Разное

Психология ненависть к себе – Распознать признаки ненависти к себе

Распознать признаки ненависти к себе

«Ненависть к себе – чувство, которое мы редко осознаем, – рассказывает Шарль Ройзман. – Во-первых, оно настолько неприятно и разрушительно, что мы его вытесняем. Во-вторых, встречаясь с трудностями, мы чаще всего думаем, что их причиной стали другие люди или неблагоприятные обстоятельства. Нам трудно признать, что они вызваны нашими внутренними проблемами и тем, что эти проблемы создает: недостойным образом самого себя».

Почему мы говорим о ненависти, а не о недостатке уверенности в себе или заниженной самооценке? «Потому что это совершенно определенное чувство, вызывающее искаженное представление о себе как о чудовище: мы осознаем себя целиком как плохих, неадекватных, ни на что не годных».

Отвратительное создание, которое мы любой ценой хотим скрыть от окружающих и от самих себя, – на самом деле раненое существо: в детстве члены семьи или окружающие истязали нас, терзали насмешками, беспрестанными обвинениями, отстранением, отвержением и дурным обращением, и все это заставляет нас по-прежнему стыдиться самих себя.

Пережитое в прошлом насилие заставляет нас думать, что мы все время поступаем неправильно, вынуждает отказываться от себя в пользу других или подчиняться тем, кто внушает нам страх. А ведь в большинстве случаев у нас даже нет ясного осознания того, что мы пережили. И вместо того, чтобы себе посочувствовать, мы продолжаем плохо с собой обращаться и считать себя жалкими.

Действительно я виноват или я чувствую себя виноватым, потому что мне регулярно внушали чувство вины?

В сущности, ненависть к себе – это любовь, которая потерпела разочарование и превратилась в свою противоположность. Из-за травм мы не можем стать тем, кем мы надеемся быть. И мы себе этого не прощаем.

Наши ущербные представления о себе не могут не сказываться на нашей жизни. Но если мы их нащупаем, у нас появится шанс от них освободиться.

Шарль Ройзман предлагает три пути к исцелению:

«Во-первых, посмотреть, как мы относимся к другим – требовательно, критически, – чтобы лучше понять, как относились к нам.

Во-вторых, выявить наши негативные представления о себе и попытаться понять, откуда они взялись.

В-третьих, что самое важное, – научиться различать фантазии и реальность: оправданны ли упреки, которые я себе адресую? Действительно я виноват или я чувствую себя виноватым, потому что мне регулярно внушали чувство вины?

Нужно в какой-то момент вступить в борьбу с самим собой и перестать заранее приговаривать себя. Распознав признаки ненависти к себе в разных областях жизни, мы сможем спокойнее принимать свои недостатки, равно как и свои достоинства».

В наших отношениях

Воспроизведение насилия, трудности с созданием интимного пространства. Поскольку мы не осознаем того, что с нами делали, мы рискуем, сами того не замечая, в свою очередь быть невнимательными, обвинять, подавлять и унижать партнеров, детей, коллег… «Это насилие, которое мы воспроизводим, ограничивает нашу способность любить других такими, каковы они есть, и показывать себя такими, каковы мы на самом деле. То есть в конечном счете создавать близость».

Мы скрываемся за (слишком) положительными образами себя (милый, идеальный, преданный) или же за слишком провокативными («я такой как есть, нравится вам это или нет», «я слишком дорожу своей свободой, чтобы с кем-то связываться»). Эти позиции позволяют нам держать окружающих на расстоянии, но также выдают глубинную неуверенность в себе.

В наших достижениях

Оставленные мечты, таланты, зарытые в землю. «Из-за того, что мы недостаточно себя любим, нам трудно добиваться своих целей: мы не принимаем всерьез свои мечты, не осмеливаемся исполнять свои желания, мы просто не даем себе такой возможности», – отмечает Шарль Ройзман.

Мы вечно откладываем на потом ту жизнь, которую хотели бы вести: мы не чувствуем себя ни достойными счастья, ни способными на него.

И тогда мы либо себя утешаем, либо занимаемся самосаботажем. И при этом так никогда и не реализуем свой недооцененный потенциал. Скука и ощущение, что мы живем не своей жизнью, – вот верные признаки ненависти к себе, которую мы не признаем. Чтобы смириться со своими разочарованиями, мы убеждаем себя, что в жизни никто никогда не делает того, что хочет.

В нашей работе

Нереализованные амбиции, синдром самозванца. Точно так же ненависть к себе сдерживает профессиональное развитие. Если мы убеждены в своей ничтожности, если мы не даем себе права на ошибку, то всякая встреча с трудностями при освоении новых задач, всякая критика могут стать невыносимыми. Вместо того чтобы прислушиваться к своему желанию развиваться, мы делаем вид, что у нас нет амбиций, что мы предоставляем это право другим. «Мы обращаем презрение, которое испытываем к себе, на тех, кто преуспевает и кому мы завидуем, хотя и не можем в этом себе признаться», – отмечает Шарль Ройзман.

Если несмотря на все это мы добиваемся ответственной должности, нас поджидает синдром самозванца: «Мы не чувствуем себя способными исполнять доверенные нам функции, и мы испытываем ужас при мысли, что нас вот-вот разоблачат», – объясняет он. Ненависть к себе мешает признать свои достоинства: если мы преуспеваем, то это лишь потому, что другие ошиблись на наш счет.

В нашем теле

Непризнание красоты, пренебрежение здоровьем. То, как мы заботимся о самих себе, очевидно связано с тем, насколько мы себя ценим. Если когда-то нами пренебрегали, теперь мы пренебрегаем сами собой: бесформенная одежда, неаккуратная прическа… Если мы не можем показаться на люди без сложного макияжа или тщательно продуманного наряда, это тоже свидетельствует о недостатке уверенности в себе и о нежелании, чтобы нас видели в естественном состоянии.

Что не так очевидно, «ненависть к себе также проявляется в пренебрежении к своему здоровью: мы не идем к стоматологу, гинекологу. Мы думаем, что заслуживаем этих разрушений, страданий, и не осмеливаемся показать кому-то части своего тела, которых нас заставляли стыдиться.

В наших привязанностях

Потребность в «костылях», трудности с выбором. «Когда мы были детьми и нам не удалось получить подтверждения своего существования через одобрение, разрешение, признание со стороны родителей, это нанесло удар по нашей способности быть самостоятельными», – поясняет Шарль Ройзман. Повзрослев, мы не умеем принимать решения, делать выбор самостоятельно. Нам по-прежнему нужно опереться на кого-то, а если этот кто-то недоступен, то на что-то. Эта зависимость создает почву для навязчивых потребностей и болезненных привязанностей. Она также делает нас уязвимыми для сексуальных домогательств и злостных манипуляций. Так или иначе, она свидетельствует о нашей убежденности, что сами по себе мы не заслуживаем права на существование.

Об эксперте

Шарль Ройзман (Charles Rojzman) – основатель социальной психотерапии; соавтор книги «Как научиться любить себя в трудные времена». Его сайт.

Читайте также

www.psychologies.ru

Ненависть к себе — и никаких компромиссов. Как живут люди с пограничным расстройством личности

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) считается одним из наиболее сложных для лечения психических расстройств.

Международная классификация болезней выделяет следующие симптомы ПРЛ:

  • расстройство самовосприятия, целей и внутренних устремлений;
  • хроническое ощущение пустоты;
  • склонность вовлекаться в напряженные и нестабильные межличностные отношения
  • саморазрушающее поведение, включая суицидальные жесты и попытки.

Звучит невесело, правда? Расстройство лечится с трудом, основным средством выступает психотерапия.

Мы пообщались с двумя девушками, которым был поставлен диагноз, о том, как они живут с ПРЛ, и спросили врача-психотерапевта, как помочь таким людям.

Люба, 26 лет, IT-специалист, Германия

— Как ты себя чувствуешь сейчас?

— Мое состояние сложно описать одним словом. Вообще, у меня не одно ментальное заболевание. С пограничным расстройством личности и анорексией есть проблемы, в остальном я стабильна — спасибо лекарствам и психотерапии.

— Перед беседой я попросил тебя выразить суть ПРЛ одним словосочетанием. Твой ответ — невозможность выстроить отношения. Как это проявляется?

— Я не могу быть стабильной в любых отношениях: в романтических, в дружеских, в рабочих. Я не могу видеть все в адекватном свете, потому что вижу только черное и белое. Либо все отлично, либо все очень плохо, и меняется это мгновенно. Если сегодня я идеализирую человека и у меня развивается нездоровая зависимость от него, то завтра это может пройти по щелчку пальцев, из-за ерунды: не то сказал, что-то не так сделал — и сразу стал врагом номер один. Или становится резко скучно. Проходит первая влюбленность, и когда у всех начинаются нормальные отношения — у меня они заканчиваются.

— Погоня за страстями — это такой способ скорректировать эмоциональную нестабильность?

— Нет, скорее, эмоции для нас — как наркотики. Люди с ПРЛ часто употребляют алкоголь и наркотики, часто зависимы от адреналина и прочих аддиктивных вещей — нам хочется заполнить себя какими-то эмоциями, но не потому, что ты нестабилен, а потому, что этих эмоций у тебя нет. Ты чувствуешь пустоту внутри и пихаешь туда всякое: разных людей, какие-то занятия, алкоголь и т. п.

— Какой вид терапии ты проходишь, чтобы адаптироваться к ПРЛ?

— Сейчас я меняю психотерапевта. Меняю когнитивно-поведенческую психотерапию на эмоциональный подтип когнитивно-поведенческой терапии, то есть буду учиться именно работе с эмоциями.

— Есть ли в Германии стигматизация психически больных? Как относятся твои знакомые, когда узнают, что у тебя расстройство?

— В Германии никакой стигматизации нет, но и мои русские коллеги тоже знают об этом и относятся лояльно.

Я вообще фанат борьбы со стигматизацией. Я не стесняясь рассказываю о том, что у меня есть ментальные заболевания, все мои коллеги и друзья это знают. На конференциях внутри компании я читаю доклады о ментальных заболеваниях, стараюсь просвещать как можно больше людей. В частности, поэтому я и даю это интервью, чтобы снять стигму заболевания. Я хочу, чтобы люди, которые знают меня как успешного человека, или не знают, но в принципе понимают, что я успешный человек — работаю в крупной фирме, получаю хорошие деньги, живу в отдельной квартире, — осознали

knife.media

Причины ненависти к себе. Психология вредных привычек

Причины ненависти к себе

Первые автобиографии в западной литературе, от святого Августина из IV века до Жана-Жака Руссо из XVII века, имеют примечательное сходство. Оба автора, один – святой, другой – гений, оглядываются на прожитые годы и говорят о проступках, совершенных в раннем возрасте, которые их все еще беспокоят. Августин украл несколько груш у соседа, просто чтобы «насладиться грехом». Руссо украл тесьму и свалил вину на кухарку. Сорок лет спустя он написал: «Тяжесть эта, ничем не облегченная, осталась на моей совести до сего дня, и я могу сказать, что желание как-нибудь освободиться от нее много содействовало принятому мной решению написать свою исповедь»{105}. Нам всем знакомо детское побуждение сделать что-то глупое, дурное, и у всех есть в памяти эпизоды, которые все еще тяготят нас. Подростковый возраст – тоже рассадник позора и унижения. Поразительно, какими ясными могут быть такие далекие воспоминания. Я думаю, что они живы и в каком-то смысле отражают все извращенные поступки, которые мы совершаем или хотим совершать в течение жизни. Непосредственный опыт – глубокое чувство вины, но это не та вина, которую можно искупить или простить, потому что ее причина далеко в прошлом. Когда это чувство играет главную роль в обыденном мышлении, это ненависть к себе.

Ненависть к себе – очень распространенная проблема для людей, которые в детстве ощущали себя нелюбимыми или брошенными, и особенно тех, кто подвергался эмоциональному, физическому или сексуальному насилию. Дети, прошедшие через это, часто винят себя за прошлое («Если бы я был лучше, мама не так сильно злилась бы»), а это может пугать сильнее, чем само насилие. Детям важно верить, что взрослые любят их и действуют в их лучших интересах, и если это не так, ребенок остается один на один с пугающим, опасным миром без всякой защиты. Если же с ними плохо обращаются, они часто верят, что заслужили такое отношение. Подобные проблемы не обязательно должны быть настолько драматичными, чтобы оставить шрамы в сознании ребенка. Может быть, просто мать или отец на самом деле были перегружены, сильно заняты, пытаясь заработать на жизнь или разбираясь с проблемами здоровья, депрессией; возможно, они были слишком молодыми и неопытными или, наоборот, слишком старыми и усталыми. Если родители не могут дать ребенку защиту, сочувствие, поддержку и указать правильный путь, он с большой вероятностью вырастет, отягощенный чувством собственной неполноценности: «Я слишком уродливый, слишком требовательный, неспособный – слишком что-то еще, чтобы быть родным и любимым сам по себе».

Получая от родителей сигнал, что мы надоедливы или не особенно важны для них, мы начинаем в это верить. В некотором смысле парадигма становится реальностью, мы приносим это убеждение с собой в школу и ведем себя так, будто с нами что-то не так. Другие дети легко прочитывают этот бессознательный сигнал и со свойственной детям непроизвольной жестокостью всячески начинают подкреплять его – травить и задирать нас. У нас на спине словно нарисован знак жертвы. Мы растем с главной парадигмой своей фундаментальной «неправильности», виним себя за каждый мельчайший пустяк, и это означает, что мы на пути ненависти к себе.

Есть и другое осложнение: если с нами плохо обращались в детстве, мы накапливаем злость, обиду и боль (часто бессознательные). Детьми мы часто начинаем фантазировать о чем-то ужасном, что может случиться с нашими родителями: фатальная авария, сердечный приступ, а иногда и о том, как мы мстим за свои страдания. Эти чувства неприемлемы для ребенка: даже жертвы насилия любят своих родителей, – поэтому такие чувства подавляются. Но они вернутся в форме бессознательной вины и стыда, настигнув выросшего ребенка. Некоторые люди с раннего возраста понимают, что поведение, кажущееся самодеструктивным – как, например, не выкладываться в полную силу, не настаивать на своем, не выражать чувств, – действует как защита, потому что это способ привлекать родительскую любовь и заботу. Собака будет пассивно принимать удар током, если знает, что за ним последует еда. У меня был пациент, постоянно саботировавший собственный успех, потому что независимость и успешность он воспринимал как предательство депрессивной мамаши. Он был обязан сидеть дома и смотреть с ней телевизор, и если чувствовал, что пренебрегает своим долгом, то испытывал за это вину. Поведение, кажущееся настойчивым или независимым, пугает некоторых родителей, они могут наказать ребенка, лишить его своего внимания и одобрения. Ребенок не примет эту судьбу, он скорее научится подавлять определенные чувства и действия, чтобы порадовать родителей и сохранить с ними связь, но при этом львиная доля его ярости вытеснится из сознания. Всем сложно балансировать между помощью себе и другим. Когда забота об окружающих подразумевает наказание самого себя – это ситуация, в которой нет победителей. Мой пациент, ощущавший вину за собственную независимость, продолжал разрушать свою работу.

Сигналы, которые дают понять, что окружающие недовольны нашей уверенностью в себе, едва уловимы, а наше самопожертвование привычно для нас, поскольку живет в «непроизвольном Я». В результате все начинают игнорировать нас или пользоваться нашей слабостью. Мы становимся «славным парнем» (см. главу 4). Это самосбывающееся пророчество в действии, еще один порочный круг. Мы будем и дальше саботировать собственные попытки добиться независимости, потому что они заставляют нас испытывать тревогу и вину. Это саморазрушение, которое используется как защита от неприемлемых чувств.

Ненависть к себе также может быть результатом травматического опыта во взрослой жизни, особенно такого, как изнасилование или домашнее насилие, война, трагедия 11 сентября или самоубийство любимого, – что угодно, что приводит к «комплексу выжившего», когда вы взваливаете вину на свои плечи. Как может Софи жить с ее выбором?[47]

Если самоуничижение не становится частью стимула к саморазрушающему поведению, то мы подружимся с плохими привычками, но в конце концов в любом случае возненавидим себя: «Ты так слаб! Ты вообще не знаешь, что такое дисциплина? Сила воли? Ты никогда ничего не добьешься, если будешь продолжать вести себя так же тупо!» Но чаще всего самоуничижение уходит корнями в прошлое, в опыт взросления или травматический опыт во взрослом возрасте, после которого вы так и не смогли прийти в себя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Ненависть к людям – выражение крайней степени их непонимания. Это чувство возникает в результате резкого контраста между ожиданиями индивида и тем, что представляет собой мир в реальности.

Ненависти свойственно глубоко заседать в человеке, деформировать его психику и разъедать внутренний мир. Зачастую она свидетельствует об общей неудовлетворенности жизнью и близким окружением.

С точки зрения психологии, ненависть объясняется стремлением индивида убрать со своего пути главное препятствие – другого человека, который якобы мешает достичь желаемого.

При этом любые поступки объекта ненависти, попытки объяснить что-то, как-то оправдаться будут только подливать масла в огонь. Доводы здравого рассудка в такой ситуации оказываются бессильными: они лишь укрепляют ненавидящего во мнении, что все делается как раз ему назло.

Истоки ненависти к людям

В качестве первопричин ненависти может выступать ряд факторов:

  1. Резкая неприязнь со стороны окружающих – так рождается ненависть в ответ на ненависть.
  2. Элементарная зависть, соперничество, переходящее в бескомпромиссную конкуренцию.
  3. Слепая уверенность в своей правоте.
  4. Деструктивное влияние предрассудков, искажающих картину мира индивида.
  5. Мнительность и подозрительность, приводящие к таким размышлениям: «Ненавижу друзей: они двуличны, в глаза улыбаются, а за спиной строят мне козни».

Как проявляется ненависть к людям?

Почти всегда при виде объекта своего ярого неприятия человек испытывает целую гамму негативных эмоций, сдержать которые ему всегда дается нелегко:

  • невольное ощущение «закипания» внутри, желание высказать объекту ненависти все, что накопилось в душе;
  • злобу, перерастающую в ярость;
  • брезгливость, граничащую с отвращением;
  • осознанное стремление каким-либо образом оскорбить человека, унизить его достоинство, причинить ему боль, в том числе и физическую.
  • Крайняя ненависть подобна бурлящей лаве вулкана, готовой вырваться наружу. Выход на волю кипящего негатива сродни вулканическому извержению. Это тоже катастрофа, только не стихийная, а социальная, способная привести к преступлению.

Ненависть к себе – истоки и возможные последствия

Психика человека устроена таким образом, что он является по отношению к себе и наблюдаемым, и наблюдателем. Он регулярно выносит вердикт своим действиям в той или иной ситуации. Часто эта оценка имеет негативную окраску, что может привести к зарождению такого феномена, как ненависть к себе.

Начиная с раннего детства, родители выдвигают к ребенку требования, которые он часто не в силах выполнить. В результате на неокрепшую психику обрушивается настоящая лавина критиканства и негатива. Ребенок постоянно ощущает свое несоответствие родительским ожиданием.

Убеждаясь изо дня в день в том, что он «не такой, как все», человек становится изгоем в собственных глазах. Да к тому же перед его взором все время мелькают образы успешных и состоятельных людей, активно продвигаемые глянцевыми средствами массовой информации. Сравнивая себя с ними, индивид приходит к неутешительным выводам.

Крайним следствием ненависти к себе может стать суицид. Для предотвращения трагического финала необходимо вовремя остановить ход разрушительных мыслей и ощущений, стремящихся полностью подчинить человека. Лишь осознанно «свергнув» эту губительную власть, можно снова зажить полноценной жизнью.

Как избавиться от ненависти?

Ослепляющая ненависть не приговор. Главное, что нужно сделать, — понять первоисточник возникновения этого отравляющего жизнь чувства. Вернейший путь к этому – тщательный самоанализ.

К примеру, человек размещает в соцсетях пост следующего содержания: «Ненавижу друзей». Значит ли это, что он действительно испытывает ненависть к товарищам? Вовсе нет: проблема, скорей всего, в нем самом. Просто он выставляет счет миру, до конца не разобравшись в себе.

Шаги на пути освобождения из-под ига ненависти:

  1. Скрупулезный анализ собственного «Я». Нужно предоставить самому себе отчет с честными ответами на вопросы: «Что мешает мне жить? Как мне от этого избавиться?».
  2. Переход на позитивное мышление. После разбора собственной личности необходимо составить перечень положительных метаморфоз, ожидающих после сброса оков негатива.
  3. Отдых. Усталость не способствует гармонизации отношений с окружающими. Освеженное, окрепшее сознание куда лучше справится с этой задачей.
  4. Понимание людей. Заинтересованность внутренним миром тех, с кем приходится общаться, проявление к ним эмпатии помогут относиться к окружающим более снисходительно.
  5. Здоровый образ жизни. Занятия спортом, пребывание на свежем воздухе, сбалансированное питание позволят не отступать от принципа: «В здоровом теле – здоровый дух».

Заключение

Ненависть – одно из наиболее деструктивных эмоциональных состояний. Медленно, но верно оно подтачивает душевные силы, способствует очерствению сердца.

Чтобы искоренить это чувство, нужно кардинально пересмотреть свое отношение к миру и окружающим людям, понять, что они настроены вовсе не так враждебно, как может казаться.

Избавьтесь от груза прежних предрассудков, обид и необоснованных претензий – и ненависть навсегда уйдет из вашей жизни.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

Pinterest

LiveJournal

LinkedIn

Мой мир

E-mail


 

« Предыдущая запись Следующая запись »

rostduha.ru

Симптомы ненависти к себе. Психология вредных привычек

Симптомы ненависти к себе

Если у нас проблема с ненавистью к собственной персоне, собственное саморазрушающее поведение может быть незаметным или, наоборот, бросаться в глаза. Незаметные проявления включают возведение для себя препятствий. Мы можем постоянно пребывать на заднем плане, не позволять своим талантам проявляться, вредить себе, бездельничая и отвлекаясь от работы. Можем пренебрегать своим здоровьем или слишком многого от себя требовать. Мы можем очень тяжело работать ради других, но при этом все равно чувствовать себя каким-то мошенником, который лишь обманывает людей. В то же время мы нередко очень осложняем близкие отношения, втайне опасаясь, что кто-то поймет нашу истинную ничтожную суть. Нас могут привлекать партнеры, которые заставят чувствовать себя ниже их или воспользуются нашими недостатками. Мы можем пристраститься к риску и адреналину. Самые опасные деструктивные действия могут приводить к суицидальным попыткам, членовредительству, перееданию и умышленному очищению кишечника.

Одно из возможных последствий ненависти к себе – это настоящая клиническая депрессия, а другое – пустая жизнь. Если вы постоянно отчитываетесь перед внутренним критиком, который всегда недоволен, одно из решений (абсолютно несостоятельное) – попытаться вести себя осторожно: никогда не говорить того, что мы думаем или чувствуем, никогда не делать ничего спонтанного или рискованного, развивать контроль над своими чувствами до такой степени, когда уже не сможем ничего чувствовать.

Другие симптомы самоуничижения в действии:

• Перфекционизм. Такие люди преграждают себе дорогу сомнениями в собственных силах и никогда не верят, что их работа достаточно хорошо выполнена.

• Перенапряжение, плохая организованность, запрет на просьбы о помощи. Эти люди постоянно наказывают себя, хотя пытаются казаться сильными и самоуверенными.

• Действия в ущерб себе. Пропуск финальных сроков, опоздания на встречи, загруженность; но ненадежность – это способ наказать себя, при этом не осознавая нужды в наказании.

• Застенчивость, социальная тревога. Боязнь людей как следствие подсознательной ненависти к себе и ожидание отторжения и осуждения.

• Создание непривлекательности. Плохая гигиена, плохой стиль в одежде, неловкое поведение в обществе. Символическое послание: «Пожалуйста, не смотрите на меня слишком пристально».

• Постыдные секреты. Поведение, несвойственное характеру, причиной которого становится что-то потаенное, как, например, навязчивая мастурбация, азартные игры, воровство, тайное членовредительство, сексуальная слабость. Создает напряженное чувство вины, сопровождаемое ненавистью к себе.

• Жестокое обращение к себе. Членовредительство, порезы, ожоги, умышленное переедание, предрасположенность к травмам. Может проявляться в том, что человек причиняет себе боль, не зная, что хочет этого.

• Рискованное поведение. Вождение в нетрезвом виде, случайный секс, постоянный риск. Как мы уже говорили, оно проявляется как импульсивное действие при отсутствии выраженных эмоций.

• Насилие по отношению к другим. Бытовое насилие – это когда человек избивает единственного человека в жизни, который дал клятву его любить. Это настолько саморазрушающее действие, насколько вообще возможно. Из случайных же драк он никогда не выходит невредимым, и однажды его могут вынести из такого конфликта вперед ногами.

• Выбор жестоких, равнодушных партнеров. Почему-то такие люди находят партнеров, которые будут подыгрывать их самоуничижению, проявляя жестокость, изменяя им, подрывая их самооценку, манипулируя ими, чтобы они брали на себя ответственность за все, что идет не так в отношениях. И они не могут прекратить такие отношения, потому что это удовлетворяет их эмоциональные нужды.

• Переедание, хаотичный прием пищи, пренебрежение физическими упражнениями, слишком большой вес, делающий вас непривлекательными. Это тоже может быть симптомами ненависти к себе.

Потеря веса

Большинство американцев либо страдают от излишнего веса, либо уверены, что они толстые. Надо ли считать это результатом самодеструктивного поведения? Ответ сложнее, чем кажется на первый взгляд. Любой из сценариев саморазрушения, который мы рассматривали ранее, может стать причиной неправильного питания или отсутствия физической нагрузки, но борьба за потерю веса живет совершенно своей жизнью. Представим, что английское издательство William Hill Agency предлагает: вы описываете план тренировок и ожидаемую степень потери веса, а они делают на вас ставки. Несмотря на то что вы сами диктуете цели и сроки, большинство игроков проигрывают. Это потому, что диеты не работают. Каждый раз, когда вы сидите на диете, теряете вес, а потом снова его набираете, вы осложняете потерю веса в будущем. Ваше тело начинает воспринимать диету как голод и будет удерживать калории, потому что привыкает к мысли: выживание под угрозой. К третьей или четвертой диете вы можете радикально ограничить прием пищи – тело упорно будет сохранять изначальный вес.

Таким образом, сила воли практически не имеет отношения к потере веса{107}. Конечно, требуется немало усилий, чтобы соблюдать диеты; проблема лишь в том, что диеты не работают. Просто посмотрите на Опру Уинфри. Чтобы подняться туда, где она сейчас, справляться со всеми своими проектами и обязательствами, она должна быть сверхъестественно целеустремленным и организованным человеком. И тем не менее Опра постоянно пытается похудеть – но, несмотря на помощь лучших в мире специалистов, не может. Людям, вконец измотавшим себя диетой (и временно истощившим запасы силы воли ради самоконтроля), сложнее соблюдать диету. У тех, кто постоянно борется с соблазном, остается очень немного силы воли для каких-то других задач. Мы хотим изменить привычки в еде, сделав их частью «непроизвольного Я», так что сила воли нам не пригодится.

Те, кто сидит на диете, – идеальный пример эффекта «Какого черта!». В одном эксперименте (с тех пор много раз повторявшемся) худеющих сравнивали с не худеющими в разных ситуациях. Первой группе дали два гигантских молочных коктейля, а потом открыли неограниченный доступ к печеньям и крекерам, которые, как они думали, надо будет оценивать – но на самом деле исследователи измеряли потребление. Второй группе дали только один маленький коктейль, а третьей – вообще никакого. Среди тех, кто не сидел на диете, результаты были вполне предсказуемы: группа, которой не дали молочного коктейля, съела больше всего печенья и крекеров, группа с маленьким коктейлем съела меньше, а группа с двумя коктейлями едва притронулась к еде{108}. Но среди худеющих результаты удивительным образом были обратными: группа, которая выпила по два гигантских молочных коктейля, съела больше печений и крекеров, чем вторая и третья группы. Как будто у худеющих есть дневной лимит калорий, и если они его превысили (например, двумя стаканами молочного коктейля), день все равно испорчен. «Какого черта! Сегодня я буду есть что хочу, а завтра начну сначала». Это абсолютно иррациональное и тем не менее подсознательное действие; рациональная часть сознания тут решений не принимает.

Попытки похудеть также заставляют нас игнорировать естественный цикл голода, приема пищи и чувства удовлетворения. Мы едим по часам, не можем съесть то, чего хочется нашему организму, и привыкаем к чувству голода. Когда мы учимся есть по правилам, совершенно утрачиваем чувствительность к голоду и удовольствию. Если перестаем следовать правилам (что неизбежно происходит с большинством), напрочь теряем естественную способность понимать, когда же наступает момент насыщения.

Если мы не в состоянии сесть на диету, чтобы избавиться от веса, то что же реально можем предпринять? Можем начать с того, что посвятим свои старания не избавлению от лишнего веса, а здоровому питанию или приобретению хорошей формы. Здоровое питание подразумевает, что это на всю жизнь. Если наша цель такова, придется узнать многое о пище. Можно узнать, например, что еда с большим содержанием протеина наиболее эффективна в удовлетворении наших энергетических потребностей. Понять преимущества овощей, фруктов и зелени. Сократить потребление углеводов. Мы научимся другим трюкам с самоконтролем, о которых уже говорили: когда мечтаешь о вкусностях с высоким содержанием углеводов, можно привязать эти картинки к чувствам опасности или отвращения – червяки в молочном коктейле, тараканы в шоколадке. Если взвешиваешься каждый день, увидишь результаты гораздо быстрее, и это поможет контролировать себя. То же происходит, если мы обращаем внимание, что и как едим, и узнаём про калории, жиры и углеводы. Желательно читать о еде в ресторанах, и особенно о калориях, если в меню указывают их количество: это поможет правильнее рассчитывать свой ежедневный рацион.

Чтобы получать информацию о своем прогрессе без промедления, можно использовать новые технологии. Есть устройства, как, например, Fitbit, которые считают, сколько шагов в день мы прошли. Например, мы поставили себе цель: проходить в день десять тысяч шагов. Посмотрели на прибор в девять часов вечера – и узнали, что не хватает еще трех тысяч. Потом можно будет лишь изумляться, как прогулка по дому в три тысячи шагов туда-сюда способна улучшить наше самочувствие. Компании программного обеспечения разрабатывают программы с использованием игровой психологии для разных персональных электронных устройств, чтобы вдохновить нас переходить на здоровое питание. Некоторые сайты в интернете позволяют сделать ставку на то, что мы добьемся нужного веса, и если действительно это сделаем (большинство людей, конечно, не выигрывает), то можем выиграть вполне реальные деньги.

Еще одна неожиданная и обнадеживающая находка: люди, которые научились подавлять соблазн съесть что-то вредное, обещая себе съесть это позднее, едят меньше. А уверенные в том, что никогда не притронутся к вкусняшке и что стоит навсегда забыть этот соблазн, в итоге съедают больше{109}. Оказывается, вера в то, что мы сможем когда-нибудь съесть всю эту еду, приносит радость ожидания, и когда мы уже действительно можем по-человечески поесть, хватает меньшего. Те же, кому внушали выкинуть из головы такие мысли, а потом предоставили возможность получить желаемое, довольно быстро скатывались к эффекту «Какого черта!»: «Хорошо, он дал мне зеленый свет, эти калории – на его совести». Мы можем быть мудрее и время от времени позволять себе маленькую порцию любимой соблазнительной вкусности, чем постоянно чувствовать себя лишенными чего-то важного, потому что тренируем ум получать удовольствие от небольших порций.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Ненависть к самому себе

Шизофрения остается до сих пор одним из самых загадочных для медицины и трагических для индивида заболеваний. Подобный диагноз звучит как приговор, поскольку "всем известно", что шизофрения неисцелима, хотя, как пишет известный американский психиатр Э. Фуллер Торри, у 25 процентов больных в результате медикаментозного лечения происходит значительное улучшение состояния, а у еще 25 процентов состояние улучшается, но им требуется постоянный уход.

Этот же автор, однако, признается, что на настоящий момент не существует сколько-нибудь удовлетворительной теории шизофрении, а также совершенно неизвестен принцип воздействия антипсихотических препаратов, тем не менее он совершенно убежден, что шизофрения - это заболевание головного мозга, более того он достаточно точно указывает на основную область мозга, которая поражается при этом заболевании. А именно - лимбическая система, как известно, прежде всего ответственная за эмоциональные состояния человека.

Такой важнейший симптом шизофрении как "эмоциональная тупость", свойственный всем без исключения ее разновидностям, отмечают все психиатры, тем не менее это не наталкивает медиков на предположение о возможной эмоциональной причине шизофренических заболеваний.

Более того, в основном, исследованию подвергаются прежде всего характерные когнитивные нарушения (бред, галлюцинации, деперсонализация и т.д.). Гипотеза о том, что причиной столь впечатляющих и пугающих симптомов могут быть эмоциональные нарушения, всерьез не рассматривается, именно потому, что больные шизофренией производят впечатление эмоционально бесчувственных людей.

Прошу прощения, что я буду в дальнейшем пользоваться для краткости не вполне научным термином "шизофреник".

Выдвигаемая теория базируется на идее о том, что в основе подавляющего большинства заболеваний шизофренией лежат тяжелейшие эмоциональные проблемы личности, состоящие прежде всего в том, что больной сдерживает (или подавляет) такие сильные чувства, которые его личность не в состоянии выдержать, если они актуализируются в его теле и сознании.

Они настолько сильны, что о них просто необходимо забыть, любое прикосновение к ним причиняет невыносимую боль. Именно поэтому психологическая терапия шизофрении пока еще приносит больше вреда, чем пользы, поскольку она задевает эти "похороненные" в глубине личности космической мощи аффекты, что вызывает новый виток шизофренического отказа признавать реальность.

Я не случайно сказал об актуализации чувств в теле, а не только в сознании. Не только психологи, но и медики не станут отрицать, что эмоции являются теми психическими процессами, которые наиболее сильно влияют на физическое состояние человека.

Эмоции вызывают не только изменение электрической активности мозга, расширение или сужение сосудов, выделение в кровь адреналина или других гормонов, но и напряжение или расслабление мускулатуры тела, учащение дыхания или его задержку, усиление или ослабление сердцебиения и т.д., вплоть до обморока, инфаркта или полного поседения.

Хронические эмоциональные состояния могут вызывать серьезнейшие физиологические изменения в организме, то есть вызывать те или иные психосоматические заболевания, или, если эти эмоции позитивны - способствовать укреплению здоровья человека.

Глубочайшим исследователем человеческой эмоциональности был знаменитый психолог и психиатр В.Райх. Он считал чувства и эмоции прямым выражением психической энергии личности.

Описывая шизоидный характер он прежде всего указывал на то, что все чувства и энергия такой личности заморожены в центре тела, они сдерживаются хроническим мышечным напряжением. Следует отметить, что отечественные учебники по психиатрии также указывают на особую мышечную гипертензию (перенапряжение), наблюдаемую у шизофреников всех типов.

Однако отечественная психиатрия не связывает этот факт с подавлением чувств и также не может объяснить феномен эмоциональной тупости шизофреников. В то же время этот факт понятен, если учесть, что эмоции полностью подавлены, причем настолько, что сам "больной" не способен контактировать со своими собственными чувствами, иначе они слишком опасны для него.

Этот вывод подтверждается на практике. Осторожно беседуя с такими больными, находящимися в состоянии ремиссии, можно выяснить, что их чувства, которые они не осознают (обычно они сами ощущают себя бесчувственными) на самом деле имеют совершенно невероятную для "нормального" человека силу, они характеризуются буквально космогоническими параметрами.

Например, одна молодая женщина призналась, что сдерживаемое ею чувство можно охарактеризовать как крик такой силы, что если его выпустить на волю, то он может "как лазером срезать горы". Когда же я спросил, как она может сдерживать такой силы крик, она сказала: "Это моя воля". "На что же похожа твоя воля?" - спросил я. "Если можно представить лаву в центре Земли, то вот это - моя воля", - был ответ.

Другая молодая женщина также отмечала, что основное подавленное ею чувство похоже на крик, когда я предложил ей попробовать освободить его, то она поинтересовалась с некоторым "черным" юмором: "А землетрясения не будет?" Обе они вспоминали, что их матери в детстве постоянно и жестоко избивали их, требуя абсолютного подчинения.

Удивительно, но большинство шизофреников, как будто сговорились, они все указывают на чрезвычайно жестокое обращение с собой со стороны матери (реже отца) и на родительское требование абсолютного подчинения.

На факт жестокого обращения с шизофрениками в детстве указывали и другие психологи, и психиатры, с которыми я обсуждал данную тему. Например, известный психолог и психотерапевт Вера Лосева (устное сообщение) высказывалась в том смысле, что шизофрения происходит в тех случаях, когда родители совершили по отношению к ребенку что-то жестокое, и основная задача терапевта - помочь больному психологически отделить себя от родителей, что приводит к исцелению.

Но указания на силу эмоций и жестокость явно недостаточно, необходимо понять характер этих эмоций. Очевидно, что это не позитивные эмоции, это прежде всего ненависть к самому себе, о чем он также достаточно спокойно может сообщить психологу.

Шизофреник ненавидит собственную личность и разрушает себя изнутри, мысль о том, что можно любить себя, кажется ему поразительной и неприемлемой. Одновременно это может быть и ненависть к окружающему миру, поэтому он по сути прекращает всякие контакты с реальностью, в частности с помощью бреда.

Откуда же берется эта ненависть к себе?

Материнская жестокость, против которой ребенок внутренне протестует, тем не менее становится самоотношением ребенка, причем проявляется это именно в период юношества, то есть когда ребенок начинает уже не подчиняться родителям, а сам управлять собой и своей жизнью.

Это происходит от того, что он не знает других способов управления собой и другого варианта самоотношения. Он также требует от самого себя абсолютного подчинения и применяет к себе абсолютное внутреннее насилие.

Я спросил одну девушку, имевшую подобные симптомы, понимает ли она, что обращается с собой так же, как это делала с ней ее мать. "Вы ошибаетесь,- с кривой улыбкой ответила она, - я обращаюсь с собой гораздо более изощренно".

Эти идеи полностью соответствуют теории Мери и Роберта Гулдингов, знаменитых последователей Эрика Берна. Они считают, что избиения и унижения ребенка являются формой предписания "не живи".

Ребенок, получивший такое предписание от своих родителей, как правило создает суицидальный сценарий жизни. В некоторых случаях такой сценарий приводит к реальному суициду или депрессии как скрытому суициду.

Но при шизофрении само человеческое Я подвергается жестокой атаке со стороны самого же индивида. Уничтожение собственного Я можно назвать суицидом души, возможно оно происходит потому что именно это Я было объектом преследования со стороны родителя.

Если вы попытаетесь поговорить с больной шизофренией о любви к себе или его Я, то натолкнетесь на непонимание и отрицание. Типа: "Вы странные вещи говорите…" или "Я не люблю и не могу говорить о себе".

На западе известна теория о холодной и гиперсоциализирующей матери, как причине последующей болезни ребенка, однако, дальнейшие "научные" исследования не подтвердили эту гипотезу.

Почему? Да очень просто: большинство родителей скрывают факты своего неадекватного отношения к ребенку, тем более, что это было в прошлом, скорее всего они и сами обманывают себя, забывая то, что было.

Сами шизофреники свидетельствуют, что в ответ на их упреки в жестокости, родители отвечают, что ничего подобного не было. В глазах медиков правы, конечно же родители, они же не сумасшедшие.

Одну мою знакомую держали в больнице и "кололи" ей сильные лекарства, до тех пор, пока она не поняла, что ее не выпустят, если она не откажется от своих воспоминаний о садистском поведении родителей. В итоге, она призналась, что была не права, что родители ни в чем не виноваты, и ее выписали.

Другая слабость этой теории состоит в том, что она не объясняет каким образом, холодность и гиперсоциализация приводят к шизофрении. С нашей точки зрения, повторюсь, истинная причина одна - невероятной силы ненависть шизофреника к самому себе, полное подавление своих чувств, и стремление к абсолютному подчинению абстрактным принципам (то есть отказ от свободы воли и спонтанности). Что проистекает из требований абсолютного подчинения со стороны родителя, что и является отказом от своего Я.

Именно человеческое Я ответственно за адекватное восприятие реальности. Об этом говорил еще З.Фрейд. Как известно, такая часть личности как Ид подчиняется принципу удовольствия и служит инстинктам, Супер-Эго подчиняется принципу морали и помогает ограничивать и сдерживать инстинкты, а Эго (то есть Я) подчиняется принципу реальности и помогает человеку действовать адекватно и безопасно.

Когда человеческое Эго разрушается, то он теряет способность тестировать реальность и отличать бред и галлюцинации от реальности.

Когда я опубликовал эту статью в журнале, она прошла незамеченной. Когда опубликовал в интернете, то она подверглась критике со стороны одной пожилой женщины (врач-рентгенолог на пенсии), которая считала, что дочь ненавидит ее, потому что у нее шизофрения.

Дочь даже не хотела пускать ее в дом и позволять ей общаться с внуком. Эта дама очень агрессивно меня критиковала и даже рекомендовала мне заняться обработкой пустующих земель вместо того, чтобы писать статьи, обвиняющие матерей.

Как выяснилось, диагноз ее дочери никто не ставил, муж не сомневался в ее адекватности, она не состояла на учете в ПНД и никогда не лежала в психиатрической клинике. Но ее мать была уверена, что ее дочь больна.

Она приводила массу примеров как дети ненавидели своих родителей, хороших и знаменитых родителей, а потом оказывалось, что дети - шизофреники. Тем самым она сама подтвердила мою гипотезу, свидетельствовала что отношения с родителями явно коррелируют с болезнью, и отношения эти пропитаны ненавистью.

Поскольку я понял, что эта дама сама заинтересована в создании болезни своей дочери, или хотя бы в таком диагнозе, а по словам и действиям напоминает танк, я отказался продолжать с ней дискутировать.

Интересно, что сами психиатры говорили мне, что замечают странную закономерность. Пока мама посещает своего больного "взрослого ребенка" в больнице, опекает его, то он болеет. Как только мама умирает, то ребенок быстро выздоравливает и адаптируется к окружающей действительности.

Психологические причины болезни могут порождаться не только жестоким отношением родителей в детстве, но и другими факторами, что позволяет объяснить ряд других случаев. Но причина всегда глубоко эмоциональна.

Например, мне известен случай, когда шизофрения возникла у женщины, которая в детстве скорее была избалована родителями. До пяти лет она была настоящей королевой в семье, но потом родился брат. Ненависть к брату (потом к мужчинам вообще) переполняла ее, но она не могла выразить ее, опасаясь совсем потерять любовь родителей, и эта ненависть обрушилась на нее саму изнутри.

К.Юнг приводит случай, когда женщина заболела шизофренией после того, как по сути дела, убила своего ребенка. Когда Юнг сказал ей правду о том, что произошло, после чего она выплеснула подавленные чувства в совершенно ошеломившей его истерике, этого оказалось достаточно для ее полного выздоровления.

Дело было в том, что в юности она жила в некоем английском городе и была влюблена в красивого и богатого молодого человека. Но родители ей сказали, что она слишком высоко метит и по их настоянию она приняла предложение другого вполне достойного жениха.

Она уехала (видимо в колонии) там родила мальчика и девочку, жила счастливо. Но однажды к ней в гости приехал друг, который раньше жил в ее родном городе. За чашкой чая он рассказал ей, что своим замужеством она разбила сердце одному его приятелю. Оказалось, что это был тот самый богатый и красивый, в которого она была влюблена.

Можете представить себе ее состояние. Вечером она купала в ванночке, дочку и сына. Она знала, что вода в этой местности могла быть заражена опасными бактериями. Почему-то она не помешала одному ребенку попить воду из ладошки, а другому пососать губку. Оба ребенка заболели и один умер. После чего она и поступила в клинику с диагнозом "шизофрения".

Юнг сказал ей после некоторого колебания: "Вы убили своего ребенка". Взрыв эмоций был ошеломляющим, но через две недели ее выписали как совершенно здоровую. Юнг наблюдал ее еще в течение 9 лет, и никакого рецидива болезни больше не было.

Совершенно очевидно, что эта женщина возненавидела себя за то, что отказалась от любимого, а потом за то, что способствовала смерти собственного ребенка и окончательно сломала собственную жизнь. Она не могла вынести эти чувства, легче было сойти с ума. Когда невыносимые эмоции вырвались наружу, разум к ней вернулся.

Мне известен случай молодого мужчины, больного параноидальной формой шизофрении. Когда он был маленьким, его отец (дагестанец) срывал иногда с ковра висевший на нем кинжал, приставлял к горлу мальчика и кричал: "Зарежу, или ты меня послушаешься".

Когда этому больному предложили нарисовать человека, который опасается кого-то, то в этом рисунке по фигуре и деталям можно было безошибочно узнать его самого. Когда же он нарисовал того, кого этот человек боится, то его жена безошибочно узнала в этом портрете отца больного.

Однако он сам этого не понял, более того, на уровне сознания, он боготворил своего отца и говорил, что мечтает подражать ему. Более того, он сказал, что если его собственный сын сворует, то он лучше сам его убьет. Интересно также, что когда с ним обсуждалась тема сдерживания страданий, терпения, то он сказал, что, по его мнению, "мужчина должен терпеть до полного умопомрачения".

Эти примеры подтверждают эмоциональную природу данного заболевания, но естественно не являются окончательным доказательством. Но теория обычно всегда забегает несколько вперед.

Концепция "двойного зажима"

В психологии известна другая психологическая теория шизофрении, принадлежащая философу, этнографу и этологу Грегори Бейтсону, это концепция "двойного зажима". Говоря кратко, суть ее сводится к тому, что ребенок получает от родителя два логически несовместимых предписания: например, "если ты сделаешь это - я накажу тебя" и "если ты не сделаешь это - я накажу тебя", единственно, что ему остается - это сойти с ума.

При всей важности идеи "двойного зажима", доказательность этой теории мала, она остается чисто умозрительной моделью, неспособной объяснить те катастрофические нарушения мышления и восприятия мира, которые происходят при шизофрении, если только не принять, что "двойной зажим" вызывает глубочайший эмоциональный конфликт.

Во всяком случае психиатр Фуллер Торри просто издевается над этой концепцией, как, впрочем, и над другими психологическими теориями. Все эти теории, к сожалению, не могут объяснить происхождения шизофренических симптомов, если не учесть силу переживаемых больным скрытых эмоций, если не учесть, направленную на самого себя силу саморазрушения, степень подавления любой спонтанности и непосредственной эмоциональности.

Перед нашей теорией стоят те же задачи. Психиатры потому и не верят в психологические теории шизофрении, что они не могут представить, что подобные психические нарушения могут происходить не в разрушенном мозге, они не могут представить, что нормальный мозг может порождать галлюцинации, и человек может в них верить.

На самом деле, это вполне может происходить. Искажения картины мира и нарушения логики происходили и происходят у миллионов людей прямо на наших глазах, как показывает практика нацизма и сталинизма, практика финансовых пирамид и т.д.

Средний человек способен поверить во что угодно и даже "увидеть" это собственными глазами, если этого очень хочется. Ажиотаж, страсть, дикий страх, ненависть и любовь заставляют людей верить в свои фантазии как в реальность или хотя бы подмешивать их к реальности.

Страх заставляет всюду видеть угрозы, а любовь - в толпе вдруг видеть свою любимую. Никого не удивляет, что все дети проходят период ночных страхов, когда простые предметы в комнате кажутся им какими-то зловещими фигурами.

Увы, взрослые люди также способны принимать свои фантазии за действительность, причем процесс подмены происходит совершенно бесконтрольно, но для того, чтобы это произошло, нужны сверхнормальные отрицательные эмоции, сверхнормальное напряжение.

Не случайно замечено, что перед дебютом заболевания определенный период времени будущие больные практически не могут спать. По-пробуйте не поспать две ночи подряд - как вы будете мыслить после второй ночи?

"Шизофреники" перед дебютом заболевания не спят неделю, порой 10 дней. Если экспериментально будить человека в момент наступления быстрого сна, когда он и видит сны, то через пять дней он начинает видеть галлюцинации наяву.

Это явление прекрасно объясняется теорией сновидений З.Фрейда. Он показал, что во сне люди видят свои собственные нереализованные желания. Фрейд считал, что таким способом бессознательное человека сообщает сознанию о том, что человек не хочет о себе знать.

С одной стороны, теория Фрейда верна, но он не обратил внимания на то, что реализация неосуществленных желаний во сне приводит к исполнению желаний, хотя бы в символической форме. А такое осуществление желания приводит к успокоению, желание как бы удовлетворено чисто на психическом уровне. То есть главная функция сновидений – компенсаторная.

Если данная компенсаторная функция сновидений отключена, то компенсация происходит в форме галлюцинаций. Как и случилось в приводимом выше эксперименте. Только здоровый человек, участвующий в эксперименте, понимает, что эти галлюцинации являются продуктом его собственной психики.

Больной же человек, измученный страданиями, принимает образы галлюцинаций, которые являются его сновидениями наяву, за реальность. Поскольку компенсации в его случае все равно не происходит, он видит эти сновидения наяву снова и снова.

Тоже самое явление лежит в основе происхождения повторяющихся сновидений. Компенсации не происходит ни во сне, ни в реальности, и тот же сон снится человеку иногда каждую ночь.

Вот пример: "Отрубленная голова".
Я принимал экзамен в одном из платных вузов. Студентка, уже взрослая женщина, ответила на первый вопрос, и, явно торопясь и волнуясь, попросила меня истолковать ее сон, который мучил ее на протяжении последних двух месяцев. Я понял, что этот вопрос был очень важен для нее и согласился.

Это был повторяющийся кошмар. Ей снилось, что она находится в какой-то комнате, из которой хочет вырваться, но ей мешают какие-то люди. Она не может уйти, но вынуждена наблюдать, как казнят какого-то мужчину. Она видит окровавленную шею, когда ему отрубают голову. Все это ужасно и повторяется каждую ночь.

Я сказал, что не могу сказать точно, для более подробного анализа нет времени, но, по крайней мере, понятно, что в своей жизни она находится в очень неприятной для нее ситуации, из которой ей хочется вырваться, но у нее не получается. Также понятно, что у нее какой-то очень серьезный конфликт с каким-то мужчиной.

Она подтвердила то, что я думал, но выразил осторожно:

- Да, я сейчас хочу развестись с мужем, но не могу этого сделать, потому что у меня маленький ребенок, 1 год и 2 месяца. Главное, я не понимаю причины, по которой так хочу развода. Но после рождения ребенка, я стала его просто ненавидеть, все больше и больше. Хотя до этого у нас было все хорошо, мы очень друг друга любили. Секс у нас был просто замечательный. У него есть недостатки, он несколько тяжелый человек, но серьезных претензий у меня к нему нет.

- Может быть, он Вам изменял, или бил Вас, или совершил что-то еще.

- Нет, нет. Он очень хорошо ко мне относится, но я ничего не могу с собой поделать. Отчего это может происходить?

- Так трудно судить. Но часто после рождения ребенка у матери могут всплывать на поверхность психики те конфликты, которые были в ее родительской семье, потому что она невольно видит в ребенке себя. У Вас девочка?

- Да, мой отец ушел из семьи, когда мне было полтора года.

- Может быть, в Вас живет программа, что когда ребенку 1,5 года, с мужем надо развестись. Но я не уверен.

- Действительно, с первым мужем я развелась, когда моему ребенку было год и четыре месяца.

- Раз так, то теперь можно уверенно говорить, что вы следуете такой программе.

- А почему я все больше и больше его ненавижу?

- Просто Вам необходимо подвести эмоциональную базу под уже готовое решение.

- Боже мой (хватается за голову). Какая я ужасная женщина. Что же делать? Можно ли это исправить?

- Приходите ко мне на сеанс, сейчас у нас нет на это времени.

Комментарий. На сеанс она не пришла, и я не знаю отдаленных результатов этого краткого анализа. Надеюсь, у нее хватило разума не портить свою и чужую жизнь, исходя из усвоенных в детстве сценариев. Еще я сожалею, что не спросил ее о том, что мама говорила ей об отце, и не интерпретировал казнь мужчины как реализацию ее ненависти к отцу за то, что он ее бросил. Тогда стало бы понятно, что ее ненависть к мужу является типичным явлением переноса, что помогло бы ей справиться с этими чувствами. Но у меня было мало времени.

Понятно, что сколько бы эта женщина не смотрела бы этот сон, решения проблемы не было бы ни во сне, ни в реальности, поэтому он и повторялся.
Мой клиент, больной маниакально-депрессивным психозом (я его не лечил, а только консультировал), был потрясен, когда я рассказал ему эту концепцию. Оказывается, перед дебютом болезни он не спал 11 дней без перерыва. Никто ему не сказал ничего подобного, хотя он лежал в психиатрической клинике четыре раза. И это понятно, потому что данная теория совершенно новая, и психиатры ее не знают. Да и не поверят в нее психиатры, хотя она дает ключ к анализу галлюцинаций и бреда больных людей.

Замечу, что какие бы симптомы мы с ним не обсуждали, двигаясь от симптома к его причине, мы всегда приходили к обсуждению его отношений с мамой. Как говорил этот богатый и умный, сорокалетний мужчина, мама обладала таким характером, что более получаса разговаривать с нею было невозможно.

"Почему? – удивился я. "Потому что за полчаса она ухитряется вынести тебе мозг полностью." - был ответ. Он проходил у меня консультирование полтора года, потом ушел, по-английски, не попрощавшись, и через четыре месяца оказался в клинике уже четвертый раз.

Через полгода он снова вернулся ко мне в совершенно "раздавленном" состоянии. Мы работали еще год, он психологически воскрес, опять ушел по-английски, но на данный момент здоров. У меня есть подозрение, что он здоров потому, что его мама, которая была возбудителем болезни, за это время умерла.

Вспомним, кстати, знаменитый фильм "Игры разума", созданный на основе реальных фактов. В нем гениальный математик, больной параноидальной формой шизофрении, вдруг (через 20 лет) понимает, что один персонаж из его галлюцинаций – действительно является продуктом его собственной психики (девочка, которая так и не повзрослела). Когда он понял это, то сумел преодолеть свое заболевание изнутри самого себя.

Но, возвращаясь к теории сновидений, "шизофреники" не спят не просто так, от нечего делать, они крайне возбуждены и напряжены, их обуревают чувства, с которыми они борются, но не в силах их победить.

Например, одна женщина "сошла с ума" уже в зрелом возрасте после развода с мужем, который она переживала до такой степени, что полностью поседела. Кроме того, "почва" уже была подготовлена тем же стандартным способом - в детстве мать ее постоянно избивала и требовала абсолютного подчинения, а горячо любимый отец был депрессивным пьяницей. Мать говорила: "Ты вся в этого Сидорова." Так вот, перед тем, как у нее начался острый психотический приступ, она не спала подряд примерно неделю.

Суммируя вышесказанное можно свести причины шизофрении к трем основным факторам:

1. Управление собой с помощью абсолютного насилия, отказ от спонтанности и непосредственности;

2. Ненависть к самому себе, к своей личности;

3. Подавление всех чувств и чувственного контакта с реальностью.

Ранее я считал, что приоритет в образовании шизофрении должен безусловно быть отдан первому принципу. Сейчас я думаю, что второму. Поскольку больной в данном случае приходит к отрицанию своего Я.

Отказ от спонтанности, следования внутренним непосредственным импульсам и желаниям происходит от того, что в детстве ребенок научился только слушаться родителя и подавлять себя, не доверять себе. А только наше Я (ЭГО) позволяет нам тестировать реальность и отличать сны и галлюцинации от объективной действительности.

О потере своего Я пишет знаменитая Арнхильд Лаувенг в своей книге "Завтра я всегда была львом". Эта норвежская девушка 10 лет была больна шизофренией, прошла ад традиционного медицинского лечения и выздоровела благодаря собственным усилиям.

Вот одна цитата из ее исповеди, описывающее происхождение болезни: "Если "она" - это я, то кто же тогда о "ней" пишет? Разве "она" - это "я"? Но если "она" - это "я", то кто же тогда рассказывает про этих "я" и "она"?

Хаос нарастал, и я запутывалась в нем все больше и больше. В один прекрасный вечер у меня окончательно опустились руки, и я заменила все "я" на неизвестную величину X. У меня было чувство, что я больше не существую, что не осталось ничего, кроме хаоса, и я уже ничего не знала - ни кто я такая, ни что собой представляю, и существую ли я вообще.

Меня больше не было, я перестала существовать как личность со своей идентичностью, у которой есть определенные границы, начало и конец. Я растворилась в хаосе, превратившись в сгусток тумана, плотного, как вата, в нечто неопределенное и бесформенное".
Еще: "…самым отчетливым тревожным сигналом у меня был распад ощущения идентичности, уверенности в том, что я - это я. Я все больше теряла ощущение своего реального существования, я уже не могла сказать, существую ли я на самом деле или я - выдуманный кем-то персонаж из книги.

Я уже не могла с уверенностью сказать, кто управляет моими мыслями и поступками, сама ли я это делаю или кто-то другой. А вдруг это какой-то "автор"? Я потеряла уверенность в том, есть ли я на самом деле, потому что вокруг осталась только страшная серая пустота.

В своем дневнике я стала заменять слово "я" на "она", а скоро и мысленно стала думать о себе в третьем лице: "Она перешла через дорогу, направляясь в школу. Ей было страшно тоскливо, и она подумала, что, наверное, скоро умрет. А где-то там, в глубине, у меня засел вопрос, кто же эта самая "она" - я это или уже не я, и ответом было, что так не может быть, потому что "она" такая печальная, а я... я вообще никакая. Серая и только".
Она описывает некоего внутреннего галлюцинаторного персонажа по имени Капитан, который ее наказывал. "С этого дня он часто стал меня наказывать и бил всякий раз, как я делала что-то не так, а ему часто не нравилось, как я что-то делаю. Я ничего не успевала и вообще была ленивой дурой. Когда на работе в киоске кинотеатра я не могла быстро сосчитать сдачу, он уводил меня в туалет и там бил по лицу, несколько раз.

Он бил меня, когда я забывала учебник или кое-как выполняла домашнее задание. Он заставлял меня брать в дорогу палку или хворостину и бить себя по ляжкам, если я слишком неторопливо шла или ехала на велосипеде…

Я прекрасно знала, что сама себя побила, но у меня не было ощущения, что это зависело от меня самой. Моими руками меня избивал Капитан, я понимала и ощущала, как это происходит, но не могла объяснить, ибо для этой реальности у меня не было слов. Поэтому я старалась как можно меньше говорить".
Очевидно, что самоотрицание и даже самоуничтожение своего Я проявилось у Арнхильд в очень четких формах. Причины, толкнувшие ее на отказ от своего Эго недостаточно обсуждаются в книге. Но известно, что у нее рано умер отец, а в школе она ощущала себя изгоем, полностью изолированным и недостойным общения ребенком. Про действия ее матери ничего не известно.

Но известно, что ее выздоровление было связано с обретением самоуважения, когда она смогла с помощью социального работника обрести психологическое образование, и тем самым восстановить свое Я.

Этот случай подтверждает нашу теорию, и думаю, что нет необходимости пить бочку вина, чтобы ощутить его вкус, думаю, что и другие случаи будут при внимательном изучении (а не только статистическом) подтверждать те же закономерности.

Возвращаясь к выделенным ранее принципам. Управление собой насильственным образом приводит к механичности существования, подчиненности абстрактным принципам, постоянной напряженности и навязчивому самоконтролю.

Именно поэтому все чувства "загоняются" вглубь личности и контакт с реальностью прекращается. Теряется всякая возможность получения удовлетворения от жизни, поскольку непосредственное переживание не допускается.

Предложение управлять собой как-то по-другому, более мягко, вызывает непонимание или активное сопротивление, типа: "А как же я заставлю себя делать то, что мне не хочется?"

Во время психотического приступа природа как бы берет свое, создавая ощущение абсолютной свободы и безответственности. Неумолимая внутренняя воля, обычно подавляющая любую спонтанность, ломается, и поток безумного поведения приносит определенное облегчение, он является скрытой местью жестокому родителю и позволяет реализовать запретные импульсы и желания.

По сути это единственный способ расслабиться, хотя в другом варианте психоз может проявляться и как супернапряжение - захват всего существа жестокой волей, которая служит проявлением беспредельного упрямства (или страха) ребенка и в этом смысле тоже местью, но другого рода.

Приведем пример, взятый из книги Д.Хелла и М.Фишер-Фельтен "Шизофрении": "Доротея Бук сообщает в своей публикации: "В самом начале первого приступа болезни, при появлении еще слабых внутренних импульсов я сделала вывод: моя воля заключается не в том, чтобы хотеть, а в том, чтобы подчиниться, т.е. я была заодно со своим психозом, а не гребла против течения. Поэтому психоз как ощущение утраты самоконтроля не вызывал во мне страха".
Из этого отрывка явственно видно, что "шизофреник" стремится подчиниться психозу, что его воля направлена на подчинение, как это было, видимо, в детстве. Одновременно психоз позволяет избавиться от самоконтроля, что тоже очень желательно для "больного".

То есть приступ – это и болезненное подчинение, и протест одновременно. В разговоре с одним психотическим юношей, который проявлял удивительную способность логически мыслить. Его отец, который наблюдал наш разговор, был в шоке, потому что, с ним он разговаривал как "полный идиот".

А мне он мог задавать умные вопросы, вести дискуссию. Но я задал ему некоторый неудобный для него вопрос. Он долго не отвечал, я спросил снова. Тогда его лицо приняло вдруг идиотическое выражение, глаза закатились вверх под веки, и он явно стал создавать приступ.

"Ты меня не обманешь, - сказал я, - я тебе не врач. Я прекрасно знаю, что ты все слышишь и понимаешь". Тут его глаза опустились вниз, сфокусировались, он стал совершенно нормален и как-то удивленно сказал: "А я ведь действительно все понимаю…".

На вопрос он так и не ответил. То есть приступ психотик может контролировать и специально создавать для решения некоторых задач, может быть для избегания ответа. Характерно, что этот парень заявлял, что не может говорить о себе, он отрицал свое Я.

Принцип абсолютного подчинения реализуется в фантазиях (которые обретают статус реальности в силу нарушения процесса тестирования реальности): о голосах, которые приказывают что-то делать и которым очень трудно не подчиниться, об опасных преследователях, о тайных знаках, кем-то даваемых в самых странных формах, о телепатически воспринимаемой воле инопланетян, бога и т.д., заставляющей выполнить что-то нелепое.

Во всех случаях "шизофреник" считает себя бессильной жертвой могучих сил (как это и было в его детстве) и снимает с себя всякую ответственность за свое состояние, как и положено ребенку, за которого все решается.

Тот же принцип, проявляющийся в отказе от спонтанности, приводит порой к тому, что любое движение (даже взять стакан с водой) превращается в труднейшую проблему. Известно, что вмешательство сознательного контроля в автоматизированные навыки разрушает их, "шизофреник" же контролирует буквально каждое свое действие, приходя иногда к полной парализации движений.

Поэтому его тело часто движется как деревянная кукла, и движения отдельных частей тела плохо согласованы друг с другом. Мимика отсутствует не только потому, что чувства подавлены, но и потому, что он "не знает", как непосредственно выражать эмоции или опасается выразить "не те чувства".

Поэтому "шизофреники" сами отмечают, что их лицо часто стягивается в неподвижную маску, особенно при контакте с другими людьми. Поскольку спонтанность и позитивные чувства отсутствуют, шизофреник становится нечувствительным к юмору и не улыбается, по крайней мере, искренне (смех больного гебефренией вызывает у окружающих скорее ужас и сочувствие, чем ощущение смешного).

Второй принцип (отказ от чувств) связан с одной стороны с тем, что в глубине души таятся самые кошмарные чувства, контакт с которыми просто ужасает. Необходимость сдерживать чувства приводит к постоянной гипертензии мышц и отчужденности от других людей.

Как может он чувствовать чужие переживания, когда он не чувствует свои невероятной силы страдания: отчаяние, одиночество, ненависть, страх и т.д.? Уверенность в том, что чтобы он ни сделал, все это все равно приведет к страданию или наказанию (здесь может быть уместна теория "двойного зажима"), может приводить к полной кататонии, которая является проявлением абсолютного сдерживания и абсолютного отчаяния.

Вот еще пример из той же книги Д.Хелла и М.Фишер-Фельтен: "Один больной сообщил о пережитом: "Это было так, как будто жизнь была где-то снаружи, как высушенная". Другая больная шизофренией сказала: "Мои чувства как бы парализовало. А потом их создали искусственно; я чувствую себя роботом".
Психолог бы спросил: "Для чего вы парализовали свои чувства, а затем превратили себя в робота?" Но больной считает себя просто жертвой болезни, он отрицает, что это он делает сам с собой, и врач разделяет его мнение.

Заметим, что многие "шизофреники", выполняя задание нарисовать фигуру человека, внедряют в нее различные механические части, шестеренки, например. Молодой человек, который явно был в пограничном состоянии, нарисовал робота с антеннами на голове.

babanov.space

КОРНИ НЕНАВИСТИ К СЕБЕ - VALUE

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Корни ненависти к себе.

Для того, чтобы создать позитивную самооценку и принять себя безусловно со всеми своими сильными и слабыми сторонами, положительными и отрицательными качествами, стоит ответить на вопрос: с чего начинается любовь к себе? и разобраться в причине ненависти к себе.

Ненависть к себе уходит корнями в доминаторную культуру. Первая и наиболее важная причина ненависти к себе связана с тем, что родители не поддерживали независимое мышление и действие ребенка. Вторая причина — “синдром родительского очуждения” — механизм, которым пользуются родители и учителя в доминаторной культуре для наказания детей за поведение, которое они не одобряют. Доминаторная культура использует неприятие и неодобрение для контроля нежелательного поведения. Это развивает негативное представление о самом себе, низкую самооценку, повышенную самокритичность и ненависть к себе. В результате действия этой репрессивной системы человек начинает неодобрительно относиться к другим людям и к самому себе. Скорее всего, он развивает в себе такую же необъективность, предрассудки, убеждения и ценности, которые были свойственны его родителям. В процессе внутреннего диалога он может даже повторять те же самые слова, фразы и брань, которыми они осыпали его. 

Черно-белое мышление 

…Постоянство объекта — это способность ребенка видеть собственные и родительские хорошие и плохие качества отдельно от себя самого или родителя. Это происходит тогда, когда ребенок уже обладает достаточным знанием “хорошего родителя” и важно, чтобы он уже прошел через период отделения. Отсутствие значимого постоянства объекта задерживает процесс отделения, или психологическое рождение. В результате ребенок “застревает” на этом этапе и разделяет мир, события и окружающих людей на абсолютно хороших или абсолютно плохих. Представление о промежуточных состояниях у него очень ограничены или совершенно отсутствуют. Доминаторная культура поддерживает эту дисфункциональную форму мышления, используя сравнительную “систему отсчета”.
Если у ребенка плохо развито постоянство объекта, а родитель по какой-либо причине недоступен, то и он сам, и родитель представляются ему “плохими”. Неспособность ребенка воспринимать себя отдельно от родителя приводит к тому, что ребенок смешивает чувства по отношению к родителю и по отношению к себе. Модель “плохой родитель — плохой ребенок” формирует мышление по принципу “все или ничего”, “черное или белое” и такое же поведение. В результате у ребенка возникает модель “я плохой”, которая рождает ненависть к самому себе. Когда вы совершаете ошибку или вам не удается сделать что-либо хорошо, подобное мышление “включает” все ваши отрицательные мысли и ненависть к себе. Поскольку быть совершенным во всех отношениях и оправдывать ожидания всех людей очень трудно, то большую часть жизни можно прожить “плохим” и ненавидящим себя. До тех пор, пока такое отношение к себе не изменится, невозможно обрести любовь к себе без того, чтобы стать совершенным. А поскольку стать совершенным почти невозможно, люди часто действуют двумя способами: либо делают вид, что они совершенны, либо стараются доказать, что они “правы” во всем. Упор на победу и доказательство своего “превосходства”, благодаря которым очень немногие добиваются успеха в доминаторной культуре, ведет к ощущению поражения и неудачи у большинства людей.

Любовь к самому себе 

Любовь к себе начинается с обретения постоянства объекта и способности понять, что у вас есть как положительные, так и отрицательные стороны, хотя в целом вы привлекательны. Любовь к себе является почти запретной в нашей доминаторной культуре, она ассоциируется с такими характеристиками, как эгоизм и мастурбация.
Любовь к себе или самовоспитание, характерное для обществ, основанных на сотрудничестве, выражается в ежедневной заботе о себе: хорошем уходе за своим телом, выполнении соответствующих упражнений и полноценном отдыхе, потреблении калорийных продуктов и заботе о своей внешности. Кроме того, она выражается в отведении ничем не нарушаемого часа для медитации, молитвы и раздумий, поддерживающих любовь к духовной части своей личности. Посещая сеансы психотерапии, обретая общество в группах психологической поддержки, хорошо проводя время со своим партнером, вы устанавливаете гармоничные социальные взаимоотношения.
Любовь к себе выражается в ваших взаимоотношениях с другими людьми и свидетельствует о способности устанавливать соответствующие психологические границы. Вы можете сказать “нет” плохому обращению с вами, вторжению в ваше личное пространство, эксплуатации, наркотикам, управлению и манипулированию вами, развитию у вас чувства вины, отрицательному влиянию на вас. “Я заслуживаю этого” — такова важная позиция для любви к себе, она требует от вас готовности соотносить свои потребности с условиями и нуждами других людей. Для того чтобы начать любить себя, вам потребуется устранить отрицательные “послания” из вашего детства, чтобы вы смогли воссоздать жизненные ситуации, в которых сможете принимать себя и испытывать одобрение, обрести высокую самооценку и позитивное представление о себе, а также вести позитивный разговор с собой.

Разговор с собой 

Желание и страх — два великих побуждающих начала доминаторной культуры. Их можно использовать для того, чтобы стимулировать или побуждать вас к действию. Они внедряются в рекламу, влияющую на ваши мысли, слова и действия. Вас научили мыслить словами и фразами, которые, по вашему убеждению, будут оказывать на вашу жизнь либо положительное, либо отрицательное воздействие — в зависимости от того, являются ли ваши доминирующие мысли или разговор с собой положительными и основанными на желаниях, или же отрицательными и основанными на страхе. В любом случае вы будете чувствовать принуждение к действию в соответствии с установленными стандартами и свою неспособность думать самостоятельно.
Негативный разговор с собой сковывает ваши умственные способности, мнения и действия. Отрицательные мысли формируют “умственные цепочки”, действующие в вашем мозгу подобно магнитофонной кассете с непрерывным циклом работы. Они оказывают разрушительное воздействие на вашу жизнь, создавая повторяющиеся циклы отрицательных переживаний. Позитивный разговор с собой, если он основан не только на желании, раскрепощает ваши умственные способности, представления и действия. Он оказывает освобождающий, расширяющий эффект на вашу жизнь, помогая создавать циклически повторяющиеся положительные переживания.
Разговор с собой питает цикл представлений, на которых базируются ваши действия. Он формирует мнения, которые, в свою очередь, порождают поступки. Поступки ведут к позитивному разговору с собой.
При этом важно не забывать, что вы должны в чем-то продвигаться вперед. Позитивный внутренний диалог должен быть сосредоточен на состоянии, которого вы стремитесь достичь, а не на том, от чего вы хотите уйти или чего вы боитесь либо не хотите. Например, думая про себя: “Я отказываюсь быть созависимым”, вы по-прежнему сосредоточиваете внимание на своем состоянии созависимости. Думая: “Я взаимозависим”, вы сосредоточиваете внимание на идее взаимозависимости, являющейся вашей реальной целью.
Так как в доминаторной культуре нормой чаще считается негативный разговор с собой, чем позитивный, потребуются большие усилия для того, чтобы избавиться от привычки вести негативный разговор с собой. Если кто-то высказывает вам свои отрицательные мысли, не следует поспешно соглашаться с ними мысленно, лучше составить позитивное суждение, чтобы нейтрализовать их отрицательное влияние. Например, когда ваш партнер говорит: “Эти взаимоотношения приносят одни неприятности”, вы можете ответить: “Проблемы создают возможности для большего сближения”. Позитивный разговор с собой поддерживает положительную самооценку.

Самооценка 

Самооценка представляет собой глубокое, ощущаемое всем организмом чувство вашей самоценности (авторы смешивают понятия «самооценки» и «самопринятия», либо используют слово «самооценка» в смысле «самопринятие», если основываться на терминологии нашего курса — примечание Школы). Положительная самооценка означает полное и безусловное принятие себя при объективном осознании того, что у вас есть и сильные, и слабые стороны, и положительные, и отрицательные качества. Вы привлекательны, но при этом не испытываете необходимости быть совершенным. Для формирования положительной самооценки вам необходимо сосредоточить внимание на собственных положительных свойствах, хороших качествах и успехах.
Самооценка начинает закладываться в раннем детстве. Подсчитано, что благодаря влиянию доминаторного общества в возрасте от одного года до пяти лет дети обычно слышат от 15 до 20 тысяч раз слова “нет”, “не делай”, “нельзя”, “лучше не надо”, “не следует”. Послания такого рода, исходящие от авторитетного лица, создают базу для отрицательного разговора с собой, который, в свою очередь, порождает ограничивающие убеждения и ограниченные действия. Для нейтрализации этого негативного программирования потребовалось бы от 15 тысяч до 25 тысяч “да”, “ты можешь”, “почему бы нет”, “мог бы”. Для создания базы положительного разговора с собой необходимы еще от 15 до 25 тысяч позитивных посланий!

Двумя мощнейшими средствами для создания позитивной самооценки являются: 
• умение просить о том, чего вы хотите 
• и готовность получать то, чего вы хотите. 

Если у вас существуют преграды в каждой из этих областей, то вам придется преодолевать их, выдавая себе “разрешение” на позитивные переживания.

Самооценка оказывает влияние на способ общения людей с миром. Согласно Клемесу и Бину (1981), люди с высокой самооценкой: 
• испытывают гордость за свои достижения;
• решительно действуют в своих интересах;
• берут на себя ответственность за свою часть дела;
• терпеливо переносят неудачи, если что-то получается не так, как они хотели бы;
• встречают новые испытания с рвением и энтузиазмом;
• чувствуют в себе способность оказывать влияние на свое окружение;
• демонстрируют широкое разнообразие чувств.

Люди с низкой самооценкой: 
• избегают трудных ситуаций;
• ими легко руководить и вводить в заблуждение;
• занимают оборонительную позицию и легко разочаровываются;
• не знают, как они себя чувствуют;
• обвиняют других за свои собственные переживания.

Куперсмит (1967) обнаружил четыре компонента, необходимые для формирования положительной самооценки у детей: 
• Принятие ребенка взрослыми, родителями, учителями и другими авторитетными лицами. Это помогает укреплять связи и создает ощущение того, что тебя ценят.
• Четко определенные и регламентированные ограничения. Их должно быть как можно меньше, это помогает установить равновесие между экспериментированием и стремлением к безопасности, расследованием и посягательством на права ребенка, ассертивным и пассивным или агрессивным поведением ребенка.
• Уважение со стороны взрослых к ребенку как личности. Важно, чтобы потребности и желания ребенка воспринимались серьезно. Это позволяет ребенку иметь психологическое пространство для взросления, самостоятельности и автономности (отделения).
• Родители и другие взрослые с высокой самооценкой в качестве образца для подражания. Детям необходимы образцы, по которым они учатся жить. Кроме того, взрослые с высокой самооценкой в большей степени способны принять ребенка, определять и соблюдать ограничения и уважать в ребенке личность.

Даже став взрослым, вы можете по-прежнему нуждаться в работе над этими четырьмя компонентами для поддержания высокой самооценки. Вам по-прежнему может быть необходимо принятие, ограничения, уважение и компаньоны с высокой самооценкой. Самооценка является также стадией развития, поэтому вам нужно определить, на какой стадии развития самооценки возникли нарушения, и вернуться к ней, чтобы исправить положение.

Источник:

Берри Уайнхолд, Дженей Уайнхолд.

«Освобождение от созависимости». 

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Похожие записи

value-psychology.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *