Разное

Рационализм в психологии: Рационализм — Гуманитарный портал

Содержание

Рационализм в психологии — Студопедия

После Декарта рационалистическая теория познания получила дальнейшее развитие в концепциях Готфрида Вильгельма Лейбница и Бенедикта Спинозы. Если в теории Лейбница акцент делается на проблемы объективности человеческого познания, то нравственная, этическая проблематика становится лейтмотивом творчества Спинозы.
Бенедикт (Барух) Спиноза. Как и все представители рационализма, Спиноза утверждал приоритет именно интуитивного знания, интуиции, связывал с ней безграничные возможности познания человеком себя и окружающего мира.

Таким образом, в концепции Спинозы можно выделить три основных положения - это понятие единой субстанции, свойствами которой являются протяжение и мышление; рационалистическая вера в силу человеческого духа, его возможность познать истину; распространение механистических принципов на духовные явления и страсти и отрицание свободы воли. Эти положения, его теория познания и этика повлияли на взгляды других психологов, определив многие положения современной психологии эмоций.

Готфрид Вильгельм Лейбниц -С позиций последовательного рационализма, опираясь на законы и методы математики, которые позволяют выделить составляющие единицы и изучить их свойства, он дал новое объяснение мирозданию, психическим функциям человека, отношению между духовным и телесным.

Мироздание Лейбниц мыслил в виде грандиозного механизма, первичными элементами которого являются неделимые и замкнутые в себе центры жизненных сил. Таким образом, не разделяя положения Спинозы о единой субстанции, Лейбниц говорил о существовании множества субстанций, названных им монадами(от греч. monos - единое). Как единицы строения мира монады Лейбница аналогичны «архе» античных психологов. Однако в отличие от материальных атомов монада Лейбница представляет собой идеальную единицу, это духовная субстанция, обладающая психической активностью.


Душа-монада обладает единством и целостностью, организуя по этому принципу всю психическую жизнь человека. Лейбниц описывал ее как непрерывный процесс, охватывающий сознательное и бессознательное, все моменты которого объединены между собой таким образом, что новые элементы входят в органическую связь с предшествующими и изменяют их. Используя достижения в области математики, Лейбниц представлял сознание не в виде суммы элементов, а в виде интеграла. Поскольку элементы психической жизни различаются по степени осознанности, Лейбниц выделил так называемые

малые перцепции,или неосознаваемые восприятия. Интегрируясь, эти «малые восприятия», переходят на новый уровень психической жизни, становясь осознанными. Апперцепция,или осознание, становится возможной благодаря вниманию и памяти. Таким образом, величайшей заслугой Лейбница в области развития психологического знания является разработка понятия о бессознательном.Теория Лейбница доказала, что психические процессы протекают реально, безотносительно к их осознаваемости субъектом. Важное место в различных теориях о структуре сознания заняло в дальнейшем и введенное Лейбницем понятие об апперцепции.

это, определение слова, понятие. Что такое Рационализм, значение, словарь, энциклопедия

Рационализм (в психологии) [лат. rationalis — разумный] — учение о том, что в основе психики человека лежат понятия, которые не могут быть получены путем обобщения чувственных впечатлений. С точки зрения Р. эти понятия могут быть либо врожденными (теория врожденных идей Р. Декарта), либо они могут развиваться из задатков, предрасположений, также уже имеющихся в сознании человека при рождении (концепции Платона, Г. Лейбница, Г. Гегеля). Р. выступал против положения сенсуализма о том, что психика ребенка является "чистой доской", утверждая, что на основе индивидуального чувственного опыта не могут быть выведены основные понятия и законы, объясняющие окружающую действительность. Р. не отвергал значение ощущений при понимании единичных объектов и явлений, соглашаясь с тем, что эти знания свойств и качеств отдельных предметов и явлений основываются главным образом на чувственном опыте. Однако общие понятия постигаются только на основе разума, подчеркивали рационалисты, так как никакое логическое обобщение данных, полученных при ощущении и восприятии, не может проникнуть в суть вещей. Для объяснения процесса появления общего понятия в Р. вводился термин "рациональная интуиция", т. е. мгновенное и не имеющее логического, сознательного объяснения озарение, которое открывает сознанию самую суть вещи, ее основные свойства. Такая интуиция не основывается на чувственном опыте или эксперименте, но является результатом размышления человека, концентрации внимания на данных собственного сознания. Т. о., если для сенсуализма понятие являлось результатом логического обобщения данных органов чувств, то для Р. оно является результатом рефлексии, на основании которой и осуществляется рациональная интуиция.

Т.Д. Марцинковская

Философский словарь

При снятии издержек (абстрактности, конвенциализма, сциентизма, "объективизма") в противоположностьэкзистенциализму, структурализму, "феноменологии" и др. - наиболее приемлемое направление в философии и эвристике науки при существующем положении вещей и прочих равных условиях...

Философский словарь

(лат. ratio - разум) - 1) в широком смысле слова - определенная общая ориентация и стилистика мышления, а также доминирующая линия философского развития, идущая от Платона вплоть до первой трети - середины 19 в. со свойственными ей установками на разумность и естественную...

Философский словарь

(лат. rationalis - разумный) - 1) в философии -направление в теории познания, считающее, что разум является источником и критерием достоверности знаний. Крупные представители Р.: Р. Декарт, Б. Спиноза. Г. Лейбниц. Р. отрывает мышление от чувствен, восприятия, тогда как в...

Философский словарь

(от лат. ratio - мышление, рассудок, разум) - философское убеждение в том, что индивидуальный естественный разум способен своими силами достичь основополагающих безошибочных истин, нужных для построения здания науки, без обращения к опыту, в том числе и к религиозному....

Философский словарь

- признание за человеческим разумом высшего и решающего значения: 1) в практической жизни людей и народов, 2) в науке и 3) в религии. В первом отношении Р. сталкивается с житейским консерватизмом и с "историческим воззрением", во втором - с эмпиризмом, в третьем - с...

Философский словарь

[лат. rationalis - разумный]. 1. Учение в теории познания, согласно которому всеобщность и необходимость - логические признаки достоверного знания - не могут быть выведены из опыта и его обобщений; они могут быть почерпнуты только из самого ума: либо из понятий, врожденных уму,...

Философский словарь

система, в основе которой лежит рацио (разум), в противоположность системам, основывающимся на откровении или чувстве.

Философский словарь

- направление, признающее разум основой познания и поведения людей.

Философский словарь

(от лат. rationalis — разумный) — направления в эпистемологии, считающие разум решающим или даже единственным источником истинного знания. С т.зр. Р. критерием истины является не чувственное восприятие и опирающаяся на эмпирические данные индукция, а интеллект и проводимая им...

Новейший философский словарь

РАЦИОНАЛИЗМ (лат rationalis - разумный, ratio - разум) - направление в гносеологии и праксеологии, признающее приоритет разума человека как в познании, так и в деятельности по отношению к чувственным формам познания (ощущениям, восприятиям, представлениям) Исторически первой...


Поделиться:

Рационализм в психологии

Рационалистическая теория познания получила дальнейшее развитие в концепции Бенедикта Спинозы (1632-1677). Спиноза родился в Амстердаме в семье зажиточного еврейского купца. Учился в религиозном училище, готовясь стать равином. Обучение не закончил, т.к. надо было помогать отцу. После смерти отца Спиноза занялся изучением латыни, математики, медицины и философии. Наибольшее влияние оказали на него произведения Декарта. За критику иудейского учения Спиноза был проклят и изгнан из еврейской  общины. После этого он покинул Амстердам, поселился в деревушке, где занимался наукой, зарабатывая средства к существованию шлифованием линз.

Несмотря на уединенный образ жизни, Спиноза поддерживал контакты с выдающимися учеными своего времени – Бойлем, Лейбницем. За несколько лет до смерти ему было предложено место профессора в Гейдельбергском университете, от которого ученый отказался. Он возродил в 17 веке идеал античности – мудрость в уходе от политической активности, в уединении и занятии науками, в размышлении. Главный труд Спинозы «Этика», над которым он работал 12 лет, был закончен за два года до смерти.

Как и Декарт, Спиноза стремился построить объективную, достоверную науку, основу которой он видел в математике. Для обоснования своих психологических взглядов он избрал геометрию (теоремы, аксиомы, доказательства).

Преодолевая дуализм Декарта, Спиноза утверждал существование единой, неделимой и вечной субстанции, Бога, или Природы, которая является единой, неделимой и вечной реальностью. Бог не стоит над природой или вне ее, он растворен в ней и отождествляется с ней (пантеизм – философское учение, отождествляющее бога с природой). Субстанция обладает бесконечным числом характеристик. Человеческий ум способен познать только два – мышление и протяжение (распространенность). Т.о., душа и тело, мышление и протяжение рассматриваются Спинозой как два свойства единой и неделимой субстанции. Отсюда его вывод о единстве и целостности человека, сущностями которого являются душа и тело.

Идея целостности субстанции становится основополагающей в подходе Спинозы к проблемам познания. Поскольку субстанция одна, она остается одной и той же, понимаем ли мы ее под атрибутом мышления или под атрибутом протяжения. Например, круг, существующий в природе, и идея этого круга есть одна и та же вещь, только выраженная разными способами. Соответственно, познавая природу или познавая себя, мы познаем одну и ту же связи причин, один и тот же порядок или закон. Т.о., Спиноза утверждал принципиальную познаваемость мира.

Сущность человеческой души, по теории Спинозы, состоит именно в познавательной деятельности и связана с наличием в душе понятий, или идей. Он выделял три вида идей, или три ступени процесса познания:

- мнение или воображение – знание о конкретных вещах, основанное на чувственном опыте субъекта. Это идеи смутные и искаженные, они не являются истинными;

- рассудок или разум – знания, полученные на основе умозаключений, логических рассуждений. Это общие понятия (прежде всего математические), ясные и отчетливые идеи;

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

- интуитивное знание – истинное, объективное знание о сущности вещи. Это идеи, которые содержатся в разуме и открываются нам рефлексивно.

Познание второго и третьего рода истинно, только с его помощью мы можем отличить истинное от ложного. Это адекватное познание рассматривает вещи не в отдельности, а в их необходимой связи, открывая законы мира.

Как и все представители рационализма, Спиноза утверждал приоритет именно интуитивного знания, связывал с интуицией безграничные возможности познания человеком себя и окружающего мира.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716) родился в Лейпциге, в семье профессора философии. Выросший в атмосфере научных исследований, Лейбниц еще в школе решил посвятить свою жизнь науке. Он занимался проблемами минералогии и геологии. Его интересовали теория денег, монетные системы, вопросы истории, языкознания, физики, политики и экономики. По просьбе Петра 1 он разрабатывал план создания Академии наук в С-Петербурге и составлял проекты организации научных исследований в России. Лейбниц был одним из авторов дифференциального и интегрального исчисления. По этому поводу у него возник весьма тяжкий спор о приоритете с Исааком Ньютоном. Ньютон на 10 лет раньше, чем Лейбниц, взялся за исследование, вылившееся в открытие дифференциального исчисления, но Лейбниц уже в 1684г., т.е. за три года до Ньютона, опубликовал сообщение об аналогичном открытии. В заслугу Лейбницу должно быть поставлено то, что трактовка дифференциального исчисления была связана не только со значительно более удобной, чем у Ньютона, символикой, но и с глубокими идеями общефилософского характера и более широким пониманием роли математических абстракций в познании вообще.

Лейбниц внес свой вклад не только в математику. В 20 лет он написал диссертацию «О комбинаторном искусстве», о которой создатель кибернетики Норберт Винер скажет, что она начинает собой эру кибернетики. Многогранность интересов Лейбница связывала его с выдающимися учеными. Переписка Лейбница насчитывает более 15 тыс. писем, адресованных примерно 1050 лицам.

После окончания Йенского университета он выбрал специальность юриста, по которой защитил докторскую диссертацию. После этого Лейбниц состоит на службе у власть имущих: сначала у курфюрста города Майнца, затем при одном герцогском дворе, где он состоял заведующим придворной библиотекой и одновременно занимался наукой. Одно время он состояли на службе у Петра 1 в звании тайного юстиц-советника. Последние годы его жизни проходили нелегко. Англичане ненавидели его как противника Ньютона, немцам он был чужд и опасен как человек, перетолковывающий все общепринятое по-своему. Ему то и дело давали понять, что он больше не нужен и даром ест свой хлеб. При странных обстоятельствах Лейбниц скончался 14 декабря 1716 года. Прописанное ему лекарство от подагрических приступов, которыми он страдал, лишь приблизило конец, и вскоре после приема снадобья последовала мучительная смерть.

Целый месяц тело философа лежало в церковном подвале без погребения. Лютеранские пасторы, называвшие Лейбница безбожником, не разрешали похоронить его на христианском кладбище. Когда, в конце концов, скромный кортеж направился к могиле, за гробом шло только несколько человек, почти все случайные лица, а от двора не присутствовал никто. Только Парижская академия торжественно почтила память Лейбница.

Значительное место в системе научных взглядов Лейбница занимали вопросы философии и психологии, прежде всего, теория познания («Новые опыты о человеческом разуме», «Монадология»).

С позиций последовательного рационализма, опираясь на законы и методы математики, он дал новое объяснение мирозданию, психическим функциям человека, отношению между духовным и телесным.

Мироздание Лейбниц мыслил в виде грандиозного механизма, первичными элементами которого являются неделимые и замкнутые в себе центры жизненных сил. Т.о., он говорил о существовании множества субстанций, названных монадами (греч. монос - единое) (Спиноза говорил о существовании единой субстанции). Монада – это идеальная единица, духовная субстанция, обладающая психической активностью.

Основными свойствами монад являются восприятие (перцепция) и стремление. Перцепцию следует отличать от сознания – апперцепции. Лейбниц считал ошибочным не признавать неосознаваемые восприятия: «Убеждение в том, что в душе имеются лишь такие восприятия, которые она осознает, есть величайшее заблуждение». Представление о психическом расширялось, т.к. в его сферу включалось не только сознание, но и бессознательное.

Душа в теории Лейбница – это тоже монада, которая отличается более отчетливым восприятием и памятью. Человеческая душа-монада обладает способностью к апперцепции, т.е. обладает сознанием и самосознанием, и представляет собой высший уровень развития монад. Поскольку монады отличаются друг от друга по своим свойствам и не существует двух совершенно тождественных монад, то и души людей отличаются друг от друга, делая каждого человека уникальным и неповторимым. Обладая способностью внутреннего самоопределения, монада всегда остается неизменной и независимой, замкнутой единицей, которая «не имеет окон». Это положение доказывало невозможность внешнего влияния на самоопределение человека, в том числе, со стороны другого лица. Оно вызывало наибольшую критику отдельных школ, т.к. такое понимание сущности личности не объясняет роль культуры в ее саморазвитии.

Душа-монада обладает единством и целостностью, организуя по этому принципу всю психическую жизнь человека как непрерывный процесс, охватывающий сознательное и бессознательное. Сознание Лейбниц представлял не в виде суммы элементов, а в виде интеграла. Малые перцепции, или неосознаваемые восприятия, интегрируясь, переходят на новый уровень психической жизни, становясь осознанными. Апперцепция, или сознание, становится возможной благодаря вниманию и памяти. Т.о., величайшей заслугой Лейбница является разработка понятия о бессознательном.

В душе-монаде выделяются три области - ясного, отчетливого знания, смутного знания и бессознательного. В своих воззрениях на проблемы познания он стоял на позициях рационализма. Существуют три ступени познания, или три вида идей. Первая ступень – это чувственное познание или понятия, которые мы образуем на основе данных наших органов чувств. Таким образом человек получает знания об отдельных качествах предметов, таких, как цвет, запах, звук, вкус. Но данные наших органов чувств не дают нам знания сущности познаваемых качеств, и мы пользуемся ими, «как слепой своей палкой». Вторая ступень – это одновременно чувственные и умопостигаемые понятия, которые открывают связи и отношения и строятся на основе обобщений данных органов чувств. Третья ступень – умопостигаемые понятия или знания, которые выводятся из разума и не нуждаются в опоре на чувственное восприятие. Это знание о всеобщем и необходимом. Чувственное познание Лейбниц трактовал как низшую ступень и смутное знание, вторая и третья ступени дают нам идеи понятные и отчетливые. Он не отрицал чувственного познания как такового, но познание всеобщих и необходимых истин связывал именно с разумом.

Высшей ступенью Лейбниц считал умопостигаемые знания и идеи, которые содержатся в области апперцепции. Они открываются человеку путем рациональной интуиции и являются самыми достоверными, ясными и обобщенными. Развивая идеи Декарта о роли интуиции в процессе познания, Лейбниц окончательно разделил ее на два вида - сущностную и опытную. Он подчеркивал, что бессознательную часть души можно познать только интуицией, а не логическим мышлением, которое в этом бессильно. Т.о., частично была введена та связь между интуицией и мистикой, которая затем заняла доминирующее место в отечественной психологии.

