Вопросы и ответы

Экзистенциальная угроза это что – Почему США боятся Россию ? Что такое экзистенциальная угроза?

Как Европа становится частью «экзистенциальной угрозы» для себя и всего мира. 1 ноября, 2016 | от analytics | в категориях: Аналитика, Культурология Аналитика 0

Россия и русские как «экзистенциальное зло»

Владимир Лепехин, директор Института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба МИА Россия сегодня

В минувший вторник глава МИД Венгрии Петер Сийярто в интервью порталу Index.hu заявил: «На данный момент я не считаю реалистичным предположение о том, что Россия может атаковать какую-либо страну НАТО… Я не думаю, что Россия представляет для нас экзистенциальную угрозу».

И эти слова идут вразрез с жесткой общеевропейской установкой бояться Россию и ненавидеть её как главное мировое зло — вопреки всякой логике.

Экзистенциализм как предтеча европейских ценностей

Западные интеллектуалы уверены, что именно европейцы изобрели не только огонь и колесо, но и экзистенциализм, а потому лучше, чем кто-либо, понимают его содержание.

Полагаю, что Карл Ясперс изобрел названный термин (от латинского «existentia» — существование), Сёрен Кьеркегор сформировал экзистенциальную парадигму в философии, а вот саму проблему человеческого бытия во всей её многогранности и противоречивости первым поднял на непревзойденную экзистенциальную высоту русский писатель Федор Достоевский.

Но не будем спорить о первенстве. В конечном счете как отдельное и особое направление в философии экзистенциализм действительно оформился в Европе — сначала в Германии, а затем во Франции.

Вопрос, однако, в том, что дала европейскому обществу «философия существования» помимо склонности к тотальным и часто беспредметным фрустрациям? Высокие гуманистические идеалы? Нравственный катарсис? Вряд ли. С моей точки зрения, экзистенциализм, будучи реакцией на рационализм немецкой классической философии и неубедительность христианской теологии, предвосхитил нигилизм (Ницше, Хайдеггер), а затем модерн и фашизм, став своего рода основанием для персонализма и гуманистического декаданса. И именно из него – больше, чем из какой-либо иной западной философии, растут корни того, что мы наблюдаем сегодня в Европе в виде «европейских ценностей».

Экзистенциальная философия, при всем множестве подходов ее приверженцев к осмыслению проблемы бытия человека сводится в конечном счете к трем базовым постулатам.

Во-первых, к постулату необходимости преодоления рациональных приоритетов в жизни индивида посредством выхода в пространство метафизики и сюрреализма, во-вторых, к тезису об императиве духовно-психического бытия человека, в котором доминирует состояние страдания, и, в-третьих, к идее свободы воли, согласно которой жизнь не имеет смысла, весь смысл — в борьбе.

Собственно говоря, в западно-европейском экзистенциализме всё, как правило, начинается и заканчивается рассуждениями о сущности свободы воли, её формах и пределах.

Ни один из представителей (насколько мне известно) этого направления в философии не дал миру концепта позитивного социального идеала. Ни один из них не возжелал начать поиск образа планетарного будущего за пределами индивидуального и буржуазного самосознания. И ни один, даже мой любимый Сартр, не приблизился к тому беспощадному анализу феномена бесовства и вообще — греха, какой проделал Достоевский. (Жесткая постановка вопроса —  «либо ты с Богом в душе, либо ты — не человек» — вообще не свойственна  европейским интеллектуалам).

Представители европейского экзистенциализма, уйдя в тотальное отчуждение и инфантильные грезы асоциальных одиночек, сосредоточившись на иррационально-эмоциональных (чувственных) аспектах бытия, по факту отдали западный мир на откуп своим как бы антиподам — политикам, чиновникам и торговцам, не склонным к рефлексии.

И подобная интеллектуально-нравственная немощь наблюдается в мире, где одни люди (в основном люди Запада, в том числе — приверженцы экзистенциальной философии) вольно или невольно ЕЖЕДНЕВНО и без всякого сострадания убивают тысячи других людей, упрекая убиваемых и унижаемых ими индивидов в недостатке «чувственности» и «чувствительности».

Генералы НАТО как новые экзистенциалисты

Собственно говоря, а кто сегодня заговорил о России, как об «экзистенциальном зле»? Кто судьи?

В июне 2016 года бывший главнокомандующий НАТО в Европе генерал Филип Бридлав опубликовал в журнале Foreign Affairs некое эссе, в котором утверждает, что «Россия представляет собой непреходящую экзистенциальную угрозу для Соединенных Штатов, их союзников и международного порядка».

Лично я уверен, что Бридлав не только не писал этого эссе (где эссе и где Бридлав?), но, в принципе, вряд ли понимает само значение вновь модного сегодня на Западе слова «экзистенциализм».

Похоже, что термин этот вытащен из сундука западноевропейской философии исключительно для того, чтобы использовать его в разного рода изощренно-абстрактных претензиях к России.

«Мы, цивилизованная и утонченная Европа, обвиняем варварскую и бесчувственную Россию в недостатке экзистенциальных свобод» — вот как звучит эта претензия на языке европейских квазиинтеллектуалов.

А вот еще один «философ», глава МИД Польши Витольд Ващиковский, и вовсе открыл нам новое значение понятия «экзистенциализм».

Выступая на конференции по безопасности в Братиславе в апреле с.г., этот «новый экзистенциалист» щегольнул следующим утверждением: «Угрозы бывают экзистенциальные и неэкзистенциальные. Деятельность русских — угроза, само собой, экзистенциальная, поскольку они могут уничтожать целые страны. Неэкзистенциальные угрозы — это террористы или, к примеру, массовый наплыв мигрантов».

Между тем, в связи с сочинением Бридлава и вообще — с теми лицемерными речами о «российской угрозе» (чем изобиловал, в частности, недавний саммит НАТО в Варшаве) возникает закономерный вопрос: а почему вдруг об экзистенциальной угрозе заговорили в основном натовские генералы и отдельные, не самые умные западные чиновники, а не, скажем, представители интеллектуального цеха?

Ответ кроется в характерных чертах западной политики — называть черное белым и наоборот. Хотя «беспокойство», выражаемое натовскими генералами (то есть реальными и потенциальными убийцами сотен тысяч людей в Ираке, Ливии, Сирии, на Украине и проч.) в связи с ростом «экзистенциальной угрозы» со стороны России, это уже не просто лицемерие и абсурд. Это изощренное издевательство над философией, здравым смыслом и человечеством как таковым.

Сторона, опробовавшая на людях ядерное оружие и понастроившая концлагерей, обвиняет в угрозе своему существованию тех, для кого и создавались эти лагеря.

Сторона, уничтожающая женщин и детей в Донбассе, упрекает защитников этих женщин и детей в том, что они — «экзистенциальная угроза» для Запада. Не считая, кстати, экзистенциальным злом созданную на Ближнем Востоке при поддержке Запада новую индустрию уничтожения людей самыми изуверскими способами.

Где она — подлинная экзистенция?

По большому счету, к подлинно экзистенциальным следует отнести проблемы, касающиеся трех основных аспектов существования человека — его физической жизни, духовного бытия и жизни в социуме, прежде всего в семье. Именно эти стороны жизни индивида связаны с его самосознанием (что отличает человека от животных) и с такими базовыми инстинктами, как инстинкт самосохранения и размножения.

В современном западном, благополучном и все более развращенном обществе вопросы, связанные с физической и духовной сторонами бытия человека, утратили экзистенциальный смысл. Инстинкт же размножения, за десятки тысяч лет существования человеческого общества принявший форму стремления индивидов к любви и семейному счастью, подменен здесь проблемой сексуальной свободы.

С кем спать — в этом, в сущности, и заключается основная экзистенция современного западного общества. Вот и вся «свобода воли» нынешних европейцев, мутировавших в моральных пигмеев.

Важнейшие проблемы, осознаваемые западными интеллектуалами как экзистенциальные, это выбор полового партнера и как бы понимающее отношение к «другому», на чем, собственно, и зиждется вся западная «толерантность», предполагающая определенный код поведения, но не подразумевающая реального сострадания.

Россия, в которой, как уверен западный обыватель, нет свободы выбора полового партнера, суть пространство экзистенциального ужаса.

Объяснить же, что этот «ужас» не сравним, например, с ужасом, испытываемым ребенком, которому отрезают голову в Сирии, или же беременной женщины, которую сжигают заживо в Одессе, невозможно — сие находится за пределами квазиморали разного рода ващиковских.

Современный еврочеловек не считает экзистенциальной проблемой чужие страдания. На них он готов ответить разве что карикатурой от Шарли Эбдо и закреплением за собой эксклюзивного права на убийство. Его заботят лишь свои собственные потребности.

Между тем, за пределами сытого Запада миллиарды людей по-прежнему озабочены физическим выживанием и защитой своих близких. А посему главным экзистенциальным вопросом остается вопрос о жизни и смерти человека, и значит — о праве каждого на достойную жизнь.

Россия ставит этот вопрос ребром — и потому объявлена Западом «экзистенциальной угрозой».

ria.ru

analitikaru.ru

Почему США боятся Россию ? Что такое экзистенциальная угроза?

Почему США боятся Россию ? Что такое экзистенциальная угроза?

  • Думаю, что сие не совсем правда, ибо большинству американцев нет никакого дела до России. Более того, они даже не знают, где она находится. Они никак не пересекаются ни с чем, связанным с Россией. А то, о чм Вы написали в вопросе — это просто возможные угрозы. И связано это в основном с агрессивными действиями со стороны России.

    Экзистенциальная в данном контексте — это такая, которая может уничтожить США вообще. Может он, конечно, и горячится, но в данном вопросе лучше переоценить опасность, чем недооценить.

  • В Соединенных Штатах Америки во всем главную роль играют деньги.

    Нужны деньги производителям и торговцам и вот уже сформировано общество потребителей.

    Очень нужны деньги мощным монополиям, производящим оружие, нужен спрос, а следовательно нужен для получения денег и страх.

    А давайте выберем кого нам бояться.

    Кто у нас в мире самый большой и самый непонятный, таинственный, кто самый неподкупный и меньше всех Америку слушается?

    Кто самый большой и самый богатый по полезным ископаемым?

    Да вот же она Россия — срочно нужно нам и всем нашим лакеям против не дружить!

    Она очень страшная — поэтому срочно нужно вооружаться и покупать у наших родных монополий оружие!

    А экзистенциальная угроза это угроза по сути дела кармическая — ничего не поделаешь — судьба у Америки такая Россию бояться всегда.

    Так что ничего не поделаешь — выворачивайте господа налогоплательщики карманы.

  • Здесь нет никакой тайны, Россия образовалась после распада СССР и является приемником этой великой страны. В свое время СССР контролировал чуть ли не половину мира и представлял прямую угрозу США во время холодной войны.

    Россию так же боятся, потому что считают, что мы абсолютно так же расширяем свои зоны влияния или восстанавливаем прежние:


    • Война в Южной Осетии и Абхазии. Западный мир расценивает этот акт как нападение на Грузию.
    • Война на Украине и присоединение крыма. Расценивается как нападение России на суверенную Украину
    • Журналисткие амбиции насчет Аляски. Без комментариев.

    Они бояться, что если не будут нам мешать, то мы снова расширим зону влияния на большую часть мира. Ни одна старна в мире, кроме России, такого сделать на сегодняшний день не в состоянии

    Экзистенциальная угроза — это угроза которая тревожит большинство граждан. Можно сказать угроза, которая вызывает тревогу.

  • Да с чего вы взяли что Америка боится Россию? Если бы она нас боялась то не вводила против нас санкции.А то что там сказал Джозеф Данфорд, так это специально что бы ввести нас в заблуждение.Если бы на самом деле боялись, то не за что бы в этом не признались.Да нас вообще ни кто не боится, даже Франция, которая кинула нас с Мистралями. А теперь мы возвращения долга будем ждать от нее года,а потом может и простим им, как прощаем всем остальным.И вообще как сказал Дмитрий Рогозин -дословно

  • а кого им еще бояться?люди ненавидят то, чего боятся.после выхода фильма quot;челюстиquot; популяцию акул сократили в тысячи раз.

  • Экзистенциальная угроза — это то,что угрожает самому существованию той персоны, что об той угрозе вещает… е фундаментальным целям и ценностям — тому, на чм сия персона основывает свою жизнь, наиглавнейшим принципам, без которых — вот просто лучше бы помереть). Если перефразировать, сказать языком попроще, то будет, примерно, так —

    quot;Вдруг русские победят? Какой кошмар. Тогда смысла в жизни больше нету никакого, ни к чему влачить жалкое существование, а надо как можно скорее


    Вот так вот как-то).

  • Экзистенция — переживание данной личности, индивидуума.

    Экзистенциолизм некое филосовское течение в 20 веке, подное противоречий,как и всякая личность.

    Что такое экзистенциальная угроза?

    Получается белиберда, бессмысленность, но страшно аж жуть.

    Вообще профессиональное заболевпние военных в США — паранойя!

    22 мая 1949 Джеймс Форрестол, министр обороны США, находясь в психиатрической больнице, покончил с собой, выбросившись из окна, со словами quot;русские идут, русские

    идут…quot; и в окно.Ты посмотри, Володя в глаза этого генерала Джозефа Данфорда,

    и запомни его — это взгляд сумасшедшего, параноика — професиональное заболевание.

    Поварихе кажется, что все только и делают что жрут, пожарному кажется что в мире только пожары, пожары, пожары…Вот и у военных тоже бывает это заболевание.

    И чего КОНКРЕТНО боятся американцы ?

    1. Огромная страна — ее даже бомбами не возмешь(они так думают)
    2. Загадочная русская душа!
    3. Если рухнет доллар — США не станет на земле вообще. А Путин высказал мысль

    что надо создать единую мировую валюту с правом печати денег мировым банком а не отдельной страной.Как ни странно Путина поддержали многие. Идет борьба!

  • Чего боятся американцы ? Для ответа чего и почему они боятся России, необходимо определится , а чем Россия отличается от Америки. Конечно главное это политика, которая по Марксу является концентрированной экономикой. А экономика непосредственно влияет на уровень жизни и различные социальные блага. К примеру в Америке подоходный налог с богатых равен 35 процентам, а у нас топ-менеджеры с миллионными парашутами и олигархи платят 13 процентов, так что простые американцы уже поэтому боятся России, так как не хотят терять свои социальные блага. Да и как китайцы они жить не хотят. А ведь не для кого не секрет, что коммунистические режимы часто прибегают к экспорту революции. А Россия для них загадка, они не знают , что ожидать, а вдруг у нас опять будет коммунистический режим как в Кореи или в Китае.

  • Existence (от латинского existere) практически во всех европейских языках означает quot;существованиеquot;. Таким образом, quot;экзистенциальная угрозаquot; есть угроза самому существованию чего-либо. Применительно к Америке, гражданин столь витиеватым образом пытался выразить простую в общем-то мысль: Россия — единственная страна на планете, до сих пор способная уничтожить США (то бишь прекратить их существование), поэтому с ней приходится вести себя достаточно аккуратно, а не так, как Штаты привыкли в той же Латинской Америке. Но согласитесь, что если не задирать Россию, то не придтся и заботиться о собственном существовании, а значит, проблема не в России, а в чьей-то quot;наглой рыжей мордеquot;.

  • Хочу рассазать, что недавно приезжал знакомый с Америки, живет он в Вашингтоне, и на вопрос, как вы там к нам относитесь? Он ответил, что люди в Америке особо не интересуются политикой… Да в основном знают, из СМИ, что Россия враг номер 2, но этому в основном никто не придает значения. Каждый занимается своим делом! По поводу, конечно, знакомства с девушками удивил, что он сейчас дружит с черной девушкой) Я тоже так хочу!. Так вот я немного отвлекся, Америка не будет с нами воевать, у них на нас высокоооплачиваемых солдат и офицеров не хватит, и ядерными ракетами, врят ли закидает, потому что обратно все посыпется, а вот повредничать и попугать — политики Америки любят.

    А Россия, которая 70 лет назад благодаря нашим дедам и бабушкам, победила в то время непобедимого врага, представляет потенциальную опасность для американской политики. И потом, знайте, что вся Европа — это как общий организм человека. Один орган отключить и остальные потом начнут вымирать. Так и Америка сейчас поступает!

    Мое мнение, что война между Америкой и Россией возможна, тогда, когда Америка придумает военных роботов, при том зная на 100%, что таких у нас нет.

    Это мое мнение!

  • info-4all.ru

    РФ несет миру «экзистенциальную угрозу» :: Политика

    Глава МИД Польши Витольд Ващиковский дал классификацию мировых угроз. С его точки зрения, ИГИЛ не угрожает существованию Европы, а вот деятельность русских может уничтожить целые страны

    Глава МИД Польши Витольд Ващиковский объявил Россию экзистенциальной угрозой для Европы и мира. Его слова в пятницу цитирует Daily Mail.

    Витольд Ващиковский. Фото: Wiktor Dabkowski/ Global Look

    «Угрозы бывают экзистенциальные и неэкзистенциальные. Деятельность русских — угроза, само собой, экзистенциальная, поскольку они могут уничтожать целые страны. Неэкзистанциальные угрозы — это террористы или, к примеру, массовый наплыв мигрантов», — заявил глава польского внешнеполитического ведомства, выступая на конференции по безопасности в Братиславе.

    Ващиковскому задали вопрос, к какому типу угроз он причисляет запрещенную в России террористическую организацию «Исламское государство». И тут глава МИД Польши объяснил: «Это очень важная угроза, но существованию Европы она все-таки не угрожает».

    Также он заявил, что Варшава будет настаивать на размещении в стране дополнительных сил НАТО, и надеется добиться на предстоящем в июле саммите военного блока положительного решения в данном вопросе: «Нам нужно, нужно, нужно их присутствие. Наличие подразделений разных стран НАТО может стать символом готовности альянса защищать свой восточный фланг. Нужно обсудить масштаб их присутствия».

    Ранее, 25 марта, президент Польши Анджей Дуда также говорил, что Москва «представляет угрозу» для всего региона. Однако остальные европейские страны не воспринимают Россию как силу, угрожающую их существованию.

    В Кремле категорически выступаю против наращивания группировки североатлантического альянса в Восточной Европе. Руководство РФ считает, что размещение крупных сил блока вблизи западных границ страны станет нарушением Основополагающего акта Россия-НАТО от 1997 года.

    Как пишет издание, «бывший советский сателлит» — Польша встревожена «аннексией России Крымского полуострова» в 2014 году и ее поддержкой вооруженных сепаратистов на востоке Украины, и сейчас остается одним из самых верных критиков Москвы.

    utro.ru

    Россия — экзистенциальная угроза всему мировому порядку

    Бывший главнокомандующий сил НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав написал эссе для журнала Foreign Affairs. Тот самый случай, когда некоторым лучше руки оторвать, чтобы ничего не писали. В своем русофобском опусе Бридлав назвал Россию угрозой не только для Соединённых Штатов, но и всего мирового порядка, а также обозначил ряд проблем, с которыми пришлось столкнуться США и НАТО на фоне растущей «российской агрессии».

    — За последние три года США и союзники перевели свой фокус на угрозы, близкие к Европе — предотвращение так называемой «российской агрессии». Несмотря на то, что сейчас США и НАТО лучше подготовлены к столкновению с Россией, чем в 2014 году, союзникам необходимо улучшить свою способность сдерживать данную угрозу. Для этого США должны увеличить ресурсы своих сил в Европе и признать Россию в качестве глобальной угрозы, — уверен Бридлав.

    По его словам, долгое время страны НАТО не уделяли должного внимания своему восточному соседу, а Россия пользовалась этим и работала над тем, чтобы восстановить свое влияние над странами бывшего СССР. — Москва настроена на то, чтобы завоевать сферы влияния, расшатать НАТО и объявить себя сверхсилой. Владимир Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой 20 века». Он забыл про две мировые войны, и это свидетельствует о «российской агрессии», — отметил американский генерал.

    В то же время он признаёт, что сейчас ни США, ни их союзники не готовы к адекватному и быстрому ответу на действия Кремля. Не готовы они в полной мере и ответить на «гибридную войну», которую развязала Москва. На пике холодной войны у США было порядка 400 тысяч солдат в Европе, сейчас — не больше 100 тысяч.

    — Проблемы США заключаются в том, что военный бюджет был значительно урезан с 2010 года, а операции на Ближнем Востоке и в Африке только увеличили долги по содержанию европейского штаба. У других членов НАТО похожие проблемы — ни одна из этих стран не может проводить полноценную военную операцию на протяженного длительного периода, — констатировал Бридлав.

    Однако совместные учения США и НАТО, считает экс-главнокомандующий, являются позитивным сдвигом, а дополнительные 3,4 миллиарда долларов, заложенные в бюджет 2017 года на военные расходы, помогут улучшить способность США и НАТО сдерживать Россию и усовершенствовать тренировочные программы, оборудование, а также создать новые базы.

    — Любая стратегия в Европе должна быть построена на том, что Россия — долговременная экзистенциальная угроза для США, их союзников и мирового порядка. Россия намерена стать мировой силой, — резюмировал Бридлав.

    Ранее Германия также назвала Россию одной из десяти самых значимых угроз для безопасности страны. Проводимая Кремлём политика видится Бундестагу такой же проблемой, как ИГИЛ, беженцы, внутренний радикальный национализм и хакерские атаки. Комментируя это, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выразил надежду, что власти Германии взвесят все «за» и «против» перед тем, как отнесут Россию к числу своих соперников.

    Ждем, когда Бридлав выбросится из окна психиатрической больницы с криком: «Русские идут!»

    &***САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ПОСТЫ***&

    rovego.livejournal.com

    Является ли Россия «экзистенциальной угрозой»? | Мир | ИноСМИ

    Комитет Сената США по вооруженным силам провел на прошлой неделе слушания с тем, чтобы решить вопрос о том, как нам следует относиться к действиям России на Ближнем Востоке и в Европе. После того, как меня пригласили выступить, я обнаружил, что одна из тем моего доклада вызвала споры среди других докладчиков, сенаторов, работников аппарата и даже (в последовавшей электронной переписке) чиновников администрации. Эта словесная баталия является отражением того замешательства и несогласованности, которые наблюдаются в политике США, пока мы приспосабливаемся к новому этапу в отношениях с Россией.

    Суть вот в чем: во вступительной части своего доклада я заявил, что считаю ошибочным реагировать на возобновившуюся активность Владимира Путина, называя Россию «экзистенциальной угрозой», как это делают некоторые представители власти. Когда русские слышат, что мы считаем их угрозой нашему существованию, у них обостряется националистическая истерия. Они приходят к выводу, что наши страны выбрали курс на конфронтацию и движутся к войне, и что Вашингтон, должно быть, готовится к этой войне. Мы выглядим такими же безумцами, как и они.

    Но проблема не только в том, что мы вводим в заблуждение русских. Мы вводим в заблуждение и себя тоже. Понятие «экзистенциальная угроза» оправдано лишь потому, что Россия, как и мы, располагает огромным ядерным арсеналом. Да, это угроза, но она существует всегда — даже когда наши двухсторонние отношения ничем не омрачены. И хотя эту проблему игнорировать нельзя, сейчас она не более актуальна, чем месяц или год назад.

    В этом вопросе некоторые сенаторы и другие докладчики со мной не согласились. Действия России, по их мнению, противоречат интересам США и угрожают мировой стабильности. И они хотят предупредить людей о растущей угрозе.

    С тем, что это необходимо, я полностью согласен. Но горячая риторика может затруднить разработку эффективных ответных мер. Она не придаст политике США нового импульса, а может лишь парализовать ее.

    После окончания холодной войны американские высокопоставленные политики и политологи не уделяли такого внимания опасности ядерной войны с Россией — и вполне обоснованно. Эта опасность значительно уменьшилась. Но мы не всегда четко понимали, почему. Когда США действовали с применением военной силы — например, на Балканах или в Ираке — американцев не беспокоило, что русские могут ответить тем же. Но как будут реагировать США теперь, когда мы видим, что Россия берет инициативу на себя? Некоторые скажут, что единственный способ избежать конфронтации — это бездействие.

    Безрассудные и рискованные действия России — на Украине и в Сирии — создают проблемы, которые США не смогут решить, бряцая своим ядерным оружием или сохраняя абсолютную пассивность. Для того чтобы предпринять эффективные ответные меры, нам придется для начала признать и смириться с той новой ситуацией, в которой мы оказались. Вашингтону необходим точно выверенный и внятный политический курс, поскольку он будет направлен не только против «экзистенциальной угрозы», которая исходит от России.

    Стивен Сестанович — профессор Колумбийского университета и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям. Автор книги «Максималист: Америка в мире от Трумэна до Обамы» (Maximalist: America in the World From Truman to Obama).

    Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

    inosmi.ru

    Экзистенциальные угрозы

    Угрозы бывают разные: военные, экономические, экологические и так далее, но вот нынче особую остроту приобретают связанные собственно с человеческим существованием, его внутренним миром и качеством. Читаем, например: профессиональный стрелок на двух пистолетах «Глок» исполнил классические произведения Людвига ван Бетховена. Мало того, «поднялся» до самой «Мурки», причем в пальбе ему помогали оркестр и два солиста. По этому поводу сразу же вспомнился Владимир Маяковский: а вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейтах водосточных труб? Но в одном случае перед нами блестящая метафора, а в другом — прямая экзистенциальная угроза. То есть тот случай, когда эпатаж приобретает изнаночную форму, когда трансформируются важнейшие константы и ценности, связанные с существованием человека.

     Скажут: вот так угроза. Тогда обратимся к классике. У Михаила Булгакова в «Мастере и Маргарите» подлинно человеческое, истинное счастье главные герои приобретают только после смерти. Опять изнаночная философия. «Великий Воланд!» —– не переставая восклицает Маргарита, и никого не удивляет, что «великим» является не бродячий проповедник Иешуа, символизирующий свет, а тот, кто представляет полярные силы, тьму. Формой искупления является смерть, но не жизнь. Чего ж удивляться, что эта «жизнеутверждающая» тенденция сегодня приобретает уродливые формы, прежде всего в соцсетях и среди молодежи.

    Экзистенциальные угрозы формируются сегодня на нескольких фундаментальных основаниях. Первое: тотальное неверие и недоверие, кризис традиционных ценностей, утверждение неопределенных и неясных большинству сущностей. Например, какая–то вялая реакция в обществе на факты ущемления прав христиан, Папа Римский не перестает бить тревогу по поводу того, что борьба за права человека в ряде случаев превращается в борьбу с христианами. И дело не в том, что одни ценности замещаются иными, это как раз процесс естественный. А в том, что новые ценности вызывают многочисленные протесты: вспомним хотя бы кризис традиционной семьи и все, что сказано по этому поводу.

    Второе: утверждается неопределенность, то есть можно все, и никто не понимает, где критерии истины. Та же вера превращается в фанатичное следование постулатам, за которыми убийство ни в чем неповинных людей, и террор сегодня с точки зрения рациональной сложно понять и оценить. Убивают — в Стокгольме, Санкт–Петербурге, иных городах — ради чего? Если чужая жизнь — лишь средство, то можно все, что угодно. Это не достоевщина, это превращение утопических идеологических доктрин в политическую и военную практику.

    Третье: стало совсем неважно и с идеологическими доктринами. Набирают популярность их крайние формы, вообще радикализм главенствует в общественном сознании. Куда, интересно, подевались разные прекраснодушные мечтания, розовые сны человечества? Новый Николай Чернышевский не пишет про ночные видения Веры Павловны, новый канцлер Мор забыл про существование им же открытой «Утопии», новый Томмазо Кампанелла утратил «Город Солнца». Все больше антиутопии, жесткие сюжеты про глобальные угрозы, в которых нет идеализма, зато полно крови и смертей. Такое чувство, что человечество устало от идеальных конструкций, в том числе и коммунистических, но вот ведь вопрос: нет ничего взамен, кроме известных высказываний, что «именно мы знаем правду», «именно мы самые сильные», «именно мы можем претендовать на истину в последней инстанции». Чего ж удивляться, что С.Хантингтон пишет про «конец истории», и разве он один?

    Как ни странно, но сопутствующим процессом здесь является всеобщая унификация и стандартизация. Радикалы на одно лицо в любой части планеты. Критики традиционных ценностей везде повторяют одни те же мантры. Но тогда возникает закономерный вопрос: что, предыдущая наша история столь бессмысленна и бессодержательна, что ее обязательно надо взорвать и, как получается, взорвать изнутри? Не думаю, что это так. И в этой ситуации стоит надеяться на старый и добрый здравый смысл, на присущую большинству осторожность, на понимание того, что общество переживает очередной кризис, которых столько уже было.

    Логика общественного развития до сих пор остается загадкой, несмотря на усилия сотен выдающихся интеллектуалов. И, конечно, не только сегодня мы испытываем давление экзистенциальных — сугубо человеческих угроз. Вот Сократа приговорили к смерти за «совращение юношества», то есть новое понимание ценностей, которое позже стало обыденным. Не исключено, что и сегодня произойдет что–то похожее. И мы будем ходить на концерты, в которых «Аппассионату» исполнят на «кружках Эсмарха» (привет Ильфу и Петрову), а слово «смерть» станет таким же оптимистичным, как и «любовь».

    Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.

    Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

    Понравился материал? Поставьте ему оценку.

    2.71

    www.sb.by

    II. ЧТО ТАКОЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ? Экзистенциальная психология. Мэй Р. Р. Страница 11. Читать онлайн

    Теперь мы должны разобраться с самым сложным, а именно с путаницей вокруг термина «экзистенциализм». Этим словом обозначают все подряд – от вызывающего дилетантизма некоторых членов авангарда с левого парижского побережья до философии отчаяния, оправдывающей самоубийство, или антирационалистической системы немецкой мысли, записанной в таком эзотерическом стиле, который раздражает любого эмпирически настроенного читателя. Экзистенциализм, скорее, является выражением основных измерений современного эмоционального и духовного склада и проявляется во всех аспектах нашей культуры. Его можно обнаружить не только в философии и психологии, но и в искусстве (например, Ван Гог, Сезанн, Пикассо), в литературе (Достоевский, Бодлер, Кафка, Рильке). Экзистенциализм на самом деле является уникальным, особенным изображением психологической ситуации современного западного человека. Как мы увидим далее, это культурное направление уходит корнями в ту же самую историческую реальность, тот же самый психологический кризис, из которого выросли психоанализ и другие формы психотерапии.

    Терминологическая путаница встречается и в среде высокообразованных людей. В New York Times была опубликована статья, в которой приводились слова Сартра, осуждающие действия русских коммунистов, направленные на подавление свободы в Венгрии, а также свидетельствующие об окончательном разрыве Сартра с ними. В этой статье Сартр был назван лидером «экзистенциализма, материалистической формы мысли». Здесь мы обнаруживаем две причины путаницы: первая – отождествление экзистенциализма с работами Жана-Поля Сартра. Мы уже не говорим о том, что Сартр известен скорее по его драмам, романам и фильмам, чем по глубокому психологическому анализу. Сартр представляет нигилистический, субъективистский полюс экзистенциализма, и его позиция является неудачным примером для знакомства с этим направлением. Вторая, более серьезная причина, связана с определением экзистенциализма в этой статье как «материалистической формы мысли». Трудно себе представить неточность такой степени, так как экзистенциализм, напротив, описывает идеалистическую форму мышления. Сутью этого направления является описание и анализ человеческой природы – неважно, в литературе или искусстве, философии или психологии – на уровне, который разрушает старую дилемму материализм или идеализм.

    В общих чертах экзистенциализм можно определить как стремление понять человека, не раскалывая его на субъекта и объекта. Западная мысль и наука терзались этим расколом со времен Ренессанса. Бинсвангер назвал этот раскол «раковой опухолью всей психологии .. раковой опухолью доктрины о расколе мира на субъекта и объекта». У экзистенциального пути понимания человеческого существа были такие блестящие предшественники в западной истории, как Сократ в диалогах, Августин с его глубинным психологическим самоанализом, Паскаль с его борьбой за место для «доводов сердца, которых не знает разум». Развитие экзистенциальной мысли началось около ста лет назад после жесткого протеста Кьеркегора против царящего рационализма, против гегелевского «тоталитаризма причины», как говорил Маритен (Maritain). Кьеркегор заявил, что гегелевское отождествление абстрактной истины с реальностью – это иллюзия, трюк. Кьеркегор писал: «Истина существует только в той степени, в какой индивид сам ее производит». Он и его последователи выступали против рационалистов и идеалистов, которые рассматривали человека только как субъекта, то есть обладающего реальностью только как мыслящее существо. Так же решительно они боролись и с представлением о человеке как об объекте, которым можно управлять и которого можно контролировать. Примеры этому можно найти почти во всем западном мире, пытающемся превратить людей в безличные комбинации, почти в роботов, которые удовлетворяли бы запросам широко распространенного индустриального и политического коллективизма наших дней.

    Эти мыслители искали противоположность интеллектуализма ради нее самой. Они протестовали сильнее, чем ортодоксальные психоаналитики, против использования мышления в качестве защиты от жизни или подмены непосредственного существования. Один из ранних представителей социологического крыла экзистенциализма Фейербах проницательно заметил: «Не желайте быть философом в противоположность бытия человеком… не думайте как мыслитель… думайте как живое, реальное существо. Думайте в экзистенции»41.


    41 Цит. по: Tillich P., «Existential Philosophy» в Journal of the History of Ideas, 1944, 511, 44-70.


    Корень слова «экзистенция» – ex-sistere – означает выделяться, возникать, появляться. Это точно указывает на то, что представители данного течения искали в искусстве, философии или психологии Они пытались изобразить человека не как комбинацию статических субстанций или механизмов, а описать его в появлении и становлении, то есть в его существовании. Не важно, насколько интересен или теоретически верен тот факт, что я состою из таких-то и таких-то химических элементов или действую благодаря таким-то и таким-то механизмам. Главное заключается в том, что мне случилось существовать в этот данный момент, в этом времени и пространстве, и моя проблема состоит в том, как мне осознать этот факт и что с этим делать. Как мы увидим дальше, экзистенциальные психологи и психиатры не исключили полностью динамизмы, влечения и поведенческие стереотипы из своего исследования. Но они придерживаются того мнения, что это все невозможно понять вне того контекста, что перед нами человек, которому случилось существовать, быть, и если мы не будем это помнить, то все, что мы знаем об этом человеке, потеряет свое значение. Таким образом, их направление всегда динамично; экзистенция всегда соотносится с бытием, становлением. Они стремятся понять это становление не как сентиментальный артефакт, но как фундаментальную структуру человеческого существования. Встречая в этих главах термин «бытие» (being), читатель должен помнить, что это не статичное слово, а отглагольная форма, причастие (в английском языке – прим. переводчика) от глагола «быть» (to be). Экзистенциализм в своей основе связан с онтологией, наукой о бытии (ontos от греческого «being»).

    Мы более отчетливо поймем значение этого термина, если вспомним, что в западной мысли «существование» традиционно противопоставлялось «сущности». Сущностью будет зелень палки, ее плотность, вес и другие характеристики субстанции. Практически все время, начиная с эпохи Возрождения, западная мысль исследовала понятие сущности.. Традиционная наука пытается открыть такую сущность или субстанцию, как говорит профессор Уайлд из Гарварда, она утверждает метафизику сущности42. Поиск сущности действительно может привести к открытию универсальных научных законов огромной важности или к блестящим концепциям в логике или философии. Но в этих рамках к подобным положениям можно прийти только через абстракцию. Существование данного конкретного индивида должно быть вычеркнуто из этой картины. Например, мы можем показать, что, прибавляя три яблока к другим трем яблокам, мы получаем шесть яблок. Но то же самое было бы верным, если бы мы заменили яблоки единорогами. С точки зрения математики абсолютно неважно, существуют ли на самом деле яблоки или единороги. То есть какое-либо положение может быть верным, не будучи при этом реальным. Возможно, из-за того, что это направление привело к важным открытиям в некоторых областях науки, мы забываем о том, что оно предполагает отстраненный взгляд, при котором реальные индивиды не принимаются во внимание43. Остается разрыв между правдой и реальностью. И решающим вопросом, с которым мы сталкиваемся в психологии и других науках о человеке, является именно этот разрыв между абстрактной правдой и экзистенциальной реальностью живущего сейчас человека.


    42 Wild J., The Challenge of Existentialism (Blooming: Indiana University Press, 1955). Современные физики (Гейзенберг, Бор) изменили это положение, развивая, как мы увидим дальше, параллельное экзистенциализму направление. Здесь мы говорим о традиционных идеях западной науки.

    43 Реальность вносит изменения в человека, у которого есть яблоки, – это экзистенциальная сторона, – но для верности математического результата это не имеет значения. Возьмем более серьезный пример. Все люди умирают, и это правда. Когда мы говорим, что такой-то процент людей умирает в таком-то возрасте, мы придаем этому положению статистическую точность. Но ни одно из этих утверждений ничего не говорит о том, что действительно происходит с большинством из нас, о том, что я один на один должен встретиться с тем фактом, что в какой-то неизвестный момент в будущем мы все умрем. В противоположность положениям о сущности эти последние являются экзистенциальными фактами.


    Чтобы не казалось, что мы имеем дело с искусственным, фиктивным человеком, позвольте заметить, что этот разрыв между правдой и реальностью открыто признается представителями поведенческой психологии и рефлексологии. Кеннет В. Спенс (Kenneth W.Spence), выдающийся автор одной из поведенческих теорий, пишет: «Для психолога как ученого не должно существовать вопроса о приоритете исследования того или иного поведенческого явления в зависимости от степени его близости к реальности». Таким образом, здесь говорится о том, что реальность изучаемого не является вопросом первостепенной важности. Какие же области в таком случае должны быть отобраны для исследования? Спенс отдает приоритет явлениям, которые «можно контролировать и анализировать на уровне, необходимом для формулирования абстрактных законов»44. Нигде наша позиция не была изложена более четко и ясно: 1) выбирается то, что может быть сокращено до степени абстрактных законов, 2) для цели исследования реальность изучаемого не важна. На основе этого направления возникло много впечатляющих психологических систем с нагроможденными друг на друга абстракциями. Однако мы, как это часто происходит с учеными, попадаем под влияние комплекса сооружения еще до постройки прекрасного здания. Здесь есть только одна проблема: это здание гораздо чаще, чем мы могли бы предположить, оказывается оторванным от реальности человека в самом своем основании. Сейчас мыслители, психологи и психиатры экзистенциального направления занимают прямо противоположную Спенсу позицию. Они настаивают на том, что для науки о человеке необходимо и возможно изучать человеческие существа в их действительности.


    44 Spence Kenneth W., Behavior Theory and Conditioning (New Haven: Yale University Press, 1956).


    Кьеркегор, Ницше и их последователи предвидели этот растущий разрыв между правдой и реальностью в западной культуре. Они пытались развеять иллюзию западного человека о том, что реальность может быть понята только в абстрактных понятиях. Но, выступая против голого интеллектуализма, они не были ни простыми активистами, ни антирационалистами. Антиинтеллектуализм и другие современные направления, согласно которым мышление подчинено действию, не следует смешивать с экзистенциализмом. Другая альтернатива – исследование человека как субъекта или объекта, приводит к потере живого, реально существующего человека. Кьеркегор и другие экзистенциальные мыслители обращались к реальности, лежащей в основе как субъективности, так и объективности. Они полагали, что мы должны изучать не только человеческий опыт как таковой, но, более того, мы должны изучать человека, который приобретает этот опыт, который его делает. Как указывает Тиллих, они настаивали на том, что «реальность или бытие не объект когнитивного опыта, но, скорее, «существование», реальность, происходящая сейчас, с акцентом на внутреннем личностном характере опыта, получаемого человеком в эту минуту»45. Этот отрывок, наряду с процитированными выше, показывает читателю, как близок экзистенциализм к глубинной психологии наших дней. Не случайно, что великие экзистенциальные мыслители девятнадцатого века Кьеркегор и Ницше являются одними из самых выдающихся психологов (в динамическом смысле) всех времен и что один из современных лидеров этой школы Карл Ясперс первоначально был психиатром и написал замечательный текст по психопатологии. Когда читаешь глубокий анализ страха и отчаяния, сделанный Кьеркегором, или поразительно точное понимание Ницше негодования, вины и враждебности, которые сопровождают подавленные эмоциональные силы, то надо заставить себя понять, что читаешь работы, написанные 75-100 лет назад, а не современный психологический анализ. Центральная проблема экзистенциализма – заново открыть живого человека посреди фрагментарной и дегуманизированной современной культуры, с этой целью они и погружаются в глубины психологического анализа. Они рассматривают не изолированные психологические реакции сами по себе, а психологическое бытие живого человека, который делает свою жизнь. Можно сказать, что они используют психологические термины в онтологическом смысле46.


    45 Paul Tillich, op. cit.

    46 Это примечание предназначено для читателей, которые хотели бы получить дополнительную историческую справку. Зимой 1841 года Шеллинг читал свой знаменитый цикл лекций в Берлинском университете. В его аудитории присутствовали Кьеркегор, Беркхард, Энгельс, Бакунин. Целью Шеллинга было низвержение Гегеля, чья система рационализма, которая, как мы уже говорили, включала отождествление истины с реальностью и соединение всей истории в «абсолютное целое», была очень популярна в Европе в середине девятнадцатого века. Хотя многие слушатели Шеллинга были сильно разочарованы его ответами Гегелю, можно сказать, что экзистенциальное движение зародилось именно там. Кьеркегор, вернувшись в Данию, в 1844 году опубликовал свои «Философские заметки», а два года спустя он написал декларацию независимости экзистенциализма «Заключительное ненаучное послесловие». В том же 1844-м увидело свет и второе издание работы Шопенгауэра «Мир как желание и идея», эта работа была важна для нового направления, так как ее центральным понятием была жизнь, «желание» наряду с «идеей». В 1844-1945-м Карл Маркс написал две работы, относящиеся к этой теме. Ранний Маркс имеет большое значение для данного движения, так как выступал против абстрактной истины, понимаемой как «идеология». Гегель был его «мальчиком для битья». Динамический взгляд Маркса на историю как на арену, на которой люди и группы вносят истину в бытие и его значимые моменты, его понимание того, как экономика современного индустриализма превращает людей в вещи, ведет к дегуманизации современного человека, также очень важен для экзистенциального направления. И Маркс, и Кьеркегор взяли диалектический метод Гегеля, но использовали его для совершенно иных целей. В поздних работах Гегеля присутствовало гораздо больше экзистенциальных элементов, чем признают его противники.

    46 В последующие десятилетия об этом направлении ничего не было слышно. Кьеркегор оставался совершенно неизвестным, работы Шеллинга были презрительно забыты, Маркса и Фейербаха понимали как материалистов-догматиков. Новая волна началась в 1880 году с работы Дильтея, а особенно – с Фридриха Ницше, движения «Философия жизни» и работ Бергсона.

    46 Третий, современный этап развития экзистенциализма начался после шока, вызванного первой мировой войной. Были заново открыты Кьеркегор и ранний Маркс. Викторианское самодовольное спокойствие больше не могло прятаться от серьезных вызовов Ницше, брошенных им спиритуалистическим и психологическим основам. Специфику этого периода во многом обусловила феноменология Эдмунда Гуссерля, которая дала Хайдеггеру, Ясперсу и остальным тот инструмент, с помощью которого они могли показать необоснованность разрыва между объектом и субъектом, и который долгое время был блокирующим звеном в науке, в том числе и в психологии. Налицо очевидное сходство между экзистенциализмом в его подчеркивании правды, произведенной в действии, с такими философскими течениями, как система Уайтхеда и американский прагматизм, особенно у Уильяма Джеймса.

    46 Тех, кто хочет узнать больше об экзистенциальном направлении, я отсылаю к классической работе Пауля Тиллиха «Экзистенциальная философия». Большую часть этой исторической справки я написал, опираясь на книгу Тиллиха.

    46 Можно добавить, что отчасти путаница в этой области связана с неправильным пониманием названий книг. «Краткая история экзистенциализма», написанная Воулом (Wahl) действительно краткая, но она вовсе не является историей экзистенциализма, так же как и книга Сартра, опубликованная под заголовком «Экзистенциальный психоанализ», имеет очень мало отношения к психоанализу или к экзистенциальной терапии.


    Мартина Хайдеггера обычно рассматривают как основателя современной экзистенциальной мысли. Его работа «Бытие и время» имела радикальное значение для Бинсвангера и других экзистенциальных психиатров и психологов. Она дала им то, что они искали, – хорошую основу для понимания человека. Мысль Хайдеггера – точная, проницательная, научная в европейском понимании исследования независимо от того, к каким выводам ведут Хайдеггера его вопросы. Его мысль идет вперед с неистощимой энергией, досконально изучая все на своем пути. Но труды этого автора практически невозможно перевести. Только некоторые его работы есть на английском47. У Жана-Поля Сартра самым важным для нашей темы является феноменологическое описание психологических процессов. Помимо Ясперса, можно назвать таких выдающихся экзистенциальных мыслителей, как Габриэль Марсель во Франции, Николай Бердяев, родившийся в России, затем эмигрировавший в Париж, где он умер достаточно молодым, Ортега-и-Гассет и Унамуно в Испании. Пауль Тиллих посвятил свою работу экзистенциальному направлению, можно сказать, что его книга «Мужество быть» является одним из самых убедительных описаний экзистенциализма как направления, рассматривающего действительный процесс жизни, изданная на английском языке48.


    47 «Бытие и время» вместе с введением и заключением Вернера Брока (Werner Brock) опубликовано в Existence and Being (Chicago: Henry Regnery Co., 1949). Хайдеггер перестал называть себя экзистенциалистом после того, как этот термин стал отождествляться с работами Сартра. Строго говоря, он должен был назвать себя филологом или онтологом. Но в любом случае мы должны быть достаточно экзистенциальны, чтобы не попасть в сети противоречий, связанных с разными терминами, мы должны улавливать смысл и дух работы каждого автора, а не то, как она написана. Мартина Бубера не называют экзистенциалистом, хотя в его работах прослеживается очевидная близость с этим течением. Читатель, у которого есть терминологические трудности в этой области, действительно оказался в хорошей компании!

    48The Courage to Be (New Haven: Yale University Press, 1952) является экзистенциальной работой, так как здесь продемонстрировано живое приближение к кризису в отличие от книг об экзистенциализме. Тиллиха, как и большинство мыслителей, упомянутых выше, нельзя назвать только экзистенциалистом, ведь это – способ подхода к проблеме, сам по себе он не дает ответов, не задает какие-либо нормы. У Тиллиха присутствуют и рациональные нормы – структура причины всегда постоянна в его анализе, – и религиозные. Некоторые читатели не согласятся с религиозными элементами в «Мужестве быть». Важно отметить очень значимый момент, что эти религиозные идеи, согласны вы с ними или нет, действительно иллюстрируют аутентичное экзистенциальное направление. Это видно в концепции Тиллиха «Бог за пределами Бога» и «абсолютная вера». Вера находится не в каком-то содержание и не в каком-то человеке, вера – это состояние бытия, способ отношения к реальности, характеризуемый смелостью, принятием, полной преданностью и т.п. Теистические доказательства «бытия Бога» не только не относятся к этой теме, но они дают пример наиболее испорченной стороны привычного западного мышления о Боге как о субстанции или объекте, существующем в мире объектов, по отношению к которому мы являемся субъектами. Это «плохая теология». Тиллих, указывая на это, приходит к следующему заключению: «Ницше говорил, что Бога должны были убить, потому что никто не может выносить бытие объектом абсолютного знания и абсолютного контроля» (р. 185).


    Новеллы Кафки описывают ситуацию отчаяния, обесчеловечивания современной культуры. Экзистенциализм говорит от лица этой культуры, к ней же самой обращаясь. «Незнакомец» и «Чума» Альберта Камю – замечательные примеры современной литературы, где экзистенциализм частично осознает себя. Но, возможно, наиболее живое описание смысла экзистенциализма можно найти в современном искусстве, отчасти из-за того, что оно выражается более символически, чем сознающая себя мысль, отчасти из-за того, что искусство всегда показывает с особой ясностью духовный и эмоциональный настрой данной культуры. Далее мы часто будем ссылаться на связь современного искусства и экзистенциализма. Здесь позволим себе только заметить, что в работах таких выдающихся представителей современного движения, как Ван Гог, Сезанн и Пикассо, присутствуют некоторые общие элементы: во-первых, протест против лицемерной академической традиции конца девятнадцатого века, во-вторых, попытка проникнуть вглубь и ухватить новое отношение к действительности природы, в-третьих, попытка вернуть к жизни живость и честность, непосредственное эстетическое переживание и, в-четвертых, отчаянная попытка здесь и сейчас выразить смысл ситуации современного человека, даже если это означает изображение отчаяния и пустоты. Тиллих, например, считает, что картина Пикассо «Герника» дает наиболее верный и точный портрет фрагментарного, разорванного состояния довоенного европейского общества, и «показывает то, что сейчас чувствуют в своей душе многие американцы, – раскол, экзистенциальные сомнения, пустоту и бессмысленность»49.


    49 «Existential Aspects of Modern Art» в Christianity and the Existentialists, под ред. Carl Michalson (New York: Scribners, 1956) p. 138.


    Экзистенциальное направление было спонтанным ответом на кризис в современной культуре. Это положение доказывает не только факт его появления в литературе и искусстве, но и то, что философы, жившие в разных частях Европы, не знакомые с работами друг друга, часто развивали сходные идеи. Основная работа Хайдеггера «Бытие и время» была опубликована в 1927 году, Ортега-и-Гассет еще в 1924 году разработал и частично опубликовал поразительно похожие идеи, хотя и не был непосредственно знаком с работами Хайдеггера50.


    50 Ortega у Gasset, The Dehumanization of Art, and Other Writings on Art and Culture (New York: Scribners, 1956), pp. 135-137.


    Безусловно, это правда, что экзистенциализм зародился во время культурного кризиса. Мы всегда обнаруживаем его признаки на революционном полюсе современного искусства, литературы и мысли. По моему мнению, этот факт говорит скорее о надежности его находок, чем об обратном. Когда культура бьется в конвульсиях переходного периода, индивидуумы в обществе страдают от чувства духовного и эмоционального крушения. Когда люди обнаруживают, что привычный образ мысли больше не обеспечивает им чувство безопасности, они либо уходят в догматизм и конформизм, переставая сознавать происходящее, либо вынуждены бороться за более высокий уровень самосознания, который позволит им принять их существование с опорой на новые основы. Это одна из самых главных общих черт экзистенциального направления и психотерапии – и там, и там рассматривается человек в состоянии кризиса. Мы далеки от мысли, что озарения кризисного периода являются «просто продуктами страха и отчаяния». Мы, скорее, полагаем, и делаем это снова и снова в психоанализе, что кризис как раз является тем необходимым средством, которое выталкивает человека из неосознанной зависимости от внешних догм и заставляет его разобраться в фальшивых лицах, найти голую правду о нем самом. Это может быть неприятно, но по крайней мере правда является более твердой почвой для дальнейшего развития. Экзистенциализм – это отношение, которое принимает человека, как всегда находящегося в процессе становления, что означает потенциально находящегося в состоянии кризиса. Но это не подразумевает отчаяние. Сократ, чей диалектический поиск правды в индивидууме является прототипом экзистенциализма, был оптимистом. Появление этого направления более вероятно в переходные моменты, когда одно поколение умирает, а новое еще не родилось, и индивид либо чувствует себя бездомным и потерянным, либо обретает новое самосознание. В период перехода от средневековья к Возрождению – а это был момент сильного крушения в западной культуре – Паскаль очень точно описывает тот опыт, который экзистенциалисты позже назовут Dasein; «Когда я оглядываюсь на короткий миг своей жизни, поглощенный бесконечностью со всех сторон, на то маленькое место, которое я занимаю, или даже вижу, захваченный бесконечностью космоса, которого я не знаю и который не знает меня, я боюсь и хочу увидеть себя скорее здесь, чем там, потому не существует причин, по которым я должен быть здесь, а не там, сейчас, а не тогда…»51. Редко когда экзистенциальную проблему описывают так просто и красиво. В этом отрывке мы видим, во-первых, глубокое понимание случайности человеческой жизни, которую экзистенциалисты назвали заброшенностью. Во-вторых, мы видим, что Паскаль не уклоняется от вопроса «быть там?». Или, более точно, «быть где?». В-третьих, мы видим понимание того, что человек не может дать только поверхностные объяснения пространству и времени, которые Паскаль, как ученый, хорошо знал. И наконец, сильную тревогу, возникающую из этого полного осознания существования во Вселенной52.


    51Pensees of Pascal (New York: Peter Pauper Press, 1946), p. 36.

    52 Неудивительно, что это направление обращается особенно к современным горожанам, которые осознают свою эмоциональную и духовную дилемму. Норберт Виннер, например, утверждает в своей автобиографии, что научная деятельность привела лично его к «позитивному» экзистенциализму. При этом его реальные научные труды могут значительно отличаться от позиций экзистенциализма. Он пишет: «Мы не боремся за определенную победу в неопределенном будущем. Самая великая из возможных побед – это возможность быть, свершиться (курсив мой). Никакое поражение не может отнять у нас успех существования в какой-то момент времени во Вселенной, которая кажется равнодушной к нам». I am a Mathematician (New York: Doubleday).


    Остается установить отношение между экзистенциализмом и восточной мыслью в писаниях Лао-Цзы и дзен-буддизма. Сходства поразительны. Они сразу бросаются в глаза при чтении некоторых цитат из «Пути жизни» Лао-Цзы: «Существование невозможно определить словами, можно использовать термины, но ни один из них не есть абсолют». «Существование, ничем не порожденное, порождает все, оно является родителем Вселенной». «Существование бесконечно, его нельзя определить, и хотя оно кажется кусочком дерева в твоей руке, на котором можно вырезать то, что пожелаешь, с ним нельзя немного поиграть и отложить в сторону». «Делать означает быть». «Лучше находиться в центре своего бытия, так как чем дальше ты оттуда уходишь, тем меньше ты узнаешь»53.


    53 Bynner W., The Way of Life, according to Laotzu, an American version (New York: John Day Company, 1946).


    То же самое шокирующее сходство мы обнаруживаем и с дзен-буддизмом54. Сходство с этими восточными философиями гораздо глубже, чем простое совпадение слов. И там, и там мы видим исследование онтологии, изучение бытия. В обоих течениях мы встречаем поиск такого отношения к реальности, которое позволило бы устранить разрыв между субъектом и объектом. В обоих случаях утверждается, что западное стремление к завоеванию и власти над природой привело не только к отчуждению человека от природы, но косвенно и к отчуждению человека от самого себя. Основная причина этих сходств заключается в том, что восточная мысль никогда не страдала от радикального разрыва между субъектом и объектом, что так характерно для западной мысли. Экзистенциализм пытается преодолеть именно эту дихотомию.


    54 См.: Barrett W., ed., Zen Buddhism, the Selected Writings of D.T.Suzuki (New York: Doubleday Anchor, 1956), Introduction, p. xi.


    Эти два направления, конечно, совпадают не полностью. Они находятся на разных уровнях. Экзистенциализм не является всеобъемлющей философией или жизненным путем, он представляет попытку ухватить реальность. Главное различие, которое можно выделить согласно нашим целям, заключается в том, что экзистенциализм погружен и выходит непосредственно из тревоги западного человека, его отчужденности, конфликтов. Он свойствен нашей культуре. Как и психоанализ, экзистенциализм не ищет ответы в других культурах, он пытается использовать эти самые конфликты современной личности как средство для более глубокого понимания себя западным человеком, он пытается найти решения наших проблем в прямой связи с тем историческим и культурным кризисом, который послужил причиной их возникновения. В этом отношении особенная ценность восточной мысли заключается не в том, что она может быть перенесена в готовом виде, как Атена, в западный разум, а в том, что она может помочь скорректировать основные моменты тех ошибочных положений, которые привели западное развитие к настоящим проблемам. Существующий сейчас в западном мире большой интерес к восточной мысли, по моему мнению, отражает тот самый кризис, то самое чувство отчуждения, то страстное желание выбраться из порочного круга дихотомий, которые и вызвали к жизни экзистенциальное направление.

    bookap.info

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о