Вопросы и ответы

В каком году фрейд разработал модель психического аппарата – Л. Фусу, Б. Еремин «Характеристика теорий психического аппарата и их сравнение».

Л. Фусу, Б. Еремин «Характеристика теорий психического аппарата и их сравнение».

 

  … Исследуем теперь в деталях топографическую и структурную модели
психического аппарата.

План исследования
будет включать:

1) характеристику топографической модели;
2) критику топографической модели;
3) характеристику структурной модели. Основой для нашего
исследования будут работы Фрейда

3.1. Топографическая модель психического аппарата

Топографическая модель психического аппарата впервые была
представлена в главе VII «Толкование сновидений» (Фрейд, 1900).
Фрейд окончательно сформулировал топографическую теорию как общую
теорию психического функционирования, так как осознал, что
психология образования невротических симптомов по существу та же
самая, что и некоторых аспектов нормального ментального
функционирования, а именно — сновидений, юмора, парапраксий. С
помощью психоанализа Фрейд открыл идентичность бессознательных
психических процессов работы в мышлении невротиков, спящих и
нормальных бодрствующих взрослых. Его опыт терапии неврозов убедил
его, что решающим фактором в образовании невротических симптомов
является доступность или недоступность психических элементов в
сознании. Этими элементами являлись желания, находящиеся в конфликте
с моральными стандартами и зрелыми целями пациентов. Опыт убедил
Фрейда, что эти желания, дающие начало внутрипсихическому конфликту,
недоступны сознанию (вытеснены). Если они станут достаточно
интенсивными, то могут привести к невротическому симптому. С другой
стороны, если вытесненное желание сделать сознательным с помощью
анализа, то симптом, к которому они привели, исчезнет. Из этих
фактов Фрейд сделал вывод, что только если желание бессознательно,
оно может быть патогенно. В соответствии с этим пониманием, Фрейд
предложил модель психического аппарата. В этой модели существуют три
психические системы, каждая из которых, по существу, характеризуется
их отношением к сознанию. Система «Бессознательное» (БСЗ) включает
психические элементы, которые доступны сознанию только с очень
большими трудностями или недоступны вообще. Система «Предсозна-тельное»
(ПСЗ) включает психические элементы, готовые стать сознательными.
Наконец, система «Сознательное» (СЗ) содержит всё, что есть в
сознании в данный момент. Между системами БСЗ и ПСЗ действует
межсистемный цензор, который даёт возможность системе ПСЗ исключать
предосудительные элементы системы БСЗ и не давать им достигнуть
системы СЗ. Необходимо подчеркнуть: центральная идея топографической
теории — это то, что психический аппарат (ПА) может быть разделен в
системы на основе их отношения к сознанию. В связи с этим и конфликт
будет возникать только тогда, когда определённые желания недоступны
сознанию.

3.1.1. Система БСЗ в топотеории ПА

В соответствии с топографической теорией система БСЗ характеризуется
следующими особенностями:
1. Элементы ее системы недоступны сознанию.
2. Система БСЗ функционирует в соответствии с первичным процессом.
3. Природа следов памяти БСЗ — невербальна.
4. Способ действия системы соответствует принципу удовольствия.
5. Система БСЗ характеризуется инстинктивной жизнью.
6. Система БСЗ инфантильна по характеру функционирования.

Подробнее каждая из характеристик системы БСЗ описаны в работах
Фрейда «Толкование сновидений», «О бессознательном», «Метапсихологическое
дополнение к теории сновидений», «Остроумие и его отношение к
бессознательному», «Психопатология обыденной жизни», а также в
работах (Arlow J., Bruner Ch., 1964), (Куттер, 1997).

1. Элементы системы БСЗ недоступны сознанию. Нормальный путь в
сознание из БСЗ лежит через систему ПСЗ. Прежде чем стать
сознательными, элементы БСЗ должны стать предсознатель-ными.
Некоторые элементы системы БСЗ исключаются из ПСЗ действием цензуры.
Действие этой цензуры называется вытеснением. Элементы БСЗ могут
войти в сознание и другими путями, отличными от нормального.
Например, если цензура ослаблена, или вытесненное становится слишком
сильным, элементы БСЗ преодолевают цензуру и прокладывают путь в
сознание, вопреки сопротивлениям с ее стороны. Таким образом,
неудачное вытеснение приводит к невротическим или психическим
симптомам. Иначе говоря, цензура — страж психического здоровья. От
того, насколько она успешна в контроле вытесненного и устранении его
от доступа к сознанию, зависит наше психическое здоровье.
Элементы БСЗ могут получать доступ к сознанию и без компромисса с
психическим здоровьем индивидуума. Примером этого служат остроумие и
шутки. В другое время, во время сна, вытесненные элементы из БСЗ
получают доступ к сознанию в сновидениях. Отчасти это происходит
из-за ослабления цензуры во время сна. Отчасти, однако, это
происходит из-за того, что психическая энергия БСЗ способна во время
сна двигаться в психическом аппарате (ПА) в обратном направлении, то
есть к сенсорному концу ПА и катектировать визуальные следы памяти с
такой интенсивностью, чтобы они стали сознательными как восприятие
визуального образа, то есть как образ сновидения. Если такое
регрессивное течение энергии происходит во время бодрствующей жизни
с тем же результатом, то этот результат будет патологическим —
галлюцинацией. Такие галлюцинации являются обычными в очень ранней
жизни, и называются галлюцинаторным исполнением желания.

2. В 1900 и 1915 годах Фрейд чётко указывал, что психические системы,
которые он предложил в топографической теории ПА, следует различать
как отдельные локализации только в фигуральном смысле. Принципиально
БСЗ и ПСЗ должны мыслиться в терминах разрядки психической энергии и
ее потенциала. БСЗ определена как система, включающая элементы и
процессы, функционирующие в соответствии с первичным процессом, а
ПСЗ и СЗ включают все элементы и процессы, соответствующие
вторичному процессу. Первичный процесс — самый ранний из двух
способов психического функционирования, описываемого топографической
теорией. Это единственный способ функционирования ПА в раннем
детстве. «Первичный» и «вторичный» имеют только временной, связанный
с развитием, смысл. Принципиальная особенность первичного процесса —
стремление к полной разрядке психической энергии, без каких-либо
задержек. Такое положение дел можно наблюдать в отношении
инстинктивных желаний раннего детства. Такое же властное требование
удовлетворения влечений характеризует БСЗ всю жизнь. Две другие
характеристики первичного процесса -это готовность к перемещению,
или высокая подвижность катексисов психической энергии и готовность
этих катексисов конденсироваться. Эти факты подтверждаются
клиническими наблюдениями. Например, когда удается проследить назад
к их происхождению последствия действия первичного процесса, то есть,
когда возможно проанализировать невротический симптом, сновидение,
шутку или парапраксии, то часто открывается, что в ходе формирования
этих психических феноменов, идеи и образы занимают место одного
другим с легкостью и свободой, весьма отличной от той, какой мы
пользуемся в обычной сознательной жизни. Такие наблюдения
соответствуют концепции подвижности катексиса. Катексисы
перемещаются от одной идеи или образа к другой. Как учил нас Фрейд,
они перемещаются вдоль мнемических следов (так называемые ?-системы).
Кроме того, во время анализа часто обнаруживается, что множество
идей представлены через отдельную мысль или образ. Это говорит о том,
что катек

psychic.ru

ПСИХИЧЕСКИЙ АППАРАТ это что такое ПСИХИЧЕСКИЙ АППАРАТ: определение — Психология.НЭС

представление, способствующее пониманию психической деятельности человека.

   Вводя в лексикон психоанализа понятие «психический аппарат», З. Фрейд имел в виду представление о неизвестном аппарате, предназначенном для психического функционирования в качестве инструмента, состоящего из нескольких частей (инстанций, систем), каждая из которых обладает особой функцией, имеет определенное пространственное расположение и находится в специфическом отношении с другими частями (инстанциями, системами).

   Идея психического аппарата была выдвинута З. Фрейдом на ранней стадии возникновения психоанализа и неоднократно обсуждалась им по мере развития психоаналитической теории и практики. В неопубликованной при жизни рукописи «Проект научной психологии» (1895) им была высказана гипотеза о неком психическом аппарате, позволяющем устанавливать связь между психическими и нейрофизиологическими процессами. Этот психический аппарат представлялся ему не в виде конкретно существующего анатомического органа, а в качестве гипотетической конструкции, способствующей пониманию психической деятельности человека.

   В «Толковании сновидений» (1900) З. Фрейд высказал соображения о психической локальности, полагая, что, являясь организующим началом душевной деятельности, психический аппарат – это нечто аналогичное микроскопу или фотографическому аппарату. В его понимании психический аппарат представляет собой сложный инструмент, составные части которого он назвал инстанциями или системами. У этого аппарата имеются два конца – чувствующий и моторный: «на чувствующем находится система, получающая восприятия, на моторном другая – раскрывающая шлюзы движения». Обсуждая модель психического аппарата, З. Фрейд выдвинул предположение, что накопление раздражения испытывается в форме неприятного ощущения, благодаря чему этот аппарат приводится в движение, чтобы вновь вызвать чувство удовлетворения, при котором ослабление раздражения испытывается в форме приятного ощущения. Исходящее из неприятного ощущения и направленное к приятному течение в психическом аппарате он назвал желанием и подчеркнул, что «ничто, кроме желания, не может привести в движение аппарат» и что ход раздражения в нем автоматически регулируется приятными и неприятными ощущениями.

   В период становления психоанализа З. Фрейд исходил из того, что психический аппарат напоминает собой рефлекторный аппарат, а рефлекторный процесс служит прообразом психической деятельности, в рамках которой психический процесс протекает от воспринимающего конца к моторному. Получаемые человеком восприятия оставляют в психическом аппарате след, являющийся воспоминанием, связанным с памятью. Для уяснения характера моторной части психического аппарата З. Фрейд предложил различать две системы – предсознательную, где процессы раздражения без задержки могут доходить до сознания, и бессознательную, находящуюся позади предсознательной системы и не имеющую непосредственного доступа к сознанию. Выдвинутые им представления о психическом аппарате легли в основу его топографической теории психической деятельности, связанной с психоаналитическим пониманием пространственного расположения систем сознания, предсознательного и бессознательного.

   В работах 20-х годов З. Фрейд пересмотрел свои первоначальные представления о психическом аппарате, так как дальнейшее развитие теории и практики психоанализа показало, что выделение систем сознания, предсознательного и бессознательного оказалось, по его собственному выражению, «недостаточным и практически неудовлетворительным». Так в работе «Я и Оно» (1923) он предложил структурную теорию психической деятельности и психического аппарата. Согласно этой теории, на поверхности психического аппарата расположено сознание (Я) со свойственными ему восприятиями извне (чувственные восприятия) и изнутри (ощущения, чувства). В его глубине находится бессознательное (Оно), для которого инстинкты играют такую же роль, как восприятие для Я. Накопленные данные психоанализа привели к заключению, что Я не является полностью сознательным: внутри его обнаруживается еще одна ступень, которую З. Фрейд назвал Сверх-Я. Это Сверх-Я является наследником эдипова комплекса, воплощает в себе родительский авторитет, совесть и идеал, олицетворяет собой бессознательное чувство вины, пользуется самостоятельностью, преследует собственные намерения и может истязать бедное Я.

   В «Новом цикле лекций по введению в психоанализ» (1933) З. Фрейд подчеркнул, что значительные части Я и Сверх-Я «могут оставаться бессознательными, обычно являются бессознательными». Подобное представление о психическом аппарате демонстрировало всю сложность взаимоотношений между сознанием и бессознательным, но в то же время давало возможность более детально осмыслить внутренние процессы, ведущие к расщеплению психики человека и возникновению невротических заболеваний.

   Несмотря на то, что по мере развития теории и практики психоанализа З. Фрейд вносил коррективы в свое понимание психического аппарата, в целом он наделял этот аппарат следующими функциями: приспособление как к внешней, так и к внутренней реальности; накопление и разрядка психической энергии; стабилизация и поддержание определенного равновесия на относительно постоянном энергетическом уровне; защита от неприятных и неприемлемых с точки зрения социокультурных и нравственных оценок представлений. О том, какое важное значение З. Фрейд придавал роли психического аппарата как функции психической жизни, можно судить по одной из последних, написанных при его жизни, но опубликованной после его смерти работе «Очерк о психоанализе» (1940), в которой сведение воедино принципов психоанализа начиналось с краткой главы о психическом аппарате. В данной работе он подчеркнул также и то, что относительная определенность психоанализа объясняется тем, что если всякая наука основана на наблюдениях и опытах, произведенных посредством психического аппарата, то «предметом нашей науки является сам этот аппарат». Вместе с тем З. Фрейд полагал, что гипотеза о психическом аппарате, расположенном в пространстве, рационально структурированном и развившемся в соответствии с потребностями жизни, позволила «заложить фундамент психологии, подобный фундаменту любой другой науки, такой, например, как физика».

   Последователи З. Фрейда по-разному восприняли высказанные им идеи о психическом аппарате и структурном понимании психики. Одни из них сосредоточили внимание на углубленном изучении механизмов работы психического аппарата. Другие попытались внести свои коррективы во фрейдовскую модель функционирования психического аппарата. Третьи рассматривали представления З. Фрейда о психическом аппарате в качестве метафизических спекуляций, частично допустимых в теории, но неприемлемых в практике психоанализа и вносящих путаницу в понимание, например, Я как целостной личности и Я как части психической структуры.

   В современном психоанализе до сих пор идут дискуссии по поводу фрейдовской модели психического аппарата. Но как бы ни оценивали вклад З. Фрейда в разработку структурной теории психики и в понимание психического аппарата, следует иметь в виду, что он не воспринимал своеобразие психического в качестве строго очерченных границ Оно, Я и Сверх-Я, которые искусственно проводятся аналитиком наподобие того, как это делается в политической географии. Попытка З. Фрейда сделать представление о психическом аппарате более наглядным сводилась к тому, чтобы изобразить своеобразие психического, по его собственному выражению, не линейными контурами, как в примитивной живописи, а скорее «расплывчатыми цветовыми пятнами, как у современных художников».   

vocabulary.ru

Психоанализ Фрейда кратко и понятно

Великие умы нашей планеты на протяжении многих десятилетий изучают устройство человеческой личности. Но существует множество различных вопросов, на которые ученые не в силах дать ответы. Почему человеку снятся сны и какую они несут в себе информацию? Почему события прошлых лет могут вызвать определенное эмоциональное состояние и спровоцировать необдуманные поступки? Зачем человек пытается спасти бесперспективный брак и не отпускает свою половину? Для того чтобы ответить на вопросы из темы касающейся психической реальности, используется методика психоанализа. Психоаналитическая теория Фрейда – главная тема данной статьи.

Основоположником психоанализа является Зигмунд Фрейд

Коротко о создании метода

Теория психоанализа произвела настоящую революцию в области психологии. Данный метод был создан и введен в эксплуатацию великим ученым из Австрии, доктором психиатрии Зигмундом Фрейдом. На заре своей карьеры Фрейд тесно сотрудничал со многими выдающимися учеными. Профессор физиологии Эрнст Брюкке, основатель катартического метода психотерапии Иосиф Брейер, основатель теории о психогенной природе истерии Жан-Маре Шарко — лишь малая часть исторических личностей, с кем Зигмунд Фрейд вместе трудился. По словам самого Фрейда, своеобразная база его метода зародилась именно в момент сотрудничества с вышеперечисленными людьми.

Занимаясь научной деятельностью, Фрейд пришел к выводу о том, что некоторые клинические проявления истерии нельзя интерпретировать с точки зрения физиологии. Как объяснить то, что одна часть человеческого тела полностью теряет чувствительность, а соседние области по-прежнему ощущают влияние различных раздражителей? Как объяснить поведение людей в состоянии гипноза? По мнению самого ученого, вышеперечисленные вопросы являются своеобразным доказательством того факта, что лишь часть психических процессов является проявлением реакций ЦНС.

Многие из людей слышали о том, что человеку, погруженному в гипнотическое состояние, можно задать психологическую установку, которую он обязательно выполнит. Довольно интересен тот факт, что если поинтересоваться у такого человека о мотивах совершенных поступков, то он сможет с легкостью найти аргументы, объясняющие его поведение. Основываясь на этом факте, можно сказать о том, что человеческое сознание самостоятельно подбирает аргументы к совершенным действиям, даже в том случае, когда для объяснений нет особой нужды.

В годы жизни Зигмунда Фрейда факт того, что человеческое поведение может зависеть от внешних факторов и тайных для сознания мотивов, являлся настоящим шоком. Следует обратить внимание на то, что именно Фрейд ввел такие понятия, как «бессознательность» и «подсознание». Наблюдения этого выдающегося ученого позволили создать теорию о психоанализе. Кратко, психоанализ Зигмунда Фрейда можно описать как анализ психики человека с точки зрения сил, которые ею движут. Под термином «сила» следует понимать мотивы, последствия и влияние на будущую судьбу, прошлого жизненного опыта.

Фрейд был первым человеком, который с помощью метода психоанализа смог излечить пациентку с наполовину парализованным телом

Что входит в основу психоанализа

По мнению Фрейда, психическая природа человека непрерывна и последовательна. Появление любой мысли, желаний и совершаемые действия имеют свои причины, которые характеризуются бессознательными или сознательными мотивами. Таким образом, все совершаемые поступки имеют прямое отражение в будущем индивидуума.

Даже в тех ситуациях, когда душевные переживания кажутся необоснованными, существует скрытая связь между различными событиями в человеческой жизни.

Основываясь на вышеперечисленных фактах, Фрейд пришел к выводу, что человеческая психика состоит из трех разных областей:

  • сознание;
  • бессознательная сфера;
  • раздел предсознания.

В бессознательную сферу входят базовые инстинкты, которые являются неотъемлемой частью человеческой природы. К этой же области можно отнести идеи и эмоции, которые вытеснены из сознания. Причиной их вытеснения может быть восприятие подобных мыслей как запрещенных, грязных и не достойных существования. Бессознательная область не имеет временных рамок. Для того чтобы объяснить этот факт, следует сказать о том, что детские переживания, попавшие в сознание взрослого человека, воспринимаются также интенсивно, как и в первый раз.

В область предсознания входит часть бессознательной области, что в определенных жизненных ситуациях, становится доступной для сознания. Область сознания содержит в себе все то, что осознается человеком на протяжении всей жизни. Согласно идее Фрейда, человеческой психикой движут инстинкты и стимулы, заставляющие индивидуума совершать различные поступки. Среди всех инстинктов следует выделить 2 стимула, обладающих главенствующей ролью:

  1. Жизненная энергия – либидо.
  2. Агрессивная энергия – инстинкт смерти.

Классический психоанализ Зигмунда Фрейда направлен в большей части на изучение либидо, основой которого является сексуальная природа. Либидо является жизненной энергией, которая тесно взаимосвязана с поведением, переживаниями и эмоциями человека. Помимо этого, характеристики этой энергии можно растолковать, как причину развития расстройства психики.

Человеческая личность содержит в себе три составляющих:

  1. «Сверх-Я» – Суперэго;
  2. «Я» – Эго;
  3. «Оно» – Ид.

«Оно» заложено в каждом человеке с рождения. К этой структуре относятся базовые инстинкты и наследственность. Его нельзя описать, руководствуясь логикой, поскольку «Оно» характеризуется, как неорганизованность и хаотичность. Важно отметить, что «Оно» обладает безграничным воздействием на эго и суперэго.

Топическая модель психического аппарата состоит из 2 составляющих: сознательное и бессознательное

«Я» — одна из структур человеческой личности, что тесно контактирует с окружающими людьми. «Я» происходит из «Оно» и появляется в тот момент, когда ребенок начинает воспринимать себя в качестве личности. «Оно» является своеобразной подпиткой для «Я», а «Я» выступает в качестве защитной оболочки базовых инстинктов. Для того чтобы лучше понимать взаимосвязь между

«Оно» и «Я», следует рассмотреть пример сексуальных потребностей. «Оно» является базовым инстинктом, то есть потребностью сексуального контакта. «Я» определяет, при каких условиях и когда будет реализован этот контакт. Это означает что «Я» обладает способностью сдерживать и управлять «Оно», что является залогом внутреннего психоэмоционального равновесия.

«Сверх-Я» берет свое начало в «Я» и является своеобразной базой, где хранятся моральные законы и правила, ограничивающие личность и запрещающие некоторые действия. По мнению Фрейда, в задачу «Сверх-Я» входит выстраивание идеалов, самонаблюдение и совесть.

Все вышеперечисленные структуры имеют важную роль в развитии человеческой личности. Они поддерживают тонкий баланс между опасностью, связанной с неудовольствием и стремлением, что ведет к удовлетворению.

Энергия, берущая свое начало в «Оно», отражается в «Его». Задачей «Сверх-Я» является определение границ действия этой энергии. Следует обратить внимание, что требования внешней реальности могут отличаться от требований «Сверх-Я» и «Оно». Данное противоречие является причиной развития внутренних конфликтов. Для решения подобных конфликтов используются следующие способы:

  • сны;
  • компенсация;
  • сублимация;
  • защитные механизмы.

Основываясь на вышесказанном можно сделать вывод, что сны являются воссозданием человеческих желаний, которые не могут быть реализованы в реальности. Повторяющиеся сны четко указывают на наличие нереализованных стимулов. Нереализованные стимулы мешают самовыражению и психологическому росту.

Сублимация – механизм перенаправления сексуальной энергетики на те цели, что одобрены в социуме. К таким целям относятся интеллектуальные, социальные и творческие виды деятельности. Сублимация является одним из защитных механизмов человеческой психики, а созданная ей энергия является основой цивилизации.

Тревожность, вызванная неудовлетворенными желаниями, может быть нейтрализована при помощи прямого обращения к внутреннему конфликту. Поскольку внутренняя энергия не в силах найти выход, необходимо перенаправить её на преодоление имеющихся преград. Помимо этого, необходимо снизить последствия, которые могут предоставить эти преграды и компенсировать неудовлетворенные стимулы. Примером подобной компенсации является идеальный слух, у людей с нарушениями в работе зрительных органов.

По мнению Фрейда, человеческая психика безгранична.

Фрейд предположил, что всеми нами движет принцип удовольствия

Человек, страдающий от недостатка определенных навыков, и желающий добиться успеха, может достичь поставленной цели благодаря напористости и непревзойденной работоспособности. Но существуют примеры, когда возникшее напряжение может исказиться из-за работы особых защитных механизмов. К таким механизмам относятся:

  • изоляция;
  • подавление;
  • гиперкомпенсация;
  • отрицание;
  • проекция;
  • регрессия.

Пример работы этих защитных механизмов следует рассматривать на ситуации с неразделенной любовью. Подавление этих чувств можно выразить фразой «Я не помню этого чувства», механизм отвержения выражается в виде «Любви нет, и не было», а изоляцию можно описать как «Я не нуждаюсь в любви».

Подведение итогов

Теория психоанализа Фрейда кратко и понятно была изложена в данной статье. Подводя итог, можно сказать, что данный метод является одной из попыток понять, те особенности человеческой психики, что ранее были непостижимы. В современном мире, термин «психоанализ» используется в следующих сферах:

  1. В качестве названия научной дисциплины.
  2. Собирательное название комплекса мероприятий, посвященных исследованиям работы психики.
  3. Как метод лечения невротических расстройств.

Многие современные ученые часто подвергают критике теорию Зигмунда Фрейда. Однако на сегодняшний день, те понятия, что были введены в обращение этим ученым, являются своеобразной базой науки психологии.

Читайте также:

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

ktovdepressii.ru

О теории психического аппарата З. Фрейда

Горячие споры вокруг откровений психоанализа остались позади. В современной психотерапии, которая характеризуется пестрым разнообразием школ, родственные связи с классическим психоанализом не афишируются. Между тем некоторые из основателей этих школ имели серьезную психоаналитическую подготовку. Случайно ли это? Что есть теория психического аппарата З.Фрейда? Исторический казус, обреченный на забвение, какхотелосьбы верить некоторым, или зерно, которому предназначено, умерев, взойти на ниве психотерапии?

Каждый студент знает, что структура психического аппарата по З.Фрейду включает в себя три системы: «Оно», «Я» и «Сверх Я». Кто-то, возможно, вспомнит, что встречаются учебники, где эти системы перечислены в качестве «основных» [1]. Ч.Райкрофг указывает на три части психического аппарата, цитируя при этом З.Фрейда [2]. Ж.Лапланш и Ж.-БЛонталис в своем словаре ни слова не говорят о структуре в статье «Аппарат психический», но зато отмечают трехчастную структуру в статьях «Оно», «Я» и «Сверх-я» [З]. Все это выглядит немного странно. Почему Ч.Райкрофту понадобилось цитировать текст З.Фрейда, если речь идет об общеизвестном? Почему Ж.Лапланш и Ж-Б.Понталис оставляют без внимания содержание психического аппарата и ограничиваются обсуждением значения термина «аппарап>?

Почему К.С.Холл и ГЛиндсей, говоря об «основных» системах, из которых состоит психический аппарат, не упоминают о второстепенных? Что является фигурой столь деликатного умолчания?

Ответ можно найти в книгах «Я и Оно» (1923), и в «Продолжении лекций по введению в психоанализ»(1933), в ксугорых З.Фрейд дает систематическое изложение своей теории психического аппарата. Мы находим там четвертую систему: «Восприятие — Сознание» («В-Сз»), Интересно, что З.Фрейд характеризует ее как «поверхностную» и «самую внешнюю» часть, а ее название записывает вне схематического рисунка психического аппарата. Разумеется, все это ни в коей мере не может рассматриваться какдоказательство ее второстепенности. Но З.Фрейд оставил и более существенные поводы для подобного истолкования. Так, в работе 1933 года он уцеляет системе «В-Сз» всего несколько строк, а главное, кажется, теряет ее из поля зрения, когда рассматривает психодинамичский конфликт. При этом З.Фрейд даже вскользь не поясняет, почему он оставляет систему «В-Сз» в стороне. Его внимание направлено на взаимодействие «Оно», «Я» и «Сверх-Я» — этих «трех царств, сфер, областей» психического аппарата [4]. Акцентирование им трехчастной структуры психического аппарата в дальнейшем усиливается. Об этом свидетельствует цитата, приведенная в словаре Ч.Райкрофта: «Мы полагаем, что психическая жизнь есть функция аппарата, которому мы приписываем характеристику протяженности в пространстве и который состоит из нескольких частей (т.е. ИД, ЭГО и СУПЕР-ЭГО)» [2].

Итак, в основных работах З.Фрейда, посвященных теории психического аппарата, система «В-Сз» трактуется как часть психического аппарата, но такая часть, которая не обладает качеством агента психодинамического конфликта и, очевидно, поэтому исключается 3 .Фрейдом из структурного анализа.

Для того чтобы вспомнить, что З.Фрейд понимал под системой «В-Сз» возьмем «Толкование сновидений» [5]. В этом труде содержатся основные понятия метапсихологии первого периода (до «поворота» начала двадцатых годов). Принимая идею разделения психических процессов на сознательные и бессознательные и сосредотачивая свое внимание на бессознательных, З.Фрейд выделяет среди последних такие, которые не осознаются или осознаются с трудом, и такие которые осознаются легко. Первым он дает название бессознательных, авторьм-предсознатеяьных. При этом он подчеркивает; что в описательном смысле те и другие бессознательны, однако первые бессознательны также и в динамическом смысле. Это означает; что именно они мотивируют поведение невротика. Бессознательные (в динамическом смысле) содержания психики связаны ассоциативно, подчиняясь законам «сгущения» и «смещения», а предсознательные подчинены правилам грамматики и логики так же, как и осознаваемые содержания. З.Фрейд придает этим процессам генетический смысл, ставя их в соответствии с этапами развития организмаи называя динамически бессознательные процессы первичными, а описательно-бесоознательные (предсознательные) — вторичными.

З.Фрейд также использует понятия «бессознательное» и «предсознательное» для обозначения «инстанций» или «систем» психического аппарата. Речь идет о том, что З.Фрейд называет «психической локальностью», которая на его взгляд, определяется последовательными стадиями преобразования психического образа. Начало этого
процесса полагается им в системе, получающей восприятие, а окончание — в системе моторики. Система восприятия (В) дает сознанию многообразие чувственных восприятий, но не сохраняет их. За ней расположена система бессознательного (Бсз), превращающая раздражение в прочные следы, которые воспроизводятся (вспоминаются) без той силы, которая присуща живым впечатлениям. Далее расположена система предсознательного (Прс) с функцией цензуры воспоминаний. Она называется так потому, что все раздражения в ней могут более или менее легко доходить до ест гаиия. Эта система уподобляется З.Фрейдом ширме, стоящей между бессознательным и сознанием. Система сознания (Сз) аналогична по своим функциям системе восприятия.
Органы восприятия служат для нее внешним миром. Вместе стем Сз получает шкже раздражения изнутри психического аппарата, то есть из Псз и Прс. Системы В и Сз, воспринимая раздражение, регулируют внимание и, следовательно, произвольную моторную активность, благодаря чему возникает явление, которое называем снерхподкреплением. В 1915 г. З.Фрейд объединяет их в единую систему «В — Сз».

Таким образом, З.Фрейд использует понятия «бессознательное» и «предсознательное» в трех смыслах, которые обычно и подчеркиваются его истолкователями. В описательном смысле различение основывается на способности психических содержаний проникать в сознание. В динамическом смысле различение основывается на выделении качественных аспектов психической энергии, то есть на выделении определенных видов влечений. В топическом смысле термины Без и Про используются для наглядного описания психического процесса, начинающегося восприятием и завершающегося двигательной реакцией. В последнем случае явно выступает структурно-функциональный подход к анализу психического аппарата. Вместе с тем, наделение этого аппарата наглядно-образной характеристикой («протяженностью») привел З.Фрейда не только к открытиям, но и к ошибкам.

Заметим, что в работе «Толкование сновиде11ий» понятие «сознание» в однихслучаях объединяется с системой Про и противопоставляется системе Без, а в других случаях с системой В и противопоставляется системам Бсз и Прс. Почему? Вспомним, что система «В-Сз» характеризуется тем, что следы возбуждения сохраняются в ней недолго. На языке современной психологии можно сказать, что система «В-Сз» обладает только оперативной памятью. Мы видим здесь новое понимание 3 .Фрейдом интроспекции, которая первоначально рассматривалась им без привлечения понятия восприятия. Это позволяет З.Фрейду четко отделить сознавание внешней реальности (за нее отвечает система В) от сознавания внутренней реальности (за нее отвечает система Сз).

В связи с этим возникает проблема разграничения восприятий, репрезентирующих внешнюю реальность и представлений, репрезентирующих внутреннюю реальность. Это так называемая проблема проверки реальности. В «Толковании сновидений» сны рассматриваются как галлюцинаторное исполнение желаний вследствие того, что система В, будучи свободна от восприятий, нагружается внутренними побуждениями. Бодрствующее сознание позволяет индивиду отличать внешнее от внутреннего.

Поскольку система «В-Сз» опосредует восприятия из внешнего мира, постольку она характеризуется как поверхностная часть психического аппарата. З.Фрейд замечает, что она пространственно ближе к внешнему миру не только в смысле своей функции, но и в смысле анатомического расчленения, имея в виду поверхность тела
и органы чувств («Я и Оно»). Весьма примечательное стремление найти опору в привычной области неврологии.

ВыделениеЗ.Фрейдом систем «Про-С?» и «В-Сз» имело далеко идущие последствия. Система «Прс-Сз» как система вторичных процессов, противопоставляется системе Без как системе первичных процессов. Их конфликт выступает источником мотивации поведения.

Психодинамический конфликт возникает в связи с вытеснением в Без репрезентаций запретных сексуальных влечений. Собственно говоря, Без и состоит из вытесненных репрезентаций. До поворота двадцатых годов З.Фрейд, ставил знак равенства между понятиями «бессознательное» и «вытесненное» иногда с оговорками о
существовании врожденных содержаний бессознательного. После «поворота» врожденные содержания бессознательного были выделены под названием «Оно». Вытеснение может быть удачным или неудачным. Неуцачное вытеснение имеет место тоща, когда сексуальные импульсы непроизвольно прорываются в сознание, проявляясь в форме галлюцинаторного исполнения желаний, подобно тому, как бывает во сне, а также в страхах и расстройствах поведения (симптомах), защищающих от этих страхов. Причиной вытеснения является противоречие между принципом удовольствия, в соответствии с которым функционирует система Без и принципом реальности, в соответствии с которым функционируют системы Про и Сз. Это противоречие конкретизируется З.Фрейдом как противоречие между сексуальными влечениями индивида и моральными нормами общества. Метафорой, поясняющей это противоречие, выступает миф о царе Эдипе, убившем отца и женившимся на своей матери.

Система «В-Сз» противопоставлялась З.Фрейдом системам Без и Прс как бессознательным содержаниям психики. Однако имело место и более существенное основание для их различения. Система «В-Сз» выделялась в контексте проблемы интроспекции, посредством которой психодинамический конфликт становится осознанным. В процессе интроспекции значение имеют степень доступности для осознания психических процессов, атакже различение крагковременныхидолговременныхструктур психического образа. Именно последнее различение подчеркивалось З.Фрейдом. Речь идет не о памяти как таковой, а о памяти, содержанием которой являются Я-
образы (Я в противовес Не-Я). Сосредоточение внимания на вопросе различения осознаваемых и неосознаваемых процессов маскирует этот факт.

Все указанные выше значения «В-Сз», Без и Прс были сохранены З.Фрейдом во второй топике психичесмэго аппарата (структурной модели). Первым шагом в построении второй топики было введение понятия «Я». Это понятие встречается еще в первых метапсихологических работах. В «Толковании сновидений» (1900 г.) оно отсутствует.

Позже З.Фрейд возвращается кпонятию «Я», обозначая им организацию нейронов, но чаще -совокупность осознаваемых представлений, репрезентирующих влечение к самосохранению. Это «собственные влечения «Я «. Среди них З.Фрейд особо выделяет потребность в пище, что дает ему повод вспомнить о проницательности поэта, сказавшего: «Любовь и Голод правят миром». «Я» наделяется функцией цензуры (которая в первой топике была функцией Прс) и функцией защиты от запретных представлений. «Я»-это субъект защиты. Здесь мы не навдем различения субъекта деятельности и его «Я». Мы видим то же самое, что позже ярко выступит во второй топике: интрапсихические структуры наделяются субъектными характеристиками.

Итак, конфликт между влечениями к самосохранению (голод) и влечениями к сохранению вида (любовь) становится психодинамическим источником поведения. В соответствии с этим инцестуозные желания ребенка должны наталкиваться не столько на страх перед кастрацией, как утверждал З.Фрейд, сколько на страх перед голодом. Это означает намек на остракизм и ставит в центр внимания проблематику межличностных отношений. Но З.Фрейд остается в плену своей излюбленной идеи о примате сексуальных влечений.

В начале двадцатых годов З.Фрейд выделяет в «Я» особую инстанцию, осуществляющую цензуру, с функциями самонаблюдения, совести и направляющих идеалов — «Сверх-Я». Последняя функция иногда обособляется под названием «Идеал-Я». «Сверх-Я» возникает как результат превращения родительских требований вь требования ребенка к самому себе. Основой процесса интериоризации требований является идентификация ребенка с родителями, а также с теми лицами, которые замещали родителей и выступали для ребенка в качестве объектов влечений. Поскольку «Сверх-Я» наследуется от родителей, постольку оно выступает носителем моральных традиций. Само объединение людей в группы становится возможным в силу введения в образ «Сверх-Я» фигуры властвующего авторитета — лидера сообщества («Массовая психология и анализ человеческого Я»). Таким образом, в понятии «Сверх-Я» нашла свое выражение та интрапсихическая инстанция, которая воплощает в себе моральные нормы общества. Функция вытеснения приписывается теперь не «Я», но «Сверх-Я», которое либо само вытесняет неприемлемые для сознания представления, либо отдает приказ сделать это послушному «Я». Так как, согласно клиническим наблюдениям, вытеснение происходит неосознанно, то это означает, что «Я» и «Сверх-Я» являются отчасти бессознательными.

Таким образом, З.Фрейд приходит к выводу, противоречащему своим прежним представлениям, в которых источником невроза признавался конфликт между сознательными и бессознательными содержащими психики, что обычно обозначают как поворот в его взглядах. Он решает возникшую проблему, отделяя бессознательные
части «Я» и «Сверх-Я», образованные процессом вытеснения, от бессознательного, наделенного исключительно инстинктивной силой. Чтобы подчеркнуть безличный характер последнего, З.Фрейд использует термин «Оно». «Оно» суть «резервуар», вмещающий две группы противоборствующих влечений: влечение к жизни и влечение к смерти. Влечение к жизни объединяет влечения к самосохранению (ранее приписываемые «Я») и сексуальные влечения и обозначается словом Эрос, что подчеркивает главенство последних.

Вместе с тем З.Фрейд расширяет свое старое понятие «либидо», обозначая этим термином энергию влечений, объединяемых словом «любовь». З.Фрейд включает сюда половую любовь, дружбу, «общечеловеческую» любовь, любовь к себе, а также «преданность конкретным предметам и абстрактным идеям». Он выделяет во всех этих феноменах «первоначальную природу», а именно: «стремление к сближению» [6]. При этом делается ссылка на Платона с его учением об Эросе, и на апостола Павла, прославлявшего, на взгляд З.Фрейда, любовь именно в этом расширенном смысле слова. Как известно, Платон понимал Эрос как творческую силу, направленную на единение с другим человеком и единение с истиной. Это явно противоречит тому, что З.Фрейд обозначает как «любовь к себе». Что касается «преданности» идеям, то З.Фрейд, видимо, имел ввиду привязанность индивида к собственным идеям или же — к таким, которые были присвоены им и стали частью его «Я». В этом мало общего с надличными идеями Платона.

Противоречие с тем, что мы читаем в послании апостола Павла к коринфянам, еще разительнее. Невозможно представить, чтобы Павел мог принять мысль, что все приведенные З.Фрейдом в качестве примеров виды любви, являются «выражением одних и тех же побуждений первичных позывов, влекущих два пола к половому сово-
куплению» [б]. Таким образом, «стремление к сближению» редуцируется до стремления к половому совокуплению. Путаница общих и специфических смыслов понятия любви очевидна: то, что Павел называл любовью, присутствует во всех ее формах, в том числе и в половой любви, но то, что специфично для половой любви, не может быть распространено на прочие формы любви.

В чем же заключается сущность любви? Указания на то, каким может быть ответ на этот вопрос, содержатся в текстах самого З.Фрейда, В работе «Я и Оно» мы находим не только «расширенное» понимание любви, но и пояснения к нему через понятие «эмоциональная связь». В «Продолжении лекций…» З.Фрейд пишет, что «Я» в душевной жизни представляет здравый смысл, а «Оно» — неукротимые «страсти». Это, в сущности, совсем другой подход. Не инстинктивные влечения кактаковые (не физиология влечений), но эмоциональные привязанности — вот что выходит на первый план. Утвердиться в этом нам поможет анализ понятия «либидо». Поначалу оно использовалось для обозначения энергии, связанной с сексуальными влечениями. После «поворота» содержание понятия «либидо» расширяется вплоть до растворения специфических содержаний, связанных с сексуальностью (хотя примат последней продолжает декларироваться). Это находит свое отражение в парадоксальном термине
«десексуализированное либидо», то есть либидо, отказавшемся от сексуальной цели, отвернувшемся, так сказать, от объекта и направленном на «Я». Так возникает «нарциссическое либидо». Эготход мысли позволяет, кстати, понять, каким образом З.Фрейду уцалось «расширить» понятие любви до нарциссического отношения.

З.Фрейд должен был выбрать, что принять за основу: стремление к эмоциональной близости или стремление к половой близости. Его решение нам известно. Это решение было обусловлено, вероятно, позицией врача-невролога и силой впечатлений, полученных в клинике Шарко. Однако мпш ие ею ученики, из числа тех, кто
развивал теорию объектных отношений н межличностный психоанализ, пошли по тому пути, который он обозначил, но осганил открытым.

Под влечением к смерги З.Фрейд понимал: во-первых, влечение к саморазрушению (к аутоагрессии) и к разрушению (объектной агрессии). З.Фрейда привлекала главным образом проблема аутоагрессии, проявляющаяся в меланхолии как выражение конфликта между «Я» и «(‘Сверх-Я». Итсрссно то, что З.Фрейд не ссылается здесь на «Оно»; по крайней мере,»Оно» не высыпает непосредственным исючником меланхолии, как следовало бы ожидлп. и актгнстствии с его статусом в психологическом аппарате. (Интересно также, то между «Я» и «Сверх-Я» выступают ключевыми и дня мании, при которой, по мысли З.Фреида, имеет место их отождествление).

Нужно подчеркнуть, что конфликт! влечений к жизни и влечений к смерти не совпадает с психодинамическим конфликтом, который развертывается между «Оно», «Я», и «Сверх-Я». В этом конфликте «Я» сравнивается Ч.Фрейдом с посредником между «Оно» и внешним миром. «Я» и «Сверх ЯмахЯшии» ч» • > ипсшпнм миром (реальностью) через систему «В-Сз». В «Я» репрезентируется также и во внутрений мир. Отношение»Я» к
«Оно» З.Фрейд сравнивал с отношением наездника к своенравной лошади лошади: лошадь дает энергию, а наездник определяет цель движения. Таким образом, к угрозе «Я» со стороны «Сверх-Я» добавляется угроза со стороны «Оно» и внешнего мира. Источник невротического конфликга З.Фрейд видит теперь в противоречиях между тремя указанными системами психического аппарата, и реальностью внешнего мира.

Остается только гадал», почему З.Фрейд описал шприюихический конфликт именно так. У него было, вероятно, две возможности. Можно было внести в описание психодинамического конфликта систему «В-Сз» в качестве ш п р.и юихического агента внешней реальности. Это соответствовало логике 3 .Фрейда, 1 ю I ютребовало бы четкого определения внешней реальности, как реальности межличностных отношений в противоположность физической реальности. Второй путь был открыт теорией «Сверх-Я», которое выступает как продукт межличностных отношений. Но то и другое означало бы отказ от парадигмы, которую М.Баллинт назвал «психологией индивидуального организма». Возможно, в силу именно этих причин система «В-Сз» была исключена З.Фрейдом из анализа психодинамического конфликта, анасяедница Без — система «Оно» была наделена такой ролью, которая скорее мистифицировала конфликт, чем помогала объяснить его.

Вторая топика психического аппарата представляет собой попытку решения сразу нескольких проблем. Первая касается отношения между индивидом и обществом, юторое в интрапсихическом плане принимает формы отношения между «Я» и «Сверх-Я». Вторая касается отношения между индивидом как организмом и индивидом как личностью. В интрапсихическом плане это отношение, в котором с одной стороны выступает «Оно», а с другой стороны «Я» и «Сверх-Я». Это суп» онтологические проблемы психического аппарата.

Третьей является проблема восприятия. Она характеризует гносеологический аспект психического аппарата и выражается системой «В-Сз». Эту проблему можно рассматривать с точки зрения доступности психических содержаний для осознания. Теоретическим решением З.Фрейда было различение бессознательных и предсознательных психических процессов. Другой аспект данной проблемы касается содержания процесса интроспекции. Речь идет, прежде всего, о различении внутренней и внешней реальности. Как известно, З.Фрейд не выделял специально психосоциальный аспект этой проблеме. Это сделал Ф.Перлз, рассматривая «организм» в единстве с социальной средой. Поскольку взаимодействие между индивидами совершается всегда на основе индентификации, постольку всегда возникают трудности установления «границы контакта» и различения Я и Ты посредством контролирования процессов интроекции и проекции в феноменологическом поле восприятия. В общем, вся трактовка психологической защиты в гештальтгерапии связана с попыткой решения этой проблемы.

Вместе с тем, межличностная ситуация подвергается Ф.Перлзом анализу в том же контексте, в котором З.Фрейд проводил противопоставления системы «В-Сз» системам Про и Без. Интроекции и проекции могут выступать как в форме представлений, которые являются следами прошлого опыта, отчасти преобразованного в воображением, так и форме восприятий, которыми выражается структура наличного сенсорного опыта, получаемого в процессе межличностного взаимодействия «здесь-и-сейчас». Этот последний, следовательно, должен быть отделен как от воспоминаний, так и от фантазий [Т].

Аналогичное различение проводилось К.Роджерсом с помощью понятий «Я-опыт» и «Я-монцепция», которыми он описывал «целостную личность». (Заметим, что это описание, на самом деле, относится к психическому аппарату личности). Под «Я-опытом» К.Роджерс понимал непосредственные «сенсорные и внутриорганизменные переживания», а под «Я-концепцией» — опыт, организованный в более или менее устойчивые смысловые структуры. Всякий непосредственный опыт либо символизируется, либо отрицается и искажается.

Мы видим, что, поставив ряд проблем восприятия, З.Фрейд наметил пути, по которым пошли другие. Надо признать ошибочной попытку З.Фрейда встроить систему «В-Сз» в схему онтологической структуры психического аппарата. То, что было намечено в первой топике, могло быть развернуто только в особой схеме, отражающей гносеологический «срез» психического аппарата.

Что касается онтологической структуры психического аппарата, то о ней можно сказать следующее: «Я» и «Сверх-Я» могут противопоставляться друг другу как системы репрезентации актуального и желаемого аспектов «Я», репрезентаций значений, имеющих социокупътурных характер. Полагаю, что З.Фрейд не согласился бы стаким переосмыслением его понятий, поскольку «Я» и «Сверх-Я» предстаюту него как продукт «дифференциации» «Оно» под влиянием внешнего мира. Однако проблема сущности психического аппарата тем самым только затемняется, поскольку тайной остается не только структура процесса дифференциации, но и природа «Оно».

Выделение «Оно» мотивировалось, по-видимому стремлением З.Фрейда сохранить во второй топике тот смысл, который в первой топике несла система Без, а именно: смысл хаоса первичных процессов, обособленных от сознания и чуждых ему. Однако, если Без характеризуется З.Фрейдом как система репрезентаций влечений, то об «Оно» этого не утверждается. Отмечая неопределенность термина «Оно», Ж.Лапланш и Ж-БЛонталис делают вывод, что вторая топика З.Фрейда легче допускает биологические и натуралистические истолкования.

Указанная неопределенность немало способствовала тому, чтобы системы психичес-
кого аппарата приобрели характер «неких сущностей». Сам З.Фрейд не без основания опасался обвинений в том, что они могугбыть восприняты как «буквальное понимание абстракций» [4]. И в самом деле, у него «Я» «служит трем господам» и вместе с тем «проводит в жизнь свои намерения», «Оно» «слепо стремится и упорствует», а «Сверх-Я» «наблюдает и наказывает». Весьма показательным является приписывание «Сверх-Я» функции самонаблюдения и наказания. То, что эти функции могутбьггь совмещены в одном лице, не означает возможности их совмещения в одном из структурных компонентов психического аппарата. Напротив, разные функции психического аппарата должны принадлежать разным компонентам его структуры. (В «Сверх-Я» объединены онтологические и гносеологические функции психического аппарата). Различение субъекта деятельности и «Я» как интрапсихической структуры субъекта было проведено позже в рамках интерсубьекгивного подхода в психоанализе [9].

Отделив структурную модель психического аппарата от метафорических наслоений, можно трактовать ее как систему рефлексии (гносеологический аспект) и систему «Я» как объекта рефлексии (онтологический аспект). В этом случае на первый план онтологического аспекта психического аппарата выходит оппозиция систем «Я» и «Сверх-Я», репрезентирующая множество влечений различного типа, в том числе и сексуальных. Репрезентации включают в себя сенсомоторные, наглядно-образные и вербально-логические компоненты, которые в терминах З.Фрейда можно обозначить как содержания первичных и вторичных процессов, если не связывать, как это делает он, типы процессов с типами влечений.

Подобная оппозиция представлена в Я-психологии Г.Кохута в виде оппозиций ядерных амбиций и направляющих идеалов, в основе которых лежат, соответственно, отзеркаливающие и идеализирующие функции Я-объекгов, а в теории К. Роджерса в виде оппозиции Я-реального и Я-идеального.

Мы видим, что некоторые основополагающие идеи З.Фрейда сохраняются не только в качестве реликтов, но и в новых формах, которые, правда, вряд ли получили бы одобрение отца психоанализа. Такова судьба научных истин: они освобождаются от авторских пристрастий и получают новый импульс к развитию в рамках иной субъективности.

u-psihologa.com.ua

Энциклопедия глубинной психологии З.Фрейд

Теория психоанализа

ФРЕЙДОВСКАЯ ТЕОРИЯ
ПСИХИЧЕСКОГО АППАРАТА

Алекс Холлер

ВВЕДЕНИЕ

Первая попытка
Фрейда сформулировать общую теорию
душевного события относится к последнему
десятилетию прошлого века. То есть она
была предпринята еще до того, как начал
разрабатываться психоанализ как метод
лечения и новый теоретический подход
к пониманию душевных функций в целом и
различных форм заболеваний в частности.

То, что и сам Фрейд
был неудовлетворен своей первой
концепцией душевных процессов, изложенной
в его «Проекте научной психологии»
(1895а), видно уже из того, что он никогда
не намеревался публиковать эту работу.
Только благодаря случаю манускрипт
«Проекта» сохранился ив 1950 году был
впервые опубликован. Содержание
«Проекта», а также фрейдовская переписка
с Флиссом (см. статью М. Гротьяна «Переписка
Фрейда») в период 90-х годов прошлого
века (1892—1899) показывают некоторые из
причин, почему он считал этот проект
неудовлетворительным. По существу, это
была попытка создать психологию душевного
события, основанную на нейрофизиологических
процессах, с целью установить параллели
между двумя этими сферами функций. .

Хотя
ввиду огромных проблем, с которыми он
столкнулся при описании параллельных
процессов на нейрофизиологическом и
психическом уровнях, Фрейд оставил эту
попытку, надо сказать, что и последующие
его теории душевных процессов вплоть
до последних работ во многом проникнуты
мыслями и представлениями, которые были
изложены в «Проекте». Это, например,
относится к представлению о психической
энергии, способной перемещаться с одного
содержания на другое по определенным
путям, затем к идее сопротивления и
«проторения путей» J
в смысле катексиса определенных
содержаний, а также к концепции защиты
от неприятных или невыносимых представлений
или аффектов и ко многим другим идеям,
которые — тем или иным образом —
оставались незаменимыми составными
частями различных моделей, которые
Фрейд разрабатывал в течение примерно
тридцати лет своей жизни.

То,
что нам известно о фрейдовских концепциях
структуры психики и ее функций, позволяет
сделать вывод, что речь идет о нескольких
различных теориях. Этот исторический
факт побудил Рапапорта (Rapaport
1959) выделить в научном творчестве Фрейда
три отдельных этапа: первый — приходящийся
на 1886—1897 годы, второй — продолжавшийся
с 1897 по 1923 год, и, наконец, третий — с
1923 по 1939 год — год его смерти. Эти три
этапа соответствуют трем основным
моделям психики или же постулированным
Фрейдом в его работах «системам
соотносительных понятий» г.

226

Первый этап — если
иметь в виду психоаналитически
ориентированные работы — был относительно
недолгим, он охватывает примерно одно
десятилетие — с 1886 по 1897 год. Это период
после сыгравшего огромную роль в судьбе
Фрейда пребывания в Париже у Шарко
(1885—1886), которым объясняется побуждение
изложить собственные мысли об этиологии
истерических расстройств, в своем
развитии увенчавшееся знаменитыми
«Очерками об истерии» (1893—1895), написанными
им совместно с Йозефом Брейером.

Следует подчеркнуть,
что теоретические положения Фрейда
всегда основывались на клиническом
опыте лечения пациентов, страдавших
той или иной формой «нервного расстройства»;
в этом отношении они являлись попыткой
систематизации и обобщения клинических
результатов и разработки моделей,
которыми можно было бы психологически
описать и объяснить как нормальные, так
и патологические явления.

Модель психического
аппарата, соответствующая формулировкам
первого этапа, во фрейдовских работах
того времени не является четко
сформулированной, в отличие от последующих
моделей, характерных для второго и
третьего этапов. Появившиеся в них
понятия «топическая» и «структурная»
(а также «экономическая» и «динамическая»)
стали общепринятыми терминами,
употреблявшимися в соответствии со
значениями, которые вкладывал в них сам
Фрейд. С другой стороны, модель психики,
соответствующая первому этапу, не
получила подобного обозначения. Термин
«аффективная травма» в качестве системы
соотносительных понятий для этой самой
первой психоаналитической модели
психики, представлявшей собой на первом
этапе развития психоаналитической
теории Фрейда основу его теоретических
рассуждений, был введен в 1972 году
Сандлером, Холдером и Дэй-ром. Выражение
«аффективная травма» относится к двум
основополагающим представлениям,
которые на том первом этапе занимали
мысли Фрейда и которые являются
средоточием его взглядов на патологические
явления и попыток их объяснения.

При последующем
изложении модели аффективной травмы
это будет рассмотрено более подробно.

Причины,
подтолкнувшие Фрейда к разработке
модели аффективной травмы, в которой
основной акцент делается на внешних
травматических событиях и их воздействии
на психический аппарат, особенно хорошо
видны в переписке Фрейда и Флисса
(1892—1899). Из этих писем, равно как из
фрейдовского самоанализа и все более
интенсивной работы как с собственными
сновидениями, так и со сновидениями его
пациентов, отчетливо явствует, что он
стал понимать и все больше утверждаться
во мнении, что большинство рассказов
его пациентов о сексуальном совращении,
про которые он думал, что они имели место
в действительности, на самом деле были
только их представлениями-желаниями и
фантазиями, а не воспоминанием о реально
пережитом опыте. Важнейшим письмом по
этому поводу является письмо от 21
сентября 1897 года, в котором Фрейд
отмечает, что основательно заблуждался
в историях своих пациентов об их
совращении в детстве. В конце концов
ему показался подозрительным факт, что
каждый раз виновным в извращении,
по-видимому, оказывался отец, хотя
значительное распространение этой
перверсии было маловероятным3.
В «Жизнеописании» (1925а) Фрейд без обиняков
изложил причины, почему он отказался
от так называемой «теории совращения»
:

«…я должен вспомнить
заблуждение, которому я одно время
предавался и которое вскоре стало
тормозить всю мою работу. Под нажимом
моего тогдашнего технического метода
большинство моих пациентов репродуцировали
сцены из своего детства, содержанием
которых являлось сексуальное совращение
взрослыми… Я

227

поверил этим рассказам, а
потому предположил, что в этих переживаниях
сексуального совращения в детстве
обнаружил источник последующего
невроза.. После того как я все же был
вынужден признать, что этих сцен
совращения никогда не было, что они
являются лишь фантазиями моих пациентов,
которые, возможно, я сам им и навязал,
какое-то время я находился в растерянности…
Когда же я взял себя в руки, то сделал
из моего опыта верные выводы, что
невротические симптомы присоединялись
не к непосредственным реальным событиям,
а к желаниям-фантазиям..» (XIV,
59-60).

Осознание этого факта знаменовало
переход ко второму этапу развития
психоанализа, который длился с 1897 по
1923 год — до официального представления
структурной модели.

Новые фрейдовские идеи впервые
обозначаются в монументальном труде
«Толкование сновидений» (1900), в частности
в знаменитой седьмой главе этой столь
важной в историческом отношении книги.
Эта глава содержит первое систематическое
описание душевного аппарата и способов
его функционирования. В отличие от
модели, лежавшей в основе его рассуждений
в первый период, новая топическая модель
Фрейда позволяет в равной степени дать
объяснение не только патологическим
явлениям, но и нормальным душевным
процессам. Учитывая масштаб, в котором
достигается эта цель, «Толкование
сновидений» можно рассматривать как
попытку поднять психоаналитическое
мышление и психоаналитическую теорию
на уровень общей психологии.

От первого этапа его
исследований ко второму происходит
смещение основного акцента в сторону
влечений, которым теперь, в противоположность
реальным событиям, придается решающее
значение. Это смещение акцента находит
свое отражение и во фрейдовских «Трех
очерках по теории сексуальности» (1905),
представляющих собой первый опыт
разработки психоаналитической теории
влечений. В своей полной перемен истории
она с этого момента навсегда осталась
в первую очередь теорией влечений (см.
статью П. Цизе). С тех пор энергия влечения,
как в ее нормальных, так и патологических
проявлениях, рассматривается в качестве
важнейшего мотивационного фактора
поведения детей и взрослых. Благодаря
«Трем очеркам» детская сексуальность
как одна из основополагающих гипотез
стала составной частью психоаналитической
теории. Если на первом этапе Фрейд уделял
основное внимание приспособлению
индивида к внешним событиям, в частности
травматического характера, то теперь
он стал больше обращаться к приспособлению
человека к своим внутренним силам,
прежде всего к приспособлению к влечениям
4
и к их трансформации в процессе развития
индивида, вызванной изменениями
первоначальных целей и объектов этих
влечений. Исходя из этого, Фрейд
предположил, что даже самые высокоразвитые
и утонченные интересы и виды деятельности
в жизни человека отчасти проистекают
из трансформации (сублимации) импульсов,
исходящих от инфантильных влечений.

Относящаяся ко второму
этапу топическая теория — впервые
изложенная в седьмой главе «Толкования
сновидений» — претерпела за этот период
различные изменения. Отчасти они были
следствием перемены фрейдовских взглядов
на значение качества сознания и,
соответственно, изменившегося статуса
системы «сознательное» в иерархии
разных психических систем в топической
теории. Кроме того, их можно объяснить
появлением у Фрейда новых идей, возникших
прежде всего при разграничении принципов
удовольствия и реальности (1911) и разработке
концепции нарциссизма (1914), где он
предположил, что либидо, та гипотетическая,
очевидно присущая сексуальным влечениям
энергия, может сделать объектом как
самого человека, так и наполнить собой
представление о некотором внешнем
объекте (см. соответствующую статью X.
Хензелера). В этой важной статье глав-

228

ным образом обсуждается
вопрос формирования идеала, где
просматриваются наметки тех концепций,
которые спустя десять лет воплотились
в представлении о Сверх-Я. Все эти и
другие новые теоретические открытия
описываются Фрейдом в так называемых
«метапсихологических очерках» 1915 года
(«Вытеснение»; «Влечения и их судьба»;
«Бессознательное»; «Метапсихологическое
дополнение к учению о сновидениях»: G.
W.
X),
которые более подробно будут рассмотрены
в дальнейшем при изложении топической
теории.

В очерке Фрейда «По ту
сторону принципа
удовольствия» (1920), в
котором излагается идея влечения к
смерти, видны первые признаки изменения
его концепции психического события.
Эту работу можно назвать предвестником
третьего этапа, который начинается с
публикации «Я и Оно» (1923). В этом сочинении
Фрейд предпринял первую попытку
систематического описания новой
структурной концепции психики и ее
разделения на Оно, Я и Сверх-Я. В конце
второго этапа Фрейду стали заметны
определенные противоречия в его
топической концепции психики. Так,
например, в связи с дескриптивным
использованием термина «бессознательное»
возникли трудности с его употреблением
как относящегося к системе. К этому
добавилось то, что Фрейд считал невозможным
решить проблему, с которой он столкнулся
в своей клинической работе, — прежде
всего это касалось включения в
психоаналитический процесс феномена
сопротивления: определенные психические
содержания в соответствии с критерием
их организации, с одной стороны,
приходилось локализовывать в качестве
вторичного процесса в предсознательном,
а с другой — на основании того
обстоятельства, что они были не латентными,
а в динамическом смысле бессознательными,
то есть без постороннего вмешательства
не могли стать осознанными, их следовало
приписать системе бессознательного.
Это противоречие Фрейд попытался
разрешить, постулировав помимо цензуры,
существующей между системами
бессознательного и предсознательного,
еще одну цензурную инстанцию, а именно
между системами предсознательного и
сознательного.

Кроме того, в своей клинической
работе Фрейд стал обращать больше
внимания на психическую энергию, которую
он назвал влиянием «бессознательного
чувства вины», или «бессознательной
потребностью в наказании».
Это чувство вины,
которое он описал как «негативную
терапевтическую реакцию», проявлялось
при лечении пациентов-невротиков. Под
этим подразумевалось относительное
ухудшение состояния пациентов (например,
в виде обострения симптома или его
возвращения) в момент, когда в результате
аналитической работы следовало ожидать
улучшения. Действие подобных сил можно
было наблюдать в состояниях меланхолической
депрессии. Фрейд столкнулся с большими
трудностями при включении этих клинических
наблюдений в свою топическую концепцию
психического аппарата. Поэтому в работе
«Печаль и меланхолия» (1917), чтобы объяснить
самообвинения меланхоликов, он был
вынужден говорить о расщеплении Я, где
одна его часть обращается против другой.
Введение представления о Сверх-Я в
качестве важной психической структуры,
дополняющей Я и Оно, позволило ему более
удовлетворительным образом включить
эти и подобные им психические явления
в свои рассуждения.

Разделение психики
на Оно, Я и Сверх-Я
благодаря одновременному, не менее
сильному подчеркиванию функционального
значения этих структур
привело к решению вопроса, в каком
отношении с сознанием находятся
психические содержания — вопрос, над
которым все время бился Фрейд в течение
первого и второго периодов. Теперь же
сознание дескриптивно было просто
сведено к состоянию, которое возникает
в результате восприятия сенсорных
качеств и которое понятийно охватывалось
выражением «орган чувств в Я». Иначе
говоря, сознание стало пониматься не
как проявление специфической системы
(системы «осознанного восприятия»,
соответствующей системам «предсознательное»
и «бессознательное»

229

в топической теории), а как одна из
функций среди многих — как одна из трех
основных структур души, а именно Я.

Существенное теоретическое развитие,
оказавшее заметное влияние на фрейдовскую
теорию психического события, произошло
на третьем этапе; до 1926 года, в котором
вышла в свет работа «Торможение, симптом
и страх», Фрейд считал, что страх возникает
в результате превращения энергии
вытесненных инстинктивных желаний. Эту
так называемую «первую теорию страха»
он выдвинул уже на первом этапе и вплоть
до третьего периода считал справедливой
точку зрения, что вытеснение (защита)
вызывает страх (см. соответствующую
статью Д. Айке). Тем не менее в 1926 году у
Фрейда произошло принципиальное
изменение этой концепции: отныне он
стал утверждать, что точнее будет
рассматривать защиту как следствие
произведенного Я сигнала страха, а не
наоборот, как он считал до этого. В
результате такого радикального изменения
его концепции основной акцент в
структурной теории душевного аппарата
отныне стал делаться на центральной
роли Я, которое рассматривается в
качестве посредника между Оно, Сверх-Я
и внешним миром. В этой же системе Я
возникают и переживаются — как на
сознательном, так и на дескриптивном
бессознательном уровне — аффекты, здесь
же подаются и аффективные сигналы — не
только сигналы страха, но и сигналы
вины, стыда, смущения, нарциссической
обиды и т.д. Благодаря таким сигналам
приводятся в действие защитные механизмы
того или иного рода.

ОСНОВНЫЕ ГИПОТЕЗЫ ПСИХОАНАЛИЗА

Несмотря на перечисленные выше изменения
во фрейдовской концепции душевного
явления, которые были сделаны им на
протяжении примерно трех десятилетий,
ряд принципиальных положений, составляющих
ядро психоаналитического понимания
психического аппарата, сохранялся в
силе на всех трех этапах. Прежде чем
перейти к детальному обсуждению модели
аффективной травмы, а также топической
и структурной моделей, рассмотрим
вкратце фундаментальные гипотезы и
постулаты, составляющие каркас
психоаналитической теории.

Психический аппарат

Идею существования некоего аппарата
Фрейд выдвинул уже в 1895 году в «Проекте»,
где он попытался продемонстрировать
параллели между лежащими в его основе
психическими и нейрофизиологическими
процессами. Гипотеза о психическом
аппарате предполагала наличие у каждого
индивида относительно стабильной
организации или ее развитие. Хотя Фрейд
всегда имел ясное представление о тесных
взаимосвязях между психическими и
нервными, а также физиологическими и
биохимическими процессами, тем не менее
он считал, что для того, чтобы понять и
объяснить клинические явления (в том
числе и с теоретических позиций),
психическое событие лучше всего описывать
с точки зрения функционирования некоего
«психического аппарата». Понимание
структуры и способа действия этого
психического аппарата претерпело
значительные изменения в мышлении
Фрейда, но только не основополагающая
мысль о существовании подобного
психического аппарата как такового.
Следует, однако, подчеркнуть, что Фрейд
проявлял прямо-таки педантичную
осторожность, указывая на то, что этот
психический аппарат необходимо понимать
лишь как гипотетический конструкт и
что не нужно предпринимать никаких
попыток локализовать его анатомически
—■ в этом отношении

230

можно изучать только его связи с функциями
мозга. Так, например, в «Толковании
сновидений» (1900) Фрейд пишет:

«Мы хотим полностью оставить в стороне
то, что душевный аппарат, о котором здесь
идет речь, известен нам в качестве
анатомического органа, и хотим пресечь
всякую попытку определить психическую
локальность анатомически. Мы остаемся
на психологической почве и собираемся
только следовать требованию, что мы
представляем собой инструмент, служащий
целям душевной деятельности, подобно
собранному микроскопу, фотографическому
аппарату и т.п. Психическая локальность
соответствует тогда той части этого
аппарата, в которой осуществляется одна
из предварительных стадий образа. У
микроскопа и подзорной трубы это, как
известно, в какой-то мере идеальные
места и области, в которых не расположена
ни одна конкретная составная часть
аппарата.. Эти сравнения должны лишь
помочь нашей попытке понять всю сложность
Психической деятельности, разложив эту
деятельность на составные части и
приписав отдельные функции отдельным
частям аппарата» (П/Ш, 541).

Правда, можно было бы сказать, что
представление о душевном аппарате
аналогично представлениям о
кардиоваскулярной или нервной системах,
или же гени-тально-уретральной системе,
или системе пищеварения в физиологии.
Однако речь здесь идет о психической
системе, а не о системе органов, хотя
никто и не сомневается во взаимных
интеракциях между различными системами,
как это, например, доказывается
результатами исследований в
психосоматической медицине. Если
смотреть с позиций психоанализа, в
случае психического явления психический
аппарат и его процессы являются таким
же предметом исследования, каким в
физиологии, анатомии и биохимии являются
системы органов (физический аппарат и

его функции).

Кроме того, с представлением о психическом
аппарате связана мысль о наличии
«психических структур», специфические
функции которых отличаются друг от
друга в зависимости от задействованной
специфической структуры. Большинство
этих структур развивается в процессе
онтогенеза, хотя некоторые из них — те
же самые «аппараты» — существуют с
рождения, как, например, те, что служат
процессам восприятия. В отношении
большинства психических структур
предполагается, что, как только они
развились в полном объеме, они могут
изменяться лишь очень медленно. Выражаясь
иначе, как только они принимают свой
окончательный вид с наступлением
зрелости, они остаются относительно
постоянными. Предполагается, что при
рождении человека психический аппарат
существует лишь в зачаточном состоянии,
в основном функционирует в форме
рефлексов, определяется постоянной
сменой напряжения и расслабления и
мотивируется принципом удовольствия,
в результате чего суть душевного события
состоит в том, чтобы избежать неудовольствия
и достичь удовольствия, дав выход
накопившемуся напряжению.

В ходе развития и созревания в детском
возрасте эти относительно простые и
автоматические, соответствующие
рефлекторным принципам процессы
сменяются гораздо более многослойными
явлениями (сюда также относится
способность отсрочивать отток напряжения
или его сдерживать — явление, целиком
служащее приспособлению как к внутренней
[психической], так и внешней [материальной]
реальности). То есть в психоаналитическом
исследовании этих приспособительных
процессов — как в норме, так и в патологии
— речь идет главным образом о субъективном
опыте индивида, хотя в идеальном случае
он должен объясняться в соответствии
с более общими психоаналитическими
предположениями по поводу душевного
события.

231

Бессознательное душевное событие

Когда в конце прошлого века Фрейд начал
разрабатывать психоанализ, мысль о
бессознательных психических процессах
еще была далека от общего признания в
научных кругах. Наибольшее распространение
нашла идея, согласно которой психическими
феноменами считались исключительно
сознание и осознанное переживание,
тогда как процессы вне сознания
причислялись к соматическим, биохимическим
и физическим явлениям. Еще в 1915 году
Фрейд был вынужден подчеркнуть следующее:

«Право допустить бессознательное
психическое и с этой гипотезой научно
работать оспаривается у нас со многих
сторон. Мы же, напротив, можем привести
доказательства, что гипотеза о
бессознательном явлении необходима
и легитимна…»
(X,
264).

Далее Фрейд подчеркивает, что гипотеза
о бессознательном душевном событии
является необходимой из-за огромного
числа пробелов в данностях нашего
сознания.

Неверно, однако, было бы
предполагать, что постулат о бессознательных
душевных процессах является открытием
Фрейда. Скорее он является результатом
его научно-философского образования
(см. также: Ellenberger
1970) 5.
Новым же было то значение, которое Фрейд
приписывал в своих теориях душевным
процессам, а также то значение, которое
он придавал им для понимания психопатологии,
симптомообразования, толкования
сновидений, проявлений переноса и т.д.
Поэтому гипотезы о бессознательном
душевном событии и детерминантах
поведенческого опыта и субъективного
переживания являются основополагающими
для психоанализа установлениями, которые
находятся в центре всей психоаналитической
теории как нормального, так и патологического
душевного явления. Таким образом,
осознанное переживание фактически
представляет собой лишь фрагмент
психического события. Большинство
душевных процессов происходит вне
сознания, как на дескриптивном, так и
на динамически бессознательном уровне.
Это относится не только к психическим
силам, процессам и структурам, но и к
психическим содержаниям, воспоминаниям,
фантазиям и ощущениям. Фрейд (1916—1917)
заметил, «что сами по себе душевные
процессы являются бессознательными…
что бывает бессознательное мышление и
бессознательное желание» (XI,
14—15).

Детерминированность психического
события

С самого начала своей истории положение
о психической детерминированности,
которое Фрейд заимствовал из естественных
наук, чтобы перенести его на психическую
сферу, всегда оставалось краеугольным
камнем психоанализа. Суть его в том, что
любой аспект поведения и субъективного
переживания, а также функционирование
психического аппарата в целом являются
результатом и следствием предшествовавших
событий — как внутри, так и вне психической
сферы. Поэтому в соответствии с этим
положением теоретически возможно
предсказать психическое событие, а
также понять и объяснить его, после того
как оно произошло, а именно в соответствии
с теми силами, которые действовали как
в данный момент, так и до этого. На
практике сделать это с такой точностью
невозможно, поскольку наше знание о
бессознательном душевном процессе
слишком неполное. Тем не менее в
психоаналитической теории предполагается,
что всякое психическое проявление или
переживание находится в однозначном и
теоретически определимом отношении со
всеми аспектами жизни индивида. С этих
позиций вопрос о психи-

232

ческой детерминированности равнозначен
вопросу о каузальности. И все же выводы
психоаналитика — хотя в своей клинической
работе он постоянно стоит перед вопросом
о причинах определенных событий, которые
зачастую восходят к самому раннему
детству и нередко наводят на мысль о
врожденных наклонностях, — в самом
благоприятном случае представляют
собой только приближение. Отчасти это
объясняется фактом, что психические
феномены часто являются
сверхдетермини-рованными, а обычно
можно отобрать лишь ограниченное число
причинных факторов, которые могут стоять
за специфическим явлением.

Главным в психической детерминированности
является воззрение, что психическое
событие отнюдь не случайно, а является
результатом действия едва ли не
мистических или сверхъестественных
сил. Поэтому так называемые «свободные
ассоциации» пациента на кушетке
психоаналитика рассматриваются не как
случайные мысли, а расцениваются как
проявление — на сознательном уровне —
более многослойных процессов, которые
разыгрываются вне сознания. Одна из
задач психоаналитика — сделать вывод
о тех бессознательных, отсутствующих
звеньях, дериваты которых состоят из
того, что пациент производит на
сознательном уровне, и с ними он должен
ознакомить пациента.

Что касается психической детерминированности,
то для психоаналитика речь не идет об
истинах, которые имеют силу на объективном
научном уровне. Для него скорее речь
идет о психических закономерностях и
вероятностных принципах. Вероятность,
с которой удается «правильно» объяснить
определенные явления, возрастает в той
степени, в какой доступна важная
информация о жизни пациента и его
индивидуальном, субъективном опыте и
переживаниях. Иной раз психическая
детерминированность рассматривалась
также как нечто, что находится в
противоречии с представлением о
«свободной воле». Индивид может быть
способен с большой степенью внутренней
уверенности сознательно решать, какую
из возможных альтернатив ему выбрать.
К чему он в конце концов склоняется —
к этому по-прежнему еще можно применить
положение о психической детерминированности,
а именно поскольку это можно рассматривать
как нечто возникающее в результате
действия многочисленных факторов,
отдельные из которых действуют вне
сферы сознательного внимания. Основываясь
на гипотезе о бессознательном душевном
событии, психоаналитик пришел бы к идее,
что многие поступки и решения — на
поверхности кажущиеся следствием
волевых решений — непременно предопределены
влиянием бессознательных психических
сил, воздействующих на каждого индивида.

Одна из ошибочных точек зрения, возникших
на основе гипотезы о психической
детерминированности, связана с
предположением, что психоаналитик может
«объяснить» любой психический процесс.
Столь же неверно считать, что принцип
психической детерминированности
предполагает, что все психические
события являются следствием чисто
психических причин.

Психическая адаптация

Это фундаментальное положение относится
к тем главным принципам, на которых,
согласно гипотезе, основано действие
психического аппарата. Одним из важнейших
его предназначений является сохранение
так называемого «душевного равновесия»,
или «душевного гомеостаза»; это идеальное
«уравновешенное состояние» постоянно
нарушается из-за воздействия как
внутренних раздражителей (давления,
которое оказывают влечения), так и
внешних раздражителей (требований со
стороны окружающего нас мира в целом и
нашего отношения к объектам в частности,
а также взаимодействия между ними). С
позиций психоаналитической психологии
за каждым пове-

studfiles.net

Топографическая модель психического аппарата

Краткая биография Зигмунда Фрейда

 

Зигмунд Фрейд родился в 1856 г. в Австрии.

Еще в школьные годы Фрейд познакомился с учением Дарвина, под влиянием которого у него созрело решение стать ученым-натуралистом.

Фрейд упорно овладевает знаниями, успешно изучает языки, планомерно готовит себя к научной карьере. Но Фрейд был еврей. А в буржуазной Австрии тех лет еврей мог выбрать только одну их трех профессий. Он мог быть либо юристом, либо коммерсантом, либо врачом. И хотя медицина совершенно не привлекала Фрейда, он был вынужден в 1873 г. поступить на медицинский факультет Венского университета. Позже Фрейд работал в психиатрической клинике Теодора Майнерта. В возрасте 29 лет он прошел по конкурсу на место приват-доцента по неврологии Венского университета В возрасте 36 лет он становится профессором Венского университета. До самой своей смерти, наступившей в 1939 г., Фрейд занимался активной научной деятельность, опубликовав за это время много научных статей и монографий.

II.

Психоана́лиз (нем. Psychoanalyse) — психологическая теория, разработанная в конце XIX — начале XX века австрийским неврологом Зигмундом Фрейдом, а также чрезвычайно влиятельный метод лечения психических расстройств, основанный на этой теории. Психоанализ расширялся, критиковался и развивался в различных направлениях, преимущественно бывшими коллегами Фрейда, такими как Альфред Адлер и К. Г. Юнг.

Термин «психоанализ» был введен 3. Фрейдом в 1896 году в статье об этиологии неврозов. До этого он говорил об анализе, об анализе психики, психологическом анализе и гипнотическом анализе. Сам 3. Фрейд дает много определений психоанализа, среди которых наиболее часто цитируется то, которое содержится в энциклопедической статье 1922 года. В ней автор пишет, что психоанализом называется: во-первых, способ исследования психических процессов, иначе недоступных; во-вторых, метод лечения невротических расстройств, основанный на этом исследовании; в третьих, ряд возникших в результате этого психологических концепций, постепенно развившихся и складывающихся в новую научную дисциплину.

 

 

Основные положения психоанализа заключаются в следующем:

*человеческое поведение, опыт и познание во многом определены внутренними и иррациональными влечениями;

*эти влечения преимущественно бессознательны;

*попытки осознания этих влечений приводят к психологическому сопротивлению в форме защитных механизмов;

* индивидуальное развитие определяется событиями раннего детства;

*конфликты между осознанным восприятием реальности и бессознательным (вытесненным) материалом могут приводить к ментальным нарушениям, таким как невроз, невротические черты характера, страх, депрессия, и т. д.;

*освобождение от влияния бессознательного материала может быть достигнуто через его осознание (например, при соответствующей профессиональной поддержке).

 

Классический психоанализ Фрейда обозначает специфический тип терапии, при котором «анализант» (аналитический пациент) вербализует мысли, включая свободные ассоциации, фантазии и сны, на основании чего аналитик пытается сделать заключение о бессознательных конфликтах, являющихся причинами симптомов и проблем характера пациента, и интерпретирует их для пациента, для нахождения пути разрешения проблем.

Теория критиковалась и критикуется с различных точек зрения, вплоть до утверждения, что психоанализ является псевдонаукой, однако он практикуется многочисленными клиническими психологами и врачами в настоящее время. Психоанализ также получил распространение в философии, гуманитарных науках, литературной и художественной критике как дискурс, метод интерпретации и философская концепция. Он оказал существенное влияние и на формирование идей сексуальной революции.

 

 

Огромный прорыв Фрейд совершил в лечении нервных расстройств. Ранее истерии лечились массажами и считалось, что они свойственны только женщинам, имеющим блуждающую матку. Фрейд же заметил, что зачастую физические заболевания, вызванные истерией, не имеют никаких органических причин, следовательно, эти заболевания появляются на подсознательном уровне, более того, гипотеза о том, что психосоматические заболевания характерны только для женщин также были оспорены Фрейдом.

 

До появления работ Фрейда в мировой психологии считалось, что все психические процессы, происходящие в личности, человек может осознать сам и полностью проанализировать. Основное же внимание в изучении человека уделялось его физиологии.

 

Фрейд же, изучая психику человека, опроверг утверждение о том, что никто не может понять психический процесс лучше человека, который испытывает его на себе. Он утверждал, что многие психические явления человек не осознает — они происходят глубоко в психике. Не изучив эту скрытую область психики невозможно понять человека. о чтобы выявить нарушения в психике человека, необходимо полностью проанализировать и осознать все ее самые глубокие слои. Основываясь на своей практике. Фрейд называл сексуальные и психические травмы, полученные в детстве — основными причинами появления психосоматических заболеваний.

 

Выдвинув гипотезу о том, что личность всегда находится в конфликте с обществом и что поведение людей зависит от психики, а не от развития социума, Фрейд делает вывод, что причиной возникновения психических расстройств является то, что пациент старается подавить свои тайные желания, боясь осуждения общества. Из-за подавления желаний возникают психофизиологические проблемы. То есть, для того чтобы полностью излечиться, человек должен осознать и заново пережить подавленное влечение. Для выявления этих влечений Фрейд предлагал использовать гипноз. Наиболее вытесняемыми влечениями Фрейд называл эротические желания. Он говорил о том, что подавленные желания могут проявляться не только в психических заболеваниях, но и во всех продуктах человеческой деятельности — в искусстве, например.

 

Позже Фрейд перестает применять гипноз, так как этот метод не приносит желаемых результатов. Вместо этого Фрейд предлагает метод свободных ассоциаций и толкование сновидений. Собственно, эти методы и заложили основу психоанализа. Этот термин он впервые употребил в 1896 году.

 

Метод свободных ассоциаций состоял в том, что пациент, удобно устроившись на кушетке, говорил все, что приходило ему в голову, не стесняясь самых неприличных, бессмысленных и грубых высказываний, таким образом освобождались те забытые желания и ощущения, которые отсекались сознанием при применении самоанализа, принятым во время критического мышления. В последствии Фрейд скажет, что этот способ работает не всегда.

 

Вторым методом психоанализа являлось толкование сновидений. Фрейд называл сновидения искаженным образом бессознательных желаний. То есть сон — это некоторая зашифрованная информация, проанализировав которую, можно выявить замещенные аффекты. Эту теорию он подробно описал в свой первой работе «толкование сновидений» в 1900 году.

 

В дальнейшем теория психоанализа видоизменялась. К понятию «либидо» добавились также термины Эрос — стремление к жизни и Танатос — стремление к смерти. Танатос является ведущей страстью и проявляется в агрессии человека. Также появились понятия «Ид«, «Эго» и «Супер-Эго«, которые входили в состав личности человека.

 

III.


Техники (и этапы анализа)

1.Накопление материала:

* метод свободных ассоциаций (или «основное правило психоанализа»)

* «Толкование сновидений»

2.Интерпретация — толкование первоисточников конфликтов

3.Анализ «сопротивления» и «переноса»

4.Проработка — заключительный этап (и механизм перестройки психики при нём)

 

Топографическая модель психического аппарата

Сознание — часть психики, осознаваемая индивидом — определяет выбор поведения в общественной среде, однако не всецело, так как сам выбор поведения может инициироваться бессознательным. Сознание и бессознательное антагонистичны, в бесконечной борьбе бессознательное всегда побеждает. Психику автоматически регулирует принцип удовольствия, который модифицируется в принцип реальности, при нарушении баланса осуществляется сброс через бессознательную сферу[прояснить].

Бессознательное — психические силы, лежащие за пределами сознания, но управляющие поведением человека.

 

Фрейд предложил такую структуру психики:

Эго («Я») та часть человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия.

Суперэго(«Сверх-Я») моральные установки человека.

Ид («Оно») предст. собой бессознательную часть психики, совокупность инстинктивных влечений.

Защитные механизмы

Зигмунд Фрейд выделил следующие защитные механизмы психики:

 

1.Замещение

2.Реактивное образование

3.Компенсация

4.Вытеснение

5.Отрицание

6.Проекция

7.Сублимация

8.Рационализация

9.Регрессия

 

Позднее Анна Фрейд, а за ней и другие психоаналитики, существенно расширили этот список, который ныне насчитывает около 30 различных механизмов психологической защиты.

stydopedia.ru

ПСИХИЧЕСКИЙ АППАРАТ — это… Что такое ПСИХИЧЕСКИЙ АППАРАТ?

– представление, способствующее пониманию психической деятельности человека.

   Вводя в лексикон психоанализа понятие «психический аппарат», З. Фрейд имел в виду представление о неизвестном аппарате, предназначенном для психического функционирования в качестве инструмента, состоящего из нескольких частей (инстанций, систем), каждая из которых обладает особой функцией, имеет определенное пространственное расположение и находится в специфическом отношении с другими частями (инстанциями, системами).

   Идея психического аппарата была выдвинута З. Фрейдом на ранней стадии возникновения психоанализа и неоднократно обсуждалась им по мере развития психоаналитической теории и практики. В неопубликованной при жизни рукописи «Проект научной психологии» (1895) им была высказана гипотеза о неком психическом аппарате, позволяющем устанавливать связь между психическими и нейрофизиологическими процессами. Этот психический аппарат представлялся ему не в виде конкретно существующего анатомического органа, а в качестве гипотетической конструкции, способствующей пониманию психической деятельности человека.

   В «Толковании сновидений» (1900) З. Фрейд высказал соображения о психической локальности, полагая, что, являясь организующим началом душевной деятельности, психический аппарат – это нечто аналогичное микроскопу или фотографическому аппарату.


В его понимании психический аппарат представляет собой сложный инструмент, составные части которого он назвал инстанциями или системами. У этого аппарата имеются два конца – чувствующий и моторный: «на чувствующем находится система, получающая восприятия, на моторном другая – раскрывающая шлюзы движения». Обсуждая модель психического аппарата, З. Фрейд выдвинул предположение, что накопление раздражения испытывается в форме неприятного ощущения, благодаря чему этот аппарат приводится в движение, чтобы вновь вызвать чувство удовлетворения, при котором ослабление раздражения испытывается в форме приятного ощущения. Исходящее из неприятного ощущения и направленное к приятному течение в психическом аппарате он назвал желанием и подчеркнул, что «ничто, кроме желания, не может привести в движение аппарат» и что ход раздражения в нем автоматически регулируется приятными и неприятными ощущениями.

   В период становления психоанализа З. Фрейд исходил из того, что психический аппарат напоминает собой рефлекторный аппарат, а рефлекторный процесс служит прообразом психической деятельности, в рамках которой психический процесс протекает от воспринимающего конца к моторному. Получаемые человеком восприятия оставляют в психическом аппарате след, являющийся воспоминанием, связанным с памятью. Для уяснения характера моторной части психического аппарата З. Фрейд предложил различать две системы – предсознательную, где процессы раздражения без задержки могут доходить до сознания, и бессознательную, находящуюся позади предсознательной системы и не имеющую непосредственного доступа к сознанию. Выдвинутые им представления о психическом аппарате легли в основу его топографической теории психической деятельности, связанной с психоаналитическим пониманием пространственного расположения систем сознания, предсознательного и бессознательного.

   В работах 20-х годов З. Фрейд пересмотрел свои первоначальные представления о психическом аппарате, так как дальнейшее развитие теории и практики психоанализа показало, что выделение систем сознания, предсознательного и бессознательного оказалось, по его собственному выражению, «недостаточным и практически неудовлетворительным». Так в работе «Я и Оно» (1923) он предложил структурную теорию психической деятельности и психического аппарата. Согласно этой теории, на поверхности психического аппарата расположено сознание (Я) со свойственными ему восприятиями извне (чувственные восприятия) и изнутри (ощущения, чувства). В его глубине находится бессознательное (Оно), для которого инстинкты играют такую же роль, как восприятие для Я. Накопленные данные психоанализа привели к заключению, что Я не является полностью сознательным: внутри его обнаруживается еще одна ступень, которую З. Фрейд назвал Сверх-Я. Это Сверх-Я является наследником эдипова комплекса, воплощает в себе родительский авторитет, совесть и идеал, олицетворяет собой бессознательное чувство вины, пользуется самостоятельностью, преследует собственные намерения и может истязать бедное Я.

   В «Новом цикле лекций по введению в психоанализ» (1933) З. Фрейд подчеркнул, что значительные части Я и Сверх-Я «могут оставаться бессознательными, обычно являются бессознательными». Подобное представление о психическом аппарате демонстрировало всю сложность взаимоотношений между сознанием и бессознательным, но в то же время давало возможность более детально осмыслить внутренние процессы, ведущие к расщеплению психики человека и возникновению невротических заболеваний.

   Несмотря на то, что по мере развития теории и практики психоанализа З. Фрейд вносил коррективы в свое понимание психического аппарата, в целом он наделял этот аппарат следующими функциями: приспособление как к внешней, так и к внутренней реальности; накопление и разрядка психической энергии; стабилизация и поддержание определенного равновесия на относительно постоянном энергетическом уровне; защита от неприятных и неприемлемых с точки зрения социокультурных и нравственных оценок представлений. О том, какое важное значение З. Фрейд придавал роли психического аппарата как функции психической жизни, можно судить по одной из последних, написанных при его жизни, но опубликованной после его смерти работе «Очерк о психоанализе» (1940), в которой сведение воедино принципов психоанализа начиналось с краткой главы о психическом аппарате. В данной работе он подчеркнул также и то, что относительная определенность психоанализа объясняется тем, что если всякая наука основана на наблюдениях и опытах, произведенных посредством психического аппарата, то «предметом нашей науки является сам этот аппарат». Вместе с тем З. Фрейд полагал, что гипотеза о психическом аппарате, расположенном в пространстве, рационально структурированном и развившемся в соответствии с потребностями жизни, позволила «заложить фундамент психологии, подобный фундаменту любой другой науки, такой, например, как физика».

   Последователи З. Фрейда по-разному восприняли высказанные им идеи о психическом аппарате и структурном понимании психики. Одни из них сосредоточили внимание на углубленном изучении механизмов работы психического аппарата. Другие попытались внести свои коррективы во фрейдовскую модель функционирования психического аппарата. Третьи рассматривали представления З. Фрейда о психическом аппарате в качестве метафизических спекуляций, частично допустимых в теории, но неприемлемых в практике психоанализа и вносящих путаницу в понимание, например, Я как целостной личности и Я как части психической структуры.

   В современном психоанализе до сих пор идут дискуссии по поводу фрейдовской модели психического аппарата. Но как бы ни оценивали вклад З. Фрейда в разработку структурной теории психики и в понимание психического аппарата, следует иметь в виду, что он не воспринимал своеобразие психического в качестве строго очерченных границ Оно, Я и Сверх-Я, которые искусственно проводятся аналитиком наподобие того, как это делается в политической географии. Попытка З. Фрейда сделать представление о психическом аппарате более наглядным сводилась к тому, чтобы изобразить своеобразие психического, по его собственному выражению, не линейными контурами, как в примитивной живописи, а скорее «расплывчатыми цветовыми пятнами, как у современных художников».




  

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике.
2013.

psychology_pedagogy.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о