Кризис

Во время смены кризисных моментов личности происходит: Основные возрастные (кризисные) этапы развития ребенка — Только эффективные знания в удобной для вас форме. Практика и никакой воды.

Содержание

Блог психолога: мужские кризисы и как их пережить

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Getty Images

Обычно считают, что женщины как психологически более хрупкие часто страдают от всевозможных кризисов. Оказывается - наоборот.

Женщины, наделенные более гибкой, а следовательно способной быстрее приспосабливаться к новым обстоятельствам психикой, легче справляются с необычным и непредсказуемым.

Кризис длиною в жизнь

Многие мои коллеги считают, что по большому счету женщины проходят только через два переломных периода.

Это кризис тридцатилетия - переход от юности к ранней зрелости и пятидесятилетия - вхождение в позднюю зрелость.

И оба больших поиска новой идентичности у женщин связаны с принятием себя более взрослыми, чем раньше.

Мужчины же, едва выйдя из подросткового возраста, сталкиваются с кризисами каждые десять лет.

В двадцать - с кризисом выбора, в тридцать - кризисом мотиваций, в сорок - достижений, в пятьдесят - разногласия между ожиданием и результатом, в шестьдесят - признания, в семьдесят - подведения итогов и передачи опыта, в восемьдесят - нужности.

К счастью, кризис - не болезнь. Поэтому, если вы мама или жена, не обязаны относиться к вашему юному или не очень мужчине как к больному.

Не пытайтесь давать советы - вы же не знаете на самом деле, как поступить лучше. Не бросайтесь подставлять плечо, отгораживать мужа от ежедневных забот, которые по сравнению с душевными муками любимого кажутся ничтожными.

Мужчины не рассчитывают, что вы замените им родную мать, верного друга, психоаналитика. Оставайтесь женой.

Все, что нас не убивает, закаляет

Автор фото, Getty Images

Чужой опыт в таких случаях обычно не помогает. Кризисные периоды потому так и называются, что во время них люди ищут собственные ответы на вопросы, которые раньше у них не возникало потребности ставить.

Предполагается, что справившись, мужчина становится сильнее. Когда вы будете решать за сына или любимого, куда ему поступать, где работать, с кем дружить, а с кем порвать отношения, вы, конечно, облегчите в какой-то степени его работу. Однако слишком старательно помогая, лишите и радости победителя.

А еще - он подсознательно будет чувствовать себя вашим должником и должен будет быть вам благодарным. А это, согласитесь, обременительно. Обычно именно из-за бремени благодарности, необходимости постоянного признания чьей-то исключительной роли в нашей жизни мы часто избегаем общения с нашими благодетелями. Хотя и отдаем им должное. Уважаем издалека.

Плечо, жилетка, а проще говоря - костыли - не слишком свойственные женщинам амплуа.

Во-первых, эта тактика ласкового прибирания к рукам под видом неусыпной заботы лишает отношения свежего воздуха и столь необходимого витамина доверия друг к другу.

Во-вторых, активно советуя мужчине, как ему выйти из тупика или навязывая свое мнение относительно смысла жизни, вы уменьшаете его шансы найти собственный вариант решения проблемы.

Быть полезными часто хотят неуверенные в себе женщины, которые считают, что любовь надо зарабатывать и бороться за нее. Они привыкли думать, что их самих по себе любить не за что, поэтому стараются держать под контролем все сферы жизни, в том числе и мужа или сына.

Кризис среднего возраста или юная любовница?

Принимая во внимание, что обратная сторона комплекса неполноценности - излишне раздутое эго, часто такие женщины-страдалицы любые изменения в поведении любимого принимают на свой счет.

Распространенная ситуация. Он и она живут вместе пятнадцать лет, имеют двух хороших детей, не ссорятся. Но в последнее время муж начал вечерами уединяться у компьютера, замкнулся в себе.

Автор фото, Getty Images

Жена делает вывод, что он ее уже не любит и - классическое - "у него кто-то есть".

Хотя, как оказалось, он как раз переживал кризис сорока лет. Когда вроде бы все хорошо, всего хватает, но ничего по-настоящему не радует.

Следовательно, ему нужно было время, чтобы переосмыслить что-то, разобраться со своими чувствами наедине.

И лучшее в это время - не устраивать истерик, не требовать заверений в любви, а оставить его в покое.

Но только в шаге от развода женщина осознает, что мужчина - не ее собственность, он - впрочем, как и другие члены семьи, - имеет право на свою отдельную жизнь.

Главная помощь - оставить в покое

Что касается детей, то пытаясь делать за них выбор, мы маскируем таким образом наш страх отпустить их во взрослую жизнь. И передаем страх перед жизнью им.

Главное в таких ситуациях - не переходите личностные границы.

Помогайте только тогда, когда вас просят. Не берите на себя ответственность за судьбу взрослых людей, лишая их таким образом права самим принимать важные решения. Переключайтесь на собственные интересы и заботу о себе.

Если же вы - тот самый мужчина в период очередного возрастного кризиса, не драматизируйте излишне свое положение.

Не впадайте в крайности, считая, что либо вам все должны, либо это вы заставляете всех страдать.

Помните: если даже вы ничего не сделаете, кризис пройдет сам по себе. И то, что вы его переживете, уже можно считать победой.

Как возрастные кризисы сказываются на учёбе школьника

Что такое возрастной кризис

Психика человека постепенно меняется. В одни периоды развитие плавное, а в другие — резкое.

Возрастной кризис — это период, в который сложившееся ранее устойчивое функционирование личности нарушается и начинается новый этап.

Кризис наступает, когда накапливаются изменения (так называемые возрастные новообразования), позволяющие перейти на следующую ступень.

Кризисные периоды обычно длятся несколько месяцев, но при неблагоприятном стечении обстоятельств могут растянуться на несколько лет.

По мнению советского психолога Даниила Эльконина, кризисы не являются неизбежными спутниками психического развития детей. «Неизбежны не кризисы, а переломы, качественные сдвиги в развитии. Наоборот, кризис — это свидетельство не совершившегося своевременно и в нужном направлении перелома».

Давайте поговорим о том, как помочь ребёнку перестроиться в нужный момент и нивелировать возрастные коллапсы.

Кризис 7 лет

В семь тело человека начинает меняться. Подросший малыш это замечает и порой не может поверить, что когда-то был абсолютно беспомощен.

Ранее любимые игрушки выбрасываются, появляется интерес ко всему новому. Рождается ревность к уединённым разговорам родителей и подозрение, что самая важная информация от маленьких скрывается.

Семилетний ребёнок теряет непосредственность.

Зато замечает свои чувства, учится самоконтролю и старается правильно выражать мысли. Со стороны, это выглядит как кривляние. С другой, не стоит иронизировать над ребёнком, стремящегося копировать взрослых.

В повседневность семилетки входит учебная деятельность, где важную роль играет педагог. Это новый значимый взрослый в жизни ребёнка. Отношения между младшим школьником и преподавателем должны строиться на взаимном уважении.   

В семь лет дети по-прежнему много времени уделяют игре. Но игры приобретают иной смысл, в них развивается сотрудничество, а чуть позже появляются социальные мотивы.  

Советы родителям

Семилетний ребёнок ещё только учится подчинять свои желания правилам, и это самое время, чтобы развивать в нём дисциплину и трудолюбие.

Позвольте ему делать что-то самостоятельно, давайте важные поручения. Например, семилетке вполне можно доверить пожарить яичницу или погладить рубашку, разумеется, объяснив технику безопасности. Можно отправлять ребёнка в магазин: сначала с определённой суммой и за одним товаром, а когда освоит азы математики — со списком покупок.

Постепенно ребёнок научится выстраивать план действий и размышлять над ними. У него сформируется иерархия мотивов и появится самооценка.

Что касается учёбы, процесс должен строится так, чтобы у ребёнка был внутренний мотив к освоению предмета. Сформировать познавательную мотивацию проще всего в игре. Чем оригинальнее подача материала, тем выше интерес.

Подавите в себе голос родителя-перфекциониста. Первоклассник должен делать уроки сам, даже если получается неидеально. Это поможет ему перейти на новую ведущую деятельность, а вам сбережёт нервы в будущем.

Кризис 13 лет

В подростковом возрасте происходит выход на новый уровень мышления. Балом правит логика! Авторитетных заявлений уже недостаточно, любое мнение требует доказательств, которые сравниваются с собственными ощущениями.

У ребёнка появляется интерес к философским вопросам (добро — зло, жизнь — смерть), становится более понятной абстракция. Подросток ощущает потребность в признании социума, важную роль играет общение со сверстниками. Он стремится найти своё место в коллективе и обзаводится собственными моральными принципами.

Негативные проявления подросткового кризиса: стремление к одиночеству, недовольство, агрессия. Инструкция по общению с подростками в переходный период →

Советы родителям

Помните о двух моментах.

  • В этом возрасте условием для мотивации познавательной деятельности является возможность проявлять умственную самостоятельность и инициативность. Не запрещайте подростку устраивать научные эксперименты, интересуйтесь его исследованиями и обязательно хвалите даже за мелкие успехи.
  • Подростку необходим опыт реальной общественно полезной деятельности и признание другими людьми. Отправляйте его в образовательные лагеря, записывайте в кружки и секции.

Кризис 17 лет

Процесс перехода во взрослую жизнь сопряжён со множеством препятствий. Ещё проявляются подростковые волнения, и уже начинается сопряженное с будущей профессией.

Кризис юношеского возраста появляется, когда молодые люди стремятся занять более самостоятельную позицию в жизни, но такой возможности пока не имеют.   

Зачастую это период противоречий: чрезмерная активность может привести к изнурению, безумная весёлость — к унынию, страсть к общению — к замкнутости, а уверенность в себе переходит в застенчивость.  

Большую часть времени юноши и девушки занимаются учебно-профессиональной деятельностью. У них растёт стремление проявить себя, применить свои возможности.

Советы родителям

Примите тот факт, что ваш малыш уже совсем не малыш. Человек вступает во взрослую жизнь. Дайте ему возможность самоопределения, как профессионального, так и личностного.

Молодых людей мотивирует то, что приносит им пользу. Бессмысленно заставлять семнадцатилетнего человека учить то, что идёт вразрез с его планами на жизнь. Важна предельная индивидуализация образовательного маршрута.

Родители должны быть для старшеклассников соратниками. Уважайте линию поведения и выбор своего взрослого ребёнка. Так вы сможете выстроить доверительные отношения.

<<Форма с консультацией>>

Феномен белорусской государственности. Что ждет систему Лукашенко - Московский Центр Карнеги

скачать PDF

Александр Лукашенко за 23 года своего президентства смог построить один из самых консолидированных и адаптивных авторитарных режимов на постсоветском пространстве, а возможно — и в мире. На чем держится белорусская политическая модель, насколько она устойчива к потенциальному внешнему давлению, каковы риски ее расшатывания и перспективы эволюции?

Основные выводы и прогнозы
  • Авторитаризм Александра Лукашенко держится на глубокой советскости общественного сознания, слабости институтов молодой демократии, огосударствленной экономике и удачно найденном формате взаимоотношений с Россией. Белорусский президент осознает это и старается по мере возможности не дать расшататься ни одному из этих столпов.

  • За 23 года в Белоруссии выстроена многоуровневая система управления рисками стабильности системы. Выверенный подбор чиновников, образ несменяемого президента, недопущение появления альтернативных центров силы, кланов и олигархата помогают избежать раскола номенклатуры. Риск протестов нивелируется с помощью механизма демотивации потенциальных протестующих, срыва намеченных и подавления организованных массовых акций.

  • Белорусская оппозиция раздроблена и слаба. Последние десятилетия она существует в режиме выживания и по объективным и субъективным причинам деградирует как политическая альтернатива власти. Для серьезной борьбы нет ни человеческих, ни материальных ресурсов, нет и поддержки в обществе. Власть допускает существование оппозиции: с одной стороны, она нужна для ее собственной легитимации, а с другой — для выхода пара недовольства.

  • В последние годы белорусская власть заметно расширила понятие государственной идентичности, которое она транслирует. Кроме патернализма, советскости и культивирования стабильности в идеологии режима теперь есть акцент на независимость, сбалансированную и многовекторную внешнюю политику, нейтрально-миротворческую роль в регионе. Были сделаны первые шаги по развитию национальной идентичности, так называемой мягкой белорусизации.

  • Белорусское общество остается в своем большинстве пророссийским при стабильном проевропейском меньшинстве в 25–35 %. Однако поддержка евразийской интеграции и действий Москвы на международной арене не означает, что белорусы готовы жертвовать суверенитетом и разделять с россиянами издержки внешней политики Кремля. Во внутренней политике у Лукашенко и его противников есть по 20–30 % преданного электората. Остальная часть общества меняет предпочтения в зависимости от экономической ситуации.

  • Внешняя политика Минска за последние 10 лет стала более прагматичной. Это связано и с необходимостью балансировать в условиях постоянных конфликтов Москвы с соседями и Западом, и с сокращением российской поддержки. Энтузиазм по поводу евразийской интеграции сошел на нет, но есть понимание, что сегодня ей нет альтернативы. Отношения с ЕС из предмета торга для выбивания уступок из Москвы превращаются в самостоятельный и значимый вектор внешней политики.

  • Белорусские элиты по-прежнему монолитны и сплочены вокруг лидера. Однако в последние годы выделилась группа более прогрессивных чиновников высшего эшелона, в основном в экономических ведомствах. Они стараются убедить Лукашенко пойти хотя бы на рыночные реформы. До ослабления режима они будут лояльны президенту, но уже сегодня начинают просматриваться контуры будущего раскола элит.
  • Белорусской системе хватит запаса прочности, чтобы Лукашенко успел состариться на своем посту. Но повторение и углубление экономических кризисов, вместе со сменой поколений в элитах, будут подталкивать его к реформам. Старение Лукашенко, экономическая турбулентность и появление в стране автономного от власти крупного бизнеса, скорее всего, нарушат монолитность номенклатуры, что положит начало трансформации режима.

  • В Белоруссии нет ни внутренних, ни внешних предпосылок для повторения украинского сценария. Ничтожно мала вероятность и революционной смены власти, и резкого изменения внешнеполитической ориентации. Но даже если допустить возможность такого развития событий, оно вряд ли приведет к военной агрессии со стороны Москвы. Для того чтобы удержать Белоруссию в российской орбите, Кремлю выгоднее использовать экономические методы воздействия: как более эффективные, менее затратные и менее рискованные.   

Введение

Белорусский президент Александр Лукашенко и его режим — success story в мире автократов. Врожденное политическое чутье помогло ему не только оказаться в нужном месте в нужный момент, но и выстроить — не имея для этого особых природных или стратегических ресурсов — комфортный для себя формат отношений с собственным народом и внешними силами.

Лукашенко за 23 года смог создать один из самых консолидированных и адаптивных авторитарных режимов на постсоветском пространстве, а возможно — и в мире. Попытаемся проанализировать феномен белорусской государственности, ее слабые и сильные места. Попробуем разобраться, на чем держится белорусская политическая модель, насколько она устойчива к потенциальному внешнему давлению, каковы риски ее расшатывания и перспективы эволюции.

Российско-украинский конфликт изменил взгляд западных СМИ на Восточную Европу. Если раньше страны этого региона рассматривались блоком как «идущие по европейскому пути реформ — застывшие в авторитаризме», то теперь добавился новый популярный ракурс — «следующие жертвы Кремля». Не стала исключением и Белоруссия, отношения с которой у России в последние годы осложнились по многим направлениям.

Белоруссия — самая русифицированная республика бывшего СССР, военный союзник России, привязанный к ней полдюжиной интеграционных объединений и почти полной ресурсной зависимостью. 90 % белорусов регулярно или иногда смотрят новости по российскому ТВ1. В глазах Запада Белоруссия выглядит уязвимой перед лицом российской экспансии. В общении с западными журналистами уже почти невозможно избежать вопроса о том, когда и как произойдет силовая инкорпорация Белоруссии в Российскую Федерацию. Этот вопрос также требует ответа.

Консолидация режима

Приход к власти в Белоруссии в 1994 году политика такого психологического типа и таких идеологических взглядов, как Александр Лукашенко, был не случаен. Первые постсоветские годы вялых рыночных реформ, низкий уровень жизни, растущая коррупция и преступность, слабая национальная идентичность и отсутствие демократических традиций, ностальгия большинства населения по стабильным годам СССР, доминирование в обществе пророссийских настроений, усталость от бывшей партийной номенклатуры, которая продолжала управлять уже независимой республикой, — все это сформировало запрос на молодого и энергичного популиста, который смог бы навести порядок сильной рукой, восстановить связи с Россией и пересажать всех жуликов во власти.

Харизма первого президента Белоруссии, стиль и легитимность его правления были и во многом остаются народными. Институты формальной демократии Лукашенко тяготили. Президент почти сразу вступил в конфликт с парламентом и конституционным судом. На установление и консолидацию режима личной власти у Лукашенко ушло два года.

Конституционный референдум 1996 года и сопутствовавшие ему политические решения поставили под контроль Александра Лукашенко исполнительную и судебную власть, Центральную избирательную комиссию (ЦИК), местные исполкомы, профсоюзы, силовые и правоохранительные структуры, все телеканалы и крупнейшие газеты страны. Парламент утратил полномочия и лишился оппозиции. Указы президента оказались выше законов.

Государство в короткие сроки укрепило свое господствующее положение в экономике и свернуло начатую ранее приватизацию. Влиятельные силовые и контрольные инстанции, обилие госрегулирования, зависимые суды и легкость, с которой можно было национализировать любую собственность, обеспечили власти политическую лояльность бизнеса.

В 2004 году, после нового конституционного референдума, Александр Лукашенко получил доступ к пожизненному президентству. В Белоруссии выстроена по-своему эффективная вертикаль власти, в которой президент принимает все ключевые кадровые и экономические решения, вплоть до снятия и назначения глав городов и районов, судей низших судов и директоров крупных заводов. Ротация элит не обеспечивается правящей партией, поскольку такой партии в Белоруссии вообще нет. Для продвижения на высшие руководящие посты кандидатам нужны персональная лояльность, общность взглядов с президентом и управленческий опыт, подходящий в глазах Лукашенко для той или иной должности.

Консолидация режима сопровождалась маргинализацией оппозиции и постепенным сужением поля деятельности гражданского общества и негосударственных СМИ. Так было до 2008 года, потом «гайки» периодически ослаблялись, когда это было нужно для геополитического маневрирования и сближения с Западом. Но менялось при этом только поведение власти. Законы и институты авторитаризма оставались нетронутыми или ужесточались, давая государству возможность в любой момент оперативно вернуться к нужной степени репрессивности.

Экономическая модель, построенная Лукашенко, а вернее — сохраненная им со времен СССР, — это обилие госрегулирования, государственные монополии и высокий уровень перераспределения доходов. Убыточные госпредприятия поддерживаются через систему прямых дотаций, льготных кредитов и перекрестного субсидирования — тарифы на электричество, например, для них могут быть в разы ниже, чем для частного бизнеса. До недавнего времени государство производило около 60 % ВВП страны и давало работу примерно такой же доле занятого населения. С кризисом 2015–2016 годов эта доля снизилась, по данным МВФ2, до 50 %.

Тот же кризис повлиял и на некоторые элементы социального государства: был повышен пенсионный возраст, допущена умеренная безработица — но система по-прежнему нацелена на сглаживание разрыва между богатыми и бедными. По индексу Джини, который фиксирует социальное расслоение, Белоруссия традиционно выглядит лучше большинства стран региона3.

Одним из столпов белорусского авторитаризма стали особые отношения Минска с Москвой. Умело играя на российских имперских амбициях, нежелании Москвы терять союзника и рисковать политической стабильностью в Белоруссии, важной с точки зрения поставок углеводородов в Европу, Лукашенко смог добиться от Москвы пусть и не бесперебойной, но в целом устойчивой в долгосрочном измерении экономической и политической поддержки.

Управление рисками

Лукашенко не ограничился установлением институционального контроля над страной. Отчасти сознательно, отчасти следуя своим политическим инстинктам, белорусский президент создал своеобразную систему самозащиты авторитаризма — множество механизмов для оперативного купирования потенциальных рисков стабильности системы. Таких базовых рисков у режима Лукашенко три: массовые протесты, раскол или заговор элит и внешнее давление. Рассмотрим каждый подробно.

Начнем с того, что значительная часть белорусов априори исключена из сферы политической активности из-за того, что в экономике доминирует госсектор. Благодаря широко используемой контрактной системе, когда наниматель не обязан продлевать трудовой контракт по истечении его, обычно годового, срока, у власти есть серьезный рычаг влияния на большую часть занятого населения. Аналогично студенты, потенциальный актив недовольной части общества, боятся быть исключенными из вузов, большинство из которых также являются государственными.

Власть стремится минимизировать протесты. Для проведения любого массового мероприятия в Белоруссии надо получать разрешение местных властей. «Меню» причин для отказа у них настолько большое, что подходящий повод может быть найден буквально для любого случая.

Собрать тысячи людей на несанкционированный протест сложно не только потому, что его политические перспективы туманны — нет ресурса на физическую борьбу с силовой машиной государства, но и потому, что потенциальные участники акций четко понимают, какие их ждут последствия: всегда был и остается риск получить административный арест и быть задержанным с применением силы. Власть сознательно не отступала от этого правила до оттепели августа 2015-го — февраля 2017 года, когда за участие в неразрешенных акциях только штрафовали. После того как полтора года либерализации режима стали давать свои плоды и страх выйти на акции против декрета «о тунеядстве» в регионах начал сходить на нет, силовикам дали команду возобновить привычную практику.

В преддверии возможных массовых акций силовики прибегают к превентивным задержаниям: лидеров и активистов оппозиции не допускают к месту проведения акции под разными предлогами — проверка документов, которая затягивается на несколько часов, пробивание по базе номеров автомобиля, который якобы может находиться в угоне, или простое административное задержание с последующим обвинением в мелком хулиганстве (например, «нецензурно ругался на улице», а свидетели — милиционеры).

Белорусская власть гибка, она умеет работать с общественным недовольством не только методами кнута, но и пряника. Пряник, конечно, не используют в случае оппозиционных протестов вроде акций против фальсификации на выборах — тут с недовольными обходятся просто как с врагами системы. Если, однако, власти, и лично Александр Лукашенко, чувствуют, что за протестом стоит широко распространившееся недовольство, они могут пойти на частичные уступки основной массе протестующих. При этом лидеров протеста все равно наказывают, как бы отсекая их от большинства недовольных и посылая этому большинству сигнал, что есть рамки, за которые выходить не стоит.

В 2011 году автомобилисты, возмущенные резким повышением цен на бензин, заблокировали центральный проспект Минска, сымитировав поломки машин. Несколько человек задержали и оштрафовали. Но в тот же день президент лично снизил цены на топливо4. К новой цене все равно пришли, но повышали ее постепенно, не давая недовольным нового повода для самоорганизации — не будешь же протестовать из-за роста цен на 1 %, пусть и каждые пару недель.

Полгода спустя работники добывающего предприятия «Гранит» массово вышли из официального профсоюза и подали заявления на вступление в независимый, одновременно протестуя против задержек зарплат. Лидера этого возмущения и руководителя нового профсоюза уволили, остальным выплатили зарплату, подняв ее в полтора раза5.

Схема работает и в масштабе всей страны — последние протесты «нетунеядцев» весной 2017 года подавили достаточно жестко, с сотнями задержаний и арестов. Но в то же время Лукашенко уступил, приостановив на год действие скандального декрета и пообещав исключить из него наиболее одиозные положения6.

При этом пропагандистские усилия власти направлены на дискредитацию протеста как такового и эксплуатацию исторически присущего белорусам страха перед социальными потрясениями. Гимн страны начинается со слов «Мы, белорусы, мирные люди». Этот же образ культивируется и машиной государственных СМИ, которая использует примеры зарубежных насильственных революций и последовавших за ними войн и хаоса.

Серьезный риск для любого авторитарного, а особенно персоналистского, режима исходит от элит — это может быть недовольство, заговор, переворот или раскол. Две «прививки», которые Лукашенко делает для профилактики такого развития событий, — это кадровая политика и культивация идеи безальтернативности власти.

Белорусский президент, как правило, не назначает на важные посты, особенно на должность главы правительства, харизматичных, амбициозных, слишком инициативных и публично активных людей. Сами чиновники, уже занимающие высокие должности, знают об этом и стараются не выделяться, не быть публичными, не раздавать много интервью, прятать свои семьи от журналистов.

Цель такой кадровой политики в том, чтобы ни у самих элит, ни у общества не возникло ощущения, что кто-то стабильно занимает место № 2 в вертикали власти. В Белоруссии нет и не должно появиться явного преемника или фаворита в глазах элит.

Из трех сыновей Александра Лукашенко младший, Николай, пока не подходит на роль преемника из-за совсем юного возраста. Средний, Дмитрий, далек от политики. Больше всего преемнических черт у старшего сына, Виктора. Он — помощник президента по национальной безопасности, по сути — «смотрящий» за силовыми структурами. Он курирует работу одной из них, Оперативно-аналитического центра (ОАЦ), и входит в состав совета безопасности страны.

Но даже этого недостаточно для консолидации вокруг Виктора Лукашенко серьезной части номенклатуры. Белоруссия не Средняя Азия, здесь нет монархических традиций наследования трона. Принадлежность к семье Лукашенко не добавляет легитимности ни в глазах народа, ни в глазах элит. Во всех публичных выступлениях на эту тему президент подчеркивает, что его дети не хотят для себя судьбы отца, да и он сам не видит их в роли своих преемников. Сегодня эта позиция выглядит искренней.

В Белоруссии действует несколько силовых структур: МВД, КГБ, Совет безопасности, Следственный комитет, прокуратура, ОАЦ и Минобороны. Они взаимно уравновешивают друг друга, а порой и конкурируют между собой. Особняком стоит служба безопасности президента, полномочия которой едва ли вообще чем-то ограничены.

Чтобы не допустить формирования кланов среди силовиков или того, что сотрудники какого-либо из ведомств проявят большую лояльность своему начальнику, чем президенту, Лукашенко регулярно проводит перетасовки кадров. Если Лукашенко подозревает, что тот или иной силовик уже не так ему предан, как раньше, он немедленно переводит его на должность, лишенную силовых полномочий, или отправляет на пенсию.

Чтобы у чиновников не возникало иллюзий, что существуют неприкасаемые, Лукашенко держит их в тонусе, регулярно заводя уголовные дела, обычно связанные с коррупцией. Редкие случаи перехода видных чиновников в оппозицию, которые происходили еще 10–15 лет назад, стабильно заканчивались уголовным преследованием — чтобы остальным неповадно было. Предать доверие президента в этой системе — главный грех.

Наконец, существуют внешние риски. Высокая степень зависимости белорусской экономики от РФ, широкий охват населения Белоруссии российскими СМИ и военная интеграция двух стран свидетельствуют о том, что у Москвы есть определенный ресурс влияния на белорусскую внутреннюю политику.

Учитывая это, Лукашенко с первых лет своего правления позиционирует себя в глазах Кремля настолько безальтернативным гарантом белорусско-российской дружбы, что каждый из трех сменявших друг друга президентов РФ, размышляя в моменты споров, кормить или не кормить Минск, в итоге всегда выбирал первый вариант. С точки зрения российского руководства, издержки в этом случае всегда оказываются меньше, чем расходы на то, чтобы удержать Белоруссию в своей орбите, если в ней после сокращения российской поддержки произойдут внутренние потрясения и неконтролируемо сменится власть.

Для того же, чтобы у России вдруг не возникло идеи самой сменить власть в Белоруссии, в стране есть только проевропейская оппозиция и не допускается появления пророссийской. Любые попытки создать такие структуры пресекаются спецслужбами. Нельзя, чтобы у Москвы возник план «Б», — монополия на пророссийский вектор в белорусской политике должна оставаться у Лукашенко. Чиновники, в отношении которых есть подозрения в чересчур тесных связях с Москвой, не будут допущены на важные посты, если о важных постах вообще можно говорить в белорусских условиях.

Маргинализация альтернативы

Несмотря на раскрученный бренд «последней диктатуры Европы», в Белоруссии легально функционирует несколько оппозиционных партий и десятки критично настроенных по отношению к власти неправительственных организаций (НПО). Власть позволяет им существовать из-за того, что они выполняют следующие три функции: легитимируют действующую политическую систему, дают обществу канал для выхода недовольства и позволяют держать актив недовольных на виду, не выталкивая их в подполье.

В белорусской оппозиции представлен весь классический спектр европейской политики: от националистов и христианских демократов до либералов-рыночников, зеленых и социал-демократов. Есть даже левая партия «Справедливый мир», собранная из бывших коммунистов, не захотевших поддержать Лукашенко 20 лет назад. И хотя по закону эти партии должны насчитывать не менее 1000 членов, сегодня у них остались в лучшем случае сотни, у некоторых — лишь десятки активистов. Остальные числятся в списках формально.

Кроме партий есть политические кампании и движения, которые обычно создаются под конкретного кандидата перед президентскими выборами. Их идеология более размыта: «за все хорошее, против всего плохого». Некоторые из них живут в политике столько, сколько их лидер, некоторые переживают его.

Все эти структуры оппозиционны Александру Лукашенко по четырем линиям идеологического раскола: демократия/авторитаризм, сближение с ЕС/интеграция с Россией, культивирование белорусской идентичности/отказ от него, рыночная экономика/командная система. Каждая партия выбирает свой акцент. Из схемы немного выбивается партия «Справедливый мир», которая считает курс президента недостаточно социально ориентированным и не настаивает на сближении с ЕС. Но эта партия менее заметна и активна, чем проевропейские силы.

Суммарный рейтинг поддержки формальных оппозиционных структур даже в периоды падения рейтинга власти не превышал 20 %7. Основная причина — разочарование даже недовольной части белорусского общества в способности оппозиции объединиться и представить консолидированную программу развития страны на случай, если власть вдруг попадет к ним в руки. Постоянные внутренние споры и расколы в стане противников власти только поддерживают этот негативный образ.

В 2001 году, на вторых президентских выборах, против Лукашенко был выставлен хоть и не харизматичный, но единый оппозиционный кандидат — профсоюзный лидер Владимир Гончарик. В 2006-м демократических кандидатов было уже два — «единый» Александр Милинкевич и Александр Козулин, поддержанный теми, кого не устроил Милинкевич. В 2010-м альтернативных Лукашенко кандидатов было девять. Власть с удовольствием зарегистрировала их всех, несмотря на большие сомнения, что хотя бы трое из них собрали необходимые для выдвижения 100 тысяч подписей. В 2015-м демократический кандидат был один — Татьяна Короткевич, но за недостаточную резкость по отношению к власти ее подвергла остракизму абсолютно вся остальная оппозиция.

Причин такой разобщенности две. Во-первых, серьезный кадровый голод и нехватка новых лиц в белорусской оппозиции. Многие лидеры возглавляют свои партии столько же, сколько Лукашенко правит страной. Они держатся за свои места — быть в оппозиции к власти стало хоть и рискованной, но профессией. Никаких механизмов самоочищения руководства оппозиционных структур не существует: так же, как власть теряет обратную связь с обществом в отсутствие конкурентных выборов, ее теряет и оппозиция. Все провалы списываются на действия режима.

Во-вторых, у оппозиции нет стимула объединяться, потому что даже широкая коалиция не привела бы к успеху на выборах, где голоса считают отобранные властью люди, не давая наблюдателям контролировать процесс. Из-за многих лет безуспешной борьбы и отсутствия надежды на победу в обозримой перспективе оппозиционные политики просто не видят смысла жертвовать своими лидерскими позициями в небольших структурах ради роли второй скрипки в коалиции с непонятными целями.

Но и у такой слабой оппозиции есть важный институциональный потенциал. Любому, даже изначально аполитичному протесту, который возникал и будет возникать в белорусском обществе, нужно политическое представительство и координация. Единственные, у кого есть хоть какой-то организационный опыт, кто может хотя бы банально принести на митинг мегафоны, — это представители оппозиционных партий. Например, за неимением других выразителей народного недовольства оппозиция смогла быстро возглавить недавние социальные протесты против декрета «о тунеядство» по всей Белоруссии.

Негосударственные СМИ, акции протеста и выборы, когда власть обязана давать минимальный доступ к эфиру всем кандидатам, остаются единственными каналами коммуникации оппозиции с народом. Этого мало для того, чтобы переломить апатию и развеять недоверие массового избирателя.

Белорусы в большинстве своем не относятся к власти как к чему-то, что может измениться от их усилий, а скорее воспринимают ее как погодное явление. Когда на улице тепло, люди рады, когда дождь — недовольны. Они могут даже в сердцах выругаться, если ливень льет несколько дней подряд. Но объединяться в антидождевую партию или выходить на улицу протестовать против снегопада большинство не считает осмысленной тратой времени и сил.

Метаморфозы белорусской идеологии

Как и у любого политика, у Лукашенко, когда он шел к власти, было свое видение Белоруссии, своя версия белорусской идентичности. Многое он почерпнул из жизненного опыта — детства в советской деревне, управления колхозом и политической борьбы с тогдашней столичной номенклатурой.

Основа идеологии Лукашенко — сохранение и развитие лучших в его понимании аспектов советского прошлого. Белоруссию многие называли самой советской республикой СССР, это был своеобразный индустриальный хаб Советского Союза. На Всесоюзном референдуме в марте 1991 года 83 % белорусов проголосовали за сохранение СССР8. Проект строительства национального государства, предложенный националистами и демократами в начале 1990-х годов, был чужд не только Лукашенко, но, надо признать, и большей части белорусского общества.

Почва была благодатной не только для прихода к власти Лукашенко с его взглядами, но и для первых шагов по ресоветизации Белоруссии. Уже через год после вступления в должность первый белорусский президент провел референдум и вернул стране чуть видоизмененную советскую символику, придал русскому языку статус государственного и провозгласил курс на интеграцию с Россией.

Спустя несколько лет в страну вернулись субботники, культ победы в Великой Отечественной войне, аналог комсомола — БРСМ, празднование 7 ноября, заместители по идеологии на крупных предприятиях и курсы этой самой «идеологии белорусского государства» в вузах.

Однако внятно сформулировать идеологию не получилось. На лекциях студентам читали новейшую историю страны и обзор мировых идеологий. Сам Лукашенко признал провал этой затеи в 2010-х, а в конце 2016 года идеологическую вертикаль стали сокращать, начав с идеолога № 1 — замглавы администрации президента.

Со временем изменились и аспекты идеологии, связанные с идентичностью страны. По мере того как народ и элиты привыкали к жизни в отдельном государстве, ссор с Россией становилось все больше и затухал энтузиазм по поводу постсоветской интеграции, смещались акценты и в официальном дискурсе.

Все чаще и все искреннее власть стала говорить о суверенитете как о высшей ценности. В 2015 году словосочетание «независимая Беларусь» впервые появилось в главном предвыборном лозунге Лукашенко. Интеграция с Россией перестала быть путеводной звездой и преподносилась теперь как экономическая неизбежность. По пути интеграции власть обещает идти только до тех пор, пока это не угрожает суверенитету Белоруссии. Сам Лукашенко сформулировал это так: мы с Россией живем в одном доме, но в отдельных квартирах9.

Международный штрих к этому образу должно было добавить представление о Белоруссии как об эдакой восточноевропейской Швейцарии, нейтральной площадке для разрешения региональных конфликтов, в первую очередь — украинского. Отсюда нежелание занимать какую-либо сторону в ссорах России с внешним миром, будь то с Вашингтоном, с Киевом или с Анкарой. Минск старается таким образом нивелировать тот факт, что находится с Россией в Союзном государстве и одном военном блоке — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Имидж проводника мира в регионе идейно подпитывает и внутренний нарратив о том, что для Белоруссии главное — стабильность. Эта простая риторическая уловка свойственна многим авторитарным режимам: мол, мы не права человека ущемляем и оппозицию ограничиваем, а бережем покой граждан и стабильность в стране. Но в Белоруссии стабильность стала политическим мемом. Безусловных сторонников власти, которых в СССР грубо назвали бы «совками», в Белоруссии зовут «застабилами».

Идеологическое оформление внутренней политики понемногу эволюционирует. После начала российско-украинского конфликта власть стала вводить отдельные элементы национально ориентированной повестки. В стране началась мягкая белорусизация — очень постепенное расширение сферы использования белорусского языка, популяризации досоветской истории Белоруссии и национальной символики.

Сам Лукашенко впервые выступил на белорусском языке, в школах увеличили количество часов его изучения. Власть с меньшей агрессивностью стала относиться к национальным символам (бело-красно-белый флаг и герб «Погоня»), в стране началась мода на вышиванки, орнамент с них перекочевал на форму футбольной сборной. Этот процесс неустойчив, власть не проявляет здесь особого энтузиазма, но больше и не препятствует ему.

Скорее наоборот: силовики на время перестали фокусироваться только на прозападной «пятой колонне». Нескольких людей оштрафовали за оскорбление белорусского языка в соцсетях. Три автора российского агентства «Регнум», выступавшие с резкой критикой белорусизации и суверенитета Белоруссии как такового, были арестованы за разжигание национальной розни.

При этом от советского идейного наследия власть не отказывается. Никуда не делась ностальгия президента по собственной молодости. Поэтому он ежегодно выходит на субботник со строителями и поздравляет страну с годовщиной Октябрьской революции, толкуя ее как предпосылку создания БССР — предтечи сегодняшней независимости. Участие в советских ритуалах — это не проявление идейного энтузиазма, а что-то вроде дани уважения политическим традициям.

Отчасти нежеланием прощаться с советским прошлым объясняется и психологическая неготовность Лукашенко и части элиты идти на приватизацию крупных, но неэффективных промышленных гигантов — МАЗа, БелАЗа, Минского тракторного завода и т. д. Президент называет эти предприятия белорусскими брендами. Хотя на деле многие из них уже давно символизируют хроническую убыточность и работают на склад.

Несмотря на то что власть сконцентрирована в руках Лукашенко уже 23 года, в стране нет культа личности в привычном советском или современном среднеазиатском понимании. Нет улиц имени Лукашенко, его бюстов или памятников, портретов на деньгах или билбордах, даже во время выборов. Персонализм белорусского авторитаризма проявляется в мелочах — в статье УК за оскорбление президента, в традиционном обращении «уважаемый Александр Григорьевич» от чиновников и в наличии комнаты-музея Лукашенко в могилевском вузе, где он учился.

Если образ Лукашенко и культивируется пропагандой, то не как квазибожества в традициях восточных деспотий, а как наиболее опытного и надежного руководителя, который вывел страну из хаоса 90-х. Это функциональный, а не персональный культ. Отчасти и поэтому сценарий передачи власти сыновьям президента в Белоруссии менее вероятен, чем может показаться стороннему наблюдателю.

Единый и расколотый народ

Общественное мнение в Белоруссии исследовано плохо. Проведение опросов на политические темы жестко регламентировано и по факту монополизировано государством. Результаты исследований околоправительственных структур либо не публикуются, либо выглядят как продукт пропаганды, дублирующий данные ЦИК на выборах. Лишь один негосударственный центр, НИСЭПИ (партнер «Левада-центра»), проводил ежеквартальные опросы по общественно-политическим темам с 1992 года до недавнего времени10.

Белорусское общество географически гомогенно. Доминирование православия на востоке и в центральной части страны и больший процент католиков на западе Белоруссии не влияют на основные социологические показатели. Запад и восток страны в целом одинаково смотрят на Россию, Европу, Лукашенко и оппозицию, необходимость реформ и т. д.

Вначале об общих цифрах11. Отвечая на жестко поставленный вопрос «или-или», то есть выбирая между объединением с Россией и вступлением в ЕС, от 40 до 50 % белорусов, в зависимости от года исследования, выбирают Россию. От 25 до 35 % — Евросоюз. Эти цифры объясняются не только пропагандой или исторической близостью русского и белорусского народов, но и довольно прагматичным пониманием, что белорусская экономика зависит от российской, а внятного альтернативного предложения от Брюсселя нет.

Лишь после белорусско-российской информационной войны 2009–2010 годов и совпавшего с ней по времени потепления отношений с Западом проевропейские настроения были либо наравне с пророссийскими (в районе 40–45 %), либо даже в отдельные месяцы вырывались вперед. Этот период был коротким, но он показал, что геополитическая ориентация белорусов зависит от информационного вектора. Конфликт на Украине и сопровождавшая его пропаганда вернули пророссийским настроениям двукратный перевес, но к середине 2016 года графики снова стали сближаться.

Если, однако, ставить вопрос по-другому и дать респондентам выбор между (1) статус-кво и присоединением к РФ либо (2) статус-кво и вступлением в ЕС, в обоих случаях сохранение сегодняшнего суверенитета выигрывает с одинаковым почти двукратным перевесом — 50 % против 25–30 %, при оставшихся 20–25 % отказавшихся голосовать на этом воображаемом референдуме. А значит, на реальном референдуме «фракция суверенитета» набрала бы больше 65 %. Белорусы привыкли к независимости и стали ценить ее.

Об этом свидетельствуют и опросы на тему возвращения в СССР. В 1990-х ностальгировавшие по Большой стране были в большинстве, но с 1999 года кривая противников возвращения пошла вверх. Сегодня их около 60 % — при 25–30 % сторонников отката в прошлое.

При этом устойчивыми остаются симпатии белорусов к евразийской интеграции — ее поддерживают около 60–65 %12. Евразийский экономический союз (ЕАЭС) не воспринимается как угроза независимости страны благодаря официальному дискурсу, согласно которому объединение с Россией не может перейти из экономического в политическое.

На эти общественные настроения идеально легла новая внешнеполитическая установка Минска — нейтралитет и невмешательство в конфликты, в которых участвуют соседи Белоруссии, в первую очередь Россия.

При 55–65 % сторонников российской позиции в украинском конфликте («Крым наш», «в Киеве произошел госпереворот», «на Украине идет гражданская война»), три четверти белорусов не одобряют участие сограждан в боях с любой стороны и выступают против предоставления белорусской территории российским властям, если те захотят ввести войска на Украину с севера13.

65 % не согласны присоединяться к продовольственным санкциям Москвы против Запада. В конце 2015-го — первой половине 2016 года, во время конфликта России и Турции из-за сбитого бомбардировщика, лишь каждый шестой белорус выступал за полную поддержку Белоруссией российских санкций против Турции. Больше 50 %, несмотря на популярность российского телевидения, сказали, что Минску вообще не надо вмешиваться в этот спор14. Похожие результаты были по вопросу размещения в Белоруссии российской авиабазы: 43 % — против, 22 % — за, остальным безразлично.

Российская пропаганда успешно сработала в вопросе формирования симпатий к РФ, но не смогла мобилизовать белорусов на защиту российских интересов. Причина именно в том, что за годы независимости белорусы научились отделять их от своих. Они говорят: братья-россияне, мы морально с вами, но не собираемся с кем-то ссориться или нести издержки из-за ваших конфликтов.

По вопросам внутренней политики общественное мнение достаточно конъюнктурно. У Александра Лукашенко и демократической оппозиции есть примерно одинаковое ядро сторонников — по 20–25 %, которые убежденно стоят на своих позициях. Около половины населения социологи назвали «электоральным болотом» — они редко приходят в лагерь оппозиции, но в периоды экономического спада оставляют и Лукашенко.

Кстати, именно публикация данных о том, что электоральный рейтинг президента в очередной раз опустился ниже 30 %, привела к закрытию НИСЭПИ летом 2016 года. С тех пор ВВП Белоруссии только падал и по стране прошла волна экономических протестов, а значит, сегодня за Лукашенко едва ли готовы голосовать больше четверти белорусов.

Поддержка Лукашенко выше среди женщин, им больше импонирует его патриархальный стиль и упор на стабильность. Больше сторонников президента среди менее образованных слоев населения и в сельской местности. Впрочем, везде в мире популистская риторика находит больший отклик в этих группах общества, чем у жителей городов.

По разным опросам, 65–85 % белорусов хотят реформ15. Вопрос в том, что они под этими реформами понимают. И здесь редкие исследования показывают, что около половины этого большинства хочет увеличения доли государства в экономике, а не ее уменьшения, как рекомендуют Белоруссии все внешние кредиторы — от МВФ до его евразийского аналога, ЕФСР.

Эта левизна — продукт многолетнего государственного патернализма. Здесь Лукашенко попал в ловушку своей собственной идеологии. Белорусы привыкли не только к независимому государству, но и к тому, что только власть может о них позаботиться. Вынужденное сворачивание этой привычной заботы приводит к народному недовольству, что, в свою очередь, понижает и так невысокую готовность власти к рыночным реформам.

Кристаллизация прагматизма

Внешняя политика Минска так же, как и белорусское общественное мнение, прошла через процесс эмансипации. Дипломатия Белоруссии конца 1990-х отличается от сегодняшней, как непослушный первоклассник сельской школы от сдержанного выпускника столичного вуза.

Если кому-то кажется, что Лукашенко сегодня эмоционален в отношениях с другими странами, этому наблюдателю стоит вспомнить, как вел себя президент 20 лет назад. Тогда глава Белоруссии вообще не сдерживал себя ни во внутренней политике, ни во внешней. Например, в 1998 году, на фоне напряженности в отношениях с ЕС и США и исключения белорусской делегации из ПАСЕ, западных послов просто выселили из их резиденций под предлогом ремонта канализации. Скандал тогда дошел до отзыва дипломатов из Минска.

В том же году Белоруссия, единственная из всей Европы, вступила в антизападное Движение неприсоединения. Лукашенко лично ездил в Белград поддержать Слободана Милошевича во время натовских бомбежек Сербии, а затем яростно вступался за Саддама Хусейна. В те годы белорусский президент был в авангарде сопротивления мировому империализму.

Все это было возможно, пока у Минска были прикрыты тылы. Но затем к власти в России пришел прагматик Владимир Путин. На него не так, как на Ельцина, действовали мантры Лукашенко про общего врага и славянское братство. В Кремле начали выставлять счета. Нарицательным стало выражение Путина об «отделении мух от котлет» — речь шла как раз о невнятной позиции Белоруссии по готовности интегрироваться с Россией. Ко второй половине 2000-х энергетические споры Минска и Москвы стали почти ежегодными.

Во второй половине 2000-х годов белорусская дипломатия начала взрослеть и экспериментировать из-за возникшей турбулентности в отношениях с РФ. В конце 2006 года начался серьезный газовый кризис, в 2007-м Москва ввела пошлины на поставки нефти в Белоруссию.

В 2008 году Лукашенко впервые повернулся лицом к Западу, Минск приняли в программу «Восточное партнерство» Евросоюза. Причиной для флирта с ЕС стала российско-грузинская война: Москва показала, что танки могут стать аргументом в споре с соседями. Лукашенко освободил политзаключенных, ослабил контроль над СМИ и оппозицией. Евросоюз со своей стороны снял санкции с Белоруссии, в Минск после десятилетнего перерыва начали регулярно приезжать главы европейских государств и министры иностранных дел.

Пиком конфликта с Москвой стал показ по НТВ сериала «Крестный батька». Но накануне своих перевыборов Лукашенко договорился с президентом РФ Дмитрием Медведевым о беспошлинных поставках нефти в обмен на подписи под соглашениями о Таможенном союзе с Москвой и Астаной.

Тыл снова был прикрыт, и когда два года внутренней либерализации дали свои плоды в виде 40-тысячной акции протеста в день президентских выборов, Лукашенко уже не особо задумывался о западном векторе. Разгон демонстрации и уголовное преследование ее лидеров отбросили отношения с Западом назад, но не навсегда.

Первая разрядка в отношениях с ЕС и США возникла как реакция на поведение России и была предметом торга в переговорах с ней. Очевидно, что такая модель априори нестабильна, потому что энтузиазм, с которым Минск стремился к дружбе с Западом, зависел от напряженности отношений с Москвой. Кроме того, и Брюссель, и Минск питали много иллюзий по поводу друг друга: в Европе поверили, что Белоруссия может демократизироваться через сближение с ЕС, а Лукашенко думал, что Запад хотя бы частично компенсирует потери от ссоры с Москвой. Ошиблись все.

В 2015 году началось новое сближение Минска с Западом, на этот раз более осмысленное, неспешное и с реальной повесткой: от упрощения визового режима и диалога по правам человека до прихода европейских банков в Белоруссию и двукратного увеличения техпомощи ЕС. Минск, конечно, хотел бы, чтобы финансовые вопросы обсуждались чаще, а Брюссель не упускает возможности напомнить о правах человека. Но все это уже не мешает интенсивному диалогу.

Триггером второго сближения снова стал конфликт России с соседом, на этот раз — с Украиной. Представление о том, что невыгодно ориентироваться — как экономически, так и политически — только на Москву, укрепилось. Белорусские дипломаты в частных беседах признавались, что сразу после присоединения Крыма с российскими коллегами было просто сложно разговаривать. Они, словно белорусы 15 лет назад, чувствовали себя в осажденной крепости, на острие борьбы с «коллективным западным злом». Только Минску эта борьба уже не нужна. Наоборот, он стремится сформировать полноценный западный вектор внешней политики.

С тех пор Белоруссия дипломатически дистанцируется от России в каждом ее споре с внешним миром.

Присоединение Крыма Минск признает только де-факто, при этом МИД рекомендует белорусским компаниям продолжать печатать карты и атласы с Крымом в составе Украины16. При каждом удобном случае дипломаты подчеркивают, что выступают за целостность Украины, не уточняя, однако, в каких границах, чтобы не злить Москву.

Военную активность и расширение присутствия НАТО в Восточной Европе Минск подчеркнуто называет «военным вызовом, но не угрозой». Когда Турция сбивает российский бомбардировщик, для Москвы это «удар в спину», а Минск призывает обе стороны — «братскую Россию и дружественную Турцию» — к сдержанности и деэскалации17. В России говорят об американском ударе «томагавками» по сирийской авиабазе как об агрессии Вашингтона, а в соответствующем заявлении белорусского Министерства иностранных дел США даже не фигурируют 18.

К интеграции на постсоветском пространстве Минск теперь относится уже не с таким энтузиазмом, как раньше. Изначально Александр Лукашенко предполагал, что в рамках Евразийского союза возникнет новый формат многосторонних переговоров, благодаря которому исчезнет необходимость регулярно договариваться с Россией по чувствительным экономическим вопросам — газу, нефти, доступу белорусских товаров на рынок РФ. Иными словами, этот формат будет гарантировать некий набор преференций.

Но в итоге объединение рынков нефти и газа отодвинули на 2025 год, конфликты по-прежнему приходится решать один на один с Кремлем. Не вышло и с бесперебойным доступом к российскому рынку. Во-первых, он сильно просел из-за кризиса 2015–2016 годов. Во-вторых, белорусских производителей часто выключали из программ импортозамещения, считая их иностранными. И в-третьих, как только отношения Минска и Москвы обостряются, Россельхознадзор рапортует об испорченном белорусском молоке или мясе.

Евразийская интеграция стала еще одним разочарованием для Лукашенко. Но альтернативы нет, как нет и возможности выйти, так что Минск старается извлечь из ситуации хоть что-то. Инструмент, который, по задумке, должен был оформить дружбу, используется для шантажа. Чтобы подтолкнуть Москву к уступкам в последнем нефтегазовом споре, Лукашенко бойкотировал саммит ЕАЭС, затянул подписание Таможенного кодекса и угрожал отозвать своих представителей из структур Союза.

Хотя пока и безрезультатно, но Белоруссия продолжает настаивать на необходимости интеграции интеграций — сближении ЕАЭС с Евросоюзом. Делает это она не только для того, чтобы укрепить свой новый имидж регионального миротворца, но и в попытке не замыкаться, хотя бы на уровне риторики, в душных рамках сырой евразийской структуры.

Белорусская внешняя политика за последние 10 лет избавилась от нервозности, эмоций и идеологической нагрузки, стала более прагматичной и расчетливой. Причем не только из-за необходимости балансировать в условиях постоянных конфликтов Москвы с соседями и Западом, но и из-за чувствительного сокращения российской поддержки.

Дело в том, что за годы споров с Минском в Москве избавились от многих иллюзий. Конфликты все еще разрешаются по старой схеме: появление проблем на нижнем уровне, когда они накапливаются — перевод спора на уровень президентов, эмоциональный торг, иногда переходящий в шантаж с повышением ставок, встреча Лукашенко и Путина, некий компромисс. Но со временем Россия как сильная сторона стала тянуть с разрешением споров все дольше, что позволяет ей идти в итоге на меньшие уступки.

Последний нефтегазовый спор, к примеру, длился почти год и завершился лишь весной 2017-го. При этом уже с осени 2016 года Минск периодически рапортовал о достигнутом компромиссе, но все снова и снова срывалось. В итоге Белоруссия потерпела огромные убытки от недопоставок нефти за время спора, была вынуждена признать и выплатить газовый долг. Россия лишь восстановила прежние объемы поставок нефти и дала скидку на газ меньше 20 %.

Российское руководство смирилось с мыслью, что Лукашенко не готов пожертвовать суверенитетом своей страны. Да, Кремлю по-прежнему важно держать Белоруссию в своей орбите и для имиджа, и с военной точки зрения, а также для стабильного транзита углеводородов в Европу. Но задача, которую Кремль ставит перед собой, изменилась: раньше она состояла в покупке лояльности Лукашенко и поддержании благополучия его системы, теперь — в недопущении ее стихийного обвала. А на это можно сильно и не тратиться.

Монолит с контурами будущих трещин

За последние годы изменилась не только внешняя и внутренняя политика Белоруссии, но и ее номенклатура. Чиновники консолидируются вокруг президента и считают его безальтернативным гарантом своих постов и стабильности в стране. Но несмотря на жесткие требования к степени лояльности президенту — Лукашенко часто называет чиновников «государевыми людьми», — в последние годы появился небольшой люфт, который позволяет публично высказать свою позицию, не соответствующую линии партии.

Лукашенко долгое время опирался на старую номенклатуру, своих дисциплинированных ровесников или людей постарше. Но оказалось, что они неспособны к успешному управлению и не могут возразить президенту. Неэффективных, но идейно близких чиновников можно иметь в правительстве в сытые годы бесперебойных российских дотаций и приятной конъюнктуры нефтяных цен. А когда сытые годы заканчиваются, приходится привлекать профессионалов.

После череды девальваций белорусского рубля в 2009, 2011 и в конце 2014 года, спровоцированных как внешними факторами, так и ошибками властей, ключевые посты в Нацбанке, экономическом крыле правительства и администрации президента заняли относительно молодые технократы с рыночными взглядами. Один из них, помощник президента Кирилл Рудый, и вовсе писал книги и статьи с публичной критикой белорусской экономической модели. По сути, он был голосом реформаторов, пока его не перевели на должность посла в Китае. Впрочем, это его не остановило. Уже в дипломатическом статусе он приехал в Минск и выступил на негосударственном экспертном форуме, где снова раскритиковал силовое давление на бизнес и вообще всю экономическую модель и призвал коллег не бояться делать то же самое19.

Остальные «либералы» в правительстве действуют иначе — они пытаются непублично убедить Лукашенко пойти на нужные стране рыночные реформы или реализовать отдельные меры по-тихому, не привлекая внимания. Усилиями этих чиновников в Белоруссии с 2015 года проводится сдержанная монетарная политика, курс рубля стал плавающим и стабилизировался, не допускается новая масштабная эмиссия. Был поднят пенсионный возраст, а услуги ЖКХ стали выходить на самоокупаемость. Белоруссия поднялась до 37-й строчки в рейтинге Doing Business. В ближайшем будущем обещан новый шаг в сторону раскрепощения бизнеса, сокращение числа проверок контролирующих органов.

Все это проходит не без сопротивления антиреформистского лобби. В либерализации не заинтересованы силовики и контроллеры — они могут лишиться полномочий, местные чиновники и директорат госпредприятий — они могут потерять активы. Но главным консерватором выступает сам Лукашенко. И дело не только в том, что он из политических соображений не хочет терять контроль над экономикой, но и в глубоких антирыночных убеждениях президента. Он не доверяет рынку, боится возникновения в стране крупного самостоятельного бизнеса и олигархов, неконтролируемой безработицы и отмирания советских промышленных гигантов — белорусских «брендов».

Именно поэтому он не соглашается на главное требование как МВФ, так и белорусских сторонников рыночной экономики — масштабную приватизацию. В 2016 году президент регулярно очно и заочно спорил с собственным правительством. Лукашенко уже открыто заявляет, что там засели рыночники, которые склоняются в сторону «радикальных идей»20.

Почему же президент не уберет тех, кто его раздражает, с самого верха вертикали? Дело в короткой скамейке запасных. Старые кадры уже в глубоком пенсионном возрасте, а среди молодых профессионалов сложно найти тех, кто не убежден в необходимости структурных рыночных реформ. На самом деле ситуация с сегодняшними реформаторами аналогичная: их относительная либеральность связана с профессионализмом и отсутствием советского бэкграунда, а не с глубокой идеологической установкой.

На политическом фронте менее реакционная часть белорусской элиты представлена МИДом и его главой Владимиром Макеем. В том, что касается внешней политики, он и ключевые дипломаты страны ведут себя как прагматичные люди, которые выступают за то, чтобы перестать зависеть от России, дальше размораживать связи с Европой, а как следствие — вводить более европейские методы управления и развивать идею национальной идентичности. По данным источников в органах власти, руководство МИД в закрытых дискуссиях уже достаточно смело выступает против очередных витков закручивания гаек в стране, поскольку это осложняет им работу на западном направлении.

Важно понимать, что «либералы», как и остальные представители белорусской элиты, сохраняют лояльность президенту и не строят никаких самостоятельных политических планов. Они стараются подлатать систему изнутри, найти аргументы для убеждения Лукашенко, но пока не мыслят вне рамок существующего политического порядка. В случае неожиданной смены власти они бы, безусловно, претендовали на центральное место в новой конфигурации, но они не будут ничего не делать для того, чтобы этот сценарий стал более реалистичным. Белорусская номенклатура остается монолитной. Но появление чиновников, которые мыслят более прогрессивно, говорит о том, что в этом монолите появятся трещины, когда режим начнет слабеть.

Траектории белорусского транзита

Предсказывать будущее любого персоналистского режима — неблагодарное дело, потому что это будущее слишком зависит от лидера, его физического благополучия и множества «черных лебедей». Если в автократии нет подобия коллективного управления или политбюро, загадкой остается не только фигура следующего правителя, но и формат передачи власти.

Александру Лукашенко 62 года, он на два года моложе Владимира Путина. Президент ведет здоровый образ жизни, о нем заботятся лучшие врачи страны, так что аналитики пока особо не задумываются о сценарии внезапного транзита. Но исключать его полностью нельзя.

Если к моменту транзита белорусская номенклатура будет находиться в том же состоянии, что и сейчас (отсутствие кланов, четких элитных групп, сплоченного силового блока и, самое главное, преемника), то мы, скорее всего, увидим хаотичный передел власти. При сохраняющейся зависимости от Москвы и ориентации большинства на РФ поддержанные Кремлем силы, скорее всего, обретут легитимность в глазах номенклатуры и общества. У Запада не будет ни политической воли, ни ресурсов для того, чтобы всерьез вмешаться в происходящее во все еще далекой от него стране.

Поскольку по конституции президент обладает очень широкими полномочиями, новый белорусский режим в случае спонтанного транзита в ближайшие годы, скорее всего, будет таким же персоналистским по сути, но с менее харизматичным лидером во главе. Причина — в общей серости белорусской номенклатуры, прицельном и многолетнем вычищении ярких лиц. Но, с другой стороны, с серого образа начинал и Владимир Путин.

Более интересным и пока что вероятным выглядит другой сценарий — плавного размывания вертикального режима Александра Лукашенко параллельно с его физическим старением.

Причиной транзита в этом случае, скорее всего, будет экономика. Нервозность из-за хронического кризиса уже выливается в управленческие ошибки президента вроде печально известного налога на тунеядство. Его последствиями стали массовые протесты, новое закручивание гаек, временная напряженность в отношениях с Западом — в итоге власть пошла на попятную, приостановив действие декрета. Подобные ошибки будут случаться чаще по мере углубления кризиса и на пару с народным волнением будут вносить в систему элемент турбулентности.

Истощение внешних и внутренних ресурсов, которые поддерживают нынешнюю модель экономики, будет подталкивать Лукашенко к ее разгосударствлению. Все большая доля ВВП будет производиться в частном секторе, в котором появятся крупные бизнесмены, протоолигархат. Эти люди естественным образом захотят конвертировать свое экономическое влияние в политический голос. Параллельно продолжится смена поколений в номенклатуре, доля и влияние чиновников с более рыночными, чем у президента, взглядами, будет расти. Вполне органичным выглядит их тактический союз с представителями нового крупного бизнеса.

Все это может стать реальностью через 5–7, или 10–12, или даже 15 лет. На столько же станет старше и Александр Лукашенко. Вопрос о преемнике будет стоять острее, чем сегодня. Открыто или нет, но его начнет ставить и номенклатура. После этого страна, скорее всего, придет к более мягкому и олигархическому авторитаризму по образцу сегодняшней Армении или Молдавии во время правления Владимира Воронина.

Нельзя сказать, что белорусский президент не думает о вопросе транзита. За последний год он несколько раз намекал на возможный референдум по изменению конституции. Глава белорусского ЦИК Лидия Ермошина недавно признала, что президент обсуждал с ней возможность перехода к смешанной избирательной системе, а значит — увеличению роли партий в политике21. Последние месяцы Лукашенко об этом не говорит — он был занят протестами и улаживанием споров с Россией, но, когда эти проблемы уже не будут стоять так остро, тема референдума, скорее всего, вернется в публичный дискурс.

Эксперименты с конституцией не свойственны белорусскому президенту. Поэтому, если он на них решится, речь будет идти о серьезной и долгосрочной стратегии. А именно — подготовке системы к приближающемуся плавному транзиту. Скорее всего, через создание правящей партии, чтобы консолидировать элиты вокруг будущего преемника и сделать его положение более устойчивым.

Пока невозможно предсказать, по чьему сценарию пройдет эта передача власти: окрепнувших и давящих на президента групп элит или самого Лукашенко, осознающего риски неконтролируемого обвала системы при его спонтанном уходе.

Роль Москвы в этом процессе будет пропорциональна степени зависимости белорусской экономики от России на момент транзита власти. Но в любом случае эту роль не стоит преувеличивать. Фаворитом элит на первых президентских выборах в 1994 году был премьер-министр Вячеслав Кебич с максимально пророссийской программой и давними связями в Москве. Но харизма Лукашенко и его стремительное политическое восхождение быстро все изменили — переориентировалась как номенклатура, так и Москва.

Конечно, сегодня Кремль хочет большего контроля над соседними странами, чем в середине 1990-х. Но если базовые интересы России при смене власти в Белоруссии будут обеспечены, вряд ли стоит ждать, что она вмешается напрямую или станет продавливать кандидатуру, у которой не будет поддержки белорусской элиты и общества. А у тех политиков, которые хотят порвать связи с Москвой, в обозримой перспективе нет шансов получить такую внутреннюю поддержку.

Разумеется, все эти гипотезы могут оказаться несостоятельными, если Лукашенко внезапно сам назначит преемника и обеспечит таким образом быстрый контролируемый транзит. Или, напротив, вцепится во власть и наделает столько экономических ошибок, что на первое место в процессе смены власти выйдет протестное движение.

Вместо заключения. Почему Белоруссия не Украина

Журналисты из разных стран, не слишком погружаясь в тему, любят представлять Белоруссию как Украину 2.0. Любые протесты в Минске трактуются как начало Майдана, любая ссора с Россией как предтеча аннексии, любая скромная инициатива властей по развитию идентичности как флирт с белорусскими «бандеровцами». Автор этих строк сам журналист и понимает, насколько сильной бывает тяга к шаблонам и привлекающим внимание заголовкам.

Но иногда хочется реализма. Каким бы ни был сценарий транзита белорусского политического режима, он почти наверняка не повторит украинский — ни в том, что будет происходить внутри страны, ни в отношениях с Россией.

Чтобы протесты привели к смене власти, они должны быть настолько массовыми и упорными, чтобы в голове правителя и его окружения риск от их подавления перевесил риск от уступок или ухода в отставку. Кроме того, часть правящей элиты должна перейти на сторону протестующих. У них, в свою очередь, должны быть эффективные каналы коммуникации хотя бы друг с другом, в идеале — со всем обществом.

В белорусской власти нет раскола или альтернативных центров силы, силовики не раз доказывали свою преданность. Но даже если оставить это все в стороне, вероятность Майдана в Белоруссии все равно будет стремиться к нулю — из-за критического дисбаланса в стартовых силах. В отличие от Украины, в Белоруссии нет ни общественных, ни политических структур, способных организовать или долго координировать массовый протест. Нет общедоступных телеканалов, влиятельных олигархов, депутатов парламента и целых областей страны, способных открыто поддержать революцию.

У оппозиции нет людских и материальных ресурсов — денег или средств самообороны — для физического противостояния мощной силовой машине. Та же, в свою очередь, заточена на подавление протестов и практикуется в этом последние 15–20 лет. Белорусские силовики в случае угрозы умеют превентивно нейтрализовывать всех потенциальных лидеров протеста, выключать связь и глушить интернет в точках сбора, блокировать онлайн-СМИ и соцсети, не давать людям собираться в назначенных местах и с нужной степенью жесткости задерживать тех, кто все-таки собрался.

В мире протест иногда рождается спонтанно и без лидеров, например, из-за того, что власть сделала что-то возмутительное, но в Белоруссии против этого работает «прививка знания». Люди знают, что протесты никогда не меняли власть в стране, но зато они много раз видели, какой арсенал контрмер есть у силовиков и под какие репрессии можно попасть. Последовательные наказания за протест стали эффективной профилактической мерой, которая демотивирует потенциальных участников акций.

Но ради дискуссии представим, что в результате революции или номенклатурного бунта в Минске неожиданно сменилась власть. Новое руководство оказалось настолько оторвано от экономической реальности и не осознало степень зависимости от России, что появился риск разворота Белоруссии на Запад.

Во-первых, далеко не любая форсированная смена власти в постсоветской стране вызывает такую реакцию России, которая последовала за Майданом 2014 года на Украине. Военная операция с отторжением одной части соседней страны и поддержкой сепаратизма в другой ее части сопряжены с огромными международными рисками, материальными и военными затратами. Чтобы игра стоила свеч, потенциальный разворот бунтующей соседки должен быть по-настоящему угрожающим в глазах Москвы.

Украина в этом смысле сильно отличается от Белоруссии. На Украине была как проевропейская западная часть, которая поддерживала разворот к Европе, так и пророссийская восточная, которая в разной степени его не принимала. Плюс автономный и исторически близкий к России Крым, где уже были развернуты тысячи военнослужащих РФ. Все это — готовая почва для интервенции и игры на противоречиях регионов.

В гомогенной Белоруссии нет ничего из перечисленного: ни большого количества сторонников разворота страны на Запад, ни определенных районов, охваченных этой идеей, ни оппонирующих им белорусских аналогов Крыма или Донбасса. В Белоруссии нет даже мест компактного проживания этнических русских (их всего 7–8 %), чтобы использовать эти территории как отправные точки для гибридной войны. Разыграть карту притеснения русскоязычного меньшинства в русскоязычной стране тоже будет сложно.

На Украине и до, и после революции были слабые институты власти, не было боеспособных силовых структур, но куда важнее — лояльность киевским властям в Донбассе и в Крыму была очень слабой или ее не было вовсе.

Далеко не очевидно, что военные в руководстве Белоруссии и в ее казармах так же легко капитулируют и дезертируют, как многие части ВСУ в Крыму или милиция Донецка. Да, считается, что белорусские силовики пророссийски настроены, хотя таких исследований никто не проводил. Но для того, чтобы быть готовым в момент истины сменить знамя, недостаточно просто симпатизировать России. Нужно еще, чтобы твоя преданность присяге оказалась слабее этой симпатии. Это возможно, когда ты — житель региона или представитель меньшинства (социальной группы), которые чувствуют себя отвергнутыми столичными элитами или остальной страной. Но в Белоруссии нет такого раскола ни географического, ни социального.

Лукашенко чутко относится к угрозам своей власти, и нельзя сказать, что он вообще ничего не предпринял, увидев происходящее на Украине. В 2014–2015 годах были назначены новые министр обороны и госсекретарь Совбеза — Андрей Равков и Станислав Зась. Оба относительно молоды — им около 50 лет. Оба публично заявляли, что нужно учиться на украинском опыте — укреплять границу и модернизировать армию. В 2016 году в Белоруссии приняли новую военную доктрину, при разработке которой, по словам Равкова, были учтены риски гибридной войны и сделан акцент на спецоперациях.

Все перечисленное означает, что в даже случае невероятного разворота Белоруссии на Запад попытка военным путем вернуть ее в свою орбиту может оказаться для России более затратной и рискованной, чем крымская и даже донбасская операции. Под контроль придется брать всю страну с достаточно боеспособной армией.

Более логично и эффективно для Москвы использовать экономический и энергетический рычаги. В последние годы правления Януковича доля России в экспорте Украины была около 25 %. У Белоруссии в Россию идет половина экспорта. К тому же Минск на 100 % зависит от российского газа, а белорусская нефтепереработка — от российской нефти.

Возвращаясь в пространство реального, отметим, что все нынешние ссоры Александра Лукашенко с российским руководством и близко не подходят к черте, после которой в Кремле начинают задумываться о военном решении. Даже на пике эмоциональных конфликтов Белоруссия остается самой близкой военно-политической союзницей Москвы, одной из самых экономически зависимых от России постсоветских стран.

Не исключено, что наши потомки будут оценивать этот первый этап белорусской истории — а именно вынужденный союз с Россией с параллельным выстраиванием институтов суверенитета — как один из немногих реалистичных вариантов сохранения независимости, который был у молодой страны со слабой национальной идентичностью, советскими экономикой и ментальностью большей части населения и элиты. Эти оценки, конечно, будут зависеть и от того, насколько мирно и бескровно произойдет переход власти.

Открыт пока и вопрос о том, чем придется заплатить за пророссийскую ориентацию, как сильно она затормозит экономическую и политическую трансформацию Белоруссии. До сих пор российская поддержка не только обеспечивала стабильность белорусской власти, но и ослабляла ее мотивацию к демократизации и построению конкурентоспособной экономики.

Так уж получилось, что этап становления независимая Белоруссия прошла под руку с режимом Александра Лукашенко. Как и у людей, уязвимые и слабые места политической системы — неизбежное продолжение ее сильных черт. Обратной стороной институциональной устойчивости белорусского режима, его монолитности и управляемости стала зависимость этой системы от характера и мировоззрения Лукашенко. А именно — его тяги к власти, консерватизма, страха перемен, ностальгии по СССР и левых взглядов.

Даже если вопреки ожиданиям многих наблюдателей эта система внезапно рухнет, для того чтобы избавиться от основ авторитаризма Лукашенко, тех черт белорусского общества, которые сделали такой режим не только возможным, но и стабильным, потребуются долгие годы, а может быть и десятилетия.

Примечания

1 Пресс-релиз по результатам национального опроса в июне-2015. — НИСЭПИ. — 3 июля 2015 года // http://www.iiseps.org/?p=2678.

4 Лукашенко распорядился снизить с завтрашнего утра цены на топливо. — Белорусский портал Tut.by. — 8 июня 2011 года // https://news.tut.by/economics/230076.html.

5 Спачатку — пратэсты, потым — заробкі 14–17 мільёнаў. — Радыё Свабода. — 21 декабря 2012 года // http://www.svaboda.org/a/24805222.html.

7 Важнейшие результаты национального опроса в марте 2016 года. — НИСЭПИ. — 3 апреля 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=3960.

10 Летом 2016 года, не выдержав давления спецслужб, директор НИСЭПИ решил прекратить работу. Кроме НИСЭПИ были и есть другие центры, которые проводят соцопросы, но либо нерегулярно, что не позволяет следить за динамикой, либо для частных заказчиков, боясь обнародовать политические данные. Тем не менее их редкие публикации хотя бы позволяли верифицировать данные НИСЭПИ, поэтому мы будем опираться на эти цифры.

14 Март-2016: Беларусь — ЕС: оттепель — не лето. — НИСЭПИ. — 4апреля 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=4268.

15 РЕФОРУМ: Население Беларуси: хотят реформ, но не готовы к их последствиям. — Белорусский институт стратегических исследований. — 16 мая 2015 года // http://belinstitute.eu/ru/node/2513#_ftn1; Данные национального опроса НИСЭПИ 2–12 июня 2016 года. — НИСЭПИ. — 29 июня 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=4733.

16 Чей Крым? Как госструктуры Беларуси решают этот деликатный вопрос. — Белорусский портал Tut.by. — 18 апреля 2016 года // https://news.tut.by/politics/492219.html.

17 Ответ пресс-секретаря МИД Беларуси Дмитрия Мирончика на вопрос агентства «БелТА». — Министерство иностранных дел Беларуси. — 25 ноября 2015 года // http://mfa.gov.by/press/news_mfa/eaaf182c8b63ddc7.html.

19 Рудый: Экономисты нужны. Но не молчащие от лояльности, а предупреждающие — от патриотизма. — Белорусский портал Tut.by. — 3 ноября 2016 года // https://news.tut.by/economics/518684.html.

21 Лидия Ермошина — о выборах по-новому, референдуме, смертной казни и мужчинах-белорусах. — Белорусский портал Tut.by. — 10 февраля 2017 года // https://news.tut.by/economics/530981.html. 

 

Травматические кризисы | Suomen Mielenterveysseura

Травматический кризис – следствие непредвиденного, застающего врасплох, ошеломляющего события. Переживаемый сильный шок моментально отнимает все силы. Травматический кризис – реакция на ситуацию, в которой подвергается опасности жизнь человека или ее жизненно важные составляющие.

Кризис может носить травматический характер в силу многих причин. Например, смерть близкого человека, самоубийство в ближайшем окружении, тяжелая болезнь или потеря трудоспособности, увольнение с работы или пережитое насилие могут привести к психической травме. Также возникновению травматического кризиса могут способствовать масштабные несчастные случаи и катастрофы.

Переживание и преодоление травматического кризиса - часто очень болезненный процесс, требующий больших усилий. Тем не менее, каждый человек обладает способностями справляться с кризисами. Читать далее о способах преодоления и восстановления. За помощью в преодолении кризиса следует обращаться, к примеру, в районные кризисные центры, служебные поликлиники или муниципальные социальные или кризисные службы.

События, которые могут спровоцировать кризис

Кризис могут спровоцировать различные события и жизненные ситуации. Ниже перечислены некоторые наиболее типичные причины кризисов:

  • Смерть близкого человека
  • Самоубийство
  • Тяжелая болезнь, своя собственная или близкого человека
  • Утеря самостоятельности или самоуправления вследствие, например, травмы
  • Злоупотребление алкоголем или тюремное заключение, вызывающие стыд или причиняющие неудобство окружающим
  • Безработица
  • Финансовые проблемы
  • Несчастные случаи, например, автокатастрофа или пожар
  • Природная катастрофа или крупный несчастный случай
  • Насилие; например, насилие в семье, сексуальное или уличное насилие
  • Разбой, грабеж или нападение
  • Ощущение угрозы, например, страх возможного насилия
  • Так называемые «едва не» -ситуации, угрожавшие жизни или здоровью личным или кого-то из близких
  • Проблемы, связанные с рождением детей: бездетность, выкидыш, болезнь или увечье ребенка
  • Проблемы межличностных отношений, например, развод или измена
  • Эмиграция в другую страну или переезд в другой город, область

Фаза шока 

Фаза шока начинается непосредственно сразу после травмирующего события. Переживая шок, человек еще не способен осознать вызвавшую кризис ситуацию и может даже отрицать происходящее. Некоторые в ситуации шока могут быть парализованы полностью, некоторые действуют механически, отключая эмоциональные переживания. У некоторых людей реакция на шок может проявиться в виде сильного возбуждения, они могут, например, орать в полный голос или истерично рыдать. Также могут чередоваться подавленность и беспокойство. Проявляемые во время шока реакции, например, кажущаяся бесчувственность, могут привести в замешательство близких и даже вызывать осуждение.

Во время шока могут наблюдаться

  • отрицание происходящего,
  • отключение эмоций,
  • ощущение нереальности и чуждости происходящего,
  • крик, плач, паника

Шоковые реакции могут показаться пугающими и странными. Тем не менее, они играют важную роль психологической защиты: слишком сильное потрясение невозможно осознать за короткое время, и шоковая фаза дает возможность постигнуть происходящее. Человек, находящийся в шоке, обычно нуждается в конкретной поддержке и понимании того, что окружающие люди владеют ситуацией. С переживающим шок человеком следует спокойно поговорить о происшедшем. Необходимо учитывать, что обсуждаемые события с трудом доходят до сознания находящегося в шоке, и поэтому говорить следует спокойно, четко и понятно, т.к. способность воспринимать информацию у переживающего шок ослаблена.

Фаза реакции

Вслед за шоком наступает фаза реакции, во время которой человек начинает мало-помалу осознавать трагическое событие, пытается понять, что же произошло и каково значение случившегося. В начале фазы реакции у многих людей возникают странные и неожиданные чувства, например, что умерший человек находится где-то поблизости или откуда-то слышится его голос. Сознание человека еще пытается отвергнуть происшедшее, и странные ощущения являются частью этого процесса.

Переживающий фазу реакции человек нуждается в слушателе, а также в конкретных инструкциях и поддержке по организации своей деятельности. На данном этапе кризиса начинается осознание происходящего, и человек балансирует между защитой от невыносимых переживаний и началом их осознания. На фазе реакции вызвавшее кризис событие часто повторяется картинами, возникающими в памяти и во сне. Происшедшее может очень живо вдруг вернуться в сознании, например, вслед за каким-нибудь запахом или звуком, или в беседе с каким-нибудь человеком. Случившееся событие может поначалу представляться в виде ночных кошмаров, но позже сны становятся более разнообразными.

На фазе реакции переживаемые эмоции довольно часто носят однообразный характер, их обычно описывают до удивления одинаковыми фразами: «думаю, что схожу с ума», «голова не выдерживает», «выдержу ли я это?», «жизнь похожа на крутую гору», «неужели, это страдание будет вечным?».

На фазе реакции могут наблюдаться

  • страх и подавленность,
  • самообвинение и необходимость найти виновных,
  • бессонница и отсутствие аппетита,
  • озноб, плохое самочувствие и другие физические симптомы

Переживающий фазу реакции человек обычно нуждается в возможности быть услышанным. Потребность говорить о пережитом возникает снова и снова, что может восприниматься близкими очень тяжело и отнимать у них все силы. Окружающим следует помнить, что беседа играет важное значение в восстановлении: обсуждение дает возможность понять происшедшее; с чувствами легче справиться, когда их можно выразить словами, можно разделить переживания и получить поддержку от испытавших похожее, в разговоре собственное поведение становится более понятным. К тому же обсуждение дает возможность взглянуть на ситуацию с разных сторон и осознать ее значение.

Фаза осознания

На фазе осознания вызвавшее кризис событие начинает реально осознаваться. Случившееся больше не отрицается, а осознается как реальные изменение и потеря. Человек уже готов воспринять все аспекты происшедшего и свою изменившуюся ситуацию.

На фазе осознания могут наблюдаться

  • проблемы памяти и трудности концентрации внимания,
  • раздражительность,
  • уклонение от социального общения

На фазе осознания человек осознает вызванные кризисом изменения, начинается переоценка собственных самоидентификации, убеждений и верований. Человек начинает задумываться о других, не касающихся происшедшего событиях, делах, но еще не способен думать о будущем, хотя уже готов идти ему навстречу.

На фазе осознания потерявший близкого человек готов к преодолению своей скорби. (Читать далее о травматической скорби и ее преодолении)

Фаза восстановления

На фазе восстановления все случившееся начинает потихоньку осознаваться как часть жизни и жизненного опыта. С происшедшим становится возможным жить дальше, оно перестает занимать все мысли. Иногда, конечно, может возникать печаль, но в жизни появляется место радости, человек способен планировать будущее, вера в жизнь возвращается.

Происшедшее занимает свое важное место в жизненной истории, но перестает доминировать в мире чувств и мыслей. Пережитое более не угрожает психическому здоровью человека, напротив, делает его сильнее. Однако течение кризиса не прямолинейно, например, напоминающие о происшедшем события могут вновь вызывать тяжелые чувства, подавленность и другие симптомы.

Многие люди, пережившие действительно тяжелый кризис, рассказывают о происшедших изменениях, о том, что открыли в себе такой запас сил, о котором они и не подозревали. Последующая за кризисом жизнь может казаться более уязвимой, но еще более ценной, чем ранее.

В случае, если вызвавшее кризис событие исключительно тяжело для психики или если человек и помимо трагичных событий легко психически раним, восстановление может быть сложным и трудным. Иногда необходимо перестроить всю жизнь заново, а на это требуется время.

Для посттравматической работы характерно избегание разговоров о том, что произошло с момента шока, и вещей, напоминающих о случившемся. С другой стороны, ужасные воспоминания возникают в сознании невольно и неожиданно. Часто осмысление случившегося требует помощи стороннего специалиста.

Когда кто-то из окружающих переживает шокирующие события, у него может возникнуть потребность говорить о пережитом снова и снова. Уже только тем, что побудете рядом и выслушаете, вы поможете ему воспринять происходящее. Можно спросить у человека, что он чувствует. Следует избегать давать готовые ответы, а только предоставить ему возможность рассказать о его чувствах. Значение подобной беседы заключается в том, что переживающий кризис человек хочет осмыслить происходящее и разделить свои чувства с кем-то другим.

Важнее всего решиться предложить свою помощь находящемуся в кризисе человеку. Слишком часто близкие люди не имеют мужества общаться с переживающим кризис, например, потому, что они боятся сказать что-нибудь неправильное. Неподходящим образом сказанные слова поддержки приводят к переживанию одиночества и ощущения потери близких именно тогда, когда они необходимы.

Многие, переживающие кризис, подчеркивают ценность предельно конкретной помощи, оказываемой близкими. Когда сам не в силах сходить даже в магазин, совместное с другом приготовление еды приносит радость. Занимаясь конкретными делами, например, уборкой или приготовлением пищи, можно одновременно разговаривать о сложных вещах.

Вы можете поддержать находящегося в кризисе человека

  • тем, что выслушаете
  • тем, что побудете рядом
  • тем, что поможете по быту
  • тем, что поддержите надежду
  • тем, что покажете, что у вас есть для него время сейчас и в будущем
  • тем, что при необходимости поможете обратиться за профессиональной помощью

Вызванные шокирующим событием сильные реакции и симптомы, а также ощущение того, что все путается или вы сходите с ума, могут внушать страх. Тем не менее, эти чувства обычны и даже, можно сказать, нормальны.

Важно помнить, что способы преодоления кризиса индивидуальны, но при этом многие люди на каком-либо этапе нуждаются в поддержке окружающих. Доказано, что возможность обсудить происшедшее чрезвычайно важна в процессе восстановления.

В ситуациях, когда кризис затрагивает всю семью, чрезвычайно важно, чтобы все члены семьи смогли бы при желании поделиться своими чувствами, рассказать о страхах и трудностях. Если трудных тем хотят избежать, последствия этого замалчивания могут оказывать отрицательное влияние на семью еще многие годы спустя.

Пережитое кем-либо из членов или всей семьей трагическое событие может сплотить семью. Если члены семьи стараются поддержать друг друга и дать друг другу возможность разделить переживания, они могут почувствовать еще большую близость между собой. Вызвашее кризис событие может стать частью семейной истории и укрепить внутрисемейные связи.

Каждая семья обладает своими индивидуальными достоинствами и ресурсами, которые помогают преодолеть кризис. У одной семьи может быть, к примеру, много друзей и родственников, которые оказывают поддержку со своей стороны. В какой-нибудь другой семье ее члены имеют мужество обсуждать все проблемы, искать выходы из них и способы преодоления. Иногда дети находят способы поддержать свое состояние вне дома, например, приносящие радость увлечения или других взрослых, которым они доверяют, помимо родителей.

Для того чтобы справиться с последствиями трагического события, при необходимости следует обращаться за профессиональной помощью, например, в кризисный центр, служебную или районную поликлинику. Чрезвычайно важно обращение за профессиональной помощью в случаях, если вы заметите у себя или у близкого следующие симптомы или явления:

  • Ночной сон приобрел прерывистый характер или наблюдаются трудности засыпания
  • Пропало желание жить
  • Отказ от общения с друзьями
  • Длительные снижение способности концентрации внимания и расстройства памяти
  • Увеличение употребления алкоголя или других наркотических веществ
  • Затянувшиеся депрессия, тревожность и напряженность
  • Плохое самочувствие, боли в груди, другие физические симптомы, у которых нет явных причин
  • Нет никого, с кем можно было бы поговорить о случившемся
Помощь в Кризисном центре:
  • кризисный телефон
  • кризисный прием
  • курсы и группы
  • человек поддержки
  • дежурная служба для жертв преступлений

 

Симптомы, причины, методы лечения и преодоление

Что такое кризис идентичности?

Кризис идентичности - это событие, связанное с развитием, когда человек ставит под сомнение свое самоощущение или свое место в мире. Эта концепция берет свое начало в работе психолога развития Эрика Эриксона, который считал, что формирование идентичности было одним из самых важных конфликтов, с которыми сталкиваются люди. По словам Эриксона, кризис идентичности - это время интенсивного анализа и исследования различных способов взглянуть на себя.

Хотя развитие чувства идентичности является важной частью подросткового возраста, Эриксон не верил, что формирование и рост идентичности ограничиваются только подростковым возрастом. Напротив, идентичность - это то, что меняется и меняется на протяжении всей жизни, когда люди сталкиваются с новыми проблемами и сталкиваются с различным опытом.

Что такое идентичность?

Идентичность включает в себя переживания, отношения, убеждения, ценности и воспоминания, которые составляют субъективное ощущение себя человеком.Это помогает создать непрерывный образ себя, который остается довольно постоянным, даже если со временем развиваются или укрепляются новые аспекты личности.

Симптомы

Важно отметить, что кризис идентичности - это не настоящий диагноз. Скорее, человек, переживающий кризис идентичности, может оказаться озабоченным некоторыми вопросами:

  • Что мне нравится?
  • Каковы мои духовные убеждения?
  • Каковы мои ценности?
  • Какова моя роль в обществе или цель жизни?
  • Кто я? Этот вопрос может быть в целом или в отношении ваших отношений, возраста и / или карьеры.

Хотя каждый время от времени подвергает сомнению свое самоощущение, у вас может быть кризис идентичности, если вы переживаете большие перемены или стрессовое время в жизни, и приведенные выше вопросы начинают мешать вашей повседневной жизни.

Важно знать, что негативные чувства к себе или своей жизни могут быть показателем уязвимости к депрессии. Если вы также испытываете симптомы депрессии, такие как плохое настроение, потеря интереса, усталость и раздражительность, вам следует поговорить со своим врачом или специалистом в области психического здоровья.

Как развивается идентичность

Исследователь Джеймс Марсия развил первоначальную теорию Эриксона. По словам Марсии и его коллег, баланс между идентичностью и заблуждением заключается в приверженности идентичности.

Марсия разработала метод интервью для измерения идентичности, который рассматривает три разные области функционирования: профессиональную роль, убеждения и ценности и сексуальность. Он также определил четыре различных статуса идентичности, через которые люди проходят по мере развития своей идентичности.

  • Потеря права выкупа Статус - это когда человек взял на себя обязательство, не пытаясь выяснить личность.
  • Достижение идентичности происходит, когда человек прошел через исследование различных идентичностей и взял на себя обязательство одной из них.
  • Распространение идентичности происходит, когда нет ни кризиса идентичности, ни обязательств. Те, кто имеет статус распространения идентичности, склонны чувствовать себя не на своем месте в мире и не стремятся к чувству идентичности.
  • Мораторий - это статус человека, который активно участвует в изучении различных идентичностей, но не взял на себя никаких обязательств.

Марсия утверждала, что кризис идентичности помогает людям переходить из одного статуса в другой. Однако люди не обязательно испытывают каждый из вышеперечисленных статусов.

Причины

На стадиях психосоциального развития Эриксона кризис идентичности возникает в подростковом возрасте, когда люди борются с чувством идентичности и не понимают роли.

В сегодняшнем быстро меняющемся мире кризисы идентичности могут быть более обычным явлением, чем во времена Эриксона.Такие кризисы часто возникают в ответ на резкие перемены в жизни человека. Это может включать изменения в личной жизни или более широкие социальные события, такие как пандемия COVID-19.

Люди склонны испытывать их на разных этапах жизни, особенно в моменты больших перемен, в том числе:

  • Начало новых отношений
  • Прекращение брака или партнерства
  • Переживание травматического события
  • Рождение ребенка
  • Информация о состоянии здоровья
  • Потеря любимого человека
  • Потеря работы или начало работы
  • Переезд

Исследования также показывают, что существует ряд факторов, которые могут повлиять на то, испытывает ли человек то, что часто называют кризисом среднего возраста.К таким факторам относятся проблемы со здоровьем, стресс и социальная поддержка.

Наличие психических расстройств, таких как депрессия, биполярное расстройство и пограничное расстройство личности, также может увеличить вероятность возникновения кризиса идентичности.

Лечение

Если кризис идентичности вызывает серьезные страдания и мешает вам нормально функционировать, ваш врач или терапевт могут порекомендовать несколько других вариантов лечения. Они могут включать:

  • Психотерапия : Терапия может быть полезна для решения некоторых основных проблем, которые могут способствовать кризису вашей идентичности.Один из подходов, известный как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), направлен на устранение негативных мыслей и поведения, которые могут вызвать проблемы с вашим представлением о себе.
  • Лекарство : Если ваши симптомы сопровождаются тревогой или депрессией, ваш врач может также прописать лекарства, которые помогут с этими состояниями.

Копинг

Во многих случаях вы можете помочь справиться с кризисом идентичности самостоятельно. Некоторые вещи, которые могут быть полезны, когда вы сталкиваетесь с вопросами о своей личности, включают:

  • Изучение своих убеждений и интересов : когда вы подвергаете сомнению свое самоощущение, может быть полезно заглянуть внутрь и подумать о том, чем вы увлечены.В чем ты заинтересован? Есть вещи, которые вам больше не нравятся? Задавая вопросы и исследуя новые увлечения и интересы, вы можете лучше узнать себя.
  • Обдумывая свои цели : Потратьте некоторое время на размышления о своих целях в жизни. Чего ты хочешь достичь? Какие вещи приносят вам больше всего радости и счастья? Кризис идентичности может быть признаком того, что некоторые потребности в настоящее время не удовлетворяются, поэтому поиск способов удовлетворения этих потребностей может принести в вашу жизнь большее чувство удовлетворения.
  • Получение поддержки : Могут помочь друзья и семья. Сильная сеть социальной поддержки является важной частью психического благополучия, а также может быть способом получить обратную связь и поддержку, которые вам нужны, чтобы чувствовать себя комфортно с вашей индивидуальностью. Друзья, члены семьи, социальные клубы, религиозные группы, группы командных видов спорта и группы поддержки также могут быть отличными местами, где можно найти необходимую поддержку.

Слово от Verywell

Есть веская причина преодолеть кризис идентичности.Исследователи обнаружили, что те, кто твердо придерживается своей идентичности, как правило, более счастливы и здоровы, чем те, кто этого не сделал.

Изучение различных аспектов себя в разных сферах жизни, включая вашу роль на работе, в семье и в романтических отношениях, может помочь укрепить вашу личность. Попробуйте заглянуть внутрь себя, чтобы выяснить качества и характеристики, которые определяют вас и заставляют вас чувствовать себя заземленным и счастливым, а также ваши ценности, интересы, увлечения и хобби.

Внезапные изменения личности у взрослых

Последнее обновление: 11 мая 2021 г., внесено

Психологи обнаружили изменения личности у людей, наблюдая за их поведением в раннем детстве, утверждая, что их поведение устанавливается в раннем возрасте. Однако часто можно увидеть, что у взрослого человека могут происходить резкие изменения в личностных изменениях, несмотря на то, что он сформировал полностью развитое мышление с детства.В зрелом возрасте часто случаются перепады настроения из-за рабочего стресса, гормональных изменений, потери любимого человека, страха перед приближающимся экономическим кризисом и других внешних факторов. Это изменение может произойти по нескольким причинам, и оно будет более заметно для коллег по работе и членов семьи, поскольку вы сможете взаимодействовать с ними независимо от того, как вы время от времени себя чувствуете. Если это становится последовательным и необычным и постепенно отделяется от того, как человек действовал ранее, это становится проблемой.Изменения личности станут проблемой.

Изменения личности - это изменение того, как человек привык думать, чувствовать и вести себя. Обычно этот поворот вызывает внешний стимул. Это создает ряд проблем как для пострадавшего, так и для окружающих. Люди, которые претерпевают изменения личности, как правило, проявляют ряд симптомов, таких как внезапное развитие склонности к насилию, замешательство, депрессия, заблуждение, паранойя, нежелание общаться с родственниками и друзьями и апатия к занятиям, которые им раньше нравились.Необходимо получить дополнительные знания, чтобы справиться с этим должным образом и, надеюсь, испытать ремиссию.

Психологическая перспектива

По мере взросления ваша личность быстро меняется. Все ваши достижения, проблемы, которые вам приходилось преодолевать на этом пути, и уроки, которые вы извлекаете из своего жизненного пути, - все это влияет на изменения вашей личности. Это не обязательно зависит от хронологического возраста, но во многом связано с принятием на себя обязанностей и достижением определенных этапов развития.

Пять характерных черт изменения личности были предложены в виде широких группировок по диапазону предполагаемых людьми личностей. Они представляют собой спектр, и поэтому люди могут проявлять их в высокой степени, а другие - в меньшей степени. Кроме того, конкретный человек может испытывать все эти черты в той или иной степени каждый раз. Однако каждый человек обычно склонен к одному или двум личностным изменениям.

Они описаны ниже:

  1. Открытость: Это изменение личности состоит из людей, у которых есть это внутреннее стремление и желание исследовать и открывать.Их не устраивает статус-кво. Они верят, что может быть больше. Неудивительно, что они находчивые люди, которые могут добиваться цели. Их любопытство часто приводит к тому, что они не сосредотачиваются на одной идее или концепции. Скорее, они исследуют несколько идей, пока это привлекает их внимание.
  2. Добросовестность: Отмеченное качество людей, обладающих высокой этой чертой, - острая осведомленность о себе и других. Прежде чем разыграть изменения личности, они сначала предполагают в своих мыслях свои действия.Они искренне интересуются другими, поэтому их беспокоит, как их действия влияют на них. В этом случае они должны принять к сведению конкретные детали и разработать стратегии, которые можно использовать для соблюдения установленных сроков и обработки изменений личности.
  3. Экстраверсия / Экстраверсия: Люди, проявляющие эту черту, могут легко взаимодействовать с другими в социальных кругах. Они общительный тип людей. Помимо безграничной энергии, они также преуспевают в завоевании сердец других через изменения своей личности.Кроме того, они находят способ выразить свои эмоции последним. В инициировании и поддержании разговора они часто выходят из строя, поскольку не особо задумываются о том, что говорят. Такое поведение контрастирует с сознательными изменениями личности, которые много думают о своих действиях.
  4. Дружелюбие: Люди больше склонны использовать шанс ладить с людьми с истинной точки зрения. В результате личность человека сильно меняется.Им дано помогать и предлагать решения проблем, с которыми сталкиваются другие, иногда даже за их собственный счет. Насколько это возможно, они готовы избегать конфронтации с другими людьми. У них очень хороший командный дух.
  5. Невротизм: Это измерение является синонимом депрессии и тревоги. Эти люди обычно страдают от колеблющегося настроения, легко раздражаются и быстро склонны к чрезмерному беспокойству по поводу внезапных изменений личности. Они вообще пессимистично относятся к жизни.Они также склонны рассыпаться под воздействием стрессовых факторов.

Вид изменений, которые демонстрируют люди, имеет генетическая и экологическая основа. Воспитание в детстве может быть ответственным за изменения личности, которые в конечном итоге появляются у взрослого. Дети также склонны наблюдать и подражать поведению родителей. Также необходимо подчеркнуть, что поведение является продуктом как индивидуальной уникальности, так и конкретных ситуаций. Некоторое поведение будет проявляться только в определенном контексте.Например, люди, которые в нормальных условиях проявляют невротизм, могут стать экстравертами в присутствии членов семьи или друзей. Однако изменения личности во многом определяют поведение.

Как происходят изменения в личности?

При попытке решить проблему первым делом необходимо определить причину. Как только причина станет известна, можно разработать стратегии, помогающие смягчить ее последствия. С изменениями личности это также лучший шаг.

Итак, ниже описаны общие причины, по которым может произойти резкое изменение личности.

  1. Причины по медицинским показаниям: Есть ряд заболеваний, которые вызывают изменения в поведении. Примеры включают нарушение мозгового кровообращения (инсульт), болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, ВИЧ / СПИД, рассеянный склероз, сотрясение мозга, слабоумие, менопаузу, травмы, приводящие к повреждению лобной доли мозга, и опухоль головного мозга. Своевременная диагностика и лечение некоторых из этих состояний могут помочь замедлить их прогрессирование, как в случае с болезнью Альцгеймера.Женщины в период менопаузы также испытывают изменения личности из-за снижения выработки эстрогена. Они становятся более раздражительными, тревожными, злыми и испытывают приступы паники. При болезни Паркинсона у этих людей изменился режим сна, они стали бескорыстными и замкнутыми.
  2. Психическое заболевание: Существует широкий спектр психических заболеваний с множеством симптомов, от депрессии до мании. Эти люди могут колебаться между агрессивным поведением и апатией.Дисбаланс из-за химических соединений в мозге также может привести к изменению их сексуального аппетита, сна и пищевых привычек. Примеры психических заболеваний включают посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), психические заболевания, обсессивно-компульсивное расстройство, депрессию, тревогу и биполярное расстройство.
  3. Злоупотребление алкоголем или наркотиками: Употребление вредных веществ со временем изменит индивидуальное восприятие реальности и заставит их вести себя агрессивно, вступать в рискованные сексуальные привычки и терять связь с семьей и друзьями.Это частая причина изменений личности у взрослых. Было показано, что злоупотребление алкоголем вызывает изменения в нейронной проводке наркоманов, что приводит к изменениям в их личностных изменениях. Эти люди неспособны к связному общению, и их чувство суждения серьезно нарушено. Злоупотребление наркотиками также может привести к психическим расстройствам, как это видно на примере кокаина, марихуаны и героина , .
  4. Побочные эффекты лекарств : Некоторые лекарства, назначаемые при определенных состояниях, также могут вызывать изменения в поведении пациентов.Продолжительное использование кортикостероидов, таких как дексаметазон, может привести к появлению у пациентов психиатрических симптомов, таких как спутанность сознания и заблуждение. Химиотерапия у онкологических больных также влияет на их настроение. Другие лекарства, такие как антидепрессанты, анксиолитики и антигистаминные препараты, также могут в разной степени влиять на настроение.

Как узнать, когда следует обратиться за помощью?

Есть указатели, на которые следует обратить внимание, прежде чем обращаться за медицинской помощью. Если вы внезапно замечаете, что ваш коллега постоянно огрызается на других на рабочем месте или ваш супруг больше не так открыт, как раньше, изменения личности неизбежны.

Эти резкие изменения поведения часто указывают на гораздо более серьезную проблему, которая еще не решена. Это особенно верно, когда такое поведение со временем становится постоянным.

Еще один предупреждающий знак - травма головы, которую не приняли должным образом. Мы знаем, что повреждение лобной доли может привести к изменениям личности. На основании этой информации становится необходимым записаться на прием к врачу для надлежащей оценки.

Психологические расстройства обычно связаны с неспособностью контролировать свои действия, и такие люди могут представлять угрозу для себя и других, а также могут испытывать изменения личности. Они могут причинить себе физический вред или угрожать этим. Сначала необходимо будет записаться на прием в ближайшее психиатрическое учреждение, чтобы успокоить их и начать фактическое лечение состояния. Точно так же пациенты, злоупотребляющие лекарствами, отпускаемыми по рецепту, также могут демонстрировать подобное поведение.Это может быть связано с изменениями личности.

Управление изменениями личности

Наилучший подход - комбинировать медикаментозную терапию с различными стратегиями психотерапии, специально подходящими для конкретных пациентов.

Инсульт можно вылечить на самых ранних стадиях с помощью быстрого и эффективного лечения, восстановления нормального поведения и функций, а также изменений личности. Однако в некоторых других случаях это может быть не так. Также может потребоваться медикаментозная терапия и консультирование.Когда прогрессирование заболевания невозможно вылечить с помощью лекарств, проводится симптоматическое лечение, чтобы справиться с ситуацией. Пожилые люди также могут испытывать изменения в поведении, такие как возрастная потеря памяти и раздражительность. Целостный подход также необходим для достижения наилучшего результата в изменении личности.

Руководство по поиску оперативной помощи

Теперь, когда вы узнали об изменениях личности, когда вы наблюдаете, как люди вокруг вас претерпевают быстрое изменение в своем поведении, рекомендуется узнать больше об этом изменении.Профессионалы в этой области могут помочь с этим. Позвоните по номеру 615-490-9376 , чтобы получить от экспертов круглосуточную информацию о работе с изменениями поведения. Это любезно предоставлено Foundations Recovery Network по личностным изменениям.

Бен Лессер - один из самых востребованных экспертов в области здоровья, фитнеса и медицины. Его статьи впечатляют уникальной исследовательской работой, а также проверенными навыками. Для нас большая честь, что Бен пишет исключительно для Dualdiagnosis.орг.

изменений поведения и личности | Центр памяти и старения

У людей с деменцией иногда развиваются бредовые идеи или ложные убеждения, галлюцинации или они ощущают то, чего на самом деле нет. Бред при деменции может быть параноидальным; например, человек может полагать, что кто-то ворует у него, его супруг изменяет ему или кто-то пытается его заполучить. Заблуждения при деменции также могут быть связаны с потерей памяти.Например, человек может полагать, что ему нужно идти на работу (когда он уже много лет на пенсии), что он может безопасно водить машину (хотя у него отозвали права) или что ему нужно заботиться о своих детях (которые теперь взрослые взрослые).

Галлюцинации включают видение, слух, осязание или обоняние вещей, которых нет. Галлюцинации при деменции могут быть приятными; например, человек может видеть и разговаривать с «маленькими людьми», животными или человеком из своего прошлого (например, с умершим родителем).Галлюцинации при деменции также могут быть пугающими и тревожными. Например, человек может слышать, как люди кричат ​​на него, видеть людей, идущих за ними, или чувствовать, как насекомые ползают по его коже. Сильные эмоциональные воспоминания из прошлого человека могут повторно проявиться в виде бреда и галлюцинаций при деменции. У человека могут быть проблемы с отделением прошлого опыта от текущей реальности, и он может до некоторой степени пережить эти события заново. Например, переживания жестокого обращения, травматических инцидентов или трагической утраты могут быть вызваны сигналами окружающей среды и переживаться как заблуждение или галлюцинация.

Бред и галлюцинации могут возникать при всех типах деменции, и они особенно часто встречаются при деменции с тельцами Леви (LBD) и деменции при болезни Паркинсона (PDD). Вещи в окружающей среде могут способствовать неправильному восприятию. Например, драматические или пугающие телевизионные программы могут восприниматься как происходящие в реальной жизни. Тревожные шумы, отражения в зеркале или окне, темные тени и яркий свет могут восприниматься как кто-то, идущий за ними. Усталость или недостаток отдыха могут усугубить эти симптомы.Если симптомы новые или ухудшаются, важно, чтобы врач осмотрел человека, чтобы исключить основную медицинскую причину. Внезапные изменения психического статуса могут быть вызваны инфекциями мочевыводящих путей, пневмонией, запором, обезвоживанием и другими состояниями.

Когда человека не беспокоят и не беспокоят его галлюцинации или иллюзии, обычно лучше всего подтвердить свой опыт сухим тоном, не одобряя и не отрицая его. Например, вы можете сказать что-то вроде: «Ой, это интересно», или «Хм, я этого не вижу», или «Было бы неплохо иметь частный самолет, он определенно стоит больших денег! ” и перейду к другой теме разговора.Сохраняйте спокойствие и не спорьте с человеком и не говорите ему, что он неправ.

В этом разделе предлагаются некоторые идеи, как помочь человеку с деменцией, когда у него бред или галлюцинации. Если их симптомы беспокоят, следует проконсультироваться с врачом, чтобы исключить другие причины, и посмотреть, может ли лекарство помочь. Часто полезны ингибиторы ацетилхолинэстеразы, такие как донепезил (торговое название Aricept) или ривастигмин (торговое название Exelon). Более сильные лекарства, такие как нейролептики, имеют больше побочных эффектов, хотя польза от них иногда перевешивает потенциальный вред.

Человек считает, что ему нужно пойти на работу или выполнить предыдущие обязанности

  • Помните, что у человека есть болезнь, поражающая его мозг, и он не ведет себя так намеренно.
  • Обдумайте способы адаптации прежних ролей. Если человек всегда был «кормильцем» или «воспитателем», он может помочь ухаживать за домашним животным или садом. Если они привыкли быть ответственными, они могут быть «директором» и рассказывать другим, как делать то, что они делали раньше (например, готовить или ремонтировать).
  • Избегайте споров или попыток убедить человека; это часто ухудшает ситуацию
  • Попробуйте отвлечь собеседника разговором. Например, попросите их рассказать вам о своей работе и постепенно переводите разговор на несколько родственную тему. Если человек говорит о работе в офисе, вы можете сменить тему на пишущие машинки или компьютеры.
  • Попробуйте отвлечь человека комплиментами. Например, скажите им, насколько вам нравятся их рубашка или украшения, а затем задайте об этом вопросы.Это их любимый цвет? Это было дорого?
  • Попробуйте перенаправить человека с другим действием. Например, попросите их помочь сделать что-нибудь еще, например, переставить мебель, рассортировать почту, починить сломанный прибор, подмести пол или сложить белье.
  • Попробуйте успокоить человека, сказав небольшую ложь. Например, вы можете сказать им: «Сегодня офис закрыт» или «Дети в школе». Вам нужно будет немедленно перенаправить их на другую тему разговора или занятие, чтобы избежать конфликта.
  • Найдите способ выразить человеку свою признательность. Например, поблагодарите их за то, что они поделились с вами своей историей, научили вас чему-то, чего вы не знали, заставили вас смеяться и т. Д.
  • Настоящие опекуны делятся своими стратегиями в этом видео: «Разговоры с опекунами» Видео: «Играем вместе».

Человек видит или слышит, как кто-то идет за ним

  • Помните, что человек не делает это специально и не делает вид, что видит или слышит что-то. У них болезнь, поражающая их мозг, и они стараются изо всех сил.
  • Сочувствуйте чувствам человека и подбодрите его. Например, вы можете сказать:
    • Мне очень жаль, это пугающее чувство. Давайте сделаем глубокий вдох. Я ничего не слышу. Пойдемте, давайте убедимся, что все в порядке.
    • Когда мне страшно, я люблю проводить время со своей кошкой (помолиться, выпить чаю, закутаться в одеяло, посмотреть трогательный фильм и т. Д.) Вот мой кот Чарли, разве он не милый?
    • Прости, что было так страшно.Давай зажжем весь свет и съедим мороженого, пока не почувствуем себя лучше.
  • Не говорите человеку, что он не должен бояться.
  • Утешайте человека уважительным тоном голоса, как любого другого взрослого.
  • Если человек хорошо реагирует на привязанность, обнимите его, возьмите его за руку или потрите спину.
  • Постарайтесь наблюдать за окружающей средой с точки зрения человека. Ищите визуальные или слуховые подсказки, которые человек может неправильно воспринять.Сведите к минимуму тени, шумы и объекты, которые могут казаться пугающими или тревожными.
  • Есть ли предметы, которые помогают человеку чувствовать себя в безопасности, например одеяло, мягкая игрушка, религиозный или духовный предмет или фотография? Рассмотрим игрушечную игрушку робота.
  • Если человек живет один, такая паранойя может быть признаком того, что ему нужна дополнительная поддержка и наблюдение. Подумайте о том, чтобы нанять больше услуг по уходу на дому или переместить человека в учреждение по уходу.
  • Это видео из программы UCLA по лечению болезни Альцгеймера и деменции демонстрирует полезные стратегии.
  • Убрать или обезопасить оружие, ножи и другие предметы, которые могут быть использованы человеком, чтобы попытаться защитить себя от невиновного человека, который, как они могут ошибочно полагать, преследует его.

Человек считает, что его супруга или опекун - самозванец. Это также известно как синдром Капгра.

  • Помните, что заблуждение вызвано болезнью. Человек так поступает не специально.
  • Постарайтесь не принимать это на свой счет.
  • Иногда полезно, чтобы знакомый человек, например, сосед или родственник, позвонил или навестил этого человека, чтобы успокоить его.
  • Спор с человеком или попытка убедить его, что он неправ, может только ухудшить ситуацию.
  • Этот вид параноидального заблуждения особенно труден для близких, особенно для человека, которого считают самозванцем
  • Если вы на пределе возможностей и нуждаетесь в помощи, позвоните по круглосуточной горячей линии Ассоциации Альцгеймера по телефону 1.800.272.3900
  • .
  • Подумайте о том, чтобы присоединиться к группе поддержки или получить консультацию, которая поможет вам справиться.
  • Человеку с деменцией, возможно, придется провести некоторое время вдали от человека, которого он считает самозванцем.
  • Рассмотрите возможность найма помощника на дому, включения человека в дневную программу или перевода человека в дом другого родственника или в учреждение по уходу.
  • Послушайте интересный подкаст радиолаборатории NPR о синдроме Капгра.

Человек обвиняет кого-то в краже или сокрытии вещей

  • Люди с деменцией рискуют стать жертвами мошенничества и грабежа. Важно исследовать эти жалобы, чтобы увидеть, действительно ли это заблуждение.
  • Часто человек теряет свои вещи, и ему нужен кто-то, кто спокойно поможет ему найти их.
  • Помните, что человек делает это не специально; постарайтесь не принимать это на свой счет.
  • Избегайте споров с этим человеком; как правило, лучше просто попытаться помочь решить проблему.
  • Если вы не можете найти предмет, извинитесь перед человеком за его потерю. Предлагаю попробовать заменить.
  • Помогите человеку организовать и хранить свои вещи в удобных для него местах.Создавайте визуальные подсказки, которые помогают человеку находить предметы
  • Купите резервные копии вещей, которые часто теряются, например, очков, бумажника, кошельков и ключей.
  • Если человек проживает в учреждении по уходу, используйте наклейки с надписью на одежде, обуви и других личных вещах.

Человек становится очень расстроенным, агрессивным или импульсивно пытается «сбежать»

  • Сделайте глубокий вдох и постарайтесь сохранять спокойствие
  • Уменьшите фоновый шум (выключите телевизор или радио) и, если возможно, приглушите яркий свет.
  • Иногда полезно, чтобы другой знакомый человек, например, сосед или родственник, позвонил или посетил, чтобы отвлечь и успокоить человека.
  • Спор с человеком или попытка его физического сдерживания может ухудшить ситуацию
  • Если человек будет участвовать в разговоре, попробуйте спокойно поговорить о конкретных вещах, которые вы наблюдаете в окружающей среде, чтобы помочь переключить его внимание на настоящий момент. Например, вы можете описать погоду или ближайшее окружение.Поощряйте использование всех органов чувств (взгляд, слушание, осязание, обоняние).
  • Избегайте физического сдерживания человека, если он не находится в непосредственной опасности или не угрожает безопасности других
  • Если есть непосредственная угроза опасности для человека или кого-либо еще, звоните 911.
  • Обратитесь к врачу человека, чтобы срочно назначить встречу, чтобы исключить основную медицинскую причину и рассмотреть возможность медикаментозного лечения.
  • Если вы на пределе и нуждаетесь в помощи в том, чтобы понять, что делать в любое время дня и ночи, позвоните по круглосуточной горячей линии Ассоциации Альцгеймера по номеру 1.800.272.3900.
  • После того, как ситуация спадет с эскалации, подумайте о разработке плана действий в кризисной ситуации вместе с группой ухода за человеком, чтобы справиться с подобными ситуациями в будущем. Вот дополнительная информация о планах реагирования на кризисы Национальной ассоциации психических заболеваний.
  • Иногда повторяющиеся ритмичные действия могут утомлять людей. Например: качание на качелях или стуле, ходьба, жужжание, пение, подбрасывание мяча вперед и назад, игра на ручном барабане, удары по боксерской груши и т. Д.

Как помочь при эмоциональном кризисе

По данным Национального института психического здоровья, расстройства психического здоровья распространены в Соединенных Штатах, от которых ежегодно страдают десятки миллионов американцев. Однако только небольшая часть этих людей получает лечение. Без лечения психические расстройства могут достичь критической точки.

Некоторые примеры кризисов психического здоровья включают депрессию, травмы, расстройства пищевого поведения, злоупотребление алкоголем или психоактивными веществами, членовредительство и суицидальные мысли.Если вы подозреваете, что ваш друг или член семьи переживает эмоциональный кризис, ваша помощь может иметь значение.

В поисках знаков

Один из самых распространенных признаков эмоционального кризиса - это резкое и резкое изменение поведения. Некоторые примеры включают:

  • Пренебрежение личной гигиеной.
  • Резкое изменение привычек сна, например, более частый или плохой сон.
  • Увеличение или уменьшение веса.
  • Снижение успеваемости на работе или в школе.
  • Выраженные изменения настроения, такие как раздражительность, гнев, беспокойство или печаль.
  • Отказ от рутинной деятельности и отношений.

Иногда эти изменения происходят внезапно и очевидно. Такие события, как стихийное бедствие или потеря работы, могут быстро вызвать кризис. Однако часто изменения в поведении происходят постепенно. Если что-то не так с вашим любимым человеком, вспомните последние несколько недель или месяцев, чтобы рассмотреть признаки перемен.

Не ждите, чтобы озвучить свои опасения. Всегда лучше вмешаться пораньше, прежде чем эмоциональный стресс любимого человека перерастет в чрезвычайную ситуацию. Если вы чувствуете, что что-то не так, вы, вероятно, правы.

Прислушайтесь

Если вы подозреваете, что ваш любимый человек переживает кризис психического здоровья, обращение к вам - это первый шаг к оказанию помощи, в которой он нуждается, чтобы выздороветь. Сядьте и поговорите в тоне поддержки, без осуждения.Вы можете начать разговор с обычного приглашения: «Давай поговорим. В последнее время ты не похож на себя. Что-то происходит?»

Сохраняйте спокойствие и больше слушайте, чем говорите. Покажите любимому человеку, что вам можно доверять, если он выслушает и поддержит вас, не вынося суждений. Обсуждая свои опасения, придерживайтесь фактов, старайтесь не обвинять и не критиковать.

Обратиться за профессиональной помощью

Обращение к вам может помочь вашему другу или члену семьи справиться с эмоциональным кризисом.Но профессиональная помощь - лучший способ полностью решить проблему психического здоровья и взять ее под контроль. Вы можете объяснить, что психологи проходят специальную подготовку, которая делает их экспертами в понимании и лечении сложных эмоциональных и поведенческих проблем. Это обучение особенно важно, когда эмоциональное расстройство достигло критического уровня.

Психологи используют научно проверенные методы, выходящие за рамки разговора и слушания. Они могут научить своих клиентов инструментам и навыкам для решения проблем, управления стрессом и работы для достижения целей.

Чтобы помочь своему близкому найти психолога, с которым можно поговорить, вы можете посоветовать своему близкому поговорить с его или ее основным лечащим врачом о доступных ресурсах психического здоровья в вашем районе. Если на вашем рабочем месте действует программа помощи сотрудникам (EAP), это может быть полезным ресурсом и справочной службой. Вы также можете найти психолога в вашем районе с помощью службы поиска психологов APA.

Обеспокоенность самоубийством или причинением себе вреда или угрозой причинения вреда другим людям

Нет эмоционального кризиса более неотложного, чем суицидальные мысли и поведение или угрозы причинить кому-либо вред.Если вы подозреваете, что любимый человек подумывает о самоповреждении или самоубийстве, не ждите, чтобы вмешаться.

Это сложная тема для обсуждения, но обсуждение самоубийства никому не придет в голову. На самом деле, когда человек на короткое время задумывался о самоубийстве, это не является ненормальным. Это становится ненормальным, когда кто-то начинает рассматривать самоубийство как единственное решение своих проблем.

Если вы обнаруживаете или подозреваете, что ваш любимый зацикливается на мыслях о самоповреждении или разрабатывает план, это чрезвычайная ситуация.Если возможно, доставьте его или ее в отделение неотложной помощи. Медицинский персонал в отделении неотложной помощи может помочь вам справиться с кризисом и обезопасить вашего близкого.

Если вы думаете, что кто-то склонен к суициду или причинит кому-то вред, не оставляйте его или ее в покое. Если он или она не обратится за помощью или не позвонит в службу 911, исключите доступ к огнестрельному оружию или другим потенциальным инструментам для причинения вреда себе или другим, включая неконтролируемый доступ к лекарствам.

Национальная линия жизни по предотвращению самоубийств также является ценным ресурсом.Если вы обеспокоены психическим состоянием или личной безопасностью близкого человека и не можете отвезти его или ее в отделение неотложной помощи, вы можете поговорить с квалифицированным консультантом, позвонив по телефону 1-800-273-TALK.

Если вы беспокоитесь о любимом человеке, не откладывайте это. Вы можете изменить ситуацию, помогая своему другу или члену семьи вернуться на правильный путь психического здоровья.

Каковы признаки и симптомы расстройства личности?

Лечение

Как лечат расстройства личности?

Расстройства личности обычно лечат с помощью группового психологического лечения или терапии разговором.Ниже мы подробнее расскажем о различных типах лечения.

Варианты лечения расстройств личности постоянно развиваются.

Вы и ваш врач или медицинская бригада должны согласовать план лечения, который лучше всего подходит для вас.

Если ваш терапевт считает, что у вас сложное расстройство личности, он может направить вас к телефону:

  • бригада психиатрической помощи по месту жительства или
  • специализированная служба или подразделение по лечению расстройств личности, если таковое имеется на месте.

В этих службах работают такие специалисты, как психологи, психиатры и терапевты. У них будет опыт помощи людям с расстройствами личности. Иногда вы можете сами обратиться в эти службы за помощью.

Всегда стоит спрашивать, почему предлагается то или иное лечение. И есть ли другие вещи, которые могут помочь вам поправиться.

Обдумывая, какое лечение предложить вам, профессионалы должны проконсультироваться с рекомендациями NICE, если они уместны.NICE расшифровывается как Национальный институт здравоохранения и качества ухода. Рекомендации NICE рекомендуют лечение состояний.

Для расстройств личности NICE имеют рекомендации только для:

  • Пограничное расстройство личности (ПРЛ) и
  • Антисоциальное расстройство личности.

Вы можете найти их в Интернете по ссылке ниже:
www.nice.org.uk/guidance

Терапия расстройств личности обычно длительная. Возможно, вам придется завершить терапию, чтобы получить от нее максимальную пользу и помочь вашему выздоровлению.Если вы по какой-либо причине испытываете трудности с терапией, вы можете сообщить об этом своему терапевту.

В некоторых областях службы используют предварительную подготовку, чтобы помочь людям понять связь между эмоциями и решениями. Цель состоит в том, чтобы помочь вам распознать свои эмоции перед началом терапии и, надеюсь, завершить сеанс.

Следующие методы лечения могут помочь, если у вас расстройство личности:

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

CBT может помочь вам изменить то, как вы думаете и что делаете.Оба они связаны с тем, как вы себя чувствуете.

CBT смотрит на проблемы и трудности «здесь и сейчас» больше, чем на ваше прошлое или детство.

CBT может помочь вам понять, что вы думаете о себе, мире и других людях. И как это влияет на то, как вы справляетесь с вещами в своей жизни.

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ)

DBT может помочь вам научиться определять и контролировать свои эмоции и поведение.

Адаптирован из CBT. Это поможет вам распознать и изменить бесполезное поведение, изучив новые навыки.Бесполезное поведение может включать в себя мысли о самоубийстве, членовредительство, употребление алкоголя или наркотики, чтобы справиться со своими эмоциями.

Национальный институт здравоохранения и повышения квалификации (NICE) утверждает, что DBT может быть полезен, если у вас пограничное расстройство личности.

Курс DBT обычно длится более 18 месяцев.

Когнитивно-аналитическая терапия (КАТ)

CAT помогает вам распознать модели взаимоотношений, которые могут вызвать у вас проблемы и которые трудно изменить.Возможно, вы научились этим шаблонам, когда росли, чтобы справляться со сложными эмоциями.

Вы и терапевт будете работать вместе, чтобы распознать эти шаблоны, а затем попытаться изменить их. Эта терапия основана на индивидуальных потребностях. И принимает во внимание их текущую ситуацию и проблемы, которые у них возникают.

Этот тип терапии обычно длится от 4 до 24 недель. Но в среднем длится 16 недель.

Вы и ваш терапевт согласовываете конечную цель в начале терапии.

Терапия, основанная на ментализации (MBT)

Ментализация - это понимание того, что другие люди думают, нуждаются или хотят. Речь идет о том, чтобы осознавать, что происходит в вашем собственном уме и в умах других. Под ментализацией понимается тот факт, что иногда, когда вы чувствуете себя несчастным, бывает сложнее «ментализировать».

Вы будете посещать групповую и индивидуальную терапию. Это может помочь вам лучше понять себя и других и научиться ментализировать. Программы лечения могут длиться от 12 до 18 месяцев.

Психодинамическая или психоаналитическая терапия

Этот тип долгосрочной терапии - это терапевтический процесс, который помогает пациентам понять и решить свои проблемы. Это достигается за счет повышения осведомленности об их внутреннем мире и его влиянии на отношения как в прошлом, так и в настоящем.

Он отличается от большинства других методов лечения тем, что нацелен на глубокие изменения личности и эмоционального развития.

Он помогает людям понять и изменить сложные, глубоко укоренившиеся эмоциональные проблемы и проблемы в отношениях.

Лечебные сообщества

Терапевтическое сообщество - это место, где вы можете пройти длительную групповую терапию.

Вы приходили к вам или иногда оставались там на несколько недель или месяцев. Иногда вы можете приходить сюда всего на несколько дней в неделю.

Вы учитесь, проводя время с другими участниками экспериментальной группы. Он предлагает безопасное место, если есть какие-либо разногласия или неприятности. Люди в терапевтическом сообществе часто имеют право голоса в отношении того, как работает сообщество.

В Великобритании всего несколько терапевтических сообществ.Вы можете уточнить в местной службе связи для консультирования пациентов (PALS), есть ли она у вашего траста NHS. Вы можете найти свой офис PALS здесь:
www.nhs.uk/Service-Search/Patient-advice-and-liaison-services-(PALS)/LocationSearch/363

Лекарства

Не существует рекомендуемых лекарств для лечения расстройств личности.

Но ваш врач может прописать вам лекарство, которое поможет при таких симптомах, как беспокойство, гнев или плохое настроение. Это могут быть антидепрессанты, стабилизаторы настроения или нейролептики.

Вы можете узнать больше о:

  • Антидепрессанты, нажав здесь.
  • Стабилизаторы настроения, нажав здесь.
  • Нейролептики, нажав здесь.

Если вам дают какое-либо лекарство, ваш врач должен сказать вам, как оно должно помочь. И о любых побочных эффектах, которые могут у вас возникнуть.

Подход программы ухода

Расстройство личности может подвергнуть вас риску, означать, что у вас много потребностей и вам нужен высокий уровень ухода.Вы можете получить поддержку в рамках подхода программы медицинского обслуживания (CPA).

CPA используется для планирования и определения поддержки, необходимой вам для управления сложными потребностями и вашего психического здоровья.

Если вы состоите в CPA, у вас будет координатор по уходу. Они вместе с вами составят план ухода. В нем будет указано, как NHS будет поддерживать вас.

Вы можете найти дополнительную информацию о подходе «Программа ухода» , щелкнув здесь.

Что делать, если я недоволен лечением?

Служба консультаций и связи с пациентами (PALS)

Вы можете позвонить в Службу консультирования и связи с пациентами (PALS) при вашем трастовом фонде NHS, если вы:

  • недовольны тем, как обращаются с вашим лечением или уходом,
  • Вы изо всех сил пытаетесь получить правильное лечение, или
  • считают, что отношения между вами и профессионалом не налаживаются.

Они могут попытаться разобраться с любыми проблемами или вопросами, которые у вас есть. Подробную информацию о местных PALS можно найти на сайте www.nhs.uk/Service-Search/Patient-adviceand-liaison-services-(PALS)/LocationSearch/363.

Жалуется

Вы также можете пожаловаться, если вам что-то не нравится. Вы можете узнать больше о «Жалобы» , нажав здесь.

Защита интересов

Возможно, вам поможет адвокат, если вы недовольны своим лечением. Вы можете получить помощь от представителя NHS по жалобам.

Адвокат не зависит от служб охраны психического здоровья. Они могут помочь вам сделать так, чтобы ваш голос был услышан, когда вы пытаетесь решить проблемы. Они могут помочь вам написать письма или поддержать вас на встречах и встречах.

Вы можете найти в Интернете адвоката NHS по жалобам, или служба помощи при психических заболеваниях может найти вас.

Вы можете получить дополнительную информацию о ‘Advocacy’ , нажав здесь.

Что происходит, когда ваша карьера становится вашей личностью

Дэн *, партнер крупной бостонской юридической фирмы, должен был прибыть в офис, но вместо этого он лежал, свернувшись клубком на полу в ванной, небритый, в пижаме и плакал в полотенце.

Все началось медленно, на встрече с особенно напористым клиентом, когда в его голове вспыхнула мысль: «Какого черта я вообще здесь?» С этого момента он заметил, что его нетерпение, несчастье и разочарование по поводу работы стали глубже, пока он вдруг не осознал: он не находил счастья или удовлетворения в своей работе - а, возможно, никогда не находил.

Для того, кто построил все свое представление о себе вокруг своей карьеры, эта мысль привела Дэна к экзистенциальному кризису.Кто он, как не влиятельный юрист? Неужели он потратил столько лет, работая напрасно? Было бы у него больше друзей и более счастливая семья, если бы он не проводил все эти ночи в офисе?

История

Дэна не редкость. Многие люди, занимающиеся тяжелой работой, недовольны своей карьерой, несмотря на то, что всю жизнь упорно трудились, чтобы достичь своей нынешней должности. Ненависть к своей работе - это одно, но что произойдет, если вы так сильно отождествляете себя со своей работой, что ненавидеть свою работу означает ненавидеть себя?

Психологи используют термин «переплетение» для описания ситуации, когда границы между людьми стираются, а индивидуальная идентичность теряет важность.Запутанность мешает развитию стабильного, независимого самоощущения. Дэн, как и многие другие люди, работающие на высокопоставленных должностях, запутался не в другом человеке, а в своей карьере.

Как психолог, я специализируюсь на проблемах психического здоровья, связанных с тяжелой карьерой. Такие люди, как Дэн, появляются в моем офисе каждый день - на самом деле, очень часто мне приходилось создавать компанию Azimuth Psychological, чтобы сосредоточиться на удовлетворении их потребностей. Особое слияние высоких достижений, сильной конкуренции и культуры чрезмерной работы застало многих в идеальном шторме карьерного замешательства и выгорания.За прошедшие годы мы обнаружили, что эти проблемы настолько сложным образом взаимодействуют с личностью, личностью и эмоциями людей, что для их успешного решения часто требуется полноценная психологическая терапия.

Итак, что такого особенного в сложной карьере, которая слишком часто приводит к проблемам с психическим здоровьем, подобным тем, с которыми столкнулся Дэн?

Рабочая культура во многих сферах, требующих повышенного давления, часто вознаграждает сверхурочную работу повышением, престижем и повышением по службе. Дэн обнаружил, что проводить все больше и больше времени в офисе (или быть привязанным к своему корпоративному iPhone) - это цена, которую он должен был заплатить за свой быстрый рост в фирме.Однако, когда вы занимаетесь какой-либо интенсивной деятельностью в течение большей части времени бодрствования, эта деятельность будет иметь тенденцию становиться все более и более важной для вашей личности - хотя бы потому, что она вытеснила другие виды деятельности и отношения, с которыми вы могли бы себя идентифицировать.

Определенные карьеры или карьерные достижения часто высоко ценятся в семье или обществе человека. Родители Дэна оба были юристами, и, хотя они никогда явно не подталкивали Дэна к юридической карьере, они возлагали большие надежды на его профессиональные и финансовые достижения.Когда карьерный успех рассматривается как конечная цель жизни, люди могут чувствовать себя оторванными от своей семьи и сверстников, если им не удается (или просто не хотят) достичь определенного уровня профессионального успеха. Этот страх неудачи и изоляции заставляет людей сосредотачивать свою жизнь на достижении того, чего от них ждут. Однако эта интенсивная сосредоточенность и стремление заставляют их личность в конечном итоге стать синонимом их работы.

Когда работа, требующая повышенного давления, сочетается с большой зарплатой, люди могут оказаться в новом социально-экономическом классе. Это были не только дома, машины, отпуск и гаджеты, без которых Дэн внезапно не мог жить - это были друзья, званые обеды, благотворительные вечера. На нашу идентичность сильно влияет то, как мы представляем себя другим. Когда кто-то формирует идентичность, ориентированную на богатство, достижения и влияние, он привязывает себя к той высокооплачиваемой карьере, которая привела его к этому.

Даже для тех, кто не сгорает, построение идентичности вокруг карьеры - рискованный шаг.Компании и целые отрасли борются и гибнут. Дискриминация по возрасту может особенно затруднить для тех, кто находится на среднем или позднем этапе своей карьеры, поиск подходящей должности в своей области после увольнения. Независимо от того, как это происходит, отключение от карьеры, которая составляет основу вашей личности, может привести к более серьезным проблемам, таким как депрессия, беспокойство, употребление психоактивных веществ и одиночество.

Итак, как вы узнаете, связана ли ваша личность с вашей карьерой? Обдумайте следующие вопросы:

  1. Что вы думаете о своей работе вне офиса? Ваш разум часто занят мыслями, связанными с работой? Сложно ли участвовать в разговорах с другими людьми, не касающимися вашей работы?
  2. Как вы себя описываете? Какая часть этого описания связана с вашей работой, должностью или компанией? Можете ли вы еще как-нибудь описать себя? Как быстро вы рассказываете людям, с которыми только что познакомились, о своей работе?
  3. Где вы проводите больше всего времени? Кто-нибудь когда-нибудь жаловался вам, что вы слишком много находитесь в офисе?
  4. Есть ли у вас увлечения помимо работы, которые напрямую не связаны с вашими профессиональными навыками и способностями? Сможете ли вы постоянно проводить время, тренируя другие части своего мозга?
  5. Что бы вы почувствовали, если бы больше не могли продолжать заниматься своей профессией? Насколько это было бы вам неприятно?

Если эти вопросы заставляют вас беспокоиться о том, в какой степени ваша работа повлияла на вашу личность, вы можете предпринять некоторые действия, чтобы инициировать изменения.Вы можете выполнить это самостоятельно или с помощью психотерапевта, который понимает проблемы, с которыми сталкиваются люди, занимающиеся сложной карьерой.

Время высвобождения. Делегируйте задачи на работе, чтобы высвободить время и (что особенно важно) заполнить это время делами, не связанными с работой. Это может означать, что вы больше полагаетесь на своих коллег, нанимаете виртуального помощника или призываете стажера или дополнительного коллегу помогать с задачами. Эффективное делегирование требует отказа от некоторого контроля над тем, как именно должна выполняться работа, что само по себе является здоровым упражнением в общении и принятии.

Начните с малого. Что касается вашей новой деятельности вне работы, начните с малого и попробуйте заняться каким-нибудь хобби, на которое вы давно положили глаз. Вам не нужно брать на себя обязательства в долгосрочной перспективе; идея состоит в том, чтобы начать исследовать новые вещи, которые вы, возможно, захотите интегрировать в свою жизнь и свою личность. Например, если вы хотите больше тренироваться, не записывайтесь на марафон - просто начните ходить на работу или отдыхайте в тренажерном зале во время обеда один или два раза в неделю. Такие небольшие изменения легче придерживаться, и со временем они могут привести к положительному циклу улучшений и приверженности.

Восстановите свою сеть. Обратитесь к друзьям и семье, чтобы оживить ваши социальные круги. В конечном итоге вы получите удовольствие, а также создадите для себя сеть поддержки. Даже простое общение по SMS, электронной почте или телефону с людьми, с которыми вы давно не общались, может помочь укрепить отношения. Это не займет много времени; Недавнее исследование дружбы взрослых показало, что наличие от трех до пяти близких друзей связано с наивысшим уровнем удовлетворенности жизнью.

Решите, что для вас важно. Установите и пересмотрите свои принципы и ценности. Что является наиболее важным для вас? Подумайте о том, что вам небезразлично в жизни, и позвольте этим приоритетам вести вас к тому, что будет дальше. Терапевты часто используют процесс под названием «Уточнение ценностей», чтобы помочь своим клиентам продумать то, что для них наиболее важно. Этот процесс включает в себя размышление о желаемом направлении в таких областях, как отношения, сообщество, карьера и воспитание детей, а затем их ранжирование с точки зрения важности для вас.Хотя формальные рабочие листы могут быть полезны, вы можете начать с создания и обновления текущего списка на своем телефоне, размышляя о том, что для вас наиболее важно.

Не ограничивайтесь своей должностью. Подумайте о том, чтобы переосмыслить свое отношение к карьере не только с точки зрения вашей компании или должности, но и с точки зрения ваших навыков, которые можно использовать в различных контекстах. Например, многие психотерапевты, которые сгорают при встрече с клиентами, обнаруживают, что их навыки хорошо подходят для управления человеческими ресурсами или консультирования.

Хотя тесное отождествление со своей карьерой не обязательно плохо, это делает вас уязвимыми для болезненного кризиса идентичности, если вы выгорели, вас уволили или выйдете на пенсию. Люди в таких ситуациях часто страдают от беспокойства, депрессии и отчаяния. Отнимая немного времени для себя и диверсифицируя свою деятельность и отношения, вы можете создать более сбалансированную и устойчивую личность, соответствующую вашим ценностям.

* Имя изменено для защиты личности

Понимание воздействия травмы - помощь с информацией о травмах в службах психического здоровья

Помощь с информацией о травмах (TIC) включает в себя широкое понимание реакций на травматический стресс и общих реакций на травму.Поставщикам медицинских услуг необходимо понимать, как травма может повлиять на представление лечения, участие и результаты услуг по охране психического здоровья. В этой главе исследуется типичный опыт, с которым выжившие могут столкнуться сразу после или спустя долгое время после травматического опыта.

Травма, включая разовые, множественные или длительные повторяющиеся события, влияет на всех по-разному. Некоторые люди могут четко отображать критерии, связанные с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), но гораздо больше людей будут демонстрировать стойкие реакции или краткие субклинические симптомы или последствия, выходящие за рамки диагностических критериев.Воздействие травмы может быть незаметным, коварным или откровенно разрушительным. То, как событие влияет на человека, зависит от многих факторов, включая характеристики человека, тип и характеристики события (событий), процессы развития, значение травмы и социокультурные факторы.

Эта глава начинается с обзора общих реакций, подчеркивая, что реакции на травматический стресс - это нормальные реакции на ненормальные обстоятельства. В нем освещаются общие краткосрочные и долгосрочные реакции на травмирующий опыт людей, которые могут обращаться за услугами по охране психического здоровья.В этой главе обсуждаются психологические симптомы, не представленные в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств , пятое издание (DSM-5; Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013a), и реакции, связанные с травмой, которые либо не достигают порога психических расстройств или отражать стойкость. В нем также рассматриваются распространенные расстройства, связанные с травматическим стрессом. В этой главе исследуется роль культуры в определении психических заболеваний, особенно посттравматического стрессового расстройства, и в конце рассматриваются сопутствующие психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Структура TIC в службах психического здоровья - влияние травмы

Последовательность травматических реакций

Непосредственные реакции выживших после травмы довольно сложны и зависят от их собственного опыта, доступности естественной поддержки и целителей, их навыки совладания и жизненные навыки и навыки ближайших родственников, а также реакция более широкого сообщества, в котором они живут. Хотя реакции различаются по степени тяжести, даже самые острые реакции являются естественными реакциями на управление травмой - они не являются признаком психопатологии.Стили совладания варьируются от ориентированных на действия до рефлексивных и от эмоционально выразительных до сдержанных. С клинической точки зрения стиль реакции менее важен, чем степень, в которой усилия по преодолению препятствий позволяют человеку продолжать необходимую деятельность, регулировать эмоции, поддерживать самооценку, а также поддерживать межличностные контакты и наслаждаться ими. Действительно, прошлой ошибкой в ​​психологии травматического стресса, особенно в отношении групповых или массовых травм, было предположение, что все выжившие должны выражать эмоции, связанные с травмой, и говорить о травме; более поздние исследования показывают, что выжившие, которые решили не переживать травму, психологически так же здоровы, как и те, кто это делает.Самые последние подходы к психологическому анализу подчеркивают важность уважения к индивидуальному стилю совладания и не ценить один тип над другим.

Укороченное будущее: Травма может повлиять на представления о будущем через потерю надежды, ограниченные ожидания в отношении жизни, страх, что жизнь закончится внезапно или рано, или ожидание того, что нормальные жизненные события не произойдут (например, доступ к образованию , способность иметь серьезные и целеустремленные отношения, хорошие возможности для работы).

Первоначальные реакции на травму могут включать истощение, замешательство, грусть, беспокойство, возбуждение, онемение, диссоциацию, замешательство, физическое возбуждение и притупление аффекта. Большинство реакций нормальны, поскольку они затрагивают большинство выживших, и являются социально приемлемыми, психологически эффективными и самоограниченными. Признаки более серьезных реакций включают непрерывный дистресс без периодов относительного спокойствия или покоя, серьезные симптомы диссоциации и интенсивные навязчивые воспоминания, которые продолжаются, несмотря на возвращение в безопасное состояние.Отсроченная реакция на травму может включать стойкую усталость, нарушения сна, кошмары, страх повторения, беспокойство, сосредоточенное на воспоминаниях, депрессию и избегание эмоций, ощущений или действий, которые связаны с травмой, даже отдаленно. описывает некоторые общие реакции.

Общие переживания и реакции на травму

Часто сообщается и / или наблюдается ряд реакций после травмы. Большинство выживших проявляют немедленные реакции, но они обычно проходят без серьезных долгосрочных последствий.Это связано с тем, что большинство переживших травму очень устойчивы и разрабатывают соответствующие стратегии выживания, включая использование социальной поддержки, чтобы справиться с последствиями и последствиями травмы. Большинство из них со временем выздоравливают, проявляют минимальный стресс и эффективно функционируют в основных сферах жизни и на этапах развития. Даже в этом случае клиенты с незначительными нарушениями могут иметь субклинические симптомы или симптомы, не соответствующие диагностическим критериям острого стрессового расстройства (РАС) или посттравматического стрессового расстройства. Только у небольшого процента людей с травмой в анамнезе обнаруживаются нарушения и симптомы, соответствующие критериям стрессовых расстройств, связанных с травмой, включая расстройства настроения и тревожные расстройства.

Следующие разделы посвящены некоторым общим реакциям в различных областях (эмоциональных, физических, когнитивных, поведенческих, социальных и связанных с развитием), связанных с единичными, множественными и длительными травматическими событиями. Эти реакции часто являются нормальной реакцией на травму, но все же могут вызывать беспокойство. Такие реакции не являются признаками психического заболевания и не указывают на психическое расстройство. Расстройства, связанные с травматическим стрессом, включают определенную совокупность симптомов и критериев.

Эмоциональное

Эмоциональные реакции на травму могут сильно различаться и в значительной степени зависят от социокультурной истории человека. Помимо первоначальных эмоциональных реакций во время события, наиболее вероятными являются гнев, страх, печаль и стыд. Однако люди могут столкнуться с трудностями в определении любого из этих чувств по разным причинам. Им может не хватать опыта или предшествующего опыта эмоционального выражения в своей семье или сообществе. Они могут связывать сильные чувства с прошлой травмой, полагая, что выражение эмоций слишком опасно или приведет к потере контроля (например,g., чувство «потерять это» или сойти с ума). Третьи могут отрицать, что у них есть какие-либо чувства, связанные с их травмирующими переживаниями, и определять свои реакции как онемение или отсутствие эмоций.

Эмоциональная дисрегуляция

Некоторым пережившим травму трудно регулировать эмоции, такие как гнев, тревога, печаль и стыд - это особенно актуально, когда травма произошла в молодом возрасте (van der Kolk, Roth, Pelcovitz, & Mandel, 1993) . У людей, которые старше и хорошо функционировали до травмы, такое эмоциональное расстройство обычно недолговечно и представляет собой немедленную реакцию на травму, а не постоянный паттерн.Самолечение, а именно злоупотребление психоактивными веществами, является одним из методов, которые травмированные люди используют в попытке восстановить эмоциональный контроль, хотя в конечном итоге оно вызывает еще большее эмоциональное расстройство (например, вызванные психоактивными веществами изменения аффекта во время и после употребления). Другие попытки эмоционального регулирования могут включать в себя участие в поведении с высоким риском или самоповреждении, беспорядочном питании, компульсивном поведении, таком как азартные игры или переутомление, а также подавление или отрицание эмоций; однако не все виды поведения, связанные с саморегуляцией, считаются негативными.Фактически, некоторые люди находят творческие, здоровые и трудолюбивые способы управлять сильным аффектом, вызванным травмой, например, посредством возобновления приверженности физической активности или путем создания организации для поддержки переживших конкретную травму.

Травматический стресс имеет тенденцию вызывать две эмоциональные крайности: чувство либо слишком сильных (подавленность), либо слишком слабых (оцепенение) эмоций. Лечение может помочь клиенту найти оптимальный уровень эмоций и помочь ему или ей надлежащим образом переживать и регулировать сложные эмоции.Цель лечения - помочь клиентам научиться управлять своими эмоциями без употребления психоактивных веществ или другого небезопасного поведения. Скорее всего, это потребует изучения новых навыков совладания и того, как терпеть тревожные эмоции; некоторым клиентам могут быть полезны практики осознанности, когнитивная реструктуризация и подходы к десенсибилизации, специфичные для травм, такие как экспозиционная терапия и десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR; дополнительную информацию о терапии, специфичной для травм, см. в главе 6 части 1).

Онемение

Онемение - это биологический процесс, при котором эмоции отделяются от мыслей, поведения и воспоминаний. В следующей иллюстрации случая оцепенение Садханы подтверждается ее ограниченным спектром эмоций, связанных с межличностным взаимодействием, и ее неспособностью связать какие-либо эмоции с ее историей жестокого обращения. Также она верит в скорое будущее. Проспективное лонгитюдное исследование (Мальта, Левитт, Мартин, Дэвис и Клойтр, 2009), отслеживавшее развитие посттравматического стрессового расстройства у работников, работающих в условиях стихийных бедствий, подчеркнуло важность понимания и оценки оцепенения как реакции на травматический стресс.Поскольку симптомы онемения скрывают то, что происходит внутри эмоционально, у членов семьи, консультантов и других специалистов по поведенческому здоровью может быть тенденция оценивать уровни симптомов травматического стресса и последствия травмы как менее серьезные, чем они есть на самом деле.

Пример случая: Садханна

Садханна - 22-летняя женщина, которой предписано амбулаторное лечение психических заболеваний и наркозависимости в качестве альтернативы тюремному заключению. Она была арестована и обвинена в нападении после спора и драки с другой женщиной на улице.На приеме Садханна сообщила о 7-летней истории злоупотребления алкоголем и одном депрессивном эпизоде ​​в 18 лет. Она была удивлена ​​тем, что подралась, но призналась, что пила во время инцидента. Она также сообщила о жестоком физическом насилии со стороны бойфренда ее матери в возрасте от 4 до 15 лет. Особого внимания приемного работника привлекла прозаичная манера Садханны изобразить историю жестокого обращения. Во время интервью она четко указала, что не хочет посещать групповую терапию и слышать, как другие люди говорят о своих чувствах, говоря: «Я давно научилась не носить эмоции на рукаве.

Садханна сообщила, что бросила 10-й класс, сказав, что ей никогда не нравилась школа. Она не ожидала многого от жизни. В первые недели лечения Садханна сообщала, что чувствовала себя оторванной от других членов группы, и ставила под сомнение цель группы. Когда ее спросили о ее собственном анамнезе, она отрицала, что у нее были какие-либо трудности, и не понимала, почему ей назначили лечение. Она также отрицала, что испытывала чувства по поводу жестокого обращения и не верила, что это повлияло на ее жизнь сейчас. Члены группы часто отмечали, что она не проявляла особого сочувствия и сохраняла безразличный настрой, даже когда групповые обсуждения были эмоционально заряженными.

Физический

В диагностических критериях посттравматического стрессового расстройства значительный упор делается на психологические симптомы, но у некоторых людей, переживших травматический стресс, могут первоначально проявляться физические симптомы. Таким образом, первичная медико-санитарная помощь может быть первой и единственной дверью, через которую эти люди обращаются за помощью при симптомах, связанных с травмой. Более того, существует значительная связь между травмой, включая неблагоприятные переживания в детстве (ПНД), и хроническими заболеваниями. Общие физические расстройства и симптомы включают соматические жалобы; нарушения сна; желудочно-кишечные, сердечно-сосудистые, неврологические, скелетно-мышечные, респираторные и дерматологические расстройства; урологические проблемы; и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Соматизация

Соматизация указывает на сосредоточение внимания на физических симптомах или дисфункциях для выражения эмоционального дистресса. Соматические симптомы чаще возникают у людей, у которых есть реакции на травматический стресс, включая посттравматическое стрессовое расстройство. Люди определенного этнического и культурного происхождения могут изначально или исключительно проявлять эмоциональный стресс в виде физических недугов или проблем. Многие люди, страдающие соматизацией, скорее всего, не осознают связь между своими эмоциями и физическими симптомами, которые они испытывают.Иногда клиенты могут оставаться стойкими к исследованию эмоционального содержания и оставаться сосредоточенными на телесных жалобах как на средстве избегания. Некоторые клиенты могут настаивать на том, что их основные проблемы связаны с физическим здоровьем, даже если медицинские осмотры и тесты не подтверждают наличие недомоганий. В этих ситуациях соматизация может быть признаком психического заболевания. Тем не менее, в разных культурах эмоциональные расстройства подходят к физической сфере или рассматривают эмоциональные и физические симптомы и благополучие как одно целое. Важно не предполагать, что клиенты с физическими жалобами используют соматизацию как средство выражения эмоциональной боли; у них могут быть определенные состояния или расстройства, требующие медицинской помощи.Прежде всего, консультантам нужно направить на медицинское обследование.

Совет консультантам: Использование информации о биологии и травмах
  • Обучайте своих клиентов:

    -

    Кадр, заново переживающий событие (я), гипервозбуждение, нарушения сна и другие физические симптомы как физиологические реакции на экстремальный стресс.

    -

    Сообщите, что лечение и другие оздоровительные мероприятия могут улучшить как психологические, так и физиологические симптомы (например,г., терапия, медитация, упражнения, йога). Возможно, вам придется направить определенных клиентов к психиатру, который проведет их обследование и, при необходимости, назначит психотропные препараты для лечения тяжелых симптомов.

    -

    Обсудите симптомы травматического стресса и их физиологические компоненты.

    -

    Объясните связь между симптомами травматического стресса и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, если возможно.

    -

    Нормализация симптомов травмы.Например, объясните клиентам, что их симптомы не являются признаком слабости, недостатка характера, повреждений или сумасшествия.

  • Поддержите своих клиентов и дайте понять, что они не одиноки, они не виноваты и восстановление возможно и ожидается.

Биология травмы

Биология травм - это область растущих исследований, которая обещает получить более сложные и объяснительные открытия. Хотя подробное изложение биологических аспектов травмы выходит за рамки данной публикации, в настоящее время известно, что воздействие травмы приводит к каскаду биологических изменений и стрессовых реакций.Эти биологические изменения тесно связаны с посттравматическим стрессовым расстройством, другими психическими заболеваниями и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. К ним относятся:

  • Изменения в функционировании лимбической системы.

  • Активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси изменяется в зависимости от уровня кортизола.

  • Нейротрансмиттерное нарушение регуляции возбуждения и эндогенных опиоидных систем.

В качестве наглядного примера, ранние АПФ, такие как жестокое обращение, пренебрежение и другие травмы, влияют на развитие мозга и повышают уязвимость человека к межличностному насилию во взрослом возрасте и к развитию хронических и других физических заболеваний, психических заболеваний, психических заболеваний связанные расстройства и нарушения в других сферах жизни (Центры по контролю и профилактике заболеваний, 2012 г.).

Гипервозбуждение и нарушения сна

Распространенным симптомом, возникающим в результате травматических переживаний, является гипервозбуждение (также называемое повышенной бдительностью). Гипервозбуждение - это способ организма оставаться подготовленным. Он характеризуется нарушением сна, мышечным напряжением и более низким порогом реакции испуга и может сохраняться спустя годы после травмы. Это также один из основных диагностических критериев посттравматического стрессового расстройства.

Повышенное возбуждение - следствие биологических изменений, вызванных травмой.Хотя он служит средством самозащиты после травмы, он может нанести вред. Гипервозбуждение может повлиять на способность человека тратить необходимое время на оценку и адекватную реакцию на определенные действия, такие как громкие звуки или резкие движения. Иногда гипервозбуждение может вызывать чрезмерную реакцию на ситуации, воспринимаемые как опасные, хотя на самом деле обстоятельства безопасны.

Пример случая: Кими

Кими - 35-летняя индейская женщина, которую в 16 лет изнасиловали по дороге домой из средней школы пригорода.Она рассказывает, как в тот день изменилась вся ее жизнь. «Я никогда не чувствовал себя в безопасности в одиночестве после изнасилования. Раньше я любил гулять везде. После этого я не мог терпеть страха, который возникал, когда я гулял по соседству. Не имело значения, был я один или с друзьями - каждый звук, который я слышал, приводил меня в состояние страха. Я чувствовал, что то же самое должно произойти снова. Со временем становится лучше, но мне часто кажется, что я сижу на ветке дерева и жду, когда она сломается.Мне трудно расслабляться. Я легко могу испугаться, если лист перевернется на моем пути или если мои дети будут кричать, играя во дворе. Лучше всего я могу описать, как я переживаю жизнь, - это сравнить ее с просмотром страшного, тревожного фильма - с тревогой ожидая, что что-то произойдет, ладони потеют, сердце колотится на краю стула ».

Наряду с гипервозбуждением у людей, переживших травму, очень часто встречаются нарушения сна. Они могут проявляться в виде раннего пробуждения, беспокойного сна, проблем с засыпанием и кошмаров.Нарушения сна наиболее устойчивы среди людей, перенесших стресс, связанный с травмой; нарушения иногда остаются невосприимчивыми к вмешательству еще долгое время после успешного лечения других симптомов травматического стресса. Помимо лекарств доступны многочисленные стратегии, в том числе правильная гигиена сна, когнитивные репетиции кошмаров, стратегии релаксации и питание.

Когнитивный

Травматический опыт может влиять на когнитивные способности и изменять их. С самого начала травма бросает вызов справедливому миру или основным жизненным предположениям, которые помогают людям ориентироваться в повседневной жизни (Janoff-Bulman, 1992).Например, было бы трудно выйти из дома утром, если бы вы считали, что мир небезопасен, что все люди опасны или что жизнь не обещает никаких перспектив. Вера в то, что усилия и намерения могут защитить себя от плохих вещей, снижает вероятность того, что человек осознает свою уязвимость. Однако травмирующие события - особенно если они неожиданные - могут бросить вызов таким убеждениям.

Познание и травма

Следующие ниже примеры отражают некоторые типы когнитивных изменений или изменений мыслительного процесса, которые могут произойти в ответ на травматический стресс.

Когнитивные ошибки: Неправильное толкование текущей ситуации как опасной, потому что она напоминает, даже отдаленно, предыдущую травму (например, клиент слишком остро реагирует на перевернутое каноэ на глубине 8 дюймов, как будто она и ее товарищ по гребле утонут из-за к ее предыдущему опыту почти утопления в разливе 5 годами ранее).

Чрезмерная или неуместная вина: Попытка познавательно осмыслить и получить контроль над травмирующим опытом, взяв на себя ответственность или осознав свою вину, потому что другие, которые пережили такую ​​же травму, не выжили.

Идеализация: Демонстрация неточных рационализаций, идеализаций или оправданий поведения преступника, особенно если преступник является или был опекуном. Другие подобные реакции отражают идеализацию; травматическая связь - это эмоциональная привязанность, которая развивается (отчасти для обеспечения выживания) между преступниками, которые участвуют в межличностной травме, и их жертвами, а Стокгольмский синдром включает сострадание и лояльность по отношению к захватчикам заложников (de Fabrique, Van Hasselt, Vecchi, & Romano, 2007) .

Галлюцинации или бред, вызванные травмой: Переживание галлюцинаций и бред, которые, хотя и имеют биологическое происхождение, содержат познания, соответствующие содержанию травмы (например, женщина считает, что человек, ступивший в ее автобус, - это ее отец, который неоднократно подвергал ее сексуальному насилию в детстве, потому что носил туфли, похожие на те, которые когда-то носил ее отец).

Навязчивые мысли и воспоминания: Переживание без предупреждения или желания мысли и воспоминания, связанные с травмой.Эти навязчивые мысли и воспоминания могут легко вызвать сильные эмоциональные и поведенческие реакции, как если бы травма повторялась в настоящем. Навязчивые мысли и воспоминания могут возникать быстро, что называется наводнением, и могут быть разрушительными в момент их возникновения. Если человек сталкивается с триггером, у него на какое-то время может усилиться навязчивые мысли и воспоминания. Например, люди, которые случайно получили повторную травму из-за программы или клинической практики, могут иметь всплеск навязчивых мыслей о прошлой травме, что затрудняет различение того, что происходит сейчас, по сравнению с тем, что произошло тогда.Всякий раз, когда консультирование фокусируется на травме, клиент, скорее всего, испытает навязчивые мысли и воспоминания. Важно разработать стратегии выживания до, в максимально возможной степени, и во время предоставления лечения с учетом травм и специфических травм.

Допустим, вы всегда считали время вождения «своим временем», а машину - безопасным местом для этого времени. Затем кто-то ударил вас сзади у въезда на шоссе. Почти сразу авария влияет на то, как вы воспринимаете мир, и с этого момента, в течение нескольких месяцев после аварии, вы чувствуете себя небезопасно в любой машине.Вы начинаете проявлять повышенную бдительность по отношению к другим водителям и чувствуете, что другие машины выезжают на вашу полосу движения или не могут остановиться на безопасном расстоянии позади вас. На какое-то время ваше восприятие безопасности размывается, что часто приводит к компенсирующему поведению (например, чрезмерному взгляду в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, останавливаются ли машины позади вас), пока это убеждение не будет восстановлено или переработано. Некоторые люди никогда не возвращаются к своим прежним системам убеждений после травмы и не находят способа их переработать, что приводит к мировоззрению, что жизнь небезопасна.Тем не менее, многие другие люди могут вернуться к основным убеждениям, которые поддерживают их представление о безопасности.

Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы. Согласно модели когнитивной триады Бека и его коллег (1979), травма может изменить три основных когнитивных паттерна: мысли о себе, мире (других / окружении) и будущем. Чтобы уточнить, травма может привести к тому, что люди будут считать себя некомпетентными или поврежденными, видеть других и мир небезопасными и непредсказуемыми, а будущее - безнадежным - полагая, что личные страдания будут продолжаться или что в обозримом будущем будут иметь место негативные последствия. (видеть ).Впоследствии этот набор познаний может сильно повлиять на веру клиентов в их способность эффективно использовать внутренние ресурсы и внешнюю поддержку. С когнитивно-поведенческой точки зрения эти познания имеют двунаправленную взаимосвязь, поддерживая или способствуя развитию депрессивных и тревожных симптомов после травмы. Однако когнитивные паттерны также могут помочь защитить от изнуряющих психологических симптомов. Многие факторы влияют на когнитивные модели до, во время и после травмы.

Чувствовать себя по-другому

Неотъемлемой частью переживания травмы является ощущение отличия от других, независимо от того, была ли травма индивидуальным или групповым опытом. Травматические переживания обычно кажутся сюрреалистичными и бросают вызов необходимости и ценности повседневной деятельности. Выжившие часто полагают, что другие не полностью поймут их опыт, и они могут подумать, что поделиться своими чувствами, мыслями и реакциями, связанными с травмой, не оправдает ожиданий.Какой бы ужасной ни была травма, опыт , травмы, обычно бывает глубоким.

Тип травмы может диктовать, как человек чувствует себя по-другому или считает, что он отличается от других. Травмы, вызывающие чувство стыда, часто приводят к тому, что выжившие чувствуют себя более отчужденными от других, считая себя «испорченным товаром». Когда люди считают, что их опыт уникален и непонятен, они с большей вероятностью будут искать поддержки, если они вообще ищут поддержки, только у тех, кто пережил подобную травму.

Триггеры и ретроспективы
Триггеры

Триггер - это стимул, который вызывает воспоминание о травме или конкретную часть травмирующего опыта. Представьте, что вы ненадолго застряли в машине после аварии. Затем, несколько лет спустя, вы не смогли открыть замок после посещения кабинки туалета; Возможно, вы начали ощущать прилив паники, напоминающий аварию, даже несмотря на то, что были другие способы спастись из стойла. Некоторые триггеры можно легко идентифицировать и предвидеть, но многие из них незаметны и незаметны, часто удивляя человека или застигая его врасплох.В процессе лечения важно помочь клиентам определить потенциальные триггеры, установить связь между сильными эмоциональными реакциями и триггерами, а также разработать стратегии выживания, чтобы управлять теми моментами, когда триггер срабатывает. Триггер - это любое сенсорное напоминание о травмирующем событии: шум, запах, температура, другие физические ощущения или визуальная сцена. Триггеры могут быть обобщены на любую характеристику, независимо от того, насколько отдаленной, которая напоминает или представляет предыдущую травму, например, повторное посещение места, где произошла травма, пребывание в одиночестве, когда ваши дети достигают того же возраста, что и вы, когда вы пережили травму, видение та же порода собак, которая вас укусила или слышала громкие голоса.Триггеры часто связаны со временем дня, сезоном, праздником или годовщиной события.

Воспоминания

Воспоминания - это повторное переживание предыдущего травмирующего опыта, как если бы оно действительно происходило в тот момент. Сюда входят реакции, которые часто напоминают реакции клиента во время травмы. Воспоминания о воспоминаниях очень краткие и обычно длятся всего несколько секунд, но эмоциональные последствия сохраняются на часы или дольше. Воспоминания обычно инициируются триггером, но не обязательно.Иногда они возникают неожиданно. В других случаях определенные физические состояния повышают уязвимость человека к повторному переживанию травмы (например, усталость, высокий уровень стресса). Воспоминания могут быть похожи на короткую сцену из фильма, которая вторгается в сознание клиента. Например, в жаркий солнечный день может быть достаточно услышать встречный огонь из машины, чтобы ветеран отреагировал так, как будто он или она вернулись на военный патруль. Другие способы, которыми люди повторно переживают травму, помимо воспоминаний, - это кошмары и навязчивые мысли о травме.

Совет консультантам: Помощь клиентам в управлении воспоминаниями и триггерами

Если клиент запускается во время сеанса или во время какого-либо аспекта лечения, помогите ему сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас; то есть использовать методы заземления. Поставщики услуг по охране психического здоровья должны быть готовы помочь клиенту восстановиться, чтобы они могли различать то, что происходит сейчас, и то, что происходило в прошлом (дополнительные методы заземления см. В Covington, 2008 и Najavits, 2002b, 2007b).Предложите рассказать об опыте триггеров и воспоминаний, а затем нормализовать эти события как обычные реакции на травматический стресс. После этого некоторым клиентам необходимо обсудить переживания и понять, почему произошли ретроспективные кадры или триггеры. Клиенту часто помогает установить связь между триггером и травмирующим событием (ями). Это может быть превентивная стратегия, с помощью которой клиент может предвидеть, что данная ситуация подвергает его или ее более высокому риску повторной травмы и требует использования стратегий выживания, включая поиск поддержки.

Источник: Академия травматологии Зеленого Креста, 2010.

Диссоциация, деперсонализация и дереализация

Диссоциация - это психический процесс, который разрывает связи между мыслями, воспоминаниями, чувствами, действиями и / или чувством идентичности человека. Большинство из нас испытали диссоциацию - потерю способности вспомнить или отследить конкретное действие (например, прийти на работу, но не вспомнить последние минуты поездки). Диссоциация происходит потому, что человек занимается автоматической деятельностью и не обращает внимания на свое ближайшее окружение.Диссоциация также может возникать во время сильного стресса или травмы в качестве защитного элемента, когда человек подвергается искажению времени, пространства или идентичности. Это частый симптом реакций на травматический стресс.

Диссоциация помогает дистанцировать переживания от человека. Люди, которые пережили тяжелую травму или травму развития, возможно, научились отделять себя от стресса, чтобы выжить. Иногда диссоциация может быть очень распространенной и симптоматической для психического расстройства, такого как диссоциативное расстройство личности (DID; ранее известное как расстройство множественной личности).Согласно DSM-5, «диссоциативные расстройства характеризуются нарушением и / или прерыванием нормальной интеграции сознания, памяти, идентичности, эмоций, восприятия, представления тела, моторного контроля и поведения» (APA, 2013a, p. 291). Диагностика диссоциативного расстройства тесно связана с историями тяжелых детских травм или повсеместных, вызванных человеком, преднамеренных травм, например, пережитых пережившими концлагеря или жертвами продолжающегося политического заключения, пыток или длительной изоляции.При подозрении на диагноз диссоциативного расстройства следует проконсультироваться со специалистом в области психического здоровья, желательно со значительной подготовкой в ​​работе с диссоциативными расстройствами и травмами.

Возможные признаки диссоциации
  • Фиксированные или «остекленевшие» глаза

  • Внезапное ослабление аффекта

  • Длительные периоды молчания

  • Монотонный голос

  • Стереотипные движения нет

  • соответствует текущему контексту или ситуации

  • Чрезмерная интеллектуализация

(Briere, 1996a)

Характеристики DID могут быть общепринятыми переживаниями в других культурах, а не рассматриваться как симптом травматического опыта.Например, в незападных культурах ощущение альтернативных существ внутри себя может интерпретироваться как обитаемое духами или предками (Kirmayer, 1996). Другой опыт, связанный с диссоциацией, включает деперсонализацию - психологическое «покидание своего тела», как если бы вы наблюдали за собой на расстоянии в качестве наблюдателя или через дереализацию, ведущую к ощущению, что происходящее незнакомо или нереально.

Если у клиентов проявляются признаки диссоциации, поставщики услуг по охране психического здоровья могут использовать методы заземления, чтобы помочь им уменьшить эту стратегию защиты.Одним из основных долгосрочных последствий диссоциации является сложность, которую она вызывает в связи сильных эмоциональных или физических реакций с событием. Часто люди могут думать, что сходят с ума, потому что они не осознают характер своих реакций. Обучая клиентов устойчивым качествам диссоциации, одновременно подчеркивая, что это мешает им справиться с травмой или подтвердить ее, люди могут начать понимать роль диссоциации. В общем, при работе с пережившими травму важно, чтобы уровень интенсивности не был настолько большим, чтобы вызвать диссоциативную реакцию и не дать человеку участвовать в процессе.

Поведенческие

Реакции на травматический стресс широко различаются; часто люди прибегают к такому поведению, чтобы управлять последствиями, интенсивностью эмоций или тревожными аспектами травмирующего опыта. Некоторые люди снижают напряжение или стресс с помощью избегания, самолечения (например, злоупотребление алкоголем), компульсивного (например, переедания), импульсивного (например, поведения с высоким риском) и / или самоповреждающего поведения. Другие могут попытаться получить контроль над своим опытом, проявляя агрессию или подсознательно воспроизводя аспекты травмы.

Поведенческие реакции также являются следствием травматического опыта или извлечены из него. Например, некоторые люди действуют так, как будто они не могут контролировать свое текущее окружение, в результате чего они не могут действовать или принимать решения спустя долгое время после травмы (приобретенная беспомощность). Другие элементы травмы ассоциируются с текущей деятельностью, например, реакцией на интимный момент в значимых отношениях как на опасные или небезопасные годы после изнасилования на свидании. В следующих разделах обсуждаются поведенческие последствия травм и реакций на травматический стресс.

Воссоздание

Отличительный симптом травмы - это переживание травмы различными способами. Повторное переживание может происходить через реконструкцию (буквально «повторить»), с помощью которой пережившие травму повторно переживают и воссоздают прошлую травму в своей настоящей жизни. Это очень заметно у детей, которые играют, имитируя то, что произошло во время травмы, например, делая вид, что они врезались в игрушечный самолетик после того, как увидели по телевидению кадры террористических атак на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года.Попытки понять реконструкцию очень сложны, так как реконструкция происходит по разным причинам. Иногда люди воспроизводят прошлые травмы, чтобы справиться с ними. Примеры реконструкций включают в себя различные формы поведения: самоповреждающее поведение, гиперсексуальность, прогулки в одиночестве в небезопасных местах или другие виды поведения с высоким риском, безрассудное вождение или участие в повторяющихся деструктивных отношениях (например, неоднократное вступление в романтические отношения с людьми, которые проявляют насилие. или насильственный), и это лишь некоторые из них.

Самоповреждение и саморазрушительное поведение

Самоповреждение - это любой тип преднамеренного самоповреждения, независимо от тяжести травмы или от того, было ли умышленно самоубийство. Часто членовредительство - это попытка справиться с эмоциональным или физическим стрессом, который кажется подавляющим, или справиться с глубоким чувством диссоциации или оказаться в ловушке, беспомощности и «поврежденности» (Herman, 1997; Santa Mina & Gallop, 1998). Самоповреждение связано с сексуальным насилием в прошлом в детстве и другими формами травм, а также со злоупотреблением психоактивными веществами.Таким образом, решение проблемы членовредительства требует внимания к причинам членовредительства со стороны клиента. Скорее всего, клиенту нужна помощь в распознавании и преодолении эмоционального или физического стресса в разумных количествах и способами.

Устойчивое реагирование на травму

Многие люди находят здоровые способы справиться с травмой, отреагировать на нее и излечиться от нее. Часто люди автоматически переоценивают свои ценности и переопределяют то, что важно после травмы. К таким устойчивым ответам относятся:

  • Усиление связи с семьей и обществом.

  • Новое определение цели и смысла.

  • Повышенная приверженность личной миссии.

  • Пересмотренные приоритеты.

  • Увеличение благотворительности и волонтерства.

Пример случая: Марко

Марко, 30-летний мужчина, обратился за лечением в местный центр психического здоровья после двухлетнего приступа тревожных симптомов. Он был активным членом своей церкви в течение 12 лет, но, хотя он обратился за помощью к своему пастору около года назад, он сообщает, что с тех пор не контактировал ни со своим пастором, ни со своей церковью.Примерно 3 года назад его жена покончила с собой. Он описывает ее как свою половинку и с трудом понимает ее действия и то, как он мог их предотвратить.

При первоначальном приеме он упомянул, что он был первым человеком, который нашел свою жену после самоубийства, и сообщил о чувствах предательства, обиды, гнева и опустошения после ее смерти. Он утверждал, что все его бросают или умирают. Он также рассказал о своих проблемах со сном, о повторяющихся сновидениях о жене и о том, что избегает отношений.На своем первом сеансе с консультантом он сначала отказался от консультанта до того, как консультант получил возможность начать анализировать и говорить о событиях и дискомфорте, которые привели его к лечению.

В этом сценарии Марко, вероятно, воспроизводит свое чувство покинутости, пытаясь отвергнуть других, прежде чем он испытает очередное неприятие или отказ. В этой ситуации консультанту нужно будет распознать реконструкцию, изучить поведение и изучить, как реконструкция проявляется в других ситуациях жизни Марко.

Среди видов самоповреждения, описанных в литературе, можно назвать порезы, обжигание кожи теплом (например, сигарет) или едкими жидкостями, нанесение ударов кулаком, достаточно сильным, чтобы нанести себе синяк, удары головой, выдергивание волос, самоотравление, вставление посторонних предметов отверстия в теле, чрезмерное грызение ногтей, чрезмерное царапание, перелом костей, грызение плоти, нарушение заживления ран, связывание частей тела для остановки дыхания или кровотока, проглатывание острых предметов и самоубийство. Порезы и ожоги - одни из самых распространенных форм членовредительства.

Самоповреждения чаще всего возникают у людей, которые пережили повторные и / или ранние травмы (например, сексуальное насилие в детстве), а не у тех, кто пережил единственную взрослую травму (например, бедствие в общине или серьезная машина несчастный случай). Между расстройствами пищевого поведения, членовредительства и злоупотреблением психоактивными веществами существует прочная связь (Claes & Vandereycken, 2007; обсуждение см. В Harned, Najavits, & Weiss, 2006). Самокалечение также связано (и является частью диагностических критериев) с рядом расстройств личности, включая пограничные и истерические, а также ДРИ, депрессию и некоторые формы шизофрении; эти расстройства могут сочетаться с реакциями на травматический стресс и расстройствами.

Важно отличать членовредительство, которое является суицидальным, от членовредительства, которое не является суицидальным, и тщательно оценивать обе эти очень серьезные опасности и управлять ими. Большинство людей, которые совершают самоповреждения, делают это не с намерением убить себя (Noll, Horowitz, Bonanno, Trickett, & Putnam, 2003), хотя самоповреждение может быть опасным для жизни и может перерасти в суицид, если не лечить. . Самоповреждение может быть способом привлечь внимание или манипулировать другими, но чаще всего это не так.Саморазрушительное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами, ограничительное или переедание, безрассудное вождение автомобиля или импульсивное поведение с высоким риском, отличается от поведения с самоповреждением, но также наблюдается у клиентов с историей травм. Саморазрушительное поведение отличается от поведения с причинением себе вреда тем, что такое поведение может не оказывать немедленного негативного воздействия на человека; они отличаются от суицидального поведения тем, что не имеют намерения вызвать смерть в краткосрочной перспективе.

Совет консультантам: Работа с клиентами, которые наносят себе телесные повреждения

Консультанты, которые неквалифицированы или испытывают дискомфорт при работе с клиентами, которые демонстрируют самоповреждающие, саморазрушительные, суицидальные или убийственные мысли, намерения или поведение, должны работать с их агентства и руководители направлять таких клиентов к другим консультантам.Им следует рассмотреть возможность обращения за специализированным наблюдением за тем, как эффективно и безопасно управлять такими клиентами и как управлять своими чувствами по поводу этих проблем. Следующие ниже предложения предполагают, что консультант имеет достаточную подготовку и опыт для работы с клиентами, которые причиняют себе вред. Чтобы должным образом отреагировать на клиента, который совершает самоповреждение, консультанты должны:

  • Проверять клиента на предмет членовредительства и риска суицида при первоначальной оценке и в течение всего лечения.

  • Изучите точку зрения клиента на членовредительство и то, как это «помогает».

  • Поймите, что членовредительство часто является стратегией выживания, позволяющей управлять интенсивностью эмоционального и / или физического стресса.

  • Обучайте клиента навыкам совладания с собой, которые улучшают его или ее управление эмоциями без членовредительства.

  • Помогите клиенту получить уровень обслуживания, необходимый для снижения реального риска самоубийства или серьезного самоповреждения. Это может включать госпитализацию, более интенсивное программирование (например,g., интенсивная амбулаторная, частичная госпитализация, стационарное лечение) или более частые лечебные сеансы. Цель состоит в том, чтобы как можно быстрее стабилизировать клиента, а затем, если возможно, начать фокусировать лечение на разработке стратегий выживания, чтобы справиться с самоповреждающими и другими вредными импульсами.

  • Проконсультируйтесь с другими членами команды, руководителями и, при необходимости, юридическими экспертами, чтобы определить, соответствуют ли ваши усилия и концептуальное представление клиента, наносящего себе вред, руководящим принципам передовой практики.См., Например, Протокол улучшения лечения (TIP) 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (Центр лечения наркозависимости [CSAT], 2005c). Тщательно и часто документируйте такие консультации и решения, принятые по их результатам.
  • Помогите клиенту определить, как употребление психоактивных веществ влияет на членовредительство. В некоторых случаях это может усилить поведение (например, алкоголь растормаживает клиента, который в этом случае с большей вероятностью нанесет себе вред). В других случаях это может ухудшить поведение (например,g., героин вызывает расслабление и, таким образом, может уменьшить влечение к самоповреждению). В любом случае продолжайте помогать клиенту понять, насколько необходимо воздержание от психоактивных веществ, чтобы он или она могли научиться более адаптивному копированию.

  • Совместно с клиентом разработайте план по созданию чувства безопасности. Травмы влияют на людей по-разному; следовательно, безопасность или безопасная среда могут означать нечто совершенно иное для каждого человека. Позвольте клиенту определить, что для него значит безопасность.

Консультанты также могут помочь клиенту подготовить карточку безопасности, которую клиент может всегда иметь при себе. Карта может включать контактную информацию консультанта, круглосуточный номер телефона для экстренной помощи, контактную информацию для людей, оказывающих поддержку, с которыми можно связаться в случае необходимости, и, при необходимости, номера телефонов служб неотложной медицинской помощи. Консультант может обсудить с клиентом типы признаков или кризисных ситуаций, которые могут потребовать использования цифр на карточке.Кроме того, консультант может время от времени проверять у клиента актуальность информации на карте.

TIP 50, Устранение суицидальных мыслей и поведения при лечении наркозависимости (CSAT, 2009a) содержит примеры соглашений о безопасности специально для суицидных клиентов и более подробно описывает их использование. Нет достоверных доказательств того, что соглашение о безопасности эффективно предотвращает попытку самоубийства или смерть. Соглашения о безопасности для клиентов с суицидальными мыслями и поведением следует использовать только в качестве дополнительной поддержки, сопровождающей профессиональный скрининг, оценку и лечение людей с суицидальными мыслями и поведением.Имейте в виду, что планы или соглашения по обеспечению безопасности могут восприниматься пережившим травму как средство управления поведением, которое впоследствии воспроизводит или запускает предыдущий травматический опыт.

Все профессионалы - а в некоторых государствах любой человек - могут нести этические и юридические обязательства перед теми клиентами, которые представляют непосредственную опасность для себя или других. Клиницисты должны знать соответствующие законы штата, в которых они практикуют, а также соответствующие федеральные и профессиональные постановления.

Однако, как и в случае с самоповреждающим поведением, саморазрушительное поведение необходимо распознавать и устранять, и оно может сохраняться - или ухудшаться - без вмешательства.

Потребление психоактивных веществ

Использование психоактивных веществ часто начинается или увеличивается после травмы. Клиенты, находящиеся на раннем этапе выздоровления, особенно те, у которых развивается посттравматическое стрессовое расстройство или у которых оно реактивируется, повышается риск рецидива, если они переживают травму. В первые 2 месяца после 11 сентября 2001 г. более четверти жителей Нью-Йорка, которые курили сигареты, употребляли алкоголь или употребляли марихуану (около 265 000 человек), увеличили свое потребление. Увеличение продолжалось через 6 месяцев после атак (Vlahov, Galea, Ahern, Resnick, & Kilpatrick, 2004).В исследовании, проведенном Управлением служб наркологической и психиатрической помощи (SAMHSA, Управление прикладных исследований, 2002 г.), использовались данные Национального обследования употребления наркотиков и здоровья для сравнения первых трех кварталов 2001 г. с последним кварталом и сообщалось об увеличении уровня распространенности. за употребление алкоголя людьми 18 лет и старше в столичном районе Нью-Йорка в четвертом квартале.

Интервью с жителями Нью-Йорка, которые в настоящее время или в прошлом употребляли кокаин или героин, показали, что у многих, кто был чистым в течение 6 месяцев или меньше, после 11 сентября 2001 года случился рецидив.Другие, которые потеряли свой доход и больше не могли поддерживать свою привычку, стали участниками метадоновых программ (Weiss et al., 2002). После взрыва в Оклахома-Сити в 1995 году жители Оклахомы сообщили о удвоении нормального уровня употребления алкоголя, курении большего количества сигарет и более высокой частоте начала курения через месяцы и даже годы после взрыва (Smith, Christiansen, Vincent, & Hann, 1999).

Самолечение

Теория самолечения Ханциана (1985) предполагает, что наркотики, вызывающие злоупотребление, выбираются по их специфическим эффектам.Однако до сих пор не появилось окончательной модели использования определенных веществ в отношении симптомов посттравматического стресса или травм. Использование веществ может варьироваться в зависимости от множества факторов, в том числе от того, какие симптомы травмы наиболее заметны для человека, и от его доступа к определенным веществам. Неразрешенные травмы иногда скрываются за эмоциями, которые клиенты не могут себе позволить. Употребление психоактивных веществ и злоупотребление ими у переживших травму может быть способом самолечения и, таким образом, избегания или вытеснения сложных эмоций, связанных с травматическим опытом.Когда вещества прекращаются, выживший может использовать другое поведение для самоуспокоения, самолечения или избегания эмоций. Скорее всего, после воздержания могут появиться эмоции в виде тревоги и депрессии.

Избегание

Избегание часто совпадает с тревогой и развитием тревожных симптомов. Люди начинают избегать людей, мест или ситуаций, чтобы облегчить неприятные эмоции, воспоминания или обстоятельства. Вначале избегание работает, но со временем тревога усиливается, а восприятие ситуации невыносимой или опасной также усиливается, что приводит к усилению потребности в избегании.Избегание может быть адаптивным, но это также поведенческий паттерн, который усиливает воспринимаемую опасность без проверки ее достоверности, и обычно приводит к большим проблемам в основных жизненных сферах (например, избегание эмоционально ориентированных разговоров в интимных отношениях). Для многих людей, страдающих реакциями на травматический стресс, избегание является обычным делом. Человек может проехать на 5 миль дольше, чтобы избежать дороги, на которой он или она попали в аварию. Другой человек может избегать мест массового скопления людей из страха перед нападением или чтобы обойти сильные эмоциональные воспоминания о более раннем нападении, которое имело место в многолюдном месте.Избегание может принимать разные формы. Когда люди не могут переносить сильные аффекты, связанные с травматическими воспоминаниями, они избегают, проецируют, отрицают или искажают связанные с травмой эмоциональные и когнитивные переживания. Ключевой ингредиент в восстановлении после травмы - это научиться управлять триггерами, воспоминаниями и эмоциями без избегания - по сути, снижение чувствительности к травматическим воспоминаниям и связанным с ними симптомам.

Социальные / межличностные

Ключевым элементом на ранней стадии TIC является создание, подтверждение или восстановление системы поддержки, включая культурно приемлемые мероприятия, как можно скорее.Социальная поддержка и отношения могут быть факторами защиты от травматического стресса. Однако травма обычно значительно влияет на отношения, независимо от того, является ли травма межличностной или другого типа. Отношения требуют эмоционального обмена, а это означает, что другие люди, которые имеют близкие отношения или дружбу с человеком, пережившим травму (травмы), также часто страдают - либо в результате вторичной травмы, либо в результате непосредственного переживания реакции пережившего травму на стресс.Во время стихийных бедствий социальная и общественная поддержка может быть резко подорвана, и ее будет трудно восстановить после того, как первоначальные усилия по оказанию помощи при стихийных бедствиях прекратились.

Выжившие могут легко полагаться на членов семьи, друзей или другую социальную поддержку - или они могут избегать поддержки, либо потому, что они верят, что никто не будет понимающим или заслуживающим доверия, либо потому, что они воспринимают свои собственные потребности как бремя для других. Выжившие, у которых наблюдаются сильные эмоциональные или физические реакции, в том числе вспышки во время кошмаров, могут отодвинуться еще дальше, опасаясь того, что не смогут предсказать свои собственные реакции или защитить свою безопасность и безопасность других.Часто пережившие травму стыдятся своих стрессовых реакций, что еще больше ограничивает их способность адекватно использовать свои системы поддержки и ресурсы.

Многие пережившие жестокое обращение и межличностное насилие в детстве испытали сильное чувство предательства. Они часто сталкивались с травмами от рук доверенных лиц, осуществляющих уход, и членов семьи или в результате серьезных отношений. Эта история предательства может помешать формированию или опоре на поддерживающие отношения в процессе выздоровления, такие как поддержка со стороны сверстников и консультирование.Хотя этот страх доверять другим является защитным, он может привести к трудностям в установлении связи с другими и к большей бдительности при наблюдении за поведением других, включая поставщиков услуг в области психического здоровья. Исключительно трудно преодолеть чувство, что кто-то собирается причинить вам боль, воспользоваться вами или, как минимум, разочаровать вас. Раннее предательство может повлиять на способность человека развивать привязанности, но формирование поддерживающих отношений является важным противоядием в восстановлении после травматического стресса.

Развитие

Каждая возрастная группа по-своему уязвима перед стрессами стихийных бедствий, причем наибольшему риску подвергаются дети и пожилые люди. Маленькие дети могут демонстрировать общий страх, кошмары, повышенное возбуждение и замешательство, а также физические симптомы (например, боли в животе, головные боли). Дети школьного возраста могут проявлять такие симптомы, как агрессивное поведение и гнев, регресс к поведению, наблюдаемому в более раннем возрасте, повторяющиеся травмирующие игры, потеря способности концентрироваться и худшая успеваемость в школе.Подростки могут демонстрировать депрессию и социальную изоляцию, бунт, повышенную рискованную деятельность, такую ​​как сексуальное разыгрывание, желание мести и ориентированные на действия реакции на травму, а также нарушения сна и питания (Hamblen, 2001). Взрослые могут проявлять проблемы со сном, повышенное возбуждение, повышенную бдительность, изоляцию или абстинентный синдром, а также повышенное употребление алкоголя или наркотиков. Пожилые люди могут проявлять повышенную абстинентность и изоляцию, нежелание покидать дом, обострение хронических заболеваний, спутанность сознания, депрессию и страх (DeWolfe & Nordboe, 2000b).

Нейробиологическое развитие: последствия травмы в раннем детстве

Результаты психобиологии развития показывают, что последствия жестокого обращения в раннем возрасте оказывают стойкое негативное влияние на развитие мозга (De Bellis, 2002; Liu, Diorio, Day, Francis, & Meaney, 2000; Teicher , 2002). Исследования показывают, что первая стадия в каскаде событий, вызванных ранней травмой и / или жестоким обращением, включает нарушение химических веществ, которые действуют как нейротрансмиттеры (например,g., кортизол, норадреналин, дофамин), вызывая эскалацию стрессовой реакции (Heim, Mletzko, Purselle, Musselman, & Nemeroff, 2008; Heim, Newport, Mletzko, Miller, & Nemeroff, 2008; Teicher, 2002). Эти химические реакции могут затем негативно повлиять на критический рост нервных клеток в определенные чувствительные периоды детского развития и даже привести к гибели клеток.

Неблагоприятное развитие мозга также может быть результатом повышенного уровня кортизола и катехоламинов, способствуя нарушению созревания в других областях мозга, таких как префронтальная кора (Meaney, Brake, & Gratton, 2002).Heim, Mletzko et al. (2008) обнаружили, что нейропептид окситоцин, важный для социальной принадлежности и поддержки, привязанности, доверия и управления стрессом и тревогой, был заметно снижен в спинномозговой жидкости женщин, которые подвергались жестокому обращению в детстве, особенно тех, кто пережил эмоциональный стресс. злоупотреблять. Чем больше детских травм пережил человек и чем дольше они продолжаются, тем ниже, вероятно, будет текущий уровень окситоцина у этого человека и тем выше будет его рейтинг текущего беспокойства.

Используя данные исследования неблагоприятного детского опыта, анализ Анды, Фелитти, Брауна и др. (2006) подтвердили, что риск негативных исходов в аффективной, соматической областях, злоупотреблении психоактивными веществами, памятью, сексе и агрессии увеличивался по мере увеличения баллов по восьми АПФ. Исследователи пришли к выводу, что связь результатов исследования с этими результатами может служить теоретической параллелью для эффектов совокупного воздействия стресса на развивающийся мозг и для результирующих нарушений, наблюдаемых во многих структурах и функциях мозга.

Национальная сеть детского травматического стресса (http://www.nctsn.org) предлагает информацию о жестоком обращении в детстве, стрессе и физиологических реакциях детей, которые травмированы. Материалы доступны для консультантов, педагогов, родителей и опекунов. Есть специальные разделы о потребностях детей в семьях военнослужащих и о влиянии стихийных бедствий на психическое здоровье детей.

Подпороговые симптомы, связанные с травмой

Многие пережившие травму испытывают симптомы, которые, хотя и не соответствуют диагностическим критериям РАС или посттравматического стрессового расстройства, тем не менее ограничивают их способность нормально функционировать (например,g., регулировать эмоциональное состояние, поддерживать устойчивые и приносящие удовлетворение социальные и семейные отношения, компетентно выполнять работу, поддерживать устойчивый образец воздержания при выздоровлении). Эти симптомы могут быть временными и возникать только в определенном контексте; прерывистый, появляющийся в течение нескольких недель или месяцев, а затем отступающий; или часть обычного образа жизни человека (но не до уровня диагностических критериев DSM-5). Часто такие паттерны называют «подпороговыми» симптомами травмы. Как и посттравматическое стрессовое расстройство, симптомы могут быть ошибочно диагностированы как депрессия, тревога или другое психическое заболевание.Точно так же клиенты, пережившие травму, могут связать некоторые из своих симптомов со своей травмой и поставить себе диагноз посттравматического стрессового расстройства, даже если они не соответствуют всем критериям этого расстройства.

Боевая реакция на стресс

Феномен, присущий только войне, и который консультанты должны хорошо понимать, - это реакция на боевой стресс (CSR). КСО - это острая тревожная реакция, возникающая во время или вскоре после участия в военных конфликтах и ​​войнах, а также других операций в зоне боевых действий, известной как театр военных действий.CSR не является формальным диагнозом и не включен в DSM-5 (APA, 2013a). Это похоже на острую реакцию на стресс, за исключением того, что провоцирующее событие или события затрагивают военнослужащих (и гражданских лиц, подвергшихся воздействию событий) в ситуации вооруженного конфликта. Термины «реакция на боевой стресс» и «посттравматическое стрессовое повреждение» являются относительно новыми, и цель использования этих новых терминов - привлечь внимание к уникальному опыту стресса, связанного с боевыми действиями, а также уменьшить чувство стыда, которое может быть связано с обращение за услугами по охране психического здоровья при посттравматическом стрессе (дополнительную информацию о ветеранах и реакциях на стресс см. в запланированном TIP, Проблемы поведенческого здоровья, связанные с реинтеграцией, для ветеранов и семей военнослужащих ; SAMHSA, запланировано f).

Пример дела: Фрэнк

Фрэнк - 36-летний мужчина, который был жестоко избит в драке возле бара. У него были множественные травмы, в том числе переломы, сотрясение мозга и ножевое ранение в нижней части живота. Он был госпитализирован на 3,5 недели и не смог вернуться к работе, в результате чего потерял работу оператором складского погрузчика. В течение нескольких лет, сталкиваясь с ситуациями, в которых он чувствовал себя беспомощным и подавленным, Фрэнк реагировал яростным гневом, который другим казался совершенно несоразмерным ситуации.Он не пил почти 3 года, но приступы гнева продолжаются и случаются от трех до пяти раз в год. Они заставляют Фрэнка чувствовать себя еще более изолированным от других и отчужденным от тех, кто его любит. Он сообщает, что не может смотреть некоторые телешоу, в которых изображен буйный гнев; он должен прекратить смотреть, когда происходят такие сцены. Иногда он мечтает отомстить людям, напавшим на него.

Психиатрическое и неврологическое обследование не выявило причины приступов гнева Фрэнка.Помимо этих симптомов, Фрэнк добился больших успехов в воздержании от алкоголя. Он регулярно посещает группу поддержки, у него появились друзья, которые также воздерживаются, и он примирился со своей родной семьей. Его брак более стабилен, хотя эпизоды гнева ограничивают готовность его жены полностью посвятить себя отношениям. Рассказывая о травматическом событии на консультации, Фрэнк признает, что он думал, что умрет в результате драки, особенно когда он понял, что получил ножевое ранение.Когда он описал свой опыт, он начал очень беспокоиться, и консультант заметил, что гнев начал проявляться.

После первоначального обследования Фрэнк был направлен в амбулаторную программу, которая предусматривала специальные травматологические вмешательства для устранения его подпороговых симптомов травмы. Благодаря сочетанию когнитивно-поведенческого консультирования, EMDR и методов управления гневом, он заметил постепенное уменьшение симптомов, когда он вспомнил о нападении. Он начал больше контролировать свой гнев, когда всплыли воспоминания о травме.Сегодня, когда Фрэнк чувствует себя пойманным, беспомощным или подавленным, у него есть ресурсы, чтобы справиться с ситуацией, и он не позволяет своему гневу мешать его браку или другим отношениям.

Хотя стресс мобилизует физические и психологические ресурсы человека для более эффективного ведения боя, реакции на стресс могут сохраняться еще долгое время после того, как реальная опасность миновала. Как и в случае с другими травмами, характер события (событий), реакция окружающих, психологический анамнез и ресурсы выжившего влияют на вероятность и серьезность КСО.Для ветеранов боевых действий это означает количество, интенсивность и продолжительность факторов угрозы; социальная поддержка сверстников в ветеранском отряде; эмоциональная и когнитивная стойкость военнослужащих; и качество военного руководства. КСО может варьироваться от управляемой и легкой до изнурительной и тяжелой. Общие, менее серьезные симптомы CSR включают напряжение, повышенную бдительность, проблемы со сном, гнев и трудности с концентрацией внимания. Если не лечить, CSR может привести к посттравматическому стрессу.

Распространенными причинами CSR являются такие события, как прямая атака повстанческим огнем из стрелкового оружия или поражение военного конвоя самодельным взрывным устройством, но боевые стрессоры включают в себя широкий спектр травмирующих событий, таких как наблюдение за серьезными травмами, наблюдение за смертью других. , а также принятие оперативных решений в неоднозначных условиях (например,g., необходимо определить, есть ли в транспортном средстве, приближающемся к военному контрольно-пропускному пункту, боевики с взрывчаткой или семья, направляющаяся в другой район). Такие обстоятельства могут привести к боевому стрессу. Военнослужащие также служат на небоевых должностях (например, в медицинских и административных должностях), и персонал, выполняющий эти вспомогательные роли, может подвергаться боевым ситуациям из-за близости или наблюдения за их результатами.

Совет консультантам: Понимание природы боевого стресса

Доступно несколько источников информации, которые помогут консультантам углубить свое понимание боевого стресса и адаптации после работы.Фридман (2006) объясняет, как длительная боеспособность, которая адаптируется в зоне боевых действий, превращается в повышенную бдительность и чрезмерную защиту дома. Он подчеркивает, что «взаимозависимость, доверие и привязанность» (стр. 587), которые так неизбежно являются частью боевой единицы, отличаются от отношений с членами семьи и коллегами на гражданском рабочем месте. Это затрудняет переход к гражданской жизни. Wheels Down: адаптация к жизни после развертывания (Moore & Kennedy, 2011) дает практические советы военнослужащим, включая неактивных или действующих военнослужащих и ветеранов, по переходу из театра в дом.

Ниже приведены лишь некоторые из множества ресурсов и отчетов, посвященных психологическим вопросам и проблемам стресса, связанным с боевыми действиями:

  • Невидимые раны войны: психологические и когнитивные травмы, их последствия и услуги по оказанию помощи в восстановлении (Tanielian & Jaycox, 2008)
  • On Killing (Grossman, 1995), углубленный анализ психологической динамики боя
  • Haunted by Combat (Paulson & Krippner, 2007), который содержит отдельные главы о войсках резерва и национальной гвардии. и женщины-ветераны

Специфические психологические расстройства, связанные с травмой

Часть определения травмы состоит в том, что человек реагирует сильным страхом, беспомощностью или ужасом.Помимо этого, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе травма включает в себя ряд реакций от нормальных (например, неспособность сосредоточиться, грусть, проблемы со сном) до требующих диагноза психического расстройства, связанного с травмой. Большинство людей, переживших травму, не имеют длительных последствий для инвалидности; их навыки совладания и поддержки со стороны окружающих достаточны, чтобы помочь им преодолеть трудности, и их способность функционировать в повседневной жизни с течением времени остается неизменной.Для других же симптомы травмы более серьезны и длятся дольше. Наиболее частыми диагнозами, связанными с травмой, являются ПТСР и РАС, но травма также связана с началом других психических расстройств, особенно расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, расстройств настроения, различных тревожных расстройств и расстройств личности. Травма также обычно усугубляет симптомы ранее существовавших расстройств, а для людей, предрасположенных к психическому расстройству, травма может ускорить его начало. Психические расстройства могут возникать почти одновременно с травмой или проявляться спустя некоторое время.

Острое стрессовое расстройство

РАС представляет собой нормальную реакцию на стресс. Симптомы развиваются в течение 4 недель после травмы и могут вызывать серьезные страдания. У большинства людей с острыми стрессовыми реакциями никогда не разовьются дальнейшие нарушения или посттравматическое стрессовое расстройство. Острое стрессовое расстройство тесно связано с переживанием одной конкретной травмы, а не с опытом длительного воздействия хронического травматического стресса. Диагностические критерии представлены в Приложении 1.3-3.

Приложение 1.3-3

DSM-5 Диагностические критерии для РАС. Подверженность фактической смерти или угрозе смерти, серьезной травме или сексуальному насилию одним (или несколькими) из следующих способов: Непосредственное переживание травмирующего события (событий).

Первичная картина человека с острой стрессовой реакцией часто бывает у человека, который кажется подавленным травмирующим опытом. Необходимость рассказать о своем опыте может привести к тому, что клиент будет казаться эгоистичным и безразличным к потребностям других. Ему или ей может потребоваться описать в повторяющихся деталях, что произошло, или он может казаться одержимым попытками понять, что произошло, в попытке осмыслить этот опыт.Клиент часто проявляет чрезмерную бдительность и избегает обстоятельств, напоминающих о травме. Например, кто-то, кто попал в серьезную автомобильную аварию в плотном потоке транспорта, может забеспокоиться и после этого в течение определенного времени избегать езды в машине или вождения в пробке. Частичная амнезия из-за травмы часто сопровождает РАС, и человек может постоянно расспрашивать других, чтобы уточнить детали. Люди с симптомами РАС иногда ищут заверений у других в том, что событие произошло так, как они помнят, что они не «сходят с ума» или «теряют его» и что они не могли предотвратить это событие.Следующая иллюстрация случая демонстрирует ограниченный по времени характер РАС.

Различия между РАС и ПТСР

При формировании диагностического слепка важно учитывать различия между РАС и ПТСР. Основное различие заключается в продолжительности проявления симптомов. РАС проходит от 2 дней до 4 недель после события, тогда как посттравматическое стрессовое расстройство продолжается после 4-недельного периода. Диагноз РАС может измениться на диагноз посттравматического стрессового расстройства, если состояние отмечается в течение первых 4 недель после события, но симптомы сохраняются в течение последних 4 недель.

РАС также отличается от посттравматического стрессового расстройства тем, что для диагностики РАС требуются 9 из 14 симптомов из пяти категорий, включая вторжение, негативное настроение, диссоциацию, избегание и возбуждение. Эти симптомы могут появиться во время травмы или в следующем месяце. Исследования показывают, что диссоциация во время травмы является хорошим предиктором последующего посттравматического стрессового расстройства, поэтому включение диссоциативных симптомов повышает вероятность того, что у тех, у кого разовьется РАС, позже будет диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство (Bryant & Harvey, 2000).Кроме того, РАС - это преходящее расстройство, то есть оно присутствует в жизни человека в течение относительно короткого времени, а затем проходит. Напротив, посттравматическое стрессовое расстройство обычно становится основной чертой жизни человека. В течение длительного периода посттравматическое стрессовое расстройство может оказывать глубокое влияние на представления клиентов о безопасности, их чувство надежды на будущее, их отношения с другими людьми, их физическое здоровье, появление психических симптомов и их модели употребления психоактивных веществ и злоупотребления ими.

Есть общие симптомы между посттравматическим стрессовым расстройством и аутизмом, а нелеченый аутизм может быть фактором предрасположенности к посттравматическому стрессу, но неизвестно, будет ли у большинства людей с аутизмом вероятность развития посттравматического стрессового расстройства.Есть предположение, что, как и в случае с посттравматическим стрессовым расстройством, РАС чаще встречается у женщин, чем у мужчин (Bryant & Harvey, 2003). Однако многие люди с посттравматическим стрессовым расстройством не имеют диагноза или не помнят в анамнезе симптомы острого стресса до обращения за лечением или получения диагноза посттравматического стресса.

Пример случая: Шейла

Два месяца назад Шейла, 55-летняя замужняя женщина, пережила торнадо в своем родном городе. В прошлом году она решила давнюю проблему употребления марихуаны с помощью программы лечения и воздерживалась около 6 месяцев.Шейла гордилась своим воздержанием; это было то, что она хотела продолжить. Она считала это признаком личной зрелости; это улучшило ее отношения с мужем, и их бизнес процветал в результате ее воздержания.

Во время торнадо сотрудник сообщил, что Шейла очень взволновалась и схватила своего помощника, чтобы затащить его под большой стол для укрытия. Шейла неоднократно кричала своему помощнику, что они умрут. После шторма Шейла не могла вспомнить некоторые детали своего поведения во время мероприятия.Кроме того, Шейла сказала, что после шторма она почувствовала онемение, как будто она выплыла из своего тела и могла наблюдать за собой со стороны. Она заявила, что ничто не казалось реальным, и все это было похоже на сон.

После торнадо Шейла около 2 недель испытывала эмоциональное онемение и отстраненность даже от близких ей людей. Симптомы постепенно уменьшались по интенсивности, но все же разрушали ее жизнь. Шейла сообщила, что у нее были несвязанные или несвязанные образы и сны о буре, которые не имели для нее реального смысла.Она не хотела возвращаться в здание, где находилась во время шторма, несмотря на то, что в течение 15 лет вела бизнес в этом месте. Кроме того, она снова начала курить марихуану, потому что это помогало ей уснуть. Она была очень раздражительной и имела нехарактерные для нее вспышки гнева на мужа, детей и других членов семьи.

В результате ее более раннего контакта с программой лечения Шейла вернулась к этой программе и занялась психологическим обучением, поддерживающим консультированием, сосредоточенным на ее острой стрессовой реакции.Она восстановила воздержание от марихуаны и вскоре вернулась к нормальному уровню жизнедеятельности. Ее симптомы постепенно уменьшались в течение 3 недель. С помощью своего консультанта она пришла к пониманию связи между травмой и рецидивом, снова обрела поддержку со стороны супруга и снова почувствовала, что контролирует свою жизнь.

Эффективные вмешательства при РАС могут значительно снизить вероятность последующего развития посттравматического стрессового расстройства. Эффективное лечение РАС может также снизить частоту других сопутствующих проблем, таких как депрессия, тревога, диссоциативные расстройства и компульсивное поведение (Bryant & Harvey, 2000).Вмешательство при РАС также помогает человеку развить навыки совладания, которые могут эффективно предотвратить повторение РАС после более поздних травм.

Хотя наука о прогнозировании РАС и посттравматического стрессового расстройства будет продолжать развиваться, оба расстройства связаны с повышенным употреблением психоактивных веществ и психическими расстройствами и повышенным риском рецидива; поэтому эффективный скрининг на РАС и посттравматическое стрессовое расстройство важен для всех клиентов с этими расстройствами. Люди, находящиеся на раннем этапе выздоровления - не имеющие хорошо отработанных навыков преодоления трудностей, лишенные поддержки окружающей среды и уже работающие с высоким уровнем тревожности, - особенно восприимчивы к РАС.События, которые обычно не приводят к потере трудоспособности, могут вызывать симптомы сильной беспомощности и страха, онемения и обезличивания, выводящей из строя тревоги и неспособности справляться с обычными жизненными событиями. Консультанты должны уметь распознавать РАС и лечить их, а не приписывать симптомы отсутствию у клиента мотивации к изменениям, «сухому пьянству» (для тех, кто выздоравливает от злоупотребления психоактивными веществами) или манипуляциям.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Связанное с травмой расстройство, которому уделяется наибольшее внимание, - это посттравматическое стрессовое расстройство; это наиболее часто диагностируемое расстройство, связанное с травмой, и его симптомы со временем могут быть изнурительными.Тем не менее, важно помнить, что симптомы ПТСР представлены рядом других психических заболеваний, включая большое депрессивное расстройство (БДР), тревожные расстройства и психотические расстройства (Foa et al., 2006). DSM-5 (APA, 2013a) определяет четыре группы симптомов посттравматического стрессового расстройства: наличие симптомов вторжения, постоянное избегание стимулов, негативные изменения в познании и настроении, а также заметные изменения в возбуждении и реактивности. Люди должны были подвергаться действительной или угрожающей смерти, серьезным травмам или сексуальному насилию, а симптомы должны вызывать значительное расстройство и ухудшение состояния в течение более 4 недель (Приложение 1.3-4).

Приложение 1.3-4

Диагностические критерии DSM-5 для посттравматического стрессового расстройства. Примечание: Следующие критерии применяются к взрослым, подросткам и детям старше 6 лет. Для детей 6 лет и младше см. Раздел DSM-5 «Посттравматическое стрессовое расстройство у детей 6 лет» (подробнее ...)

Пример случая: Майкл

Майкл - 62-летний ветеран Вьетнама. Он разведенный отец двоих детей и четверо внуков. Оба его родителя были зависимы от алкоголя.Он описывает свое детство как изолированное. Его отец подвергал его физическому и психологическому насилию (например, его били розгом до тех пор, пока у него не остались рубцы на ногах, спине и ягодицах). К 10 годам родители сочли его неисправимым и отправили в исправительную школу на 6 месяцев. К 15 годам он употреблял марихуану, галлюциногены и алкоголь и часто прогуливал школу.

В 19 лет Майкла призвали в армию и отправили во Вьетнам, где он стал свидетелем гибели шести американских военнослужащих.В одном из инцидентов был застрелен солдат, рядом с которым он находился в бункере. Майкл чувствовал себя беспомощным, разговаривая с этим солдатом, который все еще был в сознании. Во Вьетнаме Майкл увеличил употребление алкоголя и марихуаны. По возвращении в Соединенные Штаты Майкл продолжал пить и употреблять марихуану. Он повторно поступил в армию для еще одного срока службы.

Его жизнь стабилизировалась к 30 годам, поскольку у него была стабильная работа, поддерживающие друзья и относительно стабильная семейная жизнь. Однако он развелся, когда ему было под тридцать.Вскоре после этого он женился во второй раз, но и этот брак закончился разводом. Он был хронически тревожным и подавленным, страдал бессонницей и частыми кошмарами. Он периодически употреблял алкоголь. Он жаловался на чувство опустошенности, имел суицидальные мысли и часто заявлял, что в его жизни нет цели.

В 1980-х Майкл несколько лет лечился от дистимии. Он дважды был госпитализирован и получил 1 год амбулаторной психотерапии. В середине 1990-х он вернулся к амбулаторному лечению с похожими симптомами, и ему поставили диагноз посттравматическое стрессовое расстройство и дистимия.Он больше не употреблял марихуану и редко пил. Он сообщил, что ему больше не нравится, как алкоголь или другие вещества заставляют его чувствовать себя - он теряет контроль над своими эмоциями, когда употребляет их. Майкл сообщил о симптомах гипервозбуждения, вторжения (навязчивые воспоминания, кошмары и тревожные мысли о Вьетнаме) и избегания (изоляция себя от других и чувство «оцепенения»). Он сообщил, что эти симптомы, по-видимому, связаны с жестоким обращением с ним в детстве и его опытом во Вьетнаме. Во время лечения он выразил облегчение, что теперь он понял связь между своими симптомами и его историей.

Определенные характеристики делают людей более восприимчивыми к посттравматическому стрессу, включая их уникальные личные уязвимости во время травмирующего воздействия, поддержку (или отсутствие поддержки), полученную от других во время травмы и в начале симптомов, связанных с травмой. и то, как окружающие люди оценивают природу травмирующего события (Brewin, Andrews, & Valentine, 2000).

Люди с посттравматическим стрессовым расстройством часто имеют разные клинические профили и истории болезни.Они могут испытывать симптомы, которые активируются триггерами окружающей среды, а затем на какое-то время исчезают. Некоторым людям с посттравматическим стрессовым расстройством, проявляющим в основном психиатрические симптомы (особенно депрессию и тревогу), ставят неправильный диагноз и не лечат их основное заболевание. Для многих людей переживание травмы и диагноз неясны из-за сопутствующих симптомов расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ. Важной особенностью посттравматического стрессового расстройства является то, что расстройство становится ориентиром в жизни человека. Насколько хорошо человек может работать, с кем он или она общается, характер близких и интимных отношений, способность веселиться и восстанавливать силы, а также то, как человек решает проблемы в жизни, - все это зависит от травмы клиента и его или ее борьба за выздоровление.

Посттравматическое стрессовое расстройство: время появления симптомов

Хотя симптомы посттравматического стрессового расстройства обычно начинаются в течение 3 месяцев после травмы во взрослом возрасте, у некоторых людей может пройти несколько месяцев или даже лет до появления симптомов. У некоторых людей после травмы могут быть минимальные симптомы, но позже в жизни наступает кризис. Симптомы травмы могут появиться внезапно, даже без сознательного воспоминания о первоначальной травме или без явной провокации. У переживших насилие в детстве может быть отсроченная реакция, вызванная чем-то, что происходит с ними во взрослом возрасте.Например, просмотр фильма о жестоком обращении с детьми может вызвать симптомы, связанные с травмой. Другие триггеры включают возвращение к месту травмы, напоминание о ней каким-либо другим способом или упоминание годовщины события. Точно так же ветераны боевых действий и выжившие после стихийных бедствий в сообществе могут хорошо справляться вскоре после травмы, а симптомы проявляются позже, когда их жизненные ситуации, кажется, стабилизируются. Некоторые клиенты, выздоравливающие от злоупотребления психоактивными веществами, начинают испытывать симптомы травмы только после того, как в течение некоторого времени сохраняют воздержание.По мере того, как люди уменьшают поведение, снижающее напряжение или занимающееся самолечением, могут возникать воспоминания о травмах и симптомы.

Совет консультантам: Помощь клиентам с отсроченной реакцией на травму

Клиенты, которые переживают отсроченную реакцию на травму, могут получить выгоду, если вы поможете им:

  • Создать среду, которая позволяет признать травматическое событие (я).

  • Обсудите их первоначальное воспоминание или первое подозрение, что у них была травматическая реакция.

  • Получите образование в области отсроченной реакции на травмы.

  • Проведите связь между травмой и симптомами, связанными с травмой.

  • Создайте безопасную среду.

  • Изучите их системы поддержки и при необходимости укрепите их.

  • Поймите, что триггеры могут предшествовать реакциям на травматический стресс, включая отсроченную реакцию на травму.

  • Определите их триггеры.

  • Разработайте стратегии выживания для навигации и управления симптомами.

Культура и посттравматический стресс

Хотя исследования в разных культурах ограничены, посттравматическое стрессовое расстройство наблюдалось у выживших индейцев Юго-Восточной Азии, Южной Америки, Ближнего Востока и коренных американцев (Osterman & de Jong, 2007; Wilson & Tang, 2007). Однако, как указывают Штамм и Фридман (2000), простое наблюдение за посттравматическим стрессовым расстройством не означает, что это «лучший концептуальный инструмент для характеристики посттравматического дистресса среди незападных людей» (стр. 73). Фактически, многие связанные с травмой симптомы из других культур не соответствуют критериям DSM-5.К ним относятся соматические и психологические симптомы и представления о происхождении и природе травмирующих событий. Более того, религиозные и духовные убеждения могут повлиять на то, как выживший переживает травмирующее событие и сообщает ли он о переживании. Например, в обществах, где преобладает отношение к карме и прославлению ветеранов войны, ветеранам войны сложнее выступить и раскрыть, что они эмоционально подавлены или находятся в затруднительном положении. Было бы воспринято как неуместное и, возможно, деморализующее сосредоточение внимания на эмоциональном стрессе, который он или она все еще испытывает.(Обзор культурной компетентности в лечении травм см. В Brown, 2008.)

Методы измерения посттравматического стрессового расстройства также зависят от культуры. В рамках проекта, начатого в 1972 году, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Национальные институты здравоохранения (NIH) приступили к совместному исследованию, чтобы проверить межкультурную применимость систем классификации для различных диагнозов. ВОЗ и NIH определили, по-видимому, универсальные факторы психологических расстройств и разработали специальные инструменты для их измерения.Эти инструменты, составное международное диагностическое интервью и графики клинической оценки в нейропсихиатрии, включают определенные критерии из DSM (четвертое издание, редакция текста; APA, 2000a), а также критерии из Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10-я редакция (МКБ-10; Приложение 1.3-5).

Приложение 1.3-5

Критерии диагностики посттравматического стрессового расстройства по МКБ-10. Пациент должен был подвергнуться стрессовому событию или ситуации (кратковременному или продолжительному) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могли бы вызвать всеобъемлющий дистресс почти у любого.(подробнее ...)

Сложная травма и сложный травматический стресс

Когда люди переживают множественные травмы, длительную и повторяющуюся травму в детстве или повторяющуюся травму в контексте значимых межличностных отношений, их реакции на травму имеют уникальные характеристики (Герман, 1992). Это уникальное сочетание реакций, называемое комплексным травматическим стрессом, не распознается диагностически в DSM-5, но теоретические дискуссии и исследования начали подчеркивать сходство и различия в симптомах посттравматического стресса и сложного травматического стресса (Courtois & Ford, 2009). .Часто симптомы, вызванные сложной травмой, не полностью соответствуют критериям посттравматического стрессового расстройства и превышают тяжесть посттравматического стрессового расстройства. В целом, литература отражает, что критерии посттравматического стрессового расстройства или подпороговые симптомы не полностью объясняют стойкие и более ухудшающие клинические проявления сложной травмы. Несмотря на то, что текущие исследования в области травматологии плодотворны, они все еще находятся на ранних стадиях разработки. Идея о том, что может быть больше диагностических вариаций или подтипов, скоро появится, и это, вероятно, проложит путь для большего количества вмешательств по подбору клиентов, чтобы лучше обслуживать тех людей, которые неоднократно подвергались множественным травмам в раннем детстве и / или межличностным травмам.

Другие связанные с травмами и сопутствующие расстройства

Симптомы посттравматического стрессового расстройства и других психических расстройств в значительной степени совпадают; эти расстройства часто сосуществуют и включают расстройства настроения, беспокойства, употребления психоактивных веществ и личностные расстройства. Таким образом, выжившие после травмы часто недооценивают или ставят неправильный диагноз. Если они не были идентифицированы как пережившие травму, их психологический дистресс часто не связан с предыдущей травмой и / или им ставится диагноз расстройства, незначительно совпадающего с их симптомами и психологическими последствиями травмы.В следующих разделах представлен краткий обзор некоторых психических расстройств, которые могут возникнуть в результате (или усугубиться) травматическим стрессом. Посттравматическое стрессовое расстройство - не единственный диагноз, связанный с травмой, и не единственное психологическое ее последствие; травма может широко влиять на психическое и физическое здоровье клиентов, у которых уже есть расстройства поведения.

Термин « сопутствующих расстройств » относится к случаям, когда у человека есть одно или несколько психических расстройств, а также одно или несколько расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ (включая злоупотребление психоактивными веществами).Сопутствующие расстройства распространены среди людей, которые в анамнезе травмированы и обращаются за помощью.

Консультации консультантов: Универсальный скрининг и оценка

Диагноз должны ставить только люди, специально обученные и имеющие лицензию на оценку психического здоровья; травма может привести к осложненным случаям, и могут присутствовать многие симптомы, независимо от того, соответствуют ли они полным диагностическим критериям конкретного заболевания. Только обученный эксперт может точно различать различные симптомы и наличие сопутствующих расстройств.Однако специалисты по поведенческому здоровью без специальной подготовки по оценке могут по-прежнему играть важную роль в скрининге на возможные психические расстройства с использованием установленных инструментов скрининга (CSAT, 2005c; см. Также главу 4 этого СОВЕТА). В агентствах и клиниках крайне важно проводить такие обследования систематически - для каждого клиента, - поскольку посттравматическое стрессовое расстройство и другие сопутствующие расстройства обычно не диагностируются или диагностируются неправильно.

Люди с психическими расстройствами

БДР - это наиболее частое сопутствующее расстройство у людей, перенесших травму и которым поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства.Между стрессовыми событиями и депрессией существует хорошо установленная причинно-следственная связь, и предшествующий анамнез БДР позволяет прогнозировать посттравматическое стрессовое расстройство после перенесенной серьезной травмы (Foa et al., 2006).

Многие выжившие с тяжелыми психическими расстройствами довольно хорошо функционируют после травм, включая стихийные бедствия, до тех пор, пока не прерываются основные услуги. Другим может потребоваться дополнительная поддержка психического здоровья. Для получения дополнительной информации см. «Реагирование на нужды людей с серьезными и стойкими психическими заболеваниями во время серьезного бедствия» (Центр психиатрических услуг, 1996).

Сочетание также связано с более серьезными нарушениями и более серьезными симптомами обоих расстройств, и у человека меньше шансов испытать ремиссию симптомов в течение 6 месяцев.

Генерализованная тревожность, обсессивно-компульсивные и другие тревожные расстройства также связаны с посттравматическим стрессовым расстройством. Посттравматическое стрессовое расстройство может усугубить симптомы тревожного расстройства, но также вероятно, что уже существующие тревожные симптомы и тревожные расстройства повышают уязвимость к посттравматическому стрессу. Существовавшая ранее тревога подталкивает выживших к еще большему гипервозбуждению и стрессу.Другие расстройства, такие как расстройства личности и соматические расстройства, также связаны с травмой, но история травмы часто упускается из виду как важный фактор или необходимая цель лечения.

Связь между посттравматическим стрессовым расстройством и другими расстройствами сложна. В настоящее время проводятся дополнительные исследования, изучающие множественные потенциальные пути развития посттравматического стрессового расстройства и других расстройств, а также то, как различные последовательности влияют на клиническую картину. TIP 42, Лечение наркозависимости для лиц с сопутствующими расстройствами (CSAT, 2005c), имеет ценность для понимания связи употребления психоактивных веществ с другими психическими расстройствами.

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ

Существует четкая взаимосвязь между травмой (включая индивидуальную, групповую или массовую травму) и употреблением психоактивных веществ, а также наличием посттравматического стресса (и других связанных с травмами расстройств) и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Для некоторых употребление алкоголя и наркотиков может быть попыткой справиться с травматическим стрессом и специфическими симптомами посттравматического стресса. Точно так же люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, подвержены более высокому риску развития посттравматического стрессового расстройства, чем люди, которые не злоупотребляют психоактивными веществами.Консультанты, работающие с пережившими травму или клиентами, страдающими расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, должны быть особенно осведомлены о возможности возникновения другого расстройства.

Сопутствующие ПТСР и другие психические расстройства

  • Люди с ПТСР часто имеют по крайней мере один дополнительный диагноз психического расстройства.

  • Наличие других расстройств обычно усугубляет и удлиняет течение посттравматического стрессового расстройства и затрудняет клиническую оценку, диагностику и лечение.

  • Наиболее распространенные сопутствующие расстройства, помимо расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, включают расстройства настроения, различные тревожные расстройства, расстройства пищевого поведения и расстройства личности.

  • Воздействие ранней, тяжелой и хронической травмы связано с более сложными симптомами, включая дефицит контроля над импульсами, большие трудности в эмоциональной регуляции и установлении стабильных отношений, а также сбои в сознании, памяти, идентичности и / или восприятии окружающей среды (Dom, De, Hulstijn, & Sabbe, 2007; Waldrop, Back, Verduin, & Brady, 2007).
  • Определенные диагностические группы и группы риска (например, люди с нарушениями развития, бездомные или находящиеся в заключении) более восприимчивы к травмам и развитию посттравматического стрессового расстройства при воздействии, но с меньшей вероятностью получат соответствующую диагностику и лечение.

  • Учитывая распространенность травмирующих событий у клиентов, обращающихся за лечением от наркозависимости, консультанты должны обследовать всех клиентов на предмет возможных расстройств, связанных с травмами.

Временные рамки: посттравматическое стрессовое расстройство и начало расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ

Информация о том, произошло ли злоупотребление психоактивными веществами или посттравматическое стрессовое расстройство, позволяет узнать, существует ли причинно-следственная связь, но для этого требуется тщательная оценка клиентов и доступ к полным данным о посттравматическом стрессовом расстройстве; употребление психоактивных веществ, злоупотребление и зависимость; и наступление каждого.Многие текущие исследования сосредоточены исключительно на возрасте начала употребления психоактивных веществ (а не злоупотребления), поэтому определение причинно-следственных связей может быть затруднено. Считается, что взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, является двунаправленной и циклической: употребление психоактивных веществ увеличивает риск травмы, а подверженность травме увеличивает потребление психоактивных веществ для управления симптомами, связанными с травмой. Три других причинно-следственных пути, описанные в основополагающей работе Чилкоута и Бреслау (1998), дополнительно объясняют взаимосвязь между посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ:

  1. Гипотеза «самолечения» предполагает, что клиенты с посттравматическим стрессовым расстройством используют психоактивные вещества для управления симптомами посттравматического стрессового расстройства (например.g., навязчивые воспоминания, физическое возбуждение). Такие вещества, как алкоголь, кокаин, барбитураты, опиоиды и амфетамины, часто используются в попытках облегчить или притупить эмоциональную боль или забыть о случившемся.

  2. Гипотеза «высокого риска» утверждает, что употребление наркотиков и алкоголя ставит людей, употребляющих психоактивные вещества, в ситуации высокого риска, которые увеличивают их шансы подвергнуться воздействию событий, ведущих к посттравматическому стрессу.

  3. Гипотеза «восприимчивости» предполагает, что люди, употребляющие психоактивные вещества, более подвержены развитию посттравматического стрессового расстройства после травмы, чем люди, которые этого не делают.Повышенная уязвимость может быть результатом неспособности разработать эффективные стратегии управления стрессом, изменений химического состава мозга или повреждения нейрофизиологических систем из-за чрезмерного употребления психоактивных веществ.

Посттравматическое стрессовое расстройство и лечение наркозависимости

Посттравматическое стрессовое расстройство может ограничивать прогресс в выздоровлении от злоупотребления психоактивными веществами, увеличивать вероятность рецидива и затруднять способность клиента добиваться успеха в различных сферах жизни. Каждое расстройство может маскировать или скрывать симптомы другого, и для полного выздоровления необходимо обследовать и лечить оба заболевания.В условиях лечения наркозависимости существует риск неверной интерпретации симптомов, связанных с травмой. Например, симптомы избегания у человека с посттравматическим стрессовым расстройством могут быть неверно истолкованы как отсутствие мотивации или нежелание участвовать в лечении от наркозависимости; Усилия консультанта по обращению с поведением, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, на раннем этапе выздоровления также могут спровоцировать преувеличенную реакцию у пережившего травму, который пережил глубокий травматический опыт попадания в ловушку и контроль. На Таблице 1.3-6 перечислены важные факты о посттравматическом стрессе и расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ, для консультантов.

Приложение 1.3-6

Посттравматическое стрессовое расстройство и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ: важные факты лечения. Посттравматическое стрессовое расстройство - одно из наиболее распространенных сопутствующих психических расстройств, обнаруживаемых у клиентов, получающих лечение от наркозависимости (CSAT, 2005c). Люди, проходящие лечение от посттравматического стрессового расстройства, склонны злоупотреблять широким спектром веществ, (подробнее ...)

Пример случая: Мария

Мария - 31-летняя женщина, у которой диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство и алкогольная зависимость. С 8 до 12 лет она подвергалась сексуальному насилию со стороны дяди. Мария никогда никому не рассказывала о насилии, опасаясь, что ей не поверят.Ее дядя остается близким к семье, и Мария все еще видится с ним по определенным праздникам. Когда она пришла на лечение, она описала свои эмоции и мысли как неконтролируемые. Мария часто переживает навязчивые воспоминания о жестоком обращении, которые временами могут быть яркими и неумолимыми. Она не может предсказать, когда придут мысли; попытки отвлечься от них не всегда работают. Она часто пьет в ответ на эти мысли или его присутствие, поскольку обнаружила, что алкоголь может притупить ее уровень дистресса.Мария также с трудом засыпает, и ее часто просыпают кошмары. Обычно она не помнит сны, но просыпается с испугом и настороженностью и не может снова заснуть.

Мария пытается избегать семейных собраний, но часто чувствует давление. Всякий раз, когда она видит своего дядю, она испытывает сильную панику и гнев, но говорит, что обычно может «сдержать это», если избегает его. Однако позже она описывает, что ее охватили эти чувства, и она не может успокоиться. Она также описывает физическое недомогание и шаткость.В это время она часто изолируется, остается в своей квартире и постоянно пьет в течение нескольких дней. Мария также сообщает о переживаниях, связанных с ее отношениями со своим парнем. В начале их отношений она находила его успокаивающим и наслаждалась его любовью, но в последнее время она начала чувствовать тревогу и беспокойство вокруг него. Мария старается избегать с ним секса, но иногда уступает, опасаясь потерять отношения. Ей легче заняться с ним сексом, когда она пьяна, но она часто испытывает сильные чувства страха и отвращения, напоминающие ее жестокое обращение.Мария чувствует себя виноватой и смущена этими чувствами.

Сон, посттравматическое стрессовое расстройство и употребление психоактивных веществ

У многих людей возникают проблемы с засыпанием и / или засыпанием после травмирующего события; следовательно, некоторые выпивают или два напитка, чтобы помочь им заснуть. К сожалению, любые изначально полезные эффекты, скорее всего, не только быстро исчезнут, но и вызовут негативный эффект отскока. Когда кто-то употребляет какое-либо вещество перед сном, «сон становится легче и его легче нарушать», а сон с быстрым движением глаз (REM) «увеличивается с соответствующим учащением сновидений и кошмаров» по ​​мере того, как эффекты стираются (Auerbach, 2003 , п.1185).

Люди с алкогольной зависимостью сообщают о нескольких типах нарушений сна с течением времени, и клиенты нередко сообщают, что они не могут заснуть, не выпив предварительно. Как REM, так и медленный сон уменьшаются у клиентов с алкогольной зависимостью, что также связано с увеличением количества времени, которое требуется до сна, уменьшением общего времени сна, увеличением количества кошмаров и снижением эффективности сна. Сон во время отмены «часто сопровождается тяжелой бессонницей и фрагментацией сна… потерей спокойного сна и ощущением дневной усталости.Кошмары и яркие сны не редкость »(Auerbach, 2003, стр. 1185–1186).

Сложные изменения в биологии сна, которые происходят у клиентов с посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, часто усугубляют проблемы выздоровления. Сон может не нормализоваться в течение месяцев или даже лет после воздержания, и постоянные нарушения сна связаны с вероятностью рецидива. Особое клиническое значение имеет порочный круг, который также может начаться во время «промахов»; рецидив первоначально улучшает сон, но продолжение употребления алкоголя приводит к нарушению сна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *