Разное

Не одиночки: Сергей Лазарев ставит точку в песне «Не одиночки»

Содержание

Сергей Лазарев ставит точку в песне "Не одиночки"

https://ria.ru/20201024/lazarev-1581156990.html

Сергей Лазарев ставит точку в песне "Не одиночки"

Сергей Лазарев ставит точку в песне "Не одиночки" - РИА Новости, 24.10.2020

Сергей Лазарев ставит точку в песне "Не одиночки"

Певец Сергей Лазарев выпустил на всех цифровых площадках лирическую песню "Не одиночки", которую создали Роман Кенга (музыка) и Иван Сидоренко (слова). РИА Новости, 24.10.2020

2020-10-24T02:43

2020-10-24T02:43

2020-10-24T14:35

знаменитости

звезды

музыка

новости культуры

сергей лазарев

культура

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/155360/13/1553601307_0:0:3192:1796_1920x0_80_0_0_ada873c013f80f96054e3c84e7dfd715.jpg

МОСКВА, 24 окт — РИА Новости. Певец Сергей Лазарев выпустил на всех цифровых площадках лирическую песню "Не одиночки", которую создали Роман Кенга (музыка) и Иван Сидоренко (слова). За несколько часов с момента выхода композицию прослушали во "ВКонтакте" более 16 тысяч раз. В комментариях пользователи поблагодарили Сергея Лазарева за "шикарную песню и прекрасное исполнение"."Не одиночки" стала первым релизом музыканта с лета. В июле он представил в Сети танцевальный трек о любви "Я не могу молчать". В октябре был опубликован клип на него, в котором Лазарев играет гостя на свадьбе.

https://ria.ru/20201016/timati-1580115686.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/155360/13/1553601307_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_b6076e54cfa3bcacc30d4e411dd35c81.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

знаменитости, звезды, музыка, новости культуры, сергей лазарев

Развитие образования связано с развитием неформальных связей внутри профессионального сообщества

VII Педагогический конгресс «Общее образование как общее дело», организованный Высшей школой экономики в Санкт‑Петербурге, пройдет 22–24 марта. Ведущий эксперт факультета довузовского образования профессор Олег Ермолаевич Лебедев рассказывает о ключевых темах конгресса, особенностях общественно-профессиональной экспертизы проектов и выстраивании горизонтальных связей.

Участники конгресса
Конгресс педагогический, потому что основные его участники ― педагоги. Те, кто непосредственно имеет дело с детьми, хотя участвуют и директора школ, и завучи, и ― в меньшей мере ― работники управленческих структур. Но все же это конгресс педагогов и в центре его внимания те проблемы, с которыми педагоги сталкиваются. Начиналось все в 2015 году с Конгресса учителей общественных дисциплин, потом к ним добавились другие учителя-предметники, потом к школьным учителям стали добавляться «дошкольники». В программе этого года больше всего представлена школа, но есть и специалисты дошкольного образования, и специалисты дополнительного образования детей, и дополнительного образования самих педагогов.

С самого начала замысел был в том, чтобы формировать общую позицию профессионального сообщества как реакцию на изменения в системе общего образования и на те ее возможности, которые появляются и исчезают с изменением общественной ситуации. Ну или, по крайней мере, определение собственных взглядов участников на эти процессы. Если взять всю тематику конгрессов, начиная с 2015 года, то ключевыми словами при определении тем стали, во-первых, «новые взрослые», под которыми понимается не только взрослеющее молодое поколение, но и взрослые, которые меняются и у которых может меняться отношение к молодежи и к жизни в целом. Во-вторых, это «новые результаты» ― если меняется поколение учащихся и педагогов, то речь пойдет о новых результатах, обусловленных этими изменениями. Отсюда третье ключевое слово, которое стало основным в программе VII Конгресса ― «взаимодействие». Выйти на новые результаты, соответствующие общественным вызовам, можно лишь в том случае, если есть взаимодействие между участниками образовательного процесса ― учениками, учителями, школьными администраторами, родителями ― и взаимодействие между самими учениками, самими учителями, самими родителями.

Ориентиры и результаты
Прагматический результат конгресса связан с широким использованием его материалов и аналитики результатов в системе повышения квалификации работников образования. На базе Вышки идут курсы для заместителей директоров школ, которые выступают организаторами образовательного процесса в школе ― на них используются материалы предыдущих конгрессов, а также обсуждается актуальная проблематика. По материалам подготовки к конгрессу и итоговым материалам Вышка издает информационно-аналитические бюллетени. Эти бюллетени содержат много всяких текстов, которые могут стать основой для собственных размышлений.

Но не менее важно то, что сами участники конгресса получают какие-то новые идеи и новые технологические приемы, опыт реализации которых рассматривается на конгрессе. И, я думаю, еще в большей мере они получают импульс для своего дальнейшего развития. Они чувствуют сообщество. Они не одиночки ― вокруг них единомышленники, люди, которые их понимают. Их готовы выслушать. С ними готовы общаться. Проблемами, которые они пытаются решить, заняты и другие. Это невозможно выразить какими-то количественными показателями, но качественный результат ― это формирование чувства профессионального сообщества. Возможно, это и есть самый существенный результат наших ежегодных встреч и разнообразной работы в течение года.

Онлайн-формат и сопричастность
Вынужденный в этом году онлайн-формат конгресса вызывал большие опасения. Когда люди встречаются лицом к лицу ― это одно, а на расстоянии, очевидно, другие эмоции и другое отношение. Но в разгар пандемии мы провели несколько видеоконференций и семинаров в смешанном формате и получили новый взгляд на новые проблемы и новые возможности. У людей есть желание рассказать о своем опыте, но проанализировать свой собственный опыт они могут далеко не всегда. Чтобы опытом воспользовались другие, надо четко определить ― какая задача решалась? Есть ли доказательства, что ее удалось решить? Есть ли представление о том, что будет следующим шагом? Это и стало предметом наших встреч. В ходе обмена мнениями возникли вопросы, люди получали советы, возникали контакты, то есть формат сработал.

Конечно, онлайн и офлайн ― это разные возможности и разные потери. Обычное число участников предыдущих лет определялось размерами зала ― порядка 250 человек, преимущественно из Петербурга. Регионы тоже приезжают, но большинство все же с Северо-Запада. В онлайне же ограничений нет: откликнулись и Сибирь, и Ямал, и Дальний Восток, так что в этом году у нас гораздо более широкое региональное представительство.

Тематика обсуждений
На каждый из двух дней конгресса запланирована большая тема для обсуждения. Открывающее пленарное заседание ― это разговор про молодежь и общество. Какие изменения в молодежной среде происходят, какие из них надо просто принять к сведению, потому что мы не можем на них повлиять, а на что мы повлиять в состоянии и должны хотя бы попытаться. Один из процессов, которые становятся предметом обсуждения, ― короткие планы в условиях неопределенных перспектив, варианты ответов на вопросы о том, куда идти, как выстраивать жизнь.

Если первый пленум ― это процессы внесистемные, идущие вне системы образования, но влияющие на нее, то второй ― внутрисистемные процессы взаимоотношений участников образовательного процесса на уровне образовательных учреждений. Поговорим о том, как меняется характер отношений между детьми, педагогами и родителями, и почему это происходит. Ведь пока эти три угла треугольника не договорятся между собой, не найдут общий язык, сложно ожидать, что будет изменяться образовательная практика.

Владимир Ильич Ленин — Маяковский. Полный текст стихотворения — Владимир Ильич Ленин

Российской коммунистической партии посвящаю

Время —
начинаю
про Ленина рассказ.
Но не потому,
что горя
нету более,
время
потому,
что резкая тоска
стала ясною
осознанною болью.
Время,
снова
ленинские лозунги развихрь.
Нам ли
растекаться
слезной лужею, —
Ленин
и теперь
живее всех живых.
Наше знанье —
сила
и оружие.
Люди — лодки.
Хотя и на суше.
Проживешь
свое
пока,
много всяких
грязных раку́шек
налипает
нам
на бока.
А потом,
пробивши
бурю разозленную,
сядешь,
чтобы солнца близ,
и счищаешь
водорослей
бороду зеленую
и медуз малиновую слизь.
Я
себя
под Лениным чищу,
чтобы плыть
в революцию дальше.
Я боюсь
этих строчек тыщи,
как мальчишкой
боишься фальши.
Рассияют головою венчик,
я тревожусь,
не закрыли чтоб
настоящий,
мудрый,
человечий
ленинский
огромный лоб.
Я боюсь,
чтоб шествия
и мавзолеи,
поклонений

установленный статут
не залили б
приторным елеем
ленинскую
простоту.
За него дрожу,
как за зеницу глаза,
чтоб конфетной
не был
красотой оболган.
Голосует сердце —
я писать обязан
по мандату долга.
Вся Москва.
Промерзшая земля
дрожит от гуда.
Над кострами
обмороженные с ночи.
Что он сделал?
Кто он
и откуда?
Почему
ему
такая почесть?
Слово за̀ словом
из памяти таская,
не скажу
ни одному —
на место сядь.
Как бедна
у мира
сло́ва мастерская!
Подходящее
откуда взять?
У нас
семь дней,
у нас
часов — двенадцать.
Не прожить
себя длинней.
Смерть
не умеет извиняться.
Если ж
с часами плохо,
мала
календарная мера,
мы говорим —
«эпоха»,
мы говорим —
«эра».
Мы
спим
ночь.
Днем
совершаем поступки.
Любим
свою толочь
воду
в своей ступке.
А если
за всех смог
направлять
потоки явлений,
мы говорим —
«пророк»,
мы говорим —
«гений».
У нас
претензий нет, —
не зовут —
мы и не лезем;
нравимся
своей жене,
и то
довольны донѐльзя.
Если ж,
телом и духом слит,
прет
на нас непохожий,
шпилим —
«царственный вид»,
удивляемся —
«дар божий».
Скажут так, —
и вышло
ни умно, ни глупо.
Повисят слова
и уплывут, как ды́мы.
Ничего
не выколупишь
из таких скорлупок.
Ни рукам
ни голове не ощутимы.
Как же
Ленина
таким аршином мерить!
Ведь глазами
видел
каждый всяк —
«эра» эта
проходила в двери,
даже
головой
не задевая о косяк.
Неужели
про Ленина тоже:
«вождь
милостью божьей»?
Если б
был он
царствен и божествен,
я б
от ярости
себя не поберег,
я бы
стал бы
в перекоре шествий,
поклонениям
и толпам поперек.
Я б
нашел
слова
проклятья громоустого,
и пока
растоптан
я
и выкрик мой,
я бросал бы
в небо
богохульства,
по Кремлю бы
бомбами
метал:
долой!
Но тверды
шаги Дзержинского
у гроба.
Нынче бы
могла
с постов сойти Чека.
Сквозь мильоны глаз,
и у меня
сквозь оба,
лишь сосульки слез,
примерзшие
к щекам.
Богу
почести казенные
не новость.
Нет!
Сегодня
настоящей болью
сердце холодей.
Мы
хороним
самого земного
изо всех
прошедших
по земле людей.
Он земной,
но не из тех,
кто глазом
упирается
в свое корыто.
Землю
всю
охватывая разом,
видел
то,
что временем закрыто.
Он, как вы
и я,
совсем такой же,
только,
может быть,
у самых глаз
мысли
больше нашего
морщинят кожей,
да насмешливей
и тверже губы,
чем у нас.
Не сатрапья твердость,
триумфаторской коляской
мнущая
тебя,
подергивая вожжи.
Он
к товарищу
милел
людскою лаской.
Он
к врагу
вставал
железа тверже.
Знал он
слабости,
знакомые у нас,
как и мы,
перемогал болезни.
Скажем,
мне бильярд —
отращиваю глаз,
шахматы ему —
они вождям
полезней.
И от шахмат
перейдя
к врагу натурой,
в люди
выведя
вчерашних пешек строй,
становил
рабочей — человечьей диктатурой
над тюремной
капиталовой турой.
И ему
и нам
одно и то же дорого.
Отчего ж,
стоящий
от него поодаль,
я бы
жизнь свою,
глупея от восторга,
за одно б
его дыханье
о́тдал?!
Да не я один!
Да что я
лучше, что ли?!
Даже не позвать,
раскрыть бы только рот —
кто из вас
из сёл,
из кожи вон,
из штолен
не шагнет вперед?!
В качке —
будто бы хватил
вина и горя лишку —
инстинктивно
хоронюсь
трамвайной сети.
Кто
сейчас
оплакал бы
мою смертишку
в трауре
вот этой
безграничной смерти!
Со знаменами идут,
и так.
Похоже —
стала
вновь
Россия кочевой.
И Колонный зал
дрожит,
насквозь прохожен.
Почему?
Зачем
и отчего?
Телеграф
охрип
от траурного гуда.
Слезы снега
с флажьих
покрасневших век.
Что он сделал,
кто он
и откуда —
этот
самый человечный человек?
Коротка
и до последних мгновений
нам
известна
жизнь Ульянова.
Но долгую жизнь
товарища Ленина
надо писать
и описывать заново.
Далеко давным,
годов за двести,
первые
про Ленина
восходят вести.
Слышите —
железный
и луженый,
прорезая
древние века, —
голос
прадеда
Бромлея и Гужона —
первого паровика?
Капитал
его величество,
некоронованный,
невенчанный,
объявляет
покоренной
силу деревенщины.
Город грабил,
грёб,
грабастал,
глыбил
пуза касс,
а у станков
худой и горбастый
встал
рабочий класс.
И уже
грозил,
взвивая трубы за̀ небо:
— Нами
к золоту
пути мости́те.
Мы родим,
пошлем,
придет когда-нибудь
человек,
борец,
каратель,
мститель! —
И уже
смешались
облака и ды́мы,
будто
рядовые
одного полка.
Небеса
становятся двойными,
дымы
забивают облака.
Товары
растут,
меж нищими высясь.
Директор,
лысый черт,
пощелкал счетами,
буркнул:
«кризис!»
и вывесил слово
«расчет».
Кра́пило
сласти
мушиное се́ево,
хлеба̀
зерном
в элеваторах портятся,
а под витринами
всех Елисеевых,
живот подведя,
плелась безработица.
И бурчало
у трущоб в утробе,
покрывая
детвориный плачик:
— Под работу,
под винтовку ль,
на̀ —
ладони обе!
Приходи,
заступник
и расплатчик! —
Эй,
верблюд,
открыватель колоний!
Эй,
колонны стальных кораблей!
Марш
в пустыни
огня раскаленней!
Пеньте пену
бумаги белей!
Начинают
черным лата́ться
оазисы
пальмовых нег.
Вон
среди
золотистых плантаций
засеченный
вымычал негр:
— У-у-у-у-у,
у-у-у!
Нил мой, Нил!
Приплещи
и выплещи
черные дни!
Чтоб чернее были,
чем я во сне,
и пожар чтоб
крови вот этой красней.
Чтоб во всем этом кофе,
враз вскипелом,
вариться пузатым —
черным и белым.
Каждый
добытый
слоновий клык —
тык его в мясо,
в сердце тык.
Хоть для правнуков,
не зря чтоб
кровью литься,
выплыви,
заступник солнцелицый.
Я кончаюсь, —
бог смертей
пришел и поманил.
Помни
это заклинанье,
Нил,
мой Нил! —
В снегах России,
в бреду Патагонии
расставило
время
станки потогонные.
У Ива̀нова уже
у Вознесенска
каменные туши
будоражат
выкрики частушек:
«Эх, завод ты мой, завод,
желтоглазина.
Время нового зовет
Стеньку Разина».
Внуки
спросят:
— Что такое капиталист? —
Как дети
теперь:
— Что это
г-о-р-о-д-о-в-о-й?. . —
Для внуков
пишу
в один лист
капитализма
портрет родовой.
Капитализм
в молодые года
был ничего,
деловой парнишка:
первый работал —
не боялся тогда,
что у него
от работ
засалится манишка.
Трико феодальное
ему тесно̀!
Лез
не хуже,
чем нынче лезут.
Капитализм
революциями
своей весной
расцвел
и даже
подпевал «Марсельезу».
Машину
он
задумал и выдумал.
Люди,
и те — ей!
Он
по вселенной
видимо-невидимо
рабочих расплодил
детей.
Он враз
и царства
и графства сжевал
с коронами их
и с орлами.
Встучнел,
как библейская корова
или вол,
облизывается.
Язык — парламент.
С годами
ослабла
мускулов сталь,
он раздобрел
и распух,
такой же
с течением времени
стал,
как и его гроссбух.
Дворец возвел —
не увидишь такого!
Художник
— не один! —
по стенам поерзал.
Пол ампиристый,
потолок рококо́вый,
стенки —
Людовика XIV,
Каторза.
Вокруг,
с лицом,
что равно годится
быть и лицом
и ягодицей,
задолицая
полиция.
И краске
и песне
душа глуха,
как корове
цветы
среди луга.
Этика, эстетика
и прочая чепуха —
просто —
его
женская прислуга.
Его
и рай
и преисподняя —
распродает
старухам
дырки
от гвоздей
креста господня
и перо
хвоста
святого духа.
Наконец,
и он
перерос себя,
за него
работает раб.
Лишь наживая,
жря
и спя,
капитализм разбух
и обдряб.
Обдряб
и лег
у истории на пути
в мир,
как в свою кровать.
Его не объехать,
не обойти,
единственный выход —
взорвать!
Знаю,
лирик
скривится горько,
критик
ринется
хлыстиком выстегать:
— А где ж душа?!
Да это ж —
риторика!
Поэзия где ж?
Одна публицистика! —
Капитализм —
неизящное слово,
куда изящней звучит —
«соловей»,
но я
возвращусь к нему
снова и снова.
Строку
агитаторским лозунгом взвей.
Я буду писать
и про то
и про это,
но нынче
не время
любовных ляс.
Я
всю свою
звонкую силу поэта
тебе отдаю,
атакующий класс.
Пролетариат —
неуклюже и узко
тому,
кому
коммунизм — западня.
Для нас
это слово —
могучая музыка,
могущая
мертвых
сражаться поднять.
Этажи
уже
заёжились, дрожа,
клич подвалов
подымается по этажам:
— Мы прорвемся
небесам
в распахнутую синь.
Мы пройдем
сквозь каменный колодец.
Будет.
С этих нар
рабочий сын —
пролетариатоводец. —
Им
уже
земного шара мало.
И рукой,
отяжелевшей
от колец,
тянется
упитанная
туша капитала
ухватить
чужой горле́ц.
Идут,
железом
клацая и лацкая.
— Убивайте!
Двум буржуям тесно! —
Каждое село —
могила братская,
города́ —
завод протезный.
Кончилось —
столы
накрыли чайные.
Пирогом
победа на столе.
— Слушайте
могил чревовещание,
кастаньеты костылей!
Снова
нас
увидите
в военной яви.
Эту
время
не простит вину.
Он расплатится,
придет он
и объявит
вам
и вашинской войне
войну! —
Вырастают
на земле
слезы́ озёра,
слишком
непролазны
крови топи.
И клонились
одиночки фантазеры
над решением
немыслимых утопий.
Голову
об жизнь
разбили филантропы.
Разве
путь миллионам —
филантропов тропы?
И уже
бессилен
сам капиталист,
так
его
машина размахалась, —
строй его
несет,
как пожелтелый лист,
кризисов
и забастовок ха̀ос.
— В чей карман
стекаем
золотою лавой?
С кем идти
и на кого пенять? —
Класс миллионоглавый
напрягает глаз —
себя понять.
Время
часы
капитала
кра́ло,
побивая
прожекторов яркость.
Время
родило
брата Карла —
старший
ленинский брат
Маркс.
Маркс!
Встает глазам
седин портретных рама.
Как же
жизнь его
от представлений далека!
Люди
видят
замурованного в мрамор,
гипсом
холодеющего старика.
Но когда
революционной тропкой
первый
делали
рабочие
шажок,
о, какой
невероятной топкой
сердце Маркс
и мысль свою зажег!
Будто сам
в заводе каждом
стоя сто́ймя,
будто
каждый труд
размозоливая лично,
грабящих
прибавочную стоимость
за руку
поймал с поличным.
Где дрожали тельцем,
не вздымая глаз свой
даже
до пупа
биржевика-дельца,
Маркс
повел
разить
войною классовой
золотого
до быка
доросшего тельца́.
Нам казалось —
в коммунизмовы затоны
только
волны случая
закинут
нас
юля́.
Маркс
раскрыл
истории законы,
пролетариат
поставил у руля.
Книги Маркса
не набора гранки,
не сухие
цифр столбцы —
Маркс
рабочего
поставил на́ ноги
и повел
колоннами
стройнее цифр.
Вел
и говорил: —
сражаясь лягте,
дело —
корректура
выкладкам ума.
Он придет,
придет
великий практик,
поведет
полями битв,
а не бумаг! —
Жерновами дум
последнее меля́
и рукой
дописывая
восковой,
знаю,
Марксу
виделось
видение Кремля
и коммуны
флаг
над красною Москвой.
Назревали,
зрели дни,
как дыни,
пролетариат
взрослел
и вырос из ребят.
Капиталовы
отвесные твердыни
валом размывают
и дробят.
У каких-нибудь
годов
на расстоянии
сколько гроз
гудит
от нарастаний.
Завершается
восстанием
гнева нарастание,
нарастают
революции
за вспышками восстаний.
Крут
буржуев
озверевший норов.
Тьерами растерзанные,
воя и стеная,
тени прадедов,
парижских коммунаров,
и сейчас
вопят
парижскою стеною:
— Слушайте, товарищи!
Смотрите, братья!
Горе одиночкам —
выучьтесь на нас!
Сообща взрывайте!
Бейте партией!
Кулаком
одним
собрав
рабочий класс.
Скажут:
«Мы вожди»,
а сами —
шаркунами?
За речами
шкуру
распознать умей!
Будет вождь
такой,
что мелочами с нами —
хлеба проще,
рельс прямей.
Смесью классов,
вер,
сословий
и наречий
на рублях колес
землища двигалась.
Капитал
ежом противоречий
рос во-всю
и креп,
штыками иглясь.
Коммунизма
призрак
по Европе рыскал,
уходил
и вновь
маячил в отдаленьи…
По всему поэтому
в глуши Симбирска
родился
обыкновенный мальчик
Ленин.
Я знал рабочего.
Он был безграмотный.
Не разжевал
даже азбуки соль.
Но он слышал,
как говорил Ленин,
и он
знал — всё.
Я слышал
рассказ
крестьянина-сибирца.
Отобрали,
отстояли винтовками
и раем
разделали селеньице.
Они не читали
и не слышали Ленина,
но это
были ленинцы.
Я видел горы —
на них
и куст не рос.
Только
тучи
на скалы
упали ничком.
И на сто верст
у единственного горца
лохмотья
сияли
ленинским значком.
Скажут —
это
о булавках а́хи.
Барышни их
вкалывают
из кокетливых причуд.
Не булавка вколота —
значком
прожгло рубахи
сердце,
полное
любовью к Ильичу.
Этого
не объяснишь
церковными славянскими
крюками,
и не бог
ему
велел —
избранник будь!
Шагом человеческим,
рабочими руками,
собственною головой
прошел он
этот путь.
Сверху
взгляд
на Россию брось —
рассинелась речками,
словно
разгулялась
тысяча розг,
словно
плетью исполосована.
Но синей,
чем вода весной,
синяки
Руси крепостной.
Ты
с боков
на Россию глянь —
и куда
глаза ни кинь,
упираются
небу в склянь
горы,
каторги
и рудники.
Но и каторг
больнее была
у фабричных станков
кабала.
Были страны
богатые более,
красивее видал
и умней.
Но земли
с еще большей болью
не довиделось
видеть
мне.
Да, не каждый
удар
сотрешь со щеки.
Крик крепчал:
— Подымайтесь
за землю и волю
вы! —
И берутся
бунтовщики —
одиночки
за бомбу
и за рево́львер.
Хорошо
в царя
вогнать обойму!
Ну, а если
только пыль
взметнешь у колеса?!
Подготовщиком
цареубийства
пойман
брат Ульянова,
народоволец
Александр.
Одного убьешь —
другой
во весь свой пыл
пытками
ушедших
переплюнуть тужится.
И Ульянов
Александр
повешен был
тысячным из шлиссельбуржцев.
И тогда
сказал
Ильич семнадцатигодовый —
это слово
крепче клятв
солдатом поднятой руки:
— Брат,
мы здесь
тебя сменить готовы,
победим,
но мы
пойдем путем другим! —
Оглядите памятники —
видите
героев род вы?
Станет Гоголем,
а ты
венком его величь.
Не такой —
чернорабочий,
ежедневный подвиг
на́ плечи себе
взвалил Ильич.
Он вместе,
учит в кузничной пасти,
как быть,
чтоб зарплата
взросла пятаком.
Что делать,
если
дерется мастер.
Как быть,
чтоб хозяин
поил кипятком.
Но не мелочь
целью в конце:
победив,
не стой так
над одной
сметённой лужею.
Социализм — цель.
Капитализм — враг.
Не веник —
винтовка оружие.
Тысячи раз
одно и то же
он вбивает
в тугой слух,
а назавтра
друг в друга вложит
руки
понявших двух.
Вчера — четыре,
сегодня — четыреста.
Таимся,
а завтра
в открытую встанем,
и эти
четыреста
в тысячи вырастут.
Трудящихся мира
подымем восстанием.
Мы уже
не тише вод,
травинок ниже —
гнев
трудящихся
густится в туче.
Режет
молниями
Ильичевых книжек.
Сыпет
градом
прокламаций и летучек.
Бился
об Ленина
темный класс,
тёк
от него
в просветленьи,
и, обданный
силой
и мыслями масс,
с классом
рос
Ленин.
И уже
превращается в быль
то,
в чем юношей
Ленин кля́лся:
— Мы
не одиночки,
мы —
союз борьбы
за освобождение
рабочего класса.
Ленинизм идет
все далее
и более
вширь
учениками
Ильичевой выверки.
Кровью
вписан
героизм подполья
в пыль
и в слякоть
бесконечной Володимирки.
Нынче
нами
шар земной заверчен.
Даже
мы,
в кремлевских креслах если, —
скольким
вдруг
из-за декретов Нерчинск
кандалами
раззвенится в кресле!
Вам
опять
напомню птичий путь я.
За волчком —
трамваев
электрическая рысь.
Кто
из вас
решетчатые прутья
не царапал
и не грыз?!
Лоб
разбей
о камень стенки тесной —
за тобою
смыли камеру
и замели.
«Служил ты недолго, но честно
на благо родимой земли».
Полюбилась Ленину
в какой из ссылок
этой песни
траурная сила?
Говорили —
мужичок
своей пойдет дорогой,
заведет
социализм
бесхитростен и прост.
Нет,
и Русь
от труб
становится сторо́гой.
Город
дымной бородой оброс.
Не попросят в рай —
пожалуйста,
войдите —
через труп буржуазии
коммунизма шаг.
Ста крестьянским миллионам
пролетариат водитель.
Ленин —
пролетариев вожак.
Понаобещает либерал
или эсерик прыткий,
сам охочий до рабочих шей, —
Ленин
фразочки
с него
пооборвет до нитки,
чтоб из книг
сиял
в дворянском нагише.
И нам
уже
не разговорцы досужие,
что-де свобода,
что люди братья, —
мы
в марксовом всеоружии
одна
на мир
большевистская партия.
Америку
пересекаешь
в экспрессном купе,
идешь Чухломой —
тебе
в глаза
вонзается теперь
РКП
и в скобках
маленькое «б».
Теперь
на Марсов
охотится Пулково,
перебирая
небесный ларчик.
Но миру
эта
строчная буква
в сто крат красней,
грандиозней
и ярче.
Слова
у нас
до важного самого
в привычку входят,
ветшают, как платье.
Хочу
сиять заставить заново
величественнейшее слово
«ПАРТИЯ».
Единица!
Кому она нужна?!
Голос единицы
тоньше писка.
Кто ее услышит? —
Разве жена!
И то
если не на базаре,
а близко.
Партия —
это
единый ураган,
из голосов спрессованный
тихих и тонких,
от него
лопаются
укрепления врага,
как в канонаду
от пушек
перепонки.
Плохо человеку,
когда он один.
Горе одному,
один не воин —
каждый дюжий
ему господин,
и даже слабые,
если двое.
А если
в партию
сгру̀дились малые —
сдайся, враг,
замри
и ляг!
Партия —
рука миллионопалая,
сжатая
в один
громящий кулак.
Единица — вздор,
единица — ноль,
один —
даже если
очень важный —
не подымет
простое
пятивершковое бревно,
тем более
дом пятиэтажный.
Партия —
это
миллионов плечи,
друг к другу
прижатые туго.
Партией
стройки
в небо взмечем,
держа
и вздымая друг друга.
Партия —
спинной хребет рабочего класса.
Партия —
бессмертие нашего дела.
Партия — единственное,
что мне не изменит.
Сегодня приказчик,
а завтра
царства стираю в карте я.
Мозг класса,
дело класса,
сила класса,
слава класса —
вот что такое партия.
Партия и Ленин —
близнецы-братья —
кто более
матери-истории ценен?
Мы говорим Ленин,
подразумеваем —
партия,
мы говорим
партия,
подразумеваем —
Ленин.
Еще
горой
коронованные гла́вы,
и буржуи
чернеют
как вороны в зиме,
но уже
горение
рабочей лавы
по кратеру партии
рвется из-под земель.
Девятое января.
Конец гапонщины.
Падаем,
царским свинцом косимы.
Бредня
о милости царской
прикончена
с бойней Мукденской,
с треском Цусимы.
Довольно!
Не верим
разговорам посторонним!
Сами
с оружием
встали пресненцы.
Казалось —
сейчас
покончим с троном,
за ним
и буржуево
кресло треснется.
Ильич уже здесь.
Он изо дня на́ день
проводит
с рабочими
пятый год.
Он рядом
на каждой стоит баррикаде,
ведет
всего восстания ход.
Но скоро
прошла
лукавая вестийка —
«свобода».
Бантики люди надели,
царь
на балкон
выходил с манифестиком.
А после
«свободной»
медовой недели
речи,
банты
и пения плавные
пушечный рев
покрывает басом:
по крови рабочей
пустился в плавание
царев адмирал,
каратель Дубасов.
Плюнем в лицо
той белой слякоти,
сюсюкающей
о зверствах Чека̀!
Смотрите,
как здесь,
связавши за̀ локти,
рабочих на̀смерть
секли по щекам.
Зверела реакция.
Интеллигентчики
ушли от всего
и всё изгадили.
Заперлись дома,
достали свечки,
ладан курят —
богоискатели.
Сам заскулил
товарищ Плеханов:
— Ваша вина,
запутали, братцы!
Вот и пустили
крови лохани!
Нечего
зря
за оружье браться. —
Ленин
в этот скулеж недужный
врезал голос
бодрый и зычный:
— Нет,
за оружие
браться нужно,
только более
решительно и энергично.
Новых восстаний вижу день я.
Снова подымется
рабочий класс.
Не защита —
нападение
стать должно
лозунгом масс. —
И этот год
в кровавой пене
и эти раны
в рабочем стане
покажутся
школой
первой ступени
в грозе и буре
грядущих восстаний.
И Ленин
снова
в своем изгнании
готовит
нас
перед новой битвой.
Он учит
и сам вбирает знание,
он партию
вновь
собирает разбитую.
Смотри —
забастовки
вздымают год,
еще —
и к восстанию сумеешь сдвинуться ты.
Но вот
из лет
подымается
страшный четырнадцатый,
Так пишут —
солдат-де
раскурит трубку,
балакать пойдет
о походах древних,
но эту
всемирнейшую мясорубку
к какой приравнять
к Полтаве,
к Плевне?!
Империализм
во всем оголении —
живот наружу,
с вставными зубами,
и море крови
ему по колени —
сжирает страны,
вздымая штыками.
Вокруг него
его подхалимы —
патриоты —
приспособились Вовы —
пишут,
руки предавшие вымыв:
— Рабочий,
дерись
до последней крови! —
Земля —
горой
железного лома,
а в ней
человечья
рвань и рваль,
Среди
всего сумасшедшего дома
трезвый
встал
один Циммервальд.
Отсюда
Ленин
с горсточкой товарищей
встал над миром
и поднял над
мысли
ярче
всякого пожарища,
голос
громче
всех канонад.
Оттуда —
миллионы
канонадою в уши,
стотысячесабельной
конницы бег,
отсюда,
против
и сабель и пушек, —
скуластый
и лысый
один человек.
— Солдаты!
Буржуи,
предав и про̀дав,
к туркам шлют,
за Верден,
на Двину.
Довольно!
Превратим
войну народов
в гражданскую войну!
Довольно
разгромов,
смертей и ран,
у наций
нет
никакой вины.
Против
буржуазии всех стран
подымем
знамя
гражданской войны! —
Думалось:
сразу
пушка-печка
чихнет огнем
и сдунет гнилью,
потом поди,
ищи человечка,
поди,
вспоминай его фамилию.
Глоткой орудий,
шипевших и вывших,
друг другу
страны
орут —
на колени!
Додрались,
и вот
никаких победивших —
один победил
товарищ Ленин.
Империализма прорва!
Мы
истощили
терпенье ангельское.
Ты
восставшею
Россией прорвана
от Тавриза
и до Архангельска.
Империя —
это тебе не ку̀ра!
Клювастый орел
с двухглавою властью.
А мы,
как докуренный окурок,
просто
сплюнули
их династью.
Огромный,
покрытый кровавою ржою,
народ,
голодный и голоштанный,
к Советам пойдет
или будет
буржую
таскать,
как и встарь,
из огня каштаны?
— Народ
разорвал
оковы царьи,
Россия в буре,
Россия в грозе, —
читал
Владимир Ильич
в Швейцарии,
дрожа,
волнуясь
над кипой газет.
Но что
по газетным узнаешь клочьям?
На аэроплане
прорваться б ввысь,
туда,
на помощь
к восставшим рабочим, —
одно желанье,
единая мысль.
Поехал,
покорный партийной воле,
в немецком вагоне,
немецкая пломба.
О, если бы
знал
тогда Гогенцоллерн,
что Ленин
и в их монархию бомба!
Питерцы
всё еще
всем на радость
лобзались,
скакали детишками малыми,
но в красной ленточке,
слегка припарадясь,
Невский
уже
кишел генералами.
За шагом шаг —
и дойдут до точки,
дойдут
и до полицейского свиста.
Уже
начинают
казать коготочки
буржуи
из лапок своих пушистых.
Сначала мелочь —
вроде малько́в.
Потом повзрослее —
от шпротов до килечек.
Потом Дарданельский,
в девичестве Милюков,
за ним
с коронацией
прет Михаильчик.
Премьер
не власть —
вышивание гладью!
Это
тебе
не грубый нарком.
Прямо девушка —
иди и гладь ее!
Истерики закатывает,
поет тенорком.
Еще
не попало
нам
и росинки
от этих самых
февральских свобод,
а у оборонцев —
уже хворостинки —
«марш, марш на фронт,
рабочий народ».
И в довершение
пейзажа славненького,
нас предававшие
и до
и пото́м,
вокруг
сторожами
эсеры да Савинковы,
меньшевики —
ученым котом.
И в город,
уже
заплывающий салом,
вдруг оттуда,
из-за Невы,
с Финляндского вокзала
по Выборгской
загрохотал броневик.
И снова
ветер
свежий, крепкий
валы
революции
поднял в пене.
Литейный
залили
блузы и кепки.
«Ленин с нами!
Да здравствует Ленин!»
— Товарищи! —
и над головами
первых сотен
вперед
ведущую
руку выставил. —
— Сбросим
эсдечества
обветшавшие лохмотья.
Долой
власть
соглашателей и капиталистов!
Мы —
голос
воли низа,
рабочего низа
всего света.
Да здравствует
партия,
строящая коммунизм,
да здравствует
восстание
за власть Советов! —
Впервые
перед толпой обалделой
здесь же,
перед тобою,
близ,
встало,
как простое
делаемое дело,
недосягаемое слово —
«социализм».
Здесь же,
из-за заводов гудящих,
сияя горизонтом
во весь свод,
встала
завтрашняя
коммуна трудящихся —
без буржуев,
без пролетариев,
без рабов и господ.
На толщь
окрутивших
соглашательских веревок
слова Ильича
ударами топора.
И речь
прерывало
обвалами рева:
«Правильно, Ленин!
Верно!
Пора!»
Дом
Кшесинской,
за дрыгоножество
подаренный,
нынче —
рабочая блузница.
Сюда течет
фабричное множество,
здесь
закаляется
в ленинской кузнице.
«Ешь ананасы,
рябчиков жуй,
день твой последний
приходит, буржуй».
Уж лезет
к сидящим
в хозяйском стуле —
как живете
да что жуете?
Примериваясь,
в июле
за горло потрогали
и за животик.
Буржуевы зубья
ощерились разом.
— Раб взбунтовался!
Плетями,
да в кровь его! —
И ручку
Керенского
водят приказом —
на мушку Ленина!
В Кресты Зиновьева!
И партия
снова
ушла в подполье.
Ильич на Разливе,
Ильич в Финляндии.
Но ни чердак,
ни шалаш,
ни поле
вождя
не дадут
озверелой банде их.
Ленина не видно,
но он близ.
По тому,
работа движется как,
видна
направляющая
ленинская мысль,
видна
ведущая
ленинская рука.
Словам Ильичевым —
лучшая почва:
падают,
сейчас же
дело растя,
и рядом
уже
с плечом рабочего —
плечи
миллионов крестьян.
И когда
осталось
на баррикады выйти,
день
наметив
в ряду недель,
Ленин
сам
явился в Питер:
— Товарищи,
довольно тянуть канитель!
Гнет капитала,
голод-уродина,
войн бандитизм,
интервенция во́рья —
будет! —
покажутся
белее родинок
на теле бабушки,
древней истории. —
И оттуда,
на дни
оглядываясь эти,
голову
Ленина
взвидишь сперва.
Это
от рабства
десяти тысячелетий
к векам
коммуны
сияющий перевал.
Пройдут
года
сегодняшних тягот,
летом коммуны
согреет лета́,
и счастье
сластью
огромных ягод
дозреет
на красных
октябрьских цветах.
И тогда
у читающих
ленинские веления,
пожелтевших
декретов
перебирая листки,
выступят
слезы,
выведенные из употребления,
и кровь
волнением
ударит в виски.
Когда я
итожу
то, что про́жил,
и роюсь в днях —
ярчайший где,
я вспоминаю
одно и то же —
двадцать пятое,
первый день.
Штыками
тычется
чирканье молний,
матросы
в бомбы
играют, как в мячики.
От гуда
дрожит
взбудораженный Смольный.
В патронных лентах
внизу пулеметчики.
— Вас
вызывает
товарищ Сталин.
Направо
третья,
он
там. —
— Товарищи,
не останавливаться!
Чего стали?
В броневики
и на почтамт! —
— По приказу
товарища Троцкого! —
— Есть! —
повернулся
и скрылся скоро,
и только
на ленте
у флотского
под лампой
блеснуло —
«Аврора».
Кто мчит с приказом,
кто в куче спорящих,
кто щелкал
затвором
на левом колене.
Сюда
с того конца коридорища
бочком
пошел
незаметный Ленин.
Уже
Ильичем
поведенные в битвы,
еще
не зная
его по портретам,
толкались,
орали,
острее бритвы
солдаты друг друга
крыли при этом.
И в этой желанной
железной буре
Ильич,
как будто
даже заспанный,
шагал,
становился
и глаз, сощуря,
вонзал,
заложивши
руки за̀ спину.
В какого-то парня
в обмотках,
лохматого,
уставил
без промаха бьющий глаз,
как будто
сердце
с-под слов выматывал,
как будто
душу
тащил из-под фраз.
И знал я,
что всё
раскрыто и понято
и этим
глазом
наверное выловится —
и крик крестьянский,
и вопли фронта,
и воля нобельца,
и воля путиловца.
Он
в черепе
сотней губерний ворочал,
людей
носил
до миллиардов полутора.
Он
взвешивал
мир
в течение ночи,
а утром:
— Всем!
Всем!
Всем это —
фронтам,
кровью пьяным,
рабам
всякого рода,
в рабство
богатым отданным. —
Власть Советам!
Земля крестьянам!
Мир народам!
Хлеб голодным! —
Буржуи
прочли
— погодите,
выловим. —
животики пятят
доводом веским —
ужо им покажут
Духонин с Корниловым,
покажут ужо им
Гучков с Кере́нским.
Но фронт
без боя
слова эти взяли —
деревня
и город
декретами за́лит,
и даже
безграмотным
сердце прожег.
Мы знаем,
не нам,
а им показали,
какое такое бывает
«ужо».
Переходило
от близких к ближним,
от ближних
дальним взрывало сердца:
«Мир хижинам,
война,
война,
война дворцам!»
Дрались
в любом заводе и цехе,
горохом
из городов вытряхали,
а сзади
шаганье октябрьское
метило вехи
пылающих
дворянских усадеб.
Земля —
подстилка под ихними порками,
и вдруг
ее,
как хлебища в узел,
со всеми ручьями ее
и пригорками
крестьянин взял
и зажал, закорузел.
В очках
манжетщики,
злобой похаркав,
ползли туда,
где царство да графство.
Дорожка скатертью!
Мы и кухарку
каждую
выучим
управлять государством!
Мы жили
пока
производством ротаций.
С окопов
летело
в немецкие уши:
— Пора кончать!
Выходите брататься! —
И фронт
расползался
в улитки теплушек.
Такую ли
течь
загородите горстью?
Казалось —
наша лодчонка кренится —
Вильгельмов сапог,
Николаева шпористей,
сотрет
Советской страны границы.
Пошли эсеры
в плащах распашонкой,
ловили бегущих
в свое словоблудьище,
тащили
по-рыцарски
глупой шпажонкой
красиво
сразить
броневые чудища!
Ильич
петушившимся
крикнул:
— Ни с места!
Пусть партия
взвалит
и это бремя.
Возьмем
передышку похабного Бреста.
Потеря — пространство,
выигрыш — время. —
Чтоб не передо̀хнуть
нам
в передышку,
чтоб знал —
запомнят уда́ры мои,
себя
не муштровкой —
сознанием вышколи,
стройся
рядами
Красной Армии.
Историки
с гидрой плакаты выдерут
— чи эта гидра была,
чи нет? —
а мы
знавали
вот эту гидру
в ее
натуральной величине.
«Мы смело в бой пойдем
за власть Советов
и как один умрем
в борьбе за это!»
Деникин идет.
Деникина выкинут,
обрушенный пушкой
подымут очаг.
Тут Врангель вам —
на смену Деникину.
Барона уронят —
уже Колчак.
Мы жрали кору,
ночевка — болотце,
но шли
миллионами красных звезд,
и в каждом — Ильич,
и о каждом заботится
на фронте
в одиннадцать тысяч верст.
Одиннадцать тысяч верст
окружность,
а сколько
вдоль да поперек!
Ведь каждый дом
атаковывать нужно,
каждый
врага
в подворотнях берег.
Эсер с монархистом
шпионят бессонно —
где жалят змеей,
где рубят с плеча.
Ты знаешь
путь
на завод Михельсона?
Найдешь
по крови
из ран Ильича.
Эсеры
целят
не очень верно —
другим концом
да себя же
в бровь.
Но бомб страшнее
и пуль револьве́рных
осада голода,
осада тифо́в.
Смотрите —
кружат
над крошками мушки,
сытней им,
чем нам
в осьмнадцатом году, —
простаивали
из-за осьмушки
сутки
в улице
на холоду.
Хотите сажайте,
хотите травите —
завод за картошку —
кому он не жалок!
И десятикорпусный
судостроитель
пыхтел
и визжал
из-за зажигалок.
А у кулаков
и масло и пышки.
Расчет кулаков
простой и верненький —
запрячь хлеба̀
да зарой в кубышки
николаевки
да ке́ренки.
Мы знаем —
голод
сметает начисто,
тут нужен зажим,
а не ласковость воска,
и Ленин
встает
сражаться с кулачеством
и продотрядами
и продразверсткой.
Разве
в этакое время
слово «демократ»
набредет
какой головке дурьей?!
Если бить,
так чтоб под ним
панель была мокра:
ключ побед —
в железной диктатуре.
Мы победили,
но мы
в пробоинах:
машина стала,
обшивка —
лохмотья.
Валы обломков!
Лохмотьев обойных!
Идите залейте!
Возьмите и смойте!
Где порт?
Маяки
поломались в порту,
кренимся,
мачтами
волны крестя!
Нас опрокинет —
на правом борту
в сто миллионов
груз крестьян.
В восторге враги
заливаются воя,
но так
лишь Ильич умел и мог —
он вдруг
повернул
колесо рулевое
сразу
на двадцать румбов вбок.
И сразу тишь,
дивящая даже;
крестьяне
подвозят
к пристани хлеб.
Обычные вывески
— купля —
— продажа —
— нэп.
Прищурился Ленин:
— Чинитесь пока чего,
аршину учись,
не научишься —
плох. —
Команду
усталую
берег покачивал.
Мы к буре привыкли,
что за подвох?
Залив
Ильичем
указан глубокий
и точка
смычки-причала
найдена,
и плавно
в мир,
строительству в доки,
вошла
Советских республик громадина.
И Ленин
сам
где железо,
где дерево
носил
чинить
пробитое место.
Стальными листами
вздымал
и примеривал
кооперативы,
лавки
и тресты.
И снова
становится
Ленин штурман,
огни по бортам,
впереди и сзади.
Теперь
от абордажей и штурма
мы
перейдем
к трудовой осаде.
Мы
отошли,
рассчитавши точно.
Кто разложился —
на берег
за во̀рот.
Теперь вперед!
Отступленье окончено.
РКП,
команду на борт!
Коммуна — столетия,
что десять лет для ней?
Вперед —
и в прошлом
скроется нэпчик.
Мы двинемся
во сто раз медленней,
зато
в миллион
прочней и крепче.
Вот этой
мелкобуржуазной стихии
еще
колышется
мертвая зыбь,
но, тихие
тучи
молнией выев,
уже —
нарастанье
всемирной грозы.
Враг
сменяет
врага поределого,
но будет —
над миром
зажжем небеса
— но это
уже
полезней проделывать,
чем
об этом писать. —
Теперь,
если пьете
и если едите,
на общий завод ли
идем
с обеда,
мы знаем —
пролетариат — победитель,
и Ленин —
организатор победы.
От Коминтерна
до звонких копеек,
серпом и молотом
в новой меди,
одна
неписаная эпопея —
шагов Ильича
от победы к победе.
Революции —
тяжелые вещи,
один не подымешь —
согнется нога.
Но Ленин
меж равными
был первейший
по силе воли,
ума рычагам.
Подымаются страны
одна за одной —
рука Ильича
указывала верно:
народы —
черный,
белый
и цветной —
становятся
под знамя Коминтерна.
Столпов империализма
непреклонные колонны —
буржуи
пяти частей света,
вежливо
приподымая
цилиндры и короны,
кланяются
Ильичевой республике советов.
Нам
не страшно
усилие ничье,
мчим
вперед
паровозом труда…
и вдруг
стопудовая весть —
с Ильичем
удар.
Если бы
выставить в музее
плачущего большевика,
весь день бы
в музее
торчали ротозеи.
Еще бы —
такое
не увидишь и в века!
Пятиконечные звезды
выжигали на наших спинах
панские воеводы.
Живьем,
по голову в землю,
закапывали нас банды
Мамонтова.
В паровозных топках
сжигали нас японцы,
рот заливали свинцом и оловом,
отрекитесь! — ревели,
но из
горящих глоток
лишь три слова:
— Да здравствует коммунизм! —
Кресло за креслом,
ряд в ряд
эта сталь,
железо это
вваливалось
двадцать второго января
в пятиэтажное здание
Съезда советов.
Усаживались,
кидались усмешкою,
решали
по̀ходя
мелочь дел.
Пора открывать!
Чего они мешкают?
Чего
президиум,
как вырубленный, поредел?
Отчего
глаза
краснее ложи?
Что с Калининым?
Держится еле.
Несчастье?
Какое?
Быть не может!
А если с ним?
Нет!
Неужели?
Потолок
на нас
пошел снижаться вороном.
Опустили головы —
еще нагни!
Задрожали вдруг
и стали черными
люстр расплывшихся огни.
Захлебнулся
колокольчика ненужный щелк.
Превозмог себя
и встал Калинин.
Слёзы не сжуешь
с усов и щек.
Выдали.
Блестят у бороды на клине.
Мысли смешались,
голову мнут.
Кровь в виски,
клокочет в вене:
— Вчера
в шесть часов пятьдесят минут
скончался товарищ Ленин! —
Этот год
видал,
чего не взвидят сто.
День
векам
войдет
в тоскливое преданье.
Ужас
из железа
выжал стон.
По большевикам
прошло рыданье.
Тяжесть страшная!
Самих себя же
выволакивали
волоком.
Разузнать —
когда и как?
Чего таят!
В улицы
и в переулки
катафалком
плыл
Большой театр.
Радость
ползет улиткой.
У горя
бешеный бег.
Ни солнца,
ни льдины слитка —
всё
сквозь газетное ситко
черный
засеял снег.
На рабочего
у станка
весть набросилась.
Пулей в уме.
И как будто
слезы́ стакан
опрокинули на инструмент.
И мужичонко,
видавший виды,
смерти
в глаз
смотревший не раз,
отвернулся от баб,
но выдала
кулаком
растертая грязь.
Были люди — кремень,
и эти
прикусились,
губу уродуя.
Стариками
рассерьезничались дети,
и, как дети,
плакали седобородые.
Ветер
всей земле
бессонницею выл,
и никак
восставшей
не додумать до конца,
что вот гроб
в морозной
комнатеночке Москвы
революции
и сына и отца.
Конец,
конец,
конец.
Кого
уверять!
Стекло —
и видите под…
Это
его
несут с Павелецкого
по городу,
взятому им у господ.
Улица,
будто рана сквозная —
так болит
и стонет так.
Здесь
каждый камень
Ленина знает
по топоту
первых
октябрьских атак.
Здесь
всё,
что каждое знамя
вышило,
задумано им
и велено им.
Здесь
каждая башня
Ленина слышала,
за ним
пошла бы
в огонь и в дым.
Здесь
Ленина
знает
каждый рабочий,
сердца́ ему
ветками елок стели.
Он в битву вел,
победу пророчил,
и вот
пролетарий —
всего властелин.
Здесь
каждый крестьянин
Ленина имя
в сердце
вписал
любовней, чем в святцы.
Он зѐмли
велел
назвать своими,
что дедам
в гробах,
засеченным, снятся.
И коммунары
с-под площади Красной,
казалось,
шепчут:
— Любимый и милый!
Живи,
и не надо
судьбы прекрасней —
сто раз сразимся
и ляжем в могилы! —
Сейчас
прозвучали б
слова чудотворца,
чтоб нам умереть
и его разбудят, —
плотина улиц
враспашку раство́рится,
и с песней
на́ смерть
ринутся люди.
Но нету чудес,
и мечтать о них нечего.
Есть Ленин,
гроб
и согнутые плечи.
Он был человек
до конца человечьего —
неси
и казнись
тоской человечьей.
Вовек
такого
бесценного груза
еще
не несли
океаны наши,
как гроб этот красный,
к Дому союзов
плывущий
на спинах рыданий и маршей.
Еще
в караул
вставала в почетный
суровая гвардия
ленинской выправки,
а люди
уже
прожидают, впечатаны
во всю длину
и Тверской
и Димитровки.
В семнадцатом
было —
в очередь дочери
за хлебом не вышлешь —
завтра съем!
Но в эту
холодную,
страшную очередь
с детьми и с больными
встали все.
Деревни
строились
с городом рядом.
То мужеством горе,
то детскими вызвенит.
Земля труда
проходила парадом —
живым
итогом
ленинской жизни.
Желтое солнце,
косое и лаковое,
взойдет,
лучами к подножью кидается.
Как будто
забитые,
надежду оплакивая,
склоняясь в горе,
проходят китайцы.
Вплывали
ночи
на спинах дней,
часы меняя,
путая даты.
Как будто
не ночь
и не звезды на ней,
а плачут
над Лениным
негры из Штатов.
Мороз небывалый
жарил подошвы.
А люди
днюют
давкою тесной.
Даже
от холода
бить в ладоши
никто не решается —
нельзя,
неуместно.
Мороз хватает
и тащит,
как будто
пытает,
насколько в любви закаленные.
Врывается в толпы.
В давку запутан,
вступает
вместе с толпой за колонны.
Ступени растут,
разрастаются в риф.
Но вот
затихает
дыханье и пенье,
и страшно ступить —
под ногою обрыв —
бездонный обрыв
в четыре ступени.
Обрыв
от рабства в сто поколений,
где знают
лишь золота звонкий резон.
Обрыв
и край —
это гроб и Ленин,
а дальше —
коммуна
во весь горизонт.
Что увидишь?!
Только лоб его̀ лишь,
и Надежда Константиновна
в тумане
за…
Может быть,
в глаза без слез
увидеть можно больше.
Не в такие
я
смотрел глаза.
Знамен
плывущих
склоняется шелк
последней
почестью отданной:
«Прощай же, товарищ,
ты честно прошел
свой доблестный путь, благородный».
Страх.
Закрой глаза
и не гляди —
как будто
идешь
по проволоке про́вода.
Как будто
минуту
один на один
остался
с огромной
единственной правдой.
Я счастлив.
Звенящего марша вода
относит
тело мое невесомое.
Я знаю —
отныне
и навсегда
во мне
минута
эта вот самая.
Я счастлив,
что я
этой силы частица,
что общие
даже слезы из глаз.
Сильнее
и чище
нельзя причаститься
великому чувству
по имени —
класс!
Знамённые
снова
склоняются крылья,
чтоб завтра
опять
подняться в бой —
«Мы сами, родимый, закрыли
орлиные очи твои».
Только б не упасть,
к плечу плечо,
флаги вычернив
и ве́ками алея,
на последнее
прощанье с Ильичем
шли
и медлили у мавзолея.
Выполняют церемониал.
Говорили речи.
Говорят — и ладно.
Горе вот,
что срок минуты
мал —
разве
весь
охватишь ненаглядный!
Пройдут
и на̀верх
смотрят с опаской,
на черный,
посыпанный снегом кружок.
Как бешено
скачут
стрелки на Спасской.
В минуту —
к последней четверке прыжок.
Замрите
минуту
от этой вести!
Остановись,
движенье и жизнь!
Поднявшие молот,
стыньте на месте.
Земля, замри,
ложись и лежи!
Безмолвие.
Путь величайший окончен.
Стреляли из пушки,
а может, из тыщи.
И эта
пальба
казалась не громче,
чем мелочь,
в кармане бренчащая —
в нищем.
До боли
раскрыв
убогое зрение,
почти заморожен,
стою не дыша.
Встает
предо мной
у знамён в озарении
тёмный
земной
неподвижный шар.
Над миром гроб,
неподвижен и нем.
У гроба —
мы,
людей представители,
чтоб бурей восстаний,
дел и поэм
размножить то,
что сегодня видели.
Но вот
издалёка,
оттуда,
из алого
в мороз,
в караул умолкнувший наш,
чей-то голос —
как будто Муралова —
«Шагом марш».
Этого приказа
и не нужно даже —
реже,
ровнее,
тверже дыша,
с трудом
отрывая
тело-тяжесть,
с площади
вниз
вбиваем шаг.
Каждое знамя
твердыми руками
вновь
над головою
взвито ввысь.
Топота потоп,
сила кругами,
ширясь,
расходится
миру в мысль.
Общая мысль
воедино созвеньена
рабочих,
крестьян
и солдат-рубак:
— Трудно
будет
республике без Ленина.
Надо заменить его —
кем?
И как?
Довольно
валяться
на перине клоповой!
Товарищ секретарь!
На́ тебе —
вот —
просим приписать
к ячейке еркаповой
сразу,
коллективно,
весь завод… —
Смотрят
буржуи,
глазки раскоряча,
дрожат
от топота крепких ног.
Четыреста тысяч
от станка
горячих —
Ленину
первый
партийный венок.
— Товарищ секретарь,
бери ручку…
Говорят — заменим…
Надо, мол…
Я уже стар —
берите внучика,
не отстает —
подай комсомол. —
Подшефный флот,
подымай якоря,
в море
пора
подводным кротам.
«По морям,
по морям,
нынче здесь,
завтра там».
Выше, солнце!
Будешь свидетель —
скорей
разглаживай траур у рта.
В ногу
взрослым
вступают дети —
тра́-та-та-та́-та
та́-та-та-та́.
«Раз,
два,
три!
Пионеры мы.
Мы фашистов не боимся,
пойдем на штыки».
Напрасно
кулак Европы задран.
Кроем их грохотом.
Назад!
Не сметь!
Стала
величайшим
коммунистом-организатором
даже
сама
Ильичева смерть.
Уже
над трубами
чудовищной рощи,
руки
миллионов
сложив в древко,
красным знаменем
Красная площадь
вверх
вздымается
страшным рывком.
С этого знамени,
с каждой складки
снова
живой
взывает Ленин:
— Пролетарии,
стройтесь
к последней схватке!
Рабы,
разгибайте
спины и колени!
Армия пролетариев,
встань стройна!
Да здравствует революция,
радостная и скорая!
Это —
единственная
великая война
из всех,
какие знала история.

Лазарев Сергей - НеОдиночки, текст

				Em G Bm D   Em G Bm A


Bm                 A
Завтра мы станем лучше
G                 D
Может, я, может, ты
Em                 D
Завтра мы все разрушим
G                              A
Чтоб построить новый мир
        G
Не будет в нем огня и пепла
    Bm
И каждый в нем найдет свой дом
        G
Мы соль, мы Солнце, часть Вселенной
    G                   A
Под одним зонтом


                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви

                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви


Em G Bm D
            По любви
Em G Bm A
           По любви


Bm                     A
Кто мы здесь и откуда
G                 D
Знаю я, знаешь ты
Em                        D
Завтра вновь наступит утро
G             A
И тебе решать, кто ты


          G
Мы краски из одной палитры
        Bm
Мы те, кто словом жжет холсты
         G
Мы тени, мы ломаем стены
G                  A
Все ради любви


                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви

                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви


Em G Bm D
            По любви
Em G Bm A
           По любви
N.b.
Всё будет точно по любви


                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви

                     Em                 G
Я ставлю точку, не одиночки
               Bm                      D
Не одиночки больше мы
               Em                             G
И этой ночью все будет точно
                     Bm               A
Все будет точно по любви


Em G Bm D
            По любви
Em G Bm A
           По любви 
			

ТК РФ Статья 261. Гарантии беременной женщине и лицам с семейными обязанностями при расторжении трудового договора

(в ред. Федерального закона от 12.11.2012 N 188-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Путеводители по кадровым вопросам и трудовым спорам. Вопросы применения ст. 261 ТК РФ

Путеводитель по кадровым вопросам:

- Прекращение трудовых отношений с женщинами и лицами с семейными обязанностями

Путеводитель по трудовым спорам:

- Правомерно ли увольнение одинокой матери в связи с сокращением численности или штата?

- Правомерно ли увольнение работницы в связи с истечением срока трудового договора в период ее нахождения в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком?

- Правомерно ли увольнение в связи с сокращением численности или штата многодетного отца, если он является единственным кормильцем в семье?

 

Расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

(в ред. Федерального закона от 12.11.2012 N 188-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 201-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.Расторжение трудового договора с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет или малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет, с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери, с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).(часть четвертая в ред. Федерального закона от 12.11.2012 N 188-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Открыть полный текст документа

Аналитика

Мир еще не успел прийти в себя после чудовищного теракта в Ницце, где 31-летний выходец из Туниса на грузовике врезался в толпу людей и убил 84 человека, как Франция снова подверглась атаке террористов. Вчера, 26 июля двое неизвестных, вооруженные ножами, с криками «Аллах Акбар», захватили здание церкви в Сент-Этьен-дю-Рувре на севере Франции. В результате погиб священник и еще два человека пострадали.

Умысел или случай

Откуда они берутся? Кто эти люди, способные хладнокровно резать, расстреливать и взрывать людей? Действительно ли террористами, едва ли не каждый день нападающими на ни в чём не повинных мирных жителей, управляют из некоего «единого центра»? Или террористом-одиночкой может стать каждый, проснувшись однажды с непреодолимым желанием убивать?

«Я не верю, что человек ни с того ни с сего пойдёт и совершит террористический акт, в любом случае с ним поработали, морально и психологически его к этому подготовили, возможно дистанционно, по Интернету, через социальные сети, например», - сказал «Парламентской газете» председатель Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ Антон Цветков. По его убеждению, сегодня существует ряд террористических организаций и каждая работает по своему направлению, со своим «контингентом». Безусловно, все эти «одиночки» не одиноки и основная задача правоохранительных органов - отслеживать связи, выявлять их вербовщиков, инструкторов, координаторов.

Что касается причин, толкающих людей на подобные преступления, то, по мнению Антона Цветкова, к таким могут относиться самые разнообразные жизненные трудности, как кратковременные, так и затяжные. «Террорист - это отчаявшийся человек и религиозный фактор - не единственный, но один из основных инструментов обработки таких людей вербовщиками», - пояснил он.

Убийство по слабости?

Психиатр-криминалист, доктор медицинских наук, профессор психиатрии, создатель и руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов также отмечает: террористы, действующие в одиночку - большая редкость, но они существуют. Человека определённого психологического типа, склада характера действительно может охватить деструктивное желание совершить теракт. Особенно, когда он слышит сообщения о терактах, происходящих едва ли не ежедневно. По словам специалиста, такие люди отличаются нелепым, хаотичным поведением, их преступление обычно является единственным и, как правило, их удается сразу же задержать или уничтожить. «При этом до того, как они начали действовать, выделить из толпы их сложно, но опытные оперативники, обладающие большим чутьём, интуицией, способны это сделать», - пояснил Виноградов.

Говоря о причинах, по которым так называемые «одиночки» выходят на улицы городов с ножом, автоматом или взрывным устройством, психиатр-криминалист был краток: «Самоутвердиться хотят». Нет цели, нет причин, кроме огромной неуверенности в себе, закомплексованности, которая и толкает террористов на кровавые «подвиги». Именно неуверенность и слабость подвигает таких на убийства. Они идут убивать, чтобы проявить свой «героизм», способность к жесточайшим действиям, доказать не кому-нибудь, а именно самому себе свою «состоятельность», так ни разу и не проявленную иначе. Что касается религиозных мотивов, то люди, совершающие подобные преступления под религиозными лозунгами - никак не одиночки. За экстремистами непременно стоят те, кто подогревал их религиозное чувство.

*Спонтанность по плану

«Одиночки», какими бы «одинокими» они не выглядели, зачастую готовятся и действуют по плану «руководителей». Таких «одиночек» всегда сопровождает «смотрящий», который дистанционно приведёт в действие взрывное устройство, если террорист-исполнитель даст слабину.

При этом существует интересный феномен: специалисты, которые ранее занимались антитеррором, а после вышли в отставку, на пенсию и теперь не знают, куда теперь себя деть, порой готовы «перейти на темную сторону», стать на сторону тех, кого они раньше ловили. Такие случаи известны и имеют место. По словам Михаила Виноградова, этот феномен объясняется тем, что людям свойственно стремиться продолжить свой путь, дело, которому была посвящена жизнь, любыми, даже преступными способами.

Говоря о том, как предотвратить террористические атаки, эксперты утверждают: нужен целый комплекс мер. С точки зрения религиозной составляющей, эта работа должна заключаться в религиозном просвещении населения и в выявлении проповедников, которые призывают к экстремизму и насилию, незамедлительном пресечении их деятельности. Необходимо выявление вербовщиков, тщательная оперативная работа, разведка, работа с агентурой, совершенствование антитеррористического законодательства, работа спецслужб. «Что касается самих террористов-одиночек, то помочь обезвредить таких могут и граждане, иногда именно через такой «хвост» можно выйти на его координаторов и руководителей», - выразил свое мнение председатель Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ Антон Цветков.

Председатель Комитета Госдумы по делам национальностей Гаджимет Сафаралиев, напомнив о событиях 15-20-летней давности, временах первой и второй чеченских войн, терактах в Буйнакске, Каспийске, Волгограде, Москве, подчеркнул, что именно Россия первой заявила о том, что терроризм - это тяжелая международная болезнь, бороться с которой нужно всем миром.

Он также считает, что террористы - это не случайные люди, а, как правило, отлично подготовленные в международных центрах бойцы. По словам парламентария, террористическая организация ИГ, запрещенная на территории РФ, была создана на основе офицеров генштаба иракской армии, ее костяк - военные, которые готовились в Великобритании и США. «Они серьезно подготовлены, это люди, умеющие воевать и при этом легко ориентирующиеся в интернет-пространстве», - пояснил Гаджимет Сафаралиев.

Парламентарий, говоря о терроризме, как о серьезнейшей международной угрозе, заявил о том, что борьба с этим злом должна быть планомерной и последовательной.

«Нельзя одной рукой бороться с терроризмом, а другой финансировать его, как это происходит в ряде стран», - убежден депутат. Он отметил, что работу по уничтожению террористических группировок важно проводить на фоне восстановления разрушенных стран, таких как Ирак, Сирия, Ливия. Что же касается России, то здесь необходимо продолжать бороться с безработицей, развивать экономику, создавать социальные условия для нормальной жизни граждан. «Кроме того, идеологическая работа, патриотическое воспитание тоже очень важны. Это работает лучше, чем автоматы и пушки», - сказал в заключение Гаджимет Сафаралиев.

Елена Леводянская, Парламентская газета

2021. Эфир на радио “Эхо Москвы” – Левада-Центр

В. Дымарский― Добрый вечер. Это программа «2021». Мы ее ведущие, как обычно, – Ксения Ларина…

К. Ларина― Добрый день, добрый вечер.

В. Дымарский― И я, Виталий Дымарский. И представляем нашего сегодняшнего гостя – Лев Гудков директор «Левада-центра», известный социолог. Ну а «Левада-центра» – это тот социологический центр, который российские власти почему-то считают иноагентом.

Л. Гудков― Добрый вечер.

В. Дымарский― Добрый вечер.

К. Ларина― Вас все больше и больше. Хочу сказать, что больше и больше вас.

В. Дымарский― Армия иноагентов растет.

Л. Гудков― Скоро мы будем такой знак носить на груди – иностранный агент.

В. Дымарский― Иностранный легион.

Л. Гудков― Да, иностранный легион.

В. Дымарский― Ну что, поговорим о самых последних исторических событиях. Может, они исторические именно в нашей стране.

К. Ларина― Они исторические, Виталий.

В. Дымарский― Что ты имеешь виду? Какие события ты имеешь виду?

К. Ларина― Да каждый день что ни событие, то историческое. Сейчас буквально перед нашим эфиром посмотрела видео одного актера российского. Хороший, популярный артист, прекрасный, молодой и красавец. Он едет у себя в машине за рулем и снимает, как сейчас принято, для Инстаграма какие-то слова и говорит: «Я бы на месте Путина нанес бы удар сейчас, расхерачил бы все к чертям – и по Украине, и по Грузии, и по этим, как Израиль поступает. Ну что нам будет? Ничего нам не будет. На эти санкции нам плевать».

Я как раз думала о том, о чем мы будем говорить. Простите, что я так долго пересказываю. И вдруг я подумала, вот что мы возмущаемся? Я вот уверена, что большинство людей поддержат такую замечательную идею. Почему нет? Как вам кажется?

В. Дымарский― Что-нибудь похожее есть у «Левада-центра»? Я имею в виду в исследованиях.

Л. Гудков― Нет, конечно нет. Никакого желания воевать нет. Наоборот, поднялся очень сильно страх перед мировой войной. Он вышел, вообще говоря, на вторую позицию. Первая позиция – это такой хронический страх за детей, за близких. Я бы сказал, что при подавлении возможностей общественного участия и высказывания своих мнений это способ фиксации того, что для вас самое важное. Вот хронический страх за близких, за детей – это то, что создает горизонт существования. На втором месте с очень сильным ростом – это страх перед мировой войной (62% боятся). 62%, вы представляете? Это вдвое выросло за несколько последних лет. И вырос страх перед полицейским произволом, перед произволом властей и перед возвратом к массовым репрессиям. Это точно реакция на последние…

В. Дымарский― А «можем повторить»? Уже всё?

Л. Гудков― Это небольшая часть агрессивно настроенных людей, люмпенизированных, как правило, мужчин. И это не более 12-14% на пике даже. А вся вот эта милитаристская риторика – «можем повторить», «сотрем в пыль»…

В. Дымарский― «На Берлин».

Л. Гудков― Она, с одной стороны, конечно, вызывает некоторое чувство удовлетворения – мы вновь стали сильными, всем показали зубы, заставили себя уважать, а с другой стороны, мокрые штаны, просто страх, чем платить будем. И это очень сильное чувство.

В. Дымарский― А вот этот страх перед полицейским произволом – это страх парализующий или страх мобилизующий?

Л. Гудков― Скорее парализующий. Не надо здесь каких-то иллюзий. Это очень заметно. Хотя бы просто это заметно на снижении готовности к протестам, которые мы только опубликовали недавно. Не сильное, но заметное снижение участия. И угрозы здесь – штрафы, те санкции, которые идут, аресты – они, конечно, вызывают определенную реакцию. И главным образом реакцию большинства, вот этого аморального аполитичного большинства, которое оправдывает тем самым свое неучастие и растущую неприязнь к Навальному, к оппозиционерам и прочее. Это тоже есть.

В. Дымарский― Неприязнь.

Л. Гудков― Неприязнь, перенос на них собственной недееспособности, вот такого цинизма. Оправдание этому: ну а чего, они провокаторы, они жулики, они политиканы и прочее. То есть идет мощнейшее принятие официальных клише в качестве оправдания собственной пассивности, собственного конформизма и оппортунизма.

К. Ларина― Я хотел вернуться к этому страху войны. Здесь тоже такая вещь, две стороны одной медали. Есть люди, которые боятся войны, которую Россия может развязать, а есть люди, которые боятся той войны, которую развяжет американская военщина. Это же тоже политический выбор.

Л. Гудков― В то, что война придет извне – откуда-то от НАТО, от американцев и прочее – в это не очень верят. Угроза есть…

В. Дымарский― Знают, откуда все исходит.

Л. Гудков― Да. Она поддерживается. И как бы есть: если вот что-то произойдет, мы дадим симметричный ответ мощный, сотрем всех и вся. Это есть. Но это такая бравада очень характерная. А реально, если ставить вопросы более прагматично: как, скажем, начало военной операции, скажем, против Украины повлияет на рейтинг Путина? И мнения тут почти уравнялись. Очень небольшой перевес: 43-44% считают, что это поднимет рейтинг, вспоминая о Крыме, а 40% считают, что это вызовет массовой недовольство и опустит. То есть никакой определенности нет. И это больше, чем нынешний уровень сочувствия и симпатии к оппозиции.

В. Дымарский― А по поводу оппозиции еще. В какой мере вот это затухание вот этой оппозиционной волны связано с тем, что лидер этой волны оказался мы знаем где?

Л. Гудков― Ну да, конечно, это играет определенную роль. Исчезновение лидера, исчезновение…

В. Дымарский― Вообще всего ФБК (российские власти признали организацию иностранным агентом) фактически.

Л. Гудков― Да. Разгром, если называть своими словами, организованной оппозиции, затыкание рта любым критикам и вообще любым альтернативным голосам – это, конечно, сказывается и вызывает чувство апатии и отстраненности.

В. Дымарский― А существуют какие-то примеры, замеры, может, исторические примеры того, что после таких событий восстанавливается рейтинг лидеров? Достаточно, условно говоря, Навальному выйти из заключения, и он восстановит свои прежние позиции. Или это уже будет делать очень трудно.

Л. Гудков― Это будет трудно делать. В какой ситуации будет, какая композиция будет обстоятельств.

В. Дымарский― Понятно. Это мы можем сейчас гадать только.

Л. Гудков― Да, абсолютно. В принципе, недовольство очень высокое, уровень раздражения, неопределенности, тревожности очень высокий. Но для того чтобы это вылилось в какие-то действия, нужны лидер, нужны четко поставленные цели, понимание, что за протестами стоит большинство. Это очень важная вещь, потому что это сразу увеличивает потенциал. Ощущение, что не одиночки, не какие-то маргиналы выходят, а это интересы и воля огромного большинства, оно, конечно, консолидирует движение и придает ему силу. Поэтому ситуация экономическая если будет ухудшаться, и, соответственно, на этой волне появится лидер, появится программа, организация, то конечно это будет другой результат.

В. Дымарский― Мы сейчас буквально на минутку прервемся на небольшую рекламу, после чего продолжим нашу программу.

РЕКЛАМА

В. Дымарский― Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «2021». Социолог Лев Гудков помогает нам разобраться в настроениях нашего сегодняшнего общества, что у нас происходит, как происходит. Ксень.

К. Ларина― Да, я хотела спросить вот какую вещь. Лев Дмитриевич, а то что касается вообще наличия этих страхов и учитывая то, что вы уже успели сказать, это такая атмосфера не очень позитивная в обществе, такой бравурности нет, это не победные настроения, совсем нет. Насколько это серьезные опасения вызывает у представителей власти? Несмотря на то, что они вас назвали иностранным агентом, они все равно наверняка смотрят все эти опросы и, очевидно, на них тоже ориентируются.

Л. Гудков― Наверное. Потому что я думаю, что так или иначе все службы в какой-то степени – более адекватно, менее адекватно – показывают это ухудшение ситуации. Настроения все снижаются. Это безусловно так. Ощущение бесперспективности – прежде всего, конечно, это по экономическим причинам, потому что пандемия затягивается, восстановление идет очень медленное, и до этого почти 10 лет снижались реальные доходы населения (в среднем где-то там на 11-13%). Это очень важно. Это болезненно. И это неравномерно идет. Это бьет прежде всего по наиболее активным и предприимчивым группам – малому и среднему бизнесу, айтишникам.

В. Дымарский― Вы имеете в виду пандемия?

Л. Гудков― Пандемия, да. Из-за пандемии тоже произошло и сокращение занятости, и разорение огромного числа бизнеса. Поэтому это необратимые процессы. Еще раз говорю, это все-таки была наиболее динамичная часть общества, наиболее предприимчивая, активная, амбициозная, если хотите, не занятая в государственном секторе. Восстанавливаться этот сегмент будет очень долго. И, соответственно, настроения там резко негативные, если серьезно.

В. Дымарский― Но все-таки превалируют настроения отрицательные именно в связи с экономическими факторами?

Л. Гудков― Да, прежде всего, конечно, экономические. Но и общая утрата перспективы. Ощущение, что вот это положение такой медленной деградации будет продолжаться бесконечно, потому что предела невидно. А действия властей, депутатов – они, конечно, вызывают чувство депрессии очень сильное, потому что явная совершенно давёжка, давить все что только можно. И конца этого невидно.

В. Дымарский― Я не знаю, может быть, это типичная достаточно ситуация, но получается два как бы параллельных процесса. Как они между собой соотносятся? С одной стороны – увеличение недовольства, рост недовольства, с другой стороны – рост страха выразить это недовольство. Куда оно денется в конечном итоге? Оно как-то в себе так и будет?

Л. Гудков― Оно пока, действительно, в себе крутится, увеличивает такое диффузное, аморфное раздражение и недовольство. Общий уровень агрессивности поднимается. Я давно говорил, что акты такой иррациональной агрессии, как мы видели, на несчастье, в Казани, такого рода будут увеличиваться. Это прорывы будут локальные.

В. Дымарский― Знаете, я, вообще-то, разделяю полностью. Я там тоже в комментариях говорил об этом. Но потом мне не то чтобы стыдно, но я потом как-то все-таки… Потому что все-таки здесь случай, видимо, другой – это чисто медицинский.

Л. Гудков― Возможно. Но где тонко, там и рвется. Это понятные вещи. Но ведь стали такие случаи учащаться. Это не первый случай.

В. Дымарский― То есть вот эта злоба, агрессия, разлитая в обществе, она действует.

Л. Гудков― Она разлита, да. Вот злоба, глупость и агрессия. Безвыходность. Понятно, что это сильнее сказывается на подростках.

К. Ларина― Можно я скажу тоже?

В. Дымарский― Да.

К. Ларина― Я хотела про Казань тоже вспомнить. Простите, что ворвалась. Там, конечно же, важный момент, который мы потом уже обсуждали, когда уже все случилось, когда первый шок прошел от самого факта этого расстрела, что он шел с оружием в руках по солнечным улицам города ранним утром, и никто не обращал внимание на человека, который идет в маске с дробовиком. Это, вообще, поразительно. Мне кажется, что здесь тоже есть какой-то важный сигнал, исходящий из общества. С чем это связано? Это же не со страхом, это скорее с равнодушием абсолютным, с общей апатией.

В. Дымарский― Ну да. И замкнутостью в себе.

Л. Гудков― Да. Зацикленностью на себе, на своих проблемах. Вообще, страх перед преступниками резко снизился опять-таки. И именно вырос страх перед властью – перед полицией, перед административным произволом. А отдельный человек не кажется подозрительным или вызывающим какое-то чувство угрозы. Поэтому это понятная вещь. Я не думаю, что если даже человек с автоматом в автобусе или в метро покажется, то люди отреагируют на это и будут звонить в полицию.

К. Ларина― А почему? Скажите, почему такая странная реакция?

В. Дымарский― Ну, если идет – может, разрешено.

Л. Гудков― Значит, разрешено, да. Признаков агрессии невидно, не хамит, не орет.

В. Дымарский― Ну мало ли. Охотник.

Л. Гудков― Не кричит «аллах акбар».

В. Дымарский― Охотник.

Л. Гудков― Охотник, конечно.

К. Ларина― Но тем не менее, как кто-то очень точно заметил, что если бы на нем была майка с Навальным, его бы остановили сразу же.

Л. Гудков― Безусловно. Конечно.

К. Ларина― Это тоже народ же чувствует, кто враг сегодня.

Л. Гудков― Ну потому что тут все усилия на подавление оппозиции, на подавление недовольных. Все камеры на это рассчитаны, а не на профилактику и борьбу с потенциальными преступлениями.

В. Дымарский― Лев Дмитриевич, вот такой вопрос в связи с этим. Я не сомневаюсь, что, как всегда в таких ситуациях, когда какое-то такое громкое преступление совершено, тем более с убийством и не одиночным, поднялась ли опять волна выступлений за смертную казнь?

Л. Гудков― Мы видели в Думе, что этот вопрос рассматривается.

В. Дымарский― Ну да. Дума всегда поднимает этот вопрос.

Л. Гудков― Целый ряд там отметились в этом смысле. Это, конечно, чистая демагогия и пиар. Потому что возвращение смертной казни здесь – это не панацея абсолютно. Многочисленные во всех странах криминологические исследования показывают, что это никак не влияет на это. Кроме того, отмена, как раз начиная примерно с 96-го года, прекращение таких приговоров…

В. Дымарский― Но это мораторий введен.

Л. Гудков― Мораторий-то введен в 93-м, после того как нас приняли в ПАСЕ.

В. Дымарский― В Совет Европы.

Л. Гудков― В Совет Европы, да. И, соответственно, приостановилось исполнение смертных приговоров. Но примерно с этого времени и динамика преступности пошла вниз. Можно говорить, что это химичит администрация полицейская, уменьшает это. Но есть основания подозревать в недостоверности нашу МВДшную статистику. Но, как мне кажется, она все-таки не касается особо тяжких преступлений, за что полагается смертная казнь. Поэтому явно совершенно вот эти показатели социальной патологии идут вниз, несмотря на отмену смертной казни. Поэтому это чистая демагогия. И шантаж по отношению к Европе, демонстрация, начхать нам, мы выйдем, мы сами с усами.

К. Ларина― Но, кстати, давайте вспомним, что никогда решения о возврате смертной казни не принимаются на основе референдумов или общественных опросов. Я думаю, что вы как социолог тоже наверняка это подтвердите, что за смертную казнь везде проголосует большинство населения, если мы говорим о населении.

В. Дымарский― Мы сейчас перед эфиром как раз это обсуждали. Сейчас никто не знает. В свое время так и было. Это была исключительно политическая воля отказаться от смертной казни.

К. Ларина― Да, да, да.

Л. Гудков― Нет, это естественно. Это просто было условие все-таки взаимодействия и партнерства с Европой.

В. Дымарский― Нет, в других странах тоже. Во Франции, я могу засвидетельствовать, это воля Миттерана была.

К. Ларина― Да. Так во всех странах ЕС.

Л. Гудков― Нет, это верно, большинство. Но все-таки по истечении двух десятков лет отношение очень заметно поменялось. И в нашей стране. Если не брать некоторые волны мстительности (конец 90-х – начало 2000-х годов) – это теракты 99-го года, это Беслан, это Дубровка и прочее, когда действительно резкий мстительный всплеск, то, в принципе, сократилось число сторонников возврата смертной казни почти вдвое с 73-75% до нынешних 44%, зато поднялось число противников, оно достигло 40-42%. Это все-таки, несмотря на все, идет такая гуманизация.

И важно посмотреть, кто является сторонником возвращения смертной казни и кто – противником. Сторонники – это, конечно, малообразованное, бедное, депрессивное население, люмпенизированное, в провинции в основном, люди пожилые. Противники – это молодые, образованные люди в преобладающем числе. Так что здесь понятно, к кому адресуются депутаты.

В. Дымарский― Давайте мы сейчас тогда прервемся на несколько минут, после чего продолжим нашу программу.

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

В. Дымарский― Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «2021». Ксения Ларина и я, Виталий Дымарский – мы ее ведущие. И наш сегодняшний собеседник – Лев Гудков, директора «Левада-центра», иноагента, по мнению российской власти. И мы продолжаем обсуждать. Вот мы остановились на этой страшной казанской истории.

Л. Гудков― На смертной казни.

В. Дымарский― Да. И я бы хотел вообще спросить… Может быть, это не социологическими, конечно, методами, наверное, изучать, но когда такое происходит, сразу все хватаются за что-то, что что-то надо сделать, вот надо какие-то меры принять. Дума говорит о смертной казни, кто-то начинает: поднять возраст, опустить возраст, разрешить это оружие, не разрешить оружие. Но это же все пустое.

Л. Гудков― Нет, абсолютно.

В. Дымарский― Вот то, о чем мы с вами говорили – вот это состояние агрессии. Но вы его за один день не вылечите.

Л. Гудков― Естественно. И вообще такие случаи проконтролировать или предусмотреть невозможно. Это некоторый выплеск такой иррациональной агрессии. К уровню преступности это не очень имеет отношение, потому что это все-таки эксцессы такие. Преступность, понятное дело, ликвидировать нельзя. Это давно известно. Но можно пытаться снизить и контролировать этот уровень, держать его под контролем.

А для этого есть несколько вещей. Технически – это профилактика, конечно, полицейская, это повышение общественной солидарности, благосостояния, доверия к институтам. Потому что агрессия всегда возникает в ответ на чувство беспомощности и недоверие к той же полиции, к власти как ощущение безнадежности, когда человек срывается.

С моей точки зрения, это депутатская демагогия, не более того.

В. Дымарский― Но не только депутатская. Вообще чиновничья, я бы сказал.

Л. Гудков― Чиновничья, да. Но от того, что повысят, усилят запреты на разрешение оружия… Убивают ведь больше всего не огнестрельным. 80% убийств – это среди знакомых по пьянке, по ревности, по ссоре какой-то. И убивают тем, что есть под рукой. Поэтому повышение возраста с 18 до 21 или хоть до 27 – это никак не скажется.

К. Ларина― Удивительно, что после политических убийств или попытки политических убийств никаких мер у нас никто не собирался никогда предпринимать, да? Ни после убийства Бориса Немцова, ни после попытки убийства Алексея Навального. Даже уголовного дела не заводили. А здесь поди ж ты как они все забеспокоились. Вот столько лицемерия.

Л. Гудков― Это абсолютное лицемерие.

К. Ларина― Это слово мы еще не произносили в нашем разговоре. Мне кажется, что это тоже одна из примет сегодняшнего дня – просто лицемерие как образ жизни сегодня, образ мысли.

Л. Гудков― Это и цинизм, и лицемерие. Я бы сказал, что это, конечно, аморализм и подлость, вообще-то говоря, спекулировать на этих чувствах. Потому что что стоит за возвращением смертной казни? Мы когда-то спрашивали: «Что заставляет вас?» И там примерно три мотива проступает. Самый большой – это месть, око за око. Это, вообще говоря, дохристианское понимание морали. Второй – это…

В. Дымарский― Чтоб неповадно было.

Л. Гудков― Устрашение, совершенно точно. Но гораздо меньше. И третий – это ликвидация преступников, очищение вообще. Но, в принципе, доминирует вот это око за око – доморальное состояние общества.

К. Ларина― Но так живут у нас некоторые регионы. Мы знаем такие регионы, которые исповедуют этот принцип и не стесняются.

Л. Гудков― Это гораздо больше, чем региональная вещь. А это, в принципе, тот уровень очень варварского сознания, примитивного, абсолютно неморального сознания, к которому власть и апеллирует и на котором держится. Поэтому себе она разрешает безнаказанные и нелегитимные убийства и ликвидации. – «Если б хотели – убили». Тут признаков правового сознания вы под лупой не заметите.

В. Дымарский― Выпускника юридического факультета.

Л. Гудков― Да. А вот право на уничтожение неугодных, которое, вообще говоря, наш президент декларировал: «Предателей мы будем…». А предателями становятся все, включая иностранных агентов.

В. Дымарский― Да. И кто судья?

Л. Гудков― Да, кто будет определять? Это очень характерное сознание. И оно понятно массам, потому что каждый всплеск таких эксцессов, в том числе и терактов, оно, конечно, вызывает взрыв ярости и готовности уничтожения всех, взятия в заложники родственников, вот бомбить всех поголовно.

К. Ларина― Воронеж. Можно еще спросить – мы еще про это не говорили – по поводу ковида, вообще вот этой чумы?

В. Дымарский― Я хотел тоже спросить. За эти полтора года что произошло в сознании общественном?

К. Ларина― Как она изменила отношение людей? И насколько вообще связаны вот эти страхи какие-то, связанные с ковидом и с заболеваниями? Похоже, что никто ничего не боится.

В. Дымарский― Помимо экономических последствий, какие психологические?

Л. Гудков― С ковидом очень интересная и странная история. Первоначально большинство боялось заражения, но не желало прививаться. Это чрезвычайно интересно. И продолжает не хотеть, боится. Причем больше всего боятся, конечно, женщины заражения. И они же больше всего боятся делать прививки.

К. Ларина― А почему?

В. Дымарский― Спросила женщина, сделавшая прививку.

Л. Гудков― У женщин повышенная забота о своем здоровье: частота посещения врачей, более рациональное отношение к этому. А страх здесь связан с недоверием, мне кажется, к властям.

В. Дымарский― Конечно. И вот к этой искусственной очень кампании продвижения собственной вакцины.

Л. Гудков― Да. И как только появился запах политических интересов, он немедленно вызвал обратную реакцию: раз нам навязывают это, значит дело нечисто.

В. Дымарский― Что-то там не так. Хотя надо сказать, что вакцина работает.

Л. Гудков― Работает, конечно. Кстати говоря, если смотреть, кто привился, то это, конечно, более рациональные и более образованные группы: предприниматели, более образованные группы, люди, которые контактируют с людьми, с массами. Но пошла обратная тенденция. После того, как ослаб режим, начиная где-то с марта, мы фиксируем обратную реакцию: люди перестали бояться, немножко освободились от этого напряжения, страха. Трудно сказать, бравада или просто глупость здесь, честно сказать.

В. Дымарский― По-моему, это повсеместно. Нет? Я имею в виду в других странах как-то все раскрываются. Такое впечатление, что уже все решили не очень-то обращать внимание.

К. Ларина― Нет, неправда. Ты давно не был в Европе.

Л. Гудков― Не думаю.

В. Дымарский― Я вот недавно, кстати, был в Европе.

К. Ларина― Люди законопослушные, соблюдают масочный режим. Мне кажется, что власти себя ведут очень грамотно.

В. Дымарский― Но в России как будто ее уже нет.

Л. Гудков― Как будто нет. Но за исключением сегодняшнего очень сильного всплеска. Но я думаю, что это реакция на майские праздники или на Пасху, или прочее.

К. Ларина― Очень много людей заболевают, очень много людей переболело. И я уверена, что уже нельзя так отмахнуться и не скажешь, что это все придумали в Америке или еще где-нибудь, потому что болезнь на расстоянии вытянутой руки. И многие люди или сами перенесли, или их близкие. Я уж не говорю про трагические исходы, какое количество ушедших людей за это время.

Л. Гудков― Это отдельная тема – достоверность нашей статистики и прочее. Сравните с уровнем вакцинации в других странах. У нас это, по официальным данным, 8% или 10%. По нашим опросам, 10% привилось. Но здесь может быть завышено. По официальным – 8%. В Штатах, если я не ошибаюсь, 56% по первому разу.

К. Ларина― А в Израиле, по-моему, вообще все население.

Л. Гудков― В Израиле практически все. В Европе – от 35% до 45%.

В. Дымарский― А говорят, что там 60%, когда этот стадный так называемый иммунитет?

Л. Гудков― Да, уровень необходимый вроде бы 60%.

В. Дымарский― Чтоб мы превратились в стадо.

Л. Гудков― Это популяционный.

В. Дымарский― Это называется «стадный иммунитет».

К. Ларина― То есть страха заболевания, страха болезни вообще нет в перечисленных вами страхах?

Л. Гудков― Нет, он есть, но он довольно снизился. Это вот парадоксальная вещь. Но это, вообще говоря, то, что мы описываем очень давно как двойное сознание. Да, говорить об опасности приходится, но для себя – меня это авось не коснется. Вот это авось – это чрезвычайно важная вещь.

В. Дымарский― А вот интересно, нет таких данных, сколько людей до этой пандемии ковидной вакцинировалось против гриппа ежегодно?

Л. Гудков― Вы знаете, наверное, они есть, но я сейчас не помню, не приведу.

В. Дымарский― Это же тоже мало. Наверное, тоже еще привычка: меня это не коснется.

Л. Гудков― Я думаю, что в столицах повыше, в крупных городах, где все-таки и уровень образования, и внимания к собственному здоровью немножко выше, более рациональное отношение к этому. Там повыше. Но страна огромная, провинция бедная, система здравоохранения, в общем, деградирует. Почему еще такой низкий уровень вакцинации? Я думаю, что в сельской местности, в малых городах просто нет технических возможностей, условий для вакцинации. Это моя точка зрения. Я не могу ее подкрепить.

В. Дымарский― И условия, и вакцина еще должна туда дойти.

Л. Гудков― Конечно. Ее хранить надо. Нужны врачи, кто бы ее делал. Поэтому здесь больше шума, чем реально вот такой организованной работы.

К. Ларина― Я можно?

В. Дымарский― Ты по поводу ковида еще?

К. Ларина― Нет.

В. Дымарский― Вот я тоже хотел бы на другую тему перейти. Давай теперь я перейду на другую тему. У нас как в развороте. Вы упомянули, что всплеск может быть после 9 мая. Вообще, вот этот прошедший праздник 9 мая, День победы – он по-прежнему играет как событие на власть?

Л. Гудков― Конечно. Безусловно. Мы еще не получали результаты. Но будет майский опрос. Мы, конечно, получим. На следующей неделе запустим. В принципе, это один из важнейших праздников, второй после Нового года.

В. Дымарский― Важность, да. Но власти удается из него для себя выжать максимум такого чисто политического интереса.

Л. Гудков― Да. Думаю, что да.

В. Дымарский― Это нравится людям.

Л. Гудков― Это нравится. Это очень важно. Парад смотрит больше 23 или около того. И это огромное число людей. А это ритуал консолидации, соединения с властью, проигрывания самых важных коллективных символом, значения победы, ощущения мы – сила, мы вместе. Плюс то, что за этим стоит: как мне кажется, вместе со всей этой традиционализацией идет архаизация сознания.

И вместе с совершенно современным праздником «Бессмертный полк» подымается тот пласт сознания, который связан с культом мертвых, с уважением мертвых. Потому что, вообще говоря, самые важные вещи выражаются только на языке архаики, и неосознанным образом подымаются вот эти очень глубоко лежащие слои культуры – традиции варварства. Неслучайно, вот я говорю, месть вот эта – это очень архаический тип сознания.

К. Ларина― Я хотела как раз подхватить. Это очень важно сейчас такой небольшой мостик к моей теме, которая вам понравится. Мы не можем не поговорить со Львом Гудковым про 20-летие путинской эпохи, которое мы отмечаем в этом мае, скажем так.

В. Дымарский― Ты хочешь, как и с эпидемией, какие последствия?

К. Ларина― Нет, нет, нет. Я хочу вот что узнать. Можно ли говорить, что все-таки есть некая государственная идеология, которая не зафиксирована в Конституции пока еще, но она существует? И если да, то как бы вы ее охарактеризовали?

Л. Гудков― В отличие от многих людей, которые считают, что ее нет, я считаю, что она есть и она сформулирована. Ее не надо сравнивать с советской, прописанной во всех учебниках. Та более схематизированная, догматизированная, упорядоченная и навязывалась несколько поколений. Тем не менее что такое идеология? Идеология – это система идей, которая определяет мобилизацию и поддержку, легитимность власти. Соответственно, идей, которые связаны с интересами защиты, удержания власти, оправдания тех, кто у власти.

В этом смысле конечно есть идеология государственного патриотизма, как хотите, имперская идеология. Она гораздо более рыхлая, более эклектичная, чем советский марксизм-ленинизм, который, конечно, вдалбливался. Но тем не менее она есть. Это то, что мы патриоты, что государство для нас высшая ценность, требующая самопожертвования, мобилизации, что кругом враги, которые пытаются разрушить нашу культуру, нашу духовность, покушаются на нашу целостность и единство и постоянно подрывают. В этом смысле антизападный элемент обязательно входит в эту систему.

И главный символ этого, опорный такой комплекс представлений – это наша победа над фашизмом. Это огромный моральный капитал, который позволяет диктовать волю другим.

В. Дымарский― Даже через 76 лет.

Л. Гудков― Смотрите, как пропаганда подавала события на Украине. К власти пришли укрофашисты, произошел государственный переворот. Раз начали говорить о фашизме, значит пользуются языком Второй мировой войны со всеми коннотациями этого.

К. Ларина― Я хочу просто напомнить, что как раз и про Алексея Навального, и тех, кто его поддерживал, эта карта разыгрывалась.

Л. Гудков― Совершенно верно, да. Несколько лет назад я был на одном митинге против мусорной свалки в Подмосковье. И местная администрация говорила: «Очень хорошо, что вы придерживаетесь только этих лозунгов. Не дай бог вам с коричневыми связаться». – «А кто такие коричневые?» – «Это вот те, кто с Навальным».

К. Ларина― Понятно.

Л. Гудков― Раз вы употребляете это слово, вы мгновенно вызываете бессознательно ряд ассоциаций.

В. Дымарский― То есть некий символ просто, перенесенный с той поры в нашу.

Л. Гудков― Конечно. Это риторическая фигура.

В. Дымарский― То есть мы по-прежнему воюем с фашизмом.

Л. Гудков― Мы таким образом дискредитируем всех оппонентов. Почему такой крик стоял по поводу переноса Бронзового солдата в Эстонии, если помните, в 2007 году? Потому что мгновенно связывалось с возрождением нацизма, реабилитацией нацизма и прочее. А весь смысл этого – это было, конечно, дискредитировать само стремление Балтийских стран к интеграции в Евросоюз.

В. Дымарский― И в НАТО, главное.

Л. Гудков― И против НАТО. И дискредитировать сами идеи, которыми руководствовались эти народы – строительство демократического общества, свободная рыночная экономика, контроль над властью и так далее, права человека и прочее. И это удалось им, потому что уровень жизни все-таки в этих странах намного выше, вдвое выше, чем, по крайней мере, в России. И, собственно, для того чтобы нейтрализовать этот эффект, это впечатление, вводится вот это – реванш, возрождение нацизма и прочее.

В. Дымарский― Эту идеологию, которую вы описываете, можно ли каким-то образом характеризовать с каким-то еще прилагательным как некую разновидность консерватизма просто?

Л. Гудков― Конечно. Это традиционные ценности, это фундаментализм, это дискредитация либерализма, то есть утверждение не хочу сказать «Домостроя», но это православный фундаментализм.

В. Дымарский― Слушайте, но в понятие консерватизма многие вносят совершенно разное содержание. В конце концов, американские консерваторы – они и либералы тоже.

Л. Гудков― Они либералы безусловно. Нет, в данном случае я имею в виду консерватизм – возврат к некоторому иерархическому представлению о социуме и центральной роли власти, бесконтрольной власти, которая сама определяет, кто – враг, кто – друг.

К. Ларина― Это пещерный консерватизм. Вот так можно сказать.

Л. Гудков― Да.

В. Дымарский― В какой-то степени, да. Потому что мало того, что он консерватизм, он смотрит назад, он не смотрит вперед.

Л. Гудков― Именно. Вообще говоря, любой хороший социолог, особенно занимающийся исторической социологией, вам скажет, что апелляция власти к прошлому – это всегда проявление централизации власти, укрепления власти и подавления гражданского общества. Потому что одновременно через апелляцию к прошлому, к имперскому прошлому, к милитаристскому прошлому, к славе героической русского оружия…

В. Дымарский― К тоталитарному прошлому.

Л. Гудков― К тоталитарному прошлому. Неслучайно Сталин здесь поднимается и прочее. Это уничтожение идеи плюрализма, многообразия ценностей, а соответственно, и идеи представительства разных групп интересов, требования если не парламента, то, по крайней мере, публичного представления интересов, ценностей разных групп: терпимость, компромисс и прочее. Напротив, если вы апеллируете к славе, к громадности империи, к торжеству оружия, вы тем самым уничтожаете эту идею и, собственно, сосредотачиваете всё вокруг идеи власти.

К. Ларина― Скажите, а пропаганда какую роль играет в этом процессе?

Л. Гудков― Громадную.

В. Дымарский― Большую.

Л. Гудков― Я бы не недооценивал эффективность ее.

В. Дымарский― А каким образом получается, что люди, во всяком случае, те, которые прошли через советский опыт и которые привыкли и знают, что пропаганда, которой никогда не верили раньше, почему они все вдруг начали верить этой пропаганде?

К. Ларина― Да, в чем секрет?

Л. Гудков― Что значит не верили? Да еще как верили. Вспомните, как отнеслись к событиям Пражской весны. Если бы не ввели войска, то НАТО бы захватило Чехию.

В. Дымарский― Нет, но это пропаганда была. Вы думаете, что этому верили?

Л. Гудков― Конечно. Вот в чем эффект пропаганды, на чем она строится? Это очень интересно и очень важно – эффект пропаганды. Во-первых, она изолирует все другие точки зрения. Просто цензура не допускает появление в массовом сознании, в общественном мнении каких-то других значений, представлений и прочее. Соответственно, вы можете либо соглашаться, либо не верить тому, что говорит телевизор.

Поэтому возникает двойное сознание. Вы можете не верить тому, что по телевизору говорится, что у нас уровень инфляции 4,5%, когда люди видят, что цены растут на 20% и прочее. Они судят по своему опыту, по своему карману, по тому, что они могут проверить. Но что они могут говорить о планах ЦРУ в отношении Украины? Ну ничего. Соответственно, либо вы отказываетесь верить, либо вы принимаете это как авторитетное мнение, которое непроверяемо. Это раз. Это очень важный эффект такого внушения НРЗБ.

В. Дымарский― 20 секунд у нас.

Л. Гудков― Второй – это то, что власть, пропаганда всегда говорит от имени коллективных ценностей, то, что вызывает общее уважение: моральный капитал победы, мы едины, мы сильное государство с большой культурой. Оппозиция об этом не говорит.

В. Дымарский― Увы, нам приходится завершать нашу программу. Спасибо большое Льву Гудкову, директору «Левада-центра». Вы вроде же иноагенты. Надо об этом сказать.

Л. Гудков― Скажите, пожалуйста, да.

В. Дымарский― Обязательно скажем.

Л. Гудков― Подчеркните это.

В. Дымарский― Это была программа «2021». Ксения Ларина и я, Виталий Дымарский. Мы с вами прощаемся. Всего доброго. Спасибо.

Л. Гудков― Спасибо. До свидания.

Оригинал

АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Заявление директора Левада-Центра, не согласного с данным решением, см. здесь.

Вконтакте

Facebook

Twitter

признаков одиночества: на что обращать внимание

Что такое одиночка?

Быть одиночкой означает, что вы предпочитаете побыть наедине с собой, а не с другими. В зависимости от контекста ситуации, вашей личности и предпочтений это может быть как хорошо, так и плохо.

Некоторые люди смотрят на одиночек в негативном контексте. Однако некоторые исследования показывают, что одиночество может принести счастье человеку и может быть полезно для вашего здоровья. Некоторые люди, участвовавшие в этом исследовании, испытывали большее удовлетворение жизнью, реже общаясь со своими друзьями.

Иногда интровертов можно считать одиночками. Это люди, которые любят проводить время в одиночестве, не обязательно потому, что им не нравится находиться рядом с другими людьми, а потому, что их больше интересуют собственные внутренние мысли и чувства. Проводя качественное время наедине с собой, они могут восстановить энергию.

Типы одиночек

Одиночки по-разному проявляют желание или потребность побыть в одиночестве. Для одиночества есть как положительные, здоровые причины, так и отрицательные, деструктивные.Вот несколько общих категорий одиночек:

Намеренно позитивный одиночка

Это люди, которые специально выбрали одиночество, потому что это соответствует их личности или образу жизни. Недавние исследования показали, что позитивные одиночки считают себя автономными. Их поведение, ценности и интересы «устойчивы к давлению со стороны других», и они «заинтересованы в том, чтобы больше узнать о своем личном опыте и эмоциях».

Преднамеренно отрицательный одиночка

Эти люди выбрали одиночество, потому что им не нравятся другие люди или они имеют сильные антиобщественные наклонности.Они негативно относятся к обществу и предпочитают не ассоциироваться и не ассимилироваться с другими. Это может быть начальным признаком антисоциального расстройства личности.

Непреднамеренный одиночка

Эти люди вынуждены изолироваться, потому что они или чувствуют себя отвергнутыми обществом. Они хотят принадлежать к сообществу, но проблемы психического здоровья, такие как депрессия, тревога и шизофрения, изолируют их от других.

Кратковременный одиночка

Эти люди уединяются от других, но только на короткое время, либо для отдыха, либо просто потому, что им нравится уединение.Это может длиться пару часов или дней, но обычно они проводят много времени как в одиночестве, так и с другими.

Хроническое одиночество

Кратковременные эпизоды одиночества являются нормальным явлением и могут возникнуть в любой момент нашей жизни. Если чувство одиночества сохраняется или ухудшается; однако это могло быть признаком хронического одиночества.

Признаки одиночки

Независимо от того, являетесь ли вы умышленным ссудодателем или ненамеренным одиночкой, есть несколько признаков, которые могут означать, что вы одиночка:

Вы любите делать что-то самостоятельно

Любите смотреть по ночам фильм или чтение книги - это прекрасное времяпрепровождение? Вы любите путешествовать и исследовать самостоятельно? Вам удобно заказывать столик на ужин на одного? Возможность не только получать удовольствие, но и с нетерпением ждать возможности делать что-то самостоятельно - признак того, что вы - одиночка.

Вам не нравятся поверхностные социальные встречи или ненужные встречи

Если вас охватывает чувство страха, когда вы получаете электронное письмо от вашего начальника, планирующего встречу всей команды в последнюю минуту, или один из ваших друзей ворчит пойти с ними на вечеринку, возможно, ты одиночка. Хотя вы, вероятно, хорошо ходите на запланированные мероприятия, последние - не ваша чашка чая.

Вы начинаете самостоятельно

Вам нравится надевать наушники и закрывать их от внешнего мира, чтобы можно было делать дела.Вы можете управлять своим расписанием и выполнять задачу намного проще, и никто не будет вас беспокоить. И вы проложили четкий путь к своему будущему, которого, как вы знаете, сможете достичь самостоятельно. Все это черты людей, которые любят делать все по-своему и сами по себе.

Не торопитесь.

Спешка, сиюминутные решения определенно не для вас. Вы предпочитаете сидеть и обдумывать свои мысли и быть хорошо подготовленными, прежде чем говорить.Вы рационализируете идеи и формулируете планы своим внутренним голосом, а не внешним голосом. И вы вполне можете найти время, чтобы сформулировать ответы и решения.

Работа с одиночкой

Одиночки по своей природе действуют сами по себе и поэтому предпочитают решать любые вопросы или проблемы по-своему. Имея дело с одиночкой, убедитесь, что у него достаточно места, чтобы думать и дышать. Не торопите их с принятием решения и не заставляйте их действовать слишком быстро.

Терпение и понимание - подходящие подходы при общении с одиночками.Позвольте им перезарядиться и привыкнуть к тому месту, где они находятся, прежде чем пытаться начать бой. Предоставляя им необходимое пространство, они с большей вероятностью откроются и впустят вас в свой уединенный мир.

Картирование всего мозга социально изолированных рыбок данио показывает, что одинокие рыбы - не одиночки

Ряд других моментов, которые выделяются из множества предложений, которые вы найдете ниже.

1) Введение ужесточено, чтобы предвосхитить основную мысль, предложенную рецензентом 4.

Мы согласны с тем, что Введение, и особенно первый абзац, не особо подчеркивают основные выводы статьи. Мы добавили более общий обзор целей и результатов исследования, ввели понятие «одинокий» и «одинокий» и объяснили, почему мы решили использовать как частичную, так и полную изоляцию.

2) Четкое указание на то, что имеет значение N, как того требует рецензент 2. Также, пожалуйста, объясните полный метод поведенческого анализа и анализа, а не ссылайтесь на другую статью.

Спасибо, что указали на это. Теперь мы включаем N счетчиков для каждого эксперимента, о котором сообщается, либо непосредственно на рисунке, либо в соответствующей легенде. Как было предложено, мы изменили раздел «Материалы и методы», чтобы включить полное объяснение поведенческого анализа и анализа, в отличие от ссылок на предыдущие работы. В соответствии с запросом рецензента 2 мы также указали, что каждая рыба была протестирована только один раз, то есть 380 отдельных контрольных рыб были протестированы в социальном анализе, и поэтому все эксперименты являются единичными испытаниями, и целесообразно использовать статистический анализ Манна-Уитни. тест в отличие от ANOVA.

3) Похоже, что неподвижность используется как показатель «беспокойства». Если да, то это должно быть количественно определено, и неподвижность должна занять место беспокойства в результатах. Более того. неподвижность также может сигнализировать об аффекте, похожем на страх или депрессию. Таким образом, следует смягчить риторику дискуссии, чтобы признать эту двусмысленность. В этой связи следует отметить, что буспирон обладает атипичным антидепрессивным, а также анксиолитическим действием.

Спасибо, что подчеркнули эту двусмысленность.Мы согласны с тем, что мера, которую мы использовали в статье, процент времени в движении, может лежать в основе других поведенческих фенотипов, помимо тревожности, таких как депрессия или страх, и мы соответствующим образом изменили нашу дискуссию. Мы также теперь включили дополнительный рисунок (рисунок 1 - рисунок в приложении 1C-D), на котором мы количественно определяем процент времени, проведенного в замораживании во время акклиматизации и воздействия социальных сигналов. Этот параметр указывает процент времени, в течение которого рыба остается неподвижной в течение 3 секунд и дольше. Данные показывают, что у полностью или частично изолированной рыбы наблюдается значительное увеличение «замораживания» во время акклиматизации и воздействия социальных сигналов, хотя полностью изолированная рыба показывает большее увеличение (Рисунок 1 - рисунок в приложении 1C-D, слева).Более того, когда мы смотрим на антисоциальных рыбок во время воздействия социальных сигналов (Рисунок 1 - рисунок в приложении 1D справа, синие точки), каждая экспериментальная группа (контрольная, полностью изолированная и частично изолированная) имеет одинаковый процент замораживания времени, в поддержку нашего утверждения о том, что замораживание является признаком антиобщественного поведения как «одиноких», так и «одиноких» рыб.

Наконец, верно, что буспирон также использовался в качестве атипичного антидепрессанта, но только в качестве дополнительного лечения у пациентов с генерализованными тревожными расстройствами и депрессией.Это очень интересно. Мы считаем, что еще многое предстоит узнать о действии буспирона и взаимодействии между тревогой и депрессией, и мы считаем, что данио станет отличной моделью для дальнейшего изучения. Поэтому мы улучшили обсуждение буспирона на протяжении всей рукописи, как для мотивации его использования в наших экспериментах, так и для предложения будущих направлений.

4) Пожалуйста, объясните, почему Busp был протестирован на частично изолированных, а не на полных изолятах.

Мы согласны с тем, что этот момент требует более подробного объяснения в документе, спасибо за то, что подчеркнули это. Есть несколько причин, по которым мы выбрали частичную, а не полностью изолированную рыбу для проведения экспериментов с наркотиками. Во-первых, частичная изоляция всего на 48 часов вместо 3 недель уже вызывает глубокие поведенческие изменения в поведении социальных предпочтений (рис. 1A), аналогичные полной изоляции. Во-вторых, функциональная активность, наблюдаемая в присутствии (рис. 2B) или отсутствии (рис. 3A-B) социальных сигналов, очень похожа между полностью и частично изолированными рыбами.Однако как в поведении, так и в нервной активности влияние частичной изоляции менее серьезно, чем полная изоляция. Поэтому мы решили, что частичная изоляция представляет собой «промежуточный» фенотип, который позволит нам обнаруживать как положительное, так и отрицательное влияние на социальность данного лечения. Теперь это объяснено в рукописи.

И последнее: среди рецензентов возникли разногласия относительно использования терминов «одинокий» и «одинокий». Я возьму на себя прерогативу редактора и назову его стороной сохранения этих терминов и даже расширения их использования.Но что касается несогласных, пожалуйста, добавьте некоторые обоснования и предостережения к использованию этих терминов.

Спасибо за это решение. Мы также считаем, что условия являются убедительными, и включили их в заголовок нашей первой заявки. Поэтому мы повторно ввели термины в заголовке, объяснили и обосновали их использование во Введении и использовали их по всей рукописи, где это уместно.

Рецензент № 1:

Это очень интересное и убедительное исследование, показывающее, что типичное отсутствие предпочтения находиться рядом с другими рыбами отсутствует после социальной изоляции.Но самое интересное в том, что активация cfos отличается у выращенных в контрольной группе животных, которые избегают других рыб, и у изолированных рыб, которые демонстрируют такое же избегание. Авторы предлагают использовать термины «одинокая» и «одинокая» для обозначения изолированных и контрольных рыб, которые не предпочитают других рыб.

Меня больше всего беспокоит то, что о «тревожном» поведении говорят, но не показывают и не оценивают. Имеется ссылка на рисунок 1D, но для меня не очевидно, как эта цифра расположения показывает мне степень замораживания.Сплошные черные области могут означать замерзание или повторяющееся плавание в одной и той же области - я не могу сказать, что именно. И я был бы счастливее, если бы они назвали это замораживанием, если они действительно так измеряли.

Мы согласны с тем, что качественное представление «замораживания» поведения на Рисунке 1D и дополнительном видео было недостаточно, чтобы продемонстрировать, что антисоциальные рыбы проявляют тревожное поведение. Таким образом, мы теперь количественно определили процент времени, проведенного в замораживании во время акклиматизации и периода социальных сигналов, и включили этот анализ в рисунок 1 - рисунок в приложении 1C-D.Данные показывают, что как полностью, так и частично изолированные рыбы значительно чаще замерзают в период акклиматизации, что свидетельствует о повышенном уровне общего беспокойства. Это повышенное замораживание сохраняется во время воздействия социальных сигналов, но оно больше всего у полностью изолированной рыбы. Мы считаем, что этот дополнительный анализ в значительной степени подтверждает наше утверждение о том, что изоляция усиливает тревожное замораживание. Большое спасибо за предложение.

Рецензент № 2:

В этой статье используются рыбки данио для изучения влияния хронической социальной изоляции на нервные реакции.Авторы отмечают, что в пределах нормальной популяции рыбок данио существует некоторая изменчивость в социальных предпочтениях животных, так что, хотя большинство животных демонстрируют сильную тенденцию к стаям с визуально представленным сородичем, есть определенный процент, которые не будут демонстрировать такое поведение. (или проявлять его в очень ограниченной степени), поведение, напоминающее то, что наблюдается у хронически изолированных животных, которые также склонны избегать социального взаимодействия. Затем авторы пытаются сравнить нервную реакцию, в частности, оптическую оболочку и области вентрального среднего мозга (преоптическое ядро ​​гипоталамуса, заднее туберальное ядро ​​и каудальный гипоталамус), с визуально представленными социальными стимулами и провести различие между этими ответами в хроническом порядке. изолированная рыба, остро изолированная рыба и реакция «нормальной» социально избегающей рыбы.Они показывают, что нейронные реакции в этих областях мозга различаются в зависимости от изоляции, и, таким образом, приходят к выводу, что поведение социального избегания, вызванное изоляцией, связанной с развитием, не похоже на социальное избегание, которое естественно встречается в популяции. Наконец, они спасают антисоциальный фенотип, используя анксиолитический препарат буспирон как у частично изолированных, так и у неизолированных рыб, таким образом предположительно показывая, что антисоциальное поведение связано со стрессом. -8), этого следовало ожидать, учитывая указанные размеры группы.Действительно ли эти размеры групп получены из одного экспериментального повтора (например, n = 380 для неизолированных рыб), или они объединены в несколько повторов? Если это так, то было бы более целесообразно анализировать повторяющиеся эксперименты каким-либо другим методом (например, двухфакторным дисперсионным анализом или обобщенной линейной моделью с факторами: «номер эксперимента» и «лечение»), а не объединять их и использовать один проверить все данные.

Спасибо, что указали на это. Все эксперименты представляют собой однократные экспериментальные повторения (т.е. 380 отдельных неизолированных рыб были протестированы один раз в анализе социальных предпочтений). Мы описали это более четко в разделе «Материалы и методы».

2) Третий абзац: «мы обнаружили, что рыбы, выращенные изолированно, были значительно менее активны, чем их обычно выращиваемые братья и сестры во время сеанса акклиматизации (Рисунок 1B: C против Fi, p = 9,0e-6; C против Pi, p = 2,8e. -9 Mann-Whitney) .Однако при разделении на группы со схожими социальными предпочтениями просоциальные изолированные рыбы были почти так же активны, как и просоциальные контроли (рис. 1C справа: C (+ S) vs Fi (+ S), p = 0.02 Манн-Уитни; C (+ S) против Pi (+ S) p = 0,14 Манна-Уитни "

Эти утверждения сбивают с толку / вводят в заблуждение. Авторы не сравнивали уровни активности просоциальных, несоциальных и антисоциальных рыб в той же парадигме, что и в первом предложении (а именно, фаза акклиматизации). Они измеряют его во время фазы социального воздействия (рис. 1С, легенда), таким образом, они фактически показывают дифференцированный ответ на социальный сигнал с точки зрения общей подвижности, но не изменение базовой активности в зависимости от уровней социальности как таковых.Я согласен с тем, что было бы интересно сравнить постфактум базовые уровни активности про \ не \ антисоциальных рыб (т. Е. Классифицировать рыб на основе их оценки в социальном тесте и определить их базовую активность во время акклиматизации. , и сравнить между группами), но это не те данные, которые здесь представлены, и формулировку следует изменить, чтобы отразить это или правильное сравнение, представленное на рисунке.

Это действительно хороший момент. Спасибо, что выделили нашу запутанную презентацию и описание.Теперь мы изменили рисунок 1C и заменили участки роя антисоциальных и просоциальных рыб во время социального воздействия на участки во время периода акклиматизации (которые были классифицированы на основе их последующего поведения в период социальных сигналов). Новые данные подтверждают наш аргумент о том, что исходная (то есть без социальных сигналов) мобильность антисоциального контроля, полностью или частично изолированной рыбы очень похожа в период акклиматизации. Эта ограниченная мобильность сохраняется во время фазы социальной реплики, как мы первоначально указывали на основном рисунке.Мы переместили графики мобильности роя в период социальной реплики на Рисунок 1 - дополнение к рисунку 1.

3) «… которые оба не подвергались воздействию социальных сигналов во время анализа (рис. 3A), мы обнаружили значительное увеличение областей, связанных с визуальной обработкой оптического тектума (McDowell et al., 2004) и стрессовыми реакциями заднего туберального отдела. ядро, ПТН "

"

Насколько я могу судить, авторы не пытались оценить идентичность активированных PTN нейронов, и поэтому это утверждение может быть немного сильным.Например, PTN также является основной областью дофаминергических нейронов рыб, связанных с вознаграждением, а также ГАМК-ергических нейронов.

Спасибо, что помогли нам прояснить этот момент. Недавно мы начали анализировать на месте для определения дофаминергических, серотонинергических и ацетилхолиновых маркеров у молоди рыб. Эти предварительные данные показывают, что активированной областью является PTN, однако дофаминергические нейроны - это не те, которые мы видим активированными. Эти дофаминергические нейроны, кажется, окружают активированную область, показанную на рисунке 3A внизу.Мы пока не знаем, какие маркеры экспрессируют эти нейроны. Было показано, что нейроны PTN экспрессируют ГАМК (gad), а также могут коэкспрессировать (vglut2) в дополнение к дофамину (Th2). Мы планируем как можно скорее продолжить описание нейронов PTN, но на данный момент мы улучшили обсуждение PTN и других идентифицированных областей по всей рукописи, чтобы отразить эти возможные альтернативные роли.

4) Абзацы четыре-шесть: К чему были нормализованы данные в этих экспериментах.В предыдущем эксперименте (рис. 2), где авторы смотрят на реакцию социальных областей, они сравнивают социально незащищенных рыб с социально незащищенными рыбами, но здесь этого не может быть, поскольку социально незащищенные рыбы являются частью анализа ( и их уровни активности не равняются единице на нормализованном графике активности).

Спасибо, что подчеркнули эту путаницу. Все индивидуальные карты мозга сначала обрабатывались с использованием нормализации гистограммы интенсивности, как описано в материалах и методах.Как вы указываете, на рисунке 2 мы представляем данные в виде «разностных изображений», чтобы выделить относительные изменения в ответ на воздействие социальных сигналов. На рисунке 3, однако, мы сравниваем группы (то есть контрольные и изолированные) и идентифицируем изменений активности c-fos , которые происходят независимо от представления социальных сигналов, и поэтому мы сообщаем об абсолютном (нормализованная гистограмма) экспрессии c-fos . в разных регионах. Мы подчеркнули разницу в представлении рисунков 2 и 3 в тексте рукописи, чтобы обратить на это внимание читателя.

5) «… и социальная фобия у людей (Schneier et al., 1993; van Vliet et al., 1997)» следует читать: «снижает социальную фобию», а не усиливает.

Спасибо за обнаружение этой ошибки. Соответственно мы изменили текст.

6) «Влияние буспирона на скорость восстановления социальных предпочтений предполагает, что он может снижать тревожность, регулируя пластичность контура, возможно, способствуя подавлению гиперчувствительности, приобретенной в период изоляции»

Авторы ранее количественно оценили тревожное поведение с помощью показателей мобильности (% времени, потраченного на перемещение).Поэтому было бы уместно включить показатель времени, затрачиваемого на движение в минуту, чтобы укрепить это утверждение. В нынешнем виде это утверждение представляет собой интересную гипотезу, но не совсем подтвержденную данными.

Спасибо за предложение этого важного анализа. Теперь мы количественно определили процент времени, перемещающегося в одноминутных ячейках для каждой группы обработки, представленной на рис. 4 A-B, и включили новую панель на рис. 4 (рис. 4C). Результаты показывают, что лечение буспироном увеличивает подвижность частично изолированной рыбы, которая достигает контрольного уровня в течение первой минуты социального анализа.Таким образом, эти новые данные вместе с результатами VPI (рис. 4B) подтверждают аргумент о том, что буспирон снижает тревожность / увеличивает подвижность и что это происходит до восстановления социальных предпочтений. Очень интересное и отличное дополнение к учебе. Еще раз спасибо за предложение.

7) Три комментария к эксперименту по спасению Буспирона:

а) Почему авторы провели этот эксперимент только на частично изолированных рыбах, а не на полностью изолированных? Учитывая различия в поведении и активности мозга между этими двумя моделями, совсем не ясно, что нейронный механизм, который управляет их антисоциальным поведением, одинаков, и поэтому полные изоляты могут не поддаваться лечению буспироном.Это было бы интересным и актуальным дополнением к статье.

Спасибо, что позволили нам уточнить это решение. В дополнение к ответу на комментарий редактора выше, мы хотели бы сказать, что мы (или мы были до блокировки) в настоящее время проводим эксперименты по тестированию лечения буспироном на полностью изолированной рыбе. Однако, учитывая, что у нас ограниченное количество изолирующих резервуаров, и что эти резервуары полностью используются одной рыбой в течение полного трехнедельного периода изоляции, эти эксперименты с полной изоляцией имеют гораздо меньшую пропускную способность.Поэтому, учитывая, что короткие периоды изоляции, вероятно, гораздо более распространены, чем полное отсутствие социального взаимодействия с самого рождения, мы решили начать с частичной изоляции рыб, чтобы проверить возможные методы лечения / спасения. Однако мы согласны с тем, что необходимо проводить полные (или, по крайней мере, более длительные) тесты на изоляцию для любых выявленных кандидатов на лечение.

б) Буспирон спасал антиобщественное поведение у контрольных (неизолированных) рыб, а также у частично изолированных рыб. Основная мысль авторов в статье заключается в том, что нейронные механизмы, которые управляют антисоциальным поведением после изоляции, вызваны повышенной тревожностью и отличаются от тех, которые управляют им в общей популяции.Однако, поскольку буспирон спасал антисоциальное поведение также и в контрольной группе, не означает ли это, что антисоциальные контрольные и антисоциальные частично изолированные животные имеют некоторый нейральный фенотип?

Спасибо, что указали на эту потенциальную путаницу. Неясно, изменил ли буспирон социальные предпочтения антисоциальных контрольных рыб, поскольку мы все еще видим ~ 10% антисоциальных контрольных рыб после лечения лекарствами (Рисунок 4 - рисунок в приложении 1A, левая панель), аналогично пропорции, найденной в необработанная контрольная популяция.Однако, учитывая, что антисоциальные рыбы редко встречаются в нормально выращиваемых популяциях, у нас недостаточно данных, чтобы сделать вывод, что буспирон эффективен только для в снижении беспокойства у изолированных рыб.

c) Если возможно, было бы поучительно выполнить визуализацию нервной активности на животных, получавших буспирон, и, в частности, показать снижение активности в оптической оболочке и PTN, поскольку авторы утверждают, что гиперактивность в этих областях является анксиогенной и ведет к антиобщественному поведению. изолятов.Таким образом, если гипотеза авторов верна, можно ожидать, что лечение буспироном, которое спасает поведение, также снизит активность в этих областях.

Мы полностью согласны с тем, что это интересные эксперименты, которые могут пролить свет на механизм действия буспирона. Мы действительно сохранили и исправили всех рыб, получавших буспирон, чтобы мы могли изучить их функциональную активность, используя c-fosin situs , однако это будет частью будущего исследования, в котором более подробно изучим влияние лечения буспироном.Спасибо за все предложения.

Рецензент № 3:

Это исследование определяет области мозга, которые контролируют социальную поведенческую реакцию на сородичей у социально изолированных и нормально выращиваемых рыбок данио. Мне нравится эта работа, потому что она открывает возможность понять нейротрансмиттеры и области мозга, которые контролируют социальные взаимодействия. Исследование короткое, а представленные данные ясны. В частности, очень впечатляют различия в экспрессии cfos между животными.

Это исследование можно значительно улучшить, если напрямую измерить уровни 5-HT у этих животных (см. Ниже). В отсутствие этого некоторые выводы слишком сильны. У меня также есть несколько предложений по улучшению раздела «Обсуждение» и наведению порядка в написании.

1) Это исследование можно улучшить, напрямую измеряя уровни 5-HT в гипоталамусе изолированной или социально разводимой рыбы. Это можно было сделать с помощью ВЭЖХ. Хвостовой гипоталамус содержит несколько разных типов нейронов, поэтому активность ИЭГ здесь может отражать активацию нескольких систем нейромедиаторов.При отсутствии данных ВЭЖХ необходимо учитывать другие нейротрансмиттеры, которые также могут способствовать этому фенотипу.

Спасибо, что подняли этот вопрос. Мы согласны с тем, что для того, чтобы полностью понять влияние социальной изоляции и механизм действия буспирона, нам необходимо охарактеризовать уровни 5-HT с помощью ВЭЖХ. В настоящее время мы не можем этого сделать, но продолжим эти эксперименты для будущей публикации. Спасибо за предложение.

Мы также планируем измерить уровни экспрессии различных нейротрансмиттеров гипоталамуса после изоляции и лечения лекарствами.Действительно, уже известно, что некоторые из этих маркеров увеличиваются или уменьшаются после выделения, например, дофамин (Shams et al., 2018) и серотонин (Shams et al., 2015). Эти данные были получены при изучении уровня экспрессии в различных областях мозга, но не при разрешении отдельных клеток. Наш поведенческий анализ и анализ изображений должны позволить нам достичь этого разрешения, и мы уже начали выполнять двойной на месте для c-fos и маркеров-кандидатов.Эти данные также будут включены в будущую публикацию.

2) Визуализация головного мозга CFOS четкая, но она теряет какое-либо клеточное разрешение. Выводы будут подкреплены созданием срезов мозга и получением изображений с большим увеличением. Это может включать совместную маркировку специфическими маркерами дофамина и 5-HT нейронов.

Мы полностью согласны с тем, что было бы очень информативно узнать, где и какой тип клеток активируется во время социального просмотра, после изоляции и лечения буспироном.Эти данные вместе с функциональной визуализацией могут пролить больше света на то, как социальная изоляция влияет на социальную сеть и как буспирон может спасти антисоциальный фенотип. Одним из преимуществ использования молоди рыб является то, что их мозг все еще относительно мал, и, следовательно, нам не нужно делать срезы мозга для достижения клеточного разрешения. Мы действительно начали делать двойной на сайте для c-fos и предполагаемых маркеров, и эти данные будут включены в другую публикацию.

3) Реферат нужно переписать, потому что используемое время меняется повсюду.

Спасибо, что указали на это, мы исправили реферат.

4) Второй абзац введения (описывающий изоляцию и экспериментальную установку) не так ясен, и его можно переписать, чтобы упростить понимание.

Спасибо за ваше предложение. Другие рецензенты также отметили это, и теперь мы изменили введение, чтобы улучшить ясность и лучше представить наши основные выводы.

5) Для обозначения областей мозга используется большое количество сокращений. Возможно, лучше заменить все это полными названиями областей мозга. Это также улучшит согласованность - например, вы пишете preoptic (area), но не POA. Это также поможет отличить области мозга от групп обработки (nsc, Pi, Fi) и т. Д.

Это отличное предложение. Теперь текст содержит названия областей полностью, и мы немного изменили аббревиатуры на рисунках, чтобы следовать наиболее распространенным соглашениям, встречающимся в литературе.

6) Аналогичным образом проверьте использование имени повсюду - ср преоптическая зона, преоптика, преоптика.

Спасибо за обнаружение этих несоответствий. Соответственно мы изменили текст.

7) Пропустил ссылку на экспрессию sertb в гипоталамусе. Я бы выделил это более четко, особенно потому, что вы используете буспирон для восстановления поведения в более поздних экспериментах.

Мы согласны с тем, что это важный момент статьи, и мы изменили текст, чтобы подчеркнуть присутствие серотонинергических нейронов в каудальном гипоталамусе.

8) Некоторые вопросы для обсуждения можно улучшить. Уже есть исследования, связывающие POA с социальным поведением рыбок данио, и они должны быть включены сюда. Возможно, что аргинин вазопрессин играет важную роль в этом поведении. Интересно также связать центральный гипоталамус с контролем социального поведения; функция sertb-положительных нейронов хорошо изучена. Опять же, здесь это можно выделить.

Спасибо за отличное наблюдение.Мы расширили нашу дискуссию и включили ваши основные моменты в раздел, описывающий области, по-разному активированные у про- и антисоциальных рыб.

9) Неясно, является ли каудальный гипоталамус, идентифицированный посредством окрашивания cfos, таким же, как вентромедиальный гипоталамус, описанный О'Коннеллом и Хоффманном.

Спасибо, что подчеркнули это. Да, VMH - это регион, который мы видим активированным на наших функциональных картах c-fos . В O’Connell and Hoffmann, 2011 уже известно, что в социальном поведении участвуют две области гипоталамуса: передний гипоталамус и вентромедиальный гипоталамус (VMH).VMH - это часть гипоталамуса, которая является более каудальной и включает область, которую мы видим активированной в наших экспериментах.

10) Последний абзац Обсуждения Я бы убрал термины «одинокий» и «одиночка». Они здесь не нужны и кажутся антропоморфными.

Мы понимаем, что эти два условия могут быть не идеальными. Однако в соответствии с решением редакции мы сохраним их, хотя и с более полным объяснением того, как они применимы к нашему эксперименту с рыбками данио.

Рецензент № 4:

В этой рукописи описывается серия исследований, изучающих влияние социальной изоляции на поведение и нервную активность рыбок данио. В частности, авторы сравнивают «рыб-одиночек», которые по своему выбору проводят мало времени, общаясь с «одинокими» рыбами, изолированными экспериментально, и обнаруживают, что, хотя поведение относительно схоже, нервная активность принципиально отличается, причем последняя спасается за счет снижения уровня серотонина. В целом, бумага мне очень нравится; Авторы приложили значительные усилия и позволяют предположить, что, несмотря на сходство в поведении, изоляция - это не одно и то же.Это может сильно повлиять на то, как мы думаем о социальности в целом и о последствиях изоляции в частности. Однако есть некоторые аспекты рукописи, которые необходимо уточнить.

Основные проблемы:

1) Меня очень беспокоит то, что начальный абзац рукописи плохо справляется с оформлением статьи. Первый абзац должен подготовить читателя к сравнению «одиноких» и «одиноких» рыб и объяснить, почему это важно. Кроме того, во втором абзаце вводятся частичные изолированные рыбы без объяснения причин их важности.Я понял все это к концу рукописи, но статья будет намного сильнее, если читатель знает в первом абзаце, чего ожидать. В частности, я бы добавил концептуальный обзор, который настраивает читателя на все сравнения и подчеркивает, почему каждое из них необходимо и важно.

Спасибо за отличные предложения по улучшению текста. Теперь мы изменили первый и второй абзацы Введения, чтобы включить ваши комментарии, пожалуйста, ознакомьтесь с нашим дополнительным ответом на комментарии редакторов.

2) Единственное место, где я могу найти размер выборки, - это рисунок 1 и параграф, описывающий лечение буспироном. Пожалуйста, предоставьте подробную информацию о размере выборки и о том, была ли она достаточно мощной, во всем или в разделе «Материалы и методы».

Спасибо за обнаружение этого упущения в статье. Теперь мы добавили размеры выборки на панели рисунков или в легенде для всех экспериментов. Наш анализ мощности был основан на измерениях дисперсии, полученных в ходе предыдущей работы по изучению влияния медикаментозного лечения с небольшим эффектом на социальную жизнь (Dreosti et al., 2015). Учитывая размер эффекта буспирона, который мы наблюдали, размеры нашей выборки оказались больше, чем необходимо. Теперь это объясняется в разделе «Материалы и методы».

https://doi.org/10.7554/eLife.55863.sa2

Одинокий или одинокий? | Дайджесты eLife Science

Добавить комментарий + Открытые аннотации. Текущее количество аннотаций на этой странице вычисляется.

Одинокая рыба данио? Изображение предоставлено: адаптировано из работы Линн Кетчам, любезно предоставлено Университетом штата Орегон (CC BY-SA 2.0)

Общение полезно для психического здоровья и благополучия людей. Связи и отношения, которые мы формируем, могут сделать нас более устойчивыми и здоровыми. Исследователи также знают, что продолжительные периоды социальной изоляции и одиночества могут нанести вред нашему здоровью, особенно в раннем детстве. Парадокс в том, что одиночество часто приводит к еще большему снижению желания социальных контактов, что ведет к дальнейшей изоляции. Но не всем нужны социальные контакты. Некоторые люди предпочитают побыть в одиночестве и чувствовать себя более комфортно, избегая социального взаимодействия.

Рыбки данио демонстрируют те же социальные предпочтения. Это, наряду с их прозрачным мозгом, делает их полезной моделью для изучения связей между социальным поведением и активностью мозга. Как и люди, рыбки данио являются социальными животными, и большинство рыб начинают испытывать сильную симпатию к социальным взаимодействиям к тому времени, когда им исполняется несколько недель. Однако небольшое количество рыб-одиночек предпочитают избегать взаимодействия со своими братьями и сестрами или товарищами по аквариуму. Итак, если одиночество подавляет стремление к большему социальному контакту, возникает вопрос, превращает ли изоляция других социальных рыб в одиночек?

Здесь Tunbak et al.используйте рыбок данио, чтобы изучить, как социальная изоляция меняет активность и поведение мозга. Социальные рыбы были изолированы от других в аквариуме на несколько дней. Затем этим так называемым «одиноким рыбам» разрешили снова войти в контакт с другими рыбами. Это показало, что после изоляции ранее социальные рыбы избегали взаимодействия с другими.

С этой экспериментальной установкой Tunbak et al. также сравнили мозги одинокой и одинокой рыбки. Когда рыбы, предпочитающие социальное взаимодействие, лишались социальных контактов, у них повышалась активность в областях мозга, связанных со стрессом и тревогой.Эти одинокие рыбы стали тревожными и очень чувствительными к раздражителям; и их мозговая активность предполагала, что социальное взаимодействие стало подавляющим, а не полезным. Положительно то, что одинокая рыба быстро восстановила свое нормальное социальное поведение, когда ей дали лекарство, снижающее тревожность.

Эта работа дает представление о том, как длительные периоды изоляции могут повлиять на поведение человека. Эти результаты предполагают, что люди могут испытывать беспокойство, возвращаясь к нормальной жизни после долгого пребывания в одиночестве.Более того, результаты показывают, какое влияние социальное взаимодействие и изоляция могут оказать на молодой развивающийся мозг.

Картирование всего мозга социально изолированных рыбок данио показывает, что одинокие рыбы - не одиночки

DOI: 10.7554 / eLife.55863.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Институт биомедицинских исследований Вольфсона, Юниверсити-стрит, Университетский колледж Лондона, Лондон, Соединенное Королевство.
  • 2 Sainsbury Wellcome Center, Howland Street, University College London, Лондон, Соединенное Королевство.
Бесплатная статья PMC

Элемент в буфере обмена

Hande Tunbak et al. Элиф. .

Бесплатная статья PMC Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.7554 / eLife.55863.

Принадлежности

  • 1 Институт биомедицинских исследований Вольфсона, Юниверсити-стрит, Университетский колледж Лондона, Лондон, Соединенное Королевство.
  • 2 Sainsbury Wellcome Center, Howland Street, University College London, Лондон, Соединенное Королевство.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Рыбок данио использовали для оценки влияния социальной изоляции на поведение и функцию мозга.Как и у людей и других социальных видов, ранняя социальная депривация уменьшила социальные предпочтения у молодых рыбок данио. Функциональные карты всего мозга антиобщественной изолированной (одинокой) рыбы отличались от антисоциальной (одинокой) рыбы, встречающейся в нормальной популяции. Эти вызванные изоляцией изменения активности выявили глубокое нарушение нейронной активности в областях мозга, связанных с социальным поведением, обработкой социальных сигналов и тревогой / стрессом. Некоторые из пораженных регионов регулируются серотонином, и мы обнаружили, что социальное предпочтение изолированной рыбы можно спасти, резко снизив уровень серотонина.

Ключевые слова: Буспирон; гипоталамус; изоляция; нейробиология; преоптическая область; социальное поведение; данио.

Резюме на простом языке

Общение полезно для психического здоровья и благополучия людей. Связи и отношения, которые мы формируем, могут сделать нас более устойчивыми и здоровыми.Исследователи также знают, что продолжительные периоды социальной изоляции и одиночества могут нанести вред нашему здоровью, особенно в раннем детстве. Парадокс в том, что одиночество часто приводит к еще большему снижению желания социальных контактов, что ведет к дальнейшей изоляции. Но не всем нужны социальные контакты. Некоторые люди предпочитают побыть в одиночестве и чувствовать себя более комфортно, избегая социального взаимодействия. Данио-рерио демонстрируют те же социальные предпочтения. Это, наряду с их прозрачным мозгом, делает их полезной моделью для изучения связей между социальным поведением и активностью мозга.Как и люди, рыбки данио являются социальными животными, и большинство рыб начинают испытывать сильную симпатию к социальным взаимодействиям к тому времени, когда им исполняется несколько недель. Однако небольшое количество рыб-одиночек предпочитают избегать взаимодействия со своими братьями и сестрами или товарищами по аквариуму. Итак, если одиночество подавляет стремление к большему социальному контакту, возникает вопрос, превращает ли изоляция других социальных рыб в одиночек? Здесь Tunbak et al. используйте рыбок данио, чтобы изучить, как социальная изоляция меняет активность и поведение мозга. Социальные рыбы были изолированы от других в аквариуме на несколько дней.Затем этим так называемым «одиноким рыбам» разрешили снова войти в контакт с другими рыбами. Это показало, что после изоляции ранее социальные рыбы избегали взаимодействия с другими. С этой экспериментальной установкой Tunbak et al. также сравнили мозги одинокой и одинокой рыбки. Когда рыбы, предпочитающие социальное взаимодействие, лишались социальных контактов, у них повышалась активность в областях мозга, связанных со стрессом и тревогой. Эти одинокие рыбы стали тревожными и очень чувствительными к раздражителям; и их мозговая активность предполагала, что социальное взаимодействие стало подавляющим, а не полезным.Положительно то, что одинокая рыба быстро восстановила свое нормальное социальное поведение, когда ей дали лекарство, снижающее тревожность. Эта работа дает представление о том, как длительные периоды изоляции могут повлиять на поведение человека. Эти результаты предполагают, что люди могут испытывать беспокойство, возвращаясь к нормальной жизни после долгого пребывания в одиночестве. Более того, результаты показывают, какое влияние социальное взаимодействие и изоляция могут оказать на молодой развивающийся мозг.

© 2020, Tunbak et al.

Заявление о конфликте интересов

HT, MV, TR, AK, ED Конфликт интересов не заявлен

Цифры

Рисунок 1. Изоляция изменяет поведение социальных предпочтений…

Рисунок 1.. Изоляция меняет поведение в соответствии с социальными предпочтениями и плавательную активность.

Рис. 1. Изоляция изменяет поведение в соответствии с социальными предпочтениями и плавательную активность.

( A ) Гистограммы всех VPI в течение периода социальных сигналов в различных условиях: контроль (C, слева), полная изоляция (Fi, в центре) и частичная изоляция (Pi, справа). Для наглядности красными полосами выделены сильные просоциальные рыбы (+ S, VPI> 0.5), антисоциальная рыба с синими полосами (-S, VPI <-0,5) и серая несоциальная рыба (ns, -0,5 B ) Графики роя, сравнивающие уровни активности рыб в период акклиматизации, выраженные в процентах времени движения (C, n = 380; Fi, n = 47; Pi, n = 157). Показаны средние и стандартные ошибки. ( C ) Графики роя, сравнивающие уровни активности антисоциальных (слева) и социальных (рыбы) рыб во время воздействия визуальных социальных сигналов для каждого условия выращивания (C (-S), n = 39; Fi (-S), n = 21; Pi (-S), n = 53) или (C (+ S), n = 193; Fi, n = 11; Pi (+ S), n = 57).( D ) Временная проекция через видео просоциального контроля, C (+ S), и полностью изолированной, Fi (+ S), рыбы во время воздействия социальных сигналов. Пунктирными линиями отмечена граница между стороной социальных сигналов (SC) и стороной без социальных сигналов (No SC), которая использовалась для расчета VPI.

Рисунок 1 - приложение к рисунку 1 .. Изоляция меняет социальные…

Рисунок 1 - приложение к рисунку 1.. Изоляция меняет поведение в соответствии с социальными предпочтениями и плавательную активность.

Рисунок 1 - приложение к рисунку 1. Изоляция изменяет поведение в соответствии с социальными предпочтениями и плавательную активность.

( A ) Графики роя, сравнивающие уровни активности рыб в социальный период, выраженные в процентах времени движения для каждого условия выращивания (C, n = 380; Fi, n = 47; Pi, n = 157). Показаны средние и стандартные ошибки.( B ) Графики роя, сравнивающие уровни активности антисоциальных (-S) и просоциальных (+ S) рыб во время воздействия визуальных социальных сигналов для каждого условия выращивания (антисоциальный C n = 39; Fi n = 21 ; Pi n = 53) или социальный (C n = 193; Fi n = 11; Pi n = 57). ( C ) (Слева) Графики роя, сравнивающие зависания (паузы движения более 3 с) для одних и тех же групп в A в течение периода акклиматизации, выраженные в процентах времени замораживания для каждого условия выращивания. (Справа) Графики роя, сравнивающие замораживания отдельных антисоциальных (-S) и просоциальных (+ S) групп в B во время периода акклиматизации.( D ) То же представление, что и C для периода социальной реплики.

Рисунок 2 .. Функциональные карты социальной сети…

Рисунок 2 .. Функциональные карты социального мозга нормальной и изолированной рыбы.

Фигура 2.. Функциональные карты социального мозга нормальных и изолированных рыб.

( A ) Схема изготовленного по индивидуальному заказу двухфотонного микроскопа, используемого для получения объемных объемов головного мозга рыб, закрепленных на спинной части вниз (верхняя панель). Горизонтальные срезы просоциальных контрольных рыб (C (+ S)) ответов при увеличении глубины изображения (нижние панели). Изображения - это средние различия между (C (+ S)) и братьями и сестрами, которым не представлены социальные сигналы. Положительные значения (белый цвет) указывают на повышенную экспрессию cFos у социально предпочитающих рыб, а отрицательные значения (черные) указывают на снижение экспрессии.Масштабная линейка составляет 200 мкм. Шкала интенсивности отображается в строке B, , C (+ S). ( B ) Региональный анализ двух различных областей мозга, вовлеченных в социальное поведение: каудального гипоталамуса и преоптической области. Схема анатомических областей и соответствующего окрашивания DAPI показана (верхняя панель) с двумя подобластями, выделенными зеленым цветом. Показаны изображения, показывающие изменения в активации cFos в этих областях для про- (+ S) и антисоциальных (-S) контролей, полностью изолированных и частично изолированных рыб.Изображения представляют собой горизонтальные срезы средней разницы между каждой тестовой группой и соответствующей им группой братьев и сестер, не представленной социальной репликой. Шкала 100 мкм. Шкала интенсивности отображается для каждой группы. ( C ) Среднее изображение экспрессии Th2, Th3, Slc6a4b и DAT в том же участке каудального гипоталамуса, что и 2B (n = 3 каждый). Шкала 100 мкм. ( D ) Сводные графики, показывающие изменение активации cFos для четырех различных областей мозга, рассчитанных с использованием изображений средней разницы, показанных в ( B ), и с использованием трехмерных масок (одна плоскость каждой области масок показана зеленым цветом. в B ).Положительные значения указывают на увеличение экспрессии cFos; звездочками отмечены существенные изменения по сравнению с отсутствием братьев и сестер по социальным подсказкам. D = дорсальный и V = вентральный каудальный гипоталамус; Pa = вентролатеральная преоптическая область, PM = дорсальная преоптическая область.

Рисунок 3 .. Изменения в исходной мозговой активности…

Рисунок 3.. Изменения базовой активности мозга после изоляции.

Рисунок 3 .. Изменения в исходной активности мозга после изоляции.

( A ) Изображения двух областей, которые показывают сильную активацию c-fos у полностью изолированной рыбы, независимо от социальных стимулов (зрительного нерва и заднего туберального ядра (PTN)). Схемы горизонтальных разрезов и соответствующее изображение DAPI показаны на левых панелях.Одна плоскость областей 3D-маски, используемая для последующего анализа, обозначена (зеленым). Изображения активности нейронов c-fos полностью изолированной рыбы, рассчитанные как средние различия между полностью изолированной (Fi) рыбой и нормально выращенной рыбой без социальных сигналов (nsc), показаны на правой панели. Шкала 200 мкм. ( B ) Сводные графики, показывающие нормализованную экспрессию c-fos в оптическом тектуме и 3D-масках PTN для каждого экспериментального условия: несоциальный сигнал (nsc), просоциальный (+ S) и антисоциальный (-S) для все контрольные (C), полностью изолированные (Fi) и частично изолированные (Pi) рыбы.

Рисунок 4. Буспирон спасает социальные предпочтения в…

Рисунок 4. Буспирон спасает социальные предпочтения изолированной рыбы.

( A ) Гистограмма VPI…

Рисунок 4.. Буспирон спасает социальные предпочтения изолированной рыбы.

( A ) Гистограмма VPI в течение периода социального сигнала у частично изолированных (Pi) рыб, обработанных 30 мкМ и 50 мкМ буспирона (в сочетании). Для наглядности полосы окрашены, как на рисунке 1. ( B ) Значения VPI, рассчитанные в интервале времени в одну минуту для элементов управления (C, черная линия, n = 380), частично изолированных (Pi, синяя линия, n = 157), и Pi, обработанный буспироном (Pi + B, зеленая линия, n = 118). Обратите внимание, как рыба, обработанная буспироном, восстанавливает нормальные социальные предпочтения в течение первых 5 минут.( C ) Процент времени перемещения, рассчитанный в одноминутных ячейках для той же рыбы, что и B , тонкие линии показывают стандартную ошибку.

Рисунок 4 - приложение к рисунку 1. Буспирон спасает социальные сети…

Рисунок 4 - приложение к рисунку 1.. Буспирон спасает социальные предпочтения изолированной рыбы.

Рисунок 4 - приложение к рисунку 1. Буспирон спасает социальные предпочтения изолированной рыбы.

( A ) Гистограммы VPI в течение периода социальных сигналов у контрольных рыб, получавших 30 мкМ буспирона, и у частично изолированных рыб, обработанных 30 мкМ и 50 мкМ буспирона. Полосы окрашены, как на рисунке 1. ( B ) Значения VPI, рассчитанные в одноминутных временных интервалах для контролей, обработанных 30 мкМ буспирона, рыб Pi, обработанных 30 мкМ, и частично изолированных рыб, обработанных 50 мкМ буспирона. , тонкие линии обозначают стандартную ошибку.

Похожие статьи

  • Хроническая социальная изоляция влияет на тигмотаксис и уровни серотонина в мозге у взрослых рыбок данио.

    Шамс С., Чаттерджи Д., Герлай Р. Shams S, et al. Behav Brain Res. 2015 1 октября; 292: 283-7. DOI: 10.1016 / j.bbr.2015.05.061. Epub 2015 25 июня. Behav Brain Res. 2015 г. PMID: 26119237

  • Ранняя социальная депривация не влияет на реакцию кортизола на острый и хронический стресс у рыбок данио.

    Шамс С., Хан А., Герлай Р. Shams S, et al. Стресс. 2021 Май; 24 (3): 273-281. DOI: 10.1080 / 10253890.2020.1807511. Epub 2020 26 авг. Стресс. 2021 г. PMID: 32781882

  • Изучение социальной изоляции и одиночества в сочетании с социальной поддержкой и психологическим стрессом с использованием данных Канадского лонгитюдного исследования старения (CLSA).

    Менек В.Х., Ньюолл Н.Е., Маккензи С.С., Шоштари С., Новицки С.Менек В.Х. и др. PLoS One. 2020 23 марта; 15 (3): e0230673. DOI: 10.1371 / journal.pone.0230673. Электронная коллекция 2020. PLoS One. 2020. PMID: 32203553 Бесплатная статья PMC.

  • Интеграция социальности, моноаминов и нейроэндокринологии стресса в моделях рыб: приложения в нейробиологии.

    Соарес М.С., Герлай Р., Максимино К. Соарес М.С. и др. J Fish Biol.2018 август; 93 (2): 170-191. DOI: 10.1111 / jfb.13757. J Fish Biol. 2018. PMID: 30043474 Рассмотрение.

  • Увидеть всю картину: комплексный подход к визуализации функционального картирования цепей у рыбок данио.

    Feierstein CE, Portugues R, Orger MB. Feierstein CE, et al. Неврология. 2015 18 июня; 296: 26-38. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2014.11.046.Epub 2014 27 ноября. Неврология. 2015 г. PMID: 25433239 Рассмотрение.

Процитировано

4 статья
  • Оптимизированный протокол для обучения избеганию условных мест у молодых рыбок данио.

    Палумбо Ф., Сернелс Б., Якси Э. Palumbo F и др.STAR Protoc. 2021 год, 12 апреля; 2 (2): 100465. DOI: 10.1016 / j.xpro.2021.100465. eCollection 2021 18 июня. STAR Protoc. 2021 г. PMID: 33912851 Бесплатная статья PMC.

  • Нейронные субстраты, участвующие в обработке когнитивной информации костистых рыб.

    Кальво Р., Шлуссель В. Кальво Р. и др. Anim Cogn. 2021, 27 апреля. Doi: 10.1007 / s10071-021-01514-3. Онлайн до печати.Anim Cogn. 2021 г. PMID: 33

    8 Рассмотрение.

  • Обогащение лабораторных рыбок данио - Обзор доказательств и проблем.

    Стивенс СН, Рид Б.Т., Хокинс П. Stevens CH, et al. Животные (Базель). 2021 5 марта; 11 (3): 698. DOI: 10.3390 / ani11030698. Животные (Базель). 2021 г. PMID: 33807683 Бесплатная статья PMC. Рассмотрение.

  • Поведение животных: обучение социальному дистанцированию.

    Дреости Э., Лопес-Шир Х. Dreosti E, et al. Curr Biol. 2020 Октябрь 19; 30 (20): R1275-R1276. DOI: 10.1016 / j.cub.2020.08.072. Curr Biol. 2020. PMID: 33080202 Бесплатная статья PMC.

Рекомендации

    1. Бакстрём Т., Винберг С. Серотонин координирует реакцию на социальный стресс - чему мы можем научиться у рыб.Границы неврологии. 2017; 11: 595. DOI: 10.3389 / fnins.2017.00595. - DOI - ЧВК - PubMed
    1. Барба-Эскобедо PA, Gould GG.Визуальные социальные предпочтения одиноких рыбок данио в новой среде: напряжение и анксиолитические эффекты. Гены, мозг и поведение. 2012; 11: 366–373. DOI: 10.1111 / j.1601-183X.2012.00770.x. - DOI - ЧВК - PubMed
    1. Bencan Z, Sledge D, Levin ED.Эффекты буспирона, хлордиазепоксида и диазепама в модели беспокойства у рыбок данио. Фармакология, биохимия и поведение. 2009; 94: 75–80. DOI: 10.1016 / j.pbb.2009.07.009. - DOI - ЧВК - PubMed
    1. Бренд Т, Холли С.А.Цельное крепление рыбок данио Двойная флуоресцентная гибридизация высокого разрешения in situ. Журнал визуализированных экспериментов. 2009; 25: 29. DOI: 10,3791 / 1229. - DOI - ЧВК - PubMed
    1. Cacioppo JT, Cacioppo S, Capitanio JP, Cole SW.Нейроэндокринология социальной изоляции. Ежегодный обзор психологии. 2015; 66: 733–767. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-010814-015240. - DOI - ЧВК - PubMed

Показать все 44 ссылки

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, Non-U.С. Правительство

Условия MeSH

  • Гибридизация in situ, флуоресценция

LinkOut - дополнительные ресурсы

  • Полнотекстовые источники

  • Базы данных молекулярной биологии

30 признаков того, что вы одиночка

Как вы думаете, свернуться калачиком с хорошей книгой лучше вечеринки в любой день недели? Считаете ли вы победой, когда целый день ни с кем не разговаривали? Ваша кошка знает о вашей личной жизни больше, чем большинство ваших друзей? Если вы ответили «да» на любой из этих вопросов, возможно, вы одиночка.

Однако то, что термин «одиночка», возможно, приобрел некоторые негативные коннотации, вовсе не означает, что быть одним из них - это плохо - есть свидетельства того, что одиночки не несчастны по своей природе и во многих случаях обладают более высоким интеллектом. чем их коллеги-экстраверты. Фактически, согласно социологам Николасу Кристакису и Джеймсу Фаулеру, соавторам книги Connected: The Surprising Power of Our Social Networks and How Они формируют нашу жизнь , если вы не очень социальная бабочка, вы - как ни странно - в хорошей компании.Согласно одному исследованию, проведенному авторами, у подавляющего большинства опрошенных взрослых американцев было только два члена семьи, которых они считали близкими друзьями, в то время как другие оценки предполагают, что от одной трети до половины взрослого населения являются интровертами.

«Одиночки, как правило, интроверты. Им нравится жить в компании, и им нравится выбирать, как проводить свое время, чтобы следовать своим интересам», - говорит психотерапевт Карен Р. Кениг, LCSW, M.Ed. "Именно здесь они получают сок, а не от общения с другими людьми."Если это похоже на вас, читайте дальше, чтобы обнаружить некоторые верные признаки того, что вы - одиночка. И если вам интересно, почему полет в одиночку может быть хорошей вещью, откройте для себя эти 20 причин, по которым время, проведенное в одиночестве, важно для вашего здоровья.

Если вы одиночка, идеальный вечер лучше не проводить в городе. На самом деле, вы думаете, что лучшее место в доме - прямо в вашей гостиной. Однако это не значит, что вам не нравится выходить на улицу - это просто означает, что вы знаете, что лучшая компания - ваша собственная.А если вы хотите, чтобы время, проведенное в одиночестве, было более расслабляющим, ознакомьтесь с этими 30 легкими способами борьбы со стрессом.

Одиночество не обязательно означает, что вы избегаете всех социальных функций, но это означает, что вы тщательно их выбираете и что вам обычно нужно время, чтобы потом восстановиться. «Как интроверты, многие из них могут быть ошеломлены чрезмерным общением», - говорит Кениг. "Но многие одиночки наслаждаются компанией других, если у них есть выбор принимать их в малых дозах.«

Shutterstock

Тот факт, что вы одинокий, не означает, что вы всегда стремитесь побыть в полном одиночестве - на самом деле, многие одиночки - преданные родители домашних животных. Если вы одиночка, ваши пушистые друзья могут показаться даже лучшими собеседниками, чем ваш средний человек (или, по крайней мере, лучшими слушателями). Тем не менее, существует некоторая связь между одиночеством и той четвероногой компанией, которую вы держите: исследователи из Техасского университета в Остине обнаружили, что владельцы кошек чаще бывают интровертами, чем те, у кого есть собачьи компаньоны.А чтобы узнать больше о том, чтобы ценить своих пушистых друзей, ознакомьтесь с этими 15 удивительными преимуществами усыновления домашнего питомца.

Если вы одиночка, идея отправиться в переполненный бар и попытаться встретиться с кем-то лично звучит так же приятно, как и протыкать корневой канал - без анестезии . И хотя онлайн-знакомства намного удобнее, идея встретиться с любым из ваших предполагаемых свиданий требует много умственной энергии.

Shutterstock

Согласно вашей книге, лучший способ сделать что-то правильно - это сделать это в одиночку.Это означает, что когда вам поручают выполнить групповой проект, вы стремитесь как можно скорее разделить работу, чтобы не застрять с болтливым партнером.

Темная комната, в которой никто не разговаривает, - это практически ваше представление о небесах, поэтому вы частый кинозритель-одиночка. Для вас ни в малейшей степени не имеет значения, что вы окружены людьми на свиданиях или с их друзьями - для вас просмотр сольного фильма имеет больше смысла.

Ах, сладкое облегчение отмененных планов.Хотя вы действительно испытываете некоторую искреннюю обеспокоенность, когда друг сообщает вам, что они заболели гриппом, вы также вздыхаете с облегчением, зная, что чем меньше времени вы проводите с ним, тем больше времени проводите сами.

Shutterstock

Если это невозможно передать в цифровом виде, не стоит делать это в своей книге. Вы общаетесь с работой через мессенджер, заказываете еду через приложение и отправляете информацию своей семье через групповой чат - для вас это не только более оперативный способ передачи информации, но и защита от неизбежного истощения, которое сопровождает большинство личных контактов. разговоры и сеансы Skype.

Shutterstock

Тот факт, что вы в значительной степени предпочитаете собственную компанию, не означает, что вы не хотите романтических отношений. Однако это означает поиск баланса между тем, чтобы заставить другого человека почувствовать себя ценным, и дать себе достаточно времени, чтобы побыть одному. «Одиночки могут быть очень увлечены и преданы людям, которых они любят и о которых заботятся, но даже с ними им нужно время для себя», - говорит Кениг. И если вы думаете, что вам лучше жить без обременений, убедитесь, что вы знаете эти 40 причин, почему быть одиноким в свои 40 лет - это величайшая вещь на свете.

Shutterstock

Вы никогда не понимали, что такое клеймо против еды в одиночку. Фактически, вы воспользуетесь практически любой возможностью, чтобы поесть в одиночестве. Для вас ваша любимая книга - это такая же большая компания за едой, как и ваш друг, а в вашей потрепанной копии Анна Каренина никогда не просит разделить десерт.

Shutterstock

Когда ваш телефон звонит, ваш разум начинает метаться: кто звонит? Чего они хотят? Они собираются оставить… автоответчик ?! Текстовые сообщения - всегда более удобное средство общения для вас, и вы не единственный, кто так думает.Недавний опрос, проведенный OpenMarket, показывает, что 75 процентов миллениалов ответят на текстовые сообщения по телефону в любой день недели.

Shutterstock

Быть одиночкой не означает, что вы не хотите оставаться на связи, это просто означает, что вы предпочитаете делать это на расстоянии. Вам нравится видеть все основные моменты из жизни ваших друзей - их свадьбы, их продвижение по службе, рождение их детей - но для вас эту информацию лучше всего получить из-за экрана.

Если вы одинок, вы знаете, что сон в одиночестве - один из величайших подарков, которые вы можете себе преподнести, и у вас есть две односпальные кровати, достаточно большие для вас и никого другого, чтобы Докажите это.В любом случае, почему вы позволяете кому-то храпеть, шлепаться из стороны в сторону и пытаться вас обнять, что мешает вам хорошо выспаться?

Три слова, которые вы меньше всего хотели бы услышать от кого-то в офисе, это не «Вас уволили», а «Выпить после работы?» Хотя проводить время с коллегами - неизбежное зло для вас, мысль о добавлении часов к вашему времени вместе в переполненном баре кажется наказанием, а не наградой.

Есть несколько вещей, которые вам нравятся меньше, чем разговор с незнакомцем на улице.Имея это в виду, вы предпочитаете одежду, которая не будет броской - вас никогда не поймают мертвым в футболке с логотипом или брюках с надписью на ягодицах.

Когда другие люди представляют себе отпуск своей мечты, они представляют друзей и семью, идущих с ними. Для вас максимальное расслабление означает все время летать в одиночку. На ваш взгляд, нет ничего лучше, чем осмотреть достопримечательности в одиночку и все делать по своему расписанию. А если вы хотите расслабиться в одиночестве, забронируйте следующий отпуск в одном из 20 самых дзен-мест на Земле.

Shutterstock

Тот факт, что вы одинок, не означает, что у вас нет друзей. Фактически, у вас есть отличная сеть поддержки, хотя и тщательно отобранная. «Одиночек часто неправильно понимают, поскольку всех считают антисоциальными. Некоторые так, а некоторые нет», - говорит Кениг.

Вы хотели бы попробовать SoulCycle, и Zumba заинтриговала вас, но пока вы застряли, крутя педали и танцуя в одиночестве в своей гостиной. Хотя вы не против духа товарищества, сама по себе мысль о том, чтобы инструктор поговорил с вами лично, пока вы потеете, или какое-либо давление, чтобы заставить вас попробовать смузи после тренировки, не стоит риска.

Расписание Shutterstock

- это ваше дело, поэтому планы в последнюю минуту, как правило, действуют вам на последние нервы. Вы должны знать, что у вас будет достаточно времени, чтобы побыть в одиночестве, желательно как до, так и после каких-либо социальных дел, поэтому вы никогда не расстраиваетесь, отказываясь от планов, которые оставляют вам только несколько минут на подготовку.

Shutterstock

Делаете ли вы покупки в продуктовом магазине, на работе или просто идете по улице, вы можете держать пари, что у вас есть наушники. В своем стремлении не беспокоить посторонних вы носите наушники практически везде, где бы вы ни находились, независимо от того, слушаете ли вы музыку или нет.

Для многих людей посещение бара или кафе и заказ возлияния в одиночку является признаком того, что у вас проблемы. Для вас это вполне приемлемый способ насладиться бокалом вина. Вы приходите с книгой, выбираете место, где, по вашему мнению, вас меньше всего будут беспокоить другие люди, и наслаждаетесь отсутствием компании.

Shutterstock

Если вы хотите очистить голову, вы знаете, что нет лучшего способа сделать это, чем отправиться в путь в одиночку, не помня о пункте назначения.В то время как автомобильные поездки с группой друзей или членов семьи кажутся кошмаром, поездка за рулем в одиночку всегда восстанавливает силы.

Shutterstock

Есть несколько вещей, которые вы ненавидите больше, чем светская беседа. Эти «как дела» и «что нового» для вас как гвозди на классной доске, и вы никогда не поймете, почему люди так стремятся заполнить мертвое пространство бессмысленной болтовней.

Пока вы переносите тяжелую работу с 9 до 5, ваша главная мечта - работать из дома.В конце концов, вас беспокоит не сама работа - это постоянные перерывы со стороны ваших коллег и ожидание того, что вы проведете свое драгоценное свободное время вне офиса, общаясь с ними. К счастью, похоже, что в этом отделе дела обстоят лучше. Согласно исследованию Gallup, 43 процента американских рабочих заявили, что им разрешили работать из дома хотя бы часть времени, что на четыре процента больше, чем в 2012 году. И если вы мечтаете никогда больше не ездить на работу, изучите 25 работ из дома. с самыми высокими зарплатами.

Вы не из тех людей, которые проводят весь день, разговаривая с окружающими вас людьми - на самом деле, вы часто понимаете, что не сказали больше, чем несколько слов другим людям в течение всего дня. Тем не менее, когда вы разговариваете с кем-то, кому доверяете, вы, как правило, сразу предоставляете много информации. В конце концов, никогда не знаешь, когда у тебя появится еще один шанс.

Вы знаете, что ваш тип личности не кричит «приветствовать» других, поэтому вы часто сталкиваетесь с неприступными.К счастью, вы достаточно осведомлены о себе, чтобы понять, что это означает, что вам часто приходится самому решать вопросы, независимо от того, хотите ли вы получить повышение по службе или хотите, чтобы ассоциация вашего домовладельца внесла какие-то серьезные изменения, а это означает, что вы не боимся высказываться, когда это необходимо.

Все мы знаем тех людей, которые высасывают весь воздух из комнаты, когда начинают рассказывать историю - и это определенно не вы. Вам никогда не нравилось быть в центре внимания; Хотя вам нравится, когда вас считают компетентным, вас не волнует, всегда ли ваша роль играет второго плана.

Вероятность того, что вы явитесь совершенно незваным на вечеринку по случаю дня рождения незнакомца, так же велика, как и вероятность того, что вас поймают в спортзале в часы пик. Шансы, что вы столкнетесь с одними и теми же людьми - или, что еще хуже, с кем-то, кого вы действительно знаете, - слишком велики, поэтому вы никогда не попадете в спортзал прямо перед работой, во время обеда или сразу после работы. Единственный раз, когда вас поймают в тренажерном зале, - это до рассвета или после наступления темноты.

Shutterstock

Любой, кто вас знает, знает, что вы не болтуны.И учитывая, насколько вы цените, когда вас считают умным, вы не торопитесь, когда вам задают вопрос. Некоторым это может показаться чрезмерным анализом, но вы знаете, что это может быть ваш единственный шанс донести свою точку зрения, и для вас важно, чтобы, когда вы разговариваете с другими, вы делаете все возможное. К счастью, исследования подтверждают ваше высокое мнение о себе. Исследование, опубликованное в British Journal of Psychology , показывает, что очень умные люди менее счастливы, когда они регулярно взаимодействуют с другими.

Shutterstock

Хотя многие люди считают одиночек и интровертов робкими, вы определенно не воспринимаете себя таким образом. На самом деле, ваша интровертность не означает, что вы не хотите узнавать об окружающем мире. Как раз наоборот: вы стремитесь исследовать при каждой возможности, вы просто предпочитаете делать это в одиночку. А учитывая, насколько люди сосредоточены на превращении каждого мероприятия в социальное мероприятие, вы определенно думаете, что для вас немного смелости нарушить эту тенденцию. А если вы хотите, чтобы ваша самооценка взлетела, начните с этих 70 гениальных уловок, которые повысят вашу уверенность.

Чтобы узнать больше удивительных секретов о том, как прожить свою лучшую жизнь, нажмите здесь , чтобы подписаться на нашу БЕСПЛАТНУЮ ежедневную рассылку новостей !

Evolution отбирает «одиночек», которые держатся подальше от коллективного поведения - по крайней мере, в слизистой плесени - ScienceDaily

Нелегко быть одиночкой - того, кто сопротивляется притяжению толпы, кто идет к своим собственный барабанщик.

Но одиночки существуют во всем мире природы, и они могут просто служить определенной цели, сказала Корина Тарнита, доцент кафедры экологии и эволюционной биологии.Она привела примеры одиночек, которые не принимают участие в коллективных действиях своего вида: небольшое стадо, которое пропускает великую миграцию антилоп гну, саранча, отделяющаяся от стаи и возвращающаяся к спокойному поведению кузнечиков, горстка бамбука, распустившаяся за несколько дней до этого. или после остальных видов и слизистых форм, которые свисают с образования качающихся башен, изученных принстонским светилом Джоном Боннером.

«Теперь, когда мы начинаем его искать, мы понимаем, что многие системы не полностью синхронизированы - и очень неприятно думать, что в этой несовершенной синхронизации может быть что-то», - сказал Тарнита."Люди, которые не синхронизированы с большинством населения, существуют и в людях. Мы называем их несоответствующими или гениями, противниками или провидцами, во многом в зависимости от того, как остальная часть общества думает об их поведении, но они, безусловно, существовать."

Для Тарнита проблема с коллективными системами, такими как миграции антилоп гну и стаи саранчи, заключается в том, что они не легко поддаются экспериментальным манипуляциям, проверке, являются ли одиночки случайным или предсказуемым количеством, возможно, подверженным естественному или культурному отбору.Но она и ее сотрудники нашли идеальную систему для проверки этих вопросов: клеточную слизевую плесень, Dictyostelium discoideum. В выпуске от 18 марта PLoS Biology они продемонстрировали, что эволюция действительно может выбирать одиночное поведение в слизистой плесени. Одиночки - это одновременно экологический и эволюционный план страхования, способ диверсифицировать генетический портфель для обеспечения выживания социального, коллективного поведения.

Взгляните на скромную слизевую плесень. Как видно из множества видеороликов, которые Боннер сделал за свою семидесятилетнюю карьеру, когда им угрожает голод, крошечные амебы сливаются в слизеподобных существ, которые затем собираются в большую качающуюся башню, которая растет вверх с растущей слизистой вершиной - пока эта вершина не прилипнет к невольно проезжающему мимо насекомому, устойчивые к голоду споры автостопом улетят в мир, в то время как все особи, составляющие основу и стебель, погибнут.Другими словами, коллективная фаза необходима для выживания и рассредоточения.

«Всякий раз, когда система имеет коллективное поведение, это так привлекает внимание и так здорово - и, как люди, мы склонны смотреть на то, что привлекает внимание», - сказал Фернандо Россине, аспирант лаборатории Тарниты и один из двух соавторы статьи.

Но что привлекло внимание Тарнита, так это одиночки из слизистой плесени, амебы, которые сопротивляются биохимическому призыву к формированию башни. Она впервые заметила их за неделю до того, как начала работать преподавателем в Принстоне в 2013 году.

«Я был на конференции, и докладчик демонстрировал видео, на которых слизевые плесени совершают это очень сложное коллективное поведение, и все они полны решимости достичь центра скопления», - сказала Тарнита. «Все, кроме некоторых, я заметил: кое-где отдельные разбросанные по пластине клетки, казалось, вообще не реагировали на этот процесс агрегации».

Она спросила об этих одиноких камерах, и оратор отклонил их как «ошибки». «Другими словами, как мы можем ожидать, что миллионы ячеек объединятся, если не останется нескольких случайных отставших?» объяснила Тарнита.

Когда она добралась до Принстона, Тарнита связалась с Эллисон Сгро, которая в то время работала научным сотрудником в лаборатории Томаса Грегора, профессора физики и биофизики. Сгро сейчас является доцентом кафедры биомедицинской инженерии и физики в Бостонском университете.

Вместе Тарнита и Сгро «только начали немного тыкать в одиночек», - сказала Тарнита. Они протестировали одиночек, чтобы увидеть, есть ли у них какие-либо недостатки, но не смогли найти в них ничего плохого. Одиночки будут есть, если им дают пищу, и они могут делиться и производить потомство и делать все, что делает здоровая слизистая плесень.А когда они голодали, их потомство могло собраться в репродуктивную башню, которой раньше сопротивлялись их родители. Но и они оставили после себя одиночек.

Как эколог-теоретик, Тарниту привлекают эти естественные головоломки, которые она решает с помощью математических моделей. На этот раз она начала с нескольких фундаментальных вопросов: что, если несколько одиночек держатся подальше от башни - это не просто ошибка? Что, если это действительно часть стратегии этого организма? Как это могло работать?

В предыдущей статье Тарнита и ее соавторы, в том числе Сгро и Рикардо Мартинес-Гарсиа, тогдашний постдок Тарниты, ныне доцент кафедры биологической физики в Южноамериканском институте фундаментальных исследований в Бразилии, выдвинули теорию что может иметь смысл оставить некоторую часть популяции слизистой плесени, чтобы воспользоваться преимуществами любых ресурсов, которые могут вернуться в окружающую среду, в то время как остальные клетки собираются.Они показали, что это теоретически возможно, но мечта заключалась в том, чтобы в конечном итоге полностью охарактеризовать поведение одиночки экспериментально.

В течение нескольких лет несколько аспирантов решали эту проблему, но задачи казались непреодолимыми. Например, самый первый шаг к характеристике этих одиночек требовал умения строго и точно их подсчитать. Но амебы имеют неописуемую, бесформенную форму, из-за чего трудно отличить одну клетку от крошечной группы из двух или трех клеток.

На место пришла Россин, которую Тарнита описывает как «необычайно творческую, как концептуально, так и экспериментально». Под руководством Сгро, а также Грегора, в лаборатории которого проводились все экспериментальные работы, Россин приступила к освоению системы.

Во-первых, он был удивлен, обнаружив, что одиночек гораздо больше, чем кто-либо мог себе представить. Когда он начал пытаться повторить эксперименты других исследователей со слизистой плесенью, Россин обнаружил, что эти ученые тщательно оптимизировали условия, чтобы побудить максимальное количество слизистых форм присоединиться к башне, но даже тогда несколько одиночек сдержались.«Даже в этих очень, очень идеализированных условиях нельзя исключать одиночек, потому что вы просто не можете - они являются частью процесса», - сказал он. Когда Россин проводил эксперименты с плесневыми грибами, собранными в дикой природе, он был поражен, увидев, что до 30% предпочитают одиночную жизнь коллективным действиям.

Затем последовал второй сюрприз: первоначальное предложение Тарниты о природе этих одиночек оказалось правильным только наполовину. Когда Россин точно подсчитал одиночек, он подтвердил гипотезу Тарниты о том, что это определенно не случайные ошибки, а наследственная черта.Однако, как она предполагала, они не были постоянной частью первоначальной популяции голодающих клеток. Напротив, их количество зависело от плотности населения. Другими словами, одиночки не подбрасывали монетку и не решали сами по себе оставаться в стороне, как сначала предполагала Тарнита.

Они обнаружили, что в самых маленьких популяциях все клетки остаются одиночками. Выше определенного порога действительно существует устойчивая доля амеб, которые избегают строительства башен, но при достаточно большой начальной популяции количество одиночек стабилизировалось.

«Это было воодушевляюще, потому что это означало, что мы изначально были правы в том, что одиночки совсем не скучные, но это также означало, что теоретически нам нужно было вернуться к чертежной доске», - сказала Тарнита. Под руководством Мартинеса-Гарсиа (имеющего награды первого автора) и при постоянном участии Россин работа по моделированию заняла несколько лет, и на ее разработку ушло несколько лет, чтобы дать понимание экспериментальных результатов.

Их сочетание экспериментирования и теоретического моделирования ставит эту работу на «рубеж нашего понимания», - сказала Сильвия Де Монте, модельер экоэволюционной динамики популяции с CNRS, IBENS, Париж и Институтом Макса Планка, которая не принимала участия в этой работе. это исследование.«Этот междисциплинарный подход проливает новый свет на процессы, лежащие в основе формирования и эволюции агрегированной многоклеточности», - сказала она. «Тарнита и ее коллеги предоставляют доказательства того, что доля одиночных клеток в социальной амебе Dictyostelium discoideum не определяется просто каждой клеткой, подбрасывающей монету в отдельности. Вместо этого она является результатом взаимодействия между [организмом] и окружающей средой».

Коллективные действия приносят огромные выгоды, но они часто сопряжены с риском, будь то мошенники, подрывающие сотрудничество, необходимое для строительства башни с плесенью, или чума крупного рогатого скота - инфекционная болезнь, также известная как чума крупного рогатого скота, которая агрессивно распространяется среди густых мигрантов гну.Одиночки, которые отступают, могут, таким образом, служить стратегией хеджирования ставок, гарантируя, что ущерб, нанесенный большинству, не уничтожит все население или его способность быть социальным. Другими словами, что парадоксально, одиночки могут быть ключом к сохранению социального аспекта этих систем - они сами не являются социальными, что делает их неуязвимыми для всех видов угроз, с которыми сталкиваются коллективы, но их потомки сохраняют способность быть социальные в правильных условиях, поэтому социальность сохраняется.

«Это хеджирование социальных ставок», - сказала Россин. «И из наших выводов следует захватывающий вывод, что, по крайней мере, для слизистых плесени, решение не становиться частью коллектива на самом деле принимается коллективно. Все клетки как бы химически разговаривают друг с другом:« О, ты собираешься? Думаю, я останусь. Чтобы стать одиночкой, нужно общение ».

«Работа была успешной только благодаря замечательному междисциплинарному духу, который характеризует кампус Принстона», - сказал Тарнита.«Высокая плотность действительно умных людей, которые все приучены к междисциплинарному мышлению, позволяет очень легко начинать сотрудничество и даже выпускать такие статьи, все авторы которых из Принстона», - сказала она.

Сделает ли нас одиночество одиночество в одиночестве? Снижение социальных предпочтений у изолированных рыбок данио вызвано стрессом и тревогой, а не наблюдаемыми антисоциальными паттернами - ScienceDaily

За последние несколько месяцев по крайней мере половина населения мира пострадала от той или иной формы изоляции из-за COVID-19, и многие из нас испытывают влияние социальной изоляции.Одиночество влияет как на психическое, так и на физическое здоровье, но, как это ни парадоксально, может также привести к снижению тяги к социальному взаимодействию. Чтобы понять механизм этого парадокса, исследователи UCL из Института Вольфсона и Sainsbury Wellcome Center исследовали социальное поведение рыбок данио. Их результаты опубликованы в eLife .

Большинство рыбок данио демонстрируют просоциальное поведение, но примерно 10% - рыбы-одиночки, которые не любят социальных сигналов и демонстрируют иную мозговую активность, чем их просоциальные братья и сестры.Однако даже обычно социальные рыбки данио избегают социального взаимодействия после периода изоляции. Аспиранты Ханде Тунбак и Мирейя Васкес-Прада, научный сотрудник постдокторантуры Томас Райан, доктор Адам Кампфф и сэр Генри Дейл Веллком, научный сотрудник Елена Дреости, решили проверить, имитирует ли активность мозга изолированных рыбок данио активность рыб-одиночек, или же на игру влияют другие силы. .

Чтобы исследовать эффекты изоляции, исследователи изолировали обычно социальных рыбок данио от других рыб в течение двух дней, а затем сравнили активность их мозга с рыбками данио, которые демонстрировали отвращение к социальному взаимодействию, не будучи изолированными.Изолированная рыба продемонстрировала чувствительность к раздражителям и увеличила активность в областях мозга, связанных со стрессом и тревогой. Эти эффекты изоляции были быстро преодолены, когда рыба получила лекарство, снижающее тревожность.

Различия между рыбами-одиночками и их братьями и сестрами были обнаружены в основном в гипоталамусе, области мозга, ответственной за социальное вознаграждение. Гипоталамус рыб-одиночек не демонстрировал такой же паттерн активации во время социального воздействия, как его типичные аналоги, что указывает на то, что рыбы-одиночки не получают вознаграждения так же, как обычные рыбы, во время социальных взаимодействий.

Напротив, «одинокие» рыбы - те, которые демонстрировали типичное социальное поведение и были изолированы, - демонстрировали гиперчувствительность к стимулам и активацию областей мозга, связанных со стрессом и тревогой. Одинокая рыба испытывала отрицательные последствия социального взаимодействия, тогда как рыба-одиночка просто не получала вознаграждения.

«Детальный вид мозга рыбок данио может дать важные подсказки для всех нас, кто в настоящее время испытывает последствия социальной изоляции», - говорит доктор Елена Дреости.Наше понимание нейронных механизмов социального поведения ограничено, но мы знаем, что рыбки данио и люди разделяют фундаментальное стремление к социальному взаимодействию, которое контролируется схожими структурами мозга. Хотя человеческое поведение намного сложнее, понимание того, как возникает это базовое социальное побуждение и как на него влияет изоляция, является необходимым шагом к пониманию влияния социальной среды на человеческий мозг и поведение. Рыба данио, которая полностью прозрачна на ранних этапах развития, предлагает нейробиологам детальное представление о структуре ее мозга.

Мы не все будем одиночками после изоляции, но мы будем беспокоиться, когда вернемся к нашей нормальной общественной жизни. Когда мы выходим из изоляции, мы должны осознавать эту новую чувствительность и тревогу, но осознавать, что их преодоление необходимо для возвращения к нормальному, здоровому социальному существованию.

История Источник:

Материалы предоставлены Sainsbury Wellcome Center . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *