены митинга Трампом кажется ложью (он встречался с правоохранительными органами только после того, как решил отменить митинг, и они никогда не советовали ему это сделать). так).

Во-вторых, вчера вечером стало действительно интересно читать Twitter.Видите ли, моя социальная тревожность не позволяет мне участвовать в протестах, поэтому я делаю все, что могу: я наблюдаю со стороны, с трепетом наблюдая за теми, кто проделывает такую ​​большую работу.

В ответ на протесты я увидел, что из консервативной стороны разговора в Твиттере возникли два мема. Я бы хотел заняться этим.

Одним из популярных мемов, которые возникли в связи с отменой, была усталая фраза, произнесенная правыми: «хе-хе-хе, хотя либералы должны были быть терпимыми. Мне это не кажется терпимостью! »

«Поэтому во имя терпимости мы должны требовать права не терпеть нетерпимых.Мы должны утверждать, что любое движение, проповедующее нетерпимость, ставит себя вне закона, и мы должны рассматривать подстрекательство к нетерпимости и преследованию как преступление, так же как мы должны рассматривать подстрекательство к убийству, или похищению людей, или возрождению работорговли. , как преступник ». — Карл Поппер

Это требование терпимости к нетерпимости во всех ситуациях известно как парадокс толерантности.

В книге Карла Поппера 1945 года «Открытые общества и их враги» философ предписывает курс действий в ситуациях, когда люди призывают нас терпеть нетерпимость: не надо.

Менее известен парадокс допуска : Неограниченный допуск должен вести к исчезновению толерантности. Если мы проявим неограниченную терпимость даже к нетерпимым, если мы не будем готовы защищать толерантное общество от натиска нетерпимых, тогда толерантность будет уничтожена, а толерантность вместе с ними . — В этой формулировке я, например, не подразумеваю, что мы всегда должны подавлять высказывания нетерпимых философий; до тех пор, пока мы можем противостоять им с помощью рациональных аргументов и сдерживать их с помощью общественного мнения, подавление, безусловно, было бы неразумным.Но мы должны требовать права подавить их, если необходимо, даже силой; ибо легко может оказаться, что они не готовы встретиться с нами на уровне рациональных аргументов, но начнут с осуждения всех аргументов; они могут запретить своим последователям выслушивать рациональные аргументы, поскольку они обманчивы, и научить их отвечать на аргументы, используя свои кулаки или пистолеты. Следовательно, мы должны требовать во имя терпимости право не терпеть нетерпимых. Мы должны утверждать, что любое движение, проповедующее нетерпимость, ставит себя вне закона, и мы должны рассматривать подстрекательство к нетерпимости и преследованию как преступление, так же как мы должны рассматривать подстрекательство к убийству, или похищению людей, или возрождению работорговли. , как преступник .

Другими словами, если требование неограниченной терпимости предполагает, что мы должны мириться с самыми ужасными идеями и действиями, которые происходят в обществе (в частности, с угнетающими других), мы молчаливо поддерживаем эту политику.

Я склонен согласиться с философией Поппера в этом вопросе. Когда то, что нас просят терпеть, происходит за счет чьего-либо существования или благополучия (например, идеи, которые угрожают существованию людей на основе возраста, расы, гендерной идентичности, пола, национального происхождения, расы, религии , или инвалидность), проявление терпимости к таким идеям само по себе смертельно

Как ни заманчиво назвать событие, которое Трамп отменил, нарушением свободы слова, это просто не так.На самом деле протестующие пользовались собственной свободой слова.

Никто не мешал бригаде современных фашистов Трампа выражать свободу слова. Никто не препятствовал свободе слова Трампа.

Но, по словам человека, который хочет «раскрыть наши законы о клевете» и эффективно отменить Первую поправку, его права, охраняемые Конституцией, были нарушены.

Теперь, конечно, учитывая, что протестующие не были , правительство , они не нарушали чьи-либо права.Фактически, право выражать свое несогласие — это часть того, что делает Первую поправку такой важной. Печально, что человек, который хочет управлять страной, не может усвоить этот урок гражданского общества для 9-го класса.

Может быть, ему нужно проверить этот широко распространенный комикс XKCD:

Надеюсь, это проясняет это для тебя.

Защита толерантного общества от нетерпимости: новый — и старый — вызов | Американский институт предпринимательства

Насколько терпимое общество должно терпеть нетерпимость? Это сложный вопрос, на который нет вполне удовлетворительного ответа.И это актуальная проблема в те дни, когда 40 мировых лидеров и посол США во Франции вместе прошли в Париже марш против мусульманских убийц-джихадистов, которые напали на французский сатирический журнал Charlie Hebdo.

англоязычных людей, если использовать выражение Уинстона Черчилля, на протяжении 300 лет постоянно сталкиваются с этой проблемой. В конце 17 века в большинстве стран континентальной Европы были созданы государственные церкви и запрещены или не одобрялись другие богослужения. В Англии была устоявшаяся церковь, но терпимо относились и к другим формам поклонения, в том числе со стороны евреев, которых снова пригласил в страну Оливер Кромвель.

Но англичане считали католическую церковь угрозой своей свободе. Англичане считали, что великий гегемон своего времени, Людовик XIV, расширяет зону нетерпимости через иностранное вторжение и отказ от толерантности протестантских гугенотов в 1685 году. Более ранний папа призывал к убийству королевы Елизаветы I, и неизменным английским бестселлером была Книга мучеников Фокса, рассказывающая о преследованиях протестантов при ее католической предшественнице Марии I.

Итак, после того, как король-католик Яков II был изгнан в результате Славной революции 1688-89 годов, парламент принял Закон о терпимости, который прямо отказал католикам в праве занимать государственные должности или служить в качестве офицеров.Было широко распространено мнение, что иезуитская доктрина давала католикам право ложно приносить клятву верности, если у них была «ментальная оговорка». С этой точки зрения католики были нетерпимыми, и им нельзя было доверять, даже если они клялись, что нет.

Отцы-основатели Америки придерживались иной точки зрения. В их конституции говорилось, что не может быть «религиозного экзамена на должность», как это было в Великобритании. Но клятва вице-президента, написанная Первым Конгрессом, требует от него поклясться, что у него «нет мысленных оговорок».Неизвестно, понимал ли католик Джо Байден происхождение этой фразы, когда приносил присягу в 2009 и 2013 годах.

В ХХ веке проблема терпимости к нетерпимости разгорелась с ростом значительного коммунистического движения, подчиненного тоталитарному Советскому Союзу. Некоторые коммунисты открыто провозгласили себя таковыми. Но другие отрицали свои убеждения, особенно когда, как в большей части 1930-х годов, а тем более после Второй мировой войны, Советский Союз стал противником Соединенных Штатов.

Конгресс ответил в 1940 году, объявив преступлением пропаганду насильственного броска других Соединенных Штатов. Сторонники свободы слова утверждали, что это зашло слишком далеко; насильственные революционные действия могут быть запрещены, но людей нельзя наказывать за слова. Я склонен придерживаться этой точки зрения, но, очевидно, с обеих сторон есть серьезные аргументы.

Антикоммунистическое движение было дискредитировано некоторыми ошибками сенатора Джозефа Маккарти. Маккарти был прав, говоря, что секретные коммунисты занимали высокие посты в администрации Рузвельта.Но большинство коммунистов было изгнано из правительства, Демократической партии и основных профсоюзов администрацией Трумэна и антикоммунистическими либералами, такими как Элеонора Рузвельт, Уолтер Ройтер, Хьюберт Хамфри и Рональд Рейган в конце 1940-х годов. Хамфри даже спонсировал законопроект, прямо запрещающий коммунистическую партию.

Урок состоит в том, что толерантные общества иногда чувствуют необходимость принимать экстраординарные и отвратительные меры для борьбы с секретными, конспиративными силами, которые стремятся насаждать систематическую нетерпимость — тоталитарный коммунизм или джихадистский шариат.

После убийств Charlie Hebdo Франция и другие европейские страны — а также Соединенные Штаты — похоже, скорее всего, активизируют слежку, судебное преследование и изгнание джихадистов в их среде. Некоторые будут сомневаться в этом, поскольку это продиктовано расизмом (хотя мусульмане-джихадисты не являются расой) или исламофобией. Некоторые, в том числе, возможно, Барак Обама, по-прежнему считают угрозу несуществующей до сих пор ответной реакции против всех мусульман большей, чем угроза дальнейших нападений джихадистов.

Европейские страны, похоже, отшатнутся от расплывчатого мультикультурализма, который поддерживает изоляцию мусульманских сообществ, и прибегнут к давно более сильному в Америке чувству, что потенциально нетерпимые иммигранты должны ассимилироваться в соответствии с национальными нормами толерантности.

Те, кто активно защищает толерантное общество от нетерпимости, иногда совершают ошибки или заходят слишком далеко. Предотвратить это невозможно; важно стараться не допускать, чтобы это происходило очень часто. Это трагический вызов, с которым толерантные общества, подвергавшиеся нападкам со стороны нетерпимых, сталкивались в прошлом и вновь сталкиваются сегодня.

Майкл Барон — старший политический обозреватель Washington Examiner. Эта колонка перепечатана с разрешения компании WashTonexaminer.com.

Философский принцип, о котором сторонники превосходства белых не хотят, чтобы вы слышали — Кварц

Сторонники превосходства белых очень, очень надеются, что вы перестанете читать эту статью. Они не хотят, чтобы вы узнали о парадоксе толерантности, потому что тогда они потеряют мощное оружие в своей борьбе за расистское общество. Готовы разозлить белого сторонника превосходства?

К счастью для нас, парадокс терпимости, концепция, придуманная философом Карлом Поппером, легко понять и запомнить.Из-за «парадокса» это звучит сложно и сложно, но на самом деле это всего лишь правило с одним исключением. Это звучит так:

  1. Толерантное общество должно быть толерантным по умолчанию,
  2. За одним исключением: оно не должно терпеть нетерпимость как таковую.

Чтобы привести конкретный пример, толерантное общество должно терпеть марши протеста в целом, но оно не должно мириться с маршем сторонников превосходства белой расы, выступающим за угнетение и убийство цветных людей — как марш в Шарлоттсвилле, Вирджиния, в августе. 2017 год закончился тем, что сторонники превосходства белых избили и убили людей, которые выступали против их идеи нетерпимости.

Итак, это одна из форм терпимости: терпимость ко всему, кроме самой нетерпимости. Но версия толерантности, в которую сторонники превосходства белой расы действительно хотят, чтобы вы поверили, такова: вы должны не только терпеть их марш, выступающий за лишение прав человека цветных людей, но вы, как толерантный человек, должны даже бороться за защиту их права на марш — во имя терпимости! Конкретная идея здесь заключается в том, что толерантное общество должно терпимо относиться ко всем проявлениям нетерпимости, включая протесты, марши и собрания, до тех пор, пока они не соответствуют установленным законом ограничениям свободы слова в Соединенных Штатах (которые многочисленны и включают подстрекательство к насилию). , крик «Пожар!» в многолюдном кинотеатре, клевета, детская порнография и т. д.).

Американский союз гражданских свобод (ACLU) верит в защиту нетерпимых высказываний вплоть до установленных законом ограничений в США. Вот почему местное отделение ACLU обратилось в суд, чтобы заставить правительство Шарлоттсвилля дать разрешение на проведение марша в месте, которое сторонники превосходства белой расы выбрали из-за его потенциала для запугивания и насилия. Рассуждения ACLU? Люди, выступающие за повышение толерантности (например, марши за гражданские права), могли быть заблокированы нетерпимыми местными властями, если нетерпимые люди планировали напасть на них, что было реальной проблемой в эпоху гражданских прав в США.S.

ACLU обесценил то, что марш сторонников превосходства белой расы отличается от марша за гражданские права, потому что разрешение ему идти вперед уменьшило бы свободу слова в целом, запугивая цветных людей и их защитников и заставляя их замолчать. Наши худшие опасения сбылись во время этого марша: когда протестующий сторонник превосходства белых убил Хизер Хейер, он навсегда лишил ее права на речь (и жизнь). Парадокс толерантности признает, что некоторую речь не следует защищать именно потому, что ее распространение способствует разрушению основы свободы слова — в данном случае это нормализует идею о том, что цветные люди должны иметь меньше прав, чем белые.

Многим парадокс терпимости может показаться ересью! Если вы прогрессивный человек США, вас, вероятно, всю жизнь учили, что толерантность превыше всего, свобода слова должна быть защищена независимо от ее содержания, а ACLU всегда находится на правой стороне истории. Тем не менее, ваше сердце кричит, что марш в Шарлоттсвилле был неправильным, что его следовало предотвратить и что оно сделало наше общество менее свободным и справедливым.

Ваше сердце правое. Люди учат вас, что вы всегда должны мириться с нетерпимостью к неправым.

Вот еще один способ подумать о парадоксе толерантности: толерантное общество должно защищать свое собственное существование, чтобы толерантность существовала в мире. Если терпимость к нетерпимости приводит к разрушению и исчезновению толерантного общества, тогда это толерантное общество имеет право на самозащиту — в форме отказа терпеть нетерпимость. Парадокс толерантности предполагает, что мы должны рассматривать пропаганду нетерпимости и преследований как преступное поведение само по себе. Во многих европейских странах есть особые законы, делающие защиту превосходства белых незаконной, в отличие от Соединенных Штатов.

Рассмотрим Вторую мировую войну: более нетерпимые фашистские державы Оси хотели полностью уничтожить более терпимые общества, и союзным державам пришлось сопротивляться — проявлять нетерпимость — для того, чтобы более терпимые общества существовали сегодня. Фактически, парадокс толерантности был сформулирован и назван в 1945 году, когда Вторая мировая война подходила к концу. Последствия фашизма, включая Вторую мировую войну, были гораздо более разрушительными во многих европейских странах, что может быть одной из причин того, что законы о свободе слова в европейских странах, как правило, запрещают марши неонацистов и аналогичные формы профашистской речи. с парадоксом толерантности.

Чтобы быть ясным, парадокс толерантности не означает, что мы должны полностью подавлять или замалчивать каждое нетерпимое мнение. Если выражение нетерпимого мнения вряд ли поставит под угрозу существование толерантного общества, более повседневные формы защиты, такие как критика, отвращение и естественные последствия, являются лучшим способом защиты толерантности. Именно тогда, когда общество благосклонно относится к фанатичным и нетерпимым идеям — например, когда президент, открыто выступающий за превосходство белой расы, который был избран 46% голосов, использует президентскую власть для проведения в жизнь расистской государственной политики в стране с долгой историей превосходства белых, — мы должны прекратить выступления, которые угрожают склонить все наше общество к огромному росту нетерпимости.

И еще одно: нам не грозит обеднение «рынка идей» — большинство фанатичных и нетерпимых мнений уже широко освещаются. Это мнения, которые мы слышим снова и снова от людей, находящихся у власти на протяжении всей истории. Нам не нужно бороться, чтобы усилить голоса и без того сильных мира сего.

Ваше сердце знает, когда неограниченная терпимость — неправильный ответ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.