Разное

Бред преследования – Бред преследования — Википедия

Бред преследования - причины, симптомы, диагностика и лечение

Бред преследования – это расстройство мышления, характеризующееся идеями о преследовании неким человеком (существом) или группой лиц. Пациенты убеждены, что за ними следят, шпионят, замышляют причинить вред, разрабатывают план убийства, похищения, пытаются обворовать, воздействуют лучами. В качестве преследователей могут выступать вымышленные лица или знакомые – родственники, друзья, соседи. Больные становятся замкнутыми, подозрительными, тревожными, неспособны адекватно оценивать происходящее. Бред диагностируется психиатром в ходе клинического обследования. Лечение включает психотерапию и прием медикаментов.

Общие сведения

В профессиональной среде бред преследования называют также персекуторным бредом. В быту при обозначении подобного расстройства мышления используют словосочетание «мания преследования», хотя к маниакальным нарушениям данная патология не относится. Среди пациентов с психическими заболеваниями идеи преследования являются наиболее распространенной формой бреда. Они преобладают у больных с шизофренией (82% женщин, 67% мужчин), с деменцией альцгеймеровского типа (40-55%) и с алкогольным параноидом. Относятся к потенциально опасным психопатологическим синдромам – пациенты могут проявлять агрессивность при включении в бредовую концепцию окружающих (родственников, персонала медучреждения).

Бред преследования

Причины

Сверхценные идеи формируются на основе определенных личностных черт и специфического опыта пациента. Развитию бреда всегда сопутствует патологическая физиологическая основа – психические эндогенные заболевания, неврологические дегенеративные патологии, интоксикационное поражение ЦНС. К предрасполагающим факторам относятся:

  • Психозы. Симптоматика с фабулой преследования характерна для параноидной шизофрении, алкогольного параноида, лекарственного отравления, бредовых расстройств, старческих деменций. Бред чувственный и интерпретативный.
  • Личностная предиспозиция. Возникновению бреда преследования способствует изначальная недоверчивость, подозрительность, внешний локус контроля, комплекс жертвы. Люди с такими чертами избегают принятия решений, перекладывают ответственность и вину на окружающих, находятся в ожидании неудач и проблем.
  • Негативный опыт. Пациенты, пережившие ситуации беспомощности – насилия, унижения, психологического давления – склонны к восприятию окружающих как потенциально опасных людей. В стрессовых ситуациях они всегда чувствуют угрозу и быстро переходят к самообороне.

Патогенез

Формированию паранойяльного бреда преследования предшествует бредовое настроение – повышенная тревожность, напряженное чувство надвигающейся угрозы, настороженное восприятие происходящего. Патологические изменения в головном мозге приводят к нарушению процесса мышления – восприятие остается сохранным, но искажается понимание причинно-следственных связей (абстрактное познание). Создание бредовой концепции субъективно сопровождается чувством облегчения, ситуация кажется более понятной, неопределенные ожидания и предположения оформляются в систему. Система умозаключений больного постепенно усложняется.

При развитии галлюцинаций, аффективных расстройств, помрачений сознания патогенез бреда отличается. Нарушается процесс правильного восприятия происходящего – пациент видит образы, слышит голоса, ощущает прикосновения или покалывания, испытывает эмоции, происхождение которых ему непонятно. Бред является попыткой объяснения переживаемых состояний. Связи с реальностью нет, поэтому идеи непоследовательны, выводы случайны, содержание часто носит фантастический характер. Больной не испытывает облегчения, импульсивен, склонен к немотивированным действиям и поступкам.

Классификация

По происхождению бред преследования бывает первичным и вторичным. Первичный вариант называют интерпретативным, в его основе лежит нарушение мышления. Вторичный – образный и чувственный – формируется на базе галлюцинаций. По содержанию (фабуле) выделяют множество видов персекуторного бреда:

  • Бред ущерба. Больной убежден, что его имущество пытаются украсть, повредить.
  • Бред отравления. Уверенность, что преследователи добавляют яд в пищу и воду.
  • Бред отношения. Предметы, люди и события приобретают особое значение, «враги» перешептываются и переговариваются о пациенте, плохо к нему относятся, обговаривают план нанесения вреда.
  • Бред воздействия. Идея о физическом или психическом воздействии с целью управления поведением, мыслями, чувствами (волны, лучи, гипноз).
  • Бред кверулянтства. Мысли об умышленном ущемлении прав. Тяга к жалобам, судебным разбирательствам, борьбе за справедливость.
  • Бред ревности. Идеи об изменах, предательстве партнера.
  • Бред инсценировки. Все происходящие события воспринимаются и интерпретируются пациентом как часть спектакля, эксперимента над ним. Окружающие люди – актеры.
  • Бред одержимости. Больной считает, что в него вселилось другое существо (инопланетянин, бес, демон), которое управляет действиями пациента, но его мысли и чувства остаются своими, неизмененными.
  • Бред двойника. При положительном варианте незнакомые люди воспринимаются как друзья, родственники. При отрицательном – близкие люди являются чужаками с хорошим гримом.
  • Бред метаморфозы. Идея магического перевоплощения в одушевленное существо или предмет. Непроизвольные перевоплощения преследуют больного, происходят против его желания.
  • Бред обвинения. Пациенту кажется, что люди постоянно вслух или мысленно обвиняют его в преступлениях, неприятностях, трагедиях.

Симптомы бреда преследования

Главное проявление – убежденность больного в том, что существуют люди или другие существа, желающие причинить ему вред. У пожилых в роли преследователей часто выступают лица из близкого окружения – супруги, родители, дети, соседи, друзья. При шизофрении и алкогольном параноиде в идеи включаются представители правительства, спецслужб, инопланетяне, бесы, оборотни. Изменяется поведение и эмоциональное состояние больных. Нарастает недоверчивость, замкнутость, стремление к самоизоляции и защите, приступы агрессии. Чтобы избежать мнимой слежки, пациенты переодеваются, носят шляпы и шарфы, закрывающие лицо, во время поездок меняют маршрут, выскакивают из транспорта на ходу или за мгновение до начала движения, используют «тайный язык» для ведения записей.

Больные отмечают, что находятся под вниманием преследователя. Часто бред сопровождается тревогой, страхом, паническими атаками, отсутствием критического отношения к болезни. Мышление и восприятие отличаются патологической избирательностью: пациенты концентрируют внимание на деталях, искаженно интерпретируют случайные события, во взглядах и словах людей находят «тайный» смысл, обращенный против них. Чем больше прогрессирует бредовое расстройство, тем больше становится количество преследователей. На поздних стадиях врагами признаются все окружающие. Больные отказываются общаться даже с близкими родственниками, никого к себе не подпускают, закрываются в комнате, не спят, опасаясь нападения. Иногда пишут жалобы в различные государственные инстанции, в силовые структуры.

Осложнения

При длительном развитии бреда без медикаментозного лечения пациенты утрачивают возможность правильно воспринимать реально существующих людей, предметы и явления. Все окружающее встраивается в патологическую концепцию, представляется опасным. Поведение становится неадекватным, больные испытывают панику, стремятся изолировать себя от окружающих, полностью отказываются от еды, страдают от бессонницы. В приступе аффекта могут стать агрессивными к людям, находящимся рядом, и к самим себе вплоть до суицидальных попыток. При подобных осложнениях необходима госпитализация и строгий контроль медицинского персонала.

Диагностика

Бред преследования диагностируется врачом-психиатром. Обследование может проводиться в присутствии родственника, так как пациенты неспособны объективно оценить и описать свое состояние, а бредовые концепции могут казаться правдоподобными, требовать подтверждения или опровержения человеком, хорошо знакомым с жизнью больного. Для диагностики используются следующие методы:

  • Беседа. При первичном обследовании врач собирает анамнестические данные, уточняя наследственную отягощенность по психотическим расстройствам, алкоголизму, деменциям, наличие алкогольной или наркотической зависимости, оснований для реального преследования (долги, месть, сокрытие преступления). О бреде пациенты рассказывают неохотно, с недоверием относятся к психиатру и ситуации обследования.
  • Наблюдение. В поведении отмечается напряженность, скованность, осторожность. При ярко выраженном бреде больные неадекватны: прислушиваются к шагам за дверью, просят закрыть шторы на окнах, подозревают врача и медицинский персонал в сговоре с преследователями.
  • Психологическое тестирование. В зависимости от основного диагноза проводится исследование личностной сферы или когнитивных функций. Используются комплексные опросники (СМИЛ, 16-факторный опросник Кеттелла), рисуночные и интерпретационные тесты (рисунок человека, ТАТ), пробы на изучение памяти, внимания, мышления. Характерно выявление паранойяльных или параноидных черт, эмоциональной напряженности, качественных нарушений мышления.

Лечение бреда преследования

Терапия мании преследования проводится в рамках лечения основного заболевания – параноидной формы шизофрении, наркотического или алкогольного психоза, старческой деменции, бредового расстройства. Лечебные мероприятия при тяжелом течении болезни осуществляют стационарно, при легком течении и на этапе выздоровления – амбулаторно. Набор методов определяется индивидуально, общая схема включает:

  • Применение медикаментов. Основными препаратами для купирования бредовой симптоматики являются нейролептики. При депрессии, панических атаках, возбуждении назначаются антидепрессанты, нормотимики (препараты лития), транквилизаторы, седативные средства.
  • Сеансы психотерапии. Широко используются методы когнитивно-бихевиорального направления. Один из них – метакогнитивный тренинг, который позволяет пациенту исследовать закономерности собственного мышления и научиться управлять ими, находить ошибки мышления (умозаключений), корректировать свое поведение.
  • Семейное консультирование и реабилитацию. Проводится информирование родственников пациента о механизмах заболевания и особенностях бреда. Важно чтобы близкие не пытались переубедить больного и доказать ошибочность его суждений, но и не способствовали закреплению идей. Необходимо оказывать поддержку, постепенно вовлекать в бытовые дела, избегать стрессовых ситуаций.

Прогноз и профилактика

Исчезновение бредовых идей происходит при успешном лечении основной патологии. Чтобы снизить вероятность развития бредовых симптомов, необходимо отказаться от употребления алкоголя, наркотических веществ, избегать воздействия стрессовых факторов, при наличии наследственной предрасположенности к психическим расстройствам своевременно проходить профилактические осмотры. Пациентам с диагнозом шизофрения, деменция нужно строго выполнять все назначения врача. Родственникам при первых признаках бреда (настороженность, страхи, нарастание замкнутости) стоит обратиться за консультацией к психиатру.

www.krasotaimedicina.ru

симптомы, как вести себя с больным, лечение

Некоторые психоэмоциональные расстройства приводят к тому, что у человека теряется связь с реальным миром. Воображаемое искажение действительности провоцирует возникновение различных маний и фобий, которые полностью меняют жизнь людей, погружая их в мир страха и бесконечного стресса. Самым распространенным видом навязчивого состояния в психиатрии является мания преследования.

Мания преследования — одно из самых распространенных психических расстройств

Значение понятия

По-другому медики называют эту болезнь бредом преследования. Базируется маниакальное поведение на так называемой кривой логике и проявляется в том, что окружающую реальность человек начинает воспринимать в искаженном виде, из-за чего перестает вести нормальную жизнь. В результате психоэмоционального расстройства (помешательства) у него возникают маниакальные идеи, которые полностью управляют его сознанием. Причем любые попытки доказать больному, что происходящее полностью им выдумано и существует лишь в его воображении, совершенно безрезультатны. Проявляется патология следующим образом:

  • человек заменяет действительность выдуманными фактами;
  • происходит нарушение адаптации к нормальной жизни: больной не может продолжать привычную жизнь, выполнять работу, коммуницировать с другими людьми;
  • начинается паническое состояние, которое является симптомом серьезного расстройства психики, а не проявлением фантазии человека.

На протяжении многих лет синдром преследования всесторонне изучается медиками из различных стран мира. К примеру, русский физиолог Иван Павлов считал, что главная причина болезни кроется в нарушении работы головного мозга, и если недуг дал о себе знать, то вылечить его уже нельзя – человеку придется жить с этим диагнозом всю свою жизнь. Острые приступы болезни чередуются с состоянием ремиссии, когда больной ненадолго приходит в себя и может вести привычный образ жизни.

Согласно данным, которые обнародовали американские психиатры, 15% населения земли подвержены маниакальным мыслям. В том случае, если человек, подверженный этому опасному состоянию, не предпримет никаких действий и не начнет лечиться, то через некоторое время у него может развиться настоящая мания преследования. По подсчетам специалистов ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) в мире живет более 40 миллионов человек с таким диагнозом. Болезнь чаще регистрируется в странах Западной Европы и Соединенных штатах Америки.

Механизм развития

Эта болезнь является одной из самых тяжелых в психиатрии. Впервые она была зафиксирована еще в середине XIX века во Франции. По мнению медиков, относящих манию преследования к настоящей паранойе, болезнь развивается у людей в возрасте.

В этом болезненном состоянии человека охватывает настоящая паранойя. Любые действия, даже самые простые, могут вызывать у больного страх и подозрения. Ему кажется, что пища, которую ему предлагают родственники, может быть отравлена, поэтому он отказывается есть. Перестает выходить из дома, т. к. на улице его поджидают преследователи, а злоумышленники ждут удобного случая, чтобы его ограбить и убить. Очень часто больному кажется, что его преследуют, и он стремится избавиться от слежки. Любые события, даже самые незначительные, могут восприниматься больным как опасные, несущие вред его жизни. Человек становится чрезвычайно мнительным и возбужденным, с подозрением относится к окружающим его людям, в т. ч. членам семьи. В результате заболевания очень сильно страдает психика, которая не выдерживает постоянного стресса, беспокойства и страха.

Люди, одержимые навязчивыми идеями, пишут гневные письма и жалобы в различные официальные инстанции с целью наказать и привлечь к ответственности всевозможных нарушителей.

В этом состоянии человек становится крайне недоверчивым и подозрительным, может впадать в состояние агрессии, подвергаться частым приступам раздражительности и беспокойства, полностью терять способность реально оценивать происходящее.

Иногда болезнь развивается совершенно по-другому. Человек, страдающий от навязчивого состояния, внешне ведет себя совершенно нормально, и окружающие даже не могут заподозрить, что с ним что-то не так. В этом случае паранойя точит больного изнутри, но ему удается примирять свои страхи с окружающей действительностью.

Паранойя — осложнение мании преследования

Причины возникновения

В большинстве случаев параноидальным мыслям подвержены люди, которые не умеют критически относиться к себе и считают, что в их жизненных неудачах виноваты все, только не они сами. Кроме того, этот недуг чаще поражает представительниц прекрасного пола. Это происходит из-за того, что нервная система женщин более возбудима и ранима, нежели у мужчин. Сильные переживания могут привести к возникновению навязчивых мыслей, а те станут причиной возникновения мании преследования.

Точно сказать, какие факторы приводят к развитию болезни, психиатры до сих пор не могут. Некоторые считают, что главная причина – нарушения деятельности головного мозга. Другие придерживаются мнения, что всему виной заболевания центральной нервной системы на клеточном уровне.

Несмотря на нескончаемые споры, специалисты все-таки выделяют несколько основных факторов, которые влияют на возникновение болезни. Существует ряд причин появления мании преследования.

  1. Генетическая предрасположенность. Если у родителей наблюдались серьезные психические расстройства, то они могут передаться и детям и стать причиной возникновения этой болезни.
  2. Длительный стресс и постоянная тревога. Стрессовые ситуации могут вызвать параноидальные мысли, которые со временем превращаются в навязчивые идеи. Человек, страдающий от непроходящей тревоги, находится в состоянии постоянного напряжения, любая жизненная ситуация кажется ему опасной и вызывает страх.
  3. Причины мании преследования кроются и в частых психозах. Во время нервного срыва происходит сильное напряжение всего организма, теряется адекватность – пострадавший часто не в состоянии вспомнить, что он делал и говорил. После такого эмоционального потрясения организм долго восстанавливается, а человек, переживший срыв, сильно переживает. Зациклившись на своих негативных чувствах, он может легко перейти в состояние навязчивого психоза.
  4. Насилие, пережитое в любом возрасте, может стать причиной, которая повлияет на возникновение и развитие мании преследования.
  5. Старческое слабоумие, от которого нередко страдают пожилые люди, также лежит в основе возникновения навязчивых идей и мыслей.
  6. Нарушение дозировки некоторых препаратов может вызывать галлюцинации, а те порождают бред преследования.
  7. Нарушения работы мозга и травмы головы могут спровоцировать психические расстройства и нарушить мыслительный процесс, из-за чего больной перестает адекватно воспринимать реальность и у него появляются параноидальные мысли.

Рассматриваемая мания может быть самостоятельным заболеванием, но чаще является проявлением шизофрении. Она может возникать и в результате других причин, среди которых особую опасность для здоровья человека представляют алкогольная зависимость и отравление вредными токсическими веществами. Мания развивается и из-за необратимых разрушений мозговой деятельности, возникающих в ходе различных болезней: прогрессирующего склероза и болезни Альцгеймера.

Бывает и так, что причиной появления навязчивых состояний становится прогрессирование различных хронических болезней. Для того чтобы избавиться от недуга и уменьшить его проявление, необходимо будет пройти соответствующее лечение, которое поможет устранить хроническую причину.

Опасность кроется в том, что к больным манией преследования многие люди относятся снисходительно, не воспринимая болезнь серьезно и не считая, что она представляет опасность для здоровья. Однако этот недуг может полностью разрушить жизнь человека.

Симптоматика

Проявляется психическое расстройство в том, что у больного человека формируется уверенность в том, что его преследуют (определенный человек или группа лиц), чтобы причинить вред. Поскольку мания развивается постепенно, со временем у больного может появиться новый источник опасности. Под подозрения попадают и знакомые, и незнакомые люди, даже родственники могут быть внесены в этот «черный список». Человек, страдающий от мании преследования, думает, что против него зреет заговор, в котором принимают участие все, кто его окружает. Кроме того, больной до мелочей может описать подробности того, как его преследуют, какие покушения уже были совершены, а какие планируются.

Симптомы мании преследования помогают определить, что с человеком происходит что-то неладное, и он страдает расстройством нервной системы. К ним можно отнести:

  • неотступные навязчивые мысли о преследовании и угрозе жизни;
  • прогрессирующая подозрительность и мнительность;
  • бесконечное копание и пережевывание одной и той же проблемы;
  • беспочвенная и болезненная ревность;
  • неадекватное поведение;
  • агрессивность и ненависть по отношению к окружающим.

Все эти странности в поведении сильно бросаются в глаза. Патология сопровождается нарушением умственной деятельности, асоциальностью. Человек боится общаться с людьми, в каждом видит врага и подозревает в желании причинить ему вред. Частые симптомы мании преследования – бессонница и суицидальные наклонности.

Агрессивность и подозрительность больного бросаются в глаза

Методы лечения

Нестабильное психическое состояние может навредить не только самому больному, но и тем, кто его окружает. Человек, у которого обнаружена мания преследования, в обязательном порядке нуждается в лечении в больнице под присмотром врача-психиатра.

Многие медики высказывают мнение, что излечиться от этой болезни навсегда нельзя. Универсального лекарства, которое помогло бы восстановить расшатанную психику, убрать страх и мнительность, на сегодняшний день не существует. Учтите, что лечение мании преследования медицинскими препаратами осуществляется только после осмотра и консультации специалиста.

  1. Больным назначаются психотропные препараты, которые помогают снять тревожное состояние, беспокойство, страх, нормализуют сон и не подавляют психику. Побороть бред помогают нейролептики, антидепрессанты улучшат настроение и стабилизируют состояние. Среди медицинских препаратов последнего поколения можно отметить «Флюанксол», «Трифтазин», «Тизерцин» и «Этаперазин».
  2. Прибегают врачи и к использованию электросудорожной терапии, т. е. для лечения заболевания используется электрический ток. Этот метод применяется только в том случае, если другие не дали никакого результата, и только с согласия родных больного, поскольку после такой терапии человек может лишиться памяти.
  3. Если же мания является следствием шизофрении, то в этом случае может быть назначена инсулиновая терапия, по мнению некоторых специалистов, не дающая прогрессировать болезни. Больного специально вводят в искусственную кому, а затем возвращают в сознание при помощи инъекции глюкозы. Поскольку такой метод лечения очень опасен для здоровья пациента, его применяют крайне редко.
  4. В лечении мании преследования широко применяются и психологические методы, т. к. они помогают лучше адаптироваться человеку после возвращения к нормальной жизни. Во время индивидуальных консультаций психотерапевт помогает больному убрать страх и недоверие, подсказывает, как взаимодействовать с людьми, чтобы это не вызывало стресс.

После того как человек, страдающий параноидальными мыслями, выписывается домой, ему может понадобиться помощь социального работника, который должен осуществлять его патронажное сопровождение. В этот период многое зависит и от родных и близких людей. Без их понимания, поддержки и доброжелательной обстановки в доме период ремиссии может очень быстро закончиться.

Правила поведения с больным

Психотерапевты дают несколько основных рекомендаций, как правильно вести себя, если вы живете в одном доме с человеком, у которого мания преследования.

  1. Необходимо выработать четкую позицию и понять, что ваш родственник не виноват в том, что болен, он этого даже не осознает. Такие больные ничем не отличаются от любых других людей, имеющих проблемы с сердцем, слухом или же зрением – болезнь не их вина, поэтому раздражаться по этому поводу не нужно. Необходимо также понять, что от вашего отношения зависит то, как сложатся отношения с больным, и то, в каких условиях будет проходить процесс лечения и выздоровления.
  2. Необходимо всегда быть готовым к недоверию и враждебности больного, а для этого важно сохранять самообладание, не повышать голос, быть доброжелательным.
  3. Важно понять, что эта болезнь неизлечима, поэтому все время жить в ожидании, что ситуация изменится и страдать от отсутствия перемен неправильно. Хоть это и нелегко, нужно принять ситуацию с болезнью такой, какая она есть, и тогда вы точно сможете помочь своему родному человеку.

Болезнь неизлечима, поэтому ждать перемен к лучшему не стоит

Итог

Мания преследования – серьезное психологическое расстройство. Иногда, мучаясь от навязчивых идей и мыслей, человек может сохранять обычный образ жизни, добившись значительных успехов как в личной, так и профессиональной сфере.

Если же это болезненное состояние перерастает в психоз, а затем в настоящую манию, человек меняется до неузнаваемости, делаясь агрессивным, нервным, мнительным и подозрительным. В таком состоянии он может стать опасным для окружающих его людей.

Люди с манией преследования нуждаются в медикаментозном лечении и обязательной помощи врача. Хотя полностью излечить болезнь нельзя, добиться стабилизации состояния больного – посильная задача. Во время ремиссии человек сможет вернуться к обычной жизни, будет делать то, что привык, и получать от этого удовольствие.

urazuma.ru

клиника и механизмы шизофренического бреда

Глава третья

Бред преследования

Изложение мы начнем с бреда преследования, так как он представляет собой оформленный самостоятельный синдром и вместе с тем выражает универсальную тенденцию почти всех видов бреда при шизофрении (кроме ипохондрического), т. е. тенденцию больного усматривать вредное, отрицательное отношение людей к нему.

Имеются две разновидности бреда преследования. При первой разновидности речь идет о бреде преследования в собственном смысле слова. Больным кажется, что за ними следят другие люди, которых они обычно называют агентами, шпионами, сыщиками и пр. Больной может замечать преследование везде, но чаше всего это бывает в общественных местах, где много незнакомых людей: на улице, в трамваях, в кино и в других общественных местах. Возникающий у больного страх заставляет его сходить с трамвая иногда на ходу, уходить из кино, сворачивать на другие улицы и вообще скрываться от мнимых преследователей. При этом больному кажется, что следящий за ним человек выходит и следует вслед за ним. На ранних стадиях заболевания симптом этот выражается в неопределенных ощущениях: больному может казаться, что кто-то стоит или идет сзади него; возникает страх. Если кто-нибудь входит, открывает дверь, если машина останавливается у подъезда дома и т. п., у больного мгновенно появляется не всегда ясно оформленная мысль: «вероятно за мной», или все ограничивается только переживанием страха.

Вслед за переживанием «слежки» за собой обычно быстро возникает и представление о цели этого выслеживания: «чтобы убить», «схватить» и т. п. Больные при этом говорят о преследовании их бандитами, убийцами, всевозможными агентами и др., но иногда переживание преследования не имеет конкретного объяснения в сознании больного.

По сравнению с другими видами бреда бред преследования у больных шизофренией наиболее прост по своей структуре и основной идее; он является наиболее элементарным выражением переживания опасности, преследования, угрозы жизни и благополучию больного в условиях его повседневного существования.

Приведем наблюдение.

Больной В., 37 лет, протезист. Находился в 3-й Московской психоневрологической больнице в 1951 году.

Анамнез со слов больного: В детстве был здоровым, учился отлично. Из инфекций перенес корь, скарлатину, возвратный тиф. Алкоголем не злоупотреблял. По характеру был замкнут, недоверчив. Женат, имеет двух детей. Заболел в 1936 г. в двадцатидвухлетнем возрасте во время прохождения службы в армии: больной стал замечать, что за ним следят какие-то люди. В 1941 г. лечился в психиатрической клинике. Отмечались слуховые галлюцинации: казалось, что о нем говорят, его называют «порочным», «гомосексуалом». После демобилизации из армии «слежка» продолжалась, незадолго до настоящего поступления переживание преследования усилилось. Везде он видел людей, которые за ним следили; замечал особые сигналы: мужчины поднимали руку, женщины поправляли прическу. При этом у больного сжималось сердце, в руке возникало ощущение электрического тока. На работе он тоже замечал какую-то «провокацию»; кто-нибудь из сотрудников или посторонних лиц поворачивался к нему спиной, а все остальные в это время смотрели на него. Иногда, уже выходя на улицу, он становился тревожным, испытывал страх, искал подозрительных людей, и когда «находил», становился как будто бы спокойнее.

Соматически и неврологически без особых уклонений от нормы.

Психический статус: больной доступен, ведет себя правильно, умеренно общителен с другими больными. Внешне несколько вял, но по временам, при обострении бредовых переживаний, у него нарастает аффективная напряженность. Сообщает, что за ним постоянно следят одни и те же лица, являющиеся, видимо, членами какой-то шайки. «Везде встречаю их».. Когда эти люди подходят к больному, то поднимают руку, сразу же их лица бросаются в глаза. Если эти люди заглядывают ему в глаза, то вызывают, по словам больного, ненависть, злобу. Об этом больной писал жалобу. Больной уверен, что существует связь между этой организацией преследователей и сотрудниками по работе. Он видел их в вестибюле учреждения в котором работал. Спрашивал о них у своего начальника, но тот отрицал. Иногда на улице они пытались заговорить, задавая ему какие-нибудь вопросы. В больнице, по его словам, этих преследователей не замечает. Отмечает «наплыв мыслей» о преследовании, шпионах и т. п. Интеллект расстройств не представляет. Речь связная, достаточно последовательна.

Лечение проводилось инсулином. Через две недели после начала лечения состояние больного ухудшилось, появилась аффективная напряженность, подозрительность. Больной стал говорить о желании убить людей, которые его преследуют, стал обвинять окружающих в том, что они бросают на него «особые взгляды». В дальнейшем состояние улучшилось, при выписке больной уже обнаруживал некоторую критику, допускал, что обвинял людей напрасно.

При проведении словесного эксперимента обнаружены однообразие и бедность словесных реакций. Преобладали, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, индивидуально-конкретные ответы. Отмечена тенденция к стереотипии. Так слово «человек» повторилось в эксперименте четыре раза, слова «хорошо», «нехорошо» — четыре раза.

Среднее время реакций было замедлено — три секунды. После проведенного лечения несколько увеличилось количество репродукций — с 44 до 49 из 50. Слово «человек» повторилось три раза. Словесные реакции сохранили свой бесцветный, однообразный характер.

Основным симптомом у больного является типичный бред преследования, сочетающийся на высоте своего проявления с аффектами злобы и страха. Галлюцинаций не отмечено. В формировании бреда сыграло роль иллюзорное восприятие каких-то особых жестов и движений, совершаемых окружающими людьми, которые больной относил к себе, т. е. нарушения в первой сигнальной системе. Однако восприятие это оказалось тесно связанным с мыслями больного, явилось основой его бредовых идей, сложившихся в определенную систему. В этом проявилась неразрывная связь первой сигнальной системы со второй.

Переживание преследования, опасности, грозящей больному, со стороны людей, часто проходит через все стадии развития шизофренического бреда и является его основным стержнем. По сравнению с относительно элементарно построенным бредом «слежки», встречающимся и при интоксикационных психозах, например алкогольных, более патогномоничным для шизофрении является бред преследования в широком смысле слова, оформляющийся в развернутом виде при наличии хронически и неблагоприятно текущего процесса. В данном случае дело не ограничивается только переживанием «слежки», здесь речь идет о более сложном и многообразно проявляющемся преследовании, выражающемся в нанесении обид, «насмешках», «подвохах», «намеках», имеющих конечной целью как-то «погубить» больного, уничтожить его физически и морально, повторяющихся на каждом шагу его жизни. При этом конечная цель не всегда достаточно ясно представляется больному.

При систематизированном бреде преследования больной бывает уверен, что против него систематически действует целая организация. Еще неоформленным проявлением бреда является так называемая «параноидная настроенность», выражающаяся в общей установке недоверия к людям и подозрениях в том, что к больному «плохо относятся», «делают нарочно», «выживают» и т. п.

Обе указанные выше разновидности бреда преследования клинически резко не разграничиваются и часто могут иметь место одновременно у одного и того же больного. В основе их лежит одна и та же тенденция больного видеть преследование, враждебную деятельность, направленную со стороны людей против него. Аффект тревоги, страха следует особенно подчеркнуть, как частое явление, сопутствующее бредообразованию на ранних стадиях его развития, и особенно в остром периоде его ясного оформления, как в приведенном выше наблюдении[20]). У больных с еще неразвернутым бредом преследования нередко отмечается появление непонятного для них страха перед людьми, заставляющего избегать их. Иногда этот страх носит неопределенный характер, иногда формируются определенные опасения. Так, больному Л. казалось, что на работе товарищи ударят его тяжелыми предметами. Больной В. казалось, что на улице ее вот-вот кто-то ударит сзади, «пригнет». Больной П. в период, предшествующий оформлению бреда, «стал всех бояться», стало казаться, что против него собираются какие-то материалы, мучило тревожное ожидание неприятностей в результате взаимоотношений с людьми. Обычны жалобы больных на страх, испытываемый ими, если кто-нибудь идет сзади, если кто-нибудь неожиданно входит, на страх, возникающих на улице, в темноте и т. д.

Эти аффективные переживания качественно своеобразны, иногда они носят особо интенсивный, «витальный» характер. Можно думать, что в основе их лежат мощные импульсы, исходящие из подкорки. Как было указано выше, многие авторы еще в XIX столетии пытались выводить бред преследования в целом из аффектов. Однако эта теория не объясняет того факта, что бред всегда связан с людьми, а также не объясняет возникновения основного стержня бреда — бредовой некритичности, сохраняющейся у больных шизофренией по миновании аффективного состояния.

При благоприятно и медленно развивающихся шизофрениях или в ранних стадиях параноидной шизофрении в клинической картине преобладают аффективные компоненты тревоги, страха, однако они содержат в себе в рудиментарной форме переживания особого отношения к окружающим людям, какой-то связи с ними, ожидания опасности с их стороны.

Приведем наблюдение такого неразвернутого бреда преследования при шизофрении.

Больной Г., 38 лет, инженер. Болен со студенческих лет; заболевание проявилось с явлений навязчивости. В возрасте 24 лет после психотравмы были нестойкие идеи преследования, состояния раздвоения. В дальнейшем с годами, периодически обостряясь, стали нарастать головные боли, идеи отношения, стал злым, апатичным. В больнице все время испытывает какой-то страх, тревогу; появилась подозрительность. Мучают мысли о том, что «не то сказал», «не то сделал», все время кажется, что в чем-то виноват: «боюсь как преступник, а в чем дело сказать не могу». После беседы с врачом беспокоится, что дал такие подробные сведения о себе, боится, что это может быть как-то использовано против него; особенно беспокоит больного, что он рассказал о своих страхах, из чего могут сделать вывод, что он на самом деле в чем-то виноват. Отдельные замечания, высказанные больным, оставляют в нем смутное неприятное чувство, кажется, что они могут стать причиной неблагоприятных последствий. После этого долго не может ничем заниматься. Кажется, что сделал что-то скверное. После того, как сообщил как-то врачу, что у него есть ружье, долго волновался, казалось, что ружье собираются у него отнять Часто думает о том, что его считают симулянтом, случайно повторяющиеся вопросы кажутся проверкой. После беседы с врачом появляется тревога, переживание какой-то зависимости: «точно стал зависеть от человека, с которым разговаривал, кажется, что он может со мной что-то сделать, появляется страх перед ним». Если лицо, с которым больной только что разговаривал, посмотрит на него, это еще больше подкрепляет подозрения Иногда в разговоре окружающих больной усматривает намеки, направленные в его адрес. Взгляды окружающих часто становятся неприятными, вызывают тревогу. Часто кажется, что про него говорят окружающие, что подошел не вовремя к людям, с ним не хотят разговаривать. Иногда накапливаются отдельные факты, которые поддерживают мысль в направлении его подозрений, но последние не систематизируются.

В данном случае у больного, страдающего в течение ряда лет периодически обостряющейся шизофренией, имеют место непонятные для него, ничем немотивированные состояния страха и тревоги, возникающие всегда при соприкосновении с окружающими людьми и сопровождающиеся неясными опасениями какой-то опасности со стороны этих людей. Подобного рода аффективные состояния больных не могут рассматриваться как какие-то первичные явления, из которых может быть выведен бред.

Возникновение в бредовых состояниях при шизофрении как бы нового качества психического функционирования, отличного от обычного и необъяснимого психологически, становится понятным с точки зрения учения И. П. Павлова о том, что в основе бреда лежат фазовые явления в коре головного мозга, т. е. гипнотическое состояние.

Необходимо обратить внимание еще на один клинический факт, имеющий место иногда у больных шизофренией вообще и при наличии бреда преследования в особенности. У многих из этих больных уже в ранних стадиях заболевания можно констатировать какое-то глубокое изменение их отношения к другим людям. Больные с относительно благоприятным течением шизофрении, доступные и способные отнестись критически к своим переживаниям, отмечают, что с начала заболевания они стали по-другому относиться к людям, чем раньше. Уменьшается потребность в общении с людьми и непосредственность при этом общении, любовь к людям, сочувствие к ним и желание помочь, исчезает чувство симпатии. Все это заменяется каким-то недружелюбным или холодным отношением к людям, больные в каждом человеке подмечают неприятные, отрицательные черты. Наряду с этим, а иногда и одновременно, появляется недоверие к людям, предположение об отрицательном отношении с их стороны: больным кажется, что их обманывают, хитрят с ними и т. д. В дальнейшем может возникнуть абортивно-параноидный синдром в виде общей параноидной настроенности, постоянной подозрительности и настороженности, склонности к идеям отношения и преследования в широком смысле этого слова: больному кажется, что ему делают на зло, подводят, выживают, избегают, говорят плохое и т. п. При этом аффекта страха может еще не быть. Эти картины могут нерезко переходить друг в друга.

Приведем наблюдения.

Б-ная В., в возрасте 32 лет, перенесла острый приступ шизофрении с выраженным параноидным синдромом (бред преследования и отношения). За 8–10 лет до явного начала заболевания изменилось ее отношение к людям: стала «разборчиво» относиться к ним, чаще люди вызывали в ней чувство антипатии, общение с ними стало неприятным. Одновременно с этим больная стала недоверчивой, перестала делиться своими переживаниями с подругами; стало казаться, что они все расскажут, что говорят с нею неискренно. На работе казалось, что на занимаемую ею должность хотят поставить другое лицо. Иногда казалось, что в общественных местах все на нее обращают внимание, говорят о ней, смотрят на нее. Эти явления с годами усиливались.

Б-ной Л., 37 лет, врач по профессии. Отмечает у себя появление с юности подозрительности к людям и отчуждения от них; «хотелось жить одному где-нибудь среди природы». Люди стали противны или безразличны, друзей не имел. Среди людей был всегда как-то скован, обособлен. Было постоянное чувство настороженности «готовности к подозрениям». С годами подозрительность нарастала; малейший повод ее усиливал. В дальнейшем развернулись выраженные идеи преследования и отношения, которые заставляли больного постоянно менять места работы; появились также расстройства мышления и другие симптомы шизофрении.

Б-ная С. следующим образом описывает изменение своего отношения к людям, появившееся за несколько лет до явного начала шизофрении, протекавшей с параноидным синдромом: «Раньше была общительная, доверчивая, но уже давно стало казаться, что всем только мешаю, не подхожу к компании, что люди недовольны мной, не хотят разговаривать, говорят обо мне плохое». Люди стали ей вообще неприятны, стала замечать все их отрицательные стороны.

Те же черты враждебности и недоверия, но с более выраженной аффективной насыщенностью мы наблюдаем у бредовых больных в острой стадии шизофренического процесса. Это глубокое и стойкое изменение эмоционального отношения к людям вначале может носить избирательный характер и других выраженных эмоциональных расстройств может еще не обнаруживаться. Как раз параноидные больные длительное время сохраняют профессиональные и интеллектуальные интересы и не обнаруживают столь выраженного безразличия к окружающему, как многие другие больные шизофренией без выраженного параноидного синдрома.

Таким образом, можно говорить о нарушении нормальных взаимосвязей между личностью больного и человеческим коллективом, причем имеются все данные за то, что шизофреническому процессу присуще вызывать это нарушение, которое является одним из основных проявлений клиники шизофрении.

Можно думать, что эти клинические факты обусловлены определенными патофизиологическими сдвигами в высшей нервной деятельности, что у больных в связи с заболеванием шизофренией нарушаются те прочные условные и даже безусловные связи с внешней средой, с коллективом, которые входят в структуру человеческой личности при ее формировании. При этих условиях возникают новые патологические связи, лежащие в основе бредовых идей. Это может привести к указанным выше изменениям отношения больного к другим людям и переживанию иного отношения к ним — отсутствие влечения к обществу людей, чувства симпатии, параноидная настроенность. При кататоническом ступоре, в основе которого лежит диффузное торможение коры головного мозга, у больных полностью отсутствует связь с коллективом — ступорозные больные ничем не реагируют на поведение окружающих людей и не включаются в жизнь коллектива. У них не только наступает нередко полное торможение функции речи, но и отсутствует и элементарная ориентировочная реакция — поворот головы к собеседнику. Мы этого не видим обычно при параноидной форме шизофрении, при которой торможение менее диффузно и менее глубоко.

Основной специфически человеческой формой общения является речь — вторая сигнальная система по И. П. Павлову, которая неразрывно связана с первой сигнальной системой. Следовательно, указанным нарушениям взаимоотношений больного с людьми должны в какой-то степени соответствовать и нарушения речи.

В синдроме бреда преследования в развернутых его стадиях мы находим различные нарушения речи и мышления. Они могут быть обнаружены так называемым ассоциативным (словесным) экспериментом, даже в тех стадиях его развития, когда клинически при обычной беседе с больным они еще не обнаруживаются. В острых бредовых синдромах преобладают обычно «низшие» словесные реакции, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, указывающие, по его мнению, на торможение высших форм речевой деятельности.

Приведем наблюдение.

Больной Д., 36 лет. Милиционер. В 1951 году находился в 3-й Московской психоневрологической больнице. Со слов больного и его жены известно, что он развивался нормально. Окончил шесть классов средней школы, учился средне. В детстве перенес скарлатину, в 1944 году — малярию. По характеру был робким, боязливым, стеснительным. Пил умеренно. Заболел недавно остро, после того как был вызван в качестве свидетеля (задержал преступника). Перед этим болел гриппом. Появился страх, стало казаться, что за ним следят, что его «схватят», «убьют». Люди казались подозрительными, на улице казалось, что встречал одних и тех же людей, запирал двери, плохо спал, сам с собой разговаривал.

Соматически: недостаточность митрального клапана. Со стороны нервной системы отклонений нет.

Психический статус: больной ориентирован в месте и времени, подавлен, тревожен, несколько заторможен, речь замедлена, с задержками. Жалуется на то, что в голове много разных мыслей, трудно думать, кажется, что за ним следят. Опасается мести со стороны задержанного преступника. Испытывает страх, хочется спрятаться от людей; все кажется, что его убьют. Люди кажутся подозрительными.

Данные словесного эксперимента: больному предложено 50 слов. Среднее время реакции — 3 секунды. Репродукций — 34. Отмечается, выраженная стереотипия. Девять раз реагирует на слово-раздражитель словом «хочется», восемь раз — словом «нет», два раза — словами «не хочется», три раза — словом «да». Слово-раздражитель «следить» вызывает торможение аффективного характера с задержкой в течение 11 секунд: отвечает «не за кем». Последующее торможение длится 5 секунд. Из остальных реакций три носят эгоцентрический характер: конец — «думаю», «привычка» — «не могу» и т. п.: две — носят рече-двигательный характер; девять раз повторил слово-раздражитель. В 58 % имеют место вообще неполноценные реакции, из которых большинство, по классификации А. Г. Иванова-Смоленского, относится к категории низших. После проведенной инсулинотерапии психическое состояние больного изменилось к лучшему. Страх прошел, ведет себя правильно, относится с известной критикой к прошлым бредовым идеям: «Зачем меня убивать? Кому это нужно?». Перед выпиской (спустя пять недель) снова проведен словесный эксперимент, результаты значительно выше: неполноценных реакций — всего 20 %. Среднее время реакции — 2 секунды Слово-раздражитель повторяется всего два раза. В словесных реакциях больного лишь одно слово повторяется два раза.

У данного больного отмечался острый бредовый синдром с выраженным аффектом страха. Данные словесного эксперимента указывают на расстройства мышления и речи, именно выявляются низшие формы речевой деятельности, свидетельствующие о торможении высших речевых форм.

Торможение коры в некоторых случаях приводит к положительной индукции подкорки, что обусловливает растормаживание и различного рода диссоциации ее функций[21]). Этим объясняется мощный, массивный характер аффектов страха или гнева, которые имеют место в острых бредовых состояниях. Фазовые явления в коре больших полушарий приводят к нарушениям психического функционирования; возникающие промежуточные состояния между сном и бодрствованием сопровождаются своеобразным избирательным изменением восприятия. Вследствие этого у больного возникает бредовая убежденность, которая сохраняется и после минования болезненного состояния. В этих случаях в ответ на все убеждения врача больные утверждают, что они ясно видели людей, следующих за ними и делающих те или другие жесты или движения, которые относились к ним, видели «угрожающие лица», слышали «как они сговаривались между собой» и т. д. Все эти переживания носят характер непосредственности, конкретности, убедительности для больного, соответствуя, по этой убедительности и непосредственности, восприятию. Следует подчеркнуть, что именно тонкое изменение восприятия играет существенную роль в бреде преследования, так же, как в некоторых других бредовых синдромах.

Это изменение восприятия в определенном направлении, соответствующее аффекту страха, являющееся как бы его иллюстрацией, устанавливает известную общность всего этого состояния со сновидением. Близкие к этому картины наблюдаются иногда при состояниях расстройства сознания, например, при начинающемся алкогольном делирии, когда больные, испытывая сильный, токсически обусловленный аффект страха, видят у окна бандитов, собирающихся их убить, и т. п. Необходимо отметить, что в основе острого бредового состояния также лежит общее нарушение психического функционирования при наличии состояния торможения, менее глубокого и диффузного, чем это бывает при делирии. И. П. Павлов при этом говорит о «слабом сонном состоянии», «первой степени гипнотического состояния», «дымке торможения»[22]). Больные при этом воспринимают окружающее ошибочно, искаженно, то-есть иллюзорно, но у них нет зрительно-галлюцинаторных явлений, как у делирантов.

Таким образом, бред преследования с самого начала своего возникновения не является следствием только расстройства мышления, интерпретацией «первично» неизвестно откуда возникающей. Бред преследования развивается на основе нарушения корковой динамики и требует для своего появления определенной степени торможения коры больших полушарий, обусловливающего общее нарушение психического функционирования, а именно, состояние промежуточное между сном и бодрствованием с измененным сновидно-иллюзорным восприятием окружающего. Больше всего нарушения касаются второй сигнальной системы, но в силу ее неразрывной связи с первой находят в ней свое отображение. Возникновение в клинике бредового синдрома, особенно бреда преследования, слуховых галлюцинаций, в которых больной переживает отрицательное отношение к себе людей, становится понятно из того, что речь (язык слов) является специфически человеческой сигнализацией, основным средством общения людей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

med.wikireading.ru

Мания преследования — причины, симптомы, лечение

Мания преследования – нарушение психики, которое в психиатрии также называют «бред преследования». Данное нарушение психиатры относят к основным признакам психического помешательства.

Бред - это нарушение мышления, когда возникают ложные мысли и идеи, полностью захватывающие сознание пациента и не поддающиеся внешнему влиянию, несмотря на полное их несоответствие реальности. В основе бредовых идей лежат ложные посылки. Преимущественно бред является признаком какого-либо психического заболевания (шизофрения). Но случается, что бред является и самостоятельным нарушением.

Нередко в повседневной жизни мы называем бредом высказывания и рассуждения окружающих людей, которые не соответствуют нашим понятиям. Однако не стоит путать подобные высказывания с истинным бредом или манией преследования, имеющей следующие характерные признаки:

  • это проявление болезни;
  • сопровождается придумыванием фактов про реальность;
  • ложные мысли невозможно корректировать убеждениями других людей;
  • происходит нарушение адаптации в пространстве, жить и работать в обществе становится затруднительно.

Основные причины мании преследования

Психиатры уже давно изучают данное нарушение психики, и его симптомы можно встретить во многих медицинских учебниках и справочниках. А вот причины возникновения мании преследования до сих пор не выяснены. Если не принимать во внимание различные ненаучные теории, то болезнь развивается под воздействием определенных внутренних и внешних факторов. У больных манией преследования отмечается особое строение центральной нервной системы, предрасполагающее к возникновению различных психических расстройств.

Также немаловажное значение на возникновение болезни оказывают психологические травмы, проблемы в семье, неправильное воспитание. Получается, что однажды на столь плодотворную почву накладывается какое-либо серьезное стрессовое расстройство, и человеческая психика не выдерживает, вследствие чего возникает болезнь. Тем не менее, ни одна из возможных причин развития болезни еще научно не доказана и не имеет никакого подтверждения.

Симптомы мании преследования

Главным признаком данного бредового расстройства является навязчивая идея человека, что его пытаются найти, поймать и причинить вред. Больному постоянно кажется, что какой-то человек или группа людей преследует его с определенной негативной целью – причинить ему вред (покалечить, убить, ограбить). По своей форме мания преследования может быть различной. Например, о высоком уровне систематизации бреда можно говорить в том случае, когда пациент может подробно описать, когда началось преследование, какой вред ему хотят причинить и какие средства преследователь для этого использует. Это свидетельствует, что симптомы мании преследования присутствуют у пациента уже довольно длительное время.

Бред сразу не может стать систематизированным. Этому предшествует определенное состояние, которое называется «бредовое настроение». На данном этапе для пациента все окружающее приобретает определенный смысл, он начинает постоянно ощущать тревогу, во всем видеть угрозу. Он постоянно ждет, что с ним что-то произойдет. Постепенно беспокойство приобретает постоянный характер и перерастает в манию преследования.

К сожалению, мания преследования с течением времени усиливается и развивается. Под подозрение пациента попадает все большее количество людей. Например, больной может считать, что его пытается отравить жена. Постепенно больной уверяется, что соседи также замешаны, а в дальнейшем он обнаруживает, что они являются агентами секретной разведки и т.д. При мании преследования меняется не только сущность мышления, но и характер. Больной может очень и очень подробно описывать свои идеи, но при этом он не сможет отличить важное от несущественного, и может одинаково долго описывать как внешность своих преследователей, так и цвет шнурков на своих ботинках.

Симптомы мании преследования не исчерпываются одними только нарушениями в мышлении. К этим признакам присоединяются и личностные нарушения. Родственники больного нередко замечают, что он сильно изменился, стал агрессивным и подозрительным, практически не отвечает на вопросы, странно себя ведет.

Нередко к бреду присоединяются «сверхценные идеи», которые преимущественно основаны на каких-то реальных фактах или событиях, однако совершенно неверно истолкованы больным. Сверхценные идеи – это пограничное явление, которое свойственно даже психически здоровым людям (иногда, идя по темной улице, вам может показаться, что вас преследует группа людей, хотя на самом деле люди просто идут по тому же пути), однако нередко эти идеи становятся следствием таких психических нарушений, как депрессия и др.

Лечение мании преследования

Мания преследования тяжело поддается лечению. Может, это происходит вследствие несовершенной терапии. Несмотря на довольно длительное изучение данного феномена, адекватное лечение мании преследования до сих пор не найдено. Широко распространено мнение, что бред – это следствие нарушения работы головного мозга. Еще Иван Петрович Павлов написал, что анатомо-физиологическая причина мании преследования – патологический очаг возбуждения, мешающий полноценно функционировать головному мозгу. При этом вся жизнь больного начинает подчиняться губительным мыслям.

На сегодняшний день лечение мании преследования в основном заключается в фармакологических методах. Психиатр прописывает пациенту лекарственные препараты, которые сдерживают развитие болезни. При паранойяльных состояниях электрошоковая терапия и инсулинотерапия, как правило, неэффективна.

Следует учесть, что мания преследования не поддается воздействию извне, то есть психотерапевтические методы при лечении бреда также неэффективны. Однако задачей психиатра является создание комфортных условий для пациента.

Видео с YouTube по теме статьи:

www.neboleem.net

Мания преследования – симптомы, лечение заболевания

Восприятие реальности у каждого человека индивидуально. Печально, но некоторые люди в силу различных психических расстройств могут утрачивать адекватное восприятие реальности. Происходит искаженное восприятие действительности. Нарушения психики могут приводить к возникновению различных маний (навязчивых состояний) и фобий (навязчивого страха). Такие состояния существенно усложняют жизнь человека, он просто «заточен в плен» навязчивых мыслей.

Наиболее часто встречающимся навязчивым состоянием у людей является мания преследования. В медицине данное расстройство называется термином «бред преследования». Как и различные виды бреда, бред преследования считается одним из признаков помешательства. При таком состоянии реальность, которую видит больной, может быть сильно искажена. Его мир живет по своим законам и в нем все происходит иначе.

Бред является расстройством мышления, из-за которого у человека возникают ложные идеи, полностью овладевающие его сознанием. Такие расстройства не поддаются корректировке извне, т.е. невозможно объяснить больному несоответствие его восприятия действительности. Базируются данные идеи на ложных посылах, называемых в медицине «кривой логикой». Бред может быть симптомом и других психических расстройств, в частности шизофрении, или возникать как самостоятельное нарушение. Однако состояние мании преследования имеет ряд специфических отличий:

  • Нарушение адаптации, человек не может нормально жить и трудиться в социуме;
  • Данное состояние не поддается корректировке извне;
  • Это проявление болезни, а не развитой фантазии человека;
  • Присутствует выдумывание всевозможных фактов про реальность.

По своей сути мания преследования является паранойей, полностью захватывающей сознание человека. Под воздействием такого состояния человек может отказываться совершать привычные действия, к примеру, отказываться от еды, думая, что ее кто-то отравил. Он может бояться передвигаться по улице, переходить дорогу, опасаясь, что его хотят задавить. Человеку кажется, что его подстерегают опасности на каждом шагу и что злоумышленники только и ищут случая, чтобы причинить ему вред или убить.

Симптомы мании преследования

Если говорить вкратце, то основными симптомами мании преследования можно назвать:

  • мысли о постоянном преследовании и угрозе жизни;
  • ревность;
  • недоверие;
  • приступы агрессии.

Симптомы мании преследования уже давно являются предметом тщательного изучения психиатров. Симптоматика данного заболевания подробно описана во многих медицинских трудах. Основное проявление расстройства заключается в навязчивом ощущении больного, что определенный человек или группа лиц преследуют его с целью причинения вреда – ограбить, нанести увечья, убить.

Бред преследования приобретает различные формы. Больной может бояться лишь какого-то определенного аспекта жизни. Если человек может назвать время начала преследования, проводимые для этого мероприятия и результаты вредительства, то на лицо высокий уровень систематизации бреда. Это говорит о долгой продолжительности навязчивого состояние и его переходе с «бредового настроения» в «бред преследования».

У человека развивается нарастающее чувство тревоги, он постоянно ждет негативных событий. В момент, когда беспокойство становится постоянным, говорят о первом появлении бреда.

Мания преследования развивается постепенно и со временем может меняться «источник» угрозы. Вначале человек может опасаться только спутника жизни, считая его главным злоумышленником, далее под подозрение могут попадать соседи и прочие люди из окружения больного. Все больше людей в воображении больного становятся соучастниками заговора против него.

Мышление со временем становиться очень обстоятельным, больной может с точностью до мелочей описать «покушения». При этом его рассказы деструктурированы, и он может уделять одинаковое внимание важным и второстепенным фактам.

Происходят и изменения личности человека, он становится напряженным, агрессивным, подозрительным и настороженным. Больной начинает совершать непривычные для него вещи, при этом неохотно отвечает на вопросы о цели и причине такого поведения.

Довольно часто мания преследования сопровождается «сверхценными идеями». То есть человек может неверно истолковывать происходящие в реальности события, давая им извращенное толкование. Однако сам по себе данный факт не может говорить о наличии бреда преследования, тревожен он лишь в сочетании с манией преследования.

Причины возникновения расстройства

Кратковременные приступы беспокойных состояний могут наблюдаться у людей при злоупотреблении алкоголем, принятии наркотиков или определенных лекарственных препаратов. Однако мания преследования часто возникает на фоне развивающейся шизофрении и является главным симптомом этого психического расстройства.

Течение болезни

По форме проявления мания преследования является хроническим психологическим заболеванием, имеющим различные степени проявления. В большинстве случаев это навязчивое состояние беспокойства удается контролировать с помощью медикаментозного лечения.

Лечение заболевания

К сожалению, несмотря на достаточную изученность данного расстройства, эффективная методика лечения мании преследования до сих пор находится в стадии разработки. Существующие методы лечения мании преследования далеки от идеала. Еще И.П. Павлов называл бред преследования симптомом нарушения работы головного мозга. И сегодня возникновение данного расстройства связывают с патологией условно-рефлекторной деятельности головного мозга. А все биологические расстройства принято лечить фармакологическими методами. Однако при паранойяльных состояниях электрошоковая терапия, инсулинотерапия и подобные методики оказываются безрезультативными.

Психотерапевтические методы лечения также не дают положительных результатов при лечении мании преследования. Причина в том, что это состояние, как уже говорилось выше, не поддается корректировке извне. Однако это не значит, что больные не нуждаются в помощи психологов и социальных работников, которые могут поспособствовать созданию хороших условий для адаптации больных в социуме.

Сегодня мания преследования на базе шизофрении лечится психотропными лекарствами, при их положительном воздействии назначают реабилитационные процедуры.

Если мания вызвана злоупотреблением алкогольными напитками или медикаментами, то следует незамедлительно прекратить их применение.

Обычно люди, страдающие паранойей, самостоятельно не обращаются за медицинской помощью, так как не признают у себя наличие каких-либо отклонений. Близкие люди должны уговорить такого человека обратиться за медицинской помощью.

Опасна ли мания преследования?

Больной может быть опасным для окружающих при тяжелом течении болезни, когда агрессия переходит в опасные действия. В таком состоянии больной может нанести вред себе и близким. В таких случаях лечение проводят в психиатрической клинике.

dolgojit.net

Бред преследования | Информационный портал о шизофрении

Среди всех существующих видов бреда, наблюдаемых при шизофрении, бред преследования – один из самых распространенных. Бред преследования также встречается при органических заболеваниях мозга, биполярном аффективном расстройстве, психотической депрессии, при употреблении некоторых психоактивных веществ, деменции и других расстройствах.

 

Развитие бреда преследования

Развивается бред преследования постепенно. Вначале он носит неопределённый характер — у человека появляется ощущение, что всё окружающее подверглось каким-то необъяснимым, странным изменениям, выглядит отчужденно и зловеще. Далее пациент вдруг начинает усматривать в поведении других людей и во всем происходящем вокруг некие знаки, относящиеся к нему.

С течением времени из этих разрозненных наблюдений и ощущений у больного начинает складываться общая бредовая идея, постепенно приобретающая четкие очертания. Пытаясь понять происходящее, пациент всё больше уверяется в факте преследования, при этом он начинает «понимать», кто, как и зачем следит за ним. «Преследователями» часто оказываются соседи, спецслужбы, правительство, тайная организация и т.п. Это могут быть не только реальные люди, но и вымышленные существа (инопланетяне, «нечистая сила» и т. п.)

 

Как понять, что у родственника бред преследования?

Уже на начальных этапах этапа развития бреда могут проявляться сопутствующие ему состояния, по которым родные и близкие человека замечают перемены в его поведении. Манию преследования часто сопровождает усиливающаяся подозрительность и замкнутость. Часто наблюдается повышенная тревожность, панические атаки и бессонница, вызванные мыслями о возможной опасности. Больной без явных причин может воспринимать отношение к себе окружающих как агрессивное, подозревает окружающих в намерении нанести ему вред. 

Зачастую подозрения на нездоровое состояние вызывают явные странности в высказываниях больного. Так, пациентка утверждала, что три года назад её преследовала одна и та же машина с тонированными стёклами. Она была уверена, что в этой машине за ней следил отец девочки, с которой 26 лет назад она ходила в один детский сад. При этом сама больная никогда в своей жизни не видела этого человека.

Вот другой случай бреда преследования, описанный женой пациента:

Мой муж рассказывает, что ему пишут письма с угрозами, «играют с ним в квест»: везде ходят за ним следом, стоят у дома с 7 утра, говорят в его адрес неприятные фразы, плюют в его сторону. <…> Он разработал целую теорию, что его пытаются довести до нервного срыва, хотят выжить из дома (чтобы он продал квартиру и переехал в другое место), хотят сделать вред его ребенку.  Когда мы ходим вместе по улице и рядом кто-то плюнул, он кидается на этого человека. Это происходит очень часто, и он считает, что плюют рядом с ним только те, кто за ним следят. Два года назад он первый раз написал заявление в милицию. С тех пор он написал еще минимум 4 письма. Последний раз расписал жалобу на 9 листов. Вот его цитата из его последнего заявления:

"...Их схема действий: после моего выхода из подъезда один из «игроков» (подросток или девочка) «ведёт» меня сзади, после чего вызывается «команда» (2-4 человека) для психологического или физического террора, а именно: демонстративно плюнуть прямо под ноги, случайно сбить, идти сзади и наступать на ноги и пр, оскорбить в людном месте жену, поочерёдно грозно идти прямо на меня (т.н. психическая атака), и т.д. Всё это делается для того, чтобы запугать и устрашить меня, чтобы я боялся выходить на улицу, так как везде меня ждут провокации и опасность. Особенно любимые их места для провокаций – магазины и людные улицы, где много людей и можно всё смело списывать на случайность".

Встречаются случаи, когда наличие у человека бреда преследования не так очевидно для окружающих. Например, один пациент утверждал, что его повсеместно преследуют некие незнакомые люди, которые уверены в его безнравственном поведении. Он замечает их по подозрительному поведению: эти люди прекращают разговор или отворачиваются при его появлении, переглядываются, пристально на него смотрят, в их речи он замечает некие двусмысленности. При этом скрыться от них у больного не получается – даже нахождение в другом городе или безлюдных местах не приносит ему ощущения безопасности. Пытаясь доказать свою порядочность, заболевший начинает заниматься нравственным самосовершенствованием, чтобы заметно и, главное, в лучшую сторону отличаться от всех окружающих. По словам знавших его людей, он был одним из лучших студентов курса; закончив университет, стал ответственным и всеми уважаемым специалистом; имеет репутацию отзывчивого, честного и великодушного человека. Однако такая упорная самоотверженность вызывала настороженность у жены больного, которая и настояла на обращении к специалисту.

Этот пример показывает, как бредом преследования может быть мотивировано «слишком» правильное и социально одобряемое поведение. Распространены бывают случаи, напротив, асоциальных и деструктивных поступков.

 

Опасность бреда преследования

Пациенты с бредом преследования первое время стараются скрыться от кажущихся преследователей, пытаются стать неузнаваемыми и недосягаемыми для них. Так, они часто уединяются, могут менять внешность, документы, переезжать в другие, отдаленные и глухие места. Некоторые пациенты приобретают оружие, устанавливают в своем жилище камеры, решетки, превращают его в неприступную крепость. Но это не приносит больному никакого душевного равновесия – наступает «точка кипения», когда он убеждается в безуспешности своих мер, чувствует себя «загнанным в угол». В результате некоторые пациенты идут на крайние меры и сами начинают преследовать своих мнимых врагов, становясь социально опасными и способными пойти на преступление.

Большинство преступлений, совершенных людьми с бредом, совершаются пациентами с бредом преследования, поэтому важно начинать лечение появившегося психического заболевания как можно раньше.

Особенно опасно сочетание бреда преследования с императивными слуховыми галлюцинациями. При таких галлюцинациях “голоса” приказывают пациенту, что тот должен делать. При бреде преследования галлюцинаторные указания обычно касаются ухода от преследования и самозащиты.

 

Что делать, если у близкого человека бред преследования?

Родным и близким больного крайне редко удается доказать ему, что тот заблуждается. Пациенты с бредом преследования никогда не осознают в полной мере своего болезненного состояния – это особенность бреда. При этом длительное переживание человеком бредовых идей ведет к укреплению бредового симптома, что усложняет лечение. Чем дольше у пациента бред, тем более подробной и структурированной становится история бреда, и тем больше пациент верит в свой бред.

Таким образом, важно не тратить время на попытки самостоятельно убедить больного в ошибочности его убеждений, а во время обратиться за профессиональной психиатрической помощью.

Если заболевший не хочет обращаться к врачу, возможна недобровольная госпитализация в психиатрическую клинику. Во многих случаях это единственный способ восстановить здоровье для заболевшего и снизить риски опасных ситуаций для окружающих.

 

Описанные примеры бреда преследования основаны на матералах книги профессора В.А. Жмурова

 

 

schizophrenia.net.ru

Мания преследования

Мания преследования (бред преследования): признаки психического расстройства

Мания преследования – это психическое расстройство, при котором у больного появляются навязчивые мысли о преследовании, шпионаже со стороны некоего лица или группы. У больного формируется уверенность в том, что его хотят обокрасть, покалечить, убить либо еще каким-то способом причинить ему вред. При этом бредовые идеи могут касаться как реально существующих личностей, так и выдуманных персонажей или групп (например, «тайного мирового правительства»).

Сам термин «мания преследования» является некорректным с точки зрения медицины, однако получил широкое употребление в разговорной речи. Правильное название данной патологии – «бред преследования».

Бред преследования – не отдельное заболевание, а синдром, который может проявляться при различных болезнях. В некоторых случаях бред преследования является ключевым признаком бредового расстройства (острого или хронического) или шизофрении параноидного типа. Важно также отличать параноидное расстройство личности от изолированного бредового расстройства: в первом случае у больного развивается нездоровая, неоправданная подозрительность, во втором – формируется более ярко выраженный бред преследования.

Классификация бредовых расстройств

В МКБ-10 бредовые расстройства выделены в пункты F22 (хронические) и F23 (острые, преходящие психотические расстройства). Кроме того, выделяют еще индуцированное бредовое расстройство, при котором симптомы возникают у двух людей, находящемся в тесном контакте, при том, что только один из них действительно болен.

Стоит помнить, что данными пунктами все случаи бреда преследования не ограничиваются. Указанный синдром может проявляться и при других заболеваниях, включая алкогольное или лекарственное отравление, болезнь Альцгеймера etc.

Симптомы бреда преследования

Внешне бред преследования проявляется замкнутостью больного, чрезмерной подозрительностью и приступами агрессии. Человек перестает доверять окружающим (включая и близких), становится склонен к самоизоляции, легко выходит из себя, часто начинает страдать бессонницей. У больного появляется постоянное чувство страха, опасения за свою жизнь, здоровье или имущество.

Стадии бреда преследования

Выделяют три стадии данного расстройства, от более легкой до самой тяжелой.

  • На первой стадии появляются первые признаки нарушения: навязчивое ощущение тревоги, замкнутость, раздражительность.
  • На второй стадии бред становится ярко выраженным, заметна асоциальность больного, пациент теряет способность общаться с близкими и, в большинстве случаев, выполнять профессиональные обязанности.
  • На третьей стадии общее состояние крайне ухудшается, появляются симптомы депрессии, агрессивность возрастает, как и чувство страха. Данная стадия крайне опасна, поскольку нередко больной под воздействием бреда совершает попытки причинить вред окружающим или самому себе, вплоть до действий суицидального характера.

Диагностика и лечение

Если у пациента выявляются признаки бреда преследования, в первую очередь врач должен определить стадию заболевания. Очень часто больным необходима срочная госпитализация для купирования наиболее серьезных проявлений бреда. Поскольку бессонница и постоянное нервное напряжение только усугубляют состояние, применяют седативные средства, транквилизаторы, чтобы позволить пациенту выспаться. Дальнейшее лечение сильно зависит от причины, вызвавшей бред преследования.

Бредовые идеи могут быть обусловлены генетической предрасположенностью, повреждениями мозга, стрессами, алкогольным отравлением. Важно тщательно изучить анамнез (включая семейный) и обозначить точный диагноз, со всеми сопутствующими патологиями.

Лечение в каждом случае индивидуально, как и его сроки. В некоторых случаях (например, при бреде преследования, вызванном сильной стрессовой реакцией) облегчение наступает уже через несколько дней, а иногда лечение может растянуться на годы.

Как помочь близкому человеку справиться с манией преследования

Если вы заметили у друга или родственника признаки бреда преследования, важно помнить, что больной не в силах осознать истинное положение вещей. В большинстве случаев попытки переубедить больного, доказать ему, что идеи преследования ложны, будут полностью бесполезны.

Бред преследования – серьезное психическое расстройство, одними разговорами и призывами «успокоиться» его не вылечить. Единственный правильный выход в данной ситуации – консультация квалифицированного психиатра и полное соблюдение всех назначений врача.

medihost.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *