Разное

Проблема войны и мира причины возникновения и возможные пути решения: Урок 18. современный мир и глобальные проблемы человечества — География — 11 класс

Содержание

Урок 18. современный мир и глобальные проблемы человечества - География - 11 класс

Название предмета, класс: география, 11 класс

Номер урока и название темы: урок 18 «Современный мир и глобальные проблемы человечества»

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме:

  • Глобальные проблемы.
  • Причины возникновения проблем планетарного характера и пути их решения.
  • Отношения и тесная взаимосвязь глобальных проблем.

Глоссарий: глобальные проблемы, народонаселение, экологическая проблема, демографическая проблема, продовольственная проблема, энергетическая и сырьевая проблемы, проблема освоения ресурсов Мирового океана и мирного освоения космоса, проблема войны и мира, преодоление отсталости наименее развитых стран.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

В процессе эволюционного развития общества перед человечеством возникали непростые проблемы различной природы, в том числе и планетарного характера.

Но в современном мире никогда ранее перед жителями нашей планеты не возникал так остро вопрос о решении проблем мирового масштаба.

Мы с вами – неотъемлемая часть планеты Земля. И наша планета вместе со своими жителями большими шагами движется по пути к глобальной социально-экономической катастрофе. Этот факт констатировали лидеры мировых держав на Конференции ООН по окружающей среде и развитию ещё летом 1992 г. в Рио-де-Жанейро. 

Поэтому перед нами встаёт вопрос: «Неизбежен ли крах человеческой цивилизации из-за глобальных проблем?». Для ответа на данный вопрос мы с вами узнаем и научимся определять:

  • Какие глобальные проблемы стоят перед человечеством?
  • Каковы причины возникновения глобальных проблем?
  • Какова практическая роль социально-экономической географии в решении проблем взаимодействия природы и общества?

Термин «глобальные проблемы» появился во второй половине 60-х г., он происходит от латинского «globus» – Земной шар, то есть Земля.

Под глобальными проблемами понимают явления, которые охватывают весь мир, угрожают существованию всего человечества и требуют совместных осознанных действий различных стран для их разрешения.

Для анализа глобальных проблем рассмотрим их типологию, представленную автором учебника географии В.П. Максаковским.

Рисунок 1 – Типология глобальных проблем

1. Проблемы «универсального» характера – это проблемы политического, социально-экономического направления (предупреждение ядерных войн и сбережения мира на Земле, проблемы устойчивого развития мирового сообщества и повышения уровня упорядочения и управляемости им).

2. Проблемы природно-экономического характера – к ним относят энергетическую, сырьевую, продовольственную, экологическую и проблему Мирового океана.

3. Проблемы социального характера – в эту категорию входят проблемы демографическая, дефицита демократии и охраны здоровья, межнациональных отношений, терроризма, кризиса культуры, нравственности).

4. Проблемы смешанного характера – это проблемы, нерешённость которых довольно часто приводят к массовой гибели людей (преступность, региональные конфликты, стихийные бедствия, технологические аварии и др.).

Перейдём к более подробному описанию глобальных проблем.

Экологические проблемы

Масштабы антропогенных нагрузок на биосферу Земли проявляются в таких показателях, как:

  • сокращение плодородных земель в результате разрастания городских площадей, промышленных, транспортных и других объектов;
  • уничтожение влажных тропических лесов составляет более 40%;
  • возникновение проблемы нехватки пресной воды на территории некоторых стран;
  • увеличение выбросов нечистот в пресноводные бассейны.

Экологических масштабов достигает выброс токсичных отходов производства и быта в виде твёрдых, жидких и газообразных продуктов.

Каковы же источники загрязнения? Они разные: как естественные (вулканы, пожары лесов и поселений), так и антропогенные.

И, как следствие, разрушается озоновый слой.

Причиной возникновения общепланетарных экологических проблем можно считать проблему народонаселения.

Народонаселение — это совокупность людей, живущих на нашей планете в целом или в пределах какой-либо её части.

По данным, приводимым К.М. Петровым, население всего мира возрастает сегодня примерно на 80-90 млн. человек в год, но в различных районах плотность населения планеты неодинакова.

Демографическая проблема связана с падением прироста населения – демографическим кризисом (например, в отдельных странах Западной Европы) или резким увеличением этого прироста – демографическим взрывом (например, в Китае, Индии). Демографический взрыв положительно влияет на омоложение населения Земли, увеличивает трудовые ресурсы стран мира, но порождает целый ряд проблем, как глобальных, так и региональных. Он замедляет экономическое развитие государств, способствует обнищанию населения, обостряет проблемы охраны окружающей среды.

Решение демографической проблемы во многих странах контролируется государством. В развивающихся странах это политика, направленная на ограничение рождаемости. Например, в Коста-Рике демографическая политика привела к резкому сокращению количества детей в одной семье. Только за последние 10 лет их количество в семьях снизилось в среднем с 7 до 4. Больших успехов в планировании семьи достиг Сингапур. Почти урегулировал рождаемость в своей стране Китай.

В развитых странах демографическая политика, наоборот, направлена на увеличение численности населения. Для роста рождаемости в настоящее время выделяются значительные средства. Таким примером может быть Россия.

Продовольственная проблема – по данным организации по продовольствию и сельскому хозяйству и Всемирной организации по здравоохранению, в мире голодают и недоедают в среднем 1 млрд. человек.

Продовольственная проблема в мире обострилась в начале XXI в., что было обусловлено существующими в то время темпами роста численности населения по сравнению с производством продовольствия, резким сокращением площадей плодородных земель и запасов пресной воды, необходимых для производства сельскохозяйственной продукции. Недоступность для многих государств химизации, ирригации, комплексной механизации также приводит к стабилизации или снижению объёмов производства продовольствия, в частности, зерна.

Пополнение продовольствия частично происходит за счёт ресурсов Мирового океана. За последние полвека, например, вылов рыбы из океанов возрос почти в 5 раз. Недостаток продовольствия приводит не только к недоеданию и голоду, а также к быстрому исчерпанию пахотных земель, к ухудшению здоровья населения, возрастанию конфликтов и росту напряжённой обстановки в отдельных регионах.

Мировой океан стал источником жизни на планете Земля, залогом и условием её существования. Но его невообразимый размер часто становится причиной заблуждений о неисчерпаемости ресурсов океана. Возможности промышленных технологий лова рыбы далеко превзошли естественную скорость её воспроизводства, и многие уникальные обитатели моря были полностью истреблены ещё до первых попыток ограничивать их отлов.

Добыча нефтепродуктов и минерального сырья в шельфовых зонах стала причиной загрязнения огромных пространств поверхности океана, привела
к разрушению прибрежных и глубоководных экосистем. В связи с истощением материковых месторождений возник вопрос о совершенствовании природосберегающих технологий работы на океанском дне. Подводная добыча и транспортировка полезных ископаемых должна осуществляться с минимальным воздействием на водные экосистемы.

Обеспечение человечества ресурсами, энергией и сырьём – глобальная проблема, вызванная следующими основными причинами:

  • истощением уже разведанных запасов угля, нефти, природного газа, железной руды и других ископаемых ресурсов;
  • невосполнимостью открытых и эксплуатируемых месторождений нефти и природного газа;
  • необходимостью использования более труднодоступных месторождений;
  • увеличением территориального разрыва между местами извлечения, обработки и потребления ископаемых ресурсов.

Разрешение энергетических и сырьевых проблем возможно только в результате совместных усилий стран в развитии энерго- и ресурсосберегающих технологий, активного использования вторичного сырья, поиска новых месторождений, развития и совершенствования технологий использования альтернативных источников энергии.

Вопрос освоения космоса

Космос, как и Мировой океан, является для человечества полем деятельности и объектом использования. Современный технологический уровень предоставляет возможности активного освоения околоземных пространств и ближнего космоса.

Космос стал для землян источником уникальной информации. Основы космической индустрии будущего уже заложены. Космические технологии используются для получения сверхчистых материалов для электронной промышленности, лекарств и многого другого. Перспективным представляется и использование космоса в качестве источника энергетических ресурсов. Однако уже сейчас действующие и отработавшие свой срок летательные аппараты теснятся на орбите Земли. Многие области околоземного космического пространства загрязнены и опасны для полетов.

Серьёзной проблемой является отсталость наименее развитых стран. Население большей части мира живёт в нищете, в условиях неразвитой экономики и инфраструктуры, которые можно считать крайними проявлениями отсталости.

Ярким проявлением этого дисбаланса является следующее соотношение – большая часть населения мира живёт в развивающихся странах, в них же сосредоточена существенная часть всех ресурсов планеты. Однако, эти страны производят в 20 раз меньше товаров, чем развитые страны. Страшным последствием неравенства их вклада в мировую экономику является нищета, сотни миллионов людей по всему миру находятся за чертой бедности и голодают. В большинстве развивающихся стран продолжительность жизни намного меньше, а показатели детской смертности существенно выше, чем в развитых странах.

Отличительной чертой подобных государств является наличие разного масштаба вооружённых конфликтов. «Горячие точки» Земного шара становятся источником бесконечного потока беженцев.

Проблемой нового времени, требующей от мирового сообщества решения, стал терроризм. Международный терроризм без преувеличения является угрозой мирному и благополучному существованию всего человечества.

Проблема терроризма тесно связана со столкновением различных этносов, культур и религий. Конец двадцатого века стал временем всплеска националистических и сепаратистских течений, дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке, Балканском полуострове, Кавказе и в Южной Азии.

Одной из важных причин нестабильности в современном мире стал религиозный (в том числе, исламский) фундаментализм.

Атака на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2011 года, взрывы жилых домов в Москве в октябре 2002 года, захват школы в Беслане в сентябре 2004 года, взрыв в петербургском метро в апреле 2017 года и идеологическая война в Сирии наглядно свидетельствуют о том, что, где бы ни жил человек, он не может чувствовать себя вне поля идеологических конфликтов.

Проблема мира и разоружения является одной из ключевых современных глобальных проблем человечества. Решение многих других глобальных проблем становится актуальным только при условии её разрешения. Более 90% погибших в вооружённых конфликтах за всю историю человечества приходится на двадцатый век. При этом 82 % из числа погибших – мирное население, а материальный ущерб, нанесённый в совокупности двумя мировыми войнами, составляет не менее 345 миллиардов долларов. Появление ядерного оружия во второй половине двадцатого века стало прямой и непосредственной угрозой мгновенного уничтожения человеческой цивилизации.

В настоящее время ядерным оружием обладают США, Россия, Китай, Индия, Франция, Пакистан и Северная Корея. Несмотря на осознание бессмысленности ядерной войны, из которой, ввиду вероятной гибели человечества, невозможно выйти победителем, подсчитано, что совокупный объём запасов взрывчатых веществ составляет до 10 тонн в тротиловом эквиваленте на одного человека.

В соответствии с современными данными, в случае глобального ядерного конфликта неизбежно наступление «ядерной зимы», резкого и продолжительного похолодания, вызванного загрязнением атмосферы продуктами атомных взрывов. Наглядным примером опасности ядерных конфликтов любого масштаба стала авария на Чернобыльской атомной электростанции.

Огромные материальные и научные средства, вовлечённые в гонку вооружений, могли бы быть направлены на разрешение множества проблем во всем мире.

Все глобальные проблемы находятся в тесной взаимосвязи, зачастую имеют общие источники возникновения и схожие пути развития. Поэтому крайне важны их классификация и систематизация, изучение причин и условий их появления, а главное, способов решения таких проблем обществом.

Проблемой номер один без преувеличения можно назвать вопрос сохранения мира и недопущения ядерных конфликтов. Её разрешение является принципиальным условием существования жизни на Земле. Ключевой она является и ввиду перспективы высвобождения огромных ресурсов, задействованных в гонке вооружений для решения остальных глобальных проблем.

Условное «второе место» может занять проблема экологии. Сохранность экосистем в планетарном масштабе также является обязательным условием выживания человечества.

Возможным способом борьбы с бедностью и голодом для многих стран могло бы быть эффективное планирование семьи. Внедрение новейших сельскохозяйственных технологий, рациональная и природосберегающая организация сельского хозяйства ослабит давление, которое последнее оказывает на природные экосистемы. Ресурсная и продовольственная проблемы прочно связаны с преодолением экономической отсталости развивающихся обществ. Улучшение питания, рациональное использование ресурсов, в частности, нефтепродуктов, являются условиями роста качества жизни. Тесно связаны они и с проблемой сохранности экосистем: разрушительное влияние сырьевой ориентации хозяйства и грязные производства усугубляют экологические проблемы стран третьего мира.

Вопрос бережного освоения Мирового океана также перекликается с вышеупомянутыми проблемами, рациональное использование его богатств способно помочь в решении сырьевой, энергетической и продовольственной проблем.

Перечисленные факты теории глобальных проблем – опасность самоуничтожения человечества, исчерпаемость природных ресурсов — стали основой метода изучения глобальных проблем: «глобального моделирования».

Разработка и применение глобального моделирования является, во многом, заслугой Римского клуба – организации европейских и американских общественных деятелей, политиков, бизнесменов и учёных. Его изначальной задачей стала разработка мер по противодействию глобальным угрозам. Римский клуб начал свою деятельность в 1968 году. При материальной и моральной поддержке организации была предпринята серия масштабных исследований глобальных проблем. Многие из этих исследований стали широко известными, обсуждались мировой общественностью и руководством стран первого мира.

Основным направлением исследований, которые были инициированы Римским клубом, остаются социальные и экономические проблемы.

Мы рассмотрели на уроке основные признаки глобальных проблем, которые угрожают всем нам и носят планетарный характер. Крах человечества будет неизбежен, если мы не изменим ценностные установки. Решение проблем нуждается в неотложных мерах по их устранению и возможно только в рамках всего человечества. Будущее человечества зависит от того, насколько быстро и полно будут осознаны и приведены в действие главные факторы устойчивого развития — это прогноз совершенствования планеты в целом с учётом всех существующих глобальных проблем. Одним направлением для прогнозирования и осознанного восприятиях всех существующих процессов является социально-экономическая география.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

  1. Определите соответствие между типом глобальной проблемы человечества и её сущностной характеристикой.

1. Экологическая а. Альтернативные источники энергии

2. Демографическая б. Демографический кризис

3. Продовольственная в. Долговой кризис

4. Сырьевая и энергетическая г. Кислотные дожди

5. Мирового океана д. Скрытый голод

6. Отсталости развивающихся стран е. Марикультура

Альтернативные источники энергии – источники, необходимые для экономии ресурсов, следовательно, это проблема сырьевая и энергетическая.

Демографический кризис – процесс сокращения численности населения страны, значит, это демографическая проблема.

Долговой кризис – это проблема отсталости развивающихся стран.

Кислотный дождь – это дождь, который содержит какое-то количество кислот вследствие наличия в воздухе таких загрязняющих веществ, как оксиды серы, азота и др., значит, это экологическая проблема.

Скрытый голод – продовольственная проблема.

Марикультура или морская культура – направление аквакультуры, занимающееся разведением или выращиванием морских организмов, значит, это проблема освоения Мирового океана.

Правильный ответ: 1 - г, 2 - б, 3 - д, 4 - а, 5 - е, 6 – в.

  1. По данным Росстата, в 2017 году родилось 1 690 000 чел., а умерло 1 824 000 чел. Среднегодовая численность населения составляла 146 804 372 чел. Рассчитайте коэффициент естественный прироста населения. В ответ впишите только числовое значение (ответ округлите до одного знака после запятой).

Коэффициент естественного прироста (КЕП) — его измеряют в промилле (%о) и рассчитывают по формуле:

КЕП = ЕП/ЧН * 1000.

Естественный прирост (ЕП) — разность между числом родившихся и умерших за определённый период времени.

ЕП = Рождаемость — Смертность = Р - С

ЕП=1 690 000 -1 824 000= -134 000 (чел.) – естественная убыль

КЕП = -134 000/146 804 372 * 1000 = -0,9 (%о)

Ответ: КЕП = -0,9 (%о).

Пояснения к обозначениям:

КЕП - коэффициент естественного прироста,

ЧН - среднегодовая численность населения.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

  1. Аксенова М. Ю. Единый государственный экзамен. География. Решение демографических задач [Текст]: методические рекомендации в помощь учителям географии / М. Ю. Аксенова, Е. В. Храмова; под ред. В. В. Зарубиной. – Ульяновск: УИПКПРО, 2010. – 15 с.
  2. Максаковский В. П. География. 10-11 кл. Учебник. Базовый уровень. (ФГОС). – М.: Просвещение, 2017. – 416 с. : ил. – С. 351–367.
  3. Социально-экономическая география мира: справочное пособие (карты, диаграммы, графики, таблицы) для обучающихся общеобразовательных учреждений, студентов, преподавателей/ В. Н. Холина, А.С. Наумов, И. А. Родионова; под общ. Ред. В.Н. Холиной. – 5-е изд., испр. – М.: Дрофа; Издательство ДИК, 2009. – С. 20–23.
  4. Филатова Н. И., Усова С. И. Современные глобальные проблемы человечества [Текст] // Проблемы современной экономики: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.) – Челябинск: Два комсомольца, 2015. – 39 с.

Глобальные проблемы человечества | ВООП

Особенности взаимодействия общества с природой на современном этапе развития человечества.

Для современной эпохи развития человечества характерно качественно новое состояние взаимодействий общества и природы. Это связано с развитием научно - технического прогресса.

Как никогда достигнут планетарный масштаб производственно-хозяйственной деятельности общества. Постепенно очаги человеческой деятельности расширялись, усложнялись связи между ними. И вот, когда практически весь земной шар стал ареной человеческой деятельности, началось освоение космического пространства.

Понятие о глобальных проблемах. Причины их обострения.

ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

- проблемы и ситуации, которые затрагивают условия жизни и деятельности людей, содержат угрозу для настоящего и будущего. Эти проблемы не могут быть решены силами одной страны, требуют совместно выработанных действий.

По ходу развития цивилизации перед человечеством неоднократно возникали сложные проблемы. Но всё же это была далекая предыстория современных глобальных проблем. В полной мере они проявились во второй половине ХХ века.

Какие же причины привели к обострению глобальных проблем? «Пять никогда»

1. Никогда прежде человечество не возрастало количественно в 2,5 раза при жизни только одного поколения, наращивая демографический груз.

2. Никогда человечество не вступало в период НТР, не доходило до постиндустриальной стадии развития, не открывало дороги в космос.

3. Никогда прежде для жизнеобеспечения не требовалось такого количества ресурсов.

4. Никогда не возникало такой глобальной мировой экономики, такой единой мировой информационной системы.

5. Никогда прежде «холодная война» не подводила человечество так близко к рубежу самоуничтожения.

 

Основные особенности глобальных проблем. Классификация глобальных проблем.

 

КЛАССИФИКАЦИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

ПОЛИТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

- Предотвращение ядерной войны;

- Обеспечение устойчивого развития  мирового сообщества;

- Сохранение мира и др.

 

СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

  • Демографическая проблема;
  •  Межнациональные отношения;
  •  Кризис культуры, нравственности;
  •  Дефицит демократии;
  •  Охрана здоровья и др.

 

ПРИРОДНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

  • Экологическая;                 
  • Энергетическая;         
  •  Мирового океана;
  •  Продовольственная; 
  • Сырьевая и др.

 

СМЕШАННОГО ХАРАКТЕРА

  • Региональные конфликты;
  •  Терроризм;

 - Технологические аварии и др.

 

НАУЧНОГО ХАРАКТЕРА

- Освоение космоса

 

      Все глобальные проблемы теснейшим образом связаны между собой (смотри рисунок). Демографическая и продовольственная проблемы связаны как между собой, так и с охраной среды. Планирование семьи в некоторых странах позволит быстрее освободиться от голода и недоедания, а прогресс сельского хозяйства ослабят давление на окружающую среду. Продовольственная и ресурсная проблемы ассоциируются с преодолением отсталости развивающихся стран. Улучшение питания и более разумное использование ресурсного потенциала ведут к повышению уровня жизни и т.д.

 

Важнейшие глобальные проблемы современности.

Проблема мира и разоружения.

    В мире накоплены чудовищные средства массового уничтожения. На каждого жителя Земли приходится столько оружия, которого достаточно, чтобы уничтожить все живое 20 раз!

    Пришло осознание того, что ядерная война была бы концом жизни на Земле. Следствием такой войны, как установлено учеными, была бы «ядерная зима».

    Концепция «ядерной зимы» состоит в следующем. В результате ядерных взрывов возникают массовые пожары, сопровождающиеся выделением в атмосферу огромного количества продуктов горения. Облака, состоящие из мельчайших частиц сажи, поглощают и рассеивают солнечный свет, вызывая затемнение поверхности Земли - «ядерную ночь». В результате нарушится радиационный баланс планеты, температура ее поверхности понизится на 15-20 оС, что повлечет гибель всего живого.

ВЫВОД.

Сущность проблемы:

- в мире накоплены чудовищные средства массового уничтожения.

Причины возникновения:

- гонка вооружения;

  •  политическая нестабильность в мире.

Пути решения:

  •  разоружение;
  •  контроль за разоружением;
  •  мирные договоры.

 

ПАРНИКОВЫЙ ЭФФЕКТ

    Содержащаяся в атмосфере двуокись углерода (СО2) играет большую роль в жизни человека, растений и животных, предохраняя землю от перегрева и выхолаживания. Но хозяйственная деятельность человека – сжигание огромных масс топлива – нарушила баланс СО2 в природе, что создает угрозу парникового эффекта  - заметного потепления климата, таяния льдов, повышения уровня Мирового океана.

    Загрязнение атмосферы двуокисью серы и окислами азота породило такое явления, как кислотные дожди. Ими уничтожено почти половина лесной растительности Европы.

 

УНИЧТОЖЕНИЕ ЛЕСОВ. ПРОЦЕСС ОПУСТЫНИВАНИЯ

Ежегодно с лица Земли исчезает 11 млн га тропических лесов, что в десятки раз превышает масштабы лесовосстановления. Идет быстрое уничтожение двух главных мировых массивов тропических лесов – Амазонии и Юго-Восточной Азии.

Одновременно с уничтожением лесов идет процесс опустынивания, особенно сильно он проявляется в странах Африки на границе Сахары и саванны.

Происходит опустынивание и на территории СНГ – в Приаралье. Катастрофическое понижение уровня Аральского моря привело к образованию новой пустыни Аралкумы.  

Воды рек, впадающих в Аральское море, используются для орошения хлопковых полей. В результате море практически высохло.

 

ДЕФИЦИТ ПРЕСНОЙ ВОДЫ

    Многие страны сталкиваются с серьезными водоре-сурсными проблемами, которые заключаются не только в количественной нехватке воды, но и в дефиците чистых пресных вод. Ежегодно в водоемы попадает огромное количество неочищенных сточных вод. Среди наиболее загрязненных рек и озер мира Дунай, Рейн, Сена, Миссисипи, Волга, Днепр, Ладожское озеро, Балхаш и др.

 

ЗАГРЯЗНЕНИЕ МИРОВОГО ОКЕАНА

Интенсивная хозяйственная деятельность привела к растущему загрязнению Мирового океана. В него ежегодно попадает более 1 млн т нефти (катастрофы танкеров и буровых платформ и др.).

 

ВЫВОД:

Сущность проблемы:

  1. Выброс отходов в окружающую среду;
  2. Недостаток технологий;
  3. Недостаток контроля за технологиями.

Причины возникновения:

  1. Загрязнение окружающей среды;
  2. Неконтролируемое изменение климата Земли;
  3. Экологический кризис, возникновение экологических 

         катастроф в различных районах мира.

Пути решения:

  1. Общество и контроль;
  2. Строительство очистных сооружений;
  3. Рациональное размещение грязных производств;
  4. Создание безотходных технологий.

 

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

    Демографическая проблема связана с падением прироста населения – демографическим кризисом в развитых странах или резким увеличением этого прироста – демографическим взрывом в развивающихся странах. В целом наблюдается неконтролируемый рост населения мира на 1,6 % в год.

    Демографический взрыв, с одной стороны, способствует омоложению населения Земли, увеличивает трудовые ресурсы стран мира, с другой – порождает целый ряд как глобальных, так и региональных проблем – усугубляет нищету, обостряет проблему охраны природы, порождает нехватку продуктов питания и др.
 

   Смысл глобальной продовольственной проблемы заключается в опережающем росте численности населения по сравнению с ростом производства продуктов питания. В результате чего в мире происходит увеличение численности недоедающих и голодающих (ежегодно от голода, недоедания и связанных с ними болезней умирает 40 млн чел.), растет антропогенная нагрузка на сельскохозяйственные ландшафты, ухудшается качество продуктов питания, возрастает роль генной инженерии в решении продовольственной проблемы.

На Земле существует пояс голода, он протянулся вдоль экватора. В Тропической Африке находится  эпицентр этого пояса. Страны с высоким показателем голодающих: Чад - 50%, Мозамбик – 47%, Сомали - 45%, Уганда - 40%, Эфиопия - 39%.

     В тоже время на Земле можно выделить пояс переедания, он протянулся через США и Зарубежную Европу. Например, граждане США в год потребляют мясных продуктов в 80 раз больше, чем граждане Индии.

ПУТИ РЕШЕНИЯ

1 - экстенсивный путь - расширение пахотных и пастбищных угодий.

2 - интенсивный путь - повышение продуктивности угодий, выведение высокоурожайных сортов, производство искусственных продуктов.

 

Энергетическая и сырьевая проблема - объясняется взрывным ростом потребления топлива и сырья. Только за ХХ век в мире было добыто и потреблено топлива и сырья больше, чем за всю предыдущую историю человечества. Из Земли уже извлечено: 40% угля, 50% меди, 55% железной руды, 60% алмазов, 75% нефти, 80% газа. Наука предупреждает, что при современных объемах энергопотребления разведанных запасов органического топлива хватит примерно на 150 лет, в том числе нефти - на 35 лет, газа - на 45 лет, угля - на 400 лет (точка отсчета 2005 год).

 

ПУТИ РЕШЕНИЯ

1. Повышение коэффициента полезного использования уже добытого сырья и топлива.

2. Увеличение выработки энергии на альтернативных источниках (солнечная энергия, ветровая, геотермальная).

Проблема войны и мира в современной ситуации

Во всей иерархии глобальных и иных проблем современной жизни человечества проблема мира, предотвращения термоядерной войны с полным основанием выдвигается как проблема первостепенной важности.

Изучение и выявление характера термоядерной войны, возможных ее разрушительных последствий для жизни человечества, путей и средств утверждения прочного мира на Земле являются исходным и важнейшим условием ориентирования человека в современном мире, осознания и понимания им своего положения и призвания в нем.

Мир как состояние общества, свободного от войн и применения насильственных средств в решении спорных проблем внутригосударственной и международной жизни, издавна почитается народами великим благом, несущим с собой расцвет ремесел и искусств, науки, хозяйства и культуры в целом. Он справедливо связывается и ассоциируется с условиями жизни, благоприятствующими общественному прогрессу и благоденствию. Вместе с тем на протяжении всей истории война была ее «естественной», неотъемлемой частью, постоянным спутником человеческой жизни, признанным средством государственной политики, нередко служила фактором, стимулирующим социальные изменения, способствующим смене одной цивилизации другой, старого социального порядка новым. И только в наше время, в двух мировых катастрофах XX в., война явилась человечеству во всей ее чудовищной разрушительности и бесчеловечности, а с появлением термоядерного оружия стала угрозой для жизни всего человечества, обнаружила свою несовместимость с дальнейшим его существованием и развитием. В этой связи ценность мира как первейшего и необходимого условия общественного прогресса приобрела исключительную значимость.

Мир сегодня не просто предпочтительное состояние человеческой жизни или благоприятная предпосылка общественного прогресса. Сегодня мир — непременное, обязательное условие существования человечества. Ввергнет ли оно себя в новую мировую катастрофу или откажется от войны как средства решения спорных проблем — от этого зависит не только то, каким будет его завтрашний день, но и то, будет ли он вообще или нет. Иначе говоря, проблема искоренения войн, их полного исключения из жизни общества, т. е. проблема всеобщего мира как необходимого условия существования и поступательного развития человечества в его ближайшей и более отдаленной исторической перспективе, встает не только как теоретическая, но и как конкретная, практическая проблема, требующая принципиального решения уже при жизни нынешнего поколения.

В наши дни сохраняет свою актуальность и проблема частного мира, конкретного мирного урегулирования отношений между небольшими государствами, вовлеченными в локальную, региональную войну, ведомую обычным современным оружием. Такие военные конфликты продолжают время от времени возникать в различных районах земного шара, и они, как никогда ранее, сказываются на общей международной обстановке. Изучение характера этих войн, причин их возникновения, а также определение путей и способов их предотвращения являются важной задачей современных исторической, военной и политической наук. Что же касается философии, то она в соответствии со своей спецификой анализирует прежде всего глобальный аспект проблемы, т. е. обращается к проблеме всеобщего мира, разумеется в конкретном контексте современной социально-политической ситуации.

Важным условием поиска эффективных путей к миру в современной действительности является глубокое осознание и понимание необычного, нетрадиционного характера войны при тех средствах глобального разрушения и массового уничтожения, которыми располагает военная техника нашего времени. Уже в 60-х годах многие компетентные специалисты отмечали колоссальную мощь ядерного оружия и катастрофические последствия его применения. По свидетельству профессора А. Ноумона из Колумбийского университета, применение такого оружия США и СССР в 1964 г. могло бы 231 раз разрушить все города этих стран с населением свыше 100 тыс человек. Примерно в те же годы в докладе генеральному секретарю ООН, подготовленном специальным комитетом этой организации, подчеркивалось, что каждый тип имевшегося тогда в ядерных арсеналах оружия обладал большей разрушительной силой, чем все обычные взрывчатые вещества, применявшиеся в военных действиях, начиная с момента изобретения пороха. «Если это оружие когда-либо будет применено в больших количествах, то сотни миллионов людей будут убиты, а в странах, вовлеченных в конфликт, исчезнет цивилизация, в нашем понимании, и организованная жизнь». Легко представить разрушительные возможности усовершенствованного ядерного оружия сегодня, спустя 15—20 лет, когда общее количество стратегических ядерных головок превысило 40 тыс., когда при сохранении темпов гонки термоядерного оружия создаются новые виды оружия массового уничтожения, предпринимаются попытки перенести гонку вооружений в космос.

В свете этих данных и множества осуществляемых сегодня прогнозов на будущее становится очевидным, что новая мировая война с применением ядерного, химического и биологического оружия может привести к полному уничтожению всего живого на Земле, превратив нашу планету в безжизненное космическое тело, зараженное радиоактивными излучениями и осадками. Тем самым война в современных условиях перестает быть безнаказанным и эффективным средством территориальных, экономических и других приобретений для стороны, преследующей агрессивные, захватнические цели. При существующем противостоянии военно-политических союзов капиталистических и социалистических государств и сложившемся примерном равенстве их экономических и военно-технических потенциалов, сохранении и строгом соблюдении баланса вооружений всякие расчеты на достижение односторонних военных преимуществ и надежды на успех и безответность первоначального ядерного удара не имеют никакого рационального оправдания. Если раньше трагичность войны определялась разрывом между предполагаемыми и реальными ее результатами, а также разрушениями и жертвами, вызванными насильственными военными действиями, то сегодня ее трагичность и бессмысленность в значительной мере предопределяются колоссальной разрушительной силой самих орудий войны. Из фактора социальных перемен и средства решения проблем и противоречий внутренней и международной жизни в прошлом современная ядерная война стала бы самоцелью, тотальной трагедией, лишенной всякого смысла.

Утратив свои исторические функции и обнаружив полную дисфункциональность в ядерном варианте, война вместе с тем в определенных формах и политических регионах и сегодня используется империалистическими и реакционными силами ряда государств для прямого и косвенного подавления демократических и прогрессивных, революционных устремлений народов. С другой, стороны, война нередко служит оправданным средством утверждения и защиты национальной независимости и государственного суверенитета ранее угнетенных народов.

Громадная разрушительная мощь ядерного оружия сделала проблематичной традиционную функцию войны, бессмысленным с точки зрения разума и рациональной политики его применение в военном столкновении. Она сегодня заставляет стороны, обладающие таким оружием, избегать риска войны. Понимание пагубных последствий его применения в известной мере предотвращает всемирный военный конфликт, косвенно препятствует возникновению и местных конфликтов, особенно если таковые чреваты потенциальной опасностью ядерного столкновения в глобальных масштабах.

Однако указанное обстоятельство не означает, что оружие массового поражения способствует поддержанию мира и никогда не будет использовано. Оружие это создано для войны, и оно, как об этом свидетельствует трагедия Хиросимы, может быть пущено в ход наиболее реакционными, авантюристическими силами империализма. Наличие и дальнейшее накопление ядерного оружия, даже при сохраняющемся равенстве военных потенциалов двух систем, с каждым годом увеличивают вероятность его использования. Между тем это оружие получает все более широкое распространение и усложняет задачу контроля над ним, ограничивая возможность воспрепятствовать его применению в местных и локальных военных конфликтах. Упрощение технологии производства ядерного оружия, создание так называемых «ранцевых ядерных устройств», «атомных пистолетов», в принципе доступных отдельным лицам, социальным группам, неофашистским и другим экстремистским и террористическим организациям, увеличивают потенциальную возможность их использования. С технической точки зрения для нелегального частного производства наиболее доступным представляется химическое и бактериологическое оружие.

Симптоматичными и тревожными являются сведения о неоднократных попытках террористов производить оружие массового уничтожения или завладеть им, их угрозы использовать такое оружие в собственных целях. В частности, как отмечалось в зарубежной и советской литературе, террористами было предпринято около двухсот попыток проникнуть в ядерные учреждения. Террористические акты неоднократно совершались ими и против действующих и строящихся атомных установок и атомных электростанций.

Понимание специфического, нетрадиционного характера войны в современных условиях, в существенной мере определенного разрушительной мощью ядерного оружия, подводит к выявлению и той задачи, которая стоит перед человечеством в его борьбе за мир и требует первоочередного решения. Речь идет прежде всего об устранении опасности термоядерной войны, возможного военного конфликта между двумя, основными социально-политическими системами, о тех конкретных внешнеполитических акциях и мерах, которые необходимо осуществить в ограниченные временные сроки, не выходящие за пределы нашего столетия. Характер войны, возможные причины её возникновения, как и характер миротворческих созидательных задач человечества, сегодня определяются не только новыми обстоятельствами, рожденными военной техникой, термоядерным оружием, но и другими фундаментальными историческими факторами социального развития: существующими в мире социально-экономическими и политическими структурами, противоборствующими в них тенденциями и силами, антагонистическими классовыми отношениями капиталистического общества, характерным для последнего социальным, национальным и расовым неравенством, формами противоборства и соревнования капиталистической и социалистической систем, логикой развития тех неравноправных отношений, которые сохранились между развитыми капиталистическими и бывшими колониальными странами.

Все это свидетельствует о тесной связи и взаимозависимости между задачами по утверждению всеобщего мира и искоренению войн и задачами по совершенствованию современных социальных структур и международных отношений, по достижению некоего принципиального согласия и единства в решении общих и жизненно важных проблем человечества.

Однако решение этих фундаментальных проблем общего социального развития потребует несравненно более длительного исторического периода, чем тот, который отпущен сегодня человечеству для предотвращения войны с помощью конкретных политических мер, осуществимых в условиях современных внутригосударственных и международных структур. Поэтому было бы неверным решение этой конкретной задачи ставить в непосредственную временную зависимость от более длительного по времени своего осуществления и сложного процесса дальнейшего социального прогресса человечества. Конкретные меры по разоружению, последовательному проведению в жизнь принципов мирного сосуществования должны осуществляться не в зависимости от успехов социального прогресса и не в ущерб ему, а одновременно с ним и даже опережая его во времени, ибо без них не будет необходимых условий не только для развития, но и для существования и нормальной жизнедеятельности мирового сообщества в его нынешнем состоянии.

Вместе с тем утверждение приоритета проблем мира никак не означает отказа от решения всего комплекса задач, обеспечивающих общий социальный прогресс. Подобно тому как сопутствующее научно-технической революции реальное или потенциальное антигуманное использование ряда ее достижений не может служить основанием для препятствования дальнейшему прогрессу научного знания, преодоление трудностей и противоречий, связанных с решением общих и частных проблем социального прогресса, нельзя откладывать до установления прочного мира и связанных с ним благоприятных условий. Признание мира высшей ценностью нашего времени предполагает лишь необходимость постоянного соотнесения и соизмерения любой локальной, а тем более глобальной социально-политической активности с задачей сохранения всеобщего мира, требует выбора таких путей и форм проявления этой активности, которые не ставили бы под угрозу безопасность народов, жизнь человечества.

С этим требованием считаются многие молодые государства, вставшие на путь социального и политического самоопределения, решающие насущные проблемы собственного экономического и культурного развития, а также многие политические и общественные движения развивающихся стран, представляющие интересы широких народных масс.

Однако такой здравый и ответственный подход проявляют далеко не все страны. Сегодня то там, то здесь дают о себе знать региональные военные конфликты, чреватые серьезными, дестабилизирующими последствиями глобального порядка. Многие из этих конфликтов искусственно поддерживаются и разжигаются США, которые в своей политике гонки вооружений и острой конфронтации с Советским Союзом, принявшей особенно активные формы в конце 70-х и начале 80-х годов, стремятся к осуществлению решений, отвечающих лишь интересам укрепления американских позиций в том или ином районе земного шара. В русле своей неоколониалистской и неоглобалистской политики США пытаются путем прямого или косвенного военно-политического вмешательства и экономического давления изменить политический строй ряда стран, вставших на путь независимого и демократического развития, воспрепятствовать справедливому решению конфликтных ситуаций, сложившихся в различных регионах Ближнего и Дальнего Востока, Африканского континента и Центральной Америки. Подстегиваемые гонкой вооружений и все более воинственными стратегическими концепциями, предполагающими применение военной силы, упреждающих ударов и даже ядерного оружия для «защиты» так называемых американских жизненных интересов, США, используя локальные межгосударственные и иные конфликты, стимулируют гонку вооружений на региональном уровне, создают в независимых странах арсеналы оружия и опорные пункты для «сил быстрого развертывания». Все это в свою очередь оказывает обратное воздействие на позиции США, способствует обострению международной напряженности в глобальных масштабах. Заинтересованность в такой политике выражают лишь некоторые антинародные режимы, вовлеченные в русло глобальной американской политики и желающие для поддержания своей власти сохранить положение нужных и полезных сателлитов.

Каковы же наиболее надежные и эффективные пути и средства решения ключевой и главной проблемы нашего времени — проблемы мира? Лежат ли они в области повседневной скрупулезной практической деятельности, построенной на знании и учете механизмов и особенностей текущей внутригосударственной и международной политической жизни, или они даются познанием и использованием относительно постоянных и фундаментальных тенденций социально-исторического развития, той объективной логики вещей, которая не только через нас, но и независимо от нас осуществляет необходимость истории?

В современном мире сложилась особая ситуация, в которой не только фундаментальные и необходимые факторы человеческого существования, но и частные однократные и даже случайные явления и обстоятельства политической жизни, существующие и действующие на протяжении исторически небольшого отрезка времени, приобретают не условное и тактическое, а безусловное и стратегическое значение для судеб человечества. Сегодня в нашей деятельности, направленной на предотвращение войны и утверждение мира, нельзя пренебрегать никакой частностью истории, временным и локальным фактором политической жизни. Все должно приниматься в расчет, актуализироваться в соответствующих своевременных решениях и действиях. Но все эти усилия будут крайне недостаточными и малоэффективными, если они не будут осуществляться на основе анализа и учета постоянно действующих или долговременных факторов исторического процесса, если не будут должным образом восприняты и использованы для решения проблемы мира все материальные и духовные потенции, унаследованные от прошлого.

Все эти частные и общие проблемы утверждения мира и современного социального развития встают в контексте сложных взаимоотношений капиталистической и социалистической систем, Востока и Запада, и находятся в тесной связи с другой глобальной проблематикой. Масштабность, различная степень остроты проявлений в разных странах и социально-политических регионах, острая необходимость хотя бы начального решения этих проблем в течение относительно короткого исторического времени выдвигают их на передний план международной жизни, требуют объединения усилий всех стран в поиске и утверждении эффективных форм международного сотрудничества. Осуществление мер первой необходимости для сохранения мира, ядерного разоружения, тем более решение задачи полного исключения войн из жизни общества возможны на основе укрепления позиций и влияния всех сил, стоящих на страже мира, тех форм внутригосударственной и международной жизни, которые служат объективной социальной основой миролюбивой политики и деятельности этих сил. Об этом свидетельствует прежде всего опыт внутригосударственной и международной деятельности Советского Союза и других стран социалистического содружества.

Провозглашение мира высшей ценностью нашего времени, а мирные способы решения спорных международных проблем единственно допустимыми и приемлемыми стало возможным лишь на основе тех коренных социальных перемен, которые произошли в мире после победы Великой Октябрьской социалистической революции, в результате успехов социалистического строительства в СССР, становления и укрепления мировой системы социализма. Впервые за всю историю человечества сложилось такое положение в мире, когда в течение достаточно длительного исторического периода сосуществуют и соперничают две принципиально различные социально-политические системы, коренным образом отличающиеся друг от друга по своему экономическому строю, политической организации и классовой природе. Конечно, периоды одновременного существования различных общественно-политических систем имели место и в прошлом, например при переходе от феодализма к капитализму, что позволяет зафиксировать ряд сходных черт и параллелей. Однако сходства и совпадения эти несущественного свойства, поскольку обе системы, несмотря на свои различия, были основаны на частном владении собственностью имущих классов и сословий.

В нашем столетии в противовес старой, капиталистической системе, осуществляющей демократию капитала и частной собственности, возникла и развивается принципиально иная социальная система, основанная на общественной собственности и реализующая подлинно народную демократию труда, наиболее справедливый для данного исторического времени принцип распределения общественного продукта в соответствии с количеством и качеством затраченного труда. Сложилось то самое, не имеющее себе равного в истории общество, где у народа, по выражению Маркса, существует лишь «один… властелин — труд», где трудящийся, став хозяином своей страны и судьбы, сам определяет выбор решений своего правительства.

«Рабочий класс, который главным образом поставляет солдат и на который главным образом падают материальные жертвы, в особенности является естественным врагом войн, так как войны противоречат цели, преследуемой им: созданию основанного на социалистическом принципе экономического строя, который на деле осуществит солидарность народов». Придя к власти и занявшись созиданием нового строя, рабочий класс в противоположность старому миру с его всевластием капитала и политикой военных авантюр выдвигает единственно приемлемый для трудового народа принцип существования — принцип мира и равноправного сотрудничества. Выражая волю трудящихся первой социалистической республики, Ленин сразу же после революции от имени Советского государства торжественно заявил о «полном разрыве с варварской политикой буржуазной цивилизации, строившей благосостояние эксплуататоров в немногих избранных нациях на порабощении сотен миллионов трудящегося населения в Азии, в колониях вообще и в малых странах», о желании Советской республики жить в мире со всеми народами, направить все свои силы на внутреннее социально-экономическое и культурное строительство.

Эти ленинские мысли и высказывания, Декрет о мире, принятый на следующий день после победы Октябрьской революции, как и вся последующая миролюбивая политика Советского государства и стран социалистического содружества, являются закономерным выражением самой природы новой, социалистической общественно-экономической системы. Это не временная, обусловленная конкретно-исторической обстановкой тактика внешнеполитической деятельности, а стратегическая политическая линия, отвечающая коренным интересам социалистического общества, его мировоззренческим и идеологическим установкам: «Социалисты всегда осуждали войны между народами, как варварское и зверское дело».

Из сказанного следует, что специфика и уникальность современного сосуществования двух различных социальных систем в отличие от подобных ситуаций в прошлом определяются не просто фактом их реального наличия рядом друг с другом, а тем весьма важным обстоятельством, что одна из них по природе своей исключает войны между народами и становится активным фактором становления и утверждения такой системы межгосударственных отношений, которая исключала бы войну как средство решения спорных проблем. Поэтому мирное сосуществование как определенного типа отношение двух систем, предполагающее в той или иной мере официальный отказ от применения военной силы в их историческом соперничестве, сложилось не само по себе, а в результате долгой и упорной борьбы за мир, активного противодействия силам международного империализма, огромных усилий, направленных на укрепление экономической и военной мощи социалистических стран, их политического влияния в мире.

«Социализм вызвал в жизни новый, невиданный ранее тип международных отношений, развивающихся между социалистическими государствами. Их прочный фундамент — однотипность социально-экономического и политического строя; марксистско-ленинская идеология; классовая солидарность; дружба, сотрудничество и взаимопомощь в решении задач строительства и защиты нового общества; борьба за мир, международную безопасность и общественный прогресс; равноправие, уважение независимости и суверенитета каждого государства». Наряду с социалистическими странами, ставшими определяющей силой современного исторического развития, утверждению нового типа международных политических, экономических и культурных отношений в существенной мере содействуют миролюбивая и антиимпериалистическая позиция многих развивающихся стран, активные выступления в защиту мира самых широких кругов мировой прогрессивной общественности, растущая интернациональная солидарность рабочего класса, самых широких масс трудящихся всех стран. Таковы социальные и исторические основы возникновения и становления современного мирного сосуществования различных социально-политических систем.

Мирное сосуществование не является неким всегда себе равным состоянием международных отношений, а представляет собой процесс развития этих отношений, имеющий свои периоды спада и подъема, более или менее оптимального уровня мирного сотрудничества и соперничества двух систем. Оно может означать и просто состояние мира, поддерживаемого в малоблагоприятных условиях политического и идеологического соперничества, и различные более благоприятные и развитые формы мирного сотрудничества, предполагающие наличие и действие системы широких экономических и культурных связей, определенного доверия между государствами и активного диалога, направленного на регулирование и решение спорных проблем, иначе говоря, то сложившееся в 70-е годы положение в международных отношениях, которое получило название разрядки международной напряженности.

В эти годы был осуществлен позитивный поворот в отношениях между СССР и Францией, заключены договоры с ФРГ, четырехстороннее соглашение по Западному Берлину, ряд соглашений между СССР и США, с другими капиталистическими странами, были приняты важные документы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Тем самым политика разрядки получила конкретные формы своего воплощения, стала реальным и позитивным фактором международных отношений, характеризующимся определенным содержанием и направленностью. Она выразилась в действиях и решениях, направленных на преодоление «холодной войны» в установлении и развитии нормальных и стабильных межгосударственных отношений, в отказе от политики решения спорных проблем средствами военного и политического насилия, в определенной готовности к мирным переговорам и соглашениям, учитывающим интересы всех сторон, в признании принципов невмешательства во внутренние дела, равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, уважения независимости и территориальной целостности каждой страны.

Позитивные результаты разрядки международной напряженности, достигнутые в первой половине 70-х годов, явились свидетельством правильности политики мирного сосуществования, подтвердили действительную возможность решения сложных проблем при наличии доброй воли сторон и искреннего стремления к согласию в жизненно важных вопросах современного человеческого существования. Они способствовали также утверждению в сознании подавляющего большинства людей нашей планеты идеи о безусловной ценности мира, широкой популярности политики мирного сосуществования и разрядки, пониманию того, что эта политика сегодня является настоятельным императивом времени, первейшим условием существования человечества, важным критерием всякой человеческой деятельности. Разрядка необходима всем странам, участвующим в нормальном международном общении, и отношение к ней сегодня служит важным критерием политических и нравственных установок того или иного государства, каждого политического и общественного деятеля.

Мирное сосуществование не тождественно социальному статус-кво, оно не замораживает социального прогресса, а, как мы уже отмечали, является необходимым условием и результатом, т. е. более последовательное и глубокое осуществление его принципов находится в прямой зависимости от успехов социального развития. Тем самым оно никак не снимает с повестки дня основной задачи современной международной жизни, определенной противоречием между социалистической и капиталистической системами, их экономическим, политическим и идеологическим противоборством, а лишь предполагает такие формы и способы ее решения, которые исключают применение военной силы. Иначе говоря, мирное сосуществование не исключает классовой борьбы, а утверждает приемлемость и допустимость лишь особых форм ведения этой борьбы, способов и средств осуществления целей современного революционного, социалистического и национально-освободительного движения, защиты различных классовых интересов, в том числе и интересов современных капиталистических государств.

Соответствующие принципы мирного сосуществования, формы социально-политической активности и международных отношений полностью отвечают объективным устремлениям социалистических стран, мирового коммунистического и рабочего движения, Они органично согласуются с марксистским учением о путях социалистического строительства и революционного преобразования капиталистических отношений. Коммунисты, как это неоднократно отмечалось Лениным и в документах коммунистических и рабочих партий, признавали и признают мирный путь осуществления социалистической революции, реальную возможность осуществления целей рабочего класса без войн. Ленин последовательно выступал против экспорта революции, ее подталкивания войной. «Подобная «теория», — писал он, — шла бы в полный разрыв с марксизмом, который всегда отрицал «подталкивание» революций, развивающихся по мере назревания остроты классовых противоречий, порождающих революции». Свое главное воздействие на процесс мирового революционного развития Советская республика оказывала и оказывает хозяйственной и социальной политикой, реальным примером практического решения в интересах всего трудового народа задач социального и культурного строительства. Именно «на это поприще, — отмечал Ленин, — борьба перенесена во всемирном масштабе».

В наше время сложились еще более благоприятные условия для мирного решения задач социалистического строительства и мирового революционного движения. Материальной и политической основой этих условий и политики мирного сосуществования служат необычайно возросшая экономическая и оборонная мощь социалистической системы, успехи национально-освободительного движения, развивающихся стран, также заинтересованных в мире для укрепления обретенной ими политической независимости, усиление общего антивоенного движения, наконец, сам факт невозможности использования современного термоядерного оружия, не подвергая опасности жизнь всего человечества, в том числе и стороны, развязавшей такую войну. Сложились условия, существенно ограничивающие и сковывающие действия империализма, все еще руководствующегося отжившим свой век «правом силы», стремящегося средствами экономического и политического давления или путем непосредственного экспорта контрреволюции сохранить свои позиции в развивающихся странах, унаследованные от колониальной поры неравноправные экономические и политические отношения с ними. Конечно, и в условиях мирного сосуществования никто не предполагает, что капитализм будет добровольно сдавать исторически приобретенные им выгодные позиции, откажется от защиты своих интересов, примирится с успехами социализма и революционного движения. Он противодействовал и будет противодействовать социализму, соперничать с ним, но, чтобы действия его не противоречили общепринятым условиям разрядки, он должен отказаться от применения военной силы, соблюдать принцип невмешательства в дела других государств, уважать их независимость и суверенитет, считаться с утверждающим себя сегодня законным правом народов на равноправные экономические и политические отношения.

В равной мере коммунисты, являющиеся инициаторами мирного сосуществования, не могут примириться с капиталистической эксплуатацией, отказаться от своих интернационалистских обязанностей и не оказывать помощи народам, борющимся за свою свободу и независимость, не содействовать успеху международного революционного движения, силам, выступающим за упрочение всеобщего мира и безопасности. Коммунисты и в условиях разрядки выполняют свой классовый и интернациональный долг, но делают это в формах, полностью отвечающих принципам мирного сосуществования. Верность этим принципам, последовательное соотнесение с ними внешнеполитической деятельности социалистических стран объясняются не просто убеждениями коммунистов, но и тем, что соблюдение этих принципов способствует самому объективному ходу исторического развития, ведущему к дальнейшему укреплению позиций социализма.

Действительно, разрядка международной напряженности, как показал опыт прошедших 70-х годов, благоприятствует социализму, укреплению позиций развивающихся стран, коммунистическому и общедемократическому движению в капиталистических странах. И это никак не может служить основанием для обвинения социалистических стран во вмешательстве во внутренние дела других государств или в некоем инспирировании извне революционных действий. Благоприятствование социализму поддерживаемых разрядкой справедливых международных отношений является лишь свидетельством органичной связанности мира с социализмом, равноправных международных отношений с политикой социалистических государств. Революции, классовая борьба, национально-освободительное движение не происходят по заказу и не могут быть отменены никакими международными соглашениями. Они являются объективной реакцией на классовое и колониальное угнетение и выражают собой необходимый процесс социального развития и обновления. Всякое требование замораживания этих процессов несовместимо со священным правом народов на самоопределение, на выбор тех форм жизни, которые более всего отвечают их собственным интересам. Так же недопустимо и нарушение принципов мирного сосуществования только потому, что соблюдение их принесет пользу якобы лишь социалистическим странам. Подобного рода упреки и соображения представителей капиталистического мира несостоятельны, они свидетельствуют либо об их неуверенности в том, что капитализм сможет сохранить свои привилегии, не прибегая к военным действиям, экономическому и политическому вмешательству, давлению на другие страны, либо о нежелании на новых началах строить свои международные отношения.

Мир, равноправие и справедливое сотрудничество не могут угрожать действительным интересам народов, в каких бы социально-политических системах они ни жили. Они несовместимы лишь с интересами воротил военно-промышленного комплекса капиталистического мира, с интересами, амбициями и устремлениями милитаристских кругов США и НАТО, с теми реакционными силами, которые находятся во власти оголтелого антикоммунизма, расистского и националистического экстремизма, готовы ради собственных корыстных и антигуманных целей ввергнуть человечество в огонь ядерной катастрофы.

Сегодня в еще большей степени, чем когда-либо, очевидна неприемлемость политики «с позиции силы», уповающей на достижение военного превосходства, допускающей использование вооруженных сил и войн для решения спорных международных проблем. Выиграть гонку вооружений, как и саму ядерную войну, нельзя. «Продолжение такой гонки на Земле, а тем более распространение ее на космос, ускорит и без того критически высокий темп накопления и совершенствования ядерного оружия. Обстановка в мире может приобрести такой характер, когда она уже не будет зависеть от разума или воли политиков. Она окажется в плену техники, военно-технократической логики» А это вновь подтверждает верность положения о том, что в условиях современного мира кет и не может быть альтернативы мирному сотрудничеству и взаимодействию государств и народов. Мирное сосуществование, как подтвердил XXVII съезд КПСС, было и остается основой внешнеполитической стратегии партии и Советского государства. Обеспечивая преемственность в своей международной деятельности, Советское государство вместе с тем сообразовывает ее с реальностями современного мира, с его специфическими особенностями. Тем самым преемственность во внешней политике не сводится к повторению пройденного, а выражается в поисках новых форм внешнеполитической активности, способствующих успешному осуществлению принципиальных установок в изменившейся ситуации. Как подчеркивал М. С. Горбачев, «нужны особая точность в оценках собственных возможностей, выдержка и высочайшая ответственность при принятии решений. Необходимы твердость в отстаивании принципов и позиций, тактическая гибкость, готовность к взаимоприемлемым компромиссам, нацеленность не на конфронтацию, а на диалог и взаимопонимание».

Современная ситуация в мире, к которой привела продолжающаяся гонка вооружений, необычайно высокий уровень военного противостояния требуют поиска новых путей и подходов в решении проблем взаимоотношений между различными социальными системами, государствами и регионами. Строгий учет военно-технических средств и возможностей противоборствующих сторон, поддержание примерного равенства их ядерных потенциалов, необходимое для военно-политического сдерживания, являются, конечно, важным условием современной внешнеполитической деятельности. Вместе с тем совершенно очевидно, что уровень нынешних ядерных вооружений достиг таких пределов, за которыми он из фактора сдерживания станет не поддающимся контролю и управлению фактором ядерного уничтожения. Выход из этого порочного круга — не в мелочной калькуляции военно-технических деталей, постоянных «увязках» и «привязках», в которых тонут действительные проблемы, требующие своего решения, а в смелых, научно обоснованных внешнеполитических инициативах и программах, выражающих идейную и политическую волю к миру, создающих ту необходимую обстановку доверия и принципиальной решимости сторон, в которой легко могут быть согласованы многие конкретные технические проблемы.

Именно этими соображениями руководствовался Советский Союз в своих крупномасштабных и вместе с тем конкретных внешнеполитических акциях последнего времени. Предпринятая нами серия односторонних шагов — мораторий на дальнейшее размещение ракет средней дальности в Европе, прекращение производства всех ядерных взрывов с августа 1985 г. вплоть до начала 1987 г., мораторий на испытание антиспутникового оружия, предложения о сокращении до 50% ядерных арсеналов СССР и США, вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе и другие были призваны дать импульс переговорам в Женеве, Стокгольме и Вене, способствовать свертыванию гонки вооружений, укреплению доверия между государствами. Этим же целям служит выдвинутая в Заявлении М. С. Горбачева от 15 января 1986 г. и подтвержденная XXVII съездом КПСС программа полной ликвидации ядерного оружия во всем мире. Советский Союз предложил, действуя поэтапно, последовательно осуществить и завершить процесс освобождения Земли от ядерного оружия в течение ближайших 15 лет, до конца нынешнего тысячелетия. Эта программа и предшествовавшие ей частные конструктивные внешнеполитические инициативы нашей страны были справедливо охарактеризованы М. С. Горбачевым как органичный сплав философии формирования безопасного мира в ядерно-космическую эру с платформой конкретных действий. Новым ярким свидетельством конструктивного характера внешнеполитической деятельности СССР явились крупные компромиссные предложения, сделанные М. С. Горбачевым во время встречи с Р. Рейганом в Рейкьявике. Встреча эта и выдвинутые на ней советские предложения создали качественно иную ситуацию в международных отношениях. После нее, как отметил М. С. Горбачев, «никто уже не может действовать так, как действовал до этого. Встреча была полезной. Она подготовила возможный шаг вперед, к реальному сдвигу к лучшему, если США перейдут, наконец, на реалистические позиции…».

Некоторые буржуазные политические теоретики считают, что уменьшение международной напряженности в одной сфере с неизбежностью ведет к ее усилению в другой и что в этой связи нельзя говорить о конце «холодной войны», пока происходит идеологическая борьба. На этой основе одним из условий разрядки объявляется отказ от идеологической борьбы, мирное сосуществование и. в этой области. Так, с одной стороны, оправдывается развязанная консервативными кругами капиталистического мира идеологическая воина против социалистических стран, а с другой — предпринимается попытка идеологически разоружить социализм.

Конечно, вызванное разрядкой ограничение милитаристской военно-политической активности в капиталистическом обществе, в котором политика мира вступает в противоречие с коренными интересами его влиятельных кругов, нередко компенсируется нагнетанием напряженности в сфере идеологической. Однако это не является свидетельством несовместимости идеологической борьбы с разрядкой международной напряженности. Все зависит от того, как и какими средствами ведется идеологическая борьба, какие функции она выполняет и какие цели преследует. Если она призвана заменить военно-политические средства для осуществления задач все той же «холодной войны», т. е. для вмешательства во внутренние дела других государств, с тем чтобы политикоидейными средствами воспрепятствовать их нормальному и суверенному развитию, то тогда она действительно несовместима с принципом мирного сосуществования. Но если идеологическая борьба ведется средствами идейного спора и убеждения, то она является естественным и необходимым элементом сосуществования двух различных социальных систем, соперничества мировоззрений и образов жизни. Исключить возможность и необходимость идейного спора, столкновения и сопоставления различных точек зрения на жизнь, культуру, искусство, социальные идеалы — значит воспрепятствовать одной из форм естественного взаимодействия различных идейных и культурных традиций, действенному поиску истинных и справедливых форм духовной жизни, а в конечном счете выработке и тех ее общих прогрессивных и демократических основ, на которых сможет строить свои отношения будущее человечество. Отказ от идеологической борьбы в этом ее понимании означает по существу отказ от одного из существенных факторов социального прогресса в целом.

Идеологическая борьба необходима и вполне совместима с разрядкой международной напряженности, но лишь в том случае, если она не ставится на службу «холодной войне» и не осуществляется ее средствами, если она не выливается в «идеологическую и психологическую войну», в идеологическую диверсию, если она не сводится к пропаганде расизма, милитаризма и агрессии, не сопровождается засылкой агентов, финансированием антиправительственной деятельности в других странах, сознательной дезинформацией и клеветой, пропагандой, имеющей своей целью свержение существующего законного правительства, и т. д. Именно к таким формам идеологической борьбы стали прибегать в последние годы поощряемые американской администрацией реакционные милитаристские круги капиталистического мира, пытающиеся заморозить или вовсе приостановить процесс разрядки, изменить существующее примерно равное соотношение сил в свою пользу, с тем чтобы «с позиции силы» диктовать социалистическим и другим странам неравноправные условия мира и сотрудничества.

Идеологическая война, которую ведут США против социалистических стран, является выражением общего обострения международной обстановки, вызванного активными действиями американской администрации и натовских кругов, направленными на усиление гонки вооружений, политики диктата с позиций военного превосходства, на использование торговли в военно-стратегических целях, на создание все новых и еще более разрушительных средств массового уничтожения людей. Иначе говоря, реакционными милитаристскими кругами Запада сегодня предпринимаются отчаянные попытки затормозить процесс разрядки, усилить конфронтацию между капиталистическими и социалистическими странами, воспрепятствовать нормальному и взаимовыгодному международному сотрудничеству.

Миролюбивые акции Советского Союза не встречают пока позитивных ответных мер со стороны США и некоторых союзных им стран. Более того, консервативные милитаристские круги этих стран делают все возможное, чтобы представить миролюбивые акции СССР в ложном свете, поставить под сомнение их эффективность и осуществимость, воспрепятствовать возвращению к разрядке, прекращению безумной гонки вооружений. И все же действительно конструктивный характер советских предложений пробивается сквозь дымовую завесу дезинформирующей буржуазной пропаганды, осознается все более широкими слоями населения капиталистических стран, ведет к заметному изменению политической атмосферы, возрождает надежду и веру в нормальное мирное международное сотрудничество. Советский Союз строит свою внешнюю» политику на основе учета реальных условий современного мирового развития, интересов всех народов, предлагает им программу радикальных и практически осуществимых решений насущных жизненных проблем, и прежде всего проблемы мира. Эти предложения представляют собой своеобразный «момент истины», заставляя западных партнеров раскрыть свои подлинные намерения и цели. КПСС и Советское государство, следуя заветам Ленина, проводят честную и открытую внешнюю политику, адресуя ее не только правительствам капиталистических стран, но и их народам.

В сложных международных условиях последнего времени Советский Союз и другие социалистические страны делают все необходимое, чтобы помешать безрассудной и антигуманной политике милитаристских сил Запада, чтобы придать разрядке устойчивый, необратимый характер, добиться радикального перелома в деле всеобщего разоружения. Реалистически оценивая современное положение вещей, видя и учитывая огромные трудности, лежащие на пути решения поставленных задач, Советское правительство и правительства других социалистических государств исходят в своих действиях из факта наличия также весьма значительных предпосылок позитивного порядка, могущих послужить основой для успешного решения задачи сохранения и упрочения мира. В основе их деятельности и веры в успех дела мира и социального прогресса лежат реалистический анализ тенденций и возможностей современного мирового развития и отвечающая им философия политического реализма и исторического оптимизма. Оптимизм основан прежде всего на осознании того факта, что реальный социализм в лице содружества социалистических стран сегодня стал могучим и постоянным фактором мира и социального прогресса, что имеется глубокая заинтересованность всех народов мира в исключении войны из жизни общества, в становлении системы демократических и справедливых отношений между всеми странами.

Обзор тенденций и некоторых путей решения проблем обеспечения питанием населения Земли

Число людей в мире растет примерно на 70–80 млн человек в год. Никогда на планете еще не жило одновременно такое количество людей. Если смотреть на сельское хозяйство и обеспечение продуктами питания, каждый человек стремится к росту потребления, — соответственно, одновременно с абсолютным потреблением за счет роста численности населения растет и относительное потребление.

Возникает вопрос: «А хватит ли еды для удовлетворения растущих аппетитов растущего населения, учитывая, что около 1 млрд человек уже голодает?»

Поэтому с точки зрения продовольствия перед миром в XXI веке стоит тройная проблема: а) обеспечить едой растущий спрос на пищу со стороны растущего и богатеющего населения; б) сделать это устойчиво с точки зрения окружающей среды; в) справиться с проблемой голода.

Сельское хозяйство мира столкнется в ближайшие 50 лет со следующими ограничениями на глобальном уровне.
1. Отсутствие доступных новых земель.
2. Изменение климатических условий в традиционных зонах выращивания сельскохозяйственных культур. Изменение температурного режима и режима осадков.
3. Деградация почв.
4. Растущий региональный дефицит пресной воды.
5. Снижение темпов роста урожайности даже при увеличении объема удобрений.
6. Увеличение зависимости от ископаемого топлива (логистика, сырье).
7. Отсутствие новых рыбных ресурсов.
8. Рост численности населения.
9. Диетический переход в связи с ростом благосостояния.

В прошлом основными способами борьбы с нехваткой продовольствия было сельскохозяйственное освоение новых земель и использование новых рыбных запасов.

Однако за последние пять десятилетий, в то время как производство зерна увеличилось более чем вдвое, количество земли, отведенной для пахотного земледелия во всем мире, увеличилось лишь на несколько процентов.

Конечно, некоторые новые земли могут быть привлечены в обработку, но конкуренция за землю со стороны других видов деятельности человека делает это все менее вероятным и дорогостоящим решением, особенно при большем внимании к сохранению биоразнообразия. В последние десятилетия определенные сельскохозяйственные площади, которые ранее были продуктивными, оказались утраченными из-за урбанизации и других видов деятельности человека, а также в связи с опустыниванием, засолением, эрозией почв и другими последствиями неустойчивого землепользования. Вероятны и дальнейшие потери, которые могут быть усугублены изменением климата. Производство биотоплива первого поколения на качественных сельскохозяйственных землях также оказывает конкурентное давление на производство продовольствия. Дефицит пресной воды уже вызывает значительные проблемы в Китае и Индии. Влияние человека на азотный и на фосфатный цикл нарушило естественные системы утилизации этих элементов — это влияние не будет ослабевать, так как удобрения ответственны за половину урожая, а использование удобрений будет только расти. Впрочем, более подробно о пределах сельского хозяйства в XXI веке, с акцентом на пресную воду, питательные вещества и углеводороды, «Газета.Ru» рассказывала в материале «Ловушки пресной воды и кислотных дождей».

Соответственно, на глобальном уровне в XXI веке большее количество пищи нужно будет произвести на таком же количестве земли (или даже на меньшей площади). Последние исследования будущего спроса показывают, что миру потребуется на 70–100% больше продовольствия к 2050 году.

Очевидно, что человечество в ближайшие десятилетия будет активно решать эти проблемы. Для разных стран будут характерны разные трудности. Например, в Китае основной проблемой сельского хозяйства будет стремительный диетический переход в связи с ростом доходов: переход с преимущественно вегетарианской диеты на диету, содержащую большую долю мясных продуктов, требует увеличения в несколько раз использования питательных веществ, пресной воды, почв и прочего, что значительно увеличит нагрузку на сельское хозяйство и окажет негативное влияние на окружающую среду. Для африканских стран характерны другие проблемы — низкая урожайность и негативное влияние расширения посевных площадей на окружающую среду (вырубка лесов и опустынивание).

В России проблемы совсем другого характера. Мы зависим от импорта продовольствия, страна не обеспечивает себя мясной продукцией – соответственно, Россия зависима от международных рынков мясных продуктов, что является неустойчивой долгосрочной стратегией.

В каждом регионе можно выделить свои проблемы, но если рассматривать сельское хозяйство как единую мировую отрасль на долгосрочном промежутке времени, то перечисленные в начале данной статьи пределы и тенденции будут играть важнейшую роль, хотя глобальные проблемы сельского хозяйства будут решаться локально.

Ниже дан обзор тенденций и некоторых путей решения вставших проблем обеспечения растущего населения продуктами питания. Эти решения — научный и практический мейнстрим. Но далеко не факт, что эти решения, даже реализованные, смогут улучшить ситуацию, а не загнать в еще больший тупик.

Способ 1. Увеличение урожайности с помощью традиционных практик

Существуют значительные различия в продуктивности сельскохозяйственных культур и скота даже в регионах со схожим климатом. Разница между фактической продуктивностью и наилучшей продуктивностью, которая может быть достигнута с использованием современного генетического материала, имеющихся технологий и управления, называется «разрыв в урожайности». Достижение наилучшей локальной урожайности зависит от способности фермеров/крестьян получить доступ и использовать семена, воду, питательные вещества, почву, средства борьбы с вредителями почв, преимущества биоразнообразия, а также зависит от доступа к передовым знаниям и системам управления.

Преодоление разрывов в урожайности может резко увеличить поставки продовольствия, но одновременно и усилить негативные последствия для окружающей среды, такие как выбросы парниковых газов (особенно метана и закиси азота, которые имеют больший парниковый эффект чем СО2 и которые в значительной степени производятся именно сельским хозяйством), эрозия почв, истощение горизонтов пресной воды, усиление эвтрофикации, уничтожение биоразнообразия из-за перевода земель в сельскохозяйственные.

Способ 2. Увеличение производства продовольствия с помощью генной модификации

Сегодня скорость и затраты на секвенирование и ресеквенирование геномов таковы, что усовершенствованные методы селекции и генетической модификации могут быть легко применены к разработке сортов сельскохозяйственных культур, которые позволяют получать высокие урожаи даже в сложных условиях. Это в первую очередь относится к таким культурам, как сорго, просо, маниок, банан, которые являются основными продуктами питания для многих беднейших общин мира.

Сегодня генную модификацию используют в основном в производстве сои (70% от всей площади под культурой), хлопка (49%), кукурузы (26%), рапса/канола (21%). Площадь под ГМ-культурами составляет 9% от мировой площади под сельскохозяйственными культурами, в основном это США, Бразилия, Аргентина, Индия, Канада и Китай. По данным компании Sygenta, около 90% фермеров, выращивающих ГМ-семена, — это фермеры в развивающихся странах, в основном хлопководы.

В настоящее время основные коммерческие генетически модифицированные культуры созданы относительно простыми манипуляциями, такими как внедрение гена сопротивления гербицидам или гена для вырабатывания токсина против насекомых-вредителей. В следующем десятилетии, скорее всего, получат развитие комбинации желательных качеств и внедрение новых черт, например толерантности к засухе. К середине столетия могут оказаться возможными гораздо более радикальные варианты.

Скорее всего, преследуя цель увеличения урожайности на ограниченной площади одновременно с устойчивостью к изменениям климата, человечество будет активно использовать генетическое преобразование растений.

К примеру, Билл Гейтс уже инвестирует в Monsanto (эта компания, основанная в 1901 году как чисто химическая, к настоящему времени эволюционировала в концерн, специализирующийся на высоких технологиях в области сельского хозяйства; основная продукция в настоящее время – это генетически модифицированные семена кукурузы, сои, хлопка и самый распространенный в мире гербицид «Раундап»). Гейтс считает, что генетически модифицированные растения спасут мир от голода.

Хотя существует много аргументов и против широкого использования ГМ-продуктов. Поскольку генетические модификации включают в себя изменения зародышевой линии организма и его введение в окружающую среду и пищевую цепь, проблема с ГМ-технологией состоит в том, что неизвестно долгосрочное влияние генетически модифицированных культур на организм человека, окружающую среду, биоразнообразие. Именно поэтому в мире существует значительное и абсолютно понятное сопротивление генетически модифицированным продуктам, особенно в таких странах, как Индия, в которых огромная численность населения и растущий спрос со стороны богатеющего среднего класса заставляет искать в том числе такие радикальные пути, как ГМ-технологии, для обеспечения населения продовольствием. Суман Сахай (Suman Sahai), профессор генетики, лауреат премии Нормана Борлауга за выдающиеся достижения в сельском хозяйстве и защите окружающей среды, в статье «Why is there distrust of GM foods» отмечает, что производство ГМ-семян контролируется всего шестью компаниями в мире, что

вызывает значительный дефицит открытой информации и соответствующее отсутствие доверия со стороны потребителей, контролирующих и некоммерческих организаций.

Способ 3. Снижение отходов

На вопрос «что необходимо сделать, чтобы обеспечить 10 млрд человек продуктами питания» Ида Кубишзевски (Ida Kubiszewski), профессор университета Портленда, выпускающий редактор журнала The Solutions, аргументировано отвечает, что сегодня в мире производится абсолютно достаточное количество продовольствия, но примерно от 30% до 50% пищевых продуктов как в развитых, так и в развивающихся странах теряется впустую, хотя и по очень разным причинам.

В развивающихся странах потери в основном связаны с отсутствием инфраструктуры в производственной цепочке, например технологий хранения произведенных продуктов питания на фермах, при транспортировке, при хранении до продажи. Огромные потери на этапе хранения характерны для развивающихся стран, например в Индии, где 35–40% свежих продуктов теряется, потому что ни оптовая торговля, ни розничные пункты не оснащены холодильным оборудованием.

В Юго-Восточной Азии есть существенные потери даже риса, который может храниться без особого оборудования. В итоге после сбора урожая из-за вредителей и порчи теряется до трети урожая.

close

100%

В развитых странах потери до розничного этапа намного ниже, зато потери, возникающие на этапах розничной торговли, общественного питания и индивидуального потребления значительны. Например, потребители привыкли к покупке продуктов, косметически хорошо выглядящих, — следовательно, розничные торговцы выбрасывают множество съедобных, но незначительно поврежденных продуктов. Также для потребителей в развитых странах продукты питания относительно дешевы, что снижает стимулы для уменьшения отходов.

Соответственно, одной из основных стратегий для достаточного обеспечения человечества продовольствием будет снижение потерь во всей производственной и потребительской цепочке. Одновременно пищевые отходы будут шире использоваться в сельском хозяйстве для откорма скота, так как необходимо снижать нагрузку животноводства на пашни, а также как удобрения, так как такое использование не требует прямого использования неисчерпаемых ресурсов и дополнительных значительных затрат энергии (кроме транспортировки).

Способ 4. Изменение диеты

Эффективность преобразования энергии растений в энергию животного составляет около 10%, поэтому большее количество людей смогут кормиться на том же количестве земли, если станут вегетарианцами. В настоящее время около одной трети мирового производства зерновых используется на корм скоту, а одним из основных драйверов увеличения нагрузки на продовольственную систему является быстро растущий спрос на мясо и молочные продукты. Спрос растет в результате общего развития, которое сопровождается ростом доходов населения.

Удивительна следующая обратная связь: мировое население продолжит расти вплоть до вероятного плато в 9–10 миллиардов человек, которое будет достигнуто к 2050 году.

Основным фактором замедления темпов роста населения, а соответственно, и средством борьбы с голодом является ликвидация неграмотности. Она же приводит к повышению благосостояния и росту доходов, а с более высокой покупательной способностью приходит более высокий уровень потребления, а также повышение спроса на переработанные продукты питания, мясо, молочные продукты и рыбу. В итоге такая тенденция борьбы с голодом в долгосрочной перспективе только добавляет нагрузку на систему снабжения продовольствием. Рост спроса привел в течение последних 50 лет к полуторакратному увеличению поголовья крупного рогатого скота, овец и коз в мире, а также к увеличению в 2,5 и 4,5 раза поголовья свиней и кур соответственно. Новый виток этого роста в ближайшие десятилетия будет спровоцирован повышением благосостояния и численности среднего класса в таких странах, как Китай и Индия.

Сокращение потребления мяса дает также и другие преимущества, кроме возможности накормить больше людей.

Хорошо сбалансированные диеты, богатые зерном и другими продуктами растительного происхождения, считаются более здоровыми, чем те, которые содержат высокую долю мяса и молочных продуктов. Но слом текущих тенденций и переход на растительные диеты в среднесрочном этапе невозможен. Командные и централизованные способы, которые можно использовать для изменения диет, даже если сработают в отдельных странах, не могут быть реализованы в мировом масштабе. Только с помощью долгосрочных культурных преобразований возможно осуществить «обратный диетический переход» от более высококалорийного питания с преобладанием животной пищи к растительным диетам. Совершенно понятно, что процесс такого перехода займет не одно поколение (если не учитывать непредсказуемые события, которые могут значительно ускорить переход, например возможные эпидемии таких заболеваний скота, как бешенство).

Способ 5. Расширение аквакультуры

Рыба, моллюски и ракообразные играют важную роль в продовольственной системе, обеспечивая человечество примерно 15% потребляемого животного белка. Питер Друкер, один из основателей менеджмента как науки, в книге «Эпоха разрыва» предположил, что отрасли, связанные с мировым океаном, в частности рыболовство, будут основой человеческой деятельности в XXI веке.

Уже сегодня можно сказать, что по крайней мере с рыболовством Друкер ошибся.

close

100%

После 1990 года примерно четверть диких рыбных ресурсов подверглась серьезному перелову, запасы некоторых видов рыбы были полностью истощены. Характерный пример: в прошлом году туша голубого тунца была продана в Японии с аукциона за 730 000 долларов США — стоимость одного ролла из этой рыбины оказалась выше 100 долларов. Безусловно, отдельные люди могут сказать, что это «очень статусно» — есть такие дорогие продукты. Мы же можем сказать, что стоимость одной рыбины стала такой, так как голубого тунца больше не осталось в океане.

Именно из-за перелова и истощения диких рыбных ресурсов мир в будущем будет переходить на аквакультуру. Аквакультура сегодня стремительно развивается в Юго-Восточной Азии, где дешевый труд и благоприятный климат способствуют таким темпам роста. Распространение этого опыта в такие регионы, как Африка, возможно, принесет большую пользу в решении задачи голода.

В будущем в аквакультуре можно будет достичь еще большей продуктивности за счет улучшенного отбора выращиваемой продукции, крупных масштабов производства, разведения аквакультуры в открытых водах и крупных внутренних водоемах, а также культивирования более широкого ассортимента видов.

Более широкий выбор условий для производства (переносимость колебаний температуры и солености, устойчивость к болезням) и удешевление кормов (например, растительных материалов с повышенной питательностью) могут стать доступными с использованием ГМ-технологий, но необходимо будет решить проблемы, связанные с долгосрочным влияние ГМ-технологий на организм рыбы, человека и в целом на окружающую среду. Аквакультура может причинить вред окружающей среде, во-первых, из-за попадания в водоемы органических стоков или лекарственных химикатов, во-вторых, как источник заболеваний или генетического загрязнения диких видов.

Новые технологии могут оказаться тупиком

Несмотря на широкий спектр технологических возможностей, новые технологии с точки зрения энергетических затрат, скорее всего, окажутся тупиковой ветвью развития сельского хозяйства. Если системно рассмотреть процесс создания, развития, внедрения и использования новых технологий с точки зрения затрат, то сегодня на производство продовольствия тратится гораздо больше энергии, чем мы получаем взамен. Так было не всегда, и очевидно, что «традиционное» сельское хозяйство с этой точки зрения значительно выигрышней.

close

100%

Проще раскрыть это утверждение на примере добычи нефти. В начале XX века необходимо было затратить 1 баррель нефти, чтобы добыть 100 баррелей нефти. Коэффициент EROI (Energy Return on Investments) составлял 1:100. Сегодня он составляет около 1:15, а технологии добычи сланцевого газа снизят его до 1:2–3. Аналогичные тенденции развиваются и в сельском хозяйстве. Если традиционное сельское хозяйство затрачивало 1 килокалорию энергии, чтобы произвести от 5 до 10 килокалорий энергии, заключенной в продукте питания, то сегодня затрачивается 10 и более (до 500) килокалорий энергии, чтобы произвести 1 килокалорию продовольствия (см. диаграмму).

Про невозобновляемые ресурсы понятно, что. при исчерпании легкодоступного ресурса, затраты на добычу менее доступного ресурса увеличиваются, а коэффициент EROI, в свою очередь, уменьшается. В случае сельского хозяйства, при растущем населении и растущем спросе, любой уход от естественных, а значит, и «бесплатных» ресурсов (естественное обеспечение пресной водой, продуктивностью почвы, биоразнообразием) значительно снижает EROI и подобные коэффициенты.

Возьмем, например, аквакультуру. В случае естественного морского промысла диких видов основные затраты направлены на вылов рыбы — нет затрат на питание рыбы, так как питается рыба в открытом океане. Сегодня аквакультуру необходимо и выращивать, и кормить, и лечить. Для этого необходима рабочая сила, территория, оборудование и многое-многое другое. Это соответственно увеличивает ресурсные затраты, а выращенная рыба в принципе обладает меньшей энергетической ценностью.

Теперь возьмем новейшие проекты строительства суперэффективных вертикальных ферм в мегаполисах. Очевидно, что эти проекты имеют запредельные коэффициенты ресурсо- и энергоотдачи, примерно на получение одной килокалории в этих проектах тратится более 500 килокалорий.

Отдельно стоит отметить важное экономическое последствие развития подобных тенденций. В традиционной экономике никогда в стоимость продукта не включалась «стоимость ресурса». Такого понятия, как «стоимость ресурса», вообще не существует. Например, стоимость барреля нефти определяется только затратами на добычу, труд, транспортировку, аренду офисов, цистерн и другими подобными затратами. Сам же объем нефти, содержащийся в породе, всегда считался и считается бесплатным. Но сегодня, когда нам уже не хватает традиционных ресурсов, появляется «цена замещения ресурса». Появление цены замещения делает новые технологии при сравнении с традиционными технологиями, основанными на бесплатном ресурсе, экономически нерентабельными.

Соответственно, человечество переходит на более затратные и менее эффективные способы получения энергии и продовольствия.

Причина понятна: для разработки и тиражирования новых технологий необходимо затратить огромное количество усилий, времени, энергии. Расходы на персонал, новое строительство и прочие действия существенно повышают энергозатраты. Соответственно, риски снижающихся и отрицательных коэффициентов, аналогичных EROI, должен кто-то финансировать. В случае сельского хозяйства их финансируют государства, субсидирующие отрасль, и международные организации, оказывающие финансовую помощь нуждающимся. Это приводит к ситуации, когда человечество тратит и будет тратить средства на поддержание абсолютно неэффективной системы производства, сельского хозяйства в частности.

Именно поэтому при исчерпании невозобновляемых ресурсов и использовании возобновляемых ресурсов за пределами естественных балансов мир вступает на «опасную территорию», которая вначале будет как минимум характеризоваться ростом цены на все виды ресурсов, а в итоге может привести к катастрофическим ситуациям.

Для устойчивого производства продовольствия в стратегической перспективе сельское хозяйство, как отрасль, работающая на естественных возобновляемых ресурсах и геохимических циклах (почва, азот, пресная вода, углерод, фосфор), должно будет вернуться к использованию ресурсов на уровне не большем, чем возможно в естественном цикле. Иначе мы будем иметь (а на самом деле уже имеем) абсолютно неэффективное с точки зрения затрат ресурсов и энергии производство, так как мы тратим больше, чем получаем. В долгосрочной перспективе такая стратегия не работает.

Вывод

К сожалению, не существует простых решений по проблеме устойчивого обеспечения продуктами питания 9 млрд людей, особенно с общим ростом благосостояния и переходом значительной части населения к способу потребления, характерному для богатых стран. Рост объемов производства продовольствия будет действительно важен, но он как никогда будет ограничен конечными ресурсами суши, океанов и атмосферы, также необходимо будет учитывать изменения климата, растущее загрязнение, растущее население, изменение диеты и влияние продукции на здоровье человека.

Очевидно, что изменения в сельском хозяйстве XXI века будут не менее – скорее более радикальны, чем изменения, произошедшие в ходе «зеленой революции» в XX веке.

Постановка целей и разработка этих изменений будет одной из основных задач науки в XXI веке. Но надежды на будущие научные и технологические инновации в обеспечении продовольствием не могут служить оправданием для откладывания сложных и необходимых уже сегодня решений, а любой оптимизм должен быть смягчен, ввиду огромного масштаба проблем.

Имея в мире миллиард голодных людей, необходимо мыслить нестандартно.

При подготовке статьи использовались материалы из Science, The Solutions, книги и статьи Вацлава Смила (Vaclav Smil), «Пределы Роста. 30 лет спустя», отчеты FAO, The International Fertilizer Industry Association (IFA), Water Resource Group, UN Water.

Предотвращение конфликтов и разрешение конфликтов: пределы многостороннего участия

Фред Таннерзаместитель директора Женевского центра политики безопасности. 

В течение девяностых годов двадцатого столетия как практики, так и теоретики уделяли огромное внимание вопросу предупреждения конфликтов. Превентивные меры предназначаются для разрешения разногласий, управления ситуацией или сдерживания споров, пока они не приняли насильственного характера. Управление конфликтами, в свою очередь, означает ограничение, смягчение и сдерживание конфликта. В понятие предупреждения конфликта входят многочисленные действия, такие как избежание конфликта и разрешение конфликта с помощью таких методов, как посредничество, поддержание мира, миротворчество, меры по укреплению доверия и неформальная дипломатия.


Концепция предупреждения конфликтов в настоящее время получила развитие во впечатляющем списке литературы. Помимо этого, в последние годы ООН, региональные организации, государственные и неправительственные организации участвуют в осуществлении регулярного анализа «полученных уроков» и «лучшего опыта» в связи с неудачными миссиями или упущенными возможностями. Кроме того, в многочисленных и хорошо освещаемых и финансируемых исследовательских проектах и в специальных докладах даются рекомендации относительно политики, которые направляются непосредственно тем лицам, которые принимают решения на самом высоком уровне, в ООН и других организациях [1].

Однако, несмотря на все это, по-прежнему не ясно, как предупредить конфликт. Конфликты продолжают возникать, и многие из них приобретают насильственный характер. Только в 1990-х гг. около 5,5 миллионов человек погибли почти в 100 вооруженных конфликтах. Эти смертоносные конфликты привели к крупномасштабным опустошениям и нестабильности в регионах, а также к появлению большого числа беженцев. Международное сообщество по-прежнему неспособно предотвратить войны, а сфера деятельности многих организаций сводится к ограничению негативных последствий насилия.

Основным источником озабоченности международного сообщества является его неспособность достоверно и точно предсказывать конфликты, которые грозят приобрести насильственный характер, и быстро на них реагировать. Это происходит как из-за сложной динамики внутренних, этнических и религиозных конфликтов, так и из-за нежелания государств предпринимать усилия, связанные с большим риском и затратами. Тем не менее, нарастающее присутствие международных организаций, а также государственных и негосударственных организаций в зонах, чреватых конфликтами, дает надежду на то, что увеличение числа сторон, участвующих в предупреждении конфликтов, сможет снизить в будущем количество упущенных возможностей.

В данной статья анализируется, в какой степени международные и региональные организации, государства и негосударственные организации готовы занять свое место в скоординированной системе многосторонней превентивной дипломатии и насколько они в состоянии это сделать. С этой целью сначала критически рассматриваются прошлые и настоящие усилия, направленные на улучшение деятельности по предупреждению конфликтов. Во второй части статьи изучаются возможности ООН, региональных организаций и международных контактных групп, а также трудности, которые могут возникнуть на их пути. Наконец, в статье исследуется вопрос об искусном балансировании неправительственных и международных организаций, таких как Международный Комитет Красного Креста, стремящихся сохранить беспристрастность в ходе принятия коллективных усилий по сдерживанию или предотвращению насилия и смертоносных конфликтов.

Оценка деятельности по предотвращению конфликтов в прошлом и в настоящем 

Предотвращение внутренних конфликтов усилиями международной общественности пропагандируется со времени окончания «холодной войны». Исходя из опыта урегулирования конфликтов, успешно осуществленных ООН в конце восьмидесятых и начале девяностых годов (Намибия, Никарагуа, Сальвадор), Генеральный секретарь ООН в «Повестке дня для мира» 1992 г. посвятил целую главу вопросу предотвращения конфликтов. Новым в его докладе было создание концептуальной связи между различными этапами эскалации конфликта и теми действиями политического характера, которые могут исправить положение. К последним относятся предотвращение конфликта, предотвращение перерастания разногласий в конфликт и ограничение распространения насилия, если оно имеет место. Последние действия открывают также путь к управлению конфликтом – подходу, который концептуально обосновал прямое вмешательство со стороны, совершаемое с целью ограничения эскалации насилия путем использования мирных средств, а при необходимости даже средств принуждения.

Отрезвляющий опыт, полученный ООН и всем мировым сообществом в Сомали, Руанде и Югославии, привел начиная с середины девяностых годов к осознанию того, что существует явная потребность в переоценке роли ООН и других международных организаций в предупреждении конфликтов и управлении конфликтами. Это осознание основывалось на признании факта, что для предупреждения конфликтов нужно хорошо понимать их и понимать связь между их возникновением и «несостоятельными» государствами и государственным становлением, а также нужен институт, который мог бы быстро и последовательно выполнять политические решения.

В результате, в конце девяностых годов научное сообщество и независимые комиссии экспертов приступили к разработке важных исследовательских проектов и стратегических рекомендаций, касающихся жертв внутренних конфликтов и жизнеспособности и полезности превентивной дипломатии [2]. Ряд исследований был посвящен конкретно ООН, ее реформированию и ее способности реагировать на конфликты и сложные чрезвычайные ситуации [3]. Наконец, публикация в конце 1999 г. докладов о миссиях ООН в Сребренице и Руанде дает исчерпывающее представление об уроках, полученных в случаях, когда ООН упускала возможность предотвратить переход смертоносного насилия в тотальный геноцид [4].

В рамки настоящей статьи не входит задача обобщения выводов, сделанных в различных исследованиях. Однако важно подчеркнуть несколько пунктов, которые имеют отношение к усилиям, направленным на предотвращение конфликтов.

1. Не существует простых объяснений причин конфликта и того, каким образом они способствую эскалации насилия. Чтобы понять динамику внутренних конфликтов, необходимо принять во внимание множество конкретных факторов, таких как нищета и быстрый рост населения, скудость ресурсов, дискриминация и лишение меньшинств и других групп общества властных полномочий, военная угроза и источники опасности. Определенное сочетание этих факторов может привести, но не обязательно приводит, к напряжению в обществе, насилию и войне.

2. Важно проводить различие между структурными причинами, лежащими в основе конфликта, и непосредственными причинами, вызывающими эскалацию конфликта. Именно поэтому сегодня проводится различие между структурным и краткосрочным предотвращением конфликтов. К структурным причинам, в первую очередь, относятся факторы, связанные со слабостью государства, нищетой, политической несправедливостью или экономическими лишениями. Таким образом, структурное предотвращение должно осуществляться по трем главным направлениям: экономика, потребности населения и управление; оно должно сочетать помощь в развитии и создании возможностей на местах с помощью в организации выборов и контроле за соблюдением прав человека.

3. Непосредственные причины конфликта часто бывают результатом принятия определенными руководителями или политическими демагогами продуманных решений о применении насилия при разрешении спорных вопросов. «Плохое руководство» может воспользоваться причинами отсутствия безопасности, уязвимостью определенных групп, социальным и экономическим расслоением в такой степени, что насилие становится средством укрепления власти демагогов. Стивен Стедман утверждает, что сегодняшние гуманитарные трагедии были вызваны в основном лидерами, которые не были заинтересованы ни в ненасильственном разрешении конфликтов, ни в компромиссах [5]. Понимания непосредственных причин или событий, которые приводят к насилию, в отличие от понимания структурных причин, еще нет, и этот вопрос требует дальнейшего изучения [6].

4. Нет согласия относительно пользы раннего предупреждения для предотвращения конфликтов. Некоторые аналитики сегодня утверждают, что возможности предотвратить конфликт упускались не из-за недостатка времени для реагирования, а из-за отсутствия политической воли прореагировать на предупреждение. Комиссия Карнеги по предотвращению смертоносных конфликтов одной из первых сделала попытку связать раннее предупреждение с восприимчивостью к предупреждению и ранним реагированием. Однако, как указывалось в Докладе по Руанде 1999 г., раннее предупреждение имеет смысл только в том случае, если предупреждающие сигналы правильно анализируются и передаются соответствующим властям, принимающим решения. В данном случае способность собирать и анализировать информацию для ООН пала жертвой «усилий по сокращению штатов». В 1992 г. ООН упразднила Управление исследований и сбора информации и передала некоторые из его функций Департаменту политических дел, и в результате, в Докладе Комиссии по глобальному управлению в 1995 г. предлагалось ООН разработать новую систему для сбора информации о тенденциях и ситуациях, которые могут привести к конфликтам насильственного характера или гуманитарным трагедиям [7].

5. Вопрос использования силы имеет большое значение для обеспечения эффективного предотвращения конфликтов или успешного выполнения мирных договоренностей. Если учесть дурную славу плохих руководителей и намеренное воспрепятствование предотвращению конфликтов и завершению конфликтов, перед международным сообществом стоит важнейший вопрос о том, должны ли принудительные меры являться составной частью предотвращения конфликтов. Однако такие примеры, как Сомали, к огромному сожалению, показывают, что угроза внешнего силового вмешательства не является панацеей для разрешения случаев насилия на национально-религиозной почве и эскалации конфликта.

6. Наконец, тот факт, что подавляющее большинство конфликтов являются внутренними, сильно влияет на то, как международное сообщество может реагировать на эти конфликты. Для внутригосударственных конфликтов действительно требуются методы раннего предупреждения и предотвращения, отличные от тех, которые используются в традиционных межгосударственных противостояниях [8]. Такие вопросы, как суверенитет, местное соперничество и плохое соседство, могут весьма осложнить использование превентивной дипломатии по отношению к государствам, чреватым гражданской войной.

Из вышеизложенного ясно, что предотвращение конфликтов сегодня может успешно осуществляться при участии многих сторон и многодисциплинарном подходе.

К вопросу об участии многих сторон в предотвращении конфликтов 

Рост числа внутренних конфликтов и их влияния на весь мир в девяностые годы, а также все возрастающее разнообразие действующих в международных делах лиц, привели к определенному увеличению сторон, участвующих в усилиях по предупреждению конфликтов. При этом подразумевается, что международные и региональные организации, государства и негосударственные организации объединяют свои усилия для борьбы с распространением смертоносных конфликтов, другими словами, что все заинтересованные стороны должны принять стратегическую программу, основанную на общем видении проблемы разрешения конфликтов. Однако разнообразие мандатов, соответствующие сферы деятельности, бюрократия, национальные интересы и противоречивые взгляды на предотвращение конфликтов и гуманитарную деятельность ограничивают эффективную многостороннюю деятельность.

Среди различных действующих лиц ООН остается единственной организацией, правомочно осуществляющей предотвращение конфликтов во всем мире. Однако за последние несколько лет значение региональных организаций в сотрудничестве в области обеспечения безопасности возросло. Хотя этот вид сотрудничества бесценен, разделение труда между ООН и региональными организациями столкнулось с определенными сложностями. Например, в связи с военным вмешательством НАТО в Косово Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан предостерегал, что «предотвращение конфликтов, поддержание мира и установление мира не должны становиться сферой соперничества между Организацией Объединенных Наций и региональными организациями» [9].

НПО и гуманитарные организации играют все более важную роль в предотвращении конфликтов и являются существенными для этого процесса, благодаря их знанию зон возможных конфликта и деятельности в них. Однако между гуманитарными организациями и другими сторонами, участвующими в предотвращении конфликтов и установлении мира, существуют непростые отношения. В конце концов, государства остаются важнейшими действующими лицами в сегодняшней международной системе, и если под угрозой находятся их национальные интересы, они могут склониться к тому, чтобы ограничить деятельность международных организаций в пользу международных контактных групп или односторонней деятельности. В следующем разделе кратко рассматривается каждое из этих действующих лиц, а также их способность и желание участвовать в многосторонней превентивной деятельности.

Организация Объединенных Наций 

Глава VI Устава ООН призывает стороны, между которыми возникли разногласия, стараться разрешить их мирным путем, прибегая к самым разнообразным дипломатическим средствам. Статья 99 Устава наделяет Генерального секретаря правом докладывать Совету Безопасности «о любых вопросах, которые, по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности».

Однако эффективность этих средств ограничивается нежеланием государств-участников ООН и особенно постоянных членов Совета Безопасности предоставить большие полномочия Генеральному cекретарю и его организации. Многие годы отклонялись предложения о создании сил быстрого реагирования ООН, являющихся важным элементом предотвращения конфликтов, несмотря на то, что за них выступали видные политики и эксперты, такие как Брайан Эркарт [10].

Определяющим вопросом в отношении этих сил и предотвращения конфликтов в целом является то, в какой степени ООН может использовать свою организацию в целях раннего предупреждения и добиваться выполнения государствами-участниками их обязательств с тем, чтобы можно было провести энергичные миротворческие операции. Недавние уроки событий в Руанде и Сребренице позволяют увидеть, что очень ценно, как можно улучшить подход ООН к ситуациям разворачивающихся конфликтов и смертоносного насилия. Ключевыми являются вопросы применения силы, командования и контроля, а также подготовки и экипировки миротворческих сил ООН. Существенным вопросом остается то, как государства, предоставляющие контингенты, связаны с миротворческой операцией и какова при этом роль Совета Безопасности.

Как в Руанде, так и в Боснии, ООН не смогла предотвратить геноцида. В каждом из этих случаев многое предупреждало о надвигающихся массовых убийствах, но ООН действовала совершенно неправильно в обоих случаях. Два доклада с анализом этих ситуаций были наконец опубликованы в конце 1999 г. Учитывая, что Кофи Аннан был специальным докладчиком по массовым убийствам в Сребренице и одним из основных лиц в ООН, на которых частично ложится вина за проведение неудачной миссии во время геноцида в Руанде, эти доклады находятся в центре внимания мировой общественности и могут оказать существенное влияние на выработку политики предотвращения конфликтов и управления конфликтами в будущем.

В случае Руанды причинами неудачи стали недостаточность ресурсов и отсутствие политической воли у крупных государств. В докладе делается заключение, что Миссия ООН в Руанде «не была спланирована, концептуально продумана, развернута или проинструктирована таким образом, чтобы она могла играть активную и решающую роль в рамках мирного процесса, поставленного под серьезную угрозу» [11]. В этой миссии ощущалась нехватка хорошо подготовленных военнослужащих и соответствующих материальных средств, необходимых для обеспечения функционирования миссии. К недостаточной политической воле добавился односторонний вывод национальных контингентов в критические моменты развивающегося кризиса. В случае Сребреницы, при отсутствии приверженности со стороны других держав делу эффективного разрешения войны в Боснии, «в условиях отсутствия консенсуса в Совете CООНО, не имевшие стратегии и отягощенные неясным мандатом, были вынуждены прокладывать свой собственный курс» [12].

О надвигающейся резне было сделано раннее предупреждение: специальный представитель ООН в Руанде докладывал, что одна из групп явно нарушает мирное соглашение, накапливая боеприпасы, раздавая оружие и укрепляя позиции в Кигали. Кроме того, в печально известной сейчас телеграмме командующего вооруженными силами генерала Даллэра недвусмысленно и настойчиво говорится о получении информации о том, что планируются массовые убийства и идет практическая подготовка к ним. Проблема с ранним предупреждением имела два аспекта: во-первых, информация не была правильно обработана в ООН из-за небрежности и передачи ее не по назначению в штаб-квартире в Нью-Йорке и, во-вторых, недостаточная способность к анализу данных способствовали тому, что ООН ошибочно истолковала мирный процесс в Аруше и намерения его участников. Отсутствие проводимого на месте глубокого анализа политической ситуации в Руанде было ясно продемонстрировано невниманием к тревожному докладу специального докладчика Комиссии по правам человека, в котором – всего за две недели до начала МООНПР – указывалось на ухудшение ситуации с соблюдением прав человека и открыто говорилось о возможности геноцида [13].

Еще один урок в отношении предотвращения конфликтов заключается в том, что участники миссий по поддержанию и установлению мира должны иметь возможность постоянно изменять мандат миссии, правила применения силы боя, численность войск и военные мощности миротворческих миссий в соответствии с изменением ситуации на местах. Характер мандата миссии в Руанде изменился с предусмотренного главой VI Устава на предусмотренный главой VII на том этапе, когда еще было возможно остановить геноцид. Однако МООНПР II потерпела неудачу, в конечном счете, из-за нежелания государств-участников ООН предоставить для нее войска. Через два месяца после того, как Совет Безопасности дал согласие на осуществление операции, в МООНПР II участвовал контингент войск численностью всего 550 человек вместо 5 тыс. 500. В случае Сребреницы, после учреждения Советом Безопасности зон безопасности командующий вооруженными силами запросил контингент численностью 34 тыс., но в конечном итоге согласился на «облегченный вариант» с минимальным подкреплением примерно в 7 тыс. 600 человек, которые при необходимости должны были поддерживаться воздушными ударами НАТО [14].

В рекомендациях доклада по Руанде подчеркивается необходимость повышения потенциала раннего предупреждения. В нем подчеркивается, что очень важно повышать возможность Секретариата ООН «в области анализа информации о возможных конфликтах и реагирования на нее и укреплять оперативный потенциал превентивных действий». В связи с этим в докладе говорится, что «необходимо и далее развивать сотрудничество между различными департаментами Секретариата, ККООНВБ, программами и учреждениями и внешними организациями, в том числе региональными и субрегиональными и неправительственными и академическими кругами» [15]. В новом докладе о поддержании мира, который планируется представить на саммите тысячелетия Генеральной Ассамблеи в сентябре 2000 г., должны быть учтены уроки Руанды, Сребреницы и других конфликтов, в которых ООН упустила возможность предотвратить конфликт и управлять им.

Региональные организации 

В «Повестке дня для мира» было выдвинуто требование более активно использовать региональные организации, в соответствии с Главой VIII Устава ООН, особенно с учетом того, что ООН перегружена работой и решает очень много задач. Деятельность АСЕАН в Камбодже, Организации американских государств и Контадорской группы в Центральной Америке, а также Европейского союза, ОБСЕ, НАТО и Западноевропейского союза в бывшей Югославии выявила потенциал, который мог бы внести значительный вклад в дело мира и стабильности. Однако этот потенциал используется недостаточно.

Единственной региональной организацией, которая имеет как правовую основу, так и возможности для предупреждения конфликтов, является Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В 1990 г. Парижская хартия для новой Европы поручила ОБСЕ искать «используя политические средства, пути предотвращения конфликтов, которые могут возникнуть». Когда войны в Югославии бросили вызов зарождающимся пан-европейским структурам по сотрудничеству и безопасности, а затем показали их несостоятельность, ОБСЕ осознала, что ее роль в предотвращении конфликтов состоит скорее в нормативной деятельности и в принятии «мягких» мер по обеспечению безопасности. В 1992 г. ОБСЕ создала Центр по предупреждению конфликтов (ЦПК), который должен был стать основным органом, занимающимся ранним предупреждением конфликтов и урегулированием разногласий в Европе. Однако к помощи ЦПК не прибегали во время взрыва смертоносного насилия на Балканах, за небольшими исключениями. Государства, жизненные интересы которых были затронуты в разворачивающемся конфликте, очевидно, предпочитали осуществлять свою политику через Европейский союз, ООН и, в конечном счете, через специальные международные контактные группы.

Более успешным оказалось создание мандата для Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств, в задачу которого входило раннее предупреждение о конфликтах, связанных с положением меньшинств, и заблаговременное принятие мер по их предотвращению. Верховный комиссар выполняет свою роль успешнее, чем ЦПК, благодаря тому, что имеет возможность обсудить структурные причины конфликта непосредственно с заинтересованными сторонами. Его постоянное внимание к ситуации в прибалтийских государствах, например, помогло ослабить напряжение, связанное со статусом русских меньшинств.

Наконец, ОБСЕ согласилась принимать участие в долгосрочных миссиях в потенциально опасных районах, где скрытое напряжение может перерасти в насилие и войну. В настоящее время она имеет представительства в 17 странах на Балканах, на Кавказе, в Центральной и Восточной Европе и в Средней Азии. Деятельность этих представительств была успешной в таких странах, как Эстония, Латвия, Македония, Молдова и Украина. Но их присутствие не оказало желаемого эффекта в других зонах, таких как Босния, Чечня, Грузия, Таджикистан и Косово, где, несмотря на их работу, насилие не удалось предотвратить. Опыт ОБСЕ в предотвращении конфликтов показывает, что долгосрочные миссии и работа над такими структурными вопросами, как укрепление демократии, права человека и права меньшинств, содействие созданию гражданского общества, больше подходят для региональных организаций, нежели попытки найти пути быстрого устранения непосредственных причин конфликта.

Международные контактные группы 

Реальность такова, что предотвращение конфликтов связано с риском и большими затратами. Превентивная дипломатия осуществима лишь при наличии сторон, которые хотят предоставить помощь и гарантии. Стороны в конфликте почти всегда нуждаются в поддержке извне, чтобы надежно гарантировать выполнение соглашений. Государствами, которые готовы принять на себя такие обязательства, в первую очередь являются те, которые имеют свои интересы в горячих точках. Эти интересы могут быть геополитическими или основываться на том, что последствия насилия имеют слишком высокую цену с политической точки зрения, например, появление потоков беженцев, региональная дестабилизация и давление со стороны групп изгнанников. Как политический, так и финансовый факторы заставит такие государства взять на себя твердые обязательства. Говоря о разворачивающемся кризисе в Косово в 1998 г., журнал «Экономист» пошутил, что успешное предотвращение «не приносит голосов избирателей, однако неудачное вмешательство означает потерю их огромного количества» [16].

Следовательно, создание группировок и союзов государств и других действующих на международной арене акторов, во многом зависит от интересов, связанных с возможным конфликтом. Государства по-прежнему предпочитают действовать в одностороннем порядке или договариваться с несколькими другими государствами, чтобы сохранить свободу действий и обеспечить их эффективность. Это привело к появлению «постмодернистских» по форме контактных групп, сходных с «Европейским согласием», существовавшим в девятнадцатом веке. Избирательный или односторонний характер мероприятий подобной контактной группы, особенно если они являются результатом узости интересов, может привести к использованию таких стратегий предотвращения конфликта, которые исключают участие малых государств или негосударственных организаций.

Несколько международных контактных групп появились после развала Федеративной республики Югославии. Государства, имеющие ключевые интересы в данном регионе, то есть Франция, Германия, Россия и Соединенные Штаты, попытались управлять кризисом исходя из ситуации, когда выяснилось, что Европейский союз и ОБСЕ не способны или не могут обеспечить необходимых политических решений для проактивных действий в регионе.

На международной конференции по бывшей Югославии, прошедшей в 1992 г. в Лондоне, крупные европейские страны и представитель Европейского союза встретились с Россией и Соединенными Штатами. В проведение этой специальной конференции, которая состоялась в Женеве в помещении ООН, внесли конкретный вклад представители и менее крупных контактных групп. На более позднем этапе, когда война захватила Боснию, контактная группа состояла из четырех постоянных членов Совета Безопасности и Германии, но без Китая. Наконец, когда вооруженный конфликт распространился на Косово, несколько западных государств и Россия осуществляли стратегию управления конфликтом посредством механизма, созданного в Рамбуйе. Когда этот процесс потерпел неудачу, Россия вышла из группы, а НАТО осуществила вмешательство в ситуацию в Косово путем нанесения быстрых ударов без какого-либо мандата от ООН или ОБСЕ. Оглядываясь назад, можно сказать, что воздушные удары НАТО стали результатом действий контактной группы, которым явно недоставало международной легитимности.

Косово хорошо иллюстрирует обратную сторону предпринимаемых контактными группами мер. Они основаны на компромиссе между эффективностью и участием. Контактные группы эффективнее, чем международные организации именно потому, что в них меньше участников и трудные решения принимаются без бюрократических проволочек. Они создают тот самый фасад, который необходим для диалога с лицами, занимающими любое положение. Тем не менее, они действительно представляются закрытыми для тех государств и организаций, которые не допущены в этот ближний круг. Кроме того, у них нет традиций, обычно существующих у организаций, нет у них и заранее составленных планов на случай возникновения непредвиденных обстоятельств. Наконец, контактные группы часто не обладают легитимностью с точки зрения международного права, что становится очевидным, когда группа принимает решение использовать меры принуждения.

В заключение следует сказать, что контактные группы сыграли важную роль в недавних случаях предотвращения конфликтов и управления конфликтами. Подобные группы обычно появляются только тогда, когда первоначальные усилия предотвратить конфликт не дали результата, а государства приняли решение не прибегать к услугам международных организаций, или, наоборот, организации отказываются браться за разрешение конкретных случаев, как было в случае с операцией Алба в 1997 г. [17] Этим группам всегда придется решать проблемы, связанные с легитимностью, и в конце концов полагаться на региональные организации или ООН для выполнения любого соглашения, которое они могут разработать. Таким образом, вместо того, чтобы обходить ООН, региональные и неправительственные организации, им следует изыскивать пути эффективного использования существующих институтов. Это позволит многосторонней превентивной деятельности быть более успешной.

Роль гуманитарных организаций и НПО 

Возможности международного сообщества предотвращать конфликты все еще довольно ограничена. Эти ограничения вытекают из «структурного наследия «холодной войны», ограничивающего многостороннюю деятельность, тогда как растущее число случаев вмешательства отражает рост числа смертоносных внутренних конфликтов» [18]. Рост числа внутренних вооруженных конфликтов снижает роль государств в предотвращении конфликтов; традиционные стратегические средства государств, такие как дипломатия сдерживания и меры принуждения, становятся значительно менее пригодными. Вот некоторые из причин, объясняющих тот факт, что неправительственные организации начинают играть все более важную роль в деле предотвращения конфликтов. Хотя НПО не в состоянии выполнять функции, свойственные ООН или суверенным государствам, они могут с большой пользой их дополнять.

В 1994 г. Генеральный секретарь ООН признал, что существуют три разных вида деятельности, осуществляя которые, неправительственные организации могут внести свой вклад в широкую область управления конфликтами и построения мира. Ими являются: «1. превентивная дипломатия, поскольку НПО знакомы с положением на местах и имеют возможность обратить внимание правительств на опасность зарождающихся кризисов и возникающих конфликтов; 2. миротворчество, когда НПО могут оказывать гуманитарную и социальную помощь в опасных и сложных условиях; 3. постконфликтное миростроительство, когда НПО могут помочь слабым правительствам и обнищавшему населению обрести уверенность в себе и ресурсы для построения долгосрочного мира» [19].

Преимущество НПО и других гуманитарных организаций состоит в том, что они находятся в чреватых конфликтами районах в течение многих лет до того, как конфликт или насилие разразится на самом деле. Приходящие извне организации, решившие осуществлять свою деятельность в данном районе после возникновения конфликта, не могут моментально так же узнать местное общество и его культуру и получить такую репутацию, которую те уже заслужили среди местного населения. Важнейшая роль НПО в предотвращении конфликтов была признана Комиссией глобального управления в докладе “Наш дом – Земля” (“Our Global Neighbourhood”). В докладе осмысляются опыт и проблемы глобального управления и признается, что «формальные, межправительственные механизмы могут быть лишь частью большей, развивающейся и более динамичной мозаики» [20].

В проекте, осуществление которого начали Католическая гуманитарная служба и Институт международных мирных исследований Джоан Б. Крок Университета Нотр-Дам (США), анализируется роль, которую играют НПО в предотвращении конфликтов. В нем определяются следующие области, в которых НПО могут усилить влияние правительств и международных организаций на раннее предупреждение и предотвращение внутренних конфликтов путем: «1. увеличения возможности доступа к сторонам, участвующим в конфликте, и потоку информации о них; 2. более полного реагирования; 3. усиления влияния мирных стратегий через собственные организационные структуры; и 4. создания условий для участия великих держав в крупномасштабных операциях превентивного и спасательного характера» [21].

МККК и другие гуманитарные организации играли важнейшую роль в предотвращении конфликтов. К примеру, во время кубинского кризиса в 1962 г. МККК согласился назначить нейтральных инспекторов для проверки выполнения Советским Союзом обязательства не поставлять баллистические снаряды на Кубу. Эта его посредническая роль помогла ослабить напряжение в критический момент противостояния супердержав даже несмотря на то, что впоследствии кризис был разрешен прежде, чем потребовалось участие инспекторов.

Что касается внутренних вооруженных конфликтов, МККК может опираться в своей деятельности по предотвращению конфликтов на мандат, врученный ему XXI Международной конференцией Красного Креста [22]. В нем говорится, что МККК, во взаимодействии с национальными обществами и правительствами соответствующих стран, может «рассмотреть, какой вклад Красный Крест может внести в дело предотвращения конфликта или заключения соглашений о прекращении огня или об окончании военных действий».

Большая часть деятельности МККК по предотвращению конфликтов сосредоточена на уменьшении пагубных последствий вооруженных конфликтов за счет сведения их к минимуму. По словам Рене Козирника, сотрудника МККК, организация проводит «превентивную гуманитарную дипломатию». Она состоит в глубоком анализе ситуаций, складыващихся в соответствующих регионах, создании организационных структур на местах, привлечении внимания правительств, властей и гражданского общества к их обязанностям в соответствии с международным гуманитарным правом, повышении возможностей местных партнеров и организации систем раннего предупреждения конфликтов [23].

МККК часто удавалось договориться о создании гуманитарных зон безопасности, куда закрыт доступ вооруженным участникам военных действий. Подобные зоны помогают предотвратить эскалацию насилия и даже в некоторых случаях разрешить конфликт. Например, во время революции в Доминиканской республике в 1965 г. МККК выступил в роли посредника, достигнув соглашения о суточном перемирии. На его основании перерыв в военных действиях продолжался до тех пор, пока конфликт окончательно не завершился [24]. Позже, в 1994 г., МККК удалось создать гуманитарные буферные зоны в Мексике между повстанцами штата Чиапас и мексиканской федеральной армией.

Основной задачей для гуманитарных организаций, и особенно МККК, во время длительных внутренних конфликтов является необходимость сохранять абсолютную беспристрастность по отношению к воюющим и соблюдать принцип недопущения дискриминации по отношению к жертвам. Вот почему такую опасность для гуманитарных организаций представляет их ассоциирование с процессом по установлению мира: если процесс будет сорван, они будут иметь к этому отношение nolens volens. Гуманитарные НПО постоянно заботятся о том, чтобы иметь возможность продолжать свою работу после того, как международные усилия по предупреждению конфликта потерпят неудачу, и особенно после этого.

Также всегда существует опасность, что гуманитарная поддержка может продлить человеческие страдания – в том случае, если гуманитарная помощь идет не по назначению, а на поддержку воюющих сторон. Исследование по предотвращению конфликтов показывает, что «помощь зачастую реквизируется воюющими группами и таким образом способствует продолжению конфликта» [25]. В том же исследовании доказывается, что определенные программы развития и финансовой помощи «опосредованно способствовали обострению горизонтального неравенства и, следовательно, увеличили вероятность насилия» [26].

Отсутствие глубокого анализа социополитической ситуации и недостаточная координация действий гуманитарных организаций и других внешних структур может позволить воюющим сторонам посеять между ними раздор. Таким образом, раннее предупреждение и превентивные меры имеют смысл только в том случае, если они осуществляются в тесном взаимодействии с другими внешними структурами. Именно с этой целью Комиссия Карнеги рекомендует проводить ежегодные координационные встречи НПО: «Руководство крупных всемирных гуманитарных НПО должно договориться о регулярных встречах – по крайней мере, ежегодных – для обмена информацией, сокращения дублирующих действий, принятия общих норм деятельности во время кризисов. Это сотрудничество должно вести непосредственно к созданию более широких связей неправительственных организаций с местными НПО, находящимися в регионах возможных кризисов, правозащитными группами, гуманитарными организациями, организациями, занимающимися проблемами развития, и организациями, осуществляющими неформальную дипломатию, содействующую предотвращению и разрешению конфликтов» [27].

Заключение 

Девяностые годы были десятилетием упущенных возможностей для превентивной деятельности. Это объясняется частично тем, что многие государства все еще не готовы идти дальше разговоров о предотвращении конфликтов и об управлении конфликтами. Предотвращение конфликтов связано с риском и требует политических усилий и финансовых затрат. Кроме того, роль государства несколько утратила свою важность для других действующих лиц из-за того, что современные смертоносные конфликты носят внутренний характер. Таким образом, такие традиционные стратегические средства государств, как дипломатия принуждения и сдерживание, во многом потеряли свою эффективность для предотвращения конфликта.

Сегодня для эффективного предотвращения требуется всеобъемлющая, многомерная и последовательная стратегия. Поэтому многосторонний подход к предотвращению конфликтов представляется полезным и даже необходимым: сравнительные преимущества каждой организации могут в сочетании изменить ситуацию так, как это необходимо, чтобы победить чуму насилия. Данная статья показала, что объединенный подход различных действующих лиц возможен и осуществим, однако совместная деятельность на основании общих распоряжений пока нереальна. Например, неформальная дипломатия, создание местных структур и тактичная работа среди враждующих групп должны осуществляться без привлечения внимания, что может быть несовместимо с политикой кнута и пряника, проводимой на высоком уровне.

Однако возможно эффективное разделение труда за счет проведения различия между структурным предотвращением и превентивными действиями, осуществляемыми во избежание надвигающейся эскалации насилия. Например, долгосрочные миссии и общественно-политическая работа по таким направлениям, как укрепление демократии, права человека и права меньшинств, содействие созданию гражданского общества больше подходят для региональных и международных организаций и НПО. В свою очередь, лишь очень немногие из этих организаций могут быстро и эффективно отреагировать на разворачивающийся кризис. Для такого быстрого реагирования требуется точное и заслуживающее доверия предупреждение, особенно когда это касается возможных крупномасштабных убийств и попыток геноцида. Доклад по Руанде показал, что раннее предупреждение конфликта крайне важно для политической мобилизации международного сообщества.

Наконец, деятельность по предотвращению конфликтов и управлению конфликтами обнаруживает дилемму между смягчением гуманитарного кризиса и нахождением долгосрочного решения. В современной литературе по вопросам предотвращения конфликтов бытует опасный аргумент, что «войне следует дать шанс» исчерпать себя вместо того, чтобы «затягивать ее гуманитарной помощью» [28]. Гуманитарные организации не могут избежать споров о преимуществах разрешения конфликтов по сравнению с оказанием гуманитарной помощи, а интересы государств, преследующих свои геополитические цели, могут быть несовместимы с гуманитарной деятельностью международных и неправительственных организаций. Слишком тесные связи гуманитарных организаций с региональными властями или контактными группами могут привести к потере доверия к ним, особенно если официальный мирный процесс не имеет успеха. Гуманитарные организации всегда думают, как обеспечить продолжение своей работы, особенно в случаях, когда международные усилия по предотвращению конфликта заканчиваются неудачей.

МККК является одной из главных организаций, которым приходится преодолевать последствия неудач международного сообщества в предотвращении конфликтов. Тем не менее, тесное сотрудничество с другими организациями в связи с внутренними конфликтами было бы желательно для МККК до тех пор, пока оно не влияет на его беспристрастность. Эта мысль четко отражена в заявлении бывшего президента МККК Корнелио Соммаруги, который утверждал, что всеобъемлющее предотвращение конфликтов возможно, пока «все стороны принимают во внимание соответствующие обязанности, мандаты и сферы компетенции каждой стороны» [29].

___________________________

1 См., например, Preventing Deadly Conflict: Final Report, with Executive Summary, Carnegie Commission on Preventing Deadly Conflict, New York, December 1997. 2 Michael Brown (ed.), The International Dimension of Internal Conflict, MIT Press, Cambridge, 1997; Ted Robert Gurr, Minorities at Risk: A Global View of Ethnopolitical Conflicts, United States Institute for Peace Press, Washington, DC, 1993; Stephen Van Evera, “Hypotheses on nationalism and war”, in Robert J. Art and Robert Jervis, International Politics: Enduring Concepts and Contemporary Politics, Harper Collins, New York, 1996, pp. 5-39. Final Report of the Carnegie Commission on Preventing Deadly Conflict, op. cit. (сноска 1), Chapter 15: The responsibility of States, leaders, and civil society. 3 Основными исследованиями являются: Our Global Neighbourhood, Commission on Global Governance, 1995; Brian Urquhart and Erskine Childers, A World in Need of Leadership: Tomorrow’s United Nations, 1996; Words to Deeds: Strengthening the UN’s Enforcement Capabilities, International Task Force on the Enforcement of UN Security Council Resolutions, 1997. 4 Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции53/35 Генеральной Ассамблеи: Падение Сребреницы, Документ ООН A/54/549, 15 November 1999; Доклад комиссии по проведению независимого расследования деятельности Организации Объединенных Наций в период геноцида в Руанде в 1994 году, прилагаемый к Документу ООН, S/1999/1257 от 16 декабря 1999 г. 5 Stephen Stedman, “Alchemy for a new world order overselling preventive diplomacy”, Foreign Affairs, Vol. 74, May 1995, p. 18. 6 From Reaction to Prevention: Opportunities for the UN System in the New Millennium, Conference Report, International Peace Academy, New York, April 2000, p. 2. 7 Our Global Neighbourhood, op. cit. (сноска 3). 8 Janie Leatherman, William DeMars et al., Breaking Cycles of Violence, Kumerian Press, West Harford, 1999, p. 3. 9 Кофи А. Аннан, Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов. Годовой доклад о работе Организации за 1999 год (п. 69). 10 Op. cit. (сноска 3). 11 Доклад о Руанде, op. cit. (сноска 4), с. 31. 12 Доклад: Падение Сребреницы, op. cit. (сноска 4), с. 23. 13 Доклад о Руанде, op. cit. (сноска 4), с. 32. 14 United Nations Protection Force, UN Department of Public Information, September 1996, см. http://www.un.org/Depts/dpko/. 15 Доклад о Руанде, op. cit. (сноска 4), с. 5941. 16 The Economist, 25 June 1998, p. 51. 17 28 марта 1997 г. Совет Безопасности дал разрешение на начало возглавленной Италией многонациональной военной и гуманитарной миссии в Албании, в которой принимали участие многие государства. 18 Op. cit. (сноска 8), p. 4. 19 UN Secretary-General’s address at the 47th Annual Conference of NGO’s, 1994. 20 Edward C. Luck, “Blue ribbon power: Independent commissions and UN reform”, International Studies Perspectives, Vol. 1, Issue 1, April 2000, p. 99. 21 Op. cit. (сноска 8), p. 20. 22 XXIst International Conference of the Red Cross (Istanbul, 1969), Resolution XXI: Contacts between National Societies in cases of armed conflicts. 23 Rene Kosirnik, Some questions and answers regarding the ICRC and preventive actions, Round Table on Preventive Action, Copenhagen, ICRC, Geneva, p. 6. 24 Yves Sandoz, “The Red Cross and peace: Realities and limits”, Journal for Peace Research, No. 3, 1987, p. 293. 25 “From reaction
to prevention: Opportunities for the UN system in the new millennium”, Conference Report, International Peace Academy, New York, 2000, p. 5. 26 Там же. 27 Preventing Deadly Conflict, op. cit. (сноска 2), Chapter 5. 28 Edward N. Luttwak, “Give war a chance”, Foreign Affairs, July/August 1999, pp. 36-44. 29 Keynote address by Dr. Sommaruga, ICRC President, 23 June 1998, Geneva Centre for Security Policy, see http://www.gsp.ch.

Морозов Ю.В. О возможных путях решения северокорейской ядерной проблемы совместными усилиями России и Китая

О возможных путях решения северокорейской ядерной проблемы совместными усилиями России и Китая

Морозов Юрий Васильевич, кандидат военных наук, профессор, ведущий научный сотрудник Институтов США и Канады и Дальнего Востока РАН

Введение

В настоящее время Северная и Южная Кореи формально до сих пор находятся в состоянии войны, поскольку Соглашение о перемирии в Корее определило лишь условия прекращения огня и разделения войск противоборствующих сторон. Эта ситуация является источником нестабильности и потенциальным очагом вооруженного конфликта в Северо-Восточной Азии. Это обусловлено высоким уровнем противостояния между США и КНДР, отсутствием перспектив урегулирования проблем региона, а также продолжением Пхеньяном работ по развитию ракетной и ядерной программ. В связи с чем наличие ядерного кризиса на Корейском полуострове – наиболее актуальная проблема для мирового сообщества и серьезная угроза безопасности в Северо-Восточной Азии и международному режиму ядерного нераспространения. В 1993 г. КНДР объявила о выходе из ДНЯО, ссылаясь на наличие «ядерной угрозы» со стороны США. При этом Пхеньян заявляет, что вне зависимости от официального признания или непризнания его "ядерного статуса", он ни при каких обстоятельствах не согласится на разоружение в одностороннем порядке и не намерен обсуждать данный вопрос, прервав шестисторонние переговоры по этой проблеме. Это стало одной из причин роста военной напряженности на Корейском полуострове. Другая причина связана с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США понижает порог применения ядерного оружия.

На сегодняшний день реальность ситуации с решением ядерной проблемы на Корейском полуострове такова - на фоне кризиса отношений между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном, Москва ищет пути решения этой проблемы. Связи с чем возникает необходимость проанализировать подходы экспертов к оценке ракетно-ядерного потенциала КНДР, дабы определить возможные направления взаимодействия России и Китая в интересах снижения военной напряженности на Корейском полуострове.

Российская оценка ракетно-ядерного потенциала КНДР

По оценке российских ученых количество ядерных боезарядов КНДР может составлять около 20 боеголовок, а наличие материалов для производства новых позволяет изготовить ещё 60. Это количество боезарядов обеспечивает нанесение ракетно-ядерного удара по объектам на территории Южной Кореи и Японии. Изготовление новых образцов ракет, в т. ч. межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с дальностью от 10 до 13 тыс. км. позволит Северной Корее наносить удары и по континентальной территории США (см. Схему 1).

Это подтвердили ракетно-ядерные испытания Северной Корей в 2017 г. Всего в этом году КНДР было выполнено более 20 пусков ракет различного типа. В частности, по заявлениям КНДР, 4 и 28 июля, были проведены успешные испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) "Хвасон-14". Кроме того, 28 августа и 15 сентября из района н. п. Сунан (22 км северо-западнее г. Пхеньян) были осуществлены пуски БР средней дальности "Хвасон-12" в акваторию Тихого океана на дальность около 2 700 и 3 700 км соответственно. В рамках создания ядерного оружия 3 сентября с. г. Пхеньян провел шестое подземное испытание ядерного взрывного устройства. Его мощность составила 80-100 кт. Эксперты КНДР также заявили об успешном тестировании термоядерной боеголовки для межконтинентальной баллистической ракеты.

Схема 1. Зоны поражения объектов на театрах войны корейскими ракетами
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

С мнением российских ученых о ракетно-ядерном потенциале КНДР несколько расходятся оценки Минобороны США. По данным Пентагона к началу 2018г. ядерный арсенал КНДР насчитывал около 50 боеголовок различного типа, а возможности производства составляли от 5-6 до 10 боеголовок в год.

При наличии такого количества боезарядов Пхеньян, очевидно, рассчитывает добиться от американцев дополнительных уступок и принятия "правильного решения" по отношению к его ракетно-ядерной программе. Под ним подразумевается урегулирование ситуации исключительно на условиях, предлагаемых КНДР. В качестве основных требований Пхеньяном выдвигаются следующие: отказ США от проведения как самостоятельно, так и во взаимодействии со своими союзниками военных учений в районе Корейского полуострова; подписание мирного договора взамен действующего Соглашения о перемирии в Корее; установление дипломатических отношений; отмена всех санкций, а также вывод американских войск из Республики Корея.

При этом подчеркивается, что Пхеньян вне зависимости от официального признания или непризнания его "ядерного статуса" ни при каких обстоятельствах не согласится на разоружение в одностороннем порядке и не намерен обсуждать данный вопрос в ходе возможных переговоров. Так, 17 апреля 2017 г. первый зам. постоянного представителя КНДР при ООН Ким Ин Рен заявил, что «США создали опасную ситуацию в регионе, представляющую серьезную угрозу миру на Корейском полуострове при которой ядерная война может начаться в любой момент». В частности это связано с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США (февраль 2018г.) понижает порог применения ядерного оружия. Это отмечено во вступительной части к «Обзору ядерной политики» где появилась формулировка, которая позволяет президенту США использовать ядерное оружие в случае «скоротечного изменения геополитической обстановки» и даже технологических «неожиданностей».

При этом руководство КНДР считает, что администрация Д. Трампа пока не готова к существенным коррективам своих подходов на северокорейском направлении. Данный шаг продемонстрировал бы несостоятельность американской политики в регионе и неспособность урегулировать даже локальную кризисную ситуацию. В связи с этим в Пхеньяне учитывают, что США в ближайшей перспективе продолжат реализацию курса, направленного на дальнейшую экономическую и политическую изоляцию КНДР.

Оценки представителей Генштаба ВС РФ параметров ракетно-ядерного потенциала КНДР и их последних испытаний отличаются от оценок Пентагона большей сдержанностью. Так, по мнению бывшего начальника Генерального штаба Ю. Балуевского, за воинственными заявлениями Пхеньяна не следует усматривать готовность КНДР нанести по противнику упреждающий удар с помощью ядерных боеголовок. «В Пхеньяне нет сумасшедших, которые запускали бы ядерный боезаряд на экспериментальной ракете» - заявил Балуевский. По его словам, «ядерное устройство можно поднять в воздух и взорвать, но ядерное оружие нужно включить в состав боевой части ракеты - в этом разница». При этом путь от ядерного устройства до создания ядерного оружия занимает от 5 до 10 лет, существующие у Северной Кореи ядерные боеприпасы имеют массу около 3 тонн, а полезная нагрузка существующих у Пхеньяна баллистических ракет семейства "Нодон" - 1тонна». Схожего мнения придерживается генерал майор в запасе П. Золотарев, проходивший службу в Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения. «Не исключаю, что за прошедшие после первых ядерных разработок годы северокорейцы научились "мастерить" ядерные заряды. Но это, скорее всего, единичные экземпляры. Для нанесения ядерного удара с воздуха, ядерный заряд нужно установить на головную часть баллистической ракеты или подвесить к самолету. А надежных носителей ядерных боезарядов в Северной Корее нет, как нет и специальных приспособлений для защиты от случайного или ошибочного применения ядерного боезаряда».

С этих же позиций выступает и МИД РФ. Директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ М. Ульянов считает, что КНДР сможет нанести удар по США ракетно-ядерный удар МБР не раньше чем через 2-3 года. И «если мы не сможем найти политическое решение», то власти КНДР в течение указанного срока получат в свое распоряжение усовершенствованные ракеты различного предназначения (см. схему 2).

Схема 2. Оценочные тактико-технические характеристики северокорейских ракет
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

Связи с чем Россия неоднократно предлагала США наладить сотрудничество в области решения ядерной проблемы Корейского полуострова, однако Вашингтон в одностороннем порядке прервал диалог с Москвой по этой проблеме. И в случае применения США военных акций по уничтожению ядерных сил Пхеньяна, представители Генштаба ВС РФ допускают вероятность развязывания на полуострове широкомасштабной войны с участием США, Южной Кореи и Японии с одной стороны, и Северной Кореи с другой, с возможным вовлечением в эту войну России и Китая. При этом лидер КНДР Ким Чен Ын должен понимать, что использование им первым ядерного оружия в наступательных целях приведет к мгновенному контрудару со стороны США, в результате чего Северная Корея будет уничтожена.

Поэтому с военно-политической точки зрения, логика взаимно гарантированного уничтожения, которая сдерживала использование США и СССР ядерного оружия во времена «холодной войны», не менее эффективна и сейчас - в предотвращении нападения со стороны Пхеньяна. С другой стороны, как полагают российские эксперты, северокорейская ядерная программа придает Пхеньяну уверенность в своей безопасности и сдерживает США от военного нападения на КНДР.

Они также считают, что размещение американской системы THAAD в Южной Корее создает существенные риски для стратегической стабильности в регионе. Поэтому Россия наряду с Китаем выступают с критикой американской ПРО в Южной Корее, т.к. это ограничивает возможности для проработки дальнейших шагов в плане сокращения и ограничения ядерных вооружений КНДР.

Политика Москвы по отношению к ракетно-ядерной программе Пхеньяна

Москва последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова исключительно мирным, дипломатическим путём. В России понимают мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания национальной ракетно-ядерной программы (см. Схему 3), но не признают ядерной статус Северной Кореи.

Это связано с тем, что Россия, исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и своих национальных интересов, заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения ОМП. Международные санкции к КНДР с участием России накладывают ограничения на возможности российско-северокорейского сотрудничества, но когда Пхеньян принимал решения о проведении своих ракетно-ядерных испытаний, он знал позицию Москвы и понимал, какие действия с её стороны последуют. В тоже время Россия считает, что потенциал санкций в отношении КНДР исчерпан, их дальнейшее наращивание не заставит Пхеньян отказаться от своих целей. Поэтому Москва выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе двусторонних и многосторонних. «По мнению России, – считает Президент РФ В.Путин, – расчёт на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путём прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление и воинственная риторика – это путь в никуда». Поэтому Россия стала всё чаще заявлять, что не санкции в отношении КНДР, а диалог с ней может помочь избежать военной катастрофы. На Восточном экономическом форуме во Владивостоке Путин подчеркнул: «Мы не признаём ядерный статус Северной Кореи. В то же время понятно, что решить проблемы Корейского полуострова одними лишь санкциями и давлением невозможно.

Схема 3. Ракетно-ядерная программа Северной Кореи
Источник: Куда могут долететь ракеты Северной Кореи

Не стоит загонять Северную Корею в угол. Сейчас всем необходимо проявить хладнокровие и избегать шагов, ведущих к эскалации напряжённости. Без политико-дипломатического инструментария сложившуюся ситуацию сдвинуть с места крайне сложно, а если быть более точным, я считаю, невозможно вообще». Он отметил, что не только и не столько КНДР виновата в срыве шестисторонних переговоров. «Заинтересованные стороны практически обо всём договорились в 2005 г. КНДР согласилась свернуть ядерную программу, другие участники процесса пообещали развернуть переговоры. Но кое-кто потребовал от КНДР того, чего она не обещала, и постепенно эта ситуация деградировала до сегодняшнего уровня», напомнил В. Путин. А глава МИД РФ С. Лавров на саммите АТЭС 8 ноября 2017г. заявил: «Мы убеждены, что обмен угрозами и оскорблениями, а такие вещи имели место с обеих сторон, ни к чему хорошему не приведет. Нужно садиться и договариваться, мы убеждены, что альтернативы мирному урегулированию нет». На сегодняшний день реальность ситуации с решением проблемы Корейского полуострова такова - на фоне кризиса отношений между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном, Пекин и Москва ищут пути решения этой проблемы и сохраняют сотрудничество с КНДР в ряде областей с одновременным выполнением санкционных резолюций СБ ООН.

Одной из причин того, что Россия предпочитает более примирительную политику в отношении КНДР, чем Запад, является прагматический подход Москвы в отношении Пхеньяна. В Северную Корею идут поставки российского угля и нефти, представляющие особую ценность для небогатой энергетическими ресурсами страны. А когда КНДР в мае 2017 г. запустила ракету «более или менее» в направлении Владивостока, она тут же открыла в этот портовый город новую паромную переправу. В России учится много северокорейских студентов, и работают тысячи низко-квалифицированных рабочих — особенно на Дальнем Востоке. При этом объем экономических связей сегодня ограничен санкционными резолюциями СБ ООН, но если они будут сняты, то можно ожидать роста торговли РФ с КНДР. Однако главная причина того, что Россия заняла более примирительную позицию по отношению к Северной Корее, заключается в том, что Москва интерпретирует поведение Пхеньяна несколько иначе, чем это делает Вашингтон и его союзники. Она придерживается гораздо более «спокойной» точки зрения по отношению к правящей власти в КНДР и не заинтересована в том, чтобы на смену нынешнему правительству Северной Кореи пришли новые власти объединенной Кореи, состоящей в тесном военно-политическом союзе с США.

На этом фоне для многих западных обозревателей стал неожиданным указ Президента РФ № 484, подписанный В. Путиным 14 октября 2017г., о введении санкций против КНДР. Они предположили, что в политике России по отношению к Пхеньяну произошёл крутой перелом: терпение Москвы иссякло, и она решила примерно “наказать” Пхеньян за ракетно-ядерный авантюризм. Но это ошибочная точка зрения.

Во-первых, ошибочным является утверждение о том, что эти санкции Москвы введены в качестве реакции на шестое по счёту ядерное испытание, осуществлённое Северной Кореей 3 сентября 2017 г., по поводу чего СБ ООН принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе Президента РФ речь идёт об ответе на предшествующий, пятый подрыв ядерного заряда, произведённый 9 сентября 2016 г. Во-вторых, многие СМИ представили этот шаг В. Путина как подтверждение якобы того, что Москва решила присоединиться к курсу Запада полной изоляции и экономической блокады Северной Кореи. На самом деле в указе подчёркивается, что речь идёт о мерах по выполнению резолюции СБ ООН 2321 от 30 октября 2016 г., посвящённой осуждению пятого испытания ядерного оружия КНДР. Проголосовав за эту резолюцию, Россия взяла на себя обязательства исполнять прописанные в ней рестрикции в отношении КНДР, воплотив их в указ № 484.

Оценка российскими экспертами политики Китая по отношению к КНДР

Как считает директор Института Дальнего Востока (ИДВ) РАН С. Лузянин, нынешние отношения между Китаем и КНДР неоднозначны. С одной стороны, Китай является крупнейшим торговым партнером Северной Кореи — контролируя примерно три четверти всей внешней торговли страны, КНР добилась в этой области фактически монопольных позиций. Китай также является почти единственным поставщиком продовольственной и гуманитарной помощи в КНДР и выступает в роли крупнейшего экспортера для северокорейских производств - больше половины товаров из КНДР переправляются в Китай. Однако это сотрудничество нельзя назвать равнозначным, КНДР занимает лишь 82-е место по количеству экспортируемой продукции из КНР.

С другой стороны, как считают российские эксперты, у Пекина есть справедливые основания быть недовольным многими аспектами северокорейской политики. Особое раздражение вызывают ядерные амбиции Пхеньяна, который сосредоточил все силы и ресурсы нации на развитии ядерной программы. Это создает напряженность у китайских границ, оправдывая наращивание американского военного присутствия в Восточной Азии. У КНР не вызывает симпатий и существующая в КНДР модель государственного устройства, которая является архаичной и иррациональной. Пекин также раздражает культ личности, и национализм, часто направленный против Китая, и неэффективная централизованно-командная экономика КНДР. При этом многие российские эксперты не верят в корейскую модернизацию по китайскому варианту, т.к. правительство КНДР не слишком прислушивается к мнению Китая. Однако игнорировать недвусмысленные предупреждения из Пекина становится всё сложнее – слишком велика экономическая зависимость КНДР от китайской помощи и торговли с Китаем. И нельзя исключать тот вариант, при котором китайское давление на Пхеньян может заставить его «образумится» и в своих ядерных амбициях. При этом Пекин, как и Москва, не собирается «загонять Северную Корею в угол» и не стремится к тому, чтобы спровоцировать там кризис.

Как считает бывший начальник Центра военно-стратегических исследований Генерального Штаба ВС РФ (1999-2001гг. ) генерал-лейтенант А. Клименко, Северная Корея и впредь будет являться 1300 км. стратегическим буфером для Китая. Она прикрывает северо-восточные границы Китая, примыкающие к ней индустриальные и политические центры от военной инфраструктуры американо-южнокорейского альянса. Военный кризис с этим и американо-японским альянсом будет иметь негативные последствия для Китая, которому придется иметь дело с потоками беженцев, и с проблемами, которые будут вызваны потерей контроля над северокорейским ядерным оружием. Потребность Пекина в этом буфере дает Северной Корее гарантию того, что Китай будет защищать ее от нападения извне.

Как полагает руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН А. Жебин, отношения между Китаем и Северной Кореей и впредь сохранятся, поскольку у них много общего, в том числе идеология, территория, обе страны объединены Договором о взаимопомощи и сотрудничестве 1961 г., 2-ая статья которого гласит: «В том случае, если одна из сторон Договора подвергнется вооруженной агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств и окажется, таким образом, в активном состоянии войны, другая сторона Договора незамедлительно окажет ей необходимую военную и другую помощь всеми доступными в ее распоряжении средствами». Китай из соображений геополитической безопасности, не желает агрессии против Северной Кореи, либо воссоединения Кореи под эгидой США, однако, поскольку Китай желает собственного воссоединения с Тайванем, то вряд ли он будет открыто выступать против мирного объединения КНДР и РК. И в случае их объединения максимум, на что гипотетически может согласиться Пекин, это корейский нейтралитет с предпочтительным отношением к Китаю.

Тем не менее, как считает эксперт ИДВ РАН К. Асмолов, поглощение КНДР Южной Кореей нанесет значительный ущерб международному авторитету Пекина, что скажется на его внешнеполитических планах. Это будет означать, что даже в отношении своего союзника КНР оказалась не в состоянии отстоять свои коренные интересы и подчинилась воле США. Поэтому трудно представить, что Пекин согласится лишиться союзника и стратегического буфера, прикрывающего жизненно важные районы КНР в условиях осложнения отношений с Вашингтоном. И вряд ли Пекин смогут успокоить заверения в том, что в случае поглощения КНДР Южной Кореей инфраструктура американо-южнокорейского альянса не приблизится к границам КНР, и китайские интересы и собственность в Кореи будут гарантированы. Поэтому Пекин уже дал понять Вашингтону, что в случае начала войны против Северной Кореи силы НОАК могут захватить Пхеньян и сохранить северную часть Кореи под своим контролем, взяв на себя ответственность за управление буферной зоной. При этом Пекин четко дает понять, что он не заинтересован в коллапсе Северной Кореи и не допустит его.

КНР выступает против расширительного подхода к реализации жестких санкций, наложенных резолюциями СБ ООН, и трактует их как меры, направленные на блокирование, прежде всего, ракетно-ядерных программ КНДР, но ни в коем случае не гражданского сектора экономики. В итоге КНР резко осуждает ядерные испытания КНДР и поддерживает санкционные резолюции СБ ООН, но на практике не идет на «удушающие» санкции в отношении КНДР. При этом Китай является торгово-экономическим партнером №1 не только для Северной, но и для Южной Кореи. Этим объясняется стремление Пекина поддерживать сбалансированные отношения с обоими государствами. Поэтому вероятным сценарием развития отношений Китая с корейскими государствами российскими экспертам представляется как - продолжение политики, направленной на сохранение нынешнего статус-кво на Корейском полуострове и урегулирование ядерной проблемы путем переговоров в возобновленном шестистороннем формате. Эту позицию Китая Россия поддерживает и призывает все заинтересованные стороны тщательно обдумать предложенный Пекином подход к этой проблеме.

Контакты, направленные на снижение напряженности на полуострове

23 марта 2017 г. советник посольства КНДР в РФ Ким Зен Гю заявил, что позиции США по КНДР делает невозможным возобновление шестисторонних переговоров по ядерной программе КНДР. А 31 июля центральная газета КНДР "Нодон синмун" сообщила, что Северная Корея продолжит демонстрацию ядерной мощи до тех пор, пока США не прекратят враждебную политику в отношении страны. 22 августа Пхеньян подтвердил, что он не откажется от развития своей ракетно-ядерной программы и не намерен ее обсуждать с кем-либо, пока сохраняется угроза США. Эти заявления в совокупности с новой ядерной стратегией Д. Трампа, серьезно препятствуют снижению военной напряженности на Корейском полуострове и мирному решению проблем, связанных с ракетно-ядерной программой КНДР.

Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, 4 июля 2017г. В. Путин и Си Цзиньпин во время их встречи в Москве сделали совместное заявление о корейском конфликте. В нем лидеры двух стран выдвинули предложения по немедленной деэскалации военной напряжённости на Корейском полуострове путём реализации «двойной заморозки» (американо-южнокорейских манёвров и ракетно-ядерных испытаний КНДР), на базе трёхэтапного плана урегулирования ситуации и скорейшего запуска переговорных механизмов: Пхеньян объявляет мораторий на испытания ракет и ядерных взрывных устройств, а США и РК воздерживаются от крупномасштабных совместных учений в регионе.

Параллельно с началом моратория должны начаться переговоры, основанные на общих принципах отказа от применения силы. При этом первой необходимой предпосылкой для возобновления диалога является существенное снижение военной активности сторон, их отказ от воинственной риторики с целью деэскалации напряжённости, которая сейчас «зашкаливает». Как заявил глава МИД РФ С. Лавров - Россия и Китай убеждены, что реализация этой дорожной карты будет способствовать снижению военной активности и напряжённости на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности.

При этом Москва поддерживает идею Пекина о введении ограничений на ядерную программу КНДР, выступает против новых международных санкций против КНДР и решительно против политики США направленной на смену режима Ким Чен Ына. Это вызывает противоречия между Россией и США и служит препятствием для их потенциальных обоюдных усилий, направленных на стабилизацию обстановки в регионе.

По мнению российских экспертов, Вашингтон заслуживают такого же порицания за напряженность на Корейском полуострове, что и Пхеньян. Как считают они, если бы Вашингтон не угрожал сменой режима в КНДР и нападением на эту страну, то Пхеньян не счел бы необходимым создавать ядерное оружие. С этой точки зрения «Пхеньян предпринимает не упреждающие, а ответные шаги,— отмечает ведущий российский внешнеполитический аналитик Ф. Лукьянов — Из-за наличия иностранного военного вмешательства Северная Корея создала ядерную и ракетную программу». И санкции, по его мнению, не смогут изменить логику, лежащую в основе стремления Пхеньяна к созданию ядерного оружия.

При этом КНДР уже доказала, что она способна выдерживать такие санкции. Так, в 2017 г. были приняты четыре резолюции СБ ООН с суровыми мерами против Пхеньяна, в 2016 г. их было три, а всего начиная с 2006 г. их насчитывается 18 (!). И все меньше остаётся сомнения в том, что внешнеполитический курс США в ООН будет направлен на дальнейшее формирование международного режима изоляции и полной экономической блокады Северной Кореи. Подобный подход Вашингтона не оставляет Ким Чен Ыну шансов на то, чтобы изменить своё поведение. Печальный опыт С. Милошевича, С. Хусейна, М. Каддафи в их уступках Западу не оставляет у него сомнений в том, что малейшая односторонняя уступка с его стороны непременно приведёт к лавинообразному росту новых требований США с неизбежным финишем – ликвидацией северокорейского государства. Тогда почему же, задаются вопросом российские аналитики, американцы считают, что ужесточение экономических санкций убедит Пхеньян отказаться от своей ядерной программы — единственного способа защиты от удара США?

При этом, как отмечают эксперты, Соединенные Штаты до сих пор не подписали мирный договор об окончании Корейской войны и продолжают угрожать Пхеньяну применением военной силы. Одновременно Вашингтон, недовольный нежеланием Китая оказать давление на Пхеньян с тем, чтобы тот изменил свой курс, ищет другие варианты решения проблемы. США уже действуют в обход КНР, вступая в диалог с Индией и Монголией как с потенциальными посредниками. Если бы Вашингтон умерил свои планы на Корейском полуострове, приняв как де-факто ядерную программу Пхеньяна, и предложил бы Северной Корее гарантии безопасности, Москва могла бы оказать определенное политическое давление на КНДР с требованием остановить дальнейшие испытания ракетно - ядерного оружия. Но пока Вашингтон будет настаивать на военном решении проблемы или смене режима в Пхеньяне, Москва и дальше будет возлагать вину не только на Ким Чен Ына, но и на Д. Трампа.

Что касается перспектив международных переговоров о снижении напряженности на Корейском полуострове, то эти перспективы, по мнению российских аналитиков, выглядят неоднозначно. С одной стороны, Вашингтон отверг российско-китайский план «двойного замораживания» для снижения напряженности на Корейском полуострове, увидев в нём лишь стремление Москвы и Пекина подорвать систему американских военно-политических союзов в регионе. Пессимистический подход к этой формуле выражает и экс-посол РФ в Южной Корее и Японии А. Панов. Он уверен, что эта формула нежизненная и неработающая. «КНДР может и готова временно прекратить испытания, но США, выступающие против ракетно-ядерной программы Пхеньяна, ждут первых шагов именно от Северной Кореи, но не от себя. Пока Пхеньян не сделает первый шаг, Вашингтон ничего делать не будет и не пойдет на компромиссы», считает Панов. По его мнению, для решения проблемы сначала нужно подписать мирный договор между КНДР и РК, после чего начать многосторонний диалог с участием членов СБ ООН, чтобы достигнуть приемлемого компромисса.

А пока перспективы нормализации военно-политической обстановки на Корейском полуострове остаются неопределенными. КНДР с учетом явного военного превосходства США и РК будет стремиться избежать развития событий по кризисному сценарию, фактически балансируя "на грани войны" в интересах решения собственных внутри- и внешнеполитических задач. При этом наличие у Северной Кореи оружия массового поражения остается ключевым фактором, удерживающим Вашингтон и Сеул от проведения силовой акции в отношении Пхеньяна.

С другой стороны, в качестве положительного примера налаживания контактов, можно отметить последнюю инициативу России. 24 февраля 2018г. зам. министра иностранных дел РФ И. Моргулов, призвал Вашингтон провести прямые переговоры между США и Россией по вопросу Северной Кореи. «Я уверен, что динамичное развитие нынешней ситуации на Корейском полуострове требует активного российско-американского диалога по этому вопросу», — заявил Моргулов. Он также отметил, что Москва готова предоставить свою площадку Вашингтону и Пхеньяну, чтобы те смогли бы наладить диалог меж собой. Этого желает и Пхеньян. Так, во время переговоров 26 февраля 2018г. с лидером Южной Кореи Мун Чжэ Ином, глава разведки КНДР Ким Йонг Чол заявил, что его страна готова к переговорам с США. Белый дом так отреагировал на данные слова: «Пхеньян должен продемонстрировать свое стремление к необратимой денуклеаризации Корейского полуострова», тем самым подчеркнув, что Пхеньян должен подтвердить свои намерения конкретными действиями.

Зимой 2018г. появились и некоторые позитивные подвижки в отношениях между Пхеньяном и Сеулом. Так, 9 января 2018г. КНДР и РК договорились провести консультации между военными двух стран о снижении напряженности на межкорейской границе. Они договорились возобновить работу горячей линии связи между военными двух стран, которая была прервана в 2013 г. Кроме того, спортсмены из Северной и Южной Корей объединились в одну команду на открытии и закрытии зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане и вместе участвовали в ряде соревнований. На игры Пхеньян отправил самых высокопоставленных представителей: сестру Ким Чен Ына Ким Ё Чжон и Ким Ён Нама, занимающего пост номинального руководителя страны (он считается вторым человеком после Ким Чен Ына). По мнению российского эксперта А. Жебина, основная причина того, что КНДР и РК пошли на столь «молниеносное» потепление заключается в том, что обе стороны извлекли из него выгоду. Но, несмотря на эту «оттепель», ряд западных аналитиков не верят в то, что намерения Ким Чен Ына пойти на перемирие с РК искренне. Они считают, что он намеренно притворяется дружелюбным, чтобы получить больше времени на развитие ядерной программы Северной Кореи. Такого мнения придерживается премьер-министр Японии. А президенты РК и США лишь пообещали перенести запланированные военные учения в 2018г. И когда они их проведут, реакция Пхеньяна может свести на «нет» все зимние достижения 2018г.

Заключение

Исходя из анализа подходов российских экспертов к северокорейской ядерной проблеме, можно сделать ряд выводов и определить возможные направления взаимодействия России и Китая в интересах снижения военной напряженности на Корейском полуострове.

Во-первых, ядерный кризис на Корейском полуострове – наиболее злободневная проблема для мирового сообщества и серьезная угроза безопасности в Северо-Восточной Азии и международному режиму ядерного нераспространения. В 1993 г. КНДР объявила о выходе из ДНЯО, ссылаясь на наличие «ядерной угрозы» со стороны США и «несправедливых требований определенных кругов МАГАТЭ». Это стало одной из причин роста военной напряженности на Корейском полуострове. Москва и Пекин назвали эти действия Пхеньяна «неприемлемыми, идущими вразрез с резолюциями Совета Безопасности ООН». По их мнению, решение северокорейской ядерной проблемы необходимо искать только на основе политического консенсуса всех участников шестистороннего переговорного процесса, который необходимо восстановить. Другая причина связана с тем, что основу новой ядерной стратегии Трампа составляет возможность применения ядерного оружия в первом ударе практически против любого государства мира, включая КНДР. При этом обновлённая ядерная доктрина США понижает порог применения ядерного оружия. На что в Послании Президента России Федеральному Собранию от 1 марта 2018 г. сказано «…Любое применение ядерного оружия против России или её союзников … мы будем рассматривать как ядерное нападение на нашу страну. Ответ будет мгновенным и со всеми вытекающими последствиями».

Во-вторых, международные санкции не оказывают заметного воздействия на КНДР. В этой стране не работает обычный для остальных стран мира механизм действия санкций, от которых страдает население страны и значительная часть ее элиты. В результате они начинают требовать от правительства, чтобы оно отказалось от решений, которые вызвали введение этих санкций. В КНДР эта политика не имеет шансов на успех. Население Северной Кореи не имеет никаких возможностей оказывать давление на политику своего правительства, а вероятность переворота в стране ничтожно мала. И никакие страдания своего населения не могут заставить Пхеньян идти на уступки в вопросах, которые там считают приоритетными. А усиление санкций может привести к тому, что значительная часть населения КНДР окажется в бедственном положении, но на высшее руководство страны и на правительство эта ситуация не окажет никакого влияния.

В-третьих, Россия призывает все заинтересованные стороны в стабилизации обстановки в регионе к совместным усилиям в контексте реализации российско-китайской «дорожной карты», в интересах комплексного урегулирования проблем Корейского полуострова, единственно возможными – мирными, политико-дипломатическими средствами. Силовой вариант разрешения корейского кризиса абсолютно неприемлем.

В связи с чем, китайским и российским ученым и аналитикам в своих статьях и на международных форумах необходимо доводить до сведения мировой общественности последствий применения военной силы на Корейском полуострове и появления феномена «ядерной зимы» на планете, в случае если противоборствующие стороны в развязанной региональной войне применят ракетно-ядерное оружие.

В-четвертых, РФ и КНР сохраняют солидарность по ключевым проблемам Корейского полуострова. Москва и Пекин будут играть важную роль в урегулировании северокорейской ядерной проблемы, и содействовать сохранению статус-кво в области нераспространения ядерного оружия в регионе. Позиции России и Китая по этим вопросам усиливаются их постоянным членством в СБ ООН. Существует вероятность того, что они смогут убедить Пхеньян хотя бы временно отказаться от испытательной деятельности в обмен на частичное сокращение военной активности США, Южной Кореи и Японии. Однако уступки противостоящих сторон будут носить символический характер, а обмены жесткими заявлениями и демонстрация силы возможны в любой момент. США и их союзники не пойдут на значительное сокращение планов учений и мероприятий оборонного плана в регионе.

В-пятых, позиции российской и китайской сторон по урегулированию корейского ядерного кризиса представляются сбалансированными и конструктивными. Они исходят из того, что подходить к урегулированию проблем Корейского полуострова необходимо в контексте комплексного решения всего спектра проблем, возникших между вовлеченными в кризис сторонами, что создаст благоприятные условия для денуклеаризации полуострова. Это невозможно без снижения военно-политической напряженности, отказа от наращивания военных приготовлений, сокращения масштабов проводимых маневров, формирования атмосферы доверия между государствами региона. Такой подход отражен в Совместном заявлении МИД РФ и КНР от 4 июля 2017 г., в котором изложена «дорожная карта» корейского урегулирования, основанная на соответствующих российских и китайских инициативах. Поэтому важно Китаю и России и далее проявлять активность в налаживании диалога США и КНДР, побуждая их к сдержанности, и конструктивному взаимодействию со всеми участниками многостороннего диалога.

В этой связи российским и китайским политикам и дипломатам необходимо синхронизовать их практические шаги на различных международных уровнях. Целесообразно продолжать совместную линию, направленную на то, чтобы КНДР объявила о моратории на ядерные испытания и ракетные пуски, а США и РК – приостановили совместные военные учения или снизили их масштабы с целью создания благоприятной атмосферы для начала переговоров о базовых принципах отношений между КНДР, США и РК. После этого стороны смогут перейти к комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова, включая его денуклеаризацию, с конечной целью формирования в Северо-Восточной Азии системы мира и безопасности.

В-шестых, в целях начала конструктивного процесса стабилизации обстановки на Корейском полуострове под эгидой ООН представляется целесообразным создать ряд рабочих групп: по денуклеаризации Корейского полуострова; по оказанию экономической/энергетической помощи КНДР; по политическим вопросам и вопросам безопасности. Задача этих групп будет состоять в том, чтобы выработать соответствующие варианты решения конкретных проблем и вынести их на утверждение государств-участников переговоров по стабилизации обстановки на Корейском полуострове. Инициаторами создания таких групп могли бы выступить представители в ООН от Китая и России. А учитывая высокий уровень недоверия между ключевыми участниками переговоров – КНДР и США, целесообразно провести серию встреч в двустороннем формате (РФ – США, РФ – КНДР, КНР – США, КНР – КНДР) дабы побудить Пхеньян и Вашингтон к большей гибкости и сговорчивости. Одновременно ООН должен дать четкое определение правам Пхеньяна на «мирный атом», задействовав при этом механизм контроля со стороны МАГАТЭ.

В-седьмых, реалистичным путём достижения конечной цели денуклеаризации Корейского полуострова является постепенное продвижение от решения более простых вопросов к более сложным. Поэтому представляется важным, чтобы КНДР и США – предприняли бы шаги, характеризующие их серьезное намерение искать выход из тупиковой ситуации. Пхеньян мог бы объявить о начале процесса восстановления своего членства в ДНЯО, а Вашингтон приостановил бы осуществление санкций, введенных в отношении северокорейских компаний. Россия и Китай могли бы выступить посредниками этих шагов со стороны КНДР и США, добиваясь их синхронности. Для этого Москва и Пекин могут задействовать принцип, зафиксированный в Совместном заявлении РФ и КНР – «обязательство в обмен на обязательство, действие в обмен на действие». Этот принцип можно также применить для нормализации межгосударственных отношений КНДР – Япония, и замены Соглашения о перемирии 1953 г. комплексной системой мира на Корейском полуострове и Северо-Восточной Азии.


Полная версия статьи будет опубликована в журнале «Проблемы Дальнего Востока»

Тайваньский вопрос и объединение Китая

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Отстаивать национальное единство и территориальную целостность страны – это священное право каждого суверенного государства, это основной принцип международного права. Устав ООН четко предусматривает, что ООН и ее членам-участникам не допустимо посягать на территориальную целостность и политическую независимость любого из ее членов или любого государства, недопустимо вмешиваться в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства. В Декларации ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, предусматривается, что любая попытка, направленная на частичное или полное нарушение национального единства, территориальной целостности или политической независимости, несовместима с духом Устава ООН.

Новая история Китая – это история, свидетельствующая о совершенных против него агрессивных актах, об учиненных над ним расправах и о нанесенных ему оскорблениях, и вместе с тем это также история героической борьбы китайского народа в защиту национальной независимости, государственного суверенитета, территориальной целостности и национального достоинства. Именно с этим историческим периодом тесно связаны возникновение и развитие тайваньского вопроса. В силу различных причин Тайвань до сих пор все еще находится в состоянии оторванности от континентальной части Китая. Пока не будет покончено с таким состоянием, не заживет рана, нанесенная китайскому народу, и не прекратится борьба китайского народа за отстаивание единства своей страны и ее территориальной целостности.

Каково нынешнее состояние тайваньского вопроса? В чем ее суть? Каковы позиции и установки китайского правительства в разрешении этого вопроса? Для того, чтобы международное общество имело четкое представление, мы считаем необходимым осветить следующие вопросы.

1. ТАЙВАНЬ – НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ КИТАЯ

Тайвань, расположенный вблизи юго-восточного побережья континентальной части Китая, является самым большим островом Китая и вместе с континентальной частью Китая составляет неотделимое единое целое.

Тайвань испокон веков принадлежит Китаю. В древние времена о. Тайвань называли как «Ичжоу» или «Люцю». Многочисленные исторические записи и документы запечатлели картину первоначального освоения Тайваня переселенцами из континентальной части Китая. Достаточно сказать, что более 1700 лет тому назад в книге «Географический справочник о приморских краях», принадлежащей перу писателя Шэнь Ина царства «У» эпохи «Троецарствие», уже содержались соответствующие описания на этот счет. Это было самое ранее в мире письменное описание о Тайване. В 3 и 7 веке нашей эры власти царства «У» эпохи «Троецарствие» и центральное правительство династии Суй отправляли на о. Тайвань по 10 тыс. с лишним человек. Начиная с 17 века, освоение Тайваня переселенцами из континентальной части Китая принимало все больший масштаб. В конце 17 века на Тайване уже насчитывалось более 100 тыс. первопроходцев-целинников из континентальной части Китая. В 1893 г. (19-й год правления императора Гуаньсюй династии Цин) общая их численность достигала более 507 тыс. дворов, или свыше 2540 тыс. человек. А это значит, что число переселенцев из континентальной части Китая увеличились на 25 раз в течение 200 лет. Эти первопроходцы из континентальной части Китая отвезли на Тайвань передовые способы производства, потом и кровью пробивая себе дорогу, прилагали неимоверные усилия к освоению острова с юга на север, с востока на запад, что значительно ускорило общий процесс освоения Тайваня. Этот исторический факт говорит о том, что Тайвань, как и другие провинции и районы Китая, был освоен и заселен многонациональным китайским народом. Весь процесс общественного развития Тайваня проникнут традицией китайской культуры. Таков основной факт, который не изменился даже в течение полувековой японской оккупации Тайваня. История освоения и развития Тайваня пропитана потом, кровью и умом китайского народа, включая и представителей местных национальных меньшинств.

Центральные правительства различных эпох и династий Китая учреждали на Тайване административные органы и осуществляли там свою юрисдикцию. Еще в середине 12 века нашей эры центральное правительство династии Сун направило уже войска на о-ва Пэнху в районе Тайваня и передало район о-вов Пэнху в подчинение уезду Цзиньцзян округа Цюаньчжоу провинции Фуцзянь. Центральное правительство династии Юань учредило на о-вах Пэнху административно-управленческий орган «Патрульно-инспекционная служба». Во второй половине 16 века центральное правительство династии Мин вновь восстановило этот одно время упраздненный орган «Патрульно-инспекционная служба» и увеличило численность военных контингентов на о-вах Пэнху в целях защиты от вторжения чужеземных врагов. В 1662 г. (1-й год правления цинского императора Канси) генерал Чжэн Чэнгун основал на Тайване область под названием «Чэнтяньфу». Центральное правительство династии Цин, постепенно умножая и расширяя административные органы на Тайване, усилило свое управленческие функции на этом острове. В 1684 г. (23-й год правления цинского императора Канси) при провинции Фуцзянь были учреждены «военно-административный округ по делам Тайваня и Сямэня» и «Тайваньская область», которые держали в своем административном подчинении 3 уезда: Тайвань (ныне Тайнань), Фэншань (ныне Гаосюн), Чжуло (ныне Цзяи). В 1714 г. (53-й год правления цинского императора Канси) цинским правительством были направлены на Тайвань специалисты для проведения топографических работ, составления карт и обмера всего острова. В 1721 г. (60-й год правления цинского императора Канси) была дополнительно учреждена должность «провинциального инспектора по делам Тайваня», а «военно-административный округ по делам Тайваня и Сямэня» был переименовал в «округ по делам Тайваня и Сямэня». Впоследствии дополнительно были созданы уезд Чжанхуа и префектура Даньшуй. В 1727 г. (5-й год правления цинского императора Юнчжэн) «округ по делам Тайваня и Сямэня» был переименован в «округ по делам Тайваня» (впоследствии переименован в «военно-административный округ по делам Тайваня», дополнительно была создана префектура «Пэнху». С тех пор этому острову было дано унифицированное официальное название «Тайвань». В 1875 г. (1-й год правления цинского императора Гуансюй) в целях дальнейшей эксплуатации Тайваня и усиления работы по управлению этим островом цинским правительством были дополнительно созданы «Тайбэйская область» и уезды Даньшуй, Синьчжу, Илань, а также префектура Цзилун. В 1885 г. (11-й год правления цинского императора Гуансюй) цинское правительство официально превратило Тайвань в отдельную провинцию, первым губернатором которой был назначен Лю Минчуань. Провинция включала в себя 3 округа и одну область, в состав которых входили 11 уездов и 5 префектур. В бытность Лю Минчуня губернатором на Тайване прокладывали железные дороги, создавали рудники, протягивали телеграфные линии, строили торговые суда, открывали индустриальные предприятия и школы нового типа, в результате чего было значительно продвинуто вперед социально-экономическое и культурное развитие на Тайване.

После того, как китайский народ одержал победу в войне против японских захватчиков в 1945 г. центральное правительство Китая восстановило административные власти в провинции Тайване.

Китайцы, проживающие по обеим сторонам Тайваньского пролива, вели длительную и неустанную борьбу против иностранного вторжения и оккупации Тайваня. Начиная со второй половины 15 века колониалисты западных держав начали крупномасштабный захват колоний. В 1624 г. (4-й год правления императора Тяньци династии Мин) голландские колониалисты оккупировали южную часть Тайваня. В 1626 г. (6-й год правления императора Тяньци династии Мин) испанские колониалисты вторглись в северную часть Тайваня. В 1642 г. (15-й год правления императора Чунчжэнь династии Мин) голландцы, заменив испанцев, оккупировали и северную часть Тайваня. Соотечественники, проживающие по обеим сторонам Тайваньского пролива, вели борьбу против вторжения и оккупации Тайваня иностранными колониалистами в различных формах, включая и вооруженные восстания. В 1661 г. (18-й год правления цинского императора Шуньчжи) генерал Чжэн Чэнгун совершил поход на Тайвань, и год спустя голландские колониалисты были изгнаны с Тайваня.

В 1894 г. (20-й год правления цинского императора Гуансюй) Япония развязала агрессивную войну против Китая. В следующем году цинское правительство, потерпевшее поражение в этой войне, под угрозами и нажимом со стороны Японии подписало позорный «Симоносекский договор», в котором была предусмотрена уступка Японии Тайваня. Весть об отторжении Тайваня вызвала общенародное возмущение по всей стране. Более тысячи студентов, прибывших в то время из 18 провинций в столицу для сдачи государственных экзаменов на ученую степень «цзиньши», подписали коллективную петицию императору с протестом против уступки Тайваня. А сами же тайванцы, «ввергнутые в глубокую скорбь» вестью о предстоящей уступке Тайваня Японии, ударяя в гонги, объявили всеобщую забастовку. Генерал Лю Юнфу, командующий войсками гарнизона Тайваня, вместе с тайваньскими соотечественниками вели смертельную борьбу против японских оккупантов. Жители юго-восточных провинций континентальной части Китая либо вносили пожертвования в поддержку этой борьбы, либо отправлялись добровольцами на Тайвань сражаться с японскими агрессорами. В период японской оккупации тайваньские соотечественники никогда не переставали свою героическую борьбу. В начале они, создавая добровольческие отряды, вели вооруженную партизанскую борьбу, которая продолжалась около 7 лет. После того, как в результате Синьхайской революции 1911 года была свергнута цинская монархия, жители Тайваня, откликаясь на борьбу соотечественников в континентальной части Китая, поднимали свыше десяти вооруженных восстаний. А в 20-ые и 30-ые годы нашего столетия о. Тайвань был охвачен еще более бурными волнами массовых движений против японского колониального господства, прокатившимися по всему острову с юга до севера.

В 1937 г. китайский народ поднялся на общенациональную антияпонскую войну. Китайское правительство в «Декларации об объявлении войны Японии» со всей ясностью заявило всему миру о том, что отныне все договоры, конвенции, соглашения и контракты, затрагивающие китайско-японские отношения, денонсируются. Естественно, Симоносекский договор тоже относится к их числу. Более того, в вышеуказанном документе также со всей серьезностью было провозглашено, что Китай «возвратит себе Тайвань, о-ва Пэнху и четыре северо-восточные провинции». В результате 8-летней тяжелой антияпонской войны китайский народ одержал окончательную победу в 1945 году и добился возвращения отторгнутого Японией Тайваня. Тайваньские соотечественники, утопая в атмосфере радостного воодушевления, устраивая обряды поминания предков, под шумом громких хлопушек праздновали великую победу возвращения Тайваня в лоно Родины.

Международное сообщество признает тот факт, что Тайвань принадлежит Китаю. Война китайского народа против японских захватчиков как составная часть мировой антифашистской борьбы получила широкую поддержку со стороны народов всего мира. Во время второй мировой войны Китай, США, Советский Союз, Великобритания, Франция и другие страны образовали антифашистскую коалицию в целях борьбы с фашистскими «странами оси» - Германией, Японией и Италией. 1 декабря 1943 г. Китай, США и Великобритания подписали Каирскую декларацию, в которой отмечалось, что «цель политики трех держав состоит в том, чтобы лишить Японию всех островов в Тихом океане, которые она захватила или оккупировала с начала первой мировой войны 1914 года», а также в том, чтобы «все территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза (о. Тайвань) и Пескадорские острова (о-ва Пэнху) были возвращены Китайской Республике». В Потсдамской декларации, подписанной Китаем, США и Великобританией 26 июля 1945 г. (Советский Союз впоследствии присоединился с этой декларации) вновь подтвердилось, что условия Каирской декларации должны быть выполнены. 15 августа того же года Япония объявила о своей капитуляции. В акте о безоговорочной капитуляции Японии предусматривалось, что Япония «принимает положения Потсдамской декларации, подписанной совместно Китаем, США и Великобританией 26 июля 1945 года, и к которой впоследствии присоединился Советский Союз». 25 октября 1945 г. в г. Тайбэй состоялась церемония приема капитуляции японских войск в провинции Тайвань китайского театра военных действий стран антифашистской коалиции. Уполномоченный по приему капитуляции японских войск от имени китайского правительства провозгласил, что отныне Тайвань и о-ва Пэнху вновь официально включены в состав территории Китая. Вся территория, все население и все административные дела отныне поставлены под суверенитет Китая. С тех пор Тайвань и о-ва Пэнху стали вновь находиться под юрисдикцией суверенитета Китая.

После образования Китайской Народной Республики 157 стран мира установили с КНР дипломатические отношения. Все эти страны признают, что в мире существует только один Китай, что правительство КНР является единственным законным правительством Китая, а Тайвань – частью его территории.

2. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТАЙВАНЬСКОГО ВОПРОСА

После второй мировой войны Тайвань был уже возвращен Китаю как де-юре, так и де-факто. Возникновение вновь тайваньского вопроса связано с последовавшей затем развязанной Гоминьданом антинародной гражданской войной в Китае, в особенности со вмешательством чужеземных сил.

Тайваньский вопрос и гражданская война, развязанная Гоминьданом. В годы антияпонской войны в Китае под воздействием Компартия образовали единый антияпонский национальный фронт, вели борьбу против агрессии японских империалистов. После победы в войне против японских захватчиков обе партии должны были бы продолжать взяться за великое дело возрождения Китая рука об руку, плечом к плечу. Однако гоминьдановская группировка того времени во главе с Чан Кайши, опираясь на поддержку со стороны США и игнорируя настоятельные стремления всего китайского народа к миру и созданию независимого, демократического, богатого и могучего нового Китая, разорвала подписанное двумя партиями «Соглашение от 10 октября» и развязала антинародную гражданскую войну во всекитайском масштабе. Китайский народ под руководством Компартии был вынужден подняться на народно-освободительную войну, длившуюся более чем три года, в результате чего в конце концов было свергнуто китайским народом правительство «Китайской Республики» в Нанкине. Фактически тогдашняя гоминьдановская группировка, идущая наперекор всему, уже была отвергнута всеми народами Китая. 1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика, правительство которой стало единственным законным правительством Китая. Часть военно-политического персонала гоминьдановской группировки отступила на о. Тайвань и при поддержке со стороны тогдашнего американского правительства создала ситуацию оторванности между двумя сторонами Тайваньского пролива.

Тайваньский вопрос и ответственность правительства США. После второй мировой войны в условиях конфронтации межу Востоком и Западом правительство США, исходя из соображений т. н. глобальной стратегии и защиты своих национальных интересов, изо всей мочи поддерживало гоминьдановскую группировку в ведении гражданской войны, обеспечивая ее деньгами, оружием и советниками, чтобы воспрепятствовать революционному делу китайского народа. Однако правительство США так и не добилось своей желаемой цели. Об этом вынуждено было признать правительство США в Белой книге об американо-китайских отношениях, опубликованной Государственным департаментом США в 1949 г. и в письме госсекретаря США Ачесона президенту Трумэну. Ачесон в своем письме писал: « Несчастным, но неизбежным фактом является то, что зловещий исход гражданской войны в Китае был вне контроля правительства Соединенных Штатом». «Ничто не было оставлено недоделанным нашей страной для предотвращения такого исхода. Это был продукт взаимодействия внутренних сил Китая, на которые мы пытались, но не смогли оказать свое влияние».

После создания Китайской Народной Республики тогдашнее правительство США могло бы выбраться из трясины китайской гражданской войны, но оно так не поступило, а напротив, стало проводить политику изоляции и сдерживания в отношении нового Китая. Причем после того, как разразилась корейская война, оно пошло на вооруженное вмешательство в отношения между двумя сторонами Тайваньского пролива, относящиеся сугубо к внутренним делам Китая. 27 июня 1950 г. президент США Трумэн провозгласил в своем заявлении: «Я уже отдал приказ седьмому флоту предотвратить любое нападение на Тайвань». Седьмой флот США зашел в Тайваньский пролив, а 13-й авиаотряд разместился на Тайване. В декабре 1954 г. США подписали с тайваньскими властями т. н. «договор совместной обороны», поставив китайскую провинцию Тайвань под «протекцию» США. Ошибочная политика правительства США, направленная на продолжение вмешательства во внутренние дела Китая, привела к долговременной напряженной обстановке противоборства в районе Тайваньского пролива. С тех пор тайваньский вопрос стал главным спором в отношениях между КНР и США.

В целях смягчения напряженности в районе Тайваньского пролива, а также поиска путей к разрешению спора между КНР и США, правительство КНР в середине 50-х годов начало диалог с США. С августа 1955 г. до февраля 1970 г. КНР и США провели всего 136 раундов переговоров на уровне послов. Однако не было достигнуто никакого сдвига по ключевому вопросу о смягчении и устранении напряженности в районе Тайваньского пролива. В конце 60-ых годов и начале 70-ых годов по мере развития и изменения международной обстановки, а также ввиду роста сил нового Китая, США стали вносить коррективы в свою политику в отношении Китая, в результате чего постепенно появлялась тенденция оттепели в двусторонних отношениях. В октябре 1971 г. на 26-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюцию № 2758 о восстановлении всех законных прав КНР в ООН и об изгнании «представителей» тайваньских властей из ООН. В феврале 1972 г. президент США Никсон посетил Китая. Обе стороны опубликовали в г. Шанхае Совместное коммюнике, в котором говорится: «Американская сторона заявляет: США сознают, что все китайцы, проживающие по обеим сторонам Тайваньского пролива, считают, что существует только один Китай, что Тайвань – часть Китая. Правительство США не возражает против этой позиции».

В декабре 1978 г. правительство США приняло выдвинутые китайским правительством три принципа установления дипломатических отношений, а именно: прервать «дипломатические отношения с тайваньскими властями, аннулировать «договор совместной обороны» и вывести войска с Тайваня. 1 января 1979 г. КНР и США официально установили дипломатические отношения. В Совместном коммюнике об установлении дипломатических отношений между КНР и США говорится: «Соединенные Штаты Америки признают, что правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством Китая. В этом контексте американский народ будет поддерживать с тайваньским народом культурные, торговые и другие неофициальные связи»; «Правительство Соединенных Штатов Америки признает позицию Китая, т. е. Существует лишь один Китай, а Тайвань – часть Китая». Таким образом, осуществилась нормализация китайско-американских отношений.

Однако, к сожалению, прошло лишь три месяца после установления дипломатических отношений КНР и США, американский конгресс принял т. н. «Акт о взаимоотношениях с Тайванем», который вступил в силу после подписания президентом США. Этот «Акт о взаимоотношениях с Тайванем» в качестве внутреннего законодательства США содержит в себе ряд положений, идущих вразрез с Совместным коммюнике об установлении дипломатических отношениях между КНР и США и принципами международного права, что серьезно ущемило права и интересы китайского народа. Согласно этому акту правительство США продолжает продавать оружие Тайваню и вмешиваться во внутренние дела Китая, тем самым воспрепятствуя воссоединению Тайваня с континентальной частью Китая.

В целях разрешения вопроса о продаже США оружия Тайваню 17 августа 1982 г. правительства двух стран путем переговоров достигли договоренности и опубликовали третье совместное китайско-американское коммюнике, сокращенно именуемое «Коммюнике от 17 августа». В этом коммюнике правительство США заявляет, что «оно не стремится к проведению долговременной политики продажи оружия Тайваню. Продаваемое им оружие Тайваню как по качеству, так и по количеству не будет превышать уровень оружия, поставленного в последние годы после установления дипломатических отношений между КНР и США. Оно готово постепенно уменьшить объем продажи оружия Тайваню, что приведет к окончательному разрешению через определенный отрезок времени». Однако за последние десять с лишним лет правительство США не выполняет положений вышеуказанного коммюнике, более того, совершает один за другим акт их нарушения. В сентябре 1992 г. правительство США даже приняло решение о продаже Тайваню 150 высокобоеспособных истребителей типа F-16. Эта акция правительства США создала новые преграды и препятствия на пути к развитию китайско-американских отношений и разрешению тайваньского народа.

Из вышесказанного видно, что правительство США несет ответственность за то, что до сих пор тайваньский вопрос все еще не получил своего разрешения. Начиная с 70-ых годов, много дальновидных и дружественных к нам американских деятелей как в правительстве, так и в оппозиции проделали большую полезную работу, способствующую устранению разногласий между КНР и США в тайваньском вопросе. Вышеуказанные три совместных коммюнике воплощают в себе и их усилия и вклад, которые высоко ценят правительство Китая и китайский народ. Однако нельзя не отметить, что в Соединенных Штатах действительно находятся и люди, которые по сей день не хотят видеть объединения Китая, создавая различные предлоги, оказывая всяческое влияние, препятствуют разрешению тайваньского вопроса.

Китайское правительство уверено, что американский и китайский народы – это дружественные народы. Нормальное развитие двусторонних отношений отвечает долговременным интересам и общим чаяниям народов двух стран. Обе страны должны дорожить нелегко достигнутыми тремя совместными коммюнике, которые служат руководством к развитию отношений двух стран. Были только обе стороны будут строго соблюдать принципы трех коммюнике, уважать друг друга и ставить на первое место общие интересы, то оставленный историей тайваньский вопрос нетрудно будет решить, и китайско-американские отношения непременно получат устойчивое развитие и улучшение.

3. ОСНОВНОЙ КУРС КИТАЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

НА РАЗРЕШЕНИЕ ТАЙВАНЬСКОГО ВОПРОСА

Разрешение тайваньского вопроса и объединение Родины – это великая и священная миссия всего китайского народа. Со времени провозглашения КНР китайское правительство прилагало к этому неустанные усилия. Основным курсом китайского правительства на разрешение тайваньского вопроса является «мирное объединение и одно государство – два строя».

Формирование курса «мирное объединение и одно государство – два строя». Еще в 50-ые годы китайское правительство предполагало разрешить тайваньский вопрос мирным путем. В мае 1955 г. премьер Чжоу Эньлай на сессии ПК ВСНП уже отметил, что существуют два возможных способа разрешения тайваньского вопроса – военный и мирный. Китайский народ готов добиться разрешения этого вопроса мирным способом, если условия позволят. В апреле 1956 г. председатель Мао Цзэдун сделал еще ряд политических высказываний: «Предпочтение следует отдавать миру», «Все патриоты – члены одной семьи, независимо от того, когда они встали на позицию патриотизма». Однако, из-за вмешательства тех или иных чужеземных сил и иных причин, эти высказывания не воплотились в жизнь.

Начиная с 70-ых годов как международная, так и внутренняя обстановка претерпела ряд важных перемен: между Китаем и США установлены дипломатические отношения и осуществлена нормализация отношений; на 3-м пленуме ЦК 11-го созыва Компартия Китая решила перенести центр тяжести партийно-государственной работы на строительство современной экономики. Наряду с этим, китайцы по обеим сторонам Тайваньского пролива, сянганские и аомэньские соотечественники, а также проживающие за границей китайцы-эмигранты и лица китайского происхождения, настоятельно надеются, что китайцы по обеим сторонам пролива будут сотрудничать рука об руку и совместными усилиями добиваться возрождения Китая. В таком историческом фоне китайское правительство, исходя из общенациональных интересов и перспективного развития страны, руководствуясь принципами уважения истории, учета реальных действительностей, делового подхода и учета интересов всех сторон, выдвинуло курс «мирное объединение и одно государство – два строя».

1 января 1979 г. ПК ВСНП КНР обнародовал «Обращение к тайваньским соотечественникам», в котором он торжественно провозгласил основополагающие политические установки китайского правительства, касающиеся мирного разрешения тайваньского вопроса, и выступил с призывом проводить переговоры по вопросу прекращения военного противостояния между обеими сторонами Тайваньского пролива. В обращении было также дано обещание, что при осуществлении национального объединения непременно «уважать статус-кво Тайваня и мнения представителей различных кругов Тайваня и предпринимать разумные и рациональные политические установки и меры».

30 сентября 1981 г. Председатель ПК ВСНП КНР Е Цзяньин в интервью для печати дал дальнейшее разъяснение политики и курса относительно разрешения тайваньского вопроса. В нем говорится, что «после объединения страны Тайвань может сохранить за собой право на высокую степень самоуправления как особый административный район», предлагается также провести переговоры между правящими партиями обеих сторон Тайваньского пролива – Компартией и Гоминьданом – на паритетных началах.

11 января 1982 г. руководитель Китая Дэн Сяопин по поводу вышеуказанного интервью Е Цзяньина отметил, что здесь фактически присутствует концепция «одно государство – два строя». При общей предпосылке осуществления национального объединения на основной части страны будет осуществляться социализм, а на Тайване – капитализм.

26 июня 1983 г., развивая дальше концепцию мирного объединения Тайваня с континентом, Дэн Сяопин отметил, что сущность вопроса – это объединение Родины. Вместе с этим, он дал разъяснения политическим установкам китайского правительства, касающимся вопросов объединения обеих сторон пролива и учреждения тайваньского особого административного района.

12 октября 1992 г. Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь отметил: «Неуклонно придерживаясь курса «мирное объединение Родины, одно государство – два строя», мы будем активно содействовать делу объединения Родины». «Мы вновь подтверждаем, что Коммунистическая партия Китая готова установить контакты с Гоминьданом как можно быстрее с тем, чтобы создать условия для переговоров по вопросам об официальном прекращении противостоянии двух сторон пролива и о постепенном осуществлении мирного объединения Родины. К участию в этих переговорах можно было бы привлечь видных деятелей других политических партий, организаций и различных кругов общества двух сторон пролива».

Основные моменты курса «мирное объединение и одно государство – два строя». Курс «Мирное объединение и одно государство – два строя» – это важная составная часть теории и практики строительства социализма с китайской спецификой, неизменная и основополагающая государственная политика китайского правительства на длительный период времени. Его основными моментами являются следующие:

(1) Один Китай. В мире существует только один Китай. Тайвань является неотъемлемой частью Китая. Центральное правительство находится в Пекине. Это общепризнанный факт, который составляет и предпосылку мирного разрешения тайваньского вопроса.

Китайское правительство решительно выступает против любых высказываний и действий, направленных на раскол Китая и посягающих на его суверенитет и территориальную целостность, против создания «двух Китаев», «одного Китая и одного Тайваня» или «одного государства с двумя правительствами», против всех попыток и актов, могущих привести к «независимости Тайваня». Китайцы обеих сторон пролива единогласно выступают за то, чтобы в мире существовал лишь один Китай, поддерживают объединение страны. Статус Тайваня как неотъемлемая часть Китая является определенным и неизменным, здесь не может быть и речи о «самоопределении».

(2) Сосуществование двух строев. В рамках одного Китая в качестве предпосылки, социализм в континентальной части и капитализм на Тайване будут сосуществовать и совместно развиваться в течение длительного времени, один другого не поглотит. Такое соображение главным образом основывается на учете нынешнего положения Тайваня и практических интересов тайваньских соотечественников. Это будет важным почином и главной спецификой государственного устройства Китая после осуществления его объединения. После осуществления объединения двух сторон пролива действующая ныне социально-экономическая система на Тайване не изменится, образ жизни не изменится, экономические и культурные связи с зарубежными странами не изменятся. Частные имущества, жилые дома, земельные участки, собственность предприятий, законные права наследования, инвестиции китайских эмигрантов и иностранцев и т. д. будут без исключения защищаться законом.

(3) Высокая степень самоуправления. После осуществления объединения страны Тайвань станет особым административным районом, который в отличие от других провинций и районов Китая будет пользоваться правом на высокую степень самоуправления. Он будет иметь административное, законодательное и независимое судебное права, а также право на вынесение окончательного судебного решения. Он будет самостоятельно управлять своими партийными, административным, военными, экономическими и финансовыми делами; он будет также иметь право подписывать с иностранными государствами торговые, культурные соглашения и другие права внешних сношений; он может иметь свою собственную армию; континентальная часть не будет посылать на Тайвань ни военный, ни административный персонал. Представители правительства особого административного района и деятели различных кругов Тайваня могут занимать руководящие должности в центральных государственных органах власти, а также участвовать в управлении общегосударственными делами.

(4) Мирные переговоры. Осуществление национального объединения мирным путем контактов и переговоров – такое общее чаяние всех китайцев. Ведь по обеим сторонам пролива живут китайцы. Если они начнут воевать друг против друга, заниматься братоубийством в случае нарушения суверенитета и территориальной целостности Китая, то это было бы огромной трагедией для соотечественников по обеим сторонам пролива. Мирное объединение поможет сплоченности всех наций Китая, пойдет в пользу стабильности и развития общества и экономики на Тайване, а также послужит процветанию и росту могущества всего Китая.

Для того, чтобы покончить с состоянием враждебности и осуществить мирное объединение обе стороны пролива должны как можно скорее установить контакты и начать переговоры. При общем понимании о существовании одного Китая в качестве предпосылки, можно обсуждать любые вопросы, включая вопрос о способах ведения переговоров, вопрос о том, какие партии, организации и представители различных кругов будут участвовать на переговорах, а также все другие вопросы, представляющие интерес для тайваньской стороны. Как нам представляется, обе стороны пролива наверняка найдут приемлемое для обеих сторон решение, лишь бы сели за стол переговоров.

Учитывая реальную действительность по обеим сторонам пролива, китайское правительство выступает за то, чтобы до осуществления объединения обе стороны согласно принципам взаимного уважения, взаимодополняемости и взаимной выгоды активно способствовали развитию экономического сотрудничества и общений в различных сферах, поддерживали прямые почтово-телеграфные, торговые и транспортные связи, а также двусторонние обмены с тем, чтобы создать соответствующие условия для мирного объединения страны.

Мирное объединение является установившимся курсом китайского правительства. Тем не менее, любое суверенное государство имеет право предпринимать все меры, которые оно считает необходимыми, включая военный способ, для защиты суверенитета и территориальной целостности своей страны. Китайское правительство вовсе не обязано дать обещание какой-либо зарубежной стране или какой-либо персоне, пытающейся расколоть Китай, по поводу того, каким образом оно готово решить свои внутренние дела.

Следует еще отметить, что тайваньский вопрос относится исключительно к числу внутренних дел Китая, который отличается от германского и корейского вопросов, сложившихся после второй мировой войны в соответствии с международными соглашениями. Следовательно, тайваньский вопрос нельзя поставить в один ряд с германским и корейским вопросами. Китайское правительство неизменно выступает против разрешения тайваньского вопроса теми способами, которые в свое время были применены к разрешению германского и корейского вопросов. Тайваньский вопрос должен и вполне сможет быть рационально разрешен путем консультаций между двумя сторонами пролива в рамках одного Китая.

4. РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ОБЕИМИ СТОРОНАМИ ТАЙВАНЬСКОГО ПРОЛИВА ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ ИХ РАЗВИТИЯ

Нынешнее состояние оторванности между обеими сторонами Тайваньского пролива является несчастьем китайской нации. Все китайцы без исключения страстно жаждут скорейшего прекращения этого печального состояния.

В целях поддержания нормальных сношений между народами обеих сторон и осуществления объединения страны китайское правительство, выдвигая идею о мирном объединении, предприняло ряд мер, способствующих развитию отношений между двумя сторонами.

В политической области предприняты меры по урегулированию соответствующих политических установок, рассчитанные на рассеяние чувств враждебности. Верховный народный суд, Верховная народная прокуратура приняли решения не предъявлять больше иска к уехавшим на Тайвань лицам, совершившим преступления до образования КНР.

В военной области смягчено по нашей инициативе состояние военной конфронтации между обеими сторонами пролива, прекращен артиллерийский обстрел о. Цзиньмэнь и других островов, превращен ряд приморских передовых позиций и наблюдательных пунктов провинции Фуцзянь в экономические зоны и туристические пункты.

В экономической области открыт широкий доступ для содействия обмена, поощряется приход тайваньских коммерсантов на континент для инвестирования и ведения торговой деятельности, а также предоставляются им льготные условия и юридическая гарантия.

Что касается других областей, как, например, личных общений, почты и телеграфа, транспортных связей, науки и техники, культуры, физкультуры и спорта, научных исследований, печати и т. п., то китайское правительство, придерживаясь также позитивного подхода, предприняло соответствующие меры поощрения развития обмена и сотрудничества в различных областях между обеими сторонами. Причем создана еще уполномоченная правительством народная организация Ассоциация по развитию отношений между народами по обеим сторонам пролива, которая установила связи с Фондом на обмен между берегами Тайваньского пролива и соответствующими народными организациями на Тайване с тем, чтобы защищать законные права и интересы народов обеих сторон, содействовать развитию их взаимоотношений.

Политические установки и меры китайского правительства по отношению к Тайваню встречают понимание и поддержку со стороны все большего числа тайваньских, сянганских и аомэньских соотечественников, зарубежных китайцев-эмигрантов и лиц китайского происхождения. Широкие массы тайваньских соотечественников прилагали большие усилия к развитию отношений между двумя сторонами. За последние годы тайваньские власти тоже соответствующим образом урегулировали свою политику по отношению к континенту, предприняли ряд ослабляющих напряжение мер, таких, как разрешение проживающему на Тайване населению поехать на континент навещать родных, постепенное устранение ограничений в отношении неправительственных общений и обмена между двумя сторонами, расширение косвенной торговли, допуск косвенных инвестиций, упрощение порядка телефонного сообщения, почтовой связи, денежного перевода. Все это благоприятствует взаимным общениям. За последние годы быстро развиваются торгово-экономические отношения между двумя сторонами, непрерывно расширяются личные общения и различного рода сношения. Во время переговоров, проведенных в апреле 1993 г. между председателем Ассоциации по развитию отношений между двумя сторонами пролива Ван Даоханем и председателем Фонда на обмен между берегами Тайваньского пролива Гу Чжэньфу, были подписаны четыре соглашения, что сделало важный шаг, имеющий историческое значение в отношениях между обеими сторонами Тайваньского пролива. Между обеими сторонами Тайваньского пролива появилась атмосфера разрядки, небывалая в течение 40 с лишним лет. Это идет в пользу мирному объединению страны.

Следует отметить, что хотя тайваньские власти допустили несколько ослабления ограничений в развитии отношений между обеими сторонами пролива, но их нынешняя политика по отношению к континенту по-прежнему серьезно препятствует развитию отношений между двумя сторонами и объединению страны. Хотя на словах они утверждают, что «Китай должен объединиться», но в действиях они все время отступают от принципа одного Китая, продолжают сохранять состояние оторванности Тайваня от континента, отказываются от переговоров по вопросу о мирном объединении страны, даже ставят преграды в целях ограничения дальнейшего развития общений между двумя сторонами.

В последние годы на о. Тайвань со все большим неистовством развертывается процесс за создание «независимого Тайваня», который бросает тень на развитие отношений между двумя сторонами и мирное объединение страны. Возникновение упомянутого процесса за «независимый Тайвань» имеет сложные общественно-исторические корни и международную подоплеку, а проводимая тайваньскими властями политика отказа от мирных переговоров, ограничения общений и их попытка добиваться «двойного признания» и создания «двух Китаев» на международной арене фактически создают условия для развития процесса за «независимый Тайвань». Надо сказать, что желание тайваньских соотечественников стать полноправным хозяином острова и вершить свои дела является естественным, рациональным и справедливым. Это отличается от стремления к «независимости Тайваня», и тем более имеет коренные различия с позицией той горстки людей, которые упорно идут по пути к «независимости Тайваня». Опираясь на иностранное покровительство, эта горстка людей рьяно проповедует «независимость Тайваня», тщетно пытается отторгнуть Тайвань от Китая, что идет вразрез с коренными интересами всего китайского народа, включая тайваньских соотечественников. Китайское правительство пристально следит за ходом развития этого события и ни в коем случае не будет сидеть сложа руки в отношении любых затей, рассчитанных на создание «независимого Тайваня».

Некоторые международные силы, не желающие видеть объединение Китая, по-прежнему всячески стараются вмешиваться во внутренние дела Китая, поддерживая политику тайваньских властей «против Компартии, отказ от мирных переговоров» и раскольнические силы на о. Тайване, создают препятствия на пути мирного объединения Китая, что серьезно задело национальное чувство китайского народа.

Китайское правительство твердо убеждено в том, что широкие массы тайваньских соотечественников хотят объединения страны, что за объединение выступает также большая часть политических сил на Тайване, как стоящих у власти, так и находящихся в оппозиции. При совместных усилиях народов обеих сторон вышеуказанные преграды и препятствия несомненно будут преодолены, отношения между двумя сторонами непременно получат еще более благоприятное развитие.

5. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ДЕЛАХ, КАСАЮЩИЕСЯ ТАЙВАНЯ

Как было изложено выше, в мире существует только один Китай, Тайвань является неотъемлемой частью Китая. Правительство Китайской Народной Республики как единственно законное правительство Китая пользуется всеобщим признанием со стороны ООН и всех стран мира. При разрешении вопросов в международных делах, касающихся Тайваня, китайское правительство, стремясь к сохранению государственного суверенитета и добиваясь осуществления объединения страны, последовательно придерживается принципа «одного Китая», неизменно защищает интересы тайваньских соотечественников. Китайское правительство уверено в том, что эта его позиция несомненно будет встречена с уважением правительствами и народами различных стран.

В связи с этим, китайское правительство считает необходимым подтвердить свою позицию и политические установки по нижеследующим вопросам:

(1) Вопросы об отношениях стран, имеющих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем.

Ныне все установившие дипломатические отношения с КНР страны, без исключения соблюдают международное право и принцип одного Китая, достигнув с китайским правительством официальной договоренности или взаимопонимания по вопросу о Тайване, дали обещание не устанавливать с Тайванем отношения официального характера в какой бы то ни было форме. Согласно международному праву одно суверенное государство может иметь только одно центральное правительство, которое его представляет. Тайвань как составная часть Китая не имеет права представлять Китай на международной арене, не может устанавливать с иностранными государствами дипломатические отношения и развивать отношения официального характера. Однако, учитывая потребности экономического развития Тайваня и реальные интересы тайваньских соотечественников, китайское правительство не возражает против неофициальных экономических и культурных сношений Тайваня с иностранными государствами.

За последние годы тайваньские власти всячески стараются проводить в мире так называемую «прагматическую дипломатию», стремясь наладить официальные связи со странами, имеющими дипломатические отношения с КНР, добиваясь «двойного признания» и создания «двух Китаев», «одного Китая, одного Тайваня», чего китайское правительство решительно выступает против.

Следует отметить, что подавляющее большинство стран мира дорожит дружественными отношениями с Китаем, строго придерживается договоренности или взаимопонимания, достигнутого с Китаем по вопросу о Тайване. Китайское правительство ценит такой подход. Однако нельзя не отметить также, что отдельные государства, игнорируя свою международную репутацию, нарушая в той или иной степени обещание, данное ими во время установления дипломатических отношений с КНР, развивают официальные отношения с Тайванем, тем самым чинят препятствия делу объединения Китая и задевают национальное чувство китайского народа. Китайское правительство искренне надеется, что правительства этих стран предпримут меры к тому, чтобы покончить с подобной практикой.

(2) Вопрос об отношениях международных организаций с Тайванем.

Суверенитет каждого государства представляет собой единое целое, его нельзя расчленять, им нельзя пользоваться раздельно. Правительство КНР в качестве единственного законного правительства Китая имеет не только право, но и обязанность осуществлять государственный суверенитет и представлять весь Китай в международных организациях. Тайваньские власти пытаются создать т. н. формулу «одного государство – два места» в международных организациях, в которых имеют право участвовать лишь суверенные государства, что на самое деле является попыткой создать «два Китая». Китайское правительство решительно выступает против подобных попыток. Это его принципиальная позиция полностью отвечает коренным интересам всего китайского народа, в том числе и тайваньских соотечественников и заграничных соотечественников-эмигрантов. Лишь при наличии предпосылки, когда неукоснительно соблюдается принципиальная позиция о существовании одного Китая, китайское правительство может подумать об участии Тайваня в мероприятиях некоторых международных организаций в форме, допустимой и приемлемой для китайского правительства в соответствии с их характерами, уставами и конкретными обстоятельствами.

Все органы, организации и учреждения ООН являются межправительственными международными организациями, в которых принимают участие лишь представители суверенных государств. После восстановления законных прав КНР в ООН все органы, организации и учреждения по линии ООН приняли официальные решения о восстановлении законного места КНР и изгнали «представителей» тайваньских властей. С тех пор раз и навсегда был решен вопрос о праве представительства Китая в организациях ООН, и вообще не существует вопрос о новом участии Тайваня. Необходимо отметить, что в последнее время кое-кто из тайваньских властей вновь поднял шумиху о «возвращении в ООН». Очевидно, эта затея представляет собой сумасбродную попытку расчленить государственный суверенитет, но она ни в коем случае не пройдет ни юридически, ни практически. Китайское правительство уверено, что правительства всех стран, а также органы и организации по линии ООН распознают этот коварный замысел и воздержатся от того, что могло бы ущемить суверенитет Китая.

В принципе Тайвань не имеет также права участвовать в других межправительственных международных организациях. Что касается таких региональных экономических организаций, как Азиатский банк развития (АDВ), Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АРЕС), то участие Тайваня в этих организациях предусмотрено достигнутой между китайским правительством и соответствующими сторонами договоренностью или взаимопониманием, где четко и ясно оговорено, что КНР участвует в качестве суверенного государства, а Тайвань участвует в их деятельностях только в качестве одного из районов Китая под наименованием «Тайбэй Китая» (в АDВ по-английски TAIPEI, CHINA; в APEC – CHINESE TAIPEI). Подобная практика является специальным решением для данных организаций, ее нельзя рассматривать как «модель» для других межправительственных и международных организаций в международной практике.

Что касается участия в неофициальных международных организациях, то при условиях, когда между соответствующими организациями КНР и заинтересованными сторонами достигнута договоренность или взаимопонимание и общегосударственные организации КНР участвуют от имени Китая, то соответствующие организации Тайваня могут участвовать под наименованием «Тайбэй Китая» («TAIPEI, CHINA») или «Тайвань Китая» («TAIWAN, CHINA»).

(3) Вопрос о налаживании воздушного сообщения стран, имеющих с Китаем дипломатические отношения, с Тайванем.

Воздушное пространство любого государства является неотъемлемой составной частью территории данного государства. Как «Парижская авиационная конвенция» 1919 г., так и «Чикагская конвенция» 1944 г. подтвердили принцип полного и исключительного суверенного права каждого государства на свое воздушное пространство. Следовательно, когда речь идет о налаживании воздушного сообщения между какой-либо авиакомпанией страны, имеющей дипломатические отношения с Китаем, пусть даже частной, и Тайванем, то это уже затрагивает суверенитет Китая, а не относится к обычным неофициальным связям. Официальная же авиакомпания страны, имеющей дипломатические отношения с Китаем, разумеется, не должна налаживать воздушное сообщение с Тайванем, а неофициальная авиакомпания, если она намерена наладить воздушное сообщение с Тайванем, то правительство страны, к которой принадлежит эта авиакомпания, должно вести с китайским правительством консультации по этому поводу. И только заручившись согласием китайского правительства, неофициальная авиакомпания сможет начать взаимные полеты с частной авиакомпанией Тайваня. Фактически, китайское правительство в соответствии с вышеуказанными принципами уже дало согласие на открытие воздушного сообщения между неофициальными авиакомпаниями Англии, Германии, Канады и других стран и частными авиакомпаниями Тайваня.

Что же касается тех стран, которые открыли воздушное сообщение с Тайванем еще до установления дипломатических отношений с Китаем, то они могут путем переговоров с китайским правительством изменить официальный характер воздушного сообщения с Тайванем, и после этого продолжить коммерческие перевозочные операции неофициального характера.

(4) Вопрос о продаже оружия Тайваню странами, имеющими дипломатические отношения с Китаем.

Китайское правительство всегда решительно выступало и выступает против продажи любым государством Тайваню любых видов вооружений, а также против поставки ему техники производства оружия. Все страны, имеющие с Китаем дипломатические отношения, должны соблюдать принципы взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга, воздержаться от поставки Тайваню оружия в какой бы то ни было форме и под каким бы то ни было предлогом, иначе их действия рассматриваются как нарушение норм международных отношений и вмешательство во внутренние дела Китая.

Все страны мира, в особенности крупные державы, несущие важную ответственность за дело мира во всем мире, обязаны строго соблюдать руководящие принципы об ограничении распространения обычных вооружений, установленные пятью постоянными членами Совета безопасности ООН, внести свой вклад в сохранение и содействие региональному миру и безопасности. Однако при нынешней обстановке, когда все более смягчаются отношения между обеими сторонами Тайваньского пролива, все же находятся государства, которые, нарушая свои обещания по международным соглашениям, игнорируя неоднократные серьезные представления китайского правительства, продают Тайваню оружие, создают напряженную ситуацию между обеими сторонами пролива. Это не только создает серьезную угрозу безопасности Китая, чинит препятствия делу мирного объединения Китая, но и неблагоприятно влияет на мир и стабильность в Азии и во всем мире. Этого китайский народ, разумеется, категорически выступает против.

В международных делах китайское правительство последовательно проводит независимую самостоятельную мирную внешнюю политику, твердо придерживается пяти принципов – «взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, взаимное ненападение, невмешательство во внутренние дела друг друга, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование», активно развивает дружественные отношения со всеми странами мира, никогда не ущемляет интересы других стран, не вмешивается во внутренние дела других стран. В свою очередь, китайское правительство точно также просит правительства всех стран мира не делать того, что могло бы нанести ущерб интересам Китая, не вмешиваться во внутренние дела Китая и правильно строить свои отношения с Тайванем.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

В объединении Китая заключаются коренные интересы китайского народа.

После объединения Китая соотечественники по обеим сторонам Тайваньского пролива могли бы, сотрудничая друг с другом, на основе взаимодополняемости развивать экономику, с тем чтобы общими усилиями добиваться возрождения Китая. И различные вопросы, беспокоящие все время Тайвань, найдут рациональное разрешение в рамках одного Китая. Тайваньские соотечественники будут вместе с населениями других районов Китая разделять честь и достоинство единой великой державы.

На протяжении длительного времени тайваньский вопрос всегда был и остается дестабилизирующим фактором в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Осуществление объединения Китая будет не только благоприятствовать стабильности и развитию самого Китая, но и способствовать дальнейшему укреплению отношений дружбы и сотрудничества Китая с другими странами мира, содействовать сохранению мира и развитию в АТР, а также во всем мире.

Китайское правительство уверено в том, что в справедливом деле борьбы в защиту государственного суверенитета и территориальной целостности оно непременно встретит понимание и поддержку со стороны правительств и народов всех стран мира.

Война - наша самая неотложная проблема. Давайте ее решим.

Есть ли сегодня в мире более неотложная проблема, чем война? И когда я говорю «война» в этом посте, я также имею в виду милитаризм, культуру войны, армии, вооружения, промышленность, политику, планы, пропаганду, предрассудки, рационализации, которые делают смертельный групповой конфликт не только возможным, но и вероятным.

Отвечаю на поставленный выше вопрос: Нет, нет более неотложной проблемы, чем война. Не изменение климата, загрязнение, перенаселение, угнетение, бедность, неравенство, голод, болезни.

Если вы ищете решения любой из этих проблем, вам также следует приложить хотя бы некоторые усилия для прекращения войны по нескольким причинам. Во-первых, война обостряет или увековечивает другие наши проблемы либо напрямую, либо из-за истощения драгоценных ресурсов для их решения. Война подрывает демократию и способствует тирании и фанатизму; убивает, отравляет и обедняет людей; разрушает природу. Война - это краеугольная проблема, устранение которой сделало бы наши другие социальные проблемы гораздо более решаемыми.

Во-вторых, война легче разрешима, чем многие другие человеческие бедствия. Война не похожа на ураган, землетрясение или чуму Эбола, стихийное бедствие, навязанное нам силами, находящимися вне нашего контроля. Война - это полностью наше творение, продукт человеческого выбора. Война может закончиться завтра, если ее прекратит относительно небольшая группа людей во всем мире.

В-третьих, больше, чем любая другая наша проблема, война представляет собой ужасное моральное преступление. В частности, когда это делается в США.и другие нации, или группы, которые стремятся к легитимности государств или заявляют о них, война делает нас лицемерами и насмехается над человеческим прогрессом. Мы не можем утверждать, что мы цивилизованные, пока сохраняется война или даже угроза войны.

Да, ежегодные потери на войне резко сократились после катастрофической первой половины 20 -го века. За последние несколько десятилетий война убила гораздо меньше людей, чем рак или автомобильные аварии. Но в нашем сильно - и ядерном - вооруженном мире война находится в нескольких шагах от того, чтобы стать экспоненциально более разрушительной.И даже убийство одного ребенка американским беспилотником, израильской ракетой или сирийским танком - это мерзость, которая развращает всех нас.

Я написал Конец войны , который сегодня публикуется в мягкой обложке McSweeney's, чтобы начать разговор о том, почему мы сражаемся и как мы можем остановиться. Новое издание включает в себя нападающий антрополога Дугласа Фрая, авторитетного военного деятеля, и указатель. The End of War обращается в устойчивой, краткой форме к темам моды, о которых я писал в течение последних нескольких лет в этом блоге и в других местах (см. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ЧТЕНИЕ ниже).

Когда я писал Конец войны , я иногда беспокоился, что война может закончиться до того, как моя книга будет опубликована, что сделало ее устаревшей. Это плохая шутка, особенно сегодня, когда бушуют войны в Сирии, Украине, Газе, Афганистане, Пакистане и Ираке, которые США снова бомбят. (Данные об этих и других вооруженных конфликтах по всему миру см. В Программе данных о конфликтах Уппсальского университета.)

Наша самая большая проблема - это перейти от нашего мира, который все еще вооружен и опасен, к миру, в котором война и даже угроза войны исчезли.Я не абсолютный пацифист. Если кто-то нападает на меня, любимого человека или даже на незнакомца, я сделаю все возможное, чтобы его остановить. Иногда насилие морально оправдано, даже необходимо, чтобы помешать еще большему насилию.

Итак, вопрос в том, как мы должны реагировать на групповое насилие со смертельным исходом, когда оно вспыхивает в сегодняшнем мире? Как, например, США должны были отреагировать на теракты 11 сентября? Или к нынешним успехам боевиков ИГИЛ в Ираке? Как палестинцы должны реагировать на насилие со стороны Израиля, и наоборот? Как России следует реагировать на беспорядки на Украине?

Мой ответ состоит в том, что нации и другие группы должны действовать в соответствии с конечной целью искоренения войны раз и навсегда.Это то, что я называю «правилом окончания войны», о котором я более подробно рассказываю в The End of War . Моя собственная страна, США, является самым вопиющим нарушителем правила окончания войны в мире, и не только потому, что за последние десять лет американцы вели две крупные войны, в результате которых погибли сотни тысяч мирных жителей. США также содержат самую большую армию в мире с точки зрения расходов и являются крупнейшим торговцем оружием.

Согласно опросам, которые я проводил более десяти лет, подавляющее большинство людей считают войну неизбежной, постоянной чертой человеческого существования.Этот фаталистический взгляд неверен как эмпирически, так и морально. Эмпирически, потому что это противоречит тому, что наука и история говорят нам о войне. С моральной точки зрения, потому что это увековечивает войну, отговаривая нас от поиска решений.

Даже самые циничные фаталисты, если их спросить, предпочли бы они жить в мире без войны, ответят: конечно! Каждый здравомыслящий человек хочет мира. Если вы не согласны со мной в том, почему происходят войны и как мы можем их положить конец, я хотел бы услышать ваши идеи. Если мы все объединимся в стремлении положить конец войне, мы обязательно добьемся успеха, но не в каком-то туманном отдаленном будущем, а в ближайшее время.

ДАЛЬНЕЙШИЕ ЧТЕНИЯ:

Конец войны , мягкая обложка, нападающий Дуглас Фрай, McSweeney's, 2014. http://www.amazon.com/End-War-John-Horgan/dp/1938073126/ref=sr_1_1_title_0_main?s=books&ie=UTF8&qid = 1407671952 & sr = 1-1 & keywords = конец + войны +

World Beyond War, самопровозглашенное глобальное движение «за прекращение войны и установление справедливого и устойчивого мира», предоставляет информацию о разрушительных последствиях войны и альтернативах насилию на сайте http: // www.worldbeyondwar.org.

ТЕОРИЯ ПРОСТО ВОЙНЫ И НЕНАСИЛИЕ

«Нам нужна новая теория справедливой войны, цель которой навсегда положить конец войне». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/04/24/we-need-a-new-just-war-theory-which-aims-to-end-war-forever/

«Как мы можем осудить убийства в Бостоне, но оправдать бомбардировки гражданских лиц США?» https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/04/19/how-can-we-condemn-boston-murders-but-excuse-u-s-bombing-of-civilians/

"У.S. Чрезмерно реагируете на атаки 11 сентября? "Https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2012/09/10/did-the-u-s-overreact-to-the-911-attacks/

«Барак Обама должен призвать к прекращению всей войны, а не только войны с террором». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/05/24/barack-obama-should-call-for-end-of-all-war-not-just-war-on-terror/

«У США нет морального авторитета, чтобы критиковать Россию за вмешательство в дела Украины». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2014/03/02/u-s-lacks-moral-authority-to-criticize-russia-for-intervening-in-ukraine/

Египетская революция подтверждает теорию ненасильственного активизма Джина Шарпа."https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2011/02/11/egypts-revolution-vindicates-gene-sharps-theory-of-nonviolent-activism/

ПРИЧИНЫ ВОЙНЫ

«Новое исследование собирателей опровергает утверждение, что война имеет глубокие эволюционные корни». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/07/18/new-study-of-foragers-undermines-claim-that-war-has-deep-evolutionary-roots/

«Новое исследование доисторических скелетов опровергает утверждение, что война имеет глубокие эволюционные корни». Https: // blogs.Scientificamerican.com/cross-check/2013/07/24/new-study-of-prehistoric-skeletons-undermines-claim-that-war-has-deep-evolutionary-roots/

«Исследование самых ранних населенных пунктов опровергает утверждение, что война имеет глубокие эволюционные корни». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/08/02/survey-of-earliest-human-settlements-undermines-claim-that-war-has-deep-evolutionary-roots/

«Выход из бойцовского клуба гоминидов. Доказательства существования врожденных шимпанзе, не говоря уже о человеческих войнах, неубедительны."https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2010/06/29/quitting-the-hominid-fight-club-the-evidence-is-flimsy-for-innate-chimpanzee-let-alone-human -warfare /

«Ген воина сводит меня с ума (независимо от того, есть он у меня или нет)». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2011/04/26/code-rage-the-warrior-gene-makes-me-mad-whether-i-have-it-or-not/

«Обречены ли мы вести войны из-за воды?» https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2012/03/26/are-we-doomed-to-wage-wars-over-water/

«Теория войны Маргарет Мид подрывает неодарвинистские и мальтузианские модели."https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2010/11/08/margaret-meads-war-theory-kicks-butt-of-neo-darwinian-and-malthusian-models/

«Военный историк Джон Киган, который видел войну как продукт культуры, а не биологии»: https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2012/08/04/rip-m military-historian-john-keegan- кто видел войну как продукт культуры, а не биологии /

МИЛИТАРИЗАЦИЯ НАУКИ

«Нил деГрасс Тайсон, пожалуйста, говорите о милитаризации науки!» https: // блоги.Scientificamerican.com/cross-check/2014/03/07/neil-degrasse-tyson-please-speak-out-about-militarization-of-science/

«Мой обмен мнениями с Нилом деГрассом Тайсоном о науке и войне». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2014/03/09/my-exchange-with-neil-degrasse-tyson-about-science-and-war/

«Почему вы должны заботиться о финансировании Пентагоном инициативы Обамы в области мозга». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/05/22/why-you-should-care-about-pentagon-funding-of-obamas-brain-initiative/

«Должны ли ученые и инженеры сопротивляться взятию военных денег?» https: // блоги.Scientificamerican.com/cross-check/2012/11/12/should-scientists-and-engineers-resist-taking-m military-money/

«Программы для проблемных животных не работают, так как насчет окончания войны?» https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2014/02/22/programs-for-troubled-vets-dont-work-so-how-about-ending-war/

ДРОНЫ, КИБЕР-ВОЙНА И НАБЛЮДЕНИЕ

«Дроны возвращаются домой». http://ngm.nationalgeographic.com/2013/03/unmanned-flight/horgan-text

«Почему дроны должны пугать.Очень боюсь. "Https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/02/16/why-drones-should-make-you-afraid-very-afraid/

«Убийства с дронов больше вредят США, чем помогают нам». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2011/10/03/drone-assassinations-hurt-the-u-s-more-than-they-help-us/

«Не верьте пугающим историям о кибервойне». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2011/06/03/dont-believe-scare-stories-about-cyber-war/

«Что древние греки могут нас научить о дронах и кибервойне."https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2012/06/12/what-ancient-greeks-can-teach-us-about-drones-and-cyber-war/

«Слежка за корнями травы может сделать мир во всем мире возможным». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2010/04/28/grassroots-spying-might-make-world-peace-possible/

«Новая книга прорезает туман навязчивой кибервойны». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2014/02/04/new-book-cuts-through-fog-of-hype-cloaking-cyberwar/

«Готовы ли мы к миру, в котором все шпионят за всеми остальными?» https: // блоги.Scientificamerican.com/cross-check/2013/01/07/are-we-ready-for-a-world-in-which-everyone-spies-on-everyone-else/

«Превратит ли« постоянное наблюдение »США в паноптикум?» https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2013/07/01/will-persistent-surveillance-turn-u-s-into-one-big-panopticon/

РАЗНОЕ

«Выдающийся экономист рекламирует преимущества войны в« Нью-Йорк Таймс »- правда». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2014/06/15/prominent-economist-touts-benefits-of-war-in-new-york-times-really/

«50 лет спустя« Речь о мире »из Джона Кеннеди все еще вдохновляет и получила научное подтверждение!» https: // блоги.Scientificamerican.com/cross-check/2013/06/10/50-years-later-jfk-peace-speech-still-inspires-and-has-been-scientifically-validated/

«Война когда-нибудь закончится?» (обзор Лучшие ангелы нашей природы , Стивен Пинкер). http://www.slate.com/articles/Arts/books/2011/10/steven_pinker_s_the_better_angels_of_our_nature_why_should_you_b.2.html

«Нет, война не неизбежна» (рецензия на книгу « Социальное покорение природы», , Эдвард Уилсон). http: // discovermagazine.ru / 2012 / jun / 02-no-war-is-not-inevitable # .UefeMRZ8LlI

«Давайте начнем говорить о том, как положить конец войнам». https://blogs.scientificamerican.com/cross-check/2012/02/20/lets-start-talking-about-whetherand-howwe-can-stop-waging-wars/

Понимание причин войны и мира

Как связаны причины войны и мира? Можно ли преодолеть концептуальный разрыв между теорией причин войны и теорией разрешения конфликтов? Эта статья из Европейского журнала международных отношений предлагает новую концептуальную основу для облегчения анализа возникновения, поведения и разрешения вооруженных конфликтов внутри государств.Эта система «тройного права» включает рассмотрение причин, ресурсов и решимости для участия в насилии.

Причины войны можно объяснить в терминах «треугольника тройного R». Чтобы прибегнуть к насилию, у актера должны быть причины, ресурсы и решимость. Это три различных, но взаимодействующих группы переменных, которые объясняют изменения в поведении и отношении конфликтующих сторон. Таким образом, можно сказать, что эти три буквы «R» образуют треугольник.

  • Причины связаны с вопросом: «Мы хотим воевать?» Они касаются разногласий в обществе, вызванных проблемами.
  • Есть два типа причин: общие причины и непосредственные причины.
  • Ресурсы - это то, что нужно, чтобы ответить «да» на вопрос: «Можем ли мы пойти на войну?» Таким образом, ресурсы относятся к военным возможностям, организационным возможностям и структуре возможностей.
  • Структура возможностей - это среда ограничений и возможностей.
  • Причины и ресурсы не только объясняют начало войны. Повышенная решимость также имеет решающее значение для объяснения того, почему конфликт переходит из состояния напряженности в организованное крупномасштабное физическое насилие.
  • Решимость связана с вопросом: «Смеем ли мы идти на войну?» Отчасти это касается систем убеждений. Причины и ресурсы вводятся в систему убеждений, и затем принимаются решения о том, применять ли насилие или нет.

Чтобы установить мир, конфликтующие стороны должны пройти через три фазы: 1) тупик, причиняющий взаимный ущерб (MHS), когда антистимулы для боевых действий становятся настолько сильными, что они прекращаются и могут начаться переговоры; 2) взаимно соблазнительные возможности (MEO), когда стимулы к миру таковы, что конфликтующие стороны считают его предпочтительнее войны и могут достичь мирного соглашения; и 3) взаимно полученные награды (MOR), когда мир укрепляется.Прогресс сторон на этих этапах также можно объяснить со ссылкой на «треугольник тройного правого».

  • Тупик, причиняющий взаимный ущерб : Восприятие того, что затраты на продолжение борьбы перевешивают выгоды, в первую очередь связано с ресурсами. Часто боевые действия заканчиваются из-за нехватки ресурсов и уменьшения возможностей ведения войны.
  • Взаимно заманчивые возможности : Международные участники могут оказывать влияние во время СОО, потому что они могут помочь сформировать представление о том, что мир является предпочтительным вариантом.Такие участники могут использовать два типа инструментов: рычаги воздействия и способность решать проблемы.
  • Кредитное плечо в основном относится к ресурсному углу «треугольника Triple-R». Это относится к способности посредника изменять ресурсы и возможности, имеющиеся в распоряжении сторон, например, предлагая гарантии безопасности.
  • Решение проблем относится к углу «треугольника тройного R». Это относится к способности находить решения, которые касаются жалоб и озабоченностей сторон.
  • Вознаграждение, получаемое обоюдно : Признание того, что мир является предпочтительным вариантом, зависит от того, в какой степени ограничены ресурсы для конфликта, устранены причины конфликта и, следовательно, возрастает решимость в пользу мира.

Проблема войны и мира

Большинство, если не все, международные проблемы, споры и кризисы связаны с вопросом войны и мира. Все международные вопросы требуют антикризисного управления международными отношениями.Проблема войны и мира всегда была центральной проблемой во все периоды истории, на всех уровнях и почти во все периоды международных отношений.

Заботу человечества о мире можно оценить, приняв во внимание тот факт, что все религии, все религиозные писания и некоторые религиозные церемонии привержены делу мира и все они выступают за искоренение войны. Путь Шанти, читаемый индусами, проповеди Папы и повеления всех священных писаний христиан, мусульман, индуистов, сикхов и других сообществ - это приверженность миру.

Тем не менее, международное сообщество полностью осознало высшую важность силы мира против зла войны только после того, как оно пережило две самые неудачные и крайне разрушительные две мировые войны в первой половине 20-го века. Пропитанные кровью клочки человечества, разбросанные на нескольких сотнях полей сражений, особенно на почвах Хиросимы и Нагасаки, взывали о мире, мире и мире на земле.

Тогда человеческое сознание сплотилось в Уставе Организации Объединенных Наций, чтобы подтвердить.«Мы, люди Организации Объединенных Наций, полны решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе… и объединить наши силы для поддержания международного мира и безопасности… решили объединить наши усилия для достижения этих целей ».

С 1945 года через Организацию Объединенных Наций, а также благодаря развитию международного права; создание международных и региональных институтов, некоторые из которых созданы как инструменты региональной безопасности, а другие созданы для содействия дружественному сотрудничеству в целях развития между странами-членами; популяризация мирных средств разрешения конфликтов; институционализация отношений между народами; интеграция международного сообщества через укрепление человеческого сознания в пользу мира вместо войны; и, повышая способность управлять кризисными ситуациями, человечество пытается обеспечить мир против войны.

В настоящее время, через глобализацию, установление неофициальных социально-экономических и культурных отношений между людьми; организация международных движений против ядерного оружия, гонки вооружений, милитаризации, загрязнения окружающей среды; запуск специальных акций по искоренению таких зол, как апартеид, бедность, неграмотность; нездоровье, голод, болезни, неравенство, тирания; и терроризм; и организованные попытки защиты окружающей среды и защиты прав человека для всех, международное сообщество предпринимает серьезные попытки ограничить шансы войны.Фактически, международное сообщество развивает свои способности кризисного управления для обеспечения развития против войны и разрушения.

Мир - это не только отсутствие войны или других кризисов :

Ученые, занимающиеся изучением международных отношений, также осознавали необходимость сохранения мира. Первое требование - это необходимость предотвратить войну, а когда она разразится, ограничить ее и обеспечить ее скорейшее прекращение.Один из элементарных способов определения мира - это описать его как отсутствие войны.

Однако это узкий взгляд на мир. Несомненно, отсутствие войны - это первое условие мира, но мир - это не просто отсутствие войны. На самом деле это состояние, характеризующееся мирным, совместным и гармоничным ведением международных отношений с целью обеспечения устойчивого социально-экономического и культурного развития народов мира.

Тем не менее, поскольку отсутствие войны является первым условием мира, одна из главных забот всех ученых и государственных деятелей заключалась в том, чтобы сформулировать принципы и устройства, направленные на достижение этой главной цели, и следовать им.Холодная война, которая занимала мир в период с 1945 по 1990 годы, косвенно и негативно достигла этой цели, создав баланс террора в международных отношениях.

Несмотря на то, что он успешно предотвратил глобальную войну, он не смог предотвратить локальные войны и на самом деле породил несколько напряжений, стрессов, напряжений и кризисов в международных отношениях. Международному сообществу пришлось очень много работать, чтобы ограничить конфликты и войны. Тем не менее, он продемонстрировал долгожданные и позитивные способности в сфере антикризисного управления.

Фактически, до сегодняшнего дня существовало несколько препятствий на пути обеспечения стабильного, здорового и прочного мира. Ситуация остается таковой до сегодняшнего дня. К счастью, окончательный конец холодной войны пришелся на последнее десятилетие 20-го века, и мир оказался в среде, характеризующейся новой верой и приверженностью миру, мирному сосуществованию, мирному разрешению конфликтов, либерализации, сотрудничеству во имя мира. развитие и попытки устойчивого развития.

Люди начали обращать внимание на необходимость защиты прав человека для всех, защиты окружающей среды и обеспечения реальной и значимой международной интеграции. Однако несколько негативных факторов, этнический конфликт, этническое насилие, этнические войны, терроризм в его нескольких измерениях, неоколониализм, гегемония и гегемония и т.п. продолжали действовать как большие препятствия.

Необходимость обеспечения мира путем контроля над этим злом по-прежнему является главной целью международного сообщества.Кризисы наступали неоднократно, и они обязательно будут продолжаться. Это заставляет человечество срочно подготовиться и действовать для управления кризисами коллективными усилиями и с использованием нескольких устройств.

Как можно обеспечить международный мир во время войны?

Первой и главной необходимостью для обеспечения международного мира является предотвращение войны, а если война вспыхнет где-нибудь в международной системе, то ее ограничение, а также ее ликвидация в короткие сроки.Ученые предлагают несколько мер по обеспечению мира.

Х. Дж. Моргентау посвятил половину своей новаторской работы «Политика среди народов» обсуждению проблемы обеспечения мира и предложил для этой цели три широкие альтернативы:

(1) Мир через ограничение. Под этим заголовком Моргентау исследовал концепции разоружения, коллективной безопасности, судебного урегулирования, мирных перемен и международного правительства (ООН).

(2) Мир через преобразование.Это включало обсуждение Мирового Государства, Мирового Сообщества и Функционализма.

(3) Мир через приспособление, то есть обеспечение мира посредством дипломатии. Из этих трех устройств Моргентау отдал приоритет обеспечению мира с помощью дипломатии.

Война как тотальная война продолжает преследовать человечество. Хотя нам удалось удержаться от Третьей мировой войны, шансы на разрушительную случайную войну по-прежнему присутствуют. Даже ядерное сдерживание было заменено концепцией ограниченной войны в космосе.К счастью, до сегодняшнего дня международные инструменты успешно предотвращали такую ​​войну. Тем не менее человечество не может полностью полагаться на несовершенные институты, такие как баланс сил, взаимное сдерживание, урегулирование конфликтов и Организация Объединенных Наций, на которую наложено вето.

«Война и различные степени вооруженных конфликтов были постоянными и разрушительными спутниками человечества с самого начала записанной истории. С 6 августа 1945 года, когда произошел ужасный ядерный взрыв в Хиросиме, война приобрела новое зловещее измерение.- Кулумбис и Вулф

Развитие адекватных и эффективных международных институтов, по мнению Кулумбиаса и Вульфа, может быть способом предотвращения войны, и в этом направлении форма мирового федерального правительства кажется очевидным институтом. Возложив на него ответственность за соблюдение Устава ООН, а также обеспечив соблюдение других положений о мирном урегулировании споров, мы можем сделать его эффективным инструментом мира против войны.

Однако в этом предположении присутствует высокий уровень врожденного идеализма.Его невозможно полностью реализовать без трансформации существующей системы суверенных национальных государств. Пока это не обеспечено, нам придется полагаться на такие механизмы, как баланс сил, контроль над вооружениями, разоружение, коллективная безопасность, разрешение конфликтов мирными средствами, международное право, Организация Объединенных Наций, региональное сотрудничество в целях развития, международное / региональное экономическая интеграция, и вместе с этим нам придется попытаться обеспечить искоренение неграмотности, голода, болезней, плохого здоровья, социально-экономической отсталости, этнических конфликтов, терроризма, ухудшения состояния окружающей среды и неравенства между странами.Далее мир должен развить высокий уровень способности кризисного управления.

Специальные устройства для предотвращения войны и управления кризисами:

Отсутствие войны - предварительное условие мира. Однако мы не можем полностью устранить войну. История международных отношений ясно показывает, что даже в эпоху мира локальные войны, ограниченные войны и межнациональные войны были всегда. В послевоенный период мы были свидетелями арабо-израильских войн, войны в Персидском заливе, войны в Индокитае, войны во Вьетнаме, индо-пакских войн, китайско-индийской войны, ирано-иракской войны, войны США против Ирака, местных этнических войн, Террористические войны ограниченные войны, и список очень длинный.Таким образом, по-прежнему существует острая потребность в принятии и популяризации средств ограничения шансов войны.

Несколько устройств, в частности то, которое ограничивает национальную мощь каждой нации, могут быть спроектированы как устройства для предотвращения войны посредством кризисного управления. Наряду с этим мирные методы разрешения конфликтов также могут рассматриваться как полезные средства для этой цели. Поскольку неограниченное использование власти государством для защиты своих интересов или для навязывания своих интересов другим всегда является источником напряженности, напряженности, конфликтов, споров и войн в международных отношениях путем контроля, ограничения или управления осуществлением своих полномочий. национальная мощь, шансы на войну могут быть уменьшены.

10 Специальных устройств для предотвращения войны и управления кризисами:

1. Баланс сил:

Баланс сил был традиционным средством управления властью в международных отношениях, а также средством предотвращения войны. Его основополагающий принцип заключался в том, что власть нескольких одинаково могущественных основных участников международных отношений может быть источником ограничения их власти. В их отношениях власти сохраняется определенный баланс, и ни одно государство не может стать чрезмерно могущественным.

Если государство становится или пытается стать чрезмерно могущественным, другое государство или штаты коллективно объединяют свои полномочия и создают перевес власти над государством-нарушителем. Благодаря этому упражнению снижается сила угрожающего состояния и восстанавливается равновесие. Ни одно государство не устраняется полностью, но власть государства находится под контролем во имя «баланса».

Баланс сил накладывает ограничения на государства, предотвращая любые попытки неоправданного увеличения власти со стороны любого члена системы баланса сил.Однако в современную эпоху международных отношений устройство баланса сил сильно устарело.

2. Международное право:

Международное право - это свод правил, которые национальные государства принимают как обязательные для себя и которые регулируют их поведение в международных отношениях. Это важное ограничение национальной мощи нации. Он направляет и контролирует поведение наций, участвующих в международных отношениях.Он представляет собой правовую основу для упорядоченного ведения международных отношений как в мирное, так и в военное время. Освященное общим согласием, естественным правом, международной моралью, мировым общественным мнением и его полезностью, международное право действует как главное ограничение на злоупотребление властью со стороны государств. Он провозглашает, что делать, а что нельзя.

Он объявляет войну незаконным средством защиты интересов. Он устанавливает правила установления и поддержания дипломатических отношений.Нарушение международного права может повлечь за собой санкции против государств-нарушителей. Он определяет пределы, в которых государства могут применять силу для защиты своих интересов. Принятие и соблюдение норм международного права может предотвратить войну. В зависимости от норм международного права государства могут систематически практиковать кризисное управление.

Однако международное право - слабый закон. Это не поддерживается силой. Он допускает неоднозначные толкования. Часто не выдерживает давления мощной державы, преследующей агрессивный национализм.Его цель - обеспечение международного мира, безопасности и развития путем обеспечения упорядоченных международных отношений путем предотвращения неправомерного применения силы - достойна похвалы. Однако его слабость как закона, а не как полузаконной полуморали, имеет тенденцию ограничивать его роль в качестве инструмента мира и урегулирования кризисов.

3. Международная мораль:

Подобно тому, как поведение человека в обществе регулируется набором моральных норм или правил, точно так же поведение государств в международных отношениях ограничено международной моралью.Международное сообщество принимает определенные ценности - мир, порядок, равенство, добро, взаимопомощь, уважение к жизни и свободе и правам человека всех людей, как правильные и хорошие ценности, которые должны быть приняты и соблюдаться всеми государствами.

Международная мораль «как общепринятый моральный кодекс поведения, которому страны в основном следуют в международных отношениях», действует как ограничение национальной мощи каждого государства. Это сыграло роль в укреплении человеческого сознания против войны.Это важная санкция, лежащая в основе международного права. Таким образом, он действует как фактор, ограничивающий национальную мощь. Его можно плодотворно использовать как средство мира против войны. У него есть потенциал для повышения осведомленности в пользу мира против войны.

4. Мировое общественное мнение:

Демократизация внешней политики и грядущая революция в сфере коммуникаций вместе сделали возможным рост организованного и сильного мирового общественного мнения.Он стал важным фактором международных отношений.

Появление сильных глобальных движений за мир, сильных движений в пользу контроля над ядерным оружием и разоружения, очень сильных и здоровых глобальных движений за сохранение экологического баланса Земли, движения за защиту окружающей среды, движений за защиту прав человека всех и несколько других подобных движений ясно демонстрируют существование сильного мирового общественного мнения, оно действует как ограничение национальной мощи, удерживает государства от мышления относительно условий войны и придает силы движениям за мир.

Однако мировое общественное мнение само по себе является ограничивающим фактором. Часто ему не удается отрицать силовой, сильный и агрессивный национализм. Несмотря на сильное общественное мнение против войны в Ираке, США продолжают эту войну.

5. Международные организации:

С 1919 года мир живет с всемирной организацией, за исключением лет Второй мировой войны. С 1945 года Организация Объединенных Наций функционирует как глобальная организация всех членов международного сообщества.В его Уставе определены определенные цели, которые его члены привержены достижению. В нем указаны определенные способы мирного урегулирования споров между странами-членами. Он представляет собой глобальную платформу для мирных и упорядоченных международных отношений.

Государства связаны Уставом ООН, и ожидается, что они будут использовать свою власть только в соответствии с требованиями Устава. Устав ООН объявляет войну незаконной и призывает государства разрешать свои споры мирными средствами.Он также предусматривает систему коллективной безопасности для обеспечения международного мира и безопасности и урегулирования кризисов.

Наряду с многоцелевой Организацией Объединенных Наций присутствовали также несколько хорошо организованных международных агентств и региональных организаций, которые направляют, направляют и контролируют действия своих государств-членов в различных сферах деятельности.

Живя в эпоху растущей международной взаимозависимости, которая характеризуется существованием нескольких могущественных негосударственных субъектов, современное национальное государство очень часто оказывается ограниченным в своих силах.Этот факт был источником, хотя и с некоторыми большими ограничениями, для проверки против злоупотребления властью.

Такие концепции, как международная экономическая интеграция, а также региональное сотрудничество в целях развития не позволяют нациям мыслить категориями войны. Однако непрекращающаяся безумная любовь и уважение к суверенитету и национализму ограничивают роль международных организаций и негосударственных субъектов в ограничении национальной власти.

6. Коллективная безопасность:

Коллективная безопасность - это средство управления властью и мира, которое также действует как средство сдерживания войны. Система коллективной безопасности основана на принципе, согласно которому международный мир и безопасность являются общей целью, которую должны обеспечить все государства посредством коллективных действий против любого нарушения со стороны любого государства или государств.

Таким образом, власть государства, которое нарушает или стремится нарушить свободу, суверенитет или территориальную целостность любого другого государства, ограничивается опасением, что любая совершенная им агрессия будет встречена коллективной властью всех других государств.Таким образом, коллективная безопасность рассматривается как средство сдерживания войны и агрессии, то есть против возможного злоупотребления властью каким-либо государством.

Однако, к сожалению, трудности, связанные с введением в действие системы коллективной безопасности, ограничивают ее роль как средства управления властью и поддержания мира в международных отношениях.

7. Разоружение и контроль над вооружениями:

Поскольку военная мощь является ключевым аспектом национальной мощи, а вооружения - важной частью военной мощи, контроль над вооружениями и разоружение рассматриваются как средства достижения мира или как антивоенные концепции.Под контролем над вооружениями понимается контроль и ограничение гонки вооружений, особенно гонки ядерных вооружений, посредством согласованных на международном уровне решений, политики и планов.

Под разоружением понимается ликвидация, постепенно или одним махом, огромных запасов оружия и боеприпасов, которые национальные государства стали приобретать до сегодняшнего дня. И контроль над вооружениями, и разоружение основываются на убеждении, что путем устранения или сокращения владения и производства оружия военная мощь и тем самым национальная мощь государства могут быть ограничены.Это, в свою очередь, может снизить вероятность войны в международных отношениях.

8. Мировое правительство:

«Баланс сил совершенно устарел». «Коллективная безопасность не была полностью успешной в обеспечении международного мира и безопасности». Эти два вывода и постоянная глубокая озабоченность поддержанием мира и безопасности во всем мире побудили многих ученых отстаивать то, что единственными значимыми и реальными средствами постоянного поддержания стабильности, порядка, мира и безопасности может быть организация мира. Правительство - правительство, наделенное ответственностью за поддержание глобального мира и безопасности посредством осуществления власти над всеми государствами.

Считается, что это лучшая гарантия от будущей войны. Его сторонники утверждают, что единственный эффективный способ координации отношений между государствами - это создание мирового правительства на международном уровне, поскольку только оно может способствовать столь необходимому международному сотрудничеству для взаимного развития.

Необходимость сохранения международного мира была главной потребностью в международных отношениях. Превращение войны в тотальную войну и резко возросший разрушительный потенциал будущей войны заставили средства задуматься и упорно бороться за сохранение международного мира.Этот факт сыграл важную роль в обеспечении поддержки организации или развития Мирового Правительства как международного механизма, наделенного ответственностью за сохранение мира.

Мировое Правительство считается идеальной альтернативой существующей системе национальных государств. Такое правительство может быть реализовано путем преобразования национального суверенитета в мировую державу. Фундаментальная основа потребности в Мировом Правительстве была хорошо резюмирована Моргентау.

Он замечает: «Согласно этому аргументу, для того, чтобы спасти мир от самоуничтожения, необходимо не ограничение осуществления национального суверенитета посредством международных обязательств и институтов, а передача суверенитета отдельных наций другим странам. мировой авторитет, который будет столь же суверенным над отдельными странами, как отдельные нации суверенны в пределах своих соответствующих территорий.Реформы в международном сообществе потерпели неудачу и обречены на провал. Что необходимо, так это радикальное преобразование существующего международного сообщества суверенных наций в наднациональное сообщество людей ».

Однако, исследуя природу Мирового Правительства как средства мира, никто не может игнорировать его идеалистические коннотации. Нельзя ожидать, что система суверенных национальных государств в ее нынешнем виде уступит место мировому правительству.

9. Использование мирных средств разрешения конфликтов:

Борьба за власть между народами характеризуется как конфликтом, так и сотрудничеством. Национальные интересы всех наций несовместимы и не могут быть полностью совместимы. Именно эта особенность обеспечивает преемственность как сотрудничества, так и конфликта в международных отношениях. Споры возникают как конкретизированные и определенные проявления конфликта между сторонами спора. Очень часто неразрешенные споры создают почву для войны между сторонами споров, в которой, естественно, участвует несколько других государств, заинтересованных в урегулировании споров между воюющими государствами.

Чтобы исключить или хотя бы уменьшить вероятность начала войны, которая часто является результатом нерешенных споров, государства должны принять и использовать мирные средства разрешения конфликта - переговоры, добрые услуги, посредничество, примирение, международные комиссии по расследованию. , Арбитраж и судебное урегулирование.

Объявив войну нежелательным и незаконным инструментом международных отношений, Устав ООН способствует мирному урегулированию всех споров между членами международного сообщества.Его глава VI посвящена проблеме мирного урегулирования споров между народами. Соблюдение положений главы может помочь государствам значительно ограничить шансы войны в международных отношениях.

10. Дипломатия:

Моргентау описывает дипломатию как лучшее средство для достижения международного мира наилучшим образом - мир через примирение.

«Мир и война между государствами зависят от роли послов (дипломатия).”- Ману Смрити

Как общепризнанное средство международного общения, дипломатия может предотвратить войну, ограничить масштабы разразившейся войны, положить конец войне, обеспечить мирное урегулирование после войны и разрешить спор дипломатическим путем. переговоры.

Дипломатия играет ключевую роль в международных отношениях. В основном путем дипломатических переговоров страны пытаются разрешить свои споры или прийти к консенсусу по различным международным вопросам и проблемам.Это инструмент антикризисного управления международными отношениями.

Это один из ключевых инструментов внешней политики каждой нации. Это фактор как национальной мощи, так и внешней политики нации. Внешняя политика может стать успешной только тогда, когда она подкреплена здравой, эффективной и целеустремленной дипломатией. Только одна нация, располагающая услугами хорошо организованной и эффективной дипломатии, может эффективно и успешно осуществлять свою власть над другими странами.

Более того, в мирное и военное время дипломатия продолжает играть эффективную роль в сохранении мира во всем мире.Благодаря всем этим функциям дипломатия играет ключевую роль в международных отношениях. Это традиционная практика, скорее, одна из самых древних практик международных отношений, которая сегодня считается ключевым инструментом для продвижения национальных интересов, а также международного мира.

Эти десять устройств могут быть плодотворно использованы для достижения цели увеличения шансов на мир против войны в международных отношениях.

Проблема войны и мира, которая включает в себя проблему урегулирования кризисов, продолжает оставаться серьезной проблемой международных отношений.Предотвращение войны посредством антикризисного управления может быть обеспечено за счет разумного и эффективного использования всех этих средств.

Люди должны знать, они должны получить образование, чтобы их правительства перестали думать о войне, которая может привести к полному разрушению всей нашей цивилизации. Такое мышление заставляет нас подчеркивать исключительную важность информирования людей об опасностях войны и наградах за мир через широко распространенную систему международного образования.

Повышение осведомленности посредством образования может сформировать сильное мировое общественное мнение в пользу мира и против войны. Это может быть лучшим, надежным и эффективным средством обеспечения международного мира и безопасности. Чтобы предотвратить войну, психологию войны необходимо заменить подходом к миру, и в ее обеспечении образование, предполагающее полное и позитивное использование средств массовой информации, может сыграть жизненно важную роль в продвижении мирных международных отношений.

Кроме того, мир должен полностью сосредоточиться на необходимости борьбы со всеми формами международного терроризма.Для этого необходимо объединить понимание, ресурсы и усилия на глобальном уровне. Более того, люди, живущие во всех частях мира, должны сосредоточить свои мысли и энергию на таких ценных целях, как защита всех прав человека для всех и обеспечение реального устойчивого развития посредством расширения взаимного сотрудничества на всех уровнях их отношений.

Мир должен развивать и укреплять способность управления кризисами, полагаясь на все возможные средства мира, принимая мирное сосуществование, характеризуемое постоянным всесторонним сотрудничеством в целях развития, как способ цивилизованной жизни.Терроризм - враг мира, мирного сосуществования и развития. Это враг цивилизованной демократической жизни и развития. Следовательно, его необходимо контролировать и устранять посредством сотрудничества и усилий на глобальном уровне.

Периодические террористические удары почти во всех частях мира в полной мере продемонстрировали сохраняющуюся большую потребность в искоренении бедствия терроризма в нашей жизни и наших жизнях. Люди должны развивать и укреплять свои способности кризисного регулирования в международных отношениях.Национальные государства не достигли полного успеха, позвольте людям и неправительственным организациям принять вызов.

Мирные решения: изучение того, что работает, и адаптация к меняющемуся миру

За последние 70 лет международные рамки обеспечения мира и развития претерпели значительные изменения с учетом изменений в глобальной безопасности и геополитическом ландшафте. Через такие организации, как G7 +, хрупкие и затронутые конфликтами государства мобилизовались, чтобы отстаивать принципы Нового курса и брать на себя ответственность за свое собственное развитие.Появление и рост Африканского союза (АС), Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) демонстрируют растущее понимание важности региональной безопасности и экономической интеграции.

На международном уровне, пожалуй, лучшим нормативным примером является Рамочная программа по поддержанию мира. Закрепленные в двойных резолюциях, принятых в прошлом году Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, соответственно, Рамки поддержания мира представляют собой важный шаг на пути к устранению структурных недостатков многосторонней системы и улучшению взаимосвязи инструментов и мер вмешательства, направленных на обеспечение мира и безопасности, развития и права человека и гуманитарная помощь.

Несмотря на то, что был достигнут значительный прогресс, многосторонняя система сталкивается с новыми проблемами, которые требуют ее дальнейшего развития, чтобы оставаться пригодной для достижения поставленной цели. Затяжные конфликты и сложные транснациональные угрозы, такие как изменение климата и насильственный экстремизм, способствуют перемещению и сохраняют гуманитарные чрезвычайные ситуации. Между тем, растущее неравенство в доходах и усиливающаяся поляризация создают достаточно места для недовольства внутри государств. Растущий национализм и милитаризация в период «холодной войны» обостряют отношения между государствами, и, как следствие, прекращение поддержки и финансирования со стороны доноров и глобальных держав для многосторонних институтов может подорвать важные новые инициативы, такие как Цели в области устойчивого развития (ЦУР) и Парижское климатическое соглашение. . На фоне этой неопределенности четвертый ежегодный Стокгольмский форум по вопросам мира и развития поставил перед собой цель выявить примеры того, «что работает» в предотвращении конфликтов и поддержании мира. Ниже обсуждаются уроки и наглядные примеры из сессий Форума.

Значимое включение маргинализированных групп населения

Инклюзия часто подчеркивается как важнейший элемент миростроительства, но он имеет несколько разных значений. На сессиях форума, в центре внимания которых была инклюзия, была поставлена ​​задача найти практические примеры того, что работает для содействия инклюзивности и как инклюзивность способствует миру.В то время как некоторые сессии были сосредоточены на включении конкретных демографических, экономических, политических или географических групп, другие были сосредоточены на вовлечении субъектов из различных секторов (например, правительства, гражданского общества, негосударственных субъектов, частного сектора) или уровней вовлеченности (т.е. местный, национальный, региональный, международный).

Важность вовлечения женщин в процессы мира и развития поднималась на нескольких заседаниях как с точки зрения прав, так и с точки зрения эффективности недавно предпринятых женщинами инициатив по предотвращению и разрешению конфликтов и правосудию переходного периода.Один из таких примеров, Ситуационный центр для женщин (WSR), был отмечен за его положительное влияние на несколько выборов в Африке. WSR обучает женщин в качестве наблюдателей за выборами и сторонников ненасильственных действий, а также связывает организации гражданского общества с полицией и должностными лицами избирательных комиссий, чтобы контролировать насилие на выборах и координировать ответные меры для предотвращения эскалации. С момента апробации в Либерии в 2011 году WSR рассмотрела тысячи инцидентов и мобилизовала сотни женщин для участия в национальных избирательных процессах.Сессии также определили конкретные механизмы, призванные помочь миротворцам включить гендерную проблематику в свои подходы к миростроительству. Инструмент Better Peace Tool, например, предлагает различные стратегии для преодоления шести структурных препятствий на пути вовлечения женщин в посредничество, предотвращение конфликтов и миротворчество.

В Шри-Ланке извлеченные уроки о важности инклюзии начинают претворяться в жизнь в рамках текущего процесса отправления правосудия в переходный период. Чтобы выявить нарушения, совершенные во время гражданской войны в стране, коренные причины конфликта и другие исторические недовольства, правительство Шри-Ланки привлекло организации гражданского общества для содействия проведению широких консультаций с общественностью.Хотя результаты этих усилий пока неизвестны, они иллюстрируют вновь обретенную попытку увязать национальную повестку дня миростроительства с местными приоритетами и расширить участие гражданского общества. В Колумбии свидетельства успеха более очевидны: достижение мирного соглашения во многом объясняется мобилизацией гражданского общества, особенно женских групп, и тем, как точки зрения общин, выраженные в местных диалогах, подкреплялись официальными переговорами. Хотя первое соглашение было отклонено на референдуме (возможно, что отражает сложность инклюзивности), уровень включения придал легитимность мирному процессу и способствовал его ратификации в конце 2016 года.

Однако не все рассмотренные случаи были положительными. Сессия, посвященная озеру Чад, дала возможность политикам обсудить решения с экспертами по климату. Уменьшение площади озера Чад на 90 процентов с 1973 года привело к усилению конкуренции за ресурсы между скотоводами, рыбаками и фермерами, а недавнее давление привело к высокому уровню перемещения и насилия. Частично из-за отсутствия знаний о текущих инициативах, местные сообщества не смогли отстаивать свои потребности в использовании земли и воды.Тем не менее, эти общины обладают знаниями и жизнеспособностью, необходимыми для поиска устойчивых решений. Участники заседания, посвященного проблеме уязвимости климата, предположили, что региональную небезопасность можно уменьшить, включив сельские общины в инициативы по управлению природными ресурсами и снижению рисков, следуя примеру других общин, столкнувшихся с такой опасностью.

В контекстах, затронутых сокращением пространства - введением формальных и неформальных мер, направленных на ограничение участия гражданского общества, включая нарушение прав на объединение, свободное выражение мнений и мирных собраний - включение гражданского общества является особенно сложной задачей.В некоторых случаях демонстрация солидарности с гражданским обществом со стороны международных субъектов способствовала снятию ограничений, введенных репрессивными режимами. Например, когда защитнице прав египетских женщин Мозн Хассан запретили выезжать в Швецию для получения награды «Правильный образ жизни», вручавшая награду организация поехала в Каир, чтобы провести для нее церемонию награждения. Помимо присутствия на церемонии, представители Европейского союза оказали давление на правительство Египта, чтобы оно сняло обвинения с Хасана, чье дело (и связанный с ним запрет на поездки) в конечном итоге было прекращено.

Негосударственные субъекты (НГБ) также были названы потенциальной группой заинтересованных сторон, которая регулярно исключается из процессов миростроительства и чье разнообразие продолжает мешать программам. Некоторые негосударственные субъекты, такие как вожди племен, предоставляют услуги своим округам, где государственные услуги отсутствуют или недоступны, и должны быть включены в инициативы по реформе сектора безопасности (РСБ) и надлежащему управлению. НГБ, движимые чувством отчуждения, можно было бы дать политическое пространство для участия, но часто этого не происходит.Некоторые ополчения были расформированы и включены в усилия по демобилизации, разоружению и реинтеграции (РДР), такие как Объединенный революционный фронт (ОРФ) и Объединенный гражданский фронт (CUF) в Сьерра-Леоне, хотя, к сожалению, не включают женщин-комбатантов, в то время как другие поддерживались с разными результатами как часть аппарата безопасности государства, в том числе в рамках антиповстанческих усилий. В различных случаях публичные требования о подходах «mano dura» («твердая рука») и репрессивные меры со стороны органов государственной безопасности и правосудия в отношении групп АНБ, причастных к организованной преступности и терроризму, включая вернувшихся боевиков из Сирии, не помогли устранить основные причины насильственного экстремизма и увековечили конфликт, поскольку и государство, и НГБ попирали верховенство закона и нарушали права человека.

Наконец, несмотря на признание ведущими миротворцами того факта, что молодые люди и их взгляды должны быть включены в процессы мира и развития, на Форуме было представлено несколько конкретных примеров того, как сделать это эффективно. Это может быть связано с относительной новизной вовлечения молодежи в сферу миростроительства. Таким образом, это остается сложной задачей, и это будет отражено в планировании Форума в следующем году. Заглядывая вперед, можно сказать, что выполнение резолюции 2250 ООН (S / RES / 2250) должно дать конкретное понимание того, что работает для интеграции молодежи и молодежи в миростроительство.

Почему важна инклюзия: построение качественного мира

Независимо от их направленности, все заседания Форума, на которых инклюзивность считалась хорошей практикой, отражали ее количественные и качественные аспекты. Присутствие за столом или просто в комнате не всегда означает, что отдельный человек или группа влияет на результаты. Как заметил один разочарованный участник: «Сейчас мы участвуем во многих пространствах, куда нас раньше не приглашали. И мы участвуем, участвуем и участвуем.. . но наши голоса не доходят до политик на высоком уровне ». Следовательно, значимое вовлечение должно преодолеть структурное неравенство, чтобы все заинтересованные стороны имели достаточные полномочия, чтобы влиять на принятие решений или иным образом влиять на изменения.

Традиционно миростроительство происходит в постконфликтных условиях, чтобы избежать повторения конфликта. Однако Рамочная программа по поддержанию мира призывает к глобальным действиям по предотвращению «возникновения, эскалации, повторения или продолжения конфликта» с использованием различных инструментов для устранения движущих сил по всему спектру насилия и мира.Этот подход выходит за рамки временных элементов конфликтного цикла и относится к целостным и гибким ответам, необходимым для предотвращения конфликта, часто называемым комплексным подходом (хотя это имеет разное значение для разных участников). Комплексный подход может объединять несколько методов или практик в одно вмешательство или включать множество отдельных вмешательств с дополнительными интегрированными функциями. На заседаниях, посвященных предстоящему отчету ООН и Всемирного банка о Рамках поддержания мира, этот континуум был изучен более подробно, сосредоточив внимание, как и в докладе, на том, что сработало и что работает в предотвращении насилия по всему спектру.

Среди наиболее распространенных подтем в дискуссиях по всестороннему предотвращению конфликтов была важность построения доверия и социальной сплоченности. На заседании по предотвращению насильственного экстремизма участники дискуссии определили три меры по укреплению доверия как особенно эффективные: ( a ) создание механизмов рассмотрения жалоб; ( b ) создание безопасного пространства для диалога между сообществами, организациями гражданского общества и правоохранительными органами; и ( c ) инициативы по борьбе с коррупцией.Первые два укрепляют доверие, устраняя последствия плохого управления. Эффективность борьбы с коррупцией связана с ролью последней в порождении и обострении недовольства, которое связано с радикализацией и использованием коррупции и недовольства воинствующими экстремистскими организациями.

Кроме того, участники заседания по реформе сектора безопасности и правосудия согласились с тем, что коррупция и злоупотребления властью подрывают эффективность институтов государственной безопасности и сектора правосудия и их легитимность в глазах общественности, в то время как действия органов государственной безопасности против предполагаемых террористов подозреваемые группы в различных условиях рассматривались как движущие силы насильственного экстремизма.Точно так же прозрачность расходов на оборону и безопасность может снизить восприятие коррупции и злоупотреблений. Последствия укрепления доверия проявляются в обеспечении общественной безопасности, что, как было показано, способствует укреплению общественного доверия к полиции. Программы охраны общественного порядка в сельских районах Украины и Мьянмы приводились как два примера того, как доверие между местными общинами и силами безопасности повысило легитимность инициатив страны по реформированию.

Новые подходы и адаптации

Вмешательства, основанные на искусстве и технологиях, все чаще используются в сочетании с традиционными методами миростроительства и, в некоторых случаях, в качестве альтернативы им.В Демократической Республике Конго, например, открытые творческие пространства и совместные проекты по созданию фильмов проходили наряду с национальными диалогами по РСБ и РДР и предназначались для женщин, молодежи и лиц, пострадавших от травм, которые не были включены в последний процесс.

Создание искусства позволяет сообществам вместе формировать общественную память и коллективно предвидеть лучшее будущее, которое может пролить свет на пути примирения и восстановительного правосудия. Подходы Peacetech, такие как виртуальный диалог, возможный благодаря вирусным сообщениям на основе искусства и интерактивным технологическим платформам, используются для развития сочувствия и формирования общей идентичности между сообществами в различных странах.Поскольку эти типы вмешательства позволяют участникам создавать или восстанавливать физическое и психологическое пространство, которое было разрушено конфликтом, они могут добиться успеха там, где традиционные вмешательства не могут. В отличие от технических решений, порождаемых многими традиционными вмешательствами, подходы, основанные на искусстве и технологиях, часто реагируют на психологические аспекты конфликта, изменяя восприятие и разрушая повествования о различиях.Они также могут продемонстрировать актуальность миростроительства для `` обычных '' людей (т.е. тех, кто обычно не сидит за столом переговоров), вовлекая недопредставленные сообщества, способствуя дальнейшему вовлечению.

Практики миростроительства постоянно пытаются понять, как измерить эффективность и результативность своей работы. Это зависит от требований доноров и стремления достичь целей, установленных в рамках политики, а также от улучшения опыта сообществ, затронутых конфликтами и нестабильностью. В то время как большинство сессий Форума включали в себя компонент измерения такого рода, в нескольких обсуждениях также указывались доказательства того, что измерение следует использовать для институционального обучения.В обоих контекстах представленные кейсы были сосредоточены на новых способах применения данных и решении проблем, а не на конкретных механизмах сбора данных или на том, как «доказать» эффективность конкретного решения.

Данные о качестве всегда были редкостью в сложных средах. Однако новые технологии делают новые данные и инструменты доступными для миротворцев. На занятии по картированию и системам управления информацией участники узнали об инструменте управления избирательными рисками, который позволяет пользователям загружать данные и создавать карты рисков для разработки стратегий предотвращения и смягчения последствий до выборов.Говоря с точки зрения восстановления, представитель правительства Украины объяснил свои усилия по сопоставлению геокодированных данных о потребностях в миростроительстве и восстановлении в регионе Донбасса с имеющимися ресурсами, существующими проектами и соответствующими местными и международными исполнителями, чтобы целенаправленно и координировать вмешательства. На другом заседании участники дискуссии упомянули CIVICUS, онлайн-платформу, которая отслеживает и сравнивает состояние гражданского пространства в разных странах с течением времени.

Городская группа по статистике государственного управления Прайя, сформированная в 2015 году, имеет мандат ООН на работу с государствами-членами над подготовкой статистики государственного управления на основе надежных и задокументированных методологий, выступающей в качестве сети взаимного обучения и содействия внедрению передовой практики правительствами и их статистическими органами. офисы.Участники отметили, что непропорциональное внимание сообщества миростроителей к количественной оценке воздействия стимулирует инвестиции и стратегии реализации к результатам, которые можно измерить количественно, например к проектам инфраструктуры и учебным занятиям. В миростроительстве устойчивые результаты не всегда можно измерить (немедленно). В этом ключе участники далее подчеркнули необходимость расширения подходов к измерению, чтобы охватить качественные показатели, такие как профилактика и подотчетность или изменения в восприятии или отношении.

Общей характеристикой многих успешных инструментов и подходов, которыми поделились во время Форума, является их гибкость. На занятии по адаптации и итерации участники размышляли о необходимости рассматривать обучение как самостоятельный результат и использовать проблемно-ориентированный подход. Поступая таким образом, миротворцы могут тестировать различные решения и вносить коррективы по мере изменения ситуации на местах и ​​получения новых отзывов. Например, когда политическая ситуация в Ливии изменилась и сокращение гражданского пространства внезапно ограничило возможности организаций гражданского общества, один институт по правам человека решил изменить свою модель финансирования для поддержки отдельных лиц, а не институтов, что позволило продолжить правозащитную работу в странах. страна.

Учреждения, которые успешно внедрили итерацию и адаптацию в свои организационные стратегии, часто делают это, увеличивая сроки разработки программ, обеспечивая гибкость в реализации и повышая устойчивость к риску. Это находит отражение в укомплектовании персоналом и обучении, переходе от «экспертной» модели к процессам, которые способствуют развитию коллективного разума и создают пространство для обучения.

Например, в рамках Omidyar Group организации выстраивают свою системную практику, которая позволяет им применять интерактивный и адаптивный подход к осуществлению социальных изменений.Один из выводов заключался в том, что итерация и адаптация требуют децентрализованного принятия решений, поэтому те, кто ближе всего к вмешательству и получает лучшую обратную связь, имеют больше полномочий. Кроме того, процесс разработки стратегии начинается с получения системного понимания их контекста как средства для лучшего поиска возможностей для использования рычагов, которые затем служат основой для построения их стратегий и действий. Это также дает информацию о том, как команды приспосабливаются честно по мере того, как они узнают больше о своем контексте.

Выводы

В отличие от других моделей «передовой практики», которые предполагают, что решения из одного контекста обязательно приведут к аналогичным результатам в другом, фокус Форума на том, «что работает», был призван способствовать конструктивному диалогу об эффективных процессах и инновационных применениях инструментов миростроительства, которые могут быть адаптированным для решения схожих проблем в разных контекстах.

Приведенные выше и многие другие примеры, обсуждавшиеся на Форуме, демонстрируют, как значимое включение маргинализированных групп населения, построение доверия, новые инструменты и подходы, а также интеграция обучения и инноваций в дизайн могут способствовать прогрессу в достижении Рамочной основы поддержания мира, несмотря на текущие геополитические ограничения.Эти концепции вместе с рекомендациями и ключевыми выводами отдельных сессий получат дальнейшее развитие в докладе Стокгольмского форума по вопросам мира и развития за 2017 год, который выйдет в августе 2017 года.

Глобальный конфликт: причины и решения для мира.

В этой статье мы поговорим с Кристийной Ринтакоски, исполнительным директором Инициативы по управлению кризисами (запущенной лауреатом Нобелевской премии президентом Марти Ахтисаари) о глобальном конфликте, его связи с экономическим неравенством, изменением климата и энергетикой.Мы говорим о динамике конфликтов и кризисных ситуаций, а также о том, как такие организации, как CMI, строят мир на международном уровне.


Возможно, больше, чем когда-либо в нашей истории, наш мир вовлечен в конфликты. От Великобритании и США, вовлеченных в войну в Афганистане и Ираке, до восстаний в Алжире, Бирме и Колумбии, гражданских войн в африканских странах и конфликтов между людьми в Китае, Иране и Израиле, мы видим, что мы находимся в хрупком ландшафте.

За последнее столетие этому способствовал ряд аспектов развития гуманитарных наук, в том числе:

Экономика: От раннего колониализма до современного капитализма наш западный экономический рост часто был в ущерб другим странам, где, например, мы агрессивно приобретали активы, создавали торговые пути или использовали экономический масштаб для искусственного дешевого приобретения продуктов, активов и услуг.Эти процессы, создавая большое богатство и развитие в Европе и США, усугубили бедность и экономическое неравенство во многих странах, создав большую напряженность и потенциал для конфликтов.

Сельское хозяйство и энергетика: Наш мир сильно зависит от сельского хозяйства и энергетики. Оба эти класса активов пользуются огромным спросом, и их защита и развитие становятся предметом серьезных дискуссий. Население и экономический рост также создают огромную нагрузку на эти активы, поскольку наш мир близок к тому, чтобы потреблять больше, чем можно было бы обеспечить.

Технологии: Хотя технологии были огромным фактором глобального развития, они также сделали нашу несправедливость и неравенство более заметными для внешних и внутренних участников в любой ситуации.

Изменение климата: Теперь это становится реальной и серьезной проблемой, когда миллионы людей во всем мире становятся перемещенными из-за климатических воздействий.

Религия, управление и политика: эти проблемы и связанные с ними темы прав человека, справедливости и т. структура общества.

Итак, как же человечество будет двигаться вперед, чтобы найти решения для конфликтов?

Посмотреть биографию интервьюируемого

CMI (The Crisis Management Initiative) была основана в 2000 году ее председателем, президентом Марти Ахтисаари (лауреат Нобелевской премии мира 2008 года и президент Финляндии в 1994–2000 годах). Организация фокусируется на вопросах, имеющих решающее значение для создания устойчивого мира и безопасности, и внесения стратегического вклада в потенциал местных, региональных и международных субъектов, действующих в раздираемых войной и охваченных конфликтами обществах, посредством превентивной дипломатии, мирного посредничества и государственного строительства.

В конфиденциальном интервью мы поговорили с г-жой Кристийной Ринтакоски, исполнительным директором Crisis Management Initiative, о глобальном конфликте, его связи с экономическим неравенством, изменением климата и энергетикой. Мы говорим о динамике конфликтов и кризисных ситуаций и о том, как такие организации, как CMI, строят мир на международном уровне.

О конфликтах и ​​мире:

В: Каковы основные причины конфликтов, которые мы видим во всем мире?

[Kristiina Rintakoski] Все конфликты различаются своей историей и причинами.Я думаю, что неравенство внутри общества и между регионами стало основной причиной конфликта, усугубляемого быстрым распространением информации, поскольку люди (теперь) больше осведомлены о неравенстве. Экономические, социальные и экологические тенденции объединяются, например, при рассмотрении конкуренции за ресурсы и изменения климата (последнее усиливает нехватку ресурсов, что приводит к политическому конфликту). Хрупкость государства по-прежнему является ключевым источником внутренних конфликтов, нестабильности и человеческих страданий.

Q: Как вы подходите к примирению сторон, которые имеют, казалось бы, непримиримые разногласия?

[Кристина Ринтакоски] Наша стратегия состоит в том, чтобы попытаться найти элементы, которые могут создать общую основу, общую повестку дня, которая затем может укрепить уверенность сторон в совместной работе.Часто общая повестка дня исходит из вопросов, находящихся за пределами источника конфликта, таких как экономическое и социальное благополучие, но именно в этих областях есть интересы всех сторон (хотя часто именно эти области вызывают конфликт. ). Еще одна стратегия, которую мы унаследовали от нашего председателя, президента Мартти Ахтисаари, заключается в поиске практических решений политических споров, основанных на повседневных реалиях конфликтных ситуаций. Эти стратегии могут уменьшить напряженность между сторонами и сосредоточиться на мышлении, ориентированном на решение.

В: Что нужно для установления мира? И какова роль разрешения конфликтов в вашей общей стратегии?

[Kristiina Rintakoski] Фундаментальной отправной точкой является признание того, что внешние субъекты редко могут создать мир, и местная ответственность в разрешении конфликтов жизненно важна. С одной стороны, это стало частью нашей практики миростроительства, но по сути роль людей в конфликтующих обществах имеет решающее значение. Вы не можете импортировать мир, он создается в обществе.

Существует также ряд ключевых вопросов, которые необходимо решить в рамках устойчивого мирного процесса. Физическая безопасность часто является главным приоритетом, создавая пространство для социальных процессов и процессов. Создание законности, надлежащего управления и демократической политической системы требует времени и терпения. Иногда то, что происходит слишком поздно и не получает должного внимания, - это восстановление экономики, гарантирующее средства к существованию отдельным лицам в обществе. Такие понятия, как демократия и права человека, всегда будут оставаться довольно абстрактными, если вы не можете прокормить свою семью.Поэтому важно обеспечить создание рабочих мест и защиту средств к существованию на ранних этапах процесса.

В: Как вы работаете вместе с правительствами, наднациональными странами (например, ООН) и вооруженными силами?

[Кристина Ринтакоски] Особенность CMI заключается в том, что мы не лоббирующая организация, мы действительно стремимся к сотрудничеству и работаем вместе с правительственными, военными и гражданскими субъектами в любой ситуации. Важно отметить, что эти организации финансируют нашу деятельность, но не в смысле «субподряда».Там, где мы можем повысить ценность таких ситуаций, как мирное посредничество и государственное строительство, мы можем получить финансирование от правительств для выполнения конкретных миссий. Мы также работаем с разработкой политики и поддержкой, например, мы работаем с европейскими учреждениями над созданием посреднического потенциала для ЕС, и аналогичным образом мы работаем с Африканским союзом в области превентивной дипломатии и посредничества. Мы поощряем прозрачность и обмен информацией, но важно отметить, что во многих местах неправительственные субъекты (такие как мы) не сталкиваются с теми же ограничениями, что и государственные субъекты, и поэтому мы можем быть более гибкими.Мы стремимся дополнять эти организации, признавая наш относительно небольшой размер, но отличную международную сеть. Вместе мы создаем коллективный потенциал миростроительства.

Об угрозах:

В: Находимся ли мы сейчас под угрозой более сложных угроз? Например, кибертерроризм, финансовый терроризм и т. Д.?

[Кристина Ринтакоски] Сейчас мы живем в условиях большой неопределенности, которая будет увеличиваться. Трудно смотреть на относительную природу «традиционных» угроз по сравнению с «новыми», но кибертерроризм и финансовый терроризм, безусловно, являются частью общей картины.Важно обратить внимание на причины конфликтов, проблемы хрупкости государства, несправедливости и неравенства, которые влияют на ЕС и глобальную безопасность и прочно связаны с такими проблемами, как терроризм (порождая его не только в зонах конфликтов, но и в нашем обществе). . Однако как общество мы должны быть готовы к угрозам, которые мы не можем себе представить, мы должны повышать устойчивость не только в развитых странах, но особенно в зонах конфликтов. Мы, как страны, должны также учитывать, например, то, как изменение климата и финансовый кризис влияют на них [конфликтующие и развивающиеся страны].

О технологиях:

В: Насколько важны технологии в вашей общей стратегии? И есть ли какие-то нововведения, которые, по вашему мнению, могут существенно повлиять на управление кризисами и конфликтами?

[Kristiina Rintakoski] Я думаю, что технологии недостаточно используются в построении мира и государственном строительстве, но важно держать их в контексте как инструмент. Чтобы получить максимальную отдачу от технологий, у вас должны быть процессы, поддерживающие их, и часто проблема заключается в том, что вы внедряете технологию без процесса, и это никого не уводит.Технологии должны быть средством поддержки местной и национальной администрации, у которой могут быть ограниченные ресурсы. В этих условиях технологии расширяют их возможности по предоставлению услуг и администрированию, а также повышают прозрачность и подотчетность в рамках этих процессов.

Глядя на потенциал кардинальных изменений. Со стороны респондентов, технологии обеспечивают более высокий уровень взаимодействия между агентствами, но это далеко не безупречный процесс. Если посмотреть на регионы конфликтов и развития, связь играет большую роль.В Африке, например, возможность подключения обеспечивается преимущественно за счет мобильных технологий, и это окажет огромное влияние на поиск решений для этих стран. Технологии - это один из самых больших разрывов, разделяющих западные общества и развивающиеся страны, улучшение которых поможет найти решения также в сфере образования и государственного управления.

В СМИ:

В: Как вы воспринимаете СМИ в контексте глобального кризиса и конфликта?

[Kristiina Rintakoski] Это не черное и белое, средства массовой информации могут играть исключительно положительную роль, но также могут быть очень вредными.Одним из основных положительных моментов является повышение уровня осведомленности и видимости ситуаций, в частности, передачи нарушений прав человека и других внутренних проблем. Это затрудняет закрытие глаз или отрицание знания и означает, что мы (как общество) должны реагировать, если правительства не защищают своих граждан; это приносит чувство ответственности. Мы также видим это там, где, например, когда похищают миротворцев, давление средств массовой информации может помочь добиться успеха. Однако отчет должен быть фактическим и уместным.Между практикующими и СМИ должен быть хороший диалог. Например, глядя на наши переговоры между правительством Индонезии и народом провинции Ачех, «ничего не было согласовано до того, как все было согласовано». Мы ограничили количество комментариев в СМИ со стороны партий, защищая нашу переговорную среду и предотвращая любые ложные победы в этом процессе. Это хороший пример того, как иногда нужно сохранять конфиденциальность в ситуации.

В: Считаете ли вы, что более широкое освещение конфликтов и кризисов вредит ожиданиям их разрешения?

[Кристина Ринтакоски] Никогда не знаешь, сколько времени займут эти процессы.Наши переговоры в Индонезии были относительно короткими, но часто могут длиться долго. СМИ часто отвлекают внимание, когда партиям нужно сосредоточить внимание на реальном процессе. Это часто может создать ожидания и импульс, который вынуждает стороны отказаться от процессов, чтобы иметь дело с ситуациями на родине, защищая позиции и разрешая ситуации, это может быть чрезвычайно вредным для процесса.

В более широком мире:

В: Как такие проблемы, как изменение климата, энергия и рост населения, влияют на кризисы и конфликты?

[Кристийна Ринтакоски] Это огромные области, представляющие интерес для нас, с точки зрения того, как эти вопросы влияют на политический конфликт.Изменение климата во многих областях влияет на доступность продуктов питания и те модели поведения, которые вы ожидаете увидеть в обществе, такие как землевладение, скотоводство и т. Д. Эти вопросы значительны, и важно, чтобы прилагались более активные усилия для понимания связи конфликтов и климатических тенденций. Это не только влияет на развивающиеся страны, но и может обострить глобальный конфликт.

Вопросы энергетики влияют на мышление, особенно в промышленно развитых странах, и являются фундаментальной проблемой, представляющей национальный интерес.Страны могут идти на компромиссы, чтобы получить доступ к энергии, и это также может повлиять на готовность наций вмешаться и повлиять на конкретную политику в рамках разрешения конфликта

—————————————————

Ясно то, что необходимо лучше понимать сложность конфликта и его конкретные проблемы, прежде чем мы сможем приблизиться к достижению мира. Президент Ахтисаари описывает: «… международное сообщество продемонстрировало свою неспособность разрешать конфликты и строить устойчивый мир во многих странах и регионах мира.Между тем могут вспыхнуть новые конфликты, требующие международного вмешательства. Никогда еще у международного сообщества не было такой острой потребности в совместной работе по выработке новаторских решений и практических мер реагирования на эти кризисы. Это требует координации между международными участниками и необходимости поиска общих средств и общего языка, а также многогранных и многодисциплинарных подходов к проблемам. Ни один политический кризис или конфликт нельзя разрешить, не стремясь также создать экономические возможности и занятость как средства обеспечения устойчивой безопасности.”

Эти экономические возможности и практические решения должны, однако, иметь дело с огромной сетью проблем, которые взаимодействуют, создавая, обостряя и распространяя конфликты. Рассмотрим некоторые из наиболее важных факторов:

Экономическое равенство: Эти вопросы имеют решающее значение, поскольку экономический рост и устойчивость часто являются ключевыми факторами успеха страны в обеспечении мира и стабильности. Чтобы поместить это в контекст и дать меру уровня неравенства из шести мировых.7 миллиардов населения (которое растет огромными темпами), около 22% живут за чертой бедности (зарабатывая менее 1,25 доллара в день), при этом 85% живут в странах с низким и средним уровнем дохода (зарабатывая менее 3705 долларов ВНД на душу населения). ПРИМЕЧАНИЕ: Всемирный банк подсчитал, что ВНД США и Великобритании в 2008 году составлял 47 580 долларов США и 45 390 долларов США соответственно.
Недавний финансовый кризис вызвал серьезную озабоченность по поводу экономических решений, так как финансовая поддержка конфликтующих регионов сокращается, и возводятся протекционистские торговые барьеры.Как объясняет президент Ахтисаари, «нынешний мировой финансовый кризис повысил риск серьезной геополитической нестабильности. Многие регионы и страны, наиболее пострадавшие от вывода капитала с развивающихся рынков и краха международной торговли, уже являются нестабильными, и многие из них только-только вышли из многолетнего конфликта. Растущее неравенство между странами и внутри общества усугубляет существующие разногласия. Потеря благосостояния и возможностей трудоустройства ведет к потере надежды и веры в будущее среди уязвимых слоев населения.Это, в свою очередь, способствует росту фундаментализма и насилия и создает питательную среду для преступности, терроризма и войны. Мы рискуем потерять поколение из-за этого финансового кризиса. А с глобализацией и усилением взаимозависимости между странами насилие в одном регионе окажет влияние на другую часть мира ».

Подробнее об этом читайте в нашем интервью в декабре 2008 года с профессором Вимом Науде (старшим научным сотрудником и директором проекта Всемирного института исследований в области развивающейся экономики Университета Организации Объединенных Наций), который говорил об экономике развивающихся стран в Мировой финансовый кризис Щелкните для просмотра

Устойчивое развитие сельского хозяйства и изменение климата: В настоящее время почти миллиард человек в мире голодает, и более пяти миллионов человек ежегодно умирают от голода.Отсутствие сельскохозяйственного развития, безусловно, является фактором, но изменение климата также снижает жизнеспособность земель, делая невозможным выращивание высоких урожаев без значительных инвестиций в ирригацию. С учетом быстро растущего населения и растущего спроса на сельское хозяйство эту проблему необходимо решать. Изменение климата также может привести к перемещению многих миллионов людей, преимущественно в слаборазвитых районах, что также приведет к серьезным конфликтам, поскольку регионы, уже подвергшиеся стрессу, пытаются справиться с наплывом (включая западный мир).

Пример: The Economist (май, 2009 г.) «Богатые импортеры продовольствия приобретают обширные участки сельскохозяйственных угодий бедных стран. Это выгодные иностранные инвестиции или неоколониализм? » - Щелкните для просмотра

Энергетическая и ресурсная безопасность: мы становимся в глобальном масштабе все более зависимыми от энергии, и мы не можем недооценивать тот факт, что «западные» общества становятся зависимыми от своих развивающихся и страдающих от конфликтов соседей в обеспечении их нефтью и природными ресурсами. Ресурсы. Эта зависимость и лежащие в основе отношения будут иметь огромное влияние на то, как разрешаются конфликты, поскольку вмешивающиеся страны ставят энергию и ресурсы в свою повестку дня.

Пример: The Economist (июль 2009 г.) «Иностранные нефтяные компании в Ираке» - щелкните, чтобы просмотреть

Правосудие и права человека: уровень несправедливости (во всех ее формах) и продолжающиеся нарушения прав человека, происходящие во всем мире, усугубляют стресс от конфликта и отдаляет стороны и население от мира.

Тем не менее, одним из самых интересных факторов является технология. Это поколение, как никогда ранее, способно общаться глобально, мгновенно и относительно беспрепятственно.Это означает, что не только те, кто находится в конфликтных регионах, могут сообщить миру о своем тяжелом положении, но это означает, что мы, как глобальная аудитория граждан и организаций, больше не можем закрывать глаза на то, что происходит. Как сказал Далай-лама: «Более широкий, более альтруистический подход очень актуален в современном мире. Если мы посмотрим на ситуацию с разных сторон, таких как сложность и взаимосвязанность природы современного существования, то мы постепенно заметим изменение в нашем мировоззрении, так что когда мы говорим «другие» и когда мы думаем о других , мы больше не будем отвергать их как нечто, не имеющее отношения к нам.Мы больше не будем оставаться равнодушными ». Мы сами видим, как это разыгрывается, поскольку десятки тысяч людей, часто не имеющих прямой связи с конфликтом, будут маршировать в городах от имени тех, кого преследуют за тысячи миль.

Наряду с предоставлением нам (как аудитории) возможности понимать конфликты, технологии также обеспечивают критически важное звено поддержки в построении мира, как сказала г-жа Ринтакоски в нашем интервью: «… внешние участники редко могут создать мир, местные жители ситуация должна произойти ».Сейчас мы видим, что сами народы, использующие совместные и коммуникационные технологии, получают достаточные возможности для создания импульса, необходимого для эффективного участия в процессе урегулирования конфликтов и миростроительства. Импульс населения часто является необходимым стимулом, как заметил Дуайт Эйзенхауэр в XIX веке: «Мне нравится верить, что люди в долгосрочной перспективе будут делать больше для содействия миру, чем наши правительства. В самом деле, я думаю, что люди так сильно хотят мира, что на днях правительствам лучше уйти с дороги и позволить им его добиться.”

Такие организации, как CMI, которые понимают, что гуманность - это ключ к успеху, упорно работают по всему миру, применяя новаторский подход к установлению мира. Они не пытаются излечить непримиримые разногласия во мнениях, они не пытаются подорвать борьбу разных сторон, но они находят общую почву, в которой (в целом) заинтересованы все стороны, то есть благополучие и условия жизни своих граждан. . Именно этот процесс работы для достижения общих целей может способствовать установлению мира, позволяя сторонам двигаться вперед с новым чувством цели.Мы видели успех этого подхода даже в нашей недавней истории. Проблемы в Южной Африке были связаны с проблемами, которые, казалось бы, было невозможно решить, лекарство предполагало сотрудничество между сторонами в очень защищенных дискуссиях, чтобы работать вместе для достижения общей цели. Сам Нельсон Мандела заметил: «Если вы хотите заключить мир со своим врагом, вы должны работать со своим врагом. Тогда он станет вашим партнером ».
Цитируется высказывание Джона Ф. Кеннеди: «Мир - это ежедневный, еженедельный, ежемесячный процесс, постепенно меняющий мнения, медленно разрушающий старые барьеры, незаметно возводящий новые структуры.Факты остаются фактами, мир (в большинстве случаев, который мы видим) займет не просто месяцы, а во многих случаях годы и поколения, поскольку устойчивая экономика и управление развиваются в сочетании с образованием и поколением, которое следует за ним с новым общим импульсом.

«Если мы хотим учить настоящему миру в этом мире, - сказал Махатма Ганди, -… и если мы хотим вести настоящую войну против войны, нам придется начать с детей».

Причина войны, условие мира или и то, и другое?

Теория баланса сил - где власть распределяется поровну между соответствующими субъектами - это концепция, имеющая решающее значение для изучения международных отношений и войны.При изучении применительно к девятнадцатому веку мы можем увидеть, что эта концепция является важной частью как современной, так и современной литературы, мышления и политики. При анализе по отношению к этой эпохе - времени, когда «не происходило ни общей, ни системной» [1] войны, теория была принята как причина войны, условие мира и их сочетание. Возможно, окончательные выводы субъективны, но необходимо изучить несколько факторов, чтобы получить надлежащий обзор применения теории к настоящему времени.

Если мы исследуем его в связи с тем, что он является причиной войны, есть существенные области, в которых есть свидетельства, позволяющие предположить, что это жизнеспособный аргумент. Первая из них - это так называемая «дилемма безопасности» - концепция, обычно интегрированная в баланс сил. Мы видим, что эта эпоха характеризовалась представлением о том, что, поскольку «все государства могут в любое время применять силу, все государства должны быть готовы к этому» [2]. Создавшаяся атмосфера страха проявлялась в гонке вооружений, формировании союзов и во многих случаях открытых конфликтах.Это стало возможным благодаря природе анархической системы европейской международной политики. Эта система, с тех пор как Вестфальское искоренение папства и Священной Римской империи как лидеров европейской политики, характеризовалось отсутствием более высокого авторитета, чем национальное государство, что означало, что каждое образование было суверенным. Вывод из этого хорошо известен аналитикам, и поэтому логично предположить, что «в анархии безопасность является высшей целью» [3]. Отсутствие общего авторитета означало, что в регионе доминировала система самопомощи, состоящая из альянсов и военной силы, и идея о том, что война была «следствием баланса сил» [4], в результате чего к ней часто обращались как к решению об угрозе равновесию международной системы, что, в свою очередь, подтверждает идею о том, что теория баланса сил выступала в качестве причины войны в девятнадцатом веке.

Эта идея тесно связана со следующей областью споров. Поскольку это правда, что «власть… имеет значение для родственников» [5], это побуждало государственных деятелей делать все возможное, чтобы укрепить и укрепить свои собственные позиции. Следовательно, использование союзов и коалиций было фундаментальной стратегией того времени. Государства создавали союзы для немедленных целей, а затем меняли их, когда представлялась лучшая возможность. Хотя это, возможно, не было таким изменчивым, как предыдущее столетие, оно все же было фактором - например, Великобритания и Россия воевали как союзники против Франции до 1815 года, в то время как сорок лет спустя (1854–1856 гг.) Великобритания и Франция теперь были союзниками, сражавшимися с Россией.Хотя утверждалось, что эта система поощряла мир, обязательства союзов привели к войне в областях, выходящих за рамки чисто национальных интересов, хорошим примером чего может быть огромный вклад Франции в дело Сардинии и Пьемонта в войне 1859 года с Австрией. Таким образом, это добавляет к идее, что концепция баланса сил выступала в качестве причины войны в Европе девятнадцатого века, поскольку этот поиск «геополитического противовеса» [6], следовательно, сделал войны более частыми, а не меньшими, поскольку у государств было больше территорий. где конфликт мог - и действительно - возник.

Две довольно незначительные проблемы, связанные с предыдущими аргументами, также имеют значение. Империализм, доминирующая сила в ту эпоху, оказал значительное влияние на баланс сил в Европе, несмотря на то, что большая часть активности происходила за пределами континента. Империализм, возможно, сделал «систему неработающей и более вероятной всеобщую войну» [7], поскольку стремление европейских держав к Империи расширило потенциал конкуренции с регионального на глобальный уровень. Еще один фактор, о котором следует упомянуть, - это хрупкость баланса.Сосредоточенная главным образом на объединении Германии, которое создало «структурные факторы, затрудняющие поддержание статус-кво» [8], система в конечном итоге оказалась сильной настолько, насколько сильны ее участники, которые на практике не смогли сохранить равновесие. в конце века. Хотя это, возможно, нарушение международного равновесия, а не самой системы, тем не менее, оно выступает в качестве поддержки (наряду с фактором империализма) аргумента о том, что концепция баланса вызвала войну.

И наоборот, баланс сил можно законно рассматривать как условие и компонент мира. Первая область этого аргумента сосредоточена на явной снисходительности, проявленной к побежденным силам за столом переговоров на протяжении столетия. Например, на Венском конгрессе в 1815 году Франции, несмотря на то, что Европа пережила почти два десятилетия беспрецедентного кровопролития, было разрешено вернуться к ее довоенным границам, и впоследствии она вернулась к статусу великой державы в следующие десятилетия.В основном это было связано с убеждением, что теория баланса сил должна использоваться «для управления и сдерживания как противников, так и союзников» [9]. Другими словами, ни одно государство не желало, чтобы какой-либо другой - даже союзник - получил возможность усилить свое влияние в вакууме власти, который должен был создать поражение великой державы (такой как наполеоновская Франция). После урегулирования 1815 года великие державы в так называемом «европейском концерте» активно пытались посредством конгрессов и общей дипломатии «сохранить баланс сил, который был определен территориальным урегулированием (1815 года)» [10].Следует также отметить, что это всегда было успешным, поскольку исследование событий 1839-40 годов показывает, что Франция, оскорбленная своим невмешательством в интервенцию четырех держав в неудавшийся режим османского султана, приняла участие в нескольких действиях, которые намекнул, что готовился к войне, но «когда концерт четырех держав продолжался, Франция отступила» [11]. Таким образом, мы можем видеть, что баланс сил можно законно рассматривать как условие мира в этой области, поскольку стремление европейцев обеспечить баланс после конфликта означало, что неформальная система коллективной безопасности была создана после крупных войн (с различной степенью успеха).

Еще одна область аргументов, частично связанная с вышеприведенным разделом, заключается в том, что система была «призвана обеспечивать стабильность» [12]. Есть законный аргумент, что это не так, то есть постоянное стремление к балансу привело к «дилемме безопасности», о которой говорилось выше. Однако есть свидетельства того, что это, по крайней мере, в некоторых случаях, было правдой. Такие события, как подавление французской агрессии в 1839-40 гг. (О чем говорилось выше), а также европейское вмешательство в Османскую империю (несмотря на общее противодействие ее существованию) подтверждают эту точку зрения.Мы можем видеть, что государства были готовы допустить мелкие пренебрежения и давнее национальное соперничество, которое в предыдущие эпохи могло привести к прекращению войны ради более широкой стратегической стабильности. Хорошим примером этого может служить просчитанное милосердие прусского канцлера Бисмарка по отношению к австрийцам после их сокрушительного поражения при Садовой, мотивированное не состраданием, а страхом, что разрушение Австрии уничтожит полезную политическую единицу, которая сдерживала его юго-восток. фланг. Эта позиция, характеризующаяся концепцией Бисмарка realpolitik (принятие решений, основанных на практической реальности, а не на укоренившихся предпочтениях), была описана некоторыми как «логический… ответ европейских государственных деятелей на проблему управления государственной системой» [13].Можно с полным правом сказать, что он во многих отношениях обеспечивал европейский мир гораздо чаще, чем это было возможно раньше. Система была хрупкой и уж точно не защищенной от дурака, как показывают такие события, как Крымская война, но стремление к стабильности с помощью дипломатии, тем не менее, было неотъемлемым фактором европейской государственной мудрости, и поэтому его нельзя игнорировать при изучении влияния баланса сил. как условие мира, как признание вопросов стабильности часто сдерживает вспыльчивое желание войны.

Есть последняя область, о которой говорилось выше, которая не может быть приписана ни одной из сторон, но, тем не менее, должна быть исследована при изучении влияния баланса сил в девятнадцатом веке. Дело в том, что это не всегда было решающим фактором в европейских международных отношениях той эпохи - не существовало «правила баланса сил», которое означало, что государства всегда действовали определенным образом, реагируя на определенные триггеры. Если мы изучим один случай - объединение Германии в начале 1870-х годов, - мы сможем добавить этому пункту уверенности.В данном случае Пруссия, которая неуклонно росла в своем могуществе в течение последнего десятилетия и была главным действующим лицом в двух европейских войнах в это время (что особенно ужасно, учитывая, что войны в XIX веке, как было отмечено, нечасты. во введении) было разрешено атаковать и победить Францию ​​и использовать политический импульс для объединения оставшихся южных государств и создания имперской Германии. Это событие, которое в одночасье сделало Германию сильнейшей державой Европы; тем самым создавая «неразрешимую проблему для европейского баланса» [14], другие великие державы не встретили сопротивления.Не было международного осуждения или вмешательства, как можно было бы ожидать от государств, которые в 1815 году согласились обеспечить соблюдение границ наций коллективно, в основном из-за других факторов (слишком подробных, чтобы вдаваться в подробности), которые влияли на европейскую политику в то время. Хотя это всего лишь единичный случай, он действительно служит для закрепления поставленной мысли, и хотя может показаться ненужным делать то, что многие считают очевидным, - что баланс сил не всегда диктует положение, - он должен тем не менее, следует признать, если мы хотим эффективно рассмотреть влияние баланса сил на европейскую войну и мир XIX века.

В заключение отметим, что баланс сил играл решающую роль в политике XIX века, поскольку соображения теории влияли на широкий спектр политик, будь то воинственные, пацифистские или даже косвенные, такие как экономический и технологический прогресс нации. . Впоследствии эта концепция сыграла центральную роль в политическом мышлении того времени, а также в историческом анализе сегодняшнего дня. Что касается вопроса, мы можем видеть, что соображения баланса сил повлияли на решения о военных ответных действиях - например, британское вмешательство в Крым в 1856 году - а также составили неотъемлемую часть целей великих держав в отношении мира. стол - например, на Венском конгрессе 1815 года и на последующем Европейском концерте.Таким образом, в значительной степени согласовано, что баланс сил был как причиной войны, так и условием мира в девятнадцатом веке, поскольку трудно - если не невозможно - приписать теорию полностью любому фактору, который были во многих отношениях неотделимы в применении к конкретным случаям.

Библиография

  • Литтл, Ричард Баланс сил в международных отношениях (2007)
  • Шредер, Пол, «Международная политика: мир и война 1815-1914», в Бланнинге, Т., Девятнадцатый век: Европа 1789-1914 (2000)
  • Собек, Дэвид, Глава 3 «Баланс сил», в Причины войны (2009).
  • Вальс, Кеннет Н. «Глава шестая: Анархические порядки и баланс сил» из Theory of International Politics (1979), p102-129.
  • Восе Галик, Эдвард, Европейский классический баланс сил (1955)

Написано: Гарри Бути
Написано в: Королевский колледж Лондона
Написано для: Dr Ruth Deyermond
Дата написания: ноябрь 2010 г.


[1] p158 , Schroeder, Paul, "International Politics: Peace and War 1815-1914", in Blanning, T., Девятнадцатый век: Европа 1789-1914 (2000)

[2] P102, Waltz, Kenneth N. «Глава шестая: Анархические порядки и баланс сил» из теории международной политики (1979)

[3] p126, Waltz, Kenneth N. (1979)

[4] P88, Восе Галик, Эдвард, Европейский классический баланс сил (1955)

[5] P 68 Собек, Дэвид, Глава 3 «Баланс сил», в Причины войны (2009)

[6] P72, Собек, Давид (2009)

[7] P188, Шредер, Пол, (2000)

[8] P118 Литтл, Ричард Баланс сил в международных отношениях (2007)

[9] P159 Пол Шредер (2000)

[10] P114 Ричард Литтл (2007)

[11] P163 Пол Шредер (2000)

[12] P72 Собек, Давид (2009)

[13] P299 Восе Галлик, Эдвард (1955)

[14] P116 Пол Шредер (2000)

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Мир и безопасность | Организация Объединенных Наций

«Спасать грядущие поколения от бедствий войны» - одни из первых слов Устава ООН (в его преамбуле), и эти слова были главной мотивацией для создания Организации Объединенных Наций, основатели которой пережили разорение двух мировые войны к 1945 году.С момента создания ООН 24 октября 1945 года (дата вступления в силу ее Устава) к Организации Объединенных Наций часто обращались с призывом не допустить перерастания споров в войну или помочь восстановить мир после начала вооруженного конфликта, а также способствовать прочному мир в обществах, переживших войны.

Совет Безопасности

На протяжении десятилетий ООН помогла положить конец многочисленным конфликтам, часто благодаря действиям Совета Безопасности - органа, несущего основную ответственность, согласно Уставу Организации Объединенных Наций, за поддержание международного мира и безопасности.Когда он получает жалобу на угрозу миру, Совет сначала рекомендует сторонам добиваться соглашения мирными средствами. В некоторых случаях расследование и посредничество проводит сам Совет. Он может назначать специальных представителей или просить Генерального секретаря сделать это или использовать его добрые услуги. В нем могут быть изложены принципы мирного урегулирования.

Когда спор приводит к драке, первая забота Совета - как можно скорее положить ее конец. Во многих случаях Совет издавал директивы о прекращении огня, которые помогали предотвратить крупные боевые действия.Он также развертывает миротворческие операции ООН для снижения напряженности в неспокойных районах, разделения противостоящих сил и создания условий для устойчивого мира после достижения урегулирования. Совет может принимать решения о принудительных мерах, экономических санкциях (например, торговых эмбарго) или коллективных военных действиях.

Генеральная Ассамблея

Согласно Уставу Генеральная Ассамблея может давать рекомендации по общим принципам сотрудничества для поддержания международного мира и безопасности, включая разоружение, и для мирного урегулирования любой ситуации, которая может нанести ущерб дружественным отношениям между странами.Генеральная Ассамблея может также обсудить любой вопрос, касающийся международного мира и безопасности, и дать рекомендации, которые Совет Безопасности в настоящее время не обсуждает.

В соответствии со своей резолюцией «Единство во имя мира» от ноября 1950 года (резолюция 377 (V)) Генеральная Ассамблея может также принять меры, если Совет Безопасности бездействует из-за того, что один из постоянных членов проголосовал против, в случае, если кажется, что существует угроза или нарушение мира, или акт агрессии.Ассамблея может немедленно рассмотреть этот вопрос, чтобы дать членам рекомендации относительно коллективных мер по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности.

Генеральный секретарь

Устав уполномочивает Генерального секретаря «доводить до сведения Совета Безопасности любой вопрос, который, по его мнению, может угрожать поддержанию международного мира и безопасности». Одна из наиболее важных ролей, которую играет Генеральный секретарь, - это использование его "добрых услуг" - шагов, предпринимаемых публично и в частном порядке, которые опираются на его независимость, беспристрастность и честность, чтобы предотвратить возникновение, эскалацию или распространение международных споров.

Предотвращение конфликтов

Основными стратегиями предотвращения перерастания споров в конфликт и предотвращения его повторения являются превентивная дипломатия и превентивное разоружение. Превентивная дипломатия относится к действиям, предпринимаемым для предотвращения возникновения или перерастания споров в конфликты, а также для ограничения распространения конфликтов по мере их возникновения. Он может принимать форму посредничества, примирения или переговоров.

Превентивная дипломатия

Раннее предупреждение является важным компонентом предотвращения, и Организация Объединенных Наций внимательно следит за развитием событий во всем мире, чтобы обнаруживать угрозы международному миру и безопасности, тем самым позволяя Совету Безопасности и Генеральному секретарю принимать превентивные меры.Посланники и специальные представители Генерального секретаря занимаются посредничеством и превентивной дипломатией во всем мире. В некоторых проблемных точках простое присутствие квалифицированного посланника может предотвратить эскалацию напряженности. Эти посланники часто сотрудничают с региональными организациями.

Превентивное разоружение

Превентивную дипломатию дополняет превентивное разоружение, направленное на сокращение количества стрелкового оружия в регионах, подверженных конфликтам. В Сальвадоре, Либерии, Сьерра-Леоне, Тиморе-Лешти и других местах это повлекло за собой демобилизацию боевых сил, а также сбор и уничтожение их оружия в рамках общего мирного соглашения.Уничтожение вчерашнего оружия предотвращает его использование в завтрашних войнах.

Предотвращение геноцида и ответственность за защиту

Предупреждение требует разделения ответственности и развития сотрудничества между заинтересованными государствами и международным сообществом. Обязанность предотвращать и пресекать геноцид и массовые злодеяния лежит в первую очередь на государстве, но международное сообщество играет роль, которую нельзя заблокировать ссылками на суверенитет. Суверенитет больше не защищает государства исключительно от иностранного вмешательства; это ответственность, когда государства несут ответственность за благополучие своего народа.Этот принцип закреплен в статье 1 Конвенции о геноциде и воплощен в принципе «суверенитета как ответственности» и в концепции обязанности защищать.

Специальный советник по предупреждению геноцида действует как катализатор, повышая осведомленность о причинах и динамике геноцида, предупреждая соответствующих субъектов, где существует риск геноцида, а также пропагандируя и мобилизуя соответствующие действия. Специальный советник по обязанности защищать руководит концептуальной, политической, институциональной и оперативной разработкой обязанности защищать.Усилия их Управления включают предупреждение соответствующих субъектов об опасности геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности, повышение способности Организации Объединенных Наций предотвращать эти преступления, включая их подстрекательство.

Миротворчество

Операции Организации Объединенных Наций по поддержанию мира являются жизненно важным инструментом, используемым международным сообществом для укрепления мира и безопасности.

Первая миротворческая миссия ООН была учреждена в 1948 году, когда Совет Безопасности санкционировал развертывание Организации Объединенных Наций по наблюдению за перемирием (ОНВУП) на Ближнем Востоке для наблюдения за соглашением о перемирии между Израилем и его арабскими соседями.С тех пор в мире было проведено более 70 миротворческих операций ООН.

За 72 года миротворческая деятельность ООН эволюционировала с учетом требований различных конфликтов и меняющегося политического ландшафта. Рожденные в то время, когда соперничество времен холодной войны часто парализовало Совет Безопасности, миротворческие цели ООН в основном ограничивались поддержанием режима прекращения огня и стабилизацией ситуации на местах, чтобы на политическом уровне можно было предпринять усилия для разрешения конфликта мирными средствами.

Миротворчество ООН расширилось в 1990-е годы, поскольку окончание холодной войны создало новые возможности для прекращения гражданских войн путем мирного урегулирования конфликта путем переговоров. Многие конфликты закончились либо при прямом посредничестве ООН, либо усилиями других сторон, действующих при поддержке ООН. Страны, которым была оказана помощь, включали Сальвадор, Гватемалу, Намибию, Камбоджу, Мозамбик, Таджикистан и Бурунди. В конце девяностых годов продолжающийся кризис привел к новым операциям в Демократической Республике Конго, Центральноафриканской Республике, Восточном Тиморе, Сьерра-Леоне и Косово.

В новом тысячелетии миротворцы были размещены в Либерии, Кот-д'Ивуаре, Судане, Южном Судане, Гаити и Мали.

Сегодняшние конфликты менее многочисленны, но имеют глубокие корни. Например, Демократическая Республика Конго, Дарфур и Южный Судан сегодня переживают вторую или третью волну конфликта. И многие из них осложняются региональными аспектами, которые являются ключом к их решению. Фактически, сегодня около двух третей миротворческого персонала развернуты в условиях продолжающегося конфликта, когда мирные соглашения шатки или отсутствуют.Конфликты сегодня также становятся все более интенсивными, в них участвуют решительные вооруженные группы, имеющие доступ к современному вооружению и технике.

Природа конфликта также изменилась с годами. Миротворчество ООН, первоначально разработанное как средство разрешения межгосударственных конфликтов, со временем все чаще применяется к внутригосударственным конфликтам и гражданским войнам. Хотя вооруженные силы остаются основой большинства операций по поддержанию мира, сегодняшние миротворцы выполняют целый ряд сложных задач, от помощи в создании устойчивых институтов управления посредством наблюдения за соблюдением прав человека и реформы сектора безопасности до разоружения, демобилизации и реинтеграции бывших комбатантов и разминирование.

Миростроительство

В рамках Организации Объединенных Наций под миростроительством понимаются усилия по оказанию помощи странам и регионам в их переходе от войны к миру и по снижению риска спуска или возобновления конфликта в стране путем укрепления национального потенциала в области управления конфликтами и создания основ для устойчивого мира и разработка.

Построение прочного мира в раздираемых войной обществах - серьезная проблема для глобального мира и безопасности. Миростроительство требует устойчивой международной поддержки национальных усилий по самому широкому спектру деятельности.Например, миротворцы следят за прекращением огня, демобилизуют и реинтегрируют комбатантов, помогают возвращению беженцев и перемещенных лиц, помогают организовать и контролировать выборы нового правительства, поддерживают реформы в сфере правосудия и безопасности, усиливают защиту прав человека и способствуют примирению после прошлых злодеяний .

Миростроительство предполагает действия широкого круга организаций системы ООН, включая Всемирный банк, региональные экономические комиссии, НПО и группы местных жителей.Миростроительство играет видную роль в операциях ООН в Боснии и Герцеговине, Камбодже, Сальвадоре, Гватемале, Косово, Либерии и Мозамбике, а также в последнее время в Афганистане, Бурунди, Ираке, Сьерра-Леоне и Тиморе-Лешти. Примером межгосударственного миростроительства является Миссия ООН в Эфиопии и Эритрее.

Признавая, что ООН должна лучше предвидеть проблемы миростроительства и реагировать на них, Всемирный саммит 2005 года одобрил создание новой Комиссии по миростроительству.В резолюциях, учреждающих Комиссию по миростроительству, резолюцию 60/180 и резолюцию 1645, Генеральная Ассамблея ООН и Совет Безопасности уполномочили ее собрать вместе всех соответствующих субъектов для консультирования по предлагаемым комплексным стратегиям постконфликтного миростроительства и восстановления; мобилизовать ресурсы и помочь обеспечить предсказуемое финансирование этой деятельности; и разработать передовой опыт в сотрудничестве с политическими деятелями, участниками безопасности, гуманитарными организациями и организациями, занимающимися вопросами развития.

В резолюциях также указывается на необходимость того, чтобы Комиссия продлила период внимания международного сообщества к постконфликтным странам и, при необходимости, подчеркнула любые пробелы, которые угрожают подорвать миростроительство.

Резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности об учреждении Комиссии по миростроительству также предусматривают создание Фонда миростроительства и Управления по поддержке миростроительства.

Верховенство закона

Содействие верховенству права на национальном и международном уровнях лежит в основе миссии Организации Объединенных Наций. Установление уважения к верховенству права имеет основополагающее значение для достижения прочного мира после конфликта, для эффективной защиты прав человека и для устойчивого экономического прогресса и развития.Принцип, согласно которому каждый - от человека до самого государства - подотчетен законам, которые публикуются публично, в равной степени соблюдаются и принимаются независимо, является фундаментальной концепцией, которая движет большей частью работы Организации Объединенных Наций. Основные органы Организации Объединенных Наций, включая Генеральную Ассамблею и Совет Безопасности, играют важную роль в поддержке государств-членов в укреплении верховенства права, как и многие подразделения Организации Объединенных Наций.

Ответственность за общую координацию работы системы Организации Объединенных Наций в области верховенства права лежит на Координационной и ресурсной группе по вопросам верховенства права, возглавляемой заместителем Генерального секретаря и поддерживаемой Группой по вопросам верховенства права.Члены Группы являются руководителями 20 структур Организации Объединенных Наций, оказывающих поддержку государствам-членам в укреплении верховенства закона. Оказывая поддержку со стороны штаб-квартиры деятельности в области верховенства права на национальном уровне, Генеральный секретарь назначил Департамент операций по поддержанию мира (ДОПМ) и Программу развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) в качестве совместного глобального координационного центра по вопросам полиции, правосудия и исправительных учреждений в верховенстве права в постконфликтных и других кризисных ситуациях.

Разминирование

В 2014 году в результате взрыва наземных мин и взрывоопасных предметов каждый день погибало около 10 человек - большинство из них - дети, женщины и пожилые люди - и многие другие серьезно калечились. Разбросанные примерно в 57 странах и 4 территориях наземные мины и другие взрывоопасные объекты являются постоянным напоминанием о конфликтах, которые длились годами или даже десятилетиями.

ООН стремится к миру, свободному от наземных мин и взрывоопасных пережитков войны, где отдельные лица и сообщества живут в безопасной среде, способствующей развитию, и где потребности жертв удовлетворяются.Двенадцать департаментов и отделений Секретариата ООН, специализированных агентств, фондов и программ принимают участие в программах противоминной деятельности в 30 странах и трех территориях.

Противоминная деятельность позволяет миротворцам осуществлять патрулирование, гуманитарным агентствам - доставлять помощь, а обычным гражданам - жить, не опасаясь, что один-единственный неверный шаг может стоить им жизни.

Противоминная деятельность - это больше, чем удаление наземных мин с земли. Он включает в себя высокоэффективные меры, направленные на защиту людей от опасности, помощь жертвам в самодостаточных и активных членах своих сообществ.

Совместно разработанная политика - Противоминная деятельность и эффективная координация: межучрежденческая политика Организации Объединенных Наций. Он направляет разделение труда в Организации Объединенных Наций. Большая часть фактической работы, такой как разминирование и информирование о минной опасности, выполняется неправительственными организациями. Коммерческие подрядчики, а в некоторых случаях и военные, добавляют к этому гуманитарные услуги по разминированию. Кроме того, различные межправительственные, международные и региональные организации, а также международные финансовые учреждения финансируют операции и предоставляют услуги отдельным лицам и общинам, пострадавшим от наземных мин и взрывоопасных пережитков войны.

Служба ООН по разминированию (UNMAS) координирует деятельность ООН по разминированию. ЮНМАС обеспечивает эффективный, проактивный и скоординированный ответ на проблемы наземных мин и взрывоопасных пережитков войны, включая кассетные боеприпасы. Он на постоянной основе оценивает и контролирует угрозу, создаваемую минами и неразорвавшимися боеприпасами, а также разрабатывает политику и стандарты. Служба мобилизует ресурсы и выступает в поддержку глобального запрета на противопехотные наземные мины. ЮНМАС создает центры координации деятельности, связанной с разминированием, и управляет ими в странах и территориях в рамках операций по поддержанию мира, чрезвычайных гуманитарных ситуаций и кризисов.В последнее время ЮНМАС все больше внимания уделяет угрозе, исходящей от самодельных взрывных устройств.

ООН занимается проблемами, создаваемыми наземными минами, с 1980-х годов. Он действовал решительно в борьбе с применением оружия неизбирательного действия, когда он был спонсором Конвенции 1980 года о конкретных видах обычного оружия. В 1996 году эта Конвенция была усилена, чтобы включить использование наземных мин во внутренних конфликтах и ​​потребовать, чтобы все мины были обнаруживаемыми.

В конце концов, растущий общественный резонанс в сочетании с решительными действиями неправительственных организаций, участвующих в Международной кампании по запрещению наземных мин (ICBL), привели к принятию всеобъемлющего глобального соглашения.

Знаменательная Конвенция ООН 1997 года о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (Конвенция о запрещении мин) запрещает производство, использование и экспорт этого оружия и пользуется почти всеобщей поддержкой. По состоянию на ноябрь 2016 года его участниками было 162 государства.

Международный день ООН по информированию о минной опасности и помощи в противоминной деятельности отмечается ежегодно 4 апреля.

В 2015 году Генеральный секретарь ООН назначил известного актера Дэниела Крейга первым глобальным защитником ООН за ликвидацию мин и взрывоопасных предметов.

Женщины и дети в конфликте

В современных конфликтах до 90 процентов жертв составляют мирные жители, в основном женщины и дети. Женщины в раздираемых войной обществах могут сталкиваться с конкретными и разрушительными формами сексуального насилия, которые иногда систематически используются для достижения военных или политических целей. Более того, женщины по-прежнему слабо представлены в официальных мирных процессах, хотя и вносят свой вклад в разрешение конфликтов многими неформальными способами.

Однако Совет Безопасности ООН в своей резолюции 1325 о женщинах, мире и безопасности признал, что включение женщин и гендерных аспектов в процесс принятия решений может улучшить перспективы устойчивого мира.В исторической резолюции рассматривается положение женщин в вооруженном конфликте и содержится призыв к их участию на всех уровнях принятия решений по урегулированию конфликтов и миростроительству.

Поскольку повестка дня была определена с учетом основных принципов резолюции 1325, Совет Безопасности принял три вспомогательные резолюции - 1820, 1888 и 1889. Все четыре резолюции сосредоточены на двух ключевых целях: расширение участия женщин в процессе принятия решений и прекращение сексуального насилия и безнаказанности. .

С 1999 года систематическое участие Совета Безопасности ООН определило положение детей, затронутых вооруженным конфликтом, как проблему, влияющую на мир и безопасность.Совет Безопасности создал прочную основу и предоставил Генеральному секретарю инструменты для реагирования на нарушения в отношении детей. Специальный представитель Генерального секретаря по вопросу о детях и вооруженных конфликтах является ведущим сторонником ООН по защите и благополучию детей, затронутых вооруженным конфликтом.

Использование космического пространства в мирных целях

ООН работает над тем, чтобы космическое пространство использовалось в мирных целях и чтобы выгоды от космической деятельности распределялись между всеми странами.Эта забота о мирном использовании космического пространства возникла вскоре после запуска Советским Союзом в 1957 году первого искусственного спутника Земли и идет в ногу с развитием космических технологий. ООН сыграла важную роль, развивая международное космическое право и содействуя международному сотрудничеству в области космической науки и техники.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *