Разное

Кто такой графоман определение: что это такое, определение термина в литературном словаре Эксмо

Содержание

Что такое графомания? / Михаил Эм

Знакомясь с постами, особенно с комментариями к ним, часто вижу, как оппонента упрекают в графомании. Хочу поделиться мнением. 

Для меня графомания – термин весьма неточный. 

Ну кто такой графоман, в самом деле? Человек, имеющий патологическую страсть к сочинительству? Любой настоящий писатель имеет патологическую страсть к сочинительству. Ну так это настоящий! А чем настоящий писатель отличается от ненастоящего? Тем, что ненастоящий писатель графоман. Логический круг замкнулся: в такой трактовке термин «графомания» не имеет смысла, ввиду неопределенности значения.

Поищем другую трактовку. Настоящие писатель, в отличие от ненастоящего, имеет удачные работы. Допустим. Вполне подходящее воззрение (в данном случае я исхожу из того, что ценность сочинения может быть достоверно установлена). Но имеется одно «но». Любой писатель (из настоящих, речь сейчас о них) в какую-то пору своей жизни не имеет удачных произведений, а потом неожиданно обретает, в смысле – сочиняет.

В соответствии с принятой логикой, приходится признать: сначала он был графоманом, а потом стал настоящим писателем. Ненастоящий писатель – еще туда-сюда, а вот графоман – это определение в отношении настоящих писателей совсем не катит. Этак придется признать, что Пушкин в юные годы был графоманом, а потом стал гением! Хотя, по смыслу данной трактовки, именно так: сначала у Пушкина не было удачных произведений, а потом появились. 

Строго говоря, любое лицо, берущееся за перо впервые, сочиняет неудачное произведение. Это отсутствие опыта, ничего боле. И потому сочинитель – графоман? Все же данным термином принято именовать кого-то другого. Но кого? 

Поищем следующую пригодную трактовку. Графоман – это человек в возрасте, имеющий патологическую страсть к сочинительству и не имеющий удачных произведений. Вроде бы все понятно: пишет человек, пишет – давно уже пишет, а ничего путного не выходит. Графоман, вестимо. Но, как во всех случаях с темпоральной шкалой, возникает вопрос: в какой именно момент времени дите, сочиняющее неудачные вирши, превращается в матерого графомана? Точный возраст указать можете? Если не можете, трактовку следует отбросить ввиду того, что она не отвечает критериям научности.

Тем более что известны случаи, когда немолодые уже люди развивались в блистательных авторов. 

Нет, возраст роли не играет. Любой человек, пока он жив, способен сочинить что-то стоящее. Только у одних шансы на это побольше, а у других поменьше. Такая же шкала, хотя не времени, но способностей. При этом абсолютный ноль отсутствует: любой человек способен изменить себя к лучшему.

Я мог бы предложить такое определение: графоман – это человек, занимающийся сочинительством, при этом не имеющий к сочинительству патологической страсти. Однако, и это определение неудачно. Во-первых, таких людей мало. Как правило, это люди, которые вынуждены заниматься сочинительством в силу каких-то меркантильных обстоятельств. Такие типы существуют сейчас и существовали всегда. Помнится, у Войновича в рассказе «Шапка» описан один из них. В топе АТ копнуть – тоже наверняка обнаружатся. Но вряд ли справедливо называть их графоманами. Термином принято подчеркивать именно патологическую страсть к сочинительству, а в данной ситуации она отсутствует больше, чем полностью.

 

В поисках трактовки можно взять за основу определение «патологический». Тогда настоящий писатель имеет непатологическую тягу к сочинительству, а графоман – патологическую. Но опять же, где критерий? Сомневаюсь, что у докторов имеется волшебный градусник, с помощью которого можно установить патологию в сочинительстве. Все-таки медицина не про сочинительство, а совсем про другое. 

Теоретически, графоманом можно называть человека, не имеющего по-настоящему удачных публикаций, но для этого нужно быть знакомым с наиболее удачными произведениями данного автора. А графоманом зачастую обзывают людей без должного знакомства с их произведениями (опять-таки лучшими, потому что неудачные произведения имеются даже у признанных гениев).

В этой связи можно признать, что графоман – это человек, имевший патологическую страсть к сочинительству, но не сочинивший удачных произведений. Все в прошедшем времени. Если принять, что со смертью человека его литературная карьера прекращается, тогда мы действительно можем назвать человека, отвечающего названным выше критериям, графоманом. Но умершего! Некорректно называть графоманом живого – термин оказывается если не бессмысленным, то бесполезным.

Вот и получается, что термин «графомания» не имеет точного значения. Мутный термин, а потому необидный. 

Что это — графоман: определение

В трудах, не покладая рук,
Тропой безденежья и мук
Ее следы в песках пустыни
Поэты ищут и поныне…

Графомания как болезнь

Общеизвестное мнение представляет графоманию, с одной стороны, как болезнь, некоторое душевное расстройство, вызванное пристрастием к писанию. Оно усугубляется невостребованностью, одиночеством и невозможностью реализовать свои амбиции. Кто такой графоман? Определение относится к автору, чьи произведения не принимаются обществом и с чем он сам категорически не соглашается.

Но некоторых талантливых писателей также не признают довольно продолжительный период. Причем некоторые не получают признания при жизни. Гениальность и талант не вписываются в рамки общечеловеческих норм. Поэтому рассматривать, что такое графоман, с этой стороны бесполезно.

Бесполезность произведений

Созданная, по мнению автора, ценность является полезной для него и совершенно не нужной для общества.

В осень цвета золотого
Муза вткала сонеты.
Отличает только слово
Графомана от поэта.

Таким образом, он создает произведение низкого уровня, в основном, для своей пользы. Уровень произведения оценивает только читатель. Его оценка является критерием, что такое графоман и что такое настоящий писатель. Еще есть критики, филологи и другие специалисты, которые профессионально определяют качество произведения. У некоторых критика доходит до абсурда, как, например, нашумевшая в Интернете статья «Графы и графоманы», в которой автор выискивал ляпы у Л. Н. Толстого.

Самую главную оценку дает сам автор произведения, взяв на себя ответственность, что сотворенное им повлияет на души читателей. Для этого он должен вложить свои силы и душу. Если произведение не окажет такого влияния, то его ждет жестокое разочарование. Выходит, что графомания является наказанием человека за низкое качество произведения.

Вот опять всю ночь не спится,
Муки грань передо мною.
Жгучим лезвием граница
Между блеском с нищетою.

Признаки графомании

  1. Болезненная страсть к написанию текстов, не являющихся культурной ценностью.
  2. Завышенная самооценка. Бездарный графоман никогда не признается в своих ошибках.
  3. Невозможность развития и совершенствования.
  4. Отсутствие стройного, логического построения текста.
  5. Копирование образов, плагиат.
  6. Нарушения стиля и синтаксиса.
  7. Шаблонный и невыразительный текст.
  8. Многословие.
  9. Назойливость.
  10. Отсутствие чувства юмора.

Среди пустыни слов,
среди баталий фраз,
где ветер перемен
не даст оставить следа,
нас поиск истины не раз
заводит в лабиринты бреда.

Три группы графоманов

  1. Первая пишет ни о чем, но очень красиво, пытаясь создать художественные образы. Но это отражает всего лишь хорошее образование.
  2. Корявый язык, но замысловатый сюжет, который еще можно редактировать.
  3. Имитация произведений или словесный мусор. Здесь более четко проявляется, что такое графоман.

Жажда признания

Признания хотят все. Графоманы атакуют издателей, настаивая на публикации своих «нетленок», или чаще всего публикуются за свой счет. У них другое представление о своих произведениях, в отличие от аудитории.

Графомания существует во многих разновидностях, но мы рассматриваем литературную.

Как правило, у графоманов нет аудитории. Они в принципе не могут ее собрать, так как никому не интересны. Поэтому они остаются в одиночестве, усугубляя свое болезненное состояние.

Догорает день минувший красной осени листом.
Я сегодня долго думал то об этом, то о том.
Может, это было дело даже вовсе не во мне,
Если просто так гуляют тараканы в голове?

Графоман не чувствует тему. Может быть, он и рифмует правильно, но смысла между словами нет. Скорей всего, это похоже на начертание линий не умеющим рисовать, по которому получается некоторое сходство с портретом. Необходимо правильно направлять взрыв эмоций и находить свой правильный путь. Но если тема и чтение захватывают читателя, то это уже не графомания.

Количественные критерии оценки произведения назвать трудно. Проскальзывает информация, что оценкой произведения должна быть оплата за него. Если не платят, значит, это графомания. Это не всегда так, но мыслящий и талантливый человек всегда найдет выход, чтобы ему платили за творчество. Пусть даже это будут небольшие деньги.

Кто такой графоман? Определение с положительной стороны

Неуспешных писателей представляют как неудачников и бездарностей, не обремененных особым интеллектом. Скорее всего — это крайность. Человек может быть вполне приличным и образованным. Для него совсем необязательно зарабатывать писательским трудом. Он пишет для себя, и это так же нелегко. Непрофессиональность текста и куча недостатков не означает отсутствие способностей. Для них нужны определенные знания и опыт, как и для любой другой деятельности. Период графомании проходят все, пока не начнет появляться что-нибудь путное. Просто у одних это занимает пару лет учебы, а у других — долгие годы. Это наглядно можно увидеть по обучению ремеслу художника, среди которых также может быть не один графоман. Мастер слова не вправе ставить презрительное клеймо на человеке только за то, что он не сумел вовремя получить необходимое образование и делает попытки что-то написать самостоятельно.

Роль Интернета в развитии творчества

Что такое графоман в современном обществе? В настоящее время он растворился в Интернете среди других пишущих людей. Можно творить напрямую в отдельных блогах и порталах. Кое у кого постепенно набирается мастерство, и для читателей расширяется выбор. При этом за свободно опубликованные тексты ничего не надо платить. Если раньше между писателями и читателями зияла непреодолимая пропасть, то сейчас пишут все. Это очень хорошо, что миллионы людей вовлечены в этот процесс, и многим совершенно безразлично, приклеят к ним ярлык или поставят на ком-нибудь или нет печать графомана. Русский язык (да и остальные языки) может торжествовать и гордиться своей востребованностью.

Печатайтесь, друзья, по много лет,
В дороге нет причин остановиться.
Когда от вируса подохнет интернет,
Мы будем здравствовать в истрепанных страницах.

Следующим плюсом графомании является спасение от одиночества и безделья. Для детей и молодежи она несомненно полезна, ибо помогает устранить безграмотность и развить мышление. При этом существенно расширяется круг знакомств. Для старшего поколения графомания является средством борьбы со стрессом и одиночеством. Таким образом излечиваются душевные травмы, чего нельзя сделать другими способами. Кроме того, в сети обязательно найдутся сочувствующие, готовые поддержать в тяжелое время.

Из вышесказанного следует вывод, что такое графоман: это человек, предоставляющий для широкого круга лиц полезную информацию, который сам справляется со своими внутренними проблемами.

Кто такой графоман?

Продолжая тему о графомании, выясняя: кто такой графоман. Здесь я не буду пользоваться терминами с медицинских справочников, и повторяться: цитируя значения болезни «Графомания». Да, именно, болезнь. Ведь, человек не отдаёт себе отчёт — не может трезво оценить качество своей писанины и твёрдо верит, что его тексты это пик литературного мастерства. Он не может не писать.

Графомания — беспонтовое пристрастие к литературе. Написание текстов, которые, в первую очередь не имеют логики и здравого смысла. И что самое страшное в этом, больной человек верит что пишет лучше всех и его просто недооценили. И не просто пишет, а пишет под заказа разных издательств, а те раскручивают эти глупости — тиражируют, и подают нам дурь больного человека, на тарелочке с золотой каёмочкой.

Что само по себе является преступление перед обществом. Такая графомания, как у Эдуарда Успенского и Чуковского с Юнной Мориц, на пару, вообще нет слов, чтобы объяснить их существование в детской литературе.


Интернет, как лекарство от графомании

Сейчас времена тяжёлые для издательств — появился интернет, и такие как я, кто обязательно, напишет одну, две критики на их великие выхлопы. Поэтому, и не только — графоманов в издательствах маскируют, то есть, их имён вообще нет. Есть проект с выдуманным писателем, за которого… Правильно вы подумали — пишут самые настоящие графоманы, которым есть даже такое прозвище — называют их литературными неграми.

Таким людям безразлично что его писанину издают под другим именем, ему главное, что его оценили в издательстве. Про деньги речи нет, литературным неграм никто не платит большие гонорары. Книгу пишут, два, три человека — только вдумайтесь в это! И таких проектов, разных «великих писателей» можно создавать пачками. Один проект завалили — начинают другой.

На жаль только, что эти люди не понимают, что качество текста — основополагающий фактор успешного писателя, остальное это понты. И что, большие деньги зарабатывают, другими, более надёжными способами.

Графоман — больной человек, он не может не писать, а вот издавать это. Какие уже извинения — судить надо таких издателей. Почему с графоманами имеет дело издатель? Все очень просто — обычный писатель, поэт, он не сможет строчить под заказ и «выдавать на гора» тонны макулатуры в год. Графоману это всё в удовольствие, он наоборот думает, что пишет мало.

Что такое техническая графомания?

Важно понимать, что когда вы первый раз, что написали: роман, повесть, сказку, стихи… и решили выложить это в интернет, или послать в издательство. Ничего в этом преступного и предубежденного к вашему, нет ни у кого. Есть другое, когда вас хвалят ваши родственники, и пишут хвалебные комментарии в соцсетях, такие же, как вы, кому пишете хвалебные комментарии, вы сами — в ответ.

Порочная практика, хвалить того, кто похвалит в ответ. На всех без исключения псевдо-литературных сайтах, только такое. Если вас похвалил издатель — тоже самое, это всё наваждение. Издательства закрываются пачками, а победители их супер-конкурсов, уже через два года никто не может вспомнить имя, этого «великого».


Каждый ли писатель, кто пишет тексты?

Очевидно другое. Что после таких «плюшек», поддавшийся на иллюзию уверовал, что он выдающийся писатель, или поэт. Эти люди смотрят, как писали классики, сравнивают, и о чудо — у него лучше. Уважаемые, нет никакого чуда. Русская литература, её классика, это узаконенная графомания. Писать лучше Льва Толстого, Маяковского, лучше Пушкина — не надо иметь семь пядей во лбу. Они великие, исключительно на словах, и исключительно в учебниках русской литературы. Только, лишь, там.

И после такого сравнения, величие уверовавшего в свою гениальность в литературе, в тоже время: он, или она пишут не лучше мировых имён, а лучше, например, русских народных сказок, или стишата этого «нового великого» лучше, скажем, той же Барто, Маяковского с Чуковским, Пастернака с Брюсовым, и им подобным — что само по себе, мрак и чёрная графомания. Дутое величие новоиспечённого писаки растёт, как на дрожжах.


Писанина на смех курам

Но что в этом самое смешное, этот персонаж «новый великий поэт, или писатель» боится даже подумать, что надо писать лучше всех, а не только выбранного одного персонажа из русской классики — и громко сказать что Пушкин латентная графомания, и вы можете лучше, даже не напрягаясь.

Если вы в поэзии не можете, даже эту планку взять, вам нечего делать в русской литературе. В чем ваше величие, что вы пишете на уровне классической графомании? Нет! В 21 веке такой номер не пройдёт. Поверьте на слово, если вы будете гадить в детской литературе, в один прекрасный день, вы получите мою объективную критику, и на этом, ваше ремесло закончится. Я научу всех, как оценить стих и как выбрать книгу, раскрою секрет, как писать рецензию на стихи.

Это всё иллюзия, что вы писатель и поэт, иллюзия, которая у некоторых, и их большая часть, такая увлечённость перерождается в беспонтовое увлечение литературой. Техническая графомания — запомните этот термин, что я ввожу в литературу, которая может на годы втянуть человека в написания текстов. Но, так, как человек здоров — потом, он в отличии от по настоящему больного человека, всё равно бросает писать.


Обязательное знание

Здесь я хочу более подробно объяснить новый термин, что такое техническая графомания. Он относится к здоровым людям, которые попали в объятия этой слащавой иллюзии, как «я великий писатель». Допустим вы написали роман — «все пишут». Класс! Так и надо. Человек, который за всю жизнь не написал ни одного романа, и не попробовал себя — не примерил шкуру писателя, сценариста, или поэта, драматурга, а может, открыл в себе дремавшего гения литературы, которому все, оказывается по силам Тот, зря прожил жизнь.

Как в жизни бывает: написал что-нибудь — родственники почитали, похвалили. И самооценка растёт, как грибы после дождя. Про второй, и третий роман — я писал выше. На следующем примере, я хочу привести классический случай. Написали — послали в издательство, и так стали звёзды, что это решили, вдруг издать. Сразу мысль — я писатель.

На самом деле — ничего подобного. Просто так получилось — стечение разных обстоятельств, фортуна, волшебство. Да всё что угодно, но только не то, что вы себе напридумывали. И вы по этой причине, даже не думая строчите второй роман. Издатель вас хвалит, но хвалит имея в этом свой интерес — в вас собрались вложить кучу денег, и у них планы на вас, что вы будете у них в рабстве до конца своих дней, что-нибудь писать.


Где собака зарыта

Но, вот где собака зарыта, второй роман, пошёл уже не так легко, а третий вообще через силу, и желания писать нет, да, и у читателей нет интереса ни к вам, ни к вашим выхлопам, но за это платят, даже может и хорошо. Вот, это и есть, техническая графомания, принуждение (через гонорар, подписанные обязательства) к написанию текстов, здорового человека.

Мы все видим, видели, как многие из тех, кто издавался, перестают издаваться вообще, и это по собственному желанию того «писателя». Приводить имена не буду, много чести таким будет. Качество текстов этих людей: основной показатель оценки данного. Если скажем — первый роман вылетел на немеренном, большом энтузиазме, и вроде, как бы ничего, и второй ещё удалось сляпать. Далее уже не помогут, ни деньги, ни дутые понты. Хотя эти понты — достаточно глянуть на тираж, и всё ясно. Великий, а тираж 1000, ну, пускай три. Сами понимаете, вообще, ни о чём.

Видно невооружённым глазом, как все последующие романы, этого «писателя», снежным комом технической графомании, всё быстрее и быстрее катятся и скатывают в настоящую чернуху, даже, и крепко сляпанную с точки зрения поделки. Сам опыт составлять предложения он, естественно, подрос, но остальное не могло подрасти, потому что, ничего не было, чему расти.

Читатели жалуются, что, мол — списался, расслабился. Ничего подобного, человек просто не писатель. Это не его. Самое простое разоблачить такого, понять для чего тот человек пишет — в сто случаях и ста, долго думать не надо, он пишет ради наживы.

А разве бывает искусство ради наживы?

Искусство, или графомания?

Из практики «западных писателей», можно сразу увидеть, кто есть кто. Они, там, пишут роман в течении 2 лет и более. Есть такие, что написали одну, две книги, и это — настоящий бестселлер, и на этом поставили точку (не буду рекламировать, образованные читатели, итак знают о чём речь). Эти писатели не стали продолжать карьеру писателя.

Потому что писать душой, очень тяжёлое и изматывающее занятие. Нормальный человек сто раз подумает, зачем ему это надо. Графоман — даже не задумается, ему доставляет удовольствие сам процесс написания: глупое и пустое сочинительство, ради самого сочинительства.


Понты дороже денег

Когда смотришь российские книжные форумы, сразу в глаза бросается фальшь, эти беспонтовые понты, когда видишь сколько пишется под фамилией самых раскрученных проектов, из любого издательства — самые шустрые из них, управляются с романом за месяц. Вроде, Донцовой.

Другие пишут от 2 до 4 романов в год, что даже физически не подъёмно для организма; такое количество может написать только графоман — ему, не в напряг. У него в голове и так кисель, поэтому там ничего, уже давно не дымит — все выгорело, «сто лет» назад. Да, и литературных негров, никто не отменял.

Снова, скажу только про себя: в отличие от всех, у меня есть цель, что касательно русской литературы. И эта цель — не деньги.

А у графомана есть цель — думаете ему понятен будет этот вопрос?


Цель графомана

Ещё раз повторюсь, удовольствие от написания больших текстов, если это не начальный период «творчества», бывает только у графоманов. Их пристрастие к написанию текстов, не вкладывается в нормы здравого разума. Цель писать, чтобы только писать — графомания. Брать количеством будет только идиот.

Но ещё, что важней остального — если вы не на что не претендуете в русской или мировой литературе. Здраво не оцениваете качество своих текстов, и просто строчите, одно за другим. Ваша цель, просто писать. Вы не должны обижаться, что в заключительном абзаце этой главы вы узнали, что она написана про вас. Потому что для нормального человека, есть тысячу и один способ, провести приятно время. И среди них нет того, чтобы с утра до ночи строчить пухлые книги, или выдумывать беспонтовую любовную лирику, для кретинов из социальных сетей.



Исповедь графомана / Хабр

Меня часто спрашивают о моей писанине. Не о конкретных событиях, или фактах, или вымыслах, изложенных в том или ином тексте, а о процессе создания текстов. Как я это делаю, когда, зачем, с какой скоростью, как совмещаю с работой, и есть ли у меня вообще работа, и т.д.

Я, как положено, на эти вопросы отвечал, но их стало так много, что решил изложить свой опыт в виде статьи. Цель ровно одна – централизованно рассказать о том, как я это делаю. Возможно, кому-то этот опыт поможет. А я просто буду давать ссылку на эту статью, когда получу очередной вопрос на тему «как ты пишешь всю эту хрень?».

Возможно, это последний мой текст, потому что вчера у меня в жизни случился крутой поворот.

Скорость

Я понятия не имею, насколько быстро я пишу тексты. «Быстро» — это оценка фактической скорости, поэтому предлагаю так: я просто измерю скорость изготовления этой статьи, а вы сами решите, быстро я ее сделал, или нет.

Итак, файл с этой статьёй я создал в 8-10 по челябинскому времени. Время будет «грязное» – я буду отвлекаться, чтобы налить кофе, чай и покурить. Короче, вполне естественный процесс. В конце подведем итог замерам.

Немного истории

Куда без истории-то… С 2005 года я работал программистом 1С. Сначала во франче, потом на заводе, потом на птицефабрике, потом на другом заводе. Периодически занимал руководящие должности, периодически же с них скатывался обратно.

В 2017 году перешел работать в Окнософт – мы тут пишем на js и 1С. Нас тут всего двое, компания на самоуправлении – просто поделили обязанности. Оба программируем, оба внедряем чего-то у клиентов, оба создаем продукты и сервисы, оба пытаемся делать жизнь лучше. Тексты пишу, в основном, я.

Так вот, писать я начал на последнем из заводов. Точно помню – это был дневник проекта стратегических изменений, которыми я руководил. Это было большое и интересное дело, и мне, почему-то, захотелось записывать происходящие события и свои мысли на эту тему – с кем я разговаривал, какие методы применил, что получилось, что сорвалось, и т.д. К сожалению, дневник этот был потом утрачен, ну да и хрен с ним.

Когда я внедрял изменения сам, своими руками, потребности в передаче каких-то знаний не было – все же и так есть в голове. Но когда появилась большая команда, знания пришлось передавать. Сначала устно, потом стал записывать. Так появились первые тексты, касающиеся бизнес-программирования. Сначала на внутреннем портале, потом в блоге.

Когда ушел с завода, начал публиковать эти тексты в интернете. Дальше история моих текстов – публичная.

Из головы

Я пишу только о том, что есть в моей голове. Поэтому я не пишу всякие там обзоры, сравнения, журналистику и т.д.

Чтобы написать обзор или новость, надо предварительно готовиться – читать, изучать, пробовать, сравнивать, тестировать. У меня на это, к сожалению, времени нет, поэтому – только из головы.

Когда появится в голове новая информация, будут новые тексты. Именно в таком порядке. Я, находясь в здравом уме, не буду искать и изучать информацию до того, как написать статью. Только наоборот – знания и опыт приходят сами, безотносительно к текстам. Потом они как-то, сами, раскладываются в мозгу по полочкам, систематизируются, и, наконец, загорается лампочка – все, на эту тему можно писать.

Но есть и обратная связь – когда есть такой выход из головы, как писанина, мозг сам, без моего участия, проводит сортировку и подготовку информации для публикации. Раньше он только запоминал, например, какой-то метод и способы его применения, а теперь он еще и анализирует, что и как можно об этом написать.

Ну, как, знаете, мозг настоящих продавцов работает – обсуждая какую-нибудь идею или продукт, они сразу, на подсознательном уровне, думают – как это можно продать? А я сразу, подсознательно, думаю – как об этом можно написать?

Сам я считаю такой подход рациональным, потому что не надо тратить время на подготовку к публикации. В голове всегда есть перечень тем, на которые можно написать текст. Он появляется, систематизируется, и актуализируется сам по себе, а я просто сажусь, и пишу.

Форма изложения

Из предыдущего раздела понятно, что я стремлюсь максимально оптимизировать процесс писанины. Такой подход наложил отпечаток и на форму изложения – я пишу так, будто рассказываю устно. Не знаю, как это правильно называется, лень искать в интернете.

Просто представляю себе, что передо мной человек, и я ему чего-то излагаю. Получается легко и быстро, т.к. поговорить я люблю.

Но есть и минусы. Например, плохая структура текста. Я, конечно, стараюсь иногда разбивать на абзацы и разделы, но в целом – мне жалко тратить на это время. Нашел для себя некий компромисс – чтобы не совсем простыня, но нормоконтроль не пройду.

Такой стиль изложения, в частности, порождает частое использование метафор и выражений на грани цензуры. Потому что я и говорю именно так.

Худлит

Худлит в моем репертуаре появился в феврале 2017 года. Идею я, разумеется, взял у Голдратта. Худлит, как формат изложения технической и методической информации, имеет массу преимуществ.

Во-первых, он позволяет убрать себя из повествования. Это крайне важно, потому что к любой «обычной» статье всегда возникает вопрос – а ты кто такой? Пишет человек о своей опыте – а ты кто такой, чтобы тут опыт свой рассказывать? Пишет человек об особенностях программирования на каком-нибудь языке – а ты кто такой? Где твой профиль на гитхабе? Где созданные тобой сервисы?

Худлит от всего этого избавляет. Ты рассказываешь о людях, событиях, ситуациях, стоя в стороне. Никто из твоих персонажей не обязан быть хорошим, плохим, умным, глупым и т.д.

Во-вторых, худлит позволяет передать историю, процесс и эмоции какого-либо процесса. Так, например, было в бизнес-романе «Цель» Голдратта. Он же мог просто написать методичку «Теория ограничений», но ее никто не стал бы читать. А единицы, все-таки прочитавшие, задали бы кучу вопросов – а как применять вот в такой ситуации? А как всех убедить, что именно эту методику надо использовать? А какие трудности встретятся на пути внедрения?

Худлит на все эти вопросы отвечает. Не надо мучиться, систематизировать что-нибудь вроде «варианты преодоления сопротивления при внедрении» — просто пишешь историю о том, как возникло сопротивление, и как герои его преодолевали.

Проще говоря, худлит позволяет писать историю, а не об истории.

Сюжеты для худлита

Идею о создании сюжетов я взял из книги Вадима Зеланда. Цитата: «Для того чтобы написать книгу, не обязательно изобретать сюжет — вы его потом узнаете. Весь сюжет выстраивается из ситуации, если усмирить самонадеянный разум и позволить героям самим выпутываться из создавшегося положения».

Как ни странно, это работает. Просто придумываешь героев и некую ситуацию, создаешь новый текстовый документ и начинаешь писать. И сюжет рождается сам, на ходу.

Взять, например, «Программиста на больничном». Я придумал ситуацию – в больнице есть программист, который знает теорию ограничений. Всё. Дальше история родилась сама, обрастая по ходу новыми персонажами, характерами, ситуациями и диалогами.

Есть ли в худлите я?

Есть, конечно. И я, и вы, и вон тот парень. Одна ситуация взята из моей практики, другая – из жизни знакомых, третья из телевизора, четвертая – черт знает откуда.

При этом нет ни одного текста, где бы я сознательно писал именно про себя. Но есть тексты, написанные про и для конкретных людей. Например, «Requiem for a Dream» (привет, Саша) и «Пенсионное интервью программиста» (привет, Стас).

Тексты на заказ

Несколько месяцев назад мне впервые написали какие-то люди, и предложили вести их блог. Потом еще какие-то люди, и еще, и еще. Просят то блог вести, то статью про них написать, то продукт их прорекламировать, то методичку сварганить.

Отвечаю всем и сразу: я не пишу текстов на заказ. Все мои тексты подписаны моим именем, и единственная компания, с которой они могут быть ассоциированы, это Окнософт.

Причина приведена выше: я пишу только из головы. Чтобы написать текст о каком-нибудь продукте, я должен этот продукт в свою голову поместить – попользоваться им, оценить, наработать практику. Я этого делать не буду.

Исключение – только для Окнософта. Да, приходится писать тексты о программных продуктах и сервисах, которые мы делаем. Именно приходится, потому мне приходится себя заставлять. Писанина – не основная моя работа, она – для души.

Вот сегодня душа захотела написать исповедь графомана. Еще вчера у меня этой статьи даже в мыслях не было. Еще три часа назад я хотел, наконец, написать вторую главу «Точки Кельвина». Но, пока ехал на работу, душа взвыла – хочу исповедь графомана написать!

Когда я пишу

Особого расписания нет, но есть ограничения. У меня дочь на тренировки ходит четыре раза в неделю, из-за этого график работы получается рваным – утром приехал на работу, потом уехал, потом вернулся. В итоге, на работе я провожу 5 часов в день, и 3 часа – в машине.

Итого, времени у меня в принципе не много. Если в 5-часовой рабочий день втискивать писанину, то некогда будет программировать. Поэтому я не пишу в офисе.

Исключением является четверг – тренировок нет, и я на работе целый день. По четвергам я пишу в офисе. Сегодня, кстати, четверг. Мой любимый день недели.

Вечером – как получится. Иногда работаю, иногда пишу. Зависит от ситуации, строгого расписания нет.

Метрики

Если читали мои нехудожественные статьи, то знаете, что я люблю все измерять, чтобы оценивать эффективность и производительность. То же касается и статей.

Производительность я измеряю просто – оцениваю объем написанного текста баллами по методике покера планирования. Для текстов «из головы» оценка – 13 баллов за 10 000 знаков. Для текстов «по работе» — 8 баллов за 5 000 знаков. Чтобы было понятно: 10 000 знаков – это минимальный размер одной статьи. Средняя – размером 15 000 знаков, но бывает и 30 000, и даже 55 000.

Задачи по писанине я складываю в Flowcon, вместе с остальными, обычными, рабочими задачами. Средняя производительность, по всем задачам, у меня примерно 600 баллов в месяц. Соответственно, если бы я только писал тексты, то получалось бы 460 000 знаков в месяц – это примерно 30 статей среднего размера, или 10 авторских листов в терминах книгопечатания, или 50-70 % средней книги.

Но это именно «если бы я только писал тексты», чего я не делаю.

Измерения помогают управлять процессом писанины. Я вижу моменты, когда увлекаюсь и начинаю писать слишком много, и переключаюсь на программирование. Аналогично вижу иногда, что стал писать меньше среднего, и снова открываю текстовый редактор.

В первые месяцы своей «карьеры писателя» я пытался понять законы этого рынка, и взялся считать конвертацию. Сделал небольшую программулину, в которую вбивал количество просмотров и положительных голосов в разрезе статей, и подсчитывал конвертацию просмотров в плюсики.

Вот график:

На графике – процент плюсов от общего количества просмотров.

Потом я решил, что есть некая зависимость просмотров и плюсов, в зависимости от дня недели, в который я выкладываю статью.

Вот график количества просмотров по дням недели публикации:

Очевидно, что в субботу лучше не публиковаться. Лучшие дни – вторник и четверг.

Аналогично выглядит график плюсов по дням недели:

Но занятие это мне быстро надоело, и я перестал заниматься подсчетом конвертации. Отправил на одну из площадок просьбу открыть API с количеством просмотров и плюсов, чтобы не вбивать данные вручную, но мне отказали, и я плюнул. Последнюю запись с данными сделал 21.01.2018 г.

В числе причин – не только муторность процесса, но и необходимость в обратной связи. Вот видишь, что какая-то статья с высокой конвертацией, и надо же это как-то учитывать? Например, писать в аналогичном формате, на схожую тему, публиковаться в тот же день. А это, получается, «на заказ», только заказчиком выступаю я сам.

Но я на заказ не пишу, поэтому и плюнул. Единственное полезное, что вынес для себя из этого опыта – не надо публиковать статью в пятницу, субботу или воскресенье, т.к. ее никто не будет читать.

Хотя, прошедшие новогодние праздники этот подход скорректировали – оказалось, что народу на площадки заходит достаточно много, а материалов публикуется мало. Соответственно, проще попасть в топ и получить хорошую конверсию.

Сейчас я, пожалуй, за рейтингами статей почти не смотрю. Дня три наблюдаю, как она там поживает, потом забываю. Сам по себе рейтинг статьи ничего особо не значит, нужна конвертация, а ее считать неохота. Поэтому просто пишу и выкладываю.

Есть еще рейтинги авторов, подсчитываемые разными способами, в зависимости от площадок. Поначалу я за ними следил, т.к. воспринимал их как метрику, что-то вроде спортивного результата. Понятно, что это никак и ни во что не конвертируется, но как вспомогательную цифру использовать было можно.

Потом, правда, бросил за этой шкалой следить. Выйти в топ слишком просто, чтобы париться из-за этого. Ну и жизнь подтвердила, что выхлопа от нахождения в топе никакого нет, поэтому следить перестал.

Сейчас зашел, глянул – я на втором месте на двух площадках. Не знаю, что делать с этой информацией.

Да, кстати. Я равнодушен не только к своим, но и к чужим рейтингам. Поэтому, если вам не хватает плюсиков – к статьям, или какой-нибудь карме – просто напишите мне ссылку на статью или профиль, я зайду и плюсану, не глядя.

Комментарии

Поначалу я очень много времени уделял общению с комментаторами. Но постепенно понял три вещи.

Во-первых, большинство комментаторов пишут не конкретный вопрос, а просто так, и мой ответ им не требуется. Раз не требуется, то и отвечать не нужно.

Во-вторых, нет смысла кого-то в чем-то убеждать через комментарии. Пусть статья убеждает. А если не убедила, то и хрен с ним.

В-третьих, на комментарии уходит непозволительно много времени. И на чтение, и на ответы.
В итоге, сформулировал для себя принцип: отвечать статьёй. Если я вижу повторяющиеся вопросы в комментариях, я пишу статью на эту тему. Например, эта статья тоже написана по принципу «отвечать статьёй».

Так что, признаюсь честно, комментарии я почти не читаю. Быстренько просматриваю, и решаю на ходу, дочитывать до конца или нет. Если вижу сразу конкретный, нормальный вопрос, отвечу. Если вижу, что пишет какой-то мой знакомый, то, вероятно, отвечу.

Но, к счастью, большинство комментариев написаны не для меня, а для других комментаторов – люди устраивают дискуссии, в которых мне нет места. Вот я и не вмешиваюсь.

А когда человек сильно хочет получить ответ на какой-то вопрос, он найдет способ со мной поговорить – например, использует упоминание в комментарии, и я получу персональное уведомление. Или напишет в личку.

Сорян, если что.

Критика

К критике отношусь нормально, потому что я ее, как правило, не читаю – это следует из моего подхода к работе с комментариями.

Наверное, критику пришлось бы читать, если бы писанина была моей работой, и от рейтингов и плюсов что-то бы зависело. Собственно, поначалу я так и делал – пытался писать так и о том, что хотят видеть читатели. Но потом я понял, что всем не угодишь, и сформулировал для себя новый принцип – на любой материал есть читатели.

Вам реальная картина не видна, но поверьте на слово – это ж исповедь, а не аналитика – у каждой статьи и серии есть почитатели. Поэтому все серии продолжаются.

Какие-то набирают 200 плюсов, какие-то 100, некоторые только 10, а есть и жестко заминусованные. Но по каждой, без исключений, статье и серии я получаю массу сообщений с просьбами продолжить. Поэтому продолжаю.

Тут – как в музыке. Вот есть поп-музыка, цель которой – продажа. Создается проект, подбираются люди, тематика, репертуар, снимаются клипы, раскручиваются и т.д. Для того, чтобы зарабатывать деньги.

А есть рок-музыка – ну, настоящая, не как в песне Шевчука. Когда люди собираются и поют то, что хотят. И у всех есть фанаты. У кого-то меньше, у кого-то больше, но есть у всех. Для фанатов они и работают.

У меня серий несколько ровно по той же причине – у каждой есть почитатели. Кому-то просто нравится, кто-то для себя что-то находит, кто-то использует подходы в работе. Так, стоп… Получается, я все-таки пишу на заказ? И заказчики – те самые почитатели? Блин…

Бывает, что фанат «Короля и Шута» случайно оказывается на концерте Аллы Пугачёвой. Скучает, или плюется, или возмущается, или просто уходит. Кто виноват в том, что ему не нравится Пугачёва? Сама Пугачёва? Или ее продюсер? Или Путин?

Изменения

Во всё, что касается писанины, я постоянно вношу изменения. Если, опять же, читали мои статьи про изменения, то знаете, что я это дело очень люблю.

Ни в писанине, ни в программировании, ни в менеджменте у меня нет желания занять какую-то нишу, выработать свой стиль, найти лучший подход и использовать только его. Я хочу все время меняться.

Историю изменений можно проследить по публикациям. Сначала я просто излагал какие-то методы. Потом решил разнообразить, и стал писать «разгромные нравоучения». Дальше были статьи про куски опыта работы программистом. Потом добавилась личная эффективность. Добавил истории внедрений. В какой-то момент написал первый худлит. Потом придумал серии публикаций. В худлите, начинавшемся как книга, добавил отдельные рассказы. Потом придумал формат «Корпоративного Ламанчского» — отдельные рассказы в рамках одного повествования. Попробовал писать не темы, не связанные с ИТ. Писал провокационные статьи. Пробовал сатиру. Добавил персонажам характеров. Несколько раз менял форму изложения диалогов. И так далее, до бесконечности.

Так ведь интереснее.

Диалоги в худлите

Читатели часто высказываются по поводу диалогов в худлите. Усреднённо, варианта два: нафига их так много, и почему они такие жизненные.

Много их потому, что я ведь пишу, как правило, об офисной жизни. Чем она характерна? Тем, что там ничего особо не происходит, кроме трындежа.

Можно, конечно, писать длинный текст о том, как какой-нибудь Вася писал код. Или как Нюра готовила отчет для директора. Но я пока не придумал, как сделать такое изложение интересным.

Основной носитель жизни, сюжета и вообще каких-то событий в офисе – коммуникация. О ней и пишу.

Если бы писал о рабочих в цехе, было бы проще – там ведь что-то все время происходит. Есть станки, которые могут сломаться, есть железяки, падающие на ноги, кран-балка и т.д.

А в офисе что есть? Стол, стул, компьютер и человек. Поэтому – «Сергей уселся на стул, разблокировал компьютер, повернулся к Стасу и произнес…».

Теперь про то, почему диалоги жизненные. Ответ был в разделе про сюжеты, но я повторю: персонаж сам придумывает себе реплики.

Если вам кажется, что голосом какого-то героя говорю я, то вы ошибаетесь. Я просто представляю себе ситуацию, людей и их характер, и придумываю первую фразу. Например, «Идея с айфонами – полное говно». Что будет дальше, я не знаю сам. Просто ставлю себя, мысленно, в угол комнаты, где происходит действие, и жду, кто что скажет. И записываю.

Лично меня этот подход раздражает. Бывает, что я реально хочу через худлит донести какую-то мысль, или фразу, но у меня не получается. Разговор героев идет, как бы, сам по себе. В какой-то момент я думаю – так, стоп, Сергей должен сказать вот это. А он не хочет. Разговор вообще в другую плоскость ушел, и фразу мою ввернуть некуда. Приходится покорно ждать, пока разговор приблизится к нужной тематике, чтобы хоть как-то на него повлиять.

А когда я не выдерживаю, и силой поворачиваю сюжет в нужную сторону, получается плохо. Об этом часто писали комментаторы – мое вмешательство видно невооруженным взглядом, оно как будто выбивается из нормального потока событий или диалогов.

Техника

Ничего сверхъестественного. Изначально пишу в ворде. Потом форматирую под требования площадки.

На некоторых редактор мощный, умеет проглатывать любые форматы, подхватывает заголовки, ссылки и картинки.

На некоторых надо писать в markdown, что вызывает определенные трудности, но я уже привык.

Чтобы не мучиться с форматированием, пишу в ворде голый текст, и форматирую уже на конкретной площадке.

Зачем я пишу?

Просто пишу, и всё. Раньше пытался фантазировать, что я хочу какие-то мысли, или знания донести. Потом понял, что донести – это активная форма, вмешательство в жизнь человека, попытка его изменить.

Поэтому стал писать в пустоту. Если кто-то найдет что-то полезное для себя – хорошо. Если не найдет – пофиг.

Проведу аналогию с программированием. Самые лучшие продукты и решения, которые я создал в своей программистской практике, появились без цели и заказа. Вот просто душа попросила – давай сделаем такую штуку! Я делал, и все получалось – эти решения расходились массовыми тиражами, успешно применялись на практике, собирали армию фанатов и последователей.

А когда программировал «на заказ», получалось… Ну как, что-то получалось. Вроде, даже работало. И сейчас работает. Может, даже рассказать не стыдно будет. Но не хочется.

В писанине подход такой же. Что душа просит, то и излагаю. Полная свобода. Никому ничего не должен, просто наслаждаюсь процессом. Нет никакой цели, вроде рейтинга, продаж, отзывов. А раз нет цели, то нет и оценки ее достижения. Не надо никому нравиться, ничему соответствовать, ничего продавать.

Графоман ли я?

По некоторым критериям выходит, что да. Цитата из википедии:

«Графома́ния — патологическое стремление к многописательству, к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т. п. Страдающий графоманией может сочинять «научные труды» в областях, в которых не разбирается, писать художественные произведения при полном отсутствии каких бы то ни было творческих способностей. Написанное графоманами большей частью банально или даже бессмысленно по содержанию».

Есть, правда, отклонения от определения. Например, у меня нет патологии. Могу писать, могу не писать. Еще я не претендую на публикацию в литературных изданиях. И научных трудов не пишу.

Меня часто называли графоманом. Поначалу я пытался спорить и оправдываться, потом стал просто игнорировать, а теперь решил согласиться. Какая, в сущности, разница?

В определении графомана скрыта оценка. Предполагается, что есть какие-то люди, которые могут оценить текст и решить, есть ли у человека способности, научны ли его труды, разбирается ли он в каких-то областях. И эти люди ставят оценку – ну там, не знаю, по какой-то шкале. Автор в этом случае становится в положение просителя – принес текст, и хочет, чтобы его оценили. Плюсики поставили, или отзыв написали, или в тираж отправили.

А что будет, если эту процедуру не проходить? Процедуру оценки, в смысле. Считается ли графоманом человек, который написал текст и никому его не показал? Или тот, кто опубликовал текст, но не пришел за «заключением экспертов»? Вся комиссия бежит за ним следом, кричит – Стой! Ты графоман! Твой текст говно! А он идет куда-то, по своим делам, и в ус не дует.
Вот примерно так. Но, раз уж исповедь, пусть я буду графоманом.

А есть, интересно, аналогичный термин для программирования? Вот когда я кодирую то, чего никто не просил, и делаю это по одной причине – мне нравится программировать?

Влияние писанины на жизнь

Писанина, особенно худлит, влияет на жизнь довольно значительно, и, в основном, позитивно. Она обогащает восприятие внешней информации. Начинаешь замечать то, чего раньше в упор не видел.

Например, читая художественную литературу, я теперь обращаю внимание на технику исполнения. Как писатель оформляет диалоги – сплошняком или вставляет точки типа «ответил Джон»? Как часто он эти точки использует? Длинные или короткие пишет предложения? Насколько часто использует причастные и деепричастные обороты, отглагольные существительные, многоточие и внутренние монологи персонажей?

Еще начинаешь автоматом замечать в жизни отправные точки сюжетов – ситуации. Видишь какое-нибудь событие, и в голове сразу рождается идея рассказа, а сюжет появляется в процессе изложения.

Ситуации видишь и в жизни, и на работе. Например, обращаешь внимание на то, что у клиента база 1С размером 1 Тб. При том, что интенсивность ввода данных, количество объектов и контуров учета – примерно такое же, как было у меня на заводе. Но у меня база была 15 Гб. Голова сама начинает думать, в чем причина. Тут фразу подхватил, там комментарий услышал – ага, вот и сюжет.

Откровением прошедших каникул стал, например, сериал «Доктор Хаус». Раньше я его просто смотрел и наслаждался. А теперь я вижу работу сценаристов, их усилия по наполнению сюжета дополнительными линиями, которые иногда перевешивают основную. Обращаю внимание на характеры персонажей, которые от сезона к сезону становятся все более многогранными, и тоже хочу этому научиться.

Ну и так, по мелочи, на работе отражается. Если раньше текст о новом сервисе я писал, допустим, несколько дней, то теперь хватает нескольких часов. Это вообще перестало быть проблемой. Просто освоенная техника, или развитая компетенция, которая постоянно пригождается. Ну и скорость печати русских букв сильно выросла.

Издание книг

Меня часто спрашивали, будут ли какие-то тексты издаваться в бумажном варианте. Поначалу меня эта цель прельщала, и я пару раз кидался писать письма в издательства. Ответов было два: «не видим коммерческого потенциала» и «не дотягивает, надо доработать».

Коммерческого потенциала, бесспорно, нет – я такой цели перед собой не ставил.

А «надо доработать» противоречит моего принципу – я на заказ не пишу. Это ж надо брать текст, укладывать его в какие-то рамки, чтобы он соответствовал чьим-то критериям, и т.д. Нафига оно мне?

Денег там много не заработаешь, а возни – на полгода. Цели «стать человеком, издавшим бумажную книгу» у меня нет, поэтому, пару часов поразмыслив, я решил, что мне это не нужно. Тут у нас с книгоиздателями полная гармония: я не нужен им, они не нужны мне.

Если когда-нибудь вожжа под хвост попадет, и решу-таки что-нибудь издать, сделаю это за свой счет. Вроде, это не дорого.

Качество текстов

Качество моих текстов – довольно низкое, многие это заметили. Я часто допускаю ошибки, и орфографические, и пунктуационные, и какие там они еще бывают.

Причина проста: я не редактирую тексты. Я их даже не читаю. Пишу, пишу, пишу, а когда допишу – выкладываю. Вот что мне ворд подчеркнул красным или синим, то и исправляю.

Сначала я переживал по этому поводу. Думал, надо редактировать, надо проверять, ну что это за балаган. А потом сделал одно потрясающее открытие, и перестал переживать.

Фишка в том, что, не читая своих текстов, я их очень быстро забываю. Я буквально не помню, о чем была статья, написанная полгода назад. Так, примерно только, в общих чертах.

А потом, однажды, случайно, от нечего делать, я прочитал какую-то из своих старых статей. И она мне понравилась! Что, в общем, логично – если я пишу так, как нравится мне, то мне и читать понравится.

Я, конечно, не увлекаюсь – это ж самолюбование какое-то получается. Примерно раз в месяц перечитываю какую-нибудь одну свою старую статью.

Такие же ощущения я испытываю, когда случайно сталкиваюсь с какой-нибудь программой, написанной мной несколько лет назад. Смотришь, и удивляешься – блин, как классно написано! Вот, было время, работала голова, не то, что сейчас!

Мне нравится это ощущение – удивляться самому себе. Чтобы его не потерять, я два правила себе оформил. Первое – не редактировать статьи. Второе – не перечитывать слишком часто, иначе перестану удивляться.

Попробуйте сами свои старые статьи перечитать. Смогли сами себя удивить?

Резюме по скорости

Итак, начал писать этот текст в 8-10, заканчиваю в 12-50. Это 4 ч. 40 мин. Объем текста – 27 000 знаков. Получается, 5 800 знаков в час. Много это, или мало, не знаю.

Отличие писателя от графомана. Кто такой графоман? Чем отличается от писателя

ГРАФОМАНИЯ — пристрастие к писательству у лица, лишенного литературных способностей.
Словарь Ушакова.

Дорогие сообщники!
Позвольте представить вашему вниманию классификацию признаков графомана.
Я собрала эти признаки в Интернете, они взяты из самых разных источников.

Среди нас есть издатели, редакторы, литературные агенты. Надеюсь, они подтвердят верность этих признаков. Ведь по работе они сталкиваются с самыми разными авторами, поэтому, что такое графоманы, знают не понаслышке. А может, они еще и дополнят этот список?
Итак:

Признак 1. Восторг от своих опусов
Важнейший признак графомана: ему очень нравится все, что он делает. Он получает огромное удовольствие от самого процесса писания. Такое случается и с настоящими писателями, но у них это редкость, а у графомана — постоянное состояние.
«Я балдею», «Я тащусь», «Мне очень нравится то, что получилось» — он щедро раздает такие оценки своим творениям. Он также постоянно ссылается на своих друзей и знакомых: «Все мои знакомые читали, и они в восторге!»

Признак 2. Плодовитость
Графоман очень много пишет. Он постоянно находится в процессе сочинительства.

Признак 4. Полное отсутствие самоиронии
Графоман очень серьезно относится к тому, что делает. Юмор в адрес его творчества для него неприемлем. Он начисто лишен самоиронии.

Признак 5. Экстравагантный псевдоним
Графоман обычно подбирает себе звучный, бросающийся в глаза псевдоним.

Признак 6. Патологическая прилипчивость
Графоман невероятно прилипчив. Когда он является в издательство, то пробивается непременно к «самому главному». Просто редактор его не устраивает.
Если в издательстве не приняли его рукопись, то он не отправляется в другое издательство, как это делают остальные писатели. Нет, он достает бедного редактора, пытаясь выяснить, почему его творение не взяли. Получив уклончивый ответ, он продолжает доставать редактора с настойчивостью, достойной лучшего применения. Чтобы избавить себя от надоедливого графомана, редактор, в конце концов, вынужден блокировать его номер телефона и электронный адрес.

Признак 7. Конфликт, как любимая среда существования
Графоман приходит в литературные и другие сообщества (коих хватает в реале и на сетевых просторах) исключительно ради общения. Ему нужен пиар и ничего кроме пиара. Ему очень важно, чтобы его имя было постоянно на слуху. Неважно, какой рейтинг он зарабатывает — черный, серый. Главное для него — быть на виду. Он активно и с охотой ввязывается в конфликты, даже и не на своей территории. Конфликты и нападки графомана могут длиться месяцами. Конфликт — это способ его существования, среда, в которой он чувствует себя лучше всего.
Графоман не останавливается ни перед чем для достижения своих амбициозных целей. Для того чтобы очернить оппонента, он может раскрутить скандал и организовать ложное событие, обвинив в организации этого события оппонента.

Признак 8. Злопамятство
Графоман не терпит критики в адрес своих произведений. Предложение что-то исправить вызывает у него бурю возмущения. За несоответствующую, по его мнению, оценку, он немедленно применяет ответные меры — искусственно занижает оценку произведения оппонента. Он злопамятен, устраивает критиканствующие обзоры, позволяет себе провоцирующие высказывания в адрес оппонента.
Графоман нередко пишет мстительные рецензии маститым автором — либо, наоборот, сильно хвалебные. Обоими способами он стремится обратить на себя внимание маститых авторов.

Уважаемые сообщники! А вам встречались графоманы, соответствующие всем этим признакам, или хотя бы их большей части? Можете ли вы дополнить этот список?

1. Графоман очень болезненно переносит критику и зачастую принимает ее в штыки. Он ассоциирует критику с личным унижением и оскорблением, а не с возможностью исправить ошибки и извлечь уроки. Собственно критика ему не нужна, это пустая трата сил и времени. Зачастую такие люди не находя контраргументов, переходят на личность критикуемого, таким образом пытаясь заставить его замолчать и оставить последнее слово за собой.

2. Графоман очень любит рассказывать всем о своем творчестве и не прочь продекламировать стихи или главы из нового романа даже там, где это абсолютно неуместно, и хочет этого собеседник или нет. Настоящий писатель напротив, испытывает затруднения, когда оказывается, вынужден, что-то озвучить прочитать, привлечь общее внимание к своей персоне.

3. Истинный писатель подвержен сомнениям, он склонен самым тщательным образом переписывать и обновлять свое творение, графоман же уверен, что шедевр создастся его гением, без особого труда. Для этого ему достаточно лишь взять в руки ручку или сесть за компьютер.

4. Истинный писатель имеет свою манеру обращения, отличающийся своеобразием язык, уникальный стиль, который выделяет его среди прочих. Вспомните Толстого, Чехова, Достоевского, Шолохова, Хемингуэя, — разве можно их спутать прочитав даже незнакомый текст. Однако при чтении творения графомана у читателя появляется стойкое ощущение: «где-то я все это уже видел, слышал, читал!» и появляется стойкое желание отложить книгу в сторонку.

5. Графоман зачастую заносчив, крикливо или модно одет, очень любит употреблять словосочетание «мое творчество» и называть себя при случае и без случая писателем. Любит похвалиться знакомствами с «Великими мира сего», «вхожестью» в тусовки. В его обществе нужно слушать только его.

6. Истинный гений остерегается громких слов. Он, как правило, прост в общении, любит людей исподволь наблюдает за Вами, изучает, оценивает, примеривает. Возможно Вы материал для его творчества. Вы ему интересны. Настоящего писателя отличает здоровая доля самоиронии.

7. Истинный писатель ставит на первое место качество написанного, и зачастую он в этом беспощаден, вплоть до того, что сжигает или уничтожает уже полностью написанную вещь. (Гоголь, Хемингуэй) Для графомана важно количество в ущерб качеству.

8. В произведении талантливого писателя вы обязательно найдете интересные мысли, графоман же склонен сыпать цитатами известных людей или литературными штампами, но самобытность в его творении мало присутствует.

9. Истинный писатель всегда стремится сделать мир чище, лучше посредством своего творчества, главная же задача графомана – собственное тщеславие, красочные обложки, хлесткие названия, тиражи, появление в СМИ.
10. Настоящий писатель готов годами писать в стол, а графоману нужен непрерывный успех и восхваление его мнимых талантов, иначе он опускает руки.
11. Истинному писателю не столько нужны слава и деньги, как возможность быть понятым, услышанным, а денег лишь бы хватало на самое необходимое, на то, что бы не отвлекаться от главной цели – творчества.
12. Настоящих писателей зачастую отличает всемерная помощь молодым талантам, чего не скажешь про графоманов, которые видят в них конкурентов, которые могут их обойти на повороте, отодвинуть на периферию.
13. Истинного писателя в отличие от графомана отличает обостренное чувство справедливости, не желание сотрудничать с властями, денежными мешками, тупыми редакторами, они не хотят развивать модные темы, смаковать жареные факты и копаться в чужом нижнем белье. Графоман ради тиража и денег перешагнет через все.
14. Настоящими писателями не рождаются, у многих людей есть задатки, генетическая предрасположенность к творчеству. Только упорный каждодневный и многолетний труд, оттачивание мастерства, беспощадная критика к себе, рождают нам поистине великих мастеров слова и знатоков человеческих душ.

Вот мнение одного литературного критика (по ссылке — https://ridero.ru/books/kak_voiti_v_literaturnoe_soobshestvo/read#textpreview):

«Что Вы думаете про графоманов?

А знаете, мне вообще кажется, что традиционное противопоставление графомании и качественной литературы — оно неверное. Графоман — это человек, которому нравится писать и который пишет много. А качественный писатель — это писатель, который пишет хорошо. Знаем ли мы писателей, которые писали много и хорошо? Да! Например, Лев Толстой, Бальзак, Дюма, Жюль Верн. А знаем ли мы писателей, которые не были графоманами и были хорошими писателями? Ну, да: Достоевский не был графоманом, он настолько тяжело писал, что он предпочитал надиктовывать романы, потому что диктовать получалось быстро, а писать — медленно. Кому легче быть писателем — графоману или не графоману? Графоману! Означает ли это, что всякий графоман имеет шансы стать качественным писателем? Нет! Для этого нужен талант, для этого нужно критическое отношение к собственному тексту — способность его перечитывать, совершенствовать, для этого нужна писательская смелость».

Понятно, что этот вопрос для меня злободневный по конкретной причине — когда я узнал на Е-хе про сервис самиздата, книги, что я писал в стол (штук 5), смог издать. Но на этом не остановился — с декабря 2015 года я издал более 35 книг, то есть примерно 5 книг в месяц, конечно, некоторые тонюсенькие (например, две сказки), есть тонкие (Журнал «Русский менеджмент» в книжном варианте), но прилично книг 200 — 400 стр., при том, что запустил ряд книжных проектов (самый большой -это серия из 60 книг, 12 из которых уже вышли).

Комментарии

1 0 0 0 1 0 0 2 0 0 0

Википедия дает нам следующее определение графомании: «Графомания (от греч. γρα φω — писать, чертить, изображать, и греч. μανια — страсть, безумие, влечение) — патологическое стремление к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т. п. Графоманические тенденции нередки у сутяжных психопатов».
«Графомания — это психиатрический термин, подразумевающий болезненную страсть к написанию текстов, чаще всего не представляющих никакой культурной ценности. Обычно произведения таких авторов шаблонны, невыразительны и не представляют собой никакого интереса ни для читателей, ни для критиков. Как и любое подобное заболевание, графомания может иметь более или менее тяжелую форму.
Аналогично другим диагнозам в этой области, графомания не возникает на пустом месте и, в принципе, поддается лечению, в том числе и медикаментозному.
Как человек становится графоманом? На бумаге мы выражаем свои чувства, эмоции и переживания, иногда заводим дневники, с которыми делимся наболевшим, в стихах выражаем восторг или скорбь, любовь или ненависть. Однако в большинстве случаев у человека есть много собеседников и кроме листа бумаги. А у графомана — нет. Изначально одинокий, может быть, страдающий от заниженной самооценки или невозможности с кем-то поговорить по душам, он начинает писать. Его творения — это часть его болезненного и одинокого мира. Чем больше он их создает, тем меньше он сознательно стремится к живому общению. Однако, ограничивая себя в контактах, графоман должен реализовывать естественную тягу к общению, это заложено в личности на подсознательном уровне. И снова его рука тянется к листу бумаги.

Такого человека можно только пожалеть. Его произведения кажутся ему гениальными, более того, он совершенно искренне в это верит. Как и любой психиатрический больной, он не может разглядеть у себя признаков болезни, не может объективно оценить свой образ жизни. Именно поэтому графоманы крайне болезненно воспринимают критические высказывания относительно их творчества.

Для большинства авторов мнение их аудитории является стимулом для развития, а также основным источником информации о недостатках их произведений. Люди, страдающие болезненной тягой к писательству, этого лишены, а значит, не имеют возможности развиваться и совершенствоваться. Как результат — произведения, лишенные какой-либо литературной и духовной ценности, однообразные и неоригинальные.
Со временем все контакты с внешним миром сводятся для графомана к демонстрации его творений. А внешний мир, именно по этой причине, начинает его избегать.

Впрочем, описанное — тяжелый случай заболевания.
В легкой форме графомания может быть связана с некими временными условиями. Например, любимый человек находится в отъезде, и писательство в данном случае — лучший способ отвлечься от переживаний, связанных с этим. После возвращения объекта вожделения все приходит в норму, и симптомы графомании проходят сами собой.

Помочь графоману можно. Если отвлечь его от ручки и листа бумаги, предложить иные развлечения и интересы, возможно, что при регулярных контактах с кем-либо со временем он откажется от мысли о творчестве. Однако в случае тяжелой формы заболевания понадобится вмешательство специалиста, иначе, как и с любым другим подобным заболеванием, последствия от неквалифицированного воздействия могут быть фатальными».

Обращаясь к издателям, редакторам, литературным агентам, графоманы тяжело и болезненно переживают даже вежливые отказы и стараются как можно больнее обидеть человека, отказавшего в публикации. Иногда они пишут оскорбительные письма годами, правда это встречается редко.
Графоман не способен воспринимать критику и требует, чтобы его произведения печатались дословно, без редактуры. При публикации за свой счет (маленькие типографии охотно выполняют такие заказы) книги выходят, но тут графомана поджидает следующий удар: подобного плана фолианты или брошюры книжные магазины и книжные дилеры практически не берут. Выхода на широкий рынок, известности, славы, почета и денег по-прежнему нет. Если писатель задается вопросом «А не графоман ли я?», значит, еще не все потеряно и шанс на благополучный исход весьма велик.
Литературный институт, к примеру, хорош тем, что учит критиковать других и принимать критику по отношению к себе, править произведения, шлифовать, переделывать порой много-много раз.
Грань между писателем и графоманом бывает очень тонка, поскольку и тот и другой могут быть психически неуравновешенны. Вот только неуравновешенность эта разного характера и этиологии.
И если настоящий художник (я повторюсь), очнувшись от своего творческого забытья, порою сам не может поверить в то, что это его слова, мысли, чувства, мазки кисти запечатлены на этом листе бумаги или холсте, то графоман прекрасно понимает, что эти чудесные слова, складывающиеся во фразы, написал именно он и никто другой. Ничего трансцендентного.
Если художнику свойственны непрерывная потребность превзойти себя, сделать лучше, написать лучше, по-иному осмыслить те или иные события, характеры, поступки, для того, чтобы реализовать все грани своей личности, всё, что таится в зародыше, запрятано изначально в душе, генах и т. п., способность учиться, по-новому осмысливать жизнь, события, постоянно открывать что-то новое, не отрицать оголтело каких-то вещей, предварительно не изучив их, способность временно мимикрировать, менять взгляды и установки, способность колоссально много работать и изучать необходимый материал с разных сторон, то графоману до этих эмпирей, простите за грубость, — до лампочки. Никакой способности учиться, никакого желания превзойти себя для него не существует. Наоборот, графоман изначально уверен в гениальности своих текстов, в том, что его зажимают, а все премии даются исключительно по блату и за большие деньги (постель). Ревнив не к музе, а к благам и почету, графоман болезненно стремится получить и то и другое, несмотря на то, что его текст может пестреть не только клише, но и огромным количеством орфографических ошибок.
Если вы начинающий писатель, не поленитесь, изучите правила правописания, возьмите сборник Розенталя («Справочник по правописанию и литературной правке») или на худой конец отдайте текст редактору, корректору, учителю русского языка в школе. Право слово, эти услуги стоят не так дорого, но вполне возможно, что именно этот шаг станет первым на пути к публикации вашего текста.


    Мне кажется, что писатель — это человек, который может писать красивый связный текст, при этом он пишет его для кого-либо. Писатель может любить свою работу, но может и не любить ее.

    А графоман — это человек, который имеет патологическую страсть к писательству. При этом ему интересен сам процесс написания произведения, а результат — уже в меньшей степени. Но полученный результат не всегда может быть хорош.

    Но в определенных условиях писатель может быть графоманом, а одаренный графоман — писателем.

    Графоман — это любитель писанины. И ему неважно что он там накорябал на страницах, главное для него это объм написанного, чтобы потом всем говорить — Во, сколько я написал! Видите, какой толстый талмуд?

    А писатель — это человек, который профессионально пишет литературные произведения.

    Графоман это человек считающий, что он создал или создает шедевр, а людям кажется что это непонятное нагромождение слов. Это человек имеющий болезненную склонность к написанию текстов.

    Именно эти люди засыпают своими произведениями крупные издательства, настаивая на публикации и скорее всего опубликуют свою книгу, но за свой счет.

    Достаточно часто графоман не бездарь и глупый человек, он может быть очень хорошо образован и писать книги вовсе не его основная работа. Как правило у графоманов нет аудитории и они не интересны даже маленькому кругу читателей, они остаются в одиночестве и это может только еще больше усилить их болезненное состояние.

    Писатель — это всегда графоман. Но от графомана обыкновенного писателя отличает то, что писатель точно знает, что болен графоманией и пытается всеми силами скрыть свою болезнь от окружающих. Поэтому писатель постоянно совершенствуется, развивает чувство вкуса и меры, очень кропотливо работает над текстами и никогда не бывает доволен своими произведениями. А вот графоман обыкновенный пишет только по вдохновению. Причем вдохновение — это его постоянное состояние. Оно его никогда не покидает. Графоман дарит миру свои шедевры, не заморачиваясь особо на качестве. Графоман уверен, что его рукой в момент написания текста водил Бог, потому никогда не вносит поправки в уже написанный текст.

    Проще говоря графоман это бездарь из области литературы, который думает, что он великий писатель. Собственно этим он и отличается от настоящего писателя, все написанное им читать неинтересно и утомительно.

    В самом слове quot;графоманияquot; есть ответ на ваш вопрос. Графо — писать, мания — страсть. Следовательно, графомания это страстное желание писать. По первоначальному смыслу, это именно так, а со временем это слово приобрело презрительный оттенок, по отношению к бестананным многопишушим людям. А иногда даже не к многопишущим, а просто бездарным.

    Если Вы написали текст, продали его, и этими деньгами оплатили quot;коммуналкуquot;, то Вы писатель. Если просто пишите quot;в столquot;, то Вы графоман.

    У каждого человека в жизни бывает, вот читаешь ты текст читаешь, читаешь и не понимаешь просто quot;зачем он написан?quot; и вдруг осознашь — потерял свои 20 минут жизни зря, по сути это и есть графоманство стена бессмысленного и ненужного текста, который можно было уложить в 3-4 предложениях, вот люди пишущие это и есть графоманы.

    Графомания проще говороя это патологическое стремление к тщеславию.Конкретнее выражаясь это тяга к сочинительству каких либо произведений.Также есть эротографомания это страсть к написанию любовных писем.

    В том, что первый — признан, а второй- нет.

    Когда-то читала целый список тех писателей и поэтов, которых в их время считали графоманами, так там были такие имена! Имена тех, которых мы теперь считаем едва ли не гениями.

    Если не ошибаюсь, то и многих учных в сво время не признавали, высмеивали их.

    Ибо нет пророка в своем отечестве. А то, что касается искусства вообще относительно.

    Не каждый поэт, писатель или художник был признан уже при своей жизни. Многие из них влачили жалкое существование как графоманы -неудачники и умирали в нищете.И лишь после потомки начинали осознавать, кто жил и творил много лет назад.

    Думаю, графоманами и бумагомарателями есть те, чьи quot;произведенияquot; настойчиво распиаривают, вбивая в сознание quot;понимание их гениальностиquot;.И не важно,что их творение популяризовано искусственно:такие всегда — повод для обмена репликами у снобов.

    Графоман отличается от писателя тем, что он не может не писать, так как он одержим этой манией и никакими доводами его не переубедить, никакими вескими доказательствами полного отсутствия смысла в продолжение его quot;творчестваquot;, не заставить придушить в себе это необузданное желание выплеснуть на бумагу/монитор неудобоваримое содержание своего мозга. Их можно вылечить только способом, который указан в нижней картинке.

    Тут на проекте есть несколько графоманов, пишущих стихами комментарии и ответы, эти quot;шедевры словесностиquot; очень тяжело читаются и воспринимаются, так как — ну, не получается у них, не дано, но им уже не остановиться. Жаль людей, конечно.

    Настоящие писатели или поэты в течении всей жизни совершенствуются, делая перерывы в творчестве, чтобы вдохновиться, подвести итоги проделанной работы, т. е постоянно анализируют свой творческий потенциал и прекращают писать, заметив халтуру за собой.

    Спасибо им за это.

    Если кратко: отсутствием таланта. Графоман считает, что умение складывать буквы в слова, слова в предложения, а предложения в связный текст, то это уже достаточно для того, чтобы быть писателем.

    Кроме того, есть такая психическая болезнь, она характеризуется болезненной тягой к письменному выражению; обычно она так же сопровождается шизофагией.

    Если развернуто, то графоман, чаще всего, это человек, который начитался книг и чувствует некое неудовлетворение — как заядлый геймер хочет quot;написать игру где можно грабить корованы и играть за стражу эльфов плохогоquot; (с).

    Обычно выходит то же самое, что у геймера.

    Только графоман страшнее — чтобы накалякать текст многого не надо; при этом окружающие будут его хвалить (а если он выложит свои тексты на рассаднике этой заразы типа самиздат.ру, то остановить его можно только огнеметом) и он продолжит свои потуги, не обращая внимание на то, что используется странный для времени язык, анахронизмы, несоответствия культур,…

    Обычно графоманы начинают с фентези или (если женщины) с quot;женских романовquot;, считая, что это очень легко. Забывая (или не зная), что родоначальник фентези, филолог Джон Толкиен сказал: quot;Придумать мир, где зеленое небо и синяя трава очень легко. Крайне тяжело придумать мир, где это будет органичноquot;.

    Графоман не заботится о соответствиях; язык у графомана очень скуден и крайне похож на обычный разговорный (в лучшем случае — на язык сценария) — кстати, и, зачастую, повествование ведется от первого лица, тексты графомана крайне вторичны, хотя в чем-либо он пытается оригинальничать (видимо, чувствует, что его писанина есть продукт переработки — как пища после прохода по желудочно-кишечному тракту) и замаскировать этот запашок. В итоге получается еще хуже.

    Пример дичайшей графомании, на вскидку, — сериал quot;Никquot; Анджея Ясинского. Все признаки наличествуют.

«Графоман — это человек, помешанный на письме».

— Верите ли вы, что у Пелевина есть литературные рабы? Продуктивность очень высокая у него.

Я думаю, у Пелевина нет, потому что ранние его романы очень талантливы. Определенно могу сказать, что кое-кто из бывших студентов Литинститута рассказывал мне, что подрабатывал в подобном цехе у Акунина. Не берусь утверждать, что это правда, но таких слухов было слишком много, чтобы от них просто отмахнуться.

Ищите там, где очень большая плодовитость. Кстати, Дюма тоже пользовался такими рабами. Он им давал общие планы, они писали, потом он редактировал. Если почитать, сколько он написал при своем разгульном образе жизни, то не мог он физически написать это без помощи рабов. Там, где рабы — нет качества. А качественная литература – глубочайшая и неповторимая личность писателя.

— Каким параметрам должно отвечать литературное творчество сегодня, чтобы стать коммерчески успешным и не потеряться в общем гуле? Множество выдающихся писателей потерялись во времени. Даже некогда знаменитого Леонида Андреева, чьи фотокарточки когда-то раскупали барышни, сейчас мало кто знает.

Здесь два вопроса в одном — с одной стороны, коммерческих успех может совпадать и с литературным, как, например, знаменитый роман Фаулза «Коллекционер». Но чаще всего коммерческая литература – массовая, а массовая литература не остается в истории. Другое дело, что некоторые писатели копят средства, накапливают фундамент и пишут для массового читателя, а потом переходят в серьезную литературу. Такое возможно, но слишком уж заразительны большие деньги. Он уже вряд ли будет рисковать признанием своих читателей, а это действительно будет разочарованием, если автор выпустит очень тонкое и глубокое произведение, а читатель не сможет его понять. И роман не будет иметь коммерческого успеха. В истории литературы чаще всего остаются писатели, которые особо не имели такого успеха. Но не все: Достоевский был очень успешен в этом отношении, и Диккенс тоже. В Америке все ждали продолжения его романов, и когда британские корабли подплывали к американским портам, там люди стояли на пристани и кричали: ну что будет дальше с «Крошкой Доррит»? Возможен ли такой успех в современное время, где книга уже не становится ценностью для подрастающего поколения? Сейчас очень редко можно увидеть человека, который к 25 годам прочел самую ценную литературу. Но исключения есть.

Насчет успеха: у меня есть бывший студент Александр Решовский, в 2014 он завоевал гран-при премии «Дебют», и он сейчас давал мне почитать свой новый роман – это гениально. Сейчас нашим современным молодым авторам не хватает всемирной поддержки и поддержки Союза писателей, который уже давно превратился в добавку к карьере или самодовольству. Дело в том, что многие издательства не хотят рисковать поддержкой тех или иных молодых писателей, даже когда они явно видят, что это талант. Боятся потерпеть финансовый крах. Хотя самые громкие имена на Западе делались именно с таким риском, когда человек был настолько прозорливым, что мог поддержать молодой талант, и на выходе испытать и коммерческий успех, и литературный.

— Как вы относитесь к такой точке зрения, что лет до 30 невозможно создать глубокое произведение?

Шолохов в 24 года первый том «Тихого Дона» написал, Томас Манн своих «Будденброков» в 26. Все дело в отношении к жизни. Есть молодые люди, которые в 15-16 поражают серьезностью своих суждений. Тут дело и в генах, и в воспитании, и что-то от расклада звезд, неземное. Я верю, что таланты пишутся на небесах. И рецепта никто вам никакого не даст. Конечно, стоит пытаться до 30 лет написать серьезное произведение. Но трудность заключается в том, что для этого придется отказаться от многих радостей молодой жизни. Любовь, весна, развлечения – найдете вы сейчас такого молодого человека, который ради создания своего художественного словесного мира может надолго, на несколько месяцев погрузиться в себя? Мне такое существо не знакомо. Но я не исключаю, что оно существует. Время покажет, прав я или нет.

Беседовала Дарья Скачкова

Основные признаки графомании: кто такой графоман?

Больше всего поисковых запросов по статистике моего сайта приходится на «сколько зарабатывают писатели», «сколько зарабатывают известные писатели», «заработок писателя», «сколько можно заработать на книге», «написать книгу и разбогатеть» и тд.

какие все алчные, а как же искусство?

Счастье графомана. Кто такой графоман?

Каждому второму кажется, что раз-два, намалевать нетленку проще простого, и он уже стучится в двери издательств со своим горе-шедевром. Отказов такие люди, как правило, не понимают и очень плохо на них реагируют. Они способны написывать редактору, который отверг их произведение, оскорбительные письма с угрозами годами. Не воспринимая никакую критику (даже конструктивную), болезненно реагируют на нее. Они неспособны обучаться.

А все потому что графомания – это болезнь, психическое отклонение. Графомания – это психиатрический термин, подразумевающий болезненную тягу к написанию текстов, чаще всего не имеющих абсолютно никакой ценности.

Википедия дает нам следующее определение графомании:

«Графомания – патологическое стремление к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатах и т.п. Графоманистические тенденции нередки у сутяжных психопатов».
Начало графомании чаще всего вызвано одиночеством или каком-нибудь сильным потрясением. Она может быть выражена как в легкой, так и в тяжелой форме. Как и любое отклонение, графомания поддается лечению.

Как распознать графомана?
  1. неспособность обучаться писательскому мастерству по причине того, что человек уже мнит себя гением.
  2. неспособность воспринимать критику и прислушиваться к советам
  3. обидчивость и агрессивность в сторону тех, кому его произведения не понравились
  4. маниакальная одержимость «бумагомаранием»

Если же вы всерьез настроены пройти через все тернии к звездам, если вы готовы работать над техникой и мастерством письма, если отказы издательств вас не пугают, если вы способны четко отделять конструктивную критику от деструктивной, то никакой вы не графоман. Можете выдохнуть.

И еще один момент: если вас не оскорбляет написанное ниже, а скорее забавляет и придает запала, то поздравляю вас – вы вполне адекватны))) ⇓⇓⇓

Пиши так, будто экономишь место. Не размазывай сопли. Пожалей бумагу, она загибается от твоих нудных мыслей. Выкинь ненужные слова из песни. Плесни перца и соли, никто не сможет сожрать твои блюда не приправленными.

Не мни себя второй мамой Ро, никто не будет читать твои 500 с хреном страниц. Вырезай лишнее. Чувствуй, как мысли плавно скользят по бумаге, выдавливая всю наносную шелуху. Сними её. Отдели зерна от плевел.

Можешь так? Тогда вперёд.

Если же ты думаешь, что все написанное тобой — гениально, у меня для тебя плохие новости: ты гребанный графоман. Подотрись лучше своими записями, а то только зря бумагу переводишь

графоман — определение и значение

  • Фактически, большую часть своей жизни Гёлль был одержимым писателем, «графоманом », если использовать термин Фриче.

    История жизни

  • Или контролировать постоянно угрожающий поток информации, продолжая функционировать — как графоман может составлять бесконечные таблицы статистики, чтобы предотвратить ужасную альтернативу.

    Лекарство от потрясающего блеска

  • Вы должны быть графоманом , чтобы часами читать рукопись, а затем, для расслабления, обращаться к письмам.

    Последние письма мастера

  • Вы должны быть графоманом , чтобы часами читать рукопись, а затем, для расслабления, обращаться к письмам.

    Последние письма мастера

  • Я хотел бы поблагодарить всех моих братьев и сестер-блоггеров за то, что они терпели, когда я публиковал одиннадцать миллиардов jpeg, тем самым замораживая ваши Blackberry и пишу все проклятое время, как сумасшедший графоман , любой, кто следит за мной в Твиттере, может подтвердить это.

    Гранд-финал © N.W.A.

  • Я Джонкил Калембур, император пищ-тоша и тряски живота графоман демиург!

    Выдержка из Urdoxa 2.0

  • Я хотел бы поблагодарить всех моих братьев и сестер-блоггеров за то, что они терпели, когда я публиковал одиннадцать миллиардов jpeg, тем самым замораживая ваши Blackberry и пишу все проклятое время, как сумасшедший графоман , любой, кто следит за мной в Твиттере, может подтвердить это.

    Архив 2010-01-01

  • Я хотел бы поблагодарить всех моих братьев и сестер-блоггеров за то, что они терпели, когда я публиковал одиннадцать миллиардов jpeg, замораживал ваши Blackberry и писал все это проклятое время, как сумасшедший графоман , любой, кто следит за мной в Твиттере, может подтвердить это.

    Дарт Адамс представляет мысли субъекта, глагола и предиката Felon 3

  • Кандидат, даже тот, кто никогда не был судьей, не обязательно должен быть графоманом , но публикации Кагана состоят в основном из осторожных описаний и категоризации текущих правовых доктрин.

    Propeller Самые популярные истории

  • Кандидат, даже тот, кто никогда не был судьей, не обязательно должен быть графоманом , но публикации Кагана состоят в основном из осторожных описаний и категоризации текущих правовых доктрин.

    Propeller Самые популярные истории

  • определение графомании от The Free Dictionary

    Вариант Денди Уокера и биполярное расстройство I типа с графоманией.Psychiatry Investigation 2014; 11: 336-339. Художник Стэнли Спенсер страдал от доброкачественной графомании: он писал, писал и писал. Это сравнение, каким бы благонамеренным оно ни было, перекликается с усталой клеветой на женское письмо как на безудержную каракулью или подпитываемую эмоциями графоманию. всего несколько десятилетий назад клевета использовалась для понижения позиции русской женской прозы. Также будет проведена сессия художественного творчества с участием Совета по делам искусств Совета графства Денбишир и художницы Лизы Картер, которая вела художественные классы для людей, живущих с деменцией. и был партнером по искусству в большом исследовании деменции и воображения.Если «болезненная» графомания Саймондса и Суинберна была достаточно плохой в качестве критической модели, еще более разрушительным был дилетантизм Эдмунда Госсе, бывшего друга Коллинза, которого теперь презирают как литературного светского человека. Травма вызвала у Калли навязчивое желание писать известная как графомания. Ее мать зарезала отца, прежде чем он пропал без вести, и в настоящее время она находится в психиатрической больнице, куда он ее поместил. Он поделился талантом Телемана к читаемой дидактической прозе (его руководство 1828 года, Комплексное теоретическое и практическое руководство по игре на фортепиано, достигло статуса бестселлера) и что-то от чистой музыкальной графомании Телемана.Хотя он прожил всего на два года дольше, чем Бетховен, он сочинил вдвое больше, чем Бетховен, его пронумерованные произведения составляют лишь около половины его творчества. Его персонажи иногда путешествовали в Мексику и Европу, в северные районы штата Нью-Йорк и в западную пустыню, но Чикаго и Нью-Йорк были его Парижем и его Лондоном, его городами, где жизнь возникла из руин жизнь, где мошенники-неудачники плачут на похоронах незнакомцев, а разъяренные мужчины бьют бейсбольными битами по кузовам красивых машин, необычные женщины носят ботинки, предназначенные для прогулок, а мужчины, страдающие — или одаренные — графоманией, пишут письмо за письмом на своих страницах. умы людей, которые, по их мнению, могут исправить положение, когда только они могут взять на себя ответственность за свою жизнь.

    определение графомании в Медицинском словаре

    Графомания — это простая техника, включающая изготовление бумаги и пометок. Это название было бы интересным приобретением, поскольку уникальный предмет графомании описан так ярко, и этот тип устойчивой фантастики может помочь кому-то, кто борется с принуждением, — Пэт Клингман. непревзойденный инсайдер, но здесь пришел к разновидности необычного искусства со стороны аутсайдера, дополненного графоманией, с которой оно часто ассоциируется — хотя зрители, сомневающиеся в здравомыслии критиков в целом, возможно, будут меньше удивлены параллелью.Заметки Уотсона о Камисаре, потому что я готов поспорить, что слово «графомания» встречается в них довольно часто. «Есть такая штука, которая называется графомания», — говорит она. в течение многих лет ». Тем не менее, как будто чтобы доказать, что он не был простой жертвой графомании, Сильверберг взял творческий отпуск от писательской деятельности в 1976 году (в то время это описывалось как ранний выход на пенсию), который продлился около четырех лет. то, что мы все заняты писательством и не имеем привычки читать работы других людей, — это доля истины в том, что средства массовой информации и издательское дело имеют тенденцию пропагандировать привычку писать с оглядкой на романтическую эстетику «Художника»; они слишком часто используют превосходные прилагательные и берут интервью у известных писателей, как будто в их светской беседе закодированы волшебные ответы, ключи к успеху.Но игры с самим собой всегда безуспешны, и даже отряд трупов, одержимых графоманией, здесь не может сильно помочь. «непреодолимая склонность играть словами». Кто из нас может знать, может ли то, что сегодня может показаться маргинальной графоманией, когда-нибудь не покажется нашим потомкам самой существенной вещью, написанной в наше время? Какими бы личными ни были издержки, графомания Воллмана на первый план выходит на первый план. это значит быть плодовитым в эпоху, когда большинство людей посвящают чтению лишь часть своего свободного времени.Помимо томов наших величайших поэтов двадцатого века, в печати также свободно находят свое место различные виды графомании.

    Что такое графоман: определение

    В произведениях, без ограничений,
    Путь безденежья и страданий
    Ее следы в песках пустыни
    Поэты все еще ищут …

    Графомания как болезнь

    Известное мнение — графомания, с одной стороны, так как болезнь, определенное психическое расстройство, вызванное пристрастием к письму.Он усугубляется невостребованностью, одиночеством и невозможностью реализовать свои амбиции. Кто такой графоман? Определение относится к автору, произведения которого не принимаются обществом и с которым он сам категорически не согласен.

    Но некоторые талантливые писатели тоже не признают достаточно длительного периода. А некоторые не получают признания в жизни. Гений и талант не укладываются в рамки универсальных норм. Поэтому рассматривать, что такое графоман с этой точки зрения, бесполезно.

    Бесполезность произведений

    Созданная, по мнению автора, ценность полезна ему и совершенно не нужна обществу.

    Осенью золотого цвета
    Муза плела сонеты.
    Отличается только словом
    Графоманьяк от поэта.

    Таким образом, он создает продукт низкого уровня, в основном, для собственной выгоды. Уровень работы оценивает только читатель. Его оценка — критерий, кто такой графоман, а кто настоящий писатель.Еще есть критики, филологи и другие профессионалы, которые профессионально определяют качество работы. Некоторые критики доходят до абсурда, как, например, статья в Интернете «Графики и графоманы», в которой автор выискивал у Льва Толстого грубые ошибки.

    Самую важную оценку дает автор произведения, взяв на себя ответственность за то, что то, что он создал, затронет души читателей. Для этого он должен вложить свои силы и душу. Если работа не окажет такого воздействия, то будет жестоким разочарованием.Получается, графомания — это наказание человека за низкое качество работы.

    И здесь всю ночь не спишь,
    Мука глядела передо мной.
    Граница Blazing Blade
    Между блеском и бедностью.

    Признаки графомании

    1. Болезненная страсть к написанию текстов, не представляющих культурную ценность.
    2. Повышенная самооценка. Бездарный графоман никогда не признается в своих ошибках.
    3. Невозможность развития и улучшения.
    4. Отсутствие гармоничного, логичного построения текста.
    5. Копирование изображений, плагиат.
    6. Нарушения стиля и синтаксиса.
    7. Шаблон и невыразительный текст.
    8. Многословие.
    9. Навязчивость.
    10. Отсутствие чувства юмора.

    Среди слов пустыни,
    среди боевых фраз,
    , где ветер перемен
    не оставит следа,
    Мы ищем истину не раз,
    уводит в лабиринт бреда.

    Три группы графоманов

    1. Первая ни о чем не пишет, но очень красиво, пытается создавать художественные образы. Но это отражает только хорошее образование.
    2. Корявый язык, но замысловатый сюжет, который еще можно редактировать.
    3. Имитация произведений или словесный мусор. Здесь более наглядно проявляется, что такое графоман.

    Жажда признания

    Признаний хочется всего. Графомания атакует издателей, настаивая на публикации своих «нетленок», или чаще всего публикуемых за свой счет.У них другое представление о своих произведениях, в отличие от публики.

    Графомания существует во многих разновидностях, но мы рассматриваем литературную.

    Как правило, у графомании нет аудитории. Собирать в принципе не могут, потому что это никому не интересно. Поэтому они остаются одни, усугубляя свое болезненное состояние.

    Горящий минувший день мимо красной осенней листвы.
    Сегодня долго думал об этом, потом об этом.
    Может, дело даже не во мне,
    Если просто в тараканах в голове ходить?

    Графоман не чувствует темы.Может он правильно рифмуется, но между словами нет смысла. Скорее всего, это похоже на очертание не умеющих рисовать линий, по которым получается некое сходство с портретом. Необходимо правильно направить взрыв эмоций и найти свой правильный путь. Но если тема и чтение захватывают читателя, то это уже не графомания.

    Количественный критерий оценки эффективности назвать сложно. Подсовывание информации о том, что оценка работы должна быть оплачена за нее.Если не платят, то это графомания. Так бывает не всегда, но думающий и талантливый человек всегда найдет способ получить деньги за свой труд. Даже если будет немного денег.

    Кто такой графоман? Определение с положительной стороны

    Писатели-неудачники представлены неудачниками и бездарностями, не обремененными особым интеллектом. Скорее всего — это крайность. Человек может быть вполне порядочным и образованным. Ему не обязательно зарабатывать письмом. Пишет для себя, и это тоже непросто.Непрофессиональный текст и множество недостатков не означают отсутствия способностей. Им нужны определенные знания и опыт, как и для любой другой деятельности. Период графомании проходит через все, пока не начинает появляться что-то стоящее. Просто для одних требуется пара лет обучения, а для других — много лет. Это хорошо видно, изучив ремесло художника, среди которого тоже может быть не один графоман. Мастер слова не имеет права ставить знак неуважения к человеку только за то, что он вовремя не получил необходимое образование и пытается что-то написать самостоятельно.

    Роль Интернета в развитии творчества

    Кто такой графоман в современном обществе? Теперь он исчез в Интернете среди других писателей. Вы можете создавать прямо в отдельных блогах и порталах. Кто-то постепенно овладевает мастерством, а у читателей расширяется выбор. При этом за бесплатно опубликованные тексты ничего не платят. Если раньше между писателями и читателями была непреодолимая пропасть, то теперь все пишут. Очень хорошо, что в этот процесс вовлечены миллионы людей, и многим совершенно безразлично, наклеивают ли они на них ярлык или на кого-то ставят печать графомана или нет.Русский язык (и другие языки) может торжествовать и гордиться своей востребованностью.

    Распечатывайтесь, друзья, на долгие годы,
    Нет смысла останавливаться в дороге.
    Когда Интернет умрет от вируса,
    Мы будем в разорванных страницах.

    Следующее преимущество графомании — спасение от одиночества и праздности. Для детей и молодежи он, несомненно, полезен, поскольку помогает ликвидировать неграмотность и развивать мышление. При этом значительно расширяется круг знакомств.Для старшего поколения графомания — средство борьбы со стрессом и одиночеством. Таким образом излечивается психическая травма, чего нельзя сделать другими способами. Кроме того, в сети обязательно найдутся сочувствующие, готовые поддержать в трудную минуту.

    Из вышесказанного следует, что графоман таков: это человек, который предоставляет полезную информацию широкому кругу людей, который сам справляется со своими внутренними проблемами.

    Что такое графоман: определение

    В произведениях, без ограничений,
    Путь безденежья и страданий
    Следы ее в песках пустыни
    Поэты все еще ищут…

    Графомания как болезнь

    Распространенным мнением является графомания с одной стороны, как болезнь, определенное психическое расстройство, вызванное пристрастием к письму. Он усугубляется невостребованностью, одиночеством и невозможностью реализовать свои амбиции. Кто такой графоман? Определение относится к автору, произведения которого не принимаются обществом и с которым он сам категорически не согласен.

    Но некоторые талантливые писатели тоже не признают достаточно длительного периода.А некоторые не получают признания в жизни. Гений и талант не укладываются в рамки универсальных норм. Поэтому рассматривать, что такое графоман с этой точки зрения, бесполезно.

    Бесполезность произведений

    Созданная, по мнению автора, ценность полезна ему и совершенно не нужна обществу.

    Осенью золотого цвета
    Муза плела сонеты.
    Отличается только словом
    Графоманьяк от поэта.

    Таким образом, он создает продукт низкого уровня, в основном, для собственной выгоды.Уровень работы оценивает только читатель. Его оценка — критерий, кто такой графоман, а кто настоящий писатель. Еще есть критики, филологи и другие профессионалы, которые профессионально определяют качество работы. Некоторые критики доходят до абсурда, как, например, статья в Интернете «Графики и графоманы», в которой автор искал грубые ошибки Льва Толстого.

    Самую важную оценку дает автор произведения, взяв на себя ответственность за то, что то, что он создал, затронет души читателей.Для этого он должен вложить свои силы и душу. Если работа не окажет такого воздействия, то будет жестоким разочарованием. Получается, графомания — это наказание человека за низкое качество работы.

    И здесь всю ночь не спишь,
    Мука глядела передо мной.
    Граница Blazing Blade
    Между блеском и бедностью.

    Признаки графомании

    1. Болезненная страсть к написанию текстов, не представляющих культурную ценность.
    2. Повышенная самооценка.Бездарный графоман никогда не признается в своих ошибках.
    3. Невозможность развития и улучшения.
    4. Отсутствие гармоничного, логичного построения текста.
    5. Копирование изображений, плагиат.
    6. Нарушения стиля и синтаксиса.
    7. Шаблон и невыразительный текст.
    8. Многословие.
    9. Навязчивость.
    10. Отсутствие чувства юмора.

    Среди слов пустыни,
    среди боевых фраз,
    , где ветер перемен
    не оставит следа,
    Мы ищем истину не раз,
    уводит в лабиринт бреда.

    Три группы графоманов

    1. Первая ни о чем не пишет, но очень красиво, пытается создавать художественные образы. Но это отражает только хорошее образование.
    2. Языковой язык, но запутанная история, которую все еще можно редактировать.
    3. Имитация произведений или словесный хлам. Здесь более ярко проявляется, что такое графоман.

    Жажда признания

    Признания нужны всем. Графоманы нападают на издателей, настаивая на публикации своих «нетленок», или чаще всего публикуются за свой счет.У них другое представление о своей работе, в отличие от публики.

    Графомания существует во многих разновидностях, но мы считаем литературной.

    Как правило, у графоманов нет аудитории. Собирать они принципиально не могут, так как никому не интересно. Поэтому они остаются одни, усугубляя свое болезненное состояние.

    Пылает день красной осени минувшего.
    Сегодня долго думал об этом, потом об этом.
    Может, во мне его вообще не было,
    Если просто тараканов в голове гулять?

    Графоман не чувствует предмета.Может он правильно рифмуется, но между словами нет смысла. Скорее всего, это похоже на прорисовку линий, которые невозможно нарисовать, что придает некоторое сходство с портретом. Необходимо направить взрыв эмоций и найти свой правильный путь. Но если тема и чтение захватывают читателя, то это не графомания.

    Количественные критерии оценки работы назвать сложно. Подсовывает информацию о том, что оценка работы должна быть оплачена. Если тебе не платят, то это графомания.Так бывает не всегда, но думающий и талантливый человек всегда найдет выход, чтобы получить вознаграждение за творчество. Даже если это будут небольшие деньги.

    Кто такой графоман? Положительное определение

    Писатели-неудачники изображаются неудачниками и бездарностями, не отягощенными особым интеллектом. Скорее всего это крайность. Человек может быть вполне порядочным и образованным. Ему не нужно зарабатывать писательским трудом. Он пишет для себя, и это так же сложно. Непрофессиональный текст и куча недостатков не означают отсутствия способностей.Им нужны определенные знания и опыт, как и для любой другой деятельности. Период графомании переживает все, пока не появится что-то хорошее. Просто некоторым людям требуется пара лет обучения, а другим — много лет. Это хорошо видно по обучению художественному ремеслу, среди которого тоже может быть не один графоман. Мастер слова не имеет права ставить на человека презрительное клеймо только за то, что он не успел получить необходимое образование и пытается что-то написать самостоятельно.

    Роль Интернета в развитии творчества

    Кто такой графоман в современном обществе? Теперь он исчез в Интернете среди других писателей. Вы можете создавать прямо в отдельных блогах и порталах. Кто-то постепенно овладевает мастерством, а для читателей выбор расширяется. При этом за свободно публикуемые тексты платить нечем. Если раньше между писателями и читателями была непреодолимая пропасть, то теперь они пишут все. Очень хорошо, что в этот процесс вовлечены миллионы людей, и многие совершенно равнодушны, наклеят на них ярлык или наложат на кого-то графомана или нет.Русский язык (и другие языки) может восторжествовать и гордиться своей актуальностью.

    Распечатайте, друзья, много лет,
    Нет смысла останавливаться на дороге.
    Когда погибнет вирус интернета,
    Мы будем живы в изношенных страницах.

    Следующий плюс графомании — спасение от одиночества и праздности. Для детей и молодежи это, безусловно, полезно, потому что помогает ликвидировать неграмотность и развить мышление. Это значительно расширяет круг знакомств.Для старшего поколения графомания — средство борьбы со стрессом и одиночеством. Таким образом излечивается психическая травма, которую нельзя сделать другими способами. Кроме того, в сети обязательно найдутся сочувствующие, готовые поддержать в трудную минуту.

    Из всего вышесказанного следует, что такой графоман — это человек, который предоставляет полезную информацию широкому кругу людей, который сам справляется со своими внутренними проблемами.

    p>

    graphomaniac на английском языке graphomaniac означает

    Графоман по-английски

    графоман | Английский словарь переводит с английского на английский и с английского на английский слова графомана, фразы графомана с синонимами графомана, антонимы графомана, произношения графомана.

    графоманских значений на английском языке

    graphomaniac на английском языке английский перевод графомана английский значение графомана что такое графоманьяк в словаре английского языка? определение, антоним и синоним графомана

    графоман Антоним, Синоним Тезаурус

    Официальные языки Индии. Перевод словаря значительно лучше, чем перевод Google, предлагает несколько значений, список альтернативных слов графоманов, графоманов, фраз с похожими значениями на английском языке, английский словарь. антонимы графомана.

    Английское значение слова graphomaniac

    Эта страница представляет собой онлайн-лексический ресурс, содержащий список слов, подобных графоманьяку, на английском языке в порядке алфавита, и который сообщает вам, что они означают, на том же или других языках, включая английский.

    Введите термин «графоман» для перевода

    Вы можете ввести слово, скопировав и опубликовав, перетащив его или набрав в поле поиска выше, чтобы узнать значение графомана.

    राजभाषाकोश: ХАНДБАХАЛЕ.COM — это платформа цифровых словарей для 22 официальных языка Индии с обширным словарным запасом из 10+ миллионов слов, значений и определений. Предлагаемые языки: Ассамский অসমীয়া Бенгальский বাংলা Бодо बड़ो Догри डोगरी английский Гуджарати ગુજરાતી Хинди हिन्दी Каннада ಕನ್ನಡ Кашмири कॉशुर Конкани कोंकणी Майтхили মৈথিলী Малаялам മലയാളം Манипури মৈতৈলোন্ Маратхи मराठी Непальский नेपाली Ория ଓଡ଼ିଆ Панджаби ਪੰਜਾਬੀ Санскрит संस्कृतम् Сантали Синдхи سنڌي Тамильский தமிழ் Телугу తెలుగు Урду اُردُو.

    KHANDBAHALE.COM — это цифровой ресурс номер один в мире, основанный на знаниях индийских языков, который предпочитают более ста миллионов изучающих языки, студентов-преподавателей, авторов, переводчиков и ученых в различных областях по всему миру.

    Графоман — Слово дня

    Конечно, блог тоже берет слова по специальному запросу. Не стесняйтесь делать свой запрос.

    Вот почему сегодня «Слово дня» использует относительно редкое слово, описывающее страсть к письму.Он объединяет греческое графо (письмо) и латинскую манию (психическое расстройство). Впервые его использовали в 1827 году в сатирическом журнале, составленном студентами-медиками в Эдинбурге. Его название говорит само за себя — мы пишем, чтобы убедиться, что его почти НИКТО не поймет. University Coterie; являясь сильным возбуждением графоманов, страдающих от cacoethes scribendi и famae, sacra fames . И его основная идея заключалась в том, чтобы пошутить над их профессорами в университете. По иронии судьбы, одна из основных ссылок на эту работу сегодня находится на сайте забытых книг.орг. Сегодня для этого у нас есть Facebook.

    В области графомании есть два ключевых человека — Нордау и Кундера.

    Макс Нордау родился венгерским евреем, писавшим по-немецки, и одним из основателей Всемирной сионистской организации. Его самая известная работа — это произведение под названием Entartung , которое в 1892 году было переведено на английский как Degeneration . Там он определяет тех, кто практиковал графоманию, как « тех полубезумных людей, которые испытывают сильное желание писать » и писатель « не о чем писать, кроме собственных душевных и моральных недугов ».Такие люди, как Ницше или Вагнер, были художниками, способствовавшими моральному падению поколения, также с сильным антисемитским элементом и предупреждавшими о надвигающейся человеческой катастрофе. Он был прав, и по иронии судьбы нацисты подхватили его слова, чтобы запретить «дегенеративное» искусство — то есть почти все искусство, которое было современным, но особенно искусство, которое не было немецким или еврейским.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.