Разное

Понятие человечность: Понятие человечности в общей теории морали

Содержание

ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ - это... Что такое ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ?

  • человечность — гуманность, человеколюбие; гуманизм, человечественность, гуманитет, доброта, добротолюбие, отзывчивость. Ant. мизантропия, человеконенавистничество Словарь русских синонимов. человечность 1. см. гуманизм. 2. см …   Словарь синонимов

  • ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ — ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ, человечности, мн. нет, жен. отвлеч. сущ. к человечный, гуманность, человеческое отношение к окружающим. В нем нет ни капли человечности. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • человечность — ЧЕЛОВЕЧНЫЙ, ая, ое; чен, чна. Достойный человека, отзывчивый, гуманный. Человечное отношение. Поступить человечно (нареч.). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ — «ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ» (L Humanite), Франция, 1999, 148 мин. Драма. На побережье Франции в местечке Бейоле живет вместе с матерью главный герой фильма Фараон де Винтер, на улице, названной в честь его отца. Фараон работает в полиции и расследует… …   Энциклопедия кино

  • Человечность — гуманизм, гуманность, человеческое отношение к окружающим. В общем смысле система нравственных и социальных установок, предполагающая необходимость проявления сочувствия к людям, оказания помощи, не причинения страданий. Поскольку человек… …   Википедия

  • человечность — Калькирует нем. Мenschlichkeit – то же, франц. humanite человечество, человечность , лат. hūmānitās …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • Человечность — ж. отвлеч. сущ. по прил. человечный 3., 4. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • человечность — человечность, человечности, человечности, человечностей, человечности, человечностям, человечность, человечности, человечностью, человечностями, человечности, человечностях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») …   Формы слов

  • человечность — см. доброта …   Китайская философия. Энциклопедический словарь.

  • человечность — бесчеловечность мизантропия человеконенавистничество жестокость …   Словарь антонимов

  • Нужно написать сочинение на тему "что такое Человечность" Готовимся к экзаменам :-(((

    Человечность - есть высшая добродетель, высшее достоинство человека. Без неё человек есть только животное. Понятие человечность, гуманность, появилась не так давно, но оно несет в себе глубинный смысл жизни человека, ведь человеческая жизнь пуста, если он не отдает себя. Делая что то ради других, просто так, мы сами становимся лучше. Антиподом данного понятия является бесчеловечность, которая была присуща обществам с рабовладельческим строем, крепостным правом. Это было время, когда в кругах элиты простой люд и за людей не считали, а проявлять к нему любовь и сострадание считалось плохим тоном. Хорошо, что времена изменились, и понятие человечность крепко вошло в обиход, а проявление гуманности в отношении других считается естественным. Что же такое человечность? Человечность – настолько многогранное понятие, что дать определение в двух словах не получится. Человечность это проявление наилучших моральных качеств личности: справедливости, честности, уважения чужой жизни и свободы, порядочность, ответственность, любовь, забота о ближнем. Готовность всегда прийти на помощь, защитить, поддержать, простить, умение видеть хорошее в людях и подчеркивать основные достоинства – все это тоже проявления человечности. Как проявляется человечность? Человечность, как качество присуще исключительно человеку, так и любовь это глубокое чувство может испытывать только человек (доказательств обратного пока нет). И первым, на мой взгляд, проявлением человечности, является проявление любви между супругами, родителей к детям, детей к родителям, к ближнему, животным и природе. Любящий человек поступает гуманно, не задумываясь об этом. К примеру, человек любящий собак, увидев бродячего голодного пса, обязательно его накормит, а родитель, любящий своего ребенка, ради его здоровья и счастья пожертвует чем угодно, даже жизнью.

    Также проявлением человечности является неравнодушие. Если тебе не все равно, ты готов действовать. Забота начинается с того, что просто невозможно пройти мимо чужой беды. Человечность может проявляться и как в волонтерской деятельности и на бытовом уровне. Помочь бабушке соседке купить продуктов и приготовить поесть, вот проявление человечности на бытовом уровне. Человек проявляет себя не на словах, а в деле. Хотя, и на словах поддержать, подбодрить это тоже будет проявлением человечности. Каждый раз, когда человек делает что-то бескорыстно, во благо другого человека или существа, он подтверждает свой статус человека с большой буквы. Человек – уникальное творение, а его чувства и действия, использованные во благо - бесценны. Если слишком много то укороти))

    Скляр А.В. Философия человечности Конфуция как основная интенция благородного человека.

    95

    НАУКОВЕ ПІЗНАННЯ: МЕТОДОЛОГІЯ ТА ТЕХНОЛОГІЯ 1(45) 2020

    Каждый учится быть человечным на протяжении всей жизни. Знание – это «следовать долгу

    пред людьми» [1, с. 45]. Важно обучаться человечности, учиться делиться лучшим, что есть у

    человека. Тот, кто любит учиться, каждый день «сознает свои несовершенства и каждый месяц

    восстанавливает в памяти все то, чему научен» [1, с. 120]. Конфуций расстраивался, когда «не

    уясняют то, что учат» [1, с. 47].

    Цель человечности – это достижение истины, обучение есть некое исследование и раскрытие

    мира. «Ученость, твердость устремлений, пытливость, озабоченность всем близким – в этом

    состоит человечность» [1, с. 120]. Мыслитель настаивал на важности обучения в течение всей

    жизни человека, на повторении изученного: «люби учиться» [1, с. 55], «учиться ненасытно»

    [1, с. 47], «учись в свободное от службы время» [1, с. 121]. Важно, чтобы обучение сопровож-

    далось чувством радости и удовольствия.

    Итак, «устремленность к человечности освобождает от всего дурного» [1, с. 31], мудро-

    му человеку человечность приносит пользу [1, с. 30]. К сожалению, это качество не является

    постоянным, Конфуций отмечал, что у некоторых людей «ее хватает лишь на день иль месяц»

    [1, с. 42]. Однако любой человек может обрести человечность, стоит ему лишь направиться

    к ней: «едва к ней устремлюсь, она ко мне приходит» [1, с. 51], каждый может хотя бы один

    день стремиться и «стараться быть человечным», «я не встречал людей, которым не хватало

    бы для этого их сил» [1, с. 31]. Как подчеркивает В. Малявин, человечность – это погруже-

    ние в глубины своего личного морального опыта, «путь человека от себя к себе», «путь опро-

    зрачнивания человека, благодаря которому выявляется Великий Кристалл бытия» [2]. Сигэки

    Каидзука отождествляет термины «человечность» и «взаимность», определяет это понятие как

    постижение себя членом социума, «способность проецировать свои чувства на других и ста-

    вить себя на место других», «пробуждение человека к бытию в обществе» [4].

    Благородный человек – это не тот, который с рождения получил свой титул, статус и об-

    ладает некими высокими привилегиями, а тот, кто постоянно стремится к моральному само-

    совершенствованию, сохраняет последовательность своих нравственных действий в любых

    ситуациях. Итак, какие же качества в нем присутствуют?

    1. Постоянство, молчание, спокойствие и беспристрастность. Благородный муж лишен

    грубости [1, с. 60] и пристрастности [1, с. 51, 23], безмятежен, наделен спокойствием, не отчаи-

    вается, не ругает свою судьбу, спокойно относиться к непониманию со стороны других людей,

    не поддается угнетению печалей [1, с. 53], «ничем не дорожит и не пренебрегает» [1, с. 32]. Он

    избегает ссор [1, с. 107] и гнева, всегда предполагает его негативные последствия [1, с. 108].

    Такой человек неизменно беспристрастен [1, с. 101] и благодаря этому он совершает меньше

    ошибок в своей жизни [1, с. 34]. Именно страсти приводят к ошибочным действиям, мыслям,

    поступкам: скажи мне, из-за чего ты переживаешь, какие страсти тобой одолевают, и я ска-

    жу, какие ошибки ты совершишь [1, с. 31]. Поэтому благородный человек ценит силу слова,

    не разрешает себе быть невнимательным и неаккуратным в речи, «стыдится много говорить»

    [1, с. 93]. Конфуций предостерегает: «Следует быть осторожным в том, что говоришь»

    [1, с. 23, 124], не будь уверен в истинности своих слов, ведь даже древние люди отдавали

    предпочтение молчанию, «стыдясь, что могут не поспеть за словом» [1, с. 34]. Мыслитель по-

    дчеркивает, что не уйдет от ненависти тот, «кто ищет в бойком языке свою защиту» [1, с. 35],

    поэтому спокойствие человек обретает тогда, когда его «редко обвиняют за слова» [1, с. 23].

    Именно через речь благородный человек являет «свою мудрость или глупость, стоит ему толь-

    ко обронить какое-нибудь слово» [1, с. 124]. Однако важно не то, что именно благородный

    человек говорит, имеет значение то, что он делает: «стремится говорить безыскусно, а дей-

    ствовать искусно» [1, с. 34], отвечает за свои слова: «видит в слове дело, а после – сказанному

    следует» [1, с. 23].

    2. Внутренняя сила, храбрость, твердость и стойкость духа, сила воли, способность пре-

    одолевать трудности, строгость, смелость. Такой человек бесстрашен, готов принять все-

    возможные удары судьбы, не пасует перед трудностями, «в нужде не отступает» [1, с. 98],

    «лишен тревоги и боязни» [1, с. 75], «его мысль не уклоняется» [1, с. 20]. Он терпелив, потому

    Человечность как болезнь


    &nbsp&nbsp&nbsp В Большой медицинской энциклопедии дано определение такому понятию, как «болезнь»: «Болезнь – понятие, трудно поддающееся определению. Трудность заключается, главным образом, в том, что невозможно делить людей на абсолютно здоровых и абсолютно больных, потому что абсолютно, при всех условиях, здоровых людей не существует вовсе, а, во-вторых, большинство больных, в некоторых условиях среды, являются практически здоровыми, вполне приспособленными к условиям существования». Если из данного определения убрать ту часть, в которой говорится о нетрудоспособности, данное определение превращается и вовсе во что-то эфемерное, лишенное смысла. Особенно это касается тех, кого называют душевнобольными. Кто проведёт здесь грань между здоровьем и нездоровьем? К тому же, современное общество изменилось настолько, что скоро болезнью будут называть такие чувства и качества, как сострадание, радушие, бескорыстность, любовь к ближнему…

    &nbsp&nbsp&nbsp И наоборот – хамство, равнодушие, жестокосердие становится нормой жизни и непременной составляющей успеха. Как писал об этом в своей антиутопии «Глобальный человейник» А. Зиновьев: «Произошло ослабление и снижение роли человечных качеств... Уже в первой половине XX века многие авторы отмечали, что западное общество стало расчетливо прагматичным, сверхморальным. Если дело касается жизненно важных поступков и решений, если следование принципам морали препятствует достижению важных целей и успеху, и тем более если это грозит серьезными неприятностями и потерями, то западные люди без колебаний забывают о моральном аспекте поведения и поступают в соответствии с правилами практического и эгоистического расчета». Но, слава богу, и на Западе, и у нас, в России есть еще люди неравнодушные, стремящиеся врачевать наши черствеющие души чистотой чувств и помыслов.

    Одно из таких мест, где, проведя несколько минут, чувствуешь, как распахивается навстречу миру душа, – Театр Дождей, с его бессменным художественным руководителем Наталией Никитиной. Вот уже где поистине велика сила катарсиса, очищающая дождём эмоций человеческое сердце. Наталия Никитина пришла в этот театр более двадцати лет назад. Пришла без специального театрального образования (она окончила Ленинградский институт точной механики и оптики по специальности «Электронные вычислительные машины» - прим. автора), что не помешало ей стать победителем на фестивале в номинации «Режиссёр – профессия женская». Сегодня на ее спектаклях постоянные аншлаги. Одна из самых популярных ее постановок в этом сезоне – «Странная миссис Сэвидж», по пьесе американского драматурга Джона Патрика. Спектакль идёт при полном аншлаге на самых разных театральных площадках города. Дело в том, что здание Театра Дождей, которое находится на набережной Фонтанки, дом № 130 (это помещение бывшей жилконторы), давно не вмещает всех желающих – в зале всего 55 мест.
    Молодёжный театр на Фонтанке, на этот раз любезно приютивший Театр Дождей, обладает гораздо большей вместимостью, но и он был не в состоянии принять всех желающих посмотреть этот спектакль. Причина успеха пьесы, написанной более полувека, в том, что она оказалась необычайно созвучна тому, что происходит сегодня в нашем отечестве. То действо, что разыгрывается на сцене мало известными широкой публике, но оттого не менее талантливыми актёрами, напоминает во многом картину из жизни современного общества. Ведь значительная часть нынешней России – это, можно сказать, приёмные дети миссис Сэвидж, не знающие ни сочувствия, ни сострадания, ни любви. Это они мчат по дорогам на дорогущих иномарках, пренебрегая правилами дорожного движения. Это они возводят виллы на Лазурном берегу. Это они насаждают с голубых экранов образ жизни, где главная цель – побольше урвать, ухватить лишь для себя лично и своих деток, отправляемых за границу. Они уверены, что мир с его благами создан им на потребу, и даже не догадываются, что он существует только потому, что среди них неприметно живут небезразличные люди, отдающие другим душевную теплоту, дарующие им возможность поверить в собственные силы. Именно из таких, небезразличных, героиня спектакля миссис Сэвидж. Для неё любовь – это, прежде всего, забота о других, а не только лишь о собственном комфорте и благополучие. Всю свою жизнь она посвятила воспитанию приёмных детей, точнее, детей ее мужа, что остались у него от первого брака. Но когда ее муж умер, оказалось, что выросшие дети, как и значительная часть окружающего их общества, холодны, алчны и уважают только тех, у кого есть деньги или власть. Для них самоотверженная забота их названной матери – не более чем странная блажь. Но миссис Сэвидж знает, что на свете есть и другие люди, которые нуждаются не только и не столько в деньгах, сколько во внимании и заботе. Она распродаёт всё движимое имущество, вкладывает деньги в ценные бумаги и учреждает фонд имени мистера Сэвиджа, её мужа. Многие мечты её юности оказались неосуществлёнными, и вот теперь, в зрелом возрасте, при помощи и поддержке созданного ею фонда она пытается помочь другим осуществить их мечты. Дети находят её идеи безумными, и так же считают трезвомыслящие врачи. В итоге миссис Сэвидж помещают в «Тихий приют» – лечебницу для душевнобольных. Причина того, что энергичные дети-опекуны упрятали свою мачеху в дом для умалишенных, предельно банальна – у нее остались ценные бумаги на сумму десять миллионов долларов, которые она где-то прячет. Никто даже подумать не может, что тайник находится в плюшевом мишке, которого миссис Сэвидж всюду носит с собой. У каждого из пациентов «Тихого приюта» за плечами своя история жизни, каждый из них пережил миг, когда для него рухнул однажды привычный мир и они предпочти жить в мире воображаемом. Они никому не приносят зла и полны сочувствия и сострадания друг к другу. И невольно начинаешь думать, что крепкие решетки на окнах лечебницы отделяют не нездоровых от здоровых, а тех, в ком еще теплится что-то человеческое, от новых рациональных «сверхчеловеков», у которых совершенно иные ценности и иная мораль. Постепенно у зрителя вызревает вопрос: кто более душевно здоров – алчные, потерявшие нормальные человеческие чувства дети миссис Сэвидж или душевнобольные, а на самом деле – просто душевные люди из «Тихого приюта»? И даже сам лечащий их доктор начинает сомневаться в определении того, где проходит грань между здоровьем и нездоровьем. Может быть, как раз бездушие – это болезнь, а не маленькие, безобидные странности обитателей «Тихого приюта»? На сцене постоянно запираются на ключ двери, и часто гаснет свет. В темноте жить проще – в темноте не видны несовершенства и пороки людей. И однажды кромешная тьма разоблачит все людские несовершенства … Всякое произведение искусства воспринимается нами не только потому, что оно талантливо написано, поставлено, сыграно, но и потому, что оно способно пробудить живой отклик, вызвать массу ассоциаций с тем, что мы видим и ощущаем в современной нам жизни. Разве то, что происходит на сцене, не является зеркальным отображением того, что происходит в обществе? Разве жизнь не сталкивает нас ежедневно с алчностью и равнодушием, с отсутствием даже намёка на любовь к ближнему?.. Однажды, я прогуливалась по одному из скверов нашего города, вдыхая аромат цветущей сирени. Навстречу мне по дорожке шла пожилая женщина в вязаном кардигане и фетровой шляпке с цветком. Она вела за руку девочку лет семи. Они шли неспешно и о чём-то беседовали. На одной из многочисленных скамеек сидел старик; он что-то искал в неестественно громко шуршащем полиэтиленовом пакете. Рядом, у скамейки, стояла его трость. Когда мы поравнялись, я услышала разговор. Пожилая женщина говорила негромко и не быстро. - Жить надо так, чтобы однажды целый мир сказал тебе спасибо, - сказала она, обращаясь к девочке. - Но это же невозможно! – пыталась возразить девочка. - Мир такой большой. - Значит, ты должна очень постараться. Старик нечаянно задел локтем трость, и она упала на землю. Я хотела её поднять, но пожилая женщина остановила меня еле заметным жестом и приветливо мне улыбнулась. Она что-то шепнула девочке, та подбежала к скамейке и подняла трость. Старик поблагодарил девочку. Немного смущённая, она вернулась к бабушке и, взявшись за руки, они пошли дальше. «Нужно начать делать добрые дела, и тогда у тебя всё получится …» Я навсегда запомнила эти слова и эти бесконечно добрые, наполненные любовью глаза. Может, это была миссис Сэвидж?. . Время – понятие относительное. На пороге в Вечность мы оставим все материальные блага. Мы шагнём туда налегке, с душой, обнаженной до самой сути. Только где ещё тот день, когда перед каждым разверзнется поток времени! И мы торопимся жить, не заботясь о том, в каком незащищённом положении может оказаться душа, если кто-то внезапно выключит свет...

    Валентина АМОСОВА

    Пример человечности из жизни – гуманность к людям

    Человечность – это одно из самых важных и в то же время сложных понятий. Ему невозможно дать однозначное определение, ведь проявляется оно в самых разных качествах человека. Это и стремление к справедливости, и честность, и уважение. Тот, кого можно назвать человечным, способен заботиться о других, помогать и опекать. Он может видеть в людях хорошее, подчеркивать их главные достоинства. Все это можно с уверенностью отнести к основным проявлениям данного качества.

    Чем является человечность?

    Существует большое количество примеров человечности из жизни. Это и героические поступки людей в военное время, и совсем незначительные, казалось бы, действия в обычной жизни. Человечность и доброта – это проявления сострадания к ближнему. Материнство также является синонимом данного качества. Ведь каждая мать фактически отдает в жертву своему младенцу самое дорогое, что у нее есть – собственную жизнь. Качеством, противоположным человечности, можно назвать зверские жестокости фашистов. Человек только в том случае имеет право называться человеком, если он способен делать добро.

    Зачем нужна человечность?

    Она делает личность достойной уважение. И не имеет никакого значения — маленький это ребенок или взрослый человек. Это плод воспитания прежде всего. Очень часто случается, что артисты по роли исполняют антигероев, ведут себя отвратительно по отношению к людям или животным. И в ответ получают шквал критики и неодобрения у миллионов людей. Казалось бы — ведь это просто роль, режиссер написал текст, все понарошку … но людей переубедить невозможно. Глядя на такого актера его невольно ассоциируют с тем его персонажем. Душа не имеет абстрактного мышления — она не понимает, что такое понарошку. Для нее не существует понятия — я говорю одно, но на самом имею в виду другое. Для нее есть только да или нет, хорошо или плохо. А ведь все мы чувствуем исключительно душой. Поэтому и так реагируем на проявления бесчеловечности.

    Существуют профессии в которых человечность просто необходима — например, врачи, педагоги, воспитатели, спасатели и так далее. Они каждый день сталкиваются с болью, переживаниями, человеческими эмоциями.

    Поэтому нас так возмущает, когда даже среди них попадаются бесчеловечные люди. Тогда мы говорим, что им стоило бы найти себе другую профессию. А разве вам не будет приятно, когда водитель автобуса подождет лишние 3 секунды, чтобы успела войти бабушка с палочкой или женщина с ребенком? Весь автобус мысленно аплодирует такому поступку. Казалось бы мелочь, но это находит отклик в сердце у каждого.

    Да, нам на пути встречается и зло, но просто нужно понимать, что без него мы бы не поняли что такое добро и гуманность.

    Человек это не просто вид животного, это еще и личность. А стать Человеком нужно еще заслужить.

    И в заключении можно сказать, что это качество не каждому дано — это дар, который приобретается на протяжении жизни воспитанием, добротой и чуткостью. Без него мир бы давно погиб в хаосе и войнах.

    ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ К ПРОЧТЕНИЮ СЛЕДУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ:
    • Выспаться за 5,5 часов — реально. На сколько реально?
    • Что такое эскапизм?
    • Как не обращать внимание на человека который раздражает?
    • Что делать, когда всё плохо в жизни?
    • Умение разговаривать с любым человеком

    Спасение собаки

    Примером человечности из жизни является поступок человека, который спас собаку в метро. Как-то раз в вестибюле станции «Курская» Московского метрополитена очутилась бездомная собака. Она бегала вдоль платформы. Может быть, искала кого-то, а может, просто гналась за уходящим поездом. Но случилось так, что животное упало на рельсы.

    На станции тогда было много пассажиров. Люди испугались – ведь до прихода следующего поезда оставалось меньше минуты. Положение спас отважный сотрудник полиции. Он спрыгнул на рельсы, подхватил незадачливого пса под лапы и вынес его на станцию. Эта история – хороший пример человечности из жизни.

    Медсестра Ольга Солдаткина спасла утопающего

    21 июля 2021 года медсестра Ольга со своим женихом стояли в храме на праздничном богослужении в честь иконы Божией Матери Казанская. Вдруг в храм забежали дети и рассказали, что рядом тонет мужчина. Пара кинулась к водоему. Ольге удалось спасти человека, который к этому моменту уже не дышал. За это Ольгу наградили Казанской иконой Богородицы. Подробнее…

    Поступок подростка из Нью-Йорка

    Данное качество не обходится без сострадания и доброжелательности. В настоящее время в реальной жизни большое количество зла, и люди должны проявлять друг к другу сострадание. Показательным примером из жизни на тему человечности является поступок 13-летнего жителя Нью-Йорка по имени Нах Эльпштейн. На бар-мицву (или совершеннолетие в иудаизме) он получил в подарок 300 тыс. шекелей. Все эти деньги мальчик решил пожертвовать израильским детям. Не каждый день можно услышать о подобном поступке, являющимся истинным примером человечности из жизни. Сумма пошла на строительство автобуса нового поколения для работы юных ученых на периферии Израиля. Данное транспортное средство представляет собой мобильный класс, который поможет юным учащимся в будущем стать настоящими учеными.

    Бортпроводник Максим Моисеев помогал выбираться пассажирам из горящего самолета

    5 мая 2021 года в аэропорту «Шереметьево» при аварийной посадке загорелся самолет SSJ-100 «Москва – Мурманск», в котором находились 78 человек, включая экипаж. В результате погиб 41 один человек. Но жертв могло быть еще больше, если бы не Максим, который до конца помогал выбираться напуганным людям и погиб сам. Вечная тебе память, герой. Подробнее…

    Пример человечности из жизни: донорство

    Нет более благородного поступка, чем подарить другому свою кровь. Это настоящая благотворительность, и каждый, кто идет на этот шаг, может быть назван настоящим гражданином и человеком с большой буквы. Доноры – это сильные духом люди, которые обладают добрым сердцем. Примером проявления человечности в жизни может служить житель Австралии Джеймс Харрисон. Почти каждую неделю он сдает плазму крови. Уже очень давно он был удостоен своеобразного прозвища – «Человек с золотой рукой». Ведь из правой руки Харрисона более тысячи раз брали кровь. И за все годы, что он занимается донорством, Харрисон сумел спасти более 2 млн. человек.

    В юные годы донор-герой перенес сложную операцию, в результате которой ему пришлось удалить легкое. Жизнь ему удалось спасти только благодаря донорам, пожертвовавшим 6,5 литров крови. Спасителей Харрисон так никогда и не узнал, однако решил, что до конца жизни будет жертвовать кровь. Поговорив с врачами, Джеймс узнал о том, что его группа крови необычна, и может использоваться для спасения жизней новорожденных детей. В его крови присутствовали очень редкие антитела, которые способны решить проблему несовместимости резус-фактора крови матери и эмбриона. Благодаря тому, что Харрисон каждую неделю сдавал кровь, у врачей была возможность постоянно изготавливать новые порции вакцины для таких случаев.

    Священник Кирилл Щеголев вытащил из огня инвалида

    Иерей Кирилл прямо время службы бросился к горящему неподалеку от храма дому — даже не успел снять епитрахиль и священнический крест. Ему удалось вытащить из огня мужчину, которого он тут же и поисповедовал. Затем потушил дом и отправился дальше служить молебен. За подвиг отца Кирилла наградили медалью священномученика Николая Попова II степени. Но сам батюшка скромный и считает, что так бы поступил любой священник. Подробнее…

    Определение в психологии

    Гуманистическое мировоззрение – это идеология, которая определяет абсолютную ценность и значимость человеческой жизни. В рамках идеи отвергается разделение людей по национальному, экономическому или другим признакам. В контексте идеологии формируются этические установки, которые предполагают ответственность каждого члена социума, в том числе ученых и политиков.

    Необходимость отвечать за действия обусловлена возможными негативными последствиями деятельности людей для человечества и окружающей среды. В первую очередь это касается научных открытий и принятых политических решений, способных нанести вред природе, физическому и психическому здоровью членов общества. Гуманизм, как мировоззрение, следует рассматривать с учетом значения термина.

    Слово «humanitas» в латинском языке означает «человеколюбие». Идеи гуманизма с древних времен вели человека к вершинам развития, вселяли надежду на счастливое будущее, стимулировали улучшать условия жизни, как уже было упомянуто в философских источниках. В современном обществе на фоне улучшения материального благополучия нередко наблюдается духовное обеднение личности, отчужденность, жестокость, бесчувствие.

    Гуманность и милосердие – понятия, основанные на единых взглядах и жизненных ценностях. Милосердие рассматривается психологами как готовность помочь ближнему из человеколюбия, сострадания. Принципы гуманизма – фундамент знаний, которые служат объединению людей, препятствуют духовной и нравственной деградации личности. Гуманистические взгляды – это совокупность принципов, которые отражают общечеловеческие ценности и приоритеты:

    1. Мир и свобода.
    2. Социальная справедливость.
    3. Взаимодействие между представителями разных этнических групп и культурных сообществ.
    4. Хранение и соблюдение нравственных устоев.
    5. Защита окружающей среды.

    Гуманный и гуманистический – близкие по смыслу понятия, которые определяют характеристики человека (в первом случае) или особенности взглядов, принципов, общества (во втором случае). Простыми словами, гуманный человек отличается гуманистическими взглядами. Общая характеристика гуманизма включает совокупность таких воззрений, как признание, принятие и уважение прав и свобод личности.

    Ценность каждого индивида – неоспоримый тезис и непререкаемый ориентир независимо от уровня его благосостояния и занимаемого положения в обществе. В центре гуманистической системы – интересы индивида. Гуманное отношение к окружающему миру предполагает проявление чуткости, отзывчивости ко всему живому – людям, представителям фауны и флоры. Гуманные цели:

    • Осмысление собственной индивидуальности и единства представителей человеческого рода.
    • Осознание неприкосновенности человека, принятие человеческой жизни, как высшей ценности.
    • Ответственность перед потомками.
    • Сохранение и накопление совокупного духовного опыта.
    • Конструктивный диалог между представителями разных народностей и культурных сообществ.
    • Уважение к народным традициям и истории.

    О гуманистической направленности личности говорят, когда поведение индивида соотносится с нормами этики и гуманистической морали. Потребности – основные структурные компоненты, определяющие направленность личности. Идеал – ориентир, который выступает в качестве эталона. На основе идеала формируется система нравственных устремлений, определяется система критериев, которые служат опорой при оценке поступков и поведения в разных жизненных ситуациях.

    В значениях слов «гуманизм» и «гуманность» отсутствует разница, если речь идет о проявлении человеколюбия и сострадания, доброжелательном отношения к человеку. Определение слова «гуманизм» во втором значении подразумевает прогрессивное движение, зародившееся в эпоху Возрождения, направленное на формирование новых взглядов, свободных от застойных влияний феодализма и католицизма.

    Гуманисты эпохи Возрождения провозгласили свободу личности, обозначили право человека на удовлетворение потребностей и счастье, выступили против религиозных догматов, принуждающих к аскетизму и всесторонним ограничениям. В представлении современных философов гуманизм – забота о благе людей, создание условий, благоприятных для развития личности и комфортной жизни.

    Детские книжки

    Нередки такие случае и в причем как авторской, так и представленной записанным устным народным творчеством. Герои-помощники в сказках с самого детства рассказывают нам о том, как сохранять человеческое лицо в самых страшных, самых сложных ситуациях, когда, казалось бы, надежды не остается.

    Примеры человечности в русской литературе для детей также встречаются достаточно часто. Чего стоит доброжелательность и готовность прийти на помощь доктора Айболита? Или, к примеру, героические поступки Конька-Горбунка, постоянно выручающего из беды главного героя?

    Не отстает от отечественной и зарубежная литература. Серия романов о Гарри Поттере, на которой успело вырасти уже не одно поколение, сама по себе становится примером человечности, самопожертвования и любви к жизни.

    Проблема человечности

    Человечность в современном мире преднамеренно спутывают со слабостью. Гонка за ценностями для личной выгоды диктует жесткие правила общественного поведения. На таком фоне контрастными красками выделяется душевная доброта — великодушие. Что такое человечность на конкретных примерах — учитель, занимающийся с ребенком после уроков без дополнительной оплаты, медсестра, усердно присматривающая за тяжелобольным. Проявить заботу в силу возможностей не трудно, самое ужасное – не получить поддержки, когда тебе могут, но не хотят помочь.

    Человечность – это качество личности, которое характеризуется морально-нравственными принципами, выражающими гуманизм относительно повседневных взаимоотношений людей. Человечность является приобретенным и осознанным проявлением, формирующимся в процессе социализации и воспитания человека на примере значимых авторитетов. Человечность относят к наивысшей добродетели, достоинству человека.

    Человечность характеризуется рядом признаков, являющимися специфическими качествами характера и отношения к миру. К этим качествам относят доброту, самопожертвование в пользу других, доброжелательность, искренность, сочувствие, великодушие, уважение, скромность, честность.

    В чем проявляется человечность?

    Наличие способности сопереживать важно для нескольких профессий – медиков, спасателей, учителей, воспитателей. В понятие человечность относят поступки, проявив которые кто-то получил поддержку — материальную, моральную, физическую. Чужая проблема и забота стала близкой, человек её разделил – помог решить доступным способом. Бескорыстность поступка – главное правило человечности. Самыми распространенными актами доброй воли являются – отдача личных средств на благотворительные цели, волонтерские труды, забота о немощных, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях:

    • старики;
    • дети;
    • сироты;
    • инвалиды;
    • бездомные;
    • животные.

    Этические нормы не всех стимулируют проявить человечный поступок – спасти жизнь и здоровье, невзирая на угрозу собственной жизни и личные проблемы. Самая большая степень добродушия – проявленная отвага в непредсказуемых ситуациях, ставшая геройским поступком. Она показывает личность, как высокоморального заступника и спасателя, ущемившего свои интересы во благо других.

    Такое простое глубокое слово

    Представления о нормах этикета, морали постоянно пребывают в динамике, меняются и совершенствуются. То, что было диким несколько веков назад, сегодня кажется нам вполне обыденной вещью, и наоборот.

    Каждый из нас может вспомнить те или иные примеры человечности из жизни, которые могут утешить в трудною минуту и вселить уверенность даже в самой сложной ситуации. Это может быть воспоминание о маленьком котенке, снятом с дерева соседским мальчишкой, или бабушкины рассказы о страшном военном времени, когда своего лица не смогли сохранить очень многие.

    Человечность… | «ГОРОД НАДЕЖДЫ»

    Автор: Магда О.Ю.

    Человечность — гуманность, человеческое отношение к окружающим. Человечность — моральное качество, выражающее принцип гуманизма применительно к повседневным взаимоотношениям людей. Вчитываясь и вдумываясь в определение, каждый начинает задумываться, а что входит в его понятие «человечность»? Какую роль в его жизни и судьбе играет данный термин? С пеленок, наши родители нам начинают читать В. В. Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо», рассказывают добрые сказки, проявляют доброжелательность, заботу, сострадание, сопереживание к окружающим. Все мы живем на огромной планете, рядом друг с другом, поэтому нам нужно находить общий язык, действовать сообща, находить общие интересы, саморазвиваться, уметь слушать и слышать. Добиваться поставленных целей и задач, а главное, взаимодействовать друг с другом.

    Человечность подразумевает любовь к людям, понимающее отношение к ним, способность участвовать в их жизни и судьбе. Хорошее отношение, искренность, забота, не равнодушие, помощь окружающим, оказание моральной поддержки, благотворительность, донорство, подаяние нищим — все это можно отнести к примерам человечности.

    Наступает момент в жизни каждого из нас, когда начинаем рассуждать, насколько мы человечны? Многим кажется, что человечность — это именно то бесценное качество, которое делает нас настоящими людьми. Мы, сообщество «Город Надежды», добрые, отзывчивые, искренние, сопереживающие, готовые помочь и прийти на помощь окружающим! Родители особенных детей более остро реагируют на проблемы ближних, воспринимают их своими и в самые кратчайшие сроки ищут их пути решения! Мы радуемся успехам, стремимся к лучшему, смотрим в одном направлении, двигаемся только вперед и только к поставленным целям и задачам! Участвуем в благотворительности, донорстве, помогаем нуждающимся, проводим обучения, лекции, семинары, духовные беседы, учим различному ремеслу, делимся опытом. Проживая жизнь в нашей дружной семье, начинаешь более осознанно понимать значение слова человечность.

    Мы занимаемся не только развитием наших детей, но и работаем в поддержку родителей. Сообщество «Город Надежды» способствует поддержанию человечности своими благими целями. Будьте с нами. Вместе мы — сила!

    Медицина. Гуманность. Человечность

    Коринн Дориа до работы в SAS занимала позицию научного сотрудника Итальянской академии перспективных исследований (Колумбийский университет) и младшего лектора (associate lecturer) в университетах Париж 1 Пантеон-Сорбонна и Сьянс-По. Она получила магистерскую степень по литературе и философии в Миланском университете (2007) и получила степень PhD с отличием по истории новейшего времени в университете Париж 1 Пантеон-Сорбонна и Миланском университете (2012).

    Доктор Дориа разрабатывает исследовательские проекты, посвященные социальной истории медицины и ограниченных возможностей. В своей работе она применяет междисциплинарный подход; в работу идут методологии из сфер истории и философии медицины, истории технологий, исследований визуального и ограниченных возможностей. 

    В 2020 профессор стала лауреатам международного гранта для приглашенных исследователей Немецкого музея в Мюнхене. Исследование будет сосредоточено на социальной истории офтальмологии в Европе между 1850-ми и 1950-ми годами. 

    - Что такое медицинские гуманитарные науки?

    - Медицинские гуманитарные науки - это междисциплинарная академическая область, в которой вопросы здоровья и болезней признаются как имеющие отношение к опыту человеческого бытия и, следовательно, заслуживающие изучения вне простой биомедицинской точки зрения. Понятие «Медицинские гуманитарные науки» было введено бельгийским химиком Джорджем Сартоном (1884–1956).

    Впервые термин появился в статье, опубликованной в 1948 году в историко-научном журнале «Isis». В статье он писал о том, что сугубо научный подход ограничивает наше понимание состояний здоровья и болезней. В дополнение к клиническому опыту, врачу необходимы «сострадание, умение внимательно слушать, широкий кругозор». В настоящее время гуманитарное направление в медицине активно развивается, публикуется множество статей по проблеме, созываются международные конференции.

    Все больше стран видят ценность развития этого направления. Большинство европейских вузов предлагает программы по изучению медицинских гуманитарных наук. Университет Нового Южного Уэльса и Университет Западной Австралии включили в медицинские программы комплекс гуманистических дисциплин. В России несколько учебных заведений, такие, как Сеченовский университет в Москве, Университет ИТМО в Санкт-Петербурге и Школа перспективных исследований ТюмГУ, разрабатывают интегрированные учебные программы. Китай также взял курс на развитие медико-гуманитарного направления и адаптирует лучшие практики европейских университетов. Индия реализует амбициозную программу по включению медицинских гуманитарных дисциплин в учебные программы медиков-бакалавров по всей стране.

    Все больше специалистов интересуются дисциплиной, находящейся на стыке медицины и гуманитарного знания. Медицинские гуманитарные науки являются перспективным направлением для изучения и переосмысливают то, как мы видим привычные медицинские практики.

    - Почему  гуманитарный аспект медицины важен, даже несмотря на то, что его еще недавно пытались искоренить?

    - Для полной картины нам нужно проанализировать проблемы возникшие в сфере медицины и здравоохранения за последние годы в целом.

    Здравоохранение не находится в вакууме, на него оказывают влияние политика, экономика, фармацевтическая индустрия, что часто подвергается критике. Ведь у этих сфер, помимо благополучия пациентов, есть и другие приоритеты. 

    Также в сфере здравоохранения наблюдается проблема гиперспециализации и гиперавтоматизации. Данный подход сводит пациентов к набору параметров, когда за цифрами не виден живой человек. 

    Кроме того, строго медицинский подход не может разрешить социальные, эмоциональные и психологические проблемы, возникающие во время санитарного кризиса. Об этом свидетельствует опыт пандемии COVID-19.

    Медицина потеряла человечность. Думаю, ситуация изменится, если гуманитарные и социальные знания интегрировать в медицинскую сферу.

    - Каково отношение медицинского сообщества к интеграции гуманитарных наук в их практику?

    - Эдмунд Пеллегрино, один из отцов-основателей гуманитарной медицины, заявил в статье 1974 года: «Технические возможности врачей только растут, но, оттачивая навыки в медицине, мы пренебрегаем общечеловеческим ценностями. Это трудно принять, но это правда».

    На сегодняшний момент многие врачи разделяют эту точку зрения. Их работа существенно усложняется в условиях капитализма, экономических ограничений. Также больше влияние на сферу здравоохранения оказывают глобализация и сложные мультикультурные связи .

    Врачи продолжают бороться с тенденцией к дегуманизации, о которой мы говорили ранее. Все больше специалистов видят в гуманитарных науках способ вернуться к корням, к изначальной идее их профессии.

    Напомню, что медицина стала точной наукой менее 150 лет назад.

    На протяжении веков медицина была не точной наукой, а искусством и академической профессией. Со Средневековья до XIX века лицензированный врач был высокообразованным человеком, сведущим в первую очередь в философии, теологии и литературе. Как правило, врачи того времени в совершенстве владели латинским и греческим языками, чтобы в оригинале читать произведения Гиппократа, Аристотеля и Галена. Глубокие филологические познания отличали врачей от менее образованных лекарей или так называемых парикмахеров-хирургов.

    Только с середины XIX века медицина стала строго научной. Все большее значение в образовании врачей в клинической подготовке приобретали такие дисциплины, как физика, химия и биология.

    К концу XIX века биомедицинский подход вытеснил гуманистическое видение. Глубокие гуманитарные знания больше не указывали на статус врача. Захваченная экспериментальным методом, медицина перестала быть искусством и стала эмпирической, количественной, точной наукой.

    Обращение к гуманитарным наукам восстановит связь практикующих врачей с корнями своей профессии.

    - Как вы видите интеграцию медицинской и гуманитарной сфер?

    - Я бы сказала, что это будет зависеть от уровня интеграции и взаимодействия медицины и гуманитарных наук. Гуманитарные науки внесли важный вклад в медицину и медицинскую практику.

    История и антропология дают понимание социальных, культурных и исторических традиций, сформировавших медицину. Они напоминают нам о том, что медицина не существует вне общества. Важно понимать, что культура, политика и экономика напрямую формируют наше представление о состоянии здоровья и болезней, подходы к лечению и терапии.

    Литература и психология могут быть полезны для улучшения отношений между врачом и пациентом. Благодаря этим дисциплинам, врачи могут задуматься о том, что значит быть пациентом, поставить себя на его место, проявить эмпатию. Изобразительные и театральные виды искусства могут дать уникальное представление о том, как медицина воспринимается за пределами медицинской среды, позволить пациенту более эффективно выразить свое состояние, тем самым помогая врачу лучше оценить ситуацию. Искусство само по себе может быть полезным терапевтическим инструментом.

    Если обе дисциплинарные области будут тесно сотрудничать друг с другом, медицина определенно претерпит изменения. К лучшему.

    - Как исследователь считаете ли вы, что события этого года оставят след в социальной истории медицины? Каких долгосрочных эффектов можно ожидать?

    - Глобальная пандемия показала, что перед врачами будут ставится неожиданные сложные проблемы, для решения которых научных знаний недостаточно.

    Как мы установили, медицинские гуманитарные науки в настоящее время переживают настоящий бум. Медицинские школы по всему миру открывают программы и разрабатывают новые исследования и методологии. Это изменения, несомненно, скажутся на будущем поколении врачей, и, возможно, изменят медицину в целом.

    При этом сложно делать какие-то конкретные прогнозы. В настоящее время в академических кругах отношения между гуманитарными науками и медициной организованы по трем различным моделям. Первый подход подразумевает прохождение дополнительных гуманитарных курсов в медицинских программах. Такой подход рассматривает гуманитарные науки как дополнение к традиционному научному медицинскому образованию. Преподавание гуманитарных наук, как правило, мало влияет на студентов-медиков, которые склонны воспринимать такие занятия как «декомпрессию» между «серьезными занятиями» или простой способ повысить свои оценки.

    Второй подход — гуманитарно-центрический. Мы встречаем этот подход на факультетах гуманитарных и социальных наук, где отдельные ученые работают над темой, связанной с медициной. Медицинские работники редко участвуют в этих исследованиях из-за отсутствия у них гуманитарной подготовки. Подобные программы распространены в Британии и Франции, где гуманитарные факультеты видят себя пионерами медико-гуманитарного направления. В этом случае медицинские гуманитарные науки отстранены от профессиональной медицинской среды и, следовательно, не влияют на медицинское поле.

    Третий подход базируется на сотрудничестве. Медицинские специалисты и специалисты в области гуманитарных наук работают вместе на равных условиях. В контексте исследовательской деятельности это означает разработку совместного проекта, в котором рассматриваемые вопросы актуальны для обеих дисциплин и требуют как гуманитарных, так и медицинских компетенций. С точки зрения преподавания, это подразумевает внедрение конкретных стратегий, сочетающих различные педагогические традиции, например, предложение курсов, совместно преподаваемых философом и биологом. Такая совместная работа дает гарантии того, что гуманистическое обучение будет полезным для будущих врачей.

    Данные программы - самые сложные в исполнении. Чтобы реализовать подобную программу, необходима переориентация всей медицинской подготовки, где ключевым будет понимание общечеловеческих ценностей в медицине.

    Считаю, что в основе медицинских программ должен лежать принцип сотрудничества. Благодаря такому подходу, гуманитарный аспект обучения станет ценной частью медицинского образования, и студенты-медики не будут считать его пустой тратой времени. На самом деле, отсутствие подобных сбалансированных программ является одним из главных препятствий на пути интеграции гуманитарных наук в медицинских вузах.

    Многие до сих пор верят, что гуманитарные и точные науки принадлежат к двум разным мирам.

    Гуманитарные дисциплины найдут свое место в медицинских программах, когда изменится наше представление о медицине. Необходимо перестать думать о медицине как о дисциплине, аналогичной физике или химии, и напомнить, что  «медицина занимает уникальное положение среди дисциплин как гуманитарная наука, которая всегда должна быть ориентирована на благосостояние человека» [Пеллегрино 1974, 1288–1294].

    Я считаю, что несмотря на препятствия, гуманитарные дисциплины вернутся в медицинские программы и снова станут ключевым компонентом профессиональной идентичности врача.

    Источник:

    Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

    Определение человечества по Merriam-Webster

    ху · человек · я · ти | \ hyü-ˈma-nə-tē , yü- \ 1 : сострадательное, сочувствующее или великодушное поведение или расположение : качество или состояние гуманности говоря о человечестве для врага в разгар кровопролитной борьбы - Ч.Г. Бауэрс 2а : качество или состояние человека объединены их общей человечностью б гуманитарные науки множественное число : человеческие атрибуты или качества его работы имеют зрелость 18 века, а его грубые гуманитарные науки - Памела Х.Джонсон 3 гуманитарные науки множественное число : отрасли обучения (такие как философия, искусство или языки), которые исследуют человеческие конструкции (см. Статью 2, смысл 1a) и проблемы, в отличие от естественных процессов (как в физике или химии) и социальных отношений (как в антропологии). или экономика) 4 : человечество в целом : человечество : человечество яростное сострадание к бедам человечества - Морис Боура

    Концепция человечества - Личность

    Адлер считал, что люди в основном самоопределены и что они формируют свою личность, исходя из значения, которое они придают своему опыту.Строительный материал личности обеспечивается наследственностью и окружающей средой, но творческая сила формирует этот материал и использует его. Адлер часто подчеркивал, что использование людьми своих способностей важнее количества этих способностей. Наследственность наделяет людей определенными способностями, а окружающая среда дает им некоторую возможность усилить эти способности, но в конечном итоге мы несем ответственность за то, как они используют эти способности.

    Адлер также считал, что интерпретация людьми опыта более важна, чем сам опыт.Ни прошлое, ни будущее не определяют поведение в настоящем. Вместо этого людей мотивирует их настоящее восприятие прошлого и их настоящие ожидания в отношении будущего. Эти восприятия не обязательно соответствуют реальности, и, как утверждал Адлер (1956), «значения не определяются ситуациями, но мы определяем себя значениями, которые мы придаем ситуациям» (стр. 208).

    Люди движутся вперед, движимые целями на будущее, а не врожденными инстинктами или причинными силами.Эти цели на будущее часто жесткие и нереалистичные, но личная свобода людей позволяет им менять свои цели и тем самым менять свою жизнь. Люди создают свою личность и способны изменить ее, изучая новое отношение. Эти отношения заключаются в понимании того, что изменения могут произойти, что никакой другой человек или обстоятельство не несет ответственности за то, кем является человек, и что личные цели должны быть подчинены социальным интересам.

    Хотя наша конечная цель относительно фиксирована в раннем детстве, мы остаемся свободными в изменении нашего стиля жизни в любое время.Поскольку цель вымышленная и бессознательная, мы можем ставить и преследовать временные цели. Эти сиюминутные цели не ограничиваются жестко конечной целью, а создаются нами как частичные решения. Адлер (1927) выразил эти идеи следующим образом: «Мы должны понимать, что реакции человеческой души не являются окончательными и абсолютными: каждый ответ является лишь частичным ответом, действительным временно, но никоим образом не может рассматриваться как окончательное решение проблемы. проблема »(с. 24). Другими словами, даже если наша конечная цель поставлена ​​в детстве, мы способны измениться в любой момент жизни.Однако Адлер утверждал, что не все наши выборы являются осознанными и что стиль жизни создается как осознанными, так и бессознательными выборами.

    Адлер считал, что в конечном итоге люди несут ответственность за свою личность. Творческая сила людей способна трансформировать чувство неполноценности либо в общественный интерес, либо в эгоцентричную цель личного превосходства. Эта способность означает, что люди могут выбирать между психологическим здоровьем и невротизмом.Адлер считал эгоцентризм патологией, а общественный интерес - критерием психологической зрелости. Здоровые люди имеют высокий уровень социального интереса, но на протяжении всей своей жизни они свободны принимать или отвергать нормальность и становиться тем, кем они хотят.

    96 Часть II Психодинамические теории

    По шести измерениям концепции человечества, перечисленным в главе 1, мы очень высоко ценим Адлера за свободный выбор и оптимизм; очень низкая причинно-следственная связь; умереть на бессознательных воздействиях; и высоко от социальных факторов и от уникальности людей.Подводя итог, Адлер считал, что люди являются самоопределяющимися социальными существами, движущимися вперед и мотивированными нынешними фикциями стремиться к совершенству для себя и общества.

    Ключевые термины и понятия

    • Люди начинают жизнь как с упорной силой, так и с физическими недостатками, которые в совокупности порождают чувство неполноценности.

    • Эти чувства побуждают людей ставить перед собой цель преодолеть свою неполноценность.

    • Люди, которые считают, что у них больше, чем их доля физических недостатков, или которые ведут избалованный или игнорируемый образ жизни, чрезмерно компенсируют эти недостатки и, вероятно, будут иметь преувеличенное чувство неполноценности, стремятся к личной выгоде и ставят нереально высокие цели.

    • Люди с нормальным чувством собственной неполноценности компенсируют эти чувства, сотрудничая с другими и развивая высокий уровень социальной заинтересованности.

    • Социальная заинтересованность или глубокая забота о благополучии других людей - единственный критерий, по которому следует оценивать человеческие действия.

    • Три основные проблемы жизни - любовь к ближнему, работа и сексуальная любовь - могут быть решены только через социальные интересы.

    • Любое поведение, даже кажущееся несовместимым, согласуется с конечной целью человека.

    • Человеческое поведение не формируется ни прошлыми событиями, ни объективной реальностью, а скорее субъективным восприятием ситуации людьми.

    • Наследственность и окружающая среда являются строительным материалом для личности, но творческая сила людей отвечает за их стиль жизни.

    • Все люди, но особенно невротики, используют различные защитные тенденции - такие как отговорки, агрессия и отстраненность - как сознательные или бессознательные попытки защитить раздутые чувства превосходства от общественного позора.

    • Мужской протест - вера в то, что мужчины превосходят женщин - это фикция, лежащая в основе многих неврозов, как мужчин, так и женщин.

    • Адлерианская терапия использует порядок рождения, ранние воспоминания и сны для развития смелости, самооценки и социальной заинтересованности.

    Прочтите здесь: Ключевые термины и концепции

    Была ли эта статья полезной?

    Project MUSE - От человеческих чувств к человеческим представлениям

    В Западной Европе 18-го века фраза «человеческие чувства» была довольно распространена.Классический локус был в творчестве Дэвида Юма. Хотя он использовал эту фразу по-разному, кажется, что чаще всего она используется в связи с понятием «симпатия». Представление о чувстве человечества, связанном с сочувствием, а последнее, в свою очередь, с доброжелательностью, обеспечивает смысловую связь этой фразы. В этой связи мы находим компоненты морали Юма.

    Так это воспринимали современники Юма. В письме к нему в 1761 году француженка Ипполит де Сожон поздравила Юма с его Историей Англии и добавила, что его работа «наполняет сердце чувствами человечности и доброжелательности. 1 Более поздние ученые, анализируя работы Юма, видят его представление о человечестве как «фундаментально зависящее от сочувствия». 2 Сочувствие было одним из самых распространенных слов в 18-м и начале 19-го веков.

    Адам Смит, поклонник Юма написал Теорию моральных чувств , подчеркивая, что в каждом из нас был «беспристрастный наблюдатель», который постоянно спрашивал: «Как мои действия будут выглядеть для других?» Смит также обсудил чувства человечества, которые он приравнивается к доброжелательности.Излишне говорить, что Смит более известен своей книгой Богатство народов , в которой он отбрасывает доброжелательность (хотя предполагается, что она необходима для функционирования системы) и анализирует работу личных интересов в процессе установления классические основы «науки» экономики.

    Ясно - и на эту тему можно было бы написать целую книгу - так это то, что «человеческие чувства» были онтологическим утверждением о человеческой природе. Было ли понятие «чувства человечности» уникальным для западной культуры 18 века?

    Я консультировался с экспертами в области китайских, индийских и исламских исследований именно по этому поводу.Один китайский китайский ученый ответил, что «человеческие чувства» могут быть преобразованы в renqing , что-то вроде «человеческих эмоций». Он отметил, что концепция человечества, renlei , что буквально переводится как «человечество», является современной. Антропология, например, переводится как renlei xue , исследование renlei . Этот ученый не знал ни одного досовременного термина, который был бы эквивалентом понятия "человечество", "которого не существовало". 3

    В случае Индии, похоже, что существуют «различные итерации как настроений, так и концепции человечности в индийском обществе и истории. Наиболее распространенным синонимом человечества, используемым в наше время, является мануштайта , хотя есть и другие термины, такие как bhuma Тагора, пробуждающие чувство универсальности ». 4 Я признаю, что мое собственное ощущение использования слова человечество в Индии включает в себя своего рода мистическое смешение с космосом и другими вещами, имеющее мало общего с концепцией человечества, которую я пытаюсь развить.


    Щелкните для увеличения
    Увеличьте разрешение

    Гравюра Дэвида Хьюма. От Дэвида Юма, История Англии: от вторжения Юлия Цезаря до революции 1688 года (Нью-Йорк, 1889).

    Что касается ислама, один выдающийся ученый сообщил мне, что Коран использует разные слова для описания людей: (1) Адам , генеалогический термин; (2) Башар , физиологический термин; и (3) Insan , аристотелевский термин в отличие от животных.Он не думал, что Ислам признает понятие Человечества в том виде, в каком мы его знаем сегодня. Ислам использует термин умма , а не человечество. 5 И я должен добавить, что умма ограничена сообществом верующих.

    Можно ли найти корни такого чувства, если не концепции, человечества на Западе в его классический период? Здесь мы, кажется, сталкиваемся с роковым союзом стоицизма и раннего христианства. Как выразился один ученый, «и стоицизм, и христианство занимали некую общую позицию, и оба составляли всеобъемлющий порядок для граждан мира.Каждый из своих собственных предпосылок стремился объединить все народы земли в единое сообщество, единое человечество ». 6 В целом, однако, в древности humanitas было в основном личным и индивидуальным качеством. Это подтверждает мое утверждение, что это ...

    Отношения между инвалидностью и «быть человеком»

    2. Подход

    Обращаясь к отношениям между человечеством и инвалидностью, наша тематическая проблема не только будет способствовать пониманию

    людей инвалиды были и были

    включены и исключены из концепции человечности.

    Он также вносит вклад в продолжающиеся дебаты в

    в области исследований инвалидности о ценности постчеловеческого подхода к человеку и призывов к постчеловеческим исследованиям инвалидности

    (Goodley, Lawthom, & Runswick- Коул, 2014;

    Vandekinderen & Roets, 2016). Развитие междисциплинарных полевых исследований инвалидности

    с 1970-х годов

    было бы немыслимо без социальной модели инвалидности.С помощью этой модели, в которой инвалидность находится на первом месте (

    ), социальной конструкции и проблеме, созданной обществом,

    ученые-активисты попытались заменить медицинскую и индивидуальную модель инвалидности. Между тем, поле

    дополняется другими моделями и подходами (Winance, 2016).

    Недавно вышедшая недавно книга Рози Брайдотти «Постчеловек» (2013)

    вдохновила ученых на аргументы в пользу постчеловеческой инвалидности

    исследований. Goodley et al. (2014) утверждали, что исследования инвалидности

    «совершенно непринужденно» с постчеловеческим критиком

    , оценивающим идеал человечества, который «неявно предполагался

    как мужской, белый, урбанизированный, говорящий на стандартном

    языке. , гетеросексуально вписанный в репродуктивную единицу

    и полноправный гражданин признанного государства '' (Braidotti, 2013,

    p.65). Они ценят цель Брайдотти не только «уничтожить гуманистического человека», но и искать альтернативы

    «в ответ на угнетающую природу гуманизма» и

    , чтобы переосмыслить «наши отношения с окружающей средой, нашим мир и человеческие и нечеловеческие обитатели нашей планеты

    »(Goodley et al., 2014, стр. 343–345).

    У нас нет необходимости позиционировать себя как исследователей инвалидности, занимающихся постху-

    людьми, но нас вдохновляет цель

    «дестабилизировать человека-гуманиста».Поэтому мы исследуем человечество hu-

    как оспариваемую концепцию, и мы рассматриваем людей

    как встроенных в сеть отношений между людьми

    и нечеловеческими существами. Конечно, этот подход не предназначен для постчеловеческого подхода. В последнее десятилетие исследования по инвалидности

    в целом имели тенденцию оспаривать «нормативную

    автономию западного автономного субъекта» в пользу «концепции реляционной автономии

    », которая «обозначает идею

    о том, что автономия обусловлено социальными отношениями

    , в которые встроены индивиды »(Winance, 2016; ср.

    Майнингер, 2011). Семья и аналогичные биологические и

    социальные единицы, например, были исследованы как меж-

    раздел индивида и группы с точки зрения того, что

    делает нас людьми и как мы приписываем смысл (Zuna,

    Brown И Браун, 2014; Соломон, 2012).

    Как станет ясно из нашего тематического выпуска,

    мы склонны понимать постчеловеческое состояние как состояние, в котором

    мы постоянно размышляем о человечестве, а не как состояние за пределами человечества.В этом смысле мы думаем, что концепция

    кроме человека Гудли и Рансвик-Коула (2014) очень полезна. Эту концепцию можно использовать для (а) дезориентации человека, потому что «инвалидность имеет радикальный потенциал, чтобы нанести ущерб нормативному, рациональному, независимому, автономному

    субъекту, о котором так часто думают, когда человек

    .

    вызвал », но также и (б) отстаивать человека, потому что люди с ограниченными возможностями« стремятся быть признанными людьми ».

    Это согласуется с исследованиями инвалидности, такими как исследование инвалидности / трудоспособности -

    ies, которые, с одной стороны, признают борьбу за

    , чтобы иметь возможность с инвалидностью, а с другой стороны критикуют

    идеал эйлизма и переосмысления » идеи, которые мы могли бы принять как должное »(Goodley & Runswick-Cole, 2014,

    , стр. 2–4). Исследования инвалидности признают норму и ищут

    , чтобы нарушить норму.

    Связь нашей тематической проблемы с постгуманизмом также имеет отношение

    к нашему стремлению внести свой вклад с точки зрения исследований инвалидности

    в исследования, в которых такая перспектива отсутствует.Мы не только хотим добавить инвалидность к основным аналитическим категориям

    , таким как пол, класс и раса, но также и

    обратиться к пересечению этих категорий (см. Erevelles,

    2011). Исследовательская традиция постгуманизма позволяет

    это и позволяет исследованиям инвалидности быть частью более широкого движения

    , которое разрабатывает альтернативы часто доминирующему «гуманистическому человеку» (см. Braidotti, 2013; Butler, 2015).

    Этот тематический выпуск является результатом проекта, который был инициирован и проведен Фондом исследований инвалидности

    в Нидерландах и который был инициирован и проводился Фондом исследований инвалидности

    в Нидерландах, и в котором мы даем более широкий взгляд на

    , работая с разными учеными из разных стран. внутри

    и вне области исследований инвалидности.

    Мы хотим, чтобы наш вопрос обогатил текущие дебаты

    как минимум двумя способами. Во-первых, наш выбор исследовать человечество как оспариваемую концепцию позволяет разработать сбалансированную оценку того, как это представление может стимулировать или не стимулировать включение людей с ограниченными возможностями. это Как уже упоминалось, мы понимаем постчеловеческое состояние

    как состояние, в котором мы постоянно возвращаемся к человечеству, а не как состояние, выходящее за рамки человеческого.Во-вторых, проблема является новаторской в ​​подходе

    к человечеству как оспариваемой концепции из широкого диапазона дисциплин

    (включая культурный анализ, этику ухода, здоровье

    науки, театроведение, историю) и с другими, например объяснил методы. Размышляя о человеке

    и наших методах, мы пытаемся принять во внимание объективность

    исследований постчеловеческой и критической инвалидности, касающихся нормативности и методов (Vehmas & Watson, 2016).

    3. Содержание

    Мы начинаем наш выпуск с двух статей, посвященных

    тому, как человечность и связанные с ней концепции, такие как

    равенство, используются или могут использоваться для включения или исключения людей с ограниченными возможностями

    . В своих комментариях Густав Бос и

    Дуртье Кал (2016) обсуждают, стимулирует ли идея

    о равных людях включение людей с тяжелыми формами инвалидности, и если да, то как. Фиона Бадж и Гарри Велс

    (2016) обсуждают в своей статье желание

    быть включенными в человечество и исследуют, как пространство может быть создано в обществе для людей с умственными или умственными недостатками и людьми с умственными или умственными недостатками. .Эти две части показывают, каждая по-своему

    , как полезность концепции «человечество»

    в значительной степени определяется конкретными контекстами.

    В следующих трех статьях мы исследуем, как можно критиковать или опровергать нормальные представления о человечности.

    Социальная интеграция, 2016, Том 4, Выпуск 4, страницы 125–128 126

    гуманитарные науки | Описание, история, значение и факты

    Гуманитарные науки , те отрасли знания, которые касаются людей и их культуры или аналитических и критических методов исследования, основанных на признании человеческих ценностей и уникальных способностей человека. дух самовыражения.Как группа учебных дисциплин, гуманитарные науки отличаются по содержанию и методам от физических и биологических наук и, в несколько меньшей степени, от социальных наук. Гуманитарные науки включают изучение всех языков и литератур, искусства, истории и философии. Гуманитарные науки иногда организуются в виде школ или административных подразделений во многих колледжах и университетах США.

    Современная концепция гуманитарных наук берет свое начало в классическом греческом paideia, общем образовательном курсе, датируемом софистами в середине V века до н. Э., Который готовил молодых людей к активному гражданству в полисе или городе. государственный; и в « humanitas » Цицерона (буквально «человеческая природа») - программе обучения ораторов, впервые изложенной в De oratore ( Оратора ) в 55 г. до н. э.В раннем средневековье отцы церкви, включая святого Августина, который сам был оратором, адаптировали paideia и humanitas - или bonae («хорошее») или liberales («либеральное»), искусство, как их еще называли - по программе базового христианского образования; были включены математика, лингвистические и филологические исследования, а также немного истории, философии и естествознания.

    Подробнее по этой теме

    история Европы: гуманитарные науки

    Чтобы желать добра, нужно сначала его познать, а потому не может быть истинного красноречия без мудрости.По словам Леонардо Бруни, ведущий ...

    Слово humanitas, , хотя и не является сущностью составляющих его дисциплин, выпало из общего употребления в позднем средневековье, но пережило расцвет и трансформацию в эпоху Возрождения. Термин studia humanitatis («исследования человечества») использовался итальянскими гуманистами 15 века для обозначения светской литературной и научной деятельности (в области грамматики, риторики, поэзии, истории, моральной философии и древнегреческих и латинских исследований), которые гуманисты считали по своей сути гуманными и классическими исследованиями, а не божественными.В XVIII веке Дени Дидро и французские энциклопедисты осудили studia humanitatis за то, что, по их утверждениям, к тому времени стало его сухой, исключительной концентрацией на латинских и греческих текстах и ​​языке. К XIX веку, когда круг гуманитарных наук расширился, гуманитарные науки начали приобретать свою идентичность не столько из-за их отделения от царства божественного, сколько из-за исключения материалов и методов развивающихся физических наук, которые имели тенденцию исследовать мир и его явления объективно, без привязки к человеческому смыслу и цели.

    Современные концепции гуманитарных наук напоминают более ранние концепции в том, что они предлагают полную образовательную программу, основанную на пропаганде самодостаточной системы человеческих ценностей. Но они отличаются тем, что они также предлагают отличать гуманитарные науки от социальных наук, а также от физических наук, и спорят между собой о том, является ли акцент на предмете или на методах гуманитарных наук наиболее эффективным. в достижении этого различия.В конце 19 века немецкий философ Вильгельм Дильтей называл гуманитарные науки «духовными науками» и «гуманитарными науками» и описывал их просто как те области знаний, которые лежат вне и за пределами предмета физических наук. . С другой стороны, Генрих Риккерт, неокантианец начала 20 века, утверждал, что гуманитарные науки лучше всего характеризует не предмет, а метод исследования; Риккерт утверждал, что в то время как физические науки стремятся перейти от частных примеров к общим законам, гуманитарные науки «идиографичны» - они посвящены уникальной ценности частного в его культурном и человеческом контексте и не ищут общих законов.В конце 20-го и начале 21-го веков американский философ Марта Нуссбаум подчеркивала решающую важность гуманитарного образования для поддержания здоровой демократии, для содействия более глубокому пониманию человеческих проблем и ценностей, а также для того, чтобы студенты могли подняться над узкими взглядами и « рабство привычек и обычаев », чтобы стать настоящими гражданами мира.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Ричард Дин: ценность человечества в моральной теории Канта

    Abstract

    Это критический обзор книги Ричарда Дина «Ценность человечества в моральной теории Канта».Книга Дина была оценена, и некоторые из его интерпретаций Канта подверглись критике. Однако в нем делается вывод о том, что книга Дина особенно хорошо проясняет различие, проведенное им между согласием и осознанным согласием, и их роль в биомедицинской практике.

    Ценность человечества в моральной философии Канта - это критическое исследование основных тем кантовской этики, а именно понятий гуманности, достоинства, доброй воли, автономии и самоцели. Нет никаких сомнений в том, что тезис Канта о человечности, который является основой, для которой была написана эта книга, кажется, выделяется среди двух других формулировок - формулировки универсального закона природы и формулировки автономии.Большинство комментаторов, кажется, ссылаются на этот факт, поскольку тезис о человечности кажется логически привлекательным и апеллирует к нашей интуиции, и он является основанием для всех нормативных теорий, особенно в прикладной этике. Как Ричард Дин указывает в начале этой книги, сложной задачей тезиса о человечности является объяснение моральных обязательств, которые он подразумевает (стр. 4). Следовательно, решение этой проблемы требует уместного объяснения ее логики в сравнении с нашими общепринятыми моральными интуитивными представлениями. Это, среди прочего, задача, которую Дин ставит перед собой в этой книге.

    Дин начинает свой анализ с различия между смыслом «человечность», как ее истолковывают некоторые современные интерпретаторы, и фактическим значением «человечность». По его словам, «специалисты по этике Канта рассматривают кантовское человечество как некую черту, присущую разумным существам, а не просто как свойство принадлежать к человеческому роду. Мне это кажется правильным. Но существует больше разногласий, чем это принято считать, относительно того, какую именно характеристику разумных существ Кант намеревается выделить в качестве «человечности», которую следует рассматривать как самоцель »(стр.5). Несогласие вызвано тем, что эти ученые считают, что статус человечества предоставляется всем хорошо информированным взрослым людям, обладающим хотя бы минимальной рациональностью, что логически ошибочно. «Человечество, в смысле формулировки человечества, действительно эквивалентно некоторому признаку, которым обладают разумные существа, но не все минимально рациональные существа. Более того, «человечность» - это Кантовское название более рациональной природы, которой обладает только существо, принимающее моральные принципы как источник достаточных оснований для действий.Человечество, которое следует рассматривать как самоцель, - это должным образом упорядоченная воля, в которой моральные соображения имеют приоритет над личными интересами. Используя терминологию Канта, самоцель - это добрая воля »(стр. 6).

    Следовательно, не все люди имеют право быть зачисленными в колледж кантовского человечества. Единственное условие состоит в том, что такой человек, несмотря на свою рациональность, должен отдавать предпочтение моральным соображениям над личными склонностями и возвышениями.Эта интерпретация кажется проблематичной по двум причинам. Во-первых, это, по-видимому, предполагает, что преступники могут не обладать квалификацией для присвоения статуса человечности и, соответственно, могут не обладать достоинством, поскольку на их действия влияют их наклонности и апеллируют к гипотетическому императиву. Более пристальное прочтение Канта, кажется, противоречит этой декановской интерпретации. Потому что Кант приравнивает достоинство к человечности и считает, что обладание достоинством и принадлежность к человечеству не ограничиваются действиями в соответствии с доброй волей.Более того, обладать достоинством не означает действовать морально добрым или правдоподобным образом. Достоинство - это определяющее качество, которое определяет природу человека, и, согласно Канту, это прерогатива, которую люди имеют перед всеми другими естественными существами ( Основы , стр. 4: 436, стр. 4: 438) . Из этого следует, что обладание достоинством не зависит от нашей моральной честности.

    Вторая проблема - ограничение идеи человечности и достоинства только теми, кто рационально компетентен, и недопущение таких маргинальных случаев, как маленькие дети, пациенты с психическим расстройством и те, кто находится в коме.Эта интерпретация кажется антикантианской. Кант рассматривает достоинство как неотъемлемую моральную ценность, которая определяет человечность (человечность) всех человеческих существ. Таким образом, определение человечности как статуса «полностью рациональной природы, которой обладает только существо, принимающее моральные принципы как обеспечивающие достаточные основания для действий». В своей книге «Метафизика морали » Кант полагает, что человечность и отличает ее от животной природы - это способность устанавливать цели - «любой конец вообще» (стр.392). Способность ставить цели - это не исключительная привилегия полностью рациональной природы , а привилегия полностью рациональной природы , независимо от степени их зрелости. Дети или слабоумные пациенты могут быть не в состоянии сводить концы с концами инструментальным или практическим образом, учитывая некоторые физиологические и психологические запреты, что не означает, что у них нет способности сводить концы с концами. Для людей с тяжелыми неврологическими или биологическими нарушениями они остаются постоянно подавленными.Итак, мы могли бы сказать, что их способность сводить концы с концами инертна или латентна.

    Дин критикует толкование понятия доброй воли, особенно в том виде, в каком его определили Х. Дж. Патон и Льюис Уайт Бек. По его словам, Патон и Бек рассматривают добрую волю как «… волю, действующую ради долга…». Действие, имеющее этот мотив (мотив долга), является моральным… ». Согласно этой точке зрения, добрая воля - это именно воля, которая выполняет послушные действия, потому что они требуются по долгу »(стр. 19). Дин считает правдоподобным утверждать, что агент обладает доброй волей, если его действия совершаются из мотивов долга, воля не является пассивным обладателем, а активным обладателем того, что хорошо.Фундаментальная характеристика человека - это право выбора. Следовательно, добрая воля - это желание совершить нравственно достойное действие. Таким образом, идея доброй воли, согласно Патону и Беку, кажется слишком упрощенной.

    Дин различал два вида воли: волю как выбор и волю, которая делает доступными практические законы, на которых основывается любой выбор. В то время как первый обозначается как Willkur , последний обозначается как Wille . Моральная ценность действия зависит от того, насколько Willkur соответствует Wille .Когда Wille агента управляет своим Willkur , мы говорим, что такой моральный агент, помимо того, что он полностью рациональный, обладает доброй волей. «Чтобы воля агента была хорошей, он должен иметь обязательство действовать морально, даже если моральное поведение требует от нее отказа от удовлетворения наклонностей (она должна сделать моральный закон« высшим условием удовлетворения »своих наклонностей). »(Стр. 20). Эта декановская интерпретация, кажется, подтверждает идею сверхдетерминизма Марсии Барон, согласно которой долг регулирует наши наклонности как вторичный мотив, не выводя их из морально активной сцены.Агенты контролируют свои наклонности, следя за тем, чтобы их наклонности ни по какой причине не стали определяющим фактором его моральных поступков. Этот акт контроля представляет собой моральное обязательство, которое агент должен развить и освоить, чтобы выполнять действия, которые могут быть признаны морально оправданными.

    Еще одна концепция, которую Дин считает неотъемлемой частью моральной теории Канта, - это концепция автономии. Автономия - это основополагающий принцип всего человеческого достоинства и определяющий принцип всей человеческой природы.Это разум, который делает возможной автономию. Дин перечисляет три функции разума в философии Канта: «… разум - это чистая самодеятельность, которая делает разумных существ фундаментально активными, а не пассивными. В его теоретической философии разум - это способность, которая спонтанно и свободно обеспечивает правила для организации «интуиции» чувств, которые мы пассивно воспринимаем. В своей практической философии разум свободно и спонтанно обеспечивает моральные принципы, которые представляют собой поистине самоопределенные причины для действий, независимо от влияния наклонностей (стр.227). Следовательно, быть автономным - значит быть самозаконным агентом и, в более широком смысле, самоцелью. Подобного рода ценностная роль, приписываемая автономии, вызывает онтологический конфликт между формулировкой гуманности и формулировкой автономии. Какая из этих формулировок лежит в основе морали? Дин объясняет, что, исходя из анализа Канта, автономия является основой достоинства. То есть возможность проявления доброй воли зависит от того, законодательно ли закреплены моральные принципы, которыми мы руководствуемся в наших действиях.Без этого автономного законодательства действия людей могут быть основаны на «их самом сильном желании». И их действия не будут отличаться от действий других существ в природе (стр. 228). Более того, рассмотрение автономии как самоцели не означает отмены стратегической роли доброй воли в моральной схеме. Автономность и добрая воля дополняют друг друга. Это две стороны моральной монеты. В то время как добрая воля является предпосылкой, делающей случайные моральные устремления агента морально ценными, сама воля должна быть автономной, чтобы выбирать то, что хорошо.Воля должна автономно законодательно закрепить моральные принципы, которые не подвержены никаким наклонностям, а только ограничиваются моральными законами.

    С тех пор, как Кант постулировал идею автономии, некоторые специалисты по биоэтике, такие как Джеральд Дворкин, применили эту концепцию в качестве нормативного принципа для оценки отношений между врачом и пациентом (1976, с. 23). Концепция автономии также лежит в основе большинства руководств по биомедицинским исследованиям и подчеркивает этический императив, согласно которому все потенциальные участники исследования «имеют право свободно выбирать, участвовать ли в исследовании» (CIOMS 2016, p.34), потому что они внутренне ценны и морально автономны. Исторически сложилось так, что идея автономии часто упоминается как реакция на культуру патерналистских решений, которая лежит в основе медицинской профессии на протяжении нескольких десятилетий, особенно в Америке и некоторых частях Европы (хотя она значительно присутствует в медицинской практике в Африке). ). Ошибочность патернализма, как утверждают некоторые антипатерналистские сторонники, заключается в том, что он мешает автономным решениям и действиям людей (Birks 2018, p.138). Уважение автономии, по всей видимости, подразумевает уважение права человека самостоятельно определять свои действия и издавать законы о своих предпочтениях без какого бы то ни было вмешательства. Тем не менее, Дин утверждает, что «… уважение к автономии - это не что иное, как требование позволить пациентам делать выбор в отношении их медицинского обслуживания или для потенциальных добровольцев принять участие в исследовании или отказаться от него. Этот акцент на выборе, иногда в ущерб любому другому аспекту уважения автономии, понятен, учитывая изначальную роль принципа »(стр.199). Акцент на правах пациента на автономию, таким образом, должен показать, что может быть неправильным, если пациенты исключены из процесса принятия медицинских решений относительно их лечения.

    Требование уважения к выбору пациентов может быть морально приемлемым, тем не менее, оно создает свободу действий для слепого согласия, которым часто пользуются медицинские эксперты. Следовательно, уважение к автономии требует более высокого спроса на обоснование всех возможных альтернатив, открытых для выбора. Обоснование требования, чтобы врач предоставил адекватную информацию до получения согласия пациентов на это, по словам Дина, «позволяет пациентам делать выбор, который соответствует их общим желаниям, целям и отношениям.Это реальное требование и интуитивная сила принципа уважения автономии, и это согласуется с наиболее явными формулировками этого принципа »(стр. 200). Введение Дином понятий выбора и автономии проливает свет на дихотомию согласия и осознанного согласия и их разнообразную роль в биомедицинской практике. В то время как идея согласия создает возможность слепого выбора, информированное согласие предъявляет более жесткие этические требования, в соответствии с которыми врач обязан предоставить точную информацию, которая поможет участнику или пациенту сделать выбор, выражающий их желания и стремления как самозаконные. агентов, а также воздерживаться от беспричинного вмешательства (п.203). Важно отметить, что информированное согласие побуждает врача делать выводы, которые будут отвечать интересам пациента. Таким образом, суждения врачей или биомедицинских исследователей должны включать обязанность проявлять милосердие (обязательство улучшать здоровье и благополучие пациентов или субъектов исследования и не - вредное воздействие (обязательство не допускать нарушения) умышленное причинение вреда).

    Идея индивидуальной автономии, представленная Джеральдом Дворкином, а также отраженная в руководящих принципах этики биомедицинских исследований, подверглась критике из-за чрезмерного акцента на неограниченном праве человека принимать решения, основанные на мотивах. желаний и стремлений, а также в защите своих интересов и благополучия.Чилдресс, например, утверждает, что проблема индивидуальной автономии состоит в том, что она фокусируется только на одном аспекте нашей личности, а именно на самоопределении, игнорируя социокультурное и историческое воплощение нашей личности. Также сторонники индивидуальной автономии не рассматривают возможность неуместных, амбивалентных или даже противоречивых предпочтений (1990, с. 13). В некоторых случаях некоторые варианты могут быть мотивацией произвести впечатление на согласного. Например, если известный клинический исследователь едет в место, где она, как известно, набирает участников исследования, вероятность набора нескольких участников очень высока.Но, независимо от ритуалов информированного согласия, участники могут принять решение о согласии на основании уважения к исследователю, даже если они предпочли бы отказаться от участия, когда это касается кого-то другого. Чилдресс и, конечно же, Бошан считают, что лучшим представлением об автономии должна быть личная автономия или то, что Дин называет «минималистским самоопределением автономии» (MSDA). Согласно им, личная автономия или MSDA влечет за собой способность принимать индивидуальное решение или выбирать предпочтительный курс действий, который, как минимум, свободен от контролирующего влияния со стороны других и от ограничений, таких как недостаточное понимание, которое делает невозможным для автономного агента. делать осмысленный выбор (Beauchamp and Childress 2001 qtd in Varelius 2006, p.377).

    Существенным критерием личной автономии в понимании Бошампа и Чилдресса является то, что в той мере, в какой человек обладает моральной способностью делать выбор и принимать решения, такая способность не должна препятствовать определенным факторам, которые могут регулировать принимаемые им решения (1994, с. 121). Если ваш выбор представляет угрозу для достижения желаемых целей, необходимо позволить другим факторам, внешним по отношению к вам, повлиять на ваш выбор, чтобы желаемая цель могла быть достигнута. Фундаментальное рассмотрение при установлении моральных оснований для медицинского решения должно основываться на медицинских интересах.Например, в случае умственно отсталого человека «не имеет значения для определения того, отвечает ли лечение интересам пациента» (1994, стр. 216). Не должно быть путаницы между ценностью жизни для других и качеством жизни пациента. В ситуации, когда пациент недееспособен и некомпетентен для принятия решений в отношении своего состояния здоровья, наилучшие медицинские интересы некомпетентного пациента, как правило, должны быть достаточными, даже если эти интересы вступают в противоречие с интересами семьи некомпетентного пациента.По словам Дина, выбор минималистской позиции в отношении автономии состоит в том, чтобы сделать «автономный выбор центральным объектом озабоченности в соответствии с принципом уважения автономии, вместо того, чтобы отводить эту центральную роль автономии как собственности личности» (стр. 204 ). Тем не менее, такая позиция автономии проблематична, потому что, хотя она допускает минимальное вмешательство в выбор агента, если его выбор был сделан некомпетентно, она ограничивает вмешательство в «непоследовательные решения кого-либо, находящегося на полпути в тисках необычных религиозных убеждений» (стр.204), как человек, который отказывается принимать переливание крови после родов, даже если очевидно, что отказ от этого приведет к ее смерти. Более того, если автономный и преднамеренный выбор - это то, что MSDA, похоже, продвигает и сохраняет, Дин считает, что трудно понять, почему не следует уважать любой выбор, даже если он не является рефлексивным. Это не означает, что Дин поддерживает необдуманный выбор, но указывает на неадекватность индивидуальных и личных представлений об автономии.

    Кантовский взгляд на автономию, который отличается от индивидуальной и личной автономии, «метафизически нагружен» и морально обоснован.Это метафизически нагружено, потому что он отделяет автономию от индивида и личности индивида и закрепляет ее на воле. Следовательно, воля является автономной. Кант объясняет, что автономная воля - это то, что соответствует моральному закону. Воля - это разновидность причинности, которая определяет все существа, являющиеся частью разумной природы. Таким образом, быть человеком - значит обладать волей. Природа воли зависит от мотивации, которая стимулирует ее желание. Таким образом, добрая воля «хороша не из-за того, что она производит или выполняет, из-за ее пригодности для достижения некоторой предполагаемой цели, а только из-за ее воли , то есть она хороша сама по себе и рассматривается сама по себе. , следует ценить несравненно выше, чем все, что могло бы быть просто вызвано им в пользу некоторой склонности и даже, если хотите, суммы всех наклонностей »( Groundworks , p.4: 395 Акцент мой). Дин объясняет, что, поскольку добрая воля зависит от воли - зависит от , она является основанием для автономии. По его словам, быть автономным - значит иметь добрую волю. Другими словами, чтобы иметь возможность выполнять автономное действие, человек обязательно должен обладать доброй волей, и это то, что придает ценность действиям морального агента (стр. 255). Действовать по доброй воле - значит действовать нравственно, но действовать, не прибегая к доброй воле, - это «выбирать действовать аморально, чтобы удовлетворить склонности» (стр.255). Итак, совершать добрые или морально приемлемые действия - значит действовать в соответствии с автономией. Это также означает действовать на основании или мотивации разума, потому что только разум, а не побуждение, направляет действие в соответствии с моральным законом. Идея автономии ограничивается агентом, который желает совершить моральное действие. Это не отношения - это не выражается по отношению к другому моральному агенту.

    Каким образом добросовестная интерпретация автономии по Дину и Канту решает проблемы информированного согласия и принятия моральных решений в медицинской практике и биомедицинских исследованиях? Возможный ответ Дина был бы таков, что, например, можно сказать, что врач или пациент действовали автономно, если их действия морально обоснованы, то есть если их действия морально оправданы.Если врач ставит пациенту ложный диагноз, чтобы держать его постоянно и безнадежно в своей больнице только ради коммерческой выгоды, такой врач действует аморально и не может утверждать, что действовал автономно, поскольку мотивация действия не является доброй волей, а самовозвеличивание. Хотя это может показаться абстрактным морализаторством, на практике оно не решает некоторых сложностей, возникающих в медицинской практике. Например, он не отвечает на вопрос, действует ли врач автономно, когда он лечит больного раком, или выполняет кесарево сечение женщине с внематочной беременностью против воли пациентки.Также трудно понять, как принцип доброй воли автономии помогает объяснять решения пациентов или участников исследования. Например, трудно понять, как в этой учетной записи клинический исследователь виновен в привлечении участника, который согласился участвовать в клиническом исследовании на основании (денежных или терапевтических) стимулов, рекламируемых в процессе набора. Если участник добровольно соглашается участвовать в таком испытании не путем принуждения, а просто для того, чтобы воспользоваться преимуществами рекламируемых стимулов (либо потому, что он болен, либо из-за своего плохого состояния), можно ли сказать, что он действовал автономно? Или, если больной раком соглашается с решением врача лечить ее, не интересуясь деталями, можем ли мы сказать, что больной раком действовал автономно? Счет доброй воли не дает никакого ответа.

    Абстрактная морализация автономии подталкивает Секера к утверждению, что «концепция моральной автономии Канта не является концепцией, которую мы должны пытаться« включить »в принцип уважения автономии биоэтики из-за ее нежелательности в качестве идеала и невозможности ее применения в контексте оценки. »(1999, с. 52). Поддерживая атаку Секера на эту деканистско-кантианскую абстрактную морализацию автономии, Саад утверждает, что это нереально, потому что многие люди, особенно больные и уязвимые пациенты, неспособны к философской гимнастике, которую требует Кант.Более того, поскольку Кант приравнивает действие автономии к действию морали, применение автономии Канта к клинической практике в некотором смысле сделало бы врачей арбитрами морали пациента. Если пациенты обязаны действовать автономно… и если врачи должны оценивать автономность пациента, он будет подвергнут физическому и моральному обследованию перед лечением (2018, стр. 130).

    Вся эта критика правдоподобна только потому, что точка зрения Канта на автономию частично исследована.

    Более широкое и практическое исследование взглядов Канта на автономию показывает, что, хотя Канта интересует моральное совершенство агента, он также интересуется тем, как этот морально хороший агент обращается с другим агентом.Например, Кант считает, что лгать недостойно с моральной точки зрения. Итак, если врач лжет больному раком, что у него нет надежды на выздоровление, только для того, чтобы заставить пациента постоянно оставаться под его опекой просто ради коммерческой выгоды, Кант считает такие действия морально презренными, потому что «все, что препятствует откровенности, снижает достоинство человека »( Лекция по этике 1963, стр. 231). Кант определяет ложь как « falsiloquim in praejudicium humanitatis - ложное утверждение, наносящее ущерб человечеству» ( Lecture on Ethics 1963, p.227, перевод мой). Однако он добавляет, что не все утверждения, которые не соответствуют действительности, являются ложью. Потому что «если бы мы всегда были пунктуально правдивыми, мы могли бы часто становиться жертвами зла других, которые были готовы злоупотребить нашей правдивостью» (Лекция по этике, стр. 228). Фармацевт, который продает наркоману витамин С вместо таблеток кодеина, возможно, обманул наркомана, поверив, что он купил психоактивное лекарство, когда у него есть только лекарство, которое поможет повысить уровень витамина в его организме.Кант считает, что фармацевт поступил не морально презренным образом, а из доброй воли. Но объяснение доброй воли Дина не учитывает ту роль, которую ложь или правдивость играет в определении морального совершенства.

    Концепция, занимающая центральное место в моральной автономии Канта, которая отсутствует в учении о доброй воле, - это идея просто средств . Быть автономным - значит действовать таким образом, чтобы один не относился к другому как к простому средству. Точка зрения «неприменения как простого средства» предполагает, что ко всем людям следует обращаться с уважением, поскольку они обладают внутренней ценностью.Хотя Дин помещает ценность в моральную добродетель поступка, Кант считает, что независимо от нашего морального статуса, поскольку мы являемся частью рациональной природы, мы по сути и безоговорочно бесценны, то есть мы обладаем неприкосновенным достоинством. Для Канта «человек… не предмет , и, следовательно, не предмет , который можно использовать просто как средство, но во всех его действиях всегда должен рассматриваться как самоцель» ( Основы 1997 , п.38). Действовать автономно - значит относиться к другим так, как заканчивается , а не как просто как средство . Воля, которая позволяет агенту относиться к другим как к целям, - это добрая воля. Добрая воля - это воля, соответствующая моральным принципам разума. Другой способ объяснить это - сказать, что человек выполняет действия автономно, когда он будет действовать, что определяется рациональными моральными принципами. Автономное действие отличается от гетерономного действия. В то время как автономные действия мотивируются практическим разумом, гетерономные действия мотивируются чувствами, наклонностями и патологиями.Нельзя утверждать, что он автономен, когда их действия контролируются чувствами и склонностями, потому что причина таких действий незаконна, а также несовершенна. Захватывающий способ описания автономно волевого действия - это рассматривать его как «продукт процесса обдумывания, который включает тщательного изучения причин, лежащих в основе предлагаемых нами действий, чтобы гарантировать, что они соответствуют определенным стандартам рациональности» (Campbell 2017, p. 388). Итак, тщательная проверка наших действий в соответствии с моральными императивами жизненно важна для автономии.В частности, наша автономная воля ограничена моральными принципами и действует морально приемлемым образом. В этом более широком понимании автономии автономия рассматривается не как самоопределение, лишенное вмешательства. Это мнение основано на способности воли добиваться хороших действий посредством рационального обдумывания. Динианское учение о доброй воле автономии не рассматривает этот аспект морального контроля или обсуждения. Но более широкое кантианское прочтение показывает, что это очень фундаментально в кантовской дискуссии об автономии.

    Таким образом, в некотором смысле моральная автономия Канта занимает видное место в неотвратимых плюралистических моральных рассуждениях, которые имеют первостепенное значение для биоэтики и медицинской практики. Напомню, что автономия Канта проявляется в моральном действии, в котором выполняются моральные обязанности или обязательства и уважаются права, благополучие и достоинство других. Это потому, что человек не может утверждать, что он автономен, если он не действует в отношении любого другого морального агента.Итак, каждое человеческое действие должно основываться на «осознанном разуме и автономно выполняемых принципиальных обязательствах» (Stirrat and Gill 2005, p. 127). Более конкретно, взгляд Канта на автономию «требует, чтобы мы действовали только на принципах, которые могут быть принципами для всех; он обеспечивает основу для описания основополагающих принципов универсальных обязательств и прав, которые могут структурировать отношения между агентами »(O’Neill 2002, p. 96). Таким образом, автономия, основанная на «основополагающих принципах универсальных обязательств», не терпит обмана, манипуляций или принуждения.Это выражается через «правдивое общение, через заботу о том, чтобы не ввести в заблуждение, через избегание преувеличений, через простоту и ясность, через честность в отношениях с другими, словом, через надежность» (O’Neill 2002, p. 98). В области биоэтики и медицинской практики автономия Канта может быть выражена, например, когда клинический исследователь и участник исследования правдиво общаются друг с другом и стараются не вводить друг друга в заблуждение. В случае сложного морального обсуждения участники обсуждения должны действовать таким образом, чтобы стимулировать или способствовать повышению доверия.Если, например, пациентка желает согласиться на переливание крови, но ограничена какой-либо системой религиозных убеждений, и врач считает, что это единственный способ спасти ее от надвигающейся опасности возможной смерти, морально поучительно, чтобы любое принятое решение достигнутое должно быть таким, чтобы морально мотивировалось честностью, доверчивостью и заботой, чтобы не вводить в заблуждение.

    Несмотря на то, что высказанное Дином мнение о доброй воле недостаточно, чтобы объяснить, как взгляд Канта на автономию может помочь в решении плюралистических моральных проблем, возникающих в биоэтике и медицинской практике, это, тем не менее, необходимо.Но чтобы увидеть, как этот подход может быть применен к биоэтике и медицинской практике, его следует рассматривать вместе с принципом простых средств, в котором наши обязательства действовать сообщаются с учетом уважения к другим моральным агентам (будь то рационально компетентный или нет).

    Ссылки

    1. Бошам, Том Л. и Джеймс Ф. Чилдресс. 1994. Принципы биомедицинской этики , 4-е изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

      Google Scholar

    2. Биркс, Дэвид. 2018. Насколько ошибочен патернализм? Журнал моральной философии 15: 136–163.

      Артикул Google Scholar

    3. Кэмпбелл, Л. 2017. Кант, Автономия и биоэтика. Этика, медицина и общественное здравоохранение 3: 381–392.

      Артикул Google Scholar

    4. CIOMS-WHO.2016. Международное этическое руководство для медицинских исследований с участием людей , 4-е изд. Женева: CIOMS-ВОЗ.

      Google Scholar

    5. Дворкин, Геральд. 1976. Автономия и контроль поведения. Отчет Центра Гастингса. 6 (1): 23–28.

      Артикул Google Scholar

    6. Кант, Иммануил. 1963. Лекции по этике . Пер. Луи Инфилд.Кембридж: издательская компания Hackett.

    7. Кант, Иммануил. 1997. Основы метафизики морали . Пер. Мэри Грегор. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    8. О’Нил, Онора. 2002. Автономия и доверие к биоэтике . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

      Книга Google Scholar

    9. Саад, Тони С. 2018. История автономии в медицине от античности до принципализма. Медицинское здравоохранение и философия 21: 125–137.

      Артикул Google Scholar

    10. Секер, Барбара. 1999. Появление деонтологии Канта в современном кантианстве: концепции автономии пациента в биоэтике. Медицинский и философский журнал 24 (1): 43–66.

      Артикул Google Scholar

    11. Стиррат, Г.М., и Р. Гилл. 2005 г.Автономия в медицинской этике по О’Нилу. Журнал медицинской этики 31: 127–130.

      Артикул Google Scholar

    12. Варелиус, Юкка. 2006. Значение автономии в этике. Медицина, здравоохранение и философия 9: 377–388.

      Артикул Google Scholar

    Скачать ссылки

    Информация об авторе

    Принадлежность

    1. Департамент философии, Университет Шеффилда, Шеффилд, Соединенное Королевство

      Виктор Чиди Волемонву

    Автор, ответственный за переписку

    Виктор Чиди Волемонву.

    Дополнительная информация

    Примечание издателя

    Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

    Права и разрешения

    Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями Международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе. при условии, что вы должным образом укажете автора (авторов) и источник, предоставите ссылку на лицензию Creative Commons и укажете, были ли внесены изменения.

    Перепечатки и разрешения

    Об этой статье

    Цитируйте эту статью

    Wolemonwu, V.C. Ричард Дин: ценность человечества в моральной теории Канта. Med Health Care and Philos 23, 221–226 (2020). https://doi.org/10.1007/s11019-019-09926-2

    Ссылка для скачивания

    Ключевые слова

    • Ричард Дин
    • Иммануил Кант
    • Автономия
    • Информированное согласие
    • Достоинство
    • Обязанность
    • A История европейских концепций на практике с шестнадцатого века до наших дней, под редакцией Фабиана Клозе и Мирьям Тулин (2016)

      Этот обзор был первоначально опубликован на Imperial & Global Forum 22 мая 2017 г.

      Бен Холмс (Университет Эксетера)

      Что значит принадлежать к человеческой расе? Приносит ли эта принадлежность определенные права, а также обязанности? Что значит действовать вместе с человечеством? Это некоторые из важных вопросов, лежащих в основе новой отредактированной коллекции Фабиана Клозе и Мирьям Тулин, Человечество: история европейских концепций на практике с шестнадцатого века до наших дней (2016). Основанная на конференции 2015 года в Институте Лейбница в Майнце, книга, как следует из названия, не является чисто концептуальной историей термина «человечество».[1] Скорее, он пытается обнаружить «конкретные последствия теоретических рассуждений о концепции человечества». Другими словами, как идеи «гуманности» направляли европейские практики в таких областях, как гуманизм, империализм, международное право, гуманизм и права человека? [2] Редакторы утверждают, что, несмотря на подразумеваемый вневременной универсальный характер этого термина, человечество есть это изменяющаяся, динамичная концепция, которая была склонна к разделению в той же мере, в какой способствует общности. Хотя книга представляет собой исследование европейских концепций человечества, статьи носят транснациональный характер и демонстрируют, как концепции человечества воплощались в жизнь в Европе и во взаимодействиях континента с остальным миром на протяжении пятисот лет.

      Институт европейской истории Лейбница (через Wikimedia Commons).

      Том разделен на четыре раздела. Две главы в первом разделе исследуют, как идеи человечества развивались за пятисотлетний период книги. Франсиско Бетанкур демонстрирует, как, начиная с древности, идеи человечности или недочеловечности различных категорий людей создали юридические и политические разногласия между правами свободного мужчины и раба, цивилизованного и варварского или мужчины и женщины.Хотя эти различия постепенно размываются в ответ на более широкие представления о человечности, Бетанкур предупреждает, что иерархическое ранжирование народов остается «одной из устойчивых реалий [] человеческого состояния», тем самым избавляя от заблуждений «триумфальные нарративы», которые изображают современные представления о « человечество »как кульминация неизбежного прогресса просвещенного милосердия. [3] Пол Беттс более пристально смотрит на политизацию человечества в двадцатом веке. Он также показывает, что человечество не было исключительной собственностью прогрессивной политики; на протяжении столетия «человечность оставалась скользким термином и могла быть связана с различными причинами», включая фашистские, коммунистические или расистские, которые узаконивали то, что многие сочли бы бесчеловечными практиками, такими как апартеид.Беттс провокационно заключает, предполагая, что существует интеллектуальное отчуждение между амбициозными представлениями об общей человечности сегодня и теми представлениями, которые характеризовали предыдущие поколения интернационалистов.

      Остальные главы книги структурированы в соответствии с тем, что редакторы описывают как «три основные области», которые составляют подтемы человечества. Таким образом, Часть II вращается вокруг развития идей и дебатов, касающихся морали и человеческого достоинства, в контексте крупных транснациональных движений, таких как гуманизм, колониализм или миссионерская деятельность.По сравнению с более поздними разделами, в некоторых главах раздела II человечество изучается немного более теоретически, чем как «концепция на практике». Михай-Д. В главе Григоре политические сочинения Дезидерия Эразма (1466-1536) шестнадцатого века рассматриваются как символ более широкого перехода от теологического к политическому пониманию человечества, а глава Мариано Дельгадо представляет аргументы испанского францисканского монаха Бартольме де Лас Касаса (1484-1566) в пользу признания человечность коренного населения испанского «Нового Света».Тем самым они исследуют меняющиеся идеологические концепции человечества, а не практические последствия этих идей. Это не должно отвлекать от двух очень полезных тематических исследований дебатов шестнадцатого века о человеческой природе; но это поднимает вопрос о том, насколько далеко можно продвинуть идею «концепции на практике». В отличие от этого, вклад Джудит Беккер в немецкий протестантизм XIX века в Индии иллюстрирует практическое значение идей человечества, показывая, как вера миссионеров в единство человечества определяло как евангелизационные, так и гуманитарные аспекты их миссионерской работы в Индии.

      Портрет Дезидерия Эразма Роттердамского, работы Ганса Гольбейна Младшего, 1523 г. (через Wikimedia Commons).

      Раздел III исследует темы, связанные с гуманизмом, насилием и международным правом, и показывает, как теории гуманности практически повлияли на попытки Европы исправить или сдержать насилие войны или рабства. Томас Веллер представляет интригующий пример того, какой вклад испаноязычный мир шестнадцатого века внес в аргументы, впоследствии известные англо-американскими аболиционистами восемнадцатого века в их протестах против трансатлантической работорговли.Подвергая сомнению прямую эволюцию аргументов авторов шестнадцатого века, таких как Томас де Меркадо (1525–1575) или Луис де Молина (1535–1600), и трансатлантических аболиционистов восемнадцатого века, таких как Уильям Уилберфорс (1759–1833), Веллер подчеркивает, что недостаточно исследованная тема, касающаяся того, что он считает «гуманизмом выше гуманности» Продолжая историю борьбы с рабством, Фабиан Клозе показывает, что, хотя британские аболиционистские нарративы об африканском человечестве помогли сформировать национальное и международное законодательство, положившее конец трансатлантической работорговле, эти же призывы к защите человечества также узаконили новые формы насилия, такие как вооруженное вмешательство и колониальная экспансия. для обеспечения соблюдения запрета.Далее, подчеркивая, что отношения между человечеством и гуманизмом далеко не однозначны, Эстер Мёллер показывает напряженность вокруг этой концепции в Движении Красного Креста во второй половине двадцатого века. В частности, реализация гуманности в качестве первого из семи фундаментальных принципов Красного Креста вызвала споры в движении между теми, кто рассматривал человечество как политически нейтральную концепцию, и теми национальными обществами, которые участвовали в антиколониальной борьбе, которые утверждали, что участие в политика была гуманитарным долгом.Человечество, задуманное как принцип объединения национальных обществ, фактически выдвинуло на первый план региональные и политические разногласия в движении.

      Здание Американского общества Красного Креста, 1922 год (через Wikimedia Commons)

      Последний раздел посвящен тому, как человечество повлияло на социальные и благотворительные практики, такие как благотворительность, филантропия и движения солидарности. Поднимая темы главы Мёллера, Иоахим Бергер показывает трудности использования человечности в качестве риторического средства для объединения транснационального движения, такого как международное масонство.На международных форумах европейских масонов человечество выступало в качестве «пустого означающего», скрывающего национальные различия, но эти региональные различия вновь обнажались всякий раз, когда предлагались практические действия в поддержку «всеобщего братства», такие как транснациональная благотворительность. Изучая кампании католических филантропических групп XIX века по оказанию помощи детям в Африке и Азии, Катарина Сторниг подчеркивает временами диссонирующий характер европейских концепций человечества. Эти благотворительные кампании использовали универсалистскую риторику общей человечности, чтобы представить моральный долг спасти дальних детей, одновременно подчеркивая «варварство» и «бесчеловечность» родителей этих детей, которых они считали ответственными за эти страдания.Глава Герхарда Круипа, использующая церковные документы для изучения отношения католической церкви к солидарности и справедливости, является отчасти историей, а отчасти призывом к оружию. Круип призывает нынешнюю католическую иерархию делать больше для продвижения глобальной справедливости, становясь менее ориентированными на Запад, менее централизованными, «и более открытыми для всех различных культур человеческой семьи», а также призывает к усилению государственного регулирования и коллективных действий для обеспечения более справедливое распределение «общих благ для человечества в целом.”

      кардиналов, покидающих Санкт-Петербург (через Wikimedia Commons).

      Йоханнес Паульманн завершает сборник, связывая большие темы вместе со своими четырьмя основными взглядами на человечество. Во-первых, человечность часто определялась его антонимами, наиболее очевидно - бесчеловечным поведением. Во-вторых, абстрактная природа человечества позволила концепции выполнять разнообразный набор функций по множеству причин. Третье и четвертое восприятие Паульмана ставят под сомнение статичность и универсальность человечества.Человечество было не только динамичным, что его сторонники часто понимали как процесс и цель, а не как фиксированную реальность, но и многие из этих идей «прогресса» подразумевали представления об иерархиях с точки зрения цивилизации или развития. Заключение Паульмана представляет собой желанное теоретическое резюме, объединяющее разнообразный набор тем тома.

      Масштаб и объем тома сделают эту книгу привлекательной для исследователей гуманитарных наук, международного права и прав человека. Структура тома, хотя в целом ясна, могла быть объяснена более подробно для неспециалистов.Например, разделение гуманизма и благотворительности на два отдельных раздела может потребовать разъяснений для тех, кто не знаком с теоретической разницей между ними. Более того, в некоторых главах иногда попадались темы гуманизма, благотворительности и миссионерства, что создавало некоторую путаницу. Тем не менее, это очень важный сборник тематических исследований, изучающих европейскую концепцию гуманности и ее распространение, и оставляет дверь открытой для будущих работ, посвященных неевропейским концепциям этого термина и тому, как неевропейцы, возможно, активно изменили и переосмысленные европейские идеи.


      [1] Подобные истории см. В Hans Erich Bödeker, «Menscheit, Humanitt, Humanismus», в Otto Brunnter et. al. (ред.) Geschtliche Grundbegriffe. Historisches Lexikon zur politisch-sozialen in Deutschland vol.3 (Штутгарт, 1982).

      [2] По каждой из этих областей существует обширный корпус работ, которых слишком много, чтобы перечислять их здесь. О гуманизме см. Michael Barnett, Empire of Humanity: A History of Humanitarism (Ithaca, 2011). Об отношениях гуманизма и империализма см. Роб Скиннер и Алан Лестер, «Гуманизм и империя: новые программы исследований», Journal of Imperial and Commonwealth History 40: 2 (2012), 729-747.По правам человека см. Stefan-Ludwig Hoffman (ed.), Human Rights in the Twentieth Century (Cambridge, 2011).

      [3] Дополнительную критику «триумфальных нарративов» о правах человека см. В Samuel Moyn, The Last Utopia: Human Rights in History (Лондон, 2012).


      Вам также может понравиться:

      Цена за фунт плоти, Дайна Рэми Берри
      Уолтер Бенджамин о Божественном насилии, Джошуа Абрахам Копин
      Эпоха гнева: История настоящего, Панкадж Мишра (2017), обзор Бен Вайс

      .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *