Разное

Осознанная потребность личности побуждающая ее действовать: %d0%be%d1%81%d0%be%d0%b7%d0%bd%d0%b0%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f%20%d0%bf%d0%be%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%b1%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c — с русского на все языки

Содержание

%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b7%d0%bd%d0%b0%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f%20%d0%bf%d0%be%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%b1%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c — с русского на все языки

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАканАлтайскийАрагонскийАрабскийАстурийскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБагобоБелорусскийБолгарскийТибетскийБурятскийКаталанскийЧеченскийШорскийЧерокиШайенскогоКриЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийВаллийскийДатскийНемецкийДолганскийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГэльскийГуараниКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийВерхнелужицкийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнупиакИнгушскийИсландскийИтальянскийЯпонскийГрузинскийКарачаевскийЧеркесскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийКомиКиргизскийЛатинскийЛюксембургскийСефардскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМаньчжурскийМикенскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийКомиМонгольскийМалайскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийНауатльОрокскийНогайскийОсетинскийОсманскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийАрумынскийРусскийСанскритСеверносаамскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиШумерскийСилезскийТофаларскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийТувинскийТвиУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВьетнамскийВепсскийВарайскийЮпийскийИдишЙорубаКитайский

 

Все языкиАнглийскийНемецкийНорвежскийКитайскийИвритФранцузскийУкраинскийИтальянскийПортугальскийВенгерскийТурецкийПольскийДатскийЛатинскийИспанскийСловенскийГреческийЛатышскийФинскийПерсидскийНидерландскийШведскийЯпонскийЭстонскийТаджикскийАрабскийКазахскийТатарскийЧеченскийКарачаевскийСловацкийБелорусскийЧешскийАрмянскийАзербайджанскийУзбекскийШорскийРусскийЭсперантоКрымскотатарскийСуахилиЛитовскийТайскийОсетинскийАдыгейскийЯкутскийАйнский языкЦерковнославянский (Старославянский)ИсландскийИндонезийскийАварскийМонгольскийИдишИнгушскийЭрзянскийКорейскийИжорскийМарийскийМокшанскийУдмурдскийВодскийВепсскийАлтайскийЧувашскийКумыкскийТуркменскийУйгурскийУрумскийЭвенкийскийБашкирскийБаскский

Тест по обществознанию для 10 класса (Базовый уровень) «Мораль.

Религия.»

1. Верны ли следующие суждения о морали?
А. Мораль, как и право, является социальным регулятором.
Б. За нарушение норм морали предполагаются санкции государства.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

2. Мораль не выполняет такую социальную функцию, как
1) регуляторная 2) правоохранительная
3) ценностно-ориентационная 4) социализирующая

3. Источниками какого типа мировоззрения являются Библия, Талмуд и Коран?
1) научное мировоззрение 2) религиозное мировоззрение
3) обыденное мировоззрение 4) официальная доктрина

4. Осознанная потребность личности действовать в соответствии со своими ценностными ориентациями называется
1) верой 2) долгом 3) убеждением 4) совестью

5. Выберите верное утверждение.
1) убеждения присущи человеку с любым типом мировоззрения

2) убеждения присущи только человеку с научным типом мировоззрения
3) убеждения присущи только человеку с обыденным типом мировоззрения
4) убеждения присущи человеку только с религиозным типом мировоззрения

6. Центральными в этике являются понятия
1) общего и частного 2) добра и зла
3) абсолютного и относительного 4) идеального и материального

7. Крайняя форма религиозной нетерпимости
1) экуменизм 2) атеизм 3) фанатизм 4) деизм

8. Система взглядов человека на объективный мир, на место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и к самому себе
1) идеал 2) убеждение 3) мировоззрение 4) интеллект

9. Выберите верное высказывание
1) государственной религией России является православие
2) государственными религиями России являются православие и христианство

3) государственными религиями России являются православие, ислам и иудаизм
4) в России нет государственной религии

10. Совершенством, высшей целью человеческих стремлений, представлением о высших моральных требованиях является
1) идеал 2) ценность 3) право 4) религия

11. Какой признак из названных не характеризует обыденное мировоззрение?
1) формируется стихийно
2) опирается на жизненный опыт человека
3) недостаточно использует опыт других людей
4) имеет тесную связь с мировым культурным наследием

12. Какой признак из названных не характеризует религиозное мировоззрение?
1) стремится дать человеку веру в возможность достижения поставленных целей
2) опирается на жизненный опыт человека
3) ориентировано на решение проблем, связанных с духовными потребностями человека
4) имеет тесную связь с мировым культурным наследием

13.Систематизация вероучения той или иной религии
1) теология 2) теодицея 3) теогония 4) деизм

14. Мировой религией является
1) буддизм 2) индуизм 3) синтоизм 4) иудаизм

15. Самой древней мировой религией является
1) христианство 2) буддизм 3) иудаизм 4) ислам

1. Верны ли следующие суждения о морали?
А. Мораль, как и право, является социальным регулятором.
Б. За нарушение норм морали предполагаются санкции государства.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

2. Мораль не выполняет такую социальную функцию, как
1) регуляторная 2) правоохранительная
3) ценностно-ориентационная 4) социализирующая

3. Источниками какого типа мировоззрения являются Библия, Талмуд и Коран?

1) научное мировоззрение 2) религиозное мировоззрение
3) обыденное мировоззрение 4) официальная доктрина

4. Осознанная потребность личности действовать в соответствии со своими ценностными ориентациями называется
1) верой 2) долгом 3) убеждением 4) совестью

5. Выберите верное утверждение.
1) убеждения присущи человеку с любым типом мировоззрения
2) убеждения присущи только человеку с научным типом мировоззрения
3) убеждения присущи только человеку с обыденным типом мировоззрения
4) убеждения присущи человеку только с религиозным типом мировоззрения

6. Центральными в этике являются понятия
1) общего и частного 2) добра и зла
3) абсолютного и относительного 4) идеального и материального

7. Крайняя форма религиозной нетерпимости
1) экуменизм 2) атеизм 3) фанатизм 4) деизм

8.

Система взглядов человека на объективный мир, на место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и к самому себе
1) идеал 2) убеждение 3) мировоззрение 4) интеллект

9. Выберите верное высказывание
1) государственной религией России является православие
2) государственными религиями России являются православие и христианство
3) государственными религиями России являются православие, ислам и иудаизм
4) в России нет государственной религии

10. Совершенством, высшей целью человеческих стремлений, представлением о высших моральных требованиях является
1) идеал 2) ценность 3) право 4) религия

11. Какой признак из названных не характеризует обыденное мировоззрение?
1) формируется стихийно
2) опирается на жизненный опыт человека
3) недостаточно использует опыт других людей
4) имеет тесную связь с мировым культурным наследием

12. Какой признак из названных не характеризует религиозное мировоззрение?
1) стремится дать человеку веру в возможность достижения поставленных целей
2) опирается на жизненный опыт человека
3) ориентировано на решение проблем, связанных с духовными потребностями человека
4) имеет тесную связь с мировым культурным наследием

13. Систематизация вероучения той или иной религии
1) теология 2) теодицея 3) теогония 4) деизм

14. Мировой религией является
1) буддизм 2) индуизм 3) синтоизм 4) иудаизм

15. Самой древней мировой религией является
1) христианство 2) буддизм 3) иудаизм 4) ислам

15-14 «5»

13-11 «4»

10-8 «3»

7-0 «2»

1-1,

2-2,

3-2,

4-3,

5-1,

6-2,

7-3,

8-3,

9-,4

10-1,

11-4,

12-2,

13-1,

14-1,

15-2.

Понравилась реклама — можно товар попробовать — KVnews.ru

Иногда, когда подобный вопрос звучит на семинарах, некоторые участники говорят: «Ну, например, похоронный». Если в голову пришли подобные мысли, тогда следующий вопрос, провокационный: «А кто является клиентом в похоронном бизнесе? Кому не все равно, как ведет себя персонал и какие венки, ленты и цветы выбрать?» Вот то-то и оно, что ЖИВЫМ.
Любой бизнес, собственно, существовать будет ровно столько, сколько живы его клиенты. И важнее для бизнесмена нет ничего, чем привлечь клиентов, помочь им совершить покупку и удостовериться, что они настолько довольны своим приобретением (неважно, товар это или услуга), что обязательно придут еще раз. А вот ПРИВЛЕЧЬ, ПОМОЧЬ и УДОСТОВЕРИТЬСЯ — это-то как раз и есть основные задачи маркетинговых коммуникаций (не путать, даже с целью сокращения, с маркетинговым комплексом!). В комплекс маркетинга входит все, что фирма может предпринять для оказания воздействия на спрос своего товара. Классическая концепция — 4Р (Product, Price, Place, Promotion).

Комплекс же маркетинговых коммуникаций (называемый также комплексом стимулирования) состоит из четырех средств воздействия. Это РЕКЛАМА, СТИМУЛИРОВАНИЕ СБЫТА, ПРОПАГАНДА, ЛИЧНАЯ ПРОДАЖА, причем в наше сверхскоростное (информация устаревает мгновенно!) время на передовой план в маркетинговых коммуникациях выходит концепция 4И (Интерес, Интерактивность, Индивидуальность, Изобретательность).
Маркетинг — это самая важная часть бизнеса, даже если в названии вашей должности и нет такого слова. К сожалению, в реалиях часто получается так, что маркетинг в компании существует сам по себе. Это невероятно, но до недавнего времени (а в некоторых компаниях до сих пор!) маркетолог считался если и не совсем ненужным, то вторичным специалистом. Ну а если и не вторичным, то понять, что делает маркетолог и что он делать должен, в состоянии, к сожалению, далеко не каждый руководитель.
Разобраться в этом посредством одной лишь статьи представляется вряд ли возможным, но раз уж мы заговорили о такой части маркетинга, как коммуникации, то об основных современных их тенденциях поговорить стоит. И начнем с тех, на кого эти самые коммуникации направлены, — с потребителей, или, говоря маркетинговым языком, целевой аудитории.

Почему все-таки кошки не хотят жрать консервы, или Зачем нам знать, что хочет целевая аудитория?
Целевая аудитория — это группа потребителей, на которую направлено маркетинговое сообщение. Знание свойств целевых групп позволяет сделать систему коммуникаций адресной, ориентированной не на потребителя вообще, а на конкретного человека, включенного в конкретный маленький социальный сегмент.
Что такое ценности клиента? Обратимся к словарям.
Ценность: общественный идеал, должное (так должно быть) в различных сферах общественной жизни. (Честность; Верность; Порядочность; Достижения; Любовь; Независимость; Самоуважение; Вера в себя; Уверенность в себе; Успех; Истина; Красота; Справедливость; Бескорыстность, Героизм; Пунктуальность, Вера в Бога; Вечность;).
Убеждения: осознанная потребность личности, побуждающая ее действовать согласно своим ценностным ориентациям.
А какие могут быть убеждения у клиента? Например:
Нельзя верить людям (или можно) (потребность в безопасности, ориентация на честность)
Тише едешь, дальше будешь (потребность в безопасности, ориентация на качество)
Не рискуешь — не пьешь шампанское (потребность в самореализации, ориентация на успех)
Хорошее образование — опора в жизни (потребность в уважении, ориентация на компетентность)
Смертную казнь нельзя отменять (потребность в безопасности, ориентация на справедливость)
Благими намерениями выстлана дорога в ад (ориентация на признание права других людей самим принимать решения в своей жизни)
Не подмажешь — не поедешь (потребность в принадлежности, отрицание ценности бескорыстности)
Ворон ворону глаз не выклюет — (потребность в безопасности, отрицание ценности справедливости)

Когда в результате получится уже достаточно конкретный портрет клиента, тогда можно надеяться, что коммуникации, которые вы будете выстраивать со своими клиентами, будут результативными и эффективными (хорошо бы еще и эффектными!).
Хотите, чтобы вас заметили? Станьте оригинальными!
Сегодня любой из нас, находясь в роли клиента (а значит, чьей-то целевой аудитории!), сталкивается с неправдоподобно широким выбором. Изобилие, которое мы имеем, зачастую подавляет. Ну, действительно, сейчас уже трудно представить, что еще каких-то 10-15 лет назад покупателя интересовало, ЕСТЬ ЛИ колбаса в магазине как продукт, а сейчас мы имеем возможность выбора из десятков сортов! И точно так же обстоит дело с любой группой товаров и услуг, причем независимо от того, в какой сфере (В2В или В2С) находится ваш бизнес. Перегрузка имеющимися возможностями выбора «деформирует» поведение покупателя. По словам лауреата Нобелевской премии по экономике Герберта САЙМОНА: «Изобилие информации рассеивает внимание». Чем больше нам приходится выслушивать, тем меньше мы слышим. Чем больше нас заставляют смотреть, тем меньше мы видим. А это значит, что, если вы хотите, чтобы ваши маркетинговые коммуникации не работали на «слепых и глухих», просто необходимо выделяться и становиться оригинальным, не похожим на других.
Как этого добиться? Да, непросто. Но и не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Самое важное (и быть может, самое трудное) — это суметь отойти от стереотипа при разработке маркетинговых стратегий.

И еще — обязательно верьте, что у вас все получится! ПОБЕЖДАЕТ ТОТ, — говорил Джон ДРАЙДЕН, — КТО ВЕРИТ, ЧТО СМОЖЕТ ПОБЕДИТЬ!

Мария ОСЬКИНА Бизнес-тренер, консультант
(г. Новосибирск)

Клиент — это носитель денег и ресурсов, источник жизненной силы Вашей компании!
Без них её бы пришлось закрыть.
Быть непохожими на других и находить новые пути к сердцам клиентов — задача не из лёгких, но достижимых!
Никогда не делайте так, как конкуренты.
Никогда не делайте лучше конкурентов.
Всегда делайте ИНАЧЕ, чем они.

Н.М. Власова

26-27 сентября 2006 г.
в Центре бизнес — образования «Харизма -Омск»
состоится семинар — практикум
«Как привлечь клиента или Современные маркетинговые коммуникации»
ФОРМА — активный тренинг
бизнес-тренер Оськина Мария (г. Новосибирск)

бизнес-консультант, специализируется на консультационных проектах по системам продаж в торговле и сфере обслуживания. Имеет опыт реализации проектов по постановке системы сервиса в компаниях — ООО «Канадский дом», ООО «Фуд-мастер», сеть магазинов «КГБ» (Сургут), супермаркет «Под строкой» и др.

В программе:
* Рыночная ориентация компании
* Имидж фирмы. Законы восприятия имиджа
* Методики конструирования смысла и формулирования миссии компании
* Кредит доверия
А в ВАШЕМ БИЗНЕСЕ есть «Подарки, „якоря“, „фишки“, штучки и „мулечки“ для клиентов»?
 

Онлайн-тесты на oltest.ru: Профессиональная этика и этикет

Онлайн-тестыТестыФилософия и психологияПрофессиональная этика и этикетвопросы166-180

166. Самообладание, как этическое понятие – это:
одна из форм самоконтроля

167. Своеволие являет собой:
пренебрежение к установленным нормам и правилам

168. Символ – это:
стереотип поведения, слово, которое указывает на реальность, значимую для членов определенной социальной группы

169. Согласно требованиям этикета прощанию сопутствуют:
приглашения

170. Сократ полагал, что необходимым и достаточным условием совершения благого поступка является:
знание высшего блага

171. Сотрудники на приветствие руководителя отвечают:
но не встают

172. Сочувствие – отношение к другому человеку, основанное на:
признании законности его потребностей и интересов и требующее большого внутреннего такта и культуры общения

173. Среди оппозиций, определяющими для формирования этикетных норм являются:
нормативное – реальное
официальная мораль – практикуемая мораль
сознание – поведение

174. Степень совершенства (уровень развития) процесса обслуживания населения в психологическом, этическом, эстетическом, организационно-технологическом и других аспектах — это:
культура сервиса

175. Стиль руководства и общения с коллективом определяется:
этическими принципами работы руководителя

176. Термин “этика” появился в:
Древней Греции

177. Толерантность – терпимость к разного рода взглядам, нормам поведения, привычкам …
отличным от тех, которые разделяет субъект

178. Требования и нормы этикета бывают:
условными

179. Требовательность и принципиальность …
важнейшие слагаемые стиля работы руководителя

180. Убеждение – осознанная потребность личности, побуждающая ее действовать в:
соответствии со своими ценностными ориентациями



Путь к самоопределению. Факультатив – Учительская газета

Движение современной России к правовому государству и гражданскому обществу ставит перед нами задачу воспитания самостоятельной, социально активной, творческой личности, способной «конструировать свой внутренний мир на основе ориентации в мире ценностей, теории и правил». Критериями действенности школьного гуманитарного образования выступают культура суждений, убеждений, эмоций, речи, эстетического вкуса, поведения.

Культура нравственных убеждений в системе интегральных характеристик личности является структурообразующей, так как сама нравственная воспитанность является основой личности, интегрирующей ее в человеческое сообщество, позволяющей «уживаться» с другими людьми. Золотое правило нравственности «Поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой» является неотъемлемой частью сознания нравственного человека.

Являясь одним из основных компонентов мировоззрения личности, основой мотивационной структуры, убеждения отражают потребности личности, побуждающие ее действовать в соответствии со своими ценностными ориентациями, и в этом смысле убеждения являются важнейшей характеристикой личности. Они составляют смысл и содержание ее жизни. Убеждения являются субъективной стороной поступка, основным принципом поведения. «Они тем самым есть наиболее совершенное выражение сознательности человека, его отношения к миру, к другим людям, к своей деятельности, к самому себе. Убеждения – это активное положительное отношение к общечеловеческим нравственным ценностям». Убеждения, таким образом, непосредственно связаны с ценностями. Ценность же рассматривается как объект, отраженный, осмысленный и оцененный субъектом в свете его идеалов, целей, интересов и потребностей. Индивид осознает мир через призму ценностей, которые реализуются в ценностных ориентациях.

Б.Ананьев в работе «Человек как предмет познания» характеризует ценностные ориентации как «направленность личности на те или иные ценности». Будучи компонентом не только сознания, но и поведения, ценностные ориентации являются достоянием эмоциональной жизни индивида и связаны с его убеждениями. Таким образом, следует говорить не только о тесной взаимосвязи ценностей, убеждений и ценностных ориентаций, но и о взаимозависимости этих компонентов мотивационно-когнитивной сферы. Невозможно сформировать убеждение без опоры на соответствующую ценность.

Освоение социальных знаний, эталонов на уровне убеждений означает, что они становятся специфическими внутренними регуляторами активности личности и начинают выполнять триединую функцию: гностическую, мотивационную и организаторскую. Таким образом, в структуре убеждения выделяются когнитивный компонент, отражающий уровень усвоения соответствующего знания; мотивационный, выражающий особенности личного отношения к усвоенному знанию, степень уверенности в его личной значимости; поведенческий, выражающий действенность мотивационного компонента, степень его влияния на поведение. Способность убеждений выполнять функцию побудителей поведения обусловливается тем, что они «фокусируют в себе» ценностные ориентации личности, благодаря чему работа убеждений придает поведению избирательность, направленность и личностный смысл. Сила убеждений проявляется и в том, что, являясь, по существу, надситуативными, они осуществляют регулятивную функцию в ситуации выбора.

Убеждения касаются разных сторон жизни, в связи с чем их принято делить на идейные, политические, философские, этические, эстетические, религиозные, антропологические, педагогические, экологические и др. Образуя целостную систему взглядов, они выступают в качестве основы мировоззрения человека. Именно такие взгляды характеризуют человека как личность. В связи со своими убеждениями люди могут находиться в прямо противоположных позициях, однако в этом случае нравственные убеждения должны служить основой взаимопонимания и сотрудничества. Именно они, по мнению большинства философов, являются основой личности человека.

Формирование нравственных убеждений – квинтэссенция нравственного воспитания и связано в первую очередь с усвоением ценностных отношений, главной особенностью которых является то, что они «включают в себя не только должное (норму, императив), но и желаемое, связанное с добровольным, свободным выбором, душевным стремлением». «Желание, добровольный выбор связаны с чувством удовольствия, радости, душевного подъема и являются переживанием реализации идеала как цели стремления. Наиболее ярко это свойство ценностей проявляется в экстремальных ситуациях». Ценностные отношения ненасильственны. По И.Ильину, любовь возникает сама; а если она сама не возникает, то ее не будет; …она есть дело… внутренней свободы человеческого самоопределения, их нельзя отнять у человека (если они есть) и нельзя логически доказать их существование (для бесчестного честь – химера). В этом смысле нравственные убеждения и общечеловеческие ценности сближаются.

Убеждения – это ценности, вербализованные в установках. Универсальная ценность Жизнь может быть вербализована и в убеждении «жизнь бесценна», и в других: «жизнь многогранна», «жизнь мудра», «нельзя отнять жизнь у другого», «надо жить так, чтобы приносить радость себе и людям», «жизнь дана человеку во благо». Но, с другой стороны, эта же ценность может отразиться в убеждении «своя жизнь дороже чести и достоинства» или «жизнь дана человеку в наказание». От этого будет зависеть способ человеческого существования, вектор поисков смысла жизни. По аналогии любая универсальная ценность – Добро, Красота, Истина, Человек, Природа, Мир – имеет свое выражение в нравственных убеждениях конкретного человека.

Процесс формирования убеждений в силу своей сложности и многофакторности является длительным и требует целенаправленной и осознанной работы как отдельного учителя, так и всего педагогического коллектива. Он включает в себя целый комплекс разнообразных приемов и предполагает использование потенциала разных предметов внеклассных мероприятий. Оценивая результаты уровня сформированности убеждений, мы не должны забывать о гетерохронности развития интересов и потребностей человека и в связи с этим о вполне возможной отсроченности результата педагогического воздействия.

Убеждение – продукт интериоризации, а это предполагает осознанное принятие, присвоение. Поэтому на первом этапе формирования убеждений необходимо провести работу по осознанию самого понятия «убеждение». Система заданий по осмыслению понятия и роли убеждений в жизни дает обычно хорошие результаты. Возможность задуматься над отвлеченным понятием, сформулировать своими словами – что это для тебя значит, осмыслить роль убеждений в твоей жизни – все это элементы рефлексии. Человек начинает задумываться над основными жизненными принципами, анализировать, чем он руководствуется в своем поведении. Отталкиваясь от утверждения, что большее влияние имеет информация, сформулированная самим человеком, и он лучше ее запоминает («пока я не попытался выразить словами свои собственные убеждения, я не понимал их», – писал известный философ и психолог У.Джеймс), мы предложили учащимся 9-го класса сформулировать понятие «убеждение».

Вот некоторые ответы:

«Убеждения – это принципы человека. Это точка зрения, которую человек никогда не меняет. Я считаю, что убеждения – часть личности человека. Какая личность, такие и убеждения. Бывают люди без принципов, но такие обычно становятся предателями, преступниками, убийцами».

«Убеждения – это моральные принципы, которые человек для себя выработал сам. Они гораздо сильнее принципов, привитых законом и общественной моралью. Убеждение – самое ценное, что есть у человека и что помогает ему жить».

«Убеждения – непоколебимые принципы, моральные устои, идеи, понимание каких-то конкретных вещей, нравственных идеалов и ценностей, которые не подвергаются влиянию других людей и изменению после того, как они сформировались. То, за что многие люди готовы стоять насмерть, претерпевать лишения».

«Убеждения – это что-то, в чем человек уверен и о чем никогда не изменит своего мнения. Это основной принцип его жизни».

Анализ ответов показывает, что большинство учащихся отмечают главные отличительные особенности убеждений: устойчивость, силу, личностную значимость, ненасильственность принятия («то, что человек выработал сам»), исключительную значимость для личности.

Однако незамеченной осталась колоссальная роль нравственных убеждений в выборе способа жизни человека, в определении его жизненных целей. Сила убеждений именно в их действенности, в том, что они оказываются регуляторами нашего поведения в ситуации нравственного выбора.

Осмыслить роль убеждений в жизни человека нам помогает русская классическая литература. Так, в 9-м классе мы обращаемся к роману М.Лермонтова «Герой нашего времени». Анализ текста, подробное рассмотрение нравственных ситуаций, сопереживание героям произведения расширяют эмоционально-нравственный опыт учащихся. Внимательное изучение текста помогает ответить на вопрос: нужны ли человеку нравственные убеждения, что они дают ему. Как явствует из текста романа (разговор Печорина с доктором Вернером), герои убеждены в двух вещах: «в одно прекрасное утро» умрешь, а «в один прегадкий вечер имел несчастье родиться». Достаточно ли иметь всего лишь два таких убеждения, к чему это приводит героя? Отвечая на этот вопрос путем анализа текста, учащиеся неизбежно придут к мысли, что нравственные убеждения человеку необходимы, так как человек без убеждений – человек без стержня в жизни, без цели, способный жестоко распоряжаться жизнью других людей, не приносящий радость другим и не испытывающий радости бытия сам. Важно подвести учащихся к выводу, что отсутствие такого стержня в жизни лишает человека нравственной опоры, разрушительно действует на него самого и губительно для других.

Возможность продолжить эту работу дает программа по литературе 10-11-го классов. Произведения, изучаемые на уроках, самым непосредственным образом затрагивают вопросы, входящие в круг проблем, волнующих наших современников. Принципы видения писателем жизни могут повлиять на формирование личности учащихся, при условии не просто пассивного усвоения знаний, а живого, активного их восприятия. Важно, чтобы знания обогащали духовную жизнь учащихся, возвышали их нравственно, эстетически и психологически, превращались в убеждения.

Так, в романе И.Тургенева «Отцы и дети» останавливаемся на проблемах отношений между людьми различных общественных классов и идеологий, любви и дружбы, взаимоотношений с родителями, стойкости и законченности убеждений человека, умения бороться за них, воспитания и самовоспитания человека и др. Глубокая и серьезная работа на уроках должна возбудить осмысленное эмоциональное отношение к героям, поставить перед учащимися ряд этических проблем, вытекающих из этого произведения, способствуя нравственному воспитанию. В свете исследуемой проблемы безусловный интерес представляет личность главного героя. Умение Базарова отстаивать свои убеждения в первом круге странствий вызывает огромное уважение. Мы можем соглашаться с ними («всякий человек сам себя воспитать должен») или не соглашаться («Рафаэль гроша медного не стоит»), но необходимо понимать, откуда у него такие взгляды и убеждения.

Стремление «не зависеть от времени», изменить обстоятельства общественной жизни, если они плохи, «быть нужным России» – такую задачу «гиганта» ставил перед собой этот молодой человек, отметая другие, «лишние» для этого, как ему кажется, ценности, в том числе любовь, искусство и отчасти природу. Сила его натуры проявляется не только в том, как он умеет защищать свои взгляды, но и в том, что он способен признать некоторые из прежних его убеждений ложными. Жизнь скорректировала его убеждение, что главное в «бабе» – «этакое богатое тело», что если человек от неудачи в любви «раскис», «этакой человек не мужчина, не самец».

Когда его настигла любовь, Базаров заговорил о любимой иначе: «великодушная», «славная», «чистая»; «Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет…». «Страстное, грешное, бунтующее сердце, – как определял характер Базарова Достоевский, – взяло верх над прежними суждениями, и не только по отношению к любви. Особенно сильно и полно это проявляется в сцене болезни и смерти героя. По эмоциональному воздействию это одна из самых сильных сцен в русской классике, поэтому ей стоит уделить особое внимание.

В романе Толстого «Война и мир» напряженные духовные искания главных героев, поиски ими смысла жизни – узловые моменты произведения. Проследить, как меняется траектория жизни князя Андрея в связи со сменой ценностей в его жизни – задача для учащихся. Воинская доблесть и слава, являясь в определенный момент смыслом его жизни, определяют его поведение. Князь поступает в соответствии со своим убеждением, в основе которого находится ценность воинской чести, результатом которой может стать слава. Однако она развеивается, как туман над полем Аустерлица. Красивые, но фальшивые слова прежнего кумира – Наполеона, высокое небо и «мертвое укоризненное лицо жены» открывают князю нечто большее, чем слава. Формируются новые представления о ценностях бытия: «Я знаю в жизни только два действительных несчастья: угрызения совести и болезнь. И счастье есть только отсутствие этих двух зол. Жить для себя, избегая этих двух зол, вот вся моя мудрость теперь», – так он заявляет Пьеру в Богучарове. Князь начинает жить в соответствии со своими новыми убеждениями, которые являются результатом жизненных обстоятельств, разочарований в прежних идеалах и целях. Также меняется его жизнь, когда к нему приходят любовь и ощущение Родины. Вместе с этими ценностями к нему приходит понимание смысла жизни: «Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одной ею».

Показательны в отношении проявления роли убеждений в жизни человека сцены расстрела группы пленных, в которой находится Пьер. Почему он теряет стержень жизни, почему для него все обессмысливается? Убеждение в том, что жизнь – самое бесценное и неприкосновенное, данное Богом и не подчиняющееся злой воле человека, рушится в одночасье: «Мир завалился в его глазах, и остались одни бессмысленные развалины». Происходит самое страшное – жизнь теряет смысл. Возрождение у Пьера веры в жизнь и в людей было трудным и совершилось благодаря Платону Каратаеву, с его добротой, нравственной устойчивостью, естественностью всех поступков и неистребимой верой в добро, разумность жизни, верой в возрождение человека.

Будучи в плену, Пьер понял давнюю мысль князя Андрея об «отрицательном счастье». «Отсутствие страданий, удовлетворение потребностей и вследствие этого свобода выбора занятий, то есть образа жизни, представлялись теперь Пьеру несомненным и высшим счастьем человека». В одну из ночей Пьер осознал, что нельзя лишить человека «его бессмертной души», что в любых условиях, страданиях и муке жизнь есть бесценный дар и что источник счастья находится в душе самого человека. «И все это мое, и все это во мне, и все это я!» – думал Пьер. Вместе с ощущением того, что окружающий мир является неотъемлемой частью самого героя, он обретает внутреннюю свободу («…значит, кого французы держат в плену?» Можно ли держать в плену «бессмертную душу»?). Идя от эпизода к эпизоду, мы последовательно доказываем исключительную роль убеждений в жизни человека. Показательно в этом смысле конечное убеждение Пьера: «Ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто!» Это убеждение определит дальнейший путь Пьера, цель его жизни. Насколько оно истинно для наших учеников – предмет их рефлексии.

Сцены, посвященные Андрею и Пьеру, поднимают коренные вопросы бытия, смысла жизни. Сила реализма и психологизма изображения Толстым героев в этих ситуациях, их эмоциональная насыщенность столь велики, что не могут не взволновать учащихся, заставить их сопереживать героям, а это является неотъемлемым условием формирования собственных убеждений.

Там, откуда безбоязненно идут в «омут жизни» Андрей и Пьер, останавливается другой толстовский герой – Николай Ростов. «Омут жизни» пугает Николая Ростова с его потребностью и привычкой к ясности, простым решениям, четким выводам. «У него был тот здравый смысл посредственности, который показывал ему, что было должно». Этот «здравый смысл» в соединении с чутьем, свойственным всем Ростовым, позволял Николаю совершать ясные, чистые поступки: с Теляниным – в первом томе, с прощением векселя Друбецких, спасением семьи поляков – во втором томе, после чего Денисов и скажет: «Эта дурацкая ваша порода ростовская!» Но этот же «здравый смысл посредственности» убоится «омута жизни» и не позволит Николаю понять «путаницу жизни», сделает для него нормой ту среду, в которой можно жить», оградив себя от всей житейской путаницы». Ему не под силу окажется осмысление ситуации с «награжденным Лазаревым и Денисовым, наказанным и непрощенным», дружба Наполеона и Александра. Вся эта мучительная работа кончается для Николая Ростова убеждением: «Наше дело исполнять свой долг, рубиться и не думать, вот и все. А то коли бы мы стали обо всем судить да рассуждать, так этак ничего святого не останется. Этак мы скажем, что ни бога нет, ничего нет».

При сопоставлении толстовских героев важно показать учащимся многомерность жизни, ее неоднозначность. Пьер – хороший человек, убежденный, что надо объединить всех хороших людей. Николай – хороший, честный человек, но решительно убежденный, что надо рубить всех инакомыслящих. Просто ли им будет объединиться? А ведь они окажутся по разные стороны баррикад – два хороших человека.

Жизнь по своей сути конфликтна, в ней самой заложены противоречия, как и в человеке. Но вот способы разрешения конфликтов могут быть разные, в том числе бескровные, на базе общечеловеческих ценностей. Проблема противопоставления истинных ценностей и их суррогатов имеет чрезвычайное значение. Нацеленность на светлое будущее и справедливое социальное переустройство мира, казалось бы, не таит в себе никакой опасности, однако горький опыт нашей страны говорит об обратном. Страшный рассказ В.Тендрякова «Хлеб для собаки» показывает пропасть между холодным миром идей, абстрагированным от живых людей, по сути враждебным им, и истинным, живым человеческим участием. Истинная ценность, истинная человечность может проявиться только в сострадании, сопереживании, сочувствии к конкретному живому человеку. Работа над этим рассказом пробуждает у многих учащихся сильный эмоциональный отклик, заставляет испытать настоящее потрясение. Одна ученица написала в своей работе: «После этого рассказа невозможно ничего говорить. Можно только молчать… молчать и думать».

Уроки литературы, направленные не просто на передачу определенного знания, но имеющие колоссальный заряд эмоционального воздействия, более всего влияют на формирование мотивационного компонента убеждения, ибо в процессе сопереживания человек приобретает эмоционально-нравственный опыт, по сути, решает для себя, имеет ли данная ценность для него личностную значимость.

Наполненный трагическими событиями ХХ век, сегодняшнее понимание того, что все мы находимся «в одной лодке», заставляют серьезно задумываться над поисками разрешения конфликтов бескровным способом. Не случайно сегодня одно из самых востребованных и социально одобряемых качеств – терпимость (толерантность).

Незаменимую роль в становлении личностных качеств, оказывающих непосредственное влияние на убеждения, играют уроки психологии. Как путь к самоопределению, самопознанию они являются необходимым условием успешности работы по формированию нравственных убеждений. Уроки психологии помогают узнать себя, свои особенности, понять, что нет «плохих» и «хороших» людей, есть «другие». Все люди разные, со своими особенностями, но в чем-то они очень похожи. Так, незатейливый психологический эксперимент прекрасно может проиллюстрировать, в чем сходство большинства людей. Предлагаем учащимся нарисовать вертикальную линию. В верхней точке записать «самый» красивый, умный, добрый (ряд можно продолжить), в нижней – «самый» уродливый, глупый, злой и т.п., далее отметить середину. Опыт показывает, что подавляющее большинство поставит точку выше середины. Для них будет откровением, что в этом они похожи, ведь практически каждому человеку свойственно оценивать себя чуть выше среднего (в силу природной скромности), так как потребность в самоуважении очень велика. Нужно объяснить, что практически все люди нуждаются в защите, любви и уважении, ибо это основные потребности человека. В этом мы все похожи. Похожи и в том, что считаем себя, в сущности, «хорошими парнями», но при этом почему-то не всегда приходит в голову, что рядом с нами находящийся человек то же самое думает про себя. Уже в этой точке заложен потенциальный конфликт. Обратим внимание, что мы ставим точку оценки выше среднего, а значит, считаем себя не просто «хорошими», а «чуть лучше» других(!), тем самым подсознательно присваивая себе право на то, что твоя позиция будет более правильной. Уроки психологии дают знание о природе человека, помогают лучше узнать самого себя, понять других. Курс «Психология личности» для 10-го класса, построенный как система практических занятий по диагностике свойств личности, особенностей психических процессов и эмоциональных состояний, оказывает самую эффективную помощь в работе по формированию нравственных убеждений. Теоретические сведения даются в качестве комментария к диагностикам. В курсе используются ролевые игры и психологические тренинги. Для учащихся это не просто полезно, но и интересно.

Уроки психологии позволяют, во-первых, осознать учащимся, что все мы живем в одном мире, но видим его по-разному в силу особенностей нашей психики, во-вторых, узнать о своих личностных особенностях, «плюсах» и «минусах», в-третьих, увидеть возможности самосовершенствования, в-четвертых, получить навыки межличностного взаимодействия (ролевые игры дают возможность «влезть в шкуру» другого человека). Главное – узнать, что все мы разные, если человек думает и поступает не так, как мы, это не значит, что он плохой, он – другой, наша задача – попытаться его понять. Такая позиция развивает терпимость, умение выслушать другого человека. Знания, полученные на уроках психологии, безусловно, помогут в изучении сложнейшего курса литературы в 10-11-х классах. Понятнее станут мотивы поступков героев Достоевского, легче воспринимается «диалектика души» Толстого, а его метафора «люди, как реки…» становится очевидной. Когда мировоззрение писателя, система его нравственных ценностей становятся понятными, читателю легче вступить с ним в диалог, выработать собственную позицию.

В 11-м классе уместно провести курс «Психология общения». Проблемы межличностного познания, стратегии общения, умения слушать, навыки коммуникации для разрешения конфликтов и др. – темы, проработка которых даст необходимые навыки общения, особенно востребованные сегодня.

И наконец, для формирования поведенческого компонента убеждения необходима соответствующая ему деятельность. Нравственность формируется в нравственных поступках. Поэтому важно дать ученику возможность реализовать свои знания в деятельности, включая их в систему отношений, моделирующих «взрослую» жизнь. В основании воспитательной системы всегда находится определенная система ценностей. «Человек есть социально-историческое образование, впитавшее в себя все общественные условия и влияния конкретной истории его развития, и проявления которого обусловлены и могут быть поняты только на основе этой истории». Педагогика, по мысли В.Мясищего, связана с формированием отношений человека. «Все, что делает человек, он делает ради или для чего-то. Когда мы формируем у человека способность управлять своим поведением, самоконтроль, самообладание, саморегуляцию, то и развитие этой способности, и реализация всегда осуществлялись ради чего-то или для чего-то. Движущей силой этого развития, мотивом являются идейно-социальные требования. Воспитание человека есть прежде всего воспитание его отношений». Говоря о моральном формировании личности, ученый утверждал, что оно основывается не только на требованиях, но и на знании образцов и на процессе сопоставления своих действий и поступков с образцами. Поэтому изучать личность можно только в деятельности. Воспитательная система предоставляет учащимся возможность включиться в систему отношений, реализовать в деятельности полученные знания, получить необходимый жизненный опыт, отработать навыки межличностного взаимодействия.

Нравственная культура (нравственная воспитанность) наряду с правовой культурой является основным элементом гражданственности, выражающейся, в числе прочих качеств, в чувстве собственного достоинства, внутренней свободе личности, уважении к другим гражданам, способности к ответственному выполнению своих обязанностей, – вот почему так важна работа по формированию нравственных убеждений.

Т.БРАЖЕ, доктор педагогических наук; И.ШАТИЛОВА

В.К. Белов. Служить бы рад … альтернативно лучше! (о Федеральном законе «Об альтернативной гражданской службе» от 25 июля 2002 г. № 113-ФЗ).

Журналы РОД «За права военнослужащих» > > 2002 г. > № 10
В.К. Белов. Служить бы рад … альтернативно лучше! (о Федеральном законе «Об альтернативной гражданской службе» от 25 июля 2002 г. № 113-ФЗ)., Право в Вооруженных Силах, 2002 г., № 10

Призывная комиссия рассматривает доводы гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, на основании:

· выступлений на заседании призывной комиссии гражданина, а также лиц, которые согласились подтвердить достоверность его доводов о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию;

· анализа документов, представленных гражданином;

· анализа дополнительных материалов, полученных призывной комиссией.
Несомненно одно: работы у призывной комиссии прибавится. Ведь ей предстоит разбираться в весьма серьезных вопросах. А состав призывной комиссии почти не меняется. Напомним ее состав: заместитель главы органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации
· председатель комиссии, военный комиссар субъекта Российской Федерации
· заместитель председателя комиссии, секретарь комиссии, врачи-специалисты, участвующие в проведении медицинского освидетельствования и медицинского осмотра граждан, представитель органа внутренних дел субъекта Российской Федерации, представитель органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации по образованию (п. 1 ст. 29 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Теперь в связи с необходимостью решения вопросов с АГС, в состав призывной комиссии включен и представитель соответствующего органа федеральной государственной службы занятости населения (ст. 26 Закона).
Нисколько не умаляя профессионализм и жизненный опыт членов призывной комиссии, следует подчеркнуть, что им предстоит исследовать категорию тонкую, психологическую, нравственную, философскую
· убеждения человека.
осознанная потребность личности, побуждающая ее действовать в соответствии со своими ценностными ориентирами. Содержание потребностей, выступающих в форме убеждений, отражает определенное понимание природы и общества. Образуя упорядоченную систему взглядов (политических, философских, эстетических, естественно-научных и др.), убеждение выступает как мировоззрение человека. Так трактует это понятие психологический словарь.
Убеждение
· прочно сложившееся мнение, уверенный взгляд на что-нибудь, точка зрения (это определение дает Толковый словарь русского языка Ожегова).
Как гражданин сможет доказать призывной комиссии свои убеждения? Какие аргументы воспримет призывная комиссия?
Представляется, что члены призывной комиссии будут исходить из необходимости установления самого главного
· факта наличия противоречий между службой в армии и убеждениями призывника. А для этого как минимум необходимо определить реальность существования у призывника соответствующего убеждения. Вряд ли исчерпывающая информация по этому вопросу будет содержаться в автобиографии и характеристике призывника.
Видимо, не последнюю роль будет играть анализ дополнительных материалов, полученных призывной комиссией. Не исключено, что доказательствами, подтверждающими наличие у гражданина убеждений, которым противоречит несение военной службы, смогут быть документы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Группа: № 10
Категория: Журналы РОД «За права военнослужащих»

2.4.2. Направленность личности и основные формы направленности

Перечень всех учебных материалов

Государство и право

Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


2.4.2. Направленность личности и основные формы направленности

  В трудах различных авторов направленность личности обозначается по разному: как динамическая тенденция (Рубинштейн), смыслообразующий мотив (Леонтьев), доминирующее отношение (Мясищев), основная жизненная направленность (Ананьев).
  Чаще всего в научной литературе под направленностью понимают совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности и относительно независимых от наличной ситуации.
  Направленность выступает как системообразующее свойство личности, определяющее её психологический склад. В направленности выражаются цели личности, её мотивы, её субъективны отношения к различным сторонам действительности. В широком плане направленность — это отношение того, что личность получает и берет от общества (материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает и вносит в его развитие.
  Направленность личности формируется в процессе её развития в системе общественных отношений. От направленности личности зависит, как личность участвует в социальных процессах (содействует их развитию, противодействует, тормозит или уклоняется).
  Направленность личности частично характеризуется потребностно-мотивационной сферой личности, которая является исходным звеном направленности. На основе направленности личности формируются её жизненные цели, которые выступают в роли общего генератора всех частных целей личности, связанных с отдельными деятельностями.
  Направленность личности — это уже сложившаяся система её важнейших целевых программ, определяющее смысловое единство её инициативного поведения, противостоящего случайностям бытия.
  Следует отметить, что направленности личности всегда социально обусловлена и формируется в процессе воспитания.
  Направленность — это установки, ставшие свойством личности и проявляющиеся в таких различных формах, как влечение, желание, стремление, интерес, склонность, идеалы, мировоззрение, убеждение.
  Кратко охарактеризуем каждую из выделенных форм направленности в порядке иерархии.
  Влечение — это наиболее примитивная, по своей сути биологическая форма направленности. С психологической точки зрения — это психическое состояние, выражающее недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность.
  Желание — это осознанная потребность и влечение к чему-либо определенному. Желание, будучи осознанным, имеет побуждающую силу. Оно обостряет сознание будущей цели и построение плана.
  Следущая форма направленности — стремление. Стремление возникает тогда, когда в структуру желания включен волевой компонент. Поэтому стремление часто рассматривается в качестве вполне определенного побуждения к деятельности.
  Наиболее ярко характеризуют направленность личности её интересы. Интересы — это специфическая форма проявления познавательной потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориентировке личности в окружающей действительности. Субъективно интерес обнаруживается в эмоциональном тоне, сопровождающем процесс познания или внимание к определенному объекту. Одной из наиболее существенных характеристик интереса является то, что при его удовлетворении он не угасает, а, наоборот, вызывает новые интересы, соответствующие более высокому уровню познавательной деятельности.
  Интерес в динамике своего развития может превратиться в склонность. Это происходит тогда, когда в интерес включается волевой компонент. Склонность характеризует направленность индивида на определенную деятельность. Основой склонности является глубокая устойчивая потребность индивида в той или иной деятельности, т.е. интерес к определенному виду деятельности. Принято считать, что возникшая склонность может рассматриваться в качестве предпосылки к развитию определенных способностей.
  Следующая форма проявления направленности личности — это идеал. Идеал — это конкретизируемая в образе или представлении предметная цель склонности индивида, т.е. то к чему он стремится, на что ориентируется. Идеалы человека могут выступать в качестве одной из наиболее значимых характеристик мировоззрения человека, т.е. системы взглядов на объективный мир, на место в нем человека, на отношение человека к окружающей действительности и к самому себе.
  Убеждения — высшая форма направленности — это система мотивов личности, побуждающих его поступать в соответствии со взглядами, принципами, мировоззрением. В основе убеждений лежат осознанные потребности, которые побуждают личность действовать, формируют её мотивацию к деятельности.
  Направленность является ведущим, системообразующим компонентом психологического склада личности, потому как всё другие, так или иначе, работают на неё. В своей доличностной форме направленность в виде совокупности врожденных биологических потребностей начинает определять внешнюю и внутреннюю активность ребенка ещё тогда, когда у него нет даже намека на общее понимание мира, но и взрослого человека потребности в гораздо большей степени определяют его постижение действительности, чем это постижение — его потребности.
  Направленность личности наряду с характером представляют регуляторы поведения человека с готовым информационным содержанием. Личность же нуждается в постоянном притоки новой информации, в её анализе, перекодировки и использовании в качестве управляющих организмом сигналов. Одним из сложных элементов структуры личности, который служит этой цели, являются способности.


Прайминг — предубеждения и эвристика

2. Черри, К. (2020).Как прайминг влияет на психологию памяти. https://www.verywellmind.com/priming-and-the-psychology-of-memory-4173092.

3. Рёбек, Дж. И Чен, Ю. (2003), Использование методов прайминга для улучшения поведения в отношении здоровья. Клинический психолог, 7: 105-108. DOI: 10.1080 / 13284200410001707553.

4. Бейтсон, М., Неттл, Д., и Робертс, Г. (2006). Признаки того, что за вами наблюдают, улучшают сотрудничество в реальной обстановке.Письма по биологии, 2 (3), 412–414. https://doi.org/10.1098/rsbl.2006.0509

5. Молден, Д. К. (2014). Понимание эффектов прайминга в социальной психологии: что такое «социальный прайминг» и как он возникает? В Д. К. Молдене (ред.), Понимание эффектов прайминга в социальной психологии (стр. 3–13). Гилфорд Пресс.

6. Чартран, Т. Л., Хубер, Дж., Шив, Б., и Таннер, Р.J. (2008). Бессознательные цели и потребительский выбор. Журнал потребительских исследований , 35 (2), 189–201. https://doi.org/10.1086/588685.

7. Вохс, К. Д., Мид, Н. Л., и Гуд, М. Р. (2006). Психологические последствия денег. Science , 314 (5802), 1154–1156.

GoodTherapy | Контрперенос

Контрперенос , который происходит, когда терапевт передает эмоции человеку во время терапии, часто является реакцией на перенос, феномен, при котором человек, проходящий лечение, перенаправляет чувства к другим на терапевта.

История контрпереноса

Зигмунд Фрейд первоначально разработал концепции переноса и контрпереноса. Он описал контрперенос как в значительной степени бессознательное явление, когда на эмоции психолога влияет человек, проходящий терапию, а психолог реагирует контрпереносом. Классические психоаналитики, такие как Карл Юнг, который столкнулся с собственной борьбой с контрпереносом, характеризуют его как потенциально проблематичное явление, которое может препятствовать психологическому лечению, если его не остановить.

Другими словами, терапевтам необходимо овладеть тенденцией участвовать в бессознательном контрпереносе, развивая здоровые границы и не забывая об угрозе, исходящей от контрпереноса, как для терапевтических отношений, так и для работы терапевта с людьми, ищущими лечения.

В современной психологии клиницисты обычно проводят различие между полезным и бесполезным контрпереносом. Многие современные психологи открыто делятся своими чувствами с людьми, которых они лечат, и могут сознательно использовать контрперенос, чтобы понять различия между своим собственным опытом и опытом человека, проходящего терапию.

Бесполезный контрперенос или даже вредный контрперенос может произойти, когда терапевт передает человеку в процессе лечения чувства, которые неуместны, или когда терапевт использует человека в терапии для удовлетворения личных психологических потребностей.

Что такое контрперенос? Примеры контрпереноса

Не всякий контрперенос проблематичен. Например, терапевт может встретиться с человеком, которому очень трудно разговаривать.Терапевт может невольно начать вести беседу и давать дополнительные подсказки пациенту, чтобы побудить к обсуждению. Психотерапевт, осознавший это, может затем указать на контрперенос, чтобы помочь этому человеку лучше понять влияние, которое трудности с ведением разговора могут иметь на других. Терапевт, который столкнулся с теми же проблемами, что и человек, которого лечат, также может более глубоко сопереживать этому человеку, независимо от того, решит терапевт поделиться этими личными историями или нет.

Однако проблемный пример контрпереноса может возникнуть, когда человек, проходящий лечение, вызывает у терапевта проблемы с собственным ребенком терапевта. Например, человек, которого лечат, может сопротивляться терапевту и может переложить неповиновение по отношению к родителям на терапевта. Если терапевт реагирует на человека так, как он реагирует на своего собственного ребенка, например, становясь все более контролирующим, не осознавая контрперенос, это может негативно повлиять на терапевтические отношения и увековечить нездоровые паттерны в жизни человека, проходящего лечение.

Терапевт также может чувствовать себя плохо подготовленным к работе с человеком, который выражает личные предпочтения и убеждения, отличные от собственных, таких как расистские или гомофобные взгляды. Однако при хорошей терапии терапевт может помочь человеку, имеющему разные мнения, пытаясь понять, откуда берутся повреждающие или потенциально вредные убеждения, и обсуждая эту историю с пациентом, проходящим лечение.

Как бороться с проблемным контрпереносом

Терапевт, который тратит значительное количество времени на самораскрытие или кажется чрезмерно заинтересованным в незначительных деталях жизни человека, возможно, не обращает внимания на контрперенос или даже не распознает его.Терапевты могут стараться особенно внимательно относиться к осознанию своих собственных чувств и страхов при работе с человеком, который испытал личную травму или стресс, который также испытал терапевт.

В ходе терапии терапевт может почувствовать влечение к человеку, проходящему лечение. Хотя влечение само по себе не является неестественным явлением, терапевт должен уметь распознавать эти чувства и справляться с ними здоровым образом, чтобы предотвратить развитие неуместных отношений с человеком, проходящим терапию.

Контрперенос иногда наблюдается у терапевтов, которые лечат человека, подвергшегося сексуальной эксплуатации со стороны предыдущего терапевта. В этих случаях возможно, что терапевт недостаточно вовлечен в ситуацию и отождествляет себя с преступником, обвиняет жертву или отказывается верить жертве и, возможно, отговаривает человека от принятия мер против преступника.

С другой стороны, терапевты могут также демонстрировать контрперенос, будучи чрезмерно вовлеченными в ситуацию, проявляя негодование, дистанцируясь от преступника, пытаясь компенсировать действия преступника и подталкивая человека к действию, независимо от действий эксплуатируемого человека. пожелания.Независимо от личных ощущений, терапевт должен сохранять золотую середину при лечении человека, который подвергся насилию со стороны терапевта в прошлом.

Распознавание контрпереноса

Признаки контрпереноса в терапии могут включать различные формы поведения, в том числе чрезмерное самораскрытие со стороны терапевта или несоответствующий интерес к нерелевантным деталям из жизни человека, проходящего лечение. Психотерапевт, который действует в соответствии с их чувствами по отношению к человеку, которого лечат, или к его ситуации, или ведет себя не соответствующим процессу лечения, не может эффективно управлять контрпереносом.

Проходящий терапию человек, подозревающий терапевта во вредном контрпереносе, может подумать об этом на сеансе, если это безопасно. Для решения проблемы может быть достаточно информирования терапевта о проблеме, но в некоторых случаях может оказаться полезным получение другого мнения. Если проблема не решается, возможно, поиск нового терапевта. О вопиющем неэтичном поведении лучше всего сообщать в лицензионный совет или в какой-либо более высокий орган.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация.(2009). Краткий психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  2. Кринг, А. М., Джонсон, С. Л., Дэвисон, Г. К., и Нил, Дж. М. (2010). Аномальная психология . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.
  3. Йоргенсон, М. Л. (1995). Контрперенос и особые опасения последующих лечащих терапевтов пациентов, подвергшихся сексуальной эксплуатации со стороны предыдущего терапевта. Получено с http://www.therapyabuse.org/p2-inappually-countertransference.htm
  4. Мерфи, С. Н. (1 сентября 2013 г.). Обращение к контрпереносу. Консультации сегодня . Получено с http://ct.counseling.org/2013/09/atnding-to-countertransference
  5. .
  6. Тарнопольский А. (1995). Обучение контрпереносу. Канадский журнал психоанализа, 3 (2), 293-313. Получено с https://www.pep-web.org/document.php?id=CJP.003.0293A
  7. .

Последнее обновление: 25.09.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

% PDF-1.3 % 92 0 объект > эндобдж xref 92 102 0000000016 00000 н. 0000002389 00000 н. 0000002575 00000 н. 0000002604 00000 н. 0000003484 00000 н. 0000003776 00000 н. 0000003840 00000 н. 0000004027 00000 н. 0000004183 00000 п. 0000004297 00000 н. 0000004501 00000 п. 0000004724 00000 н. 0000004864 00000 н. 0000005033 00000 н. 0000005188 00000 п. 0000005346 00000 п. 0000005500 00000 н. 0000005636 00000 н. 0000005794 00000 н. 0000005932 00000 н. 0000006074 00000 н. 0000006210 00000 н. 0000006352 00000 п. 0000006488 00000 н. 0000006669 00000 н. 0000006833 00000 н. 0000006927 00000 н. 0000007021 00000 н. 0000007115 00000 н. 0000007209 00000 н. 0000007303 00000 н. 0000007396 00000 н. 0000007489 00000 н. 0000007582 00000 н. 0000007674 00000 н. 0000007766 00000 н. 0000007858 00000 п. 0000007952 00000 н. 0000008046 00000 н. 0000008139 00000 п. 0000008232 00000 н. 0000008325 00000 н. 0000008418 00000 н. 0000008511 00000 н. 0000008604 00000 н. 0000008698 00000 п. 0000008791 00000 н. 0000008884 00000 н. 0000008978 00000 н. 0000009071 00000 н. 0000009300 00000 н. 0000009768 00000 н. 0000010156 00000 п. 0000017750 00000 п. 0000018016 00000 п. 0000018236 00000 п. 0000018647 00000 п. 0000019029 00000 п. 0000021369 00000 п. 0000021693 00000 п. 0000022050 00000 п. 0000022435 00000 п. 0000023088 00000 п. 0000023557 00000 п. 0000029652 00000 п. 0000030183 00000 п. 0000030567 00000 п. 0000031041 00000 п. 0000031670 00000 п. 0000032069 00000 п. 0000038515 00000 п. 0000038538 00000 п. 0000040877 00000 п. 0000041048 00000 п. 0000041289 00000 п. 0000041357 00000 п. 0000041425 00000 п. 0000041625 00000 п. 0000041933 00000 п. 0000042104 00000 п. 0000042346 00000 п. 0000042369 00000 п. 0000044314 00000 п. 0000044337 00000 п. 0000045724 00000 п. 0000046112 00000 п. 0000046373 00000 п. 0000046396 00000 п. 0000047843 00000 п. 0000047866 00000 п. 0000049634 00000 п. 0000049657 00000 п. 0000051241 00000 п. 0000051264 00000 п. 0000052839 00000 п. 0000052862 00000 п. 0000054484 00000 п. 0000055765 00000 п. 0000055844 00000 п. 0000081527 00000 н. 0000002662 00000 н. 0000003462 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект [ 95 0 руб. ] эндобдж 95 0 объект > / Ж 117 0 Р >> эндобдж 192 0 объект > транслировать Hb«`f`Jc`g` + ed @

Моральные эмоции и моральное поведение

Подавляющее большинство исследований моральных эмоций сосредоточено на двух негативно оцененных, застенчивых эмоциях — стыде и вине.Многие люди, включая врачей, исследователей и непрофессионалов, используют термины «стыд» и «вина» как синонимы. Тем не менее, на протяжении многих лет было предпринято несколько попыток провести различие между стыдом и виной.

В чем разница между стыдом и виной?

Попытки провести различие между стыдом и виной делятся на три категории: ( a ) различие, основанное на типах вызывающих событий, ( b ) различие, основанное на публичном и частном характере преступления, и ( c. ) различие, основанное на степени, в которой человек истолковывает вызывающее эмоции событие как неудачу в себе или поведении.

Исследования показывают, что тип событий на удивление мало связан с различием между стыдом и виной. Анализ личного опыта стыда и вины, предоставленный детьми и взрослыми, выявил несколько, если вообще имелись, «классических» ситуаций, вызывающих стыд или вину (Keltner & Buswell 1996, Tangney 1992, Tangney et al. 1994, Tracy & Robins 2006). Большинство типов событий (например, ложь, обман, воровство, отказ помочь другому, непослушание родителям) цитируются одними людьми в связи с чувством стыда, а другие — в связи с чувством вины.Некоторые исследователи утверждают, что стыд вызывается более широким кругом ситуаций, включая как моральные, так и неморальные неудачи и проступки, тогда как вина более конкретно связана с проступками в моральной сфере (Ferguson et al.1991, Sabini & Silver 1997, Smith et al. 2002). На наш взгляд (Tangney et al., 2006b), как и вина его брата и сестры, стыд квалифицируется как преимущественно моральная эмоция, если выйти за рамки узкого концептуального представления области морали с точки зрения этики автономии (Shweder et al.1997). Из этики морали «большой тройки» — автономии, сообщества и божественности (Shweder et al. 1997) — стыд может быть более тесно связан с нарушениями этики сообщества (например, нарушения общественного порядка) и божественности (например, , действия, которые напоминают нам о нашей животной природе), но нарушения определенной этики не имеют однозначного соответствия конкретным ситуациям или событиям. Как показали Shweder et al. (1997), большинство неудач и нарушений воспринимаются как относящиеся к сочетанию моральной этики.Короче говоря, с этой более широкой культурной точки зрения стыд и вина — это эмоции, каждая из которых в первую очередь вызвана моральными упущениями.

Другое часто упоминаемое различие между стыдом и виной сосредоточено на публичном и частном характере нарушений (например, Benedict 1946). С этой точки зрения стыд рассматривается как более «публичная» эмоция, возникающая в результате публичного разоблачения и неодобрения какого-либо недостатка или проступка. С другой стороны, вина понимается как более «личное» переживание, возникающее из самопроизвольных угрызений совести.Как оказалось, эмпирические исследования не смогли подтвердить это различие между общественным и частным с точки зрения фактической структуры ситуации, вызывающей эмоции (Tangney et al. 1994, 1996a). Например, систематический анализ социального контекста личных событий, вызывающих стыд и чувство вины, описанных несколькими сотнями детей и взрослых (Tangney et al. 1994), показал, что стыд и вина с одинаковой вероятностью могут быть испытаны в присутствии других. Одиночные переживания стыда были столь же обычны, как и переживания одиночной вины.Более того, частота, с которой другие узнавали о поведении респондентов, не менялась в зависимости от стыда и вины, что прямо противоречит различию между общественным и частным. Точно так же, изучая рассказы о личных эмоциях, Трейси и Робинс (2006) обнаружили, что по сравнению с чувством вины стыд несколько чаще вызывался событиями достижений и личными событиями, каждое из которых является более частным, чем события в отношениях и в семье.

Откуда взялось представление о том, что стыд — это более публичная эмоция? Хотя ситуации, вызывающие стыд и чувство вины, одинаково публичны (с точки зрения вероятности того, что другие присутствуют и знают о неудаче или проступке) и с одинаковой вероятностью связаны с межличностными проблемами, по всей видимости, существуют систематические различия в природе этих межличностных проблем. .Tangney et al. (1994) обнаружили, что при описании ситуаций, вызывающих стыд, респонденты больше беспокоились о том, как другие оценивают себя. Напротив, при описании переживаний вины респондентов больше беспокоило их влияние на других. Это различие между «эгоцентрическими» и «ориентированными на других» проблемами неудивительно, учитывая, что стыд предполагает сосредоточение на себе, тогда как вина относится к определенному поведению. Опозоренный человек, который сосредоточен на отрицательной самооценке, естественно, будет обеспокоен оценками других.Это небольшой прыжок от размышлений о том, какой ты ужасный человек, к размышлениям о том, как тебя могут оценивать другие. С другой стороны, человек, испытывающий чувство вины, уже относительно «децентрализован» — сосредотачивается на негативном поведении, в некотором роде отдельно от себя. Сосредоточившись на плохом поведении, а не на плохом я, человек, переживающий переживание вины, с большей вероятностью осознает (и будет беспокоиться) о влиянии этого поведения на других, а не на их оценки. В нескольких последующих исследованиях (Smith et al.2002) предоставляют достаточно доказательств того, что стыд связан с такими опасениями. Например, участники, призванные сосредоточиться на публичном разоблачении морального проступка, приписывали равные уровни стыда и вины главным героям рассказов, но когда публичное и личное измерение не выделялось, участники приписывали меньше стыда (вина была одинаково высокой в ​​зависимости от условий). Однако вместе взятые выводы Смита и др. Согласуются с представлением о том, что люди сосредотачиваются на оценках других, потому что они чувствуют стыд, а не наоборот.Когда участников попросили подумать о ситуации, в которой они чувствовали себя плохо из-за их неполноценного аспекта « был раскрыт или публично раскрыл другому человеку или другим людям» (стр. 154; курсив добавлен), большинство спонтанно описали возникшее чувство стыда — только 6,7% определили это чувство как стыд (вдвое больше опрошенных определили это чувство как вину). Точно так же и в моральном состоянии (плохое самочувствие из-за того, что «что-то не так» было разоблачено) модальным эмоциональным термином было смущение — в три раза чаще, чем стыд (который был не чаще, чем вина).Короче говоря, испытывая стыд, люди могут чувствовать себя более уязвимыми — лучше осознавать неодобрение других, — но в действительности ситуации, вызывающие как стыд, так и вину, обычно носят социальный характер. Чаще всего наши ошибки и проступки не ускользают от внимания других.

В настоящее время наиболее доминирующая основа для различия между стыдом и виной — сосредоточение внимания на себе и на поведении — была впервые предложена Хелен Блок Льюис (1971), а позднее разработана оценочной моделью самосознательных эмоций Трейси и Робинс (2004a). .Согласно Льюису (1971), стыд предполагает негативную оценку глобального «я»; вина предполагает отрицательную оценку конкретного поведения. Хотя это различие на первый взгляд может показаться довольно тонким, эмпирические исследования подтверждают, что этот дифференцированный акцент на «я» (« я сделал то ужасное дело») по сравнению с поведением («я сделал эту ужасную вещь ») устанавливает сцена для очень разных эмоциональных переживаний и очень разных моделей мотивации и последующего поведения.

И стыд, и вина являются отрицательными эмоциями и, как таковые, могут вызывать интрапсихическую боль. Тем не менее стыд считается более болезненной эмоцией, потому что на карту поставлено не просто поведение, а сущность человека. Чувство стыда обычно сопровождается ощущением сжатия или «маленького размера», а также чувством никчемности и беспомощности. Опозоренные люди тоже чувствуют себя незащищенными. Хотя стыд не обязательно подразумевает реальную наблюдающую аудиторию, присутствующую для того, чтобы засвидетельствовать свои недостатки, часто возникают образы того, как дефектное «я» могло бы показаться другим.Льюис (1971) описал раскол в самофункционировании, при котором «я» является одновременно агентом и объектом наблюдения и неодобрения. С другой стороны, вина, как правило, является менее разрушительным и менее болезненным переживанием, потому что объектом осуждения является конкретное поведение, а не все я. Вместо того, чтобы защищать обнаженную суть своей личности, люди, испытывающие муки вины, вынуждены задуматься о своем поведении и его последствиях. Такая концентрация приводит к напряжению, угрызениям совести и сожалениям о «плохом поступке».

Эмпирическое подтверждение разграничения стыда и вины Льюисом (1971) исходит из ряда экспериментальных и корреляционных исследований с использованием ряда методов, включая качественный анализ конкретных случаев, анализ содержания рассказов о стыде и вине, количественные оценки личного стыда участниками. и переживания вины, анализ атрибуции, связанной со стыдом и виной, и анализ контрфактического мышления участников (обзор см. в Tangney & Dearing 2002).Например, совсем недавно Трейси и Робинс (2006) использовали как экспериментальные, так и корреляционные методы, показывающие, что внутренние, стабильные, неконтролируемые приписывания неудач положительно связаны со стыдом, тогда как внутренние, нестабильные, контролируемые приписывания неудач положительно связаны с чувством вины.

Стыд и вина — это не одинаково «моральные» эмоции

Одна из постоянных тем, вытекающих из эмпирических исследований, заключается в том, что стыд и вина не являются в равной степени «моральными» эмоциями.В целом вина кажется более адаптивной эмоцией, приносящей пользу отдельным людям и их отношениям различными способами (Baumeister et al.1994, 1995a, b; Tangney 1991, 1995a, b), но появляется все больше свидетельств того, что стыд — это моральные эмоции, которые легко могут пойти наперекосяк (Tangney 1991, 1995a, b; Tangney et al. 1996b).

В этом разделе мы резюмируем исследования в пяти областях, которые иллюстрируют адаптивные функции вины в отличие от скрытых издержек стыда. В частности, мы сосредотачиваемся на дифференциальной взаимосвязи стыда и вины с мотивацией (сокрытие или исправление), сопереживания, ориентированного на других, гнева и агрессии, психологических симптомов и сдерживания проступка и другого рискованного, социально нежелательного поведения.

Сокрытие и исправление

Исследования неизменно показывают, что стыд и вина приводят к противоположным мотивам или «тенденциям к действию» (Ketelaar & Au 2003, Lewis 1971, Lindsay-Hartz 1984, Tangney 1993, Tangney et al. 1996a, Wallbott & Scherer 1995 , Wicker et al., 1983). С одной стороны, стыд соответствует попыткам отрицать, скрыть или избежать вызывающей стыд ситуации. Физиологические исследования связывают переживание стыда с повышенным уровнем провоспалительных цитокинов и кортизола (Dickerson et al.2004a), которые могут вызывать постуральные признаки почтения и самопрятности (см. Новые направления в исследованиях стыда и вины: физиологические корреляты стыда). С другой стороны, вина соответствует репаративным действиям, включая признания, извинения и устранение последствий поведения. В целом, эмпирические данные, оценивающие склонность к действиям людей, испытывающих стыд и вину, позволяют предположить, что чувство вины способствует конструктивным, проактивным занятиям, тогда как стыд способствует защите, межличностному разделению и дистанцированию.

Сочувствие, ориентированное на других, против самоориентированного дистресса

Во-вторых, стыд и вина по-разному связаны с сочувствием. В частности, вина идет рука об руку с сочувствием, ориентированным на других. Напротив, чувство стыда, по-видимому, нарушает способность людей формировать эмпатические связи с другими. Это различное отношение стыда и вины к сочувствию проявляется как на уровне эмоциональной предрасположенности, так и на уровне эмоционального состояния. Исследования эмоциональных предрасположенностей (Joireman 2004; Leith & Baumeister 1998; Tangney 1991, 1995b; Tangney & Dearing 2002) демонстрируют, что предрасположенность к вине постоянно коррелирует с показателями перспективного взгляда и сочувствия.Напротив, предрасположенность к стыду (в зависимости от метода оценки) отрицательно или пренебрежимо коррелирует с эмпатией, ориентированной на других, и положительно связана со склонностью эгоцентрически сосредотачиваться на собственном бедствии. Подобные результаты возникают при исследовании эмоциональных состояний — чувства стыда и вины «в данный момент». При описании личного опыта вины люди выражают большее сочувствие другим, чем при описании опыта стыда (Leith & Baumeister 1998, Tangney et al. 1994). Маршалл (1996) обнаружил, что люди, испытывающие чувство стыда, впоследствии меньше сочувствовали учащимся-инвалидам, особенно среди людей с низкой склонностью к стыду.

Почему стыд, но не вина, может мешать сочувствию, ориентированному на других? По сути своей эгоцентрическая направленность стыда на «плохое я» (в отличие от плохого поведения) подрывает эмпатический процесс. Люди, находящиеся в агонии стыда, плотно обращаются внутрь и, таким образом, менее способны сосредоточить когнитивные и эмоциональные ресурсы на пострадавшем другом (Tangney et al. 1994). Напротив, люди, испытывающие чувство вины, специально сосредоточены на плохом поведении, которое, в свою очередь, подчеркивает негативные последствия, испытываемые другими, тем самым стимулируя эмпатическую реакцию и мотивируя людей «исправить ошибку».

Конструктивная и деструктивная реакции на гнев

В-третьих, исследования указывают на прочную связь между стыдом и гневом, которая снова наблюдается как на уровне диспозиций, так и на уровне государства. В своих более ранних клинических исследованиях Хелен Блок Льюис (1971) наблюдала особую динамику между стыдом и гневом (или униженной яростью), отметив, что чувство стыда клиентов часто предшествовало проявлениям гнева и враждебности в терапевтической комнате. Более поздние эмпирические исследования подтвердили ее утверждение.У людей всех возрастов склонность к стыду положительно коррелирует с гневом, враждебностью и склонностью винить в своих несчастьях факторы, не связанные с самим собой (Andrews et al.2000, Bennett et al.2005, Harper & Arias 2004, Paulhus et al. al.2004, Tangney & Dearing 2002).

Фактически, по сравнению с теми, кто не склонен к стыду, склонные к стыду люди с большей вероятностью будут участвовать в экстернализации вины, испытывать сильный гнев и выражать этот гнев деструктивными способами, включая прямую физическую, словесную и символическую агрессию. , косвенная агрессия (напр.g., причинение вреда чему-то важному для цели, разговор за спиной цели), всевозможные вытесненные агрессии, самонаправленная агрессия и сдерживаемый гнев (невыраженный гнев в задумчивости). Наконец, люди, склонные к стыду, сообщают, что осознают, что их гнев обычно приводит к негативным долгосрочным последствиям как для них самих, так и для их отношений с другими.

Склонность к вине, напротив, неизменно ассоциируется с более конструктивным сочетанием эмоций, познаний и поведения.Например, склонность к «свободному от стыда» чувству вины положительно коррелирует с конструктивными намерениями после проступка и последующим конструктивным поведением (например, без враждебного обсуждения, прямого корректирующего действия). По сравнению со своими сверстниками, склонными к вине, люди с меньшей вероятностью будут проявлять прямую, косвенную или вытесненную агрессию, когда злятся. И они сообщают о положительных долгосрочных последствиях своего гнева (Tangney et al. 1996a). В соответствии с этими выводами, Harper et al.(2005) недавно оценили связь между склонностью к стыду и совершением психологического насилия в отношениях на свиданиях гетеросексуальными мужчинами из колледжа. Склонность к стыду в значительной степени коррелировала с совершением психологического насилия, а мужской гнев опосредовал эти отношения.

Стыд и гнев также связаны на ситуативном уровне (Tangney et al. 1996a, Wicker et al. 1983). Например, в исследовании эпизодов гнева среди романтически вовлеченных пар, опозоренные партнеры были значительно более злыми, с большей вероятностью проявляли агрессивное поведение и с меньшей вероятностью вызывали примирительное поведение со стороны совершившего преступление второй половинки (Tangney 1995b).Взятые вместе, результаты представляют собой мощный эмпирический пример спирали стыда и гнева, описанной Льюисом (1971) и Шеффом (1987), когда ( a ) стыд партнера приводит к чувству гнева ( b ) и деструктивному возмездию. , ( c ), который затем вызывает гнев и негодование в преступнике, ( d ), а также выражения вины и возмездия в натуре ( e ), которые затем могут еще больше опозорить первоначально опозоренного партнера. и т. д. — без конструктивного решения.

Недавно Stuewig et al. (2006) исследовали посредников связи между моральными эмоциями и агрессией на четырех выборках. Мы предположили, что негативные чувства, связанные со стыдом, приводят к экстернализации вины, что, в свою очередь, заставляет склонных к стыду людей реагировать агрессивно. С другой стороны, чувство вины должно способствовать эмпатическим процессам, уменьшая, таким образом, агрессию, направленную вовне. Как и ожидалось, мы обнаружили, что во всех выборках экстернализация вины опосредовала связь между склонностью к стыду и вербальной и физической агрессией.С другой стороны, предрасположенность к вине продолжала демонстрировать прямую обратную связь с агрессией в трех из четырех выборок. Кроме того, связь между виной и низкой агрессией была частично опосредована через ориентированное на других сочувствие и склонность брать на себя ответственность.

Короче говоря, стыд и гнев идут рука об руку. Отчаявшись избежать болезненного чувства стыда, опозоренные люди склонны перевернуть стол в оборонительном порядке, выдавая вину и гнев извне на удобного козла отпущения.Обвинение других может помочь людям вернуть чувство контроля и превосходства в своей жизни, но в долгосрочной перспективе это часто дорого обходится. Друзья, коллеги и близкие склонны отчуждаться из-за стиля межличностного общения, характеризующегося иррациональными вспышками гнева.

Психологические симптомы

При рассмотрении области социального поведения и межличностной адаптации эмпирические исследования показывают, что вина, в целом, является более нравственной или адаптивной эмоцией. Похоже, что чувство вины побуждает к репаративным действиям, способствует сочувствию, ориентированному на других, и способствует конструктивным стратегиям совладания с гневом.Но есть ли внутриличностные или внутрипсихические издержки для тех людей, которые склонны испытывать чувство вины? Приводит ли склонность к вине к тревоге, депрессии и / или потере самооценки? И наоборот, разве стыд менее проблематичен для внутриличностной адаптации, чем для межличностной адаптации?

В случае стыда ответ ясен. Исследования последних двух десятилетий неизменно показывают, что склонность к стыду связана с широким спектром психологических симптомов. Они варьируются от низкой самооценки, депрессии и беспокойства до симптомов расстройства пищевого поведения, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и суицидальных мыслей (Andrews et al.2000, Эшби и др. 2006 г., Брюин и др. 2000, Crossley & Rockett 2005, Feiring & Taska 2005, Feiring et al. 2002 г., Фергюсон и др. 2000, Ghatavi et al. 2002, Харпер и Ариас 2004, Хендерсон и Зимбардо 2001, Лескела и др. 2002, Mills 2003, Murray et al. 2000, Орсилло и др. 1996 г., Sanftner et al. 1995 г., Стювиг и Макклоски, 2005 г .; см. также обзор в Tangney & Dearing 2002). Негативные психологические последствия стыда очевидны для разных методов измерения, разных возрастных групп и групп населения.Как клиническая литература, так и эмпирические исследования согласны с тем, что люди, часто испытывающие чувство стыда за себя, соответственно, более уязвимы перед целым рядом психологических проблем.

Хотя традиционная точка зрения состоит в том, что вина играет важную роль в психологических симптомах, эмпирические результаты были более двусмысленными. Клиническая теория и тематические исследования часто ссылаются на неадаптивную вину, характеризующуюся хроническим самообвинением и навязчивыми размышлениями о своих проступках (Blatt 1974, Ellis 1962, Freud 1924/1961, Hartmann & Loewenstein 1962, Rodin et al.1984, Weiss 1993). Однако недавно теоретики и исследователи подчеркнули адаптивные функции вины, особенно в отношении межличностного поведения (Baumeister et al. 1994, 1995a; Hoffman 1982; Tangney 1991, 1994, 1995b; Tangney et al. 1992; Tangney & Dearing 2002).

Пытаясь согласовать эти точки зрения, Танни (1996) утверждал, что более ранние работы не учитывали различие между виной и стыдом. Как только человек воспринимает вину как негативную эмоцию в ответ на конкретную неудачу или проступок, нет веских причин ожидать, что вина будет связана с плохой психологической адаптацией.Напротив, чувство вины, скорее всего, будет дезадаптивным, когда оно сольется со стыдом. Преимущества вины теряются, когда переживание вины человека («О, посмотрите, какая ужасная вещь , , которую я сделал, , сделал ») усиливается и обобщается на личность (« и разве я не ужасный ?»). человек ”). В конечном счете, проблема заключается в компоненте стыда, а не в компоненте вины, поскольку человек испытывает чувство презрения и отвращения к плохому, дефектному «я».

Более того, такое болезненное чувство стыда трудно преодолеть. Стыд — и смешанная со стыдом вина — предлагают мало возможностей для искупления. Преобразовать «я», дефектное по своей сути, — непростая задача. Таким образом, чувство вины с наложением стыда, скорее всего, является источником болезненного самобичевания и размышлений, так часто описываемых в клинической литературе. Напротив, обычно существует множество путей к искуплению в случае несложного чувства вины, сосредоточенного на конкретном поведении.Человек ( a ) часто имеет возможность изменить нежелательное поведение; ( b ) или, что еще лучше, имеет возможность устранить негативные последствия; ( c ) или, по крайней мере, может принести искренние извинения. И когда невозможно внести эти внешние поправки, можно решить поступить лучше в будущем.

В соответствии с этим концептуальным анализом, эмпирические исследования, которые не принимают во внимание различие между стыдом и виной, или которые используют прилагательные контрольный список (и другие глобальные формулировки) меры, которые плохо подходят для различия между стыдом и виной, сообщают что предрасположенность к вине связана с психологическими симптомами (Boye et al.2002, Fontana & Rosenbeck 2004, Ghatavi et al. 2002, Harder 1995, Jones & Kugler 1993, Meehan et al. 1996). Например, используя опросник межличностной вины (O’Connor et al. 1997), Бергольд и Локк (2002) обнаружили, что только шкала вины «ненависти к себе» различает контрольную группу и подростков с диагнозом нервной анорексии. (Авторы пришли к выводу, что на самом деле стыд, а не вина, более важен для клинического понимания этого расстройства пищевого поведения.) конкретное поведение (например,g., основанные на сценариях методы оценки стыда и вины применительно к конкретным ситуациям) показывают, что склонность испытывать «свободную от стыда» вину по существу не связана с психологическими симптомами. Многочисленные независимые исследования сходятся во мнении: склонные к вине дети, подростки и взрослые не подвержены повышенному риску депрессии, беспокойства, низкой самооценки и т. Д. (Gramzow & Tangney 1992; Leskela et al. 2002; McLaughlin 2002; Quiles & Bybee 1997 ; Schaefer 2000; Stuewig & McCloskey 2005; Tangney 1994; Tangney & Dearing 2002; Tangney et al.1991, 1992, 1995).

Стоит отметить, однако, что в большинстве сценариев оценки стыда и вины (включая Тест на самосознание или TOSCA) большинство ситуаций относительно неоднозначны в отношении ответственности или виновности. Для ситуаций с отрицательной валентностью (но не с положительной валентностью) респондентов просят представить события, в которых они явно потерпели неудачу или каким-то образом нарушили их. Проблемы могут возникать, когда у людей развивается преувеличенное или искаженное чувство ответственности за события, которые они не могут контролировать или к которым они не имеют личного участия (Ferguson et al.2000, Tangney & Dearing 2002, Zahn-Waxler & Robinson 1995). Вина пережившего — яркий пример такой проблемной реакции вины, которая постоянно связана с психологической дезадаптацией (Кубани и др., 1995, 2004; О’Коннор и др., 2002). В экспериментальном исследовании детей младшего школьного возраста Ferguson et al. (2000) варьировали степень неоднозначности ситуаций в рамках основанной на сценарии меры в отношении ответственности. Они обнаружили положительную взаимосвязь между интернализирующими симптомами (например,ж., депрессия) и склонность к вине особенно в ситуациях, когда ответственность была неоднозначной.

Короче говоря, преимущества вины очевидны, когда люди признают свои неудачи и проступки и берут на себя соответствующую ответственность за свои проступки. В таких ситуациях межличностная выгода от чувства вины, по-видимому, не обходится человеку дорого. Склонность испытывать «свободную от стыда» вину в ответ на явные проступки, как правило, не связана с психологическими проблемами, тогда как стыд неизменно ассоциируется с дезадаптивными процессами и результатами на нескольких уровнях.

Связь моральных эмоций с рискованным, незаконным и нежелательным поведением

Поскольку стыд и вина являются болезненными эмоциями, часто предполагается, что они побуждают людей избегать неправильных поступков. С этой точки зрения ожидаемые стыд и вина должны снизить вероятность проступка и нарушения правил поведения. Но что именно показывают данные?

Эмпирические исследования различных выборок с использованием ряда критериев ясно показывают, что предрасположенность к вине обратно пропорциональна антиобщественному и рискованному поведению.В исследовании студентов колледжей (Tangney, 1994) предрасположенность к вине ассоциировалась с одобрением таких вещей, как «Я бы не украл то, что мне было нужно, даже если бы я был уверен, что мне это сойдет с рук». Точно так же Тиббетс (2003) обнаружил, что предрасположенность студентов колледжа к вине обратно пропорциональна их преступной деятельности, о которой они сообщают сами. Среди подростков склонность к бессовестному чувству вины отрицательно коррелировала с правонарушением (Merisca & Bybee 1994, Stuewig & McCloskey 2005; хотя Ferguson et al.1999 обнаружил отрицательную связь между предрасположенностью к вине и проявлением симптомов у мальчиков, противоположное верно для девочек). Моральные эмоции, по-видимому, хорошо укоренились в среднем детстве и будут влиять на моральное поведение на долгие годы (Tangney & Dearing 2002). Дети, склонные к бесстыдному чувству вины в пятом классе, в подростковом возрасте реже подвергались аресту, осуждению и тюремному заключению. Они с большей вероятностью практиковали безопасный секс и реже злоупотребляли наркотиками.Важно отметить, что эти результаты действовали при контроле семейного дохода и образования матерей. Учащиеся колледжей, склонные к чувству вины, также реже злоупотребляют наркотиками и алкоголем (Dearing et al. 2005). Даже среди взрослых, уже находящихся в группе высокого риска, чувство вины, по-видимому, выполняет защитную функцию. В продольном исследовании заключенных тюрьмы, предрасположенность к вине, оцененная вскоре после заключения, негативно предсказывала рецидивизм и злоупотребление психоактивными веществами в течение первого года после освобождения (Tangney et al. 2006).

Результаты в отношении стыда сильно отличаются, практически нет доказательств, подтверждающих предполагаемую адаптивную природу стыда.В исследованиях детей, подростков, студентов колледжей и сокамерников стыд, по-видимому, не выполняет те же тормозящие функции, что и вина (Dearing et al. 2005, Stuewig & McCloskey 2005, Tangney et al. 1996b). Напротив, исследования показывают, что стыд может даже ухудшить положение. В исследовании детей Ferguson et al. (1999) обнаружили, что предрасположенность к стыду положительно коррелирует с внешними симптомами в Контрольном списке поведения детей. На выборке студентов колледжа Тиббетс (1997) обнаружил положительную взаимосвязь между склонностью к стыду и намерениями противозаконного поведения.Предрасположенность к стыду, оцененная в пятом классе, предсказывала более позднее рискованное поведение при вождении, более раннее начало употребления наркотиков и алкоголя и более низкую вероятность практики безопасного секса (Tangney & Dearing 2002). Точно так же склонность к проблемному чувству стыда была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и злоупотреблением ими в зрелом возрасте (Dearing et al. 2005, Meehan et al. 1996, O’Connor et al. 1994, Tangney et al. 2006).

Дифференциальная связь стыда и вины с моральным поведением не может распространяться на все группы населения по отношению ко всем видам поведения.Харрис (2003) оценил переживания стыда и вины среди правонарушителей за рулем в нетрезвом виде после их появления в суде или на конференции по восстановительному правосудию. В отличие от большинства дошедших до нас исследований, Харрис не обнаружил доказательств того, что стыд и вина являются отдельными факторами. Важно отметить, что это исследование было сосредоточено на уникальной однородной выборке (осужденные водители в нетрезвом виде, многие из которых имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами) и на одном типе правонарушений. Открытия Харриса поднимают интригующую возможность того, что люди с проблемами злоупотребления психоактивными веществами могут не иметь четко дифференцированных переживаний стыда и вины.С другой стороны, чувство вины и сопутствующее ей эмпатическое сосредоточение на пострадавшем другом могут быть менее значимыми для проступков, таких как вождение в нетрезвом виде, которые обычно не приводят к объективному физическому ущербу для других. (То есть масштабы последствий автомобильной аварии потенциально огромны, тогда как вероятность ее возникновения в каждом конкретном случае довольно мала. Большинство преступников, управляющих автомобилем в нетрезвом виде, арестовываются за неуравновешенное вождение, а не на месте аварии с фактическим участием причинение вреда другому человеку.)

В итоге, эмпирические результаты сходятся, указывая на то, что чувство вины, но не стыда, наиболее эффективно побуждает людей выбирать нравственный жизненный путь. Способность чувствовать вину более склонна к формированию модели морального поведения на протяжении всей жизни, мотивируя людей брать на себя ответственность и принимать меры по исправлению положения после случайных неудач или проступков. Напротив, исследования связывают стыд с целым рядом незаконных, рискованных или других проблемных видов поведения. Таким образом, при рассмотрении благополучия человека, его или ее близких отношений или общества чувство вины представляет собой нравственную эмоцию выбора.

Роль позитивных эмоций в позитивной психологии

Am Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 24 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3122271

NIHMSID: NIHMS305177

The Broaden-and-Build Theory of Positive Emotion

Примечание автора Мичиганского университета

. Барбара Л. Фредриксон, Департамент психологии и Исследовательский центр групповой динамики Института социальных исследований Мичиганского университета.

Переписку по этой статье следует направлять Барбаре Л. Фредриксон, Департамент психологии, Мичиганский университет, 525 East University Avenue, Ann Arbor, MI 48109-1109. [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Am Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этой статье автор описывает новый теоретический взгляд на положительные эмоции и помещает эту новую точку зрения в развивающуюся область положительной психологии.Теория расширения и наращивания утверждает, что переживание положительных эмоций расширяет репертуар мгновенных мыслей и действий людей, что, в свою очередь, служит для наращивания их устойчивых личных ресурсов, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов до социальных и психологических ресурсов. Предварительные эмпирические данные, подтверждающие теорию расширения и строительства, рассматриваются, и выявляются открытые эмпирические вопросы, которые еще предстоит проверить. Теория и результаты предполагают, что способность испытывать положительные эмоции может быть фундаментальной силой человека, занимающей центральное место в изучении человеческого процветания.

Миссия позитивной психологии состоит в том, чтобы понимать и развивать факторы, которые позволяют людям, сообществам и обществам процветать (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). Какую роль в этой миссии играют положительные эмоции? На первый взгляд ответ кажется простым: положительные эмоции служат маркером процветания или оптимального благополучия. Определенно моменты в жизни людей, характеризующиеся переживанием положительных эмоций, таких как радость, интерес, удовлетворенность, любовь и тому подобное, — это моменты, когда они не страдают от отрицательных эмоций, таких как тревога, печаль, гнев и отчаяние.В соответствии с этой интуицией было показано, что общий баланс положительных и отрицательных эмоций людей предсказывает их суждения о субъективном благополучии (Diener, Sandvik, & Pavot, 1991). Основываясь на этом открытии, Канеман (1999) предположил, что «объективное счастье» лучше всего можно измерить, отслеживая (а затем обобщая) моментальные переживания людей хорошими и плохими чувствами (но см. Fredrickson, 2000c). Согласно этим взглядам, положительные эмоции сигнализируют о расцвете. Но это еще не все: положительные эмоции также приносят процветание.Причем делают это не только в настоящий, приятный момент, но и в долгосрочной перспективе. Основная идея заключается в том, что положительные эмоции стоит культивировать не только как конечные состояния сами по себе, но и как средство для достижения психологического роста и улучшения самочувствия с течением времени.

Обзор текущих взглядов на эмоции, аффекты и их соответствующие функции обеспечивает важный фон. Далее следует выборочный обзор.

Перспективы эмоций и аффекта

Рабочие определения эмоций и аффекта несколько различаются у разных исследователей.Тем не менее, несмотря на продолжающиеся дискуссии (например, Diener, 1999; Ekman & Davidson, 1994), все больше приходит к выводу, что эмоции являются лишь подмножеством более широкого класса аффективных феноменов. Согласно этой точке зрения, эмоции лучше всего концептуализировать как тенденции многокомпонентных реакций, которые проявляются в течение относительно коротких промежутков времени. Обычно эмоция начинается с оценки человеком личного значения некоторого предшествующего события. Этот процесс оценки может быть сознательным или бессознательным, и он запускает каскад тенденций реагирования, проявляющихся в слабосвязанных компонентных системах, таких как субъективный опыт, выражение лица, когнитивная обработка и физиологические изменения.

Аффект, более общее понятие, относится к сознательно доступным чувствам. Хотя аффект присутствует в эмоциях (как компонент субъективного опыта), он также присутствует во многих других аффективных явлениях, включая физические ощущения, отношения, настроения и даже аффективные черты. Таким образом, эмоции отличаются от аффекта во многих отношениях. Во-первых, эмоции обычно связаны с некоторыми лично значимыми обстоятельствами (т.е. у них есть объект), тогда как аффекты часто бывают свободно плавающими или лишенными объекта (Oatley & Jenkins, 1996; Russell & Feldman Barrett, 1999; Ryff & Singer, в печати).Кроме того, эмоции обычно кратковременны и связаны с описанными выше многокомпонентными системами, тогда как аффекты часто более продолжительны и могут проявляться только на уровне субъективного опыта (Ekman, 1994; Rosenberg, 1998; Russell & Feldman Barrett, 1999). ). Наконец, эмоции часто концептуализируются как относящиеся к дискретным категориям семей эмоций, таким как страх, гнев, радость и интерес. Аффект, напротив, часто концептуализируется как изменяющийся по двум параметрам: приятность и активация (Russell & Feldman Barrett, 1999) или позитивная и негативная эмоциональная активация (Teilegen, Walson, & Clark, 1999).

Перспективы функций аффекта и эмоций

Положительный аффект, согласно многочисленным теоретикам, облегчает подходящее поведение (Cacioppo, Gardner, & Berntson, 1999; Davidson, 1993; Watson, Wiese, Vaidya, & Teilegen, 1999) или продолжение действие (Carver & Scheier, 1990; Clore, 1994). С этой точки зрения опыт положительного аффекта побуждает людей взаимодействовать со своей средой и принимать участие в деятельности, многие из которых адаптируются для человека, его вида или того и другого.Эта связь между положительным аффектом и вовлеченностью в деятельность объясняет часто документированное смещение позитивности, или склонность людей часто испытывать умеренный позитивный аффект, даже в нейтральном контексте (Diener & Diener, 1996; Ito & Cacioppo, 1999). Без такого возмещения люди чаще всего были бы немотивированы взаимодействовать со своим окружением. Тем не менее, при таком противодействии люди проявляют адаптивную предвзятость, чтобы подходить к новым объектам, людям или ситуациям и исследовать их.(См. Соответствующее объяснение суточных паттернов положительной эмоциональной активации в Watson et al., 1999.)

Поскольку положительные эмоции включают в себя компонент положительного аффекта, они также действуют как внутренние сигналы для приближения или продолжения. Тем не менее, положительные эмоции разделяют эту функцию с рядом других положительных аффективных состояний. Сенсорное удовольствие, например, побуждает людей приближаться и продолжать потреблять любой стимул, биологически полезный для них в данный момент (Cabanac, 1971).Точно так же свободно плавающие позитивные настроения побуждают людей продолжать следовать любой линии мышления или действия, которые они инициировали (Clore, 1994). Таким образом, функциональные отчеты о положительных эмоциях, которые подчеркивают тенденции к приближению или продолжению, могут отражать только наименьший общий знаменатель для всех аффективных состояний, которые разделяют приятное субъективное ощущение, оставляя неизученными дополнительные функции, уникальные для конкретных положительных эмоций.

Теоретики дискретных эмоций часто связывают функцию определенных эмоций с концепцией конкретных тенденций действия (Frijda, 1986; Frijda, Kuipers, & Schure, 1989; Lazarus, 1991; Levenson, 1994; Oatley & Jenkins, 1996; Tooby) И Космидес, 1990).Например, страх связан с желанием убежать, гнев — с побуждением к атаке, отвращение — с побуждением изгнать и так далее. Дело не в том, что люди неизменно отыгрывают эти побуждения, испытывая определенные эмоции. Скорее, представления людей о возможных вариантах действий сводятся к конкретному набору вариантов поведения. Ключевая идея с этой точки зрения состоит в том, что конкретная склонность к действию — это то, что делает эмоцию эволюционно адаптивной: это одни из тех действий, которые предположительно лучше всего работали, помогая предкам человека выжить в жизненных ситуациях (Tooby & Cosmides, 1990).Еще одна ключевая идея с точки зрения конкретных эмоций заключается в том, что определенные тенденции к действию и физиологические изменения идут рука об руку. Так, например, когда кто-то испытывает желание убежать из-за страха, тело этого человека реагирует мобилизацией соответствующей автономной поддержки на возможность бега (Levenson, 1994).

Хотя для описания функции определенных положительных эмоций также использовались определенные тенденции к действию, тенденции к действию, идентифицированные для положительных эмоций, заметно расплывчаты и недоопределены (Fredrickson & Levenson, 1998).Например, радость связана с бесцельной активизацией, интерес с участием и удовлетворенность бездействием (Frijda, 1986). Эти тенденции слишком общие, чтобы их можно было назвать конкретными (Fredrickson, 1998). Они напоминают общие побуждения сделать что-либо или сделать не что иное, как побуждения сделать что-то вполне конкретное, например, бежать, атаковать или плюнуть. Это неприятно: если тенденции к действию, вызванные положительными эмоциями, расплывчаты, их влияние на выживание может быть несущественным. Таким образом, как и точка зрения, сосредоточенная на общих тенденциях подхода, точка зрения, сосредоточенная на конкретных тенденциях действия, дает неполный анализ функции положительных эмоций.

Теория развития и расширения положительных эмоций

Чтобы углубить понимание в этой области, я сформулировал новую теоретическую модель, которая лучше отражает уникальные эффекты положительных эмоций. Я называю это теорией расширения и создания положительных эмоций (Fredrickson, 1998). Эта теория утверждает, что определенные дискретные положительные эмоции — включая радость, интерес, удовлетворенность, гордость и любовь — хотя феноменологически различны, все они обладают способностью расширять сиюминутный репертуар мыслей и действий людей и наращивать их устойчивые личные ресурсы, начиная от физических и интеллектуальных ресурсов. к социальным и психологическим ресурсам.

Я противопоставляю эту новую теорию (o традиционные модели, основанные на определенных тенденциях к действию. Конкретные тенденции к действию хорошо подходят для описания функции отрицательных эмоций, и их следует сохранить для моделей этого подмножества эмоций. Без потери теоретических нюансов, конкретное действие Тенденцию можно переопределить как результат психологического процесса, который сужает сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, вызывая в памяти побуждение действовать определенным образом (например, убежать, атаковать, изгнать).В опасной для жизни ситуации суженный репертуар мысли и действия способствует быстрым и решительным действиям, которые приносят прямую и немедленную пользу. Конкретные тенденции к действиям, вызванные отрицательными эмоциями, представляют собой действия, которые, вероятно, лучше всего помогли спасти жизни и конечности предков человека в аналогичных ситуациях.

Хотя положительные эмоции могут возникать в неблагоприятных обстоятельствах, типичный контекст положительных эмоций не является опасной для жизни ситуацией. Таким образом, психологический процесс, который сужает репертуар мгновенных мыслей и действий человека, чтобы способствовать быстрым и решительным действиям, может не понадобиться.Вместо этого положительные эмоции радости, интереса, удовлетворенности, гордости и любви, по-видимому, имеют дополнительный эффект: они расширяют репертуар мгновенных мыслей и действий людей, расширяя спектр мыслей и действий, которые приходят в голову (Fredrickson, 1998; Fredrickson И Браниган, 2001). Это утверждение подтверждается концептуальным анализом ряда положительных эмоций. Например, радость расширяется за счет побуждения к игре, расширению границ и творчеству. Эти побуждения проявляются не только в социальном и физическом поведении, но также в интеллектуальном и артистическом поведении (Ellsworth & Smith, 1988; Frijda, 1986).Интерес, феноменологически отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения исследовать, воспринимать новую информацию и опыт и расширять себя в процессе (Csikszentmihalyi, 1990; Izard, 1977; Ryan & Deci, 2000; Tomkins, 1962). Удовлетворенность, третья отличная положительная эмоция, расширяется за счет побуждения смаковать текущие жизненные обстоятельства и интегрировать эти обстоятельства в новые взгляды на себя и на мир (Изард, 1977). Гордость, четвертая особая положительная эмоция, которая следует за личными достижениями, расширяется за счет побуждения делиться новостями о своих достижениях с другими и предвидеть еще большие достижения в будущем (Lewis, 1993).Любовь, концептуализированная как смесь различных положительных эмоций (например, радости, интереса, удовлетворенности), переживаемых в контексте безопасных, близких отношений (Izard, 1977), расширяется за счет создания повторяющихся циклов побуждений поиграть, исследовать и смаковать переживания. любимые. Эти различные склонности мысли и действия — играть, исследовать, наслаждаться и интегрировать или предвидеть будущие достижения — каждая представляет способы, которыми положительные эмоции расширяют привычные способы мышления или действия (Fredrickson, 1998,2000a; Fredrickson & Branigan, 2001) .

В отличие от отрицательных эмоций, которые несут прямые и немедленные адаптивные преимущества в ситуациях, угрожающих выживанию, расширенный репертуар мысли и действия, вызванный положительными эмоциями, имеет другие преимущества. В частности, такое расширенное мышление несет косвенные и долгосрочные адаптивные преимущества, поскольку расширение создает устойчивые личные ресурсы, которые функционируют как резервы, которые будут использоваться позже для управления будущими угрозами.

Возьмем, к примеру, игру — влечение, связанное с радостью.Исследования на животных показали, что специфические формы игры в погоню, очевидные у молодых особей вида, такие как натиск на гибкий саженец или ветвь и катапультирование в неожиданном направлении, наблюдаются у взрослых особей этого вида исключительно во время избегания хищников (Dolhinow, 1987). Такие соответствия предполагают, что детские игры создают устойчивые физические ресурсы (Boulton & Smith, 1992; Caro, 1988). Игра также создает устойчивые социальные ресурсы: социальная игра с ее общим весельем, азартом и улыбками создает прочные социальные связи и привязанности (Aron, Norman, Aron, McKenna, & Heyman, 2000; Lee, 1983; Simons, McCluskey-Fawcett, & Papini, 1986), которые могут стать локусом последующей социальной поддержки.Детские игры также создают устойчивые интеллектуальные ресурсы за счет повышения уровня творчества (Sherrod & Singer, 1989), создания теории разума (Leslie, 1987) и поддержки развития мозга (Panksepp, 1998). Другие положительные эмоции, такие как интерес, удовлетворенность, гордость и любовь, аналогичным образом увеличивают личные ресурсы людей, начиная от физических и социальных ресурсов до интеллектуальных и психологических ресурсов. (Более подробные описания теории расширения и наращивания доступны в Fredrickson, 1998, 2000a, в печати; Fredrickson & Branigan, 2001.)

Важно отметить, что личные ресурсы, накопленные во время состояний положительных эмоций, концептуализируются как долговечные. Они переживают преходящие эмоциональные состояния, которые привели к их приобретению. Следовательно, зачастую побочным эффектом переживания положительных эмоций является увеличение личных ресурсов. Эти ресурсы действуют как резервы, которые можно использовать в последующие моменты и в различных эмоциональных состояниях.

Короче говоря, теория «расширяй и развивай» описывает форму положительных эмоций в терминах расширенного репертуара мысли и действия и описывает их функцию с точки зрения создания устойчивых личных ресурсов.При этом теория предлагает новый взгляд на эволюционировавшее адаптивное значение положительных эмоций. Человеческие предки, поддавшиеся побуждению, вызванному положительными эмоциями, играть, исследовать и т. Д., Как следствие, накопили больше личных ресурсов. Когда те же самые предки позже столкнулись с неизбежными угрозами для жизни и здоровья, их большие личные ресурсы повлекли бы за собой большие шансы на выживание и, в свою очередь, большие шансы прожить достаточно долго, чтобы размножаться. Таким образом, в той мере, в какой способность испытывать положительные эмоции закодирована генетически, эта способность посредством процесса естественного отбора стала бы частью универсальной человеческой природы.

Доказательства теории расширения и построения

Эмпирическое подтверждение нескольких ключевых положений теории расширения и развития может быть получено из множества суб-дисциплин психологии, начиная от познания и внутренней мотивации до стилей привязанности и поведения животных (обзор см. в Fredrickson, 1998). Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции расширяют сферу внимания, познания и действия и создают физические, интеллектуальные и социальные ресурсы.Тем не менее, многие из этих свидетельств, поскольку они предшествовали теории расширения и строительства, лишь косвенно подтверждают эту модель. С тех пор я и мои коллеги начали прямые проверки гипотез, взятых из теории расширения и строительства. Хотя еще предстоит проделать большую работу, я кратко опишу здесь наши предварительные выводы. Я надеюсь, что это первоначальное свидетельство вызовет интерес у читателей к проведению дальнейших исследований положительных эмоций, которые могут послужить для проверки и уточнения теории расширения и развития (Fredrickson, 2000b).

Позитивные эмоции расширяют репертуар мыслей и действий

Основополагающее свидетельство предположения о том, что положительные эмоции расширяют репертуары мгновенных мыслей и действий людей, получены в результате двух десятилетий экспериментов, проведенных Айзеном и его коллегами (обзор см. В Isen, 2000). Они документально подтвердили, что люди, испытывающие положительный аффект, демонстрируют модели мышления, которые являются особенно необычными (Isen, Johnson, Mertz, & Robinson, 1985), гибкими (Isen & Daubman, 1984), творческими (Isen, Daubman, & Nowicki, 1987), интегративный (Isen, Rosenzweig, & Young, 1991), открытый для информации (Estrada, Isen, & Young, 1997) и эффективный (Isen & Means, 1983; Isen et al., 1991). Они также показали, что те, кто испытывает положительный аффект, проявляют повышенное предпочтение разнообразию и принимают более широкий спектр вариантов поведения (Kahn & Isen, 1993). В общих чертах, Айзен предположил, что положительный аффект производит «широкую, гибкую когнитивную организацию и способность интегрировать разнообразный материал» (Isen, 1990, стр. 89), эффекты, недавно связанные с повышением уровня дофамина в мозге (Ashby, Isen, & Туркен, 1999). Таким образом, хотя работа Айзена не нацелена на конкретные положительные эмоции или мыслительные тенденции как таковые, она предоставляет убедительные доказательства того, что положительный аффект расширяет познание.В то время как давно известно, что отрицательные эмоции сужают внимание людей, заставляя их скучать по лесу за деревьями (или по стилю одежды подозреваемого для оружия), недавние исследования показывают, что положительные эмоции могут расширять внимание (Derryberry & Tucker, 1994). Доказательства получены из исследований, в которых используются глобально-локальные парадигмы обработки изображений для оценки искажений в фокусе внимания. Отрицательные состояния, такие как тревога, депрессия и неудача, предсказывают локальные предубеждения, согласующиеся с ограниченным вниманием, тогда как положительные состояния, такие как субъективное благополучие, оптимизм и успех, предсказывают глобальные предубеждения, согласующиеся с расширенным вниманием (Basso, Schefft, Ris, & Dember , 1996; Деррибери и Такер, 1994).

Эти результаты обеспечивают начальную эмпирическую основу для гипотезы, взятой из теории расширения и построения, о том, что различные типы положительных эмоций служат для расширения репертуаров мгновенных мыслей и действий людей, в то время как отдельные типы отрицательных эмоций служат для сужения этих же репертуаров. . Вместе с Кристин Браниган я проверила эту расширяющую гипотезу, показав участникам исследования короткие эмоционально вызывающие воспоминания видеоклипы, вызывающие определенные эмоции радости, удовлетворенности, страха и гнева.Мы также использовали неэмоциональный фильм в качестве нейтрального условия контроля. Сразу после каждого видеоклипа мы измеряли широту репертуара мыслей и действий участников. Мы попросили их отойти от специфики фильма и представить себе ситуацию, в которой могут возникнуть похожие чувства. Затем мы попросили их перечислить, что они хотели бы сделать прямо сейчас, учитывая это чувство. Участники записывали свои ответы на 20 пустых строках, которые начинались с фразы «Я бы хотел».

Подсчитав то, что перечислил каждый участник, мы с Браниганом обнаружили поддержку гипотезы расширения.Участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) определили больше вещей, которые они хотели бы делать правильно, чем те, которые находятся в двух состояниях отрицательных эмоций (страх и гнев), и, что более важно, относительно тех, которые находятся в состоянии нейтрального контроля. . Те, кто находился в условиях двух отрицательных эмоций, также называли меньше вещей, чем те, кто находился в состоянии нейтрального контроля (Fredrickson & Branigan, 2000).

Эти данные предоставляют предварительное свидетельство того, что два различных типа положительных эмоций — состояние радости с высокой активацией и состояние удовлетворенности с низкой активацией — каждый порождает более широкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние.Точно так же два различных типа отрицательных эмоций — страх и гнев — производят более узкий репертуар мысли и действия, чем нейтральное состояние. Эта модель результатов подтверждает основное положение теории «расширяй и развивай»: отчетливые положительные эмоции расширяют спектр мыслей и действий, которые приходят в голову. Напротив, отчетливые отрицательные эмоции, как следует из моделей, основанных на определенных тенденциях к действию, сужают этот же массив.

Несмотря на эти обнадеживающие первоначальные свидетельства, возникает много вопросов: Есть ли у других положительные и отрицательные эмоции (например,g., интерес, гордость, любовь и печаль, отвращение) соответствуют этим эффектам? Распространяются ли эффекты на другие показатели расширенного познания? Если да, то какие основные когнитивные процессы лежат в основе этого явления? Расширяют ли отчетливые положительные эмоции (а отчетливые отрицательные сужают) объем внимания или объем рабочей памяти? Каковы неврологические основы? Опосредуются ли эти эффекты изменением уровней циркулирующего в мозге дофамина, как предположили Эшби и его коллеги (1999)? Какие мозговые структуры, цепи и процессы задействованы? Наконец, как расширенный репертуар мысли и действия преобразуется в решения и действия? Эти и другие вопросы дают направление для будущей работы.

Положительные эмоции отменяют затянувшиеся отрицательные эмоции

Свидетельства расширяющейся гипотезы имеют четкое значение для стратегий, которые люди используют для регулирования своего переживания отрицательных эмоций. Если отрицательные эмоции сужают репертуар мгновенных мыслей и действий, а положительные эмоции расширяют тот же репертуар, тогда положительные эмоции должны действовать как эффективное противоядие от затяжных эффектов отрицательных эмоций. Другими словами, положительные эмоции могут исправить или нейтрализовать последствия отрицательных эмоций; мои коллеги и я называем это гипотезой отмены (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson, Mancuso, Branigan, & Tugade, в печати).Базовое наблюдение о том, что положительные эмоции (или их ключевые компоненты) каким-то образом несовместимы с отрицательными эмоциями, не ново и было продемонстрировано в более ранних работах по тревожным расстройствам (например, систематическая десенсибилизация; Wolpe, 1958), мотивации (например, оппонент-процесс). теория; Соломон и Корбит, 1974) и агрессия (например, принцип несовместимых ответов; Барон, 1976). Даже в этом случае точный механизм, в конечном итоге ответственный за эту несовместимость, не был должным образом идентифицирован.Может сыграть роль расширяющая функция положительных эмоций. Расширяя сиюминутный репертуар мыслей и действий человека, положительная эмоция может ослабить влияние отрицательной эмоции на его разум и тело, разрушив или отменив подготовку к определенному действию.

Одним из маркеров специфических тенденций действий, связанных с отрицательными эмоциями, является повышенная сердечно-сосудистая активность, которая перераспределяет кровоток к соответствующим скелетным мышцам. Таким образом, в контексте отрицательных эмоций положительные эмоции должны ускорять восстановление или устранять эту сердечно-сосудистую реактивность, возвращая тело к более средним уровням активации.Ускоряя восстановление сердечно-сосудистой системы, положительные эмоции создают телесный контекст, подходящий для выполнения более широкого круга вызываемых мыслей и действий.

Мои сотрудники и я проверили эту отменяющую гипотезу, сначала вызвав высокоактивную негативную эмоцию у всех участников (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., В печати). В одном исследовании (Fredrickson et al., В печати) мы использовали ограниченное по времени задание на подготовку речи. Всего за одну минуту участники подготовили речь на тему «Почему вы хороший друг», полагая, что их выступление будет записано на видео и оценено их сверстниками.Это речевое задание вызывало субъективное переживание тревоги наряду с увеличением частоты сердечных сокращений, периферической вазоконстрикции, а также систолического и диастолического артериального давления. В этом контексте симпатического возбуждения, связанного с тревогой, мы случайным образом назначили участников для просмотра одного из четырех фильмов. Два фильма вызывали умеренные положительные эмоции (радость и удовлетворение), а третий служил нейтральным контрольным условием. Примечательно, что эти три фильма при просмотре после исходного состояния покоя практически не вызывают сердечно-сосудистой реактивности (Fredrickson et al., под давлением). Таким образом, два фильма с позитивными эмоциями, использованные в этом исследовании, неотличимы от нейтральных в отношении сердечно-сосудистых изменений. Наш четвертый фильм вызвал печаль. Мы выбрали печаль в качестве дополнительного сравнения, потому что среди отрицательных эмоций она не была окончательно связана с тенденцией к высокоэнергетическим действиям, и, таким образом, она может быть претендентом на ускорение восстановления сердечно-сосудистой системы.

Гипотеза отмены предсказывает, что те, кто испытывает положительные эмоции вслед за высокоактивной отрицательной эмоцией, быстрее всех восстановят свою сердечно-сосудистую систему.Мы с коллегами проверили это, измерив время, прошедшее с начала произвольно назначенного фильма до тех пор, пока сердечно-сосудистые реакции, вызванные отрицательной эмоцией, не вернулись к исходному уровню. В трех независимых выборках участники в двух состояниях положительных эмоций (радость и удовлетворенность) продемонстрировали более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы, чем участники в нейтральном контрольном состоянии. Участники в состоянии печали выздоравливали дольше всех (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., под давлением).

Хотя два фильма с положительными эмоциями и нейтральный фильм не различались по тому, что они делают с сердечно-сосудистой системой, эти данные предполагают, что они действительно различаются в том, что они могут отменить в рамках этой системы. Два различных типа положительных эмоций — легкая радость и удовлетворенность — обладают общей способностью нейтрализовать сохраняющиеся сердечно-сосудистые последствия отрицательных эмоций. Хотя точные когнитивные и физиологические механизмы разрушающего эффекта остаются неизвестными, теория расширения и наращивания предполагает, что расширение на когнитивном уровне опосредует уничтожение на уровне сердечно-сосудистой системы.Феноменологически положительные эмоции могут помочь людям рассматривать события своей жизни в более широком контексте, уменьшая резонанс любого конкретного отрицательного события. Возможно, указывая на физиологические маркеры эффектов расширения, некоторые предположили, что парасимпатический контроль сердца (измеряемый как вариабельность сердечного ритма или аритмия дыхательного синуса) лежит в основе положительных эмоций, а также способности регулировать отрицательные эмоции (Fox, 1989; McCraty, Atkinson, Tiller, Rein, & Watkins, 1995; Porges, 1995).Проверка этих предложений и распространение работы на другие эмоции и другие контексты обеспечивают дорожную карту для будущих исследований.

Положительные эмоции подпитывают психологическую устойчивость

Свидетельства о разрушающем эффекте положительных эмоций предполагают, что люди могут улучшить свое психологическое благополучие, а, возможно, и свое физическое здоровье, культивируя опыт положительных эмоций в подходящие моменты, чтобы справиться с отрицательными эмоциями ( Фредриксон, 2000а). Фолкман и его коллеги сделали аналогичные заявления о том, что переживания положительного аффекта во время хронического стресса помогают людям справиться с ситуацией (Folkman, 1997; Folkman & Moskowitz, 2000; Lazarus, Kanner & Folkman, 1980).Доказательства, подтверждающие это утверждение, могут быть получены из экспериментов, показывающих, что положительный аффект способствует вниманию к отрицательной, релевантной информации (Reed & Aspinwall, 1998; Trope & Neter, 1994; Trope & Pomerantz, 1998; обзор см. В Aspinwall, 1998). . Экстраполируя эти результаты, Аспинуолл (2001) описал, как положительный аффект и положительные убеждения служат ресурсами для людей, справляющихся с невзгодами (см. Также Aspinwall & Taylor, 1997; Taylor, Kemeny, Reed, Bower, & Gruenewald, 2000).

Кажется правдоподобным, что некоторые люди в большей степени, чем другие, могут интуитивно понимать и использовать преимущества положительных эмоций в своих интересах. Одно из индивидуальных отличий кандидата — психологическая стойкость. Считается, что устойчивые люди быстро и эффективно восстанавливаются после стрессовых переживаний, так же как упругие металлы сгибаются, но не ломаются (Carver, 1998; Lazarus, 1993). Это теоретическое определение устойчивости предполагает, что, по сравнению с их менее устойчивыми сверстниками, у устойчивых людей будет более быстрое восстановление сердечно-сосудистой системы после высокоактивной негативной эмоции.Кроме того, теория расширения и наращивания предполагает, что эта способность возвращаться к исходному уровню сердечно-сосудистой системы может быть вызвана переживанием положительных эмоций.

С Мишель Тугаде я проверил эти две гипотезы об устойчивых людях, используя одно и то же задание на подготовку речи с ограниченным временем (описанное ранее), чтобы вызвать высокоактивную негативную эмоцию. Мы измерили психологическую устойчивость, используя шкалу самоотчетов Блока и Кремена (1996). Интересно отметить, что устойчивость не предсказывала уровни тревожности, о которых участники сообщали во время речевой задачи, или величину их сердечно-сосудистых реакций на стрессовую задачу, и то и другое было значительным.Однако устойчивость предсказывала сообщения участников о положительных эмоциях. Еще до того, как была введена речевая задача, более устойчивые люди сообщали о более высоких уровнях ранее существовавшего положительного влияния на начальную оценку настроения. Когда позже их спросили, как они себя чувствовали на этапе подготовки к речи с ограниченным временем, более устойчивые люди ответили, что наряду с высоким уровнем тревожности они также испытали более высокий уровень счастья и интереса.

Как и предсказывалось теоретическим определением психологической устойчивости, более устойчивые участники демонстрировали значительно более быстрое возвращение к исходным уровням сердечно-сосудистой активации после речевого задания.Более того, как предсказывает теория расширения и наращивания, эта разница во времени, необходимом для восстановления сердечно-сосудистой системы, была опосредована различиями в положительных эмоциях (Tugade & Fredrickson, 2000).

Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут способствовать психологической устойчивости. Таким образом, в действительности стойкие люди могут быть — сознательно или невольно — опытными пользователями разрушительного эффекта положительных эмоций. Опять же, из этого первоначального исследования возникают вопросы: намеренно ли устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы справиться с ними? Если да, то как они это делают? Фолкман и Московиц (2000) определили три типа совладания, которые могут вызвать положительный аффект в стрессовых обстоятельствах: позитивная переоценка, проблемно-ориентированное копинг и наполнение обычных событий позитивным смыслом.Используют ли устойчивые люди одну или все эти стратегии? Если да, можно ли обучить этим стратегиям менее устойчивых людей? Наконец, думают ли устойчивые люди шире, как предполагает теория расширения и развития? Если да, то позволяет ли расширенное мышление людям находить позитивный смысл в невзгодах? Опять же, эти оставшиеся вопросы дают направления для будущей работы.

Положительные эмоции повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали к улучшению эмоционального благополучия

Предварительные данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции могут подпитывать индивидуальные различия в устойчивости.Отмечая, что психологическая устойчивость является постоянным личным ресурсом, теория расширения и развития делает более смелое предположение о том, что опыт положительных эмоций может также со временем повысить психологическую устойчивость, а не просто отразить ее. То есть в той мере, в какой положительные эмоции расширяют сферу внимания и познания, обеспечивая гибкое и творческое мышление, они также должны увеличивать устойчивые ресурсы людей по преодолению трудностей (Aspinwall, 1998, 2001; Isen, 1990). В свою очередь, создавая этот психологический ресурс, положительные эмоции должны улучшать последующее эмоциональное благополучие людей.В соответствии с этой точкой зрения, исследования показали, что люди, испытывающие положительные эмоции во время тяжелой утраты, с большей вероятностью разработают долгосрочные планы и цели. Наряду с положительными эмоциями планы и цели предсказывают большее психологическое благополучие через 12 месяцев после родов (Stein, Folkman, Trabasso, & Richards, 1997; соответствующие работы см. Bonanno & Keltner, 1997; Keltner & Bonanno, 1997). Один из способов, которым люди испытывают положительные эмоции перед лицом невзгод, — это находить положительный смысл в обычных событиях и в самих невзгодах (Affleck & Tennen, 1996; Folkman & Moskowitz, 2000; Fredrickson, 2000a).Важно отметить, что связь между положительным смыслом и положительными эмоциями считается взаимной: не только нахождение положительного значения вызывает положительные эмоции, но и положительные эмоции, поскольку они расширяют мышление, должны повышать вероятность нахождения положительного значения в последующих событиях ( Фредриксон, 2000а).

Эти предполагаемые взаимные отношения между положительными эмоциями, расширенным мышлением и положительным смыслом предполагают, что со временем эффекты положительных эмоций должны накапливаться и усугубляться.Расширенное внимание и познание, вызванное более ранним переживанием положительных эмоций, должно способствовать преодолению трудностей, и это улучшенное копирование должно предсказывать будущие переживания положительных эмоций. По мере продолжения этого цикла люди укрепляют свою психологическую устойчивость и улучшают свое эмоциональное благополучие.

В когнитивной литературе по депрессии уже задокументирована нисходящая спираль, в которой депрессивное настроение и суженное пессимистическое мышление, которое оно порождает, взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к постоянно ухудшающемуся настроению и даже к клиническим уровням депрессии (Peterson & Seligman, 1984 ).Теория расширения и развития предсказывает сравнимую восходящую спираль, в которой положительные эмоции и порождаемое ими расширенное мышление также взаимно влияют друг на друга, что со временем приводит к заметному повышению эмоционального благополучия. Положительные эмоции могут вызвать эти восходящие спирали, отчасти за счет повышения устойчивости и влияния на то, как люди справляются с невзгодами. (Дополнительное обсуждение восходящих спиралей см. В Aspinwall, 1998, 2001.)

Вместе с Томасом Джойнером я провел предварительную перспективную проверку гипотезы о том, что благодаря расширению когнитивных функций положительные эмоции вызывают восходящую спираль к повышению эмоционального благополучия.Мы оценили положительные и отрицательные эмоции, а также концепцию, которую мы назвали , широкий кругозор , в двух временных точках с разницей в пять недель. Широкий кругозор выявлялся с помощью таких пунктов, как «подумайте о различных способах решения проблемы» и «постарайтесь отойти от ситуации и быть более объективным».

Наши данные показали явное свидетельство восходящей спирали. Люди, которые испытывали больше положительных эмоций, чем другие, со временем становились более устойчивыми к невзгодам, о чем свидетельствует рост их широкого кругозора.В свою очередь, эти улучшенные навыки совладания предсказывали рост положительных эмоций с течением времени (Fredrickson & Joiner, 2000).

Эти данные свидетельствуют о том, что положительные эмоции и широкий кругозор взаимно дополняют друг друга. Положительные эмоции не только заставляют людей чувствовать себя хорошо в настоящем, но также благодаря своему влиянию на расширенное мышление положительные эмоции повышают вероятность того, что люди будут чувствовать себя хорошо в будущем. Поскольку широкий кругозор является формой психологической устойчивости, эти данные согласуются с предсказанием, сделанным на основе теории расширения и развития, о том, что мгновенные переживания положительных эмоций могут создавать устойчивые психологические ресурсы и запускать восходящие спирали в сторону улучшения эмоционального благополучия. существование.

Опять же, из этих данных возникает много вопросов. Сохраняется ли этот эффект восходящей спирали в течение более длительных интервалов времени и в отношении других показателей благополучия и расширения? Каковы механизмы эффекта? Порождают ли положительные эмоции положительные эмоции в будущем, потому что расширенное мышление, связанное с предыдущими положительными эмоциями, помогает людям решить их первоначальные проблемы, или потому, что это расширенное мышление позволяет людям находить положительный смысл в других жизненных обстоятельствах и, таким образом, испытывать дополнительные положительные эмоции? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимы дальнейшие исследования, в том числе экспериментальные планы.

Заключительные замечания

Какую роль положительные эмоции играют в позитивной психологии? Традиционные взгляды предполагают, что переживания положительных эмоций сигнализируют о благополучии и, возможно, определяют поведение в данный момент. Не умаляя важности этих функций, теория расширения и развития играет гораздо большую роль в позитивных эмоциях. Теория предполагает, что положительные эмоции, хотя и мимолетные, имеют более долгосрочные последствия. С точки зрения теории «расширяй и развивай», положительные эмоции являются средством индивидуального роста и социальных связей: создавая личные и социальные ресурсы людей, положительные эмоции преобразуют людей к лучшему, давая им лучшую жизнь в будущем.

Более конкретно, теория расширения и развития предполагает, что множественные дискретные положительные эмоции являются важными элементами оптимального функционирования. Таким образом, способность испытывать радость, интерес, удовлетворенность и любовь может быть истолкована как фундаментальные человеческие сильные стороны, приносящие множественные взаимосвязанные выгоды (Fredrickson, 2000e). Мое собственное исследование описывает небольшую часть этих преимуществ. В частности, я показал, что положительные эмоции (а) расширяют репертуар мыслей и действий людей (Fredrickson & Branigan, 2000), (b) устраняют затяжные отрицательные эмоции (Fredrickson & Levenson, 1998; Fredrickson et al., в печати), (c) подпитывают психологическую устойчивость (Tugade & Fredrickson, 2000), и (d) повышают психологическую устойчивость и запускают восходящие спирали в сторону повышения эмоционального благополучия (Fredrickson & Joiner, 2000). В дополнение к этой работе, две новые точки зрения подчеркивают длительные личные и социальные преимущества положительных эмоций благодарности (McCullough, Kil-patrick, Emmons, & Larson, 2001; см. Также Fredrickson, 2000d) и возвышения (Haidt, 2000). Я надеюсь, что эти первоначальные открытия вдохновят на дальнейшие исследования положительных эмоций, которые необходимы для проверки, уточнения, поддержки или отказа от теории расширения и построения, что, в свою очередь, будет способствовать развитию позитивной психологии.

Одной из тем, особенно нуждающихся в изучении, является давняя, но мало поддерживаемая гипотеза о том, что положительные эмоции способствуют физическому здоровью (обзоры см. В Ryff & Singer, 1998; Salovey, Rothman, Detweiler, & Steward, 2000). Например, отрицательные эмоции с их повышенной и часто длительной сердечно-сосудистой активацией вовлечены в этиологию ишемической болезни сердца (Blascovich & Katkin, 1993; Fredrickson et al., 2000; Williams, Barefoot, & Shekelle, 1985).Если положительные эмоции сокращают продолжительность отрицательного эмоционального возбуждения, возможно, они также могут замедлить постепенное прогрессирование болезни (Fredrickson & Levenson, 1998). Известно, что методы релаксации снижают артериальное давление у взрослых гипертоников (Blumenthal, 1985; Schneider et al., 1995), и они могут делать это именно потому, что они извлекают выгоду из расширяющих и отменяющих эффектов удовлетворенности (Fredrickson, 2000a). Кроме того, Рифф и Сингер (1998) предположили, что физическое здоровье зависит от наличия качественных связей с другими и ведения целеустремленной жизни.Недавние данные, кажется, подтверждают это утверждение. Например, люди, которые постоянно испытывали положительные эмоции со своими родителями в детстве, а затем со своими супругами, став взрослыми, были менее чем в два раза реже других проявлять высокий уровень совокупного износа тела (Ryff, Singer, Wing и Любовь, в печати). Аналогичным образом, в продольном исследовании с участием 2282 пожилых американцев мексиканского происхождения те, кто сообщил о высоком положительном аффекте, по сравнению с людьми с менее положительным аффектом, в два раза реже стали инвалидом или умерли в течение двухлетнего периода наблюдения (Ostir, Маркидес, Блэк и Гудвин, 2000).Эти новые результаты, хотя и несколько изолированные, подчеркивают идею о том, что положительные эмоции могут иметь важное значение для оптимизации как психологического, так и физического функционирования (Fredrickson, 2000a).

И все же преимущества положительных эмоций, выявленные до сих пор, вероятно, являются лишь верхушкой пресловутого айсберга. Поскольку движение за позитивную психологию вдохновляет на дополнительные исследования положительных эмоций, может быть обнаружено еще больше причин для развития положительных эмоций.

Благодарности

Мои исследования положительных эмоций поддерживаются грантами MH53971 и MH59615 Национального института психического здоровья, грантом и стипендией факультета Рэкхема Мичиганского университета, а также фондами Фонда Джона Темплтона.

Биография

Барбара Л. Фредриксон

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  • Аффлек Г., Теннен Х. Создание выгод от невзгод: адаптивная значимость и диспозиционные основы. Журнал личности. 1996; 64: 899–922. [PubMed] [Google Scholar]
  • Арон А., Норман С. К., Арон Е. Н., Маккенна С., Хейман Р. Э. Совместное участие пары в романтических и возбуждающих действиях и испытанное качество отношений. Журнал личности и социальной психологии.2000. 78: 273–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ashby FG, Isen AM, Turken AU. Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Психологический обзор. 1999; 106: 529–550. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Переосмысление роли положительного аффекта в саморегуляции. Мотивация и эмоции. 1998; 22: 1–32. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG. Работа с невзгодами: саморегуляция, преодоление трудностей, адаптация и здоровье. В: Тессер А., Шварц Н., редакторы.Справочник Блэквелла по социальной психологии: Том 1. Внутриличностные процессы. Блэквелл; Maiden, MA: 2001. С. 159–614. [Google Scholar]
  • Aspinwall LG, Taylor SE. Шов во времени: саморегуляция и проактивное копирование. Психологический бюллетень. 1997; 121: 417–436. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барон Р.А. Снижение человеческой агрессии: полевое исследование влияния несовместимых реакций. Журнал прикладной социальной психологии. 1976; 6: 260–274. [Google Scholar]
  • Basso MR, Schefft BK, Ris MD, Dember WN.Настроение и глобально-локальная визуальная обработка. Журнал Международного нейропсихологического общества. 1996; 2: 249–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бласкович Дж., Каткин Э. Сердечно-сосудистая реактивность на психологический стресс и болезнь. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1993. [Google Scholar]
  • Block J, Kremen AM. IQ и эго-устойчивость: концептуальные и эмпирические связи и обособленность. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 349–361. [PubMed] [Google Scholar]
  • Blumenthal JA.Релаксационная терапия, биологическая обратная связь и поведенческая медицина. Психотерапия: исследования, практика, обучение. 1985; 22: 516–530. [Google Scholar]
  • Бонанно Г.А., Келтнер Д. Выражение эмоций на лице и течение супружеской утраты. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boulton MJ, Smith PK. Социальная природа игрового боя и игрового преследования: механизмы и стратегии, лежащие в основе сотрудничества и компромисса. В: Барков Дж. Х., Космидес Л., Туби Дж., Редакторы.Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1992. С. 429–444. [Google Scholar]
  • Кабанак М. Физиологическая роль удовольствия. Наука. 1971, 17 сентября, 173: 1103–1107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cacioppo JT, Gardner WL, Berntson GG. Система аффектов имеет компоненты параллельной и комплексной обработки: Форма следует за функцией. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 839–855. [Google Scholar]
  • Caro TM.Адаптивное значение игры: мы приближаемся? Дерево. 1988. 3: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Carver CS. Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем. 1998. 54: 245–266. [Google Scholar]
  • Carver CS, Scheier MF. Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Психологический обзор. 1990; 97: 19–35. [Google Scholar]
  • Clore GL. Почему ощущаются эмоции. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы.Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 103–111. [Google Scholar]
  • Чиксентмихайи М. Флоу: Психология оптимального опыта. HarperPerennial; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Davidson RJ. Нейропсихология эмоций и аффективного стиля. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 143–154. [Google Scholar]
  • Derryberry D, Tucker DM. Мотивируем фокус внимания. В: Neidenthal PM, Chinaama S, редакторы.Глаз сердца: эмоциональные влияния на восприятие и внимание. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1994. С. 167–196. [Google Scholar]
  • Динер Э. Введение в специальный раздел о структуре эмоций. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 76: 803–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Динер Э., Динер К. Большинство людей счастливы. Психологическая наука. 1996. 7: 181–185. [Google Scholar]
  • Динер Э., Сандвик Э., Павот В. Счастье — это частота, а не интенсивность положительного и отрицательного аффекта.В: Strack F, редактор. Субъективное благополучие: междисциплинарная перспектива. Pergamon Press; Оксфорд, Англия: 1991. С. 119–139. [Google Scholar]
  • Dolhinow PJ. В игре на полях. В: Topoff H, редактор. Читатель естествознания в поведении животных. Издательство Колумбийского университета; Нью-Йорк: 1987. С. 229–237. [Google Scholar]
  • Экман П. Настроения, эмоции и качества. В: Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994.С. 56–58. [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж., Редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. [Google Scholar]
  • Ellsworth PC, Smith CA. Оттенки радости: модели оценки приятных эмоций. Познание и эмоции. 1988; 2: 301–331. [Google Scholar]
  • Estrada CA, Isen AM, Young MJ. Положительный аффект облегчает интеграцию информации и снижает привязанность к рассуждениям врачей. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми.1997. 72: 117–135. [Google Scholar]
  • Фолкман С. Положительные психологические состояния и преодоление тяжелого стресса. Социальная медицина. 1997. 45: 1207–1221. [PubMed] [Google Scholar]
  • Folkman S, Moskowitz JT. Положительный эффект и другая сторона совладания. Американский психолог. 2000. 55: 647–654. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fox NA. Психологические корреляты эмоциональной реактивности первого года жизни. Психология развития. 1989. 25: 364–372. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии. 1998. 2: 300–319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Выращивание положительных эмоций для улучшения здоровья и благополучия. Prevention and Treatment, 3. 2000a Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http://www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030001a.html.
  • Фредриксон БЛ. Проведение исследований положительных эмоций. Prevention and Treatment, 3. 2000b Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume3/pre0030007r.html.
  • Фредриксон БЛ. Извлечение значения из прошлого эмоционального опыта: важность пиков, концов и конкретных эмоций. Познание и эмоции. 2000c; 14: 577–606. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Благодарность и другие положительные эмоции расширяются и укрепляются. В кн .: Председатель Эммонс Р.А., редактор. Разжигая науку благодарности. Симпозиум, спонсируемый Фондом Джона Темплтона; Даллас, Техас: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL.Положительные эмоции как сильные стороны: значение для таксономии VIA. В: Vaillant GA Председатель, редактор. К систематике сильных и добродетельных сил VIA. Симпозиум, спонсируемый Институтом ценностей в действии и Сетью позитивной психологии; Фогельсвилл, Пенсильвания: октябрь 2000 г. [Google Scholar]
  • Fredrickson BL. Позитивные эмоции. В: Снайдер CR, Лопес SJ, редакторы. Справочник по позитивной психологии. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган, Калифорния.Положительные эмоции расширяют побуждения к действиям и увеличивают объем внимания. 2000. Рукопись готовится. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Браниган К. Положительные эмоции. В: Mayne TJ, Bonnano GA, редакторы. Эмоции: текущие проблемы и направления на будущее. Guilford Press; Нью-Йорк: 2001. С. 123–151. [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Джойнер Т. Положительные эмоции запускают восходящие спирали к эмоциональному благополучию. 2000. Рукопись отправлена ​​в печать. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Левенсон Р.В.Положительные эмоции ускоряют восстановление после сердечно-сосудистых последствий отрицательных эмоций. Познание и эмоции. 1998; 12: 191–220. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б.Л., Манкузо Р.А., Браниган С., Тугаде М. Мотивация и эмоции. Разрушающий эффект положительных эмоций. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fredrickson BL, Maynard KE, Helms MJ, Haney TL, Seigler IC, Barefoot JC. Враждебность определяет величину и продолжительность реакции артериального давления на гнев.Журнал поведенческой медицины. 2000; 23: 229–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frijda NH. Эмоции. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Англия: 1986. [Google Scholar]
  • Frijda NH, Kuipers P, Schure E. Отношения между эмоциями, оценкой и эмоциональной готовностью к действию. Журнал личности и социальной психологии. 1989; 57: 212–228. [Google Scholar]
  • Хайдт Дж. Положительные эмоции возвышения. Prevention and Treatment, 3. 2000 Получено 20 января 2001 г. из Интернета: http: // www.journals.apa.org/prevention/volume 3 / preOO3OO03c.html.
  • Изен AM. Влияние положительного и отрицательного воздействия на когнитивную организацию: некоторые последствия для развития. В: Штейн Н., Левенталь Б., Трабассо Т., редакторы. Психологические и биологические подходы к эмоциям. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1990. С. 75–94. [Google Scholar]
  • Isen AM. Положительный эффект и принятие решений. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. 2-е изд. Guilford Press; Нью-Йорк: 2000.С. 417–435. [Google Scholar]
  • Исен А.М., Даубман К.А. Влияние аффекта на категоризацию. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 47: 1206–1217. [Google Scholar]
  • Исен AM, Даубман К.А., Новицкий Г.П. Положительное влияние способствует творческому решению проблем. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 52: 1122–1131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Isen AM, Johnson MMS, Mertz E, Robinson GF. Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций.Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 1413–1426. [PubMed] [Google Scholar]
  • Isen AM, Means B. Влияние положительного воздействия на стратегию принятия решений. Социальное познание. 1983; 2: 18–31. [Google Scholar]
  • Isen AM, Rosenzweig AS, Young MJ. Влияние положительного эффекта на решение клинических проблем. Принятие медицинских решений. 1991; II: 221–227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ито Т.А., Cacioppo JT. Психофизиология оценок полезности. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы.Благополучие: основы гедонической психологии. Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 470–488. [Google Scholar]
  • Изард CE. Человеческие эмоции. Пленум; Нью-Йорк: 1977. [Google Scholar]
  • Kahn BE, Isen AM. Влияние положительно влияет на поиск разнообразия среди безопасных, приятных продуктов. Журнал потребительских исследований. 1993; 20: 257–270. [Google Scholar]
  • Канеман Д. Объективное счастье. В: Канеман Д., Динер Э., Шварц Н., редакторы. Благополучие: основы гедонической психологии.Фонд Рассела Сейджа; Нью-Йорк: 1999. С. 3–25. [Google Scholar]
  • Keltner D, Bonanno GA. Изучение смеха и диссоциации: отчетливые корреляты смеха и улыбки во время утраты. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 687–702. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lazarus RS. Эмоция и адаптация. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1991. [Google Scholar]
  • Lazarus RS. От психологического стресса к эмоциям: история изменения взглядов.Ежегодный обзор психологии. 1993; 44: 1–22. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Каннер А.Д., Фолкман С. Эмоции: когнитивно-феноменологический анализ. В: Плутчик Р., Келлерман Х., редакторы. Теории эмоций. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1980. С. 189–217. [Google Scholar]
  • Lee PC. Игра как средство развития отношений. В: Хинде Р.А., редактор. Социальные отношения примаса. Блэквелл; Оксфорд, Англия: 1983. С. 82–89. [Google Scholar]
  • Лесли А.М. Притворство и репрезентация: истоки «теории разума».’. Психологический обзор. 1987. 94: 412–426. [Google Scholar]
  • Льюис М. Сдержанные эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В: Льюис М., Хэвиленд Дж. М., редакторы. Справочник эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1993. С. 563–573. [Google Scholar]
  • Levenson RW. Человеческие эмоции: функциональный взгляд. В: Экман П., Дэвидсон Р., редакторы. Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 1994. С. 123–126. [Google Scholar]
  • McCraty R, Atkinson M, Tiller W, Rein G, Watkins AD.Влияние эмоций на краткосрочный анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма. Американский журнал кардиологии. 1995; 76: 1089–1093. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккалоу М.Э., Килпатрик С.Д., Эммонс Р.А., Ларсон Д.Б. Является ли благодарность моральным аффектом? Психологический бюллетень. 2001; 127: 249–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оатли К., Дженкинс Дж. М.. Понимание эмоций. Блэквелл; Кембридж, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
  • Ostir GV, Markides KS, Black SA, Goodwin JS. Эмоциональное благополучие предсказывает последующую функциональную независимость и выживание.Журнал Американского гериатрического общества. 2000. 48: 473–478. [PubMed] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. Дефицит внимания, гиперактивность, психостимуляторы и непереносимость детской игривости: трагедия в процессе становления? Современные направления психологической науки. 1998. 7: 91–98. [Google Scholar]
  • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологический обзор. 1984. 91: 347–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Porges SW.Ориентация в защитном мире: модификации млекопитающих нашего эволюционного наследия: поливагальная теория. Психофизиология. 1995; 32: 301–318. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рид МБ, Aspinwall LG. Самоутверждение снижает предвзятое отношение к информации о риске для здоровья. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 99–132. [Google Scholar]
  • Rosenberg EL. Уровни анализа и организации аффекта. Обзор общей психологии. 1998; 2: 247–270. [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А., Фельдман Барретт Л.Основной аффект, прототипные эмоциональные эпизоды и другие вещи, называемые эмоциями: вскрытие слона. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 805–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райан Р.Л., Деси Э.Л. Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000; 55: 68–78. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH. Контуры положительного здоровья человека. Психологическое расследование. 1998; 9: 1–28. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH.Роль эмоций на пути к положительному здоровью. В: Дэвидсон Р. Дж., Голдсмит Х. Х., Шерер К., редакторы. Справочник аффективной науки. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Singer BH, Wing E, Love GD. Избирательная близость и непрошенные страдания: отображение эмоций, связанных с близкими, на здоровье. В: Ryff CD, Singer BH, редакторы. Эмоции, социальные отношения и здоровье: Третий ежегодный симпозиум по эмоциям в Висконсине. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: в печати.[Google Scholar]
  • Salovey P, Rothman AJ, Detweiler JB, Steward W.T. Эмоциональные состояния и физическое здоровье. Американский психолог. 2000. 55: 110–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер Р. Х., Стаггерс Ф., Александр К. Н., Шеппард В., Рэйнфорт М., Кондвани К., Смит С., Кинг К. Г.. Рандомизированное контролируемое исследование снижения стресса при гипертонии у пожилых афроамериканцев. Гипертония. 1995; 26: 820–827. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селигман, депутат Европарламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение.Американский психолог. 2000; 55: 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шеррод Л. Р., Зингер Дж. Л.. Развитие притворства. В: Гольдштейн Дж, редактор. Спорт, игры и игра. Эрльбаум; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1989. стр. 1–38. [Google Scholar]
  • Саймонс К.Дж.Р., Маккласки-Фосетт К.А., Папини Д.Р. Теоретический и функциональный взгляд на развитие юмора в младенчестве, детстве и юности. В: Nahemow L, McCluskey-Fawcett KA, McGhee PE, редакторы. Юмор и старение. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1986.С. 53–77. [Google Scholar]
  • Соломон Р.Л., Корбит Дж. Д. Теория мотивации оппонент-процесса: I. Временная динамика аффекта. Психологический обзор. 1974. 81: 119–145. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штейн Н.Л., Фолкман С., Трабассо Т., Ричардс Т.А. Процессы оценки и достижения цели как предикторы психологического благополучия лиц, осуществляющих уход за близкими. Журнал личности и социальной психологии. 1997. 72: 872–884. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е., Кемени М.Э., Рид Г.М., Бауэр Д.Е., Грюневальд Т.Л.Психологические ресурсы, позитивные иллюзии и здоровье. Американский психолог. 2000; 55: 99–109. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tellegen A, Watson D, Clark LA. О размерной и иерархической структуре аффекта. Психологическая наука. 1999; 10: 297–303. [Google Scholar]
  • Tomkins SS. Аффект, образность, сознание: Том 1 Аффект положительный. Springer; Нью-Йорк: 1962. [Google Scholar]
  • Туби Дж., Космидес Л. Прошлое объясняет настоящее: эмоциональные адаптации и структура среды предков.Этология и социобиология. 1990; 11: 375–424. [Google Scholar]
  • Trope Y, Neter E. Согласование конкурирующих мотивов в самооценке: роль самоконтроля в поиске обратной связи. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 646–657. [PubMed] [Google Scholar]
  • Trope Y, Pomerantz EM. Разрешение конфликтов между мотивами самооценки: положительный опыт как ресурс для преодоления защитной реакции. Мотивация и эмоции. 1998. 22: 53–72. [Google Scholar]
  • Tugade M, Fredrickson BL.Устойчивые люди используют положительные эмоции, чтобы оправиться от отрицательного эмоционального возбуждения. 2000. Рукопись готовится. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. Две общие системы активации аффекта: структурные открытия, эволюционные соображения и психобиологические данные. Журнал личности и социальной психологии. 1999. 76: 820–838. [Google Scholar]
  • Williams RB, Barefoot JC, Shekelle RB. Последствия враждебности для здоровья.В: Чесней М.А., Розенман Р.Х., редакторы. Гнев и враждебность при сердечно-сосудистых и поведенческих расстройствах. Полушарие; Вашингтон, округ Колумбия: 1985. С. 173–185. [Google Scholar]
  • Вольпе Дж. Психотерапия путем реципрокного торможения. Stanford University Press; Стэнфорд, Калифорния: 1958. [Google Scholar]

состояний сознания | Noba

Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться рядом с вами на светофоре с товарищем-автомобилистом, который кричал себе мозги, ковырялся в носу или вел себя так, как он обычно не делал бы на публике? В одиночестве в машине есть что-то, что побуждает людей отключиться и забыть о том, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие упущения внимания забавляют всех нас, они также поучительны, когда дело касается темы сознания.

Этот парень поет от души в своей персональной мобильной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это? [Изображение: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Сознание — это термин, обозначающий осознанность. Он включает осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательное», чтобы указать на бессмысленность или барьер на пути к осознанию, как в случае с «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание».И все же психологическая теория и исследования показывают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856-1939) — теоретик психологии — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи лежат за пределами нашего сознательного осознания (например, находясь в машине и забывая, что остальной мир может заглянуть в вашу жизнь) окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознание» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивации не всегда доступны нашему сознательному уму.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользким является тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда они мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году исследователь-маркетолог вставил слова «Ешьте попкорн» на один кадр фильма, показываемого по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на экран фильма только на 1/24 секунды — скорость слишком высока, чтобы восприниматься сознательным осознанием, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательной передачи сообщений» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь сфабриковал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осведомленности. С одной стороны, мы имеем «низкую осведомленность» о тонких, даже подсознательных влияниях. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, чувство вас, которое включает в себя все, что вы в настоящее время осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти разные уровни осведомленности по отдельности, мы сможем лучше понять, как они действуют.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждый момент слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было осознанно учитывать, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, были ли вы когда-нибудь на вечеринке, переполненные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите свое имя? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об этом, «эффекте коктейльной вечеринки», см. Модуль Нобы о внимании).Итак, даже если вы не знаете различных стимулов в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, прыжку при испуге), некоторые сигналы или значимая сенсорная информация автоматически вызывают у нас реакцию, даже если мы никогда ее сознательно не воспринимаем. Например, Оман и Соарес (1994) измерили незначительные вариации потоотделения у участников, которые боялись змей. Исследователи мелькали изображениями разных объектов (напр.g., грибы, цветы и, самое главное, змеи) на экране перед ними, но делали это на такой скорости, что участник не знал, что он или она на самом деле видел. Однако, когда появлялись изображения змей, эти участники начинали больше потеть (то есть признак страха), даже если они понятия не имели, что они только что посмотрели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Барг, Чен и Берроуз (1996) предлагали участникам решить головоломку с поиском слов, в которой ответы относились к словам о пожилых людях (например,g., «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «тетрадь», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники вышли из эксперимента по коридору. И хотя ни один из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку с помощью старых слов (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Этот эффект, называемый праймингом (т. Е. «Активация» определенных концепций и ассоциаций из памяти), был обнаружен в ряде других исследований.Например, воодушевление людей, заставляя их пить из теплого стакана (а не из холодного), привело к тому, что они стали вести себя более «тепло» по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят незаметно для человека, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи добились успехов в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного осознания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не знать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте на неявные ассоциации, или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные стимулы, и его очень сложно подделать, поскольку он регистрирует автоматические реакции, которые происходят за миллисекунды. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представить фотографии лиц европейцев и американцев и лиц азиатского происхождения, предлагая участникам исследования как можно быстрее нажимать кнопки с указанием «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого показанного лица, IAT все равно может улавливать крошечные задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — это может контрастировать с более медленной обработкой — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки отражается. предвзятости. В этом отношении IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить неосознанные предубеждения, а также те, которые мы мотивированы подавлять.

Фактический снимок экрана из IAT (неявного ассоциативного теста), который человек может сделать для проверки своих мысленных представлений о различных когнитивных конструкциях. В данном конкретном случае это предмет, проверяющий бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

Высокая осведомленность

Тот факт, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознавания известна как «высокое осознавание». Это включает в себя упорное внимание и внимательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решая сложную математическую задачу, вы задействуете состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать определенные детали и сосредотачиваться на них. в вашем окружении.

Медитация практиковалась веками в религиозном контексте. За последние 50 лет она стала все более популярной как светская практика.Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия. [Изображение: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Внимательность — это состояние высшего сознания, которое включает осознание мыслей, проходящих через голова. Например, приходилось ли вам когда-нибудь огрызаться на кого-то в отчаянии только для того, чтобы на мгновение задуматься, почему вы так агрессивно ответили? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного осознания, поскольку вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на свои мысли.Исследования показали, что, когда вы занимаетесь этим более осознанным размышлением, вас меньше убеждают неуместные, но предвзятые влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуются между низкими и высокими состояниями мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы обращаем внимание, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут влиять на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних влияний. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет неуместный внешний источник, могут исправить свое отношение к предвзятости. Например, вы могли знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий.Если вы были заинтересованы в рассмотрении государственной политики, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться справедливо рассмотреть эту политику (исходя из ее собственных достоинств, а не привязанности к определенной партии).

Чтобы прояснить отношения между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг подобен путешествию по реке. В состоянии низкой осознанности вы просто плывете на небольшом резиновом плоту и позволяете течению подталкивать вас. Просто плыть по течению не очень сложно, но и у вас нет полного контроля.Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие на каноэ. В этом случае у вас есть весло, и вы можете управлять, но это требует больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечты или гипноз? Как они связаны с нашим сознательным осознанием?

Таблица 1: Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-либо наблюдали выступление сценического гипнотизера, он может нарисовать обманчивый портрет этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене, похоже, находятся в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает шоу, вы заметите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, слово «клубника» не заставляет вас махать руками, как курица. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень легко поддающимися внушению до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие представления занимательны, но позволяют сенсационно раскрыть истинную природу гипнотических состояний.

Люди загипнотизированы на сцене. [Изображение: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e] Гипноз

— это реальное, задокументированное явление, которое было изучено и обсуждается более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франца Месмера (1734–1815) часто считают одним из первых людей, которые «открыли» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, которые испытывали психологический стресс. Именно от имени Месмера мы получили английское слово «гипнотизирующий», означающее «привлекать или удерживать внимание человека».Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует через все человеческие тела. Даже в то время такое описание гипноза не получало научной поддержки, а сам Месмер часто был центром споров.

Спустя годы исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся снижением периферической осведомленности и повышенным вниманием к единственному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003).Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера. По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он / она начинает забывать контекст обстановки и реагирует на внушения гипнотизера, как если бы они были его или ее собственными. Некоторые люди от природы более поддаются внушению и, следовательно, более «гипнотизируемы», чем другие, и это особенно верно для тех, кто обладает высокими показателями эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Одна из распространенных уловок сценических гипнотизеров — отказываться от добровольцев, которые менее поддаются внушению, чем другие.

Диссоциация — это отделение осознавания от всего, кроме того, на чем он сосредоточен в центре. Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько захвачены фантазией, что не слышали ни слова, сказанного учителем. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более сильной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу на весь остальной мир вокруг него. Вследствие диссоциации человек менее старается и менее застенчив в отношении своих собственных мыслей и поведения.Подобно состояниям низкой осведомленности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, которая приходит в голову, также и в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, то есть внушению гипнотизера. Тем не менее, то, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, не означает, что он / она будет делать что-либо, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы был загипнотизирован (т. Е. Вы не можете быть загипнотизированы против вашей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и как только вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, чего бы вы не делали. делайте это в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия все еще используется в различных форматах, и она возникла из того, что Месмер когда-то возился с этой концепцией. Современная гипнотерапия часто использует комбинацию расслабления, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют противоречивые данные о том, может ли гипнотерапия помочь в уменьшении зависимости (например, отказ от курения; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной в лечении пациентов, страдающих острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. al., 1992). Например, в одном исследовании изучали лечение ожоговых пациентов гипнотерапией, псевдогипнозом (то есть плацебо) или отсутствием лечения. Впоследствии, даже если люди в состоянии плацебо испытали уменьшение боли на 16%, те, кто находился в состоянии фактического гипноза, испытали уменьшение боли почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже если гипноз может быть сенсационным для телевидения и кино, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендациям врача (например,g., «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли») — это документально подтвержденная практика, имеющая реальные медицинские преимущества.

Теперь, подобно состояниям гипноза, состояния транса также включают диссоциацию «я»; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньший произвольный контроль над своим поведением и действиями. Состояния транса часто возникают на религиозных церемониях, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с большей силой.Тем не менее, основная часть исследований, изучающих этот феномен, имеет тенденцию отвергать утверждение о том, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».

Большинство исследователей сегодня описывают состояния гипноза и транса как «субъективные» изменения сознания, а не как фактически отдельную или эволюционировавшую форму (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда находитесь в состоянии глубокого расслабления, это также гипнотическое состояние, и состояния транса просто выходят за рамки стандартного сознательного опыта.Исследователи утверждают, что даже несмотря на то, что состояния гипноза и транса кажутся и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон Сон необходим для нормального функционирования людей. [Изображение: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Возможно, вы испытали ощущение — когда вы засыпаете — падения а затем обнаружил, что физически дергаетесь вперед и хватаетесь, как будто действительно падаете.Сон — уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают, и когда они естественным образом просыпаются. Гормон мелатонин повышается ночью и вызывает сонливость. Ваш естественный суточный ритм, или циркадный ритм, может зависеть от количества дневного света, которому вы подвергаетесь, а также от вашей работы и графика активности. Изменение вашего местоположения, например перелет из Канады в Англию, может нарушить ваш естественный ритм сна, и мы называем это сменой часовых поясов.Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным расписанием, освещая себя дневным светом и заставляя себя бодрствовать, даже если вы от природы сонливы.

Интересно, что сон — это больше, чем просто отключение на ночь (или для сна). Вместо того, чтобы выключаться как свет одним щелчком переключателя, ваш сдвиг в сознании отражается на электрической активности вашего мозга. Когда вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается волнами бета и .Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой наиболее непостоянную мозговую волну, и это отражает широкий диапазон сенсорных входных сигналов, которые человек обрабатывает в течение дня. Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа и волн. Эти волны отражают активность мозга, которая менее частая, более последовательная и более интенсивная. По мере того, как вы погружаетесь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна, при этом некоторые эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), в то время как другие признают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз (REM), и те, которые не являются быстрым движением глаз (NREM). Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется своим собственным уникальным паттерном активности мозга:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания» и отмечена тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь бывают случайные «веретена сна» или мозговые волны очень высокой интенсивности.Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3, или N3) составляет от 20 до 25% всего сна и характеризуется большим расслаблением мышц и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон характеризуется быстрым движением глаз (REM). Интересно, что этот этап — с точки зрения активности мозга — похож на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем на других стадиях сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рис. 1. Изменения активности мозга или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования и на разных стадиях сна. [Изображение: Noba]

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна. На протяжении всей истории сновидениям уделялось особое внимание из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что это предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить жизнью, или возможности совершить невозможные дела, такие как полет.Есть несколько конкурирующих теорий о том, почему людям снятся сны. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и обучение. Другое, популяризированное Фрейдом, состоит в том, что сны представляют собой табу или неприятные желания или желания. Независимо от конкретной причины, мы знаем несколько фактов о снах: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из малоизученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции сновидений: мы часто делимся своими снами с другими и используем их для развлечения.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются. Фактически, это настолько важно, что недостаток сна связан с широким кругом проблем. Люди, которые не высыпаются, более раздражительны, у них медленнее время реакции, им труднее удерживать внимание и они принимают менее правильные решения. Интересно, что эта проблема актуальна для жизни студентов колледжа.В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что 1 из 5 студентов засыпает ночью более 30 минут, 1 из 10 время от времени принимал снотворные, и более половины сообщили, что «в основном устали» по утрам (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работающий в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался мощным галлюциногеном.Хоффман вернулся домой и позже сообщил о действии препарата, описав их как видение мира через «искривленное зеркало» и переживание видений «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: есть вещества, которые при проглатывании могут оказать сильное влияние на восприятие и сознание.

Наркотики влияют на физиологию человека по-разному, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их действием.Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, что галлюциногены — это вещества, которые исторически использовались наиболее широко. Традиционные общества использовали галлюциногены растительного происхождения, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в широком спектре религиозных церемоний. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто вызывая нереальные видения или галлюцинации.Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве развлекательных веществ в промышленно развитых странах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это сушеные цветы конопли, и ее часто курят, чтобы вызвать эйфорию. Активный ингредиент марихуаны, называемый ТГК, может вызывать искажение восприятия времени, вызывать бессвязные, несвязанные мысли и иногда ассоциируется с повышенным чувством голода или чрезмерным смехом.Использование и хранение марихуаны незаконно в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые из Соединенных Штатов недавно легализовали марихуану. Частично это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, таких как лечение тошноты или глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из их названия, замедляют физиологические и психические процессы организма.Алкоголь — наиболее широко используемый депрессант. Воздействие алкоголя включает снижение подавленности, а это означает, что люди в состоянии алкогольного опьянения с большей вероятностью будут действовать так, как они иначе не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом увеличения нейромедиатора ГАМК. Есть также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они происходят из-за того, что алкоголь нарушает координацию зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко принят во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови человека (BAC) достигает от 0,3 до 0,4%, возникает серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, которые много пьют, часто сталкиваются с серьезным препятствием в их способности эффективно работать или в их близких отношениях.

К другим распространенным депрессантам относятся опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветов мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в головном мозге, поэтому медицинские работники часто используют их как болеутоляющие. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, вызывают эйфорию, они все чаще используются — незаконно — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы


Кофеин — самый широко потребляемый стимулятор в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня? [Изображение: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE]

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Два обычно используемых стимулятора — это кофеин (наркотик, содержащийся в кофе и чае) и никотин, активный препарат в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бодрыми под действием этих препаратов.Как и любой другой наркотик, его употребление связано с риском для здоровья. Например, чрезмерное употребление этих стимуляторов может вызвать беспокойство, головные боли и бессонницу. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ приема никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известные как «кристаллический метамфетамин» или «лед»), которые обычно используются незаконно.Эти вещества действуют, блокируя «повторный захват» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг не выводит дофамин естественным образом и накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это вызывает сильную тягу к большему количеству препарата. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко убаюкать себя убеждением, что есть одна «установка» для вашей сознательной мысли. То есть вы, вероятно, верите, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и в течение недели.Но «вы» похожи на тусклый выключатель света, который можно переключать от полной темноты к полной яркости. Этот переключатель — сознание. В самой яркой обстановке вы полностью бдительны и осведомлены; при диммерных настройках вы мечтаете; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осведомленности лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многие другие жизненно важные психологические процессы.

Урок: стереотипы и «отдельные истории»

Unit Essential Question: Что знание о выборе, сделанном людьми во время Веймарской республики, подъема нацистской партии и Холокоста, говорит нам о силе и влиянии нашего сегодняшнего выбора?

На предыдущем уроке учащиеся приступили к первому этапу раздела «История лицом к лицу» «Человек и общество», рассматривая сложность ответа на вопрос «Кто я?» На этом уроке учащиеся продолжат изучать отношения между человеком и обществом, исследуя, как мы так часто верим в «отдельные истории» и стереотипы о группах людей.В следующих упражнениях учащихся просят поразмышлять об основных принципах человеческого поведения, связанных с применением категорий к людям и вещам, с которыми мы встречаемся, и об обстоятельствах, в которых «отдельные рассказы» о других могут быть вредными или даже опасными.

Мы знаем, что каждый человек отличается от любого другого бесчисленным множеством способов, но когда мы встречаемся с другими, мы часто полагаемся на обобщения, чтобы описать их. «Это естественная тенденция», — говорит психолог Дебора Таннен.

Мы должны видеть мир в образцах, чтобы понять его; мы не смогли бы справиться с ежедневным натиском людей и объектов, если бы не могли много предсказать о них и не чувствовали бы, что знаем, кто и что они.Но эта естественная и полезная способность видеть образцы сходства имеет печальные последствия. Понижать человека до категории — это оскорбительно, и это также вводит в заблуждение. 1

Автор Чимаманда Нгози Адичи использует фразу «отдельные истории» для описания чрезмерно упрощенных, а иногда и ложных представлений, которые мы формируем о людях, группах или странах. Ее романы и рассказы усложняют истории, в которые многие верят, о Нигерии, стране, откуда она родом.

В речи, взятой из этого урока, Адичи рассказывает о своем опыте в качестве субъекта «отдельных историй», созданных другими о группах, к которым она принадлежит, а также о случаях, когда она сама создавала отдельные истории о других. Она говорит:

Я всегда чувствовал, что невозможно должным образом взаимодействовать с местом или человеком, не ознакомившись со всеми историями этого места и этого человека. Последствия одной истории таковы: она лишает людей достоинства.Это затрудняет признание нашей равноправной человечности. Он подчеркивает, насколько мы разные, а не чем мы похожи …

Отдельная история создает стереотипы, и проблема стереотипов не в том, что они не соответствуют действительности, а в том, что они неполны. Они превращают одну историю в единственную. 2

Речь

Адичи дает основу для обсуждения стереотипов, предрассудков и дискриминации с вашими учениками. Стереотип — это представление о человеке, основанное на реальных или воображаемых характеристиках группы, к которой этот человек принадлежит.Стереотипы могут побудить нас отрицательно судить об отдельном человеке или группе. Даже стереотипы, которые, кажется, изображают группу, положительно сводят людей к категориям и рассказывают неполную или неточную «единственную историю». Предубеждение возникает, когда мы формируем мнение о человеке или группе на основе негативного стереотипа. Когда предрассудки заставляют нас негативно относиться к отдельному человеку или группе, происходит дискриминация .

Важно поразмышлять о связи, исследуемой в этом уроке, между тем, как мы, , думаем, о других, и тем, как мы, , относимся к другим.Изучение связей между стереотипами, предрассудками и дискриминацией обеспечит важную основу для изучения в будущих уроках того, как люди создают группы «внутри» и «вне» как в нашей повседневной жизни, так и на протяжении всей истории.

Узнайте, почему «Маленькие вещи — большие»
Чтение «Маленькие вещи — большие» дает учащимся возможность изучить, как стереотипы, в которые мы верим друг о друге, могут повлиять на наш выбор. Автор этой статьи описывает дилемму, с которой он столкнулся, решая, помогать ли женщине поздно ночью в метро Нью-Йорка.Дилемма, которую он описывает, и его собственная оценка сделанного им выбора могут стать основой для содержательной и увлекательной дискуссии в классе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *