Разное

Евгений морозов актер: Евгений Морозов: биография, фото — Кино Mail.ru

Содержание

«Не верю в черного кота, но верю в реинкарнацию»

На канале «Россия 1» продолжается показ многосерийной детективной драмы «Тайна Лилит». На этот раз расследование ведет девушка со сверхспособностями, которая помогает полиции во главе с капитаном Рощиным распутать цепь загадочных убийств. Роль скептика следователя сыграл Евгений Морозов. В эксклюзивном интервью платформе «Смотрим» актер поделился впечатлениями от работы с Сергеем Маковецким и Александрой Власовой, а также признался, что после проекта «Тайна Лилит» решил сделать паузу в актерской карьере.

— «Тайна Лилит» – союз двух жанров: детектива и триллера. Что из этого вам ближе?

— Мне близка трагикомедия по жанру. И больше всех – Булгаков и его «Мастер и Маргарита», где происходит смешение реального и нереального. За завтраком, увидев смерть, мы пытаемся это забыть, но тот мир все время рядом с нами. И если научиться правильно пользоваться его подсказками, то это каждодневное напоминание о том, что твой путь закончится и ты уйдешь туда, откуда пришел – в мир изначальный.

Не забывай об этом! Как говорил Юрий Норштейн, память о смерти бодрит и освежает.

Кадр из сериала «Тайна Лилит»

— А ваш герой, капитан Рощин, во что верит?

— По жизни он абсолютный скептик, потому что по-другому невозможно быть следователем, работать в Следственном комитете. Но потеря жены очень сильно его поменяла, он закрылся от мира. Его интерес к тому миру, куда ушла жена, очень велик. И через факты, которые предоставляет ему главная героиня, он постепенно начинает верить, что тот мир существует, и таким образом меняется.

— Говорят, что актеры часто бывают суеверны. К вам это относится?

— Если вы имеете в виду черного кота, который перебегает дорогу, то я к нему равнодушен. Я верю в реинкарнацию, это то, из чего я исхожу в своих ежедневных поступках. В Каббале считается, что материальный мир, где мы все сейчас находимся, это только один процент, а 99% мира изначального мы не видим. Это не пустые слова, я в это верю.

И совершая поступки, думаю об этом.

Кадр из сериала «Тайна Лилит»

— Насколько актерская профессия мистическая?

— Актерская профессия однозначно сверхъестественная. Ведь не просто так раньше актеров как людей, которые не живут своей жизнью, не хоронили на общих кладбищах, только за их пределами. Мы делаем то, чем в обычной жизни заниматься не принято, – играем других людей и в этот момент не присутствуем в своем теле. Иногда мы не находимся в теле по 12 часов в день. Да, это таинственная и сверхъестественная профессия.

— Как вам работалось с Александрой Власовой? Ваши герои в фильме предельно близки, и взаимоотношения актеров очень важны на съемочной площадке.

— Великолепная, чуткая актриса с большой жаждой жизни и с большим количеством вопросов. Она постоянно задает вопросы и постоянно спорит, и это очень классно. Очень животрепещущий человек, и я рад, что с ней познакомился. А еще она актриса с гигантскими глазами. Иногда ей в принципе ничего не нужно играть, просто быть в кадре. Это большой дар от мамы с папой ей достался – такие гигантские глаза.

Кадр из сериала «Тайна Лилит»

— С Сергеем Маковецким вы уже пересекались на съемках сериала «Зулейха открывает глаза». Какой он партнер? Насколько старая актерская школа отличается от современной?

— Сергей Васильевич – человек-праздник! Когда он приходит на площадку, я сразу становлюсь лучше. Просто такое у человека энергетическое поле. Старая это школа, не старая – я бы так не говорил! Вообще, к Сергею Васильевичу слово «старая» неприменимо ни в коем случае! Он еще многим молодым даст фору по энергии и по желанию. Если говорить про какое-то условное отличие актерской школы, то тут главное, на мой взгляд, как он проявляется в каждом кадре, отличается глубиной и чувственностью. В людях старшего поколения больше достоинства, они чувствуют больше. В нас это, к сожалению, днем с огнем не найти! Мы в этом смысле нетерпеливые попрыгунчики, возможно, что с возрастом это изменится, не знаю.

Мне кажется, это не от возраста зависит, а от умения уважать другого человека, от умения рассмотреть в другом человеке космос. Мы не всегда это можем.

— Следователи – это вечные ищейки со сложной судьбой. Собираетесь ли вы и дальше исследовать этот типаж?

— После проекта «Тайна Лилит» я сделал паузу в карьере, думаю, на год или два точно, поэтому нет смысла пока отвечать на этот вопрос. Время покажет, как будет дальше.

Кадр из сериала «Тайна Лилит»

— Планируете сконцентрироваться на другой вашей ипостаси – написании сценариев?

— Я сейчас пишу две истории как раз. И называться это будет «Самая большая страна в мире». Там – люди моего возраста и эти же люди, но в 90-е – в школе, в средних классах. Любой человек пишет про себя, свою боль, свои интересы в других людях. Поэтому все истории, которые я пишу, так или иначе про меня и про то, что я чувствую. Чем скорее мы перестанем обезьянничать и повторять за Западом, начнем ценить то, что у нас есть – нашу историю, наших людей, тем быстрее мы станем писать настоящие истории.

— Как вы думаете, каких еще историй не хватает российским сериалам?

— Нет ничего интереснее, чем снимать про взаимоотношения родителей и детей, но только по-настоящему, без слезоточивой музыки на заднем плане и бесконечных чаепитий на фоне ковра на стене со вздохами-охами. Нет ничего интересней, чем когда набедокуривший мужчина приходит и смотрит в глаза женщине, пытаясь попросить прощения. Западный кинематограф умеет такое снимать, мы пока нет. Поэтому нам нужно больше горячих событий, но все трагедии происходят внутри. И нужно обладать большим творческим даром, чтобы передать то, что внутри, и сделать из этого интересный зрителю проект. Поверьте, нет ничего интереснее глаз другого человека напротив. Но для этого нужно, чтобы было время у режиссеров и сценаристов, был лимит доверия. Я бы просто набрался терпения! Я бы с удовольствием, например, сыграл водителя автобуса.

Текст: Татьяна Санина // Видео: Евгений Петров // Монтаж: Василий Кузнецов // Smotrim. ru

Евгений Морозов / Гости / Радио Маяк

Российский актер театра и кино, режиссер, сценарист, продюсер

Биография

Евгений Морозов родился в одном из крупнейших городов Крымского полуострова. Женя рос в обычной семье, никогда не мечтал о карьере артиста. В школьные годы увлекался чтением книг, скалолазанием, играл за местную футбольную команду, участвовал в КВН.

Лицедействовать будущий артист начал в старших классах, стараясь привлечь внимание понравившейся девушки. 

«Для начала я стал шутом. В старших классах у меня был рост максимум 160. А я был влюблен в Ксюшу Рубаненко… Господи, вспомнил фамилию! Она была выше меня на 20 сантиметров. И как, по-вашему, я мог привлечь ее внимание? Начал шутить и изображать. Я был так влюблен, что стал в этом деле лучшим. А где-то за месяц до выпускных экзаменов ко мне подошла учительница по литературе, протянула листик с адресом и сказала: «Ты артист! Иди в театральное училище».

Я взял листик, поехал по адресу и поступил быстрее, чем решил, надо мне это или нет», – вспоминает Евгений.

Получив аттестат зрелости, Морозов подал документы в театральное училище. Он успешно прошел все конкурсы, но учился без особого энтузиазма.

Затем юноша принял решение переехать в столицу. Там поступил на актерский факультет ВГИКа. В 2010 году стал выпускником, курс педагога Игоря Ясуловича. 

Театр

С 2005 по 2006-ой Евгений Морозов выступал на сцене Крымского академического театра. 

Также артист сотрудничал с Центром имени Всеволода Мейерхольда. В 2011-ом получил роль Антона Гвоздарева в спектакле «Житейское дело» по рассказу Андрея Платонова.

В том же году Морозов получил приз за лучшую мужскую роль на Международном кинофестивале ВГИК.

Театральные работы

Центр имени Вс. Мейерхольда:

  • «Житейское дело», Антон Гвоздарев

Кинематограф

Дебют актера в кино состоялся на втором курсе ВУЗа.

Он сыграл скина в трагикомедии «Внук космонавта». Потом были небольшие работы в сериалах «Солдаты-14», «Воронины».

В 2010 году Евгений получил первую главную роль в мелодраме Олега Галицкого «Карусель». Ему доверили образ молодого отца Димы, который делает все возможное, чтобы остаться со своим сыном.

«Жизнь и Судьба»

В 2012-ом актер сыграл снайпера-минометчика Бездидько в военной драме Сергея Урсуляка «Жизнь и Судьба».

Первая экранизация одноименного романа Василия Гроссмана – одного из самых ярких и недооцененных романов второй половины XX века. Роман «Жизнь и судьба» выдающегося писателя Василия Гроссмана был признан самым правдивым романом о Великой Отечественной войне. Он писался на протяжении десяти лет и в 1960 году был изъят у автора службами КГБ. Чудом сохранившийся экземпляр впервые опубликовали в Швейцарии в 1980 году, а затем и в России – в 1988-ом.

Главных героев в этой ленте исполнили: Сергей Маковецкий, Александр Балуев, Сергей Пускепалис, Евгений Дятлов, Лика Нифонтова, Антон Кузнецов, Полина Агуреева, Анна Михалкова, Вера Панфилова.

Затем последовали съемки в таких телекартинах, как: «Легальный допинг» – Руслан Кораблев, «Анечка» – Тимур Гаркалин, «Пепел» – лейтенант Макаров, «Берцы» – Ромыч, «Вдовец» – Матвей, «Уйти, чтобы вернуться» – Василий Кононов.

Известность актеру принесла роль мажора Олега Дорохова в молодежной мелодраме «Лондонград. Знай наших!». В центре событий владелец и сотрудник уникального агентства «Лондонград», которое занимается решением проблем россиян в столице Англии.

Об этой работе Морозов говорит: «Сериал «Лондонград. Знай наших!» может быть интересен зрителям по нескольким причинам, в том числе из-за разницы менталитетов. Наш сериал про русский подход в чопорном Лондоне!».

Также участие в проекте принимали: Никита Ефремов, Ингрид Олеринская, Павел Ильин, Сергей Рост, Никита Панфилов, Сергей Ланбамин, Гоша Куценко, Максим Виторган, Алика Смехова.

«В плену обмана»

Артист получил небольшую роль в фильме Сергея Краснова «В плену обмана». Его герой – Степан.

Сюжет: Счастливые влюбленные Ольга и Игорь заканчивают школу и мечтают о скорой свадьбе. Но судьба распоряжается иначе: поступить в институт удается лишь Ольге, а Игорь уходит служить в армию.

В разлуке любовь героев лишь крепнет. Кажется, эта временная трудность не помешает их счастью. Но долгожданная встреча происходит совсем не так, как грезилось влюбленным.

Его партнерами по съемочной площадке стали: Анастасия Дубровина, Михаил Пшеничный, Алексей Анищенко, Елена Цыплакова.

В 2015 году Морозов снялся в фильме «Москва, я терплю тебя», следом в мелодрамах «Королева «Марго» и «Оптимисты».

«Изморозь»

В 2018 году на экраны вышла картина Валерия Цыбина «Изморозь», где Евгений сыграл персонажа Андрея. Премьерный показ прошел на телеканале «Россия 1».

Сюжет: Мужчины обходят вниманием робкую и тихую Олю. Мама, подруги, работа – вот и вся ее личная жизнь. Но однажды рядом с ней оказываются сразу двое мужчин!

Иннокентий (Антон Филипенко) – обаятельный красавец. Он галантно ухаживает и помогает достать редкое лекарство для матери. А случайный знакомый Андрей (Евгений Морозов) – простой охранник в банке и отец-одиночка. Он спасает Ольгу от хулиганов в парке.

Ольга влюбляется в Иннокентия, но в трудную минуту и Андрей оказывается рядом. Она и не подозревает, что у ее кавалеров есть общее прошлое…

В главных ролях снимались: Нина Гусева, Антон Филипенко, Любава Грешнова, Татьяна Чернопятова, Артем Падалка.

Режиссер

В 2015-ом состоялся режиссерский дебют Евгения. Он создал короткометражную ленту «Мужское». Через год он выступил еще одну «короткометражку» – «Первая любовь». Также стал продюсером и сценаристом в этой работе. В социальной драме участвовали артисты Маруся Зыкова и Никита Ефремов.

Сценарист

Евгений Владимирович написал сценарии к таким фильмам, как: «Лондонград. Знай наших!» (2015), «Первая любовь» (2016), «Оптимисты» (2017), «Последствия» (2018).

«Несколько лет назад я начал писать сценарии. Даже сделал шесть серий для второго сезона «Лондограда». Это очень увлекательный процесс, который затягивает. Полтора года писал восьмисерийную историю об отце и сыне. Если честно, это моя история. Прежде всего, мне самому хотелось разобраться со своими отношениями. И мне это помогло», – рассказывает Евгений.

Продюсер

Морозов является продюсером собственного проекта «Первая любовь», который увидел свет в 2016 году. Драма о настоящей любви. Семь лет назад любовь закончилась. За это время он научился убивать людей, потому что стал киллером. Она научилась продавать свое тело, потому что стала проституткой и порноактрисой. Они до сих пор ненавидят друг друга. Они до сих пор без ума друг от друга. Все закончится либо смертью, либо свадьбой.

Личная жизнь

С 2016 года у Евгения начались отношения с партнером по проекту «Лондонград» актрисой и телеведущей Марией Зыковой. Молодые люди вместе появляются на светских мероприятиях и выкладывают совместные снимки в соцсетях.

От первого брака у Маруси есть дочка Мирра.

Интересные факты

  • Артист снялся в клипе певицы Elvira T на сингл «Такси» (сингл стал финальной темой фильма Александра Незлобина и Сергея Светлакова «Жених»).

Интервью

О медитации Випассана

«Я действительно прошел десятидневный курс медитации Випассана в Подмосковье. В полном молчании. При регистрации нас разделили на мужчин и женщин. Мы жили в разных частях центра, у мужчин была своя территория, у женщин – своя. Любые контакты были запрещены. На входе мы сдали все гаджеты. Нельзя было курить, употреблять алкоголь, читать, писать, общаться между собой.

Мы ложились спать в 21:30 и вставали вместе с гонгом в 4 утра. Весь наш день состоял из десяти часов медитаций с небольшими перерывами. Мы ели только вегетарианскую пищу.  И так десять часов.  Это не какие-то религиозные медитации. По сути это техника глубокого дыхания. Никакой мистики или промывки мозгов. Ты просто учишься дышать заново. И это невероятно сложно. Весь организм выворачивает на изнанку. А ведь все, что просят, – посидеть спокойно и подышать. Некоторые не выдерживали и прерывали курс. Уезжали из лагеря. А ведь повторю, все, что нужно, – это спокойно дышать и прислушиваться к себе. Я столько лет уклонялся от встречи с главным человеком в моей жизни… Все время придумывал отговорки, чтобы не встречаться с ним взглядом. Не брал трубку и не перезванивал. Главный человек в моей жизни – я сам. Поэтому я и запихнул себя в такие условия, когда мне ничего не оставалось, как поднять голову, посмотреть самому себе в глаза и сказать: «Привет, человек! Мне так много о тебе рассказывали».

О своем характере

«Пожалуй, часто я чересчур искренний. И от этого страдаю. Но я не хочу  и не могу лгать себе…

Как я уже только что сказал: говорить правду. А еще смешить. Это то, что касается того, что у меня получается. А вот хуже всего я умею поддакивать. Не могу отвечать взаимностью на плохую игру окружающих. У меня бывали случаи, когда я не играл по правилам собеседника, в итоге лишался каких-то благ, например, ролей. Хотя если бы  в тот момент сделал заинтересованный вид и поддакивал, наверное, все было бы иначе. Но это не мой случай».

О повседневной жизни

«Однажды я прочел фразу Экзюпери: «Умер в 18, похоронили в 80″. Это изречение сильно запало мне в душу. И я стал пытаться так жить, чтобы не соответствовать этой фразе. Наш мозг все время находится либо в прошлом, либо в будущем. Но главная задача – жить в настоящем и спокойно с уважением относиться ко всему, что происходит вокруг. А еще важно понять, что в мире нет постоянства. Природа всегда находится в движении».

О Москве

«Я приехал из Крыма, в Москве живу уже 11 лет. В самом начале было сложно. Тогда я винил город, людей…что угодно. Но сейчас понимаю, что дело было во мне. Последние года полтора я обожаю Москву. Хамовники, Патриаршие пруды – мои любимые районы. «Патрики» немного напоминают Лондон. А я с ума схожу от Лондона…

Мой родной язык русский. Я думаю по-русски, говорю по-русски, вижу сны на русском. И Москва в этом смысле – место силы русскоязычной. Так что я пока тут задержусь».

По материалам сайтов: kino-teatr.ru, wday.ru, gorabbit.ru, stuki-druki.com.

Фильмография: Актер

  • Тайна Лилит (2021), сериал
  • Самый лучший муж (2020
  • Зулейха открывает глаза (2020)
  • Невеста комдива (2019), сериал
  • Город влюбленных (2018)
  • Беловодье. Тайна затерянной страны (2018)
  • Изморозь (2018)
  • Оптимисты (2017)
  • Королева «Марго» (2017)
  • Москва, я терплю тебя (2015)
  • Лондонград. Знай наших! (2015), сериал
  • Выжить после-2 (2015), сериал
  • Уйти, чтобы вернуться (2014), сериал
  • Самолет (2014)
  • В плену обмана (2014)
  • Вдовец (2014)
  • Берцы (2014), сериал
  • Пепел (2013), сериал
  • Легальный допинг (2013), сериал
  • Анечка (2012-2013), сериал
  • Пляска смерти (2012)
  • Лесник (2012), сериал
  • Жизнь и Судьба (2012), сериал
  • Хозяйка моей судьбы (2011-2012), сериал
  • Путейцы-2 (2010), сериал
  • Карусель (2010)
  • Воронины (2009-2018), сериал
  • Солдаты-14 (2008), сериал
  • Внук космонавта (2006)

Фильмография: Режиссер

  • Первая любовь (2016)

Фильмография: Сценарист

  • Последствия (2018)
  • Оптимисты (2017)
  • Первая любовь (2016)
  • Лондонград. Знай наших! (2015)

Фильмография: Продюсер

  • Первая любовь (2016)

«Лондонград», «Зулейха открывает глаза» и другие сериалы

Евгений Морозов. Биография: сериалы «Лондонград. Знай наших!» и «Зулейха открывает глаза», брак с Марусей Зыковой.

Краткая справка

Евгений Морозов (Evgeniy Morozov). Дата рождения – 21 августа 1983 года. Место рождения – Симферополь, Украинская ССР, СССР.

Ранние годы

Будущий актер родился в семье, далекой от театра и кинематографа. В школьные годы в интересы Евгения входили скалолазание, футбол, КВН и чтение.

По его воспоминаниям, он был «маменькиным сынком», поэтому в школе его часто били хулиганы. В старших классах Евгений заинтересовался актерством, что заметила учительница русского языка и литературы. Она посоветовала ему поступить в местное театральное училище.

Юноша без труда сдал экзамены, но учился там недолго. Бросив местное училище, он уехал в Москву поступать во ВГИК имени Сергея Герасимова. Сдав экзамены, он попал на курс народного артиста России Игоря Ясуловича.

После вуза играл в спектаклях Театра вкуса и сотрудничал с Центром имени Всеволода Мейерхольда.

Фильмы Евгения Морозова

Приехав в столицу России, юноша начал активно сниматься в кино. Дебют Евгения Морозова как актера кино пришелся на комедию «Внук космонавта», которую в 2007-м снял Андрей Панин.

После этого он начал сериальную карьеру. Засветившись в «Солдатах», актер получил роль в «Ворониных», потом отметился во втором сезоне «Путейцев», «Жизни и судьбе» (по роману Василия Гроссмана), «Анечке» и «Легальном допинге».

Пополнялась фильмография актера и полнометражными картинами. Второй (после «Внука космонавта») стала «Карусель» Сергея Мезенцева, где он сыграл вместе с Юлией Пересильд. В середине 2010-х он снялся у Сергей Краснова в мелодраме «В плену обмана» и у Екатерины Шагаловой в «Берцах».

Успех пришел в середине 2000-х после съемок в комедийном сериале «Лондонград. Знай наших!», где он сыграл сына коррумпированного замминистра, и мелодраме «Москва, я терплю тебя», где актер исполнил одну из главных ролей.

Морозову стало доставаться больше главных ролей. Он отметился в таких сериалах, как «Беловодье. Тайна затерянной страны», «Королева «Марго», «Город влюбленных», «Заступники» (по книге Дины Каминской «Записки адвоката») и «Невеста комдива».

Среди последних работ актера стала мелодрама Сергея Краснова «Идти до конца» и мини-сериал «Дед Морозов». Вместе с Евгением в нем снялись Аристарх Ливанов и Эммануил Виторган.

Морозов пробовал себя не только как актер, но и в иных качествах. Для сериала про Лондонград он выступил сценаристом. Написал он сценарии и для двух сезонов «Оптимистов», драмы Александра Котта «Последствия» и короткометражки «Первая любовь». «Первая любовь» для Морозова также оказалась дебютом на режиссерском и продюсерском поприщах.

«Зулейха открывает глаза»

Одной из последних работ Евгения Морозова стал сериал «Зулейха открывает глаза» – экранизация исторического романа Гузель Яхиной о раскулачивании 1930-х. В сериале ему досталась роль Ивана Пантелеевича Игнатова, коменданта эшелона, который по ходу сюжета испытывает романтические чувства к Зулейхе.

Главную героиню сыграла народная артистка России Чулпан Хаматова. Также в сериале снялись Юлия Пересильд, Роман Мадянов, Сергей Маковецкий, Александр Баширов, Роза Хайруллина и Рамиль Сабитов.

Сериал вызвал неоднозначные отклики. «Коммунисты России» потребовали снять его с эфира за очернение сталинских времен и искажение истории, а лоидер партии Максим Сурайкин назвал проект «пасквилем».

У татарской общественности оказались свои претензии. На экране (в романе такого не было) второстепенные персонажи из числа переселенцев неожиданно стали полными тезками видных мусульманских богословов и деятелей (один Талгат Таджуддин – полный тезка верховного муфтия России – чего стоит). Татарские актеры позже уточнили, что обращали внимание режиссера Егора Анашкина на этот момент, но тот к ним не прислушался.

Вызвала возмущение у правоверных и сцена секса в заброшенной мечети. В Федеральное агентство по делам национальностей уже поступил запрос от члена Общественной палаты РФ Альбира Крганова на предмет выяснения, допустимо ли подобное.

Личная жизнь

У актера есть верная подруга. Евгений Морозов и Маруся Зыкова познакомились на съемках «Лондонграда». Тогда актер был женат, а сама Маруся жила в гражданском браке с продюсером телепрограммы «Большая разница» Русланом Сорокиным, от которого в начале ноября 2010 года родила дочь Мирру.

Имя первой жены Евгений не раскрывает, как и подробности, кем она была. О том браке он предпочитает не распространяться.

Как позже признавалась Маруся, она сразу заприметила своего Морозова среди остальных актеров. По ее словам, он выделялся умом и начитанностью.

Когда у Маруси и Евгения начался роман, судьба послала им испытание: актер сломал шею, неудачно нырнув на отдыхе. По словам Морозова, он лежал дома и сетовал на жизнь, а Марусе полгода пришлось самоотверженно за ним ухаживать.

Свои отношения актеры рассекретили в 2016-м. Они живут в Москве втроем: Евгений, Маруся и дочка Мирра. Мирра и Евгений быстро подружились. Сам актер заметил, что не старается заменить для девочки настоящего отца, а надеется стать лучшим другом.

В 2019-м Евгений признался в интервью, что планирует «пышное торжество». По его словам, его пассия сама не против этого, однако делает вид, что это не так.

У актера есть аккаунт в Instagram, где можно поглядеть на его фото. У страницы Евгения 10,5 тыс. подписчиков.

Актер Евгений Морозов — путь в профессию и личная жизнь | Актеролюбительница

Полюбившийся зрителю по роли капитана Бочкина в сериале «Невеста комдива» актер Евгений Морозов играет в кино уже 14 лет. А в профессию его привела первая любовь. Но обо всем по порядку.

кадр из сериала «Невеста комдива», источник kino-teatr.ru

кадр из сериала «Невеста комдива», источник kino-teatr.ru

Родился мальчик Женя в Симферополе, 21 августа отметит 37-летие. Рос в простой семье, как все мальчишки играл в футбол, любил приключенческие романы и скалолазание. А в старших классах влюбился. И чтобы произвести впечатление на избранницу Евгений стал развивать свои актерские таланты. Взаимной любви не сложилось, но открылась дорога в театральное училище, куда талантливого юношу взяли без раздумий.

кадр из фильма «Пепел», источник kino-teatr.ru

кадр из фильма «Пепел», источник kino-teatr.ru

После была учеба во ВГИКе на курсе Игоря Ясуловича. Приехав в Москву учиться, Евгений так и остался в столице. Как и для многих приезжих сначала было сложно, но сейчас актер не представляет своей жизни без этого энергичного города.

Первую роль в кино Евгений сыграл в 2006 году. Это был эпизод в фильме «Внук космонавта». Первая главная роль была сыграна в 2010 в фильме «Карусель».

кадр из сериала «Карусель», источник kakprosto.ru

кадр из сериала «Карусель», источник kakprosto.ru

И роль героя Димы стала началом большой карьеры актера — в 2011 Евгений получил приз за лучшую мужскую роль на московском кинофестивале.

После были большие роли Тимур в сериале «Анечка», Руслан в сериале «Легальный допинг», Костик в «Москва, я терплю тебя!», Максим в «Городе влюбленных». Из недавних капитан Бочкин в «Невесте комдива», Алексей в «Заступниках». А в 2020 выходит три фильма с его участием, особо ожидаемый (лично мной) «Зулейха открывает глаза», где актер сыграл Игнатова (надеюсь, не испортили книгу).

В 2015 году, на съемках сериала «Лондонград», где Евгений сыграл мажора Олега, актер познакомился с актрисой Марусей (Марией) Зыковой.

Маруся Зыкова и Евгений Морозов, источник visualrian.ru

Маруся Зыкова и Евгений Морозов, источник visualrian.ru

С тех пор актеры вместе, хотя и прошли через непростые ситуации — в самом начале отношений актер сломал шею и полгода был практически на постельном режиме. И для Евгения, и Марии это не первые отношения, сначала боялись сближаться и доверяться друг другу. Но обоих не покидало ощущение, что встретили «своего человека». Спустя время и благодаря взаимным чувствам актеры стали настоящей парой. Не стала помехой для отношений и дочь Маруси от первого брака — Мирра. Евгений нашел общий язык с девочкой и стал для нее настоящим защитником.

источник visualrian.ru

источник visualrian.ru

Кроме профессии актера Евгения привлекает и обратная сторона кино — он уже поучаствовал в нескольких проектах как режиссер, сценарист, продюсер. И эти профессии привлекают его не меньше.

Актер любит читать, увлекается йогой, занимается бегом.

Ждем новых больших ролей и желаем актеру счастья в личной жизни!

Спасибо, что читаете и комментируете!

Евгений Морозов снял клип на песню Земфиры для фонда «Подари жизнь» | Новости | Известия

Евгений Морозов и Владислав Опельянц сняли клип на песню Земфиры «Хочешь?» специально для фонда «Подари жизнь». Об этом говорится в пресс-релизе, поступившем 26 ноября в «Известия».

Выбор даты премьеры клипа не случаен: именно 26 ноября фонду, который помогает детям в борьбе с онкологией, исполняется 14 лет.

Клип рассказывает историю о детях, которые сражаются со своим главным врагом — болезнью. По сюжету, они бегут из темного леса, символизирующего сложное лечение, скрываются от вязкого тумана, олицетворяющего болезнь. По дороге им встречаются неравнодушные люди, которые помогают в этой сложной гонке: благотворители и волонтеры, врачи и многие другие. Цель каждого ребенка — добраться до дома, к папе и маме, любимой собаке, друзьям.

Как комментирует актер и сценарист, режиссер-постановщик и автор идеи клипа «Дети сильнее, чем мы думаем» Евгений Морозов, главной идеей ролика стало то, что дети в своих простых реакциях больше похожи на животных, чем на взрослых людей.

«Когда олень пасется на лугу и на него нападет хищник, он реагирует молниеносно: адреналин впрыскивается в кровь, и олень убегает прочь. И если ему удалось убежать от хищника, то уже через 15 минут он будет спокойно пастись на другом лугу», — объяснил он. Дети не суетятся, как это присуще взрослым, и полно принимают жизнь.

По словам актрисы, учредителя фонда Чулпан Хаматовой, клип выразил общее желание авторов показать, как искусство может предложить новый взгляд для рассказа о благотворительности и социальных проблемах.

«Над клипом для фонда работала удивительная команда. Профессионалы из киноиндустрии направили все свои таланты, умения и энергию на создание этого видео. Идею придумал Женя Морозов, талантливый актер и сценарист, мой партнер по фильму «Зулейха открывает глаза». Он и поделился ею со мной прямо на съемках этого многосерийного фильма», — рассказала актриса. Земфира сразу согласилась передать фонду лицензию на песню для съемки клипа.

Видеоролик сняли в 2019 году, его фестивальная премьера прошла в сентябре 2020 года на «Кинотавре».

В октябре 2019 года клип выиграл в номинации «Социальный видеоролик» на международном кинофестивале LAMPA. Видео отобрали для участия на фестивале Canadian Diversity Film Festival, смотр пройдет с 23 по 29 ноября в Торонто.

Евгений Морозов за кадром. Что известно о звезде «Зулейхи»

Еще совсем недавно этот актер оставался практически неизвестен российскому зрителю. Однако с выходом на экраны сериала «Зулейха открывает глаза» Евгений Морозов обрел огромную популярность. Это отнюдь не первая его актерская работа, но именно роль командира Игнатова познакомила широкую публику с этим талантливым артистом.

Самородок из Крыма

Евгений Морозов родился в 1983 году в Симферополе. Его семья не была связана с искусством, а сам Евгений с детства увлекался спортом. Однако в школе парень всегда стремился оказаться в центре внимания, развлекал друзей смешными сценками и пародиями на учителей.

Его любовь к лицедейству заметила одна из учителей. Женщина посоветовала Морозову поступить в местное театральное училище, что он впоследствии и сделал.

Но провинциальная сцена быстро наскучила юноше, и вскоре Евгений отправился покорять Москву. На удивление, парню удалось с первой попытки попасть во ВГИК.

Съемки в кино

Морозов дебютировал на экране в 2006 году, еще будучи студентом ВГИКа. Эпизодическая роль в ленте «Внук космонавта» не принесла большого успеха. В следующие годы он играл малозаметные роли в различных сериалах.

Всё изменилось в 2015 году. Сначала Евгений получил главную роль в фильме «Москва, я терплю тебя». А потом на экраны вышел сериал «Лондонград. Знай наших», в котором Морозов не только сыграл ключевого персонажа, но и выступил одним из сценаристов.

Следующими яркими работами актера стали ленты «Жена комдива» и нашумевшая «Зулейха открывает глаза». При этом от звездной роли командира Игнатьева Евгений планировал отказаться.

Когда актер только получил приглашение на кастинг «Зулейхи», он еще ничего не знал о проекте и не слышал о книге Яхиной. Но узнав, что режиссер ленты, — его давний знакомый Егор Анашкин, Морозов согласился.

Личная жизнь

В личной жизни Евгения сейчас всё стабильно. Он живет с актрисой Марусей Зыковой. Пара познакомилась на съемочной площадке того самого «Лондонграда».

Хотя на тот момент оба были не свободны: Евгений уже несколько лет был официально женат, а Маруся растила с любимым мужчиной маленькую дочь Мирру.

Поначалу коллеги по съемочной площадке просто дружески общались, но довольно скоро между ними возникли чувства. В итоге влюбленные решились уйти от своих вторых половинок. Евгений отлично поладил с дочкой Маруси и сейчас воспитывает 9-летнюю Мирру как родную.

Пара пока не оформила свои отношения, но, по признанию Морозова, в последнее время они всё чаще думают о полноценной свадьбе. За годы совместной жизни они окончательно уверились в своей любви и теперь, похоже, готовы к этому шагу.

Морозов, Евгений Кимович — это… Что такое Морозов, Евгений Кимович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Морозов.

Евгений Кимович Морозов (24 октября 1954(19541024), Москва) — советский рок-музыкант, первый вокалист легендарной[1] запрещённой рок-группы «ДК» в период с 1982 по 1983 год включительно.

Биография

Окончил Гнесинское училище по классу «музыкальной комедии», увлекался русскими романсами[2].
В конце 1970-х был звукооператором группы «Млечный путь», в которой играл на барабанах Сергей Жариков.
В 1982 году по приглашению Яншина и Жарикова вступил в джаз-рок группу «ДК», где стал ведущим вокалистом. С участием Морозова были записаны первые 19 магнитоальбомов (из 42-х), среди которых — «Бога нет», «Десятый молодёжный альбом», «Лирика», «Стриженная умная головка» и многие другие.
Большинство «народных» хитов группы «ДК» — «Люблю тебя»[3], «Одеколон»[4], «Бога нет», «Вермут мутно-розовый», «Закрытый гражданин»[5] — были исполнены Морозовым.

Во время записи альбомов в 1983 году на Жарикова заводят уголовное дело по статье 190-1 УК РСФСР («клеветнические измышления на советский строй»), сам он попадает под т. н. «прокурорский надзор», а группа, автоматически, лишается публичных выступлений. В связи с отсутствием концертов, тиражирования альбомов «ДК» и отсутствием прибыли за музыку Морозов покидает группу. Хотя, по словам самого же Жарикова, Морозов, со своим музыкальным потенциалом, изначально скептически относился к творчеству группы «ДК» в целом:

Морозов точно не понимал, что мы делаем, он был отличный артист, музыкант – средний, но он был великолепный актер. Вот если бы у нас были концерты, я гарантирую, что Морозов убрал бы всех. Потому что, когда Летягин привел к нам на репетицию Овсиенко с Ветлицкой, и они сели, а Морозов пел песню про пипиську с волосами, ему было дико стыдно, ему не нравилось. Он хотел какой-то романс или «Гренада! Гренада! Гренада моя!» – это была любимая песня его (он реально любил романсы). А тут, про пипиську с волосами, и он от волнения фальшивил там, в каком-то месте. Я говорю: «Давай перепишем». В конце концов, он бросил в меня микрофоном, потому что хотел пообщаться с симпатичными девушками «позитивно».

— Русский рок в лицах: группа «ДК» // Сергей Жариков о Евгении Морозове и группе ДК

В 1984 году Евгений Кимович был обвинён в спекуляции и получил пять лет исправительной колонии[6].
Выйдя на свободу в 1989 году, попробовал себя как вокалист группы «Весёлые картинки».

Дискография

В составе группы «ДК»:

  • 1982 — Шызгар
  • 1982 — Голые ноги
  • 1983 — Увезу тебя я в Тундру
  • 1983 — Их нравы
  • (1983) 1984 — Бога нет
  • (1983) 1984 — Маленький принц
  • (1983) 1984 — Кисилёв
  • (1983) 1984 — Анна Каренина лив
  • (1983) 1984 — Прекрасный новый мир
  • (1983) 1984 — Десятый молодёжный альбом
  • 1984 — Пар культуры
  • 1984 — Танцы-Шманцы-Брамсы
  • 1984 — Второе апрлея
  • 1984 — Стриженая умная головка
  • 1984 — Снова любовь поселитца
  • 1985 — Не без Чебурашки
  • 1985 — Лирика

Примечания

  ДК
Виктор Клемешов · Дмитрий Яншин · Игорь Белов · Сергей Летов  · Сергей Жариков
Сергей Полянский  · Александр Белоносов  · Олег Андреев  · Евгений Морозов  · Вячеслав Виш  · Вольдемар Беклемишев  · Олег Опойцев  · Алексей Вишня
Студийные
альбомы
Лирика  · Десятый молодёжный альбом  · Бога нет  · Стриженая умная головка  · Маленький принц  · Снова любовь поселитца  · Дембельский альбом  · Минное поле им. 8 марта  · Зеркало — души  · Непреступная забывчивость  · Пожар в мавзолее
Магнитоальбомы
1982 Шызгар • Голые ноги
1983 Увезу тебя я в тундру • Их нравы
1984 Бога нет • Маленький принц • Кисилёв • Анна Каренина лив • Прекрасный новый мир • Десятый молодёжный альбом • Пар культуры • Танцы-Шманцы-Брамсы • Второе апрлея • Стриженая умная головка • Снова любовь поселитца
1985 Витя Галсников и космонавты. ДМБ-85 • Не без Чебурашки • Колорадские жуки • Лирика • Птица Счастья завтрашнего дня • Это — жизнь!
1986 Павидение в быту • Чашка чаю • Минное поле им. 8 марта • Геенно-огненное • Цвети и здравствуй молодость • Небо становится дальше
1987 Март • До основания, а затем • 1948 • • Зеркало — души
1988 Непреступная забывчивость • Чёрная ленточка
1989 Цветочный король • В гостях у ветерана
1990 Пожар в мавзолее
Другие проекты «Веселые Картинки»  · «ГрОб»  · «Второе пришествие»  · «Млечный путь»
Связанные статьи х/ф «Груз 200»  · альбом «Время»

Евгений Морозов хотел отказаться от съемок в «Зулейхе»

Актер Евгений Морозов, прославившийся благодаря роли красноармейца Игнатова в нашумевшем сериале «Зулейха открывает глаза», стал гостем программы «Судьба человека» на канале «Россия 1». В студии Бориса Корчевникова он вспомнил свою роль в фильме и работу со звездными актерами. В частности, с Чулпан Хаматовой.

«Я безмерно уважаю Чулпан.Я всегда ею восхищался. Сначала ее боялись, но потом все прошло. Я очень волновалась на сцене, когда сошла с корабля. Пришлось играть пьяным. И кричать на известных актеров. Потом ко мне подошел Сергей Маковецкий и сказал: «Евгений, ты отличный актер. Вы просто умны. Он повернулся к экипажу и сказал: «Давайте поддержим Женю». Он подошел ко мне и поцеловал меня в лоб. Тогда я уже ничего не боялся. ”

Евгений Морозов

Как отметил актер, после выхода фильма «Зулейха открывает глаза» чувствует себя прекрасно.«Для меня это новая реальность. Мне это нравится. На критику внимания не обращал. О Чулпан написано много. Меня мало кто знает. Но все же положительных отзывов было больше », — сказал он.

новости / 1318624-очень-соскучился-актер-зулейхи-евгений-морозов-обнародовал-редкие-кадры-со-u3513 / »>« Я очень по тебе скучаю! »: Зулейхский актер Евгений Морозов представил редкие кадры со съемочной площадки общественность признала, что ему было трудно изолироваться.

При этом Морозов признался, что сначала хотел отказаться от роли.«Я ничего не знал об этом романе. Я даже уехал из города, когда мне впервые предложили сняться в фильме. Через месяц я вернулся, и меня позвали на кинопроб. Режиссер, когда сказал, кто будет играть в фильме, меня удивил. Я чуть не упал. Так много известных актеров », — сказал Евгений Морозов.

.

Актеры Евгений Морозов и Мария Зыкова присутствовали на московской премьере фильма … Новости Фото

Соглашение о легком доступе

Следующие объекты содержат неизданный и / или закрытый контент.

Изображения, помеченные как Загрузки с легким доступом не включены в ваш Премиум доступ или пакет подписки с Getty Images, и вам будет выставлен счет за любые изображения, которые вы используете.

Легкий доступ к загрузкам позволяет быстро загружать изображения в высоком разрешении без водяных знаков. Если у вас нет письменного соглашения с Getty Images, в котором указано иное, загрузки с легким доступом предназначены для совместных целей и не лицензируются для использования в окончательном проекте.

Ваша учетная запись Easy-Access (EZA) позволяет сотрудникам вашей организации загружать контент для следующих целей:

  • Испытания
  • Образцы
  • Композиты
  • Макеты
  • Черновой пропил
  • Предварительные правки

Он отменяет стандартную составную онлайн-лицензию для неподвижных изображений и видео на веб-сайте Getty Images.Учетная запись EZA не является лицензией. Чтобы завершить проект с использованием материалов, которые вы загрузили из своей учетной записи EZA, вам необходимо получить лицензию. Без лицензии дальнейшее использование невозможно, например:

  • презентации фокус-групп
  • внешние презентации
  • финальных материалов распределены внутри вашей организации
  • любые материалы, распространяемые за пределами вашей организации
  • любые материалы, распространяемые среди населения (например, реклама, маркетинг)

Поскольку коллекции постоянно обновляются, Getty Images не может гарантировать, что какой-либо конкретный элемент будет доступен до момента лицензирования.Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с любыми ограничениями, сопровождающими Лицензионные материалы на веб-сайте Getty Images, и свяжитесь с вашим представителем Getty Images, если у вас возникнут вопросы по ним. Ваша учетная запись EZA останется в силе в течение года. Представитель Getty Images обсудит с вами продление.

Нажимая кнопку «Загрузить», вы принимаете на себя ответственность за использование неизданного контента (включая получение любых разрешений, необходимых для вашего использования) и соглашаетесь соблюдать любые ограничения.

Чулпан Хаматова и Евгений Миронов собрали 12 390 фунтов стерлингов для онкобольных детей в России

10 октября 2019 года благотворительный вечер с участием звездных российских актеров Чулпан Хаматовой и Евгения Миронова в русском ресторане ZIMA в Сохо собрал 12 390 фунтов стерлингов в помощь детям, страдающим онкологическими заболеваниями и тяжелыми заболеваниями крови в России. Это поможет благотворительной организации оплатить жизненно важные лекарства для 6-летнего Егора Исковских из Оренбургской области.

Евгений Миронов и Чулпан Хаматова

Коллеги и друзья, Чулпан и Евгений погрузились в разговор о театральных школах в России и Великобритании, самых интересных проектах, которые они делают вместе, ожидали театральных премьер, в частности, нового спектакля о Михаиле Горбачеве и его жене Раисе, и размышляли о своей работе в Театр Наций и его турне по Лондону, которое проходит сейчас.Два спектакля «Рассказы Шукшина» и «Иванов» привезены в лондонский театр «Барбакан».

Важность некоммерческих организаций и поддержки благотворительных организаций в России была подчеркнута, поскольку Чулпан отметил, что

«Подари Жизнь» — это все, кто жертвует своим временем, вниманием, талантом, деньгами или даже кровью. Ежегодно благотворительность помогает тысячам детей с тяжелыми заболеваниями, потому что люди неравнодушны. Безразличие хуже смерти. Это то, что разрушает жизнь.Так что, если мы хотим быть живыми, мы должны заботиться, мы должны быть сострадательными, добрыми и чуткими к нуждам других ».

Доверенное лицо Вадим Левин и Чулпан Хаматова

Гостями мероприятия были директор Театра Наций Мария Ревякина и попечители «Подари жизнь» Вадим Левин и Владимир Никитин. Для многих гостей это была не первая поддержка Gift of Life.

Гости вечера с попечителем «Подари жизнь» Владимиром Никитиным и меценатом Павлом Морозовым

Gift of Life выражает огромную благодарность Чулпану, Евгению и Театру Наций за поддержку благотворительного дела.

Вечер был спонсирован Уимпол-стрит, 30а, которая любезно оплатила все расходы.

Благотворительная организация также выражает благодарность русскому ресторану ZIMA, журналу Zima Magazine, Gennaro Dell’Aquila, Artisan du Chocolat, Be Fit Cakes и BSI UK за их усилия, чтобы сделать этот вечер поистине великолепным.

Фото: Таня Найден

Любезно спонсировано

Опубликовано:

Обновлено:

Автор: Марина Мосякова

Все должно измениться! обзор — большие звери левых борются за постпандемическое будущее | Общественные книги

В книге Джованни Боккаччо Декамерон 10 друзей сбегают из города Флоренции, когда он был закрыт Черной смертью, и укрываются на вилле на холмах, где каждую ночь в течение двух недель они рассказывают друг другу истории о любовь и трагедия.Нечто в том же духе оживляет эту коллекцию разговоров, которые произошли в самые странные две недели нашего времени: недели в конце марта и начале апреля прошлого года, когда весь мир впервые оказался за закрытыми дверями из-за Covid-19. .

Беседы, проводимые с помощью Zoom, в основном созываются хорватским активистом и писателем Сречко Хорватом, который вместе с Янисом Варуфакисом является движущей силой радикальной инициативы DiEM25, направленной на более полную демократизацию ЕС.Рассказчики в этом случае, изолированные в своих кабинетах и ​​гостиных по всему миру, включают ведущих деятелей левого интеллектуального движения, таких как Ноам Хомский и Ричард Сеннетт; критики капитализма слежки, такие как Шошана Зубофф и Евгений Морозов; художники, музыканты и актеры, включая Брайана Ино и Гаэля Гарсиа Бернала; и, неизбежно, противников, таких как Тарик Али и Славой Жижек. Их тема — возможность, предоставляемая пандемией, изменить общество, «отстроиться лучше», как говорят политики.

Момент, кажется, вызывает у многих ораторов своего рода мечтательный оптимизм.

Интерес этих разговоров частично заключается в их содержании, а частично в их тоне. Они отражают то чувство тревоги, которое характеризовало первые недели кризиса, но также и легкую головокружительную новизну изоляции — тихие улицы, перевернутые расписания — ощущение, что революция может витать в воздухе. Хорват, автор книг «Поэзия будущего: почему глобальное освободительное движение — наша цивилизация», , «Последний шанс», и , «Радикальность любви», , является идеальным помощником в этих дискуссиях.Идеалист старой школы, сентиментально относящийся к возможностям коммунизма — хотя его отец был диссидентом в изгнании из Югославии Тито — он знакомит их со студенческим рвением: «Ничто из старой системы не должно остаться, все от красоты, смирения и необходимо беречь решимость нашей общей борьбы… меньше работы, больше любви; меньше монолога, больше диалога; меньше эго, больше сострадания — и снова лотов, организованности! »

Этот момент, кажется, вызывает у многих ораторов своего рода мечтательный оптимизм в противовес их стандартному превосходству в антиутопическом отчаянии.Давно забытые новости о начале пандемии — Куба отправляет врачей в Италию; Борис Джонсон временно национализирует железные дороги; Бритни Спирс предлагает всеобщую забастовку; Китай делится подробностями секвенирования вируса — это маловероятное свидетельство новой коллективистской реальности. Clap for Carers либо приветствуется как «ужас», в котором «члены королевской семьи и знаменитости хлопали, как тюлени, чтобы отметить работников NHS», либо, как Брайан Ино, как начало революционного признания того, кто именно является «основными работниками» в нашей общество.

Большинство выступающих — друзья, которых объединяет вера в международный социализм и желание освободить Джулиана Ассанжа. По общему мнению, чтобы достичь более утопической «новой нормы», сначала мы должны договориться о побеге из изоляции. Некоторые решения этой проблемы более доктринерские, чем другие. Жижек предлагает «одноразовый коммунизм», при котором те, кто выздоровел от вируса, должны быть кооптированы для выполнения основных задач тех, кто еще не заразился вирусом: «Сегодня кажется важным иметь список людей, в отношении которых мы можем положиться, и кого следует безжалостно мобилизовать.Мы выходим из экономики рынка и денег и входим во что-то еще », — говорит он.

Сеннетт более вдумчиво видит спонтанные семена нового духа сообщества, «локализованной общительности», которую можно поощрять путем перепроектирования городов по принципу децентрализованной «пешеходной плотности»; воссоздание деревенских сообществ со всеми удобствами, от продуктовых магазинов до школ и спортзалов, позволяющих людям «не пользоваться общественным транспортом». Он представляет Zoom, «деприватизированный», как общественное благо, используя технологии для «укрепления солидарности».«Считается, что солидарность возникает из гнева по поводу несправедливости. Но это неправда; солидарность — это ремесло ».

Не все участники убеждены, что им следует отказаться от своих навыков классового воина, конечно же, после пандемии так легко. Али настаивает на том, что голосование за Джо Байдена, скажем, не будет иметь другого эффекта для трудящихся, чем голосование за Дональда Трампа (по крайней мере, пандемия утверждает обратное). Роджер Уотерс из Pink Floyd без видимой иронии видит себя живущим, как и все остальные, ниже «я-облака» богатой элиты, «в аду долбаных страданий … где у вас никогда не бывает больше 20 долларов в кармане, и вы в отчаянии. интересно, что ты собираешься делать в конце месяца ».Этот преисподний, часто изображаемый на этих страницах, может иногда казаться еще одним далеким абстрактным в закрытом проекте, который по своей природе является либо призывом к оружию в организации реалистичного будущего, либо развлекательным отвлечением от текущих событий. реалии смотря где сидишь.

Все должно измениться! Мир после Covid-19 , под редакцией Ренаты Авила и Сречко Хорват, издается OR Books (19 фунтов стерлингов)

Пантеон

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Профессия / Страна
    • Эры
  • О компании
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Ежегодник
  • Домой
  • Визуализации
  • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Профессии
    • Род занятий / Страна
    • Eras
  • О
  • Данные
    • Разрешения
    • API
  • Ежегодник
  • API
  • Поиск
  • Оставить отзыв
  • Цитата об использовании

Anteeksi, страница не найдена.

Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
  • Isaac Newton

    Physicist

    United Kingdom

    Rank 6

  • Walt Disney

    Producer

    United States

    7 Rank 82 9000

    Роджер Федерер

    Теннисист

    Швейцария

    Ранг 124

  • Гонщик

    Ранг профессии 16

    665 Лица

    Спортивный домен

  • Ранг Агнез Мо

    Актер 9000

  • Laozi

    Philosopher

    China

    Рейтинг 157

  • Винсент Ван Гог

    Painter

    Нидерланды

    Рейтинг 20

  • Fashion Designer
    9000

    Профессия

  • Васко да Gama

    Explorer

    Португалия

    Ранг 99

  • Знаменитость

    Занятие 40

    142 Физические лица

    Общественная фигура

  • Мари Кюри

    Звание физика

    52
  • Изучите
    • Визуализации
    • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Занятия
    • Занятия / Страны
    • Эпох
  • О
    • Ошибка данных отчета
    • Политика конфиденциальности
    • Условия службы
  • Данные
    • Разрешения
    • Скачать
    • API
  • Приложения
    • Ежегодник

DIGITAL POWER И ЕЕ РАЗГОВОРЫ КРАЙНЕЕ СПЕЦИАЛЬНОЕ СОБЫТИЕ!


CLAY SHIRKY: Евгений, я думаю, что это может быть разочаровывающий час, потому что я думаю, что вы и я не согласны друг с другом меньше, чем вы не согласны со многими людьми, которых вы называете интернет-утопистами.Например, вы недавно выбрали статью Джона Перри Барлоу «Декларация прав киберпространства», которая является настолько чрезмерно либертарианской и представляет киберпространство как отдельную сферу, не связанную с остальной частью планеты, что это не так ». Они действительно имеют большое влияние на практические вопросы, такие как внешняя политика.

ЕВГЕНИЙ МОРОЗОВ: Думаю, мы говорим о моем недавнем эссе, опубликованном в Wall Street Journal в феврале. Он был опубликован через неделю после того, как очередная волна протестов в Иране ни к чему не привела.Но на этот раз что-то было иначе в том, как эту неудачу объяснили в СМИ. Внезапно я почувствовал некоторое разочарование общественности — даже в The New York Times — по поводу того, как Интернет мог на самом деле сорвать протесты, сделав их более дезорганизованными. Это то, с чем я действительно хотел поиграть в этом эссе. Но поскольку Wall Street Journal хотел, чтобы я выступил с критикой техно-утопизма, мне пришлось выйти за рамки недавних событий и посмотреть, какие идеи руководят правительствами в этой сфере.Таким образом, настоящая цель заключалась не в том, чтобы нападать на Джона Перри Барлоу, который в 1996 году написал «Декларацию независимости киберпространства», которая является одним из основополагающих текстов киберлибертарианства или кого-либо из других ранних мыслителей. Это было больше для того, чтобы показать, что в настоящее время мы сталкиваемся с огромной интеллектуальной пустотой в отношении влияния Интернета на глобальную политику.

Но отсутствие последовательной структуры на самом деле не мешает нам использовать всю мощь Интернета. В правительстве — как демократическом, так и авторитарном — определенно есть много энтузиазма по поводу использования Интернета для продвижения своих политических программ как дома, так и за рубежом.Все те допущения, которые нужны политикам для принятия решения о своей политике, должны откуда-то исходить. И многое из того, что было сказано об Интернете в прошлом, сегодня кажется интеллектуально неверным. Тем не менее, большинство предположений, сделанных политиками, похоже, уходят корнями в ранние киберлибертарианские дискурсы об Интернете и политике. Многие из этих ранних дискурсов формировались в определенных (и очень разных) контекстах. Если вы посмотрите на заявление Джона Перри Барлоу, оно было подготовлено в контексте попыток регулирования Интернета в Америке в 1996 году.Это не имело ничего общего с Ираном и очень мало — с миром за пределами США. Нам действительно нужна новая теория, которая проведет нас через все это, потому что старые теории никуда не годятся.

ШИРКИ: Да, я согласен с этим, и в отношении Декларации прав киберпространства — десять лет назад я преподавал это в классах Нью-Йоркского университета как пример небрежного политического мышления, поэтому я думаю, что мы знали, что эти теории были какое-то время бесполезно.

Вы заканчиваете свое эссе в журнале довольно запоминающимся абзацем, в котором говорится: «Государственный департамент не может отказаться от попыток использовать Интернет для демократии, но он должен разработать политику, которая больше соответствует возможностям или тому, что работает. .»Если бы вы могли дать им совет — и давайте поместим его в совершенно конкретный контекст — если бы вы могли дать советам госсекретарю Клинтон, Алека Росс и Джареда Коэна по использованию Интернета для достижения целей внешней политики США, что бы вы сказали ?

МОРОЗОВ: «Не навреди» — это мой первый принцип работы. Создавая очень тесные и широко разрекламированные союзы с Google, Twitter и любыми другими крупными технологическими компаниями, чиновники Государственного департамента США представляют эти компании, как если бы они были своего рода Web2.О реинкарнация эпохи Радио Свободная Европа — «Радио Свободного Интернета», если хотите — а это не так. У этих компаний есть собственные коммерческие планы; они в первую очередь заинтересованы в зарабатывании денег, а не в распространении американских идеалов. Да, Интернет может помочь Google продавать больше рекламы и одновременно продвигать американские интересы, но это не совсем то, как работает Государственный департамент. По крайней мере, теоретически мы не продвигаем свободу в Интернете, потому что это помогает Америке продавать больше книг, фильмов и газет (покупка чего угодно — например, нефти — это совсем другая история!). Мы продвигаем свободу Интернета ради собственного блага.Таким образом, реальный вопрос заключается в том, как использовать неоспоримую мощь этих компаний, не представляя их как продолжение внешней политики США.

Таким образом, когда кто-то из Госдепартамента берет руководителей Google или Twitter в кругосветное путешествие, в Сибирь, мне это кажется смешным и совершенно неправильным. Это заставляет людей сомневаться в этой внезапной близости, которая существует между политиками и компаниями, особенно когда Google также сотрудничает с Агентством национальной безопасности.Если бы я работал на какое-либо правительство, авторитарное или демократическое, я был бы не очень доволен, если бы большинство моих граждан отправляли электронную почту в компанию, которая имеет тайные отношения с такими, как АНБ. Это законное беспокойство. Неужели мы действительно хотим, чтобы Google считали следующей компанией Halliburton?

ШИРКИ: Что касается этого коммерческого вопроса, меня поразила параллель с павильоном США в Москве в 1959 году в Москве, где правительство построило, среди прочего, кухню США (место «кухонных дебатов» между Хрущевым и Никсоном). ), добавим, что это была явно коммерческая проекция американской идентичности.С моей точки зрения, «Кухонные дебаты» стали поворотным моментом в изменении условий дискуссии. Я бы спросил, в чем разница между Джаредом Коэном из Госдепартамента, увезшим Эрика Шмидта из Google или Джека Дорси из Twitter в Северную Африку или Сибирь, или что у вас, и США, которые помогли General Electric проникнуть в Москву в 1959 году?

МОРОЗОВ: Тогда никто не ожидал, что люди начнут использовать кухонную технику для свержения своего правительства, верно?

ШИРКИ: Вы имеете в виду «революцию тостеров»…

МОРОЗОВ: Что-то вроде «тостерной революции» действительно произошло в Иране прошлым летом — только без коммерческих элементов. Была вирусная офлайн-кампания, в которой людям предлагалось включить все свои электронные устройства в установленное время, чтобы отключить электросеть. Это была человеческая атака «отказа в обслуживании».

Но не будем увлекаться хрущевской аналогией. Определенно, существует более высокий уровень политизации, связанный с использованием Twitter, Google и Facebook в авторитарных условиях.Люди, которые сейчас используют Twitter в Иране, отмечены как потенциальные враги государства, как и те, кто использует прокси-серверы для доступа к запрещенному контенту. Вы можете использовать его для загрузки порнографии, но с точки зрения государства вы в любом случае будете рассматриваться как потенциальный политический противник.

ШИРКИ: Пример Facebook интересен, потому что, в отличие от многих разговоров о Twitter, мобильных телефонах, прокси-серверах и т. Д., Иранское правительство заблокировало Facebook перед выборами, они заблокировали его 8 или 9 июня, а также выборы. произошло 12 июня.Так что никто не знал, что будет после выборов, а Иран все равно закрыл Facebook.

Как вы думаете, иранское правительство слишком остро отреагировало на Facebook? Является ли ваш тезис о том, что Facebook или Twitter на самом деле не очень эффективные политические инструменты, и иранское правительство отреагировало слишком остро? Или вы считаете, что эти инструменты эффективны в июне прошлого года, но с тех пор иранское правительство отреагировало таким образом, что они больше не эффективны?

МОРОЗОВ: Facebook является очень ярким примером, когда речь идет об Иране, потому что на протяжении всей избирательной кампании были блокировки и разблокировки.Если вы внимательно изучите его с января 2009 года по июнь 2009 года, было несколько случаев, когда он был заблокирован, а затем разблокирован, а затем снова заблокирован. Но для меня тот факт, что они заблокировали Facebook, ничего не значит. Все это означает, что они могли заблокировать Facebook — и они это сделали. Тот факт, что они блокируют, не обязательно придает Facebook какое-то особое политическое значение. Посмотрите на другие страны, такие как Камбоджа в 2007 году, когда у них были выборы и введен так называемый «период спокойствия», когда все операторы мобильной связи согласились отключить все службы обмена текстовыми сообщениями на три дня в период выборов.Ожидали ли они мятежа с помощью текстовых сообщений? Я так не думаю. Дело в том, что они могли это сделать, и они это сделали.

ШИРКИ: Как и Сингапур в отношении блогов. Но это, похоже, показатель настоящего политического страха. Сингапур и Камбоджа считали эту цензуру связанной с позитивным набором политических ценностей, политическим обоснованием которых было то, что гражданам будет лучше в этот спокойный период, если они будут размышлять о том, кем должен быть лучший лидер, а не, не дай Бог, разговаривать со своими друзья и соседи.Я не куплюсь на эти доводы, но даже если вы так фреймируете цензуру, цензура кажется мне явным политическим актом.

Когда я вижу, как Камбоджа, Сингапур или Иран закрывают службу, которая увеличивает социальную координацию, мой ответ, по сути, тот же, что Хабермас предложил в своей работе «Структурная трансформация общественной сферы», а именно, что эти режимы пытаются, в частности, ослабить публичная сфера. Если это политическое суждение, которое делают правительства, то я задаю себе вопрос: правы ли эти режимы, опасаясь улучшения социальной координации среди населения?

Думаю, да.Бирманский пример использования средств связи во время политической борьбы, за которым последовала паническая остановка, или украинский пример из Оранжевой революции, или успешные молдавские протесты прошлого года, подсказывают мне, что условия, при которых общественность может самоидентифицировать и себя -Синхронизация, даже среди относительно небольшой элиты, на самом деле является угрозой для государства.

Это одна из вещей, которые я хочу понять о ваших видео, потому что, хотя мы с вами не полярные противоположности, у нас, очевидно, очень разные точки зрения на этот счет.Считаете ли вы, что эффект синхронизации среди политически вовлеченной общественности (а) возможен и (б) политический, и если да, то как США должны на это отреагировать?

МОРОЗОВ: Во-первых, цензура имеет символическое значение: она помогает иранскому правительству дать понять остальному миру, что они все еще правят. Власти хотели бы, чтобы все поверили в успех своих попыток заблокировать Facebook (даже если это не совсем так).Они даже хотели бы выпустить пресс-релиз по этому поводу: «Да, мы блокируем Facebook, потому что мы все еще отвечаем за него; мы можем это сделать, и мы сделаем это».

Но если мы посмотрим не только на символические выгоды, которые правительства могут извлечь из пропаганды, я бы сказал, что одна из причин, по которой иранские власти оказались настолько неэффективными в блокировании Интернета, заключается в том, что они — правильно, на мой взгляд, — также видят огромную ценность наблюдая, как антиправительственные иранцы координируют свои действия — заметьте, публично — в Facebook и Twitter.Например, они могут узнавать о типах групп и возникающих угрозах. Мы часто забываем об этой ценности интеллекта.

Во-вторых, я не уверен, что синхронность, о которой говорил Хабермас, измерялась днями, часами и твитами, а не десятилетиями, столетиями и книгами. Но помимо этого, действительно ли эта новая гипер-синхронность присутствовала в иранской онлайн-кампании и как она повлияла на фактические протесты? Да, это была очень яркая онлайн-кампания, но я не видел, чтобы она полностью переросла в координацию в реальном мире.Сколько совершенно не инициированных протестов на самом деле затронули реальный мир из-за того, что они прочитали в Твиттере или Фейсбуке? Несмотря на то, что онлайн-акции были синхронизированы, я не уверен, что это хорошо вылилось в скоординированные протесты на улицах.

ШИРКИ: Я не думаю, что это может хорошо вылиться в скоординированные протесты. На мой взгляд, протесты в Тегеране не выглядели строго направленными. Они больше похожи на излияния, чем на запланированные события. Но если бы я хотел выбрать максимальный случай для онлайн-координации онлайн-координации, изменяющей политику реального мира, это была бы роль женщин.

Возьмем один пример: протесты в Южной Корее в 2008 году, последовавшие за импортом американской говядины после заражения нашего коровьего бешенства, зависели от способности женщин выступать в риторической форме, особенно в политической среде, где они весьма ограничены физически и публично. Еще есть Неда, знаменитый мученик ранних событий в Иране — это снова поражает меня как нечто, чего, вероятно, не произошло бы без этих инструментов. Опять же, есть небольшое количество таких политических событий, на основании которых можно обосновать, но мне кажется маловероятным, что присутствие женщин в протестном движении могло бы произойти без координирующего действия социальных сетей.

МОРОЗОВ: Я не специалист по иранским женщинам, но насколько я понимаю, они экспериментировали с социальными сетями не менее десяти лет. Итак, опять же, почему в Иране так много активности в социальных сетях? Ну, потому что так много людей имели к нему доступ. С этой точки зрения, большая часть активности в социальных сетях носит эпифеноменальный характер: это происходит потому, что у каждого есть мобильный телефон. Но тем не менее: несмотря на миллионы гневных твитов и камеры мобильных телефонов, направленные на их лица, иранское правительство все еще подавляло протестующих.Вы только посмотрите, что произошло в Иране за последние девять месяцев: угасающие протесты, растущий раскол в стране. Многим пришлось эмигрировать, много людей посадили в тюрьмы, много людей убили. Что касается политической ситуации на местах, то она довольно мрачная: если есть какие-то большие позитивные сдвиги, я их не вижу.

Я просто не вижу, где мне не хватает очень положительных вещей. Жестокие люди были бы там без социальных сетей.

ШИРКИ: Что касается наших дебатов в Prospect в декабре, я признался, что до сих пор был риторическим плохим актером в этом разговоре.Поскольку моя сфера деятельности — это социальная координация между группами, которые иначе не скоординированы, я не предлагал учет всей политической сферы, я предлагал только учет этих групп, и вы правильно отметили, что иерархически управляемые группы имеют доступ к решающим действиям так, как не скоординированные группы.

С этой оговоркой, похоже, все еще есть эффекты, которые сейчас имеют нескоординированные члены социальной сферы. Я считаю, что Зеленое восстание изменило баланс между теократией и военными аспектами иранского правительства.Иранская политическая сила изменила направление вооруженных сил на выборах 2005 года, после того, как умеренное правительство Хатами испугало, и мне кажется, что одним из парадоксальных и печальных последствий Зеленого восстания является то, что оно подтолкнуло Иран к жизни. по сути военная мощь.

Теократия как сдерживающая сила народных страстей была сломлена под тяжестью неспособности режима делать что-либо публично, не разжигая восстание. Они даже не могли удержать годовщину революции от превращения в антиправительственный протест, и что способ, которым они, наконец, сдерживали Зеленое движение в феврале, заключался в том, чтобы собрать невероятное количество зверски настроенных полицейских.

Один из причин, по которым я могу ошибаться в отношении сдерживающего воздействия политической сферы, заключается в том, что цифровая координация действительно создает движение этих государств, где те, у которых появляется какая-то политическая сфера, становятся больше похожими на Камбоджу при кхмерской Руж чем понравилась Южная Корея при военной диктатуре 1980-х годов. Опять же, небольшое количество случаев, на основании которых можно рассуждать — Иран — лишь один из примеров, а восстание продолжается менее года — но один из открытых вопросов заключается в том, действительно ли присутствие более заинтересованной общественности правительства более жестокие, чем более открытые для перемен.

МОРОЗОВ: Одна из причин, по которой я был так недоволен тем, как СМИ освещают роль Интернета в Иране — и это, я думаю, также связано с тем, что они читают в вашей книге определенные вещи, которые вы не собирались Скажем так — это почти исключительное внимание к анализу того, что Интернет сделал с протестными движениями, за счет размышлений о его влиянии на все остальное. Но если мы сосредоточимся только на том, как люди координируют себя с помощью социальных сетей до, во время или после выборов, мы упустим многие другие эффекты, которые Интернет оказывает на общественную, социальную и политическую жизнь в авторитарных государствах, особенно в длительный срок.

Не должны ли мы также спросить, делает ли это людей более восприимчивыми к национализму? Или это может быть продвижение определенной (основанной на гедонизме) идеологии, которая может на самом деле оттолкнуть их от любого значимого участия в политике? Действительно ли это усиливает определенные негосударственные силы в авторитарных государствах, которые необязательно способствуют демократии и свободе? Это все большие вопросы, на которые мы не сможем ответить, если сосредоточимся только на том, кто получает полномочия во время протестов, государство или протестующие, потому что в некоторых странах, ну, ну, да, у нас не так много протестов.Или выборы. В Китае нет национальных выборов.

ШИРКИ: Ну, они есть на местном уровне, и именно здесь мы наблюдаем больше протестов. Сычуань представляет собой большую опасность для Центральной партии Китая, потому что именно там — к вашему вопросу о модернизации — они отчаянно пытаются модернизировать местное и региональное политическое представительство экономики. Если не убрать мертвую руку государства на уровне производственных предприятий, они не смогут продолжать обеспечивать необходимый им рост. Однако для этого требуется участие, которое исторически было связано с более высокими политическими требованиями, предъявляемыми к государству.

МОРОЗОВ: Это все вопросы, которые мы хотим задать. Если вопрос, который мы задаем, звучит так: «Как Интернет влияет на шансы на демократизацию в такой стране, как Китай?», Мы должны смотреть дальше того, что он делает на способность граждан общаться друг с другом или со своими сторонниками на Западе. Недавно я нашел очень интересную статистику: очевидно, китайское правительство потратило к 2003 году 120 миллиардов долларов на электронное правительство и около 70 миллионов долларов на проект цензуры «Золотой щит».Вы сравниваете эти два числа — 120 миллиардов долларов на электронное правительство и 70 миллионов долларов на цензуру — и вы можете почувствовать, что китайцы действительно воодушевлены электронным правительством. Здесь нет сюрпризов: это может сделать их правительство более эффективным, сделать его более прозрачным и устойчивым к коррупции. Это только укрепит легитимность правительства. Модернизирует ли это Коммунистическую партию Китая? Так и будет. Приведет ли это к созданию демократических институтов, которых мы ожидаем от либеральных демократий? Может и нет.Если мы хотим знать, приближается ли Китай к полностью функционирующим демократическим институтам и какую роль Интернет будет играть в этом процессе, здесь нет простых однозначных ответов.

ШИРКИ: Это одна из действительно интересных вещей в этих вопросах, заключающаяся в том, что вы очень быстро получаете своего рода философское головокружение. Вы думаете, что задаете вопрос о Twitter, и внезапно понимаете, что задаете вопрос, скажем, о Хайеке и рынках. Мое предубеждение состоит в том, что недемократические правительства плохо справляются с долгосрочным управлением рыночной экономикой.Это исходное предположение, и оно влияет на контекст цифровой публики.

Исходя из этого предположения, вы могли бы задать один из вопросов: насколько политическая чувствительность режима зависит от цены на нефть? Если цена на нефть вернется выше 100 долларов за баррель, иранский режим может делать все, что угодно. Они могли уничтожить интеллигенцию во всем Тегеране и по-прежнему править страной, потому что у них было бы много денег от нефти. С другой стороны, если он упадет ниже 50 и останется ниже 50, их способность сдерживать популистское восстание будет серьезно подорвано.

МОРОЗОВ: Каким бы ни был предубеждение, правда в том, что у нас были революции до Твиттера.

ШИРКИ: Да, конечно.

МОРОЗОВ: И мы каким-то образом поддерживали эти силы, будь то контрабанда технологий, которая действительно имела место в Польше с контрабандой в этих ксероксах, или просто обеспечение связи польских политических диссидентов с католической церковью.

ШИРКИ: Но контрабанда ксерокопий! Это как раз о том, чтобы включить в уравнение элемент связи.

МОРОЗОВ: Да. Но если вы посмотрите на некоторые возникающие интеллектуальные дискуссии, которые сейчас происходят в «исследованиях переходного периода» — особенно среди ученых, изучающих причины революции 1989 года, — вы увидите довольно много разногласий по поводу причин краха коммунизма. Становится все больше и больше ревизионистов — таких, как Стивен Коткин, например, — которые утверждают, что причина краха коммунизма заключалась в том, что его элиты плохо справлялись с ситуацией, а правительства просто рушились изнутри.Это тезис Коткина о «антигражданском обществе»: у коммунистического правительства просто закончились деньги и ресурсы, и оно не могло поддерживать себя, поэтому все, что происходило на низовом уровне — с аппаратами Xerox или без них — не имело большого значения. Это, конечно, преувеличение, но я думаю, что Коткин задает несколько важных вопросов. Вы, вероятно, видите значение его аргументов относительно роли контрабандных аппаратов Xerox: они, возможно, не были так уж важны, поскольку фундаментальная экономическая неустойчивость коммунизма ускорила его крах.Так что, сколько твитов сейчас контрабандой переправляется в Иран, в долгосрочной перспективе может не иметь большого значения.

ШИРКИ: Итак, я приведу аргумент в пользу того, почему это имеет значение, который связан с объявленным правительством Ирана планом запретить почтовую службу Google и заменить ее «национальной почтовой службой». Я не верю, что иранское правительство сможет запустить хорошую замену Gmail, не из-за цензуры, а потому, что я не думаю, что у них достаточно талантливых системных администраторов.Я не думаю, что они смогут поддерживать эту технологию. Если они внезапно станут технической поддержкой своей страны, это фактически переведет экономику в менее производительный режим.

Теперь вы можете позволить себе отказываться от полпроцента ВВП в год из вашей рыночной экономики, если нефть поднимается выше 100 долларов за баррель, но если нефть остается на уровне 70 долларов и ниже, они не могут позволить себе сбрить такой рост. Это идея превращения Ирана во «временную Бирму», о которой мы с вами спорим. Я думаю, что Twitter, Facebook и т. Д. Подтолкнули Иран к серьезному компромиссу, когда они готовы ослабить свою собственную коммуникационную инфраструктуру, иначе говоря, сократить десятые доли процента от ВВП, чтобы попытаться контролировать восстание.Это понятно с их точки зрения, но все же мне кажется опасным шагом в долгосрочной перспективе.

МОРОЗОВ: Но вы же не предлагаете, чтобы Gmail не запретили, они рассыпались?

ШИРКИ: Нет, нет, нет. Я говорю, что их запрет на Gmail указывает на опасение, что их собственные граждане будут свободно общаться друг с другом, и я думаю, что этот страх оправдан.

МОРОЗОВ: Я думаю, что одна проблема с вашим анализом заключается в том, что он принимает почти все, что иранские власти говорят за чистую монету.Но все это можно трактовать по-разному: а вдруг они просто хотели набрать пропагандистские очки? С этой целью они объявили план, который, как они знали, никогда не будет выполнен. Я жил в Беларуси и видел достаточно безумных, но совершенно бессмысленных угроз и заявлений со стороны государства; обычно они никуда не ходили — их задумывали как пропагандистские упражнения. Если вы посмотрите на Китай или Россию, то большую часть их рекламы сейчас проводят западные PR-фирмы, которые знают, как работают западные СМИ, и знают, как заставить их производить желанное освещение.Почему мы беспокоимся о том, что американские фирмы продают Китаю технологии, которые затем могут быть использованы в целях цензуры, а не о, скажем, PR и лоббистских фирмах, которые удовлетворяют потребности авторитарных правительств в рекламе? Я предполагаю, что я пытаюсь сказать, что медиа-стратегии этих правительств намного более изощренны и ориентированы на СМИ, чем мы думаем. Когда мы на Западе пытаемся угадать, что на самом деле имели в виду иранцы, это действительно напоминает мне кремленологию.

ШИРКИ: Да, это очень похоже на кремленологию.Так что позвольте мне поставить вопрос как гипотетический, а не спорить о номинальных утверждениях. В декабре, перед 31-й годовщиной иранской революции и перед объявлением Gmail, у нас с вами была дискуссия, в которой я утверждал, что Иран приобретает своего рода технологическое аутоиммунное заболевание. Они атакуют свою собственную коммуникационную инфраструктуру как единственный способ искоренить координацию действий повстанцев.

Вы ответили, что отключение связи может быть географически ограниченным и временным, его можно включать и выключать.Объявление о запрете Gmail показалось мне национальной и временной попыткой сделать то же самое с их коммуникационной инфраструктурой. Итак, если Иран остановит часть этой инфраструктуры, вы верите, что это начнет сказываться на экономике в большей степени, чем польские машины Xerox?

МОРОЗОВ: Нет. Вы знаете, опять же, это зависит от того, что именно они будут блокировать. Я не думаю, что их запрет на все обмены электронной почтой — кроме тех, которые осуществляются национальным провайдером — когда-либо произойдет.Вы должны внимательно изучить геополитический контекст, в котором эта угроза была обнародована. Иранские власти сделали заявление через неделю после того, как Google объявил о переговорах с АНБ. Это был очень благоприятный момент для пропаганды, когда иранское правительство вмешалось и заявило: «Мы абсолютно хотим убедиться, что АНБ не наблюдает за нашими гражданами». Бинго: вот что они сделали. И снова мастерская отечественная пропаганда.

ШИРКИ: Сменив тему, я думаю, что дебаты пошли наперекосяк, это переоценка важности доступа к информации, а мы недооценили важность доступа к ценностям для людей.Это ошибка, появившаяся на заре Интернета.

Фактически, если бы мы могли снизить цензурные барьеры между Западом и Китаем, могли бы просто полностью удалить Золотой щит, в то время как китайцы сохраняли бы ту же степень контроля над гражданами и их общением, мало что изменилось бы. Если «Золотой щит» останется в своей полной форме, но общение и координация между гражданами улучшатся, многое изменится. Доказательства этого можно было увидеть после землетрясения в Шанхае.

МОРОЗОВ: Но у меня вопрос: в каком направлении — в хорошем или в плохом — все это изменится?

ШИРКИ: Ну, хорошо. Как указал Роберт Патнэм, социальный капитал создает ценность для людей внутри сети, одновременно принося вред людям за пределами сети.

Я не верю, что свобода общения автоматически приводит к появлению прозападных правительств, то есть я полностью поддерживаю демократию, даже если это нелиберальные демократии, подобные Закарии. Я согласен с тем, что появятся национальные движения, цели которых враждебны внешнеполитическим целям Запада, но пока эти страны являются демократиями, меня, честно говоря, меньше беспокоит.

МОРОЗОВ: Да, но что первично, демократия или разногласия в Интернете? Это не значит, что когда у вас будет новая демократия, она гарантированно останется такой навсегда. Если бы только демократизация была такой простой. Новообразованные демократии наиболее уязвимы в переходный период. Вот когда им нужно сильное государство для осуществления болезненного экономического развития и более широкой программы либерализации. Если у вас слабое государство, вступающее в переходный период — и будет справедливо сказать, что Интернет мобилизует группы, которые сделают слабое государство еще более слабым — велика вероятность, что в конце концов у вас не будет демократии.Это примерно то, что произошло в России в 90-е годы.

ШИРКИ: Вернемся в Китай. Вот как, я думаю, это выглядит в Китае. У них было землетрясение 2008 года в Сычуани, BBC узнала об этом в Twitter, а китайское правительство узнало об этом из QQ. Когда в последний раз было землетрясение такой силы, китайцам потребовалось три месяца, чтобы признать, что это произошло. Здесь у них даже нет выбора, потому что мир уже сообщает об этом, поскольку они как бы мобилизуются.

Это произошло, когда у них был один из их моментов «счастья, счастья, радости, радости» с прессой, и они позволили прессе сообщить обо всем этом, а затем матери в Сычуани, довольно сочувствующая группа, потерявшая своих детей. поскольку школьные здания обрушились в результате землетрясения, осознайте, что здание обрушилось из-за некачественной конструкции. И внезапно они ежедневно проводят публичные акции протеста, документируют эти протесты и помещают их в QQ, и это первый раз, когда китайское правительство столкнулось с радикализованным населением, у которого ранее не было координации.

Единственная общая черта протестующих женщин заключалась в том, что они были матерями детей школьного возраста, погибших в результате землетрясения, в результате которого были разрушены правительственные здания. Степень и резкость окончательного подавления властями этих протестующих были настолько необычными, что я предположил, что (а) правительство не просто обеспокоено, но напугано, и (б) они были правы в том, что испугались. И вот откуда исходит угроза в Китае — местная политика, а не национальная политика.Будет какая-то отколовшаяся внутренняя провинция, которая их напугает, и это станет осью перемен.

МОРОЗОВ: Я согласен с тем, что способность китайского правительства контролировать информационные потоки несколько — в некоторых конкретных случаях — весьма значительно — подорвана. Но смогут ли они адаптироваться к этой среде, используя новые способы пропаганды? Выборочно манипулируя тем, кто какую историю освещает? Может быть. Мы действительно видим доказательства того, что это происходит.В прошлом году мы видели это в китайской провинции Юньнань, где молодой человек скончался под стражей в полиции. Вместо того, чтобы подвергать цензуре тысячи комментариев, которые собирались на таких сайтах, как QQ, они позволяют «пользователям сети» выпустить пар. Они запросили у них заявления, чтобы стать «исследователями сети», и в итоге выбрали 15 человек, которых затем отправили для осмотра тюрьмы, о которой идет речь. Они ничего не смогли найти и написали очень безрезультатный отчет. Это рассеяло растущую напряженность — заметьте, без какой-либо формальной цензуры (только позже пользователи сети узнали, что практически все 15 «следователей» на самом деле были действующими или бывшими сотрудниками государственных СМИ).Мораль этой истории заключается в том, что мы склонны недооценивать способность правительства реагировать на некоторые из этих новостей таким образом, чтобы не подорвать их легитимность и авторитет до такой степени, как мы ожидаем, что эти два сообщения будут подорваны.

ШИРКИ: Давайте поговорим о Беларуси, потому что вы белорус, и я связал работу Сюзанны Ломанн над информационными каскадами с детским флешмобом в Минске в 2006 году, и это был протест, который провалился. И в «Проспекте» вы сказали что-то запоминающееся об этой неудаче: сиделки увидели, что происходит, и разумно забрались выше на забор.Как вы думаете, что заставило их потерпеть неудачу? Что там произошло? Потому что это реальный пример протестного движения, которое использовало социальные инструменты для объединения, вызвало общественный резонанс, а затем исчезло.

МОРОЗОВ: Не уверен, что в 2006 году в Беларуси был какой-то «общественный ажиотаж». Одна из причин, по которой произошли протесты, в первую очередь была связана с тем, что да, были выборы президента, и один из кандидатов на тех выборах был фактически посажен в тюрьму вскоре после выборов.Это не имело ничего общего с социальными сетями. Вы знаете, если бы у людей не было Интернета, они, вероятно, все равно появлялись бы на Площади в тех числах, которые у них были. Так что для меня случай с Беларусью даже более однозначен, чем случай с Ираном: социальные сети на самом деле не играли никакой роли в генерации протестов на улицах. И большинство людей на самом деле не появлялось. Это была относительно небольшая акция протеста, отчасти потому, что правительство относительно популярно.

Но вернемся к вашему вопросу: моя самая большая проблема с этими флешмобами в Беларуси заключалась в том, что они ошибочно думали, что Интернет представляет собой совершенно новый способ ведения политики.Они думали, что создадут и будут управлять полностью виртуальным движением, что им не нужно будет возиться с грязными и кровавыми делами противостояния диктатору, бизнесом, который часто влечет за собой всевозможные преследования, а также кровопролитие, запугивание, изгнание. из университетов. Не будем обманывать себя: вот что влечет за собой оппозиция в авторитарной стране. Это никогда не бывает красивой картиной. Так что я действительно опасаюсь, что некоторые из этих детей подумали, что Интернет предлагает хороший ярлык, который позволит им осмысленно бросить вызов диктатору, не проходя через какие-либо неприятные вещи.Они думали, что могут просто оставить в блоге диктатуру. Я даже знаю, почему некоторые из них возлагали такие большие надежды на виртуальную политику: она обещала жизнеспособную альтернативу умирающей оппозиционной политике страны. В конкретном случае с Беларусью в стране просто ужасная, неорганизованная, всегда склочная и крайне непривлекательная оппозиция. Неудивительно, что так много умных молодых людей не хотят участвовать в этом. Но Интернет ставит перед ними ложный выбор; реальность такова, что у них нет альтернативы — они могут либо присоединиться к этой оппозиции и изменить ее изнутри, возможно, даже используя Интернет, — либо остаться в стороне и потеряться в бесплатных и изобильных онлайн-развлечениях.

ШИРКИ: Мне кажется, что одна из вещей, которые сейчас нравятся правительству Лукашенко, белорусскому правительству, заключается в том, что никого на Западе больше не волнует, что происходит с оставшимися авторитарными государствами, потому что это больше не является актуальным геополитическим вопросом. Теперь это просто маленький уголок мира, в котором может быть дополнительное пятно нефти. Считаете ли вы, что эти две вещи взаимосвязаны, то есть возросший интерес к электронным коммуникациям снизился, особенно в США.Готовность С. оказать давление на Лукашенко, или вы думаете, что эти две вещи произошли одновременно?

МОРОЗОВ: Опять же, я считаю, что Беларусь не является хорошим примером, потому что режим действительно пользуется поддержкой населения. Но вы смотрите на Иран, вы смотрите на Китай, это очень важные точки интереса для правительства США, и тем не менее иранская полиция все еще подавляла протестующих, убивая людей, несмотря на то, что все были вооружены мобильными телефонами. Могли они убить больше? Наверное.Но я не рассматривал технологии как очень эффективное средство сдерживания. Неда все еще была убита, несмотря на то, что были люди, которые снимали эти видео.

Но меня беспокоит также то, как Интернет меняет природу политической оппозиции при авторитаризме. Не знаю, читали ли вы Кьеркегора, но в моей критике активизма, основанного на Twitter, есть немало тонких оттенков Кьеркегора. Кьеркегору довелось жить в те самые времена, которые праздновал Хабермас: кафе и газеты росли по всей Европе, зарождалась новая демократизированная публичная сфера.Но Кирджаарда все больше беспокоило то, что вокруг циркулирует слишком много мнений, что слишком легко сплотить людей вокруг бесконечного числа мелких причин, что ни у кого нет твердой приверженности чему-либо. Не было ничего, за что люди могли бы умереть. По иронии судьбы, это также одна из моих проблем с беспорядочной природой онлайн-активизма: он удешевляет нашу приверженность политическим и социальным причинам, которые имеют значение и требуют постоянных жертв.

ШИРКИ: Одна из забавных вещей, о которых Хабермас говорит в своей книге «Структурная трансформация публичной сферы» (из небольшого списка забавных вещей), заключается в том, что газеты лучше всего поддерживали публичную сферу тогда, когда свобода слова была незаконной, так что запуск газеты был актом общественного неповиновения.Точно так же протест, который относительно легко скоординировать при относительно низком риске, не только меньше протеста, но и потенциально отнимает часть энергии, которая могла бы уйти в другое место.

МОРОЗОВ: Я тоже не уверен, что блогеры делают отличные символы антиправительственных кампаний. Типа обычных аполитичных людей, о которых мы говорим, — тех, кто в конце концов наберется храбрости, чтобы бросить вызов властям на улицах, — их должны вести люди, которые готовы занять смелую позицию, пожертвовать собой, уйти. в тюрьму, и стать следующими Гавелами, Сахаровыми или Солженицыными.

ШИРКИ: Вопрос в том, нужен ли движению мученик, нужен ли ему интеллектуальный центр, готовый принять удар, чтобы донести мысль? И второй вопрос: должен ли это быть один человек? Вы знаете, мученичество Неды произошло постфактум. Мы понятия не имели, что она думала или собиралась делать. Она могла быть на улице со своими друзьями, потому что

Комик и актер Воронецкий Евгений: биография и творчество

Воронецкий Евгений — красивый молодой человек с потрясающим чувством юмора, характерным для многих одесситов.Хотите знать, где он родился и тренировался? В каких проектах принимали участие? Затем необходимо ознакомиться с содержанием статьи.

Биография: детство и юность

Евгений Воронецкий родился 24 сентября 1982 года в одном из крупнейших городов Украины — Одессе. Он из нормальной семьи со средней зарплатой. Наш герой вырос послушным и умным ребенком. В школе Женя учился неплохо. Мальчик посещал спортивную секцию, играл в шахматы и много читал.В средней школе Воронецкий серьезно увлекся театром. Без его участия ни одно школьное мероприятие не проходило.

Студенчество и начало творческой деятельности

Друзья, соседи и родственники Евгения были уверены, что он выберет театр или музыкальное училище. Но парень всех удивил. Ведь молодой человек подал документы в Национальную академию пищевых производств, расположенную в Одессе. Женя выбрала специальность «Инженер-механик по технологиям переработки зерна».Ему удалось поступить в вуз с первой попытки. Именно в стенах академии наш герой познакомился с Дмитрием Романовым. Ребята очень сдружились. Вместе они вошли в студенческий отряд КВН «Республика Шкид».

телепроекты

Дима Романов и Женя Воронецкий сыграли в «Комедии Одесса» и «Комедия Киев». Их дуэт «Сделано руками» пользовался невероятной популярностью у местной публики. Ребята приняли участие в 5-м сезоне шоу «Смех без правил» (ТНТ).Они не только продемонстрировали российским зрителям свой талант и чувство юмора, но и стали победителями турнира.

Дуэт «Сделано руками» решил не останавливаться на достигнутом. Многие из вас могли видеть Женю Воронецкого и Диму Романова в юмористической программе «Бойня Лига» (ТНТ). А в шоу «Бункерные новости» наш герой выступил в клане «Сутенеры счастья» (вместе с Юсуповым Омаром, Антоном Борисовым, Косяковым Денисом и Артемом Пушкиным).

Евгений Воронецкий: фильмы с его участием

Наш герой позиционирует себя как художник разговорного жанра.Однако ему хотелось бы покорить киноиндустрию. На сегодняшний день Евгений участвовал только в съемках комедийного сериала «Фина Юкраина» (2008-2009). Он готов рассмотреть любые предложения продюсеров и режиссеров.

Личная жизнь

Начнем с того, что Евгений Воронецкий никогда не был бабником и ловеласом. В школьном возрасте он влюбился в девочку из параллельного класса. К сожалению, она не ответила взаимностью. Первые серьезные отношения начались с Женей еще во время учебы в академии.Но вскоре пара перестала существовать. В настоящее время сердце известного комика свободно.

Интересные факты

Воронецкий Евгений давно увлекается баскетболом, хотя и невысокого роста. Его любимое направление в музыке — хаус. Вместе с Дмитрием Романовым он снялся в клипе Вестника Майка на песню Lilu.

Наконец-то

Воронецкий Евгений — парень талантливый и целеустремленный. Его творческой энергии и трудолюбию можно только позавидовать. Нашему герою удается сниматься в юмористических программах, создавать новые номера и сценки, а также проводить различные мероприятия: корпоративы, юбилеи, свадьбы и так далее.Желаем ему финансового благополучия и большой любви!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *