Разное

Понятие менталитет: Менталитет | Понятия и категории

Содержание

к вопросу о разработке проблемы – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

32. Левин М.Г. Этнографические и антропологические материалы как исторический источник // СЭ. - 1961. - № 1 —С.20-29.

33. МАЭ ОмГУ, 1975, Ф.1., Д.1-7, К.60.

34. МЭЭ ТГУ, 1971, Т. 503-1, Л.27.

35. МЭЭ ТГУ, 1973, Д. 72-3, К. 214.

36. МАЭ ОмГУ 1975 Ф. 1. Д.76-1, К.220.

37. МЭЭ ТГУ, 1971, Т.503-1, Л. 12-13.

38. МЭЭ ОмГУ 1975, Ф.1, д. 1-3, К. 109.

39. Томилов Н.А. Фольклор — история — быт (по материалам фольклора барабинских татар). // На-

родная культура Сибири: Материалы VIII научнопрактического семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору. - Омск, 1999. - С. 61.

ЛУКМАНОВА Динара Маликовна, старший лаборант музея археологии и этнографии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского.

Дата поступления статьи в редакцию: 19.07.2007 г.

© Лукманова Д.М.

УДК 159 922 4 : 930 И. Е. ПЕСТРИКОВА

Омский государственный технический университет

ПОНЯТИЕ МЕНТАЛИТЕТА: К ВОПРОСУ О РАЗРАБОТКЕ ПРОБЛЕМЫ_____________________________

В статье предлагается анализ подходов к определению понятия «менталитет» зарубежных и отечественных ученых. Автор рассматривает термин «менталитет» в ракурсе нескольких наук и предлагает свое определение.

Современное российское общество является многонациональным. Мирное сосуществование и необходимость плодотворного взаимодействия на благо нашего государства представителей разных национальностей, культур и религий актуализирует потребность в изучении и осмыслении сущности национальных особенностей, поиске новых подходов к «национальной идее». В этой связи важнейшим узловым компонентом выступает понятие «менталитет».

Еще в древние времена представители западной культуры удивлялись «загадочной русской душе». Почему, имея самую большую по площади, протяженности, самую богатую по запасу полезных ископаемых страну в мире, имея уникальное культурное наследие, Россия по социально-экономическому развитию значительно отстает от экономически развитых государств мира? Большое количество ученых пытается дать объяснение этому вопросу с позиции объективных условий, но до сих пор не существует четкого видения роли так называемого «человеческого фактора», являющегося сердцевиной менталитета. Почему, к примеру, не в полной мере удалась благоразумная по своему замыслу Столыпинская аграрная реформа? Почему происходила пробуксовка многих других «целесообразных» реформ как в царское, так и в советское время, да и особенно — нынешнее...

Слово «менталитет» происходит из позднелатинского корня «mens», что означает «умственный», «мышление», «образ мыслей», «душевный склад». Вместе с тем истоки этимологии ведут нас еще далее, в глубь веков. Упомянутое «mens» в различных вариантах присутствует уже в санскрите и встречается в Упанишадах в значении «связанный с сознанием», «мыслительный», «духовный»1. Впервые это

слово в повседневной жизни стало использоваться еще в XIV веке. У. Раульф на основе анализа французской публицистики рубежа ХК-ХХ вв. пришел к выводу, что смысловой заряд слова «шеМаМП образовался до того, когда оно находилось еще в пределах обыденного языка2. В научный же оборот термин «менталитет» ввел американский философ Р. Эммерсон в 1856 году. Под менталитетом он понимал специфический тип мышления. С тех пор эта дефиниция стала широко использоваться у представителей других наук. В психологию, к примеру, понятие «шеМаМЕ» ввел французский психолог и этнограф Л. Леви-Брюль в 1910 году. В своих трудах Л. Леви-Брюль делал вывод об особой эмоциональной окраске, «пралогичности» психики людей, не достигших стадии цивилизации, резко контрастировавшей с образом мировосприятия, характерным для цивилизованных обществ3. Использовали понятие «менталитет» также и французские психологи Ш. Блондель и А. Валлон, рассматривавшие ментальность как феномен психической жизни и проводившие параллель между первобытной ментальностью и ментальностью ребенка.

Наибольших успехов в исследовании менталитета достигла французская историческая школа «Анналов» — научное направление, возникшее во Франции и группирующееся вокруг основанного М. Блоком и Л. Февром журнала «Анналы» (1929-1939)4. Суть «коперниканской революции», как назвали возникновение школы «Анналов» сторонники этого направления, состояла в замене классической «истории-повествования» «историей-проблемой», в попытке создать «тотальную» историю, т.е. историю, описывающую все существующие в обществе связи — экономические, социальные, культурные5. Школа «Анналов» ставила в центр не

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007

деятельность «великих» людей, не описание событий, в первую очередь политических, а исследование всего общества в его целостности, вскрытие глубинных структур, существовавших в течение больших временных отрезков6. Одной из важнейших новых проблем, открытых для исследования основателями школы «Анналов», является не изучавшаяся ранее история общественной психологии, коллективных представлений и ценностей, которую М. аШж), введя это, ныне широко принятое понятие в историографию. Под «ментальностью» они понимали «тот уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоций, от латентных привычек и приемов сознания, — люди ими пользуются сами того не замечая, не вдумываясь в их существо и предпосылки, в их логическую обоснованность»7. Блок и Февр доказывали, что к числу исторических фактов относятся не только «события», но и «процессы», в том числе процессы социально-экономического развития и общественной психологии. «Обесценение монеты, понижение заработной платы, возрастание цен — все это, — писал Л. Февр, — бесспорно, тоже исторические факты, причем, с нашей точки зрения, куда более важные, чем смерть какого-нибудь государя или заключение непрочного договора»8. Стремясь к созданию всеобъемлющей «глобальной» истории, М. Блок и Л. Февр не придерживались монистического подхода к интерпретации понятия менталитет. На первый план при определении этого феномена выступала то географическая среда, то развитие научно-технического процесса, то коллективная психология.

Нередко именно эти факторы определяли ведущее начало, поскольку все явления общественной жизни осуществляются, проходя через сознание и субъективную психологическую мотивацию человека, а история всегда понималась Февром и Блоком как «наука о человеке», «наука о людях» — «единственных подлинных объектах истории»9. Школа «Анналов» постепенно приобрела широкую известность и в течение нескольких десятилетий оказывала решающее влияние на развитие французской историографии. Новаторские труды М. Блока и Л. Февра, выдвинутые ими идеи означали переход к новому пониманию содержания понятия «менталитет». Они заложили основу «новой исторической науки» или, как ее называют в США, — «новой научной истории», завоевавшей после Второй мировой войны ведущее положение в мировой историографии.

Однако в целом определения понятия «менталитет» в западной науке были даны довольно нечетко. Менталитет — «специфический тип мышления» (Р. Эммерсон), «образ мировосприятия, характерный для цивилизованных обществ» (Л. Леви-Брюль), «феномен психической жизни» (Ш. Блондель и А. Валлон), «уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоции, от латентной привычки, от приемов сознания» (М. Блок и Л. Февр).

Идеи о «народном духе» какого-либо народа прослеживаются в ряде философских разработок Ш. Монтескье, Ж.Б. Вико, И. Гардена, Гегеля и др. Так, Гегель использует в своей работе понятие «местный дух, который обнаруживается во внешнем образе жизни, занятиях, формах тела и предположениях, но в еще большей мере во внутренней тенденции и способностях интеллектуального и нравственного характера народов». «Естественная история челове-

чества описывает, обусловленное самой природой предрасположение национального характера: телесное развитие, образ жизни, занятия, равно как и особые направления ума и воля наций»10.

С развитием психологии, логики, лингвистики, культурологии термин «менталитет» получил в каждом отдельном научном направлении свое специфическое истолкование11. Понятие «менталитет» («ментальность») стало занимать прочное положение и среди отечественных ученых-психологов. Например, по мнению Т.Г. Стефаненко «при определении этноса как группы, ключевой характеристикой которой является осознание людьми своей к ней принадлежности, именно ментальность — наиболее подходящая категория при изучении социальнокультурных особенностей народов. Более того, с первых шагов становления этнопсихологии крупнейшие ее представители изучали именно менталь-

12

ность, хотя и под другими названиями»12.

Значительный вклад для раскрытия понятия «менталитет» со стороны психологической науки внесли концептуальные положения К.Г. Юнга, который пишет «о наличии в психике динамичных схем коллективной мысли, являющихся результатом и отражением имевших место переживаний и факторов, послуживших причинами подобного рода переживаний». Эти предсуществующие формы, названные К.Г. Юнгом «архетипами», представляют собой «возможность определенного типа восприятия и действия в ситуациях, соответствующих данному архетипу. Мы рождаемся не только с биологическим, но и с психологическим наследством, определяющим наше поведение и опыт». По мнению ученого, «помимо непосредственного сознания, которое имеет полностью личностную природу и которое является единственной эмпирически данной психикой, существует вторая психическая система, имеющая коллективную, универсальную и безличностную природу, идентичную у всех индивидов». «Это коллективное бессознательное — замечает автор, — не развивается индивидуально, но наследуется. Оно состоит из предшествующих форм, архетипов, которые лишь вторичным образом становятся осознаваемыми и которые придают определенную форму содержанию психики»13. Отметим также и вклад в изучение менталитета психолога И.Г. Дубова. По его мнению, менталитет — некая интегральная характеристика людей, живущих в конкретной культуре, которая позволяет описать своеобразие видения этими людьми окружающего общества и объяснить специфику

14

реагирования на него14.

Понятием «менталитет» активно пользовался основатель социологии Э. Дюркгейм, который одну из рубрик своего журнала назвал «Групповая ментальность». «В основе наших суждений, — писал Дюркгейм, — имеются известное число существенных понятий, которые управляют нашей умственной жизнью»15.

Менталитет является предметом изучения этнопсихологии, которая изучает психологические и психические особенности нации. Она сопоставляет народы, исходя из национальной особенности мышления. Большое внимание изучению менталитета уделяет этносоциология, занимающаяся сравнительным анализом социальных институтов и социальных проблем жизнедеятельности этносов. Взаимоотношение этнической культуры и языка изучает этнолингвистика.

В отечественной науке на ранней стадии изучения данного феномена «менталитета» и некоторые

его аспекты в научных трудах заменялись такими синонимами, как «национальный характер, «национальная душа», «национальное сознание». Традиции изучения русского национального характера были заложены еще историками России XIX в. Н.М. Карамзиным, С.М. Соловьевым, В.О. Ключевским. Например, в работах В.О. Ключевского введены такие характеристики русского народа, как чувство народного единства или «общеземское чувство», как любовное чувство к «старому Киеву с его князьями и богатырями, с его св. Софией и Печерской лаврой» в отличие от чувств к Москве, которую «народ немножко уважал и побаивался, но не любил искренно», или к Петербургу, которого «он не любил, не уважал и даже не боялся»16. Им выявлены наклонности великоросса «дразнить счастье, играть в удачу, привычка напряженно работать короткое время и непривычка трудиться ровно, размеренно и постоянно». В яркой афористической форме им очерчен характер великорусского крестьянина, сформированный одинокой борьбой с природой: «Великоросс лучше работает один, когда на него никто не смотрит, и с трудом привыкает к дружному действию общими силами. Он вообще замкнут и осторожен, даже робок, сам себе на уме, необщителен, лучше сам с собой, чем на людях, лучше в начале дела, когда еще не уверен в себе и в успехе, и хуже в конце, когда уже добьется некоторого успеха и привлечет внимание: неуверенность в себе возбуждает его силы, а успех роняет их. Ему легче одолеть препятствие, опасность, неудачу, чем с тактом и достоинством выдержать успех, легче сделать великое, чем освоить-

17

ся с мыслью о своем величии...» .

Какое же внимание уделялось изучению менталитета историками в отечественной науке? В начале 90-х годов XIX века российскими исследователями были сделаны первые попытки дать новому термину адекватное наполнение. Наибольших успехов в разработке проблем теории ментальности в России достигли А.Я. Гуревич, Т.Г. Стефаненко, А.П. Ястребитская, В. П. Даркевич, Ю.Л. Бессмертный, К.Г. Юнг, И.Г. Дубов, А.С. Ахиезер и др.

В 1981 году, описывая народное сознание, Гуревич вводит термин «mentality», называя его духовным инструментарием, умственным оснащением, складом ума18. От этого понятия, по Гуревичу, зависят видение мира, приемы освоения действительности, коллективные психологические установки, т. е. это имплицитные, неявные модели и навыки сознания и поведения. Говоря о ментальности больших групп людей, Гуревич замечает, что «понятие ментальности означает наличие у людей того или иного общества, принадлежащих к одной культуре, определенного общего «умственного инструментария», «психологической оснастки», которая дает им возможность по-своему воспринимать и осознавать свое природное и социальное окружение и самих себя»19. При этом, по Гуревичу, создается особое мировидение, которое налагает неизгладимый отпечаток на все поведение человека. И «субъективная сторона исторического процесса, способ мышления и чувствования, присущий людям данной социальной и культурной общности, включается в объективный процесс их истории». Для самого Гуревича благодатным полем исследования является «Средневековье — эпоха господства ритуала, условного демонстративного жеста, заклинающего или благословляющего слова, строгого этикета во всех

20

социальных отправлениях человека»20.

А.С. Ахиезер пишет, что «менталитет — это имплицитные структуры психического склада нации, генетически и социально укорененные в сознании и сфере бессознательного многих поколений людей, а потому — при всей своей относительной исторической изменчивости — в своих основах постоянные, стабильные, а потому представляющие наиболее общее содержание, объединяющее в себе различные исторические эпохи в развитии национальной истории и культуры. Менталитет является центральным содержанием трансмиссии культуры, менталитет — это квинтэссенция культуры социума в ее наиболее широком понимании, это имплицитные основания индивидуального и коллективного мировосприятия, мировоззрения, поведения...»21. Таким образом, в России складывается собственная школа историков, занимающихся теорией ментальности. Эта школа сделала довольно серьезные шаги в разработке собственной концепции понятия ментальности.

В заключение хотелось бы обратить внимание на определение понятия «менталитет» в энциклопедической литературе. — умственный) — это образ мыслей, совокупность умственных навыков, духовных установок и культурных традиций, присущих отдельному человеку или человеческой об-щности»25. В Словаре Ожегова слово «менталитет» отмечается как «книжное» и определяется как «мировосприятие, умонастроение»26.

Таким образом, исходя из «словарного запаса», дефиницию «менталитет» можно характеризовать как единство образа мыслей, культурных особенностей нации, которые формируются в определенных социально-культурных, политических, экономических, природно-климатических условиях.

В целом из анализа научной литературы, посвященной определению понятия «менталитет», вытекает, что, несмотря на большой накопленный опыт в области изучения менталитета, до сих пор нет четкого его определения. Огромный пласт исследований теории ментальности требует систематизации и более продуманного структурирования. На сегодняшний момент в науке не существует четкого разграничения понятий «менталитет» и «ментальность». Изучение менталитета тормозится еще и потому, что отмечается разнобой в междисциплинарных научных работах. Исследований по разделу отечественной истории, к сожалению, немного, и они представляют мозаичный характер. Это, в свою очередь, делает сегодня наиболее актуальной разработку указанной проблемы в методологическом ракурсе исторической науки.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 6 (62), НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2007

Библиографический список

1. Додонов Р.А. Теория ментальности: Учение о детерминантах мыслительных автоматизмов. — Запорожье, 1999. — С. 6.

2. Михина Е.М. У. Раульф. Рождение понятия. Разговоры о «ментальности» во времена дела Дрейфуса. — М., 1991. - С. 45-47.

3. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление http:// www.philosophy.ru/library/myth/levi_brul.html

4. Февр Л. Бои за историю. — М., 1991. — С. 39.

5. Февр Л. Бои за историю. - М., 1991. - С. 58.

6. А.Я. Гуревич, Д.Э. Харитонович http:// culture.niv.ru/doc/culture/encyclopedia-xx-vek/580.htm.

7. Февр Л. Бои за историю // А.Я. Гуревич. Уроки Люсьена Февра. — М., 1991. — С. 518.

8. Февр Л. Бои за историю. — М., 1991. — С.13.

9. Февр Л. Бои за историю. — М., 1991. — С. 19.

10. Гегель. Сочинения: Том III. Энциклопедия философских наук. Часть третья. Философия духа. — М., 1956. — С. 75-76.

11. Современная этнопсихология: Хрестоматия/ Под общ. ред. А.Е. Тараса. — Минск: 2003. — С. 240.

12. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. — М., 2003. — С. 137.

13. Юнг К.Г. Аналитическая психология. — М., 1995. — С. 72.

14. Кукушкин В.С., Столяренко Л.Д. Этнопедагоги-ка и этнопсихология. — Ростов-на-Дону, 2000. — С. 140.

15. Дюркгейм Э. Социология и теория познания: Хрестоматия по истории психологии. — М., 1980 — С. 213.

16. В.О. Ключевский. Сочинения: Том I. Курс русской истории. Часть 1. — М, 1956. — С.203-205.

17. В.О. Ключевский. Сочинения: Том I. Курс русской истории. Часть 1. — М, 1956. — С.314-315.

18. Гуревич А.Я. О новых проблемах изучения средневековой культуры // Культура и искусство западноевропейского Средневековья. — М.,1981. — С. 19.

19. Гуревич А.Я. О новых проблемах изучения средневековой культуры // Культура и искусство западноевропейского Средневековья. — М.,1981. — С. 56-57.

20. Гуревич А.Я. О новых проблемах изучения средневековой культуры // Культура и искусство западноевропейского Средневековья. — М.,1981. — С. 65.

21. Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. В 3 т. Т.1. От прошлого к будущему — М., 1991. — С. 190.

22. Российский энциклопедический словарь: В 2 кн. — /Гл. ред.: А.М. Прохоров. — М.: Большая российская энциклопедия, 2001. — С. 931.

23. Философский энциклопедический словарь. Под ред. Губской Е.Ф. — М.: Изд-во Цифра, 2002. — С. 263.

24. Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац. общ.-науч. фонд; научно-ред. совет: предс. В.С. Степин, заместители предс. А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А.П. Огурцов. — М.: Мысль, 2001. — С. 525.

25. Педагогический энциклопедический словарь. Под ред. Б.М. Бим-Бад. — М.: Большая российская энциклопедия, 2002. — С. 140.

26. С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. — М.: 1992. — С. 358.

ПЕСТРИКОВА Ирина Евгеньевна, ведущий докумен-товед ученого совета ОмГТУ, аспирантка кафедры отечественной истории.

Дата поступления статьи в редакцию: 01. 06.2007 г.

© Пестрикова И. Е.

Книжная полка

Казьмина, М.В. Отечественная историография второй половины 1980-х годов - начала XXI века о политической и социально-экономической модели развития СССР 1930-х годов / М.А. Казьмина. — 1-е изд. — М.: Кемерово, «Кузбассвузиздат», 2006. -200 с. — ISBN 978-5-202-00934-1.

В монографии анализируются основные концепции, предложенные в работах ведущих отечественных исследователей относительно характеристики власти и социально-экономических изменений предвоенного десятилетия. Предложена периодизация историографии выбранной темы, подняты наиболее дискутируемые проблемы и намечены вопросы, требующие дальнейшего изучения.

УДК 390ТТ198 : 316.32(47 + 57) 6 321. ББК Т1(2)6.

История государственного управления в России: учебник / ред. : Р.Г. Пихои.-.4-е изд., доп. и перераб. — М.:РАГС, 2006.-.440 с. — (Учебники Российской академии государственной службы при Президенте РФ). — ISBN 978-5-7729-0201-1.

Освещается исторический опыт государственного управления и местного самоуправления в России. Раскрыта роль высших, центральных и местных органов государственной власти в управлении страной, отражен многогранный и противоречивый процесс осуществления реформ государственного управления в России.

Для слушателей различных форм подготовки, переподготовки и повышения квалификации.

Рекомендовано Министерством образования РФ.

История и философия отечественной исторической науки: учеб. пособие.- М.: РАГС, 2006 — 334 с. —

ISBN 978-7729-0170-0.

Учебное пособие подготовлено ведущими учеными-историками РАГС при Президенте РФ и Институтом российской истории РАН.

Цель работы заключается в системном изложении научных основ философии истории и исторических знаний. Особенность и отличие издания в акценте на философской составляющей в историографии отечественной истории.

Пособие адресовано аспирантам и соискателям, сдающим кандидатский экзамен по общенаучной дисциплине «История и философия науки». Оно полезно всем тем, кто изучает историографию отечественной истории.

Рекомендовано Научно-методическим советом Министерства образования и науки РФ.

УДК 930. ББК 63.

«Почему менталитет считается псевдонаучным понятием?» – Яндекс.Кью

Слово "менталитет" ввел в оборот антрополог Леви-Брюль в 1910 году, предполагая, что дикари мыслят настолько отлично от европейцев, что их мышление нужно называть особым образом: "Первобытный менталитет". Менталитетов по Леви-Брюлю всего два - "наш" и "первобытный".

Уже через пять лет Эмиль Дюркгейм показывает, что противопоставление это слишком грубое и критикует Леви-Брюля за то, что он представляет мышление как нечто статичное и неизменное.

В 1920-х годах во Франции возникает историческая школа "Анналов", которая вводит термин "менталитет" в научный оборот. Слово то же, но принцип, из которого исходит школа, совершенно иной - человек изменчив. В разное время люди мыслят по-разному. Историки школы "Анналов" стараются обнаружить общие закономерности мышления, но отталкиваются всегда от мышления конкретных людей в конкретных обстоятельствах.

Поэтому, например, Люсьен Февр ставит такие вопросы как "Существовали ли для Франсуа Рабле категории абстрактного и конкретного?", а Карло Гинзбург реконструирует картину мира одного мельника, жившего в XVI столетии.

Историческая наука со времен школы "Анналов" ставит философские вопросы и занимается в том числе и изучением трансформаций мышления.

Под термином "менталитет" или "ментальность" подразумеваются те общие закономерности мышления, которые историку удалось выявить. К "ментальности" в этом смысле претензий ни у кого нет, дело скорее в том, прижился или не прижился термин в конкретной науке. Вне школы "Анналов" он почти не используется.

Что критикует Екатерина Шульман, когда называет менталитет псевдонаучным понятием? Она критикует обыденное представление о менталитете как о неизменном образе мышления, то есть игнорирование методологии школы "Анналов" и возврат к термину Леви-Брюля.

Моя мысль состоит не в том, что все люди одинаковые, хотя у них много общего. Понятие менталитета плохо тем, что он воспринимается как нечто неизменное, данное богом или сформированное предыдущей историей, что нельзя изменить.

Гуманитарные науки прослеживают трансформации, изменения. Когда обыватель говорит "менталитет англичан" и "менталитет русских" - он подразумевает, что изменений нет. Такой "менталитет" - это судьба, поглядите здесь вопросы вроде "можно ли изменить менталитет нации?". Есть "мы", есть "они". Мы всегда мыслим так, они всегда мыслят иначе.

Судьба и противопоставление абстрактных "их" абстрактным "нам" к науке отношения не имеют.

МЕНТАЛЬНОСТИ (МЕНТАЛИТЕТ) | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

МЕНТАЛЬНОСТИ (МЕНТАЛИТЕТ) (от лат. mens, mentis – ум, мышление, рассудительность, образ мыслей, душевный склад) – совокупность социально-психологических установок, автоматизмов и привычек сознания, формирующих способы видения мира и представления людей, принадлежащих к той или иной социально-культурной общности. Как любой социальный феномен, ментальности исторически изменчивы, но изменения в них происходят очень медленно.

Социальный психолог видит в ментальностях (менталитете) взаимосвязанные психологические реакции, представления и качества, несущие в себе остатки опыта предыдущих поколений, «самопонимание групп» (Ю.Митке) как синтез сознания и коллективного бессознательного.

Социальный историк считает ментальностями обобщенный способ восприятия мира, манеру чувствовать и думать, характерную для людей определенной эпохи.

Социолингвист считает ментальностью семантическую матрицу, предопределяющую смысловые реакции культурных субъектов. С точки зрения лингвистики, в изучении ментальностей важно подчеркивать роль языка, моделирующую сознание.

Общей характерной чертой ментальностей – в отличие от доктрин и идеологических конструкций, представляющих собой законченные и продуманные системы, – является их открытость, незавершенность, континуальность, диффузная природа, «разлитость» в культуре и обыденном сознании. Ментальности выражают не столько индивидуальные установки каждого из людей, сколько внеличную сторону общественного сознания. Субъектом ментальностей является не индивид, а социум. Они проявляются в словесном языке (вербальной культуре общества) и языке жестов, в поведении, обычаях, традициях и верованиях.

Понятие ментального позволяет соединить аналитическое мышление, развитые формы сознания с полуосознанными культурными шифрами. Ментальное связывает многочисленные оппозиции – природного и культурного, эмоционального и рассудочного, иррационального и рационального, индивидуального и общественного. Особенно продуктивно понятие ментальностей используется для анализа архаических структур и давно ушедшего времени с характерными для него формами мифологического мировосприятия.

В современном гуманитарном знании понятие ментальностей приобрело расширительный смысл и употребляется не только для обозначения тех или иных культурных стереотипов, типичных для больших социальных групп или характеристики духовной настроенности всего общества, но и для толкования образа мыслей, верований, «навыков духа» небольшой группы людей.

Большинство представителей отечественной гуманитарной науки склонны употреблять дефиниции «ментальностей» и «менталитета» как синонимичные, хотя в целом их синонимичное или раздельное использование не устоялось. Социолингвисты представляют эти два термина как несовпадающие. С их точки зрения, понятие «ментальность» должно пониматься как «базовая характеристика системы психологической репрезентации опыта в сознании людей исторически определенной лингвокультурной общности, фиксирующая функционально-динамические аспекты этого опыта», тогда как более употребительное слово «менталитет» обозначает содержательные его стороны. Некоторые из ученых, не склонных ставить знак равенства между понятиями «ментальностей» и «менталитета», считают, что последний имеет более общее, в известном смысле – общечеловеческое значение («менталитет средневековья»), а термин «ментальности» соотносим с понятиями «мышление» или «чувство» (напр., французская или русская ментальность, ментальность дворянина, ментальность личности и т.д.) (Л.Н.Пушкарев). Наконец, еще одна точка зрения сводится к рассмотрению разных ментальностей (религиозной, этической и т.д.) как частей менталитета (М.М.Громыко).

История появления термина.

Термин «ментальности» использовался еще в XIX в. американским философом и поэтом Р.Эмерсоном (1803–1882), пытавшимся связать воедино метафизические и психологические проблемы общественных настроений. Понятие «коллективных ментальностей» использовалось также французским политиком и историком А. де Токвилем, автором книги Демократия в Америке (1835), стремившемся отыскать первопричины предрассудков, привычек и пристрастий, распространенных в описываемом им американском обществе.

В научный оборот термин «ментальности» был введен французским этнологом и социо-антропологом Л.Леви-Брюлем (1857–1939), изучавшим дологическое мышление и «коллективные представления» (или «ментальности») так наз. «примитивных народов». Характерной чертой ментальностей Л.Леви-Брюль считал необъяснимость с помощью обычной логики и здравого смысла, «мистичность» (подчеркиваемую также «отцом социологии» Э.Дюркгеймом), сопричастность всех ко всеобщим верованиям или заблуждениям (т. наз. «закон сопричастия», loi de participation). Он первым подчеркнул сложность попыток постичь коллективную жизнь бесписьменных народов, исходя из современных понятий.

Философское понимание понятия «ментельностей» связывают с именем немецкого мыслителя-неокантианца Э.Кассирера (1874–1945). Он вкладывал в понятие «менталитета» примерно то же содержание, что и Л.Леви-Брюль, подчеркивая, что виды менталитетов можно систематизировать по способам восприятия окружающего мира, в особенности, как он полагал, природы.

Психоаналитическая и социопсихологическая исследовательская традиция, в рамках которой родилась психоистория, склонна была представлять ментальности аналогом и синонимом «социального характера». Социолог-неофрейдист Э.Фромм (1900–1980) в работе Бегство от свободы (1941) употреблял понятие «социального характера», считая его синонимичным понятию коллективных представлений или ментальностей. Французский психолог Г.Бутуль полагал, что ментальности – как совокупность идей и интеллектуальных установок – находится между человеком и воспринимаемым им миром «как призма» (Ментальности, 1952).

В середине и второй половине 20 в. понятие ментальностей активно использовалось в философских системах феноменологов и структуралистов, введших в языковую норму термин «эпистема» (система познания и умственная картина мира), близкого по содержанию к понятию «ментальностей».

Основы социально-исторического рассмотрения ментальностей заложены французской исторической школой. Именно она заставила начать скрупулезную разработку истории понятий, формирующих жизнь людей в обществе и доказывая, что их изменчивое содержание составляет неотделимую часть культуры.

Согласно видению перспектив воссоздания ушедших столетий «новой исторической наукой», один из ее основателей, Л.Февр, полагал, что историку по силам не столько реконструкция объективного мира (раз и навсегда ушедшего!), сколько воссоздание миропредставления и умонастроений (ментальностей) людей изучаемой им эпохи, т.е. их субъективных оценок мира со всеми важными для них реальностями, включая богов, демонов и пр. Л.Февр, основавший вместе с М.Блоком школу «Анналов», усматривал в коллективных ментальностях не столько биологические, сколько социальные основания, природу и детерминанты. Видя в них процессы «вторичной перекодировки» картины мира с помощью знаковых систем, Л.Февр и М.Блок первыми показали возможности расшифровки этих семиотических воплощений: «Историк должен стремиться к тому, чтобы обнаружить те мыслительные процедуры, способы мировосприятия, привычки сознания, которые были присущи людям данной эпохи и о которых эти люди могли и не отдавать себе ясного отчета, применяя их как бы „автоматически", не рассуждая о них, а потому и не подвергая их критике», – отмечал М.Блок в одной из своих работ.

Таким образом, французские историки, стоявшие у истоков изучения «истории ментальностей» как самостоятельного направления, поместили «ментальное» между осознанным, очевидно структурированным, отрефлексированным (то есть формами общественного сознания – религией, идеологией, моралью, эстетикой и т. д.) и неосознаваемым (бессознательным) в коллективной, а отчасти – и в идивидуальной психике людей. Важнейшей, конструирующей ментальности, сферой является «сфера представлений о человеке» (Р.Шпрандель).

История ментальностей (менталитета)

История ментальностей (менталитета) – область изучения прошлого, неотъемлемая часть «новой социальной истории» как истории социально-культурной. Оформилась в самостоятельное направление в 1960-е вначале в западном, а затем во всем европейском гуманитарном знании в рамках так. наз. «историко-антропологического поворота» – интереса к человеку, его представлениям и образу жизни. Упрочение позиций истории ментальностей именно в десятилетие «ниспровержения основ» и вызревания студенческой революции 1968 (движения «новых левых») связано с попытками переориентировать науки о прошлом с «истории героев» (правителей, мыслителей, пролководцев, дипломатов) на «историю рядовых людей». В центр научных трудов были поставлены воззрения народа, эмоции и мысли обычных, в том числе – «простых людей», анализ движущих механизмов их социального поведения (Э. Леруа Лядюри во Франции, Х.Медик, А.Людтке в Германии).

Вслед за Л.Февром и М.Блоком, их продолжатели, сгруппировавшиеся вокруг журнала «Анналы», заставили потесниться «историю высказываний» философов и политиков, правителей и военоначальников, выдвинув на первый план «историю потаенных мыслительных структур», присущих всем или большинству членов общества, анализ идей, не контролируемых их носителями и действующих помимо их воли и намерений.

Помимо социальной психологии, сильный импульс рождению истории ментальностей дала структурная антропология, позволившая представить общество как всеобъемлющую систему отношений «от подвала до чердака» (М.Вовель). Увидев в реконструкции «ментального» элемент воссоздания истории в ее целостности, младший современник Л.Февра и М.Блока Ф.Бродель, предложил анализировать два уровня «структур» в жизни любого общества: структуры жизни материальной и нематериальной, охватывающей человеческую психологию и каждодневные практики. Второй уровень был назван им «структурами повседневности». Именно в них, полагал Ф.Бродель, формировались ценности и символы веры человека определенной эпохи, поэтому понять мотивы поведения людей, семиотические воплощения их картины мира (образы, представления, привычки, ощущения, предугадывания и т.д.) – значит понять саму эпоху, само время, разобраться во взаимодействии разных сторон жизни общества, от бытовых деталей до политических пристрастий, от первейших материальных интересов до аналитической работы человеческого ума.

Одновременно с появлением первых исследований по «истории ментальностей» во Франции, в России шло развитие т.наз. «школы семиотики» – науки о знаковых системах или тартусской школы (Ю.М.Лотман, Вяч.Вс.Иванов, Б.А.Успенский, В.Н.Топоров). Выросшая из лингвистики и начавшая экспансию в иные гуманитарные науки, в том числе и истории, эта школа позволила сформироваться новым подходам к исследованию прошлого, всех сфер человеческой деятельности, которые последователи этой школы предложили рассматривать как тексты и знаки, подлежащие расшифровке. Еще одно российское направление в исследовании ментальных процессов было намечено вышедшими в то же время (1960-е) работами М.М.Бахтина, показавшего перспективность изучения потаенных пластов общественного сознания, тесно связанных с повседневной жизнью людей (напр., «карнавальной смеховой культуры», характерной для сердневековья) и игнорировавшихся предшествующей наукой.

Идейное объединение Школы семиотики, направления М.М.Бахтина в литературоведении и наработок историков ментальностей (во Франции и, десятилетием позже, в Германии) могли бы стать прорывом в новом понимании исторической реальности. Однако «железный занавес» между СССР и Западом, жесткие идеологические и политические барьеры, отделившие российских гуманитариев от новых тенденций развития мировой науки, помешали объединению и обрекли историков в СССР на отставание, которое они пытаются преодолеть лишь в последнее десятилетие.

Предмет истории

ментальностей – реконструкция способов поведения, выражения и умолчания, которые передают общественное миропонимание и мирочувствование; способы и содержание мышления; представления и образы, мифы и ценности, признаваемые отдельными группами или обществом в целом. В отличие от истории повседневности, которую интересует, помимо «времени стабильности», еще и «краткое», «нервное» время конкретных событий, а также в отличие от психологии, также сосредотачивающией свое внимание на легко изменчивых состояниях психики, – история ментальностей ставит в центр исследовательского внимания изучение всего постоянного (социально-психологических констант), медленных, подспудных изменений, растянутых во времени очень большой протяженности (la longue durée). Историков ментальностей интересуют в общем спектре социальных времен «времена большой длительности» как консервирующие самое типичное в психологии и поведении, то, что заложено в сознание людей их воспитанием, культурой, языком, религией и делает заметными изменения лишь при рассмотрении больших хронологических отрезков истории.

Круг тем и проблем «историка ментальностей» – это восприятие географической среды, отношения к природе, пространства и времени в самом широком смысле, позволяющее понять восприятие людьми того времени самой истории – ее поступательного развития или ее «круговой» повторяемости, регресса, статики, движения. Он включает также весь спектр проблем, связаных с системой верований, отношениями мира земного и мира потустороннего, восприятием и переживанием смерти, разграничением естественного и сверхествественного, духовного и материального. В некоторых аспектах историки ментальностей близки специалистам по истории повседневности – когда изучают установки людей, касающиеся восприятия труда в доме и вне дома, брака, сексуальной культуры, воспитания детей и отношения к ним, гендерных стереотипов, болезней, уродств, инвалидности, старости, семьи, когда исследуют ориентацию на новое или на традиционное. Через историю ментальностей в «новую социальную историю» вернулось изучение права, которое Ж.Ле Гофф называл «пугалом историка» – но это не традиционное описание норм и предписаний, а реконструкция их восприятия рядовыми людьми в праве писаном и обычном, воссоздание правосознания определенной эпохи. В центре внимания историка ментальностей всегда присутствуют и социально-политические аспекты духовной жизни и коллективных умонастроений людей – их оценка общества и его составляющих, понимание соотношения целого и отдельного, индивидуального и общественного, степени самостоятельности личности в социуме или включенности, зависимости от него, отношение к труду, собственности, бедности и богатству, власти, господству и подчинению, понимание свободы, воли, доступ к хранению и распространению информации.

Цель

историка повседневности – изучение картины мира людей с точки зрения их собственного восприятия. Однако современному историку приходится использовать для этого сложившийся к настоящему времени понятийный аппарат, теоретические схемы и модели и постоянно сопоставлять различия в содержании устоявшихся и лишь кажущихся неизменными понятий. Постоянное сопоставление «внешней» точки зрения, обусловленной современной системой знаний, – с «внутренней», присущей людям изучаемой эпохи, создает ситуацию нового видения истории, т. наз. «стереоскопического видения» (А.Я.Гуревич). Это позволяет сохранять принцип историзма и избегать переноса в изучаемую эпоху современных представлений.

К источникам, отразившим потаенные мыслительные структуры и комплексы коллективных представлений (неосознанных, неотрефлексированных) – можно отнести «все, созданное человеком и сохранившее в себе духовную сущность своего творца» (П.Динцельбахер). Поэтому практически все виды и типы источников, как письменных, так и фольклорных, этнографических, археологических, нумизматических и т. п. могут быть привлечены к исследованию. Однако большее значение имеют материалы личного происхождения – завещания, дневники, письма, мемуары, автобиографии, художественные произведения, отобразившие миросозерцание своих авторов. Для исследователей ментальностей недавнего прошлого огромное значение имеет «устная история» (оформившаяся в отдельное направление также в 1960-е) – интервью всех видов (нарративных, полуструктурированных, биографических, лейтмотивных, фокусированных и проч.). «Устные истории», собранные историком ментальностей, из обычной в традиционном исследовании коллекции фактов, превращаются в новый вид эмпирического материала, структурированный по темам и хронологии т. наз. «вторичный источник».

Методы изучения

ментальностей очень разнообразны. Поскольку ментальности – это «нечто невыразимое, что нельзя выписать из текста источника и что может быть лишь выявлено исследователем из высказанных автором исследуемого текста мнений и суждений» (Ф.Граус) – постольку историк вынужден пользоваться не только историческими, но и многими иными приемами и методами – психологическими, этнологическими.

Поскольку рядовые люди далекого прошлого практически не оставили каких-либо ego-документов (источников личного происхождения – писем, дневников, воспоминаний), постольку историку приходится анализировать весь круг источников, которые могли отобразить их образ мыслей и систему ценностей. Ему приходится задавать источникам, запечатлевшим высказывания или оценки этих рядовых людей, вопросы, которые обычно задают этнологи, работающие с живыми респондентами. Этот метод получил название «историко-этнографического».

Ряд аналитических приемов история ментальностей заимствовала из семиотики, выработавшей способы понимания чужой культуры путем поиска и анализа символических (семиотических) форм – слов, образов, институтов, поступков, посредством которых люди в определенных обстоятельствах представляли себя самим и другим людям. Исследователю ментальностей приходится истолковывать смыслы и символы, связанные с предметным миром и миром явлений через мир близкой к опыту реальности людей прошлого – мир повседневности, обычной речи, привычных поступков (Ю. М.Лотман). В последнее время одним из путей исследований истории ментальностей стал анализ дискурсивных практик (прежде всего – господствующих дискурсов), под которыми понимаются «практики речевого поведения» (М.Фуко) – то есть способов, правил, логики обсуждения чего-либо вербальным и невербальным (языком поступков и жестов) путем.

Уровни изучения

ментальностей зависят от постановки исследовательских задач и анализируемого поля взаимодействия социальных объектов. Широко, цивилизационно мыслящие культурологи склонны ставить задачи изучения общего ментального «фона» каждой эпохи (Й.Хейзинга, Ф.Арьес, Ж.Ле Гофф, в России – М.М.Бахтин, А.Я.Гуревич). С другой стороны, последователи Ф.Броделя во Франции и Г.Телленбаха в Германии показали возможности анализа ментальностей и отдельных социальных страт (например, Ж.Дюби, описывавший характерные черты поведения французской элиты, от рыцарей до священников, Э.Леруа Лядюри, сосредоточивший свое внимание на умонастроениях крестьян в деревне XIII в. или Ю.Митке, изучавший менталитет средневековых нищенствующих орденов). Свои подходы и уровни в изучении ментальностей предлагают также современные этнологи и этнопсихологи, реконструирующие историю складывания национальных характеров и национальных культур (Э.Стефаненко). Особое место в изучении истории ментальностей занимают специалисты в области гендерных исследований и близкая к ним феминистская историография, настаивающая на различиях мужского и женского менталитета, мужской и женской системы ценностей, способов восприятия мира, фиксации запечатлевшегося в памяти (О.Хафтон, Э.Г.Дэвис, Т.де Лауретис, Д.Рейли, в России – Н.Л.Пушкарева, С.Г.Айвазова, Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина).

Значение «истории ментальностей» в науке определяется стремлением сломать невидимый барьер, разделяющий социально-экономическую или политическую историю и историю духовной жизни, объединить развивающиеся автономно исторические дисциплины, проникнув в глубины духовной жизни людей прошлого. Возникшая как «испытательный полигон» новых исследовательских практик медиевистов и специалистов по западноевропейской истории раннего Нового времени, история ментальностей быстро нашла себе место и в исследованиях более поздних эпох и способствовала написанию и их истории как наразрывного единства материальной и духовной жизни, общества и культуры. Длительность сохранения интереса к исследовательскому направлению «истории ментальностей» объясняется широкими возможностями научного синтеза, объединения результатов исследовательского анализа и приемов работы разных гуманитарных дисциплин – истории, этнологии, психологии и этологии, лингвистики, культурологии, семиотики, литературоведения, географии, экологии.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

Крейк А.И., Комф Е.В. Генезис понятия «менталитет»

УДК 316.64

Крейк Альфред Иосифович1, Комф Евгения Валентиновна2
1Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный технический университет», кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии
2Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный технический университет», ассистент кафедры социологии


Аннотация
В данной статье сделан анализ возникновения и развития понятия «менталитет» в различных странах. Авторы обращают внимание на неоднозначность трактовок этого понятия и необходимость дальнейшего уточнения его смысла.

Ключевые слова: генезис понятия, менталитет, ментальность


Kreyk Alfred Iosifovich1, Komf Evgeniya Valentinovna2
1Federal state budgetary educational establishment of higher education «Novosibirsk state technical university», PhD in Social Science, Associate Professor of the Department of Sociology
2Federal state budgetary educational establishment of higher education «Novosibirsk state technical university», Assistant lecturer of the Department of Sociology


Abstract
In the article made the analysis of appearance and development of definition “mindset” in different countries. The authors pay attention to variance of interpretations this definition and necessity of further specification of this meaning.

Keywords: mentality, mindset


Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Крейк А.И., Комф Е.В. Генезис понятия «менталитет» // Психология, социология и педагогика. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2015/09/5874 (дата обращения: 12.04.2021).

Понятие «менталитет» в последние десятилетия прочно вошло в оборот российской науки, оно используется и в повседневной практике. В зарубежной науке его использование наблюдается значительно раньше. В частности, в английском научном языке термин «менталитет» употребляется с середины XIX века, в немецкой терминологии – с его второй половины, во французской науке – и того раньше [1, с.158].

Термин «менталитет» ведёт своё происхождение от позднелатинского прилагательного «mentalis» (производное слов: mens, mentis, которое имеет множество значений – ум, мышление, рассудок, образ мыслей, настроение, характер, душевный склад, душа, сознание, мысль, представление, мнение, взгляд, воззрение и т.д. [2, с. 480] и alis – другие [2, с. 480], которое родилось в XXIV веке в языке европейской средневековой схоластики [3, с. 42]. Существительное же mentality возникает только через 300 лет в Англии: оно – плод английской философии XVII века. Здесь оно так и остается философским термином (известно использование этого термина Р. Эмерсоном в середине ХIХ века [4, с. 177], в то время как во Франции (отчасти благодаря Вольтеру, пересадившему английские идеи на французскую почву) оно проникает в обыденный язык [3, с. 42]. Однако в началу ХХ века слово всё ещё воспринималось как неологизм, что нашло своё отражение в романе Марселя Пруста «У Германтов. В поисках утраченного времени» [5]. Текст отражает пренебрежительный оттенок слова. Говоря: «Ну и ментальность!», – герои романа подразумевают неупорядоченное и одновременно стереотипное сознание, то, что противоположно мировоззрению. Тот же оттенок некоторой ущербности сохранился, по мнению Ж. Ле Гоффа, когда слово вошло в науку [3, с. 42].

Семантическая многозначность исходного слова предопределила широкий диапазон тех значений, которые в настоящее время вкладываются в понятие «менталитет» в разных языках. Так, во французском языке mentalité означает: ум, мышление, склад ума, направление мыслей, умонастроение, направленность ума, нравственность и другие значения [6, с. 681]. В английском языке mentality означает: ум, умственные способности, умственное развитие, склад ума, умонастроение [7, т. 2 ]. В немецком языке Mentalität означает: склад ума, образ мыслей [8, т. 2, с. 81].

Очевидно, что при всём разнообразии толкования слова в различных языках, везде оно произносится примерно одинаково и относится к когнитивной сфере. Будучи западноевропейским по происхождению, в русском языке термин произносится по-разному: менталитет – видимо, это проявление немецкого влияния (от mentalität) и ментальность – видимо, в этом случае сказывается влияние скорее французского (от mentalité), чем английское (от mentality). В настоящее время в России и в повседневной речи, и в науке используются оба слова. Причем вкладываемый смысл во всех языках имеет хотя и не одинаковое, но довольно близкие значения. Эта ситуация отражает сложившееся в современной науке положение, когда не существует единого общепринятого определения менталитета. И для этого есть определенные основания. В частности, А.Я. Гуревичем было обращено внимание на то, что введенное Л.Февром и М. Блоком в историческую науку слово «mentalité» считается непереводимым на другие языки [9, с. 60]. Он подчеркнул, что «его действительно трудно перевести однозначно» [9, с. 60]. В результате в настоящее время есть только более или менее распространенные объяснения, толкования этого феномена. Причем чем шире стал употребляться термин, тем разнообразнее становилось его толкование [1, с.158].


Библиографический список
  1. Пушкарев Л.Н. Что такое менталитет? Историографические заметки // Отечественная история.1995.№3.
  2. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь: ок. 200 000 слов и словосочетаний. 6-е изд., стереотип. М., 2000.
  3. Ле Гофф Ж. Ментальности: двусмысленная история // История ментальностей, историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах. М., 1996.
  4. Визгин В.П. Ментальность, менталитет // Современная западная философия: Словарь / сост. В.С. Малахов, В.П. Визигин. М., 1991.
  5. Пруст М. У Германтов // В поиcках утраченного времени. М.,1992.
  6. Гак В.Г. Новый французско-русский словарь: : 70000 слов, 200000 единиц пер. / В.Г.Гак, К.А. Ганшина. М., 2004.
  7. Новый большой англо-русский словарь: ок. 250 000 слов: в 3-х т. М.,1993-1994. Т. 2: G – Q.
  8. Большой немецко-русский словарь: В 3 т. М., 2002. Т.2.
  9. Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов» М., 1993.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Комф Евгения Валентиновна»

Менталитет - это... Что такое Менталитет?

  • менталитет — а, м. mentalité f., нем. Mentalität, англ. mentality < лат. <лат. mens (mentis) ум, мышление. Образ, способ мышления, мировосприятия личности или социальной группы. Крысин 1998. Двухвековая работа индивидуалистической мысли глубоко… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • менталитет — склад ума, ментальность, мировосприятие, умонастроение Словарь русских синонимов. менталитет см. склад ума Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова …   Словарь синонимов

  • МЕНТАЛИТЕТ — (ментальность) (от позднелат. mentalis умственный) образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе …   Большой Энциклопедический словарь

  • МЕНТАЛИТЕТ — МЕНТАЛИТЕТ, а, муж. (книжн.). Мировосприятие, умонастроение. М. русского народа. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • МЕНТАЛИТЕТ — англ. mentality; нем. Mentalitat. Совокупность и специфическая форма организации, своеобразный склад различных человеческих психических свойств и качеств, особенностей их проявлений. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • Менталитет — совокупность и специфическую форму организации, своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений. Используется для обозначения оригинального способа мышления, склада ума и даже умонастроений. Политическая… …   Политология. Словарь.

  • МЕНТАЛИТЕТ — (от нем. Mentalität – склад ума). То же, что ментальность. Совокупность умственных навыков, духовных установок и культурных традиций, присущих отдельному человеку или человеческой общности. Термин «М.» ввел в научный обиход американский философ Р …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Менталитет — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии. Менталитет (фр. Mentalité направление мыслей ) образ мышления, мировосприя …   Википедия

  • Менталитет — (фр. mentalite) 1. склад ума; 2. мироощущение, мировосприятие; 3. психология, качество сознания, характеризующее конкретного индивида; 4. умственная активность; 4 личностные качества какой либо нации. * * * [от лат. mens, mentis ум и alis другие] …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Менталитет — (лат. – образ мыслей) – это те духовно нравственные и культурные ценности, которые составляют основу мировидения и миропонимания отдельного человека или сообщества, в свою очередь, определяющих их поведение. Менталитет определяют как образ чувств …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • "Донбасский узел": менталитет и сепаратизм

    • Светлана Дорош
    • ВВС Украина

    Автор фото, UNIAN

    Підпис до фото,

    Больше всего советских символов сохранилось именно на Донбассе, говорят историки

    "Донбасский менталитет", "Донбасская идентичность" - понятия, которые и до конфликта на востоке Украины были темой для дискуссий в научных и политических кругах.

    Могли ли они стать причиной сепаратистских настроений на Донбассе? Или это скорее миф, и на самом деле различий между жителями Донбасса и других украинских регионов не существует?

    "Донбасский" или "советский"

    "Есть определенные особенности донбасского менталитета, в него нужно "вписываться", - сказал когда-то Геннадий Москаль, который непродолжительное время занимал пост главы Луганской военно-гражданской администрации.

    Собеседники ВВС Украина убеждены, что все-таки есть основания для разговора о "донбасском менталитете" или идентичности. И что эту основу следует искать в советских временах, когда Донбасс играл ключевую роль в развитии промышленности СССР.

    "Региональная идентичность всегда была очень ярко выражена, еще до конфликта на востоке Украины. Донбасская идентичность превалировала над украинской", - рассказывает ВВС Украина доктор философских наук, заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха.

    "Но эта идентичность тесно связана с советской идентичностью, и тому есть объяснение. В советские времена Донбасс был уважаемым регионом Украины. Уважение тогда определялось вкладом в тяжелую промышленность и оборонный комплекс, а Донбасс больше всех работал на обороноспособность СССР", - говорит Евгений Головаха.

    С ним соглашается историк Донецкого юридического института, который переехал в Кривой Рог, Дмитрий Титаренко.

    "Большинство жителей Донбасса всегда идентифицировали себя не столько с Россией, сколько с Советским Союзом. Напомню, что стремительное развитие региона и рост численности населения приходятся на середину ХХ века. Именно тогда "советский человек" на Донбассе заявил о себе наиболее ярко", - рассказывает в интервью ВВС Украина Дмитрий Титаренко.

    Ориентация на "генералов"

    О других особенностях формирования "донбасской идентичности" говорит еще один дончанин в нескольких поколениях, ныне - руководитель проекта Digests & Analytics Ukraine Вадим Хомаха.

    "Донбасс всегда был заселен людьми, которых туда привозили: это были казаки с Дона и Запорожья, потом это были "зэки". Много лет атмосфера была тяжелой: люди не имели права куда-то выезжать, были зависимы от крупных предприятий и их руководителей", - рассказывает эксперт в интервью ВВС Украина.

    "Ориентация на "генералов"- так называли генеральных директоров этих предприятий - сформировала зависимость людей от руководителя, которого никогда не выбирали, а назначали. Такой вот царь. Система, которую построила потом Партия регионов, также основывалась именно на таких принципах", - добавляет Вадим Хомаха.

    Глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский в интервью ВВС Украина давал свое объяснение особенностям людей, которые живут на Донбассе.

    "Донецкая область - это очень патерналистская часть страны. Для местных жителей должен быть хозяин - например, государство, - который должен дать работу, чтобы у них было, на что есть и на что по рюмке выпить. Кто-то должен регламентировать и обустроить их жизнь", - утверждал он.

    Патриотизм и два полюса нации

    Автор фото, UNIAN

    Підпис до фото,

    Самоотождествление, патриотизм или сепаратизм?

    Однако донецкий журналист, руководитель Донецкого института информации Алексей Мацука настаивает на том, что говорить скорее следует о "донбасском патриотизме", а не об особенностях менталитета.

    "Безусловно, есть определенный региональный патриотизм. Не знаю, можно ли это считать менталитетом. Но обычно почему-то когда речь заходит о галицком менталитете, это - синоним патриотизма, а донецкий менталитет - это нечто антиукраинское", - утверждает он в интервью ВВС Украина.

    В то же время профессор Луганского национального университета им. Шевченко, доктор социологии Илья Кононов считает, что говорить об "идентичности" сейчас модно, но за этими разговорами "мало что стоит".

    "Самоотождествление - да, есть. Повлияли последние события в Украине на это самоотождествление - да, и повлияли травматично", - сказал он в комментарии ВВС Украина.

    Илья Кононов рассказал, что кафедра социологии, которую он возглавляет в университете (сейчас вуз работает в Старобельске Луганской области), в течение почти 10 лет - со времен Майдана 2005 года до Майдана 2014 года - исследовала различия между Донбассом и Галичиной.

    "Фактически, мы имеем два проекта нации. Первый, присущий Галиции - это согражданство, где ключевую роль играет этничность, языковая, религиозная принадлежность, и вокруг этого строится вся политика. Второй проект, который присущ прежде всего Донбассу - это общественная солидарность, которая базируется на совершенно иных принципах: политической, коллективной, профессиональной солидарности. Эти две составляющие нации сосуществуют, но и провоцируют межрегиональную напряженность, что неоднократно подтверждали и выборы, и другие политические события", - резюмирует профессор Илья Кононов в интервью ВВС Украина.

    Шок от Майдана

    Именно эти характерные особенности определили отношение Донбасса к Майдану 2014 года.

    Историк Дмитрий Титаренко считает, что жители востока Украины оказались совершенно не готовыми к целям, которые пропагандировал Майдан.

    "Один из просчетов инициаторов Майдана, по моему мнению, заключается в том, что первостепенную роль сыграли вопросы национальной идентичности. В то время как "карта" социально-экономического протеста была разыграна недостаточно, а это для Донбасса было гораздо важнее. Люди не поняли Евромайдан, их шокировала волна насилия во время революции со стороны протестующих", - рассказывает донецкий историк.

    Автор фото, AP

    Підпис до фото,

    Донбасс не понял целей Майдана, утверждают эксперты

    "Они помнят картинки "Кто не скачет, тот москаль!", или о Бандере как одном из героев-символов. Или приковывание цепями к столбам руководителей милиции, погромы органов власти, отделений милиции, захват оружия, убийства. Думаю, это сыграло свою роль перед так называемыми "референдумами" о провозглашении "республик", - добавляет Дмитрий Титаренко.

    О роли Майдана говорит и Евгений Головаха.

    "У них был большой шок, связанный с Майданом. Они, хоть и не любили власть, но как люди прагматичные, считали, что поскольку она законна, ее нельзя было устранять таким образом. Жители Донбасса считали, что Майдан был будто специально против них. Конечно, такие настроения не были характерны для большинства интеллигенции Донбасса, но в целом настроения были именно такие", - считает профессор Евгений Головаха.

    Донецкий историк Дмитрий Титаренко считает, что для многих людей, которые не разобрались в целях Майдана, "референдум" о создании так называемых "ДНР/ЛНР" был скорее шансом сохранить какую-то стабильность.

    В то же время, говорит он, российская пропаганда и информационная война стали ключевым фактором в отношении жителей Донбасса к событиям в Украине.

    "До конфликта на Востоке пророссийские партии участвовали в выборах, в том числе общественная организация "Донецкая народная республика". Но они никогда не имели поддержки, оставались на обочине, скорее были демонстрацией плюрализма политических взглядов в регионе", - говорит историк.

    Ориентация на Россию

    "Появился эмоциональный фон. Жители Донбасса были оскорблены тем, как все развивалось. На этом фоне любые провокации были успешными. И этим воспользовалась российская пропаганда", - говорит социолог Евгений Головаха.

    "После того, как Россия взяла курс на воссоздание Союза, пусть даже в его символических чертах - вспомните восстановление гимна СССР, лозунги о "собирании земель","двуполярном мире", как после либеральных 90-х началось воссоздание советских стереотипов - тогда и появились довольно значительные пророссийские настроения. На Донбассе считали, что именно Россия может вернуть приоритетность Донбасса, как это было в советское время. Уверяю, что до 2013 года таких настроений там почти не было", - считает заместитель директора Института социологии НАН Украины Евгений Головаха.

    Результат - уже в 2013 году ориентация на Россию существенно преобладала именно на востоке Украины. Согласно исследованиям Центра Разумкова, незадолго до событий на Майдане именно российский вектор называли приоритетным почти 60% жителей востока Украины.

    То, что подавляющее большинство жителей Донбасса не поняли Майдан, и, вообще, оказались в определенном вакууме, на который информационно влияла преимущественно Россия, по мнению экспертов, является еще одним доказательством того, как центральная и местная власти относились к Донбассу на протяжении многих лет и как формировалось искаженное восприятие рядовыми дончанами и луганчанами жителей других регионов Украины.

    "Современная мифология"?

    Эксперты - выходцы или бывшие жители Донбасса утверждают, что "донбасский сепаратизм" - это выдумка.

    "Как по мне, так это уже современная мифология. Никогда никакого сепаратизма на Донбассе не было", - уверяет ВВС Украина профессор Луганского национального университета им. Шевченко Илья Кононов.

    "В некотором смысле в 2014 году нежелание Донбасса воспринимать решения, которые им посылал Александр Турчинов (в начале 2014 года - исполняющий обязанности президента Украины. - Ред.), привязали к политическому сепаратизму. Таким образом, приватизировали протесты людей против центрального правительства", - считает донецкий журналист Алексей Мацука.

    "В так называемой "ДНР" говорят, что у Захарченко (лидер самопровозглашенной республики Александр Захарченко. - Ред.) рейтинг у населения неконтролируемых Киевом территорий составляет более 70%. Но это не его личная популярность. Это олицетворение протеста людей против действий центральной власти или отдельных ее представителей. В свою очередь, делается вывод, что, мол, Донбасс против Украины. Хотя на самом деле - против определенных людей, сил, которые могут быть еще более антиукраинскими по своим действиям, чем обвиняемые жители Донбасса", - отмечает Алексей Мацука в интервью ВВС Украина.

    О безосновательности использования слова "сепаратизм" в отношении Донбасса говорит и руководитель проекта Digests & Analytics Ukraine Вадим Хомаха.

    "Нет там никакого сепаратизма. Это - принципиально. Есть расхождения во взглядах на развитие Украины. Уверен, что на Донбассе мы имеем дело с целенаправленной провокацией российских спецслужб еще с начала 90-х годов. Партия регионов была использована спецслужбами для формирования не сепаратизма, а классического коллаборационизма. У нас сейчас имеет место классическая оккупация, когда так называемые "республики" - это искусственные проекты, управляемые из Москвы", - уверяет эксперт Вадим Хомаха.

    Российские власти постоянно утверждают, что не вмешиваются в дела Украины. Публично и президент Владимир Путин, и другие высокопоставленные лица РФ заявляют, что заинтересованы в сохранении суверенитета Украины и возвращении всех территорий Донбасса в ее состав.

    Скорее всего, заверения экспертов и историков из Донецка и Луганска о том, что у большинства жителей Донбасса нет сепаратистских настроений, вызовут категорическое несогласие многих жителей других регионов Украины. Потому что почти каждый после двух лет конфликта на Востоке может привести десятки примеров, доказывающих обратное.

    "Зачем мне Донбасс, который и дальше поддерживает Путина и выгоняет украинских военнослужащих. Я лично не хочу жить рядом с такими людьми. Я не хочу, чтобы лучшие сыновья Украины погибали за эти территории. Та земля не стоит их крови и жизни", - как-то заявил известный украинский писатель Василий Шкляр.

    Однако донецкий журналист Алексей Мацука призывает: "Нельзя несколько миллионов людей называть сепаратистами только потому, что им не нравится киевская власть и они не воспринимают действий украинского правительства".

    В следующем материале цикла "Донбасский узел" читайте о том, возможно ли возвращение самопровозглашенных "республик" в Украину и какова возможная цена этого возвращения.

    Русский менталитет и иммиграция: какие страны близки нам по менталитету?

    В последнее время рассуждения о русском менталитете и особенно разнице менталитетов европейцев и русских чрезвычайно политизированы. Поэтому нашим соотечественникам, выезжающим в Европу, трудно составить объективное мнение о том, насколько менталитет русского человека на самом деле отличается от европейского и в каких странах проще всего привыкнуть к местной жизни. Мы задались целью ответить на этот вопрос непредвзято и без политической подоплеки. А для этого обратились к нашим клиентам, которые уже достаточно долгое время живут в Евросоюзе.

    Распространенная ошибка

    Безусловно, русские и украинцы уверены, что знают все о западном менталитете. Однако на практике зачастую выясняется, что это не так, и наша собственная самоуверенность играет с нами злую шутку. Более того, многие люди недостаточно хорошо знают даже собственный менталитет.

    Оказавшись за границей, мы с трудом уживаемся с окружающими, даром расходуем нервные клетки и даже впадаем в депрессию от того, что вокруг нет ничего, что грело бы душу. В чем же ошибка?

    Нужно заранее узнать больше о собственном менталитете, проанализировать особенности менталитета и культурно-социальную ситуацию в стране, куда мы едем, провести сравнение и понять ментальные отличия. Анализ поможет нам оценить, насколько гармонично мы «впишемся» в новую среду.

    Русский менталитет: его особенности

    Что же такое русский менталитет? Википедия дает следующее определение: «Менталитет – совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей, ценностных ориентаций и установок, присущих социальной или этнической группе, нации, народу, народности».

    Во множестве социологических исследований фигурируют такие признаки русского менталитета

    • стремление поставить общественные интересы выше личных
    • чувственное восприятие реальности
    • открытость, искренность и добросердечность
    • проявления милосердия
    • отрицательное отношение к формальностям
    • предвзятое отношение к окружающим
    • нелюбовь к тем, кто «высовывается» и кому «больше всех надо»
    • тяга к спорам
    • приверженность к даровым продуктам
    • стремление решить проблемы полюбовно и в неофициальной обстановке
    • пренебрежительное отношение к здоровью

    Отличие западного и восточного менталитета

    Психологи отмечают следующие отличия русского менталитета от западного

    Российский менталитетЕвропейский менталитет
    Мы чаще полагаемся больше на эмоции, чем на рациональный подход.Народы севера Европы поступают наоборот, доверяясь логике и разуму.
    Нам чужд размеренный уклад жизни, и мы не отказываем себе в спонтанном празднике.В Северной и Центральной Европе в этом смысле строго придерживаются дат календаря.
    Мы редко планируем свои расходы и жизнь в целом, что связано с частыми кризисами и экономической нестабильностью.В Австрии, Швейцарии, Великобритании жители иногда чересчур педантично подходят к данному вопросу и скрупулезно расписывают свой ежедневник на месяц вперед.
    Для русского менталитета характерна сентиментальность. Мы легко проникаемся чувствами других людей, умеем сопереживать.В Италии и Франции не принято рассказывать малознакомому человеку о семейных проблемах и выслушивать подобные откровения.
    Мы любим говорить по душам, легко делимся своими личными проблемами.В Европе умеют держать дистанцию даже с близкими друзьями и не говорят на личные темы.
    Мы чрезвычайно отходчивы. Даже крупная ссора может быть забыта после быстрого примирения.Европейцы не мстительны, однако после ссоры с человеком могут совершенно порвать отношения без возможности их восстановления
    Нам свойственен так называемый социальный конформизм – желание, чтобы все было «как у людей», и о нас никто не мог бы подумать плохо – даже в ущерб нам самим.Европейцы привыкли пользоваться развитой системой услуг, которая ставит в центре социальной жизни индивидуум со всеми его потребностями.
    Выходцев из России, Украины, Беларуси в Европе часто называют консерваторами, которым нелегко дается овладение новыми технологиями и в целом чужда смена уклада жизни.В Европе любая новинка, новейшая технология вызывает живой интерес даже пожилых людей, так как они воспринимают ее появление как шаг к улучшению качества собственной жизни.

    Менталитет русского народа на европейской почве

    Когда всё по полочкам

    Неужели между нами и европейцами лежит пропасть, которую не преодолеть? Вовсе нет! Стоит заметить, что странах СНГ достаточно много людей, имеющих характер и черты, сходные с европейскими. Для них социальная адаптация проходит максимально быстро и легко.

    «Австрия оказалась очень комфортной страной для меня, – отмечает клиент нашей компании Дмитрий Шашков из Зальцбурга. – Я переехал сюда по инвестиционной программе, чуть более года жил со статусом ВНЖ, а теперь вот уже 7 месяцев как получил австрийский паспорт. Сразу замечу, что большинству моих знакомых из Москвы пришлось бы здесь тяжеловато. Австрийцы – народ деловой и живущий по расписанию. Они даже веселятся и расслабляются в строго отведенные часы, что для русского человека диковато. Однако такой уклад жизни подходит мне на 100%. Я исповедую прагматизм и люблю, когда все разложено по полочкам. Ты четко планируешь свое будущее и знаешь, что за углом тебя не подстерегают неожиданности».

    Полезные черты

    А многие иммигранты находят в менталитете, культуре, традициях чужого народа чрезвычайно полезные для себя черты и с удовольствием заимствуют их. Казалось бы, что общего между русскими и англичанами…

    «Еще до того, как я оформил ВНЖ в Великобритании и стал вести здесь бизнес, мне казалось, что мы довольно разные, – делится впечатлениями Григорий Лозовой из Кембриджа. – На практике все вышло иначе. Британская душа не менее загадочна, чем русская. Они так же любят критиковать себя и тут же восторгаются собой. Причем, их самокритике стоит позавидовать. Они очень щепетильно относятся к своим успехам, особенно в бизнесе, тщательно планируют дела. А неудачи переживают, наверное, не менее трагически, чем наши соотечественники. Что я с удовольствием перенял у англичан, так это их целеустремленность и уверенность в собственных силах».

    Южный темперамент

    Если вы считаете, что менталитет западной цивилизации – это прагматизм, отстраненность и холодность, то южные народы (греки, испанцы, португальцы) совершенно не попадают под эти определения.

    «Создается впечатление, что испанцы зациклены на собственных удовольствиях,  – рассказывает Андрей Картуш из Барселоны. – Для них бурные развлечения – это обычное занятие, которому они могут предаваться круглосуточно. Такой образ жизни зачастую сказывается на их работе, что очень роднит их с нами. Они запросто могут проспать, опоздать. В то же время отличаются энергичностью. По сравнению с испанцами даже самые экспрессивные русские отходят на второй план. Вы думаете, почему наших соотечественников так много в Испании? С русскими у испанцев много общих черт: недостаточная организованность, непредсказуемость. Если бы не их чересчур «выпирающий» индивидуализм, я бы сказал, что это те же русские, но гораздо более экспрессивные. Подкупает то, что испанцы чрезвычайно просты, общительны, искренни, гостеприимны. Вот поэтому русским комфортно в Испании. Я купил здесь недвижимость, оформил ВНЖ Испании и живу уже третий год, не испытывая проблем с адаптацией».

    Если дружба, то надолго

    Есть страны, которые предпочитают жители определенных стран или даже регионов. В частности, Венгрию для иммиграции выбирают жители Украины, особенно ее западных регионов. Здесь более высокий уровень жизни, доступные цены и выгодные условия для получения ВНЖ и гражданства.

    «Уже полтора года, как мы переехали в Будапешт из Киева по программе «ПМЖ за инвестиции», – говорит наша клиентка Ирина Колганова. – Венгрия близка нам по менталитету хотя бы потому, что долгое время также была социалистической страной, и это наложило отпечаток на ее жителях. Венгры противоречивы: в них объединены черты Востока и Запада. В одном и том же человеке вы можете заметить турецкое радушие и германскую скаредность. Но чаще всего мы встречаем позитивных, приветливых людей, особенно среди молодежи. Венгры намного спокойнее и рассудительнее русских. Вероятно, наша эмоциональность и непредсказуемость их отпугивает. Тем не менее, они лояльно относятся к мигрантам, с ними не так просто ужиться, но если дружба сложилась, то не пожалеешь».

    Русский менталитет глазами иностранцев

    К сожалению, очень многое в отношениях русских с европейскими народами подпортила политика. Также еще жива память о деятельности советского правительства, Второй мировой войне. Это необходимо учитывать при выборе страны для иммиграции.

    Если говорить о странах, в которых иностранцы о русском менталитете отзываются положительно, то это Греция, Испания, Португалия, Сербия, Словения, Мальта. С народами этих стран у нас практически не возникало исторических конфликтов, поэтому там вас примут максимально радушно.

    Вполне терпимо относятся к русскому менталитету в Венгрии, Великобритании, Австрии, Нидерландах, Франции. Недаром именно в этих странах проживает наибольшее количество выходцев из стран СНГ.

    Выбирая страну для оформления ВНЖ или гражданства, обязательно анализируйте особенности собственного менталитета и сравнивайте с менталитетом местным. Только таким способом вы защитите себя от ненужных конфликтов и негативного опыта.

    В свою очередь, мы в своем блоге продолжим информировать вас о наиболее выгодных иммиграционных программах стран Европы и отвечать на ваши вопросы и комментарии. Подписывайтесь на наши обновления и будьте в курсе событий!

    Определение менталитета по Merriam-Webster

    мужчины · тал · я · ти | \ men-ˈta-lə-tē \ 2 : способ или образ мышления : мировоззрение империалистический менталитет девятнадцатого века - Джон Дэвис

    Ментальное поле культуры, понятие менталитета (менталитета)

    7.3. Ментальное поле культуры

    Понятие менталитета (менталитета)

    В любом случае человек должен знать, что, как и для чего он делает. Что - это знание; as - регуляторы, т.е. способы, методы, правила деятельности; зачем - цели, определяемые ценностями и идеалами. Вместе они образуют культурного потенциала этой деятельности, ее смыслового содержания. Все формы человеческой деятельности - работа в любой профессиональной сфере, игра, учеба, ведение домашнего хозяйства и т. Д.- имеет свой культурный потенциал. Обычно это имеет в виду, когда говорят, например, о культуре работы или жизни. Именно благодаря его наличию любая форма деятельности приобретает культурный характер, т.е.также выступает как форма культуры.

    Таких сфер человеческой деятельности (и, соответственно, форм культуры), которые были бы полностью изолированными, никак не связанными с другими ее сферами, не существует. Каждая из его областей так или иначе сочетается с другими и оказывает на них большее или меньшее влияние.Воздействие - это не только прямое использование процессов или результатов одного вида деятельности в других его формах. Не менее важным является смысловое взаимодействие различных сфер деятельности друг с другом. В этом взаимодействии знания, регуляторы и ценности из одной формы культуры передаются другим, осмысляются там и участвуют в развитии их содержания. Другими словами, культурный потенциал любой сферы деятельности выходит за ее пределы.Чем он больше, тем шире и сильнее его влияние на другие области культуры.

    Культурный потенциал подобен «чувственному заряду», вокруг которого, как и вокруг электрического заряда, образуется некое «силовое поле». Поле - назовем его семантическим, или ментальным, - распространяется на соседние кварталы культурного пространства (как это происходит с электрическим полем, распространяющимся в физическом пространстве). Поясним это на примере игральных карт.Его ментальное поле охватывает многие области культуры. Можно было бы заполнить многие страницы простым перечислением произведений искусства, посвященных проблемам и коллизиям, возникающим в карточных играх и в жизни игроков («Пиковая дама» Пушкина и опера Чайковского по этому сюжету, Гоголевская спектакль «Игроки», роман Достоевского «Игрок» и др.). Карты были и остаются моделью, которую используют ученые в области теории вероятностей, теории случайных процессов, математической статистики, теории принятия решений, математической теории игр.

    Ментальные поля, окружающие различные культурные формы, перекрываются и образуют общее ментальное поле, которое пронизывает пространство культуры в целом. Перемещая смыслы из одной формы в другую, общее ментальное поле культуры создает объединяющую их единую смысловую среду. Он приспосабливает различные культурные явления друг к другу, помещает их в общий контекст, подводит их под общую основу. Из-за формирования ментального поля разнородное, разного происхождения, заимствованное из разных культур и вначале плохо сочетающееся знания, ценности, регуляторы интегрируются в более или менее целостную систему.

    Ментальное поле культуры можно сравнить с гравитационным полем в астрономической вселенной. Каждая национальная культура или наднациональный социокультурный мир выступает своеобразной «галактикой» во Вселенной Культуры. Все тела в астрономической галактике, с одной стороны, образуют ее гравитационное поле, с другой - погружаются в него и испытывают его воздействие. Так и в культурной «галактике»: все культурные формы, которые входят в нее, участвуют в создании ее ментального поля и в то же время находятся под ее влиянием.

    Ментальное поле - это тот дух культуры, который так часто поражает незнакомцев, пытающихся его понять. Под влиянием ментального поля в обществе вырабатывается характерный для данной культуры набор представлений, переживаний, жизненных установок людей, определяющий их общее видение мира. Этот набор называется менталитетом , менталитетом или . Менталитет - это проекция ментального поля культуры на психику людей.

    Психология - сложное определение. Это звучит как иностранный термин. Действительно, это слово заимствовано из французского языка. Однако это тот случай, когда обращение к иностранному слову оправдано, поскольку в научной терминологии США нет эквивалента французскому «менталит». Л. Леви-Брюль использовал это слово для обозначения особого «юридического мышления» дикарей, а историки так называемой «школы летописей» Л. Февр, М. Блок и другие использовали его для обозначения общего настроения. ментальный настрой, коллективная психология, «ментальные инструменты» людей, принадлежащих к одной культуре.При этом они имели в виду сознательное и бессознательное содержание идей, мыслей, чувств людей. Историкам и культурологам необходимо анализировать не только то, что люди осознают, но и то, что остается (бессознательным и плохо осознанным) в них (в их ментальности!). А в научном языке Соединенных Штатов есть термины «сознание» и «бессознательное», но нет термина для содержания сознания и бессознательного вместе взятого. (Понятие психики имеет более широкое значение, поскольку охватывает не только содержание, но и формы психической деятельности).Слово «менталитет» заполняет этот пробел, обозначая то, что в той или иной степени выражается в таких словосочетаниях, как «образ мышления», «образ мышления», «настроение», «духовное отношение», «картина мира», стиль культуры и скоро. «Менталитет выражает повседневное проявление коллективного сознания, которое не отражается и не систематизируется посредством преднамеренных умственных усилий мыслителей и теоретиков».

    Можно выделить следующие особенности менталитета.

    1. Менталитет отражает специфические черты определенного типа культуры, своеобразный образ мышления, развивающийся у тех, кто принадлежит к данной культуре.«Если мы вычтем из общественного сознания то, что составляет общее человечество, в остальном мы обнаружим менталитет общества». Например, гнев против убийцы, который убил родственника, является универсальным свойством, а кровная месть - чертой менталитета, характерной для общества с примитивной культурой. Психика обусловлена ​​не универсальными механизмами и законами психики, а особенностями культуры. Универсальные человеческие механизмы и законы психики называются культурно независимыми в том смысле, что они одинаковы у представителей всех культур.Менталитет всегда культурно зависимый, т.е. его содержание определяется культурой и различается в разных культурах.

    2. Психология исторически обусловленное явление . Социальные преобразования и эволюция культуры приводят к изменению менталитета. Но его изменение - относительно медленный процесс. В отличие от краткосрочных, изменчивых настроений общества, общественного мнения и эмоциональных порывов, которые могут охватывать большие массы людей и весь народ в целом, менталитет устойчив и консервативен.Он сохраняется практически в одном и том же виде на протяжении всех исторических эпох. Трансформация его происходит только благодаря значительным культурным изменениям.

    3. Психология - часть структуры индивидуальной психики человека в процессе его приобщения к данной культуре. Все остальные познают менталитет своего народа, осваивая национальный язык, слушая сказки и колыбельные, приспосабливаясь к повседневным условиям жизни.Психология личности, складывающаяся с раннего детства, включает как общие установки национальной культуры, так и их вариации, связанные с особенностями субкультурной среды, в которой живет человек. На протяжении всей жизни менталитет человека может видоизменяться, но это происходит только тогда, когда он попадает под влияние ментального поля новой культурной формы и, как правило, связан с глубокими психологическими изменениями.

    4. В менталитете публика и личность сливаются воедино и становятся неотличимыми. Это также социальный феномен, который действует как социокультурная реальность, независимая от индивидов, и личный феномен, характеризующий психику индивида. Менталитет народа - это одновременно менталитет его отдельных представителей. Социолог Э. Дюркгейм назвал такого рода ментальные образования «коллективными представлениями», подчеркнув, что они «не зависят от личностной природы индивидов», хотя и существуют в их головах. Эти представления не создаются отдельными людьми, а навязываются извне, из «коллективной жизни» в общей культурной среде.По словам А.Я. Гуревич, у человека не только есть определенный менталитет, но и он «обладает».

    5. Психология укореняется в бессознательных глубинах психики человека, и его носители могут реализовать свое содержание только ценой особых усилий. Психические установки обычно кажутся человеку чем-то само собой разумеющимся, и он просто исходит из них в своем мышлении и поведении, не понимая, почему он так думает и действует, а не иначе. Вопрос: Каков ваш менталитет? бессмысленно.Психология может быть проверена только извне, отслеживается нами там, где мы видим нечто непохожее на самих себя. «Мы сами не замечаем особенностей своего менталитета, так как не замечаем дышащий воздух. Это очень затрудняет его анализ. Но даже если личность может отражать и объяснять (т.е. четко артикулировать) свои умственные установки, она скорее всего, будет считать их своими собственными внутренними убеждениями, сложившимися в ее жизненном опыте, а не заимствованными извне.Поэтому менталитет человека сложно перестроить.

    менталитет - определение и значение

  • Если у меня не будет Хиллари, я буду голосовать за Маккейна. Менталитет - это глупо.

    Шнайдер: аргумент об избрании проваливается

  • Но менталитет вождя особенно распространен в Ираке.

    Пять дней в Фаллудже

  • Но менталитет вождя особенно распространен в Ираке.

    Пять дней в Фаллудже

  • Лучший пример менталитета - звукозаписывающая и киноиндустрия.

    Think Progress »Сара Пэйлин защищает свою роль спекулянта чаепития и объявляет о своем участии в другом мошенничестве

  • Лучший пример менталитета - звукозаписывающая и киноиндустрия.

    Think Progress »Сара Пэйлин защищает свою роль спекулянта чаепития и объявляет о своем участии в другом мошенничестве

  • Я думаю, что во многом этот менталитет - это пережиток старого золотого стандарта.

    Рост за счет экспорта ?, Арнольд Клинг | EconLog | Библиотека экономики и свободы

  • Из-за него мы разбили несколько зондов на Марс, и я хотел бы сказать, что его менталитет также является фактором, способствовавшим аварии в Колумбии.

    Кто будет следующим администратором НАСА? - НАСА Часы

  • Мы, наконец, одержали эту победу, и я думаю, что менталитет - это страх перед Герцогом.

    USATODAY.com - Террапины дают чаевые Герцогу в сверхурочное время, чтобы выиграть национальный чемпионат

  • По сути, он продолжал говорить, что Ирану и Соединенным Штатам нужно просто сесть и сказать, что мы узнаем друг друга, и он сказал, что причина, по которой он считал, что этого не происходило все эти годы, заключалась в том, что обе страны застряли в то, что он называет менталитетом , менталитетом, при котором каждая страна не желала выглядеть слабой, делая первый шаг.

    Расшифровка стенограммы CNN 21 февраля 2007 г.

  • У меня было искушение ответить примерно так: понаблюдайте за ребенком с лего или в песочнице, и легко увидеть, что построение / собирание « менталитет » в основном связано с нашим интеллектуальным любопытством, и поэтому, вероятно, всегда было определенное % поп-группы, которые продолжали бы это делать - не обязательно, чтобы это стало профессией - или вернулись бы к этому, когда позволят удачи или обстоятельства.

    Места, которые мы делаем для себя

  • (PDF) Концепция женского профессионального менталитета

    290 Б. Штрикова Дарья / Процедуры - Социальные и поведенческие науки 86 (2013) 289 - 294

    Цель исследования - выделить систему социальных и психологических установок, существующих в оценке

    женского профессионализма, а затем охарактеризовать особенности формирования женского профессионального менталитета.

    Задачи исследования:

    1.Выделить общие положения в современных подходах к определению понятия «ментальность»;

    2. Дать авторское определение термину «профессиональный менталитет»:

    3. Обозначить группы факторов, влияющих на формирование профессионального менталитета;

    4. Выделить особенности профессионального мышления;

    5. Описать специфические условия формирования женского профессионального менталитета;

    6. Обозначить систему социальных и психологических установок, существующих по отношению к женскому профессионализму

    .

    К основным каналам трансляции менталитета можно отнести классические, фольклорные и другие распространенные тексты, языковые структуры, предметы повседневного обихода

    , типичные примеры поведения.

    Т.Г. Стефаненко пишет, что «психика тесно связана с областью коллективного бессознательного» [29,

    .137]. Можно согласиться с тем, что менталитет пересекается с коллективным бессознательным, но не исчерпывается им,

    «менталитет» означает нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознательного, логическое и эмоциональное, т.е.е. глубокий

    и поэтому трудно закрепленный источник мышления, идеологии и убеждений, чувств и эмоций »[2. .20].

    Под менталитетом обычно понимается общее духовное настроение, скорее полный набор мыслей, основанный на

    архетипах. который создает картину мира и скрепляет единство любого сообщества

    Многие ученые отмечают, что ментальность - это не индивидуальная сущность [30, 31, 32], а характеристика группы

    . Современные подходы к определению Понятие «менталитет» имеют следующие общие положения:

    1.Психология - это характеристика группы.

    2. Понятие «менталитет» применяется к определенной этнической общности, закрепленное опытом поколений.

    3. Менталитет постоянная часть социальной информации.

    4. Менталитет нелогичен и включает как сознательные, так и бессознательные установки людей.

    Согласно вышесказанному, можно предположить, что психические установки включают в себя эмоциональную и

    рациональную сферу, соотношение между которыми зависит от социальных и психологических особенностей людей, проживающих в данной социокультурной среде.

    В контексте западной науки понятия, относящиеся к сфере рационального, например «мышление»,

    «разум», «разум» наиболее близки к понятию «ментальность». Рационализм, господствующий в западной культуре,

    влияет на научные исследования, особенно в гуманитарных науках, соответственно совершенно естественно, что в контексте

    западного научного менталитета соответствует прежде всего рациональной основе. Интересно, что в России понятие «менталитет»

    ближе к эмоциональной сфере, чем соотносится с такими понятиями, как «отношение», «имидж»,

    «взгляд».

    В современной среде актуализируется феномен профессиональной ментальности [13], [33], [34], [35],

    [36]. Анализ концептуальных подходов к понятию «менталитет» позволяет сделать вывод, что

    профессиональный менталитет может быть раскрыт через систему социально-психологических установок, созданных под влиянием национального менталитета, полученного из ближайшего социального окружения и общества. приобретенная личностью.

    Профессиональный менталитет - это система сознательных и бессознательных социально-психологических установок

    , состоящая из стереотипных мнений, суждений, оценок, которые лежат в основе коллективных представлений о профессиональной деятельности

    и индивидуальных представлений о своем месте в профессиональной деятельности.

    Большинство авторов, рассматривающих менталитет с позиций философии и культурологии, утверждают

    , что менталитет характеризуется стабильностью и его можно рассматривать как наиболее постоянную социальную информацию

    , которая наименее подвержена изменениям.

    Считаем, что механизм изменения профессионального менталитета носит специфический характер: он осуществляется

    не путем кардинальной «перестройки», а посредством ламинирования существующего социально-психологического

    простого «дополнения», а как постепенное изменение смыслового содержания профессиональной деятельности.Таким образом, постепенно один из

    слоев теряет актуальность и стирается, а другие добавляются и на этот процесс можно влиять.

    What Is Mob Mentality?

    Ментальность толпы, менталитет стада, менталитет стаи, групповое мышление или психология толпы - у этой концепции много названий. Все они сводятся к одной и той же идее: на людей влияет большая группа. Независимо от того, включает ли эта группа людей из вашего класса, вашего района или целой нации, вы можете столкнуться с менталитетом толпы.

    В 1950-х годах исследователи провели знаменитый эксперимент соответствия, который показал, насколько легко люди подчиняются или изменяют свое поведение, чтобы соответствовать социальным нормам. Было задействовано:

    • Единственного участника поместили в комнату с семью сообщниками под прикрытием.
    • Аш представил группе четыре строки, цель которых состояла в том, чтобы определить, какие две строки имеют одинаковую длину.
    • Несмотря на то, что ответ был очевиден, тайные сообщники умышленно дали неверный ответ.
    • Последний ответил реальный участник.
    • Цель эксперимента заключалась в том, чтобы увидеть, даст ли реальный участник ложный ответ - в соответствии с сообщниками - даже если правильный ответ был ясен.

    ‌ Результаты оказались неожиданными. Около трети реальных участников ответили неправильно. Они согласились с неправильным ответом остальной группы.

    Почему они это сделали? Когда участники услышали неправильный ответ, некоторые начали верить, что неправильный ответ был на самом деле правильным.Участники согласились в основном потому, что они хотели соответствовать остальной группе и думали, что остальная часть группы была более информирована, чем они были.

    Degrees of Mob Mentality

    Эксперименты Аша по соответствию были искусственно созданными сценариями, с которыми вы, вероятно, не столкнетесь в реальной жизни. Однако у вас, вероятно, есть регулярные шансы попасть в ловушку менталитета мафии, даже не осознавая этого.

    Менталитет повседневной толпы. Соответствие группе редко бывает осознанным или драматичным.В повседневной жизни подумайте, как часто вы ходите в определенные места, смотрите определенные шоу или едите определенные продукты, потому что это делают ваши друзья. Этот процесс упрощает принятие решений и не дает вам выделиться в группе.

    Поведение толпы. Публичные группы и толпы - наиболее очевидные примеры менталитета толпы. Собираясь, чтобы скорбеть, протестовать или подбодрить спортивную команду, толпа может быстро принять групповой менталитет.

    Продолжение

    Одна из опасностей менталитета толпы - это тип влияния, которое она может иметь.Согласно исследованию менталитета толпы, небольшая часть населения в толпе принимает осознанные решения, которым подчиняются другие люди. Чем больше становится группа, тем меньше ее информированных членов.

    Эта ситуация может стать опасной. По мере того, как восприятие и действия толпы меняются и согласовываются, событие может стать насильственным. Однако при организованном руководстве убеждения толпы можно информировать и направлять более подходящим образом.

    Причины

    Вы можете попасть в ловушку менталитета мафии по нескольким причинам.Если несогласие с группой представляет опасность, вы, скорее всего, промолчите. Этот риск может быть небольшим, например, получить непристойный взгляд, или большим, например, быть наказанным.

    Вы, вероятно, не будете соответствовать группе, с которой не имеете ничего общего. Есть несколько ситуаций, в которых вы можете оказаться более открытыми для менталитета толпы.

    • Ваша группа переживает стрессовую ситуацию.
    • Руководство группы устрашающее или властное.
    • Группа склонна соглашаться по каждому решению.
    • Нет заранее определенного процесса для принятия решений.
    • Группа взаимодействует только сама с собой.

    Какие знаки?

    Со стороны легко определить менталитет толпы. Вы можете искать следующие признаки:

    • Оптимизм, игнорирующий риски (чувство неуязвимости)
    • Частое обоснование несовпадающих мнений
    • Вера в то, что моральные стандарты группы должны применяться ко всем людям
    • Самоцензура для сохранения статус-кво
    • Вера в иллюзию того, что все находятся на одной странице

    Как избежать менталитета мафии

    Может показаться, что идти против менталитета толпы - идти против течения.Если вы хотите помочь остановить менталитет толпы, вы можете использовать следующие инструменты:

    • Подчеркните, включая людей и их точки зрения
    • Определите и проанализируйте невысказанные правила или предположения в вашей группе.
    • Регулярно признавайте любые предубеждения, которые у вас могут быть.
    • Практика принятия решений.
    • Не наказывайте честных или несогласных.

    правительственность | Определение, концептуальные элементы и факты

    Правительственность , подход к изучению власти, при котором особое внимание уделяется управлению поведением людей с помощью позитивных средств, а не суверенной власти формулировать закон.В отличие от дисциплинарной формы власти, управляемость обычно ассоциируется с добровольным участием управляемых.

    Концепция управляемости берет определение правительства как осуществление организованной политической власти нацией или государством (см. Также национальное государство) и расширяет его, чтобы включить активное согласие и готовность людей участвовать в их собственном управлении. Он предлагает, чтобы управление государством было только одной формой правления, что термины государство и правительство не синонимичны, и что действия, предпринимаемые одним государством, не могут привести к желаемым результатам.

    Правительственность , выражение, первоначально сформулированное французским философом 20-го века Мишелем Фуко, объединяет термины правительство и рациональность . Правительство в этом смысле относится к поведению или деятельности, призванной формировать, направлять или влиять на поведение людей. Поведение приобретает значение, выходящее за рамки руководства и направления. Это также относится к «поведению самого себя», где чувство самоуправления является руководящей силой. Рациональность как форма мышления, которая стремится быть систематической и ясной в отношении того, как вещи или должны быть, предполагает, что прежде чем люди или вещи можно будет контролировать или управлять, они должны быть сначала определены.Поэтому государство разрабатывает системы для определения групп населения, которые делают их известными и видимыми. Они включают механизмы управления и администрирования (рабочие процессы, процедуры, правила) и способы классификации лиц или групп (по доходу, расе, профессиональным категориям и категориям персонала), которые позволяют их идентифицировать, классифицировать, упорядочивать и контролировать.

    Властные отношения

    Правительство рассматривает власть как производительную. С этой точки зрения цели властных отношений принимают три формы, лежащие в основе современной власти.Суверенная власть рассматривается как осуществление власти над подданными на территории или в штате (налогообложение, законы), дисциплинарная власть рассматривается как регулирование порядка людей на территории (школы, армия, работа), а правительство задумано как форма власти. озабочены возможностями и отношениями между людьми как ресурсами, которые необходимо развивать и оптимизировать. Хорошее правительство рассматривается как выходящее за рамки осуществления суверенной власти с целью способствовать процветанию, здоровью, долголетию, производительности и счастью населения.Признано, что политическая власть осуществляется разными способами через различные агентства, социальные группы и методы, которые могут быть лишь слабо связаны с формальной бюрократией государства. Правительственность, таким образом, заинтересована в анализе механизмов управления и конкретных и разнообразных процессов или практик, существующих внутри и за пределами государственных институтов, которые пересекают области, которые обычно считаются отдельными, например, государство, общество и семья. Правительство рассматривается не как единственное действующее лицо, а, скорее, как совокупность различных элементов, практик и способов мышления, которые объединяются для постановки и решения проблем.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Управление как статья

    Правительственность не имеет намерения вытеснить понятие государственной власти, когда власть обычно осуществляется вертикально посредством применения решений, бюрократической структуры или правил. Правительственные органы, однако, предлагают использовать дополнительный горизонтальный подход для понимания лежащих в основе отношений, которые составляют людей и институты внутри населения.Его главная задача - как мы управляем другими и собой, как правительство становится единым для «всех и всех» или как выражает озабоченность не только для населения в целом, но и для каждого отдельного члена населения. Хотя государство может присваивать личности тем, кто управляет, там, где поведение более или менее предписано (например, исполнительная власть, губернатор), существует более тонкий смысл того, как влиять на направление поведения управляемых. С этой точки зрения управление - это искусство, предполагающее творческое применение интуиции, знаний и навыков в администрировании и управлении.

    Ричард Хафф

    Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

    • Суверенитет

      Суверенитет, в политической теории, высший надзиратель или власть в процессе принятия решений в государстве и в поддержании порядка.Концепция суверенитета - одна из самых противоречивых идей в политической науке и международном праве - тесно связана со сложными концепциями государства и правительства и независимости…

    • закон

      Закон, дисциплина и профессия, связанные с обычаями, практикой и правилами поведения сообщества, которые признаны обществом обязательными.Обеспечение соблюдения свода правил осуществляется контролирующим органом.…

    • правительство

      Правительство, политическая система, которой управляет и регулирует страна или сообщество. Большинство ключевых слов, обычно используемых для описания правительства - таких слов, как монархия, олигархия и демократия - имеют греческое или римское происхождение.Они существуют более 2000 лет и еще не исчерпали своей полезности.…

    Менталитет основателя: как преодолеть предсказуемые кризисы роста (0001633691160): Зук, Крис, Аллен, Джеймс: Книги

    «вдумчивое и хорошо изученное исследование проблем, с которыми сталкиваются компании по мере их роста, с практическими уроками для основатели, стремящиеся к долгосрочному устойчивому росту своей компании ». - Inc. magazine

    «Это очень вдумчивое и достоверное исследование ключевой проблемы, с которой сталкиваются все организации при их масштабировании, что заинтересует учредителей и тех, кто обеспокоен долгосрочным здоровьем своих организаций». - Irish Times

    «В то время как скорость, инновации, большие данные и сбои являются модными бизнес-словечками дня, лучшие книги 2016 года приводят доводы в пользу более продуманного и внимательного, ориентированного на человека, инклюзивного и сознательно конструктивного подход к делу.Изменения витают в воздухе, и технологии находятся на подъеме, но бизнес по-прежнему остается делом человека, и он должен быть гуманным. В медиа-климате, в котором преобладают Twitter-штормы и звуковые фрагменты, важно глубже погрузиться в проблемы и получить более полную информацию, прежде чем принимать меры. Эти книги помогают в этом ». - Редакционный директор Дилан Шлейхер в длинном списке бизнес-книги года по версии 800-CEO-READ 2016, который включает МЕНТАЛИТЕТ ОСНОВАТЕЛЯ

    «Как основатель, я понимаю.Я очень забочусь о своей компании. Я понимаю, что значит иметь рядом основателя. Я думаю, твоя книга такая интересная, так что продолжай ». - J.J. Абрамс, MSNBC «Ваш бизнес»

    «В хорошей книге я ищу людей, которые совершили массу ошибок, чтобы я мог у них поучиться. Одно из наблюдений в The Founder's Mentality [Крис Зук и Джеймс Аллен] считает, что компании, возглавляемые основателями, в целом лучше работают на фондовом рынке ». - Чие Хуанг, соучредитель и генеральный директор Boxed, о том, что он читает на высоте 30 000 футов, как видно из Forbes

    «Крис Зук и Джеймс Аллен отлично поработали, чтобы выразить эту теорию словами.Их книга « The Founder’s Mentality » является результатом большого количества исследований и тысяч часов опыта этих двух старших партнеров Bain ». - Management Today , UK

    «Захватывающий и достойный внимания». - Аманда Ланг, Bloomberg GO

    «Если ваша компания не развивается так, как ожидалось, смотрите наизнанку, а не наружу. Скорее всего, ваши проблемы связаны не с рыночными силами, а с такими проблемами, как дистанцирование от основных принципов, глухота к голосу потребителя, а иногда и основатель, не уполномочивающий своих сотрудников.Это некоторые из идей, почерпнутых из The Founder’s Mentality ». - USA Today

    «Лето пришло, и каждому нужна одна или две книги по бизнесу, чтобы прочитать. Я рекомендую «Менталитет основателя: как преодолеть предсказуемые кризисы роста» двух очень старших партнеров и руководителей стратегической практики Bain & Company - Криса Зука и Джеймса Аллена. - Forbes.com

    «Отлично… Книга Зука и Аллена фокусируется на том, как справиться со следующей дилеммой: как мы можем управлять ростом, не разрушая того, что сделало нас великими? Менталитет основателя заставляет нас ценить великолепие IKEA и предпринимать практические шаги, чтобы держать менталитет основателя во главу угла при определении стратегии, способах найма людей на передний план и разработке систем вознаграждения.»- Психология сегодня

    « Крис Зук и Джеймс Аллен известны своими книгами по стратегии ... Их новая книга [ The Founder's Mentality ] является отклонением в том смысле, что они впервые обращают свое внимание, от внешней стратегии до внутренней , но он продолжает их пятнадцатилетнюю тенденцию фокусироваться на корнях компаний в процессе оказания им помощи в периоды роста. В этом смысле Зук и Аллен остаются верными своей сути - своему основному исследованию роста компаний, которое огромно и впечатляюще, и их основной цели - помогать лидерам в этом процессе.Еще одна согласованность во всех их книгах - отличное сочетание исследований и повествования ». - 800-CEO-READ (Выбор редакции)

    «Менталитет основателя сочетает в себе страсть с наглостью ради успеха… Результатом такого менталитета является бонус для акционеров. Когда г-н Аллен и г-н Зук посмотрели на доходность акционеров в S&P 500 за 15 лет, они обнаружили, что фирмы с сильным влиянием учредителей работают в 3,1 раза лучше ». - Financial Times

    «Это очень вдумчивое и достоверное исследование ключевой проблемы, с которой сталкиваются все организации при их масштабировании, что заинтересует учредителей и тех, кто обеспокоен долгосрочным здоровьем своих организаций.»- The Irish Times

    « Если вы ведете бизнес на ранних стадиях роста или считаете, что установка на «ранний рост» будет иметь решающее значение для помощи вашему бизнесу, тогда The Founder's Mentality обеспечит видение, необходимое для начала планирования. Авторы книги провели обширное исследование компаний в США и за рубежом и использовали эту информацию для выработки основных, практичных принципов, которые могут немедленно переключить ваш мозг (и мозг ваших сотрудников) на новый образ мышления.»- Small Business Trends (smallbiztrends.com)

    « Дуэт Криса Зука и Джеймса Аллена оказался в яблочко. С The Founders Mentality они написали книгу, которая практична и технически надежна, с шестью из шести звездочек… Купите эту книгу ». - Borsen (Дания)

    «… наполнено примерами того, как такие крупные компании, как Apple, Haier, Google, IKEA и Nike, смогли сохранить связь со своими основными ценностями, даже несмотря на то, что они стали массовыми.»- Inc.

    ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ СЦЕНА за Менталитет основателя :

    Карлос Брито, генеральный директор Anheuser-Busch InBev -
    « Концепция «менталитета основателя» и, в частности, наша Культура «владения» играет ключевую роль в нашем развитии и росте как компании. Воспоминание о том, как мы изначально добились успеха, помогло нам действовать смело и быстро с бунтарским складом ума. Эта книга предлагает отличные идеи для владельцев и руководителей бизнеса.»

    Майкл Делл, основатель и генеральный директор Dell Inc. -
    « Как основатель я сильно перекликаюсь с темами Менталитет основателя , особенно в отношении огромной важности скорости, особой сосредоточенности и способностей. инвестировать на длительный срок ».

    Адриан Гор, основатель и генеральный директор Discovery Group -
    «Зук и Аллен делятся бесценным пониманием того, как сохранить основную цель, перспективы и энергию компании, не допуская ее ослабления институционализацией.Их работа сыграла важную роль в том, как мы с моей руководящей командой думаем о нашей культуре, нашей структуре и нашей бизнес-модели ».

    Линда Роттенберг, соучредитель и генеральный директор Endeavour Global -
    «В этой убедительной и тщательно проработанной книге Зук и Аллен представляют дорожную карту для успешного роста.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *