Разное

Лицемеры это кто: Лицемер — это… Что такое Лицемер?

Содержание

Лицемер — это… Что такое Лицемер?

Лицеме́рие — поведение, прикрывающее неискренность, злонамеренность притворным чистосердечием, добродетелью. [1]

Лицеме́рие — качество, свойство и поведение лицемера. [2]

Лицемерие в этике

Лицемерие — отрицательное моральное качество, состоящее в том, что заведомо безнравственным поступкам (совершаемым ради эгоистических интересов, по низменным мотивам и во имя антигуманных целей) приписываются псевдоморальный смысл, возвышенные мотивы и человеколюбивые цели. Это понятие характеризует образ действий, с точки зрения соотношения его действительного социального и нравственного значения и того значения, которое ему пытаются придать. Лицемерие противоположно честности, прямоте, искренности — качествам, в которых проявляется осознание и открытое выражение человеком подлинного смысла его действий.[3] Зачастую под лицемерием понимают клевету и негативные высказывания в адрес отсутствующего на момент обсуждения субъекта.

Лицемерие культурное

Согласно Зигмунду Фрейду — культурное лицемерие — особое состояние, поддерживаемое обществом из-за присущего ему чувства неуверенности и потребности защитить свою очевидную лабильность запретом критики и обсуждения. Возникает из-за того, что общество требует осуществления высокого идеала нравственности от каждого своего члена, не заботясь, насколько трудно это даётся. Вместе с тем оно не настолько богато и организованно, чтобы могло вознаграждать каждого в меру его отказа от удовлетворения влечений. Так что оно предоставляет самому индивиду решить вопрос, каким путём он может получить достаточную компенсацию за принесенную жертву, чтобы сохранить душевное равновесие. В общем, он вынужден психологически жить вне своих возможностей, ибо неудовлетворённые влечения заставляют ощущать требования культуры как постоянный гнёт.[4]

Исследование лицемерия

Ощущение неудобства, дискомфорта и беспокойства, которое испытывают люди, когда их истинные и декларируемые эмоции не совпадают, легло в основу разработанной

[5]американским психологом Леоном Фестингером на основе психологических экспериментов теории когнитивного диссонанса. Одноимённая книга («Теория когнитивного диссонанса» (Стэнфорд, 1957) принесла Фестингеру международную известность. Закон, выведенный Фестингером в этой книге, гласит: два элемента мышления находятся в диссонантных отношениях, если из одного из них следует противоречие другому, и это побуждает личность к поведению, сокращающему диссонанс. Пути преодоления диссонанса экспериментально изучены и описаны Фестингером в этой книге и в последующих работах: «Факторы сдерживания и усиления: психология недостаточного поощрения» (Стэнфорд, 1962), «Конфликты, решение и диссонанс» (Стэнфорд, 1964).

Отношение к лицемерию в вероисповеданиях

Христианство

Лицемерие — проявление людей, желающих показаться перед людьми в каком-либо виде, но притворно. Например, оказание милосердия может быть лишь «спектаклем для зрителей», т.е. человек-лицемер притворно подаёт милостыню, дабы присвоить себе статус милосердного. (Евангелие от Матфея 6:2)

[6]

Ислам

Под лицемерием подразумевается внешнее проявление приверженности к Исламу и добру человеком, скрывающим внутри себя неверие и зло, а лицемером такого человека называют потому, что он демонстрирует приверженность шариату при одних обстоятельствах и отвергает его при других.[7]

См. также

Источники

  1. С. И. Ожегов «Толковый словарь Ожегова». «Academic.RU» (2007).
  2. Т. Ф. Ефремова «Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный.». «ГРАМОТА.РУ» (2001–2002).
  3. Кон И. «Словарь по этике». «Национальная философская энциклопедия» (1981).
  4. Головин С.Ю. «Словарь практического психолога». «Национальная психологическая энциклопедия» (1998).
  5. Лицемерие: как успокоить совесть (Эксперименты Фестингера)
  6. Салих ибн Фаузан аль-Фаузан «Книга Единобожия».

Wikimedia Foundation. 2010.

Лицемер — это… Что такое Лицемер?

Лицеме́рие — поведение, прикрывающее неискренность, злонамеренность притворным чистосердечием, добродетелью. [1]

Лицеме́рие — качество, свойство и поведение лицемера. [2]

Лицемерие в этике

Лицемерие — отрицательное моральное качество, состоящее в том, что заведомо безнравственным поступкам (совершаемым ради эгоистических интересов, по низменным мотивам и во имя антигуманных целей) приписываются псевдоморальный смысл, возвышенные мотивы и человеколюбивые цели. Это понятие характеризует образ действий, с точки зрения соотношения его действительного социального и нравственного значения и того значения, которое ему пытаются придать. Лицемерие противоположно честности, прямоте, искренности — качествам, в которых проявляется осознание и открытое выражение человеком подлинного смысла его действий.

[3] Зачастую под лицемерием понимают клевету и негативные высказывания в адрес отсутствующего на момент обсуждения субъекта.

Лицемерие культурное

Согласно Зигмунду Фрейду — культурное лицемерие — особое состояние, поддерживаемое обществом из-за присущего ему чувства неуверенности и потребности защитить свою очевидную лабильность запретом критики и обсуждения. Возникает из-за того, что общество требует осуществления высокого идеала нравственности от каждого своего члена, не заботясь, насколько трудно это даётся. Вместе с тем оно не настолько богато и организованно, чтобы могло вознаграждать каждого в меру его отказа от удовлетворения влечений. Так что оно предоставляет самому индивиду решить вопрос, каким путём он может получить достаточную компенсацию за принесенную жертву, чтобы сохранить душевное равновесие. В общем, он вынужден психологически жить вне своих возможностей, ибо неудовлетворённые влечения заставляют ощущать требования культуры как постоянный гнёт.

[4]

Исследование лицемерия

Ощущение неудобства, дискомфорта и беспокойства, которое испытывают люди, когда их истинные и декларируемые эмоции не совпадают, легло в основу разработанной[5]американским психологом Леоном Фестингером на основе психологических экспериментов теории когнитивного диссонанса. Одноимённая книга («Теория когнитивного диссонанса» (Стэнфорд, 1957) принесла Фестингеру международную известность. Закон, выведенный Фестингером в этой книге, гласит: два элемента мышления находятся в диссонантных отношениях, если из одного из них следует противоречие другому, и это побуждает личность к поведению, сокращающему диссонанс. Пути преодоления диссонанса экспериментально изучены и описаны Фестингером в этой книге и в последующих работах: «Факторы сдерживания и усиления: психология недостаточного поощрения» (Стэнфорд, 1962), «Конфликты, решение и диссонанс» (Стэнфорд, 1964).

Отношение к лицемерию в вероисповеданиях

Христианство

Лицемерие — проявление людей, желающих показаться перед людьми в каком-либо виде, но притворно. Например, оказание милосердия может быть лишь «спектаклем для зрителей», т.е. человек-лицемер притворно подаёт милостыню, дабы присвоить себе статус милосердного. (Евангелие от Матфея 6:2)[6]

Ислам

Под лицемерием подразумевается внешнее проявление приверженности к Исламу и добру человеком, скрывающим внутри себя неверие и зло, а лицемером такого человека называют потому, что он демонстрирует приверженность шариату при одних обстоятельствах и отвергает его при других.[7]

См. также

Источники

  1. С. И. Ожегов «Толковый словарь Ожегова». «Academic.RU» (2007).
  2. Т. Ф. Ефремова «Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный.». «ГРАМОТА.РУ» (2001–2002).
  3. Кон И. «Словарь по этике». «Национальная философская энциклопедия» (1981).
  4. Головин С.Ю. «Словарь практического психолога». «Национальная психологическая энциклопедия» (1998).
  5. Лицемерие: как успокоить совесть (Эксперименты Фестингера)
  6. Салих ибн Фаузан аль-Фаузан «Книга Единобожия».

Wikimedia Foundation. 2010.

Лицемер — это… Что такое Лицемер?

Лицеме́рие — поведение, прикрывающее неискренность, злонамеренность притворным чистосердечием, добродетелью. [1]

Лицеме́рие — качество, свойство и поведение лицемера. [2]

Лицемерие в этике

Лицемерие — отрицательное моральное качество, состоящее в том, что заведомо безнравственным поступкам (совершаемым ради эгоистических интересов, по низменным мотивам и во имя антигуманных целей) приписываются псевдоморальный смысл, возвышенные мотивы и человеколюбивые цели. Это понятие характеризует образ действий, с точки зрения соотношения его действительного социального и нравственного значения и того значения, которое ему пытаются придать. Лицемерие противоположно честности, прямоте, искренности — качествам, в которых проявляется осознание и открытое выражение человеком подлинного смысла его действий.

[3] Зачастую под лицемерием понимают клевету и негативные высказывания в адрес отсутствующего на момент обсуждения субъекта.

Лицемерие культурное

Согласно Зигмунду Фрейду — культурное лицемерие — особое состояние, поддерживаемое обществом из-за присущего ему чувства неуверенности и потребности защитить свою очевидную лабильность запретом критики и обсуждения. Возникает из-за того, что общество требует осуществления высокого идеала нравственности от каждого своего члена, не заботясь, насколько трудно это даётся. Вместе с тем оно не настолько богато и организованно, чтобы могло вознаграждать каждого в меру его отказа от удовлетворения влечений. Так что оно предоставляет самому индивиду решить вопрос, каким путём он может получить достаточную компенсацию за принесенную жертву, чтобы сохранить душевное равновесие. В общем, он вынужден психологически жить вне своих возможностей, ибо неудовлетворённые влечения заставляют ощущать требования культуры как постоянный гнёт.

[4]

Исследование лицемерия

Ощущение неудобства, дискомфорта и беспокойства, которое испытывают люди, когда их истинные и декларируемые эмоции не совпадают, легло в основу разработанной[5]американским психологом Леоном Фестингером на основе психологических экспериментов теории когнитивного диссонанса. Одноимённая книга («Теория когнитивного диссонанса» (Стэнфорд, 1957) принесла Фестингеру международную известность. Закон, выведенный Фестингером в этой книге, гласит: два элемента мышления находятся в диссонантных отношениях, если из одного из них следует противоречие другому, и это побуждает личность к поведению, сокращающему диссонанс. Пути преодоления диссонанса экспериментально изучены и описаны Фестингером в этой книге и в последующих работах: «Факторы сдерживания и усиления: психология недостаточного поощрения» (Стэнфорд, 1962), «Конфликты, решение и диссонанс» (Стэнфорд, 1964).

Отношение к лицемерию в вероисповеданиях

Христианство

Лицемерие — проявление людей, желающих показаться перед людьми в каком-либо виде, но притворно. Например, оказание милосердия может быть лишь «спектаклем для зрителей», т.е. человек-лицемер притворно подаёт милостыню, дабы присвоить себе статус милосердного. (Евангелие от Матфея 6:2)[6]

Ислам

Под лицемерием подразумевается внешнее проявление приверженности к Исламу и добру человеком, скрывающим внутри себя неверие и зло, а лицемером такого человека называют потому, что он демонстрирует приверженность шариату при одних обстоятельствах и отвергает его при других.[7]

См. также

Источники

  1. С. И. Ожегов «Толковый словарь Ожегова». «Academic.RU» (2007).
  2. Т. Ф. Ефремова «Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный.». «ГРАМОТА.РУ» (2001–2002).
  3. Кон И. «Словарь по этике». «Национальная философская энциклопедия» (1981).
  4. Головин С.Ю. «Словарь практического психолога». «Национальная психологическая энциклопедия» (1998).
  5. Лицемерие: как успокоить совесть (Эксперименты Фестингера)
  6. Салих ибн Фаузан аль-Фаузан «Книга Единобожия».

Wikimedia Foundation. 2010.

«Жалкие вруны и лицемеры»: Губерниев — о допинге норвежской лыжницы Бьорген

https://rsport.ria.ru/20211012/guberniev-1754194055.html

«Жалкие вруны и лицемеры»: Губерниев — о допинге норвежской лыжницы Бьорген

«Жалкие вруны и лицемеры»: Губерниев — о допинге норвежской лыжницы Бьорген — РИА Новости Спорт, 12.10.2021

«Жалкие вруны и лицемеры»: Губерниев — о допинге норвежской лыжницы Бьорген

Комментатор Дмитрий Губерниев отреагировал на информацию о положительном допинг-тесте восьмикратной олимпийской чемпионки по лыжным гонкам норвежки Мариты… РИА Новости Спорт, 12.10.2021

2021-10-12T13:58

2021-10-12T13:58

2021-10-12T16:07

вокруг спорта

лыжные виды спорта

допинг

дмитрий губерниев

марит бьорген

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156175/71/1561757170_0:0:3500:1969_1920x0_80_0_0_ad693704ecc663391c86e33159e04c96.jpg

МОСКВА, 12 окт — РИА Новости. Комментатор Дмитрий Губерниев отреагировал на информацию о положительном допинг-тесте восьмикратной олимпийской чемпионки по лыжным гонкам норвежки Мариты Бьорген.Ранее Бьорген рассказала, что сдала положительный допинг-тест после чемпионата мира 2017 года. У лыжницы нашли следы запрещенного 19-норандростерона. Оказалось, что норвежка принимала препараты, используемые для сдвига менструального цикла. Активный ингредиент препарата норэтистерон преобразуется и выводится с мочой в виде 19-норандростерона.После объяснения Бьорген с нее были сняты обвинения, а дело о положительной допинг-пробе было закрыто. В апреле 2018 года Марит объявила о завершении спортивной карьеры.

https://rsport.ria.ru/20211012/lyzhnitsa-1754150607.html

РИА Новости Спорт

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости Спорт

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://rsport.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости Спорт

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156175/71/1561757170_438:0:3063:1969_1920x0_80_0_0_835c749cef76fd87f7784205a903d932.jpg

РИА Новости Спорт

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости Спорт

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

вокруг спорта, лыжные виды спорта, допинг, дмитрий губерниев, марит бьорген

13:58 12.10.2021 (обновлено: 16:07 12.10.2021)

«Жалкие вруны и лицемеры»: Губерниев — о допинге норвежской лыжницы Бьорген

Кто такой лицемер?

Такие люди были и будут в обществе всегда: они имеют в запасе множество разных лиц, примеряемых ими в зависимости от той или иной ситуации. Но чаще всего таким образом они прикрывают свою злонамеренность и нечестность, притворяясь добродетельными и чистосердечными. Кто такой лицемер – читайте в этой статье.

Что значит лицемер?

Можно сказать, что это человек двуличный, дурной и злонамеренный, но выдает себя за добродетельного, чистосердечного и доброго. Именно такое определение дается в словаре Ожегова. В американском толковом словаре под лицемерием понимают подделку убеждений, добродетелей и чувств, которые не свойственны человеку.

Лицемерие в различных сферах жизни человека
  1. Лицемерие в этике. Здесь речь идет об отрицательном моральном качестве, заключающемся в том, что заведомо безнравственные поступки наделяют псевдоморальным смыслом, придают им возвышенные мотивы и цели, характеризующиеся человеколюбием. Значение лицемера противоположно значению, характерному для открытого и искреннего человека, помысли и действия которого совпадают с его словами.
  2. Лицемерие культурное. Здесь речь идет уже о состоянии, которое поддерживает общество, потому как каждый отдельный его индивид чувствует себя неуверенно и испытывает потребность защитить свою лабильность путем ограничения критики и обсуждения. Такое чувство возникает из-за того, что общество требует от каждого своего члена стремления к высоким идеалам нравственности, не учитывая, насколько тяжело этого достичь. Вместе с тем обществу не хватает богатства и организованности, чтобы вознаградить всех за соблюдение этого условия. В результате каждый решает этот вопрос сам для себя, но при этом вынужден испытывать постоянное психологическое давление культуры при условии неудовлетворения своих влечений.
Отношение к лицемерию в различных религиях
  1. В христианстве осуждают лицемера-притворщика и считают, что этот недуг человеческой души подлежит исповеданию. Православные полагают, что отцом лжи является дьявол и жизнью лицемера управляет не Бог, а зло. У двуличного лицемера две жизни: одна из них выставлена на показ, а другая спрятана глубоко внутри.
  2. В исламе лицемеров называют «мунафик», а лицемерие – «нифак». Соответственно, такой человек хочет показаться набожным мусульманином, но на деле далек от веры. В исламе лицемерие намного более худший грех, чем неверие. Считается, что после смерти такие люди попадают в самый нижний и мучительный уровень ада. Постоянно кидаясь из крайности в крайность, лицемеры плетут интриги и козни, создают вокруг себя смуту. Они высмеивают знамения Аллаха и преследуют только свои интересы.

Как распознать лицемера?

Очень много таких людей в политике. Прикрываясь лозунгами и высокими идеалами, они думают только о себе и своих потребностях. Они рвутся к власти ради собственного обогащения, а до народа, якобы для которого они стараются, им дела нет. Наверняка в окружении каждого человека есть такой уникум, который в глаза говорит одно, а за глаза другое, стремясь оклеветать человека, осмеять его и нанести вред его репутации. Трудно сказать, что ими движет, но только не человеколюбие. Такие люди не любят никого, кроме себя. Им нет дела до чужих проблем и забот. Они никогда не помогут и не протянут руку помощи просто так, если не увидят в этом какой-то выгоды для себя.

Понятно, что с такими людьми общаться, а тем более строить какие-то близкие отношения, желания не возникает. А если и получается так, что на раннем этапе распознать лицемера не удалось, потом приходит горькое разочарование, что пришлось потратить время и силы на такого человека, жалко своих чувств и любви.

 

Определение лицемер общее значение и понятие. Что это такое лицемер

Лицемер — это тот, кто действует с лицемерием . То есть, он симулирует чувства или качества, которые в действительности противоречат тому, что он действительно чувствует или думает.

Понятие лицемерия происходит от греческого слова, которое относится к функции играть роль, действовать. В древней Греции лицемер был театральным актером, без каких-либо негативных коннотаций.

Позже, в этой же культуре, термин использовался для обозначения тех, кто «действовал» в повседневной жизни, что означало, что они притворялись людьми, которыми они не были ; Это означает, что все еще дано. Стоит отметить, что в Библии это понятие используется неоднократно и относится к тому, кто отходит от того, что Бог желает; то есть он неверен.

Лицемерие и человеческие отношения

Сегодня и живем в мире, где жизнь регулируется набором правил и действий, которые все люди должны выполнять, чтобы перемещаться по миру приемлемым образом; правила, которые включают в себя политически корректное поведение, разграничивающее существующее между разрешенным и запрещенным. Те, кто нарушает эти правила и заявляют, что не делают этого, являются лицемерами.

Лицемерие предполагает два действия, которые должны быть объединены: симуляция и распущенность . Первый — показать, как вы хотите, чтобы он выглядел ; в то время как второе — скрыть то, что вы не хотите, чтобы вас знали окружающие.

Важно отметить, что человек, который действует с лицемерием, это тот, кто, утверждая ряд правил и ценностей и обвиняя тех, кто не соблюдает правила, совершает действия против этой линии мышления и скрывает ее . В этом смысле человек, который состоит в паре и считает, что обе стороны имеют право иметь любовника, и она имеет его, не является лицемерным; это было бы, если учесть, что было бы неправильно иметь любовника и критиковать тех, кто имел его, но в любом случае совершать прелюбодеяние.

При этом мы можем выразить, что лицемерие заключается в предвзятости определенных ценностей и применении других в повседневной жизни. Например: отец, который пытается воспитывать своих детей об опасностях чрезмерного употребления алкоголя, а затем выпивает их дома, является лицемером.

Еще один признак лицемерия обнаруживается в публичной личности, которая перед камерой говорит о важности солидарности и социальной помощи, но в своей личной жизни он никогда никому не помогает, несмотря на то, что у него есть для этого экономические средства.

Психология объясняет, что лицемерное поведение состоит в том, чтобы объяснять свое собственное действие средой и приписывать действия других внутренним вопросам . Это предполагает суждение о другом и оправдание собственных действий.

Некоторые утверждают, что лицемерие необходимо для нормального функционирования общества ; таким образом, люди должны притворяться, что чувства противоречат тому, что они на самом деле испытывают, чтобы избежать конфликтов. Конечно, поверхностный способ понимания отношений, несмотря на то, что он является наиболее приемлемым. Считается, что если бы субъекты говорили правду без каких-либо табу, они могли бы вызвать ситуации дискомфорта, которые они не хотят.

Такое поведение не типично для идеального мира, поскольку в обществе, где люди испытывают безопасность и свободу, у них было бы пространство для выражения своих идей и эмоций без какого-либо страха. В конце концов, кто-то заявляет, что ему не нравится, что что-то от другого человека не должно быть негативным, в любом случае это его способ восприятия, столь же действительный, как и любой другой, но без каких-либо полномочий причинять вред человеку. под вопросом

Епископ Сильвестр (Стойчев). Слово после чтения первой части Великого канона прп. Андрея Критского

 

СЛОВО

епископа Сильвестра (Стойчева)

после чтения первой части Великого покаянного канона

преподобного Андрея Критского

 

Сегодня Православная Церковь вступила на поприще Великого Поста, к которому нас призвал Иисус Христос. Однако все мы понимаем, что нас ждут испытания и искушения. В Священном Писании Нового Завета, Господь несколько раз обращается к теме поста, но только один раз Он указывает на главное его условие. Господь говорит Своим ученикам: «Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися» (Мф. 6, 16), но будьте такими, чтобы лице ваше выглядело естественно. Это очень важные строки, которые показывают, что Господь из всех назиданий, которые Он мог дать постящимся, не зря говорит именно о лицемерии. Лицемерие очень тяжелое препятствие в жизни православных христиан, особенно когда мы соблюдаем пост. В другом месте Господь предупреждает: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Мф. 16, 6), т.е. берегитесь закваски лицемерия.

 

Лицемерие — синоним неискренности, желания казаться лучше, чем мы есть на самом деле. Это глубоко духовная болезнь, которая является признаком отсутствия нормальной духовной жизни. Лицемер всегда хочет казаться духовным человеком, чтобы на него обратили внимание. Иногда лицемерие доходит до невероятных размеров. Византийские авторы Х-ХІІ веков писали, что в их обществе, которое формально оставалось долгий период православным, на каком-то этапе исчезло настоящее внутреннее благочестие — его практически не было. Но те законы, по которым жила Византийская империя, предполагали соблюдение православного образа жизни, что, по сути, заставляло людей казаться православными. Их современники доходили до того, что, не желая поститься, они пользовались косметическими средствами, чтобы выглядеть бледными от поста. А некоторые накладывали себе на руках и ногах синяки, как бы от частых коленопреклонений.

 

Но самая большая беда лицемера даже не в притворстве. Просто лицемер сам верит в свой кажущийся подвиг. Этот самообман в православной традиции принято называть — прелестью. Лицемер — это человек, который начал со лжи, но сам в нее и поверил. Это кажется трудным допустить, но, если обратиться к опыту повседневной жизни, очень часто люди придумывают какую-нибудь ложь и постепенно в нее начинают верить. Лицемера всегда можно отличить по одной черте, которая нам известна еще из Священного Писания. Лицемер всегда осуждает. Господь наш Иисус Христос, как мы видим, никогда не осуждал грешников, которые к нему приходили. Всегда говорил, что прощает им грехи. Лицемеры же, фарисеи, саддукеи и книжники всегда исходили из осуждения. И даже если смотреть из глубины веков вплоть до нашего времени — праведники никогда не осуждали. Праведники могут обличить, могут наставить, но никогда не осудить. К какому бы житию святого мы не обратились, будь то известные подвижники благочестия в средневековье или в ХІХ веке, всегда увидим, что основная их задача — помочь человеку выйти из греха, поддержать его, но не осудить. Поэтому осуждение и есть «визитная карточка» лицемера. Если человек кого-то осуждает, значит он непременно стал на путь лицемерия. Он может не признаваться себе в этом, искать аргументы, чтобы убедить себя в обратном, но это не так.

 

И вторая черта, которая отличает лицемера, — это жажда похвалы. Настоящие подвижники, если их начинали хвалить, всегда смущались и уходили от этого. Даже приходилось менять место своего проживания из одного монастыря на другой, если он становился центром внимания и объектом похвалы. Хотя, как известно, монах при постриге дает обещание до конца дней пребывать в том монастыре, где он принял постриг. Признак истинного благочестия — кротость и уклонение от того, чтобы принять почитание. Признак лицемера всегда другой — осуждение и желание похвалы. Такой человек не далек от того, чтобы от почитания со стороны перейти к самовосхвалению. Прп. Иоанн Лествичник о связи тщеславия и гордыни в своем слове «О многообразии тщеславия» говорит, что тщеславие и гордость похожи как отрок и взрослый человек. Кто победил тщеславие тот победил и гордыню, потому что не дал разрастись ему.

 

Господь говорит Своим последователям: «Когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое» (Мф. 6, 17). Не нужно принимать вид постящегося, а стоит вести себя естественно. Наше посещение храма, наше пощение, должно проходить в условиях того, что мы воспринимаем это как естественный процесс. И даже если наше лицо побледнеет или похудеет за время Великого поста, то только потому, что это естественно для организма, а не потому, что мы стремились показать всем результат нашего подвига.

 

У лицемерия много лиц и наше новое время дало новые его формы. Оно показало лицемеров, которые, наоборот, пренебрегают постом. По их мнению, пост — это изжившая себя традиция и предрассудок. Насмешка над постом и демонстрация того, что человек не постится — это тоже форма лицемерия, потому что он хочет показаться умнее, благородней и нравственней, чем есть на самом деле.

 

В Священном Писании Ветхого Завета есть такой замечательный рассказ, главные герой которого Иосиф Прекрасный. Он попал в Египетское рабство, но вскоре достиг высокого положения при дворе одного чиновника. Но супруга этого чиновника возжелала к Иосифу страстью и хотела совершить с ним блудодеяние. Однажды «она схватила его за одежду и сказала: ложись со мной. Но он, оставив одежду свою в руках ее, побежал и выбежал вон» (Быт. 39, 12). Он отказался, за что она оклеветала его, и он попал в темницу. Святой преподобный Максим Исповедник, толкуя эту историю, описывает образ, где душа, которая всегда хочет внешнего, подобна блудной жене чиновника. Но в конечном итоге, то, чего она желает, от нее убегает, а в ее руках остается только внешняя одежда. Так вот лицемер в итоге останется только с пустой внешней формой. Сам будучи пуст, грешен, он и останется исполненный всякой мерзости и духовным блудником.

 

В этот первый день Великого Поста, слушая великий покаянный канон прп. Андрея Критского, вспомним дорогие отцы, братия и сестры, что первое наставление, которое дано нам в Евангелии относительно праведного поста, — это не быть лицемером. И пусть Господь и наши близкие помогут нам избегать этого величайшего искушения, дабы не услышали мы те ужасные обличающие слова, которые Господь говорит по отношению к лицемерам. Мы же с вами, дай Бог, избежав этого, достигнем очищения телесного и душевного, чтобы в чистоте тела и духа встретить воскресение Господа нашего Иисуса Христа, Ему же Слава, Честь и Поклонение во веки веков. Аминь!

 

803

12 советов по выявлению настоящих лицемеров

Обвинения в лицемерии встречаются повсюду и, как правило, идут парами, поскольку возникают в ходе личных столкновений. В конфликте перекрестные обвинения в лицемерии так же распространены, как кошачьи игры в крестики-нолики, и, как кошки, возникают после нескольких обменов мнениями:

A: Я не ошибаюсь.

B: Да, это так.

A: Нет, ВЫ.

B: Вы лицемер, обвиняя меня .

A: Нет, ТЫ лицемер.

B: Нет, ВЫ!

Участвуете ли вы в одном из этих конфликтов или просто наблюдаете за одним из них — например, президентскими дебатами — вы можете задаться вопросом, кто на самом деле лицемер?

Или, может быть, вам не интересно, но стоит. Ваша интуиция думает, что знает, но, возможно, это неправильно.

В политике, например, ваша интуиция подсказывает вам, какой кандидат честен, а какой — лицемер. Честный — это тот, кто на вашей стороне, тот, кого поддерживает ваша местная культура, тот, с кем вы предпочитаете пиво, тот, кто просто чувствует себя честным.А на кого бы он ни нападал, тот настоящий лицемер.

Отойдите от своего чутья, и вы заметите, что у ваших оппонентов точно такое же чутье, но в поддержку противоположного кандидата. Они уверены, что честный — это тот, кто на их стороне, тот, кого поддерживает их местная культура, тот, с кем они предпочли бы выпить пива, тот, кто просто чувствует себя честным по отношению к ним.

То же самое, но с другой стороны. Для ваших оппонентов ваши кандидаты лицемеры, и вы тоже их поддерживаете.

Можно сказать: «Ну, люди, которые не согласны с моей интуицией, явно идиоты». И они сказали бы то же самое о вас, что красноречиво говорит о склонности каждого к лицемерию.

Лицемерие — это использование двойных стандартов, предоставление себе слабости, которой вы не даете другим. Самый эффективный способ сделать это — разделить мир на заслуживающих нас и не заслуживающих их.

Разделите это по любому стандарту, неважно: раса, класс, пол, национальность или что-то столь же расплывчатое, как идиот, они против.умный нас.

Как ни крути, убедитесь, что вы твердо стоите на той стороне, которая вам нужна. Это просто. Просто посмотрите на то, что вы есть, заявите об этом лучше, чем то, кем вы не являетесь, и у вас будет бесплатный билет к лицемерным двойным стандартам.

Преодоление интуитивного понимания того, кто настоящий лицемер, требует работы, и это еще одна причина, по которой люди не задаются вопросом. Они говорят «Ах, они все лицемеры, черт с ними», или они говорят, «Все лицемеры. Какая разница?»

В конечном итоге каждый из нас заботится.Да, все хоть немного лицемеры, но сильные лицемеры — это проклятие человеческого существования.

Возьмем очевидный пример: когда Гитлер умирал, он сказал, что только пытался защитить Германию. Асад, Ким Чен Ын, лидеры ИГИЛ — все эти массовые убийцы — они крайние лицемеры.

Итак, если вы не хотите в конечном итоге жить под лицемерной тиранией или заставлять других жить под ее властью — и это в любом масштабе, от нации до семьи, — закатайте свои проклятые рукава и задумайтесь о своей интуиции.Ради вас и всех.

Выяснение того, кто является большим лицемером, даже если это вы, является вашей высшей обязанностью как гражданина нашей страны, но даже просто члена вашей семьи или рабочего места. Повсюду, где мы общаемся с людьми, вы встретите перекрестные обвинения в лицемерии, в которых храбрость выстраивается на противоположных сторонах, будучи уверенными, что они точно знают, кто настоящий лицемер.

Чтобы преодолеть эту нарастающую войну обвинений, мы должны стать знатоками честности, а не просто заявить о себе, как это делают все.Чувство, что человек уже является знатоком честности, — это мета-лицемерие, лицемерие в отношении своего лицемерия:

«Мои ?! Я бы никогда не был таким лицемером, как они. Я знаток честности. Я в этом уверен. Я трижды проверял себя на этот счет и всегда с самим собой согласен. Поэтому я должен знать целостность, когда вижу это и вижу это во мне ».

Вот несколько коротких советов, которые помогут выйти за рамки интуиции и определить, кто является большим лицемером в конфликте.

  1. Несмотря на «Я знаю, что ты, но кто я?» риторика, может быть, оба более крупные лицемеры, а может и никто. В состязании по обвинению не должно быть одного победителя и одного проигравшего.
  2. Иногда вы ловите лицемера с поличным: Крестоносец против геев и наркотиков, пойманный на покупке кокаина у своей проститутки, определенно лицемер. Тем не менее, поимка одного с поличным не должна позволить другому сорваться с крючка. Опять же, может быть, оба лицемеры.
  3. Степень лицемерия имеет значение: Любой из нас может быть лицемером, но это не значит, что все лицемерие созданы равными.Есть тонкая грань между терпимым и бессовестным лицемерием. Начните думать о том, где находится эта линия.
  4. Самым большим лицемером вполне может оказаться тот, кто наиболее уверенно отрицает правонарушения: Это очевидно, но большинство людей просто не понимают этого. Даже скромно одаренный лицемер может устроить убедительную истерику и поклясться на могиле матери, что он не делает ничего плохого. Он может даже поверить в это всем своим сердцем. Приличный лжец или даже просто тот, кто никогда не был вынужден много заниматься самоанализом, сможет убедительно отрицать проступок, сделав все возможное, и есть много остановок, которые нужно предпринять — плакать крокодиловыми слезами из-за того, что его неправильно понимают, позировать, как героический жертва клеветнической кампании или бескорыстный поборник абсолютной истины.Есть много убедительных способов сказать: «Это не я». Не убедись. Их игровая игра выглядит как настоящая.
  5. Самый большой лицемер вполне может оказаться тем, кто обвиняет наиболее уверенно: Опять же, обмануть уверенность легко, и есть много убедительных способов обвинить. Не будь легковерным.
  6. Самым большим лицемером вполне может быть тот, у кого есть остроумное остроумие: Остроумие — это талант, не связанный с честностью. Некоторые из самых острых языков находятся в самых беспринципных головах.Когда политик наносит резкий удар, его сторонники визжат от радости. Но любой скромно искусный лицемер может нанести резкий удар, особенно если он может позволить себе нанять сценаристов для написания сценария.
  7. Самым большим лицемером вполне может быть тот, кто притворяется, что разочарован тем, что вынужден признать, что он не виноват: Нет ничего проще, чем притвориться самым трудным легким путем. Это стандартная уловка. «О, пожалуйста, не бросайте меня в заросли шиповника» или «Я не хотел верить, что продукт, который я продаю, настолько хорош, но в конце концов мне пришлось столкнуться с фактами.«Есть много способов сказать так многословно:« Господь знает, я не хотел верить, что ты заслуживаешь вины вместо меня, но в конце концов я должен признать эту правду ». Это формула. Не поддавайся этому.
  8. Самым большим лицемером вполне может быть тот, кто играет нейтрального судью: Первое прибежище лицемера — скамья судьи, где он притворяется, что стремится только к правде. Со скамьи он выводит из строя любые аргументы против себя. Опять же, многие на это попадают; никто не должен.
  9. «Как ты посмел ?!»: Любой, кто когда-либо говорит: «Как ты посмел сравнивать меня с ним ?!» выставил себя лицемером, человеком с двойными стандартами, который навсегда освобождает его от любых подозрений в том, что он делает то же самое, что и другие люди.
  10. Выявление самого большого лицемера — это догадки: В основном здесь приведены советы, как не угадать, кто лицемер, другими словами, как не попасть под чары лицемера.Было бы намного проще, если бы у вас был рецепт, который точно сказал бы, кто самый большой лицемер. И вы это делаете, или, скорее, ваша интуиция. Проблема в том, что рецепт иногда оказывается ужасно неправильным.
  11. Соберите догадки: Признайте, что, если не считать того, что кого-то поймали с поличным на крайнем лицемерии, например, пастора мегацеркови, выступающего против геев и борьбы с наркотиками, за покупкой кокаина у своей проститутки-мужчины, есть и догадки. Преодолеть формулу своего кишечника сложно, но оно того стоит, если вы не хотите оглядываться назад и признать, что вы были идиотом из-за того, что считали свой кишечник настолько умным.
  12. Закатать свои проклятые рукава — лучший способ не быть или поддержать величайшего лицемера: Люди, признающие, что их кишки подвержены ошибкам, как и все остальные, находятся на пути к разрушению своих собственных двойных стандартов. Они не скажут «Мои ?! Как ты посмел сравнивать меня с этим лицемером ?!

Что в слове?

Бен Диролл

Что в слове?

Слово «лицемер» происходит от греческого, от слова ύποκριτής, означающего «актер».В переводе на латинские буквы лицемер вошел в романские языки. Слово лицемер было введено в английский язык из средневекового французского в годы после норманнского вторжения. Первое зарегистрированное использование в Оксфордском словаре английского языка относится к 1225 году, и это слово использовали основные авторы среднеанглийского языка, в том числе Чосер и Виклиф, а также ранние современные авторы, такие как Мор. Стандартизация правописания последовала за французской, эволюционировав от слова, начинающегося с «i» или «y», и добавления «h» (без придыхания по-французски) ( OED 2nd ed.s.v. «Лицемер»).

Происхождение слова «актер на сцене» изменилось даже в греческом языке и приобрело негативный оттенок, который оно несет сегодня. В книге Марка «лицемер» — это слово, которым Иисус описывает тех, кто трубит о своей вере и, как он подразумевает под словом «лицемер», действует. Без признания этого контекста, его комментарий «Они имеют свою награду» (Марка 6: 5) сбивает с толку; награда — аплодисменты, признание их святости другими. Осуждение лицемеров Иисусом основывается на идее, что они ищут земного, а не божественного положения.С ростом христианства — полностью проявившимся в Англии в XIII веке первым использованием слова «ипокрит» — «лицемер» стал тем словом, которым оно остается: «Тот, кто ложно заявляет о своих добродетельных или религиозных наклонностях; тот, кто притворяется, что у него есть чувства более высокого порядка, чем его настоящие убеждения; следовательно, вообще лицемер, притворщик »( OED 2-е изд. s.v« лицемер »).

Насколько два использования Шекспира «лицемера» в Гамлете связаны с этими определениями? Возможно, первое использование Гамлетом слова «лицемер» во многом связано с актерской игрой и обычным риторическим подтекстом.(Различие здесь в том, что лицемерие часто отмечается как говорящее одно, а действие другое, тогда как более старая критика, изложенная в Иисусе Марка, заключается в том, чтобы казаться одним способом, а быть другим, то есть действовать.) Гамлет говорит: «Я буду говорить ей кинжалы. , но не используйте ничего; / В этом мой язык и душа будут лицемерами »( Гамлет, , 3.2.396-7). Второй случай, в котором Шекспир употребляет слово «лицемер», — это те самые «кинжалы»: «Такой поступок, / который размывает грацию и румянец скромности, / называет добродетель лицемером …» ( Гамлет, , 3.4.40-2). Первое использование носит описательный характер, второе — критическое. В некотором смысле отдельные инциденты представляют собой колебания между значениями. Гамлет довольно часто играет с понятием актерского мастерства — безумие Гамлета является наиболее показательным примером — а риторические «кинжалы» Гамлета подчеркивают несоответствие между делами и умом Гамлета. Действительно, у кинжалов есть фантомные лезвия. Более широкий контекст пьесы добавляет еще один уровень интерпретации «лицемерия». Сравнимый ни с одним другим персонажем (Клавдий приближается.), монолог придает Гамлету прозрачность для аудитории до такой степени, что его «лицемерие» действительно имеет особую цель. Кто настоящий лицемер? Гамлет? Его слова? Бербедж?

Чтобы ответить на этот вопрос, возможно, потребуется избавиться от корня лицемерия как слова, взвесить относительную степень планирования каждого персонажа и в какой-то момент, в конечном итоге, вынести моральное суждение о персонажах. То есть преобладание фактов о действиях Гамлета решит, является ли он всего лишь действующим «лицемером», или его кинжалы действительно оскорбляют добродетель.Доведение Офелии до безумия, его матери до отчаяния и Полония до могилы не имеют ничего общего с системой правосудия, которую поддерживает Гамлет, или желаниями его отца. Но, возвращаясь к самому слову, трансформация использования Гамлетом оседлой и описательной ситуации в активную и критическую — возможно, слишком поспешная трансформация — подчеркивает несопоставимые области заглавного персонажа Гамлета .


Лицемерие в Горниле — Видео и стенограмма урока

Город

Горнило происходит во время Салемских испытаний ведьм в 1692 году.Хотя пьеса вымышленная, персонажи названы в честь реальных людей, которые жили в Салеме в то время. Пьеса в общих чертах следует истории о Салеме и о том, как проходили испытания. Миллер знакомит нас с большей частью истории в перерывах в пьесе, где он предлагает комментарии своим собственным голосом.

Земельные споры

Одна из теорий причин судебных процессов состоит в том, что люди использовали их как способ получить землю. Люди не могли забрать чужую землю, если она не была оставлена ​​им по завещанию; однако, если кого-то казнили за преступление, эта земля принадлежала государству и могла быть передана.

Миллер объясняет это дальше: «Давняя ненависть к соседям теперь могла быть открыто выражена и отомстить, несмотря на милосердные предписания Библии». Именно здесь мы видим лицемерие ситуации. Библия, которой клялись жить пуритане, не соблюдается, когда они использовали испытания, чтобы приговорить своих ближних к смерти.

Грех

В другом разделе Миллер объясняет учение пуритан и его отношение к беспорядку, в который превратились испытания: «У этих людей не было ритуала для смывания грехов.Это еще одна черта, которую мы унаследовали от них, и она помогает дисциплинировать нас, а также разводить среди нас лицемерие ». Эта цитата показывает общую тему, согласно которой лицемерие порождено страхом и осуждением общества.

Людей казнили, потому что их соседи подозревали их в совершении преступления, но убийство является грехом в пуританской религии. Например, Бриджит Бишоп была одета в красное — цвет, который пуританам не нравился. Еще она управляла местной таверной. Интересно, что она была первой женщиной, казненной на испытаниях.Город заподозрил ее в непристойных действиях, поэтому она была за это казнена.

Ребекка Медсестра

Обвинение Ребекки Медсестра еще раз демонстрирует лицемерие в пьесе. Ребекка Нерс — чистая душа, всегда заботившаяся о чужих детях. В деревне ее видели бабушкой. Она регулярно посещала церковь и была олицетворением того, как должна себя вести пуританка.

Позже в пьесе ее обвиняют. Миллер пишет: «Что касается самой Ребекки, то общее мнение о ее героине было настолько высоким, что можно объяснить, как кто-то посмел ее опозорить из-за ведьмы…. мы должны смотреть на поля и границы того времени ». Здесь он снова подчеркивает, что сельские жители были жадными и искали землю, поэтому они убили некоторые из столпов общины ради собственной выгоды . Жадность — это грех пуританской религии, поэтому люди, поддержавшие обвинения, действительно были лицемерами.

Доказательства

Доказательства, использованные в Салемских судах над ведьмами, еще раз демонстрируют лицемерие пуританских времен. Артур Миллер высмеивает это в своем комментарии к пьесе и объясняет зрителям свои намерения.

Дети

Пуритане считали, что детей нужно видеть, а не слышать. Артур Миллер говорит о преподобном Пэррисе, заявляя: «До этого странного кризиса он, как и весь Салем, никогда не понимал, что дети были чем-то, кроме благодарности за то, что им разрешили ходить прямо, глаза слегка опущены, руки по бокам и рты. закрывайте, пока не прикажут говорить ».

Это интересно, потому что дети — это те, на кого полагается остальная часть деревни, приговаривая людей к смерти.Хотя пуритане считали, что детей не следует воспринимать всерьез, позже судебные чиновники убедили их, что дети — авторитеты в колдовстве.

Преподобный Хейл

Преподобный Хейл входит в качестве специалиста из Бостона, который видел влияние колдовства на других. Многие из нас в современном обществе не верят в это; однако пуритане действительно верили, что люди могут быть сосудами для Дьявола.

Миллер включает некоторые комментарии к Хейлу: «Нельзя не отметить, что одна из его строк никогда не вызывала смеха ни у одной публики, которая смотрела эту пьесу; это его уверенность в том, что «мы не можем полагаться на суеверие в этом.Дьявол точен ». Лицемерие в этом заявлении почти смешно.

Дьявол на самом деле суеверие, скрывающее горожан, которые «точны» в своих обвинениях, потому что хотят земли от других. Хейл искренне верит, что обвиняемые были отмечены дьяволом.

Итоги урока

Хорошо, давайте сделаем обзор. Как мы уже говорили в этом уроке, лицемерие мы видим повсюду, и его изображение в искусстве не исключение. Вспомните, что лицемерие — это когда чьи-то действия не соответствуют заявленным ценностям.Мы видели, что Артур Миллер использовал пуритан в The Crucible для исследования тем , или основных идей текста, чтобы заявить, что общество может быть лицемерным и что мы должны подвергать сомнению намерения. Он показывает лицемерие пуритан, показывая их систему верований и то, как они не действовали в соответствии с этими верованиями.

  • Хотя их Библия запрещает убийство, они приговаривают людей к смерти под предлогом колдовства только для того, чтобы получить землю.
  • Они используют детские рассказы как доказательства, хотя и не уважают их.
  • Они говорят не использовать суеверие при общении с Дьяволом, который на самом деле является суеверием, используемым для прикрытия греховных поступков людей.

The Paris Review — Повторение Данте: Песнь 23, или Лицемеры становятся тяжелыми

Джон Флаксман, Лицемеры , 1807

Мы пересматриваем Inferno . Читать вдоль! На этой неделе: лицемеры и их свинцовые одежды.

Песня 23 открывается как кульминационный момент слэшера. Вергилий и Данте — изображают кинематографического героя и его любовное увлечение — воспользовались возможностью, чтобы избежать методичного наблюдения серийного убийцы. Или убийца s , в данном случае: наши путешественники сбежали от пары кровожадных Мальбранш, чьи естественные жестокие нравы усугубились потерей их человеческой игрушки и двух других демонов. Данте и Вергилий пытаются рассчитать свой следующий ход.Их сотовые телефоны не работают (ад не получает хорошего приема), они не могут сопротивляться, и поэтому Данте, чей скальп «натянут от страха», просит Вирджила найти им выход.

Когда демоны начинают нападать на наших путешественников, Вергилий хватает Данте, как мать — своего младенца, и они спускаются со скалы, чтобы спрятаться. Данте говорит: «Никогда вода… не хлынула… быстрее, чем мой хозяин на тот берег»; и если немного приостановить недоверие, то можно представить, что это застенчивый способ сказать: «Верджил действовал так быстро, что у меня даже не было времени помочиться от страха.”

Хотя эти двое не могут избежать обнаружения, они добрались до следующей канавы, где заканчивается юрисдикция Мальбранша, и где они, таким образом, защищены от крючков и когтей. Это похоже на отговорку — в конце концов, если демоны были готовы нарушить божественный закон, защищавший Данте и Вергилия, почему бы им не нарушить божественный закон, определяющий территории ада? ? Но опять же, кульминация криминальных фильмов всегда требует немного воображения.Неужели мы действительно должны верить, что Джимми Стюарт смог оглушить своего потенциального убийцу в Rear Window , используя только вспышку своей камеры?

В этом следующем очаге ада Данте и Вергилий встречаются с лицемерами, отягощенными длинными одеяниями из позолоченного свинца. Они двигаются с такой же вялой праздностью, как и люди с утяжелителями в спортзале. И снова акцент Данте выдает его, и два грешника останавливаются, чтобы поговорить с ним. (Они также могут сказать, что он жив, по тому, как шевелится его горло.) Данте представляет себя, используя конструкцию, аналогичную конструкции Франчески, из песни 5:

.

Данте, песнь 23: «Я родился и вырос в большом городе на берегу прекрасной реки Арно».

Франческа, песнь 5: «Я родился на том берегу, где река По со всеми ее притоками впадает в мирное течение».

Данте продолжает, но вскоре его отвлекает зрелище, на которое даже Вергилий смотрит с трепетом: грешник, прибитый к полу, как Христос был на кресте, который чувствует тяжесть, когда каждый грешник медленно идет по его телу.Этот человек — Каиафа, который, будучи убежденным, что один человек должен принять мученическую смерть за многих, был ответственен за смерть Христа. Голландцы, чьи аннотации к Inferno я упоминал ранее, предполагают, что Вергилий может быть полностью очарован этой сценой, потому что Каиафа еще не умер и не попал в ад, когда Вергилий впервые прошел через ад, то есть Вергилий никогда не был раньше видел человека, распятого на земле. Это также объясняет, почему Вергилию часто удается оставаться в стороне в аду, объясняя мучительные сцены Данте, но оставаясь совершенно равнодушным к грешникам.Здесь, на этот раз, Вергилий не в своей тарелке, и Данте должен узнать о лицемерах от одного из них, грешника.

Данте и Вергилий, надеясь оставить лицемеров, спрашивают дорогу; они узнают, что мост, ведущий к следующей области, больше не стоит, и что демон Малакода в песне 21 солгал им («Рядом есть еще одна скала, которая ведет к проходу», — сказал Малакода). Можно с уверенностью предположить, что Малакода не думал, что Данте и Вирджил выживут достаточно долго, чтобы обнаружить, что он лжет.

Один из грешников говорит Верджилу, что доверять Малакоде, вероятно, было не самой удачной идеей — в конце концов, дьявол — отец всей лжи. Вирджил, разгневанный и, вероятно, ощущающий себя идиотом, «большими шагами» расхаживает, чтобы посмеяться над грешниками, которых отягощают их одежды. Данте идет по его стопам.

Чтобы узнать больше о нашей серии Dante, щелкните здесь.

Александр Ациман является автором Твиттературы . Он писал для New York Times , Tablet , Wall Street Journal и TIME .Следуйте за ним в Twitter на @acimania.

Какие три признака лицемера? — MVOrganizing

Какие три признака лицемера?

Как распознать лицемера

  • Говори одно, а делай другое
  • Относиться к власть имущим иначе, чем к подчиненным
  • Давать совет, но не следовать собственным указаниям
  • Проповедуют толерантность, но судят тех, кто не соответствует их образу мышления
  • Добровольцы, но редко поднимают руку

Что означает религиозное лицемерие?

Лицемерие, определяемое как имитация качеств в ложном притворстве святости или добродетели, широко распространено во всех сферах жизни. Оно сыграло значительную роль в истории зверства, войн, преследований, церковно-государственных отношений и «избирательного негодования» христиан. обвиняя

Лицемерие и лицемерие — одно и то же?

заключается в том, что лицемер — это тот, кто проявляет лицемерие, который делает вид, что придерживается убеждений или чьи действия не соответствуют заявленным им убеждениям, в то время как лицемерие — это утверждение или притворство приверженности убеждениям, чувствам, стандартам, качествам, мнениям, добродетелям или мотивам, которые он на самом деле не обладает

Что такое лицемерная любовь?

Лицемерие также существует в отношениях, когда личное лицо человека не соответствует его личному лицу. Это происходит, когда те, кто знает и любит нас, лучше всего видят другого человека, чем тот, которого мы видим, когда смотрим в зеркало. Они видят наше личное лицо.

Кто такой лицемерный лжец?

Лицемеры подобны особому типу лжецов, которые прилагают дополнительные усилия, чтобы скрыть свое недостойное поведение и посылать нам ложные сигналы о моральном превосходстве

Аттикус лицемер?

Аттикус не лицемер, и он один и тот же человек на публике и наедине: «Аттикус никогда не делал ничего со мной и Джемом в доме, чего он не делал во дворе», — сказала я, чувствуя это своим долг защищать мою родительскую мисс Моди: «Аттикус Финч такой же в своем доме, как и на общественной улице»

Почему Аттикус взял дело?

Аттикус борется головой против расизма Мейкомба. Он хочет, чтобы Скаут делал то же самое, даже если люди говорят плохие вещи об Аттикусе за защиту Тома Аттикус рискует своей безопасностью, взяв это дело. Например, когда Том Робинсон находился в тюрьме в ожидании суд, Аттикус охранял его, чтобы его не убили

Что прячется под кроватью Скаута?

В ту ночь Скаут чувствует что-то под своей кроватью и думает, что там прячется змея. Она заставляет Джема провести расследование, и они обнаруживают, что Дилл прячется под кроватью Скаута

Почему пастор запер двери в церковь?

Почему преподобный Сайкс приказывает закрыть двери церкви? Двери церкви были закрыты, чтобы можно было собрать десять долларов для жены и детей Тома Робинсона

Какие есть доказательства того, что JEM растет?

Какие свидетельства указывают на то, что он растет и меняется? Джем больше не хочет играть в обычные игры со Скаутом. Он исправляет ее поведение и проводит время в своей комнате или читает: «С ним было трудно жить, он непоследователен, капризен». Он ест намного больше, чем раньше.

Почему церковь Кальпурнии собрала десять долларов?

Затем он говорит прихожанам, что денег недостаточно и что они должны собрать десять долларов. Преподобный Сайкс затем упоминает, что коллекция предназначена для Хелен Робинсон и ее детей. После этого Скаут спрашивает преподобного Сайкса, почему община жертвовала деньги Хелен и ее семье.

Почему при первой покупке нет сборников гимнов?

Почему в разделе «Первая покупка» нет сборников гимнов? Им нельзя читать книги из-за законов Джима Кроу

.

Кто сидит на крыльце зябликов, когда они возвращаются домой?

Тетя Александра

Почему никто не нанимает жену Тома?

1) Почему никто не нанимает жену Тома? — Никто не нанял бы жену Тома, потому что многие люди думают, что их семья — плохая семья и им не доверяют, и они не наняли Хелен из-за дела, которое было обвинено в Том

.

Кто дал Кальпурнии ее первую книгу?

Дед скаута

Женится ли Скаут на укропе?

Несмотря на их детскую привязанность друг к другу и обещание Дилла выйти замуж за Скаута, читатель не может быть уверен, что Дилл делает предложение Скауту, будучи взрослым, и она соглашается выйти за него замуж

Лицемер всегда льстит (6 июня 2017)

Папа Фрэнсис

УТРЕННЯЯ МЕДИТАЦИЯ В ЧАСОВНЕ
DOMUS SANCTAE MARTHAE

Лицемер всегда льстец

Вторник, 6 июня

(автор: L’Osservatore Romano , Weekly ed.на английском, n. 26, 30 июня 2017 г.)

«Истинный христианин не может быть лицемером, а лицемер — не истинный христианин»: Папа Франциск недвусмысленно высказался против соблазна быть «двуличным». Это было его целью во время мессы в Санта-Марте во вторник, 6 июня, когда он размышлял о дневном отрывке из Евангелия от Марка (12: 13-17), в котором «некоторые фарисеи и иродиане» пытались поймать Иисуса в ловушку.

«В отрывке из Евангелия, — заметил Папа, — есть слово, которое Иисус часто использует для характеристики законников», потому что он признал их лицемерие.Таким образом, «лицемер» — это слово, которое он часто использует для их характеристики ». Папа Франциск объяснил, что они «лицемеры, потому что показывают одно, а думают о другом». На самом деле, добавил Папа, ссылаясь на греческую этимологию этого слова, «они говорят, они судят, но под ними есть что-то еще». Ничто не могло быть более отличным от пути Иисуса: на самом деле лицемерие «не на языке Иисуса. Лицемерие — не язык христиан ». Этот факт абсолютно «ясен».

Однако, поскольку Иисус старается подчеркнуть эту особенность, как заметил Франциск, важно, чтобы мы полностью понимали ее и осознавали, «как они действуют», как ведут себя лицемеры.

Прежде всего, Папа сказал: «лицемер всегда льстец», в большей или меньшей степени, «но он льстец». Так, например, они говорят Иисусу: «Учитель, мы знаем, что ты истинный, и никого не заботимся; ибо вы не уважаете положение людей, но по-настоящему учите пути Божьему ».Другими словами, они используют «ту лесть, которая смягчает сердце» и ослабляет сопротивление в жизни.

Поэтому «лицемеры всегда начинают с лести. А потом задают вопрос ». Часть лести — «не говорить правду», «преувеличивать», «подпитывать тщеславие». В этой связи святой отец вспомнил священника, которого он «знал давно, не здесь», — который, «бедняга, выпил всю лесть, которую ему давали; это была его слабость. А его друзья сказали, что он плохо выучил литургию, «потому что он не понимал истинного значения слова« возжигание ».

Итак, продолжал Папа, «лесть всегда начинается так, но со злого умысла». Это ясно видно из евангельского отрывка: чтобы испытать Иисуса, фарисеи «подлизывались перед Ним, чтобы он поверил им и ошибся». Это прием лицемера: «он показывает тебе, что ты ему нравишься; он всегда надувает тебя, чтобы достичь своей цели ».

Затем Папа подчеркнул «второй аспект», обнаруженный в «том, что делает Иисус», когда столкнулся с этой «двуличной» уловкой лицемеров, которые задают справедливый вопрос, но «с несправедливым намерением».Они спрашивают его: «Разве законно платить налоги Цезарю?» — Иисус, «зная их лицемерие, ясно заявляет:« Зачем подвергать меня испытанию? Принеси мне монету, и я посмотрю на нее ». Обратите внимание на прием Иисуса: «лицемерам и идеологам», — сказал Папа Франциск, — Иисус всегда «отвечает реальностью. Реальность такова, все остальное либо лицемерие, либо идеология ».

Вот почему Иисус говорит: «принеси мне монету». Он действительно хочет показать «реальность». Он отвечает «с мудростью», когда говорит: «Отдайте кесарю то, что принадлежит кесарю» — на самом деле на монете было изображение кесаря, — «и Богу то, что принадлежит Богу».

Наконец, Святой Отец сказал, важно отметить «третий аспект» по отношению к «языку лицемерия»: это «язык обмана и тот же язык, что и язык змея с Евой; это то же самое. Он начинается с лести: «Нет … если ты съешь это, ты будешь великим, ты все узнаешь …», чтобы уничтожить ее ».

Лицемерие, по сути, «губит; лицемерие убивает; он убивает людей, даже настолько, что лишает человека характера и души. Это убивает общины », — пояснил Папа.И, добавил он, «когда в обществе есть лицемеры, там существует большая опасность; существует очень страшная опасность ». По этой причине «Господь Иисус сказал нам:« Да будет ваша речь: да, да, нет, нет. Все, что угодно, исходит от лукавого ». Он был очень ясным ». В этом отношении Папа Франциск напомнил: «Иаков в своем Послании был еще сильнее:« Пусть ваше да будет да, а ваше нет — нет »».

Эти ясные слова помогают нам сегодня понять, «сколько зла» лицемерие наносит Церкви. Сколько зла совершают «те христиане, которые впадают в эту греховную практику, которая убивает».Это потому, что, как подчеркнул Святейший Отец, «лицемер способен убить общество. Говорит ласково, сурово судит о человеке. Лицемер — убийца ». В заключение Папа резюмировал свои размышления, напомнив, что лицемерие «начинается с лести», на которую нужно отвечать только «действительностью»; и это лицемерие использует «тот же язык, что и дьявол, сеющий этот двуличный язык в сообществах, чтобы уничтожить их». Поэтому Папа сказал: «Давайте попросим Господа защитить нас от впадения в этот порок лицемерия», от «маскировки нашего отношения, но со злыми намерениями».Чтобы Господь мог дать нам эту благодать: «Господи, чтобы я никогда не был лицемером, чтобы я мог знать, как говорить правду, и, если я не могу сказать это, молчать, но никогда не лицемерие …» ».

Inferno 23 — Цифровой Dante

  • непростое открытие в францисканском ключе
  • Семиотическая неопределенность из-за умножения значений: аналогия с басней Эзопа и ее компонент «жерионского мошенничества»
  • как автор сценария делает интригу в сверхдетерминированном повествовании?
  • «воображаемое» событие также может быть правдой ⇒ «не ложные ошибки» Purgatorio 15
  • двойная спираль Вирджилио
  • Данте и евреи
  • болгия лицемерия и религии: ср.«La malvagia ipocresia de’ Religiosi »(злое лицемерие религиозных деятелей) Decameron 1.6

Акт 4. Ад 23, стихи 1-57

[1] После того, как прививатель Чамполо преуспевает в обмане дьяволов и заставляет их сражаться друг с другом в конце Инферно 22, Ад 23 возобновляется продолжением «игры в 4 действиях», начатой ​​в Инферно 21. Вторичная сюжетная линия с участием Чамполо, дьяволов и nuovo ludo завершена, и автор возвращается к основной сюжетной линии: истории Данте и Виргилио, обманутых непокорными и злобными дьяволами.Напомним, что в Inferno 21 Малакода проинструктировал Барбариччиу и его группу предоставить Данте и Вирджилио безопасный проход к месту, где они найдут неповрежденный мост , пересекающий шестой bolgia : «costor sian salvi infino a l’altro scheggio / che tutto intero va sovra le tane »(держите этих двоих в целости и сохранности до следующего гребня, который непрерывно поднимается над логовами [ Inf . 21.125-26]).

[2] Поскольку нет неповрежденного моста через шестую болгию (на самом деле, все мостов через шестую болгию рухнули одновременно, во время землетрясения, сопровождавшего Распятие), — эффективно говорил Малакода. его дьяволам, что вскоре им будет разрешено нападать на путешественников.Обманчивые инструкции Малакоды в Inferno 21 предназначены для того, чтобы ввести Данте и Вирджилио в чувство ложной безопасности, прежде чем дьяволы обратятся против них.

[3] Более того, Малакода отдал свои инструкции своим войскам в конце Инферно 21, когда дьяволы чувствовали себя дерзкими и буйными — до инцидента с Чамполо, который произошел в Инферно 22. Когда дьяволы перегруппироваться после того, как их обманул этот хитрый мошенник Чамполо, после унижения быть втянутыми в поле вместе с теми самыми грешниками, которых они охраняют, они злятся.Униженные дьяволы более разжигаются злобой по отношению к путешественникам, чем раньше.

[4] Итак, Inferno 23 начинается с чувства беспокойства. Путешественники идут одни и «без компании»: фраза «sanza compagnia» в первом стихе Inferno 23 напоминает «fiera compagnia» (жестокую компанию), с которой Данте и Вирджилио были вынуждены путешествовать в Inferno 22.14 и подчеркивает произошедшее изменение. Данте и Вирджилио молчат и сплочены, как францисканские монахи, гуляющие вместе:

 Taciti, soli, sanza compagnia
н'андавам л'ун динанзи и л'альтро допо,
приходят frati minor vanno per via.(Инф. 23.1-3)
 
 Тихая, одна, нас никто не провожает,
мы пошли - один шел до, другой после -
как младшие братья, когда они гуляют вместе.
 

[5] Ссылка на францисканских монахов предвосхищает bolgia лицемеров во второй половине этой песни: это bolgia , в котором представлены священнослужители и религиозные деятели. Краткое мимолетное сравнение также указывает на то особое место, которое францисканские монахи занимают в воображении Данте.

[6] Чувство беспокойства усиливается в результате изучения того, о чем думает паломник во время прогулки.Он размышляет над басней Эзопа о лягушке и мышке, которую считает аналогичной только что произошедшим событиям:

 Эпоха Вольта в су ла фавола д'Изопо
lo mio pensier per la presente rissa,
dov ’el parlò de la rana e del topo.
( Инф.  23.4-6)
 
 Настоящая скандала напомнила мне об Эзопе -
та басня, где он рассказывает о
лягушка и мышь.
 

[7] Чтобы понять аналогию Данте, мы должны начать с сюжета Басни, на которую ссылается Данте, которая разворачивается следующим образом: привязав мышь веревкой к ноге, лягушка выходит и на полпути начинает нырять, намереваясь убить мышь.Мышь сопротивляется; летящий змей схватывает мышь и, из-за веревки, также награждается злобной лягушкой.

[8] Знание сюжета Басни вносит некоторую ясность: мы знаем, что Басня дурно предвещает для наших путешественников. Но на самом деле литературная аналогия Данте затемняет больше, чем проясняет, открывая момент огромной семиотической плотности и герменевтической неясности. Как я показал в своем обсуждении этого отрывка в The Undivine Comedy , сравнение событий, происходящих в Inferno 23, с Басней Эзопа о лягушке и мыши уводит от от семиотической ясности.

[9] Данте сразу же усложняет ситуацию, сравнивая Fable не только с событиями, которые разворачивались в «реальном времени» в пятом bolgia , но и с двумя маленькими знаменателями: двумя маленькими словами «mo» и «Иса», что оба означают «сейчас». Он заявляет, что события, произошедшие в пятой болгии , столь же похожи на события, описанные в «Басне Эзопа» о мыши, которая просит лягушку о помощи при переходе через реку, как мес. похож на issa : «ché più non si pareggia ‘mo’ e ‘issa’ / che l’un con l’altro fa »(ибо« mo »и« issa »не более похожи, чем одно с другим [ Inf. 23.7-8]).

[10] Сравнение одного набора знаков с другим набором знаков не является методом достижения семиотической ясности. Как я пишу в The Undivine Comedy : «Применение одного набора знаков (текста басни) к другому (тексту стихотворения) приводит не к ясности, а к путанице. И на самом деле два знака — «мо» и «иса», сходство которых объявляется основой сравнения между более крупными наборами знаков, сами по себе неснижаемо различны »(стр. 84).

[11] Если мы проанализируем аналогию между Басней Эзопа и событиями Инферно 21 и 22, как я это делаю в Небожественная комедия , мы увидим, что это приводит к множеству возможных значений:

Наиболее распространенная интерпретация этого отрывка рассматривает Аличино как мышь, Калькабрину как лягушку, которая должна была прийти ему на помощь, а подачу как воздушного змея, побеждающего и то и другое.Совсем недавно ученые начали сосредотачиваться на втором уровне смысла, предлагая пролептическую аналогию между басней и преследованием, которое вот-вот произойдет, где Данте — мышь, Виргилио — невольная лягушка, ведущая мышь в опасность, а Мальбранш — воздушный змей.

Что меня здесь интересует, так это не правильная интерпретация отрывка, а тот факт, что его интерпретация традиционно оказывалась столь сложной. Установление эквивалентности между двумя наборами знаков — на самом деле, тремя наборами, если мы добавим историю Данте, Виргилио и дьяволов — привело к такому количеству интерпретаций, сколько существует способов объединения переменных, которые дал нам Данте.

Таким образом, помимо самого популярного прочтения, упомянутого выше, экзегетическая запись включает следующие комбинации: Чамполо как мышь, Аличино как лягушка, Калькабрина как воздушный змей; Аличино — лягушка, Калькабрина — коршун; Чамполо в образе лягушки, черти в образе мыши; Аличино — мышь, Калькабрина — лягушка, Барбаричча — коршун; Данте и Вирджилио в образе мыши, дьяволы в образе лягушки, а иногда и Чамполо в роли коршуна; Чамполо как лягушка в начале, Калькабрина как лягушка в конце; Аличино и Данте в образе мыши, Калькабрина и Вирджилио в образе лягушки, дьяволы вдвое больше коршуна; Чамполо и Данте в роли мыши, Аличино и Вирджилио в роли лягушки, Калькабрина и дьяволы в роли коршуна.

Несомненно, некоторые из этих эквивалентностей более правдоподобны, чем другие; Тем не менее, важно, что Данте заложил семиотический ландшафт, достаточно плодородный, чтобы все они — даже самые надуманные — могли возникнуть. Другими словами, историческое отсутствие критического консенсуса относительно применения басни к событиям стихотворения является частью точки зрения Данте, которая заключается в двусмысленности — герионской фальсификации — всех знаков, всех представлений. Применение одного набора знаков (текста басни) к другому (тексту стихотворения) приводит не к ясности, а к путанице.И на самом деле два знака — «мо» и «иса», сходство которых объявляется основой сравнения между более крупными наборами знаков, сами по себе неснижаемо различны.

( The Undivine Comedy , pp. 83-84; документацию о восприятии отрывка и его многочисленных интерпретациях, здесь синтетически произнесенных, см. В примечаниях к The Undivine Comedy )

[12] Семиотическая плотность и непонятность аналогии с Басней Эзопа — ее «герионского мошенничества» — усиливают чувство опасения, которое витает в воздухе в начале Inferno 23.

[13] Рассказчик продолжает излагать мысли паломника, которые сосредоточены на дьяволах и на том, что, по его мнению, будет их повышенной злобой. Паломник рассуждает (правильно), что гнев дьяволов будет усилен, потому что над ними издевались, заставляли поглощать урон и презрение из-за «beffa», нанесенного им Чамполо:

 Io pensava così: «Questi per noi
sono scherniti con danno e con beffa
sì fatta, ch’assai credo che lor nòi ».
( Инф .23.13-15)
 
 Я подумал: «Из-за нас над ними издевались, <
и это причинило столько боли и презрения <
что я уверен, что они испытывают глубокое негодование ».
 

[14] Паломник интуитивно чувствует, что дьяволы будут преследовать их, и что они будут еще более решительно настроены не терять эту особенную добычу после того, как потеряли обычную прививку. Сразу же после этой мысли паломник представляет Мальбранша, преследующего его по горячим следам, используя глагол imaginare : «io li’ magino sì, che già li sento »(я так их себе представляю, я слышу их сейчас [ Inf. 23,24]). Его волосы вьются от страха (19-20), и он говорит Вирджилио, что дьяволы уже идут за ними, по пятам: «Noi li avem già dietro; / io li ’magino sì, che già li sento” (они преследуют нас; / я так их себе представляю, я слышу их сейчас [ Inf . 23.23-24]).

[15] Задача рассказчика в приведенном выше отрывке состоит в том, как создать и управлять страхом перед Мальбраншем. Иными словами, как повествователь вызывает тревогу по поводу преследования дьяволом путешественников, учитывая чрезмерно определенный сюжет, с которым он работает? Все читатели Inferno , которые до сих пор внимательно прочитали, знают, что Данте нельзя навредить, что его путешествие по загробной жизни велено Богом (см. Комментарий к Inferno 2).

[16] Данте-поэт здесь сталкивается с повествовательной дилеммой: как изобразить дьяволов, как если бы они представляли реальную угрозу, и при этом не противоречить провиденциальной природе поисков паломника?

[17] У Данте есть особые приемы, с помощью которых он манипулирует временем повествования и вызывает у читателя чувство ожидания, которое он создает нарратологически через приостановку событий, чтобы внушить неуверенность в их исходе. В конце Inferno 8 мы видели, как Данте с большим эффектом использует маленькое наречие «già», когда путешественники в напряженной последовательности ждут прибытия божественного посланника, который откроет врата Диса: «e già di qua da lei discende l'erta /.. . tal che per lui ne fia la terra aperta »(и теперь , уже хорошо внутри этих ворот, спускается ... тот, кто откроет нам это царство [ Inf. 8.128, 130]).

[18] В Inferno 23 мы наблюдаем ускоренное использование той же техники. Данте-поэт начинает наращивание повествовательного саспенса с наречия già в стихе 19: « Già mi sentia tutti arricciar li peli / de la paura» ( Уже Я почувствовал, как мои волосы вьются от страха [19-20] ).Затем паломник предупреждает Виргилио о его страхе перед Malebranche, используя двойное наречие già , чтобы указать, что он уже чувствует, как дьяволы преследуют их по пятам: «Noi li avem già diero; / io li ’magino sì, che già li sento” ( Уже у нас они позади; / я так себе их представляю, я уже слышу их [23-24]). Как только Вирджилио предлагает им способ убежать от «воображаемой погони» - «l'imaginata caccia» (33) - рассказчик вмешивается с другим gia , используемым для управления переходом от погони, представленной как «всего лишь« воображаемый »к тому факту, что погоня теперь реальна:« Già non compié di tal consiglio rendere, / ch'io li vidi venir con l'ali tese »( едва закончил рассказывать мне свой план / когда Я видел, как они приближались с распростертыми крыльями [34-35]).

[19] Нарратологический анализ The Undivine Comedy подробно объясняет важность «già», то, как Данте использует небольшое наречие, чтобы внушить ощущение одновременности и обозначить срочность и непосредственность на уровне участок:

Здесь già должен делать то, что рассказчик, ограниченный временным порядком, не может; наречие намекает на одновременность, создает впечатление, что дьяволы напали на путешественников еще до того, как Виргилио закончил говорить (в то время как на самом деле, конечно, рассказчик был обязан записать все слова Виргилио, и только после этого может перейти к преследователи).На протяжении всего эпизода существует напряжение между, с одной стороны, временными наречиями, обозначающими срочность и непосредственность (не только già , но tostamente [22], tosto [27], pur mo [28]). , sùbito [37], sì tosto [46], a pena [52]) и, с другой стороны, слово imaginare , которое, кажется, низводит дьяволов до перегретого воображения паломника («io li 'magino sì »,« Imaginata caccia »). ( Небожественная комедия , стр.85)

[20] Другой проблемой здесь, конечно же, является то, что скоро выяснится, что дьяволы не только воображаемые, но и настоящие. И действительно, imaginare превратится в будет термином, подобным sognare и parere , который обозначает совершенно особую категорию, свойственную визионерам и мистикам: «воображаемую реальность», которая не просто воображается. , но и настоящий .

[21] Отсюда выравнивание «imaginata caccia» из Inferno 23.33 с «истинными воображениями» Purgatorio , список, который включает «ncendio imaginato» (воображаемый пожар) сна орла в Purgatorio 9 (стих 32) и Деву Марию «воображаемую» в акт ответа ангелу Гавриилу во время Благовещения. Об этих и других примерах я пишу в The Undivine Comedy :

.

В мире не ложных ошибок то, что кажется менее реалистичным, не должно быть менее правдой. Прилагательное imaginato рассказывает интересную историю в этом отношении, поскольку, когда Вергилий использует его, чтобы предположить, что преследование дьяволов нереально в Inferno 23, он ошибается; и если «imaginata caccia» bolgia беспорядков реальна, почему не «incendio imaginato» из первой мечты паломника? Возможно, в Purgatorio 9 орел является «ошибочным» толкованием того, что Лючия является «истинным» объяснением, но если так, то орел - это не ложная ошибка.И Дева imaginata в акте речи, ладан imaginato , дым окутывающий танцующего псалмопевца (оба эти использования принадлежат скульптурным образцам Purgatorio 10), одинаково «реальны». Эти образы реальны, как сон мечтателя, который хотел бы видеть во сне в замечательном сравнении Inferno 30: «Qual è colui che suo dannaggio sogna, / che sognando desidera sognare, / sì che quel ch'è, come». non fosse, agogna »(Подобно тому, кто видит во сне свою боль и / мечтает, хочет, чтобы он видел это, / так что то, что есть, как если бы это не было, он жаждет [ Inf. 30.136-38]). ( Небожественная комедия , стр. 164)

[22] Погоня дьявола не только дает рассказчику возможность вызвать тревогу и страх. Агрессия дьявола также предлагает рассказчику возможность компенсировать самоуверенность Вирджилио в его переговорах с Малакодой и его последующую неспособность защитить своего подопечного от возможного вреда, с защитной любовью и заботой, которые он теперь проявляет к паломнику перед лицом неминуемой опасности. Опасность.

[23] Поскольку все мосты через шестую болгию были разрушены (см. Inferno 21 и обсуждение лжи Малакоды), Вирджилио и Данте должны скользить на спинах прямо в шестую болгию , где - к счастью - нет кипящей смолы.В их стремительном бегстве от дьяволов Вирджилио описывается как мать, которая ничего не думает о себе и своем достоинстве, покидая горящий дом без смены - обнаженной - чтобы спасти своего ребенка:

 Lo duca mio di sùbito mi prese,
Come la madre ch’al romore è desta
e vede presso a sé le fiamme Accese,
Che prende il figlio e fugge e non s’arresta,
Авендо Пич Ди Луи Че Ди Се Кура,
tanto che соло una camiscia vesta. . .
( Инф .23.37-42) 
 Мой гид схватил меня мгновенно, как только
мать, разбуженная ревом
и замечает пылающее пламя рядом с ней,
поднимет сына и побежит без остановки -
она больше заботится о ребенке, чем о себе -
не останавливаясь даже на смену. . .
 

[24] Мы видели Вирджилио в образе отца, и действительно, в стихотворении его часто называют «падре»; он будет «dolcissimo padre» в последней его сцене в Purgatorio 30.С помощью приведенного выше сравнения в Inferno 23, в котором Данте сравнивает Вирджилио с матерью, спасающей своего ребенка, поэт показывает свою готовность преодолеть гендерный барьер, чтобы еще больше углубить наше ощущение эмоциональной связи между паломником и его проводником.

[25] В заключительной главе «Поэты Данте » я подробно анализирую двойную спираль «повествования о Вергилио» Данте с его заплетенными интеллектуальными и эмоциональными нитями. Я показываю, как Данте выстраивает скоординированный сюжет для своего гида.Он делает Вирджилио, с одной стороны, еще более склонным к неудачам в интеллектуальной сфере, с точки зрения принимаемых им решений. И одновременно, по другую сторону той же повествовательной книги, поэт делает Вирджилио все более любимым и восхищенным в аффективной сфере. События Inferno 21-23 составляют важную часть в создании этой повествовательной ткани двойной спирали: эти канти постулируют как неудачу Вирджилио как проводника в отношениях с Малакодой, так и любовь и заботу, которые Вирджилио проявляет к своему подопечному, когда сталкивается с ним. с опасностью.

[26] Длинная и сложная повествовательная арка, которая начинается в Inferno 21, завершается сильным повествовательным утверждением о бессилии дьяволов пятой bolgia . Однако в диалектической трактовке, которая типично дантова, бессилие дьявола запечатлено - нарратологически - с неотложностью побега путешественников: едва ли («пена») ноги Вирджилио касались пола шестой bolgia , чем ноги Вирджилио. черти на грани над ними! Сообщая, что путешественникам едва удается добраться до безопасности шестого bolgia , рассказчик сообщает об их опасности и страхе.Но так же сразу же этого страха больше нет, потому что то же самое Провидение, которое сделало дьяволов министрами пятой болгии , отказало им в силе покинуть ее. Отголосок заявления Беатрис о том, что адские страдания не касаются ее ( Inferno 2.92), рассказчик сообщает нам, что дьяволы бессильны за пределами bolgia , хранителями которых они являются, и что путешественники, следовательно, в безопасности:

A pena fuoro i piè suoi giunti al letto
del fondo giù, ch’e ’furon in sul Colle
sovresso noi; ma non lì era sospetto;
ché l’alta provdenza che lor volle
Porre Ministri de la fossa quinta,
poder di partirs ’indi a tutti tolle.( Инф . 23.52-57) 
Его ноги едва дотянулись до лежащей
глубоко внизу, чем эти десять демонов
были на краю над нами; но было
нечего бояться; для этого высокого провидения
что пожелал им служителей пятого рва,
лишает всех их возможности покинуть это место.
 

[27] Путешественникам нечего бояться, говорит рассказчик, потому что у дьяволов нет «силы» («подер»), чтобы покинуть пятую bolgia .В этой формулировке Данте еще раз искажает богословскую уверенность, чтобы сохранить драматизм своего рассказа. Формулировка рассказчика создает впечатление, что паломник был бы в опасности, если бы дьяволы поймали его в пятой канаве, в пределах их собственной предписанной болгии . И все же, технически - то есть теологически, учитывая, что это путешествие велено Богом - бессилие дьяволов является несомненным, даже в пределах болгии, которой они являются министрами, поскольку они являются служителями Божьей справедливости, которые действуют. только в божественных рамках.

[28] Манипулируя читателем, чтобы он почувствовал тревогу и заботу о благополучии путешественников, а затем драматизируя разочарование и бессилие дьяволов, когда они смотрят на сбежавшую жертву, Данте показывает, что ад бессилен, что дьяволы бессильны. : принципиально зло бессильно. Христос, как мы помним из описания Терзания ада в Inferno 4, является «possente» - могущественным - Кто идет, куда Он хочет, и Кто входит в ад, не сдерживаясь ( Inf. 4.53), а этим дьяволам не хватает даже «подера» (силы), чтобы покинуть пятую болгию.

[29] Разрушенные мосты, развалины , , beffe , сыгранные на дьяволов: все это эхо Христовых мучений из ада, и все они означают бессилие ада.

[30] Как только путешественники входят в шестую болгию , в Inferno 23.58, драматическая дуга, которая простирается от Inferno 21 до Inferno 23, стих 58, очевидно, подошла к концу.Остальная часть Inferno 23, от стиха 58 до конца песни, посвящена лицемерам. Грубо говоря, Данте относит две и одну треть канти к гражданской коррупции ( baratteria ) и две трети песни к лицемерию, снова демонстрируя, что он выбрал повествование variatio и отсутствие симметрии. Однако не все сказано и сделано на тему дьяволов и неоправданного доверия Вирджилио к своим навыкам ведения переговоров. Есть код к сюжетной линии путешественников и дьяволов, спрятанный в самом конце Inferno 23.

[31] В разговоре с Каталано и Лодерго, двумя современными болонскими лицемерами, Вирджилио наконец узнает, что нет ни одного неповрежденного моста через шестую болгию. В результате он с опозданием приходит к пониманию того, что Малакода обманул его: «Mal contava la bisogna / colui che i peccator di qua uncina» (Тот, кто ловит там грешников / дал нам ложный отчет об этом деле [ Inf. 23.140-41]). Похоже, это последний удар эпизода по чувству господства Вирджилио над адом.

[32] Но это не так; впереди еще худшее. Беспокойство Вирджилио из-за того, что Малакода обманывает его, вызывает у лицемеров не удивление и сочувствие, а скорее насмешливое утверждение, что дьяволы - лжецы. Другими словами, Вирджилио должен был знать лучше, чем полагаться на дьявола. Итак, Каталано вежливо комментирует, что однажды он слышал в Болонье, что дьяволы - лжецы:

 E ’l frate:« Io udi ’già dire a Bologna
дель диавол vizi assai, tra ’quali udi’
ch’elli è bugiardo, e padre di menzogna.”
( Инф.  23.142-44)
 
 У монаха: «В Болонье я
однажды слышал о многих пороках дьявола -
они сказали, что он лжец и отец лжи ».
 

[33] Добавленная колкость в замечании Каталано относится к Болонье: Болонья была великим центром обучения, отличным богословским факультетом, и тем не менее утверждение, что дьяволы лжецы, - банальность, известная каждому школьнику. Очевидно, всем, кроме Вирджилио, который, несмотря на то, что был великим мудрецом, был обманут Малакодой.Заключение к Inferno 23 является важным комментарием к Вирджилио и его ограничениям в качестве руководства, подчеркнутым предыдущими событиями.

[34] Хладнокровие Вирджилио расстроено; он больше не невозмутимый мудрец, как его товарищи по Лимбо. В «Бегстве от дьяволов» в первой части песни он показывает свою любовь к Данте; и в столкновении с лицемерами в конце песни, с подразумеваемым упреком, он показывает свой гнев. Он великий мудрец, «quel savio gentil, che tutto seppe» (тот нежный мудрец, который знал все [ Inf .7.3]), «mar di tutto’ l senno »(море всей мудрости [ Inf . 8.7]), и все же ему лгал дьявол и высмеивал лицемер. Мы вернемся к гневу Вирджилио во вступительной части комментария к Inferno 24.

* * *

[35] Лицемеры носят накидки той же формы, что и монахи знаменитого бенедиктинского аббатства в Клюни: «de la taglia / che in Clugnì per li monaci fassi» (того же покроя / использовавшегося для изготовления одежда для монахов Клюни [ Инф. 23.62-63]). Эти накидки имеют блестящую золотую внешность, но сделаны из свинца, что символизирует лицемерие: их красивый внешний вид скрывает отвратительный интерьер.

[36] Эти накидки тяжелее свинцовых накидок, которые были изготовлены Фридрихом II как орудия пыток ( Инф. 23.61-66). Стих 66 ссылается на предполагаемую ужасную пытку Фридриха II за преступление lèse majesté , не подтвержденное историками, но повторенное всеми древними комментаторами. В сообщении говорится, что преступника накрыли свинцовым плащом и поместили в котел, под которым был устроен пожар.Я вернусь к этому отрывку в своем обсуждении исторических пыток Inferno в комментарии к Inferno 27.

[37] Данте разговаривает с двумя болонскими лицемерами своего времени, «Frati Godenti» (Веселые монахи) Каталано и Лодерго: «Frati godenti fummo, e bolognesi, / io Catalano e questi Loderingo / nomati» (Мы оба были веселыми Монахи и Болоньезе; / меня звали Каталано, Лодерго / было его [ Инф. 23.103-04]). Frati Gaudenti - это популярное название мирского Ордена Пресвятой Девы Марии, Ordo Militiae Mariae Gloriosae. В Данте «Поэты » я связываю издевательства Данте над орденом Фрати Гауденти с его взглядами на поэта Гиттоне д’Ареццо, также члена ордена:

Гиттоне, похоже, был хорошо знаком с Лодерго, одним из основных основателей ордена: эти двое были товарищами в монастыре Ронзано, и Гиттоне сочувствовал его незаслуженным невзгодам в песне, благоговейно адресованной «Padre dei padri miei e. mio messere »(Отец моих отцов и мой господин).( Поэты Данте , стр. 105)

[38] Frati Godenti Catalano и Loderingo вместе отправились как podestà (мэр) во Флоренцию, где они должны были быть беспристрастными и беспристрастными в своем обращении с фракциями города. Вместо этого их лицемерие приняло форму фаворитизма по отношению к гвельфам, что привело к разрушению домов гибеллинов Уберти в районе Гардинго во Флоренции ( Inf. 23.108; о семье Уберти см. Inferno 10).

[39] После разоблачения политического лицемерия Каталано и Лодерго паломник видит распятого на земле лицемера в адском эхе Распятия ( Инф. 23.109-126). Это Каиафа, иудейский первосвященник, который в Новом Завете обвинил Иисуса в богохульстве, тем самым подготовив почву для Распятия. Каталано описывает его так:

 ми дисс: «Quel confitto che tu miri,
consigliò i Farisei che communia
porre un uom per lo popolo a ’martìri.”
( Инф . 23.115-17)
 
 Он сказал мне: «Тот, кого там пронзили, которого ты видишь,
советовал фарисеям, что это благоразумно
позволить страдать одному человеку, а не одной нации.
 

[40] Каиафа и Анна (Иисус был впервые взят перед Анной, тестем Каифа и предыдущим первосвященником) и все другие члены совета, осудившие Христа, распяты в этой болгии :

 E a tal modo il socero si stenta
in Questa fossa, e li altri dal concilio
Che fu per li Giudei mala sementa.
( Инф.  23.121-23)
 
 Как мучения, в этой канаве мучат оба его <
свекор и другие члены совета, <
который для евреев посеял столько зла.
 

[41] Inferno 23 предлагает понимание оценки Данте роли евреев в провиденциальной истории, предвосхищая обвинение в богоубийстве, выдвинутое против евреев в Paradiso 7 . В поступке, который Данте классифицирует как лицемерный, Каиафа посоветовал своим собратьям-фарисеям умереть Иисуса, а не рисковать смертью многих евреев: «consigliò i Farisei che Conventionia / porre un uom per lo popolo a 'martìri» (советовал Фарисеи, что было благоразумно / позволить страдать одному человеку, а не одному народу [ Инф. 23.116-17]). Здесь Данте цитирует Евангелие от Иоанна: «Лучше нам, чтобы один человек умер за народ, и чтобы не погиб весь народ» (Иоанна 11:50). Согласно христианским экзегетам истории, решение Собора «было злым семенем для евреев»: «fu per li Giudei mala sementa» ( Inf. 23,123). Как «злое семя», оно принесло злые плоды: убийство Христа (само по себе справедливое вознаграждение за первородный грех), тем не менее, было справедливо «отомщено», согласно традиционной христианской историографии, разрушением Иерусалима, осуществленным римским императором. Тит в 70 г. н.э.Эти события в еврейской истории представлены как сложная историческая и моральная загадка в Paradiso 7: «come giusta vendetta giustamente / punita fosse» (как / справедливая месть может заслужить справедливое наказание [ пар. 7.20-21]). Эти же события раскрыты и тревожно «объяснены» в Paradiso 7.47.

[42] В своем эссе «Данте и еврейский вопрос» Рэйчел Якофф отмечает библейских евреев, присутствующих в шестой болгии , и задается вопросом о значении отсутствия современных евреев из ада Данте: «Один вопрос, который возник для меня с тех пор, как я начал работать над этим материалом, вот почему Данте воздерживается от того, чтобы помещать каких-либо реальных евреев, кроме библейских фигур Иуду, Кайфас, Анну и синедрион, в ад »(стр.16; для полной справки см. Скоординированное чтение). Проблема отсутствия современных евреев из ада Данте обсуждается в моей трактовке ростовщичества, в комментарии к Inferno 17.

[43] В Инферно 28 Данте перепрофилирует тропу исторического события, которое является злым семенем для всего народа, передав его от евреев в Инферно 23 собственному народу Данте, тосканцам. В то время как в Inferno 23 именно совет Кайафаса относительно Иисуса сеет злую историю для евреев, в Inferno 28 именно совет, данный флорентийским Mosca de 'Lamberti относительно флорентийского Buondelmonte de' Buondelmonti, рассматривается как « семя зла для тосканцев »:« fu mal seme per la gente tosca »( Inf. 28.108). Повторяя Inferno 23.123 в Inferno 28.108, Данте соединяет еврейский и тосканский народы, связывая их посредством тропа «злых семян», преследующих их истории.

[44] Обращение Данте с лицемерами уходит корнями в глубокую и резкую критику духовенства и религиозного лицемерия на протяжении всей истории.

[45] Критика религиозного лицемерия Данте в Inferno 23 вполне могла повлиять на Боккаччо в Decameron 1.6, , новелла , в рубрике которой говорится, что она рассматривает «злое лицемерие духовенства»: «la malvagia ipocresia de’ Religiosi ». В своей новелле Боккаччо, разоблачая духовное лицемерие, сосредотачивается на «младших братьях, которые не смеют трогать деньги»: «frati minori, che denari non osan toccare» ( декабрь 1.6.9). Это в точности «frati minori», упомянутые в стихе 3 из Inferno 23.

[46] Как мы видим из вышеупомянутого обсуждения, критика Данте того, что Боккаччо называет «la malvagia ipocresia de’ Religiosi », является исчерпывающей и глубокой.В этой песне яростная критика Данте касается францисканцев, бенедиктинцев, мирского Ордена Пресвятой Девы Марии, известного как Фрати Гауденти, богословского факультета Болоньи и еврейских фарисеев.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.