Разное

Абстрактное понятие что такое: абстрактное понятие — это… Что такое абстрактное понятие?

Содержание

абстрактное понятие - это... Что такое абстрактное понятие?

абстрактное понятие
abstract concept

Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

  • абстрактное отношение
  • абстрактное пополнение

Смотреть что такое "абстрактное понятие" в других словарях:

  • Абстрактное — Абстракция, или абстракт, (от лат. abstractio  «отвлечение», введённого Боэцием как перевод греческого термина, употреблявшегося Аристотелем) мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов или явлений для… …   Википедия

  • Абстрактное мышление — Абстракция, или абстракт, (от лат. abstractio  «отвлечение», введённого Боэцием как перевод греческого термина, употреблявшегося Аристотелем) мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов или явлений для… …   Википедия

  • ПОНЯТИЕ — отображение сущности предмета в человеческом мышлении; предмет при этом может трактоваться расширительно: как объект, группа объектов, отношения между ними, как связи свойств, абстрагированных от объектов.

    П. возникает, функционирует и… …   Современный философский словарь

  • ПОНЯТИЕ — общее имя с относительно ясным содержанием и сравнительно четко очерченным объемом. П. являются, напр., «химический элемент», «закон», «сила тяготения», «астрономия», «поэзия» и т.п. Отчетливой границы между теми именами, которые можно назвать П …   Философская энциклопедия

  • понятие —         ПОНЯТИЕ одна из форм отражения мира на рациональной ступени познания; мысль, которая выделяет из некоторой предметной области и собирает в класс (обобщает) объекты посредством указания на их общий и отличительный признак. П. представляют… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ — философские категории, обозначающие ступени познания действительности, выраженные в гносеологическом законе восхождения от А. к К. А. (лат. abstractio отвлечение, удаление) мысленный образ, полученный путем отвлечения (абстрагирования) от тех или …   Новейший философский словарь

  • абстрактное и конкретное —         АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ (от лат. abstracts отвлеченный и concretus густой, уплотненный) философские категории, устанавливающие связь и единство между расчлененностью и целостностью предмета познания. В эмпирической традиции А. как… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Абстрактное обязательство — (англ. abstract obligation) в буквальном значении обязательство, заключаемое путем ответа должника на вопрос кредитора; основание обязательства при этом не указывается. В римском праве современному понятию А.о. соответствовало понятие… …   Энциклопедия права

  • АБСТРАКТНОЕ ПРАВО — термин философско правовой теории, введенный Г. В. Ф. Гегелем для обозначения совокупности основополагающих принципов правосознания и правотворчества, предшествующих и определяющих формирование, функционирование и содержательные аспекты права… …   Современный философский словарь

  • ПОНЯТИЕ — 1. Комплекс объектов, имеющих некоторые общие свойства или характеристики. 2. Внутреннее, психологическое представление общих свойств. Строго говоря, термин должен употребляться только в последнем значении, так как именно мысленное представление… …   Толковый словарь по психологии

  • Абстрактное представление — (абстракция, абстрагирование) (от лат. abstractio отвлечение) познавательная деятельность, характерная, видимо, только для человека процесс абстрагирования. Является важнейшим способом познания действительности (методом научного исследования),… …   Физическая Антропология. Иллюстрированный толковый словарь.

Книги

  • Путешествуем по Европе, Пауль-Преслер Уте, Хельден Вернер. Родина! При этом слове возникает чувство привязанности, знакомого пейзажа, ощущение дома. Сюда вплетаются и детские воспоминания, картины жизни, даже запахи, связьс дорогими нам людьми, с… Подробнее  Купить за 917 руб
  • Путешествуем по Европе / Schones Europa / Beautiful Europe, Вернер Хельден, Уте Пауль-Преслер.
    Родина! При этом слове возникает чувство привязанности, знакомого пейзажа, ощущение дома. Сюда вплетаются и детские воспоминания, картины жизни, даже запахи, связьс дорогими нам людьми, с… Подробнее  Купить за 650 руб
  • Раз, два, три, четыре, пять, я учусь считать!, Усова Татьяна. С помощью этой книги ваш ребенок научится считать до десяти, освоит понятия "равно", "больше", "меньше", "четный", "нечетный", сможет показывать числа с помощью пальцев. Сколько ног у… Подробнее  Купить за 496 руб
Другие книги по запросу «абстрактное понятие» >>

Абстракция — это сложное понятие упрощающее восприятие

Обновлено 19 января 2021
  1. Абстракция и абстрагирование
  2. Абстрактные понятия
  3. Виды абстракций
  4. Что такое абстрактное мышление
  5. Краткое резюме

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Вспомните скучные уроки в школе или университете, на которых вам хотелось спать. Что в них было общего? Обилие научных понятий, общих тезисов (что это такое?) и размытых формулировок.

Вводный теоретический урок предполагает работу с абстракциями. Из-за них он такой обобщённый, как бы оторванный от предмета.

Что такое абстракция? Зачем она нужна? И как она связана с другими сложными понятиями: абстрагированием, абстрактным мышлением? В этой статье мы разберём все вопросы по полочкам. Поехали!

Абстракция и абстрагирование — это упрощение реальности

Абстракция – это мысль, которая родилась в процессе абстрагирования (процесса исключения и отделения несущественного в данный момент, чтобы увидеть главное). Разочарованный читатель, наверное, подумал: «Ну вот, опять нет чёткого определения, а только размытая фраза». Наберитесь терпения, до истины (что это?) осталось совсем чуть-чуть.

У слова «abstractio» три варианта перевода с латыни:

  1. отвлечение;
  2. исключение;
  3. отделение.

Это мыслительные операции, которые проводит мозг над объектами реального мира в процессе абстрагирования. И появляются абстракции.

Вот несколько примеров для понимания.

  1. Вы вышли на улицу и посмотрели вверх. О чём подумали? «Газовая оболочка из пяти слоёв с водяным паром, содержит 78% азота, 21% кислорода и так далее». Да так и с ума сойти можно!

    Чтобы этого не произошло, вы отвлекаетесь от несущественных сторон, свойств и связей объекта. Выбрасываете из головы слои атмосферы, химический состав и формируете общую мысль – «небо».

    Так вот, «небо» — это и есть абстракция. Вы можете пойти дальше и выделить другие существенные признаки объекта: цвет, погоду, время суток. Тогда возникнут такие абстрактные понятия: «голубое небо», «пасмурное небо», «ночное небо».

  2. В конце месяца вы сняли с банковской карты зарплату. Теперь ваша общая мысль – «деньги». Это тоже абстракция. В процессе абстрагирования вы мысленно исключили (отделили) несущественные связи объекта.

    Например, связи с банковским учреждением и работодателем. Разве вам интересно, какой длинный путь прошли титульные знаки перед тем, как оказались в вашем кошельке? Вряд ли.

    Важно то, что это деньги.

Таким образом, вы постоянно занимаетесь абстрагированием и порождаете абстракции. Без этого процесса голова бы просто лопнула от мыслей.

Тогда почему так трудно высидеть на скучных лекциях?

Абстрактные понятия — это высшая форма абстракции

Обобщать можно не только объекты реального мира, но и сами абстракции. Так формируются абстракции высокого порядка – абстрактные понятия. Ими оперируют фундаментальные и точные науки, чтобы описывать сложные закономерности.

Рассмотрим упрощённый пример того, как рождается абстрактное понятие.

На землю выпали атмосферные осадки из кристалликов льда. Это снег. Небо полностью закрыто облаками. Небо и снег белые. На улице белизна.

«Белизна» — это абстрактное понятие. Попробуйте его обобщить. Не получится. Другие примеры абстрактных понятий: истина, справедливость, время, вещество, информация.

От простой абстракции до её высшей формы иногда проходит так много мыслительных этапов, что абстрактное понятие оказывается сильно оторванным от реальности и сложным для восприятия.

Поэтому так трудно слушать теоретические лекции преподавателя.

Виды абстракций

Абстрагирование – это мыслительный процесс, который преследует определённую цель. Вычленить какой-то существенный признак, получить общую картину явления или выработать идеальную схему.

В зависимости от цели абстрагирования выделяют три вида абстракций.

  1. Изолирующая.
    Цель – выделить существенный признак объекта и сосредоточить на нём внимание. На столе лежит апельсин. Вы замечаете, что фрукт оранжевый или сладко-кислый.
  2. Обобщающая.

    Цель – получить общую картину явления. Для этого вы отвлекаетесь от частных признаков. Пример обобщающей абстракции – это математические уравнения. Они решаются по определённым правилам. Нет смысла мысленно «дробить» математические уравнения на цифры, плюс, минус, знак равенства, переменную.

    Вы, наверное, замечали, что успех в решении любой математической задачи зависит от умения посмотреть на проблему как бы сверху, увидеть общую картину.
  3. Идеализация.

    Цель – выработать идеализированную схему объекта, отбросив несущественные реальные атрибуты. Идеализация – это метод познания, без которого не обходятся точные и естественные науки. Вспомните пресловутого «сферического коня в вакууме».

    В реальности нет изолированных точек, прямых линий, времени. В отрыве от конкретного объекта их нельзя потрогать, измерить. Это абстракции, которые используются в математике и физике для описания закономерностей реальных явлений.

Что такое абстрактное мышление

Если абстрагирование – это процесс выработки абстракций, то абстрактное мышление – это оперирование ими.

Строгий экзаменатор критикует молодого человека, отвечающего слишком пространно: «Давайте ближе к предмету билета».

Почему студент так бросается умными фразами? Чтобы скрыть пробелы в знаниях, а то и полное их отсутствие. И в этом кроется суть абстрактного мышления.

Знания человека о реальном мире не являются полными, исчерпывающими, конкретными. Но ему нужно как-то ориентироваться среди неизвестных явлений и вещей, поэтому он мыслит абстрактно.

Если бы не было понятия времени, то как бы люди договаривались о встречах? Как бы учёные описывали новые галактики, не имея представления о форме, расстоянии, скорости, веществах? А как бы без общих понятий взаимодействовали науки?

Абстрактное мышление – это форма познания, которая позволяет выйти из интеллектуального тупика, хотя бы на обобщённом уровне описать неизвестные явления. С его помощью строят догадки и видят проблему с разных углов.

Вы стали свидетелем семейной ссоры. Вашему другу на телефон звонит жена, плачет, кричит, ругается. Какие выводы делает мозг?

  1. Конкретное мышление: жена друга – истеричка;
  2. Абстрактное мышление: возможно, друг обижал жену, она долго терпела, но теперь не может сдерживать эмоции.

Краткое резюме

Итак, если говорить совсем уж простым языком, то термин, вынесенный в заголовок этой статьи, представляет из себя общую мысль, которая приближает нас к сути объекта (явления).

Абстракция – это посредник между человеком и сложным миром с его тайнами, законами.

Глупо противопоставлять конкретные понятия абстрактным, потому что без последних невозможен сам процесс познания.

Автор статьи: Наталья Белоусова

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Значение, Определение, Предложения . Что такое абстрактное понятие

Иногда собственность это абстрактное понятие...
Абстрактное понятие Брахмана преобладает в ведических текстах, особенно в Упанишадах; в то время как божество Брахма встречается в Ведах и Упанишадах в незначительном количестве.
Во-первых, существует универсальная истина, например, абстрактное понятие кровати.
Предмет изображения не обязательно должен быть реальным; это может быть абстрактное понятие, такое как график, функция или воображаемая сущность.
Некоторые из таких двустиший были дифразизмами, условными метафорами, в которых абстрактное понятие выражалось метафорически с помощью двух более конкретных понятий.
Хотя время рассматривается как абстрактное понятие, появляется все больше свидетельств того, что время концептуализируется в сознании в терминах пространства.
Другие хиропрактики рассматривают подвывих как более абстрактное понятие, чем медицинское состояние.
Неоклассические экономисты создали бесконечно абстрактное понятие homo economicus, следуя той же самой процедуре.
В математике, особенно в топологии, открытое множество-это абстрактное понятие, обобщающее идею открытого интервала в реальной прямой.
Абстрактное понятие отрицательных чисел было признано в Китае еще в 100-50 годах до нашей эры.
Другие результаты
К тому же, если привлекательность и включенность сами по себе довольно очевидны, то предоставление возможностей — понятие более абстрактное.
Понятие может быть определено как ментальное представление, как познавательная способность, как абстрактный объект и т. д.
Ислам признает понятие ангелов как антропоморфное, так и абстрактное.
Как это делают математики, понятие абстрактной структуры само по себе было абстрагировано и привело к теории категорий.
Абстракция-это основное понятие абстрактной интерпретации.
Это понятие не столь абстрактно, как определение области исследования. Его определение может быть описательным.
Наблюдая за движением звезд, он выводит понятие времени, первую абстрактную идею, завоеванную из тьмы хаоса.
Это понятие впервые возникло в математике, а затем было обобщено в более абстрактной постановке теории порядка.
Голод для него был абстрактным понятием; у него всегда было достаточно еды.
За квартиру Коля не платил. В диком поселке не было управдома, и квартирная плата была там понятием абстрактным.
Свобода не была для Трейси простым абстрактным понятием. Это нечто осязаемое, физическое, чем можно восхищаться и смаковать.
Данные часто считаются наименее абстрактным понятием, информация-наименее абстрактным, а знание-наиболее абстрактным.
Хотя сама граница является абстрактным понятием, ее часто можно увидеть по различиям в землепользовании с обеих сторон.
Бывали случаи, когда он чувствовал дыхание смерти, и все же в пору беззаботной юности Билл думал о ней почти как об абстрактном понятии, вряд ли имеющем к нему отношение.
В общем, прото-Эламский состоит из абстрактных понятий, но мне удалось расшифровать одну фразу из пометок Метатрона.
Религия была для нее рядом абстрактных понятий, отчасти заимствованных у Юн-Сана, отчасти выработанных ею самой.
Олицетворение абстрактных понятий характерно для греков.
Многие аллегории используют персонификации абстрактных понятий.
Или это процесс перевода абстрактных понятий в наблюдаемые и измеримые величины?
Эта проблема может быть решена путем предоставления примеров вместо абстрактных понятий или инструкций.

Абстрактное и конкретное — Гуманитарный портал

Абстрактное и конкретное — это взаимосвязанные и противоположные по смыслу понятия философского, научного и обыденного дискурсов, выражающие в своей взаимосвязи проявление единства между абстрактным и конкретным знанием:

  1. Понятие «абстрактное» концептуализирует мысленный образ, полученный путём отвлечения (абстрагирования) от тех или иных несущественных свойств или отношений предмета с целью выделения его существенных признаков (см.  Абстракция). Абстрагирование (см. Абстрагирование) представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира путём формирования «вторичных образов» предметов или явлений действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).
  2. Понятие «конкретное» концептуализирует реально существующее, вполне определённое, точное, предметное, вещественное, рассматриваемое во всём многообразии свойств и отношений (в отличие от абстрактного). Конкретное в мышлении подразумевает содержание понятий, отражающих предметы или явления действительности в их существенных признаках.

В интеллектуальной традиции абстрактное обычно противопоставлялось конкретному как мысль, содержание которой отвлечённо, абстрагировано от конкретного как действительности, выступающей в непосредственном восприятии в полноте и целостности своего существования. Это традиционное понимание соотношения абстрактного и конкретного имеет свои основания в том, что в мышлении любой понятийный образ действительности, каким бы совершенным и развитым он ни был, не может до конца исчерпать действительности во всей её полноте и глубине. Поэтому содержание мысли всегда выступает как нечто абстрактное по отношению к конкретному того объекта, который данная мысль отражает, не совпадая с ним в то же время полностью. Однако концептуалистическая интерпретация абстрактного и конкретного, рассматривая конкретное как исключительную прерогативу непосредственного (чувственного) восприятия, принижает познавательные возможности теоретического мышления и сводит абстрактное к «абстрактно-всеобщему», как называл его Г. В. Ф. Гегель, к общему представлению. Диалектическая традиция в исследовании познания отвергает сведение абстрактного лишь к абстрактно-всеобщему в указанном выше смысле, а конкретное — к конкретности непосредственного восприятия, полагая, что чувственно данное конкретное отнюдь не является пределом познавательных возможностей и что мышление, не переставая быть опосредствованным абстракциями освоением действительности, способно воспроизводить предмет в его конкретности. Эта способность к более глубокому и полному пониманию в мышлении по сравнению с чувственным представлением реализуется и обеспечивается благодаря диалектике процесса развития понятийных средств, используемых мышлением. Этот процесс характеризуется в диалектической традиции исследования мышления как восхождение от абстрактного к конкретному (см. Метод восхождения от абстрактного к конкретному), как процесс углубления и развития понятийного содержания. Категория абстрактного характеризует при этом односторонность, неполноту воспроизведения предмета в мысли, тогда как категория конкретного — воспроизведение мыслью предмета по возможности в его целостности и полноте. В этом смысле представление о восхождении от абстрактного к конкретному характеризует общую принципиальную направленность познавательного процесса от менее содержательного знания к более содержательному.

Впервые концепция абстрактного и конкретного как степеней развитости мысленного содержания была развита в диалектической традиции Гегелем на идеалистической основе. Учение Гегеля о конкретности понятия органически связано со всём контекстом его представлений о мышлении, которое понимается как спонтанная способность развития духа. Оно не заимствует свои результаты из внешнего источника, из «опыта», из «созерцания», а развивает своё собственное идеальное содержание. Это имманентное мышлению идеальное содержание возникает тогда, когда мышление делает своим предметом имеющиеся абстракции, наличные «определения мысли» и, критически осмысляя их, преодолевает их «конечность», узость, односторонность, неполноту, вырабатывая то, что Гегель называет «конкретным понятием». В конкретном понятии, схватывающем «единство в многообразии» и «многообразие в единстве», всеобщее выступает уже не как абстрактно-всеобщее, отвлечённое от особенного и единичного, а как конкретно-всеобщее, которое «проникает собой и заключает в себе всё особенное». Это конкретное понятие является понятием разума, и его следует отличать от рассудочных определений мысли, не достойных, как полагает Гегель, имени собственно понятия и выражающих лишь абстрактную всеобщность. При этом для Гегеля, в соответствии с его идеалистическим принципом тождества мысли и бытия, развитие мысленного содержания, построение конкретного понятия совпадало с развитием конкретного в объективной действительности. Категории абстрактного и конкретного, характеризовавшие степень развитости познавательного содержания, истолковывались при таком подходе как свойства самой реальности (отношение абстрактного и конкретного Гегель сравнивает, например, с отношением почки и плода, жёлудя и дуба).

К. Маркс, отправляясь от гегелевской традиции понимания абстрактного и конкретного, применяет эти категории для характеристики собственно познавательной деятельности. Отвергая идеалистическую интерпретацию категорий абстрактного и конкретного, Маркс рассматривает их, как и Гегель, в диалектической взаимосвязи, а достижение конкретного знания — как процесс восхождения от абстрактного к конкретному, которое приводит к более полному, глубокому и целостному познанию действительности. Если категория абстрактного выражает неполноту, односторонность и отвлечённость воспроизведения предмета в мышлении, то конкретное стремится воспроизвести его в достижимой полноте и целостности. В противоположность Гегелю, Маркс указывает, что «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь тот способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно-конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного». На аналитической стадии исследования создаются отдельные абстракции, возникают определённые понятия и суждения в форме гипотез, законов, которые на синтетической стадии объединяются в теоретические системы, концепции и научные дисциплины. Диалектическая концепция абстрактного и конкретного как характеристика степени развитости полноты и глубины научно-теоретической мысли, богатства её содержания, её приближённости к реальному предмету в общем и целом, таким образом, соответствует современным философско-методологическим представлениям о развёртывании теоретических систем, когда исходная фундаментальная схема связи абстрактных идеализированных объектов приобретает более конкретное содержание (см.  Методы научного познания). С современной системной точки зрения метод восхождения от абстрактного к конкретному представляет собой способ построения системного теоретического знания, в котором отдельные его элементы — понятия, суждения, законы и даже теории объединяются в единую, целостную систему с помощью разных форм логических взаимосвязей. Все понятия в такой системе определяются посредством логических правил определения, а все утверждения и факты выводятся как логические следствия из небольшого числа аксиом, основных законов и принципов. Типичным примером такой системы является научная теория (см. Теория).

Абстрактные понятия в языке — головная боль для учёных – Linguis

Несмотря на множество исследований и всевозможных научных работ, мы по-прежнему не понимаем основные принципы работы языка. Например, как язык работает при формировании смысла всевозможных абстрактных понятий. А ведь именно их описывают 70% слов, которые мы используем в повседневной речи.

Конкретные и абстрактные понятия различаются во многих смыслах. Чтобы понять эту разницу, достаточно задать в Google такие слова, как «банан» и «свобода» и сравнить полученные изображения. Для «банана» вы получаете изображения, которые очень похожи друг на друга. А вот для «свободы» поисковике выдаст очень разные типы картинок, которые зачастую имеют мало общего.


Или представьте себе, что прилетел инопланетянин и хочет изучить ваш язык. Вы могли бы просто показать ему банан, а затем написать слово «банан» и тем самым создать прочную связь а памяти пришельца. Но вот как «на пальцах» объяснить значение слова «свобода»?Разница между конкретными и абстрактными понятиями была неоднократно исследована. Учёные доказали, что конкретные концепции гораздо легче изучаются и запоминаются, чем абстрактные. Клинические исследования, проведённые с пациентами имеющими повреждения в определённых областях мозга, показывают, что некоторые люди теряют способность понимать и вспоминать абстрактные концепции, но не конкретные. Это объясняется тем, что абстрактные и конкретные концепции обрабатываются в разных, хотя и перекрывающихся областях мозга. Иными словами, существует множество общих описаний, но нет окончательного понимания принципов.

Так, считается, что наш повседневный опыт формирует смысл понятий. Для конкретных понятий это работает достаточно хорошо: цвета, формы, текстуры, ароматы, звуки и все остальное, что мы воспринимаем через органы чувств, способствуют формированию значения конкретных понятий. Но какой цвет или форму имеет «свобода»? Какой вид опыта может представить смысл «свободы»? Ну а если наши телесные переживания не вносят непосредственного вклада в определение смысла абстрактных понятий, то как мы вообще их понимаем? А ведь в разных языках иные абстрактные понятия, несмотря на кажущуюся схожесть, могут содержать в себе различные мелкие нюансы, улавливаемые порой только носителями.

При этом, благодаря языку мы можем передавать сложнейшие понятия и тонкие оттенки смысла. И слова — это не просто ярлыки, которые мы навешиваем на понятия и идеи, которые объединяются на более глубоком когнитивном уровне. Слова создают смысл и позволяют нам формировать, комбинировать и разрабатывать сложные мысли, которые иначе невозможно было бы обрабатывать.


Существует несколько основных направлений, приверженцы которых по-разному объясняют возникновение различных концепций. Но нужно признать, что до окончательной разгадки нам всё ещё очень далеко. Впрочем, несмотря на все загадки и тайны языка, мы прекрасно можем использовать его в нашей повседневной жизни. Тут можно привести аналогию — для того чтобы свободно пользоваться компьютером, не нужно знать о принципах работы микропроцессора (более того, можно даже не знать о его существовании).

И можно смело сделать вывод о том, что изучение иностранных языков позволяет нам значительно расширить возможности нашего мозга, научить его воспринимать образы, о существовании которых мы ранее даже не подозревали. Это великолепная физкультура для мозга, которая будет исключительно полезна в любом возрасте.


Читай также:

11 интересных фактов о португальском языке
12 интересных фактов о корейском языке
12 интересных фактов о нидерландском языке

Конкретные и абстрактные понятия Логика.

Как стать умным Мои статьи Отдельные статьи Михаила Литвака
« Назад

21.08.2020 15:30

Как вы понимаете слово «конкретный»? Что вы отвечаете, когда вам говорят «скажи конкретнее»? Что вы ждете от собеседника, когда просите сказать конкретнее? Вы просите дать подробности. Например, когда вам говорят: «Мне было тяжело» не очень понятно: то ли в желудке была тяжесть, то ли мешок пятидесятикилограммовый с картошкой нес, то ли тоскливое настроение было. Хочется спросить: «Что конкретно было тяжелого?» Другой пример: «встреча была продолжительной». «Конкретно, сколько она длилась?»

Получается, что, когда человек дает нам один признак, из него невозможно представить полную картину события. По фразам «я испытывал тяжесть» и «встреча была продолжительной» я могу много чего представить! Что человек в одиночку пытался сдвинуть трактор или просидел на совещании 14 часов. Но где гарантия, что представленное мной событие совпадет с реальным?

Таким образом, когда мы просим сказать конкретнее, что мы подразумеваем в логическом смысле? Правильно, добавить признаков. Формулируем:

конкретные понятия — это понятия, которые имеют два и более признака (например: дом, компьютер, гроза, оттепель и т. д.).

А что такое «абстрактный»? Отвлеченный, обобщенный.

Абстрактные понятия — это те, которые отражают один, отвлеченный от остальных, признак предмета или явления (например: белизна, тяжесть, продолжительность).

Существуют ли они в природе сами по себе? Нет. А как они проявляются? Белизну мы видим в извести, в белой рубашке, в листе бумаги, свежевыпавшем снеге. Тяжесть ощущаем в камне, в теле человека, продолжительность мыслим в жизни, в каком-то событии. То есть, используя абстрактное понятие, мы думаем об одном признаке отдельно от самого предмета.

А скажите, такие понятия, как тождество, неравенство, сходство, содержат сколько признаков? Только один – отношение двух данных вещей или понятий, поэтому данные понятия тоже абстрактные. А что мы должны сделать, чтобы выявить отношение предметов? Мы должны их сопоставить.

Сопоставление – одна из важнейших операций мышления. По скольким признакам мы сопоставляем объекты в один момент времени? По одному или по многим? По одному, даже если мы сопоставляем предметы по нескольким признакам, то мы это делаем по очереди. Например, «сегодня погода лучше, чем вчера». Но чтобы сделать общий вывод о погоде, сначала мы абстрагируемся отдельно на каждом из признаков: температура, ветер, влажность, солнечность.

Почему людям часто бывает трудно говорить конкретно? Во-первых, нет мыслительного навыка. А ещё пытаются обмануть партнера, ввести в заблуждение, преувеличивая свои достоинства. А когда один не рассказывает, а другой не выясняет, чем это в итоге заканчивается? Полным разочарованием и огромной потерей времени.

Абстрагирование помогает нам в процессе обучения. У каждого предмета или явления много свойств. А когда мы изучаем предмет, то нас все ли свойства интересуют? Нет, как правило, одно или несколько. Например, психический процесс един, но его поделили на шесть этапов (восприятие, мышление, память, эмоции, воля, сознание).

Так удобнее изучать. Мы всегда знаем, что предмет или явление отдельно не существует, но сейчас нам нужно их рассмотреть отдельно, при этом мы понимаем, что есть и другие свойства и связи.

Как происходит тренировка абстрагирования? Многократным осознанным вычленением одной и той же причины, казалось бы, разных явлений.

Например, коллега рассказала, что у нее не ладятся отношения с партнером. Она просто поделилась, а я полезла с советом – тогда, когда она меня не просила! Я поймала себя на избавительстве. Муж пожаловался на самочувствие, и я ринулась звонить врачу и узнавать про анализы — опять отследила избавительство. Дочь сказала, что хочет пить, и я пошла наливать для нее воду — опять оно, избавительство. Во всех случаях «одна и та же Марфа, только то в платочке, то в тюбетейке, то в капюшоне». Понятно, куда уходит основная часть моей энергии и что с этим делать: прекратить предлагать свои услуги, получше заниматься своими делами. Получается, что умение абстрагировать напрямую улучшает качество жизни. (H. E.)

Часто люди, которые приходят на наши психологические группы, в них не задерживаются. Им кажется, что мы занимаемся мелочами. «Как поговорить с начальником о повышении зарплаты, как перестать злиться на ребенка, как правильно ответить навязчивым родителям» и т. п. — «Да зачем мне все это, когда я давно уже руковожу предприятием, и мне хотелось бы обсуждать глобальные вопросы! А уж с детьми и родителями я как-нибудь разберусь и без вас».

Однако во всяком общении нами управляют одни и те же алгоритмы отношения. Если я делю людей на мелких и поважнее, то это всегда ими чувствуется. Если я не доверяю людям, то фразы: «А вы уверены? Это точно?» — прозвучат и на решающих переговорах и могут загубить все дело. И я так никогда и не узнаю, почему страдаю от одиночества и в очередной раз лишился интересного проекта.

Мусор надо убирать из всех пыльных углов души одновременно. И очень удобно начинать с повседневных отношений. Но когда абстрагировать не могут, этой системной связи не видят.

На навыках абстрагирования и конкретизации построена вся работа психолога-тренера. Он сразу видит общие закономерности в сценарии клиента, но просит дать конкретику, ибо только через осознание повторяемости проблемы человек способен воспринимать общую идею своего жизненного сценария. И выход из сценария возможен только постепенный, когда шаг за шагом, одна за другой разрешаются многие конкретные ситуации. Тот, кто открывается до деталей, тому можно помочь.

Мы все неосознаваемо используем абстрагирование, только с разными результатами. Мы ужe сказали, что это зависит от умения выделять существенное, не смешивать признаки, а также от его психологического устройства. В одной и той же ситуации кто-то увидит тождество одних признаков, а кто-то — неравенство других. Например, есть два апельсина и два банана. Я сопоставлю апельсины и бананы по штукам и скажу, что их одинаково. А диетолог сравнит их по содержанию витамина С и скажет, что в двух апельсинах больше витамина С, чем в двух бананах. Для меня важны штуки, а для диетолога — содержание витамина С. Кто-то в упавшем яблоке увидит возможность подкрепиться, а Ньютон увидел проявление закона тяготения. Одни в моих работах видят «примитивное, ну может быть забавное, изложение прописных истин», а другие — систему методик для изменения своей личности. Когда встречаются два человека, то один может увидеть, что они схожи по образованию, а второй — что отличны по материальному положению. И тот, который обращает внимание на отличие вместо сходств, все время теряет бесценные контакты.

Еще одна психологическая проблема, связанная с понятием абстрагирования: мы всегда оцениваем людей, вещи, явления, которые встречаем, и выражаем субъективное отношение к предмету или явлению. Давайте подумаем, сколько признаков содержит понятие, отражающее нашу оценку в следующих высказываниях: «интересная книга», «скучная лекция», «молодой человек»? Один. А как вы себе представляете такие понятия, как «красивая девушка», «трудная задача», «Вкусное блюдо», «Высокая зарплата»? Каждый — свое. То есть для выражения отношения к конкретному явлению мы используем абстрактные понятия.

Если человек формирует свое мнение о конкретных явлениях посредством абстрактных понятий, особенно чужих, то он всю жизнь будет пребывать в заблуждении и нуждаться в подсказке со стороны.

Встречали вы такие семейные пары, где успешные умные мужчины выбирали себе глупых жен с яркой артистической внешностью? Заводили от них хорошеньких детишек, а года через два начинали искать интерес на стороне. А почему такое происходит? Как вы думаете? Потому что выбор сделан по абстрактному признаку «красивая», без учета существенной конкретики. А если б они понимали, что красота — это не внешняя абстракция, а конкретный набор личностных признаков, то тогда могли бы избежать миллионных убытков и разбитых сердец. (Т. Ш.)

Где ещё не место абстрактным субъективным понятиям? В деловом взаимодействии – в законодательстве, делопроизводстве, договорных взаимоотношениях. Например, использование эмоциональных оценочных понятий в законе может привести к наказанию невиновных или оправданию виновного. А что будет, если о витамине С сказать только, что он полезен, и не указать дозировку? Вместо пользы будет вред. Как тут не вспомнить психолога У. Джемса с его выражением о том, что «эмоции придут, уйдут, к делу не имеют никакого отношения».

С другой стороны, можем мы совсем отказаться от терминов, отражающих наше субъективное отношение? Что произойдет, если напрочь убрать их из языка? Исчезнет индивидуальность. Разве существовала бы художествен ная литература без живых авторских образов? Что такое литературный образ с точки зрения логики? То же самое абстрактное понятие. Помните описание Чичикова из гоголевских «Мертвых душ»? «В бричке сидел господин не красавец, но и не дурной наружности, не слишком толст, не слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод». Что сделал автор? Гоголь как бы поставил зеркало, в котором читатель может увидеть свое отражение. Таким образом, художественная литература и другое творчество — это то место, где использование абстрактных понятий является способом общения с читателем, вовлечения его в творческий процесс.

Напрактиковаться лучше всего на абстрагировании и конкретизации получается в работе. Рост квалификации — это не что иное, как умение по меньшему числу признаков определить суть и задать такие вопросы, которые дадут сразу информацию о существенном.

Умение абстрагировать я регулярно использовал в своей работе. Например, на одном моём семинаре в Санкт-Петербурге был случай, когда человек сел за пределами общего круга. Я пригласил его пересесть, а затем поинтересовался, что изменилось в восприятии. Человек ответил, что ничего не изменилось. И по этому одному признаку я выдвинул гипотезу: либо снижена сензитивность — чувства не срабатывают (какая-то проблема оттягивает все внимание, и человек неточно воспринимает реальность), либо врет, и тогда он не искренний человек. Потому что по законам природы: чем ближе, тем воздействие сильнее. А он сел подальше, значит, ждет негатива. Когда я жду от людей чего-то хорошего, то стараюсь быть к ним по ближе. Получается, этот слушатель изначально пришел с негативным отношением. А раз плохого мнения о других, значит, возможно, проецирует свои отрицательные качества. Потом я задал еще 2-3 вопроса для проявления существенных свойств — и понятно, кто к нам пришел.

Когда нам важно узнать, кто перед нами, при первом знакомстве или когда ввязались в общие дела? Зачем съедать «пуд соли», когда можно развить мышление?

 

 

(статья из книги «Логика и жизнь», которую я написал в соавторстве с Натальей Епифанцевой и Татьяной Шафрановой)

 

Читайте также:

Определение понятий

Деление понятий и классификация категорий

Формы мышления

Книги и аудиозаписи по теме:

Логика и жизнь. Учебное пособие

Как узнать и изменить свою судьбу

Аудиозапись семинара «Актуальные проблемы вашей жизни»

Категории статей

Преступление – абстрактное понятие | Милосердие.ru

Сегодня в России на каждые 100 тысяч населения 600 человек сидит в тюрьмах. По этому показателю мы «уступаем» только США (730 заключенных на 100 тысяч). В странах Западной Европы в местах лишения свободы находится 100 человек на 100 тысяч населения, в скандинавских странах – 60-70 человек. Эти цифры привел крупнейший современный криминолог Нильс КРИСТИ, член Академии наук Норвегии и Швеции, один из иностранных экспертов Национальной комиссии США, член редакционного совета международного журнала «Теоретическая криминология», в прошлом – директор Норвежского института криминологии и президент Скандинавского совета по криминологии, выступивший с несколькими лекциями в Москве. После одной из лекций он дал интервью корреспонденту сайта «Милосердие.ru»

— Господин Кристи, конечно, приведенные вами цифры малоутешительны, но реально ли в одночасье уменьшить количество заключенных? Не правильнее ли думать о профилактике преступности, прежде всего подростковой, которая со временем и приведет к уменьшению количества заключенных?
— Я бывал во многих российских тюрьмах и колониях. Большинство людей там сидит за незначительные преступления. Кстати, слово «преступление» я очень не люблю. Это абстрактное понятие, уводящее нас от реальности. Проще наклеить на человека ярлык преступника, чем разобраться в обстоятельствах. Например, убила жена мужа – это сразу расценивается как тяжкое преступление, и женщина получает большой срок. Если же разобраться, что предшествовало трагедии, скорее всего найдутся серьезные смягчающие обстоятельства. С другой стороны, разве даже самое суровое наказание может компенсировать отнятие человеческой жизни? Нам кажется, что мы наказываем справедливо, но, я думаю, справедливость здесь невозможна. Можно говорить о равновесии, тогда за убийство всегда надо убивать – «око за око, зуб за зуб», но мы не примем такое общество. Лучше, если хотим быть цивилизованными людьми, вспоминать о милосердии.

— Как отреагирует Европа, если в России вновь будут применять смертную казнь (мораторий на нее истекает в 2007 году, и многие за то, чтобы его не продлевать)?
— Если это случится, Россия будет исключена из целого ряда европейских организаций. И Грузию не примут в Европейский Союз, пока они не отменят смертную казнь.

— Но в некоторых американских штатах есть смертная казнь…
— Жаль, что Америка не горит желанием вступить в Европейский Союз, а потому не считается с мнением Европы. Отсутствие смертной казни в законодательстве – абсолютное требование для всех, желающих быть принятыми в европейское сообщество. Моя позиция однозначна – аморально, когда одни люди отнимают жизнь у других.

— В связи с разгулом терроризма в Европе не увеличилось число сторонников смертной казни?
— Нет. Как раз борьба с терроризмом, которую возглавляют Соединенные Штаты – прекрасная иллюстрация того, как опасно отвечать на зло злом. Карательные меры не уменьшают терроризм, а, наоборот, провоцируют его дальнейшее развитие. И к Нюрнбергскому процессу, во время которого я был студентом, с годами мое отношение изменилось. Тогда, после войны, я считал его положительным явлением, сегодня думаю, что он неправомерен. Во-первых, в суде сидели американцы, только что сбросившие бомбу на Хиросиму и Нагасаки, англичане и французы, сравнявшие Дрезден с землей, русские, у которых в это время «расцветал» ГУЛАГ. Во-вторых, весь процесс был сконцентрирован на преступлении отдельных личностей, лидеров. А последователи – рядовые немцы, поддержавшие фашизм, служившие ему верой и правдой? Одним лидерам не под силу было бы воплотить античеловеческие идеи на практике. Главная беда в том, что большая часть нации поддержала фашизм. Многие – идейно. Вот и надо было выслушать людей, понять, что их привлекло в фашизме, объяснить, как они плохо поступили. Мы же не верим в силу слова, убеждения, поэтому стремимся карать. А вот в Южной Африке после падения апартеида пошли другим, правильным, на мой взгляд, путем. Создали советы, организовали слушания, на которых не судили, а обсуждали, что же произошло. Потому что нашлись моральные лидеры, как Нельсон Мандела, которые сказали: давайте все-таки поймем друг друга. И они смогли создать в стране мир, а не продолжать несчастья.

— Можете вы себе представить государство без тюрем, законодательство, в котором отсутствует нелюбимый вами термин «преступление»?
— Мне нравится эта идея! Думаю, здорово было бы жить в обществе, в котором нет слова «преступление», а каждый поступок обсуждается, как реальное действие, а не как абстрактное понятие. Совсем упразднить тюрьмы невозможно, но стремиться к их сокращению, уменьшению числа заключенных, перехода от осуждения к обсуждению необходимо. А нашим социологам, криминологам следует учиться у писателей – не рассуждать абстрактно, а рассказывать реальные истории, видеть за каждой трагедией реального, живого человека. Я не призываю отменить систему наказания, но это не та область, в которой надо стремиться быть стахановцами. А многие, к сожалению, стремятся, борьба с преступностью превращена в индустрию.

— Раз вы заговорили о писателях, то нельзя не вспомнить «Преступление и наказание». Достоевский, безусловно, видит в Раскольникове человека, сострадает ему, но все же не сомневается, что он должен понести наказание. И слово «преступление» в названии романа он не берет в кавычки. Значит, можно одновременно видеть реального человека, сострадать ему и при этом признавать такое понятие, как преступление, и справедливость наказания?
— Но почему вы должны называть это преступлением? Мне в романе Достоевского было интересно прочитать, как все произошло. И именно потому, что там это описано подробно, я могу сказать: то, что совершил Раскольников, неприемлемо, плохо. Зачем подменять серьезный анализ абстрактным понятием? То же самое я имел в виду, когда говорил о Нюрнбергском процессе. Надо было стремиться получить максимально полное описание того, что происходило. Описание не однобокое, а по возможности приближенное к реальности. Поэтому я за обсуждение, за диалог, за медиацию. Считаю, что уважаемая мной организация «Amnisty International» совершает ошибку, требуя наказания нарушителей прав человека. Этим они невольно приучают нас относиться к системе наказания как само собой разумеющемуся. Мне же ближе пример Южной Африки и Латинской Америки (Аргентины и Уругвая), развивающих медиацию*. Восстановительное правосудие должно максимально заменять карательное.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ


От редакции
Многие установки г-на Кристи кажутся утопическими. Однако Нильс Кристи — не блаженный мечтатель, но опытный практик. В качестве иллюстрации предлагаем вам отрывок из его книги «Борьба с преступностью как индустрия (вперед к ГУЛАГу западного образца?)» (М., «Центр содействия реформе уголовного правосудия», 2001):

В ожидании наказания
Был период, когда в нашей стране не хватало мест в тюрьмах. Выход из этой кризисной ситуации нашли самый простой: осужденных ставили на очередь.
В 1990 году у нас 2500 человек были заключены в тюрьму. Но на листе ожидания находилось 4500 человек. Мы организовали очередь, где они ожидали исполнения наказания.
Власти в замешательстве. Очереди в детских садах, очереди в госпиталях, очередь за домашними сиделками. И очередь на исполнение наказания. Тут что-то не так.
Я могу понять чувство неловкости, возникающее у представителей власти, особенно когда пытаюсь объяснить эту ситуацию кому-либо в Англии или в Соединенных Штатах. Создается ощущение, что граждане этих стран не верят своим ушам. Очередь на заключение в тюрьму? Это звучит как что-то из ряда вон выходящее, диссонанс, как включение хард-рока в середине пьесы Дебюсси.
Почему?
Причина неловкости скорее всего в том, что подобная ситуация не согласуется с распространенными стереотипами, относящимися как к заключенным, так и к функциям исправительной системы. Мы все знаем основные правила игры про полицейских и бандитов. Полиция должна поймать бандитов, бросить их в тюрьму и держать там. Это трудное и опасное дело. При любой возможности эти негодяи пускаются в бега. В эту игру мы играли в детстве. Этой игрой заняты средства массовой информации — игрой в действительность, подчиненную сценарию. Преступник арестован, изолирован до суда и затем отправляется прямо в тюрьму отбывать срок.
Это описание соответствует действительности в некоторых тяжелых случаях. Однако в большинстве случаев это не так. Большинство осужденных — это люди, обычные люди, не какая-то особая порода, не бандиты. Они в чем-то виноваты, но их нельзя считать дикими животными. Они способны ждать, как и все мы. Драма уже совершилась.
Очередь не соответствует стереотипам (oжидание суда — это совсем не то, что ожидание наказания. При ожидании суда игра идет по сценарию, а не вопреки ему. Только те, кого волнуют гражданские свободы, иногда заговаривают о том, что среди людей на листе ожидания могут оказаться и невиновные). Признать очередь означает признать то, что ожидающие люди не представляют опасности, что они не какие-то чудовища. В конце концов их отправят в тюрьму, но не для того, чтобы защитить от них окружающих. Это обстоятельство заставляет задуматься. Вот чем хорошо это мероприятие.
Сейчас, в 1999 году, листа ожидания больше не существует. Да, конечно, кое-кто еще ждет своей очереди, но теперь, что очень важно, очередь эта гораздо малочисленнее. В целом же ситуация не изменилась. Осужденные получают предписания с указанием срока и места отбывания наказания и, прихватив с собой самое необходимое, приходят в указанное время к тюрьме. Так и должно происходить в гражданском обществе.
Все это верно, но не совсем. Приходят не все. Получившие большие сроки и отбывающие наказания в главных тюрьмах в основном появляются вовремя. Как и те, кто осужден за вождение автомобиля в пьяном виде. А вот маргиналы — алкоголики, наркоманы, лица, не имеющие постоянного адреса или кочующие по ночлежкам, — этих правил не соблюдают. «Приходится переносить их на другие даты — как делают в авиакомпаниях,— говорит тюремный надзиратель Альф Бьярн Ольсен. — Например, в понедельник у нас освобождается две камеры, а мы вызвали пятерых. Если приходят все, то троих мы отправляем в другие тюрьмы». И такое происходит по всей стране. Единственное исключение — трудовая колония Сестре-Слидре — туда в назначенный срок является 95% осужденных. Надзиратель Ойвинд Кьелдсберг объясняет это так: «Полиция беседует с каждым, кто должен отбывать наказание. Осужденные сообщают полиции, когда им было бы удобнее отсидеть свой срок. Таким образом нам удается избежать лишних трудностей».

Встречи в горах
Каждый год после Рождества довольно необычное собрание проводится где-нибудь в горах Норвегии. Сейчас, после двадцати таких собраний, это стало своего рода традицией. Собрание проводится в отеле с хорошей репутацией, продолжается три дня и две ночи, и в нем принимают участие две сотни человек.
Присутствуют представители пяти групп. Первая: ответственные должностные лица исправительной системы, начальники тюрем, работники охраны, врачи, социальные работники, работники надзорной службы, преподаватели исправительных учреждений, судьи, сотрудники полиции.
Вторая: политики, члены стортинга (законодательной ассамблеи), иногда министры, всегда кто-то из советников и местные политические деятели.
Третья: «либеральная оппозиция», непрофессионалы, интересующиеся делами уголовной полиции, студенты, адвокаты, университетские преподаватели.
Четвертая: представители средств массовой информации.
Пятая: заключенные, зачастую все еще отбывающие наказание и получившие на эти дни отпуск. Некоторые приезжают из тюрем на машинах вместе с представителями администрации. Другие, получив временное освобождение, приезжают на обычном автобусе. Не каждому предоставляется временное увольнение из тюрьмы для участия в собрании. Тех заключенных, которые весьма склонны к побегу, не выпускают. Но среди участников часто есть люди, отбывающие заключение за серьезные преступления: убийства, наркотики, вооруженные грабежи, шпионаж. Поздними вечерами и даже ночами можно видеть (если знать, кто есть кто) заключенных, начальников тюрем, охранников, полицейских и представителей либеральной оппозиции, горячо обсуждающих исправительную политику в целом и условия содержания в частности. Но их можно застать и за спокойным мирным обсуждением планов на завтрашнюю лыжную прогулку.
Важным результатом этих собраний представляется включение отбывающих наказание людей в духовно объединенное сообщество тех, кто принимает решения.
Возникает вопрос: почему представители власти принимают участие в этих поездках в горы?
Самое очевидное: отдых в горах — это всегда приятно. Кому не хочется иногда отвлечься от тягот службы в тюрьме или полиции? Но там их ждет не только отдых. Там представителей власти критикуют, с ними спорят, выясняют отношения. И все это потом попадает на страницы газет и журналов.
Гораздо важнее удовольствия от горных прогулок то, что там каждый ощущает себя членом некоего духовного сообщества. Норвегия маленькая страна. Люди, ответственные за функционирование государственной системы борьбы с преступностью, просто не могут не знать друг друга или, по крайней мере, друг о друге. Они не могут спрятаться от критиков, а критики не могут избежать встреч с ответственными лицами. В некоторой степени мы принуждены к близости. Тем не менее, до искажений дело не доходит. Вы можете, например, испытывать сильное чувство враждебности к чьим-то идеям, но всегда остается место для сомнений в своей правоте. Может быть, противная партия в чем-то и права. Забавно то обстоятельство, что большинство чиновников получило юридическое образование. Они старые ученики своих еще более старых критиков. В таких условиях разум не порождает чудовищ.
Однако это слишком идиллическая картинка. Конечно, в собраниях участвуют избранные. Кто-то из ревнителей сурового закона и строгого порядка не может и представить себя в числе участников «нагорных собраний». Однако в них участвует достаточное количество людей из разных слоев, чтобы образовалась атмосфера диалога. Участников достаточно много, чтобы заронить в системе фундаментальное сомнение, скажем, в продуктивности идеи строительства новых тюрем или некоторые сомнения в полезности европейских и, особенно, американских тенденций.
Главным результатом этих встреч является, скорее всего, выработка своего рода неформальных минимальных стандартов того, что подобает делать для исправления и что нет, а также соглашения о том, что эти стандарты имеют силу для всех человеческих созданий.
В прямо противоположной ситуации — когда преступник рассматривается как существо другой породы, нечеловек, как предмет,— не существует пределов для возможных злодеяний .

Конечно, сейчас сложно представить себе что-либо подобное на российской почве. И тем не менее, гражданское общество, к которому апеллирует Нильс Кристи, — продукт христианской цивилизации, укорененный в Евангельской истине о ценности в очах Божиих и персональной ответственности за судьбу мира каждого человека. Поэтому, пока мы не утратили права называться православной страной, пока Церковь имеет вес в формировании образов российской действительности, есть и надежда, что рано или поздно наши преступники с одной стороны и наше правосудие и пенитенциарная система — с другой, хоть сколько-нибудь приблизятся к нарисованной выше идиллической картине.

________
* медиация, посредничество — одна из основных практик восстановительного правосудия, введение в процесс примирения сторон и заглаживания вреда беспристрастной третьей стороны, участника, способствующего процессу примирения.
Назад

См. также: «Удобное количество преступлений». Выступление Н.Кристи 6 октября 2006 г. в конференц-зале Издательства «Европа»

14 примеров абстрактной концепции

Абстрактная концепция - это понятная людям идея, не имеющая физической формы. Способность идентифицировать, понимать и передавать абстрактные концепции является основополагающим элементом человеческого интеллекта. Ошибочно думать, что все абстрактные концепции не реальны, поскольку они могут быть документально подтверждены доказательствами. Ниже приведены иллюстративные примеры абстрактной концепции.

Язык

Во всех естественных языках есть слова для обозначения абстрактных понятий.Например, слово «свобода» - это полностью абстрактное понятие, которое нельзя напрямую воспринять или измерить. Изучение нового языка позволяет человеку усвоить новые абстрактные концепции и может привести к новым мыслительным процессам.

Цивилизация и общество

Цивилизации и общества построены на абстрактных концепциях, таких как идея цивилизованности.

Культура

Культура основана на абстракциях, таких как идея традиции.

Математика

Математика в основном основана на абстрактных понятиях, таких как бесконечность или ноль.Само слово «математика» - совершенно абстрактное понятие.

Информационные технологии

Концепции информационных технологий и вычислений в основном абстрактны, например, идея облачных вычислений или искусственного интеллекта.

Business

Бизнес-концепции, такие как качество, автоматизация и инновации, являются абстрактными и гибкими концепциями, которые могут определяться по-разному от одной фирмы к другой.

Маркетинг

Основы маркетинга, такие как идея бренда. Бренды могут быть чрезвычайно ценными, поскольку эта ценность полностью основана на восприятии потребителями и узнавании символов бренда.

Наука

Основные понятия науки, такие как время, события и причинно-следственная связь. Точно так же элементы научного метода, такие как гипотеза, эксперимент или контроль, являются абстрактными понятиями.

Образование

Образование - это абстракция, основанная на других абстракциях, таких как мышление, идеи, творчество и опыт.

Архитектура и дизайн

Архитектура и дизайн характеризуются богатой культурой абстракции, которая включает стили, философию, методы и цели, которые полностью неосязаемы.Например, идея цветовой гармонии, доминирования или негативного пространства.

Art

Абстрактные концепции в искусстве не следует путать с абстрактным искусством. Абстрактное искусство - это изображение абстрактной концепции, такой эмоции, которая не имеет физической формы. Абстрактные концепции в искусстве включают методы, жанры, интерпретации и философские взгляды. Например, идея искусства ради искусства - это абстракция.

Коммуникация

Коммуникационные концепции, такие как рассказывание историй, юмор и влияние.

Социальное

Социальные понятия, такие как статус, доброта или крутость.

Художественная литература

Художественная литература может изобретать новые абстрактные концепции. В некоторых случаях абстрактные концепции из художественной литературы, особенно научной фантастики, со временем становятся реальностью. Таким образом, художественная литература играет определенную роль в изобретении будущего.

Мышление

Это полный список статей, которые мы написали о мышлении.

Если вам понравилась эта страница, добавьте в закладки Simplicable.

Полное руководство по мыслительным процессам, техникам и ошибкам.Определение самоанализа с примерами. Обзор критического мышления с примерами. Определение скептицизма с примерами. Определение абстрактного мышления с примерами. Определение воображения с примерами. Определение визуального мышления с примерами. Определение реализма с примерами. Определение прагматизма с примерами. Список подходов и типов мышления. Обзор ностальгии с примерами. Определение внутриличностного с примерами.Определение парадокса с примерами. Определение теории рационального выбора с примерами. Принципы позитивного мышления. Список общих эмоций. Самые популярные статьи о Simplicable за последние сутки. Последние сообщения или обновления на Simplicable. Карта сайта © 2010-2020 Простое. Все права защищены. Воспроизведение материалов, размещенных на этом сайте, в любой форме без явного разрешения запрещено.

Просмотреть сведения об авторских правах и цитировании этой страницы.

Абстрактная концепция - обзор

4 Обсуждение

Мы начали эту главу с вопроса, как абстрактные концепции могут быть основаны на сенсорно-моторной обработке. Были предложены две обоснованные точки зрения; репрезентация конкретными ситуациями и концептуальная метафора. В то время как только несколько исследований изучали идею о том, что абстрактные концепции представлены конкретными ситуациями, во многих других исследовалась роль метафор или схем изображений.Как показывают рассмотренные выше доказательства, схемы изображений имеют отношение к абстрактным концепциям. Схемы изображений активируются быстро и автоматически, даже когда люди выполняют простые однозначные задачи, не использующие метафорический язык. Установив, что схемы изображений играют роль, мы должны теперь обратиться к вопросу о том, какова эта роль. Одной из серьезных проблем применения теории концептуальных метафор к ментальному представлению является прояснение процесса сопоставления схем изображений с абстрактными концепциями.Оказывается, это нетривиально. Одна из основных проблем заключается в том, что концепция схем изображений все еще окутана тайной, и этот термин использовался для обозначения совершенно разных вещей. Хамп (2005; см. Также Гиббс, 2005), например, отметил, что не существует набора четких критериев, которые отличают схемы изображений от других типов ментальных репрезентаций. Гиббс (2006) описал схемы изображений как воплощенные, но в то же время абстрагированные от сенсорной активации, зависящей от модальности, тогда как Грейди (2005) определил схемы изображений как ментальные репрезентации конкретного сенсорного опыта.Додж и Лакофф (2005) утверждали, что схемы изображений - это категории переживаний, для которых используются одни и те же слова (например, high используется для пространственного положения, количества, силы, божественности и т. Д.). Мандлер (2005), однако, рассматривал схемы изображений как самые ранние концепции, которые усваиваются младенцами. Эти схемы изображений не обладают перцептивными свойствами, но в то же время они довербальны. Гентнер (2003) утверждал, что схемы изображений абстрактны, а не конкретны. Хотя это краткое изложение представлений не является исчерпывающим, оно показывает, что идея схемы изображения недостаточно четко сформулирована.

Единственное, с чем, похоже, согласны исследователи, - это то, что схемы изображений применимы к воплощенному опыту в различных сенсорных модальностях. Эти схемы изображений затем могут быть расширены до более абстрактных концепций. Таким образом, схемы изображений отражают общие черты различных повторяющихся переживаний в разных областях и модальностях. Пространственный компонент - важный аспект схем изображений. Например, схемы изображений вверх-вниз , источник-путь-цель , контейнер и расстояние относятся к пространственным переживаниям, будь то визуальные, тактильные или двигательные.Таким образом, схемы изображений могут быть важны для связывания восприятия из разных модальностей и действий вместе. Например, для того, чтобы иметь согласованный опыт с вертикальностью, схема изображения связывает визуальные переживания, проприоцептивные переживания и двигательные действия, так что представление визуальной вертикальной ориентации может быть аналогично представлению ощущения вертикальной ориентации и представлению действий в вертикальные ориентации (аналогично идее кодирования событий, Hommel, 2004).Таким образом, схемы изображений могут быть скелетными, обеспечивая базовую структуру, к которой плоть (конкретные детали восприятия, валентность и т. Д.) Добавляется определенным значением и контекстом (например, Гиббс, 2006; Джонсон, 2005).

Таким образом, схемы изображений не идентичны конкретным концепциям, поскольку им не хватает деталей восприятия последних. Скорее, их можно рассматривать как особенности, которые обеспечивают элемент структуры как для конкретных, так и для абстрактных концепций. Ощущение вертикальности в определенной модальности может реактивировать предыдущий опыт вертикальности в других модальностях.Мы даже можем распространить этот механизм на язык. Слова, относящиеся к вертикальности, могут быть связаны с физическим опытом вертикальности, потому что они используются в той же ситуации. Таким образом, схемы изображений могут отражать ассоциации между словами и переживаниями в различных модальностях.

Однако остается важный вопрос, касающийся происхождения связи между схемами изображений и абстрактными концепциями. Это может быть проблема с курицей и яйцом. Отношения между схемой изображения и абстрактным понятием могут быть сформированы на ранних этапах опыта, в котором эти две области объединены (Johnson, 1997).Например, ранние опыты с властью обычно связаны с восприятием вертикальности, например, когда ребенок смотрит на более сильного взрослого или более высокого ребенка. Эти частые переживания могут лежать в основе взаимосвязи между схемой изображения «вверх-вниз» и властью. С другой стороны, метафорический язык мог активировать представления о физических переживаниях, которые затем создавали связь между конкретными и абстрактными областями. Например, такие выражения, как high power или low status , могли активировать конкретные вертикальные симуляции, таким образом приводя к представлениям, в которых мощность и вертикальность были объединены.Хотя эта точка зрения не объясняет историческое происхождение метафорических выражений, для отдельных людей она может работать, потому что они подвергаются метафорическому языку в процессе развития. Третья возможность состоит в том, что схема изображения и абстрактное понятие имеют полностью отдельные представления, и люди могут на лету построить метафорическое отображение как аналогию или концептуальную смесь.

Однако для полного представления абстрактных концепций схем изображений недостаточно. Тот факт, что схема вверх-вниз может быть отображена на несколько различных концепций, таких как мощность , валентность , божественность и количество , показывает, что для различения этих концепций необходимо больше функций, как и концепции. кровь, яблоко, светофор, и ковер все разделяют черту красный, , но этой особенности недостаточно для представления этих различных концепций.Схема изображения вверх-вниз , например, указывает на то, что все концепции имеют некоторую шкалу, на которой можно сравнивать вещи (например, мощное и бессильное), но для полного понимания требуется нечто большее.

Ситуации или события могут предоставить такую ​​дополнительную репрезентативную силу. Репрезентации конкретных ситуаций и событий могут обеспечить полный спектр перцептивных, моторных и эмоциональных переживаний (Barsalou & Wiemer-Hastings, 2005). За исключением психологических экспериментов с использованием отдельных слов, абстрактные концепции практически никогда не обрабатываются изолированно.Скорее, такое понятие, как власть, представлено потому, что существует определенная сущность (например, мать, начальник, страна), которая имеет власть над другой конкретной сущностью (например, ребенок, служащий, другая страна), заставляя ее делать определенные вещи (например, убирать вверх, напишите отчет, сделайте сокращение бюджета). Схемы изображений обеспечивают аналогичную структуру для таких разнообразных ситуаций, но фактические детали передают смысл. По этой причине схемы изображений не являются окончательным решением проблемы обоснования абстрактных концепций. Распространенность схем изображений при обработке абстрактных концепций показывает, что сходство между конкретными и абстрактными областями имеет центральное значение для понимания.Однако полное обоснование абстрактных понятий сенсорно-моторным опытом требует дополнительного шага. Скорее всего, такое обоснование обеспечивают богатые перцептивные, моторные и оценочные детали конкретных ситуаций.

Границы | Семантическое содержание абстрактных понятий: исследование списка свойств 296 абстрактных слов

Введение

Исследование концептуальных знаний - важная тема когнитивной психологии и когнитивной науки в целом. Основные человеческие способности, такие как решение проблем, планирование действий, распознавание объектов, общение и язык, в значительной степени зависят от концептуальных знаний, хранящихся в семантической долговременной памяти (Tulving, 1972; Humphreys et al., 1988; Кифер и Пульвермюллер, 2012). Все согласны с тем, что концепции являются основными единицами познания. Концепции определяются как ментальные сущности, которые обеспечивают фактическое знание путем категориальной интеграции нашего сенсорного и моторного опыта с окружающей средой (Humphreys et al., 1988; Kiefer and Pulvermüller, 2012). Они относятся к конкретным объектам, но также и к референтам, которые нельзя непосредственно наблюдать, например ментальным или эмоциональным состояниям, абстрактным идеям, социальным констелляциям и научным теориям.Главный вопрос в этом отношении касается роли систем, специфичных для модальности, в представлении концептуального знания.

Традиционные модели семантической памяти предполагают, что концепции представлены в амодальном, символическом формате, отличном от сенсорных и моторных систем (Collins and Loftus, 1975; Anderson, 1978; Pylyshyn, 1980; Fodor, 2001; Mahon and Caramazza, 2009). Эти модели обладают тем преимуществом, что естественным образом объясняют представление всех концепций, поскольку амодальный и символьный код очень эффективен с точки зрения вычислительной мощности (Rogers et al., 2004; Паттерсон и др., 2007). Это становится особенно очевидным при рассмотрении абстрактных понятий, которые по определению не имеют четкого физического референта. На первый взгляд, абстрактные концепции не полагаются на сенсорную, моторную или другую специфическую для модальностей информацию, так что их представление может быть вполне естественно объяснено в рамках амодальных теоретических рамок. На нервном уровне в качестве центральных коррелятов концептуального представления были предложены передняя (Patterson et al., 2007; Visser et al., 2010) и задняя (Gold et al., 2006; Hoffman et al., 2012) височная кора. , служащие амодальными семантическими узлами.Такие амодальные теории предполагают, что сенсорные и моторные системы мозга не участвуют причинно в извлечении концептуальной информации, их участие скорее рассматривается как эпифеномен (McClelland and Rogers, 2003).

Более поздние воплощенные или обоснованные теории познания (Gallese and Lakoff, 2005; Pulvermüller, 2005; Barsalou, 2008; Borghi and Cimatti, 2009; Kousta et al., 2009; Louwerse, 2011; Meteyard et al., 2012; Kiefer and Barsalou) , 2013), напротив, предполагают, что концепции по существу представлены в различных областях, специфичных для модальности.Эти теории постулируют, что концептуальные особенности представлены через клеточные сборки, распределенные по сенсорным, моторным, интроспективным и эмоциональным областям мозга. В соответствии с теорией Хебба (Hebb, 1949), эти функциональные нейронные сети являются результатом одновременной активации уже существующих локальных и распределенных клеточных ансамблей в областях, специфичных для модальности (Pulvermuller and Fadiga, 2010). Следовательно, концептуальные знания сильно зависят от индивидуального опыта (Kiefer et al., 2007; Beilock et al., 2008; Lyons et al., 2010; Виллемс и др., 2010; Hoenig et al., 2011). Предполагается, что эти специфические для модальности области функционально способствуют концептуальному пониманию (Pulvermüller, 2005). Согласно недавно появившимся гибридным моделям, концептуальные знания являются результатом обработки в цепях мозга, зависящих от модальности, которые взаимодействуют с центрами мультимодальных соединений (Kiefer and Pulvermüller, 2012; Garagnani and Pulvermuller, 2016). Считается, что последние служат общей семантической привязке и интеграции.

Исследования, поддерживающие теории обоснованного познания, в основном изучали представление конкретных понятий, таких как «молоток» или «звенеть» (обзоры см .: Kiefer and Pulvermüller, 2012; Meteyard et al., 2012; Kiefer and Barsalou, 2013; для расширения от обоснованных теорий познания к абстрактным концепциям, см. ниже). Несколько исследований с использованием функциональных методов нейровизуализации показали, что обработка действия (например, Hoenig et al., 2008), визуального (Simmons et al., 2007), вкусового (например, Barros-Loscertales et al., 2012), обонятельные (Gonzalez et al., 2006) и связанные со звуком (Kiefer et al., 2008) концепции вызывают активацию в соответствующих модальнозависимых областях мозга. Сходные результаты, свидетельствующие в пользу обоснованных теорий познания, полученных на основе электрофизиологической (например, Trumpp et al., 2014), поведенческой (например, Garcia and Ibanez, 2016), нейропсихологической (например, Trumpp et al., 2013) и транскраниальной магнитной стимуляции. (TMS) исследования (например, Pulvermüller et al., 2005).

Хотя обоснование конкретных концепций объекта в сенсорных и моторных системах хорошо задокументировано, само существование абстрактных понятий, таких как «красота», «свобода» и «справедливость», является серьезным вызовом для основы обоснованного познания.Абстрактные концепции характеризуются отсутствием уникальных физических характеристик, таких как форма, цвет и текстура, и, следовательно, не имеют четко воспринимаемого референта (Crystal, 2004). Поскольку четкий физический референт, который может быть воспринят нашими органами чувств, отсутствует (Paivio, 1986), необходимо расширить подходы к обоснованному познанию, чтобы учесть представления абстрактных понятий. С этой целью усовершенствованные обоснованные подходы к познанию абстрактных концепций, такие как учет аффективного воплощения (AEA; Kousta et al., 2009), были разработаны теория языка и ситуационного моделирования (LASS; Barsalou et al., 2008) и подход «слова как социальные инструменты» (WAT; Borghi and Binkofski, 2014) (аналогичные подходы см. Также в Louwerse, 2011; Коннелл и Лайнотт, 2012, 2014). Они подчеркивают важность лингвистического (Barsalou et al., 2008; Kousta et al., 2009; Borghi, Binkofski, 2014), социального (Borghi, Binkofski, 2014), интроспективного (Kiefer, Barsalou, 2013) и аффективного (Kousta et al., 2009) экспериментальная информация для представления абстрактных концепций в дополнение к сенсомоторной информации (см. Connell, 2018), которая используется через метафорические отношения к конкретным концепциям, как указано в теории концептуальных метафор (Lakoff and Johnson, 1980). .Значение социальной, эмоциональной и интроспективной информации можно проиллюстрировать при рассмотрении понятий «свобода» и «справедливость». Размышление о свободе может имитировать информацию, полученную на опыте, собранную в движении хиппи в 1960-х годах, чувствуя себя свободным и, возможно, немного мятежным (аффективный и интроспективный аспекты), одновременно протестуя с единомышленниками из-за социальных потрясений (социальный аспект). С другой стороны, размышления о правосудии могут вызвать информацию о судебном слушании с участием двух противоборствующих сторон (например,g., хиппи против полицейских; социальный аспект), где победившая сторона испытывает прилив победы, в то время как проигравшая сторона чувствует себя потрясенной и разрушенной (аффективный и интроспективный аспекты).

Исходя из этих соображений, четкое различие между конкретными и абстрактными концепциями, предложенное, например, Пайвио (1986) в его Теории двойного кода, по крайней мере, вызывает сомнения (см. Также Wiemer-Hastings et al., 2001; Connell and Lynott, 2012): Пайвио предположил, что абстрактные концепции хранятся только в словесно-символическом коде, тогда как конкретные концепции опираются как на визуально-воображаемый, так и на вербально-символический код.В соответствии с рассуждениями Пайвио, совсем недавно утверждалось, что абстрактные концепции требуют амодальных, вербально-символических представлений (Mahon and Caramazza, 2009).

Однако это понятие строгой дихотомии между конкретными и абстрактными концепциями с абстрактными концепциями, опирающимися только на словесно-символические репрезентации, подверглось сомнению (Wiemer-Hastings and Xu, 2005). Абстрактные концепции часто активировали языковые области левого полушария в исследованиях нейровизуализации (Desai et al., 2011; Sakreida et al., 2013), предполагая относительно более высокую важность вербальных ассоциаций для этой концептуальной категории. Однако активность в сенсомоторной системе также была получена как для абстрактных, так и для конкретных слов (Pexman et al., 2007), что указывает на то, что абстрактные концепции также зависят от сенсорной и моторной информации.

Другое исследование также показало, что конкретные и абстрактные концепции скорее различаются по своему ситуационному содержанию, чем по формату представления (Wiemer-Hastings and Xu, 2005).Хотя бимодальное распределение оценок конкретности указывает на разделение абстрактных и конкретных концепций на два больших кластера, внутри этих кластеров также наблюдались большие различия (Wiemer-Hastings et al., 2001). Кроме того, оценки абстрактности определялись аспектами, основанными на самоанализе. Роль внутренних состояний для значения абстрактных понятий была подтверждена в дальнейшем исследовании списка свойств, проведенном Барсалу и Вимером-Хастингсом (2005). Участников их исследования попросили создать ассоциации относительно абстрактных (например,g., «свобода»), конкретные (например, «автомобиль») и промежуточные (например, «ферма») концепции. Конкретные концепции вызывали свойства, связанные с объектами, местоположениями и поведением в ситуациях, тогда как абстрактные концепции в основном были связаны с интроспекцией, ментальными состояниями и социальными аспектами ситуаций с промежуточными концепциями, лежащими между ними. Более поздние исследования с использованием рейтингов и последующего иерархического кластерного анализа для большого набора конкретных и абстрактных слов также показали, что абстрактные концепции более тесно связаны с эмоциями, социальным познанием, внутренними и психическими состояниями, чем конкретные концепции (Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016). На участие интроспекции и внутренних состояний в обработке абстрактных понятий также указывает работа нейровизуализации. Например, Wilson-Mendenhall et al. (2013) продемонстрировали участникам абстрактную концепцию «убедить» во время задачи сопоставления концепции и сцены, в которой активизировались области мозга, лежащие в основе психических состояний и социального взаимодействия.

В дополнение к интроспекции, социальным аспектам и вербальным ассоциациям семантическое содержание абстрактных понятий, по-видимому, также зависит от сенсорных и моторных систем, подобно концепциям конкретных объектов, хотя, возможно, в несколько меньшей степени (Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005). ; Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016). Исследования, дающие оценку модальности для конкретных и абстрактных концепций, показали связь сенсорного опыта со всеми концепциями, независимо от того, классифицируются ли они как абстрактные или конкретные (Lynott and Connell, 2009, 2013; van Dantzig et al., 2011). Поведенческие исследования, изучающие «эффект совместимости действия-предложения» (Glenberg and Kaschak, 2002; Glenberg et al., 2008), показали вклад моторной системы в понимание абстрактных понятий, когда участники обрабатывали их в рамках предложений.Исследования нейровизуализации также продемонстрировали участие сенсорных и моторных систем головного мозга во время обработки абстрактных слов-эмоций, подобных словам действий, связанных с лицом и руками (Moseley et al., 2012; см. Также Dreyer et al., 2015; Vukovic et al. , 2017) или во время обработки физических понятий (например, «частота»), как при выполнении ритмических движений (Mason, Just, 2016).

В совокупности поведенческие и нейровизуализационные исследования показали, что абстрактные концепции зависят не только от вербальной системы (Wang et al., 2010), но также и в различных модальных системах, включающих восприятие, действие, эмоции и внутренние состояния. Хотя многие исследования рассматривали абстрактные концепции как недифференцированную концептуальную категорию, определяемую исключительно отсутствием воспринимаемого физического референта, и противопоставляли их как единый класс конкретным концепциям (см. Wang et al., 2010), семантическое содержание абстрактных концепций могло быть гораздо более богатые и весьма неоднородные (Wiemer-Hastings et al., 2001). Например, были обнаружены дифференциальные паттерны концептуальных отношений для абстрактных эмоциональных и неэмоциональных концепций (Barca et al., 2017). Это может объяснить, почему рассмотренные выше нейровизуализационные исследования выявили несовместимые области мозга, участвующие в обработке абстрактных понятий.

Учитывая вероятную неоднородность абстрактных понятий, в настоящем исследовании мы охарактеризовали семантическое содержание большого набора из 296 абстрактных понятий, используя списки свойств. Мы определили относительный вклад модальных сенсорных, моторных, интроспективных или социальных свойств в семантическое содержание абстрактных понятий в дополнение к вербальным ассоциациям.Настоящая работа преследовала две цели: (i) Хотя наше исследование списка свойств формально не позволяет проверить конкурирующие теории представления абстрактных концепций, результаты нашего исследования, тем не менее, информативны: наличие модальных свойств в списках участников будет важная предпосылка для обоснованности теории познания. (ii) Полученные списки свойств для большого набора абстрактных понятий должны обеспечивать оценку их семантического состава признаков.Списки свойств предоставляют информацию о неоднородности типов функций по концепциям и позволяют определять возможные подкатегории. Результаты представлены в виде дополнительных материалов (см. Дополнительный набор данных S1), которые, таким образом, могут направлять будущую поведенческую и нейровизуализационную работу по исследованию представления абстрактных понятий.

Для оценки семантического содержания абстрактных понятий мы использовали задачу генерации свойств, аналогичную Барсалу и Вимеру-Хастингсу (2005).Участников попросили записать свойства, такие как особенности, ситуации и ассоциации, которые приходят в голову для 296 абстрактных понятий. Эти свойства были классифицированы с помощью схемы кодирования, делающей возможной классификацию по модальности и вербальному содержанию, а именно по сенсомоторным характеристикам, характеристикам, описывающим социальные констелляции, внутренние состояния и эмоции, а также вербальные ассоциации. Эти 296 концепций, кроме того, были оценены с точки зрения их знакомства и конкретности / абстрактности в двух рейтингах.Частота лемм и длина слова также были частью анализа. Иерархический кластерный анализ использовался, чтобы пролить свет на неоднородность абстрактных концепций. В соответствии с вышеупомянутыми теориями основы обоснованного познания мы выдвинули гипотезу о том, что абстрактные концепции основаны на различных модальных системах, как это уже было показано в отношении социальной, аффективной и интроспективной эмпирической информации. Кроме того, мы ожидали, что абстрактные концепции также основаны на сенсомоторной системе, на что указывает значительный процент сгенерированных сенсомоторных свойств в задаче создания свойств.Наконец, мы предположили, что абстрактные понятия можно разделить на несколько подкатегорий в зависимости от релевантности концептуальных признаков, аналогичных конкретным.

Материалы и методы

Участников

Шестьдесят здоровых добровольцев ( M, , , возраст = 22,4 года, диапазон = 18–46 лет, 44 женщины) из Ульмского университета приняли участие в задаче создания собственности. Все участники были носителями немецкого языка (двое участников выросли на двух языках) без психических или неврологических расстройств в анамнезе.Еще 30 здоровых носителей немецкого языка, которые не участвовали в задаче создания собственности, приняли участие в двух рейтингах: 15 из этих субъектов ( M возраст = 24,6 года, диапазон = 19–49 лет, 10 женщин). в первом рейтинге во втором рейтинге приняли участие еще 15 человек ( M возраст = 27,0 лет, диапазон = 23-32 года, 10 женщин). Субъекты дали письменное информированное согласие и получили восемь евро за участие в задании по созданию собственности и учебные кредиты за участие в рейтинговых исследованиях, соответственно.Процедура исследования была одобрена этическим комитетом Ульмского университета.

Стимулы

Стимулы из трехсот слов были выбраны из немецкого словаря (Scholze-Stubenrecht, 2009) на основе рабочего определения абстрактных понятий (Paivio, 1986; Crystal, 2004): абстрактные понятия не относятся к объектам, которые могут быть непосредственно воспринимаются нашими чувствами и, следовательно, не имеют четко воспринимаемого референта. Чтобы избежать каких-либо эффектов, присущих категории слов, мы решили выбрать только абстрактные существительные.Слова, которые были слишком конкретными и редко употреблялись в обиходе, а также иностранные слова, религиозные концепции и научные концепции не были включены. Чтобы избежать чрезмерной рабочей нагрузки в задаче создания свойств, 300 абстрактных слов были случайным образом назначены одной из шести анкет по 50 слов каждая. Чтобы еще больше избежать эффектов последовательности, страницы шести вопросников были рандомизированы пять раз. Таким образом, свойства для каждого абстрактного слова были созданы 10 испытуемыми. Четыре из 300 слов были впоследствии исключены, потому что три из них («Pech» - «невезение» / «подача», «Vorstellung» - «воображение» / «шоу», «Einstellung» - «отношение» / «установка». ) оказался неоднозначным, а один из них («Lachen» - «смеяться») оказался слишком конкретным.Таким образом, всего в анализ было включено 296 абстрактных слов.

Процедура

Задача создания свойств

Участники были проинформированы о том, что в исследовании исследуется генерация слов. Инструкция была максимально открытой, чтобы не направлять ответы в какую-либо сторону. Испытуемых просили создать и записать ассоциации, свойства или ситуации, которые приходят им в голову, когда они думают о представленных словах, как можно спонтанно, но без каких-либо временных ограничений.Участникам было предложено записать четыре свойства и избегать синонимов для соответствующих терминов. Если в голову не приходило свойство / ситуация, участникам предлагалось пропустить это конкретное слово. В рамках инструкции испытуемым давались два слова (например, «галлюцинация») и потенциальные свойства (например, «красочный», «громкий», «слышать голоса») в качестве примеров, которые не были частью фактических словесных стимулов.

Рейтинги

Участникам было предложено оценить 300 абстрактных и 77 конкретных слов на предмет знакомства и конкретности / абстрактности (также были получены оценки валентности и возбуждения.Однако они рассматривались для использования в будущих исследованиях и, следовательно, здесь не анализировались). Знакомство оценивалось по 6-балльной шкале Лайкерта на основе двух полюсов «низкий уровень знакомства» и «высокий уровень знакомства», причем более высокие баллы указывали на более высокий уровень знакомства. Инструкции просили испытуемых принять решение, основываясь на том, часто ли они используют, видят или слышат названные концепции, или этот термин встречается довольно редко. Аналогичная шкала с полюсами «абстрактный» и «конкретный» использовалась в отношении конкретности / абстрактности, причем более высокие баллы указывали на более высокую конкретность.Испытуемые руководствовались классическим определением абстрактности, в соответствии с которым названные концепции с отсутствием воспринимаемых физических характеристик должны получать оценку высокой абстрактности (т. Е. Низкие оценки конкретности), в то время как термины, относящиеся к воспринимаемым объектам, людям или материалам, должны оцениваться с высокой степенью конкретности. оценки. В письменных инструкциях испытуемым предлагалось три примера и потенциальные оценки для каждого (например, «радость», высокая степень знакомства, высокая абстрактность; не используются в критических оценках).Испытуемым предлагалось оценивать слова как можно более спонтанно.

Рейтинги были получены в двух отдельных выборках, чтобы уменьшить количество оценок по каждому предмету. В первом примере участники оценили 190 аннотаций и 49 конкретных слов на бумажно-карандашной анкете. Во втором примере оценивались оставшиеся 110 аннотаций, а также 28 конкретных слов. Для удобства использовалась онлайн-анкета. Конкретные слова (например, «стол», «осел») были включены в анкеты, чтобы избежать предвзятости ответов (соотношение абстрактных и конкретных слов в обоих рейтинговых исследованиях было примерно одинаковым [∼ 1: 4]).

Анализ данных

Схема кодирования данных

Схема кодирования, взятая из работы Барсалоу и Вимер-Хастингс (2005), была разработана для качественного анализа сгенерированных свойств и отнесения этих свойств к одной из пяти основных категорий. Категории и их определения следующие:

(I) Сенсомоторная функция : Функция, которую можно ощутить нашими органами чувств. Он описывает значение абстрактного понятия, или абстрактное понятие может быть применено к этой функции.Для более тщательного изучения модальности абстрактных понятий, категория «сенсомоторная особенность» была дополнительно разделена на семь подкатегорий: визуальные (например, «красочная живопись» для «творчества»), акустические (например, «громкие» для «Аргумент»), двигательный (например, «объятие» для «симпатии»), тактильный (например, «пушистый» для «комфорта»), обонятельный (например, «сернистый» для «отвращения»), вкусовой (например, «Горький» для «отвращения») и интероцептивный (например, «боль в животе» для «голода») признак.

(II) Социальное созвездие : характеристика или ситуация, описывающая сосуществование разных людей или предполагающая взаимодействие как минимум двух разных людей, например.g., «друзья» для «сочувствия».

(III) Внутреннее состояние и эмоции : характеристика или ситуация, которая отражает внутренние когнитивные процессы (например, мотивацию, эмоцию, волю). Также характеристика или ситуация, описывающая характер человека и предполагающая оценку соответствующего абстрактного понятия, например, «радость» вместо «симпатии».

(IV) Ассоциация : особенность или ситуация, которые не описывают абстрактное понятие, но тематически или символически связаны с ним.Эта особенность напрямую не способствует пониманию абстрактного понятия, например, «солнце» для «симпатии».

(V) Другое абстрактное понятие : абстрактный признак, который описывает абстрактное понятие или к которому абстрактное понятие может быть применено. В эту категорию также входят все термины, которые идентичны одному из других слов, используемых в анкете, например, «карма» для «симпатии».

Таким образом, ответы испытуемых были разделены на одиннадцать категорий.Возможно двойное кодирование (например, «рисовать» как визуальный и моторный признак «таланта»).

Два независимых кодировщика использовали вышеупомянутую схему кодирования для классификации сгенерированных свойств. Кодировщики были обучены добиваться высокой надежности и поддерживать как можно более низкую межличностную дисперсию (см. Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005; Barca et al., 2017; Trumpp and Kiefer, 2018 для аналогичных процедур кодирования). Два кодировщика отличались от авторов и были наивны по отношению к цели исследования.Они видели абстрактное слово при кодировании каждого свойства, чтобы решить, отражает ли сгенерированный признак вербальную ассоциацию или семантическое свойство соответствующего понятия. Надежность между экспертами (см. Аналогичный метод анализа надежности в Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005) с точки зрения совместной вероятности согласия 76,79%.

Статистический анализ

Данные были проанализированы с использованием пакетов RStudio (версия 1.0.153; RStudio-Team, 2015) и R (R-Core-Team, 2017) «ez» (Lawrence, 2016), «car» (Fox and Weisberg, 2011), «Кластер» (Maechler et al., 2017) и «NbClust» (Charrad et al., 2014). После того, как кодирование было завершено, относительные частоты были рассчитаны для каждого типа признаков для каждого понятия в рамках каждого субъекта (например, участник сообщил о четырех свойствах для конкретного понятия: два двигательных признака, один визуальный признак и одна ассоциация. Таким образом, относительная частота для двигательные особенности составляли 2/4 = 0,5, для визуальных функций и ассоциаций 1/4 = 0,25 каждая). На втором этапе относительные частоты для каждого типа функции и концепции были усреднены по всем предметам.

Для выявления значительных различий относительных частот сгенерированных признаков между категориями был проведен однофакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями. Уровень значимости был определен как p <0,05. Когда были указаны значительные различия между категориями, проводилось апостериорное тестирование (апостериорные тесты Бонферрони ). Поскольку мы предположили (на основе вышеупомянутых теорий), что обе категории «ассоциация» и «другое абстрактное понятие» отражают вербальные ассоциации, эти категории были объединены в более высокую категорию «вербальная ассоциация».Первый анализ рассматривал категорию «сенсомоторный признак» в целом и, таким образом, состоял из четырех уровней факторов: «сенсомоторный признак», «социальное созвездие», «внутреннее состояние / эмоция» и «вербальная ассоциация». Для дальнейшего подробного изучения распределения сенсомоторных характеристик был проведен второй анализ, в котором сравнивались семь специфических сенсомоторных характеристик.

Велча t -тест был использован для сравнения оценок конкретности / абстрактности и степени узнаваемости конкретных и абстрактных концепций.Этот анализ также имел целью подтвердить выбор наших стимулов, показывая, что выбранные нами абстрактные концепции действительно были оценены как абстрактные. Тест Уэлча t был выбран из-за разного количества стимулов в каждой категории слов. Тест Левена также показал, что предположение об однородности дисперсий не выполнено.

Был проведен дополнительный анализ корреляции (Pearson's r ) для изучения возможных взаимосвязей между рейтингами конкретности / абстрактности и сгенерированными характеристиками, рейтингами знакомства и, в конечном итоге, частотой лемм (получено из немецкой лексической базы данных dlexDB; Heister et al., 2011) и длины слова (количества букв). Последующие регрессионные анализы с оценками конкретности / абстрактности в качестве зависимой переменной были направлены на то, чтобы ответить на вопросы о том, что составляет абстрактность и как можно объяснить наблюдаемую неоднородность в рамках оценок конкретности / абстрактности.

Для дальнейшего выявления возможных однородных подгрупп абстрактных концепций с различными профилями сгенерированных функций был проведен иерархический кластерный анализ (см. Дополнительные данные S2, S3 для сценария R нашего кластерного анализа и соответствующего набора данных).Иерархический кластерный анализ использовался для создания внутренне однородных кластеров, в то время как вариативность между кластерами была максимальной. Кластерный анализ 1 был основан на четырех переменных кластеризации: «сенсомоторная характеристика», «социальное созвездие», «внутреннее состояние / эмоция» и «вербальная ассоциация». Кластерный анализ 2 был основан на семи конкретных сенсомоторных характеристиках (например, зрительных, моторных и т. Д.) С целью более детального исследования структуры данных. Кластерный анализ проводился на основе евклидовых расстояний как меры расстояний между кластерами.Для выявления и последующего удаления выбросов использовался метод однократной кластеризации. Метод единой связи, который основан на минимальных расстояниях между кластерами и имеет тенденцию создавать эффекты цепочки, очень чувствителен к наличию выбросов, поскольку объекты, сильно отличающиеся от всех других объектов, сходятся последними. Следовательно, визуальный осмотр полученной дендрограммы можно использовать как инструмент для удаления выбросов (Steinbach et al., 2004). После исключения выбросов к данным был применен метод Уорда (1963), который минимизирует внутригрупповую дисперсию на основе критерия суммы квадратов (Murtagh and Legendre, 2014).Поскольку не существует общепринятого метода определения оптимального количества кластеров, мы принимали во внимание теоретические, визуальные (проверка дендрограмм и «локтевой тест») и статистические (на основе пакета «NbClust» в R 3.4. .1: пакет, содержащий 26 индексов, таких как индекс Калински и Харабаса и индекс Силуэта; Charrad et al., 2014).

Мы не проводили дополнительный факторный анализ, потому что мы были заинтересованы в поиске различных подкатегорий абстрактных понятий, характеризующихся многомерным пространством признаков, а не в уменьшении количества основных измерений признаков.

Результаты

В среднем было создано 3,37 свойств на слово, что показывает, что участники следовали инструкциям.

Анализ 1 - Обзор

Первый анализ включал четыре категории: «сенсомоторная характеристика» (SM), «социальное созвездие» (SC), «внутреннее состояние / эмоция» (IS / E) и «вербальная ассоциация» (VA). На рисунке 1 показана соответствующая описательная статистика и соответствующие ящичковые диаграммы. На описательном уровне участники генерировали наибольшую часть признаков в категории «сенсомоторные признаки» ( M = 0.337), за которыми следуют категории «внутреннее состояние / эмоция» ( M = 0,325), «вербальная ассоциация» ( M = 0,260) и «социальное созвездие» ( M = 0,078). Однофакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями показал, что относительная частота сгенерированных признаков значительно различалась между категориями [ F (3,885) = 161,19, p <0,001; Greenhouse – Geisser-corrected p -value]. Апостериорное сравнение с использованием тестов Бонферрони выявило значительные различия между всеми условиями (все p s <0.001).

РИСУНОК 1. Описательная статистика анализа 1 и соответствующих коробчатых диаграмм. M = среднее; SD = стандартное отклонение; x 0,1 / 0,9 = первый и девятый дециль. SM = сенсомоторная функция; IS / E = внутреннее состояние / эмоция; SC = социальное созвездие; ВА = вербальная ассоциация. Пример Высокий / Пример Низкий изображает примерные абстрактные концепции с высокой / низкой частью сгенерированных признаков в соответствующих категориях.

Как видно из диаграмм (рис. 1), диапазоны внутри категорий были довольно большими, что отражает довольно разнородное поколение свойств. Это становится особенно очевидным при рассмотрении категории «сенсомоторные особенности», где испытуемые генерируют от 0,0 до 91,6% сенсомоторных характеристик на слово. Аналогичная картина результатов наблюдалась и в отношении других категорий (диапазон внутреннее состояние / эмоция = 0,00 - 0,783, диапазон социальное созвездие = 0.00 - 0,521, диапазон вербальной ассоциации = 0,00 - 0,715). На рисунке 1 (нижняя часть) представлен обзор примеров, отражающих довольно высокую или довольно низкую долю сгенерированных функций в соответствующих категориях.

Анализ 2 - Подробное описание сенсомоторных характеристик

Второй анализ включал семь специфичных для модальности подкатегорий: «визуальный», «акустический», «двигательный», «тактильный», «обонятельный», «вкусовой» и «интероцептивный». Описательная статистика и соответствующие коробчатые диаграммы показаны на рисунке 2.На описательном уровне самые высокие относительные частоты были получены в категориях «визуальный» ( M, = 0,148) и «связанный с двигателем» ( M, = 0,131), за которыми следовала акустическая категория ( M = 0,029). Все остальные категории ( M тактильные = 0,007, M обонятельные = 0,003, M вкусовые = 0,006, M интероцептивные = 0,013) играли лишь второстепенную роль в генерации свойств. .Относительные частоты значительно различались между подкатегориями, как показывает второй одномерный дисперсионный анализ с повторными измерениями [ F (6,1770) = 346,34, p <0,001; Greenhouse – Geisser-corrected p -value]. Post hoc Тесты Бонферрони показали, что относительная частота не различалась между категориями «зрительная» и «двигательная» ( p = 1,00), а также между категориями «тактильная», «вкусовая» и «обонятельная» (все p с> 0.10). Все остальные сравнения были статистически значимыми (все p s <0,05).

РИСУНОК 2. Описательная статистика анализа 2 и соответствующих коробчатых диаграмм. M = среднее; SD = стандартное отклонение; x 0,1 / 0,9 = первый и девятый дециль. Пример Высокий / Пример Низкий изображает примерные абстрактные концепции с высокой / низкой частью сгенерированных признаков в соответствующих категориях.

Анализ коробчатых диаграмм на Рисунке 2 также показывает, что диапазоны внутри отдельных категорий были относительно большими.В частности, категории «визуальный», «связанный с двигателем» и «акустический» показали широкий диапазон (диапазон визуальный = 0,00 - 0,569, диапазон связанный с двигателем = 0,00 - 0,693, диапазон акустический = 0,00 - 0,248) . Примеры, отражающие довольно высокую или довольно низкую долю сгенерированных функций в этих категориях, показаны в нижней части рисунка 2.

Сравнение конкретных и абстрактных концепций

Чтобы подтвердить, что выбранные нами абстрактные концепции действительно были абстрактными, абстрактные и конкретные концепции сравнивались с точки зрения оценок конкретности / абстрактности.Данные по конкретным концепциям были получены из двух рейтингов, в которых конкретные концепции служили наполнителями. В этих рейтинговых исследованиях, помимо конкретности / абстрактности, также были доступны рейтинги знакомства. Тест Велча t показал, что рейтинги конкретности / абстрактности (соответствующие описательные статистические данные см. В таблице 1) значительно различаются между двумя классами понятий [ t (83,2) = -51, p <0,001]. Абстрактные концепции ( M = 2,55; SD = 0.53; диапазон = 1,33 - 4,27) были оценены значительно более абстрактно, чем конкретные концепции ( M = 5,72; SD = 0,38; диапазон = 3,80 - 6,00). Если посмотреть на квантили, можно заметить, что оценки конкретности / абстрактности были гораздо более разнородными в рамках абстрактных концепций, чем в конкретных концепциях. Что касается конкретных концепций, 90% значений лежали между 5,40 и 5,95, в то время как 90% оценок, касающихся абстрактных концепций, лежали в гораздо более широком диапазоне между 1.93 и 3.27. Принимая это во внимание, неудивительно, что класс абстрактных понятий дал некоторые изолированные выбросы (x¯ ± 2σ) с точки зрения их оценок конкретности / абстрактности. Такие понятия, как «жажда» ( M = 4,27), «работа» ( M = 4,13) и «убийство» ( M = 4,07) были оценены относительно конкретно, тогда как такие понятия, как «фантазия» ( M = 1,33), «честь» ( M = 1,40) и «чудо» ( M = 1,40) были оценены довольно абстрактно.

ТАБЛИЦА 1. Описательная статистика конкретности / абстрактности и рейтинги знакомства для абстрактных и конкретных понятий.

В то время как оценки конкретности / абстрактности были весьма различающимися, оценки осведомленности не показали существенных различий [ t (60,2) = 0,551, p = 0,584]. Абстрактные концепции получили в среднем M = 4,46 ( SD = 0,73; диапазон = 2,47 - 5,80), конкретные концепции получили средний рейтинг M = 4.39 ( SD = 0,86; диапазон = 1,73 - 5,80).

Корреляционный и регрессионный анализ

Чтобы объяснить наблюдаемый диапазон в классе абстрактных понятий и исследовать возможные отношения между рейтингами конкретности / абстрактности и другими переменными, был проведен корреляционный анализ. Значительные корреляции внутри вышестоящих категорий наблюдались между рейтингами конкретности / абстрактности и относительной частотой категорий «сенсомоторная характеристика» и «внутреннее состояние / эмоция», рейтингами знакомства и частотой лемм соответственно (Таблица 2A; все p s <0.01).

ТАБЛИЦА 2А. Результаты корреляционного анализа абстрактных понятий с вышестоящими категориями.

Внутри семи подкатегорий, зависящих от модальности, были обнаружены значимые положительные корреляции между оценками конкретности / абстрактности и относительной частотой категорий «визуальных», «моторных», «обонятельных», «вкусовых» и «интероцептивных» (Таблица 2B ; все p s <0,05).

ТАБЛИЦА 2B. Результаты корреляционного анализа абстрактных понятий с подкатегориями, зависящими от модальности.

Чтобы более точно изучить направление взаимосвязи, был проведен первый множественный линейный регрессионный анализ - на основе вышеупомянутого корреляционного анализа - для прогнозирования оценок конкретности / абстрактности на основе относительной частоты «сенсомоторной функции» и «внутренней состояние / эмоция », рейтинги знакомства и частота лемм (Таблица 3A).Было найдено уравнение значимой регрессии [ F (4291) = 34,3, p <0,001] с скорректированным R 2 0,311. Относительная частота категорий «сенсомоторная особенность» [ β = 0,280, t (291) = 4,97, p <0,001] и «внутреннее состояние / эмоция» [ β = -0,228, t ( 291) = -4,04, p <0,001], а также рейтинги знакомства [ β = 0,330, t (291) = 6.49, p <0,001] были определены как важные предикторы оценок конкретности / абстрактности. Относительная частота категории «сенсомоторная характеристика» и рейтинги знакомства имели значительный положительный вес регрессии, указывая на то, что слова с более высокими баллами по этим шкалам, как ожидается, будут оценены более конкретно после учета других переменных в модели. Относительная частота категории «внутреннее состояние / эмоция» имела значительный отрицательный вес, указывая на то, что после учета других переменных предполагалось, что концепции с более высокой долей характеристик «внутреннее состояние / эмоция» будут оценены как более абстрактные.Частота леммы не учитывала значительную часть дисперсии после учета других переменных ( p = 0,115).

ТАБЛИЦА 3A. Результаты множественного линейного регрессионного анализа абстрактных понятий с конкретностью / абстрактностью в качестве зависимой переменной и относительной частотой категорий «сенсомоторная характеристика» и «внутреннее состояние / эмоция», рейтинги знакомства и частота лемм в качестве предикторов.

Аналогичным образом, второй анализ множественной линейной регрессии, в котором вышестоящая категория «сенсомоторная характеристика» была заменена в качестве предиктора более детализированными подкатегориями «визуальный», «моторный», «обонятельный», «вкусовой» и «интероцептивный». », Была проведена для прогнозирования оценок конкретности / абстрактности (Таблица 3B).И снова было найдено уравнение значимой регрессии [ F (8,287) = 18,2, p <0,001] с скорректированным R 2 0,318. Относительная частота категорий «моторные» [ β = 0,164, t (287) = 3,20, p <0,01], «вкусовые» [ β = 0,141, t (287) = 2,17, p <0,05], «интероцептивный» [ β = 0,158, t (287) = 2,99, p <0,01] и «внутреннее состояние / эмоция» [ β = -0.265, t (287) = -4,44, p <0,001], а также рейтинги знакомства [ β = 0,322, t (287) = 6,26, p <0,001] были определены как значимые предикторы. оценок конкретности / абстрактности. Визуальные особенности как предиктор конкретности / абстрактности просто не смогли достичь значимости ( p = 0,051). Относительная частота подкатегорий «двигательный», «вкусовой», «интероцептивный» и «визуальный», а также рейтинги знакомства имели значительный положительный регрессионный вес, что указывает на то, что слова с более высокими баллами по этим шкалам, как ожидается, будут оценены более конкретными.Опять же, относительная частота категории «внутреннее состояние / эмоция» имела значительный отрицательный вес, указывая на то, что концепции с более высокой долей характеристик «внутреннее состояние / эмоция» должны были быть оценены как более абстрактные. Частота леммы здесь также не учитывала значительную часть дисперсии ( p = 0,093).

ТАБЛИЦА 3B. Результаты множественного линейного регрессионного анализа абстрактных понятий с конкретностью / абстрактностью в качестве зависимой переменной и относительной частотой «визуального», «моторного», «обонятельного», «вкусового», «интероцептивного» и «внутреннего состояния / эмоции» категории, рейтинги знакомства и частота лемм в качестве предикторов.

Иерархический кластерный анализ

Кластерный анализ 1

Кластерный анализ 1 был основан на четырех переменных кластеризации «сенсомоторная характеристика», «социальное созвездие», «внутреннее состояние / эмоция» и «вербальная ассоциация». Метод однократной кластеризации привел к исключению десяти выбросов. На рисунке 3А показана дендрограмма, основанная на последующем кластерном анализе с использованием метода Уорда. Структура дендрограммы, а также «локтевой тест» (дополнительный рисунок S1) показали, что оптимальное количество кластеров составляет k = 3.Кроме того, большинство критериев функции «NbClust» (7 из 26; для k = 2 и k = 5 кластеров) говорят в пользу трехкластерного решения.

РИСУНОК 3. Результаты кластерного анализа 1. (A) Дендрограмма, визуализирующая кластерное решение k = 3. Различные кластеры отмечены разными цветами. (B) Коробчатые диаграммы, изображающие сгенерированные признаки для каждого кластера (SM = сенсомоторная особенность; IS / E = внутреннее состояние / эмоция; SC = социальное созвездие; VA = вербальная ассоциация).

На рисунке 3B показаны ящичные диаграммы сгенерированных функций для каждого кластера. Кластер 1, самый большой кластер ( n = 131), характеризовался относительно высокой долей сенсомоторных признаков ( M = 0,459, CI 0,95 = [0,438; 0,480]). Характеристики категории «социальное созвездие» играли в этом кластере лишь второстепенную роль ( M = 0,041, CI 0,95 = [0,034; 0,049]), в то время как свойства как «внутреннего состояния / эмоции» ( М = 0.257; CI 0,95 = [0,239; 0,275]) и категории «вербальная ассоциация» ( M = 0,243; CI 0,95 = [0,223; 0,263]) были сформированы в промежуточной степени. К абстрактным понятиям в этом кластере относятся, например, «наблюдение», «понимание» и «приспособленность».

, специфичный для кластера 2, который содержит n = 113 абстрактных понятий, составлял большую часть сгенерированных признаков категории «внутреннее состояние / эмоция» ( M = 0.437; CI 0,95 = [0,411; 0,463]). Кроме того, по сравнению с двумя другими кластерами, этот кластер имел более чем в два раза больше свойств, созданных в категории «социальное созвездие» ( M = 0,115; CI 0,95 = [0,095; 0,134]). В то время как сенсомоторные особенности ( M = 0,255; CI 0,95 = [0,240; 0,271]) были сформированы на среднем уровне, вербальные ассоциации ( M = 0,193; CI 0,95 = [0.176; 0.210]) играли второстепенную роль. Типичными примерами в этой группе являются «кошмар», «аргумент» и «критика».

Ситуация совершенно иная с кластером 3, наименьшим кластером ( n = 42), в котором вербальные ассоциации явно были на переднем плане ( M = 0,508; CI 0,95 = [0,479; 0,537]). Как и в кластере 1, признаки в категории «социальное созвездие» были подчиненными ( M = 0,049; CI 0,95 = [0.033; 0,065]). Хотя существуют категории «сенсомоторная функция» ( M = 0,188; CI 0,95 = [0,167; 0,209]) и «внутреннее состояние / эмоция» ( M = 0,255; CI 0,95 = [0,220 ; 0.290]) были сформированы на промежуточном уровне, они играют здесь наименее важную роль по сравнению с другими кластерами. «Настоящее», «теория» и «достоинство» являются примерами в этом кластере.

Кластерный анализ 2

Cluster Analysis 2 включал семь подкатегорий, зависящих от модальности: «визуальный», «акустический», «двигательный», «тактильный», «обонятельный», «вкусовой» и «интероцептивный».Десять выбросов были выявлены методом кластеризации по одной связи. Остальные 286 абстрактных понятий были впоследствии проанализированы с использованием метода Уорда (полученная дендрограмма см. На рисунке 4A). Структура дендрограммы, «локтевой тест» (дополнительный рисунок S2), а также большинство критериев функции «NbClust» (15 из 26; по k = 2 и k = 5 кластерам) говорят в пользу решения k = 3 кластера.

РИСУНОК 4. Результаты кластерного анализа 2. (A) Дендрограмма, визуализирующая кластерное решение k = 3. Различные кластеры отмечены разными цветами. (B) Коробчатые диаграммы, изображающие сгенерированные особенности на кластер (vis = визуальные; acou = акустические; mot = связанные с двигателем; tac = тактильные; olf = обонятельные; gus = вкусовые; int = интероцептивные).

Изучение рисунка 4В показывает, что три группы практически не различаются по акустическим, тактильным, обонятельным, вкусовым и интероцептивным характеристикам.Эти категории играли в кластерах довольно второстепенную роль. Учитывая, что эти признаки в целом генерировались реже (см. Пункт «Анализ 2»), это не очень удивительно. Категории, различающие кластеры, были «визуальными» и «моторными» категориями.

Кластер A, который был самым маленьким кластером с n = 49 абстрактными концепциями, характеризовался большой долей характеристик, связанных с двигателями ( M = 0,279; CI 0,95 = [0.254; 0,305]), наибольшая доля по трем кластерам. Визуальные признаки генерировались реже ( M = 0,146; CI 0,95 = [0,128; 0,163]). Типичными примерами в этом кластере являются «фитнес», «борьба» и «производительность».

Для кластера B, безусловно, самый большой кластер ( n = 175), визуальный ( M = 0,092; CI 0,95 = [0,084; 0,100]) и связанный с двигателями ( M = 0,102; CI 0,95 = [0.093; 0.111]) генерировались примерно одинаково, хотя и на среднем уровне. К абстрактным понятиям в этом кластере относятся, например, «опыт», «вызов» и «юмор».

Структура признаков кластера C ( n = 62) почти выглядела как зеркально инвертированная версия кластера A. Он характеризовался самой высокой долей сгенерированных признаков в «визуальной» категории по сравнению с другими кластерами ( M = 0,289; CI 0,95 = [0,270; 0.308]). С другой стороны, признаки категории «моторные» ( M = 0,092; CI 0,95 = [0,078; 0,107]) были сформированы на промежуточном уровне. «Наблюдательность», «тщеславие» и «красота» - примеры в этом кластере.

Обсуждение

Настоящее исследование исследовало семантическое содержание 296 абстрактных понятий с использованием задачи генерации свойств, аналогичной Барсалу и Вимеру-Гастингсу (2005). Квинтэссенция наших результатов состоит в том, что абстрактные концепции неоднородны, как показывают наши описательные и кластерные анализы.Таким образом, наше исследование расширяет предыдущие работы по семантическому содержанию абстрактных понятий (Lynott, Connell, 2009, 2013; van Dantzig et al., 2011; Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016), показывая, что разные кластеры абстрактных понятий можно выделить в соответствии с их специфическим смысловым характерным составом.

Участники сгенерировали значительное количество свойств во всех категориях характеристик. Распределение наблюдаемых свойств хорошо вписывается в картину предыдущей работы по исследованию представления абстрактных понятий.Наши результаты показывают, что социальные (Carpenter et al., 1998; Bergelson and Swingley, 2013; Borghi et al., 2017) и эмоциональные / интроспективные особенности (Wiemer-Hastings et al., 2001; Kousta et al., 2011; Vigliocco et al., al., 2014), а также вербальные ассоциации (Simmons et al., 2008; Wang et al., 2010; Recchia and Jones, 2012) играют решающую роль в обработке абстрактных понятий, как было продемонстрировано в предыдущих исследованиях поведения, развития, мозга. визуализация и исследования пациентов (Kiefer and Pulvermüller, 2012; Meteyard et al., 2012; Borghi et al., 2017). Аналогичным образом недавние рейтинговые исследования, нацеленные на семантическое содержание конкретных и абстрактных понятий, также указали на конкретную актуальность социальных, эмоциональных и интроспективных характеристик для формирования семантического содержания абстрактных понятий (Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016 ). В количественном отношении наиболее важную роль в нашем исследовании сыграли сенсомоторные особенности. Это весьма примечательно, учитывая, что сенсомоторные особенности считаются связанными только с конкретными концепциями, но не с абстрактными концепциями (Wang et al., 2010). Однако более поздние исследования указывают на важность сенсорной и моторной системы даже в представлении абстрактных концепций (Lynott, Connell, 2009, 2013; Moseley et al., 2012; Troche et al., 2014, 2017; Dreyer et al. ., 2015; Binder et al., 2016; Mason, Just, 2016; Vukovic et al., 2017). Важность сенсомоторных характеристик становится очевидной, когда мы думаем, например, об абстрактном понятии «красота», где, по крайней мере, в западном обществе, визуальные свойства, кажется, играют ключевую роль в концептуальной репрезентации.

Кластерный анализ, кроме того, продемонстрировал, что класс абстрактных понятий характеризуется многомерным пространством признаков с дифференциальными доминирующими свойствами (Troche et al., 2014, 2017), как указано в недавних теориях концептуального познания (Binder et al., 2016). Подобно конкретным концепциям, абстрактные концепции могут быть разделены на различные подкатегории в соответствии с преобладанием определенных концептуальных характеристик, хотя количество подкатегорий кажется более ограниченным, вероятно, потому, что некоторые элементы менее доминируют в абстрактных концепциях (например,g., обонятельные или вкусовые особенности). Подкатегории, найденные с помощью Кластерного анализа 1, соответствуют уточненным теориям обоснованного познания, которые подчеркивают роль социальных, эмоциональных и интроспективных характеристик, а также вербальных ассоциаций: Кластер 2, который характеризовался высокой долей генерируемых характеристик во «внутреннем состоянии». категории / эмоция »и« социальное созвездие »совместимы с предположениями, сделанными Барсалу и Вимером-Гастингсом (2005); Vigliocco et al. (2014) и Borghi и Binkofski (2014), все теории подчеркивают важность эмоциональных, интроспективных и / или социальных характеристик в представлении абстрактных понятий.Кластер 3, в котором доминировали черты категории «вербальная ассоциация», также можно согласовать с такими теориями, такими как WAT (Borghi and Binkofski, 2014) и LASS (Barsalou et al., 2008), которые подчеркивают роль лингвистического опыта. Информация. Помимо этого, кластер 1 показал, что сенсорные и двигательные функции также играют решающую роль в представлении абстрактных концепций. Кластерный анализ 2 показал, что в категории сенсомоторных признаков визуальные и двигательные особенности тесно связаны (Jeannerod, 1999), как уже сообщалось в случае конкретных концепций (Tyler and Moss, 2001).Поскольку мы не проводили подобный иерархический кластерный анализ с конкретными концепциями, сравнение абстрактных и конкретных концепций и возможных результирующих кластеров должно оставаться умозрительным. Основываясь на предыдущих результатах (Barsalou and Wiemer-Hastings, 2005; Wang et al., 2010; Troche et al., 2014, 2017; Trumpp and Kiefer, 2018), вполне вероятно, что кластерные характеристики абстрактных и конкретных концепций будут иметь различались. Кластеры внутри конкретного класса концептов могут характеризоваться еще большей долей сенсомоторных характеристик, тогда как социальные, эмоциональные и интроспективные особенности, а также вербальные ассоциации могут играть менее важную роль (Trumpp and Kiefer, 2018).Окончательный ответ на этот вопрос могут дать будущие исследования, напрямую сравнивающие кластерный анализ абстрактных и конкретных концепций.

Результаты оценок подтвердили абстрактность выбранных абстрактных слов. Выбранные абстрактные концепции действительно оценивались более абстрактно, чем конкретные концепции, хотя в то же время они, как правило, не были более незнакомыми. Подобно Wiemer-Hastings et al. (2001), мы обнаружили бимодальное распределение оценок конкретности, образующее два почти различных паттерна, локализованных в конкретном и абстрактном центре шкалы, соответственно.Однако мы также наблюдали широкие различия в этих паттернах, ослабляя строго дихотомический взгляд на классические подходы (например, Paivio, 1986). В частности, оценки конкретности / абстрактности абстрактных понятий показали относительно большой разброс. Такое большое расхождение в абстрактных концепциях отчасти можно объяснить их семантическим содержанием и знакомостью (см. Также Troche et al., 2014, 2017; Binder et al., 2016). В рамках абстрактных концепций рейтинг знакомства был тем ниже, чем менее конкретными были эти концепции.Возможно, это связано с тем, что самые абстрактные понятия, такие как «бойкот», играют в повседневной жизни лишь второстепенную роль. Как следствие, менее частое использование этих концепций может снизить вероятность ситуационных сенсорных и моторных переживаний, что приведет к повышению оценок абстрактности. В соответствии с более ранними выводами Wiemer-Hastings et al. (2001), но на основе гораздо большей выборки абстрактных понятий мы обнаружили, что эмоциональные / интроспективные характеристики были связаны с более высокими оценками абстрактности, в то время как более высокие оценки конкретности с большей вероятностью шли рука об руку с высокой долей сенсомоторных функций и высокими оценками. рейтинги знакомства (см. также Troche et al., 2014, 2017). Это дифференциальное отношение сенсомоторных и эмоциональных / интроспективных характеристик к конкретности / абстрактности становится особенно очевидным при рассмотрении двух абстрактных понятий «ожидание» (эмоциональное / интроспективное) и «приспособленность» (сенсомоторный). В то время как размышления о значении слова «ожидание» сопровождаются множеством возможных контекстов и ситуационных компонентов, менее абстрактная сущность «приспособленность» гораздо сильнее связана с конкретной контекстной информацией, что делает ее относительно более конкретной (см. Также Schwanenflugel and Shoben, 1983; Schwanenflugel et al., 1992; Schwanenflugel and Akin, 1994). При раздельном рассмотрении различных сенсомоторных характеристик моторные, вкусовые и интероцептивные особенности были в значительной степени связаны с конкретностью. Связь между визуальными особенностями и конкретностью просто не достигла общепринятого уровня значимости ( p = 0,051). Обратите внимание, однако, что некоторые опасения были подняты в отношении традиционных подходов к сбору оценок конкретности / абстрактности. Коннелл и Лайнотт (2012), например, отмечают, что оценки конкретности / абстрактности могут быть искажены неблагоприятными инструкциями, что приводит к различным критериям принятия решения на двух полюсах - «конкретном» и «абстрактном» шкалы (например,g., чрезмерное внимание к зрению при игнорировании других модальностей).

Хотя настоящее исследование списка свойств формально не позволяет протестировать конкурирующие теории формата представления абстрактных понятий, наши выводы трудно согласовать с теориями, утверждающими, что абстрактные понятия полностью полагаются на вербально-символический код, как, например, двойной кодекс Пайвио (Paivio, 1986). Теория кода делает. Если бы предположения теории двойного кода были верны, мы ожидали бы гораздо более высокой доли вербальных ассоциаций в нашем исследовании.Хотя кластер 3 из кластерного анализа 1 совместим с предположением Пайвио, оставшиеся два кластера, которые характеризуются доминирующими модальными характеристиками, явно противостоят ему. Кроме того, большая вариативность генерируемых свойств также говорит против теории Пайвио (1986), хотя частота вербальных ассоциаций может быть несколько недооценена в нашей задаче генерации свойств, инструкция которой подчеркивает семантические свойства понятий, а также ассоциации. Большое разнообразие списков участников вполне согласуется с утонченными теориями обоснованного познания, показывая, что семантическое содержание абстрактных понятий, как и конкретных понятий, включает интроспективные, аффективные, социальные, сенсорные и двигательные особенности.Таким образом, наши результаты согласуются с такими теориями, такими как LASS (Barsalou et al., 2008), AEA (Kousta et al., 2009), WAT (Borghi and Cimatti, 2009) и Гипотеза взаимозависимости символов Louwerse (2011), которые подчеркивают важность языковой, социальной, интроспективной и эмоциональной эмпирической информации для представления абстрактных понятий. Наши результаты, конечно, не обязательно подразумевают, что обнаруженные здесь типы модальных признаков также представлены в соответствующих модальных областях мозга, как утверждают обоснованные теории познания.Однако наши результаты представляют собой важную предпосылку для дальнейших тестов на валидность обоснованной концепции познания.

На основе настоящих результатов мы предлагаем для будущих исследований отказаться от традиционного подхода (Paivio, 1986), рассматривающего абстрактные концепции как недифференцированную концептуальную категорию, и противопоставить их конкретным концепциям. Вместо этого мы показываем, что абстрактные концепции имеют богатое и разнородное семантическое содержание с акцентом на различные категории характеристик.Поэтому мы полагаем, что сравнение четко определенных подкатегорий абстрактных понятий - как показывает настоящий кластерный анализ - более подходит для исследования обработки абстрактных понятий на поведенческом или нейронном уровне (Wilson-Mendenhall et al., 2012, 2013 ; Barca et al., 2017). Например, сравнение абстрактных концепций, связанных с зрительным и моторным, может прояснить, в какой степени моторная и зрительная системы участвуют в представлении этих абстрактных концепций. Дальнейшие исследования изображений могут пролить свет на нейронные корреляты концептуальной обработки с использованием настоящих результатов для их выбора стимулов (см. Дополнительный набор данных S1), в то время как исследования с пациентами с поражением головного мозга и с TMS позволят сделать выводы, какие доминирующие особенности функционально значимы для определенных подкатегорий абстрактных понятий.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Этического комитета Ульмского университета с письменного информированного согласия всех субъектов. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен этическим комитетом Ульмского университета.

Авторские взносы

MH, NT и MK планировали дизайн исследования. NT и MK контролировали исследование. MH выполнил сбор данных, проанализировал данные и написал первый черновик статьи.MH, MK и NT отредактировали рукопись. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Немецкого исследовательского фонда (DFG) MK (Ki 804 / 7-1). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Джолин Майер за помощь в сборе данных. Кроме того, мы благодарим Джолин Майер и Марго Попп за их помощь в кодировании данных.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.01748/full#supplementary-material

Сноски

  1. http://www.unipark.com/

Список литературы

Андерсон, Дж.Р. (1978). Аргументы относительно репрезентаций ментальных образов. Psychol. Ред. 85, 249–277. DOI: 10.1037 // 0033-295x.85.4.249

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барса, Л., Маццука, К., и Борги, А. М. (2017). Чрезмерное употребление соски и концептуальные отношения абстрактных и эмоциональных понятий. Фронт. Psychol. 8: 2014. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.02014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баррос-Лоссерталес, А., Gonzalez, J., Pulvermüller, F., Ventura-Campos, N., Bustamante, J.C., Costumero, V., et al. (2012). Соль для чтения активирует вкусовые области мозга: фМРТ свидетельствует о семантическом обосновании новой сенсорной модальности. Cereb. Cortex 22, 2554–2563. DOI: 10.1093 / cercor / bhr324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барсалу, Л. В., Сантос, А., Симмонс, В. К., и Уилсон-Менденхолл, К. Д. (2008). «Язык и моделирование в концептуальной обработке», в Символы, воплощение и значение , ред.Де Вега, А. М. Гленберг и А. К. Грессер (Oxford: Oxford University Press).

Google Scholar

Barsalou, L. W., and Wiemer-Hastings, K. (2005). «Размещение абстрактных понятий» в Основание познания. Роль восприятия и действия в памяти, языке и мышлении , ред. Д. Печер и Р. А. Цваан (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 129–163. DOI: 10.1017 / CBO9780511499968.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейлок, С.Л., Лайонс, И. М., Маттарелла-Микке, А., Нусбаум, Х. К., и Смолл, С. Л. (2008). Спортивный опыт меняет нейронную обработку языка действий. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105, 13269–13273. DOI: 10.1073 / pnas.0803424105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биндер, Дж. Р., Конант, Л. Л., Хамфрис, К. Дж., Фернандино, Л., Саймонс, С. Б., Агилар, М. и др. (2016). К компонентному семантическому представлению на основе мозга. Cognit.Neuropsychol. 33, 130–174. DOI: 10.1080 / 02643294.2016.1147426

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борги, А. М., Бинкофски, Ф. (2014). Слова как социальные инструменты: воплощенный взгляд на абстрактные концепции. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Спрингер. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-9539-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борги, А. М., Бинкофски, Ф., Кастельфранки, К., Чиматти, Ф., Скоролли, К., и Туммолини, Л. (2017). Вызов абстрактных понятий. Psychol. Bul. 143, 263–292. DOI: 10.1037 / bul0000089

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борги, А. М., и Чиматти, Ф. (2009). «Слова как инструменты и проблема значений абстрактных слов», Труды Ежегодной конференции Cogentive Science Society , ред. Н. Таатген и Х. Ван Рейн (Амстердам: Общество когнитивных наук), 2304–2309.

Google Scholar

Карпентер, М., Нагелл, К., Томаселло, М., Баттерворт, Г.и Мур К. (1998). Социальное познание, совместное внимание и коммуникативная компетентность с 9 до 15 месяцев. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 63, i – iv, 1–174. DOI: 10.2307 / 1166214

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чаррад, М., Газзали, Н., Буато, В., и Никнафс, А. (2014). Nbclust: пакет r для определения соответствующего количества кластеров в наборе данных. J. Stat. Софтв. 61, 1–36. DOI: 10.18637 / jss.v061.i06

CrossRef Полный текст

Коллинз, А.М. и Лофтус Э. Ф. (1975). Теория распространения-активации семантической обработки. Psychol. Ред. 82, 407–428. DOI: 10.1037 / 0033-295X.82.6.407

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коннелл, Л. (2018). Что лейблы сделали для нас? Лингвистический ярлык в концептуальной обработке. Lang. Cogn. Neurosci. DOI: 10.1080 / 23273798.2018.1471512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коннелл, Л., Лайнотт, Д. (2012).Сила восприятия предсказывает производительность обработки текста лучше, чем конкретность или графичность. Познание 125, 452–465. DOI: 10.1016 / j.cognition.2012.07.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристалл, Д. (2004). Кембриджская энциклопедия английского языка. Штутгарт: Эрнст Клетт Шпрахен.

Google Scholar

Десаи, Р. Х., Биндер, Дж. Р., Конант, Л. Л., Мано, К. Р., и Зайденберг, М.С. (2011). Нейронная карьера сенсомоторных метафор. J. Cognit. Neurosci. 23, 2376–2386. DOI: 10.1162 / jocn.2010.21596

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дрейер, Ф. Р., Фрей, Д., Арана, С., Фон Зальдерн, С., Пихт, Т., Вайкоци, П., и др. (2015). Необходима ли двигательная система для обработки слов с действиями и абстрактными эмоциями? Свидетельства очаговых поражений головного мозга. Фронт. Psychol. 6: 1661. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01661

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фодор, Дж.А. (2001). Ум так не работает. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Фокс, Дж., И Вайсберг, Дж. (2011). Приложение {R} к прикладной регрессии , 2-е изд. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Галлезе В., Лакофф Г. (2005). Концепции мозга: роль сенсомоторной системы в концептуальном знании. Cognit. Neuropsychol. 22, 455–479. DOI: 10.1080 / 026432000310

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гараньяни, М., и Pulvermuller, F. (2016). Концептуальное обоснование языка в действии и восприятии: нейровычислительная модель возникновения категориальной специфичности и семантических узлов. евро. J. Neurosci. 43, 721–737. DOI: 10.1111 / ejn.13145

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, А. М., Ибанез, А. (2016). Руки печатают то, что делают руки: динамика семантической интеграции действия на протяжении всего письменного глагола. Познание 149, 56–66.DOI: 10.1016 / j.cognition.2016.01.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гленберг, А. М., Кащак, М. П. (2002). Обоснование языка в действии. Психон. Бык. Rev. 9, 558–565. DOI: 10.3758 / Bf03196313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гленберг, А. М., Сато, М., Каттанео, Л., Риджио, Л., Палумбо, Д., и Буччино, Г. (2008). Обработка абстрактного языка модулирует активность двигательной системы. Q. J. Exp.Psychol. 61, 905–919. DOI: 10.1080 / 17470210701625550

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голд, Б. Т., Балота, Д. А., Джонс, С. Дж., Пауэлл, Д. К., Смит, К. Д., и Андерсен, А. Х. (2006). Диссоциация автоматической и стратегической лексико-семантики: данные функциональной магнитно-резонансной томографии для различных ролей нескольких лобно-височных областей. J. Neurosci. 26, 6523–6532. DOI: 10.1523 / Jneurosci.0808-06.2006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гонсалес, Дж., Barros-Loscertales, A., Pulvermüller, F., Meseguer, V., Sanjuan, A., Belloch, V., et al. (2006). Чтение корицы активирует обонятельные области мозга. NeuroImage 32, 906–912. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.03.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хебб, Д. О. (1949). Организация поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley & Sons.

Google Scholar

Heister, J., Würzner, K.-M., Bubenzer, J., Pohl, E., Ханнефорт Т., Гейкен А. и др. (2011). dlexDB - Eine lexikalische datenbank für die mentalische und linguistische forschung. Psychol. Рундш. 62, 10–20. DOI: 10.1026 / 0033-3042 / a000029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Hoenig, K., Muller, C., Herrnberger, B., Sim, E.J., Spitzer, M., Ehret, G., et al. (2011). Нейропластичность семантических представлений музыкальных инструментов у профессиональных музыкантов. NeuroImage 56, 1714–1725.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.02.065

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хёниг, К., Сим, Э. Дж., Бочев, В., Херрнбергер, Б., и Кифер, М. (2008). Концептуальная гибкость человеческого мозга: динамический набор семантических карт из визуальных, моторных и связанных с движением областей. J. Cognit. Neurosci. 20, 1799–1814. DOI: 10.1162 / jocn.2008.20123

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффман П., Побрич Г., Дрейксмит, М., и Лэмбон Ральф, М.А. (2012). Задняя средняя височная извилина участвует в вербальном и невербальном семантическом познании: данные rTMS. Афазиология 26, 1119–1130. DOI: 10.1080 / 02687038.2011.608838

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфрис, Г. В., Риддок, М. Дж., И Куинлан, П. Т. (1988). Каскадные процессы в идентификации изображений. Cognit. Neuropsychol. 5, 67–103. DOI: 10.1080 / 02643298808252927

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Жаннерод, М.(1999). Зрительно-моторные каналы: их интеграция в целенаправленное схватывание. Hum. Movem. Sci. 18, 201–218. DOI: 10.1016 / S0167-9457 (99) 00008-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кифер М. и Барсалу Л. В. (2013). «Основание человеческой концептуальной системы в восприятии, действии и внутренних состояниях», в Action Science: Foundations of an Emerging Discipline , eds W. Prinz, M. Beisert, and A. Herwig (Cambridge, MA: MIT Press).

Google Scholar

Кифер, М., и Pulvermüller, F. (2012). Концептуальные представления в уме и мозге: теоретические разработки, текущие данные и направления на будущее. Cortex 48, 805–825. DOI: 10.1016 / j.cortex.2011.04.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кифер, М., Сим, Э. Дж., Херрнбергер, Б., Гроте, Дж., И Хёниг, К. (2008). Звучание концепций: четыре маркера связи между слуховой и концептуальной системами мозга. J. Neurosci. 28, 12224–12230.DOI: 10.1523 / Jneurosci.3579-08.2008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кифер, М., Сим, Э. Дж., Либих, С., Хаук, О., и Танака, Дж. (2007). Зависимая от опыта пластичность концептуальных репрезентаций в сенсомоторных областях человека. J. Cognit. Neurosci. 19, 525–542. DOI: 10.1162 / jocn.2007.19.3.525

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куста, С. Т., Виглиокко, Г., Винсон, Д. П., Эндрюс, М., и Дель Кампо, Э. (2011). Представление абстрактных слов: почему эмоции важны. J. Exp. Psychol. Gen. 140, 14–34. DOI: 10.1037 / a0021446

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куста, С. Т., Виглиокко, Г., Винсон, Д., и Эндрюс, М. (2009). «Счастье - абстрактное слово. Роль аффекта в представлении абстрактного знания », в ежегодной конференции Proceedins Cognitive Science Society , ред. Н. Таатген и Х. Ван Рейн (Амстердам: Общество когнитивных наук).

Google Scholar

Лакофф Г. и Джонсон М. (1980). Метафоры, в которых мы живем. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Лайнотт, Д., Коннелл, Л. (2013). Нормы эксклюзивности модальности для 400 существительных: взаимосвязь между восприятием и поверхностной словоформой. Behav. Res. Методы 45, 516–526. DOI: 10.3758 / s13428-012-0267-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lyons, I.М., Маттарелла-Микке, А., Чеслак, М., Нусбаум, Х.С., Смолл, С.Л. и Бейлок, С.Л. (2010). Роль личного опыта в нейронной обработке языка, связанного с действием. Brain Lang. 112, 214–222. DOI: 10.1016 / j.bandl.2009.05.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Махон Б. З. и Карамазза А. (2009). Понятия и категории: когнитивная нейропсихологическая перспектива. Ann. Rev. Psychol. 60, 27–51. DOI: 10.1146 / annurev.psych.60.110707.163532

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Метейард, Л., Куадрадо, С. Р., Бахрами, Б., и Виглиокко, Г. (2012). Достигнув совершеннолетия: обзор воплощения и нейробиология семантики. Cortex 48, 788–804. DOI: 10.1016 / j.cortex.2010.11.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мозли Р., Карота Ф., Хаук О., Мор Б. и Пульвермюллер Ф. (2012). Роль двигательной системы в связывании абстрактного эмоционального смысла. Cereb. Cortex 22, 1634–1647. DOI: 10.1093 / cercor / bhr238

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Murtagh, F., and Legendre, P. (2014). Метод иерархической агломеративной кластеризации Уорда: какие алгоритмы реализуют критерий Уорда? J. Classif. 31, 274–295. DOI: 10.1007 / s00357-014-9161-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пайвио А. (1986). Ментальные представления: подход двойного кодирования. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Паттерсон К., Нестор П. Дж. И Роджерс Т. Т. (2007). Откуда ты знаешь то, что знаешь? Представление семантических знаний в человеческом мозге. Нат. Rev. Neurosci. 8, 976–987. DOI: 10.1038 / nrn2277

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пексман, П. М., Харгривз, И. С., Эдвардс, Дж. Д., Генри, Л. С., и Гудиер, Б. Г. (2007). Нейронные корреляты конкретности семантической категоризации. Дж.Cognit. Neurosci. 19, 1407–1419. DOI: 10.1162 / jocn.2007.19.8.1407

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пульвермюллер, Ф., Хаук, О., Никулин, В. В., и Ильмониеми, Р. Дж. (2005). Функциональные связи между двигательной и языковой системами. евро. J. Neurosci. 21, 793–797. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2005.03900.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пилишин, З. В. (1980). Вычисления и познание - проблемы в основах когнитивной науки. Behav. Brain Sci. 3, 111–132. DOI: 10.1017 / S0140525x00002053

CrossRef Полный текст | Google Scholar

R-Core-Team (2017). R: язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд R для статистических вычислений.

Google Scholar

Rogers, T. T., Lambon Ralph, M. A., Garrard, P., Bozeat, S., Mcclelland, J. L., Hodges, J. R., et al. (2004). Структура и ухудшение семантической памяти: нейропсихологическое и компьютерное исследование. Psychol. Ред. 111, 205–235. DOI: 10.1037 / 0033-295X.111.1.205

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

RStudio-Team (2015). RStudio: Комплексная разработка. Бостон, Массачусетс: Rstudio, Inc.

Сакрейда К., Скоролли К., Менц М. М., Хайм С., Борги А. М. и Бинкофски Ф. (2013). Воплощены ли абстрактные слова действия? ФМРТ-исследование на стыке языка и моторного познания. Фронт. Гм. Neurosci. 7: 125. DOI: 10.3389 / Fnhum.2013.00125

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Scholze-Stubenrecht, W. (2009). Duden: Die deutsche Rechtschreibung. Mannheim: Bibliographisches Institut.

Google Scholar

Schwanenflugel, P. J., Akin, C., and Luh, W. M. (1992). Доступность контекста и вспоминание абстрактных и конкретных слов. Mem. Cognit. 20, 96–104. DOI: 10.3758 / Bf03208259

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwanenflugel, P.Дж. И Акин К. Э. (1994). Тенденции развития лексических решений абстрактных и конкретных слов. Читать. Res. Q. 29, 251–264. DOI: 10.2307 / 747876

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwanenflugel, P.J., и Shoben, E.J. (1983). Эффекты дифференцированного контекста в понимании абстрактного и конкретного вербального материала. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cognit. 9, 82–102. DOI: 10.1037 / 0278-7393.9.1.82

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симмонс, В.К., Хаманн, С. Б., Харенски, К. Л., Ху, Х. П., и Барсалоу, Л. В. (2008). Свидетельства фМРТ для словесных ассоциаций и симуляции ситуации в концептуальной обработке J. Physiol. Париж 102, 106–119. DOI: 10.1016 / j.jphysparis.2008.03.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симмонс, В. К., Рамджи, В., Бошамп, М. С., Макрей, К., Мартин, А., и Барсалу, Л. В. (2007). Обычный нейронный субстрат для восприятия и знания цвета. Neuropsychologia 45, 2802–2810.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2007.05.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Steinbach, M., Ertöz, L., and Kumar, V. (2004). «Проблемы кластеризации данных большой размерности» в новых направлениях в статистической физике. Эконофизика, биоинформатика и распознавание образов , изд. Л. Т. Вилле (Берлин: Springer).

Google Scholar

Трош, Дж., Костыль, С., и Рейли, Дж. (2014). Кластеризация, иерархическая организация и топография абстрактных и конкретных существительных. Фронт. Psychol. 5: 360. DOI: 10.3389 / Fpsyg.2014.00360

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Троче, Дж., Костыль, С. Дж., И Рейли, Дж. (2017). Определение концептуальной топографии конкретности слова: кластеризация свойств эмоций, ощущений и величины среди 750 английских слов. Фронт. Psychol. 8: 1787. DOI: 10.3389 / Fpsyg.2017.01787

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трамп, Н.М., Кифер М. (2018). Функциональная перестройка концептуальной системы мозга после глухоты в раннем детстве. PLoS One 13: e0198894. DOI: 10.1371 / journal.pone.0198894

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trumpp, N.M., Kliese, D., Hoenig, K., Haarmeier, T., and Kiefer, M. (2013). Потеря звука понятий: повреждение коры слуховых ассоциаций ухудшает обработку звуковых понятий. Cortex 49, 474–486.DOI: 10.1016 / j.cortex.2012.02.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трампп Н. М., Трауб Ф., Пульвермюллер Ф. и Кифер М. (2014). Бессознательная автоматическая активация мозгом акустических и связанных с действием концептуальных функций во время замаскированного повторения прайминга. J. Cognit. Neurosci. 26, 352–364. DOI: 10.1162 / jocn_a_00473

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тулвинг, Э. (1972). «Эпизодическая и семантическая память», в Организация памяти , ред.Талвинг и У. Дональдсон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 381–403.

Google Scholar

Тайлер, Л. К., и Мосс, Х. Э. (2001). К распределенному учету концептуальных знаний. Trends Cognit. Sci. 5, 244–252. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (00) 01651-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Урбан Д. и Майерл Дж. (2006). Regressionsanalyse: Theorie, Technik und Anwendung. Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften.

ван Данциг, С., Коуэлл, Р., Зеленберг, Р., Печер, Д. (2011). Острый образ или острый нож: нормы модальности-эксклюзивности 774 единиц концептуальной собственности. Behav. Res. Методы 43, 145–154. DOI: 10.3758 / s13428-010-0038-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vigliocco, G., Kousta, S. T., Della Rosa, P. A., Vinson, D. P., Tettamanti, M., Devlin, J. T., et al. (2014). Нейронная репрезентация абстрактных слов: роль эмоции. Cereb.Cortex 24, 1767–1777. DOI: 10.1093 / cercor / bht025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виссер, М., Джеффрис, Э., и Лэмбон Ральф, М.А. (2010). Семантическая обработка в передних височных долях: метаанализ литературы по функциональной нейровизуализации. J. Cognit. Neurosci. 22, 1083–1094. DOI: 10.1162 / jocn.2009.21309

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вукович, Н., Ферра, М., Шпектор, А., Мячыков А., Штыров Ю. (2017). Первичная моторная кора головного мозга функционально способствует пониманию языка: онлайн-исследование rTMS. Neuropsychologia 96, 222–229. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2017.01.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Дж., Кондер Дж. А., Блитцер Д. Н., Шинкарева С. В. (2010). Нейронное представление абстрактных и конкретных понятий: метаанализ исследований нейровизуализации. Hum. Brain Mapp. 31, 1459–1468.DOI: 10.1002 / HBM.20950

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уорд, Дж. Х. (1963). Иерархическая группировка для оптимизации целевой функции. J. Am. Стат. Доц. 58, 236–244. DOI: 10.2307 / 2282967

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вимер-Гастингс, К., Круг, Дж., И Сюй, X. (2001). «Образность, доступность контекста, контекстуальные ограничения и абстрактность», в Past Conference Proceedings - Cognitive Science Society , ред.Д. Мур и К. Стеннинг. (Эдингбург: Lawrence Erlbaum Associates).

Google Scholar

Виллемс Р. М., Хагоорт П. и Касасанто Д. (2010). Специфические для тела репрезентации глаголов действия: нейронные свидетельства правшей и левшей. Psychol. Sci. 21, 67–74. DOI: 10.1177 / 0956797609354072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон-Менденхолл, К. Д., Барретт, Л. Ф., Симмонс, В. К., и Барсалу, Л. В. (2012).Обоснование эмоции в ситуационной концептуализации. Neuropsychologia 49, 1105–1127. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2010.12.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон-Менденхолл, К. Д., Симмонс, В. К., Мартин, А., и Барсалу, Л. В. (2013). Контекстная обработка абстрактных понятий выявляет нейронные репрезентации нелингвистического семантического содержания. J. Cognit. Neurosci. 25, 920–935. DOI: 10.1162 / jocn_a_00361

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аннотация, конкретные, общие и специальные термины

Введение

Язык может быть нашим самым мощным инструментом.Мы используем его, чтобы понять наш мир через слушать и читать, а также сообщать о наших чувствах, потребностях и желаниях через говорить и писать. Благодаря сильным языковым навыкам у нас гораздо больше шансов понимание и понимание, а также получение того, что мы хотим и в чем нуждаемся, от окружающих нас.

Есть много способов обозначить или классифицировать язык, когда мы учимся лучше контролировать это - по уровням, таким как формальный, неформальный, разговорный или сленговый; по тонам, например жестким, напыщенный, разговорчивый, дружелюбный, прямой, безличный; даже по функциям, таким как существительное, глагол, прилагательное.Я хочу познакомить вас с мощным способом классификации язык - по уровням абстракции, конкретности, общности или специфичности (любой из этих четырех терминов действительно подразумевает другие).

Подходить к языку в этих терминах ценно, потому что он помогает нам понять, что виды языка с большей вероятностью будут поняты, а какие - с большей вероятностью неправильно понятый. Чем абстрактнее или обобщеннее ваш язык, тем неяснее и скучнее это будет. Чем конкретнее и конкретнее ваш язык, тем он яснее и ярче будет.

Давайте посмотрим на эти разные типы языка.

Аннотация и конкретные термины

Абстрактные термины относятся к идеям или концепциям; у них нет физических референтов.

[Остановитесь здесь и перечитайте это определение. Многие читатели сочтут это расплывчатым и расплывчатым. скучный. Даже если вам это интересно, может быть трудно уловить смысл. Делать смысл этого абстрактного языка яснее, нам нужны некоторые примеры.]

Примеры абстрактных терминов: любовь, успех, свобода, добро, мораль, демократия , и любой -изм (шовинизм, коммунизм, феминизм, расизм, сексизм ).Эти условия довольно распространены и знакомы, и, поскольку мы узнаем их, мы можем вообразить, что мы понять их - но мы действительно не можем, потому что значения не останутся неизменными.

Возьмем для примера love . Вы слышали и использовали это слово с трех лет или четыре года. Означает ли это для вас сейчас то, что для вас значило, когда вам было пять лет? когда тебе было десять? когда тебе было четырнадцать (!)? Я уверен, что вы разделите мою уверенность, что слово меняет значение, когда мы женимся, когда мы разводимся, когда у нас есть дети, когда мы оглядываемся назад у потерявшихся родителей, супругов или детей.Слово остается прежним, но значение остается меняется.

Если я скажу: «Любовь - это хорошо», вы, вероятно, решите, что понимаете, и будете склонен со мной согласиться. Однако вы можете передумать, если поймете, что я имею в виду «проституция должна быть легализована» [черт возьми, любовь - это хорошо!].

Как насчет свободы ? Это слово мне знакомо, но когда я говорю: «Я хочу свобода "о чем я? разводе? самозанятости? летних каникулах?" выплаченные долги? моя собственная машина? более свободные штаны? Значение свободы не останется по-прежнему.Посмотрите на другие примеры, которые я вам привел, и вы увидите такие же проблемы.

Означает ли это, что мы не должны использовать абстрактные термины? Нет, нам нужны абстрактные термины. Нам нужно говорить об идеях и концепциях, и нам нужны термины, которые их представляют. Но мы должны понять, насколько неточны их значения, как легко они могут быть разными понял, и насколько утомительными и утомительными могут быть длинные цепочки абстрактных терминов. Абстрактные термины полезны и необходимы, когда мы хотим назвать идеи (как мы это делаем в тезисах и некоторые предложения по теме абзаца), но они вряд ли прояснят точку зрения или интересно сами по себе.

Конкретные условия относятся к объектам или событиям, доступным для органов чувств. [Это прямо противоположно абстрактные термины , которые обозначают вещи, которые являются , а не доступны для чувств.] Примеры конкретных терминов: ложка, стол, бархатный глаз пластырь, кольцо в носу, маска для пазух, зеленая, горячая, для ходьбы . Поскольку эти термины относятся к объекты или события, которые мы можем видеть, слышать, ощущать, ощущать на вкус или обонять, их значения хороши стабильный.Если вы спросите меня, что я имею в виду под словом ложка , я могу взять ложку и покажи это тебе. [Я не могу взять свободы и показать вам, или указать на маленькая демократия ползет по подоконнику. Я могу измерить песок и кислород вес и объем, но я не могу собрать фунт ответственности или литр морали возмущение. ]

Хотя абстрактные термины, такие как любовь , меняют значение со временем и обстоятельствами, конкретные термины, такие как ложка , остаются почти такими же. Ложка и горячая и щенок значат для вас почти то же самое, что и когда вам было четыре года.

Вы можете подумать, что понимаете и согласны со мной, когда я говорю: "Мы все хотим успеха ". Но, разумеется, мы не все хотим одного и того же. Успех означает разные вещи для каждого из нас, и вы не можете быть уверены в том, что я имею в виду под этим абстрактным термином. На с другой стороны, если я скажу: "Я хочу золотой Rolex на запястье и Mercedes на моем подъездной дороги ", вы точно знаете, что я имею в виду (и знаете, хотите ли вы того же вещи или разные вещи).Вы видите, что конкретные термины яснее и понятнее? чем интереснее абстрактные термины?

Если бы вы были политиком, вы могли бы предпочесть абстрактные термины конкретным терминам. "Мы направим все наши значительные ресурсы на удовлетворение потребностей наших избирателей "звучит намного лучше, чем" Я потрачу 10 миллионов долларов ваших налогов на новое шоссе, которое поможет моему крупнейшему участнику кампании ". Но ваша цель как писатель не для того, чтобы скрывать ваши истинные значения, а для того, чтобы прояснить их, поэтому вы будете работать над тем, чтобы использовать меньше абстрактных терминов и больше конкретных терминов.


Общие и особые условия

Общие термины и конкретные термины не являются противоположностями, в отличие от абстрактных и конкретных терминов; вместо этого они представляют собой разные стороны целого ряда терминов. Общие термины относятся к группам; специфический термины относятся к отдельным лицам, но между ними есть место. Давайте смотреть на примере.

Мебель - общий термин; он включает в себя много разных предметов. Если я просят сформировать образ мебели, сделать это будет непросто.Вы видите отдел выставочный зал магазина? столовая? офис? Даже если вы можете создать отчетливое изображение в Как вы думаете, насколько вероятно, что другой читатель сформирует очень похожий образ? Мебель это конкретный термин (он относится к тому, что мы можем видеть и чувствовать), но его значение по-прежнему трудно определить, потому что группа очень большая. Есть ли у вас положительные или отрицательные чувства в сторону мебель ? Опять же, сложно найти ответ, потому что группа, представленная этим общим термином, слишком велика.

Мы можем уменьшить группу с помощью менее общего термина стул . Это все еще довольно общий (то есть он по-прежнему относится к группе, а не к отдельному человеку), но это легче представить стул, чем представить мебель .

Сдвиг рядом с качалкой . Теперь изображение становится четче, да и проще сформировать отношение к вещи. Изображения, которые мы формируем, скорее всего, будут довольно похожи, и у всех нас, вероятно, будут похожие ассоциации (комфорт, расслабление, спокойствие), поэтому этот менее общий или более конкретный термин передает более ясно, чем более общий или менее конкретные условия перед ним.

Мы можем становиться все более конкретными. Это может быть кресло-качалка La-Z-Boy . Это может быть зеленое бархатное кресло-качалка La-Z-Boy . Это может быть салатовый бархат. Кресло-качалка La-Z-Boy с ожогом от сигареты на левой руке и раздавленным желе пончик прижат к спинке подушки сиденья. К тому времени, когда мы доберемся до Последнее описание, мы, конечно, достигли человека, единственного стула. Обратите внимание, как это легко заключается в том, чтобы визуализировать этот стул и то, какое отношение мы можем к нему сформировать.

Чем больше вы полагаетесь на общие термины, тем больше вероятность того, что ваш текст будет расплывчатым и расплывчатым. скучный. Однако по мере того, как ваш язык становится более конкретным, ваши значения становятся яснее и понятнее. ваше письмо становится более интересным.

Означает ли это, что вам нужно забивать свой текст множеством подробных описаний? Нет. Во-первых, не всегда нужны модификаторы для идентификации человека: Билл Клинтон и Мать Тереза ​​ - это особенность; так же Боба Камаро и бородавка на Подбородок Зельды .Во-вторых, не все должно быть индивидуальным: иногда нам нужно мы знаем, что Фред сидел на стуле, но нам все равно, как выглядел стул.


Подведение итогов

Если вы вспомните то, что вы только что прочитали, скорее всего, вам легче всего вспомнить и наверняка разбираетесь в золотых Rolex, Mercedes и лаймово-зеленом La-Z-Boy. кресло-качалка. Их значения ясны, и они приносят с собой образы (нам легче вспоминать то, что связано с чувственным впечатлением, поэтому легче помните, как научиться кататься на велосипеде или плавать, чем помнить об изучении причины гражданской войны).

Мы воспринимаем мир в первую очередь и наиболее ярко через наши чувства. С самого начала, мы чувствуем горячее, холодное, мягкое, грубое, громкое. Наши ранние слова конкретны: нос, рука, ухо, чашка, мамочка. Мы учим конкретные термины: «Где рот ребенка?» "Где ножка ребенка? »- а не« Где детская демократия? »Почему мы обращаемся к абстракции и обобщения, когда мы пишем?

Я думаю, что частично это связано с тем, что мы пытаемся предложить идеи или выводы. Мы работали им тяжело, мы ими гордимся, они то, чем мы хотим поделиться.После того, как Мэри скажет вам что ты ее лучший друг, ты слышишь, как она говорит Маргарет, что действительно ненавидит тебя. Миссис. Уорнер обещает доплатить вам за сгребание ее лужайки после стрижки, но когда вы закончила, она говорит, что это должна быть часть первоначальной цены, и она не даст вам обещанные деньги. Ваш отец обещает забрать вас в четыре часа, но оставляет вас стоять как дурак на углу до шести. Ваш босс обещает вам повышение, а затем дает это вместо племянника его босса.Из этого и более конкретного опыта вы узнаете, что нельзя всегда всем доверять. Вы рассказываете своему ребенку эти истории? Скорее ты просто скажите своему ребенку: «Нельзя всегда всем доверять».

Чтобы преподать вам этот урок, потребовалось много конкретного, конкретного опыта, но вы пытаетесь чтобы передать это несколькими общими словами. Вы можете подумать, что делаете это правильно, давая ребенок урок без боли, которую вы пережили. Но обиды преподают урок, а не общие условия.«Не всегда можно всем доверять» может быть хорошей основной идеей. для сочинения или абзаца, и это может быть все, что вы хотите, чтобы ваш ребенок или ваш читатель схватывать - но если вы хотите прояснить этот урок, вам придется дать своему ребенку или своему читатель - конкретный, конкретный опыт.

Какие принципы, обсуждаемые на этой странице, работают в следующем отрывке из эссе Джеффа Биггера, Searching for El Chapareke ?

ЕГО БЫЛ ДЕНЬ стены каньона Кусараре, индейской деревни тараумара, спрятанной в горах Сьерра-Мадрес штата Чиуауа на севере Мексики, расцвели женщинами в разноцветных юбках, легионами детей, за которыми следуют собаки, мужчинами в белых рубашках и сомбреро, все каскадом ниспадали. вниз по тонким, как карандаш, тропинкам к площади.Женщины - перекладывающиеся младенцы, оседланные на спине в ребозо, - сидели группами у стен миссии, часами молчали, пили еженедельную кока-колу, наблюдая, как верующие идут на мессу, молодые люди стреляют в обручи, а пожилые мужчины слоняются вокруг скамей. в задней части площади, в ожидании еженедельного собрания кооператива под открытым небом. Свиньи бродили по дороге в праздной радости, а собаки дрались по сигналу у маленькой лавки.

Вы можете проверить этот принцип в учебниках, которые вы читаете, и в лекциях, которые вы слушаете. к.Если вам скучно или вы сбиты с толку, скорее всего, вы получаете обобщения и абстракции. [Это почти неизбежно - цель текстов и учителей - дать вам общие принципы!] Вы обнаружите, что ваш интерес и понимание возрастут когда автор или учитель начинает предлагать конкретику. Один из самых полезных вопросов вам Если презентация нечеткая (, включая ваш ), может спросить: «Можете ли вы дать мне пример? »

Ваше письмо (будь то эссе, письмо, меморандум, отчет, реклама или резюме) будет более понятным, интересным и запоминающимся, если преобладают конкретные и конкретные термины, и если он сохраняет абстрактные и общие термины, минимум.Продолжайте и используйте абстрактные и общие термины в своем тезисе и Тематические предложения. Но сделайте развитие конкретным и конкретным.


Последняя нота, указывающая в другом месте

Иногда студенты думают, что это обсуждение типов языка касается словарного запаса, но это не так. Вам не нужен причудливый словарный запас, чтобы придумать гнутая ложка или хромая собака или Мэри сказала Маргарет, что ненавидит меня . И дело не в воображении.Если вы пришли к какому-либо обоснованному выводу, вы, должно быть, слышали или читали о или слышал о соответствующем опыте. Чтобы найти конкретную специфику, не нужно словарный запас или яркое воображение, просто желание вспомнить то, что вы уже знаете. Если вы действительно не можете найти никаких примеров или подробностей, подтверждающих ваш общий вывод, скорее всего, вы действительно не понимаете, о чем говорите (и мы все виноваты в этом больше, чем мы готовы признать).

Где проявляются эти конкретные особенности в процессе написания? Ты должен собрать много конкретных особенностей на предварительных этапах изобретения и открытия. Если вы есть много конкретных деталей до , которые вы организуете или наберете, вы, вероятно, думать и писать легче и точнее. Легче хорошо писать, когда ты ближе к пониманию того, о чем вы говорите.

Вы наверняка придумаете более конкретную специфику в процессе черчения и многое другое, когда будете редактировать, а может еще больше по мере редактирования. Но ты станешь лучшим писателем, если сможешь собрать некоторые конкретные особенности в самом начале.

После того, как вы прочитали и обдумали этот материал, у вас должно получиться довольно четкое представление о том, что такое конкретные особенности и почему они вам нужны.Ваш следующий шаг будет упражняться.

Абстракция | познавательный процесс | Britannica

Абстракция , когнитивный процесс выделения или «абстрагирования» общего признака или отношения, наблюдаемого в ряде вещей, или продукта такого процесса. Например, свойство электропроводности абстрагируется от наблюдений за телами, которые позволяют электричеству течь через них; аналогично, наблюдение пар линий, в которых одна линия длиннее другой, может дать отношение «быть длиннее, чем».”

Подробнее по этой теме

Основы математики: Абстракция в математике

Одной из недавних тенденций в развитии математики был постепенный процесс абстракции. Норвежский математик Нильс Хенрик ...

То, что абстрагируется, то есть абстракция или абстракция, иногда считается концепцией (или «абстрактной идеей»), а не свойством или отношением.Какая точка зрения принимается по этому вопросу, частично зависит от точки зрения, которой придерживаются по общему вопросу универсалий (сущностей, используемых для объяснения того, что для отдельных вещей должно быть общим признаком, атрибутом или качеством, или подпадать под один и тот же тип или естественные свойства). своего рода).

Абстрактное как прилагательное контрастирует с конкретным в том, что, в то время как последнее относится к конкретной вещи, первое относится к виду или общему характеру, согласно которому конкретная вещь, то есть «экземпляр» - падает.Таким образом, война абстрактна, а Первая мировая война конкретна; округлость абстрактна, но монеты, обеденные тарелки и другие особые круглые предметы - конкретны. Термин abstract иногда используется для обозначения вещей, которые не расположены в пространстве или времени; в этом смысле числа, свойства, множества, утверждения и даже факты можно назвать абстрактными, тогда как отдельные физические объекты и события конкретны. Способность создавать и использовать абстракции считается важной для высших когнитивных функций, таких как формирование суждений, обучение на основе опыта и создание умозаключений.

Случай обучения STEM

Дивергентные теории семантической обработки

Основная предпосылка обоснованного (для наших целей мы будем взаимозаменяемо использовать термины обоснованное, воплощенное и ситуативное познание, но см. Барсалу, 2008, для обсуждения некоторых Важное различие) теории познания состоит в том, что мозг, тело и окружающая среда составляют единую динамическую систему. Такая система позволяет мыслящим организмам расширять познание за пределы центральной нервной системы, повышая вычислительную эффективность за счет использования первичных корковых процессов (например,г., Dehaene & Cohen, 2007). Рассмотрение системы знаний, состоящей из этих трех компонентов, имеет важные последствия: нейронная организация обязательно влияет на восприятие тела и окружающей среды, тело отправляет обратную связь в мозг и используется в качестве метрики для навигации по окружающей среде (например, Witt & Proffitt, 2008 ), а среда ограничивает способы, которыми может быть выполнено сложное поведение (Chiel & Beer, 1997). В рамках этой структуры контекст обязательно влияет на то, как знания извлекаются и впоследствии представляются (Kiefer & Pulvermüller, 2012; Yee & Thompson-Schill, 2016), учитывая этот контекст (т.е., географический, ситуативный, пространственный, эмоциональный, когнитивный) является неотъемлемым компонентом опыта и связанных с ним концепций. Таким образом, контекст влияет на то, как данная концепция проявляется в новых ситуациях. Например, молоток - это небольшой ручной инструмент, используемый для забивания гвоздей при рассмотрении домашнего проекта и декоративное оружие войны при созерцании скандинавского бога грома. Подстановка первого объекта в контекст второй ситуации была бы ошибочной - другими словами, человек, не знакомый с историей Тора, допустил бы семантическую ошибку, вспоминая о домашнем инструменте, читая о любимом оружии Полубога.Тем не менее, для стороннего наблюдателя этот заблуждающийся человек, казалось бы, полностью понял фразу «Излюбленным оружием Тора был молот». Эта иллюстрация объясняет, как два человека могут разговаривать об объекте независимо от того, имеют ли они в виду один и тот же объект. Следовательно, согласно точке зрения GC, семантическое знание неразрывно связано с контекстом, в котором оно извлекается, но при этом достаточно гибкое, чтобы быть социально передаваемым.

Амодальные теории семантического представления

Природа семантической системы - спорная тема.Теоретики амодальных форм (например, Fodor, 1998; Mahon & Caramazza, 2009) постулируют, что результаты, обычно приписываемые GC, являются эпифеноменальными, то есть центрально не связанными с имеющимися концепциями, и что амодальная символическая система обеспечивает поиск концептов. Соответственно, они утверждают, что, хотя сенсомоторная активность усиливает семантические представления, она не является составляющей концептуального знания, а является результатом распространения нейронной активации после извлечения данного понятия в амодальной символической системе.Ключевое различие здесь состоит в том, что центральный компонент концепции - то, что имеет решающее значение для ее истинного познания - должен существовать как амодальный символ, prima facie, для того, чтобы активность распространялась на отдельные сенсомоторные области после активации концепта. Сторонники этого типа теории приводят примеры категорийно-специфичных семантических нарушений в клинических популяциях после поражений левой височной доли, иллюстрируя модальность независимости несоответствий в семантической сети. Например, случаи двойной диссоциации у пациентов, неспособных распознавать одушевленные или неодушевленные объекты, независимо от модальности представления, подтверждают эту теорию.Учитывая, что очаговые поражения этого так называемого семантического концентратора могут нарушить целую категорию семантического содержания, аргумент в пользу единой корковой концептуальной системы, разделенной по категориальным линиям, является убедительным; однако это не единственная интерпретация имеющихся моделей нейропсихологических данных. В ряде тематических исследований (например, Carbonnel, Charnallet, David, & Pellat, 1997; Kemmerer, Rudrauf, Manzel, & Tranel, 2012; McCarthy & Warrington, 1988) ставится под сомнение представление о том, что категории понятий существуют модально, представленные посредством взаимодействия дискретные знаковые символы, расположенные во внутреннем модуле MTL.

Мультимодальные теории семантического представления

Сторонники обоснованных теорий семантического представления отрицают требование элементарных концептуальных представлений для правильного функционирования семантических моделей. Вместо этого они утверждают, что представления концептов являются одновременно мультимодальными и контекстуально уникальными, полагаясь на сети, распределенные по всей коре и реконструируемые с использованием функций (форма, текстура, звук и т. Д.) И модальностей (визуальных, фонологических, тактильных и т. Д.).), в котором они были приобретены (например, Allport, 1985; Carbonnel et al., 1997; Farah & McClelland, 1991; Hsu, Frankland, & Thompson-Schill, 2012; Martin, 2016; McCarthy & Warrington, 1988). Например, Маккарти и его коллеги описывают случай пациента (T.O.B.), который не мог распознавать произносимые имена животных, но, когда его попросили идентифицировать фотографии животных, предоставил надежные описания. Авторы предполагают, что фонологические нарушения, ведущие к семантическому дефициту, обусловлены постоянным изменением состояния пациента с течением времени.Пациент E.C., с другой стороны, страдал полной зрительной агнозией в дополнение к трудностям с невизуальным знанием животных (Carbonnel et al., 1997). Когда его просили идентифицировать животных с помощью словесных сигналов, E.C. лучше классифицировал домашних, чем диких животных - трудности с распознаванием последних, как предполагают авторы, свидетельствуют о нарушении зрения. Другими словами, его отсутствие опыта взаимодействия с дикими животными ограничивало способность ЭК представлять их в модальностях, отличных от видения (также см. Warrington & Shallice, 1984; Martin, 2007), в то время как домашние животные, часто встречающиеся в повседневной жизни, обеспечивают множество мультимодальных перевозок (например,д., тактильные, эмоциональные и слуховые) переживания, которые пациент может извлечь. Теория ВИНОГРАДА Мартина (2016) (обоснование представлений в системах действия, восприятия и эмоций) обеспечивает дополнительную поддержку этой идеи, предполагая, что, хотя концепции организованы на основе свойств объекта, такие свойства зависят от опыта человека, т.е. сенсорная модальность в соответствии с физиологией и окружающей средой. Например, для зрячих организмов форма представлена ​​в затылочной коре, учитывая, что это свойство легче всего выделить из объектов окружающей среды с помощью зрения.Другими словами, хотя знание о форме объекта обычно приобретается с помощью глаз, оно может быть получено с помощью других органов чувств, если зрение не может кодировать свойство, как в случае с врожденной слепотой. Тем не менее, данные (Kiefer & Pulvermüller, 2012; Ricciardi et al., 2009) предполагают, что свойства объекта сохраняют свое общее местоположение в мозге независимо от способа, которым они были получены. Например, врожденно слепые представляют свойства объекта, обычно связанные со зрением, такие как форма, в тех же областях затылочной коры, что и зрячие.

В соответствии с теорией Мартина и другими теориями распределенных семантических представлений, Фара и Макклелланд (1991) разработали вычислительную модель семантической памяти, отметив, что категориальные дефициты возникают спонтанно после повреждений в этой сети, полностью состоящей из подкомпонентов, зависящих от модальности. Авторы утверждают, что категоризация является результатом корреляции между свойствами объектов, принадлежащих к каждой категории - например, живые и неживые. Например, живые существа представлены в первую очередь визуальными чертами из-за своих свойств (например,g., визуально различимые, не поддающиеся манипулированию), в то время как неживые объекты представлены в основном на основе функциональных характеристик из-за их свойств (например, легко поддаются манипулированию). Более того, модель Фара и Макклелланда продемонстрировала, что непервичные репрезентации (например, функциональные свойства живых существ) могут быть нарушены после серьезного повреждения основной модальности (например, визуальных свойств живых существ) и сохранены, если ущерб минимален. Это открытие предполагает, что 1) разрозненные области мозга полагаются на реципрокные входы, чтобы достичь порога, необходимого для получения заданного концептуального представления, и 2) нарушение категории зависит от степени нарушения первичной репрезентативной модальности.Такое представление согласуется с предыдущими работами, в том числе с тезисом Олпорта (1985), в котором говорится, что распределенные сборки нейронов, срабатывающих по определенным паттернам, представляют собой концептуальное знание. Таким образом, модель Фары и Макклелланда, основанная на предшествующих нейропсихологических открытиях (McCarthy & Warrington, 1988; Warrington & Shallice, 1984), обеспечивает экономное объяснение как категориальных, так и некатегориальных нарушений концептуальной репрезентации.

Гибридная теория семантического представления

Возможно, указывая на синтез этих нейропсихологических открытий, гибридные теории обоснованного познания, основанные на когнитивной нейробиологии (Barsalou, 1999, 2008; Kiefer & Pulvermüller, 2012; Pulvermüller, 2013), утверждают, что концептуальное представление опирается как на сенсомоторные, так и на мультимодальные (амодальные) процессы.Предполагая, что распределенные нейронные сборки (ДНК) (Kiefer & Pulvermüller, 2012; Pulvermüller, 2013) содержат несколько контекстно-зависимых семантических цепей, такие теории учитывают как сенсомоторные, так и абстрактные знания. Это понятие согласуется с теорией систем перцептивных символов (PSS) Барсалу (1999), утверждающей, что многомодальные сенсомоторные представления исключают необходимость в амодальных символах - тех, которые обычно ассоциируются с атомистическими концептуальными теориями (например, Fodor, 1998).Зоны конвергенции (CZs; например, Damasio, 1989), области коры, где сходятся потоки разрозненных нейронных следов, вероятно, объясняют влияние, которое различные сенсомоторные области оказывают друг на друга (Farah & McClelland, 1991; Pulvermüller, 2013). Соответственно, нервные импульсы, возникающие в специфичных для модальности регионах и представляющие концептуальные особенности (форма, цвет и т. Д.), Распространяются от их точки происхождения к соседним регионам, в конечном итоге синапсируя на интернейронах, получающих входные данные от дополнительных специфичных для модальности нейронов.Такие нейроны не только интегрируют следы признаков в согласованное представление, но также контролируют время с помощью механизмов обучения Хебба (одновременное срабатывание рецепторов NMDA), передавая интегрированный след в более высокие области коры, что приводит к надежным мультимодальным концептуальным представлениям (Friston, 2003). Из-за скупости гибридного, обоснованного / символического описания нейронной обработки мы считаем такую ​​теорию правдоподобной в свете следующих наблюдений:

1. Существуют многочисленные исследования, иллюстрирующие роль сенсомоторной коры в концептуальной обработке (для обзора , см. Kiefer & Pulvermüller, 2012; Bergen, 2012).

2. Амодальные теории предлагают узкое представление о концептуальном содержании (например, «знание» часто операционализируется как «наименование»; Mahon & Caramazza, 2009), и существует множество нейропсихологических, компьютерных и нейровизуализационных доказательств того, что семантическая информация является мультимодальной. (Allport, 1985; Carbonnel et al., 1997; Farah & McClelland, 1991; Goldberg et al., 2006; McCarthy & Warrington, 1988; обзор см. В Martin, 2007).

3. Концепции зависят от контекста (например, Machery, 2009; обзоры см. В Connell & Lynott, 2014; Yee & Thompson-Schill, 2016).Таким образом, нельзя предположить, что единый негибкий репрезентативный модуль существует в отсутствие каких-либо прямых доказательств этого, учитывая, что несколько нейронных систем необходимы для предоставления контекстных сигналов (например, зрительно-пространственные области в затылочной и теменной коре головного мозга для визуально кодированной географической информации. ). Без таких сигналов, служащих для обогащения значения концепции и придания ей контекстуально гибкости, семантическое представление оказывается неполным.

4. В соответствии с гипотезой рециклинга нейронов Dehaene и Cohen (2007), обоснование концептуальных знаний в перцептивных и двигательных системах решает вопрос о том, как развитые человеческие интеллектуальные системы, такие как язык и математическое мышление, развивались в относительно коротком эволюционном временном масштабе. (е.г., написание началось ~ 5400 лет назад). С другой стороны, выделенный модуль для семантической обработки потребует эволюционно дорогостоящего процесса, который вряд ли произойдет за такой короткий промежуток времени.

Таким образом, система семантических знаний, по-видимому, влечет за собой сенсорно-специфические представления - организованные в соответствии с особенностями внутри модальности - полагающиеся на зоны конвергенции для интеграции информации по модальностям. Однако до сих пор мы рассматривали в основном данные, относящиеся к познанию конкретных объектов.Учитывая важность абстрактных знаний как для образования, так и для общего обучения, мы теперь рассмотрим, как обоснованная система поддерживает знание абстрактных понятий.

Сенсомоторный вклад в поиск абстрактных концепций

Понятие абстрактного понятия может быть понято двумя различными способами (см. Введение). Например, любая концепция, потенциально представленная в уме прототипом (например, мысленный образ моркови; Rosch, 1973), может быть охарактеризована как абстрактная.Здесь мы рассматриваем второе значение термина «абстрактный», которое согласуется с работой Пайвио (1965), предполагая, что существительные существуют в диапазоне от конкретного до абстрактного, и что существительные, представляющие концепции, относящиеся к воспринимаемым объектам, вызывают наиболее яркие ментальные образы. И наоборот, концепции без осязаемого референта, такие как мир и справедливость , труднее обрабатывать, потому что они не вызывают того же типа мысленных образов. Поэтому в настоящем обсуждении мы описываем нематериальные концепции как абстрактные, а те, которые более непосредственно доступны сенсорной системе, как конкретные.

Чтобы дополнительно проиллюстрировать это различие, учтите, что когда кто-то читает такие слова, как справедливость и сострадание в повседневных встречах, такие идеи внедряются в ситуативный контекст - например, преступник задержан полицией или семья спасает собака из приюта для животных соответственно. Более того, контексты для абстрактных понятий сильно различаются, учитывая гибкость их значения (Barsalou, 2008; Granito, Scorolli, & Borghi, 2015). Можно описать храбрости в контексте солдата, спасающего товарища-солдата на поле битвы; этот термин также может описывать застенчивую студентку, выступающую перед своими сверстниками.Хотя сама концепция представляет одну и ту же центральную идею в обоих этих контекстах, то есть выполнение действия, несмотря на страхи, эти две ситуации не имеют общих характеристик восприятия. Вместо этого понимание того, что концепция храбрости применима в обеих ситуациях, заключается в понимании отношений между агентом и его или ее контекстом (действиями, окружающей средой и т. Д.). Следовательно, лежащие в основе общие черты этих уникальных воплощений таких концепций понимаются с помощью аналогичных процессов рассуждения (например,г., Гентнер, 1983; Gick & Holyoak, 1983). Другими словами, абстрактные концепции состоят из реляционных свойств, возникающих в результате взаимодействия двух или более объектов или агентов в заданных обстоятельствах, и такие концепции разделяют лежащую в основе общность, несмотря на различия на поверхностном уровне (т. Е. Особенности восприятия). С другой стороны, мультимодальные контекстные особенности конкретных концепций относительно более согласованы в разных контекстах, предоставляя большой объем информации о значении концепции.Например, дверные ручки тонко различаются, но, как правило, они сохраняют узнаваемую форму и находятся в пределах запрещенной зоны практически на любой двери. Следовательно, мы считаем, что основное различие между абстрактными и конкретными концепциями заключается в характеристиках, составляющих их представления, то есть конкретные концепции относятся к материальным объектам, а абстрактные концепции относятся к эмерджентным свойствам, которые возникают в результате взаимодействия конкретных концепций.

Контекст абстрактного семантического содержания нестабилен, в то время как контекст конкретного семантического содержания сравнительно более устойчив - i.е., морковь обладает диагностическими признаками, которые позволяют ее идентифицировать, несмотря на тонкие контекстные несоответствия (морковь может быть коричневой, но сохранять свою форму; морковь может иметь другую форму, но сохранять свой ярко выраженный оранжевый цвет и т. д.). Следовательно, восстановить значение абстрактного сложнее, чем конкретное понятие. Вероятно, это связано как с быстрым вызовом мультимодальных функций, связанных с данной концепцией конкретного объекта, так и с вычислительными требованиями, необходимыми для извлечения структурного сходства между абстрактными концепциями, в результате непредсказуемого изменения контекстных характеристик в разных ситуациях.Поэтому, когда вас просят идентифицировать абстрактное понятие, например, в словесной / несловной задаче, если понятие представлено изолированно без контекстной информации, нужно построить контекст в реальном времени, чтобы понять концепт - это будет объясните, почему люди медленнее определяют абстрактные концепции (Schwanenflugel & Shoben, 1983; Xiao, Zhao, Zhang, & Guo, 2012).

Кроме того, абстрактные концепции, в отличие от конкретных концепций, в которых объект воспринимается до присвоения метки, требуют метки для включения контекстных ограничений, связанных с концепцией.Это мнение согласуется с представлением Рекчиа и Джонса (2012) о том, что для понимания абстрактных слов требуются контекстно-зависимые подсказки, в то время как конкретные слова зависят от свойств объекта. А именно, при обработке слов, описывающих конкретные концепции (например, автомобиль , собака ) в сцене, люди склонны сосредотачивать свое внимание на характеристиках самих объектов; и наоборот, при изучении новых абстрактных слов (например, беспорядок ) внимание смещается на сцену в целом, в то время как люди пытаются установить отношения между агентами и объектами на дисплее (Granito et al., 2015). Рассмотрим изображение, изображающее Бостонское чаепитие. Когда вас просят определить концепцию чая , можно указать на вещество, выбрасываемое из пакетов в гавань; И наоборот, если бы попросили идентифицировать мятеж , , можно было бы полагаться не только на взаимодействие между агентами, участвующими в мятежном поведении, но также на географическое положение, влияние агентов и прохожих, а также на биографические знания, полученные на уроке истории. Таким образом, при идентификации конкретной концепции требуется вызвать гибкий, но непротиворечивый прототип, полученный с помощью статистических закономерностей в разных контекстах (например,g., Kiefer & Pulvermüller, 2012), идентификация концепции, которая является полностью реляционной, требует гораздо большего объема вычислений в результате процесса обнаружения аналогичной взаимосвязи между контекстами и, таким образом, поиска в сцене сигналов, обозначающих такую ​​взаимосвязь, которая необходима для определить, соответствует ли данный токен концепции (см. раздел «Предиктивное кодирование и изучение Hebbian» ниже).

Дав (2016) утверждает, что абстрактные концепции нелегко согласовать в рамках нынешних воплощенных теорий, ссылаясь на ряд физиологических исследований, демонстрирующих различия в активации, когда участники обрабатывают конкретные, а не абстрактные концепции.Более того, знакомство с такими концепциями приводит к их очевидной диссоциации от сенсомоторных областей и большей зависимости от структур левого полушария (см. Binder, Westbury, McKiernan, Possing, & Medler, 2005). Хотя такие результаты могут показаться подкреплением модальных концептуальных теорий, предлагая отличительные механизмы для обработки конкретных и абстрактных понятий, протоколы поверхностного распознавания (например, задачи лексической дискриминации), используемые во многих таких задачах, не учитывают контекстуальную относительность, присущую абстрактному знанию.Другими словами, распознавание слова не требует такой же глубины обработки информации, как поиск его значения. Xiao et al. (2012), например, утверждают, что контекстные детали облегчают запоминание конкретных слов, что приводит к более быстрым RT во время задачи распознавания. Доказано усилением теменной реакции P600 на осязаемые концепции, вызванным потенциалом, обычно связанным с интеграцией контекстных деталей, авторы приходят к выводу, что абстрактные слова труднее обрабатывать из-за отсутствия таких деталей при интерпретации независимо от контекста, что имеет решающее значение для понимание их (Katja Wiemer-Hastings & Xu, 2005).Другими словами, конкретные концепции (например, автомобиль , обувь ) вызывают быстрое представление, основанное на специфических особенностях модальности (визуальных, тактильных и т. Д.), В то время как абстрактные концепции (например, неравенство ) требуют внешних концептуально релевантных сигналов, используемых для получить полное понимание идеи.

Таким образом, понимание абстрактных концепций требует понимания отношений между объектами, а не самих объектов. Эта идея полностью согласуется с литературой, посвященной аналоговому переносу (например,г., Гентнер, 1983). Рассмотрим сходство между тем, что мы охарактеризовали выше как абстрактное понятие (например, подготовки ) и типичным примером аналогии - например, можно построить аналогию для описания подготовки , сравнивая студента, обучающегося на трудный экзамен на бегуна на длинные дистанции подготовка к марафону (студент юридического факультета: учеба :: марафонец: тренировка). Гик и Холиоук (1980, 1983) называют воспринимаемые свойства, обычно связанные с конкретными концепциями, как поверхностные особенности , а те, которые обозначают лежащие в основе отношения между двумя или более терминами аналогии, как структурные особенности .Следовательно, в нашем примере два экземпляра подготовки не имеют общих характеристик поверхности, поскольку нет прямого сопоставления между заметными особенностями студента, готовящегося к экзамену на право, и бегуна, готовящегося к марафону. Однако лежащие в основе отношения между аналогиями непротиворечивы - то есть и бегуны, и ученики должны заниматься подготовкой, чтобы достичь своей цели. Таким образом, структурные свойства двух экземпляров препарата , препарата являются общими, в то время как особенности поверхности двух аналогичных сценариев - нет.

Естественное следствие человеческой склонности к построению аналогий становится очевидным при рассмотрении того, как метафоры используются для связи повседневных понятий с более широкими концепциями. Лакофф и Джонсон (1980), например, утверждают, что почти все человеческое концептуальное мышление опирается на метафору. Подумайте, например, о том, как жители Запада воспринимают соревновательные и / или спорные взаимодействия как войну - рэп сражения , борьба с болезнью , культура воинов и т. Д. Как указывают Лакофф и Джонсон, эта структура является культурным артефактом. , обоснование концепций в знакомом, конкретном контексте.Более того, утверждают авторы, такая структура влияет на поведение индивидов - например, аргумент рассматривается как попытка опровергнуть позицию другого человека; как таковой, каждый приближается к аргументу, чтобы оставить своего оппонента в состоянии победить . Таким образом, если бы для характеристики конкурентных обменов использовалась альтернативная, небрежная метафора, природа взаимодействий изменилась бы, поскольку агенты ведут себя в соответствии с основной структурой. Например, рассмотрим аргумент в рамках совместной игры - вместо того, чтобы нанести удар по аргументу оппонента , можно вместо этого, повернуть , чтобы продвинуться к общей цели .Точно так же Бородицкий (2011) рассматривает понятие времени в рамках такой культурно полученной структуры, резюмируя несколько экспериментов, демонстрирующих, как время понимается относительно культурных и лингвистических ограничений. Например, время часто отображается в пространственных измерениях, которые варьируются в зависимости от того, как данный язык описывает временное движение (например, время идет вверх / вниз, вперед / назад) и как этот язык записывается (по горизонтали / вертикали), обеспечивая дополнительные средства для обоснования абстрактных понятий.Например, носители китайского мандаринского языка обычно описывают время как вертикальное; Носители английского языка почти всегда относятся ко времени, как будто оно существует в горизонтальной плоскости, движущейся слева направо (Boroditsky & Gaby, 2010). Таким образом, говорящие как на английском, так и на мандаринском, воспринимают время так, как написано на их языке. Таким образом, культурные метафоры, повсеместно встречающиеся в естественных языках, могут влиять на то, как люди думают о своих мирах, когда они отображают определенные концепции на более широкие понятия, основанные на конкретных идеях, таких как пространственные измерения.

В дополнение к утверждению Лакоффа и Джонсона о том, что метафорическая структура влияет на то, как понимаются концепции, связанная, хотя и спорная литература утверждает, что физические состояния напрямую влияют на то, как понимаются абстрактные метафоры. В соответствии с западным представлением о траектории времени, одно исследование показало, что люди склонны наклоняться вперед, когда думают о будущем, и назад, когда думают о прошлом (Miles, Nind, & Macrae, 2010). Другое исследование показало, что люди, которые недавно вспомнили ситуацию, когда они были социально исключены, догадались, что в комнате, в которой они находились, было холоднее, чем люди, которые вспомнили о социально инклюзивном опыте, предполагая, что они подверглись остракизму (т.е., «холодное обращение») буквально вызывает ощущение холода (Zhong & Leonardelli, 2008). Эти результаты предполагают, что люди могут понимать абстрактные концепции, отображая их на конкретных объектах или физических ощущениях, которые они могут непосредственно воспринимать или переживать. Барсалу и Веймер-Хастингс (2005) предполагают, что абстрактные представления полагаются на внутренние состояния для получения значения в разных ситуациях - например, когда видя или слыша слово справедливость , тело испытывает чувство силы и облегчения.Это предполагает, что абстрактные глаголы связаны с действиями и чувствами, включая обмен между одним или несколькими агентами, и зависят от контекста - взаимодействия ментальных, физических и средовых сигналов - в котором они возникают.

На основании данных, рассмотренных до сих пор, мы могли бы предсказать, что на системном уровне абстрактные концепции связаны с распределенными нейронными репрезентациями, основанными на контекстных - социальных, лингвистических, аффективных, пространственных и сенсомоторных - областях коры головного мозга, по крайней мере, в сроки обработки смыслового значения связанных терминов.Кроме того, данные свидетельствуют о том, что левая фронтальная полярная область является ключевой структурой для интеграции структурных свойств между разрозненными аналогичными отношениями, то есть абстрактными концепциями (Bunge, Wendelken, Badre, & Wagner, 2005; Green, Fugelsang, Kraemer, Shamosh, & Dunbar. , 2006; Green, Kraemer, Fugelsang, Gray, & Dunbar, 2010). Следовательно, мы ожидаем, что эта область будет активной, когда кто-то оценивает данный сценарий, чтобы определить, соответствует ли он критериям абстрактной концепции - e.г., является ли Бостонское чаепитие на самом деле примером правосудия ? В соответствии с этими идеями, после контроля состояния покоя и языковой активности, Wilson-Mendenhall, Simmons, Martin и Barsalou (2013) обнаружили повышенную активацию в нейронных областях, связанных с социальным познанием и ментализацией (медиальная префронтальная кора, задняя поясная извилина, орбитальная лобная кора головного мозга. , и верхняя височная борозда), в то время как участники вычислили значение , убедить и увеличили активацию в областях, связанных с математической обработкой (внутри теменная борозда, верхняя теменная кора), в то время как участники вычислили значение арифметических операций. Важно отметить, что после усреднения активности мозга для двух конкретных и абстрактных концепций эти контекстно-зависимые распределенные представления исчезли, предполагая, что усреднение по концепциям может неверно истолковать паттерны активации, уникальные для концепций, которые они представляют. Эти данные предполагают большую вариативность нейронных основ абстрактных концепций, что согласуется с идеей о том, что концептуальные представления, формирующие нейронную основу реляционных абстрактных идей, зависят от контекста и поддерживаются динамическими паттернами активности в распределенных сетях.

Предиктивное кодирование и обучение Хебба

Доказательства, дающие вычислительные преимущества для контекстуально богатых конкретных концепций (Xiao et al., 2012), соответствуют прогнозирующему кодированию (PC; например, Barsalou, 2013; Friston, 2005; Summerfield et al. 2006) счет концептуального поиска. По сути, прогнозирующее кодирование описывает иерархический процесс, с помощью которого сенсорные сигналы, посылаемые из восходящих систем восприятия в мозгу, сходятся с нисходящими сигналами или моделями. Такие модели выводятся из данных, собранных при многократном воздействии на данную концепцию или ситуацию - поскольку модели не могут учесть все ситуационные отклонения, сигналы ошибок необходимы для обновления неточных прогнозов на каждом этапе иерархии.Таким образом, прогнозирующее кодирование основывается на представлении о том, что кортико-корковые цепи: 1) организованы иерархически и 2) состоят из прямых (восходящих) и обратных (нисходящих) связей между подкорковыми структурами и корой головного мозга, 3) включают как управляющие, так и модулирующие связи. и 4) взаимодействуют таким образом, что кортикальные нейроны способны моделировать телесные состояния и впоследствии модулировать сенсомоторные нейроны на основе петель обратной связи, производящей ошибки на каждом уровне иерархии (Friston, 2003).Таким образом, коррелируя с поступающими сенсорными данными, корковые области предсказывают внешние условия на основе моделей, полученных из предыдущего опыта; эта нисходящая модель сравнивается с перцепционным входом и обновляется через модуляционные интернейроны на каждом уровне иерархии до тех пор, пока модель не будет точно соответствовать сенсорным данным, тем самым уменьшая ошибку в сигнале (Friston, 2012).

Согласно Фристону, парадигма прогнозирующего кодирования направлена ​​на минимизацию энтропии (например, неопределенности) в системе с помощью статистически агрегированных байесовских моделей вывода.Поэтому неудивительно, что конкретное знание моделируется с большей эффективностью, чем абстрактное знание, учитывая его относительную стабильность в разных контекстах. Другими словами, хотя концепции конкретных объектов, такие как дверь , , могут принимать разные формы, функциональность и центральные особенности двери (например, открывается и закрывается, служит для разделения двух смежных областей при закрытии и соединения их при открытии) согласованы. . С другой стороны, абстрактные концепции, такие как справедливость , зависят от контекста (например,g., воровство может считаться справедливым или несправедливым, в зависимости от обстоятельств) и реляционным (для совершения акта справедливости требуется несколько агентов). Таким образом, особенности, связанные с обстоятельствами, в которых можно встретить пример правосудия , не так стабильны в разных контекстах, как те, которые коррелируют с дверью - я знаю, что когда я захожу в новое здание, я с большой вероятностью найду дверь, и я обязательно буду знать, как ее использовать, но испытываю я или нет справедливость и то, как эта концепция будет разыгрываться в данном контексте, радикально отличается от одной ситуации к другой, в зависимости от обоих субъективных суждений (например,g., насколько несправедливо для больного уклоняться от оплаты медицинских счетов, которые он не может позволить себе оплачивать?) и культурных норм (см. Borghi & Cimatti, 2009, Boroditsky, 2011). Таким образом, абстрактные концепции, по сравнению с концепциями конкретных объектов, не могут быть легко уловлены с помощью прогнозной модели из-за количества ошибок, присущих такой модели. В результате большая вычислительная нагрузка, вероятно, ложится на иерархические кортико-корковые сети при обработке абстрактных концепций, поскольку нисходящие и восходящие схемы работают для интерпретации контекстуальной изменчивости.

Абстрактные концепции полагаются на данные, охватывающие ряд уникальных обстоятельств. Слово , сострадание, , например, не коррелирует напрямую с движением или сенсорным представлением. Тем не менее, модель ПК применима к этой и другим концепциям, и несколько теорий (например, Barsalou & Weimer-Hastings, 2005; Martin, 2016) устраняют это несоответствие. Барсалу и Веймер-Гастингс, например, утверждают, что абстрактные концепции вызываются при наличии применимой ситуации; таким образом, когда человек становится свидетелем того, как студент колледжа помогает пожилому мужчине с продуктами, она присваивает ярлык сострадание отношениям между агентами в ситуативном контексте.Согласно модели ПК, высокоуровневое представление абстрактной идеи генерируется при наблюдении за применимым примером - эпизодическим событием, состоящим из социальных и контекстных характеристик, на которые можно ссылаться при встрече с будущими воплощениями концепции. Поскольку поступающие сенсорные данные противоречат ожидаемому результату модели, модель обновляется для учета новой информации. Например, если после помощи пожилому мужчине вы видите, что студенту колледжа платят за его помощь, текущая модель должна быть обновлена, поскольку сострадание не включает эгоистичные мотивы.Следовательно, мы ожидаем увидеть изменение в нейронном представлении концепции после этого обновления, поскольку модель пересматривается. Следовательно, хотя абстрактные концепции можно моделировать в рамках иерархии прогнозирующего кодирования, мы предполагаем, что такие модели очень изменчивы и, таким образом, являются несовместимыми предикторами семантических характеристик данного концепта.

Подобные рассказы распространены в литературе. Например, теории, приписывающие концептуальные знания распределенным собраниям ячеек (например,г., Мартин, 2016; Pulvermüller, 2013) предполагают, что разрозненные наборы нейронов, представляющие различные специфические для модальности свойства (цвет, форма, звук, текстура и т. Д.), Собираются в зонах конвергенции (Damasio, 1989), расположенных рядом с центром или центром нейронных цепей, где расходятся регионы сходятся, чтобы связать особенности данного концептуального представления. Зоны конвергенции являются вероятными кандидатами для концептуальных моделей высокого уровня в рамках ПК - схемы функций низкого уровня пересекаются в CZ, где они информируют и / или обновляют текущее представление на основе сигналов ошибок.Важно отметить, что в нескольких исследованиях (например, Hsu et al., 2012; Simmons et al., 2007) сообщается об обратной связи в реальном времени между областями восприятия низкого уровня в затылочной коре и концептуальными областями более высокого уровня в веретенообразной извилине для восприятия цвета, обеспечивая прямое свидетельства механизмов ПК.

Хотя ПК предоставляет правдоподобный механизм для моделирования концепций как в режиме онлайн, так и в автономном режиме, также необходимо обсудить, как расходящиеся потоки информации собираются в рамках CZ, создавая байесовские иерархические модели.Хеббийское обучение (например, долгосрочное потенцирование; ДП) предлагает проверенное и экономное объяснение этого феномена. Согласно LTP, когда два или более, казалось бы, различных события происходят одновременно в нескольких эпизодах, синаптические связи, кодирующие представление каждого события, усиливаются до такой степени, что возбуждения нейронов, связанного с событием A, достаточно, чтобы вызвать возбуждение через связанный синапс. с событием B и наоборот (Hebb, 1949). Следовательно, хеббовские ассоциации являются строительными блоками прогнозных моделей, поскольку особенности событий, которые обычно происходят одновременно, жестко связаны между собой через нейронные цепи.Например, в нескольких статьях (Glenberg & Gallese, 2012; Lee, Turkeltaub, Granger, & Rizada, 2012) выдвигается гипотеза о том, что языковое производство имеет хеббскую связь с пониманием языка. Эти отношения могут фактически объяснять развитие речи - по мере того, как лепетающий младенец учится ассоциировать определенные движения рта с соответствующими им звуками, нейроны в области Брока образуют ассоциацию с нейронами в слуховой коре. Таким образом, согласно с Ли и его коллегами, новые движения рта связаны с характерными звуками речи, и, следовательно, слушание слова может активировать моторные области, задействованные при произнесении слова, что приводит к пониманию слова через последующую активацию связанной с ним семантики, зависящей от модальности. сети.Ibáñez et al. (2013) предоставляют прямые доказательства этого понятия, оценивая эффект совместимости действий и предложений (ACE; см. Glenberg & Kaschak, 2002) у пациентов с эпилепсией. Задача ACE требует, чтобы пациенты реагировали на сигнал, двигаясь в направлении, которое либо совместимо, либо несовместимо с информацией о направлении, подразумеваемой в предложении (например, «Джон двигался дальше после разрыва» = движение вперед). Предыдущие исследования продемонстрировали устойчивые помехи, о чем свидетельствуют более медленные RT, когда движение использовалось для ответа на несоответствия, подразумеваемые в предложении.Ibáñez et al. (2013) измерили АПФ с помощью электрокортикографии у двух пациентов с эпилепсией, ожидающих операции, поместив субдуральные электроды на поверхность левой лобно-височной и лобной коры. При измерении языковых и моторных ответов, когда пациенты обрабатывали последний глагол в данном предложении, наблюдался двунаправленный эффект, о чем свидетельствует отрицательный вызванный потенциал на 400 мс - коррелят семантической обработки - в премоторном, моторном и языковом. области во время несовместимых испытаний.Предположительно, усиленный ответ N400, обычно связанный с неожиданным стимулом (например, Fabbri-Destro et al., 2015), указывает на несовместимость между значением, полученным из предложения, и направлением требуемого ответа. Этот результат предполагает, что и лингвистический, и моторный контент предоставляет читателям значимую информацию, поскольку моторная система улучшает понимание языка, в то время как понимание языка модулирует моторную систему.

В соответствии с этими принципами теория Барсалоу (2013) о завершении паттернов в рамках установленных концептуализаций (PCIwSC) предполагает, что механизмы ассоциативного обучения могут дополнять или даже заменять существующие теории концептуального моделирования.PCIwSC предлагает объединить несколько нейронных сетей, представляющих разнородные функции, для захвата всей концепции путем одновременной обработки параллельных потоков контекстных, самореферентных, социальных и сенсомоторных данных. Например, согласно этой модели, если я нахожусь в ресторане, где встречаюсь с коллегой, обычно одетым в костюм, и он приходит в спортивных штанах и футболке, мне может потребоваться несколько дополнительных секунд, чтобы узнать его. Эта задержка может быть связана с необходимостью интеграции новых данных в ошибочную модель и последующего обновления ошибочной модели, учитывая тот факт, что я стал связывать набор визуальных характеристик (как одет мой коллега) с этим человеком.Например, в рамках моей модели прогнозирования черты лица соответствуют моему прогнозу; однако, поскольку я наблюдаю за своим коллегой через комнату, прогноз лица не совсем точен, а его одежда не соответствует моей текущей модели прогнозирования.

Таким образом, обучение по Хеббу связывает сенсорную, моторную и аффективную информацию, составляющую модели высокого уровня. Кроме того, теория ПК дает экономное объяснение формирования концепта, которое избегает необходимости в семантической системе, не зависящей от модальностей - противоречивой идее, которая противоречит тому, что мы знаем о временных рамках эволюционного развития (подробнее об этом см. Barsalou, 2008 ; Dehaene & Cohen, 2007).Поэтому неудивительно, что знакомые предметы, места и запахи могут вызывать сложные концептуальные представления (например, карнавал или бабушкин дом), учитывая, что отдельная особенность способна вызывать дополнительные черты, составляющие целостность всего окружающего. концепция. В соответствии с этим представлением, широко распространенные двусторонние паттерны нейронной активации как для абстрактных, так и для конкретных концепций связаны с более быстрыми RT в задаче слово / не слово, предполагая, что сильно распределенные представления дают преимущество поиска (Binder et al., 2005). Помня об этом преимуществе, мы предлагаем обоснованную теорию обучения STEM, основанную на прогнозирующем кодировании и парадигмах обучения Hebbian.

Обучение STEM, основанное на обоснованном познании

Понятия в обучении STEM варьируются от тех, которые можно легко испытать - например, если я прыгаю, гравитация заставляет меня вернуться на землю - до идей, полностью основанных на математических уравнениях, таких как загадочные сила, известная как темная материя. Учитывая описанные выше отчеты об абстрактных представлениях знаний, мы прогнозируем, что концепции, преподаваемые в классах STEM, будут лучше поняты, когда они изначально основаны на практических занятиях.Учитывая природу абстрактных понятий - изменчивость в зависимости от контекста (Granito et al., 2015) и зависимость от ситуационной информации (Barsalou & Weimer-Hastings, 2005) - обоснование научных и математических концепций в сенсомоторных репрезентациях предоставляет учащимся полезный инструмент для размещения абстракции в легкодоступной конкретной концептуальной структуре. Например, студенты колледжа, узнав об угловом моменте, физической силе, удерживающей движущиеся объекты по устойчивой траектории, могут физически испытать эту концепцию, манипулируя аппаратом, на который эта сила была приложена (например,г., колесо велосипеда, вращающееся на оси, которую держит ученик). В исследовании, в котором изучались преимущества использования такой практической демонстрации, студенты, которые активно участвовали в выполнении задания, продемонстрировали лучшее понимание концепции по сравнению со студентами, которые изучили ту же концепцию, просто наблюдая за демонстрацией (Kontra et al., 2015). Кроме того, данные фМРТ от одних и тех же участников продемонстрировали сильные различия в активации между группой практического обучения и группой наблюдения.Области премоторной, моторной, сенсорной и теменной коры были более активными, когда активная группа отвечала на вопросы об угловом моменте. Более того, авторы выполнили анализ посредничества, чтобы продемонстрировать, что активация в первичной моторной коре объясняла разницу в производительности между группами в тесте на понимание концепции (Kontra et al., 2015). Согласно воплощенным теориям, основанным на изучении Хебба и прогнозирующем кодировании, эти результаты являются следствием мультимодальных (кинестетических, визуальных, проприоцептивных, аффективных и т. Д.)) ассоциации, интегрированные в концептуальное представление высокого уровня во время обучения. Другими словами, студенты в практической группе могут получить богатое сенсомоторное представление, что, в свою очередь, облегчает их понимание абстрактной концепции углового момента, о чем свидетельствуют нейронные и поведенческие данные.

В ряде исследований (например, Brooks, Ouh-Young, Battert, & Kilpatrich, 1990; Han & Black, 2011) наблюдались аналогичные результаты. Хан и Блэк использовали виртуальные учебные среды, позволяющие ученикам начальной школы развивать визуальные, слуховые и тактильные представления механических принципов.Авторы пришли к выводу, что добавление тактильного измерения улучшило успеваемость учащихся. Хотя эти данные согласуются с идеей об отсутствии контекстных функций в абстрактных представлениях, они предполагают важную роль практического опыта. Возможно, как предлагают радикальные воплощенные теории (например, Wilson & Golonka, 2013), моторное воздействие на мир дает знания, недоступные иным образом. Еще одна правдоподобная гипотеза - это расширение теории рециклинга нейронов Дехэна и Коэна (2007).Такие процессы, как арифметика и запись, кооптируют механизмы обработки информации в областях коры головного мозга, эволюционно оптимизированных для моторных и пространственных функций, таких как двусторонняя IPS и левый внебиржевой, используя преимущества таких способностей, как численное количественное дифференцирование (например, три банана больше чем один банан) у обезьян, крыс и других видов животных. Таким образом, понятие числовой величины понимается с использованием механизмов визуальной / тактильной системы, которая эволюционировала для обработки величины в физическом смысле (например,g., оценивая расстояние до объекта, который намеревается захватить). Точно так же осязательные переживания могут позволить людям представлять концепции в моторной коре головного мозга, как описано выше.

В дополнение к практическим занятиям, традиционные учебные материалы (например, схематические изображения и изображения символов) эффективны, поскольку их легко обобщить, и поэтому они должны быть включены в учебную программу STEM (Файф, Макнил, Сон и Голдстоун, 2014). Учебная программа, которая начинается с обучения концепциям посредством практических конкретных действий, а затем переходит к более абстрактным материалам, может лучше всего подходить для преподавания сложной научной и математической информации.Файф и его коллеги предлагают учебную программу, которая знакомит студентов с концепциями, сначала используя практические методы, а затем постепенно переходя к абстрактным материалам, традиционно связанным с математикой и естественными науками, например уравнениям и иллюстративным моделям. Другими словами, при первоначальном изучении концепции полезно ограничить знания сенсомоторными референтами, прежде чем помещать их в контекст, не связанный с личным опытом. В такой структуре обучения запутанные абстрактные идеи сначала связаны со знакомыми, конкретными объектами, что помогает вспомнить, когда неоднозначных абстрактных символов недостаточно - в конечном итоге, однако, полезно разделить такие концепции до их фундаментального ядра.Однако, как свидетельствуют предыдущие исследования (например, Barsalou & Weimer-Hastings, 2005; Binder et al., 2005), абстрактные концепции могут в конечном итоге стать латерализованными и обобщенными, предоставляя учащимся нейронную основу и позволяя традиционным методам обучения быть более эффективными. легко понять. Поэтому важно, чтобы учащиеся научились применять такие концепции независимо от контекста, в котором они были изначально изучены, что позволяет им легко обобщать по дисциплинам (например, от геометрии к физике).Такой вид строительных лесов может снизить вариативность эффективности лабораторных мероприятий, что часто можно отнести к запутанным, подавляющим или скучным лабораторным процедурам, имеющим нечеткие или неоднозначные связи с концепциями, которые они призваны передать (Киршнер, Свеллер, И Кларк, 2006; Принц, 2004).

Существуют противоречивые сообщения о преимуществах тактильного опыта для результатов обучения, поскольку некоторые исследования (например, Reiner, 1999) предполагают, что само физическое ощущение улучшает обучение, в то время как другие (например, Reiner, 1999).г., Клар, Триона и Уильямс, 2007; Триона и Клар, 2003; Olympiou & Zachariah, 2012) оспаривают это понятие, демонстрируя, что действия, выполняемые в виртуальной учебной среде, дают аналогичные преимущества. В этом ключе Клар и его коллеги (Klahr et al., 2007; Triona & Klahr, 2003) и Olympiou & Zachariah (2012) утверждают, что степень, в которой учащиеся активно вовлечены в процесс обучения, а не физическая активность как таковая, определяет результат обучения. Соответственно, они утверждают, что виртуальное обучение может принести студентам такую ​​же пользу, как и физическое лабораторное обучение, когда дело доходит до концептуального понимания.Другими словами, виртуальная деятельность может улучшить понимание учащимися концептуальных знаний в такой же степени, как и физическая активность - вместо этого релевантной переменной является то, могут ли учащиеся активно манипулировать материалами (виртуальными или физическими) в процессе обучения. Однако в этих примерах виртуальные лаборатории используют компоненты, которые сильно напоминают знакомые физические материалы (например, стеклянные стаканы и цифровые термометры, используемые для изучения изменений температуры различных материалов). Другими словами, эти виртуальные лаборатории могут быть в некоторой степени основаны на физическом опыте.Поэтому остается неизвестным, в какой степени успехи в обучении в виртуальной задаче зависят от нейронных репрезентаций знакомых физических представлений, которые не наблюдались бы в лабораториях, использующих незнакомые материалы. Точно так же целевые концепции в этих исследованиях (например, теплопередача и механические свойства пружин) не вызывали явных явлений, которые были бы неожиданными или противоречащими интуиции. Остается неизвестным, будет ли обучение в таких ситуациях облегчено или затруднено, если вы будете испытывать только виртуальное моделирование, а не практическую лабораторию.

Предложения по использованию нейровизуализации для изучения обучения STEM. 2001; Kontra et al., 2015; Mason & Just, 2016) в дополнение к поведенческим показателям. Описанные выше исследования, раскрывающие нейронную основу представления абстрактных концепций в физике (Kontra et al., 2015; Mason & Just, 2016), предоставляют нейронные маркеры для концептуального обучения, которые можно использовать в дополнение к более традиционным тестам с бумагой и карандашом. обучения.Что еще неизвестно, так это то, добавит ли объединение нейронных данных с традиционными тестами уникальной объяснительной силы в предсказании, какие студенты сохранят свое концептуальное понимание и смогут использовать его соответствующим образом в более позднее время, скажем, через 6 месяцев или год. Например, в будущих исследованиях может использоваться парадигма активного обучения, такая как та, которую использовали Kontra et al. (2015) за обучение концепции углового момента и последующее выполнение как модульного теста из учебника, так и компьютеризированного задания, которое включает концептуальное понимание, в то время как студенты проходят фМРТ для записи активности мозга.Затем студенты могут вернуться в лабораторию через некоторое время (например, через 6 месяцев) для еще одного теста с карандашом и бумагой по той же теме или даже для поведенческого теста на сохранение и передачу знаний; например, демонстрация концептуальных знаний, при которой учащийся прогнозирует результат лабораторного эксперимента. Ключевой вопрос будет заключаться в том, можно ли лучше всего спрогнозировать результативность последующего теста с помощью исходного теста с карандашом и бумагой, или данных фМРТ, или обоих вместе взятых.Такая демонстрация не только подтвердит, что мы успешно идентифицировали чувствительные нейронные маркеры концептуального обучения, но и откроет дверь для использования фМРТ в сочетании с традиционными методами при тестировании эффективности нового учебного подхода или лабораторной процедуры.

Еще одна проблема в обучении студентов определять абстрактные концепции из наблюдаемых научных данных заключается в том, что по определению абстрактные концепции не всегда связаны с неизменными наблюдаемыми физическими характеристиками в разных контекстах.Следовательно, мы должны продолжить исследование влияния контекста на абстрактное концептуальное представление. Один из способов сделать это - напрямую сравнить нейронную активность с неоднозначными описаниями концепций объекта, когда предоставлены разные контексты. Например, вызов контекста с помощью инструкций, указывающих на объекты, соответствующие данному описанию - например, функциональный блок, расположенный на конце опорной руки - может привести к аналогичным нейронным паттернам при идентификации функционально несходных объектов, напримерг., молоток и уличный фонарь. Такие сравнения, проводимые по категориям, включая функциональное, визуальное и тактильное сходство, могут послужить основой для текущих дебатов между теоретиками амодальных и сенсомоторных. Таким образом, если молот и световой столб представлены в коре головного мозга одинаково, в то время как люди сосредотачиваются на визуальных характеристиках объектов, но по-разному, в то время как они фокусируются на функциональных характеристиках, будет ясно, что контекстные сигналы влияют на концептуальные знания. Соответственно, мы ожидаем увидеть различные паттерны активации, когда эти принципы применяются к абстрактным, а не к конкретным концепциям (Borghi & Cimatti, 2009; Granito et al., 2015). Например, если попросить участника определить вероятную температуру воздуха, наблюдатель направит свой взгляд на сцену в целом в поисках ключевых показателей, которые можно измерить с помощью отслеживания взгляда; И наоборот, оценка структурной целостности инженерного устройства (например, фермы) может привести к тому, что человек сосредоточит свой взгляд на конкретных особенностях самого объекта (например, соединительных приспособлениях). Кроме того, можно сделать вывод, какие объекты в сцене важны для понимания данной концепции и в какой момент внимание направлено на данный объект или сцену в целом, например, с помощью анализа многовоксельных паттернов (MVPA), в дополнение к отслеживанию взгляда и коррелировали с показателями поведенческих характеристик испытуемых.Этот тип анализа может также изучить потенциальный облегчающий эффект нисходящих инструкций (например, поисковых сигналов), предоставляемых на различных этапах процесса обучения. Исследования мультимедийного обучения выявили несколько передовых методов снижения когнитивной нагрузки, а также подводные камни, которых следует избегать, которые приводят к когнитивной перегрузке (Mayer & Moreno, 2003). Добавление нейронных маркеров внимания и концептуального понимания поможет в дальнейшем определить, когда студент посещает соответствующие детали урока.Затем эту информацию можно использовать для соответствующего изменения инструкции, корректируя факторы, например, когда и как вводить новые факты и визуальные детали в мультимедийный урок. Таким образом, у нас будет возможность разработать новые методы обучения концепциям STEM, используя наше понимание нейронной основы концептуального понимания.

Наконец, будущая работа также должна быть направлена ​​на понимание важности для концептуального изучения индивидуальных различий в конкретных когнитивных способностях (например,ж., вербальная и зрительная рабочая память; способность к пространственной визуализации), предварительные знания (например, предыдущие занятия в той же предметной области) и привычки мышления (например, визуальный или словесный когнитивный стиль). Каждый из этих факторов может играть важную роль в определении того, какие учащиеся с большой вероятностью примут эффективный подход к обучению в контексте конкретного урока или кому может потребоваться дополнительная поддержка для полного понимания нового материала. Как отмечалось выше, когнитивная перегрузка может возникнуть, когда объем рабочей памяти превышен в данной модальности (Mayer & Moreno, 2003), например, когда текст и изображения появляются на экране одновременно.Порог информационной перегрузки, ухудшающей выполнение задачи, зависит от емкости рабочей памяти человека (Unsworth & Engle, 2007), и эта емкость также известна как несколько разделенная между вербальной и зрительно-пространственной областями (Shah & Miyake, 1996). Таким образом, этот тип различий в когнитивных способностях может привести к вариативности, при которой учащиеся будут наиболее эффективно учиться на конкретном уроке. Более того, нейронные индексы потребности в рабочей памяти (например, Barber, Caffo, Pekar, & Mostofsky, 2013) могут дополнительно уточнить нашу способность обнаруживать когнитивную перегрузку, возникающую во время выполнения конкретной задачи или учебного урока, что позволяет провести тщательный анализ вклад этого фактора индивидуального различия в успешное обучение.

Аналогичным образом, индивидуальные различия в областях когнитивных способностей хорошо известны (Carroll & Maxwell, 1979; Cattell, 1963; Horn & Cattell, 1966) и коррелируют с успеваемостью в академических областях (Deary, Strand, Smith, & Fernandes, 2007; Шах и Мияке, 1996; Вай, Любински и Бенбоу, 2005, 2009). Особый интерес для текущей дискуссии вызывает то, что пространственные способности позволяют прогнозировать производительность в областях STEM (Wai et al., 2005, 2009). Удивительно, но мало исследований изучали, есть ли преимущества в дифференциации результатов или стратегий обучения, основанных на измерениях визуальных, вербальных и пространственных способностей , что является интригующей областью внимания для будущей работы.Вместо рассмотрения этих когнитивных способностей, специфичных для предметной области, большое внимание было уделено таким идеям, как теория множественного интеллекта Гарднера (Gardner, 1993) и связанной с ней идее визуального и вербального стилей обучения, в которых самоописанные «визуальные обучающиеся» предпочли бы учиться по картинкам, а не по словам, а «словесные ученики» предпочли бы слова картинкам. Однако на сегодняшний день не существует доказательств, подтверждающих эти теории предпочтений с точки зрения улучшения результатов обучения на основе индивидуального обучения таким образом (Pashler, McDaniel, Rohrer, & Bjork, 2008; Visser, Ashton, & Vernon, 2006).С другой стороны, кажется, что есть некоторая поддержка самоотчетов для измерения когнитивного стиля - согласованности в том, как человек обрабатывает информацию в разных контекстах (например, Кожевников, Хегарти и Майер, 2002; Мессик, 1984), что коррелирует с вербальная, пространственная и предметная (зрительная, но непространственная) области (обзор см. Кожевников, 2007). Эти параметры когнитивного стиля коррелируют с некоторыми показателями способностей (Блаженкова и Кожевников, 2009; Кожевников, Косслин, Шепард, 2005), а также с выбором карьеры; например, инженерные специальности, вероятно, будут более высоко оценивать пространственное измерение визуального стиля, тогда как художники, скорее всего, будут высоко оценивать измерение визуального стиля объекта.Однако неясно, в какой степени когнитивные стили пересекаются с когнитивными способностями или представляют ли они последовательные, но гибкие подходы к выполнению задачи или стратегии, которые могут повлиять на выполнение задачи, но в некоторой степени податливы или поддаются изменениям в инструкциях.

В этом ключе работа в нашей лаборатории продемонстрировала различные нейронные сигнатуры для привычек мышления, соответствующих представлению информации в вербальной и визуальной модальности (Hsu, Kraemer, Oliver, Schlichting, & Thompson-Schill, 2011; Kraemer, Hamilton, Messing, DeSantis, & Thompson-Schill, 2014a, Kraemer, Rosenberg, & Thompson-Schill, 2009).Было показано, что эти склонности к стратегиям выполнения задач (то есть вербальным и визуальным когнитивным стилям) соответствуют тому, какие типы информации участники кодируют, когда во время выполнения задачи представлена ​​только визуальная информация (Kraemer et al., 2016). Эти индивидуальные различия в когнитивном стиле также коррелируют с тем, какой тип информации успешно закодирован и запоминается (Kraemer et al., 2016), эффективностью выполнения задачи поиска визуальных признаков (Hsu et al., 2011) и принятыми решениями участниками неоднозначных ситуаций (Amit & Greene, 2012).Важно отметить, что два из этих исследований показали, что эти подходы к задачам в некоторой степени гибки с учетом изменений в инструкциях к задачам (Kraemer et al., 2016) и контексте задачи (Hsu et al., 2011), что указывает на то, что эти индивидуальные различия представляют собой податливые факторы, которые могут потенциально могут быть использованы для улучшения когнитивной обработки в заданном контексте. На данный момент необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, влияют ли эти различия на обучение STEM и как именно.

Учебное пособие: Concrete vs.Абстрактное мышление

Учебное пособие: Конкретное против абстрактного мышления

ЧТО ТАКОЕ БЕТОННОЕ И АБСТРАКТНОЕ МЫШЛЕНИЕ?

Абстрактное мышление - это уровень мышления о вещах, который отделен от фактов «здесь и сейчас» и от конкретных примеров вещей или концепций, о которых думают. Абстрактные мыслители способны размышлять о событиях и идеях, а также об атрибутах и ​​отношениях отдельно от объектов, которые имеют эти атрибуты или разделяют эти отношения.Так, например, конкретный мыслитель может думать об этой конкретной собаке; более абстрактный мыслитель может думать о собаках в целом. Конкретный мыслитель может подумать об этой собаке на этом коврике ; более абстрактный мыслитель может думать о пространственных отношениях, , как «на». Конкретный мыслитель может увидеть, что этот шар большой; более абстрактный мыслитель может думать о размере в целом. Конкретный мыслитель может насчитать три печенья; более абстрактный мыслитель может думать о числах .Конкретный мыслитель может признать, что Джон любит Бетти; более абстрактный мыслитель может отражать эмоций, , например, привязанность.

Другой пример конкретного мышления у маленьких детей - двух-трехлетний ребенок, который думает, что пока он не выходит из спальни, ему не пора ложиться спать. В этом случае абстрактное понятие времени (время отхода ко сну) понимается в терминах более конкретной концепции места (спальни). Абстрактная идея перед сном означает конкретную идею пребывания в моей спальне.

Другой пример, применимый к детям двух или трех лет, следующий. Одна из любимых книг доктора Сьюза - «Зеленые яйца и ветчина», которая заканчивается тем, что рассказчик меняет свое мнение с отказа от зеленых яиц и ветчины при любых обстоятельствах на то, чтобы попробовать их и фактически полюбить их. На уровне понимания конкретный история о том, как упрямый человек меняет свое мнение. На более абстрактном уровне понимания речь идет о том, что люди в целом способны изменять свои мысли и желания, даже если они убеждены, что они не могут или не хотят этого делать.Этот более абстрактный уровень понимания может быть оценен двух- и трехлетними детьми только в том случае, если более высокий уровень смысла проистекает из обсуждения книги с более зрелым взрослым. В более старшем возрасте и на более высоких уровнях мышления тот же процесс более зрелых мыслителей, способствующий более высоким уровням абстракции у менее зрелых мыслителей, характеризует процесс обучения абстрактному мышлению. Например, так великие философы, такие как Сократ и Платон, учили своих учеников мыслить абстрактно.

Пример конкретного мышления в сравнении с абстрактным в подростковом возрасте следующий. Конкретно мыслящий подросток может понять, что хорошая стратегия в футболе - это максимальное использование самых талантливых игроков команды. Подросток с абстрактным мышлением может понять, что эта стратегия в футболе аналогична использованию своих когнитивных способностей при подготовке к экзамену. В целом абстрактные мыслители способны воспринимать аналогии и отношения, которые другие могут не видеть, и тем самым понимать более высокие уровни абстракции.

Термин абстракция также применяется к использованию языка. Говорят, что абстрактный язык включает термины, которые относятся к сущностям, отличным от физических объектов и событий, например, «справедливость» и «свобода», в отличие от терминов, относящихся к реальным физическим вещам, таким как «стул» и «автомобиль». Абстрактный язык также включает косвенное использование языка, такое как метафоры и фигуры речи. Например, конкретный мыслитель истолковал бы «Людям, живущим в стеклянных домах, не следует бросать камни», буквально относясь к бьющимся стеклам.Абстрактный мыслитель, напротив, поймет, что образ речи означает, что люди, у которых есть собственные недостатки, не должны критиковать других. Однако следует быть осторожным, чтобы не отождествлять метафору с абстрактным. Метафоры, которые были хорошо поняты до травмы (например, «Иди в поход»), могут быть такими же конкретными и легкими для понимания, как и их буквальные эквиваленты («Пожалуйста, уходи»). Иногда метафоры становятся настолько распространенными и легкими для понимания, что мы забываем, что они метафоры, например: «Он - бочка смеха.”

Термины «конкретный» и «абстрактный» также используются для обозначения практической или непрактичной идеи. В этом смысле конкретные идеи - это идеи, имеющие отношение к действию (например, рецепт конкретен, потому что в нем указано, как приготовить обед; дифференциальное уравнение является абстрактным, потому что оно не привязано к действию таким образом). Эта связь с действием предлагает учителям и родителям способ сделать абстрактные идеи более конкретными (и, следовательно, более понятными), продемонстрировав их отношение к действию.Например, химия может быть связана с кулинарией или медициной; математику можно связать со строительством. Эти связи с практической деятельностью помогают конкретным мыслителям понимать и ценить абстрактные концепции.

Абстракция - это относительное понятие , связанное с возрастом ребенка. Для двухлетнего ребенка «послезавтра» - понятие в высшей степени абстрактное. Для студента колледжа послезавтра относительно конкретен, в отличие от очень абстрактных идей, таких как принцип неопределенности Гейзенберга.И, конечно же, между этими двумя крайностями существует множество степеней абстракции. Важным компонентом интеллектуального развития является этот процесс постепенного перехода от чрезвычайно конкретного мышления к все более абстрактному мышлению в постоянно увеличивающемся диапазоне областей содержания.

До некоторой степени конкретное и абстрактное специфично для предметной области Например, для математика такие понятия, как показатель степени и уравнение, являются второй натурой и относительно конкретны по своему значению.Однако тот же математик может счесть такие понятия, как ценность, используемые в политической экономии, довольно абстрактными. Обратное может быть верным для политэконома. Знакомство с содержанием в данной предметной области или области специальности в некоторой степени диктует, что будет считаться конкретным (и, следовательно, легким для понимания), а что - абстрактным (и, следовательно, трудным для понимания).

Способность мыслить конкретно и абстрактно также связана со способностью переносить полученные знания из одного контекста в другой.Например, студентка, которая мыслит достаточно абстрактно, может изучить организацию эссе на уроке английского языка, а затем перенести это обучение на свое письмо на уроке социальных исследований. Напротив, конкретного мыслителя, возможно, нужно специально обучать в обоих классах.


ПОЧЕМУ БЕТОННОЕ И АБСТРАКТНОЕ МЫШЛЕНИЕ ВАЖНЫ ДЛЯ МНОГИХ УЧАЩИХСЯ ПОСЛЕ ЧМТ?

Часто говорят, что люди с ЧМТ испытывают трудности с абстрактным уровнем мышления.Источником этой трудности обычно называют травму лобной доли. У студентов с черепно-мозговой травмой нарушение абстрактного мышления часто связано со снижением предвидения, суждений, проницательности, рассуждений, творческих способностей, решения проблем и умственной гибкости.

Действительно, одна популярная теория функции лобных долей утверждает, что многие симптомы, связанные с повреждением лобных долей, можно сгруппировать под общим заголовком «связанные со стимулом». В дополнение к трудностям, перечисленным в последнем абзаце, эти люди, как правило, импульсивны (в своих действиях руководствуются тем, что наиболее заметно здесь и сейчас) и отвлекаются (уделяют внимание событиям здесь и сейчас, хотя и не имеют отношения к делу).Им сложно выполнять многоэтапные упражнения, и в целом им трудно поддерживать целенаправленную деятельность. В рамках этой теории трудности на уровне абстрактного мышления имеют ту же первопричину, что и импульсивное поведение, и трудности с изменением поведения в результате опыта.

Есть и другие теории, объясняющие трудности с абстрактным мышлением после ЧМТ. Однако большинство исследователей согласны с тем, что эти трудности являются обычным явлением и требуют внимания при реабилитации и специальном обучении.Трудности, связанные с травмой головного мозга, конечно, следует отличать от нормальных явлений развития. В разделе 1 выше акцент был сделан на постепенном развитии в детстве и подростковом возрасте от очень конкретного к все более абстрактному мышлению. Конкретное мышление ребенка с черепно-мозговой травмой может быть нормальным с точки зрения развития, а не результатом травмы.


КАКИЕ ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИЛИ ПОДГОТОВКИ ВАЖНЫ ДЛЯ СТУДЕНТОВ, ТРУДНО СООТВЕТСТВУЮЩИМ АБСТРАКТНОМУ МЫШЛЕНИЮ?

Нет простых решений проблемы конкретного мышления.В самом деле, многие умные и успешные взрослые, вероятно, были бы классифицированы как конкретные мыслители во многих сферах деятельности. Несмотря на их интеллект и многие способности, вероятность того, что из них можно выучить физиков-теоретиков или философов, невелика. Опираясь на эти наблюдения здравого смысла, сотрудники и родители должны войти в мир развития навыков абстрактного мышления учащихся со скромными ожиданиями. (См. Учебные пособия по когнитивной реабилитации, вниманию, проблемам с памятью и памятью, организации, решению проблем, передаче обучения, разговору и познанию.)

Понимание проблемы
Как всегда, первая задача учителей и родителей - правильно понять проблему. Конкретное мышление, связанное с черепно-мозговой травмой, можно легко ошибочно принять за умственную отсталость или общую проблему с обучением. Учащиеся с проблемами абстрактного мышления могут быть достаточно эффективными учениками и обработчиками информации в избранных областях.

Выявив трудности с абстрактным мышлением, родители и преподаватели должны ознакомиться с компенсациями, которые они могут применить, и процедурами для постепенного улучшения способности ученика мыслить абстрактно.

Экологические компенсации и стратегии
Компетентные и чуткие партнеры по общению: Зная, что учащийся является конкретным мыслителем, партнеры по общению, включая учителей и родителей, должны соответствующим образом изменить свой язык. Им следует либо избегать использования языка, находящегося на слишком высоком уровне абстракции, либо связывать абстрактный язык с его конкретным эквивалентом. Например, побуждая ученика усердно учиться, родитель может сказать: «Вы должны приложить максимум усилий - учиться усердно.«Сделайте лучший снимок» - метафора, возможно, слишком абстрактная; «Усердно учиться» - буквальный или конкретный эквивалент.

Использование конкретных значений для поддержки понимания абстрактных понятий: При обучении сложению и вычитанию первоклассники обычно полагаются на свои пальцы или другие физические объекты для представления абстрактных чисел. Концептуальный переход детей в мир абстрактных чисел поддерживается представлением этих чисел в физических вещах, которые можно видеть, удерживать и перемещать.Точно так же конкретно мыслящие старшеклассники могут понять абстрактное социальное устройство, такое как кастовая система в Индии, сравнивая его с социальными группировками, с которыми они знакомы в своей школе. Обсуждение сходств и различий между тем, что является незнакомым и далеким (т. Е. Абстрактным) и тем, что является знакомым и близким к дому (т. Е. Конкретным), является ценным способом помочь учащимся усвоить абстрактное понятие.

Содействие развитию абстрактного мышления
Не существует известных «упражнений» в абстрактном мышлении, которые бы превратили конкретного мыслителя в абстрактного мыслителя в различных областях содержания.Иногда для развития более абстрактного мышления предлагается практика с «головоломками» или математическими и логическими задачами. Однако нет никаких доказательств того, что практика такого рода усиливает абстрактное мышление обобщаемым образом. То есть, человек может повысить производительность с помощью головоломок, математических задач и логических задач без переноса в другие области мышления. Этот отказ переноса связан с темой «специфичности предметной области», введенной ранее: человек может быть разумным гибкий и абстрактный мыслитель в одной области (напр.ж., спорт) и оставаться конкретным мыслителем в другой области (например, в литературе). Следовательно, попытки способствовать все более абстрактному мышлению следует предпринимать во всех соответствующих академических областях (например, математике, литературе, естественных науках, социальных исследованиях), не ожидая, что улучшения в одной области приведут к улучшениям в другой. Если возможно, следует использовать аналогичные формулировки и аналогии (например, родителями и учителями) в разных областях, чтобы не перегружать учащихся слишком большим объемом информации или слишком большим количеством сравнений.Школам не следует ожидать, что упражнения по абстрактному мышлению в контексте терапии (например, логопед, использующий упражнения из рабочей тетради по абстрактному мышлению) перенесутся в другие академические или социальные области.

Альтернативой «упражнениям» (например, головоломкам) является рассмотрение того, как великие мыслители прошлого успешно учили своих учеников мыслить более глубоко и абстрактно и как родители маленьких детей способствуют развитию мыслительных процессов своих детей.В последнем случае имеется немало свидетельств того, что родители, которые думают со своими детьми вслух способами, предложенными в следующем списке, способствуют когнитивному развитию их ребенка. То есть родители, которые думают вслух вместе со своими детьми таким образом, имеют детей, которые, при прочих равных, развивают организованное, глубокое и абстрактное мышление быстрее, чем сопоставимые дети, которые не проводят время со взрослыми, которые думают вместе с ними вслух. этими способами. Учителя могут играть такую ​​же роль вслух со студентами.Фактически, взрослые берут детей в качестве «учеников в мышлении», поскольку они думают вслух вместе с детьми. Поскольку взрослые думают вслух вместе с детьми, они должны постоянно стремиться получить обратную связь от ученика, чтобы гарантировать, что «вслух думают» взрослые, что они понимают и, возможно, даже запускают мыслительные процессы ученика.

  • Думайте вслух вместе с учеником: Великие учителя мышления, такие как Сократ, проводят большую часть своего времени, обдумывая проблемы со своими учениками, постепенно выводя их на все более высокие уровни понимания и абстракции.Точно так же известно, что родители, которые думают вслух организованно и убедительно вместе со своими маленькими детьми, способствуют систематическому развитию у ребенка более высокого уровня мышления, более организованного мышления и лучшего решения проблем. При обсуждении дома и в классе это вслух размышление над важными темами может быть организовано вокруг следующих мыслительных процессов:
    • ищет объяснений (например, почему и как вопросы)
    • ищет аналогий , чтобы сделать предмет более понятным (например,g., «Давайте подумаем, как бы это могло быть в вашей жизни; какие еще примеры этого? »)
    • ищет альтернативных перспектив (например, «Есть ли другие способы подумать об этом? Как другие люди могут подумать об этом?»)
    • способов организовать тему и установить связи (например, «Я думаю, здесь есть три отдельных вопроса, которые мы должны рассмотреть по порядку»; «Давайте попробуем подумать, с чем это может быть связано»)
    • способов оценить (e.г., «Как мы можем решить, хорошо это или нет?»)
    • способов сделать выводы (например, «Если это правда, то что еще должно быть правдой?»)
  • Обдумайте вслух с учеником вопросы, которые являются интересными и важными: Вопросы, над которыми можно совместно подумать, включают темы из учебной программы и школьных учебников ученика, а также вопросы, имеющие личную важность. Есть несколько вопросов, которые не поддаются рассмотрению на несколько более высоком или более абстрактном уровне.Эти сеансы мыслей вслух могут быть живыми и приятными беседами за ужином.
  • Выделите процесс мышления: В связи с абстрактным мышлением в обсуждениях с подростками следует выделить слова конкретный и абстрактный (например, «Вот как история может быть интерпретирована конкретным образом ... я дам вам более абстрактное понимание. »). Точно так же взрослые должны не только исследовать объяснения, но и подробно описывать этот объяснительный мыслительный процесс как способ получения объяснений; они должны не только исследовать аналогии, но и явно описывать этот аналогичный мыслительный процесс как способ увидеть связи; они должны не только устанавливать организованные связи, но и явно описывать этот организационный мыслительный процесс как способ стать более организованным в мышлении.Говоря о мыслительных процессах и давая им имя, вы облегчаете понимание этих мыслительных процессов, как их использовать и когда их использовать.
  • Используйте разъясняющие и мотивирующие аналогии : Так же, как счет пальцев делает абстрактные числа и арифметические операции более конкретными для шестилетних детей, так и значимые аналогии делают абстрактный материал более конкретным для старших школьников. Например, объясняя три ветви власти конкретному мыслящему ученику старшей школы, учитель может сказать: «Когда ваши родители создают для вас правила, они действуют как законодательная ветвь власти.Когда они обеспечивают соблюдение этих правил, они действуют как исполнительная власть. Когда они пытаются разрешить конфликты между вами и вашей сестрой, они действуют как судебная власть ». Такое использование аналогий соединяет незнакомое со знакомым, тем самым делая абстрактное и незнакомое более конкретным и понятным.
  • При необходимости используйте внешние опоры: В логике диаграммы Венна (перекрывающиеся круги) используются для «конкретного» представления логических отношений между предложениями.Точно так же временная диаграмма может использоваться для представления отношений между событиями во времени. Модели солнечной системы используются для представления отношений между солнцем, планетами и лунами. Когда продукт, который нужно собрать, открывается, обычно есть последовательность изображений, показывающих, как именно собрать этот предмет. Каждое из этих двух- или трехмерных представлений организации того, что представлено, можно рассматривать как «карту» - конкретное представление более абстрактных отношений.Карта ведет человека через незнакомую территорию, и если вы не знаете ее, вам понадобится карта!
  • Постепенно удаляйте опоры: Подобно тому, как учителя начальных классов стараются постепенно избавиться от зависимости учащихся от пальцев и других предметов, поскольку они решают простые задачи сложения и вычитания, так и учителя на всех уровнях - и родители - должны постепенно устранять конкретные опоры, которые они используют для развития у ребенка навыков абстрактного мышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *