Разное

Экономист что должен уметь: Где нужны экономисты. Что должен знать и уметь экономист? Что должен знать экономист

Содержание

Экономист-международник — профессия с большими перспективами | КонсультантПлюс

Онлайн-интервью с заведующим кафедрой мировой экономики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Русланом Имрановичем Хасбулатовым

Редакция сайта edu.consultant.ru встретилась с заслуженным деятелем науки, политическим деятелем, членом-корреспондентом РАН, заведующим кафедрой мировой экономики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, д.э.н., профессором Русланом Имрановичем Хасбулатовым. Руслан Имранович рассказал не только о сложной и интересной профессии экономиста-международника, но и том, какие процессы сейчас происходят в мировой экономике.

КонсультантПлюс: В этом году кафедра мировой экономики отметила свой юбилей — 30 лет! Поздравляем вас и ваш коллектив с этой круглой датой и желаем дальнейшего процветания, высоких научных достижений и успехов в ваших начинаниях!

Р.И. Хасбулатов: Благодарю за поздравления.

КонсультантПлюс: Вы — известный политический деятель и в то же время возглавляете кафедру мировой экономики в РЭУ им. Г.В. Плеханова со дня ее образования. Поделитесь, пожалуйста, как вам удается совмещать эти виды деятельности и чем для вас лично является научная и преподавательская работа в РЭУ им. Г.В. Плеханова?

Р.И. Хасбулатов: Прежде всего, отмечу, я давно не занимаюсь практической политикой, меня изгнали из нее. Но чтобы ответить на ваш вопрос, расскажу о начале своего пути. Дело в том, что в большую политику я пришел, будучи уже известным экономистом-международником. Правда, можно сказать, моя политическая деятельность началась очень рано, с годовалого возраста, когда нас депортировали на самый север Казахстана, в леса и болота Сибири. Конечно, мы понимали всю чудовищную нелепость происходящего. В то время как отец и его 6 братьев-офицеров воевали, в тылу находилась семья, мать и 4 детей, которые, как оказалось, якобы с кем-то сотрудничают. А с кем сотрудничают? Ведь территория Чечено-Ингушетии даже не была под оккупацией. К сожалению, такие испытания пришлось пройти многим народам. И русский народ пострадал не меньше, чем другие народы.

Ну а потом Никита Сергеевич Хрущев, которого я считаю выдающимся государственным деятелем, нашел в себе мужество, чтобы признать эту несправедливость, и реабилитировал нас. Тогда я получил возможность учиться в Московском университете. И не просто учиться, я стал секретарем комитета комсомола Московского университета. Это был как раз наивысший этап моего политического взлета в студенческие времена. Помню, как я подписывал комсомольский билет 25-тысячному комсомольцу и, конечно, гордился этим, а особенно тем, что служу родине. Сейчас многие с телеэкранов говорят, что тогда было плохо, был гнет и т.д. Да не было никакого гнета! Хрущев уже сломал тоталитарную систему, а дальше была постепенная либерализация режима. Да, были диссиденты, я помню известный процесс Синявского и Даниэля (прим.: судебный процесс против писателей А.Д. Синявского и Ю.М. Даниэля в 1965-1966 гг.). Но это были единичные случаи в трехсотмиллионном государстве, они не определяли тенденции общественного развития, потому что система развивалась.

Я сумел одновременно закончить юридический и экономический факультеты, поступить на самую престижную кафедру аспирантуры «Экономика зарубежных стран». Ее возглавлял видный ученый, экономист, дипломат, профессор Михаил Самойлович Драгилев. Многие нынешние специалисты по международным экономическим отношениям являются его учениками. Именно он тогда, в 1966 г., предложил мне заняться экономикой Канады.

КонсультантПлюс: Почему именно Канады?

Р.И. Хасбулатов: Он сказал: «Канада у нас мало изучена, есть только одна книга профессора Сущенко, нам в МГУ надо заниматься исследованием целого ряда развитых стран». Я трижды в те годы, 60-70-е, был в этой стране, знакомился с их опытом, после чего написал диссертацию, потом еще и докторскую диссертацию, которая тоже была связана с американской, канадской, английской экономикой. Так что я с самого начала занимался рыночными структурами, государственным регулированием и хорошо знал, как это происходит на Западе. Поэтому, когда я стал политическим деятелем, мне в огромной степени помогало то, что я занимался исследованием экономики западных стран. Но лучше было бы для меня, если бы я знал меньше, поскольку тогда не пришлось бы буквально воевать с горе-реформаторами, которые не знали ни социалистическую, ни капиталистическую экономику.

КонсультантПлюс: Кто в вас больше присутствовал на тот момент и сейчас — политик или экономист?

Р.И. Хасбулатов: Вы знаете, во мне всегда, с юности, было больше политики, чем экономики, неслучайно я начал свое повествование с депортации. Моя мама прожила долгую тяжелую жизнь, умерла в 2000 г., увидев все эти пертурбации, войны… Она рассказывала: «Когда тебе было три года, какой-то дальний родственник спросил тебя: «А кем ты хочешь быть?» И я ответил: «Я хочу занять место Сталина». Удивленный родственник спросил: «А зачем?» «Я хочу облегчить работу моей мамы». Моя мама в то время работала колхозной дояркой. Вы можете себе представить труд колхозной доярки, да еще в Сибири, да еще зимой, в 30-градусный мороз? То есть у меня с детских лет стояла задача стать политиком. И эта возможность реально представилась только в результате перестройки. Я был уверен, что такое время придет и готовил себя к этому. До этого моей серьезной политической карьере препятствовали все мои досье. Ведь мы происходим из очень старинного аристократического кавказского рода, а это было недопустимым для советских партийных деятелей. Даже моих старших братьев, прекрасных журналистов, историков, ученых, высшие партийные школы по этому пункту сразу браковали.

КонсультантПлюс: По происхождению?

Р.И. Хасбулатов: Нет, не только. Все раскрылось после путча 1991 г., когда архивы КГБ стали доступны. Тогда я познакомился с огромным досье на всю нашу фамилию. В досье было указано, что нас нельзя выдвигать во власть, что мы аристократы и пользуемся большим влиянием на Кавказе и т.д. и т.п. Но вышло так, что уже в период горбачевской перестройки у нас появилась возможность участвовать в политическом процессе. И на семейном совете было решено, что я должен стать депутатом.  Кстати, этот биографический факт подло пытались использовать против меня, когда в Грозном был совершен переворот и к власти пришел Дудаев. Тогда они объявили намерение вывести республику из России. А меня пытались представить как «чужого» для республик, в силу происхождения. Это были очень коварные авантюристы.

КонсультантПлюс: Вы бы рекомендовали идти в политику молодым людям?

Р.И. Хасбулатов: Я рекомендовал бы идти в политику людям талантливым, людям честным, людям сильным, готовым отстаивать идеи справедливости. Готовым честно служить своему отечеству. А не ради личного благополучия.

КонсультантПлюс: Вернемся к мировой экономике. В чем специфика обучения студентов на вашей кафедре?

Р.И. Хасбулатов: Вы знаете, мировая экономика — это, конечно, не бухгалтерский учет и не маркетинг. Она не способствует развитию непосредственных предпринимательских навыков. Но она играет огромную роль подготовки хорошо образованных специалистов. Во-первых, это общетеоретическая дисциплина, дающая понимание того, что такое мировой рынок, мировая торговля, мировой экспорт, мировой импорт, как осуществляются расчеты, как действуют международные финансово-экономические структуры и организации. Т.е. эта дисциплина способствует не только интеллектуальному развитию, что само по себе важно, но и развитию навыков прогнозирования за счет изучения механизмов действия всемирного рынка, товарных отношений, конкретных явлений. Плюс это изучение того, как возникают кризисы, к чему надо быть готовым предпринимателям малого, среднего и крупного бизнеса. Это, конечно, очень сложный предмет, но и весьма интересный для развития личности.

В последнее время этот предмет еще усложнился. Почему? Потому что события развиваются спонтанно, не так как в предыдущие времена. Раньше учебники переиздавались, вносились какие-то изменения в макроэкономические показатели, но тенденции были устойчивые. После Второй мировой войны образовалось три центра капиталистического хозяйства: США, Западная Европа, Япония — и особый социалистический центр. И между ними шла циркуляция капитала, товаров и услуг. Теперь все иначе. Во-первых, произошел взрывной колоссальный рост китайской экономики, которая разрушила все представления самых лучших экономистов Запада. Она внесла такие коррективы, которые до сих пор изучаются, и пока никто не может понять, к чему это приведет. Второй фактор: разрушение социалистической системы. Я считаю, что разрушение мировой социалистической системы особенно негативно повлияло на современную международную политику. Ведь раньше существовали 2 антагонистических центра: США и СССР, приблизительно равные по экономической мощи. И каждый из этих центров сдерживал свою клиентуру, в том числе в бедных странах. И мир находился в условном равновесии. Но падение СССР показало, что эти два гиганта были на песчаной основе. Это первое. Второе. США рассчитывали, что бывшая клиентура СССР перейдет к ним. Нет, она не перешла к ним. Она стала в оппозицию и встала на тропу войны. Это мы видим на большом Ближнем Востоке. Поэтому я теоретически сделал такой вывод, что период однополюсного мира длился со времени подписания Беловежского соглашения 7-8 декабря 1991 г. до атаки террористов на Америку 11 сентября 2001 г. То есть всего лишь 10 лет, когда действовал порядок абсолютного доминирования США. Но они не сумели использовать этот период во благо мира.

Можно было подвести базу под многие гуманитарные проекты, а вместо этого они стали наступать, расширять НАТО, приглашать туда восточно-европейские  страны, расширять Европейский Союз за счет восточных сателлитов. Это была иррациональная политика. Вместо того чтобы создавать институты по сдерживанию спонтанных процессов во 2-ом и 3-ем мире, они начали наступать на и так ослабленную Россию. Зачем? Ведь была иррациональная борьба. Она, к сожалению, привела к тем событиям, которые мы сегодня имеем. Это все надо показывать, это все мы должны правильно объяснять студентам, диалектично, со знанием дела, не на пропагандистском уровне.

Вы видите, сейчас появляется новый формат объединения — Европейско-Азиатский Экономический Союз. Его надо наполнять содержанием. Если мы не объединим страны бывшего СССР в интеграционное сообщество, этим воспользуются другие. Я считаю, что это очень перспективное дело, но этим у нас никто не занимается на уровне тщательного выстраивания отношении — общественные организации, ни теоретики, ни тем более политики, ни дипломаты. У  нас на кафедре мы, конечно, занимаемся этими вопросами, потому что это очень нужно нашему обществу, нашему государству. Иначе через несколько лет мы столкнемся с теми же проблемами, что и на Украине.

Кроме того, я считаю, что для того, чтобы был выбран правильный курс развития нашей экономики, нужно полностью заменить 50-100 тысяч управленцев на всех уровнях власти. И людей надо брать преимущественно из сферы культуры, образования, медицины. Надо брать выпускников лучших вузов Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, филиалов Плехановского университета. Мы готовим профессионалов, которые не поклоняются деньгам, делаем уклон на морально-этической стороне. Мы даем систематизированное фундаментальное образование в сфере международных экономических отношений. Конечно, мы разрабатываем много книг, учебников, причем это не просто учебники — это монографии, где рассматриваются разные точки зрения, даются ссылки на различные концептуальные подходы. Это очень сложная работа, но очень нужная и, к сожалению, плохо оплачиваемая.

КонсультантПлюс: Правда ли, что обучение по специальности «Мировая экономика» считается очень престижным и выпускники находятся в привилегированном положении по отношению к выпускникам других специальностей? Действительно ли у выпускников этой специальности нет никаких сложностей при трудоустройстве?

Р.И. Хасбулатов: Это правда. Это престижно, у выпускников нашей кафедры нет проблем с распределением, их берут в ведущие крупные государственные ведомства, крупные компании, некоторые из них уезжают работать за границу. Например, своих аспирантов, если они пишут диссертации по Швеции, по Финляндии, по Англии, по Германии и прочим странам,-  я отправляю в эти страны проходить практику. Там они набираются опыта, изучают их подходы и очень часто им предлагают хорошую работу в этих странах.

КонсультантПлюс: В каких сферах работают выпускники вашей кафедры, на какие должности они могут претендовать?

Р.И. Хасбулатов: Для начала выпускники могут работать в разных организациях экономистами, консультантами, советниками, или в вузе ассистентами. Вот, например, несколько моих подопечных устроились работать в систему Центрального банка на разные должности. Некоторые ушли в крупные корпорации: в экономические отделы, отделы планирования, отделы прогнозирования, отделы конъюнктуры, отделы торговли, отделы экспортных, импортных операций и т.п.

Среди моих студентов много иностранцев. Так, например, мы в прошлом году были в Праге с ректором РЭУ, и нам встретился мой бывший выпускник — руководитель довольно крупной международной фирмы, который подошел и сказал: «Руслан Имранович, вы меня не помните? Вы у меня в 1980 г. принимали госэкзамен. Я горжусь тем, что я ваш выпускник». И таких ситуаций много: то встретится выпускник из арабских стран, то из Финляндии и т.д. Это очень приятно.

КонсультантПлюс: Обычный человек, не имеющий экономического образования, чаще всего не понимает, чем занимается экономист-международник. Поясните, пожалуйста, в чем особенность этой профессии? В чем заключаются ее плюсы и минусы?

Р.И. Хасбулатов: Экономисты-международники, во-первых, дают оценку экономическому положению разных стран. Вот если вы попросите специалиста по российской экономике дать оценку экономике какой-нибудь зарубежной страны, он никогда это не сделает профессионально, а для экономиста-международника это сделать просто, потому что это его стихия. Если речь идет о регионах мира, то экономист-международник способен дать континентальный обзор. Он напишет для любого начальника грамотную справку о том, какие политические, экономические, социальные процессы происходят в конкретной стране. Потому что он в курсе всех этих событий, следит за ними. В целом это люди увлекающиеся, они изучают положение дел в мировой экономике, держат руку на пульсе. И когда по телевидению или по радио обозреватели ошибаются в датах, в интерпретации событий, наши студенты всегда возмущаются, потому что они гораздо лучше осведомлены и больше знают о событиях, нежели те, кто об этом вещает в новостных передачах.

КонсультантПлюс: Какими качествами должен обладать будущий экономист-международник?

Р.И. Хасбулатов: Во-первых, прекрасно знать хотя бы один мировой язык. Во-вторых, конечно, кроме экономики он должен обладать хорошей математической подготовкой, потому что приходится сравнивать и знакомиться с огромным количеством данных, специалист не должен путаться в процессах количественного анализа. Нашему студенту приходится постоянно держать в голове сравнительные данные, основные показатели стран и огромное количество цифр, поэтому он должен иметь прекрасную математическую подготовку. В-третьих, он должен обладать знаниями в области использования статистических методов, владеть системным подходом, должен уметь программировать. У нас своя, очень сложная специфика, но, как правило, наши выпускники отлично подготовлены к своей будущей профессии.

КонсультантПлюс: Каким вам видится будущее специальности «Мировая экономика»? Что обязательно, по вашему мнению, в ближайшем будущем будет включено в учебную программу? Без чего и сейчас, и в будущем будет сложно состояться в этой профессии?

Р.И. Хасбулатов: Думаю, эта специальность будет развиваться, несомненно. Конечно, учебная программа будет меняться. Например, совсем недавно мы ввели два новых направления: Международные финансы и Международное предпринимательство. Раньше мы преподавали, например, предметы только транснациональные корпорации (ТНК), но этого было мало, потому что ТНК были типичным явлением доглобализационного периода, а период глобализации вывел на рынок и средние, и мелкие предприятия. Используя современные информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), они успешно действуют на мировом рынке. Т.е. глобализация трансформировала этот предмет. Кроме этого мы составили новые учебники по международной торговле, международной торговой политике. А сейчас мы разрабатываем новый фундаментальный учебник по курсу экономической дипломатии вместе с Дипломатической Академией Праги (Чехия). Мы пионеры в этой части, хотя некоторые другие кафедры какие-то элементы этого курса уже внедряли, но мы ведем данный спецкурс уже 30 лет, с тех пор как была основана кафедра.

КонсультантПлюс: Поясните, пожалуйста, чем отличается экономическая дипломатия от просто дипломатии?

Р.И. Хасбулатов: В последние десятилетия вопросы экономического взаимодействия, в частности, торговли, инвестиций, кредитов, проектного освоения  и т.д. подняты на самый верхний уровень переговоров. Ими занимаются, как вы обратили внимание, главы государств, главы правительств. В прежние времена этого не было, главы правительств, государств традиционно занимались вопросами большой политики, разоружения, мира, установления долгосрочных политических отношений и пр. Вопросы экономики находились в ведении должностных лиц среднего уровня. Ими занимались по поводу разного рода соглашений межправительственного характера, обычно, в преддверии каких-то саммитов только до встречи глав правительств и в закрытом режиме. А теперь эти вопросы стали выносится на самый верхний уровень государственной власти. Соответственно, многие приемы классической дипломатии, которые издавна известны, переносятся в сферу экономики. И наша задача заключается в том, чтобы классифицировать, обобщить эти методы, рекомендовать лучшие образцы политической дипломатии в качестве приемов ведения экономических переговоров, в том числе для предпринимателей. Это очень интересный предмет.

КонсультантПлюс: Как вы думаете, нужно ли будущим специалистам изучать специализированные компьютерные программы? Должен ли экономист-международник знать и уметь пользоваться справочными правовыми системами (СПС) и почему?

Р.И. Хасбулатов: Да, конечно, во-первых, экономисты-международники должны владеть всем набором современных информационных технологий, и СПС в том числе. Они должны знать правовую базу, владеть полным арсеналом средств, приемов и методов.

Кроме того, сегодня существуют прекрасные возможности — специализированные компьютерные программы, которые позволяют подготовиться к дискуссии с будущим партнером, позволяют узнать о многом: о его личных свойствах характеристики, его компании и т.д. Поэтому основной спектр теперь перемещается в сторону изучения даже психологических особенностей партнера, политического климата в стране, расклада местных, региональных сил. К примеру, готова ли ситуация к подписанию каких то договоров, насколько благоприятно делать это в данном регионе и т.п.

КонсультантПлюс: Руслан Имранович, поделитесь, пожалуйста, с нашими читателями — студентами экономических вузов вашим жизненным кредо.

Р.И. Хасбулатов: Жизненное кредо… трудно вот так с ходу сказать: воспитывать честных ребят, специалистов, которые могут и должны быть умнее тебя самого. Которые должны служить не только своей семье, личным интересам, но и своему обществу, государству. Так меня учила и моя мама: при всех трудностях оставаться гражданином общества, государства, быть честным с друзьями и товарищами, быть щедрым, помогать другим, насколько это в твоих силах, отвергать неправедные средства к успеху. В общем, морально-нравственная сторона в нашей семье была на первом месте. Это я рекомендую всегда и своим студентам, ученикам.  

КонсультантПлюс: Руслан Имранович, если взглянуть с высоты вашего жизненного опыта, какое достижение вы считаете самым важным в вашей жизни?

Р.И. Хасбулатов: Вы знаете, я думаю, что самое важное достижение в моей жизни — это все-таки когда меня избрали секретарем комитета комсомола в МГУ. Это была многонациональная студенческая организация самого лучшего в СССР вуза. Тогда была действительно реальная студенческая демократия, и ни партком, ни ректорат не могли препятствовать воле студенчества. Это было в 1965-1967 годы, Я думаю, что это был мой первый практический политический взлет.  Позже я работал в ЦК ВЛКСМ, был консультантом на общественных началах Совета Министров СССР (1986-1989 гг.). Эти уроки были для меня тоже очень важными.

КонсультантПлюс: Руслан Имранович, благодарим вас за то, что нашли время ответить на наши вопросы. Спасибо большое за интересное интервью!

Фотогалерея


Интервью подготовлено корреспондентами компании «КонсультантПлюс» О. Гвоздевой и С.Самсоновым
Фото Т.Тверецкий

 

Профессия экономист-международник


Сломанный компас: почему экономисты не умеют предсказывать кризисы

«Политик должен уметь предсказывать, что произойдет завтра, на следующей неделе, в следующем месяце и следующем году. А потом уметь объяснить, почему этого не произошло», — говорил Уинстон Черчилль. Аналогичные навыки нужны и экономистам, работающим с прогнозами.

Более или менее серьезный вид моделирование прогнозов стало обретать в 1910-1930 годах в США. Однако развитию этой сферы помешала Великая депрессия — модели оказались недееспособны в условиях обвала экономики и высокой неопределенности. Потом случилась кейнсианская революция (кейнсианство — экономическая теория общих расходов в экономике и их влияния на объем производства и инфляцию. — Forbes), и макроэкономические прогнозы стали регулярно выпускать сначала в скандинавских странах, а к 1960-м годам — почти во всех развитых экономиках.

Особенно заметной разница между прогнозами и реальностью становится в моменты шоков и на этапе выхода из них. Это хорошо показал глобальный кризис 2008 года и снова подтвердили события, связанные с пандемией. По американской статистике последних месяцев видно, что экономисты сильно ошибаются с прогнозами и по рынку труда, и по инфляции. Похожие проблемы касаются и России. В марте большая часть экономистов не смогла оценить, как Банк России воспринимает угрозу инфляции. Bloomberg опросил 41 эксперта, но лишь трое ждали, что ЦБ приступит к повышению ключевой ставки.

Реклама на Forbes

Проверка на точность: прогнозам каких аналитиков можно верить

Консервативный мозг

Вопрос рациональности экономических прогнозов волнует научное сообщество достаточно давно. Нобелевский лауреат по экономике Уильям Нордхаус в одной из своих работ конца 80-х пришел к выводу, что люди не склонны сразу учитывать в своих прогнозах ни плохие, ни хорошие новости и к тому же переоценивают свои знания. «Вероятно, человеческий мозг консервативен, из-за чего мы склонны придерживаться старых, уже привычных представлений, а не приспосабливаться к новым», — писал Нордхаус.

«Все макроэкономисты плохо предсказывают спады», — признал глава макроэкономического прогнозирования Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Дэвид Тернер. По данным самой организации, ОЭСР занижала глубину спада в 2008-2009 годах и переоценивала темпы восстановления в посткризисный период. Масштаб ошибок в 2007-2012 годах был примерно такой же, как и в период первого нефтяного кризиса 1970-х годов. Наиболее неточным оказывалось прогнозирование для открытых экономик — глобализация торговли и финансов увеличивает зависимость от непредсказуемых внешних шоков. Также экономисты часто ошибаются при оценке данных по странам с зарегулированным рынком труда и слабой банковской системой.

Экономики регулярно сталкиваются с рецессией. Как развитые, так и развивающиеся страны пребывают в этом состоянии 10-12% времени, выяснил МВФ.  Его эксперты проанализировали ситуацию в 63 странах (29 развитых и 34 развивающихся) за 1992-2014 годы. За этот период рассматриваемые страны пережили рецессию 153 раза. Из них экономисты смогли предсказать только пять.

Пандемия сделала 2020 год рекордсменом по сбывшимся шок-прогнозам: какие предсказания аналитиков стали реальностью

Причин ошибок много: некачественная макростатистика и задержка ее публикации, непригодность экономических моделей для прогнозирования сильных отклонений и внешние факторы, которые сложно предвидеть. Выводы снова ведут к Нордхаусу — экономистам надо научиться принимать как плохие, так и хорошие новости.

Еще один вопрос, который волнует рынок: кто лучше прогнозирует — государственные экономисты или «частники»?  Эксперты МВФ пришли к выводу, что и те и другие одинаково слабы в прогнозировании рецессий.

Постковидные прогнозы

Можно предположить, что каждый кризис делает макроэкономистов сильнее и учит их выстраивать более чувствительные модели. Например, после кризиса 2008 года экономисты стали уделять больше внимания динамике финансовых активов и нелинейности моделей. Но если посмотреть на отклонение прогнозов МВФ от фактических данных в 2008-2009 годах и сейчас, то станет очевидно, что мировой финансовый кризис ничему экономистов не научил. Для прогнозов ВВП США от МВФ отклонение достигает почти 6%, по безработице — больше 4%. Более-менее удачно получается прогнозировать только инфляцию.

Не справляются с прогнозами и эксперты из частного сектора. Даже после сильного отклонения апрельских данных по инфляции и рынку труда в США от прогнозов экономисты не смогли настроить свои модели. В мае консенсус Bloomberg сходился к тому, что годовой темп роста цен составит 4,7%, а он достиг 5%. Похожая картина и с рынком труда: 3 июня в центре внимания были данные ADP по американскому рынку труда, согласно которым в США появилось 978 000 новых рабочих мест — это почти на 50% больше, чем ожидалось (650 000).

Валютный пазл: на что ставить инвесторам в 2021 году

Статистика стала показывать значительные и труднопрогнозируемые перепады во время пандемии. Например, Федеральный резервный банк (ФРБ) Сан-Франциско недавно выявил «поломку» индикаторов американского рынка труда. Один из ключевых показателей, на которые смотрит Федрезерв при определении монетарной политики, — уровень безработицы. Помимо него, состояние рынка труда измеряется множеством других показателей, от количества новых заявок на пособие по безработице (initial claims) до числа часов, отработанных американцами в течение недели (aggregate weekly hours). В ФРБ Сан-Франциско отметили, что до пандемии эти индикаторы двигались в одном направлении, а после коронакризиса начали идти вразнобой (всего было проанализировано 26 индикаторов). Главная цифра — уровень безработицы — не отражает реальной ситуации на рынке труда, ситуация на самом деле куда хуже.

Восстановление компаний внутри секторов может идти неравномерно, поведение потребителей изменилось — многие ушли в онлайн, рынок труда деформирован из-за оттока мигрантов и тех, кто перестал искать работу благодаря «вертолетным» деньгам. Например, в американских ресторанах, где немалая доля официантов — музыканты, литераторы и художники, желающие подработать. Получив поддержку от государства, они могут себе позволить оставаться какое-то время без работы.

С февраля 2020 года рабочая сила в США сократилась на 3,4 млн человек. Если прибавить их к уровню безработицы, который составляет сейчас 6,1%, то получится 8,1%. Куда делись люди, потерявшие работу, если они не зарегистрированы как безработные? Ковид и мрачные перспективы вынудили многих отказаться от поиска работы.

Петля времени

Экономистам снова придется пересматривать модели. Но станут ли они точнее и позволят ли предсказать новый обвал? Вряд ли. С одной стороны, постоянно появляются новые источники данных для прогнозов и более сложные методы их обработки — Big Data, искусственный интеллект и машинное обучение. Экономисты становятся опытнее и образованнее. Однако одновременно появляются новые источники неопределенности. Например, во время коронакризиса никто не мог предугадать, какие ограничения разные страны введут в ответ на распространение инфекции и как сильно власти будут поддерживать экономику. В итоге получилось, что темпы восстановления во многих развитых странах в 2021 году опережают прогнозы.

Возможности прогнозирования в развивающихся странах часто ограничены из-за слабого качества данных и моделей для прогнозирования. Этот недостаток будет постепенно устраняться, но одновременно будет увеличиваться разброс показателей.

Реклама на Forbes

Хотя есть и опережающие индикаторы, указывающие на начало рецессии, зачастую они оказываются ненадежными. Природа каждого нового кризиса меняется. Если в 2008-2009-м это был финансовый шок, который возник из-за недостаточного регулирования, то кризис прошлого года не смог бы купировать ни один регулятор. Надеяться на то, что следующий кризис будет хоть чуть-чуть более предсказуемым, не стоит.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Россия — крупнейшая экономика Европы и другие факты о мире в 2050 году

4 фото

Всё о профессии финансиста | Медиа Нетологии

У специалиста финансового блока много обязанностей, среди которых можно выделить оценку сделок и инвестиционных проектов, анализ деятельности фирмы с финансово-экономической точки зрения, работу с отчётностью (в том числе по МСФО), проверку деятельности на соответствие законодательству, финансовое моделирование и стратегическое планирование.

Примеры позиций в компании: финансовый аналитик, казначей, аудитор, финансовый риск-менеджер, специалист по инвестициям, налоговый менеджер, финансовый директор.

Самая важная из них — должность финансового директора. Он отвечает за разработку и реализацию финансовой стратегии. Он хорошо разбирается в бизнес-процессах и помогает руководителю принимать необходимые решения для увеличения прибыли.

Специалисты финансового сектора экономики

Такие профессионалы строят карьеру в инвестиционных фондах, страховых агентствах, банках и на фондовых биржах. Круг их обязанностей определяется выбранным направлением.

Примеры позиций в компании: инвестиционный ассоциат, страховой брокер, кредитный аналитик, эксперт по управлению финансовыми рисками, трейдер на бирже, финансовый агент.


В каком бы секторе ни работал финансовый специалист, он должен получить профессиональное образование. Ему важно хорошо знать ряд дисциплин: микро- и макроэкономику, финансы, банковское дело, финансовые рынки, налогообложение, а также действующее законодательство.

Для успешного развития в профессии требуется обладать математическими способностями и аналитическим складом ума. Кроме того, необходимо уметь фокусироваться на поставленных задачах, быть ответственным за принятие решений и стратегически мыслить. Немаловажным личностным качеством будет стрессоустойчивость.

Должностные обязанности бухгалтера-экономиста

Содержание статьи:


Данная должностная инструкция представлена как образец для разработки аналогичного документа для бухгалтера-экономиста на предприятии любой отрасли.

Документ содержит необходимые сведения о том, что должен знать бухгалтер, выполняющий обязанности экономиста, его функции, права и ответственность, возникающую при ненадлежащем исполнении им работы. 

Должностная инструкция должна быть составлена только таким образом, чтобы все предложения и фразы читались четко — вопросов и недопонимания, касающихся их сути, оставаться не должно.

Должностная инструкция

1. Общие положения

1.1. Порядок приема и увольнения, принадлежность к категории персонала.
Бухгалтер-экономист — персонал из категории специалистов, принимаемый и увольняемый только по приказу руководителя предприятия. Предложить кандидатуру для приема в организацию может как специалист отдела кадров, так и руководитель бухгалтерской службы.

1.2. Порядок подчинения
Бухгалтер с экономическим уклоном (экономист бухгалтерской группы) находится в непосредственном подчинении у главного бухгалтера, если на предприятии не предусмотрена какая-либо иная система организации труда (не созданы секторы и прочие подструктуры).

1.3. Нормативная база
Производственная деятельность бухгалтера-экономиста основывается на знании и исполнении:

  • специальных нормативных документов, регламентирующих финансовую, производственно-хозяйственную или экономическую деятельность организации;
  • положений налогового законодательства;
  • методических материалов, рекомендаций, пособий, касающихся оперативного учета и статистического анализа;
  • внутренних документов организации, в том числе Устава и документов, направленных на ознакомление работников с производственными планами компании;
  • правил внутреннего трудового распорядка;
  • приказов и распоряжений руководителя своего предприятия или вышестоящих головных организаций, а также своего непосредственного руководства;
  • положений своей должностной инструкции.

1.4. Требования к компетенции
Работник, выполняющий обязанности бухгалтера-экономиста, должен знать и уметь грамотно и безукоризненно использовать в работе:

  • требования нормативных документов, которые обязывают предприятие выстраивать экономическую деятельность законным порядком;
  • все виды типовых форм необходимой в работе документации;
  • правила разработки финансовых планов;
  • методы регулирования сложных финансовых ситуаций;
  • правила организации действующего на предприятии документооборота;
  • правила отражения в специализированных программах результатов своей работы;
  • методы выполнения всех видов экономического анализа, обязанности которого возложены на бухгалтера-экономиста;
  • основы организации труда;
  • общие правила работы на предприятии: охраны труда, работы с ПЭВМ, внутреннего распорядка и другие (на усмотрение руководства).

1.5. Замещение
В этом пункте указываются порядок замещения и должности соответствующих работников (их должностная инструкция должна содержать аналогичный пункт!), которые исполняют обязанности бухгалтера-экономиста во время его отсутствия. Чаще всего замещающий — это главный бухгалтер или ведущий экономист.
[goo_mid]

2. Функции

В этом пункте должностная инструкция должна содержать разделе все функциональные обязанности бухгалтера-экономиста.

В качестве примера бухгалтер-экономист должен:

  • успешно содействовать реализации экономических планов организации;
  • оперативно сообщать руководству о возникающих по роду своей деятельности проблемных моментах;
  • предлагать собственные новаторские идеи и пути для их внедрения, если это поможет улучшить ФЭД.

3. Обязанности

Этот раздел — практически самый важный. Без него или при его неграмотном составлении должностная инструкция потеряет свой главный смысл — регулирование рабочих отношении руководства и бухгалтера-экономиста.

Примерный перечень обязанностей, который должен выполнять бухгалтер-экономист:
3.1. Разработка финансовой и экономической составляющих политики компании.
3.2. Анализ текущей деятельности предприятия в рамках своей компетенции.
3.3. Разработка всех видов мероприятий, краткосрочных и долгосрочных, направленных как на повышение конкурентоспособности предприятия на рынке предоставляемых услуг, так и на улучшение ее финансовой и хозяйственной деятельности.
3.4. Участие в разработке комплексных мероприятий, целью внедрения которых будет являться улучшение деятельности предприятия в целом.
3.5. Обеспечение правильности и своевременности введения информации по роду своей деятельности в специализированные автоматизированные системы учета.
3.6. Качественное решение текущих вопросов и выполнение насущных задач, обязанности по контролю которых возложены на такого специалиста, как бухгалтер-экономист.
3.7. Предоставление документации по роду своей деятельности как внутри организации по запросу пользователей, так и по требованию сторонних уполномоченных лиц.

4. Взаимоотношения внутри предприятия

Должностная инструкция такого работника, как бухгалтер-экономист, может быть дополнена пунктом «Взаимоотношения внутри предприятия» в том случае, если работодатель считает необходимым регламентировать не только обязанности каждого сотрудника, но и их рабочие отношения.

5. Ответственность

Должностная инструкция может раскрывать пункт «Ответственность» как максимально подробно, так и включить всего лишь несколько общих фраз, касающихся принятия решений по выявленным нарушениям.
Виды ответственности, к которым может быть привлечен бухгалтер-экономист:

  • Дисциплинарная — в случае, если бухгалтер-экономист нарушает правила трудового распорядка.
  • Материальная — в случае, если по вине экономиста организации причиняется материальный ущерб, выражающийся в наложении штрафных санкций со стороны государственных надзорных структур.
  • Административная — в случае если бухгалтер-экономист умышленно или неумышленно нарушил срок предоставления отчетной документации по своей деятельности в налоговый орган.
  • Уголовная — при совершении данным работником преступных (попадающих под санкции УК РФ) действий, связанных с уклонением от уплаты налогов, совершенных как самостоятельно, так и под воздействием руководства (очень редко встречающийся вид наказания для рядовых сотрудников).

После составления должностная инструкция согласовывается у непосредственного руководителя экономиста бухгалтерской группы. Утверждает инструкцию только руководитель организации. Оригиналов документа должно быть два: одна должностная инструкция передается под роспись работнику, назначенному на соответствующую должность, вторая должностная инструкция остается в отделе кадров организации.

Понравилась статья? Поделитесь ей в соцсетях

10 качеств, определяющих хорошего экономиста

Помогив такому количеству экономистов сделать следующий шаг в карьере , мы в INOMICS прекрасно знаем, насколько полезной может быть работа в области экономики. Когда вы находите то решение, которое искали, или вносите свой вклад в исследование, которое, кажется, действительно читают и меняют ситуацию, это может быть лучшим ощущением в мире. Но этого не произойдет, если вы не поработаете над собой и над навыками, необходимыми для того, чтобы стать успешным экономистом и академиком в целом.

Успешный экономист требует множества навыков, некоторые из которых важнее других. Очевидно, что способность просеивать объемные теоретические и научные статьи и отсеивать необходимую информацию является одним из главных навыков, которыми должен обладать экономист — и ученые в целом. Поскольку вы проводите так много времени за чтением, очень важно быть хорошим читателем.

Но есть и другие навыки, как мягкие, так и жесткие, которые необходимы для вашей карьеры успешного экономиста.Прочтите десять, которые мы в INOMICS считаем наиболее важными, и помните, что если вы считаете, что немного слаб в какой-то одной области, всегда есть возможности для улучшения с помощью курсов ( INOMICS может помочь вам здесь ), настойчивость и окружение других успешных людей, которые хороши в той части, в которой вы не так хороши.

Просмотрите наши списки программ для экономических возможностей

1. Математические способности

Умение считать — ключевой навык экономиста.От работы с большими наборами числовых данных до интерпретации визуальных данных, таких как графики, вам необходимо уметь работать с числами и работать с математическими принципами. Вот почему многие экономисты берут подготовительных уроков по математике перед тем, как приступить к работе или изучению экономики.

2. Знание социальных наук

Математика — это не все, что вам нужно, чтобы стать успешным экономистом. Экономика также имеет много общего с другими предметами социальных наук, такими как психология, история и социология.Практическое знание как фактической основы этих предметов, так и методов, используемых в них, полезно для экономистов, которые будут работать над смежными темами.

В последние годы экономика и другие социальные науки стали все более междисциплинарными, а это означает, что знание этих предметов не только желательно, но и необходимо, чтобы быть в курсе последних событий в этой области. Немногое о других, связанных областях также пригодится вам в жизни в целом; Немного истории дает вам еще кое-что, о чем можно поговорить на званых обедах, помимо уровня инфляции.

3. Хорошее понимание сложных систем

Дело в том, что экономика — это сложный предмет, изучающий сложные системы. Вам нужно будет собрать информацию из разных источников и из разных полей, чтобы иметь возможность работать с этими сложными системами.

Это, очевидно, требует времени, усилий и немного терпения. Прежде всего, это влечет за собой много чтения, чтобы познакомиться с последними разработками в этих системах, а это означает (в качестве дополнительной характеристики, упомянутой выше) способность просеивать объемные научные тексты является важным навыком.

4. Любопытный

Чтобы добиться успеха в качестве студента, профессора или исследователя, вам необходимо иметь сильное любопытство. Что неизвестно или неясно в вашей области? Как идеи из других областей влияют на понимание вашего предмета? Какие темы обсуждаются и каковы аргументы каждой из сторон? Интерес к этим вопросам необходим, чтобы мотивировать вас работать над экономикой.

5. Независимый мыслитель

Хотя, безусловно, важно знать работы и теории других людей, для того, чтобы стать по-настоящему успешным экономистом, вам также необходимо иметь собственные идеи и идеи.Способность думать самостоятельно и подвергать сомнению то, что вы знаете, позволит вам выбрать новые направления и провести оригинальные исследования, которые сделают вас лучшим экономистом.

Независимость мыслителя также пригодится вам на конференциях, семинарах и лекциях. Приятно быть спорным или, по крайней мере, играть адвоката дьявола, поскольку это способствует обсуждению и более глубокому размышлению.

6. Комфорт с неопределенностью

Вам нужно будет спокойно относиться к неопределенности, поскольку не на каждый вопрос в этой области есть четкий и однозначный ответ.Экономика хороша в том, чтобы делать то, чего вы не предсказывали или не ожидали. И, как и все другие социальные науки, экономика имеет сомнительную характеристику того, что она является одним из тех предметов, в которых редко можно найти «правильный» или «неправильный» ответ — все еще обсуждается, и за все нужно играть.

Это может быть пугающей мыслью, когда вы входите, зная, что найдутся люди, которые не согласятся с вами вплоть до точки на вашем «я», но это также означает, что дисциплина разнообразна и увлекательна, что связано с существенной характеристикой любопытство.

7. Письменные навыки

Плохо иметь глубокое понимание экономики, если вы не можете передать это понимание другим людям значимым образом. Хорошие письменные навыки необходимы для того, чтобы ваши статьи, главы книг и заметки были полезными и понятными для других.

К сожалению, в современном академическом сообществе много письменности. — это непонятных, составленных из того, что лингвист Стивен Пинкер называет «академическим», или языком ученых.Помните, проще всегда лучше, никогда не используйте длинное слово вместо короткого и удаляйте все лишнее, когда у вас есть возможность. (Прочтите об этом Джорджа Оруэлла.)

8. Устные коммуникативные навыки

Помимо навыков письменного общения, вам также необходимо быть эффективным докладчиком, чтобы вы могли выступать на конференциях и проводить занятия. Вы должны чувствовать себя комфортно, выступая перед аудиторией, и уметь четко и лаконично передать основные моменты вашего предмета.Если вы сделаете это и сумеете стать ясным и властным оратором, люди будут относиться к вам более серьезно и действительно будут вас слушать; нет ничего хуже, чем иметь оратора, идеи которого прекрасны, но ужасно то, как он их выражает.

Эти навыки также помогают в других социальных ситуациях, таких как собеседования при приеме на работу , общение со СМИ или установление контактов для создания вашей сети на конференциях и других мероприятиях. Возможность очаровывать людей или просто разговаривать с ними, как с людьми, будет иметь важное значение в будущем для создания сетей и когда вам, наконец, понадобится распространять свою работу.

9. Открытый

Чтобы добиться успеха в любой академической сфере, вам нужно быть непредубежденным. Важно, чтобы вы были открыты для новых идей и не слишком хорошо понимали свою точку зрения. Вы должны уметь слышать мнения других и продуктивно общаться с ними, даже если вы не согласны с их доводами.

Дискуссия с коллегой может быть очень поучительной, но только в том случае, если вы готовы выслушать их точку зрения и при необходимости скорректировать свое собственное мнение.В зависимости от того, как идут дебаты, вы можете изменить свое мнение и перейти к новому образу мышления или вы можете успешно укрепить свои собственные идеи, вернувшись к идее быть независимым мыслителем.

10. Самоходный

Еще кое-что, что важно для ученых, в том числе экономистов, — это способность мотивировать себя. Начиная с аспирантуры, от вас ожидают, что вы будете сами распоряжаться своим временем и расставлять собственные приоритеты, поэтому вы должны быть в состоянии подтолкнуть себя к выполнению задач, чтобы никто другой не проверял вас и не поддерживал вас.

Конечно, начиная с уровня бакалавра; Целеустремленность и способность выполнять работу без конца помогает при долгих часах работы над диссертациями, диссертациями и докторскими диссертациями. Тем не менее, помните, что, хотя в работе важно соблюдать дисциплину, не забывайте уделять себе время, чтобы расслабиться, расслабиться и освежить свой разум перед следующим рабочим днем.

Economics объяснил: почему вы должны изучать его и ваши карьерные перспективы

Что такое экономика?

Экономика, по сути, изучает людей.Он пытается объяснить, что движет человеческим поведением, решениями и реакциями, когда они сталкиваются с трудностями или успехами. Экономика — это дисциплина, сочетающая политику, социологию, психологию и историю.

Изучая экономику, вы приобретаете набор навыков, подходов и способов мышления, которые можно применить к широкому кругу проблем. Экономика — одна из центральных дисциплин, лежащих в основе изучения бизнеса, менеджмента и государственной политики.

Экономика — полезный инструмент

Экономическая степень дает вам высокий уровень математических и статистических навыков и способность применять экономические принципы и модели к проблемам в бизнесе, финансах и государственном секторе.В более широком смысле, экономические концепции можно применять для понимания логики сложных данных, чтобы увидеть, как вещи соотносятся друг с другом, и увидеть более широкий контекст.

Некоторые из навыков, которые вы развиваете, включают:

  • коммуникация — представление идей в четко определенной структуре и подтвержденное доказательствами, использующими сложные данные
  • математика — обработка сложных данных и методы математического и статистического анализа
  • решение проблем
  • аналитические способности.

Есть профессии, в которых используются специальные знания в области экономики, например, банки, страхование, бухгалтерские фирмы, предприятия и правительство. Эти работы могут включать определение финансовых рисков или принятие решений о том, куда компании или правительству следует инвестировать свои ресурсы в будущем, или даже о том, как разработать платформу для торгов для eBay. Экономисты также работают в аналитических центрах и консалтинговых компаниях, которые консультируют правительства и компании по вопросам государственной политики, например, как справиться с долговым кризисом Греции.

В более широком смысле, степень по экономике помогает подготовить вас к карьере, требующей численных, аналитических навыков и навыков решения проблем — например, в бизнес-планировании, маркетинге, исследованиях и управлении. Экономика помогает мыслить стратегически и принимать решения для оптимизации результата.

Особенно востребованы люди, изучавшие экономику и финансы, поскольку они особенно хорошо подготовлены к работе в банковском и финансовом секторе, например, в бухгалтерских фирмах.

Хорошо разработанные методологии, используемые в профессии экономиста, помогли предмету расшириться и предоставить инструменты для других дисциплин, таких как политика, право, здравоохранение, образование, менеджмент и многие другие. Некоторые опасаются, что, используя подходы экономики, делается предположение, что люди рациональны в своем поведении. Чтобы противостоять этому, экономисты используют идеи поведенческой науки, психологии и нейробиологии.

Путь вперед

Что касается новых сфер занятости, экономисты будут хорошо подготовлены к роли в «больших данных».Это новая область, в которой анализируются большие объемы данных для выявления закономерностей, которые помогают предприятиям или правительствам принимать более обоснованные решения. Это может быть, например, в отношении поведения клиентов, распространения болезней, характера преступности или тенденций на финансовых рынках.

Благодаря плану интегрированного Экономического сообщества АСЕАН среди 10 стран Юго-Восточной Азии, центральные банки и правительства могут потребовать финансовых экономистов, которые могут выявлять риски и управлять ими, а также разрабатывать финансовые правила для удовлетворения потребностей нового рынка.

Вам может потребоваться продолжить обучение на степень бакалавра со степенью магистра, чтобы получить соответствующие навыки специалиста, если вы хотите работать в конкурентной области, например, в правительстве, банках или консалтинговых компаниях, или если вы хотите специализироваться в такой области, как здоровье, занятость, страхование, или региональное экономическое развитие.

Выпускники также могут использовать аспирантуру как путь к получению профессиональной квалификации, необходимой для работы в определенных областях карьеры, таких как бухгалтерский учет или другие финансовые профессии.

Консультации абитуриентам

Нет сомнений в том, что для того, чтобы стать великим экономистом, нужно уметь владеть методами, используемыми в этой профессии, и иметь хорошие математические и статистические навыки для этого.

Вам также необходимо интересоваться окружающим вас миром от истории до политики, международных отношений и поведения потребителей в вашей стране и во всем мире, поскольку все это влияет на то, как люди, компании и правительства ведут себя и принимают решения.

Дополнительная информация

Ю-Сян Лэй [справа] получил степень бакалавра делового администрирования в Национальном университете Тайваня. Он получил степень магистра эконометрики и математической экономики в Лондонской школе экономики и политических наук в Лондоне, где сейчас учится на докторскую степень.

Вернется ли инфляция после пандемии?

E СОБЛЮДАЕТ ЛЮБОВЬ не согласен, но почти все они скажут вам, что инфляция мертва.Предпосылка низкой инфляции заложена в экономической политике и финансовых рынках. Вот почему центральные банки могут снизить процентные ставки примерно до нуля и скупить горы государственных облигаций. Он объясняет, как правительствам удалось пойти на грандиозную разгул расходов и займов, чтобы спасти экономику от разрушительного воздействия пандемии, и почему государственный долг богатых стран в размере 125% от ВВП едва ли вызывает удивление. Поиски доходности подняли индекс акций S&P 500 до новых максимумов, несмотря на то, что число американцев, находящихся в больнице с covid-19, превысило 100000.Единственный способ оправдать столь бурно-раскаленный фондовый рынок — это ожидать сильного, но без инфляционного восстановления экономики в 2021 году и в последующий период.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

Тем не менее, как мы объясняем на этой неделе (см. Статью), все более активная группа несогласных считает, что мир может выйти из пандемии в эпоху более высокой инфляции. Их аргументы не слишком убедительны, но и не пусты.Даже небольшая вероятность того, что придется иметь дело с всплеском инфляции, вызывает беспокойство, потому что объем долга очень велик, а балансы центральных банков раздуты. Вместо того, чтобы игнорировать риск, правительствам следует немедленно принять меры, чтобы застраховаться от него.

Спустя десятилетия, прошедшие с тех пор, как Маргарет Тэтчер предупредила о порочном круге цен и заработной платы, который грозил «разрушить» общество, богатый мир стал воспринимать низкую инфляцию как должное. До пандемии даже крайне напряженный рынок рабочих мест не мог поднять цены вверх, и теперь армии людей остались без работы.Многие экономисты считают, что Запад, и особенно зона евро, идет по пути Японии, которая впала в дефляцию в 1990-х годах и с тех пор изо всех сил пыталась удержать рост цен намного выше нуля.

Предсказание конца этой тенденции — своего рода отступничество. После финансового кризиса некоторые «ястребы» предупредили, что покупка облигаций центральными банками (известная как количественное смягчение, или QE ) приведет к новому разжиганию инфляции. В итоге они выглядели глупо.

Сегодня аргументы инфляционистов сильнее.Один из рисков — временный всплеск инфляции в следующем году. В отличие от периода после финансового кризиса, общие показатели денежной массы богатых стран резко выросли в 2020 году, потому что банки предоставляли кредиты свободно. Застряв дома, люди не могут тратить все свои деньги, а их банковские балансы увеличиваются. Но как только они будут вакцинированы и освобождены от тирании Zoom, неистовые потребители могут начать буйную трату, которая превосходит способность фирм восстанавливать и расширять свои мощности, вызывая рост цен.Мировая экономика уже демонстрирует признаки того, что она страдает от узких мест. Цена на медь, например, на 25% выше, чем в начале 2020 года.

Мир должен суметь справиться с таким временным всплеском инфляции. Но второй аргумент инфляционистов состоит в том, что по мере того, как структурные дезинфляционные силы обратятся в обратную сторону, возникнет и более устойчивое ценовое давление. На Западе и в Азии многие общества стареют, создавая нехватку рабочих рук. В течение многих лет глобализация снижала инфляцию, создавая более эффективный рынок товаров и труда.Сейчас глобализация отступает.

Их третий аргумент состоит в том, что политики и чиновники благодушны. Федеральная резервная система заявляет, что хочет, чтобы инфляция превысила целевой показатель в 2%, чтобы компенсировать утраченные позиции; Европейский центральный банк, объявивший 10 декабря о дополнительных стимулах, может последовать его примеру. Отягощенные необходимостью платить за стареющее население и здравоохранение, политики будут все больше отдавать предпочтение большому бюджетному дефициту.

Могут ли эти аргументы оказаться верными? Временное восстановление инфляции в следующем году вполне возможно.Сначала это было бы желательно — это признак того, что экономика восстанавливается после пандемии. Это привело бы к раздуванию скромной суммы долга. Политики могут даже вздохнуть с облегчением, особенно в Японии и зоне евро, где цены падают (хотя быстрые изменения в структуре потребительских расходов могли запутать статистику).

Шансы на более продолжительный период инфляции остаются низкими. Но если центральным банкам придется поднять процентные ставки, чтобы не допустить выхода роста цен из-под контроля, последствия будут серьезными.Рынки рухнут, а фирмы-должники пошатнутся. Что еще более важно, полная стоимость значительно увеличившегося баланса государства — как государственного долга, так и обязательств центральных банков — станет тревожно очевидной. Чтобы понять, почему, необходимо на мгновение взглянуть на то, как они организованы.

Несмотря на все разговоры о «фиксации» сегодняшних низких долгосрочных процентных ставок, грязная тайна правительств состоит в том, что они делают обратное, выпуская краткосрочные долговые обязательства, делая ставку на то, что краткосрочные процентные ставки останутся низкими.Например, средний срок погашения американских казначейских облигаций упал с 70 до 63 месяцев. Центральные банки делают аналогичные ставки. Поскольку резервы, которые они создают для покупки облигаций, имеют плавающую процентную ставку, они сопоставимы с краткосрочными заимствованиями. В ноябре британский фискальный орган предупредил, что сочетание новой эмиссии и QE сделало расходы государства на обслуживание долга вдвое более чувствительными к краткосрочным ставкам, чем они были в начале года, и почти в три раза больше, чем в начале года. 2012 г.

Таким образом, хотя вероятность страха перед инфляцией увеличилась незначительно, его последствия были бы хуже. Странам необходимо застраховаться от этого хвостового риска путем реорганизации своих обязательств. Правительствам следует финансировать бюджетные стимулы путем выпуска долгосрочных долговых обязательств. Большинству центральных банков следует начать упорядоченную отмену QE и вместо этого ослабить денежно-кредитную политику, приняв краткосрочные процентные ставки отрицательными. Министерства финансов должны учитывать риски, принимаемые центральным банком, при составлении своего бюджета (и еврозона должна найти лучший инструмент, чем QE для взаимозачета долгов своих государств-членов).Сокращение срока погашения государственного баланса — как в 2020 году — должно быть только крайней мерой и не должно становиться основным инструментом экономической политики.

Хвала нафталином

Скорее всего, инфляционисты ошибаются. Даже архимонетарист Милтон Фридман, вдохновивший Тэтчер, в конце своей жизни признал, что краткосрочная связь между денежной массой и инфляцией нарушена. Но пандемия covid-19 показала ценность подготовки к редким, но разрушительным событиям.Возврат инфляции не должен быть исключением. ■

Примечание редактора: некоторые из наших репортажей о covid-19 бесплатны для читателей The Economist Today , нашего ежедневного информационного бюллетеня. Чтобы узнать больше и узнать о нашем трекере пандемии, посетите наш хаб

Эта статья появилась в разделе «Лидеры» печатного издания под заголовком «Вернется ли инфляция?»

Почему отношения между экономистами и эпидемиологами были напряженными

Примечание редактора: некоторые из наших репортажей о covid-19 бесплатны для читателей The Economist Today , нашего ежедневного информационного бюллетеня.Чтобы узнать больше и узнать о нашем трекере пандемии, посетите наш хаб. Экономисты должны уметь относиться к делу; чуть более десяти лет назад их собственные практики и прогнозы подверглись суровому взгляду общественности после мирового финансового кризиса. Вместо этого отношения между этими двумя дисциплинами были весьма напряженными. Некоторые экономисты даже сомневались, были ли эпидемиологи интеллектуально подготовлены для проведения испытания.«Насколько они умны? Каковы их средние баллы GRE ? » — подумал Тайлер Коуэн из Университета Джорджа Мейсона в апреле. Прискорбно высокомерие. Проблемы, связанные с пандемией коронавируса, и проблемы, которые еще не решены по мере распространения вакцин, требуют сотрудничества. Но слишком часто, когда экономисты отваживаются осваивать другие академические области, их прибытие больше похоже на неуклюжие силы вторжения, чем на полезную дипломатическую миссию.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

В начале пандемии эти два поля не с той ноги. В то время возникла острая потребность в моделях, которые предсказывали возможное течение COVID-19, чтобы дать информацию для ответных мер политики. Эпидемиологи, как и экономисты, используют в своей работе разные типы моделей, каждая из которых имеет свои ограничения и более полезна в некоторых контекстах, чем в других. В марте исследователи из Имперского колледжа Лондона использовали модель для расчета потенциального числа погибших от вируса, предполагая, что люди и правительства не приняли никаких мер, чтобы остановить его распространение.Анализ пришел к выводу, что, возможно, 500 000 британцев и 2,2 миллиона американцев умрут при таких обстоятельствах (примерно в десять раз больше, чем умерло до сих пор). Цифры напугали правительства и заставили их предпринять решительные шаги для смягчения распространения вируса, но они вызвали резкую критику, в основном со стороны экономистов. Противники утверждали, что предположения модели нереалистичны (странный камень для экономиста). Они утверждали, что люди, конечно, будут действовать, чтобы защитить себя от вреда, а это означает, что число погибших наверняка будет намного меньше.

Авторы исследования Имперского колледжа открыто высказывались об этом предположении и даже отметили, что оно нереалистично. В недавно опубликованном эссе в журнале Journal of Economic Perspectives Элеонора Мюррей, эпидемиолог из Бостонского университета, говорит, что экономисты неправильно поняли цель модели, которая заключалась в том, чтобы установить наихудший сценарий в качестве основы для оценки последствий. потенциальных мер вмешательства в политику. По ее мнению, критика других подходов к моделированию была также основана на неверном истолковании их предполагаемой аудитории и целей.

Учитывая, что построение моделей — излюбленное времяпрепровождение экономистов, мнение о том, что усилия эпидемиологов недостаточно хороши, заставило многих копаться в самих данных. Это тоже оказалось проблематичным, пишет г-жа Мюррей. Сделать обоснованные выводы из имеющихся эпидемиологических данных сложно, когда объем потенциальной неопределенности неизвестен — например, доля бессимптомных случаев covid-19 либо не может быть определена, либо изменяется по мере распространения вируса. Такая двусмысленность неизбежно возникает при работе с новым патогеном, таким как вирус, вызывающий COVID-19, факт, который экономисты, не привыкшие иметь дело с эпидемиологическими данными, возможно, не оценили.Г-жа Мюррей пишет, что вместо того, чтобы пытаться превзойти экспертов, экономистам следовало воспользоваться преимуществами специализации и сосредоточить свои усилия на вопросах, для решения которых эпидемиологи менее подготовлены.

Это немного несправедливо. Да, некоторые попытки моделирования экономистов были делом рук дилетантов. Но подразделение экономической эпидемиологии десятилетиями изучает, как социальные факторы влияют на распространение болезни. Большая часть недавних экономических исследований по вопросам, связанным с covid-19, избегает моделирования его курса и вместо этого сосредоточена именно на тех областях, в которых экономисты могут лучше добавить ценность.Несмотря на сомневающуюся неопределенность, ученые работали с огромной скоростью, выпуская сотни статей с оценкой мер политики, анализом экономических издержек, связанных со вспышками и блокировками, и оценкой того, как пандемия меняет глобальную экономику — работа, на которую эта газета опиралась в своем освещении. covid-19.

Тем не менее, экономика могла бы быть лучше. На междисциплинарность давно смотрят с подозрением. Роберт Солоу, лауреат Нобелевской премии, однажды отверг критиков своей профессии, сказав: «Когда они хотят, чтобы экономика была более широкой и междисциплинарной, они, кажется, имеют в виду, что они хотят, чтобы она отказалась от своих стандартов строгости, точности и опоры на систематические методы. наблюдение, интерпретируемое теорией, и вместо этого перейти к более свободному виду дискурса.«Даже те ученые, которые заинтересованы в блуждании вне трасс, побуждают не сотрудничать с исследователями в других областях, — считает Тони Йейтс, экономист, ранее работавший в Университете Бирмингема. Для ученых, стремящихся занять посты, публикации в ведущих экономических журналах имеют первостепенное значение. Сотрудничество с неэкономистом дает некоторый контроль над исследованиями в руки ученых, для которых признание ведущим журналом менее важно. Поэтому набеги экономистов на другие дисциплины приносят гораздо меньше пользы от обмена знаниями в разных областях, чем это было бы идеально.

Недостаток дисциплины

Все это особенно прискорбно, потому что главный источник разочарования эпидемиологов в связи с пандемией — это источник, сбивающий с толку и экономистов. Как отмечает г-жа Мюррей, эпидемиологическое сообщество было не готово к политизации его рекомендаций по политике и искажению его публичных заявлений агентами дезинформации. Экономистам следует сочувствовать. Их усилия по разъяснению сложных идей массам, от достоинств торговли до необходимости финансовой помощи банкам, часто терпели неудачу.Такие неудачи побуждают экономистов становиться более замкнутыми. Но, как показала пандемия, иногда последствия политики зависят от того, насколько хорошо общественность понимает, что делается и почему. Профессия, более открытая для сотрудничества, также может извлечь уроки из коммуникативной борьбы других. ■

Эта статья появилась в разделе «Финансы и экономика» печатного издания под заголовком «Полевая экскурсия»

Экономика, термины от А до Я, начинающиеся с А

государственная политика по борьбе с монополией.Антимонопольное законодательство направлено на прекращение злоупотреблений рыночной властью со стороны крупных компаний, а иногда и на предотвращение корпоративных слияний и поглощений, которые могут создать или укрепить монополиста. С течением времени антимонопольная политика сильно различалась как между странами, так и внутри одной страны. Это отразило разные представления о том, что составляет монополию, а где она есть, какие виды поведения являются оскорбительными.

В США монопольная политика построена на Антимонопольном законе Шермана 1890 года.Это запрещало контракты или заговоры с целью ограничить торговлю или, говоря словами более позднего закона, монополизировать торговлю. В начале 20 века этот закон использовался для уменьшения экономической мощи так называемых «баронов-разбойников», таких как Дж. П. Морган и Джон Д. Рокфеллер, которые доминировали в большей части американской промышленности через огромные тресты, контролировавшие голосующие акции компаний. Du Pont Chemical, железнодорожные компании и Rockefeller’s Standard Oil, среди прочих, были раздроблены. В 1970-х годах закон Шермана был обращен (в конечном итоге безуспешно) против IBM, а в 1982 году он обеспечил распад общенациональной телекоммуникационной монополии AT&T.

В 1980-х годах был принят подход, основанный на принципах невмешательства, подкрепленный экономическими теориями школы Чикаго. В этих теориях говорилось, что единственным оправданием антимонопольного вмешательства должно быть то, что отсутствие конкуренции наносит ущерб потребителям, а не то, что фирма стала, в каком-то неопределенном смысле, слишком большой. Некоторые монополистические действия, которые ранее преследовались антимонопольными органами, такие как хищническое ценообразование и эксклюзивные маркетинговые соглашения, были гораздо менее вредными для потребителей, чем считалось в прошлом.Они также подвергли критике традиционный метод определения монополии, основанный на изучении того, какой процент рынка обслуживается крупнейшей фирмой или фирмами, с использованием показателя, известного как индекс Херфиндаля-Хиршмана. Вместо этого они утверждали, что даже рынок, на котором доминирует одна фирма, не обязательно должен вызывать озабоченность антимонопольного законодательства при условии, что это конкурентный рынок.

В 1990-е годы антимонопольная политика Америки стала несколько более интервенционистской. В 1998 году против Microsoft был подан громкий иск.Гигантская софтверная компания была признана виновной в антиконкурентном поведении, которое, как утверждается, замедляло темпы инноваций. Однако опасения, что компания будет распущена, сигнализируя о гораздо более интервенционистской американской антимонопольной политике, оказались неуместными. Фирма не понесла сурового наказания.

В Великобритании антимонопольная политика долгое время оценивалась в соответствии с тем, что, по мнению политиков, отвечало общественным интересам. Иногда такой подход был сравнительно терпимым к слияниям и поглощениям; у других было меньше.Однако в середине 1980-х годов Великобритания последовала примеру Америки, основав антимонопольную политику на том, повредили ли изменения в конкуренции потребителям. В остальной части Европейского союза несколько крупных стран проводили политику создания национальных чемпионов, позволяя избранным фирмам обладать некоторой монопольной властью у себя дома, которая могла быть использована для того, чтобы сделать их более эффективными конкурентами за рубежом. Однако в течение 1990-х годов Европейская комиссия стала более активно проводить антимонопольную политику, в основном стремясь содействовать конкуренции внутри ЕС.

В 2000 году ЕС спорно заблокировал слияние двух американских фирм, GE и Honeywell; сделка уже была одобрена антимонопольными органами Америки. Полемика выдвинула на первый план важный вопрос. По мере роста глобализации соответствующий рынок для оценки того, существует ли рыночная власть или ею злоупотребляют, будет все больше охватывать гораздо большую территорию, чем любая отдельная экономика. В самом деле, может возникнуть необходимость в создании глобального антимонопольного сторожевого пса, возможно, под эгидой всемирной торговой организации.

Угроза со стороны нелиберальных левых

S ВСЕ что-то пошло не так с западным либерализмом. В своей основе классический либерализм полагает, что человеческий прогресс достигается за счет дебатов и реформ. Лучший способ справиться с разрушительными изменениями в разделенном мире — это всеобщая приверженность достоинству личности, открытым рынкам и ограниченному правительству. Однако возрождающийся Китай насмехается над либерализмом как над эгоистичным, декадентским и нестабильным.Дома правые и левые популисты возмущаются либерализмом за его предполагаемую элитарность и привилегии.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

За последние 250 лет классический либерализм помог добиться беспрецедентного прогресса. Он не исчезнет в клубах дыма. Но он проходит серьезное испытание, как и столетие назад, когда рак большевизма и фашизма начал разъедать либеральную Европу изнутри.Пора либералам понять, с чем они борются, и дать отпор.

Нигде борьба не идет так ожесточенно, как в Америке, где на этой неделе Верховный суд решил не отменять драконовский и причудливый закон против абортов. Самая опасная угроза в духовном доме либерализма исходит от правых Трампа. Популисты очерняют либеральные сооружения, такие как наука и верховенство закона, как фасад заговора глубинного государства против народа. Они подчиняют факты и разум племенным эмоциям.Устойчивая ложь о том, что президентские выборы в 2020 году были украдены, указывает на то, к чему приводят такие импульсы. Если люди не могут урегулировать свои разногласия с помощью дебатов и доверенных институтов, они прибегают к силе.

Атаку слева понять труднее, отчасти потому, что в Америке к «либералам» стали относиться и нелиберальные левые. На этой неделе мы расскажем, как в последнее время новый стиль политики распространился на элитные факультеты университетов. По мере того как молодые выпускники устраиваются на работу в престижных СМИ, а также в политике, бизнесе и образовании, они принесли с собой ужас ощущения «небезопасности» и повестку дня, одержимую узким видением обеспечения справедливости для угнетенных групп идентичности.Они также принесли с собой тактику для обеспечения идеологической чистоты, отказавшись от платформы своих врагов и отменив союзников, которые согрешили — с отголосками конфессионального государства, которое доминировало в Европе до того, как в конце 18 века укоренился классический либерализм.

На первый взгляд, нелиберальные левые и классические либералы, такие как The Economist , хотят многого из того же. Оба считают, что люди должны иметь возможность процветать независимо от их сексуальной ориентации или расы. Их разделяют подозрение к авторитету и укоренившиеся интересы.Они верят в желательность перемен.

Однако классические либералы и нелиберальные прогрессисты вряд ли могут больше расходиться во мнениях относительно того, как осуществить эти вещи. Для классических либералов точное направление прогресса неизвестно. Это должно быть спонтанным и снизу вверх — и это зависит от разделения властей, так что никто и никакая группа не могут осуществлять прочный контроль. Напротив, нелиберальные левые ставят во главу угла собственную власть, потому что они уверены, что реальный прогресс возможен только после того, как они впервые увидят, что расовая, сексуальная и другие иерархии разрушены.

Это различие в методах имеет серьезные последствия. Классические либералы верят в создание справедливых начальных условий и возможность разворачивания событий через конкуренцию — например, путем устранения корпоративных монополий, открытия гильдий, радикального реформирования налогообложения и предоставления доступа к образованию с помощью ваучеров. Прогрессисты рассматривают невмешательство в жизнь как отговорку, которую влиятельные заинтересованные круги используют для сохранения статус-кво. Вместо этого они верят в навязывание «справедливости» — результатов, которые они считают справедливыми. Например, Ибрам X.Кенди, ученый-активист, утверждает, что любая политика в отношении дальтонизма, включая стандартизированное тестирование детей, является расистской, если в конечном итоге приводит к увеличению средних расовых различий, однако проливает свет на стоящие за ней намерения.

Г-н Кенди прав, желая, чтобы антирасистская политика работала. Но его мушкетон рискует лишить некоторых детей из неблагополучных семей в помощи, в которой они нуждаются, а других — в возможности реализовать свои таланты. Для процветания общества необходимо справедливо относиться к отдельным людям, а не только к группам.Кроме того, у общества много целей. Люди беспокоятся об экономическом росте, благосостоянии, преступности, окружающей среде и национальной безопасности, а о политике нельзя судить просто по тому, продвигают ли они конкретную группу. Классические либералы используют дебаты для определения приоритетов и компромиссов в плюралистическом обществе, а затем используют выборы, чтобы выбрать курс. Нелиберальные левые считают, что рынок идей сфальсифицирован, как и все остальные. По их словам, то, что маскируется под доказательства и аргументы, на самом деле является еще одним утверждением грубой власти элиты.

Сторонники старой школы остаются поборниками свободы слова. Но нелиберальные прогрессисты думают, что равенство требует, чтобы поле было настроено против привилегированных и реакционных людей. Это означает ограничение их свободы слова с использованием кастовой системы виктимизации, в которой те, кто находится наверху, должны подчиняться тем, кто больше претендует на восстановительное правосудие. Это также включает в себя создание примера с предполагаемыми реакционерами, наказывая их, когда они говорят что-то такое, что заставляет кого-то из менее привилегированных людей чувствовать себя небезопасно.Результат — вызов, отмена и отказ от платформы.

Милтон Фридман однажды сказал, что «общество, которое ставит равенство выше свободы, не будет иметь ни того, ни другого». Он был прав. Нелиберальные прогрессисты думают, что у них есть план освобождения угнетенных групп. На самом деле это формула угнетения личности — и в этом она не так уж сильно отличается от планов правых популистов. По-разному обе крайности ставят власть выше процесса, цель выше средств, а интересы группы выше свободы личности.

Страны, которыми управляют сильные мира сего, которыми восхищаются популисты, такие как Венгрия при Викторе Орбане и Россия при Владимире Путине, показывают, что неконтролируемая власть — плохая основа для хорошего правительства. Такие утопии, как Куба и Венесуэла, показывают, что цель не оправдывает средства. И нигде люди добровольно не подчиняются навязанным государством расовым и экономическим стереотипам.

Когда популисты ставят пристрастие выше истины, они саботируют хорошее правительство. Когда прогрессисты делят людей на конкурирующие касты, они обращают нацию против самой себя.Оба принижают институты, разрешающие социальные конфликты. Поэтому они часто прибегают к принуждению, как бы они ни любили говорить о справедливости.

Если классический либерализм намного лучше, чем альтернативы, почему он борется во всем мире? Одна из причин в том, что популисты и прогрессисты патологически подпитывают друг друга. Ненависть, которую каждый лагерь испытывает к другому, разжигает его собственных сторонников — на пользу обоим. Критика эксцессов собственного племени кажется предательством. В этих условиях либеральным дебатам не хватает кислорода.Достаточно взглянуть на Великобританию, где политика в последние несколько лет была поглощена ссорами между бескомпромиссными сторонниками Брексита и лейбористской партией Джереми Корбина.

Аспекты либерализма идут вразрез с человеческой природой. Это требует от вас защиты права ваших оппонентов говорить, даже если вы знаете, что они неправы. Вы должны быть готовы подвергнуть сомнению свои глубочайшие убеждения. Нельзя защищать бизнес от ураганов созидательного разрушения. Ваши близкие должны продвигаться вперед только за счет заслуг, даже если все ваши инстинкты направлены на то, чтобы нарушить для них правила.Вы должны признать победу своих врагов у урны для голосования, даже если вы думаете, что они приведут страну к разорению.

Короче говоря, быть настоящим либералом — тяжелая работа. После распада Советского Союза, когда их последний идеологический соперник, казалось, рухнул, высокомерные элиты потеряли связь со скромностью и неуверенностью в себе либерализма. Они привыкли верить, что всегда были правы. Они спроектировали меритократию Америки, чтобы отдавать предпочтение таким людям, как они. После финансового кризиса они руководили экономикой, которая росла слишком медленно, чтобы люди чувствовали себя процветающими.Далекие от того, чтобы относиться к белым критикам из рабочего класса с достоинством, они высмеивали их предполагаемое отсутствие изощренности.

Это самоуспокоение позволило оппонентам обвинить либерализм в длительных несовершенствах и, из-за того, как в Америке обращаются с расой, настаивать на том, что вся страна была гнилой с самого начала. Перед лицом стойкого неравенства и расизма классические либералы могут напоминать людям, что для перемен нужно время. Но Вашингтон сломлен, Китай мчится вперед, и люди беспокоятся.

Либеральный недостаток убеждений

В конечном итоге классические либералы проявили бы крайнее самоуспокоение, если бы недооценили угрозу.Слишком много правых либералов склонны выбирать бессовестный брак по расчету с популистами. Слишком много левых либералов сосредотачиваются на том, что они тоже хотят социальной справедливости. Они утешают себя мыслью, что самый нетерпимый антилиберализм принадлежит маргиналам. Они говорят, что не волнуйтесь, нетерпимость — это часть механизма перемен: сосредотачиваясь на несправедливости, они смещают центральную позицию.

Но именно противодействуя силам, доводящим людей до крайностей, классические либералы предотвращают усиление крайностей.Применяя либеральные принципы, они помогают решать многие проблемы общества, не прибегая к принуждению. Только либералы ценят разнообразие во всех его формах и понимают, как сделать его сильной стороной. Только они могут справедливо относиться ко всему, от образования до планирования и внешней политики, чтобы высвободить творческую энергию людей. Классические либералы должны заново открыть свой боевой дух. Им следует бороться с хулиганами и противниками. Либерализм по-прежнему остается лучшим двигателем равноправного прогресса.Либералы должны иметь смелость сказать это. ■

Эта статья появилась в разделе «Лидеры» печатного издания под заголовком «Угроза со стороны нелиберальных левых»

Экономика A – Z термины, начинающиеся с C

Пол Самуэльсон, один из величайших экономистов 20-го века, однажды заметил, что принцип сравнительного преимущества был единственной большой идеей, которую произвела ЭКОНОМИКА, которая одновременно верна и удивительна. Это также одна из старейших теорий в экономике, которую обычно приписывают ДЭВИДУ РИКАРДО.Теория подкрепляет экономическое обоснование СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ. Но его часто неправильно понимают или искажают противники свободной торговли. Он показывает, как страны могут получить выгоду от торговли друг с другом, даже если одна из них более эффективна — она ​​имеет АБСОЛЮТНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО — во всех видах экономической деятельности. Сравнительное преимущество заключается в том, чтобы определить, какие виды деятельности страна (или фирма, или частное лицо) наиболее эффективно выполняет.

Чтобы увидеть, как работает эта теория, представьте две страны: Альфа и Омега.В каждой стране работает 1000 человек, и они могут производить два товара: компьютеры и автомобили. Экономика Альфы намного продуктивнее, чем экономика Омеги. Чтобы сделать машину, Alpha нужно два рабочих, а у Omega — четыре. Чтобы сделать компьютер, Alpha использует 10 рабочих по сравнению с 100 Omega. Если нет торговли и в каждой стране половина рабочих приходится на каждую отрасль, Alpha производит 250 автомобилей и 50 компьютеров, а Omega производит 125 автомобилей и 5 компьютеров.

Что делать, если две страны специализируются? Хотя Alpha делает и автомобили, и компьютеры более эффективно, чем Omega (у нее есть абсолютное преимущество), она имеет большее преимущество в производстве компьютеров.Таким образом, сейчас компания направляет большую часть своих ресурсов на эту отрасль, нанимая 700 рабочих для производства компьютеров и только 300 для производства автомобилей. Это увеличивает производство компьютеров до 70 и сокращает производство автомобилей до 150. Omega полностью переключается на автомобили, производя 250 автомобилей.

Мировое производство обоих товаров увеличилось. Обе страны могут потреблять больше обоих, если будут торговать, но по какой ЦЕНЕ? Ни один из них не захочет импортировать то, что можно было бы сделать дома дешевле. Таким образом, Alpha потребуется как минимум 5 машин на компьютер, а Omega не откажется от более 25 машин на компьютер.Предположим, что условия торговли установлены на уровне 12 автомобилей на компьютер, и 120 автомобилей обмениваются на 10 компьютеров. Затем у Alpha остается 270 машин и 60 компьютеров, а у Omega 130 машин и 10 компьютеров. Обоим лучше, чем если бы они не торговали.

Это правда, хотя Alpha имеет абсолютное преимущество в производстве компьютеров и автомобилей. Причина в том, что у каждой страны разные сравнительные преимущества. Преимущество Alpha больше в компьютерах, чем в автомобилях. Omega, хотя и является более дорогостоящим производителем в обеих отраслях, является менее дорогим производителем автомобилей.Если каждая страна специализируется на товарах, в которых у нее есть сравнительные преимущества, от торговли выиграют обе страны.

По сути, теория сравнительных преимуществ гласит, что странам выгодно торговать, потому что они разные. Страна не может ни в чем не иметь сравнительных преимуществ. Он может быть наименее эффективным во всем, но все же будет иметь сравнительное преимущество в отрасли, в которой он относительно наименее плох.

Нет никаких оснований предполагать, что сравнительные преимущества страны будут статичными.Если страна делает то, в чем она имеет сравнительное преимущество, и видит, что ее ДОХОД в результате растет, она может позволить себе лучшее образование и ИНФРАСТРУКТУРУ. Это, в свою очередь, может дать ему сравнительное преимущество в других видах экономической деятельности в будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.