Обращаясь к проблеме взаимосвязи души и тела, Лейбниц подверг критике взгляды Декарта о возможности воздействия души на тело. Он считал, что душа и тело совершенно не зависят друг от друга и функционируют по разным законам, хотя и действуют так, что создается впечатление их взаимосвязи. Объясняется это не законами природы, а божественной мудростью. Она проявилась в «предустановленной гармонии» между психическим и физическим. Обе сущности совершают свою работу автоматически, в силу внутреннего устройства. Но так как они запущены в движение с величайшей точностью, складывается впечатление их зависимости друг от друга. Они подобны паре часов, которые в любых условиях неизменно показывают одно и то же время, хотя и движутся независимо. Впоследствии идея «предустановленной гармонии» получила в психологии название психофизический параллелизм.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

РАЦИОНАЛИЗМ • Большая российская энциклопедия

РАЦИОНАЛИ́ЗМ (франц. rationalisme, от лат. rationalis – ра­зум­ный, от ratio – ра­зум), фи­лос.-ми­ро­воз­зренч. ус­та­нов­ка, со­глас­но ко­то­рой ис­тин­ны­ми ос­но­ва­ния­ми бы­тия, по­зна­ния и по­ве­де­ния лю­дей яв­ля­ют­ся прин­ци­пы ра­зу­ма. Р. про­ти­во­сто­ит как ир­ра­цио­на­лиз­му, так и сен­суа­лиз­му (эм­пи­риз­му). Ис­то­ри­че­ски вос­хо­дит к др.-греч. фи­ло­со­фии, но раз­вёр­ну­тую клас­сич. фор­му при­об­рёл в 17–18 вв. в фи­лос. сис­те­мах Р. Де­кар­та, Н. Мальб­ран­ша, Б. Спи­но­зы, Г. В. Лейб­ни­ца и Х. фон Воль­фа. Ха­рак­тер­ны­ми для них яв­ля­ют­ся ори­ен­та­ция на ма­те­ма­ти­ку как об­ра­зец ис­тин­но­го зна­ния, вы­со­кая оцен­ка де­дук­ции, ото­жде­ст­в­ле­ние ло­гич. и при­чин­но-следств. от­но­ше­ний (от­сю­да идея то­ж­де­ст­ва струк­тур бы­тия и мыш­ле­ния: «по­ря­док и связь идей те же, что по­ря­док и связь ве­щей» – Б. Спи­но­за), ве­ра в без­гра­нич­ные по­зна­ват. воз­мож­но­сти ра­зу­ма. В ка­че­ст­ве уко­ре­нён­ных в ра­зу­ме без­ус­лов­ных ос­но­ва­ний по­зна­ния рас­смат­ри­ва­лись вро­ж­дён­ные идеи (Де­карт), пред­рас­по­ло­же­ния или за­дат­ки мыш­ле­ния (Лейб­ниц), ин­тел­лек­ту­аль­ные ин­туи­ции (Спи­но­за). И. Кант, по­пы­тав­шись со­еди­нить эле­мен­ты Р. и эм­пи­риз­ма, ог­ра­ни­чил ком­пе­тен­цию ра­зу­ма в по­зна­ват. про­цес­се и под­верг кри­ти­ке «ра­цио­наль­ную» пси­хо­ло­гию, кос­мо­ло­гию и тео­ло­гию Воль­фа. В по­сле­кан­тов­ской нем. фи­ло­со­фии прин­цип то­ж­де­ст­ва бы­тия и мыш­ле­ния по­лу­чил все­сто­рон­нее вы­ра­же­ние в пан­ло­гиз­ме сис­те­мы Г. В. Ф. Ге­ге­ля с его тези­сом: «Всё дей­ст­ви­тель­ное ра­зум­но, и всё ра­зум­ное дей­ст­ви­тель­но».

Ра­цио­на­ли­стич. ус­та­нов­ка не ог­ра­ни­чи­ва­лась тео­ри­ей по­зна­ния, но про­яви­лась так­же в ре­лиг. фи­ло­со­фии (де­изм с ха­рак­тер­ной для не­го иде­ей «ес­те­ст­вен­ной ре­ли­гии», или «ре­ли­гии ра­зу­ма»), в кон­цеп­ци­ях ес­те­ст­вен­но­го пра­ва, в эти­ке («ра­зум­ная при­ро­да ве­щей» как ос­но­ва нравств. норм у кем­бридж­ских пла­то­ни­ков), эс­те­ти­ке (пра­ви­ла «хо­ро­ше­го вку­са» в клас­си­циз­ме) и др.

Идеи Р. иг­ра­ли чрез­вы­чай­но важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии идео­ло­гии Про­све­ще­ния, по­лу­чив­ше­го назв. «век ра­зу­ма». В даль­ней­шем клас­си­че­ский Р. стал пред­ме­том мно­го­об­раз­ной кри­ти­ки в разл. фи­лос. на­прав­ле­ни­ях 19–20 вв. С но­вым обос­но­ва­ни­ем эпи­сте­мо­ло­гич. Р. в фи­ло­со­фии нау­ки вы­сту­пи­ли в 20 в. пред­ста­ви­те­ли кри­ти­че­ско­го ра­цио­на­лиз­ма и не­ора­цио­на­лиз­ма.

2. Рационализм в психологии Нового времени (Рене Декарт, Бенедикт Спиноза, Готфрид Вильгельм Лейбниц)

С именем Рене Декарта (1596-1650) связаны многие выдающиеся открытия в различных областях науки - математике, физике, анатомии, биологии, астрономии. От латинизированного имени Декарта - Картезий произошел термин картезианство, обозначающий направление, сформировавшееся под влиянием его идей.

Рене Декарт происходил из древнего французского дворянского рода. Отец отдал его учиться в иезуитскую коллегию де Ла-Флеш, которая была в то время одним из лучших религиозных образовательных центров. Там будущий ученый, проявивший редкую любознательность и неординарные способности, особенно в изучении математики, получил блестящее для своего времени образование. В этом учебном заведении Декарт провел восемь лет, изучая греческий и латинский языки, литературу, историю, риторику, поэзию, философию, в курс которой входили логика, математика, физика, этика и метафизика. После окончания коллегии Декарт получил юридическое образование, а в 1617г. поступил на военную службу. Возможно, этот выбор был связан с тем, что догматический подход к обучению, принятый в коллегии и университете, его не устраивал. Позднее он писал о том, что именно годы, проведенные в коллегии, сформировали в нем стойкое неприятие богословской схоластики и стремление заменить слепую веру точным знанием.

Если Бэкон основу достоверности знания связывал с непосредственным чувственным познанием, то для Декарта такой основой стал разум. Стремление сделать науку объективной объединяла позиции этих двух ученых. Если у Бэкона возможность очищения от предрассудков и ложных истин средневековой науки воплотилась в его учении об «идолах», то Декарт выдвинул другой методологический принцип - сомневаться во всем. Скепсис Декарта отличался от скепсиса ученых периода античности - он стал средством приобретения достоверных знаний. Если можно сомневаться во всем - в истинности наших чувств, существовании Бога, неба и т.д., не доверять авторитетам, то единственное, что не может вызывать сомнения, так это сам акт сомнения, акт мышления, который доказывает существование нашего «Я», которое сомневается и мыслит. Так, исследуя психологические основы самосознания. Декарт открыл, что утверждение «Я мыслю, следовательно, я существую» является единственным неоспоримым и достоверным. Он сделал вывод о том, что познание духа легче, чем познание тела и окружающего мира, т. е. нет ничего более легкого для познания, чем дух. Утверждение «Я мыслю, следовательно, я существую» стало тем интуитивным, самоочевидным принципом, опираясь на который Декарт построил систему своей науки.

Декарт писал, что существуют две независимые, самостоятельные субстанции - душа и тело. Такая философская позиция получила названиедуализм. Основным атрибутом, или свойством, души он считал мышление, а основным свойством тела - протяжение, или распространенность. Иначе говоря, основным инструментом познания, согласно его воззрениям, является душа.

Под мышлением Декарт понимал не только мыслительные процессы, но и ощущения, представления, чувства, т.е. все, что осознается человеком. Поскольку мы осознаем все, что происходит у нас в душе, психику Декарт отождествлял с сознанием. Значит, и интроспекцию можно рассматривать как объективный метод познания психики, хотя ее данные, как и данные органов чувств, должны проверяться сомнением. Эта точка зрения утвердилась в психологии на долгое время. Важно отметить, что идея Августина о «внутреннем опыте», о рефлексии была переработана Декартом, освобождена от религиозно-мистического содержания и стала светской, направленной на познание объективных истин.

В содержании сознания Декарт выделял три вида идей, или понятий, - порожденные самим человеком, приобретенные и врожденные. Идеи, порожденные человеком, основываются на его собственном опыте и являются обобщением данных органов чувств. Это знания, полученные опытным путем и с помощью индукции (энумерации, как называет ее Декарт). Декарт не отрицает путь познания, предложенный Бэконом, но подчеркивает, что идеи, образованные таким образом, не могут привести человека к познанию объективных законов, а дают лишь знания об отдельных предметах и явлениях. Приобретенные идеи есть результат обучения, общения с другими людьми и чтения книг. Идеи этого рода более полные и совершенные, чем идеи первого вида, поскольку являются обобщением опыта разных людей, а не одного человека, но все же и с их помощью человек не в состоянии познать сущность окружающего мира и себя.

Только врожденные идеи, содержащиеся в разуме, открывают человеку истину. Эти знания настолько ясные, что открываются человеку сразу, полностью и не нуждаются в опоре на данные органов чувств или логические обобщения. Такой подход к проблеме познания назвали, как мы помним, рационализмом, а способ, при помощи которого человек открывает содержание врожденных идей, -рациональной интуицией. К главным врожденным идеям, по мнению Декарта, относятся идеи Бога, «Я» и числа.

Рационалистическая позиция Декарта проявляется и в выборе метода познания. Таким методом, как говорилось выше, он считал рациональную интуицию, или «свет разума». Декарт ввел понятие рациональной интуиции уже в первых своих работах в отличие от понятий страсти, рефлекса, которые им были разработаны уже к концу жизни. Понятие интуиции впервые появилось в работе 20-летнего Декарта «Правила для руководства ума». В этой же работе он дал наиболее ясное и четкое определение интуиции, которое было только дополнено и уточнено в трудах «Рассуждения о методе», «Метафизические размышления». «Начала философии».

Под интуицией он понимал «не зыбкое свидетельство чувств и не обманчивое суждение неправильного воображения, а понимание ясного и внимательного ума, настолько легкое и отчетливое, что не остается совершенно никакого сомнения относительно того, что мы разумеем». Таким образом, критерий истинности интуитивного знания Декарт видел в нем самом, в его легкости и отчетливости, что и делает его надличностным. Декарт подчеркивал, что главное - хоть однажды использовать интуицию, а один раз придя к истине, мы и в дальнейшем ее улавливаем всегда сходным образом, разница лишь в длине пути, если истина сложная. Таким образом, интуитивному познанию можно научиться упражнением, хотя есть люди более и менее одаренные.

Наряду с рациональной интуицией основным методом проверки достоверности полученных знаний Декарт провозгласил дедукцию(метод доказательств от общего к частному). При этом интуитивное знание, порожденное естественным светом разума, благодаря своей простоте более достоверно, чем сама дедукция. Мы можем, например, интуитивно мгновенно постичь умом, что треугольник ограничивается тремя линиями, хотя логическое доказательство этого факта заняло бы у нас длительный период времени. Важно помнить, что не из многозначных, а из самых простых и доступных вещей должны выводиться наиболее сокровенные истины. Таким образом, главное требование к интуиции - знания должны быть ясными и отчетливыми и постигаться одновременно, а не последовательно.

Связь с дедукцией нужна была Декарту для того, чтобы показать, что есть много вещей, которые хотя и не самоочевидны, но доступны достоверному познанию, если они выводятся из верных и понятных принципов путем последовательного и нигде не прерывающегося движения мысли при условии интуитивного познания каждого отдельного положения. При этом в дедукции есть движение, или последовательность, которой нет в интуиции, и она не нуждается в очевидности, т. е. принципы познаются интуитивно, а положения - и интуитивно, и при помощи дедукции. Таким образом, порядок познания, по мнению Декарта, - постепенно сводить неясные, смутные положения к более простым и затем, исходя из интуитивного понимания простейших, восходить по тем же ступеням к познанию остальных.

Вера Декарта в безграничные возможности человеческого познания связана с верой в объективность предложенных им методов интуиции и дедукции, с помощью которых человек способен достоверно познавать и себя, и окружающий мир, и абстрактные нематериальные понятия. В том случае, если интеллект исследует телесную вещь, ему нужна помощь внешних чувств, чтобы создать ее образ. В этом и состоит роль таких психических процессов, как ощущение, память, воображение. В то же время истинное познание внешнего мира невозможно, если в него не вмешивается интуиция; ошибки могут возникнуть из-за того, что человек слишком погружен в свое тело и не в состоянии избавиться от заблуждений, которые оно ему диктует через восприятие.

Но интеллигибельный (мыслительный, разумный) интеллект, рассматривающий вещь только разумом, вне ее телесности, может ограничиться рассуждением, мышлением. В этом случае память и опыт не только не нужны, но могут принести вред. Вред для познания, по мнению Декарта, может принести и воля, так как она, будучи более обширной, чем ум, распространяется и на вещи, которые человек не постигает.

Таким образом, Декарт, введя понятие интуиции, фактически разделил ее на две части, выделив два вида интуиции - опытную и идеальную. Этому разделению способствует его идея о том, что хотя только один интеллект способен познать истину, но он прибегает к помощи чувств, воображения и памяти, чтобы не оставлять без употребления ни одно из средств, находящихся в нашем распоряжении.

Декарт считал, что всякое переживание может быть схвачено в направленной на него рефлексии со стороны его собственной интуитивной сущности, но не со стороны содержания самого переживания, его значения для субъекта. Значит, у Декарта содержание интуиции направлено не на выражение, а на само выражаемое, в стороне остаются форма, глубина переживания, его интенциональность, т.е. намерения и мотивы человека. Именно эти аспекты интуиции стали предметом исследования в дальнейшем, особенно в российской психологии.

Таким образом, в его интерпретации интуиция оставляет в стороне содержание психической жизни субъекта, так как на первый план выходит то, ЧТО воспринимается, а не КТО воспринимает, какие переживания он по этому поводу испытывает. При исследовании содержания cogito (я мыслю) подчеркивается мыслю, но не я. Поэтому и исчезает я, хотя впоследствии именно из этой стороны теории Декарта - мысли о моем сознании как обо мне - вышел экзистенциализм Хайдеггера и Сартра. Но, сделав таким образом личное самосознание исходной точкой и критерием науки, мы не в силах объяснить себе содержание самого сознания.

Важной заслугой /Декарта стало открытие рефлекса.Признавая существование двух независимых субстанций - души и тела, он пришел к выводу, что тело не нуждается в душе как источнике активности. В его теории тело мыслится как машина, функционирующая по законам механики. Источник движения находится не в душе, а в самом теле, в его конструкции, организации, которая «запускается», как любая машина-автомат, внешним толчком. Таким образом, согласно Декарту, душа наделена собственной активностью, направляющей процессы мышления, познания, а основная функция тела - это движение, которое рассматривается как рефлекс. Сам термин рефлексв работах Декарта отсутствует, но в его описаниях строения и функционирования тела четко прочитываются основные компоненты рефлекторной дуги.

Значительное влияние на создание Декартом его теории рефлекса оказало открытие Гарвеем процесса кровообращения. Прохождение нервного импульса Декарт мыслил по аналогии с прохождением крови по сосудам. Он считал, что все тело пронизано нервами, берущими свое начало в мозге и идущими ко всем частям тела. Нервы он представлял в виде тонких ниточек, окруженных оболочкой, как трубочкой. В этих трубочках помимо ниточек содержатся «животные духи» - наиболее подвижные и легкие частицы крови, которые отфильтровываются от других частиц в мозге (тела, «не имеющие никакого другого свойства, кроме того, что они очень малы и движутся очень быстро»). Через поры в мозге животные духи могут перемещаться в нервы, а из них в мышцы, благодаря чему тело способно совершать разнообразные движения. При внешнем воздействии на нервные окончания натяжение нити открывает клапаны, и животные духи переходят из одной трубочки в другую, направляясь к соответствующей мышце, раздувают ее, заставляя укорачиваться и сокращаться. Таким образом, прослеживая путь, который проходят животные духи по нервам от рецепторов к мозгу, а затем к мышцам, Декарт фактически дал описание рефлекторной дуги. Так с учением Декарта в психологии утвердился новый вид детерминизма -механистический детерминизм.

Движением животных духов Декарт объяснял все разнообразие действий, поведения человека. Движения животных духов внутри мозга осознаются душой, по его мнению, как ощущения, восприятия и представления. Изменение траектории движения животных духов (следовательно, и вариативность поведения) Декарт объяснял двумя причинами - привычкой, или упражнением, и воздействием души.

Обсуждая возможность изменить течение рефлекса, т.е. возможность обучения и формирования желательного поведения, Декарт использовал понятие ассоциация, введенное еще Аристотелем. Однако если у Аристотеля ассоциации связаны прежде всего с работой органов чувств, то Декарт распространяет ассоциации и на поведение, говоря о связи между двумя действиями или действием и образом предмета. Так. выстрел, который приводит к естественному движению - убежать, скрыться, может при обучении изменить свою функцию, например, у солдата стать сигналом к атаке, а у охотничьей собаки - к поиску дичи. Такое изменение поведения не связано с влиянием души и происходит потому, что ассоциации, возникающие в результате упражнения или привычки, деформируют клапаны (поры) мозга в результате натяжения определенных «нитей». Это приводит к нарушению естественного движения животных духов, они перемещаются в новом направлении и попадают в другую мышцу, вызывая соответственно другое движение. Описанные идеи Декарта получили более детальное воплощение в ассоциативной теории Гартли. Эти изменения поведения происходят, как было сказано, без вмешательства души, тогда как воздействие страстей на деятельность связано с активностью души.

Исследование страстей было предметом последней работы Декарта «Страсти души», замысел которой возник на основе его переписки в принцессой Елизаветой, проживавшей в эмиграции в Нидерландах. В этой работе Декарт пришел к выводу о том, что существует два вида страстей - активные и страдательные.

Страдательные состояния или страсти в его теории рассматриваются как результат взаимодействия с предметами окружающего мира и отождествляются с чувственным познанием. Это ощущения, восприятия, представления, чувства, идеи, которые не исходят из самой души, а привносятся извне и лишь осознаются ею в таком виде, т. е. эти страсти душе навязываются, она их не может изменить. В то же время, составляя одну из сторон взаимодействия человека с внешним миром, страсти как составляющая когнитивной оценки окружающего зависят от точности и истинности этой оценки. Таким образом, как говорилось выше, закладываются основыкогнитивного подходак проблеме эмоций.

Активные состояния Декарт отождествлял с желаниями, которые исходят непосредственно от нашей души и зависят только от нее. Основное назначение или функцию страстей Декарт видит в том, «что они побуждают и настраивают душу человека желать того, к чему эти страсти подготовляют его тело; так, чувство страха вызывает желание бежать, а чувство отваги - бороться...» Страсти «приучают душу желать признанного природой полезным и никогда не менять своего желания...» В то же время активные страсти могут заставить человека совершать поступки, диктуемые разумом и не связанные с удовлетворением биологически целесообразных желаний. Таким образом, эти страсти представляют собой источник и волевого, и инстинктивного, стремящегося к самосохранению, поведения. Они также отождествляются человеком со стремлениями и аффектами, которые зависят не только от души, но и от тела и служат связующим звеном между ними.

Единственным местом, где душа соединяется с телом, является в концепции Декарта шишковидная железа (гипофиз). Воздействие души на протекание рефлекса заключается в том, что своим желанием она заставляет колебаться железу, направляя перемещение животных духов так, чтобы вызвать нужное действие (поведение), которое соответствует этому желанию. Тем самым душа изменяет направление рефлекса, делая поведение волевым и целенаправленным.

Теория страстей служит у Декарта мостом, соединяющим его учение о душе и учение о нравственности. Декарт считал этику «высочайшей и совершеннейшей наукой, которая предполагает полное знание других наук и является последней ступенью к высшей мудрости». Поэтому можно считать закономерным обращение к этической проблематике именно в его последней работе. Выделяя шесть первичных страстей - удивление, любовь, ненависть, желание, радость и печаль, Декарт считал все остальные страсти производными от них либо их разновидностями.

Он подчеркивал, что возникновение и проявление страстей не зависят от непосредственных волевых усилий и желаний человека. Но душа, какой бы слабой она ни была, в состоянии косвенно повлиять на страсти. Так, чтобы подавить в себе страх и проявить храбрость, человеку недостаточно иметь одно только желание. Но воля может сдержать те движения тела, которые способна вызвать страсть (например, помешать бегству при страхе). Однако, как писал Декарт, «силы души без познания истины недостаточно». Поэтому в промежутках между приступами страха воля и разум принимают меры к тому, чтобы понять причину страха и сделать его новый приступ менее опасным. Вместо того чтобы побеждать одну страсть другой, что было бы только мнимой свободой, а в действительности означало бы постоянное рабство, душа должна бороться со страстями собственным оружием, т.е. твердыми правилами, основанными на верном понимании добра и зла. Воля побеждает аффекты ясным и отчетливым знанием, которое показывает, какое обманчивое значение получают вещи при страстном возбуждении, открывая настоящую цену окружающих предметов. В своих письмах к принцессе Елизавете о счастливой жизни и к королеве Христине о любви и вечном благе Декарт постоянно возвращался к мысли о том, что цель человеческих стремлений состоит в покое совести, достигаемом только решением воли жить добродетельно, в согласии с самим собой. Таким образом, мудрость состоит в том, чтобы выполнять то, что признано за лучшее, добродетель - в твердости, а грех - в непостоянстве.

Этические воззрения Декарта тесно связаны с его теорией познания. Добродетель одновременно является истиной. Если человек в своих решениях и поступках исходит из познания истины, истинных суждений и твердо следует им, он может быть уверен в том, что ему не придется раскаиваться или сожалеть о последствиях. Такой человек обретает господство над своими страстями и живет, следуя добродетели. Центральная идея этики Декарта -господство над человеческими страстями - и рекомендуемые им средства борьбы со страстями во многом перекликаются с нравственным учением стоиков. Однако Декарт, в отличие от стоиков, не считал страсти как таковые злом и предостерегал лишь от их крайностей и неправильного применения. Важным различием в их позициях было и то, что само познание у Декарта становилось нравственной деятельностью, а истина и добро - тождественными понятиями. Одна и та же единая душа познает сначала истину, свободно избегая опрометчивых суждений, чтобы затем в нравственном поведении действовать согласно с ней.

История психологии - Рационализм и сенсуализм в психологии (Спиноза, Лейбниц, Гоббс, Локк)

Рационализм и сенсуализм в психологии (Спиноза, Лейбниц, Гоббс, Локк)


Сенсуализм (от фр. sensualisme, лат. sensus — восприятие, чувство, ощущение) — направление в теории познания, согласно которому ощущения и восприятия — основная и главная форма достоверного познания. Противостоит рационализму. Основной принцип сенсуализма — «нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах». Принцип сенсуализма относится к чувственной форме познания, в которую кроме ощущения, восприятия входит представление.
Бенедикт Спиноза (1632-1677), нидерландский философ.
Теория познания. Спиноза выводит три типа познания:
1) познания первого рода - это мнение и воображение, которые существуют в виде образов. Эти познания являются смутными и искаженными, а также дают лишь абстрактные знания;
2) познания второго рода - это общие идеи о существенных свойствах вещей. Они составляют основание для наук, но страдают отрывом от конкретных индивидуальных особенностей обозначаемых объектов;
3) интуитивное познание, определяемое как знание сущности вещей, в котором конкретное и индивидуальное выступает в их подлинном единстве.
Годфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716) - немецкий философ и известнейший математик; так же как и Спиноза, рассматривал человека как целостное существо, но при этом имел свое понимание единства телесного и психического, которое получило название психофизического параллелизма: душа и тело не могут влиять одно на другое и совершают свои операции самостоятельно и автоматически, но в основе их единства лежит духовное начало, некая божественная мудрость, которая сказывается в том, что между ними существует предустановленная гармония.
Значение представлений Лейбница о психике человека заключается в том, что они изменили и расширили представление о психическом, выявив его важнейший компонент - бессознательную психику, идея которой впоследствии очень широко разрабатывалась в глубинной психологии, в частности в психоанализе 3. Фрейда.
Томас Гоббс выстроил свою, отличную от предыдущих критиков теорию о природе человека. Очень важной для дальнейшего развития психологической мысли является критика Гоббсом понятия «врожденных идей' Декарта, так как ведущим в познании, по мнению Гоббса, является не -рацио», или разум, а -эмпи-рио', или опыт, а разум является лишь продуктом ассоциации, которая, как мы знаем, возникает в результате взаимодействия организма с материальным миром. А это, по Гоббсу, и есть опыт. Таким образом, опыт первичен. Такое противопоставленное рационализму понимание основы познания впоследствии стало называться эмпиризмом, и именно Томас Гоббс заложил основы эмпирической психологии, получившей в ХГХ-ХХ вв. серьезное развитие.
В новой философии распространению С. способствовал Локк; хотя он был эмпириком и считал себя отчасти учеником Декарта, тем не менее несомненно, что его «Опыт о человеческом разумении» способствовал С. Из двух источников познания — ощущений и рефлексии — Локк гораздо подробнее рассмотрел первый. Его учение о рефлексии страдает той же неопределённостью, которая заметна и в его рассуждениях о субстанции, так что из Локка весьма нетрудно было вывести последовательное сенсуалистическое учение. Понятия сознания и опыта. Основой формирования сознания является опыт, а не врожденные идеи (как у Декарта), а источником опыта всегда являются ощущения и рефлексия. Идеи, возникающие из внешнего мира, доставляют до сознания ощущения. Внутренние идеи (внутренние ощущения) доставляются до сознания с помощью рефлексии, или самонаблюдения, т. е. анализа и размышлений ума. Этот процесс получил название интроспекции и стал основным методом практического изучения содержаний сознания в интроспективной психологии.

Психологическая мысль Нового времени

Появление новых подходов к построению науки в XV-XVI вв., связанных со стремлением к рациональности и доказательности теоретических положений, ознаменовало наступление нового этапа в процессе становления психологии.

Психология в этот период, также как и на первых этапах развития античной науки, укрепила свою связь с философией. Однако уточнялся предмет психологии, она становилась наукой о сознании.

Анализ становления предмета психологии дает противоречивую картину. С одной стороны, методологически психология ограничивалась вопросами сознания и путей его формирования, этапов развития образа мира и себя. С другой стороны, изучение содержания и функций сознания приводило к фактическому включению поведения, движущих сил и регуляции не только внутренней, но и внешней активности в круг исследования ведущих психологов того времени.

В XVII в. утвердился новый взгляд на Вселенную, природу в целом как гигантский механизм. Аналогичный подход развивался и в учениях о человеческом теле, которое виделось своеобразной машиной-автоматом, функционирующей по принципу любого механизма по строгим законам физики. Этот новый объяснительный принцип, получивший название механистический детерминизм, именно в этот период господствовал в психологии.

Первые теории
Френсис Бэкон (1561-1626 гг.) положил начало новому направлению, которое получило название эмпиризм. Утверждал, что истинное знание базируется не только на чувственном опыте, но и на эксперименте. Задачу науки ученый видел в покорении природы и в усовершенствовании человека. «Учение об идолах» было одной из важнейших частей его методологии. Он выделял 4 вида идолов: идолы рода, пещеры, рынка, театра. Свой новый метод - индуктивную логику - Бэкон понимал как орудие познания, органон. Приверженец теории «двойственности истины», он признавал две истины - божественную и научную, философскую. Согласно его воззрениям, существуют душа боговдохновленная (разумная или рациональная) и душа чувственная (созданная). Боговдохновленную душу Бэкон оставил для изучения богословию, этиологии, а чувственная душа стала предметом исследования философии и психологии. Предметом науки Бэкон считал способности души, такие, как разум, воображение, память, воля, влечение, аффекты.

Рене Декарт(1596- 1650гг.). С его именем связаны многие выдающиеся открытия в различных областях науки - в математике, физике, анатомии, биологии, астрономии. Методологический принцип Декарта - сомневаться во всем. Исследуя психологические основы самосознания, Декарт открыл, что утверждение «я мыслю, следовательно, я существую» является единственным неоспоримым и достоверным. Декарт считал, что существуют две независимые самостоятельные субстанции - душа и тело. Основным свойством души является мышление, свойством тела - протяжение, или распространенность. Под мышлением понимал не только мыслительные процессы, но и ощущения, представления, чувства, т.е. все, что осознается человеком. Декарт ввел понятие рациональной интуиции, метод дедукции. Заслугой Декарта стало открытие рефлекса. С учением Декарта в психологии утвердился новый вид детерминизма - механистический детерминизм. Исследование страстей было предметом последней работы Декарта «Страсти души». В ней он пришел к выводу о том, что существуют два вида страстей: активные и страдательные.

Рационализм в психологии
Бенедикт Спиноза (1632 1677 гг.). Создал философское произведение «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье»; в нем содержались основные положения его учения, которые впоследствии получили развитие в главном труде Спинозы «Этика». Спиноза стремился построить объективную, достоверную науку, основу которой он видел в математике. Преодолевая дуализм Декарата, Спиноза утверждал существование единой, неделимой и вечной субстанции, Бога, или Природы, которая является единственной реальностью. Сделал вывод о единстве и целостности человека, сущностями которого являются душа и тело. Сущность человеческой души состоит именно в познавательной деятельности. Большой вклад внес Спиноза в изучение проблем свободы воли и природы человеческих чувств. Идеалом для него был мудрец, свободный человек, который достигает душевного удовлетворения в бесконечном познании себя, природы и вещей. Этот путь достижения мудрости труден, поэтому доступен только избранным. М концепции Спинозы можно выделить три основных положения - это понятие единой субстанции, свойствами которой являются протяжение и мышление; рационалистическая вера в силу человеческого духа, его возможность познать истину; распространение механистических принципов на духовные явления и страсти и отрицание свободы воли. Эти положения, его теория познания и этика повлияли па взгляды других психологов.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716 гг.). Он говорил о сущестновании множества субстанций, названных им монадами. Известна его работа «Монадология». Основными свойствами монады являются восприятие (перцепция) и стремление. Душа в теории Лейбница - это тоже монада, которая отличается более отчетливым восприятием н памятью. Разделяя содержание души по степени осознанности знания, Лейбниц выделил в душе-монаде три области - ясного, отчетливого знания, смутного знания и бессознательного. Воззрения Лейбница стали важной вехой в разработке многих проблем психологии. В них постулировалась активная природа психического, непрерывно развивающегося от одного уровня к другому; было показано сложное соотношение между сознанием и бессознательным в динамике психической жизни; поставлена проблема соотношения интеллектуального и сенсорного в человеческом опыте, зависимости этого опыта от предваряющих его задатков и перспектив их реализации в реальных обстоятельствах, с которыми сталкивает человека жизнь.

Сенсуализм в психологии
Томас Гоббс (1588-1679 гг.). Противопоставляет свою теорию концепциям рационализма. Основные положения эмпирической психологии Гоббса представлены в его главных трудах «Левиафан», «О гражданине», «О теле», «О человеке». Согласно его воззрениям, в мире существуют лишь материальные тела, которые движутся по законам механики. Гоббс является одним из родоначальников ассоциативной психологии.

Джон Локк (1632-1704 гг.). Он считал, что психика, сознание человека при рождении это чистая доска, которую жизнь заполняет собственными письменами. Считал, что ощущения - не только начальный этап познания, но и единственный путь приобретения знаний о внешнем мире, единственный канал, связывающий с ним человека. Если чувства - источник знаний, то разум - его руководитель, судья, систематизирующий данные чувства. Локк ввел в психологию термин ассоциация.

Психология в XVIII веке
Развитие психологии в XVIII в., в отличие от предыдущего столетия, связано в большей степени не с рационализмом, а с сенсуализмом.

Теории этого времени (X. Вольф, Д. Вико, Ш. Монтескье, И. Гердер и др.) впервые выводили законы психики из внешней, социальной или природной ситуации развития человека, связывая содержание сознания с новыми факторами. Это позволяло изучать сознание, опираясь не только на интроспекцию, а в дальнейшем разрабатывать и новые методы объективного исследования, и новые направления психологии - этнопсихологию, социальную и дифференциальную психологию.

И. Кант (1724-1804 гг.). Известны его труды «Критика чистого разума», «Метафизика морали». Все познаваемое ученый разделял на «явления» и «вещи в себе». Явления можно познать, а вещи в себе непознаваемы при помощи ощущений и, следовательно, недоступны для познания вообще, так как другого пути, кроме опытного, Кант, как и все сенсуалисты, не признавал. Он пришел к выводу, что психология, хотя и является самостоятельной наукой, не может быть наукой точной и достоверной. Предназначение психологии - описание проявлений психической жизни, но не их объяснение. Главный этический принцип - человека нельзя рассматривать как средство для достижения цели, он сам есть цель.

Смотрите также: Философия Нового времени. Проблема метода и субстанции в философских воззрениях Ф. Бэкона и Р. Декарта

Рационализм против эмпиризма (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Введение

Спор между рационализмом и эмпиризмом происходит внутри эпистемология, раздел философии, посвященный изучению природы, источники и пределы знаний. Определяющие вопросы эпистемологии включают следующее.

  1. Какова природа пропозиционального знания, знания, которое конкретное утверждение о мире верно?

    Чтобы узнать предложение, мы должны верить в него, и оно должно быть истинным, но требуется нечто большее, что отличает знания от удачной догадки.Назовем этот дополнительный элемент «Ордер». Была проведена значительная часть философских работ. вложили в попытки определить характер ордера.

  2. Как мы можем получить знания?

    Мы можем сформировать истинные убеждения, просто делая удачные предположения. Как получить обоснованные убеждения менее ясны. Более того, чтобы познать мир, мы должны подумайте об этом, и неясно, как мы получаем концепции, которые мы используем в мысль или какая уверенность, если таковая имеется, у нас есть, что способы, которыми мы разделить мир, используя наши концепции, соответствуют разделам, которые действительно существуют.

  3. Каковы пределы наших знаний?

    Некоторые аспекты мира могут быть в пределах нашего мышления, но за пределами наших знаний; столкнулся с конкурирующими описаниями из них мы не можем знать, какое описание является верным. Некоторые аспекты мир может быть даже за пределами нашего мышления, так что мы не можем составить внятные описания их, не говоря уже о том, что конкретное описание верно.

Разногласия между рационалистами и эмпириками в первую очередь касается второго вопроса об источниках наших концепций. и знания.В некоторых случаях их разногласия по этой теме заставляет их давать противоречивые ответы на другие вопросы, поскольку хорошо. Они могут не соглашаться по поводу характера ордера или ограничений наших мыслей и знаний. Здесь мы сосредоточимся на конкурирующих рационалистические и эмпирические ответы на второй вопрос.

1.1 Рационализм

Быть рационалистом - значит принять хотя бы одно из трех утверждений. В Тезис интуиции / дедукции касается того, как мы верить предложениям в определенной предметной области.

Тезис об интуиции / дедукции : Некоторые предложения в конкретная предметная область S познаваема только интуицией; третьи можно узнать, выведя их из интуитивных суждений.

Интуиция - это форма рационального понимания. Интеллектуально схватив предложения, мы просто «видим» его истинность таким образом, как сформировать истинную, обоснованную веру в это. (Как обсуждалось в разделе 2 ниже, природа этого интеллектуального "видения" потребностей объяснение.) Дедукция - это процесс, в ходе которого мы делаем выводы из интуитивных посылок через веские аргументы, в которых Заключение должно быть верным, если посылки верны.Мы интуитивно понимаем, что Например, число три простое и больше, чем два. Затем мы делаем вывод из этого знания, что существует простое число больше двух. Таким образом, интуиция и дедукция дают нам знания априори , то есть полученные знания независимо от чувственного опыта.

Мы можем генерировать различные версии тезиса интуиции / дедукции. путем замены переменной «S». Некоторые рационалисты считают математику познаваемой интуиция и дедукция.Некоторые относят к этой категории этические истины. Некоторые включают метафизические утверждения, например, что Бог существует, у нас есть свободная воля, а наш разум и тело - разные субстанции. Чем больше суждения рационалисты включают в диапазон интуиции и дедукции, и чем более спорна истинность этих утверждений или претензии на то, чтобы знать их, тем радикальнее их рационализм.

Рационалисты также меняют силу своей точки зрения, корректируя свои понимание ордера. Некоторые считают, что обоснованные убеждения выходят за рамки даже малейшие сомнения и утверждают, что интуиция и дедукция обеспечивают убеждения этого высокого эпистемологического статуса.Другие интерпретируют более консервативно, скажем, как уверенность вне разумных сомнений, и утверждают, что интуиция и дедукция внушают уверенность в том, что калибр. Еще одно измерение рационализма зависит от того, как его сторонники понимают связь между интуицией, с одной с другой стороны, правда. Некоторые считают интуицию непогрешимой, утверждая, что все, что мы интуитивно чувствуем, должно быть правдой. Другие допускают возможность ложных интуитивных предложений.

Второй тезис, связанный с рационализмом, - это Врожденное Знание. Тезис.

Тезис о врожденном знании : Мы знаем некоторые истины в конкретной предметной области, S, как часть нашей рациональной природы.

Как и тезис об интуиции / дедукции, тезис о врожденном знании утверждает существование знаний, полученных априори , независимо от опыта. Разница между ними заключается в сопутствующее понимание того, как это a priori знание получил. Тезис об интуиции / дедукции ссылается на интуицию и последующие дедуктивное мышление.Тезис о врожденном знании предлагает наши рациональные природа. Наши врожденные знания не усваиваются ни одним из чувств. опыт или интуиция и дедукция. Это просто часть нашей природы. Опыт может запустить процесс, с помощью которого мы доносим эти знания до сознание, но опыт не дает нам само знание. Каким-то образом это было с нами все время. В соответствии для некоторых рационалистов мы получили знания в более раннем существовании. По мнению других, Бог дал нам это при творении.Третьи говорят, что это часть нашей природы благодаря естественному отбору.

Мы получаем разные версии тезиса о врожденном знании замена переменной «S» на разные предметные области. Опять же, чем больше предметов, включенных в диссертацию, или чем более спорным является утверждение о том, что они обладают знанием, тем более радикальная форма рационализма. Сильнее и слабее понимание варранта приводит к более сильным и слабым версиям диплом тоже.

Третий важный тезис рационализма - врожденная концепция. Тезис.

Тезис о врожденной концепции : У нас есть некоторые концепции, которые мы использовать в конкретной предметной области, S, как часть нашей рациональной природа.

Согласно тезису о врожденной концепции, некоторые из наших концепций не являются получено из опыта. Они являются частью нашей рациональной природы в таком таким образом, в то время как чувственный опыт может запустить процесс, с помощью которого они доведены до сознания, опыт не дает понятий или определить информацию, которую они содержат.Некоторые утверждают, что Врожденное Концептуальный тезис вытекает из тезиса врожденного знания; а конкретный экземпляр знания может быть врожденным только в том случае, если понятия содержащиеся в известном предложении также являются врожденными. Это Позиция Локка (1690, книга I, глава IV, раздел 1, стр. 91). Другие, например Каррутерс, возражают против этой связи (1992, стр. 53–54). Содержание и сила тезиса врожденной концепции варьируется в зависимости от концепций, которые считаются врожденными. Тем более концепция кажется далеким от опыта и умственных операций, которые мы можем выполнять по опыту более правдоподобно можно утверждать, что это врожденное.С мы не видим идеальных треугольников, но испытываем боль, наши концепция первого является более многообещающим кандидатом на роль врожденного чем наша концепция последнего.

Тезис интуиции / дедукции, тезис врожденного знания и тезис Для рационализма важен тезис о врожденной концепции: быть рационалист должен принять хотя бы одну из них. Два других близко соответствующие тезисы обычно принимаются рационалистами, хотя можно безусловно, будьте рационалистом, не принимая ни одного из них.Первое заключается в том, что опыт не может дать то, что мы получаем от разума.

Тезис о незаменимости разума : Знания, которые мы получаем в предметной области, S, интуицией и дедукцией, а также идеями и экземпляры знания в S, которые являются врожденными для нас, не могли иметь были получены нами через чувственный опыт.

Во-вторых, разум превосходит опыт как источник знание.

Тезис о превосходстве разума : Знания, которые мы получаем предметная область S по интуиции и дедукции или по своей природе превосходит к любым знаниям, полученным чувственным опытом.

Почему разум выше, нуждается в объяснении, а рационалисты предлагали разные аккаунты. Один взгляд, обычно связанный с Декарт (1628 г., Правила II и III, стр. 1–4) - вот что мы знать априори несомненно, вне всякого сомнения, в то время как то, во что мы верим или даже знаем на основе чувственного опыта по крайней мере, несколько неуверенно. Другой взгляд, обычно связанный с Платоном ( Республика 479e-484c), определяет превосходство априори знания в известных объектах.Что мы знаем по один только разум, скажем, платоническая форма превосходит метафизический способ, например неизменный, вечный, совершенный, высшая степень бытия, к тому, что мы осознаем через чувственный опыт.

Большинство форм рационализма подразумевают серьезные обязательства перед другими людьми. философские позиции. Один из них - это стремление отрицать скептицизм по крайней мере в какой-то области знаний. Если мы утверждаем, что знаем некоторые истины интуитивно или дедуктивно или иметь какие-то врожденные знания, мы, очевидно, отвергаем скептицизм по отношению к этим истинам.Рационализм в форме тезиса интуиции / дедукции также привержен эпистемическому фундаментализму, точка зрения, что мы знаем некоторые истины, не основывая свою веру в них на других, и что мы затем используйте это фундаментальное знание, чтобы узнать больше истин.

1,2 Эмпиризм

Эмпирики подтверждают следующее утверждение для некоторой предметной области.

Тезис об эмпиризме : У нас нет источника знаний в S или для понятий, которые мы используем в S, кроме чувственного опыта.

Эмпиризм по поводу определенного предмета отвергает соответствующие версия тезиса об интуиции / дедукции и тезиса о врожденном знании. Поскольку у нас есть знания по предмету, наши знания составляют a. posteriori , зависит от чувственного опыта. Эмпирики также отрицают значение соответствующего тезиса Врожденной Концепции о том, что у нас есть врожденные идеи в предметной области. Чувственный опыт - наш единственный источник идей. Они отвергают соответствующую версию Тезис о превосходстве разума.Поскольку сам по себе разум не дает нам ничего знания, это, конечно, не дает нам высшего знания. Эмпирики обычно отвергают тезис о необходимости разума, хотя они и не нужны. Тезис эмпиризма не означает, что мы иметь эмпирические знания. Отсюда следует, что знания могут быть только набрал, если вообще , по опыту. Эмпирики могут утверждать, как некоторые делают для некоторых предметов, что рационалисты правильно утверждают этот опыт не может дать нам знания. Вывод, который они делают Из этого рационалистического урока следует то, что мы совсем не знаем.

Я сформулировал основные утверждения рационализма и эмпиризма так, чтобы каждый относится к определенной предметной области. Рационализм и эмпиризм, столь релятивизированный, не нуждается в конфликте. Мы можем быть рационалистами в математике или в определенной области математики и эмпириков в все или некоторые из физических наук. Только рационализм и эмпиризм конфликт, когда формулируется для охвата той же темы. Затем дебаты, Рационализм против эмпиризма, присоединяется. Тот факт, что философы могут быть одновременно рационалистами и эмпириками имеет значение для схемы классификации, часто используемые в истории философии, особенно тот, который традиционно используется для описания раннего Нового времени. Период семнадцатого и восемнадцатого веков до Канта.Стандартной практикой является группирование основных философов этого периода. как рационалисты или эмпирики, и предполагать, что те, кто находится под один заголовок разделяет общую повестку дня в отличие от тех, кто находится под Другие. Таким образом, Декарт, Спиноза и Лейбниц - континентальные Рационалисты в оппозиции к Локку, Беркли и Юму, британцы. Эмпирики. Мы должны принять такие общие схемы классификации с осторожность. Взгляды отдельных философов более тонкие и сложнее, чем предполагает простая классификация.(См. Леб (1981) и Кенни (1986) за важные обсуждения этого вопроса.) Локк отвергает рационализм в виде любой версии Врожденного Тезисы о знании или врожденной концепции, но, тем не менее, он принимает Тезис интуиции / дедукции в отношении нашего знания о Боге существование. Декарт и Локк имеют поразительно похожие взгляды на природа наших идей, хотя Декарт считает, что многие из них являются врожденными, в то время как Локк связывает их всех с опытом. Рационалист / эмпирик классификация также побуждает нас ожидать, что философы по каждому сторону разрыва, чтобы иметь общие исследовательские программы в областях за пределами эпистемология.Таким образом, ошибочно воспринимаются Декарт, Спиноза и Лейбниц. как применение эпистемологии, ориентированной на разум, к общей метафизической повестка дня, когда каждый пытается улучшить усилия предыдущего, в то время как Локк, Беркли и Хьюм ошибочно рассматриваются как постепенно отвергая эти метафизические утверждения, каждый из которых сознательно пытается улучшить усилия его предшественников. Также важно обратите внимание, что различие между рационалистами и эмпириками не является исчерпывающим возможные источники знаний.Например, можно утверждать, что мы можем получить знания в определенной области с помощью Божественного откровение или понимание, которое не является продуктом ни разума, ни смысла опыт. Короче говоря, при неосторожном использовании этикетки "Рационалист" и "эмпирик", а также слоган, который является названием этого эссе, «Рационализм vs. Эмпиризм может замедлить, а не продвинуть понимание.

Тем не менее, важная дискуссия, правильно описанная как «Рационализм против эмпиризма» присоединяется всякий раз, когда утверждения для каждой точки зрения сформулированы, чтобы охватить один и тот же предмет.Что такое возможно, самая интересная форма дискуссии возникает, когда мы берем релевантным предметом должны быть истины о внешнем мире, мире за пределами нашего собственного разума. Полноценный рационалист по отношению к нашему знание внешнего мира утверждает, что некоторые истины внешнего мира можно и нужно знать априори , что некоторые идеи необходимые для этого знания являются и должны быть врожденными, и что это знание превосходит все, что когда-либо мог дать опыт. В полноценный эмпирик о наших познаниях внешнего мира отвечает, что когда дело доходит до природы мира за пределами нашего собственного умы, опыт - наш единственный источник информации.Причина могла информируют нас об отношениях между нашими идеями, но сами эти идеи могут быть только достигнуты, и любые истины о внешней реальности они представлять можно только на основе чувственного опыта. Этот дебаты относительно наших знаний о внешнем мире, как правило, будет нашим основным фокусом в дальнейшем.

Исторически сложилось так, что спор рационалистов и эмпириков в эпистемологии расширился в область метафизики, где философы озабочены основной природой реальности, включая существование Бог и такие аспекты нашей природы, как свобода воли и отношения между разумом и телом.Крупные рационалисты (например, Декарт 1641) представили метафизические теории, которые, как они утверждали, знают только по разуму. Крупные эмпирики (например, Юм 1739–1740 гг.) отвергли теории как предположения, помимо того, что мы можем узнать из опыта или бессмысленные попытки описать аспекты мир за пределами концепций, которые может предоставить опыт. Споры возникают проблема метафизики как области знания. Кант ставит предположение о вождении четко:

Само понятие метафизики гарантирует, что источники метафизика не может быть эмпирической.Если бы что-то могло быть известно через чувства, это автоматически показало бы, что не принадлежит метафизике; это результат значение слова «метафизика». Его основные принципы никогда не могут быть взяты из опыта, как и его основные концепции; для этого должно быть не физическим, а метафизическим знанием, поэтому оно должно быть за пределами опыт. (1783 г., Преамбула, I, стр. 7)

Таким образом, возможность понимания метафизики как области человеческого знание, зависит от того, как мы разрешаем рационалистический / эмпирический спор.Дискуссия распространяется и на этику. Некоторые моральные объективисты (например, Росс 1930 и Хьюмер 2005) подводят нас к фундаментальной цели моральные истины интуитивно, в то время как некоторые моральные скептики, отвергающие такие знания (например, Mackie 1977) находят апелляцию на моральном интуиция совершенно неправдоподобна. Совсем недавно рационалистические / эмпирические дебаты распространились на дискуссии (например, Bealer 1999 и Alexander & Weinberg 2007) самой природы философское исследование: насколько философские вопросы ответить апелляциями к разуму или опыту?

2.Тезис об интуиции / дедукции

Тезис интуиции / дедукции утверждает, что мы можем знать некоторые предложения интуицией и еще больше дедукцией. Многие эмпирики (например, Юм 1748) были готовы принять тезис до тех пор, пока это ограничивается предложениями исключительно об отношениях среди наших собственных концепций. Они соглашаются, что мы можем интуитивно знать, что наша Концепция Бога включает в себя нашу концепцию всеведения. Просто изучив концепции, мы можем интеллектуально понять, что одна включает в себя Другие.К спору между рационалистами и эмпириками присоединяется, когда первые утверждают, а вторые отрицают тезис об интуиции / дедукции. в отношении предложений, содержащих существенную информацию о внешний мир. Рационалисты, такие как Декарт, утверждали, что мы можем знать интуитивно и дедуктивно, что Бог существует и создал мир, что наш разум и тело - разные субстанции, и что углы треугольника равны двум прямым углам, где все эти утверждения правда о внешней реальности, независимой от наших мыслей.Такой содержательные версии тезиса об интуиции / дедукции - наша забота в этой секции.

Одна защита тезиса об интуиции / дедукции предполагает, что мы знаем некоторые существенные истины внешнего мира, добавляет анализ того, что знание требует и заключает, что наши знания должны быть результатом интуиция и дедукция. Декарт утверждает, что знание требует уверенность и уверенность во внешнем мире за пределами того, что эмпирические данные могут предоставить. Мы никогда не можем быть уверены в наших чувствах впечатления не являются частью мечты или массивного, организованного демона, обман.Только интуиция и дедукция могут дать уверенность необходимы для знаний, и, учитывая, что у нас есть некоторые существенные знание внешнего мира, тезис интуиции / дедукции правда. Как говорит нам Декарт, «всякое знание достоверно и очевидное познание »(1628, Правило II, стр. 1), и когда мы «Просмотрите все действия интеллекта, с помощью которых мы способны познавать вещи, не боясь быть ошибочно "мы" признаем только два: интуицию и дедукция »(1628 г., Правило III, стр.3).

Эта аргументация - одна из наименее убедительных в рационалистический арсенал. Во-первых, предположение, что знание требует за определенность приходится платить, поскольку она исключает многое из того, что мы обычно принимают себя, чтобы знать. Во-вторых, как и многие современные рационалисты признают, что интуиция не всегда является источником определенного знание. Возможность обманщика дает нам повод сомневаться наша интуиция, а также наши эмпирические убеждения. Насколько нам известно, обманщик может заставить нас интуитивно делать ложные предположения, точно так же, как одно может вызвать у нас восприятие несуществующих объектов.Классический способ Декарта ответить на этот вызов в Meditations - это аргумент в пользу того, что мы можем с уверенностью знать, что никакой такой обманщик не вмешивается в нашу интуицию и умозаключения. Они непогрешимы, поскольку Бог гарантирует их истину. Проблема, известная как декартова окружность - это то, что Декарт описывает, как мы получаем это знание вызывает вопрос, пытаясь вывести Вывод о том, что все наши интуиции верны, из интуитивных предпосылок. Более того, его аккаунт не затрагивает остающуюся проблему, которую он сам отмечает (1628, Правило VII, стр.7): удержания любых значительных длина полагается на нашу ошибочную память.

Еще один более правдоподобный аргумент в пользу тезиса об интуиции / дедукции. предполагает, что мы знаем некоторые конкретные истины внешнего мира, а затем обращается к природе того, что мы знаем, а не к природе само знание, чтобы утверждать, что наше знание должно быть результатом интуиция и дедукция. Лейбниц (1704) сообщает нам следующее.

Чувства, хотя они необходимы для всего нашего фактического знания, недостаточно, чтобы дать нам все это, так как чувства никогда не приводить что угодно, кроме примеров, то есть частные или индивидуальные истины.Теперь все случаи, подтверждающие общую истину, однако они могут быть многочисленны, но недостаточны для установления универсального необходимость этой же истины, поскольку из этого не следует, что произошло раньше, произойдет то же самое снова. … Откуда оказывается, что необходимые истины, какие мы находим в чистой математике, и особенно в арифметике и геометрии, должны иметь принципы доказательство которого не зависит ни от конкретных случаев, ни, следовательно, от свидетельство чувств, хотя без чувств он никогда бы не нам пришло в голову подумать о них… (1704, Предисловие, стр.150–151)

Лейбниц описывает наши математические знания как «Врожденный», и его аргумент может быть направлен на поддержку Тезис о врожденном знании, а не тезис об интуиции / дедукции. Однако для наших целей мы можем связать это с последним: иметь существенные знания о внешнем мире по математике, и то, что мы знаем в этой области, обязательно должно быть правдой. Опыт не может служить основанием для убеждений о том, что именно так. Следовательно, опыт не может быть источником наших знаний.Самый лучший объяснение наших знаний состоит в том, что мы получаем их интуицией и удержание. Лейбниц упоминает логику, метафизику и мораль как другие области, в которых наши знания также опережают опыт, предоставлять. Суждения в логике и метафизике включают формы необходимости сверх того, что может поддержать опыт. Моральные суждения включают форму обязательства или ценности, лежащей за пределами опыта, который только информирует нас о том, что происходит, а не о том, что должно быть.

Сила этого аргумента зависит от примеров предполагаемого знание.Поскольку мы сосредотачиваемся на спорных утверждениях в метафизике, например, что Бог существует, что наш разум - это отдельная субстанция от нашего тело, исходная посылка, что мы знаем, что претензии меньше, чем неотразимый. Однако в отношении других областей аргумент явно имеет ноги. Мы знаем много математики, и то, что мы мы знаем, что это обязательно правда. Ни один из наших опытов не гарантирует вера в такую ​​необходимость, и мы, кажется, не основываем свои знания на любые переживания. Возникает ордер, который дает нам знания из интеллектуального понимания предложений, которое явно является частью нашего обучения.Точно так же мы, кажется, обладаем такими моральными знаниями, как что при прочих равных нельзя нарушать обещание и это удовольствие по сути своей хорошо. Нет эмпирического урока о том, как вещи могут служить основанием для такого знания того, какими они должны быть.

Этот аргумент в пользу тезиса об интуиции / дедукции вызывает дополнительные вопросы, на которые рационалисты должны ответить. Поскольку они поддерживают что наше знание необходимых истин в математике или где-либо еще с помощью интуиция и дедукция - это предметное знание внешнего мир, они обязаны нам объяснить эту форму необходимости.Многие эмпирики готовы утверждать, что «необходимость находится в как мы говорим о вещах, а не о вещах, о которых говорим » (Куайн, 1966, с. 174). Точно так же, если рационалисты утверждают, что наши знание морали - это знание объективной формы обязательства, они обязаны нам рассказать о том, как объективные ценности являются частью мира очевидно бесполезные факты.

Пожалуй, более всего рационалистические защитники интуиции / дедукции диссертации должны объяснить, что такое интуиция и как она обеспечивает обоснованные истинные представления о внешнем мире.Что значит интуитивно предположение и как этот акт интуиции поддерживает обоснованное вера? Их аргумент представляет интуицию и дедукцию как объяснение предполагаемых знаний, которые не могут - они говорят - объясняется опытом, но такое объяснение интуиция и дедукция требуют, чтобы у нас было четкое понимание интуиция и как она поддерживает обоснованные убеждения. Метафорический характеристика интуиции как интеллектуального «схватывания» или «видеть» недостаточно, и если интуиция - это некоторая форма интеллектуального «схватывания», кажется, что все, что есть понимаются отношения между нашими концепциями, а не факты о внешний мир.Один из текущих подходов к проблеме предполагает апелляцию. феноменальному консерватизму (Huemer 2001), принципу, что если он кому-то кажется, что что-то так, значит, на первый взгляд оправдано верить, что это так. Тогда интуиция считается особого рода видимость или видимость: «[А] интуиция, что p - это состояние, в котором кажется, что p не зависит от вывод из других убеждений, который является результатом размышлений о р, в противоположность восприятию, запоминанию или самоанализу »(Хаммер 2005, стр.102). Так же, как это может визуально казаться или казаться кому-то как будто за окном дерево, оно может показаться интеллектуально или кажется, что ничто не может быть одновременно полностью красным и полностью зеленый. Этот подход направлен на демистификацию интуиции; они всего лишь один больше форм кажущегося состояния вместе с теми, которые мы получаем от чувства восприятие, память и самоанализ. Однако это не говорит нам все, что нам нужно знать. Любая интеллектуальная способность, будь то смысл восприятие, память, самоанализ или интуиция, дает нам обоснованные убеждения, только если они в целом надежны.Надежность чувственное восприятие проистекает из причинной связи между тем, как внешние объекты и как мы их воспринимаем. Что составляет надежность нашей интуиции относительно внешнего мира? Наше интуиция конкретного истинного предложения результат некоторой причинной взаимодействие между нами и каким-то аспектом мира? Какие аспект? Какова природа этого причинного взаимодействия? Это число три простое, кажется, ничего не вызывает, не говоря уже о нашем интуиция, что это главное.Как указывает Майкл Хьюмер (2005, стр. 123), выступая в защиту морального интуиционизма, Таким образом, вызов моральному реалисту состоит в том, чтобы объяснить, как это было бы что-то большее, чем случай, если бы мои моральные убеждения были правдой, учитывая, что я не взаимодействуют с моральными качествами ».

Эти вопросы ставятся еще более актуальными классическими эмпириками. ответ на аргумент. Ответ обычно приписывают Юму и начинается с разделения всех истинных суждений на два категории.

Естественно, что все объекты человеческого разума или исследования можно разделить. на два вида, а именно: «Отношения идей» и «Вопросы факта». Из первых - это науки о Геометрия, алгебра и арифметика и, короче говоря, каждое утверждение что либо интуитивно, либо демонстративно достоверно. Что квадрат гипотенузы равен квадрату двух сторон предложение, которое выражает связь между этими фигурами. Что трижды пять равно половине тридцати выражает отношение между этими числами.Предложения такого рода могут быть обнаружены простое действие мысли, вне зависимости от того, что где-нибудь существует во вселенной. Хотя никогда не было круга или треугольника в природе истины, продемонстрированные Евклидом, навсегда сохранят их уверенность и доказательства. Факты, которые являются вторыми объекты человеческого разума, не устанавливаются таким же образом, и является нашим доказательством их правды, каким бы великим оно ни было, такого же характера с вышеизложенное. Противоположное любому факту все еще возможно, потому что это никогда не может подразумевать противоречие и задумано ум с такой же легкостью и отчетливостью, как если бы он был так удобен к реальности.(Хьюм 1748 г., раздел IV, часть 1, стр. 40)

Интуиция и дедукция могут дать нам знания о необходимых истины, которые можно найти в математике и логике, но такие знание не является предметным знанием внешнего мира. это только знание отношений наших собственных идей. Если рационалист сдвигает аргумент таким образом, чтобы он апеллировал к знанию морали, Юм ответ состоит в том, чтобы предложить анализ наших моральных концепций, с помощью которых такие знание - это эмпирически полученное знание фактов.

Мораль и критика - не совсем объекты понимания. как по вкусу и сантиментам. Красота, нравственная или естественная, чувствуется правильнее, чем предполагалось. Или, если мы рассуждаем об этом и пытаясь установить стандарт, мы рассматриваем новый факт, а именно общий вкус человечества или какой-либо другой факт, который может быть предметом рассуждений и исследований. (Хьюм 1748, Раздел XII, Часть 3, стр.173)

Если рационалист обращается к нашим знаниям в метафизике для поддержки Согласно этому аргументу, Юм отрицает, что у нас есть такое знание.

Если взять в руки какой-нибудь том - по богословию или школьной метафизике, например - спросим, ​​содержит ли он какие-либо абстрактные рассуждения по поводу количества или количества? Нет. Есть ли экспериментальные рассуждения о фактах и ​​существовании? Нет. Тогда сделай это. к пламени, потому что он не может содержать ничего, кроме софистики и иллюзий. (Хьюм 1748, Раздел XII, Часть 3, стр.173)

Обновленная версия этого общего ответа эмпирика с усилением акцент на языке и природе значения дается в ХХ века А.Версия логического позитивизма Дж. Айера. Приняв теорию проверки значения позитивизма, Айер назначает каждое когнитивно значимое предложение одному из двух категории: либо это тавтология, и так истинно исключительно в силу смысл его условий и не содержит существенной информации о мир, или он открыт для эмпирической проверки. Значит, нет место для познания внешнего мира интуицией или удержание.

Не может быть априори знания реальности.Для … истины чистого разума, утверждения, которые, как мы знаем, действительны независимо от всего опыта, таковы только в силу отсутствия фактического содержания… [напротив] эмпирические предположения все без исключения гипотезы, которые могут быть подтверждены или опровергнуты на практике чувственный опыт. [Ayer 1952, стр. 86; 93–94]

Аргумент рационалистов в пользу тезиса об интуиции / дедукции идет не так с самого начала, по мнению эмпириков, полагая, что мы может иметь существенные знания о внешнем мире, превосходящие какой опыт может оправдать.Мы не можем.

Этот ответ эмпирика сталкивается с собственными проблемами. Наши знания о кажется, что математика - это нечто большее, чем наши собственные представления. Наше знание моральных суждений, похоже, касается не только того, как мы себя чувствуем. или действовать, но как мы должны себя вести. Общие принципы, обеспечивающие основа для взглядов эмпириков, например Общее мнение Юма о наши идеи, принцип проверки смысла, проблематичны в их собственное право. В различных формулировках принцип проверки не проходит собственный тест на когнитивное значение.Тщательный анализ Исследование Юма , относительно его собственных принципов, может требуют, чтобы мы предали его в огонь.

В общем, у рационалистов есть веские аргументы в пользу Тезис интуиции / дедукции относительно нашего предметного знания внешний мир, но его успех зависит от того, насколько хорошо они могут ответить вопросы о природе и эпистемической силе интуиции сделали все тем более настойчивый ответ классического эмпирика.

3. Тезис о врожденном знании

Тезис о врожденном знании присоединяется к тезису об интуиции / дедукции в утверждая, что у нас есть априорных знаний, но это не предлагайте интуицию и дедукцию как источник этих знаний.Это принимает наши знания a priori как часть нашего рационального природа. Опыт может подтолкнуть нас к осознанию этого знания, но он не предоставляет нам его. Знание уже есть.

Платон представляет раннюю версию тезиса о врожденном знании в Meno как учение о познании посредством воспоминания. В доктрина частично мотивирована парадоксом, который возникает, когда мы пытаемся чтобы объяснить природу запроса. Как мы узнаем о теорема в геометрии? Мы выясняем этот вопрос.Тем не менее, знание запрос кажется невозможным ( Meno , 80d-e). Мы либо уже знаем теорему в начале нашего исследования или нет. Если мы уже есть знания, здесь нет места для запросов. Если нам не хватает знания, мы не знаем, что ищем и не можем узнаем его, когда находим. В любом случае мы не можем получить знания о Теорема по запросу. Тем не менее, мы знаем некоторые теоремы.

Учение о познании посредством воспоминания предлагает решение. Когда мы исследуем истинность теоремы, мы оба делаем и еще не делаем знать это.У нас есть знания в виде воспоминаний, полученных от наших знание теоремы душой до ее соединения с нашим тело. Нам не хватает знаний в этом, в единении нашей души с тело, оно забыло знания и теперь должно вспомнить Это. Изучая теорему, мы, по сути, вспоминаем то, что мы уже знаем.

Платон классно иллюстрирует это учение обменом мнений между Сократ и молодой раб, в котором Сократ уводит раба от незнание математических знаний.Опыт раба в форма вопросов и иллюстраций Сократа - это повод для его воспоминаний о том, что он узнал ранее. Метафизика Платона обеспечивает дополнительную поддержку Врожденного Тезис о знаниях. Поскольку наше знание об абстрактных, вечных Формах которые явно лежат за пределами нашего чувственного опыта, это a Априори .

Современные сторонники позиции Платона немногочисленны. В первоначальный парадокс, который Платон описывает как «уловку аргумент »( Meno , 80e), звучит софистично.В метафизические допущения в решении нуждаются в обосновании. В решение не отвечает на основной вопрос: как душа раба выучить теорему? Тезис об интуиции / дедукции предлагает столь же, если не больше, правдоподобное объяснение того, как раб получает знания априори . Тем не менее позиция Платона иллюстрирует те рассуждения, которые заставили многих философов принять некоторую форму тезиса о врожденном знании. Мы уверены, что мы знаем некоторые предположения о внешнем мире, но, кажется, не быть адекватным объяснением того, как мы получили эти знания, кроме говоря, что это врожденное.Его содержание выходит за рамки того, что мы получаем напрямую опыта, а также того, что мы можем получить, выполняя умственные операции по тому, что дает опыт. Похоже, что это не основано на интуиции или дедукции. Кажется, что это врожденное для нас лучшее объяснение.

Ноам Хомский рассуждает в том же духе, описывая то, что он описывает как «рационалистическое понимание природы язык »(1975, с. 129). Хомский утверждает, что опыт доступны для изучающих язык, слишком редки, чтобы учитывать их знание своего языка.Чтобы объяснить овладение языком, мы должны предполагать, что учащиеся обладают врожденными знаниями универсальной грамматики захват общей глубинной структуры естественных языков. это Важно отметить, что изучающие язык Хомского не знают частные предложения, описывающие универсальную грамматику. У них есть набор врожденных способностей или предрасположенностей, которые позволяют и определяют их языковое развитие. Хомский дает нам теорию врожденного способности или структуры обучения, а не теория врожденных знание.Его точка зрения не поддерживает тезис о врожденном знании, поскольку рационалисты это традиционно понимали. Как сказал один комментатор это: «Принципы Хомского ... не являются врожденными, ни в том смысле, что мы явно о них знаем, ни в том смысле, что у нас есть склонность признать их истину очевидной при соответствующие обстоятельства. Отсюда отнюдь не ясно, что Хомский прав, считая свою теорию следующей традиционной рационалистический взгляд на приобретение знания »(Коттингем 1984, стр.124).

Питер Каррутерс (1992) утверждает, что мы обладаем врожденным знанием принципы народной психологии. Народная психология - это сеть здравые обобщения, которые справедливы независимо от контекста или культура и озабоченность отношениями психических состояний друг к другу, окружающей среде и состояниям тела, а также поведению (1992, стр. 115). Он включает в себя такие убеждения, что боли, как правило, вызваны травмы, которые мешают нам сконцентрироваться на задачах, и что восприятие обычно вызывается соответствующим состоянием среда.Каррутерс отмечает сложность фолк-психологии, а также с его успехом в объяснении нашего поведения и тем фактом, что его объяснения обращаются к таким ненаблюдаемым, как убеждения, желания, чувства и мысли. Он утверждает, что сложность, универсальность и глубина народно-психологических принципов превосходит опыт предоставить, особенно маленьким детям, которые уже к пятому году знаю очень многих из них. Это знание также не является результатом интуиция или дедукция; народно-психологические обобщения не рассматривается как истина в акте интеллектуальной проницательности.Carruthers заключает: «[Проблема], касающаяся детского приобретение психологических обобщений не может быть решено, если мы полагаем, что большая часть народной психологии уже является врожденной, запущенной локально по опыту ребенка самого себя и других, скорее чем узнал »(1992, с. 121).

Эмпирики и некоторые рационалисты атакуют тезис о врожденном знании. двумя основными способами. Во-первых, они предлагают отчеты о том, как чувственный опыт или интуиция и дедукция обеспечивают знание, которое, как утверждается, врожденный.Во-вторых, они прямо критикуют тезис о врожденном знании. сам. Классическая формулировка этой второй линии атаки: представлен в Локке 1690. Локк поднимает вопрос о том, что врожденное знание есть. Предполагается, что конкретные экземпляры знания наши умы как часть нашего рационального образа, но как они «в наши умы »? Если подразумевается, что все мы сознательно это знание явно ложно. Предложения, часто приводимые как примеры врожденного знания, даже такие вероятные кандидаты, как принцип, что одно и то же не может быть и не быть, не сознательно принимается детьми и людьми с тяжелыми когнитивными ограничения.Если смысл называть такие принципы «Врожденный» не означает, что они являются или были сознательно принят всеми разумными существами, тогда трудно увидеть в чем суть. «Нельзя сказать, что предложение разум, которого он еще не знал, которого он еще никогда не осознавал of »(1690 г., книга I, глава II, раздел 5, стр. 61). Сторонники врожденное знание может ответить, что некоторые знания являются врожденными в этом у нас есть возможность иметь это. Это утверждение, хотя и верно, мало интерес, однако.«Если способность знать, будь естественным впечатление, за все истины, которые человек когда-либо узнает, по этой причине будет каждый из них врожденным; и это здорово балл не будет больше, а только неправильная манера говорить; который, хотя и делает вид, что утверждает обратное, ничего не говорит отличается от тех, кто отрицает врожденные принципы. Я думаю, ни для кого когда-либо отрицал, что разум был способен знать несколько истины »(1690 г., кн. I, глава II, раздел 5, стр. 61). Локк таким образом бросает вызов защитникам тезиса о врожденном знании: учет врожденных знаний, который позволяет их позиции быть как истинной и интересно.Узкое толкование врожденности лиц контрпримеры рациональных людей, которые не соответствуют его условия. Щедрая интерпретация подразумевает, что все наши знания, даже то, что ясно видно из опыта, является врожденным.

Защитники врожденных знаний принимают вызов Локка. Лейбниц отвечает (1704), обращаясь к объяснению врожденности с точки зрения естественный потенциал, позволяющий избежать дилеммы Локка. Рассмотрим Питера Аналогичный ответ Каррутерса.

Мы отметили, что хотя одна из форм нативизма утверждает (в некоторой степени неправдоподобно), что знание является врожденным в том смысле, что оно присутствует как такой (или, по крайней мере, в пропозициональной форме) с рождения, он также может быть утверждал, что знание является врожденным в смысле быть врожденным полон решимости появиться на каком-то этапе в детстве.Этот Последний тезис, несомненно, является наиболее правдоподобной версией нативизма. (1992, п. 51)

Каррутерс утверждает, что наши врожденные знания определяются через эволюционный отбор (с. 111). Эволюция привела к тому, что мы стали полны решимости знать определенные вещи (например, принципы народной психологии) на определенных этапах нашей жизни, как часть нашего естественного развития. Опыт дает нам повод сознательно верить в известные предложения, но не основание для нашего знания о них (стр.52). Таким образом, у Каррутерса есть готовый ответ на вопрос Локка. контрпримеры детей и лиц с ограниченными умственными способностями, которые не верят, что предложения утверждают, что являются примерами врожденного знания. В первые еще не достигли должной стадии развития; в последние - это люди, у которых нарушилось естественное развитие (стр. 49–50).

Однако серьезная проблема для тезиса о врожденном знании остается. Мы знать предложение, только если оно истинно, мы верим в него и наша вера оправдано.Рационалисты, утверждающие существование врожденного знания не просто утверждают, что с точки зрения человеческой эволюции Божий замысел или какой-то другой фактор в определенный момент нашего развития, определенные виды опыта вызывают нашу веру в конкретные предложения таким образом, который не требует нашего обучения их из опыта. Их утверждение еще более смелое: по крайней мере, в некоторые из этих случаев были инициированы нами эмпирически, но не эмпирически оправдано, вера тем не менее обоснована и так известна.Как эти убеждения оправданы, если они не получают подтверждения от переживания, которые заставляют нас их иметь, или из-за интуиции и удержание?

Некоторые рационалисты думают, что надежное объяснение ордера обеспечивает ответ. Согласно Reliabilism, убеждения оправданы, если они сформированы процессом, который обычно порождает истинные убеждения, чем ложные. Истинные убеждения, составляющие наши врожденные знания являются оправданными, потому что они образуются в результате надежный процесс формирования убеждений.Каррутерс утверждает, что «Врожденные убеждения будут считаться известными при условии, что процесс благодаря которому они становятся врожденными, является надежным (при условии, что в том, что этот процесс имеет тенденцию порождать верные убеждения) » (1992, с. 77). Он утверждает, что естественный отбор приводит к формирование некоторых убеждений и является достоверным процессом.

Апелляция к релайабилизму или аналогичной причинно-следственной теории ордера может быть лучшим способом для рационалистов развивать врожденное знание Тезис.Тем не менее, им приходится трудиться с греблей. Во-первых, такие отчеты об ордерах сами по себе довольно противоречивы. Второй, рационалисты должны дать отчет о врожденных знаниях, поддерживающих и объясняет различие между врожденным знанием и a posteriori знания, и неясно, смогут ли они сделать это в рамках такого счета ордера. Предположим, ради аргумент, что мы обладаем врожденным знанием некоторого предложения, P . Что делает наши знания, что P врожденными? Чтобы заострить вопрос, какая разница между нашими знаниями, что P и a ясный случай апостериорного знания , говорят наши знания, что что-то красное на основе нашего текущего визуального восприятия красного table, делает первое врожденным, а второе - нет? В каждом В этом случае у нас есть истинное, обоснованное убеждение.В каждом случае, предположительно, наши вера получает свое обоснование от того факта, что она встречает конкретную причинное условие, например, оно вызвано надежным процессом. В каждом случай, причинный процесс - это тот, в котором опыт заставляет нас поверьте предложению под рукой (что P ; что что-то красный), поскольку, как признают защитники врожденного знания, наша вера в то, что P «запускается» опытом, как мы полагаем. что-то красное. Понимание тезиса о врожденном знании похоже, что разница между нашим врожденным и a posteriori знания лежат в связи между нашим опытом и наша вера в каждом конкретном случае.Опыт, который вызывает нашу веру что P не «содержит» информацию, которая P , в то время как наш визуальный опыт красного стола делает «Содержат» информацию о том, что что-то красное. Еще, какова природа этого отношения сдерживания между нашими опыты, с одной стороны, и то, во что мы верим, с другой, что отсутствует в одном случае, но присутствует в другом? Природа В каждом из них отношения опыт-вера кажутся очень похожими. Причинная связь между опытом, который заставляет нас поверить в то, что P и мы полагаем, что P является случайным, как и тот факт, что процесс формирования убеждений надежен.То же самое и с нашим опытом красного стола и наша вера в то, что что-то красное. Причинная связь между опытом и нашей верой снова случайна. Мы мог быть построен так, что опыт, который мы описываем как «Казаться красным» заставило нас поверить, а не то, что что-то красное, но что-то горячее. Процесс, который уводит нас от опыта до нашей веры также является надежным только при условии. Более того, если наш опыт красной таблицы «содержит» информация о том, что что-то красное, то этот факт, а не существование надежного процесса формирования убеждений между ними, должен быть причина, по которой опыт подтверждает нашу веру.Обращаясь к Надежность или какая-либо другая каузальная теория гарантии рационалисты могут найти способ объяснить, как можно гарантировать врожденное знание. Они по-прежнему необходимо показать, как их объяснение поддерживает отчет о разница между врожденным знанием и апостериори знание.

4. Тезис о врожденной концепции

Согласно тезису о врожденной концепции, некоторые из наших концепций не получено из опыта. Вместо этого они являются частью нашего рационального макияж, а опыт просто запускает процесс, с помощью которого мы сознательно ухватить их.Главная забота, мотивирующая рационалиста должно быть уже знакомо: содержание некоторых концепций кажется опередить все, что мы могли получить из опыта. Пример это рассуждение представлено Декартом в книге Meditations . Хотя иногда кажется, что он придерживается мнения, что все наши идеи являются врожденными (Адамс 1975 и Готэм 2002), он классифицирует наши идеи как случайные, изобретенные нами и врожденные. Случайные идеи, такие как ощущение тепла, приобретаются непосредственно через чувственный опыт.Придуманные нами идеи, такие как наша идея гиппогрифа, созданы нас от других идей, которыми мы обладаем. Врожденные идеи, такие как наши представления о Бог, состоящий из протяженной материи, субстанции и совершенного треугольника, суть помещены в наши умы Богом при творении. Взгляните на Декарта аргумент, что наше представление о Боге как о бесконечно совершенном существе врожденный. Наше представление о Боге не получено напрямую из опыта, поскольку могут быть определенные вкусы, ощущения и мысленные образы. Его содержание выходит за рамки того, что мы могли бы когда-либо построить, применяя доступные умственные операции, которые непосредственно предоставляет опыт.По опыту мы может получить представление о существе с конечным количеством различных совершенства, например, обладающего конечными знаниями, мощный и хороший. Однако мы не можем отойти от этих эмпирических концепции к концепции существа бесконечного совершенства. ("Я не должен думать об этом, как и мои представления о покое и темноте. пришел путем отрицания движения и света, поэтому мое восприятие бесконечное достигается не посредством истинной идеи, а просто отрицание конечного », Третья медитация, с.94.) Декарт. дополняет этот аргумент другим. Не только содержание наших концепция Бога, выходящая за рамки того, что может дать опыт, концепция - это предпосылка для использования концепции конечного совершенства получено из опыта. («Мое восприятие бесконечного, то есть Бог каким-то образом предшествует моему восприятию конечного, то есть сам. Как я мог понять, что сомневаюсь или желал - чего-то не хватало - и что я не был полностью идеально, если бы во мне не было идеи более совершенного существа что позволило мне распознать собственные недостатки путем сравнения », Третья медитация, стр.94).

Ответ эмпирика на эту общую аргументацию дается следующим образом: Локк (1690, книга I, глава IV, разделы 1-25, стр. 91–107). Во-первых, это проблема объяснения того, что это такое. для кого-то иметь врожденное понятие. Если у вас есть врожденное понятие влечет за собой сознательное развлечение в настоящем или в прошлом, тогда Позиция Декарта открыта для очевидных контрпримеров. Молодой дети и люди из других культур сознательно не развлекают концепция Бога и не сделали этого.Во-вторых, есть возражение против того, что нам не нужно обращаться к врожденным концепциям в первое место. Вопреки аргументу Декарта, мы можем объяснить, как опыт дает все наши идеи, в том числе рационалисты считать врожденным и иметь только то содержание, которое рационалисты приписывать им.

Лейбниц (1704) предлагает рационалистический ответ на первое беспокойство. Где Локк представляет образ ума как пустую табличку, на которой опыт пишет, что Лейбниц предлагает нам изображение глыбы мрамора, прожилки которых определяют, какие скульптурные фигуры он примет.

Вот почему я взял в качестве иллюстрации кусок мрамора с прожилками, а не полностью однородный блок или пустые таблетки, то есть то, что на языке философов называется tabula rasa. Ибо если души были как те пустые скрижали, правда была бы в нас в так же, как фигура Геракла в глыбе мрамора, когда мрамору совершенно безразлично, получает ли он то или иное другая фигура. Но если бы в камне были прожилки, фигуру Геракла, а не другие фигуры, этот камень был бы более решительный к этому, и Геракл был бы как бы в некоторых врожденной манеры, хотя потребовались бы усилия, чтобы раскрыть вены, и очистить их полировкой и срезанием того, что предотвращает их появление.Именно так идеи и истины врожденные в нас, как природные наклонности и склонности, естественные привычкам или возможностям, и не любит занятия, хотя эти потенциальные возможности всегда сопровождаются действиями, которые им соответствуют, хотя часто они незаметны. (1704 г., Предисловие, стр. 153)

Метафора Лейбница содержит понимание, которое упускает Локк. В разум играет роль в определении характера его содержания. Этот точка, однако, не требует принятия Врожденной Концепции Тезис.

Рационалисты ответили на вторую часть эмпирика. атака на тезис о врожденной концепции - утверждение эмпристов что этот тезис необоснован, так как все наши идеи можно объяснить как полученный из опыта - сосредоточив внимание на трудностях попытки эмпириков дать такое объяснение. В трудности иллюстрируются рассказом Локка. В соответствии с Локк, опыт состоит во внешнем ощущении и внутреннем размышлении. Все наши идеи либо просты, либо сложны, причем первая из них полученный нами пассивно в ощущении или отражении, а последнее строится разумом из простых материалов с помощью различных умственных операции.В самом начале рассказ о том, насколько простые идеи получено открыто для очевидного контрпримера, признанного, но затем устанавливаемого Кроме того, Юмом, представившим свою собственную эмпирическую теорию. Рассмотрим мысленный образ определенного оттенка синего. Если Локк прав, идея проста и должна пассивно восприниматься умом через опыт. Юм указывает на иное.

Итак, предположим, что человек 30 лет наслаждался своим зрением. и отлично познакомиться со всеми видами цветов, кроме одного конкретного оттенка синего, например, которого никогда не было было его удачей встретиться; пусть все оттенки этого цвет, кроме единственного, поставить перед ним, по убыванию постепенно от самого глубокого к самому легкому, очевидно, что он будет воспринимать пробел там, где этого оттенка не хватает, и будет разумным, что в этом месте большее расстояние между смежными цвета, чем в любом другом.Теперь я спрашиваю, возможно ли это для него, из собственного воображения, чтобы восполнить этот недостаток и восполнить сам идею этого конкретного оттенка, хотя он никогда не был передано ему его чувствами? Я считаю, что их мало кто из мнение, что он может… (1748, Раздел II, стр. 29–30)

Даже если речь идет о таких простых идеях, как изображение того или иного оттенок синего, ум - это больше, чем чистый лист, на котором опыт пишет.

Рассмотрим также нашу концепцию определенного цвета, скажем, красного.Критики Отчет Локка указал на слабые стороны его объяснение того, как мы получаем такую ​​концепцию с помощью мысленного действия абстракция по отдельным случаям. Во-первых, это делает неправильный предположение, что различные экземпляры определенной концепции разделяют общая черта. Каррутерс формулирует возражение следующим образом.

На самом деле у эмпириков возникают проблемы даже в связи с очень простые понятия, такие как цвет. Ибо ложно, что у всех экземпляров данного цвета есть общие черты.В котором случае мы не можем получить понятие этого цвета, абстрагируя общая черта нашего опыта. Итак, рассмотрим концепцию красный . У всех ли оттенков красного есть что-то общее? Если так, какие? Конечно, неверно, что отдельные оттенки красного состоят из были, из двух различимых элементов, общее покраснение вместе с определенный оттенок. Скорее, покраснение заключается в непрерывном гамма оттенков, каждый из которых едва различим от соседей.Приобрести концепт красный - дело изучение степени диапазона. (1992, с. 59)

Во-вторых, рассказ Локка о приобретении концепции из конкретные переживания кажутся круговыми.

Однако в его нынешнем виде концепция приобретения концепции Локком выглядит злобно круглым. Для того, чтобы заметить или проявить внимание к общему характеристика различных вещей предполагает, что вы уже обладаете концепция рассматриваемого объекта. (Каррутерс, 1992, стр. 55)

В этой связи рассмотрим рассказ Локка о том, как мы получаем понятие причинно-следственной связи.

В заметке, что наши чувства принимают постоянные превратности вещей, мы не можем не заметить, что некоторые детали, как качества и вещества; начать существовать; и что они получают это их существование из-за надлежащего применения и эксплуатации некоторых других существование. Из этого наблюдения мы получаем наши представления о причине и следствии. (1690, Книга II, Глава 26, Раздел 1, стр. 292–293)

Мы получили нашу концепцию причинно-следственной связи из нашего наблюдения, что некоторые вещи получают свое существование от применения и работы некоторых другие вещи.Тем не менее, мы не можем сделать это наблюдение, пока не имеют понятие причинно-следственной связи. Отчет Локка о том, как мы получаем наша идея власти демонстрирует подобную округлость.

Ум каждый день информируется чувствами об изменении эти простые идеи он наблюдает во внешнем; и принимая к сведению как один подходит к концу и перестает существовать, а другой начинает существовать чего не было раньше; размышляя также о том, что происходит внутри себя, и наблюдая за постоянным изменением своих идей, иногда впечатление внешних объектов на органы чувств, а иногда и на определение собственного выбора; и вывод из того, что это так постоянно наблюдалось, что подобные изменения будут для Будущее будет создано теми же вещами, подобными агентами и подобными способов, рассматривает в одном вопросе возможность иметь любую из своих изменились простые идеи, а в другом - возможность сделать это менять; и так происходит с той идеей, которую мы называем силой.(1690, Глава XXI, Раздел 1, стр. 219–220).

Мы приходим к идее власти, хотя рассматриваем возможность изменения в наших представлениях, вызванные опытом и нашим собственным выбором. Тем не менее, чтобы рассмотрите эту возможность - из некоторых вещей превращается в изменение в других - у нас уже должно быть понятие власти.

Один из способов решить хотя бы некоторые из этих проблем для эмпирика объяснение происхождения наших концепций заключается в пересмотре нашего понимания содержания наших концепций, чтобы привести их в соответствие с какой опыт явно предоставит.Хьюм классно принимает это подход. Начиная с пути, напоминающего Локка, он выделяет между двумя формами ментального содержания или «восприятий», как он называет их: впечатлениями и идеями. Впечатления - это содержание наш текущий опыт: наши ощущения, чувства, эмоции, желания, и так далее. Идеи - это мысленные содержания, полученные из впечатлений. Простой идеи - это копии впечатлений; сложные идеи происходят из впечатлений путем «сложения, транспонирования, увеличения или уменьшая »их. Учитывая, что все наши идеи, таким образом, почерпнуты из опыта, Юм предлагает нам следующий метод определения содержание любой идеи и, следовательно, значение любого термина, взятого для выразить это.

Поэтому, когда у нас возникает подозрение, что философский термин используется без какого-либо смысла или идеи (как это часто бывает, но слишком часто), мы нужно, но спросить , на основании какого впечатления эта предполагаемая идея выведен ? А если назначить невозможно, это подтвердит наши подозрения. (1748 г., Раздел II, стр.30)

Используя этот тест, Юм делает одно из наиболее важных выводов. об опровержении эмпириками тезиса о врожденной концепции. Если опыт действительно является источником всех идей, тогда наш опыт также определяем содержание наших идей.Наши представления о причинно-следственной связи содержание правильного и неправильного определяется опыт, который им дает. Хьюм утверждает, что эти переживания не в состоянии поддержать содержание, которое многие рационалисты и некоторые эмпирики, такие как Локк, приписывают соответствующие идеи. Наш неспособность объяснить, как некоторые концепции с содержанием рационалисты приписывают им, полученные из опыта не должны привести нас к принятию тезиса о врожденной концепции. Это должно привести нас к принять более ограниченное представление о содержании этих концепций, и таким образом, мы получаем более ограниченное представление о нашей способности описывать и понимать мир.

Рассмотрим, например, нашу идею причинности. Декарт считает, что это врожденный. Локк предлагает, по-видимому, круговой обзор того, как это происходит. получено из опыта. Эмпирический взгляд Юма строго ограничивает его содержание. Наше представление о причинно-следственной связи происходит из чувства ожидания коренятся в нашем опыте постоянного соединения аналогичные причины и следствия.

Таким образом, кажется, что идея необходимой связи между события возникают из ряда аналогичных случаев, которые происходят, постоянное соединение этих событий; и эта идея никогда не может быть предложено любым из этих случаев, исследованных всеми возможными огни и позиции.Но в ряде случаев нет ничего, отличается от каждого отдельного экземпляра, который должен быть в точности похожи, за исключением того, что после повторения подобных случаев ум увлечен привычкой, при появлении одного события ожидать его обычный сопровождающий и верить в то, что он будет существовать. Этот связь, поэтому, которую мы ощущаем в уме, это привычный переход воображения от одного объекта к его обычному сопутствующий, это чувство или впечатление, из которого мы формируем идею мощности или необходимого подключения.(1748 г., раздел VII, часть 2, стр. 86)

Источник нашей идеи в опыте определяет ее содержание.

Следовательно, в соответствии с этим опытом, мы можем определить причину как объект, за которым следует другой, и где все объекты, аналогичные за первым следуют объекты, похожие на второй ... Мы можем, поэтому, в соответствии с этим опытом, сформируйте другое определение вызвать и называть его объектом, за которым следует другой, и чей Внешний вид всегда передает мысль о другом .(1748 г., Раздел VII, Часть 2, с. 87)

Наши утверждения и любые имеющиеся у нас сведения о причинно-следственных связях в мир получится, учитывая ограниченное содержание наших эмпирически обоснованных понятие причинно-следственной связи, чтобы быть претензиями и знанием о константе сочетание событий и наших собственных ожиданий. Таким образом первоначальные разногласия между рационалистами и эмпириками по поводу источник наших идей приводит к их содержанию и тем самым содержание наших описаний и знаний о мире.

Как и философские дебаты в целом, рационалист / эмпирик дебаты в конечном итоге касаются нашего положения в мире, в данном случае позиция рациональных исследователей. В какой степени наши способности разум и опыт поддерживают наши попытки узнать и понять наши ситуация?

рационализм | Определение, типы, история, примеры и Декарт

Рационализм , в западной философии - точка зрения, которая рассматривает разум как главный источник и критерий знания.Поскольку эта реальность сама по себе имеет логическую структуру, рационалист утверждает, что существует класс истин, которые интеллект может постичь напрямую. Согласно рационалистам, существуют определенные рациональные принципы - особенно в логике и математике, и даже в этике и метафизике, - которые настолько фундаментальны, что их отрицание ведет к противоречию. Уверенность рационалистов в разумности и доказательствах, таким образом, умаляет их уважение к другим способам познания.

Рационализм долгое время был соперником эмпиризма, доктрины, согласно которой все знания происходят из чувственного опыта и должны проверяться им.В отличие от этой доктрины рационализм считает разум способностью овладеть истинами, недоступными чувственному восприятию, как в достоверности, так и в целом. Подчеркивая существование «естественного света», рационализм также соперничал с системами, претендующими на эзотерическое знание, будь то из мистического опыта, откровений или интуиции, и выступал против различных иррационализмов, которые имеют тенденцию подчеркивать биологическое, эмоциональное или волевым, бессознательным или экзистенциальным за счет рационального.

Типы и выражения рационализма

Рационализм имеет несколько разные значения в разных областях, в зависимости от типа теории, которой он противостоит.

В психологии восприятия, например, рационализм в определенном смысле противоположен генетической психологии швейцарского ученого Жана Пиаже (1896–1980), который, исследуя развитие мышления и поведения у младенца, утверждал, что категории ума развиваются только через опыт общения младенца с миром.Точно так же рационализм противоположен транзакционализму, точке зрения в психологии, согласно которой человеческие навыки восприятия - это достижения, достигаемые посредством действий, выполняемых в ответ на активную среду. С этой точки зрения делается экспериментальное утверждение, что восприятие обусловлено вероятностными суждениями, сформированными на основе ранее совершенных действий в аналогичных ситуациях. В качестве поправки к этим широким утверждениям рационалист защищает нативизм, согласно которому определенные перцептивные и концептуальные способности являются врожденными - как это было предложено в случае восприятия глубины в экспериментах с «визуальной скалой», которая, хотя и покрыта твердым стеклом , младенец воспринимает их как опасные, хотя эти врожденные способности иногда могут бездействовать, пока не возникнут соответствующие условия для их появления.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В сравнительном изучении языков аналогичный нативизм был разработан в 1950-х годах теоретиком лингвистики Ноамом Хомским, который, признавая свой долг перед Рене Декартом (1596–1650), открыто принял рационалистическую доктрину «врожденных идей». Хотя тысячи языков, на которых говорят в мире, сильно различаются по звукам и символам, они достаточно похожи друг на друга по синтаксису, чтобы предположить, что существует «схема универсальной грамматики», определяемая «врожденными предустановками» в самом человеческом разуме.Эти предустановки, основанные на мозге, задают образец для всего опыта, фиксируют правила формирования значимых предложений и объясняют, почему языки легко переводятся друг в друга. Следует добавить, что рационалисты придерживаются мнения о врожденных идеях не о том, что некоторые идеи являются полноценными при рождении, а о том, что усвоение определенных связей и самоочевидных принципов, когда оно возникает, является результатом врожденной способности проницательности, а не к обучению на собственном опыте.

Ноам Хомский

Ноам Хомский, 2010.

© deepspace / Shutterstock.com

Общим для всех форм спекулятивного рационализма является вера в то, что мир является рационально упорядоченным целым, части которого связаны логической необходимостью и структура которого поэтому понятна. Таким образом, в метафизике она противоположна точке зрения, согласно которой реальность представляет собой разрозненную совокупность несвязных битов и, таким образом, непрозрачна для разума. В частности, он противопоставляется логическому атомизму таких мыслителей, как Дэвид Юм (1711–1776) и ранний Людвиг Витгенштейн (1889–1951), которые считали, что факты настолько разрознены, что любой факт вполне мог отличаться от того, что он не влечет за собой изменения каких-либо других фактов.Однако рационалисты разошлись во мнениях относительно близости и полноты связи фактов. На самом низком уровне все они считали, что закон противоречия «А и не-А не могут сосуществовать» справедлив для реального мира, что означает, что каждая истина совместима со всеми остальными; на самом высоком уровне они считали, что все факты выходят за рамки согласованности и переходят в положительную согласованность; то есть они настолько связаны друг с другом, что ни одно из них не могло бы отличаться, если бы все не были разными.

В области, где его утверждения наиболее ясны - в эпистемологии или теории познания - рационализм считает, что по крайней мере некоторое человеческое знание приобретается посредством априорного (предшествующего опыту) или рационального понимания в отличие от чувственного опыта, который тоже часто представляет собой запутанный и лишь предварительный подход. В споре между эмпиризмом и рационализмом эмпирики занимают более простую и широкую позицию: юмовцы утверждают, что всякое знание фактов проистекает из восприятия. Рационалисты, напротив, утверждают, что некоторые, хотя и не все, знания возникают в результате непосредственного восприятия интеллектом.То, что постигает интеллектуальная способность, - это объекты, выходящие за пределы чувственного опыта - универсалии и их отношения. Универсальность - это абстракция, характеристика, которая может повторяться в различных случаях: например, число три или треугольность, присущая всем треугольникам. Хотя их нельзя увидеть, услышать или почувствовать, рационалисты отмечают, что люди могут ясно думать о них и об их отношениях. Этот вид знания, включающий в себя всю логику и математику, а также фрагментарные идеи во многих других областях, с рационалистической точки зрения является наиболее важным и достоверным знанием, которого может достичь разум.Такое априорное знание одновременно необходимо (т.е. его нельзя мыслить иначе) и универсально в том смысле, что оно не допускает никаких исключений. В критической философии Иммануила Канта (1724–1804) эпистемологический рационализм находит выражение в утверждении, что разум навязывает свои собственные неотъемлемые категории или формы зарождающемуся опыту ( см. Ниже Эпистемологический рационализм в современной философии).

В этике рационализм придерживается позиции, согласно которой разум, а не чувства, обычаи или авторитет, является высшей апелляционной инстанцией при оценке хорошего и плохого, правильного и неправильного.Среди крупных мыслителей наиболее заметным представителем рациональной этики является Кант, который считал, что способ судить о поступке - это проверять его самосогласованность, воспринимаемую интеллектом: во-первых, отметить, что это по сути или в принципе - ложь, например, или воровство - а затем спросить, можно ли последовательно сделать этот принцип универсальным. Значит, воровство? Ответ должен быть «Нет», потому что, если бы кража была в целом одобрена, собственность людей не была бы их собственностью в отличие от чьей-либо другой, и воровство стало бы бессмысленным; понятие, будучи универсальным, таким образом разрушило бы себя, что достаточно, чтобы показать сам по себе разум.

В религии рационализм обычно означает, что все человеческие знания приходят через использование естественных способностей, без помощи сверхъестественного откровения. «Разум» здесь используется в более широком смысле, имея в виду когнитивные способности человека в целом, в отличие от сверхъестественной благодати или веры, хотя он также резко контрастирует с так называемыми экзистенциальными подходами к истине. Таким образом, разум для рационалиста противостоит многим мировым религиям, включая христианство, которые утверждали, что божественное проявляется через вдохновенных людей или писаний, и которые время от времени требовали, чтобы его утверждения считались непогрешимыми. , даже если они не согласуются с естественным знанием.Религиозные рационалисты, с другой стороны, считают, что если ясное понимание человеческого разума должно быть отвергнуто в пользу предполагаемого откровения, тогда человеческая мысль повсюду подвергается сомнению - даже в рассуждениях самих богословов. Они утверждают, что не может быть двух совершенно разных способов подтверждения истины; следовательно, рационализм утверждает, что разум с его стандартом последовательности должен быть последней апелляционной инстанцией. Религиозный рационализм может отражать либо традиционное благочестие, пытаясь продемонстрировать предполагаемую сладострастную разумность религии, либо антиавторитарный нрав, когда стремится вытеснить религию «богиней разума».”

Рационализм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Эта статья - , а не о континентальном рационализме.

Рационализм , также известный как рационалистическое движение , представляет собой философскую доктрину, которая утверждает, что истину лучше всего открыть с помощью разума и анализа фактов, а не веры, догмы или религиозного учения. Рационализм имеет некоторое сходство в идеологии и намерениях с гуманизмом и атеизмом, поскольку он стремится обеспечить основу для социального и философского дискурса вне религиозных или сверхъестественных убеждений; однако рационализм отличается от того и другого в том, что:

  • Как следует из названия, в основе гуманизма лежит достоинство и ценность людей.Хотя рационализм является ключевым компонентом гуманизма, в гуманизме есть также сильный этический компонент, которого рационализм не требует. В результате быть рационалистом не обязательно означает быть гуманистом.
  • Атеизм, неверие или неверие в Бога, может иметь любую основу или вообще не иметь, поэтому он не требует рационализма. Более того, рационализм сам по себе не подтверждает или не отрицает атеизм, хотя он отвергает любые убеждения, основанные только на вере. Исторически многие рационалисты не были атеистами.Предположительно, люди, которые сегодня являются рационалистами, обычно не верят, что теизм может быть рационально оправдан, потому что современный рационализм сильно коррелирует с атеизмом. В результате большинство - если не все - выдающиеся рационалисты сегодня, включая таких ученых, как Ричард Докинз, и активистов, таких как Санал Эдамаруку, являются атеистами.

Вне религиозных дискуссий, дисциплина рационализма может применяться в более общем плане, например, к политическим или социальным вопросам. В этих случаях отказ от эмоций, традиций или модных убеждений является определяющей чертой рационалистической точки зрения.

В середине двадцатого века существовала сильная традиция организованного рационализма, на которую особенно повлияли вольнодумцы и интеллектуалы. В Соединенном Королевстве рационализм представлен Ассоциацией рационалистической прессы, основанной в 1899 году.

Современный рационализм имеет мало общего с исторической философией континентального рационализма, изложенной Рене Декартом, однако он имеет большое сходство с работами Готфрида Вильгельма фон Лейбница, которые повлияли на развитие эмпирического рационализма или логического позитивизма.Действительно, опора на эмпирическую науку часто считается отличительной чертой современного рационализма, тогда как континентальный рационализм полностью отвергал эмпиризм.

Общее: Философия: Восточная - Западная | История философии: Древнее - Средневековье - Современное | Портал
Списки: Основные темы | Список тем | Философы | Философия | Словарь философских "измов" | Философские движения | Публикации | Каталог товаров ...больше списков
Филиалы: Эстетика | Этика | Эпистемология | Логика | Метафизика | Философия : образование, история, язык, право, математика, разум, философия, политика, психология, религия, наука, социальная философия, социальные науки
Школы: Агностицизм | Аналитическая философия | Атеизм | Критическая теория | Детерминизм | Диалектика | Эмпиризм | Экзистенциализм | Гуманизм | Идеализм | Логический позитивизм | Материализм | Нигилизм | Постмодернизм | Рационализм | Релятивизм | Скептицизм | Теизм
Ссылки: Учебник по философии | Интернет-энциклопедия.философии | Философский словарь | Стэнфордская энциклопедия. философии | Руководство по философии Интернета


da: Rationalisme el: Ορθολογισμός он: רציונליזם id: Rasionalisme ro: Рационализм

Гэри Хэтфилд, Рационалистические корни современной психологии

Философы Рене Декарт (1596–1650), Николас Мальбранш (1638–1715), Бенедикт Спиноза (1632–777) и Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716) сгруппированы вместе как рационалисты, потому что они считали, что люди обладают способностью к разум, производящий знания независимо от чувств.В этом отношении они контрастируют с философами-эмпириками, такими как Джон Локк и Дэвид Хьюм, которые считали, что все знания возникают из органов чувств. Рационалисты утверждали, что правильное использование разума приведет к первым принципам метафизики, самой фундаментальной науки из всех. Метафизику также называли «первой философией», и она брала в качестве предмета не что иное, как основные свойства и принципы всего сущего. Для наших целей важно отметить, что рационалисты считали, что метафизика может обеспечить основу для специализированных дисциплин, включая этику и физику, а также медицину и другие прикладные предметы.Рационалисты и их последователи разработали теоретические позиции амбициозного интеллектуального масштаба, начиная от метафизических выводов о существовании и природе Бога до детальных теорий физических и физиологических процессов. Хотя они придают большое значение способности разума для установления всеобъемлющих принципов, они обращались к наблюдению и опыту, чтобы предоставить данные и доказательства для своих детальных теорий. Они проявляли особый интерес к метафизике и физике человеческого организма, и это привело их к психологическим темам, касающимся характеристик и принципов поведения животных, процесса чувственного восприятия, страстей, эмоций и аппетитов, когнитивных операций человека. разум (включая внимание и понимание), а также связь между психическими явлениями и телесными процессами в мозгу и органах чувств.Различные рационалисты, но особенно Декарт, внесли оригинальный вклад в эти темы. Рассмотрев характер психологии как дисциплины в семнадцатом веке, мы по очереди рассмотрим эти достижения.

Что такое рационализм? - Определение и философия - Видео и стенограмма урока

Приобретение знаний

В рационализме знания приобретаются тремя способами:

  1. Вычетом , что означает применение принципов для вывода.Например, найти площадь прямоугольника. Для любого прямоугольника применяется тот же принцип для определения площади.
  2. Врожденные идеи - идеи, с которыми мы рождаемся, и в некотором смысле формирующие нашу личность.
  3. Причина , что означает использование логики для вывода.

В то время как дедукция опирается на принципы или формулы для поиска ответов, разум предлагает разные способы найти истину или сделать выводы. Например, возьмем библейскую историю о суде над Соломоном.Соломону пришлось разрешить спор между двумя женщинами, которые утверждали, что являются матерью ребенка. Поскольку это было задолго до тестирования ДНК, Соломон приказал разрезать ребенка пополам.

Услышав это, одна из женщин закричала, чтобы не причинять вреда ребенку и позволить другой женщине забрать ребенка. Соломон с помощью логики пришел к выводу, что женщина, которая кричала, чтобы пощадить ребенка, на самом деле была его матерью, потому что мать предпочла бы, чтобы ребенок выжил, чем выигрывал спор.

Рационализм считает, что истины удерживаются интеллектом.Поскольку рационализм стал более популярной философией в 17-18 веках, он также был связан с метафизическими и этическими истинами. Например, утверждение: «Рабство - это неправильно» - это пример этической истины, которая делает его рациональным убеждением.

Мыслители-рационалисты верят, что знание или наше понимание истины приобретается без чувственного восприятия. Другими словами, знание приобретается через светское мировоззрение , которое является мировоззрением, в котором отсутствует религиозное влияние.Это не значит, что рациональные мыслители были атеистами, хотя некоторые были атеистами. Большинство ранних рационалистов считали, что наши врожденные идеи были даны нам от Бога.

Рационалистическая философия

Эпоха разума был периодом Просвещения и временем, когда рационализм набирал популярность. Такие философы, как Декарт, Спиноза и Лейбниц, были ответственны за формулирование фундаментальных убеждений рационализма. Эти философы считали, что математический подход к разуму лучше всего подходит для понимания того, как работает разум.

Самым известным сторонником рационализма был французский философ Рене Декарт , рационалистическую философию которого часто называют картезианством. Он верил, что вечные истины могут быть открыты разумом и не требует чувственного опыта.

Он был известен фразой «Я думаю, следовательно, я существую». Его точка зрения на рационализм заключалась в том, что некоторые идеи исходят от Бога и являются врожденными, некоторые исходят из опыта, включая такие научные вопросы, как физика, и другие. исходят из воображения.Однако он считал, что фундаментальные истины могут быть определены с помощью разума и не требуют опыта для подтверждения.

Идеи Декарта о рационализме начала 1600-х годов вдохновляли других мыслителей, таких как Кант, а также упомянутых выше Спинозы и Либница, которые развили выдвинутые им идеи. По мере того, как рационализм распространился на другие регионы мира, он подвергся критике и приветствовался.

Некоторые философы даже пытались найти общие черты между рационализмом и эмпиризмом, что, по сути, за неимением лучших терминов, является противоположностью рационализму в том смысле, что эмпирики верят, что все знания приходят через чувства и опыт.

Краткое содержание урока

Давайте немного подумаем, что мы узнали о рационализме. Рационализм - это идея о том, что знание можно получить только с помощью разума. В рационализме истину можно найти в следующих вещах:

  1. Вычисление - применение принципов для вывода.
  2. Врожденные идеи - идеи, с которыми мы рождаемся.
  3. Причина - использование логики для вывода.

Рационализм, в корне противоположный эмпиризму, считает, что для получения знаний опыт не нужен. Чувства можно обмануть, поэтому рационалисты считали, что единственный надежный способ найти истину - использовать логику и математические принципы. Рационализм приобрел популярность в эпоху Разума , которая была периодом Просвещения, и активно продвигалась французским философом Рене Декартом .

Эмпиризм против рационализма

Empiricism v.рационализм

ТО ЭМПИРИКИ : Эмпирики разделяют мнение, что нет такая вещь, как врожденное знание, и что вместо знания происходит от опыт (ощущаемый пятью чувствами или аргументированный через мозг или разум). Локк, Беркли и Юм эмпирики (хотя у них очень разные взгляды на метафизику).

Рационалисты : Рационалисты разделяют точку зрения что там это врожденное знание; они отличаются тем, что они выбирают различные объекты врожденное знание. Платон - это рационалист потому что он думает, что у нас есть врожденное знание Форм [математический предметы и понятия (треугольники, равенство, масштабность), моральные концепции (добро, красоту, добродетель, благочестие) и, возможно, цвет - он никогда не прямо указать что есть Формы цветов]; Декарт думает, что идея Бога или совершенства и бесконечности, и знание моих собственное существование является врожденным; ГРАММ.В. Лейбниц считает логичным принципы врожденные; и Ноам Хомски считает, что способность использовать язык (например, языковые правила) является врожденным.

Эмпиризм (за эмпиризм, против Рационализм) :

1. Эмпиризм проще : По сравнению с Эмпиризм, рационализм имеет один больше существующей сущности: Врожденная знание.Согласно Эмпирик, врожденное знание ненаблюдаемо и неэффективно; что есть, ничего не делает. Знание может сидеть там, никогда не быть использовал. Использование Оккама Бритва (= при выборе между конкурирующими теориями это объясняет то же самое явления, более простая теория лучше), 1 Эмпиризм - лучшая теория.

2. Цвета : Как узнать, что цвет синий выглядит как если бы ты родился слепым? В единственный способ прийти к идее синего - значит испытать его на своем чувства.(Этот возражение, возможно, работает только против Платона; увидеть введение выше снова чтобы понять, почему это возражение не смутило Декарта, Лейбница, или Хомского.)

3. Воображение и опыт : Как можем ли мы получить представление об идеальном треугольность? Мы можем экстраполировать наши опыт работы с кривые, разумные треугольники и используйте наше воображение, чтобы исправить то, что есть кривая и посмотрите, что такое идеальная треугольность.

4. Рационалисты ошибались насчет своих «Врожденное знание» : Некоторые средневековые рационалисты утверждали, что понятие вакуума было рационально абсурдным и, следовательно, было невозможно для одного существовать. Однако мы показали, что это возможно. 2 Причина не единственная способ открыть для себя правда о материи.

5. Развитие науки : Многие из наука основана на эмпирических принципов и не продвинулись бы без Это. Если мы сделаем выводы о мире на эмпиризм, мы можем изменить наши теории и улучшить их и посмотреть наш ошибки. Рационалист кажется иметь скажем, что мы открыли врожденное знание, а затем будем смущен, если он или она когда-либо неправильно (см. такие примеры, как вакуум, выше).

6. Все Рационалисты не согласны с врожденным знанием : Рационалисты утверждают, что есть врожденное знание это дает нам фундаментальные истины о реальности, но даже среди рационалисты (например, Платон, который верит в реинкарнацию, формы и Декарта, который не верю в либо но не верит ли в душу), есть разногласия по поводу природа реальности, личность и т. д.Как может это быть, если есть врожденное знание этих вещей?


Рационализм (За рационализм, против Эмпиризм) :

1. Математика и логика - врожденные : Нет кажется, что математически и логично истины верны не благодаря нашим пяти чувствам, а потому, что способности разума соединить идеи?

2. Мораль врожденная : Как нам понять, что такое правильно и что неправильно? с нашими пятью чувства? Поскольку мы не можем испытывать вещи как справедливость, права человека, моральные обязанности, моральное благо и зло с нашей пятеркой чувства, что может нравиться этической теории эмпирика? Юм (эмпирик) говорит, что мораль основан исключительно на эмоциях; Локк говорит, что опыт может помочь нам с данными, чтобы показать, что морально правильно и неправильно, но кажется ли, что так Вы?

3. Подтверждение эмпиризма : Локк (эмпирик) говорит, что наш опыт говорит нас о природе реальности, но как мы можем проверить свой опыт с какая реальность на самом деле есть, чтобы это знать? Рационалисты делать не думаю, что мы можем, поэтому мы должны полагаться на разум.

4. Проблема бедности стимулов : Три годовалые дети используют язык таким образом, чтобы их не учат явно.Для пример, они составляют оригинальные предложения из слов, которых у них нет слышал положить вместе именно так раньше. Также они начинают понимать грамматические правила. еще до того, как они узнают что такое существительное или глагол. Если мы может только сказать то, что мы слышали, сказанное другими, как трехлетние дети могут говорить так же хорошо, как они делают? Это известно как бедность проблема со стимулом.Ты можешь подумать что Рационализм - это странно, но он лучше справляется объясняя эту проблему чем эмпиризм. Один способ выбор какая из двух теорий лучше (помимо или вместо бритвы Оккама - см. Эмпиризм пункт № 1 выше) спрашивает: «Какая теория лучше объясняет явления? » 1

5. Эмпиризм подрывает Творчество ? Согласно эмпиризму, вы можете комбинировать вещи, разделите их, и ничего больше. С рационализмом мы приходим к опыту с готовые инструменты для творчества. Например., Платон сказал бы, что мы на связи с абстрактными, неизменными реальностями, которые предоставляют множество материал, с которым создавать.

6. Управляемые люди ? В соответствии к эмпиризму, человеческими существами можно управлять и манипулируется исключительно легко. Если мы не что иное, как мы опыта, тогда мы сможем делать все, что угодно учили.Рационализм это то, что есть неизменное ядро ​​(назовем его «человеческая природа»), которое отказывается быть манипулировали, что это то, что делает нас уникальными.


Примечания:


1 Спешу добавить, что бритва Оккама - это просто практическое правило, и я бы порекомендовал читателю найдите отличную статью Эллиота Собера, озаглавленную "Let's Razor Ockham's Razor", где он демонстрирует, что если использовать бритву Оккама в определенном случае эволюционного биологии, один выберет неверную теорию для объяснения явления, потому что ситуация сложнее, чем может казаться.Меня убеждает этот аргумент, и я считаю, что мы должны не пользоваться бритвой Оккама; У меня это здесь, потому что люди кажутся нравится им пользоваться, но, надеюсь, их убедят Аргумент доктора Собера, как и я.

2
Я недавно видел серию "Сквозь Червоточина "с Богом, я имею в виду, Морганом Фриманом и учеными. очевидно обнаружили, что даже в вакууме есть там какие-то субатомные частицы, так что нет таких вещь как ничто, или что даже ничто есть что-то.

© 2013 Дэвид Дж. Yount

Итак, что такое когнитивная психология?

(Нажмите здесь, чтобы вернуться на главную страницу.)

Когнитивная психология занимается тем, как люди воспринимают, изучают, запоминают и думают об информации. Самые ранние корни этого исследования можно проследить до двух областей: философии и физиологии.

Философия

Существовали две ранние школы мысли, которые все еще обсуждаются сегодня.Аристотель возглавлял одну школу философов - эмпириков. Эмпирики считают, что все знания приобретаются посредством опыта. Платон, напротив, был рационалистом. Он и его последователи считали, что знание можно обрести только через разум, а не через телесный мир. К 1700-м годам споры об эмпиризме и рационализме достигли пика. Затем Иммануил Кант интересовался синтезом две школы мысли. Он заявил, что некоторые знания, апостериорные знания, были получены опытом, тогда как другие знания, априорные знания, были врожденными.Хотя споры не были окончательно урегулированы, синтез Канца сильно повлиял на новая дисциплина спустя годы: когнитивная психология.

Когда в 1800-х годах начали появляться исследования психологии, одни считали ее областью философии, а другие - областью физиологии. Сегодня обе области исследований вызывают серьезную озабоченность в различных аспектах когнитивной психологии. . В следующих резюме я покажу краткую историю областей исследований, которые сегодня повлияли на когнитивную психологию.

Структурализм был исследованием структуры или конфигураций воспринимаемых элементов путем анализа элементов на их составляющие компоненты. Хотя это не обязательно появляется в такой форме при изучении когнитивной психологии, у него есть импозант. действовать в соответствии с ней, будучи систематической эмпирической наукой. Вильгельм Вундт был родоначальником структурализма и считал, что для анализа нашего собственного восприятия необходим самоанализ.

Функционализм утверждал, что люди должны сосредотачиваться на процессах мышления, а не на его содержании.Есть три фундаментальных аспекта этого исследования: 1) изучение психических процессов, 2) изучение использования сознания и 3) изучение психических процессов. полное отношение организма к окружающей среде. Функционалисты считали, что в случае возникновения вопросов лучшее, что можно было сделать, - это ответить на них, независимо от того, были ли методы одинаковыми. Таким образом, это привело к прагматизму.

Прагматизм , продолжение функционализма, возглавил Уильям Джеймс, один из главных авторов современной когнитивной психологии.В его «Принципах психологии» подробно обсуждались такие темы, как внимание, сознание и восприятие. Еще одним прагматиком был Джон Дьюи, сторонник практического образования.

Ассоциация исследует, как события или идеи могут ассоциироваться друг с другом в сознании, чтобы в результате образовалась форма обучения. Эта область исследований может быть напрямую унаследована от ранних эмпириков, которые считали, что знания можно получить только наблюдение за разными предметами на смежность, сходство и контраст.Герман Эббингауз был первым экспериментатором, систематически применившим ассоциативные принципы. Он строго изучал собственные мысли или экспериментально интросперировал. В конце концов, он обнаружил, что опытные лучше запоминаются репетициями. Эдвард Ли Торндайк считал, что удовлетворение является ключом к формированию ассоциаций по его закону воздействия.

Поведенчество возникло от ассоциаций, которые увидели преимущества изучения отношений S-R у животных. Иван Павлов назвал тип непроизвольного обучения, зависящего от случайности, классической обусловленностью.Бихевиоризм утверждает, что психология должен иметь дело только с наблюдаемым поведением, а не с внутренними мыслями. Джона Ватсона обычно считают отцом бихевиоризма, и он сказал, что мышление - это просто субвокализованная речь. Б.Ф. Скиннер, радикальный бихевиорист, оперантное обусловливание могло достаточно, чтобы объяснить все человеческое поведение. Эдвард Толман в 1930-х годах, наконец, заявил, что кажется, что людей нельзя понять только по стимулам и реакциям, но также по целям и планам, сформированным в умах людей.Таким образом, Толмена можно рассматривать как родоначальника когнитивной психологии. Другие исследователи, такие как Бандура и Рескорла, показали, что когнитивные процессы действительно происходят и могут влиять на обучение.

Карл Спенсер Лэшли был одним из первых, кто сформулировал необходимость для психологов выйти за рамки бихевиоризма и увидеть, чего мозг способен достичь самостоятельно. Он стремился понять, как организация человеческого мозга сделала возможным такое сотрудничество. сложные действия, такие как использование языка, воспроизведение музыки и игры.Эти идеи и технологические разработки привели к важности изучения человеческого разума. К 1960-м годам началась когнитивная революция. Ранние когнитивисты, такие как Миллер, Галантер, Прибрам и Нейссер стремились заявить, что бихевиористские теории неадекватны.

Методы исследования в когнитивной психологии

Цели когнитивной психологии включают сбор данных, анализ данных, разработку теории, формулировку гипотез, проверку гипотез и применение в условиях за пределами исследовательской среды.В целом, исследование сосредоточено на описании конкретных c познавательные явления. Когнитивные психологи использовали 6 методов исследования: 1) лабораторные или контролируемые эксперименты, 2) психобиологические исследования, 3) самоотчеты, 4) тематические исследования, 5) натуралистическое наблюдение и 6) компьютерное моделирование и искусственное моделирование.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *