Разное

Не бояться смерти: Как перестать бояться смерти? | GQ Россия

Содержание

Как перестать бояться смерти? | GQ Россия

После инцидента я начал жить моментом. Особенно в процессе восстановления, те первые несколько лет. Я просто не мог строить далеко идущих планов, поскольку слишком много всего было неизвестно. Голова была забита мыслями о происшествии и попытками справиться с болью. Все это действительно научило меня жить здесь и сейчас. Ко мне, наконец, пришло осознание: я могу умереть завтра или сегодня, в течение следующих нескольких минут. Почувствовать уязвимость жизни, а не отдаленно поразмышлять о ней было истинным подарком судьбы.

В какой момент вы поняли, что хотите заниматься медициной?

Полученный мною опыт подтолкнул меня к такому решению. Конечно, необязательно лишаться конечностей, чтобы захотеть того же, будем честны. Но со мной случилось именно так, и я действительно хотел с пользой применить приобретенный опыт. Я стал изучать разные программы защиты инвалидов, помощи им в реализации своих возможностей. Медицина стала путеводной звездой, амбицией, которую захотелось попробовать реализовать. К слову сказать, свои цели я стал воплощать иначе. Теперь я не был нацелен только на успех. Я не боялся обжечься. Это обеспечило мне огромное преимущество. Я понял, что не боюсь проиграть, и начал много пробовать: хорошо, я попытаюсь поступить в медицинскую школу; худшее, что может случиться, – меня исключат или я возненавижу это занятие, тогда я буду делать что-то другое. Такие мысли еще несколько лет назад могли бы просто-напросто сломить меня.

Как вы научились ко всему относиться проще?

Когда ты человек с ограниченными возможностями, неловкие ситуации происходят с тобой постоянно. Например, ты идешь по улице, а у тебя отваливается протез. Если даже к такому можно привыкнуть и начать относиться с юмором, почему бы не воспринимать легко и все остальное?

С вами тоже происходили неловкие вещи?

Мой любимый случай произошел в Денвере. Я перебегал дорогу, и у меня отвалилась конечность. Все проезжающие мимо машины остановились, прохожие опешили, никто сразу и не догадался, что это был протез. Они подумали, что у меня отвалилась нога. Один парень вышел машины, поднял мой протез и подал мне его с самым смешным и неловким лицом на свете. Это же забавно. Да, многие испугались, но ничего страшного же не произошло.

Беззаботность – отличное качество. Оно делает жизнь веселее, а отношение к смерти проще. Подумайте, что бы вы ни делали, вы все равно умрете, а зачем переживать из-за того, что неизбежно. Нужно просто это принять, тогда и переживать будет не из-за нечего. Так же легко стоит относиться и к неудачам. Плохое быстро пройдет, так что вам просто нечего бояться.

Долго находясь в окружении пожилых людей в хосписе, вы заметили, что больше всего заботит их в конце жизни?

Их перестают волновать повседневные заботы. Пожилые люди начинают мыслить более масштабно. Время для них перестает ограничиваться прожитыми и оставшимися годами, оно становится для них вселенским. Сто лет пожилым уже не кажутся большим временным промежутком.

Меняется и их отношение к самим себе. Со временем старики начинают казаться себе все более маленькими по отношению к огромному миру. Они осознают, что с прерыванием их жизни жизнь на Земле не заканчивается.

Вы словно опять вернулись к философии и истории искусств.

Да, потому что все сводится к тому, как люди видят себя в этом мире. Это очень субъективная вещь. Мы можем видеть себя очень большими, а все остальное маленьким или наоборот. Мир каждого человека уникален, и то, каков он, зависит лишь от нашего восприятия жизни. Это удивительно.

Изменилось ли ваше отношение к потерям после общения с пожилыми людьми?

Проживать боль – большое искусство, которое, как мне кажется, следует развивать в себе каждому. Когда вы начнете задумываться, какое же место горю отведено в жизни каждого из нас, вы быстро поймете, что страдания и любовь тесно переплетены. Когда вы теряете того, кто был вам не слишком близок, вы же не сильно переживаете, правда? Так что, в моем понимании, боль и любовь неразделимы. Я согласен, что иногда у нас просто нет сил страдать, раньше я глушил в себе это чувство. Когда умерла моя сестра, я словно разучился чувствовать. Сейчас я жалею, что не прожил ту боль.

А как следует проживать боль?

Ощутить все то, что происходит внутри вас. Не отказываться от своих чувств. После того, как они пройдут, пройдет и горе. Над вами словно рассеются тучи. А вот если вы запрете свою боль у себя внутри, она очень долго будет о себе напоминать.

Материал был впервые опубликован на сайте американского GQ.

Вероятно, вам также будет интересно:

Вы занимаетесь сексом, потому что боитесь смерти

Тони Парсонс о феномене отложенной смерти

Фото: Иллюстрация: Alicia Tatone

«Как перестать бояться смерти?» – Яндекс.Кью

Иван, чтобы перестать бояться смерти, нужно определить, чего именно вы боитесь, когда боитесь смерти. Варианты могут быть примерно такими:

  • Боязнь боли
  • Нежелание расстраивать близких
  • Страх потерять нажитое
  • Потеря возможности самореализоваться
  • Одиночество перед смертью
  • Неизвестность
  • Потеря контроля

И другие…

Когда точный страх будет понятен, то его стоит рассмотреть внимательней. И в большинстве случаев к нему можно найти разумные рассуждения, которые смогут снизить общую тревогу до минимуму.

К примеру, если человек боится боли. То важно понять, что такое случается далеко не всегда. И процент таких случаев очень мал. К тому же, у современной медицины есть достаточно инструментов для борьбы с ней.

Кроме того, подобный заблаговременный страх не может избавить человека от смерти. А вместо этого он только сделает свою жизнь более несчастной. И больше того, страх смерти не сможет даже продлить нашу жизнь, ведь человек, который ежедневно испытывает сильный стресс, истощая этим свою нервную систему, рискует раньше срока подорвать свое здоровье.

Следующим шагом важно для себя понять смысл смерти, что она нам дает. Что без нее большинство бы людей так ни к чему бы и не стремилось. Ведь когда мы ограничены во времени, то и мотивация к достижению действительно важных вещей у нас становится гораздо больше.

И, наконец, важно понять, что же для вас является более важным, чем ваша собственная жизнь. Ради чего вы были бы готовы умереть или пожертвовать собой?

Может ради спасения других людей, как пожарные; или ради науки, как исследователи, которые на себе ставили опасные опыты; или ради счастья своих детей, как многие матери…

И тогда получается, чтобы не бояться смерти, важно иметь насыщенную жизнь уже сейчас, в полной мере реализовывать свои таланты, дорожить близкими, и иметь что-то более ценное, чем ваша собственная жизнь.

Подробней о шагах, как справиться со страхом смерти, я рассказываю в этом видео: «7 Поводов не бояться смерти»

А вам я желаю начать получать удовольствие от своей жизни уже сейчас.

Умирать не страшно. Как научиться не бояться смерти | Психология жизни | Здоровье

Можно ли создать позитивное отношение к смерти? Как меняется умирающий человек? Своим взглядом поделился врач Московского многопрофильного центра паллиативной помощи Эдуард Ахметов.

Простое счастье

Юлия Борта, «АиФ»: Эдуард Равилович, меняются ли у людей представления о жизни и счастье, когда они оказываются у последней черты?

Эдуард Ахметов: Ещё святой Августин писал, что «только перед лицом смерти по-настоящему рождается человек». Думать, что мысли о смерти введут человека в депрессию, уныние, приведут к саморазрушению, неправильно. Смерть придаёт смысл жизни. У меня лежал пациент, который не мог пить из-за постоянной неукротимой рвоты. Как-то он подошёл ко мне со словами: «Я знаю, что мне немного осталось. И всё, что у меня есть, я бы отдал за один глоток холодной газировки, чтобы ощутить её вкус». Был июль, стояла жара. И неизвестно, у кого большая метаморфоза произошла — у пациента или у меня. Когда я подумал, что могу сейчас после работы пойти и купить большую бутылку этого напитка (хотя не особенно его люблю), выпить и при этом чувствовать себя недовольным жизнью, обиженным. Самое худшее — быть неблагодарным. Зачастую мы ценим что-то, только когда стоим перед угрозой потери этого.

В состоянии приближённости к последнему дню происходит внутренний рост человека. Люди начинают понимать истинную цену любви близких по отношению к ним и сами начинают её проявлять. А по жизни мы все испытываем дефицит этого. В центре паллиативной помощи нередко встречаешь довольно радостные лица. Это место, где ценят каждый день жизни и простые радости больше, чем где-либо. Где приходит осознание, что оставшуюся жизнь можно потратить на более ценные, несгораемые вещи. Например, на то, чтобы кого-то простить, попросить прощения самому. Что человек никогда бы не сделал, не окажись в таком состоянии.

Были пациенты, которые говорили парадоксальные вещи — что они благодарны болезни. Причём говорили простые люди. Я с этим сталкивался не только здесь. Больше 30 лет проработал в реанимации. И много раз видел, когда люди возвращались после тяжёлой болезни сильно изменившимися. Но точно так же личностный рост произойдёт, если мы будем думать об этом.

— А вас работа тоже изменила? Как удаётся врачам сохранять милосердие, не очерстветь, когда ты не спасаешь, а, наоборот, провожаешь почти каждый день?

— Увы, милосердие и сочувствие в обычной жизни в дефиците. Мы не чувствуем порой даже близких. Да и себя-то не чувствуем, свои потребности и желания, будучи в постоянной суете и гонке. А здесь, где лежат умирающие пациенты, чувство эмпатии обостряется и у врача, и у пациентов. Захожу в палату утром в неважном настроении. Меня пациенты спрашивают: «Доктор, как вы себя чувствуете? А чего-то вы какой-то расстроенный? Да посмотрите — на улице солнышко. Вы устали, наверное? Конечно, в таком месте работать не сахар… А дома-то нормально всё?» И тут мне становится так стыдно, не по себе. Вроде я должен сочувствовать и поддерживать, а получаю слова утешения и поддержки от них. Видимо, обратная связь, которую мы получаем, работая с такими пациентами, компенсирует трудности работы.

А вообще, действительно, по-другому начинаешь относиться к людям и своей жизни. Начинаешь ценить близких, меньше размениваться по мелочам, больше понимаешь, что ценно, важно, а что — второстепенно, необязательно. Думаете, у меня так всегда получается? Нет, конечно. Так же из-за мелочей расстраиваюсь. Многие здесь становятся верующими — и врачи, и пациенты.

Поддерживает и даёт ответы только вера.

Трудные вопросы

— Столкнувшись с тяжёлой болезнью, многие люди начинают задавать вопросы «За что?», «Почему я?»…

— Такое чувство отчаяния и несправедливости обычно возникает на первом этапе, когда человек или его близкие узнают о неотвратимом диагнозе. Иногда пациенты обвиняют родных в том, что заболели. Но сама постановка вопроса «За что?» и «Почему?» неправильна. Можно только пытаться найти ответ на вопрос: «Для чего?» Для чего эта ситуация дана самому пациенту и его близким? После смерти мы рассчитываем на милость и милосердие, прощение, а не на то, что нас будут судить по справедливости. Милосердие и прощение выше справедливости. А люди уповают именно на справедливость — «За что?» Надо смотреть выше. Некоторые верующие вообще считают: заболевание раком — это милость Божья. Когда удаётся пациента переориентировать на самое важное, это тоже даёт поддержку в нашей работе.

— А стоит ли лечить людей с онкологией на последних стадиях?

— Специализированное лечение онкологии — химиотерапия и прочие методы — в хосписе действительно прекращается. Ввиду его бесполезности, неэффективности, вредности, токсичности и только ухудшения состояния и качества жизни пациента. Остаются методы обезболивания. Ведь если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Это бывает сложно осознать и принять пациенту и его родственникам. Надо уметь сказать «стоп». Это непросто. Как говорил один мой друг-хирург, самая лучшая операция — та, от которой смог отказаться. Сложнее всего, когда пациенты и родственники не смиряются, продолжают настаивать на лечении. Отчасти из-за чувства вины: недоглядели, не вовремя обратились к врачу. Или начинают поиск виновных среди врачей — мол, просмотрели, не хотят лечить, опустили руки и т. д. Приходится объяснять, что наши возможности, к сожалению, ограниченны. И лечить дальше — это делать вид, что лечишь. Лучше побыть с близким человеком, погулять, чем тратить время на консультантов, поиски лекарств и т. д. Они бесполезны. Это надо принять.

— Надо ли сообщать пациентам и родственникам правду, сколько человеку осталось?

— Я долго не знал, как ответить на этот вопрос. Врать или правду сказать? Потом попробовал задавать такой контрвопрос: «А зачем вам это знать?» Некоторые, смутившись, задумывались: «Доктор, а действительно, зачем? Лучше не надо». А другие разумно начинали рассказывать, что им нужно успеть отдать последние распоряжения, кому-то книжку дописать, верующим исповедаться и причаститься. Вполне реальные планы. В таком случае я могу честно сказать пациенту примерные сроки.

Кстати, я пришёл к выводу, что чем более насыщенно человек прожил жизнь, чем больше успел реализовать, тем ему легче расставаться с ней. Самое страшное, когда больные говорят: «Я понял, что не свою жизнь прожил». И вот здесь слова утешения найти очень сложно. Человек так сильно зависел от мнения окружающих, поступал так, как от него ждали, а не как он сам хотел. Всё время забывал о себе или отодвигал это на второй план. И вдруг такой диагноз. Он понимает, что отодвигать некуда, а он своей жизнью так и не жил. Вот почему так важно прислушиваться к себе.

— К больным с онкологией бывает предвзятое отношение — страх, нежелание обсуждать. Многие думают: лучше умереть от инфаркта, чем от рака.

— Мы сталкиваемся с человеком, который понимает, что уходит. Да, всех нас каждый день приближает к этому. Но когда сроки более-менее понятны, говорить сложно. Начать утешать: «Ну ты давай, держись, может быть, всё получится», «Тебя обязательно вылечат, найдут способ» и т. д.? Но ты же понимаешь, что говоришь неправду. И сам в это не веришь. А быть искренним с таким человеком очень сложно. Избегать этих тем? А в глазах-то всё равно эти вопросы… Какой выход? Не видеть в болезни трагедию, ужас и кошмар. Не думать, что все эти люди несчастны. За всем этим стоит собственный страх смерти. Если я его внутри себя преодолел, мне не страшно. И не будет этого лицемерного общения с человеком, таким же смертным, как я.

— Когда человек тяжело заболевает, мы начинаем относиться к нему внимательнее, даже баловать.

— Это правильно. Лейб-медик царской семьи Евгений Сергеевич Боткин выступал перед студентами с лекцией на тему, надо ли баловать раненых. У него был такой случай. На фронте он подошёл к раненому и спросил: «Что ты хочешь?» Оказалось, солдат мечтал поесть жареных свиных ушек. Доктор дал команду пожарить солдату свиных ушек. Примерно так работают волонтёры. Именно балуют больных. Надо ли? Конечно, надо. Не только потому, что у них осталось мало времени. Надо ли баловать просто людей? Ребёнка? Надо. Баловать надо всех, милосердным быть ко всем, чувствовать близких. Просто в обычной жизни это часто забывается или не получается…

«Смерть — это повод для жизни». Онкопсихолог о том, почему не надо бояться умирать и отпускать близких

Как терять и горевать, как умирать и при этом продолжать жить, как найти силы поддержать тех, кому может быть ещё хуже, чем тебе? Всему этому не учат ни в одной школе мира, поэтому KYKY встретился с онкопсихологом Дмитрием Лицовым и попросил дать ответ, почему смерть – это не трагедия, а повод для жизни.

Изначально темой этого интервью должен был быть «страх смерти», но во время разговора с Дмитрием Лицовым картина приобрела совершенно другие очертания. Дмитрий — онкопсихолог, психотерапевт, руководитель психологического центра VITALITY рассказал, почему не стоит бояться смерти, даже если это твоя ближайшая перспектива, и почему не надо подбадривать больных людей ужасной фразой «всё будет хорошо». Дмитрий работает с людьми, больными раком, он сам пережил смерть двух самых близких родственников. «О чём спросить его?» – думала я. Но во время подготовки к интервью мне попалась книга Ирвина Ялома «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти», я выписала оттуда цитату, с которой мы и начали наш разговор: «Лично я часто находил утешение в мысли, что два состояния небытия – до нашего рождения и после смерти – совершенно одинаковы, но мы тем не менее так боимся второй черной вечности и там мало думаем о первой…»

«Защищаясь от смерти, мы начинаем защищаться от жизни»

 

Дмитрий Лицов

Дмитрий Лицов: Однажды я проводил семинар в Москве для группы из 15 человек. По ходу развития действия оказалось, что 5-6 человек из присутствующих сейчас болеют раком, 2-3 человека находятся в ремиссии, остальные потеряли близких либо проживают рядом с ним этапы принятия и борьбы с болезнью.

На тот момент лично меня в жизни это ещё не коснулось. Знаете, говорят, мы все умрём от онкологии, но не все до нее доживём.

Быть в таком количестве страдающих людей очень непросто, это такой интенсив проживания боли. После первого дня работы я вышел с семинара совершенно опустошенным: не понимал, как завтра буду работать, знал, что предстоящая ночь будет непростой для всех нас. Это был октябрь или ноябрь, станция ВДНХ, я брёл, куда глаза глядят, и наткнулся на старое кладбище. Как говорят психотерапевты, «я вдруг обнаружил себя» стоящим возле могилы. Там был похоронен какой-то художник – к сожалению, не помню фамилию, но она была армянская. На надгробии, с меня ростом, я прочёл надпись: «Живые закрывают глаза мёртвым, мёртвые открывают глаза живым». Я стоял, думал и там, наверное, я осознал главную фразу всей своей деятельности, главную идею, которая ориентирует меня в профессии: смерть – это повод для жизни.

Утром на семинар я пришёл на удивление живой. Такой «живой», что участники группы позже говорили мне: «Дима, ты заразил нас жизнью». Такой парадокс, когда могила не просто дышит в спину, а прямо сейчас смотрит в лицо. И вдруг — заражение жизнью. Как? Кто-то из умных и великих говорил: тот, кто видел смерть, жизни может не бояться.

На эту тему:Если бы нужно было описать онкодиспансер одним словом – это было бы слово «коридор»

Главная проблема, связанная с онкологией, – это не страх смерти, как многие думают, это страх жизни. Вся суть невроза – это способ убежать от жизни. Кто-то убегает в алкоголь, наркотики, кто-то убегает в работу, в деструктивные отношения или болезни, кто-то в социальные сети. А жизнь — это ведь столько вопросов, столько нюансов, понимаете? Защищаясь от смерти, человек начинает защищаться от жизни. Жизнь сужается до одной тропинки, туннеля, подвала. Теряется широта восприятия мира. Меня не посадить, я сам себе тюрьма – поет Высоцкий.

Итак, человек получает диагноз — рак. У него какие-то неясные перспективы, остался месяц (год, два – неизвестно), отчаяние, бессилие и его, и близких. Онкология — это болезнь бессилия.

Поднимается всё, что до этого тихо посапывало внутри: все страхи, все фобии. Это ужас. Но весь этот ужас не отталкивает от жизни, а напротив – бодрит. Не в смысле выброса адреналина, а в том смысле, что именно осознание собственной конечности позволяет мне ощутить полноту бытия. Человек, боясь смерти, пытается проконтролировать собственную жизнь, контролировать завтрашний день и прочие данности, которые не поддаются контролю. Завтрашний день вызывает тревогу, поскольку мы не знаем, что и как там будет. Контроль – это и есть иллюзорный способ, которым мы нередко уходим от реальной жизни в виртуальную. Мы боимся того, чего нет, и пытаемся «соломку подстелить» не зная, где упадем. Мы весьма изощренны в том, как не жить.

Перед встречей с вами посмотрел в зеркало и обнаружил, что голова-то седая. Вся. Я думаю, что в этом главный страх человека. Он чувствует в своей жизни присутствие тетки с косой и, желая спрятаться от смерти, начинает прятаться от жизни. А потом умничает: быть или не быть – вот в чем вопрос… Да не вопрос. Быть, конечно. Истинный вопрос – как быть.

На эту тему:Как остаться в живых, если твой близкий идет к смерти

Помните фильм «Любимая тёща» с Катрин Денёв: хорошая комедия, много параллелей, несколько плоскостей. Простая история, тёща и зять влюбляются. Однажды они случайно пересекаются в аэропорту, и, чтобы избежать неловкой ситуации, она предлагает поесть мороженого. И вот вопрос, который она задаёт: А как вы едите мороженое? Сначала съедаете самое вкусное или наоборот? А если вы, не дойдя до самого вкусного, умрёте? Как обидно умирать на устах со вкусом того, что вы не любите.

«Гибель сына – это такое горе, что лучше умереть самому»

KYKY: Я знаю, что вам все же довелось пережить смерть мамы. Существует ли разница между теорией и практикой? Придерживались ли вы профессиональной схемы, когда это стало личным?

Д.Л.: Я обнаружил, что никакой теории, на самом деле, нет. Коллеги могут со мной поспорить, но я не работаю с онкологией как с болезнью, я работаю с живым человеком. Когда умирала моя мама, я нутром осознал, что такое «будь собой»: у тебя слёзы — плачь, возьми маму за руку, если хочешь сказать: «мама не уходи, ты мне нужна», — скажи об этом. Она хочет говорить о смерти — не избегай, говори. У меня получилось быть рядом с мамой очень естественным: вот таким собой — с болью, страхом, надеждой. Без всяких «психологических штучек» из серии «как правильно и как не правильно».

Важно честно отвечать на вопрос: а кто перед тобой? Это объект или субъект? Если объект, то я даю какие-то инструкции, методики, что-то делаю с ним. Предлагаю арт-терапию, или ещё что-то. А если субьект — тогда я просто выхожу к нему на уровень «человек-человек». В первом случае я что-то с ним делаю, а во втором — я просто рядом. Работа с онкобольными считается одной из самых сложных. Наверное, потому что это требует «включения». Ведь если мне как психотерапевту трудно работать с клиентом, значит я не смог решить вопрос конечности жизни для себя, не смог решить вопрос страха смерти. С человеком страдающим, умирающим ты ощущаешь собственное безграничное бессилие. С этим нужно учиться быть.

Психологу легче спрятаться за приёмами: арт-терапия, НЛП, да что угодно – и при этом можно избегать «контакта», «встречи». Это не осуждение. Такова реальность. Отсутствие перспектив на излечение — это ситуация, в которой человек становится совершенно одиноким. После получения диагноза он замыкается, у него рвутся связи с людьми. Как раньше, уже не будет, как будет – неизвестно, все вокруг напуганы: человек отдаляется от окружения, уходит вглубь себя. Когда маму привезли домой после больницы, она попросила меня взять ручку и бумагу и начала диктовать имена и фамилии своих подруг, человек 5-10. Я записал, и мама мне говорит: «Будут звонить эти, скажи им, что меня нет. Я где угодно: в магазине, в кино, на свидании…» На тот момент мама уже практически не ходила. Я спросил: «Почему?» Это кажется странным, но только на первый взгляд. Мама ответила: «Они будут говорить мне всякую фигню». И это правда — будут, всегда говорят. Из страха и беспокойства люди просто дают позитивные установки: держись, всё будет хорошо, расслабься, не нагнетай или молись. А у человека совершенно другие проблемы, и он с ними одинок: болезнь и неизвестность – это его настоящее, его «сегодня».

KYKY: И его нужно как-то проживать?

На эту тему:«Времени хуже юности не помню». Культуролог Чернявская и бизнесмен Эзерин – о том, что происходит с человеком после 50 лет

Д.Л.: Совершенно верно, и люди впервые «учатся» жить в настоящем. Потому что от боли невозможно укрыться в прошлом или будущем. Душа болит прямо сейчас, тело болит прямо сейчас. И надо как-то с этим быть. Быть прямо сейчас. Когда мы не знаем, что делать, мы начинаем переживать – и с этим труднее всего справиться. Самое тупое, что можно сделать, – позвонить и сказать: «Все наладится, не нервничай, не плачь!». А человеку-то фиговато, и не без повода.

KYKY: А что было бы уместно сказать?

Д.Л.: Что-то настоящее, что-то вроде: «Я с тобой, и мне тоже страшно». Но мы чаще всего не можем этого сказать. Болеющий человек задевает нас своим страданием, и мы несознательно стремимся этого избегать. Спрятаться за позитивной установкой – хороший способ «избегания».

В 1999 году у меня погиб сын, ему было 10 лет. Я знаю, что такое ад, я был в аду.

Момент, который я помню ярче всего: мы на отпевании в храме, я смотрю в гроб, где лежит мой сын — а оттуда на меня смотрит бездна. Невозможно передать, что чувствуешь, когда хоронишь своего ребенка. Попробуйте представить, что вы стоите на краю пропасти, бездны, мимо вас летят ледяные глыбы, и вы ждете, когда одна из них даст вам по голове и унесет с собой в бездну. Ждете, как спасения.

Я подымаю взгляд и вижу улыбку священника, который тоже смотрит на ребёнка в гробу. Он смотрит на моего сына и улыбается, от него исходит такое умиротворение, такое спокойствие. Меня пронзила мысль, что священник – молодой парень, возможно, знает или видит что-то, чего не вижу и не понимаю я. В следующее мгновение я почувствовал что-то вроде объятий, прикосновение чего-то самого главного, что вообще может быть. При всём ужасе и отчаянии, которые обрушились на меня, я ощутил невероятную любовь. Хотя я человек больше верующий, чем религиозный. Через шесть лет я пошёл учиться на психолога. Я был в аду, я был на дне, и я точно знаю, что именно на этом дне зарождается жизнь.

KYKY: Что по сути своей страшнее: умирать или терять?

Д.Л.: Я терял и видел, как умирали другие. Терять больно, а умирать, наверное, страшнее. Хотя, если погрузиться лично в мои переживания, то, что я пережил с гибелью сына (не с мамой, именно с сыном) – это такое горе, что лучше умереть самому. Нет ничего страшнее, чем терять детей – это противоречит нормальному ходу событий, это против нашей природы. Мама умирала у меня на руках, в какой-то момент взгляд её стал такой… Это был взгляд бездны, которую я видел, когда хоронил ребёнка. Я видел ужас в её глазах, но у меня ужаса не было. Звучит дико, но я понимал, что в происходящем есть исполнение неизбежного, что так надо, так должно быть. За несколько секунд до смерти мамин взгляд прояснился, и она посмотрела поверх меня. Её лицо посветлело так, как если бы кто-то подсветил его специально, и она поймала мой взгляд, улыбнулась, покачала головой, словно хотела сказать: «Нет, дорогой, ты не увидишь, это только для меня». Это был последний вдох-выдох.

«Раком болеть стыдно»

На эту тему:Пост дня. Мазохизм – это не про секс, а про родителя, который пытается отдать особенного ребенка в обычную школу

Человеку обычно нужен кто-то, кто его отпустит. Кто-то сам принимает решение и уходит, кто-то ждёт, что его отпустят, и может долго жить в муках. Мы выиграли четыре месяца. Ровно столько мама прожила после постановки диагноза. Я её обманул. Врачи сказали мне, что у мамы рак, а ей я не сказал. Сообщил, что либо это язва, либо доброкачественная опухоль, либо злокачественная. Я знал правду. Но эта ложь позволила маме собраться духом и бороться. Когда стало понятно, что она угасает, мама поросила: «Отпусти меня, я очень устала». Я спросил: «Мама, а что ты хотела сделать для меня, но не сделала за всю жизнь?» Тут она и говорит: «Я много раз хотела дать тебе по башке». Близко к 40-му дню я выходил из кафе, садился в машину и разбил себе бровь – была огромная шишка и синяк. В два часа ночи услышал голос: «Получил?» Был ли это сон? Получил, мама.

KYKY: Вы маму обманули. Давайте об этом поговорим: человек имеет право знать диагноз, а имеет ли право «не знать»?

Д.Л.: Ответьте себе на этот вопрос: вы хотели бы знать? В России бывает по-разному, часто диагноз сообщают родным, а не пациенту. В Латвии, где я живу, другая практика. Человеку сообщают диагноз, предлагают тактику лечения. Но все люди разные, и не всякая психика готова к адекватному восприятию. У нас в группе поддержки была одна женщина, у неё в лёгких обнаружили метастазы. Мы с коллегой об этом знали.

Она приходит на очередную встречу и говорит: «Знаете, у меня в лёгких обнаружили какие-то узелки». Эта женщина держит в руках выписку, где черным по белому написано — метастазы.

Но её психика не воспринимает этого слова, у неё в лёгких узелки, которые, вероятно остались там после перенесённой в детстве пневмонии. Мы с коллегой переглядываемся и не возражаем. Я спрашиваю: «Ты будешь лечиться от этих узелков?» Она отвечает утвердительно, говорит, что ей назначили схему лечения и она будет принимать лекарства. Через полгода «узелки» рассасываются, она приходит в группу и говорит: «Знаете, а у меня оказывается были метастазы, и они прошли». Как я должен был поступить? Я не признался, что знал о метастазах, я поддержал её, и искренне (это слово я хочу подчеркнуть) был рад исчезновению узелков. Что касается мамы – знай она, что больна раком, мы не имели бы тех четырёх месяцев, которые нам обоим понадобились на принятие. Иногда, пациент имеет право не знать.

KYKY: У меня для вас тоже есть история. Молодой мужчина, неоперабельный рак желудка. Врачи «открывают» его и понимают, что операция невозможна из-за множественных металлических поражений органов брюшной полости. Назначают химиотерапию, сообщают информацию только жене. Этому человеку остаются месяцы, но он об этом не знает. Об этом не знает его сын, не такой уже маленький, чтобы не понимать происходящего. Мужчина живёт и думает, что получил второй шанс, а на самом деле — умирает. Наступает последняя пятница, у него поднимается температура, которая не сбивается жаропонижающими, и человек думает, что подхватил грипп. На самом деле, это конец. О том, что это агония, мужчина узнает за три дня до смерти. Он уходит в боли, злости, жена не может понять его агрессии. За окном мороз, окна открыты, в комнате кошмарный холод – а он кричит, что ему жарко. Так он встречает смерть.

Д.Л.: Это ужасная история. Этот человек ушёл преданным, а близким будет тяжело справиться с чувством вины. Но ни вы, ни я, ни его близкие не знаем ответа на вопрос, что было бы, знай он, что умирает. Может, он не прожил бы эти месяцы? В этой истории жена и близкие, кроме чувства вины, наверняка будут испытывать еще и гнев. Гнев по отношению к умирающему тоже понятен, люди часто испытывают такие чувства к тому, кто умирает. Ведь умер — это бросил. Звучит ужасно, но это правда. Не все это озвучивают и даже распознают в себе. А ещё стыд. Одинаково стыдно и болеющему, и родным.

KYKY: Стыд?

На эту тему:Быть матерью-одиночкой или признаться, что ты гей. Десять вещей, делать которые уже не стыдно

Д.Л.: Да. Много стыда у болеющих. Стыдно раком болеть. Моя клиентка, 40-летняя женщина, скрывает о своих родителей, что у неё онкология. Она придумывает фантастические истории про командировки, из которых звонит им по скайпу и пишет смс. Женщина уже носит парик, у неё нет бровей. В её ситуации всё очень неоднозначно. Скажет ли она им? Как? Когда? Я не знаю. Она поступает так по двум причинам: стыд и страх их ранить. Но ведь переживать за того, кого любишь, нормально. Чувства, которые могли бы испытать её родители, естественны. Это больно, но это естественно и очень по-человечески. К сожалению, в современном обществе люди считают нужным скрывать свой внутренний мир, свои переживания, за этим стоит страх быть отверженным и стыд. На самом деле, легче пережить всё это, когда кто-то рядом. Я считаю, что «помочь пережить» – это «помочь отстрадать». Чувства, которые переживает болеющий, не нуждаются в разбавлении оптимизмом. Любые эмоции имеют конечный объём, свою меру. На смену страдания всегда приходит следующая фаза. Всегда.

Просто побыть рядом, помочь поплакать — вот и всё. Всё это типа «не бойся» – это же фигня. Как не бояться? «Бойся, если страшно. Я тоже боюсь, но я буду рядом». Мы не придаём значения близости, но одна из главных функций близких отношений — психотерапевтическая. Быть рядом — это уже колоссальная поддержка больного.

Но быть рядом тоже страшно из-за мифов, из-за онкофобии. У меня часто спрашивают: «Ты общаешься с онкобольными, а ты не боишься заразиться?» Без комментариев.

«Причина рака – употребление мяса?» – Нет. Одна клиентка говорит мне: «Но я большую часть жизни была вегетарианкой! Как так-то?» Это звучит, как «Я же переходила на зеленый свет». Ежи Лец, кажется, говорил, что каждого из нас можно посадить в тюрьму лет на пять, и в глубине души мы будем знать, за что. Рак – это кара? Можно до бесконечности искать причину. Рак разрушает иллюзии, гарантии, ломаются наши опоры. Кажется, что ничего не осталось. Но это неправда. Остается вера и любовь, вера не в религиозном смысле. У нас в офисе на кухне висит такая табличка: «Психолог, сегодня твоя помощь мне не нужна. Бог».

«Жизнь — это то, что происходит прямо сейчас»

KYKY: Принять неминуемость смерти сложно?

Д.Л.: Смерть проста. Мы ее усложняем, придумываем – а в момент, когда ей будет удобно, она придёт и заберет своё. Один из моих любимых фильмов – «Седьмая печать» Бергмана – там, если помните, рыцарь играет в шахматы со смертью, и он знает, что проиграет, и смерть знает, что она выиграет. Но смерть игры состоит в самой игре. Принять ужасную реальность сложно, да. Но без этого принятия невозможно возродиться к жизни, сколько бы её ни осталось.

Люди всегда ищут способ спрятаться от жизни и не жить. Например, приходят в церковь, чтобы спрятаться. Один мой знакомый священник говорит, что процентов 75 прихожан – это невротики, а 25 – те, кто действительно ищет ответ.

KYKY: Вы верите в жизнь после смерти?

На эту тему:«Депрессивных легко любить – они удобны»

Д.Л.: У меня нет ответа. Однажды я был на радио, мы говорили об онкологии, о групповой терапии – и тут звонок. Звонит мужчина, и в какой-то истерике кричит: «Как вы можете говорить о таких пустяках! Кругом коррупция, жулики во власти, выборы фальсифицируются!» Я сижу там, в студии, и понимаю, что это как прорыв из другой реальности. Это на меня никак не влияет. Жулики во власти никак не влияют на мою повседневную жизнь. Точно так же и с жизнью после смерти. На меня это никак не влияет. Я от этого независим.

Когда ко мне приходит онкобольной, я помогаю не просто пережить проблему, я помогаю ожить. Человек начинает злиться или испытывать нежность или радость. Жизнь — это то, что происходит прямо сейчас. Мы с вами говорим о прошлом, о маме, о сыне, но мы делаем это «в сейчас, в сегодня». Мы с вами живём, вместе переживаем этот момент. Основной вопрос психоанализа: «Почему?». Это вопрос про прошлое. А я хочу спросить: «Почему бы нет?». Это про настоящее.

KYKY: Как это – «жить»?

Д.Л.: Очень просто. Говорить «да», когда хочешь сказать «да»; «нет», когда хочешь сказать «нет»; «пошли вы по известному адресу», когда это есть в душе. Не застревать в прошлом, не придумывать будущего. Делать сейчас, изменять то, что можно изменить, принимать то, что изменить нельзя. Принять то, что мы абсолютно все смертны, и пить жизнь до последнего глотка, как чашку какао, где весь шоколад всегда внизу. Я думаю, тот не боится смерти, кто живёт.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Территория страха.

 Смерть–величайший математик,

 ибо безошибочно решает все задачи

В. Ключевский

В день своего рождения мы в такой же мере начинаем жить, как и умирать. И несмотря на то, что природа каждый год являет нам естественность этого процесса и его постоянную цикличность (из зимы в лето, от смерти к жизни и наоборот), смерть является для людей самым страшным злом и самым отчаянным страхом.

Смерть пугает своей неизбежностью, предначертанностью каждому и в то же время своей бесконечной непознаваемостью. Люди боятся не только говорить о смерти, но и думать о ней. Отрицание смерти создает иллюзию ее отдаления, отсрочки: если о ней не думать, то она и не наступит. В своих мыслях, чувствах, поступках человек почти всегда бежит от смерти. Но чем быстрее он убегает, тем скорее смерть догоняет его и тогда становится уже слишком поздно, чтобы подготовиться к этой встрече. Смерть застигает врасплох, и человек попадает в ловушку, которую сам себе и построил. Трагизм ситуации заключается в том, что, неумолимо приближаясь к смерти, человек тратит все силы, чтобы избежать ее и в этих тщетных стараниях он пытается взять контроль над тем явлением, к которому боится приблизиться даже в мыслях.

Смерть — понятие многогранное; в ее многообразии можно выделить не только смерть физическую как распад тела, но и психическую смерть как разрушение психической деятельности, социальную — как утрату связи с другими людьми и уход от активной социальной деятельности, а также психологическую — как потерю значимых отношений, изменения в убеждениях и представлениях, разрыв привязанностей.

Смерть — это то, с чем мы сталкиваемся каждый день, осознавая это или нет. Любая эмоция, заставляющая нас переживать или страдать — гнев, злость, обида, разочарование, страх, ненависть, — напоминают нам о том, что мир постоянно меняется и, как это ни странно, никак не хочет соответствовать нашим ожиданиям.

  1. Столкновение со смертью как возможность испытать любовь

А. Маслоу: «… Я сомневаюсь, что мы были бы способны страстно любить, вообще испытывать экстаз, если бы знали, что никогда не умрем. » Таким образом, говоря словами Р. Мэя, «наше ощущение смертности не только обогащает любовь, оно порождает ее».

  1. Столкновение со смертью как поиск смысла жизни

Другим часто отмечаемым моментом воздействия на жизнь смерти является усиление потребности в обретении смысла. В этом случае критическая ситуация, связанная с осознанием смерти, «заставляет» личность через смерть обратиться к собственной жизни, в частности, к основному ее компоненту — смыслу.

Основатель экзистенциальной психотерапии В. Франкл в своих произведениях достаточно подробно освещал вопросы значения осознания смертности для поиска смысла человеческой жизни: «… конечность должна являться тем, что придает человеческому существованию смысл, а не тем, что лишает его этого смысла. Перед лицом смерти, как абсолютного и неизбежного конца, ожидающего нас в будущем, и как предела наших возможностей, мы обязаны максимально использовать отведенное нам время жизни, мы не имеем права упускать ни одной из возможностей, сумма которых в результате сделает нашу жизнь действительно полной смысла».

  1. Столкновение со смертью как возможность стать собой

Еще одной реакцией личности в ситуации близости смерти может стать более глубокое исследование себя, своей природы, обращение к собственной уникальности и, как следствие такой переоценки — переход к подлинному существованию.

С. Левин: «Мы редко используем болезнь для исследования своей связи с жизнью или изучению своего страха смерти. Однако признание мимолетности содержит в себе ключ к самой жизни. Столкновение со смертью позволяет нам глубоко осознать жизнь, которую, как нам кажется, мы потеряем вместе с телом».

Не смотря на то, что смерть, как нам кажется, не несет никаких приобретений, столкновение с нею, тем не менее, способно приблизить человека к более полной жизни — острее ощутить любовь, обрести смысл жизни, стать собой.

  1. Столкновение со смертью и страх

С. Левин, психотерапевт, много лет работающий с онкологическими больными, понимает страх смерти как страх потери Я. «Думая об умирании, мы представляем себе потерю того, что называется «мной». Мы желаем всеми силами защитить свою личность, хотя, за вычетом постоянно меняющейся идеи, у нас почти нет доказательств реальности «я». Мы боимся, что в смерти потеряем свое «я», способность быть «собой». И мы замечаем, что чем сильнее наше представление о «я», тем глубже наше отмежевание от жизни и тем сильнее страх смерти…Чем больше сил мы вкладываем в защиту своего «Я», тем больше у нас того, что мы боимся потерять, и тем меньше мы открыты для глубинного восприятия того, что реально существует». Говоря другими словами, страх смерти, по С. Левину, не только лишает нас возможности полноценного существования (проживания жизни), но и непосредственного контакта с собой.

Таким образом, страх смерти через страх изменений напрямую связан с отношением человека к собственной жизни. Если жизнь и смерть рассматривать не как противоположные понятия, а как разные стороны (или, скорее всего, состояния) одного и того же процесса, то страх смерти в действительности — это все тот же привычный страх изменений, который сопровождает человека на протяжении всего жизненного пути. Просто в данном случае человека пугает самое большое и самое важное изменение в его жизни — смерть.

Тревога перед ничто — универсальное, врожденное переживание любого человека, выступающее основой для развития всех присущих человеку страхов, от страха открытого пространства до страха перед выступлением. И поскольку, как считает И. Ялом, человек не может преодолеть тревогу перед ничто в чистом виде, он трансформирует ее в различные страхи, которые локализуются в пространстве и времени и, следовательно, в таком виде их можно преодолеть.

    Так что же с этим делать? Я представляю свод правил человека, свободного от страхов.

 

Правила, которые заставляют вас бояться

Правила, которые помогут преодолеть ваши страхи

Если вам страшно, значит ситуация опасна

Страх ничего не говорит о реальной опасности; Эмоции – это не реальность

Опасность надвигается быстро

Опасность может существовать только у вас в голове; она может вообще не надвигаться в реальности или надвигаться медленно

Вероятности не имеют значения – именно вы можете оказаться тем самым единственным исключением из правил.

Вероятность отражает реальность. Вы всегда можете оказаться исключением из правила, но, рассуждая так, невозможно жить.

Нужно быть полностью уверенным в ситуации, иначе действовать опасно

Ни в чем нельзя быть уверенным. Неуверенность – естественное, не опасное состояние

Это приведет к катастрофе, это вас убьет

 Скорее всего, у вас нет никаких доказательств, что произойдет непоправимое. И раньше бывало, что вы рассуждали подобным образом тем не менее вы до сих пор живы.

 Нужно сосредоточиться на угрозе, это вас спасет

Вы уже должны понимать, что в любой ситуации бывает как признаки опасности, так и признаки безопасности

Вы не справитесь; потенциально вы беспомощны

Вы сильнее чем думаете

Не обращайте внимания на тех, кто говорит вам, что вы в безопасности. Это может сделать вас слишком самонадеянными.

Используйте информацию, которой располагают другие люди. В конечном итоге, фобия – не доказательство опасности, она говорит лишь о ваших эмоциях.

Вам нужно прямо сейчас выбираться из ситуации  и в дальнейшем ее избегать

Вам будет лучше, если вы как можно дольше останетесь в пугающей ситуации и убедитесь, что она безопасна

Используйте охранительное поведение, чтобы справляться с дискомфортом.

Охранительное поведение поддерживает ваши страхи. Постарайтесь избавиться  от него как можно быстрее

Если вы пережили ситуацию, то только благодаря охранительному поведению

 То, что вы выжили, никак не соотносится с охранительным поведением

Всегда избегайте .

Старайтесь делать то, что вас пугает.

Хотя человеческой жизни нет цены, мы всегда поступаем так, словно существует нечто еще более ценное.

Если вы чувствуете, что не в состоянии справиться со страхом самостоятельно, рекомендую вам обратиться к психологу или врачу-психотерапевту.

Список использованной литературы:

Баканова А.А. «Смерть и работа горя»

Баканова А.А. «Отношение к смерти и преодоление кризисных ситуаций»

Ялом И. «Вглядываясь в солнце»

Роберт Лихи «Свобода от тревоги»

Подготовил психолог Овчаренко Н.Н.,

медико-психологическое отделение

 

почему возникает страх смерти и как от него избавиться?

Страх смерти породил множество легенд, поверий и мифов. Люди всегда хотели приоткрыть завесу тайны и узнать, что скрывается по ту сторону жизни. В то же время именно страх смерти стал причиной многих научных открытий, которые позволили продлить жизнь и сделать ее более качественной. Но что делать, если мысли о смерти становятся навязчивыми? И насколько нормально думать о смерти? Выяснила корреспондент «МИР 24».

Танатофобия – тревога, вызванная навязчивыми мыслями о смерти, своей или близких.

«Страх смерти естественен. Дети проявляют его приблизительно с 5 лет, когда очень боятся потерять родителей или умереть сами. В подростковом возрасте этот страх опять проявляется, подростки начинают его исследовать через собственное рискованное поведение: любовь к «ужастикам», запретным темам и сферам. Мы все знаем, что умрем, но гоним от себя эти мысли и цепляемся за разные варианты – реинкарнацию, вечную жизнь. Так немножко легче дышать. Смерти боятся все, странно было бы не бояться ее, но совладать с этим страхом можно», – комментирует доцент кафедры психотерапии и психологического консультирования Московского института психоанализа и старший научный сотрудник лаборатории консультативной психологии и психотерапии ФГБНУ ПИ РАО Татьяна Попова.

Известный американский психотерапевт Ирвин Ялом считает, что лучший способ избавиться от страха смерти – это жить активной и наполненной смыслом жизнью.

«В этом может помочь творчество. Если выражать свой страх через искусство, он станет меньше. Согласно исследованиям ученых, смерти боятся люди, которые не живут полной жизнью, откладывают все на потом, сокрушаясь впоследствии, что так много не успели. Получается все очень просто и банально – лучшее лекарство от смерти – это жизнь, которой ты управляешь сам и наполняешь ее творчеством, красотой, отношениями, любовью», – отмечает Попова.

Страх смерти – это нормальная и естественная база, обеспечивающая мотивацию к жизни. Это социализированный вариант «инстинкта самосохранения», формирующийся в детском возрасте.

«Осознание конечности жизни приходит, во-первых, в связи с развитием определенных когнитивных схем ребенка, во-вторых, путем наблюдения за смертью и умиранием (чаще всего – животных) и, наконец, в-третьих, в процессе присвоения «культурного кода» смерти в сказках, различных ритуалах, произведениях искусства. В обычных условиях этот страх не осознаваем и актуализируется в ситуации реальной или потенциальной, но высоковероятной угрозы смерти», – объясняет заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии взрослых Московского института психоанализа Илья Плужников.

Чаще всего люди вспоминают о смерти, когда угроза касается объекта близкой привязанности или меняется «культурный код». Именно поэтому в пандемию коронавируса страх смерти стал острее и актуальнее для большинства людей.

«Пандемия – как раз этот случай. СМИ каждый день напоминают нам о смерти, демонстрируя статистку по количеству заболевших и умерших от инфекции. Поэтому неудивительно, что страх смерти становится актуальной темой переживаний большого количества людей. Но следует отличать обычный страх от танатофобии, которая возникает у людей с индивидуальными психологическими особенностями. Такой фобии подвержены тревожные, мнительные, ипохондричные люди, которые принимают решения, руководствуясь эмоциями. Они склонны к катострофизации, в том числе, черно-белому мышлению, которое работает по принципу «все или ничего». В ситуации стресса, например, пандемии они не могут справиться со своей тревогой, им крайне необходимо преодолеть ситуацию неопределенности», – рассказывает Плужников.

Психологи отмечают, что страху смерти чаще подвержены перфекционисты и творческие люди. У них есть сильная потребность тотального контроля, когда это неосуществимо, они испытывают сильнейший стресс.

«У творческих людей хорошо развиты воображение и абстрактное мышление, что позволяет ярко представить смерть свою или близких, таким образом усилив и закрепив страхи. Чтобы улучшить свое психологическое состояние, нужно переключиться из мыслительных процессов на физиологические. Например, заняться физическим здоровьем: следить за питанием, подключить физические упражнения, пройти медосмотр. Исключить информационное давление. По возможности нужно как можно меньше соприкасаться с тревожными новостями в СМИ в период пандемии. Часто тревога возникает из-за чувства одиночества. Подумайте, для кого вы важны. Так вы прогоните чувство одиночества и переключитесь на мысли о близких. Составьте планы на будущее и начните их реализовывать уже сегодня. Ставьте мыслительный аппарат на службу великим и благоприятным свершениям вашей жизни вместо ипохондрии и аутоагрессии посредством страхов. Если страх смерти растет и самостоятельно его победить не получается, обратитесь к специалисту», – комментирует психотерапевт Екатерина Цаюкова.

Все существующие страхи так или иначе можно свести к страху смерти. Он возникает из желания любого организма быть бессмертным, объясняет НЛП-тренер Юлия Керецман. Именно поэтому люди стремятся к размножению и обеспечению собственной безопасности.

«Страх смерти появился, чтобы обеспечивать инстинкт самосохранения. Никто без видимой причины не расстанется с жизнью легко и практически у всех инстинкт самосохранения работает исправно. Значит, страх смерти в той или иной степени присущ каждому. Но у людей, у которых страх смерти развился до фобии, и у тех, кому он неведом совсем, повреждена психика. Однако в экстремальных условиях, таких, как войны, катаклизмы, пандемии, страх смерти массово обостряется. И как любой страх, одних он заставляет действовать, то есть еще больше защищать свою безопасность. Это классическая реакция «бей-беги». Других же погружает в ступор – реакция «замри». Последняя, кстати, является имитацией смерти. И у таких людей обычно побеждают навязчивые мысли о возможной смерти. При легком обострении им можно посоветовать физическую нагрузку, релаксацию и медитацию», – говорит эксперт.

Керцман отмечает, что большинство пожилых людей примирились с мыслями о смерти. Когда человек осознает, что счастливо прожил жизнь, страх смерти довлеет над ним меньше. Почему некоторые люди боятся смерти меньше? У этого есть несколько объяснений. Одно из них связано с тем, что такие люди считают себя исключительными.

«Эти люди убеждены в своей особенности. «Я везучий. Меня охраняют высшие силы. У меня отличный генофонд. Со мной ничего не происходило и не произойдет. Меня Вселенная любит». Кто-то не боится смерти по причине деструктивно настроенной позиции. Это когда человек не видит смыслов в жизни, ощущает тупик, безысходность, но при этом его останавливают какие-то внутренние табу, нормы и правила, религиозные моменты. Такой человек, по сути, разочаровывается в жизни, устает жить», – считает психолог и сексолог Дмитрий Соболев.

Чтобы избавиться от страха смерти в период пандемии, Соболев советует спросить себя: «Что я буду делать, если заболею? Что со мной произойдет?».

«Когда человек ответит на этот вопрос, психика может получить конкретику и успокоиться. Как с любыми фобиями, здесь нужно вести работу на осознание того, что шансов заболеть конкретно у тебя не больше, чем у кого-то другого. Но даже если ты заболеешь, то почему ты должен оказаться в числе тех людей, которые не выздоровеют? Важно, чтобы ответы на эти вопросы опирались на объективные данные, факты и доказательства, а не на убеждения из разряда «я невезучий». Лучше расписать все свои ответы на бумаге, чтобы все было наглядно», – советует Соболев.

От навязчивых мыслей о смерти помогают различные техники медитаций. В частности сейчас во всем мире набирает обороты медитация осознанности, которая учит человека быть и ощущать настоящий момент. А ведь большинство людей навязчиво сожалеют о прошлом и постоянно беспокоятся о будущем, истощая таким образом свою нервную систему и психику, добавляет мастер психологии Андрей Смирнов.

«Медитация учит наслаждаться моментом жизни здесь и сейчас, в этом случае качество жизни и уровень ощущения счастья значительно повышается. Конечно, человеку неподвластно узнать все тайны появления на свет и ухода в иные миры. Но ясно одно, мы появились на свет не по своей воле, а по воле Творца и очень сомнительно, если жизнь закончится после истечения срока действия материи тела. В мироздании заложен какой-то очень глубокий смысл, который, надеюсь, когда-то мы поймем», – заключил Смирнов.

Как мысли о смерти меняют наше мировоззрение

  • Джонатан Йонг
  • Университет Ковентри

Автор фото, Thinkstock

Чтение этой статьи может повлиять на ваши политические убеждения, предрассудки и пристрастия, а также на процесс принятия решений. Более того, возможно, у вас возникнет желание стать знаменитым. Почему? Очень просто: мысли о смерти до основания меняют наш взгляд на себя и на мир, убежден автор BBC Future.

Если смерть — где-то все еще запретная тема, то возможно, что это уже ненадолго.

В наше время предпринимается все больше попыток активизировать обсуждение темы смерти — как в домашней обстановке, так и на публике.

Например, в кафе смерти, первое из которых было открыто в Швейцарии в 2004 году, и которые затем распространились по всему миру.

В подобных заведениях люди могут обсудить свои страхи за чашкой чая или кофе, заедая свои тревоги вкусным пирожным.

Наше нежелание говорить о смерти часто воспринимается как признак боязни, заставляющей нас подавлять мысли о неизбежном конце.

Однако прямых указаний на то, что это действительно так, очень мало.

Страх за близких

Итак, какой уровень тревоги, вызываемой мыслями о смерти, можно считать нормальным? И как это проявляется?

Если судить по результатам исследований, проведенных методом анкетного опроса, можно сделать вывод, что мы, очевидно, куда больше боимся потери наших близких, чем собственной смерти. (Данные австралийских ученых опубликованы в 2001 году в журнале о смерти и умирании Omega – Ред.).

Аналогичные изыскания показали, что нас скорее сильнее страшит процесс умирания, включая, например, присущие ему боль и одиночество, чем собственно окончание жизни. (Данные опроса канадских студентов опубликованы в научном альманахе «Смерть», Death, в 2008 году – Ред.).

В общем и целом, когда нам задают вопрос, боимся ли мы умереть, большинство из нас это отрицает, демонстрируя невысокий уровень беспокойства.

Меньшинство, т.е. люди, демонстрирующие высокий уровень тревоги в связи с неизбежностью смерти, даже считаются психически ненормальными – пациентами, страдающими танатофобией (болезненным страхом смерти), которым следовало бы обратиться за медицинской помощью.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Стоит раз-другой задуматься о могиле, которая всех нас ждет впереди, и ваши предрассудки и предубеждения изменятся

С другой стороны, тенденция проявлять невысокий уровень тревоги по поводу смерти, который характерен для многих из нас, может оказаться результатом нашего нежелания признаться в собственном страхе — как другим, так и самому себе.

Танато-консерватизм

Основываясь на этой гипотезе, психологи уже на протяжении почти 30 лет изучают социальные и психологические последствия столкновения лицом к лицу с тем фактом, что все мы смертны.

В ходе более чем 200 экспериментов людям предлагали вообразить себе, что они умирают.

Первое такое исследование было проведено в США в 1989 году на примере судей муниципальных судов. Их попросили назначить сумму залога для воображаемой проститутки в рамках гипотетического судебного разбирательства.

Как правило, те судьи, которым до вынесения решения напоминали о том, что они смертны, назначали гораздо более весомый залог, чем их коллеги, избежавшие таких напоминаний.

Первые в среднем устанавливали залог в 455 долларов, вторые – 50. С тех пор были обнаружены и многие другие последствия [размышлений о собственной смерти], отразившиеся на представителях различных категорий людей и населения в целом во многих странах мира.

Помимо того, что мысли о смерти повышают нашу склонность карать других, они еще и усиливают наши националистические предрассудки, заставляя нас с предубеждением относиться к представителям иных расовых, религиозных и возрастных групп.

В совокупности, результаты десятков такого рода исследований показывают, что напоминания о смерти делают более прочной нашу привязанность к тем слоям и группам людей, к которым мы принадлежим, в ущерб тем, кто отличается от нас. (Материалы опубликованы в специализированных научных изданиях по социальной психологии с 1997 по 2009 годы – Ред.).

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Исследования показывают, что нас больше тревожит перспектива потерять своих родных и близких, чем собственная смерть

Напоминание о смерти оказывает любопытное воздействие на наши политические и религиозные взгляды.

С одной стороны, это приводит к усилению поляризации: либералы становятся либеральнее, а консерваторы – более консервативными.

Аналогичным образом, религиозные люди более рьяно начинают отстаивать свои верования, тогда как нерелигиозные – активнее проповедуют собственное неверие.

В то же время в ходе этих изысканий выяснилось: когда напоминание о смерти становится особенно настойчивым и участники опросов не упорствуют в своих политических пристрастиях, тогда либералы и консерваторы в равной мере склонны поддерживать консервативные идеи и консервативных кандидатов.

По мнению некоторых авторов, этим можно объяснить сдвиг вправо в США после терактов 11 сентября 2001 года.

Но почему же смерть делает нас столь склонными карать, а также такими консервативными и религиозными?

Согласно различным теориям, мысли о смерти подталкивают нас к поискам бессмертия.

Жизнь вечная

Многие религии обещают бессмертие в буквальном смысле, однако наши светские привязанности, такие как принадлежность к тому или иному национальному государству или этнической группе, могут обеспечить символическое бессмертие.

Отождествление себя с определенной государственной или социальной общностью и следование традициям, которые переживут нас – часть нашей идентичности.

Защита наших культурных норм повышает остроту чувства принадлежности к соответствующей общности, а повышенная склонность к наказанию лиц, нарушающих культурные нормы, — проявление этой тенденции.

В соответствии с этой концепцией ученые также установили, что напоминания о смерти стимулируют наше стремление к славе и желание иметь детей.

И то и другое ассоциируется с символическим бессмертием. Выходит, что мы хотим добиться бессмертия благодаря своему труду и передаче нашей ДНК потомкам.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Мысли о смерти влияют на степень консерватизма принимаемых нами решений

Когда нам задают прямой вопрос [о смерти], мы, похоже, даже не отдавая себе в этом отчета, не испытываем страха смерти.

Нам также не приходит в голову, что мысли о смерти могут оказывать столь разнообразное воздействие на наши отношения в обществе. Но существуют, однако, пределы наших способностей к самоанализу.

Мы плохо можем предсказывать, какие чувства испытаем и как поведем себя в тех или иных ситуациях в будущем.

Мы также плохо анализируем причины, почему чувствуем себя именно так, а не иначе, или почему мы повели себя определенным образом.

Итак, осознаем мы это или нет, похоже, что когда мы извлекаем на поверхность мысли о собственной смерти из глубин собственного сознания, мы открываем ящик Пандоры.

Какой же вывод следует из всех этих усилий, направленных на то, чтобы путем откровенного разговора сдернуть завесу мистики со смерти и умирания? Трудно сказать.

Присутствие отчетливого образа смерти в нашем воображении, будь то в личной или общественной жизни, может сделать нас более склонными к наказанию других людей и подверженными предрассудкам, — что, собственно, и вытекает из данных разнообразных исследований.

Но в то же время, возможно, эти негативные последствия и возникают именно по той самой причине, что мы не привыкли думать и говорить о смерти.

Метод экспозиционной терапии, прибегая к которому, врачи деликатно демонстрируют больным причину их тревог – предмет, животное или даже воспоминание – уменьшает страхи пациентов.

Вероятно, эта недавно наметившаяся тенденция к нарушению одного из самых традиционных табу станет своего рода психологической прививкой и сделает нас сильнее перед лицом смерти.

6 библейских стихов, которые помогут вам преодолеть страх смерти

Один из самых больших страхов людей — это страх смерти. Однако все мы однажды столкнемся со смертью. Потерять любимого человека никогда не бывает легко. Пару раз я чуть не умер. Страшно было думать о тех, кого я оставил. И все же я знаю, что Бог позаботится о них.

Если вы точно знаете, что попадете на небеса, вам не нужно бояться смерти. Я знаю, что когда сделаю последний вздох, я проснусь и увижу Господа.Я уверен в этом не на основании моих собственных представлений, а потому, что у меня есть Сын (1 Иоанна 5: 12-13). Много лет назад я посетил изучение Библии, где принял то, что Иисус сделал за меня на кресте. Павел сказал, что, когда он будет отсутствовать в теле, он будет с Господом (1 Коринфянам 5: 8).

Если вы боретесь со страхом смерти, пусть эти шесть стихов успокоят и утешат вас:

1. Иоанна 14: 1-3 — Бог создает для нас место

Да не тревожится ваше сердце: вы верите в Бога, верь и в меня.В доме моего Отца много особняков: если бы это было не так, я бы сказал вам. Я иду приготовить для тебя место. И если я пойду и приготовлю для вас место, я снова приду и приму вас к себе; там, где я, может быть и ты.

Нам не нужно бояться, когда мы умираем, потому что Бог готовит место специально для нас. Мы можем идти всю жизнь, пытаясь понять, где мы вписываемся, но это место — рай. Что касается неба, Бог говорит нам, что никто не видел и не слышал всего, что Бог готовит для нас (1 Коринфянам 2: 9).

Фото предоставлено: © GettyImages / leolintang

2. Римлянам 6: 5 — Мы соединимся с Иисусом

Ибо, если мы соединились с [Иисусом] в смерти, подобной его, мы, безусловно, также соединимся с его в воскресении, подобном его.

В воскресенье я наблюдал за Брюсом Петерсоном, пастором церкви Grace Chapel SB в Скоттсблаффе, Небраска. Он говорил о том отрывке из Откровения, где Бог восседал на троне с радугой, окружавшей его, которая сияла, как изумруд.Бог был окружен 24 поклоняющимися старейшинами. Было четыре существа, которые постоянно говорили: «Свят, свят, свят Господь Бог, Вседержитель, который был, кто есть и кто грядет».

24 старца пали, поклонились Богу и бросили свои венцы перед Ним. В правой руке Всевышнего был свиток, запечатанный семью печатями. Но когда ангел спросил, кто достоин вскрыть свиток и вскрыть печати, никто не был достоин.

Наконец вышел некто, похожий на заколотого ягненка.И он взял свиток у Вседержителя, и четыре животных и 24 старца пали перед агнцем. И тысячи тысяч ангелов пели об агнце (Откровение 4: 2-5, Откровение 5:11)

«А вы знаете, кто был с Иисусом?» — спросил пастор Брюс. «Это были те из нас, кто поверил в Христа. Мы были объединены смертью, и когда мы пойдем на небеса, мы соединимся с Ним в воскресении. Когда мы поверили в Иисуса, Он не только смыл наши грехи, но и вменил нам Свою праведность.Мы сонаследники с Иисусом (Римлянам 8:17). И мы не были в заднем ряду, пытаясь хоть мельком увидеть, что происходило впереди. Нет, мы были прямо в центре с Иисусом, потому что мы его братья и сестры. И мы тоже будем прославлены.

Это сообщение, над которым мы должны подумать. Поскольку в наших нынешних обстоятельствах дела становятся трудными, нам нужно сосредоточиться на том, что должно произойти.

Вы можете посмотреть его проповедь « Животворящие слова, прославленные » на YouTube здесь.

Так будет с воскресением мертвых.Посеянное тело бренно, оно нетленное воздвигнуто; посеяно в бесчестии, возведено в славе; он посеян в слабости, он возвысился в силе; посеяно естественное тело, оно возведено в духовное тело. Если есть естественное тело, есть также и духовное тело.

Здесь, на Земле, у нас есть стареющее тело. Каждый год мы становимся старше, и мы видим, как это влияет на наш организм. Мы не можем двигаться, как когда были моложе. Мы болеем, устаем, нам нужен отдых.Но на небесах у нас будет прославленное тело. Тот, который никогда не болит. Тот, который никогда не болеет. Такой, как Иисус.

Спросили, будем ли мы есть на небесах, и наш учитель Библии напомнил нам, когда Иисус спустился на землю, воскреснув из мертвых, он ел со своими учениками.

4. Исайя 25: 8 — Смерть больше не будет около

Он поглотит смерть навсегда. Суверенный ГОСПОДЬ утирает слезы со всех лиц; он удалит позор своего народа со всей земли.ГОСПОДЬ сказал.

Сколько раз я стоял на кладбище, чтобы попрощаться с любимым человеком. Но на небесах смерти больше не будет. Бог поглотит смерть навсегда. О, сердца, которые были разбиты, когда люди смотрели, как уходят члены их семей. Мы слышали, как врачи говорили: «Мне очень жаль, я сделал все, что мог».

Подобно тому, как Иисус пошел в дом Марии и Марфы после смерти Лазаря, Мария сказала ему, что если бы он был там, ее брат не умер бы (Иоанна 11:32).Разве это не то, что мы иногда чувствовали? Приближается день, когда смерть умрет. Бог поглотит смерть. И, возможно, будет много аплодисментов.

Фото предоставлено: © GettyImages / PIKSEL

Но мы не хотим, чтобы вы, братья, не знали тех, кто спит, чтобы вы не горевали, как остальные, у которых нет надежды.

Когда люди видят, как умирают их близкие, которые не знали Иисуса лично, они скорбят иначе, чем те, чьи близкие приняли Его.Тем из нас, кто лично знает Христа, Бог говорит, что даже когда наши глаза закрываются в смерти, мы спим. И когда мы откроем глаза, мы вряд ли поверим в то, что перед ними. Бог, Иисус и все небеса тоже.

Бог решил показать, насколько велико среди язычников богатство славы этой тайны, которая есть Христос в вас, надежда славы … (Колоссянам 1:27)

Но наше гражданство в с небес, и оттуда мы ожидаем Спасителя, Господа Иисуса Христа, Который преобразит наше смиренное тело, чтобы оно было подобно Его славному телу, силой, которая позволяет Ему даже подчинять все вещи Себе.

Мы здесь просто паломники, ожидающие, когда нам пора отправиться на небеса. Были ли у вас когда-нибудь неудовлетворенные желания? Потому что мы не созданы для этого мира. Мы созданы для небес. И когда мы туда доберемся, мы увидим, насколько прекрасен наш Отец, что он предоставил нам путь к этому. И Иисус был таким. Иисус сказал, что он был путем, истиной и жизнью, и никто не приходит к Отцу, кроме как через него. Однажды мы будем дома, и эта мысль приносит мне утешение, а не страх.

Единственный, кто хочет, чтобы мы боялись, — это враг нашей души.

Бог дал нам не духа страха, но силы, любви и целомудрия (2 Тимофею 1: 7).

Сатана знает, что ему не попасть на небеса, поэтому он хочет напугать нас смертью.

Молитва для тех, кто боится смерти

Боже, я поднимаю всех, кто читает эту статью. Я молюсь, чтобы вы дали им знать истину в вашем Слове. Я молюсь, чтобы они пришли к пониманию и имели Сына.Боже, мы благодарим Тебя за то, что ты так сильно любил мир, что дал Иисусу умереть за нас, чтобы мы могли жить с тобой вечно (Иоанна 3:16). Помоги нам, Господь, когда мы встревожены. Напомните нам, что вы ждете, чтобы поприветствовать нас дома. Мы молимся об этом во драгоценное и святое имя Иисуса. Аминь.

Рекомендуем вам:

Пять жизненных уроков, которые я усвоил, столкнувшись со смертью

Молитва о страхе смерти

Как мне узнать, попаду ли я на небеса?

Как мы можем узнать, что попадем на небеса?

10 стихов о страхе и тревоге, которые напоминают нам, что Бог все контролирует

Фото предоставлено: © GettyImages / AaronAmat


Энн Петерсон регулярно пишет в Crosswalk.Анна — поэт, оратор, опубликовала 16 книг, в том числе ее последнюю книгу « Всегда здесь: обретение Божьего утешения через потерю» . Анна также написала и опубликовала книгу под названием Он шепчет: Поэтические беседы с Богом . Подпишитесь на информационный бюллетень Анны на сайте www.annepeterson.com и получите бесплатную электронную книгу, щелкнув вкладку. Или свяжитесь с ней на Facebook.

Маргарет Драббл: «Я не боюсь смерти.Я беспокоюсь о жизни »| Книги

Нам часто говорят, что в прежние времена все культуры имели представление о загробной жизни — что «все» верили в некую форму жизни после смерти, будь то путешествие через реку в темную страну, вечность адского огня и т. Д. мучения, рай с ангелами и амброзией или воссоединение с близкими. Мы создали множество метафор, чтобы перенести нас через Стикс. Некоторые культуры верили и верят в возрождение и переселение душ. В христианских странах 21-го века ортодоксальные религиозные службы по-прежнему исповедуют веру в воскресение тела.Живопись, поэзия и мифология предлагают нам видения рая и ада, некоторые из которых ужасны, а некоторые, как у Стэнли Спенсера, обнадеживают и утешают. Но я всегда подозревал, что большинство из нас, даже в благочестивое средневековье, где доминировали священники, на самом деле не верили в то, во что мы верили. Большинство из нас знали, что когда мы были мертвы, нас уже не было. Мы никуда не пошли. Мы перестали быть. Вот что нам не нравилось в смерти — не страх ада, а страх ничто.

Исторически, антропологически это еретическая позиция, которую следует придерживаться, и когда я пытаюсь ее спорить, меня обычно кричат.Мне сказали, что у меня нет исторического воображения. Ученые настаивают, что тогда все было иначе. Тогда человеческая природа была другой.

А может и было. Даже в своей жизни я знал несколько людей веры, истинных верующих, которые непременно попали бы на небеса, если бы они были. Более века назад Роберт Браунинг, возможно, ожидал встречи со своей женой Элизабет Барретт Браунинг в будущем, как он написал в своем великом смертоносном стихотворении «Проспис», одном из первых произведений, которые я выучил наизусть.«О ты, душа моей души! Я снова обниму тебя, и с Богом все остальное! » Их совместная жизнь на Земле была настолько чудесной, что еще одно чудо было бы неудивительно.

Заблуждение о загробной жизни, кажется, также мрачно удерживает современных мучеников, если мы можем верить всему, что нам говорят. Но это уже другая история, другая тема, и она настолько чужда большинству из нас, что ее трудно представить.

Я бы сказал, что на западе, в основном светском, мы живем в пострелигиозную эпоху, когда истинная вера в выживание после смерти, приятной или неприятной, ограничивается небольшим меньшинством.Это не спорная позиция, но она оставляет нас всех бороться со смыслом смерти, поскольку мы больше не можем рассматривать ее как перевалочный пункт куда-то еще, или как великое приключение, или даже, в предполагаемых последних словах Генри Джеймса, как «выдающуюся вещь». Смерть становится все менее заметной.

Одна из проблем со смертью в наше время состоит в том, что ее все больше можно избежать или, по крайней мере, отложить. Мы материалисты и не верим в душу. В машине нет привидения.Мы находим медицинские решения медицинских проблем, мы послушно принимаем наши статины, а наши финансовые консультанты и их актуарии заявляют, что продолжительность нашей жизни увеличивается день ото дня, час за часом. Это должно быть хорошо, как постоянно растущая цена на недвижимость, но на одном уровне мы все знаем, что это не так. Когда в радиобюджетах объявляется больше хороших новостей о долголетии, в голосе диктора обычно звучит странно мрачная нотка дурного предчувствия. Поскольку это не устойчивая траектория.

Спектакль « Путешествие Гулливера: После Джонатана Свифта» Национального театра им. Раду Станки в Сибиу, Румыния. Фотография: Мердо МакЛауд / The Guardian

На научно-популярных и даже академических конференциях обсуждаются возможности человеческих существ, живущих сотни лет или дольше, но некоторые из нас помнят ужасную судьбу бессмертных струльдбругов Джонатана Свифта на острове Лаггнэгг в году Гулливера. Путешествует , обреченный жить с ограниченными способностями до глубокой старости.Свифт не жалеет слов: его бессмертные (из которых женщины, конечно, «ужаснее», чем мужчины) «имели не только глупости и немощи других стариков, но и многие другие, которые возникли из-за ужасной перспективы никогда не умереть. . Они были не только самоуверенными, сварливыми, жадными, угрюмыми, тщеславными, разговорчивыми, но и неспособными к дружбе и мертвыми для всех естественных привязанностей, которые никогда не спускались ниже их внуков. Зависть и бессильные желания — их преобладающие страсти … они забывают общепринятые наименования вещей и имена людей, даже тех, кто является их ближайшими друзьями и родственниками.По той же причине они никогда не могут развлекаться чтением, потому что их память не поможет провести их от начала предложения до конца… »Он мог бы описывать обитателей дома престарелых 21-го века .

Даже те эгоистичные плутократы, у которых заморозили головы или части тела в надежде на открытие методов их возрождения в далеком будущем, должны иметь некоторые сомнения относительно качества жизни, на которую они могут рассчитывать, когда их вернут из холодильника. .О, скука бессмертия! Тупость смерти в жизни, застывшей в веках в пробирке! Страшное пробуждение! Ужасная псевдонаука крионики, конечно, спекулятивна, но это не остановило уже несколько сотен человек, которые уже выстраиваются в очереди. Как мы знаем из пронзительного романа Кадзуо Исигуро « Never Let Me Go », некоторые люди не остановятся ни перед чем в своих усилиях по продлению своей жизни. Осознание нашей смертности — тема Исигуро.В этом мы можем ему доверять.

Благодаря нашей собственной смертной изобретательности мы приближаемся к исторической фазе, когда мы начинаем бояться старости и долголетия больше, чем смерти. Мы больше не можем рассчитывать на возможность внезапного, неожиданного, милосердного освобождения или засыпания в постели во время чтения книги (как это делала моя мать) или прекращения в полночь без боли. Мы также не можем планировать отпраздновать наш отъезд как грандиозную кульминацию наших жизненных усилий с милостивым, благодарным и, возможно, публичным прощанием.Это потому, что мы знаем, что официозные люди будут стремиться поддерживать нас в живых так долго, как только могут, до тех пор, пока мы больше ничем не сможем наслаждаться. Просто чтобы доказать, что они могут.

Бюрократия жестокости и страха с уменьшающейся отдачей окружает уход за пациентами в конце жизни и возможные пути к могиле. Если мы не будем осторожны, это будет снова и снова уводить нас от края пропасти, пока жизнь не станет настолько невыносимой и унизительной, что мы молимся, чтобы она ушла.

Иногда я спрашиваю себя, приближаясь к перевалу, из которого не возвращается ни один путешественник, боюсь ли я смерти.Нет ничего плохого в том, чтобы бояться умереть. Доктор Джонсон, этот великодушный и набожный, но мучительный Кристиан, очень боялся. Но более или менее честно могу сказать, что нет. Дело не в том, что я не думаю об этом — я думаю об этом каждый день, как я делал с тех пор, как у меня появились дети, эти заложники удачи. Но я не теряю время, которое мне остается, чтобы беспокоиться об этом. Что меня беспокоит, так это жизнь.

Слева направо: Кира Найтли, Кэри Маллиган и Эндрю Гарфилд в фильме 2010 года Кадзуо Исигуро «Никогда не отпускай меня». Фотография: © FoxSearch / Everett / Rex Features

Сколько мы хотим жить? Это не простой вопрос. Аппараты для замораживания мозгов, клонеры людей и, возможно, Цукерберги, по-видимому, ответят «навсегда», что, как уже давно заметил Свифт, является очень глупым ответом. Но если вы не будете бойко сказать «навсегда», какой термин вы себе назовете? Недавно я посетил философскую конференцию в Наффилд-колледже в Оксфорде, на которой обсуждались вопросы старения с особым упором на государственную политику в отношении распределения пенсий и справедливости между поколениями.Нас попросили принять решение между различными сценариями, включающими, например, короткую и болезненную жизнь или более длительную активную жизнь, заканчивающуюся в более поздние годы затяжной болезнью и недееспособностью. Как следует распределять товары и облагать налогом богатство в будущем с учетом демографической эволюции стареющего населения? Нас попросили подумать о возрасте, в котором мы предпочли бы умереть, если бы у нас был выбор, и было предложено, что в наши дни мы будем думать, что 70 лет слишком молоды, 80 — примерно правы, а 100 — слишком стары.

Самый поразительный момент произошел во время сеанса вопросов и ответов, когда нормальная, здоровая на вид женщина средних лет добровольно поделилась информацией о том, что ее ожидаемая продолжительность жизни составляет 100 лет.Видимо, сейчас в этом нет ничего необычного. По понятным причинам она не выглядела полностью счастливой: такая перспектива казалась больше обузой, чем благословением. Она не хотела быть струльдбругом. Может быть, в некоторых кругах нормально проверять продолжительность жизни перед тем, как, скажем, сократить свои жилищные потребности или скорректировать размер ренты. Я вижу в этом практичность. И я помню, как это странно, терапевт сказал моей тете: «Я могу гарантировать вам, пока вам не исполнится 90, но не намного позже». Врачи не так уж и рады.И доктор был прав: моя тетя жила самостоятельно, в своем любимом, хотя и все более неухоженном доме, затем провела два несчастливых года под присмотром и умерла в возрасте 92 лет.

Не так давно, в 2014 году, меня попросили принять участие в дебатах об оптимальном возрасте для смерти, который был предложен как 75 лет специалистом по биоэтике Иезекиилем Эмануэлем в провокационной статье в Атлантике. Я помню легкое чувство шока, когда я открыл это приглашение в своем BlackBerry, когда я сидел, невинно ничего не подозревая, в Little Chef рядом с A303 в Сомерсете.Я знал, почему меня спросили: я недавно опубликовал статью в пользу права на помощь при смерти (что, возможно, удивительно, что Эмануэль выступает против), и мне было на тот момент ровно 75 лет. Мне пора, очевидно, думали другие. Я сразу же отказался: я вообще не хотел заниматься этой темой. А затем я вернулся к своему удовольствию от скампи и чипсов с умеренным содержанием холестерина и статинов. От больших вопросов к маленьким удовольствиям. Вот как мы продолжаем идти.

С тех пор я много думал над вопросом о фиксированном сроке. Эмануэль не говорил, что вам нужно выходить на 75, он просто рекомендовал, чтобы после этой даты вы отказались от назойливой или дорогостоящей медицинской помощи, направленной на продление вашей жизни. Вы не должны использовать ресурсы других людей. (Я немного симпатизирую этой позиции.) Писатель Энтони Троллоп пошел гораздо дальше в своем сатирическом романе «Фиксированный период », действие которого происходит в 1980 году и опубликовано в 1882 году, в последний год своей жизни: в этом романе он изобретает роман. Утопическое (или антиутопическое) антиподовое островное общество, которое недавно приняло закон, постановляющий, что для общего блага эвтаназия будет обязательной для всех его граждан в возрасте от 67 до 68 лет.Естественно, жители Британюлы, приближаясь к этому маркеру, все меньше убеждаются в достоинствах закона, и все заканчивается, как и следовало ожидать. Это мрачный маленький роман, и он меня угнетал.

Каждый день мы читаем или слышим печальные свидетельства тех, кому пришлось принимать болезненные решения, касающиеся жизни или смерти.

Внешние факторы никогда не должны заставлять нас узнавать точную дату нашей смерти. Это слишком много знаний, чтобы их вынести. Государство никогда не должно навязывать фиксированную смерть.Не имеет права. Британнула Троллопа была такой же противоположностью смертной казни, как и я, и, в отличие от Британии в то время, отменила ее: очевидно, что концепция фиксированного срока жизни и государственного смертного приговора были каким-то образом связаны в сознании Троллопа, и оба, казалось, ему быть неправым. Некоторые люди не должны иметь возможности сказать другому человеку: «В такой день ты умрешь». Мы можем выбрать свою дату и отправиться в Dignitas в Швейцарии, чтобы сохранить ее верность, но она может быть выбрана не за нас.Автономия после смерти — одно из основных прав человека.

Я не хочу игнорировать вновь возникшие этические трудности, с которыми сталкиваются врачи, парамедики, епископы и законодатели. Проблемы реальны. Каждый день мы читаем или слышим печальные свидетельства тех, кому приходилось принимать мучительные жизненно важные решения об удалении кардиостимуляторов или отключении аппаратов жизнеобеспечения. Проблемы обычно исследуются со скрупулезным вниманием, и мы можем услышать, как они подробно обсуждаются на Радио 4 Джоан Бейкуэлл, серия Внутри комитета по этике .Это не предотвращает жестоких судебных ошибок, которые чаще возникают из-за бюрократических и юридических путаниц, чем из-за фанатизма или самозащиты. Мы находимся в неизведанной местности.

Бейкуэлл, которой чуть за 80, олицетворяет радостную возможность полезной и счастливой старости. Но не каждый может стареть так успешно, как она, и оставаться красноречивой, красивой, энергичной, предприимчивой. Многие из нас будут истощаться и погибнут от слабоумия, недержания мочи, потери подвижности и хронической или острой боли.В конечном итоге наши тела становятся нашими врагами и не хотят, чтобы мы существовали вечно. Наступит момент, когда нам больше не захочется смотреться в зеркало. Мы не хотим признавать, что в глубокой старости есть что-то отталкивающее, но, если честно, я могу вспомнить, что в детстве я находил зрелище некоторых из очень старых людей тревожным и пугающим. Мы не хотим, чтобы нас оставляли в живых в качестве памятного подарка другим. Пойдем, пока это не произошло.

Но давайте закончим на более светлой стороне смерти.Многим людям нравится организовывать свои собственные похороны или мемориалы, и, конечно же, вы не сможете устроить похороны, если не заплатите цену своей смерти. Некоторые из моих знакомых спланировали (и даже оплатили) все заранее — гроб, кладбище или лесной участок, гимны, музыку. Они захватили контроль. Я не зашел так далеко, но я ясно дал понять, что хочу, чтобы меня кремировали, а не похоронили в холодной земле. Я бы не возражал против морского захоронения, потому что мысль о том, что меня поглотят под водой, странно привлекает меня, но я думаю, что это сложно организовать, и я не хочу причинять неудобства.Я хочу, чтобы все спели один из моих любимых гимнов: «Отойди, человек, отрицай глупые пути твои», потому что он полон нерушимой надежды на лучший мир, даже если меня там не будет, чтобы увидеть его. . Но больше всего меня радует мысль о том, что мой внук Дэнни обещал спеть на моих похоронах.

Я улыбаюсь каждый раз, когда думаю об этом. Я не против, что он поет; на самом деле я не возражаю, если он нарушит свое обещание и вообще не поет, потому что я не узнаю об этом, не так ли? Если он окажется в это время в Австралии и не захочет лететь обратно, то со мной все будет в порядке.Но идея этого здесь и сейчас для меня прекрасна. Ни один из Drabbles с моей стороны семьи вообще не умеет петь, мы безнадежно немузыкальны, но у него действительно красивый голос, с помощью которого он и его хор a cappella вышли в полуфинал 2011 года на турнире Britain’s Есть талант . Вы не можете стать лучше этого. Я улыбаюсь, когда пишу это. Когда я уйду, все будет хорошо.

The Dark Flood Rises публикуется Canongate 3 ноября. Заказать копию за 13 фунтов стерлингов.93 (рекомендуемая розничная цена 16,99 фунтов стерлингов), перейдите на bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании свыше 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

25 воодушевляющих библейских стихов о страхе смерти

Библейские стихи о страхе смерти

Когда я был моложе, я всегда боялся умереть. У тебя столько всего в голове. Куда вы собираетесь пойти? На что это будет похоже? Теперь, когда я стал старше и спасен Кровью Христа, я перестал бояться смерти.Однако временами я боролся с внезапностью смерти.

Неизвестный фактор. Если бы Иисус спросил меня, хочешь ли ты попасть на Небеса сейчас, я бы сразу сказал «да». Но какое-то время внезапная смерть казалась мне пугающей.

Я принес эту проблему Богу, и Он одарил меня любовью. Я оправдан благодатью через веру во Христа. Умереть — это прибыль. Я хочу Христа! Я хочу быть со Христом! Я устал от греха!

Как христиане, мы не постигаем Небеса так, как должны.Мы не принимаем Христа так, как должны, что может привести к страху. Вера — это вера в то, что Христос умер за наши грехи.

Он полностью заплатил цену, и мы надеемся, что будем с Ним. Какое большое утешение в том, что Бог живет внутри верующих. Думаю об этом! Бог прямо сейчас живет внутри вас.

Представьте себе самое удобное и лучшее место, в котором вы когда-либо были. Если поставить Небеса и то место по шкале, это даже не сравнение. С нетерпением ждите возможности оказаться в Царстве Божьем со своим отцом.

Вы больше никогда не будете грустить, испытывать боль, страх или скучать. Ничто не может отнять у верующих славу на Небесах. Христос освободил верующих от смерти. Он умер, чтобы тебе не пришлось. Люди, которым следует бояться смерти, — это неверующие и люди, которые используют кровь Христа как повод для греховной бунтарской жизни.

Для верующих всегда помните, что ничто не может отнять у Бога любви к вам. Нет ничего плохого в том, чтобы молиться о более глубоком ощущении любви Бога к вам.

Христианские цитаты

«Когда вы разрушите страх смерти осознанием того, что вы уже умерли [во Христе], вы обнаружите, что движетесь к простому и смелому послушанию». Эдвард Т. Велч

«Назад — не что иное, как смерть: идти вперед — это страх смерти, а за ее пределами — жизнь вечная. Я еще пойду вперед ». Джон Буньян

«Пусть ваша надежда на небеса превзойдет ваш страх смерти». Уильям Гурнолл

Что говорит Библия?

1.1 Иоанна 4: 17-18 Вот как любовь между нами достигла совершенства: мы будем уверены в день суда, потому что, пока мы живем в этом мире, мы такие же, как он. Там, где есть любовь, нет страха. Скорее, совершенная любовь изгоняет страх, потому что страх предполагает наказание, а человек, живущий в страхе, не достиг совершенства в любви.

2. Евреям 2: 14-15 Поскольку дети Божьи суть человеческие существа, созданные из плоти и крови, Сын также стал плотью и кровью. Ибо только как человек он мог умереть, и только смертью он мог сломить силу дьявола, у которого была сила смерти.Только так он мог освободить всех, кто прожил свою жизнь в рабстве перед страхом смерти.

3. Филиппийцам 1:21 Для меня жизнь означает жизнь для Христа, а смерть даже лучше.

4. Псалом 116: 15 Господь глубоко заботится о смерти близких Его.

5. 2 Коринфянам 5: 6-8 Посему мы всегда уверены, зная, что, пребывая в своем теле, мы отсутствуем от Господа: (Ибо мы ходим верою, а не видением 🙂 Мы уверены в себе. , Говорю я, и желаю скорее отсутствовать в теле и присутствовать с Господом.

Слава, ожидающая верующих.

6. 1 Коринфянам 2: 9 Это то, что имеют в виду Священные Писания, когда говорят: «Ни глаз не видел, ни ухо не слышало, и ни один разум не вообразил, что Бог приготовил для любящих Его.

7. Откровение 21: 4 Он отрет всякую слезу с их глаз, и смерти больше не будет, и не будет больше ни плача, ни плача, ни боли, потому что прежнее прошло ».

8. Иоанна 14: 1-6 «Не позволяйте сердцам вашим тревожиться.Доверяйте Богу, и верьте также мне. В доме моего отца более чем достаточно места. Если бы это было не так, сказал бы я вам, что я приготовлю для вас место? Когда все будет готово, я приду и заберу тебя, чтобы ты всегда был со мной там, где я. И ты знаешь дорогу, куда я иду ». «Нет, мы не знаем, Господь, — сказал Томас. «Мы понятия не имеем, куда вы собираетесь, так как мы можем узнать дорогу?» Иисус сказал ему: «Я есмь путь, истина и жизнь. Никто не может прийти к Отцу, кроме как через меня.

Святой Дух

9. Romans 8: 15-17 Ибо Дух, данный вам Богом, не делает вас рабами и не заставляет вас бояться; вместо этого Дух делает вас детьми Бога, и силой Духа мы взываем к Богу: «Отец! мой отец!» Дух Бога присоединяется к нашему духу, чтобы провозгласить, что мы дети Бога. Поскольку мы его дети, мы будем обладать благословениями, которые он хранит для своего народа, и вместе со Христом мы будем обладать тем, что Бог сохранил для него; ибо, если мы разделяем страдания Христа, мы также разделим Его славу.

10. 2 Timothy 1: 7 Ибо не дал нам Бог духа страха; но силы, любви и здравого ума.

Молитесь Богу о том, что вас беспокоит.

11. Псалом 34: 4 Взыскал я Господа, и Он ответил мне и избавил меня от всех страхов моих.

12. Филиппийцам 4: 6-7 Ничего не остерегайтесь; но во всем в молитве и мольбе с благодарением открывайте свои просьбы Богу. И мир Божий, превосходящий всякое понимание, сохранит ваши сердца и умы через Христа Иисуса.

Мир

13. Isaiah 26: 3 Ты хранишь его в совершенном мире, Который помышляет о тебе, потому что он надеется на тебя.

14. Иоанна 14:27 Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не как мир дает, Я даю вам. Да не тревожится сердце твое и не бойся.

15. Притчи 14:30 Здоровое сердце — жизнь плоти; а кости гнилью завидуют.

Мы будем со Христом

16.Филиппийцам 3: 20-21 Но наша родина на небесах, и мы ждем, когда наш Спаситель, Господь Иисус Христос, сойдет с небес. Своей властью управлять всем он изменит наши скромные тела и сделает их подобными своему собственному великолепному телу.

17. Romans 6: 5 Ибо, если мы соединились с ним в смерти, подобной его, то непременно соединимся с ним в воскресении, подобном его.

Напоминания

18. Romans 8: 37-39 Нет, во всем этом мы более чем победители через Возлюбившего нас.Ибо я убежден, что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начальства, ни силы, ни существующие, ни грядущие события, ни высота, ни глубина, ни какое-либо другое существо не смогут отделить нас от любви. Бога, который во Христе Иисусе, Господе нашем.

19. 1 Иоанна 5:12 Человек, имеющий Сына, имеет эту жизнь. Человек, у которого нет Сына Божьего, не имеет этой жизни.

20. От Матфея 10:28 И не бойтесь убивающих тело, но души не могущих убить; но бойтесь Того, Кто может погубить душу и тело в аду.

21. Иоанна 6:37 Все, кого дает Мне Отец, придут ко Мне, и приходящего ко Мне никогда не изгоню.

22. Romans 10: 9-10 Если вы устами провозгласите, что Иисус есть Господь, и поверите в сердце, что Бог воскресил Его из мертвых, вы будете спасены. Ибо человек верит сердцем и оправдывается, и устами заявляет, и спасается.

Доверься Богу

23. Псалом 56: 3 Когда я боюсь, я уповаю на тебя.

24. Псалом 94:14 Ибо не отвергнет Господь народа Своего; он никогда не оставит своего наследства.

Пример

25. Псалом 55: 4 Сердце мое в тоске во мне; ужасы смерти обрушились на меня.

Как не бояться своей смерти

Жизнь городского жителя Древнегреческого философа Эпикура охватывала 3–4 века до нашей эры. Его философия в наши дни широко оформлена как своего рода легкий гедонизм: чувственный, радостный, намек на роскошь, озорной второй бокал вина.Хотя сам Эпикур, вероятно, не был тем зашоренным и лишенным воображения искателем удовольствий, как предполагают эти клише, они дают представление о его мировоззрении.

Для него цель человеческой жизни — достичь счастья. Эпикур истолковал это как отсутствие боли, а не как позитивную программу удовольствия, скажем, путем соблюдения строгого расписания оргий или опьянения фляг опиума по утрам во вторник. Он понимал, что какое бы временное возбуждение ни приносили такие занятия в данный момент, вероятно, он будет хорошо уравновешен суровой ценой, которую придется заплатить позже.Поэтому вместо этого Эпикур рекомендовал (несколько разочаровывающе), что именно умеренность приведет к освобождению от боли и страданий, что, в свою очередь, принесет респектабельную меру счастья и, следовательно, хорошей жизни. Наши ограничения, наша скудная уверенность находятся в центре системы мысли Эпикура, и именно в этом контексте смягчения боли и обретения нежного счастья, он считал, что нужно понимать страх смерти. Эпикур и его последователи считали, что страх смерти вреден для удовольствия от нашей жизни, и поэтому демонстрация того, почему этот страх не обоснован, способствует общему гедонистическому проекту хорошей жизни.

Согласно этой традиции, первое, что нужно сделать, чтобы преодолеть страх смерти, — это попытаться сформулировать себе, каково было бы, если бы было мертвым. Представьте себе себя , а не живым — мертвым. (Помните, мы отбросили загробную жизнь.) Как вы быстро поймете, в самом центре этого первого пункта, требующего решения, находится неразрешимое противоречие. Вы не можете себе представить, каково было бы быть мертвым, потому что смерть — это отсутствие существования. В буквальном смысле нечего вообразить, потому что нельзя вообразить само ничто.Нет ни перспективы, ни взгляда из небытия, ничего, к чему это можно было бы приблизить. Итак, это первая рекомендация: осознайте, что быть мертвым — это не опыт. Сама по себе смерть — это вообще не вещь . По словам Эпикура: «Смерть для нас ничто».

Чтобы пояснить суть дела, обратимся к римскому поэту Лукрецию. Он был более соленым и ироничным эпикурейцем более позднего поколения, I века до н.э., чья беспримерная поэма О природе вещей не понравилась ранним христианам из-за своего скрытого атеизма.В стихотворении Лукреций предлагает идею, позже названную «аргументом симметрии», которая намекает на второе, что вам нужно сделать, чтобы преодолеть страх смерти: попытаться вспомнить, как это было до вашего рождения. Не таким, каким был мир, что является задачей исторического воображения, а каким он был , чтобы быть вами — до того, как вы были созданы. Вы обнаружите, что пренатальное существование — это не то, о чем можно думать, а тем более пережить. Симметричная часть аргумента, конечно же, состоит в том, что вам трудно представить себе, что значит быть мертвым.В самом деле, согласно Лукрецию, вы-предсуществование — это то же самое, что смерть или постсуществование: оба предполагают ваше отсутствие. Несомненно, вы не боитесь своего пренатального существования, и, логически говоря, учитывая их эквивалентность, следует, что вы должны бояться смерти в той же степени, что и вовсе. (Как писал в своих мемуарах писатель Владимир Набоков: «Здравый смысл подсказывает нам, что наше существование — это всего лишь краткая светлая трещина между двумя вечностями тьмы».)

Это подводит нас к третьему шагу, который нужно сделать, чтобы успокоить вашу экзистенциальную тревогу: изучить, насколько «ничего» — небытия — можно разумно опасаться.То есть, есть ли у вашей предстоящей смерти какие-то веские причины, чтобы вызвать эмоцию страха? Разумно бояться вещей до такой степени, что они могут причинить вам вред. Было разумно опасаться ядерного оружия в эпоху холодной войны; разумно опасаться того, что человечество превращает земной шар в сауну; и разумно, чтобы ваше сердце билось, как требушет, в ваше горло, когда ваш партнер говорит вам слова «Нам нужно поговорить». Все это идентифицируемые угрозы, которые предвещают ужасные переживания.Ни один из них не поможет нам в достижении нашей эпикурейской цели быть счастливыми, и поэтому их обоснованно опасаются.

Но сама смерть, а не процесс умирания, который представляет собой нечто иное, не кажется чем-то таким, чего можно разумно бояться, потому что это ничто. Быть мертвым — это не неудобно и не больно. Это не значит, что вас лишают жизни или более счастливых лет, потому что, опять же, вас просто не там , чтобы быть лишенным в первую очередь.Для вас негде определить вред смерти, поскольку смерть — это не состояние бытия. Строго говоря, это не то, что с вами случается, поэтому вреда быть не может. (Никто бы не сказал, что Святой Франциск Ассизский на человек больше, чем на мертвых, чем панк-рокер «Джи Джи» Аллин, потому что Святой Франциск умер гораздо раньше.) Смерть — это отсутствие события; это вообще не событие или вещь, потому что больше нет такой вещи, как вы. Даже то, что вам приснилось или вообразилось — скажем, незнакомец, молча стоящий у вашей кровати, когда вы просыпаетесь — имеет вид существования, необходимый для того, чтобы быть разумным объектом страха, даже если оказывается, что это тень какого-то дерево.Сама смерть не обладает этим качеством. И Лукреций добавил: бояться небытия после жизни так же неразумно, как бояться небытия до рождения.

В этом суть аргумента Эпикура и Лукреция о том, почему нет веских причин бояться смерти. Обратите внимание, что их аргумент не говорит о страхе, что другие люди умрут, что является вполне разумным беспокойством и которое мы, вероятно, должны усилить, учитывая, что страх смерти других людей может сделать нас более чуткими к их потребностям.Нет, эпикурейский аргумент против страха смерти касается только вас самих и его растворения.

Когда я обдумываю эти шаги, я обнаруживаю, что их эффективность во многом зависит от моего настроения. Мне нравится идея умения избавиться от страха смерти, как будто простого размышления о философских мыслях было бы достаточно, чтобы придать мне смелости. И когда я особенно подавлен или оторван от мира, возможно, есть проблески утешения из-за аргумента, что смерть — это ничто.Но обычно такой образ мышления не полностью избавляет от страха смерти (осмелюсь предположить, что и у вас этот страх в некоторой степени присутствует).

Эпикур признал это. Его аргумент сам по себе недостаточно силен, чтобы полностью избавить нас от страха перед вечным существованием. Я сомневаюсь, что что-то такое — или, скорее, я бы не стал доверять чему-либо, что действительно и полностью освободило от страха смерти (например, есть определенные виды фанатизма, которые, кажется, делают именно это, с очевидным ужасающие результаты).Но, как подчеркивает современный философ Джеймс Уоррен, аргумент Эпикура следует принимать во внимание как часть «когнитивной терапии» для работы с собственной жизнью. Это может принести свои плоды. Это может немного облегчить страх смерти, что, в свою очередь, может немного увеличить ваше удовольствие от жизни — и это, в целом, одна из великих целей пребывания здесь.

Стоит ли бояться смерти? | OUPblog

В настоящее время мы столкнулись с глобальным кризисом. Вирус распространился по всем частям нашей планеты, и тысячи людей умерли от коронавируса.Многие люди сейчас опасаются того, что они заболеют и умрут. Страх болезни, безусловно, может быть рациональным. Более сомнительно, так ли это страх смерти. Смерть — это то, что мы скорбим или боимся как худшее, что может случиться. И все же быть мертвым — это то, что никто не может пережить и описать живыми.

Есть процесс умирания, случай смерти и состояние «быть мертвым». Процесс умирания знаком всем, кто умер после периода болезни.Смерть — это, несомненно, загадка. Никто из ныне живущих никогда не испытывал смерти, а когда мы умираем, нас больше нет рядом, чтобы говорить об этом. Все, что мы знаем, это то, что однажды мы умрем. Большинство религий предполагают, что жизнь продолжается в той или иной форме после смерти, и многие люди предпочли верить в такую ​​загробную жизнь. Но для светских людей вопросы, касающиеся смерти, не менее актуальны. Что такое смерть без бога и загробной жизни? Стоит ли бояться конца жизни?

Есть два основных ответа на вопрос о страхе смерти.Во-первых, некоторые люди вслед за древним философом Эпикуром думают, что смерть не вредна для нас, и поэтому мы не должны бояться смерти. Эпикур утверждал, что смерть разумно не вредна для нас, потому что «пока мы существуем, смерти нет с нами; но когда приходит смерть, нас не существует ». А древний философ Лукреций позже добавил, что обе стороны нашей жизни наполнены небытием. А поскольку мы не боимся вечности до нашего рождения, у нас соответственно мало причин бояться смерти.

Второй ответ предлагает большинство современных философов, работающих над смертью. Они не согласны с Эпикуром и Лукрецием. Вместо этого эти философы считают, что смерть каким-то образом вредна для умирающего человека. Согласно депривационному объяснению зла смерти, смерть плоха в силу того, что она лишает человека достойной будущей жизни. В частности, Томас Нагель утверждал, что смерть может быть плохой для тех, кто умирает, когда и потому, что она лишает их хорошей жизни, которую они имели бы, если бы продолжали жить.Обычно это означает, что чем раньше наступает смерть, тем хуже. Другими словами, смерть молодых людей считается хуже, чем смерть пожилых людей. Этот образ мышления также отражается в готовности отдавать приоритет спасению молодых жизней над старыми во времена нехватки, а также в том, как сегодня оценивается смертность в глобальном здравоохранении.

Независимо от того, какой ответ вы предпочтете, остается вопрос, как мы должны относиться к перспективам нашей собственной смерти. Какая причина у нас есть для беспокойства о том, что мы умрем? Мы хотели бы рассмотреть определенный взгляд на себя, который имеет значение для того, как мы должны думать о смерти.

Многие люди верят, что мы перестаем существовать, когда умираем. Эта вера обычно означает, что история нашей жизни заканчивается нашей смертью. Эта пессимистическая мысль может заставить нас думать, что, когда мы умираем, мы теряем все. Мы теряем наших друзей, нашу семью, воспоминания, наше прошлое, наше будущее, и мы теряем мир, в котором мы находимся, на всю вечность. Кроме того, мир теряет нас. Такие мысли могут вызвать экзистенциальный ужас.

Но светским людям доступен менее пессимистический путь.То есть ваше прошлое одинаково верно, независимо от того, живы вы или мертвы. Более того, совсем не обязательно, что ваша смерть означает конец вашего существования. Это зависит от того, что мы подразумеваем под «существованием». Мы можем думать о себе в терминах повествования, как об истории, которая постепенно разворачивается от начала нашего существования до нашей биологической смерти. Мы также можем представить, что история не обязательно должна заканчиваться, когда мы умираем, а вместо этого продолжает разворачиваться, пока не закончится медленно и постепенно.Поскольку история продолжается после нашей смерти, это можно рассматривать как загробную жизнь в светских терминах. Это не новое состояние существования, а, скорее, продолжение «я» различными релевантными способами.

Это представление о светской загробной жизни предполагает, что наша биологическая смерть не является концом нашего существования. Более того, он предполагает определенный взгляд на личную идентичность, подобный версии, разработанной Дереком Парфитом в его Reasons and Persons (1984).По словам Парфита, важна не личность, а выживание определенных психологических способностей, таких как память, предпочтения и эмоции. Такой взгляд мог бы приспособиться к различным нашим интуициям относительно посмертных интересов и моральной важности того, как мы говорим о мертвых и относимся к ним.

Есть несколько интересных вопросов, которые стоит изучить в связи с мирской загробной жизнью. Один из них — это то, как важно или должно иметь значение для нас, что мы продолжаем существовать после нашей смерти, а другой — как важно или должно иметь значение для других, что у нас есть повествование о загробной жизни в этом смысле.

Изображение предоставлено Йоханнесом Пленио через Unsplash

Мы не должны бояться смерти

Меня попросили рассказать о взглядах тибетских буддистов на смерть и возрождение, но прежде чем я перейду к этому, я хотел бы сказать немного о жизни. С буддийской точки зрения жизнь — это сочетание тела и ума. Однако, хотя тело и разум связаны друг с другом и зависят друг от друга, они имеют совершенно разные характеристики.

Что касается тела, мы различаем два типа: грубое и тонкое.Точно так же ум можно разделить на грубый и тонкий. Когда дело доходит до непрерывности жизни после смерти, продолжаются не грубое тело и ум, а тонкое.

Так вот, каждый человек, каждый из нас имеет внутри себя чистый уровень сознания. В то же время наш ум заражен различными негативными мыслями. Следовательно, у всех нас есть доступ к нашему чистому, чистому-ясному состоянию ума, но вместе с этим нам также приходится иметь дело с его негативными аспектами.

Конечно, иногда наши эгоистичные, интеллектуальные негативные мысли бывают слишком сильными, слишком подавляющими, и в такие моменты кажется невозможным быть счастливым и чистым.Когда это происходит, нам нужно признать, что то, что мы видим, не является нашей основной человеческой природой, а является своего рода искусственной, загрязненной версией нас самих. Мы должны знать, что основная человеческая природа чиста, а не полностью отрицательна, и что эти, казалось бы, неконтролируемые, запутанные мысли подобны темным облакам в ясном голубом небе.

Не только это. Мы также должны понимать, что такие мысли непостоянны. Они приходят; они идут. Простое признание непостоянства наших негативных мыслей позволяет нам уничтожать их, как только они возникают.Другими словами, буддийская точка зрения состоит в том, что человеческие проблемы, такие как тревога и другие эмоциональные расстройства, временны. Мы можем их преодолеть. Мы сами в силах изменить их, вместо того чтобы полагаться на Будду или Бога. У нас есть сила изменять и преодолевать ужасные условия, потому что мы сами создали их.

И поэтому основной упор в буддийском образовании делается на ум. Кажется, что основное внимание в западном образовании уделяется телу, а мы забываем о разуме… к сожалению! Ядерная сущность человеческой жизни — это не тело; это разум.Это качество ума, а не тела, определяет, будет ли наша жизнь счастливой или несчастливой. Тем не менее, генетически кажется, что шведское тело довольно здоровое, но для меня шведское сознание все еще под вопросом. Я всего лишь турист, поэтому пока не могу сказать!

Как известно, буддизм всегда говорит о карме. Карма — это ваше отношение, качество вашего ума, и именно это в основном определяет качество вашей жизни, счастливой она или несчастной. Карма — это ключ. Это применимо независимо от того, верите ли вы в религию или нет.Если вы настроены позитивно, ваша жизнь будет счастливой. Если вы настроены негативно, вы будете несчастны. Это не имеет ничего общего с верой. Если у вас есть отношение йо-йо, ваша жизнь будет взлетать и падать, независимо от того, во что вы верите.

В наши дни многие люди думают: «Я не переживаю ни хорошего, ни плохого, потому что я ничему не верю». Это неправильное отношение. Независимо от того, верят ли они, что у них есть тело и разум, не имеет значения — их тело и разум всегда рядом. Возможно, кто-то думает, что его не существует, но это не имеет значения; он существует и испытывает страдания, как и все остальные.Точно так же некоторые люди думают, что после их смерти ничего не произойдет, но что тогда, когда они станут обезьяной или тигром в своей следующей жизни? Сказать, что вы ничему не верите, не означает, что вы умны.

Ну, как бы то ни было, буддизм предлагает обществу знание о том, что люди могут освободиться от проблем и несчастных ситуаций, просто изменив свое мнение. Кто угодно может это сделать. Но хотя люди развились интеллектуально и многое узнали о получении удовольствия и счастья, с момента нашего рождения, сознательно или бессознательно, мы постоянно ищем и цепляемся за все больше и больше.Вот как мы заражены — мы не можем оставаться в естественном состоянии ума.

Как вы также знаете, буддизм подчеркивает важность медитации, которая является методом приведения ума в естественное, чистое, спокойное и умиротворенное состояние. У каждого человека есть возможность добиться этого. Кто угодно может это сделать. Это естественно.

Например, когда вы ложитесь спать ночью, весь интеллектуальный мусор, который занимал ваш ум в течение дня, все ваши беспокойства и запутанные мысли, медленно, медленно рассеиваются, и вы постепенно приближаетесь к естественному состоянию ума.Фактически, каждую ночь, когда вы спите, вы касаетесь этого естественного, чистого-ясного состояния, но, поскольку вы бессознательны, вы этого не замечаете. Мы не мертвы, когда спим. Мы все еще живы, все еще дышим, все еще поглощаем кислород, но он очень легкий, очень медленный, очень мягкий. Итак, незаметно для нас, наш разум достигает чистой и ясной точки. Когда мы спим, у нас нет эмоциональной тяги к шоколаду. Наш цепляющийся за чувства ум полностью замедляется. Как будто мы медитируем!

Если мы находимся в растерянном, умственно истощенном состоянии, иногда хорошо просто заснуть, потому что, когда мы просыпаемся, наш разум в некоторой степени становится чистым.Это естественно; это человеческая природа. Вот почему западные врачи успокаивают возбужденных людей. Это замедляет их нервную систему.

Опыт смерти

Во-первых, мы не должны бояться смерти, потому что с момента нашего рождения нам суждено умереть. Выхода нет. Иногда люди злятся, когда их спрашивают, сколько им лет: «Это не твое дело!» Но хотя стареть — это естественно, это часто расстраивает западных людей.

Умирать тоже естественно, и, как мы знаем, это может происходить постепенно.Это также может быть блаженным опытом, хотя большинство людей считают его чем-то пугающим. Это неправильное отношение. Наше тело состоит из четырех элементов: земли, воды, огня и воздуха, и в ходе естественной смерти эти четыре элемента постепенно распадаются. У нас также есть пять скандх, или совокупностей: форма, чувство, различение, композиционные факторы и сознание. В момент смерти они тоже последовательно портятся или теряют силу. 1

Когда мы умираем, сначала происходит то, что форма скандха, сущность нашего тела, начинает распадаться, и мы чувствуем, как будто нас похоронили под большой грудой грязи.Сопутствующее растворение нашего элемента земли вызывает у нас большое замешательство, как и предстоящее растворение других скандх и элементов. Поэтому очень важно информировать людей и самих себя о том, что происходит в процессе смерти, чтобы мы знали, что происходит, и могли понять, что это всего лишь ментальная проекция. Таким образом мы можем умереть без страха и замешательства. В этом первом цикле наше зрение также растворяется, и наше зрение становится нечетким. Внутренний знак — это видение, подобное миражу.

Затем скандха чувств распадается, и мы теряем всякое чувство боли и удовольствия. Мы тоже теряем слух. Наше тело становится как дохлый банан! Вместе с этим растворяется наша водная стихия. Внутренний признак — появление дыма.

В-третьих, наша стихия огня и скандха различения распадаются, и мы больше не можем помнить имена нашей матери, отца, мужа, жены, детей или других членов семьи и друзей. Мы также теряем обоняние. Наш вдох становится слабым, а выдох — длинным.Внутренний знак — искры огня. Эти внутренние знаки не наблюдаются нашим зрительно-чувственным сознанием, но являются ментальными проекциями, проявлениями нашего более тонкого сознания и похожими на сновидения.

Итак, вы можете видеть, что во время процесса смерти, как и в действительности, никто не создает для вас проблем, кроме вас самих. Вся ваша тревога, эмоциональная ненависть, желание и так далее исходят из вас самих. Однако в это время ваши заблуждения естественным образом замедляются и постепенно исчезают.

В четвертом цикле наша воздушная стихия ухудшается, и наше дыхание полностью прекращается. В этот момент все наши проблемы с эго естественным образом исчезают. Это не результат практики; это просто естественно. Именно здесь практикующие пользуются возможностью медитировать на фундаментальной природе универсальной реальности. Размышляя над этим все больше и больше, они могут начать получать непосредственный опыт этого.

Я хочу прояснить здесь одну вещь, потому что западные предубеждения по этому поводу очень сильны — с буддийской точки зрения, даже если внешнее дыхание, кажется, остановилось, и это может показаться моментом клинической смерти, тонкое дыхание остается. внутри.Человек еще не полностью мертв. Это объяснение противоречит молодой западной науке. Западная наука очень молода, и ее мнение по этому поводу очень опасно, потому что на этой стадии процесса смерти человек еще жив и может долгое время выжить в тонком теле с тонким дыханием, которое не наблюдается извне. .

Как вы знаете, Индия — очень жаркое место, и холодильников для трупов очень мало. Поэтому они склонны сжигать тела в течение нескольких часов после того, что они считают смертью.Я слышал, что однажды кого-то сожгли, а когда его тело наполовину обгорело, он сел и закричал: «Пожалуйста, не сжигайте меня, я не мертв!» Это человеческий опыт. Я здесь не говорю о религии. Не думайте, что это какая-то буддийская проекция. Обычные люди это видели.

Точно так же я слышал о случае во Франции, когда врачи объявили нерелигиозного человека мертвым, но он проснулся через пару часов. Он написал довольно известную книгу, в которой описал свое двухчасовое пребывание в мертвом состоянии.Опять же, это человеческий опыт, а не то, что находится под влиянием буддийской или религиозной философии.

Наше естественное состояние

Сущность нашей нервной системы — это 72 000 психических каналов, которые проходят через наше тело. Есть большой центральный канал, правый и левый психические каналы чуть меньшего размера, проходящие рядом с ним, а затем другие ответвляются и ответвляются от них. В определенных точках центрального канала расположены энергетические центры или чакры, которые при жизни обычно закрыты.Во время смерти они открываются, и наша умственная энергия входит и течет по нашему центральному каналу. Это то, что позволяет опытным медитаторам медитировать на пустоту на этой стадии процесса.

Поскольку наша энергия обычно течет в неправильном направлении, мы испытываем неправильное давление в нашей жизни. Правильная медитация — сфокусированная концентрация — может обратить это вспять и помочь нашей энергии течь в правильном направлении. Но в момент смерти нам не нужно прилагать таких усилий. Наша энергия естественно течет в правильном направлении.С момента рождения и до самой смерти мы накапливали неправильные представления и суеверия, все время думали о хорошем и плохом, обо всех этих дуалистических концепциях, поэтому к концу нашей жизни мы как набитые мешки для мусора. с хламом. В процессе смерти все это полностью исчезает, и мы переживаем некую универсальную реальность, бесконечное пространство, истинную природу нас самих и всех других существующих вещей.

Быть в нашем естественном состоянии — значит прикоснуться к реальности. Поэтому для всех нас важно признать, что у нас есть доступ к нашему естественному состоянию, вместо того, чтобы постоянно подталкивать себя к искусственному.Мы должны проанализировать, что лучше. Ценится ли искусственная жизнь, полная эмоций и интеллектуализации, или пребывание в нашем естественном состоянии?

Большую часть времени мы думаем: «Я должен использовать свой интеллект, я чувствую, что должен быть умным». Быть умным легко. Перережь себе горло и умри. Лучше не быть таким умным; лучше быть невежественным. По крайней мере, ты не покончишь жизнь самоубийством.

Завершение процесса смерти

В любом случае, чтобы вернуться к процессу смерти, после остановки дыхания мы переживаем три видения.Первое из них — это белое видение. Это не имеет ничего общего с нашим физическим зрением, которое уже является мертвым бананом. Это внутренний, мысленный опыт. Поскольку все наши тесные, интеллектуальные, цепляющиеся за эго суеверия прекратились, мы внезапно достигаем точки бесконечного пространства или неба. В нашем уме создается впечатление спокойного, чистого голубого неба, ясного мысленного переживания совершенно бесконечного синего пространства, которое кажется нашему тонкому сознанию как видение белого света.

После этого переживания наш ум снова перемещается в бесконечное голубое небо, в котором теперь появляется вибрация красного света.Затем это внезапно прекращается, и все становится черным. Наконец, это черное видение медленно проясняется, и мы снова переживаем бесконечное вселенское пространство и четвертое видение, видение чистого-ясного света. В этом нет никаких понятий, никаких оценочных суждений, никаких классификаций и никакого деления чего-либо на хорошее и плохое.

Некоторые медитирующие могут оставаться в медитации ясного света в течение многих дней. Даже если вы не медитируете, оставайтесь там ненадолго. Даже если вы не верите, что находитесь в чистом-ясном состоянии, вы все равно остаетесь в состоянии сознания ясного света.Иногда мы называем это переживанием дхармакаи. На самом деле по этому поводу ведутся небольшие споры. Некоторые медитирующие говорят, что каждый переживает универсальную реальность. Другие говорят, что это не совсем так, но похоже.

Промежуточное состояние

Когда видение ясного света прекращается, наше сознание окончательно отделяется от нашего тела и переходит в промежуточное состояние, бардо . Поскольку ясный свет был таким ярким, когда он прекращается, переход в бардо воспринимается как тьма.Затем мы на какое-то время пребываем в бардо, и когда приходит время перейти в следующую жизнь, мы проходим три видения в обратном порядке: темное видение, красное видение и белое видение. После этого, в нашей следующей жизни, все наши мирские суеверия и проблемы с эго снова возникнут.

Что такое бардо? Тело бардо не такое материальное, как наше. Это своего рода сознательное тело. Он очень легкий и может проходить через горы и другие твердые объекты. Его единственное удовольствие — запах. У него нет желания есть шоколад.Но он полон смятения и суеверий и постоянно стремится войти в сферу желаний, цепляясь за то, чтобы войти в материнское лоно.

Бардо, которому посчастливилось переродиться человеком, видит, что его будущие родители участвуют в половом акте, и его сознание входит в центральный канал отца, проходит через него и входит в продукты зачатия в утробе матери. После этого его развитие происходит точно так же, как объясняет современная наука. Поэтому западным родителям не следует ожидать, что умы их детей будут такими же, как их сложный ум.Новое поколение также имеет свой собственный разрыв поколений, свою собственную эволюцию и свое собственное невежественное понимание. С буддийской точки зрения, все люди совершенно разные, пока мы не выйдем за пределы дуалистического ума. Тогда ум у всех на одном уровне.

Здесь я описал эволюцию естественной смерти человека. Это научное объяснение в буддизме того, что происходит с человеческим телом и разумом после смерти.

Ваше будущее в ваших руках

Верите ли вы в реинкарнацию или нет, вы знаете, что у вас есть тело и разум.Вы также знаете, что главная проблема — это ваш разум, а не нос. Поскольку вы понимаете это чистое ясно, полезно развивать свое понимание ума. Это очень важно для вашей жизни и для обретения желаемого счастья. Вот о чем говорит буддизм: человеческие проблемы и способы их решения, а также тот факт, что каждый из нас несет индивидуальную ответственность за свое счастье и несчастье.

Способ освободить себя от неконтролируемого ума — положить конец своему маленькому, узкому, бессмысленному образу мышления и признать, что вы можете изменить его и думать о чем-то другом.Это так естественно. Вам не нужно цепляться за веру в Бога или Будду; это просто гуманистическая вещь. Это знают даже западные дети. Однажды я спросил молодого итальянского мальчика, что он делал, когда у него были проблемы. Он сказал: «Когда у меня возникают проблемы, я думаю о другом». Если вы зададите этот вопрос взрослым, им будет сложно ответить: «Я бы не знал, что делать». Я был очень доволен ответом мальчика. Это был такой естественный ответ. Взрослые скажут: «О, Лама, это так сложно!»

Хорошо, я сам не люблю проблем, так что, может, мне стоит поговорить о хорошем.Хорошо то, что если у вас чистое отношение, любящая доброта к другим, у вас не будет проблем, когда вы умрете. Если вы сможете осознать, что любое замешательство, которое вы испытываете, — это просто своего рода мысленная проекция, у вас не будет страха. Если вы видите, что это всего лишь путешествие, и можете справиться с реальностью, ваш опыт смерти ни в коем случае не будет опасным.

Многие люди, сознательно или бессознательно, боятся того, что приходит после смерти. Если ваш ум чист, ясен, если у вас есть любящая доброта к другим и нет эгоистичных конкретных концепций, вам не о чем беспокоиться.Ваша будущая жизнь будет становиться все лучше и лучше.

Конечно, если после смерти ваш разум станет сумасшедшим цыпленком, сумасшедшей свиньей или сумасшедшей змеей, возможно, вы переродитесь в курицу, свинью или змею. К несчастью. Но это сложно для западного ума. Если вы родились мальчиком или девочкой — умным, чистоплотным, — но по мере того, как вы становитесь старше, вы принимаете наркотики и много пьете, ваш ум может стать хуже бананов. Это не выдумано тибетцами или буддистами. Это часть вашей культуры.Не думайте: «Я красивая. Как я могу стать уродливой свиньей? » Возможно, вы были красивым подростком, но в старости ваша внешность полностью разрушается. Ты это видишь. То же самое и с умом. Он может выродиться таким же образом, а затем закончить попадание в такое нежелательное тело. Это очень гибко.


Банкноты

1 Подробное описание стадий смерти см. В Lati Rinbochay and Jeffrey Hopkins, Death, Intermediate State and Rebirth , pp.29–48. Итака: Публикации Снежного Льва, 1985. Также Его Святейшество Далай-лама, Разум ясного света: советы о том, как хорошо жить и умирать сознательно . Нью-Йорк: Atria Books, 2003. [Вернуться к тексту]

21 библейский стих и цитата, которые помогут преодолеть страх смерти

В то время как одни люди подшучивают над мрачным жнецом, скелетами и надгробиями, другие борются с внутренним страхом смерти.

Это время года, естественно, приносит с собой много музыки, декораций, вечеринок и тем, окружающих смерть.И пока одни люди подшучивают над мрачным жнецом, скелетами и надгробиями, другие борются с внутренним страхом смерти.

Есть законные причины бояться смерти, если вы не принадлежите к семье Бога, потому что это означает вечное отделение от Него. Как сказала Ханна Мор: «Ни один человек никогда не раскаивался в том, что был христианином на смертном одре». Поэтому, если мы не хотим бояться нашего смертного одра, мы должны довериться Иисусу Христу в своем спасении.

У христиан нет причин бояться смерти. Бог обещал чудесные вещи после смерти для тех, кто верит в Него.

Иисус разделил нашу человечность, чтобы уничтожить смерть и освободить нас от страха смерти.

21 библейский стих и цитата для преодоления страха смерти

1. «Но [благодать Божья] открылась теперь через явление нашего Спасителя, Христа Иисуса, Который уничтожил смерть и принес жизнь и бессмертие людям. свет через Евангелие ». (2 Тимофею 1:10)

2. «Поскольку дети имеют плоть и кровь, [Иисус] тоже разделял их человечность, чтобы своей смертью он мог сломить силу того, кто держит власть смерти — то есть дьявола — и освободить тех, кто всю свою жизнь держал в рабстве из-за страха смерти. (Евреям 2: 14-15)

3. «Когда тленное облечено в нетленное, а смертное в бессмертие, тогда сбудется написанное высказывание:« Смерть поглощена победой. . » Где, смерть, твоя победа? Где, смерть, твое жало? » (1 Коринфянам 15: 54-55)

4.« Когда тебе придет время умереть, тебе нечего бояться, потому что смерть не может отделить тебя от любви Бога. ” (Чарльз Х. Сперджен)

5. «Мы хотим достичь Царства Божьего, но мы не хотим путешествовать путем смерти.И все же есть необходимость, говорящая: «Сюда, пожалуйста». Не бойся идти этим путем, когда Бог пришел к тебе по этому пути ». (Святой Августин)

6. «Смерть может быть Царем ужасов … но Иисус — Царь царей!» (Д. Л. Муди)

Столкнулись со страхом и тревогой сейчас? Загрузите наше БЕСПЛАТНОЕ 30-дневное молитвенное руководство , чтобы бороться со страхом и тревогой сегодня.

Поскольку Иисус умер и воскрес, христиане также испытают Его воскресение.

7. «Ибо, если мы соединились с [Иисусом] в смерти, подобной его, то непременно соединимся с ним в воскресении, подобном его». (Римлянам 6: 5)

8. «Братья и сестры, мы не хотим, чтобы вы не знали тех, кто спит смертью, чтобы вы не горевали, как остальное человечество, у которого нет надежды. Ибо мы верим, что Иисус умер и воскрес, и поэтому мы верим, что Бог приведет с Иисусом тех, кто уснул в Нем ». (1 Фессалоникийцам 4: 13-14)

9.«Это бесценная вещь, особенно в час смерти, — что у нас есть Бог, природа которого такова, что то, что нравится Ему, — это не наша работа для Него, а наша нужда в Нем». (Джон Пайпер)

10. «Пусть ваша надежда на небо превзойдет ваш страх смерти». (Уильям Гурнолл)

Смерть для христианина означает прославленные тела.

11. «Так будет с воскресением мертвых. Посеянное тело бренно, оно нетленное воздвигнуто; посеяно в бесчестии, возведено в славе; он посеян в слабости, он возвысился в силе; посеяно естественное тело, оно возведено в духовное тело.Если есть естественное тело, есть также и духовное тело ». (1 Коринфянам 15: 42-44)

12. «Не только так, но и мы сами, имеющие начатки Духа, внутренне стонем, с нетерпением ожидая усыновления нас как сыновей, искупления наших тел. ” (Римлянам 8:23)

13. «Ибо, пока мы находимся в этом шатре, мы стонем и обременены, потому что мы не хотим быть раздетыми, но хотим облечься в жилище наше небесное, чтобы смертные могли быть поглощенным жизнью. (2 Коринфянам 5: 4)

14. «Смерть — это не что иное, как переход из одной комнаты в другую. Но, знаете ли, для меня есть разница. Потому что в той другой комнате я смогу видеть. (Хелен Келлер)

15. «Тот, чья голова находится на небесах, не должен бояться бросить свои ноги в могилу». (Мэтью Генри)

Смерть для христианина означает вечную радость в присутствии Бога.

16. «Иисус сказал ей:« Я есмь воскресение и жизнь. Тот, кто верит в меня, будет жить, даже если они умрут; и тот, кто живет и верит в меня, никогда не умрет.Вы верите в это? » (Иоанна 11: 25-26)

17. « Ни один глаз не видел, ни одно ухо не слышало, ни один разум не постигал того, что Бог приготовил для тех, кто любит Его »- но Бог открыл это нам Своим Духом ». (1 Коринфянам 2: 9-10)

18. «Он поглотит смерть вовек. Суверенный ГОСПОДЬ утирает слезы со всех лиц; он удалит позор своего народа со всей земли. ГОСПОДЬ сказал ». (Исайя 25: 8)

19. «Ибо Агнец в центре престола будет их пастырем; он приведет их к источникам живой воды.И Бог сотрет с их глаз каждую слезу ». (Откровение 7:17)

20. «Смерть для христианина — это похороны всех его горестей и бедствий и воскресение всех его радостей». (Джеймс Х. Оги)

21. «Смерть — золотой ключ, открывающий дворец вечности». (Джон Милтон)

Если вы хотите победить страх смерти, размышляйте над Писанием и ощутите мир Божий, превосходящий понимание! Хотите копнуть еще глубже, чтобы увидеть, что Библия говорит о смерти и умирании? Вот дополнительные отрывки для изучения: Филиппийцам 1: 21-25, Откровение 21: 4, 2 Тимофею 4: 8, Римлянам 14: 8, 2 Коринфянам 5: 8, 2 Коринфянам 5: 1-2.

Ашерита Чучу — автор книги «Разоблачение имен Иисуса и утешение пищи: преодоление пищевой зависимости с помощью Слова Божьего». Ашерита выросла в Румынии в качестве миссионера, а затем изучала английский язык и женское служение в Университете Седарвилля в Огайо. Ее страсть — помочь женщинам обрести радость в Иисусе через более глубокое хождение с Богом, и она уязвимо делится своим жизненным опытом на OneThingAlone.com. Она замужем за Флавиу, веб-программистом и художником, и вместе они воспитывают свою энергичную дочь на северо-востоке Огайо.

Фотография любезно предоставлена: Thinkstockphotos.com


В следующем списке представлены дополнительные ресурсы по стихам из Библии, посвященные предоставленным отрывкам из Священных Писаний, которые помогут вам в ваших нуждах. Независимо от обстоятельств или ситуации, Слово Божье может принести исцеление и ободрение в вашу жизнь. Прочтите и запомните эти стихи, чтобы вы могли вспомнить обещания Бога в тот момент, когда они вам понадобятся!

Библейские стихи для успокоения тревожной души
Библейских стихов для силы в тяжелые времена
Библейских стихов для молитвы за своего супруга
Библейских стихов, чтобы помочь остановить тревогу и панику
Библейских стихов для мира в трудные времена
Победных библейских стихов на Молитесь над битвами
стихов из Библии о свободе, чтобы отпустить
стихов из Библии для преодоления страха смерти
Библейских стихов о духовной войне
Эммануил, Бог с нами Стихи из Библии

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.