Разное

Дети с зпр за время обучения в школе 7 вида усваивают программу: Абсолют-Помощь. Благотворительный фонд.

Содержание

Абсолют-Помощь. Благотворительный фонд.

Что такое задержка психического развития (ЗПР)?

Задержка психического развития – негрубое и обратимое нарушение познавательной деятельности и эмоционально-волевой сферы ребенка. Отличие ЗПР от других тяжелых патологий нервной системы в том, что это нарушение вызвано главным образом слишком медленной скоростью созревания нервной системы. По статистике, ЗПР встречается у 16% дошкольников старше 4 лет и младших школьников.

Многие родители считают диагноз «ЗПР» приговором, но это неправильная позиция. При своевременной диагностике и коррекции ребята с задержкой психического развития постепенно догоняют своих ровесников и ничем от них не отличаются по уровню интеллектуального и физического развития.

Дети с ЗПР не чувствуют ответственности за свои поступки и не контролируют их, не видят себя со стороны, не подчиняются установленным правилам, в большинстве случаев не могут наладить хорошие отношения с взрослыми и сверстниками.

Основная их деятельность – игровая. Они не проявляют интереса к учебе, не задают вопросов об окружающем мире и т. д. Слабое место детей с ЗПР – это усидчивость и внимание. Они быстро теряют интерес, нетерпеливы, им сложно высидеть на одном месте более 20 минут. В плане речевого развития и познавательной деятельности заметно отстают от других детей, так как у них плохая память, снижено внимание, слабо развито абстрактное мышления, они смешивают понятия, не могут выделить основные признаки предметов, явлений и другое. Их основная цель – получить удовольствие, поэтому, как только им что-то надоедает, они сразу переключаются на другое занятие или предмет.

У детей с ЗПР немного друзей – как среди сверстников, так и среди учителей и взрослых. Часто они очень одиноки, играют одни или с взрослыми, поскольку с трудом усваивают правила и нуждаются в том, чтобы кто-то их постоянно направлял. Их поведению свойственны страх, агрессия, замедленная реакция, неспособность вести нормальный диалог.

Программа коррекции подбирается в зависимости от вида ЗПР, который диагностирован у ребенка. Принято выделять 4 вида этого нарушения:

1. ЗПР конституционального происхождения

Такие дети отличаются небольшим весом и ростом. В школе и садике они очень любопытны, быстро обзаводятся друзьями, так как характер у них обычно мягкий и веселый. Учителя постоянно делают им замечания за непоседливость и разговоры на уроках, опоздания. У них плохо развиты мышление и память, поэтому их успеваемость оставляет желать лучшего. При этом типе ЗПР прогноз, в целом, благоприятный. При обучении необходимо больше использовать наглядно-действенный принцип. Полезны занятия для развития внимания, памяти, мышления, они должны проходить под руководством психолога и дефектолога.

2. ЗПР соматогенного происхождения

Данный тип ЗПР возникает вследствие перенесенных тяжелых инфекций или черепно-мозговых травм в раннем детстве. Интеллект сохранен, но присутствует психический инфантилизм и астения. Дети привязаны к родителям, без них сильно скучают, плачут, становятся беспомощными. На уроках они не проявляют никакой инициативы, быстро устают, крайне не организованы, учеба им неинтересна, нередко отказываются отвечать на вопросы учителя, при этом тяжело переживают неудачи и низкие оценки. Детям с соматогенной формой ЗПР необходимо обучение в школе санаторного типа, где они смогут получить круглосуточную медицинскую и педагогическую помощь. Если соматические причины будут устранены, то в дальнейшем коррекция психического развития пройдет быстро и успешно.

3. ЗПР психогенного происхождения

Дети с данным видом ЗПР испытывают недостаток внимания и тепла со стороны близких родственников, особенно матери. Часто они растут в неблагополучной семье, среди скандалов, их социальные контакты однообразны. Дети испытывают постоянную тревогу, «забитые», им сложно принимать самостоятельные решения. Плохо развита способность к анализу, они живут в собственном мире, часто не различают плохое и хорошее, имеют небольшой словарный запас. Дети с психогенной формой ЗПР отлично реагируют на коррекционные занятия и быстро нагоняют сверстников.

4. ЗПР церебрально-органического происхождения

Нарушение вызвано органическими поражениями мозга, возникшими во время беременности, тяжелых родов или из-за перенесенных болезней. В результате астении дети быстро утомляются, плохо запоминают информацию, с трудом сосредотачиваются на одном занятии. Примитивное мышление, заторможенные эмоциональные реакции, внушаемость, быстрая потеря интереса, неумение выстраивать взаимоотношения с людьми, проявление агрессии и страха, смешение понятий «хочу» и «надо» – вот характерные черты детей с ЗПР данного типа. Прогноз при данной форме ЗПР не очень благоприятный, до конца скорректировать состояние не удается. При отсутствии коррекции ребенок начинает регрессировать.

Дети с ЗПР нуждаются в комплексной помощи психолога, невролога, логопеда-дефектолога. Процесс коррекции длительный, сложный, прерывать его крайне нежелательно. Обязательная часть коррекции ЗПР – медицинская помощь: прием лекарственных препаратов по определенной схеме, физиотерапия, массаж, лечебная физкультура, водолечение. Назначает комплексное лечение детский невролог.

На развитие эмоционально-волевой сферы благотворно влияют арт-терапия, сказкотерапия, игровая терапия, которые проводит психолог. Развитием интеллектуальных способностей – памяти, внимания, мышления, а также речи занимается логопед-дефектолог. Специалисты рекомендуют отдавать детей с тяжелыми формами ЗПР не в обычные детские сады и школы, а профильные – VII вида. Хороший вариант – обучение в коррекционном классе обычной школы, где обучение проходит по определенным принципам:

  • новый материал объясняют ребенку небольшими порциями и многократно повторяют, чтобы он смог хорошо его усвоить;
  • используется большое количество наглядного материала;
  • частая смена различных занятий, чтобы ребенок мог максимально сконцентрироваться и не терял интереса.

Почему в коррекционном классе ребенку будет лучше? Дело в том, что в обычном классе ребенок с ЗПР будет сильно отставать от остальных учеников и страдать от насмешек и статуса неудачника. Будьте готовы к тому, что коррекция займет много времени, но у большинства детей с ЗПР прогноз благоприятный, поэтому нужно верить в успех!

Что делать, если у ребенка ЗПР?

Не отрицайте очевидного. Чем раньше вы обратитесь к специалистам, тем проще будет помочь. Оказывайте ребенку поддержку. Не следует чрезмерно его опекать, но и давать ему полную самостоятельность тоже не стоит. Пока он просто не может сладить с обучением, но все можно исправить. Направляйте, корректируйте его действия, но не берите все на себя.

Если врач прописал лекарства, значит это необходимо. Однако это не означает, что с ребенком не нужно заниматься. Именно занятия с психологом, нейропсихологом и при необходимости логопедом-дефектологом помогут справиться с проблемой.

Подберите хороших специалистов. Проще будет найти необходимых педагогов в одном центре. Ребенку необходимы занятия по развитию речи, мелкой моторики, логики. Педагог-психолог будет работать с коммуникативными навыками.

Создайте дома развивающую среду. Обязательно выполняйте задания педагогов.

Лечение ЗПР — процесс не быстрый и не простой. Однако совместными усилиями можно помочь ребенку догнать сверстников.

Шаг 1. Обратитесь к неврологу, которому доверяете. Следуйте его советам.

Шаг 2. Найдите центр по развитию речи, где есть нейропсихолог, логопед, дефектолог.

Шаг 3. Помните: главное –  комплексный подход и занятия дома.

Шаг 4. Ищите подходящую школу или класс, где будет осуществляться индивидуальный подход с учетом возможностей вашего ребенка.

Ресурсы для родителей

Общие факты о ЗПР

Коррекционная работа при ЗПР

Обучение «необучаемых»

Проблема обучения «необучаемых» детей возникла уже в советское время: педагоги сталкивались с тем, что есть дети, которые не усваивают материал и не осваивают учебные навыки (чтение, письмо, счёт), несмотря на титанические усилия самих детей и педагогов. Обучение не только не приводило к развитию детей, но, напротив, вызывало у таких детей устойчивое нежелание учиться, они «выпадали в осадок» школьного обучения, превращались в маргиналов или пополняли ряды асоциальных групп.

Для решения этой проблемы было принято верное решение: создать в советской педагогике целое направление: коррекционно-развивающее (не путать с коррекционными школами 1-8 вида). Это были классы коррекционно-развивающего обучения (КРО) в обычных общеобразовательных школах, в них набирали детей со следующими проблемами: дети с дисграфией, с дислексией, с ЗПР, СДВГ, с ДЦП, с педагогической запущенностью, с особенностями восприятия, дети билингвы, левши и переученные левши, неправильно обученные дети, дети с различными физическими и нейропсихологическими, врождёнными или приобретёнными дефектами или особенностями организации поведения, речи, слуха, зрения, мелкой моторики рук и интеллекта, эмоционально неблагополучные дети и дети перенёсшие эмоциональную травму — то есть все те дети, которым была необходима дополнительная ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ помощь без выделения этих детей в специализированные учреждения.

Это те дети, для которых не требовалось особых школ и главный упор делался на развитие таких детей. Были написаны замечательные программы и созданы великолепные условия
обучения — 7-14 человек в классе.

НО было два упущения.

Во-первых, учителя, работающие в классах КРО, в подавляющем большинстве не прошли необходимых курсов переподготовки и обучения, а студентов учили как и прежде.

Во-вторых, не было разработано хороших общедоступных методик для работы с проблемными детьми, сами дети и их проблемы не были изучены.

В итоге, в некоторых случаях классы КРО добивались высоких результатов (показатели были на уровне обычных классов и даже выше — особенно в начальной школе при обучении навыкам чтения, письма и счёта), но в подавляющем большинстве успехи были незначительны, а порой эти классы превращались в «отстойники», там, где их так и воспринимали педагоги.

В недрах КРО параллельно с обучением детей шёл процесс создания хороших методик. Но к тому моменту, когда методическая база обучения детей из группы КРО уже была создана, когда педагоги наладили связь с нейропсихологами, логопедами, дефектологами, когда стали создаваться центры обучения учителей, вся страна перешла на подушевое финансирование школ и коррекционно-развивающее обучение было закрыто.

Классов КРО не стало, но проблемные дети остались, их вернули в общие классы. А педагоги, работающие с классом, как и прежде в большинстве своём не владеют необходимыми представлениями о детях из группы риска, у них нет соответствующих методик для обучения проблемных детей в составе класса, а некоторые методики, используемые по старинке, только вредят таким детям, уроки как были так и остаются рассчитанными на обучение «усреднённого ученика».

Дети из группы КРО сегодня не отнесены к детям с ОВЗ, для них не предусмотрены особые права по ИНКЛЮЗИИ, но и переводить их в коррекционные школы 1-8 видов нет смысла. И опять эти дети, выпадая из учебного процесса, пополняют ряды детей с девиантным, асоциальным поведением или превращаются в маргиналов, испытывая унижения.

Видит ли «педагогическая» власть страны (министр образования и руководители региональных департаментов образования) эту проблему? Нет, не видят — во ФГОСах её не прописали, а значит и решать не будут, даже если их собственные дети будут дисграфиками например. Вопрос решится через частную школу или репетиторов.

Видят ли эту проблему в педагогических вузах и колледжах, чтобы готовить по- новому учителей? Нет, не видят, перед ними никто такой проблемы-задачи не ставит.

Видят ли эту проблему завучи, учителя, родители? Да, видят, но опять же при существующих ФГОСах такой проблемы быть не должно, потому что по документам нет ни таких детей, ни штатных единиц и ставок, ни какого-либо методического сопровождения или хотя бы оговорок или сносок мелким шрифтом, о том, что такие дети, возможно, могут быть.

Как школы выходят из положения? Детям натягивают оценки, их переводят из класса в класс, при несформированных навыках грамотного письма, счёта и чтения, при этом делая в уме или на отдельной бумажке пометку «НЕОБУЧАЕМЫЙ». И никто не собирается эту проблему решать.

Вот типичный пример из типичной московской школы: у мальчика 6 класса дисграфия (диагноз поставлен в специализированном центре), при этом интеллектуально-речевые навыки у него прекрасно развиты, на устных предметах он блистает, но как только дело доходит до письма, то, у него будет двойка даже по словарному диктанту — ребёнок «НЕОБУЧАЕМ» при стандартно-усреднённом обучении. Да, учитель знает, что мальчик дисграфик, знает чётко прописанные рекомендации специалиста по работе с ним на уроке, знает, что ребёнку нужны особые условия на уроке (при соблюдении которых мальчик выполняет задания на реальные тройки и четвёрки, и соблюдение которых не требует от учителя больших затрат энергии), но… Но ребёнок не относится к категории ОВЗ, и учитель вместе с завучем заявляют, что ребёнку «не положены поблажки, чтобы другим не повадно было, и учитель не может нарушать общие методические требования», а если на комиссии официально ставить диагноз, то мальчика нужно переводить в коррекционную школу. Всё, вопрос закрыт: или ребёнок с ОВЗ, тогда место ему в спецшколе седьмого вида, или ребёнок без ОВЗ, тогда ему не будет «поблажек». Вопрос об инклюзии не ставится, а классов КРО, в которых ребёнку могли бы помочь, нет.

Каковы пути решения этой проблемы? Они есть.

Но хотелось бы услышать мнение коллег, а то, может быть, автор заблуждается, чего- то не видит или не понимает в решении подобных проблем.

Приглашаю к обсуждению данной темы даже тех, кто в ней проблемы не видит.

Организация обучения в школе лиц с ограниченными возможностями

Организация обучения детей с ограниченными возможностями в школе вызывает множество вопросов у педагогов и родителей. Как обучать ребенка, если у него есть проблемы со здоровьем или особенности психического развития, не позволяющие полноценно обучаться, проходить образовательную программу без трудностей? Должен ли ребенок с ОВЗ проходить обычную программу обучения или должна быть специальная программа? Многие родители предпочитают не водить особого ребенка в школу, другие наоборот считают, что ребенок в массовой школе лучше социализируется. Педагоги нередко могут быть в растерянности и столкнуться впервые с ситуацией обучения ребенка с ОВЗ в обычном классе. 

Основные положения об организации обучения лиц с ОВЗ содержатся в следующих документах:

Закон определяет обучающегося с ограниченными возможностями:

  1. Лицо, имеющее недостатки в физическом/психологическом развитии.
  2. Лицо, имеющие ограниченные возможности здоровья, подтвержденные ПМПК.
  3. Лицо, нуждается в создании специальных условий при обучении.

Лица с ОВЗ могут быть дети-инвалиды, дети с отклонениями в поведении, дети с задержкой психического развития и т.д.

Прием лиц с ОВЗ в школу

Прием лиц с ОВЗ в школу проходит в соответствии с общим порядком поступления ребенка в школу. Здесь стоит отметить, что результаты медицинского обследования перед поступлением в школу и результаты обследования ПМПК не должны содержать в заключении противопоказаний к поступлению в массовую школу. Поэтому, если нет противопоказаний, то ребенку с ОВЗ  не могут отказать в поступлении в школу. Здесь стоит отметить, что совместное воспитание и обучение лиц с ограниченными возможностями здоровья и лиц, не имеющих таких ограничений, не должно отрицательно сказываться на результатах обучения последних.

Чтобы обучающийся с ОВЗ мог полноценно обучаться в образовательных учреждениях применяются принципы инклюзивного образования. Это означает, что особым детям должен быть обеспечен равный доступ к образованию с учетом различных потребностей и индивидуальных возможностей.   

Дети с ОВЗ, которым по результатам ПМПК было рекомендовано обучение в обычной школе по адаптированной программе, могут потребоваться специальные условия обучения (ст. 79 Закона). Стоит отметить, что рекомендации, которые дают ПМПК в своем заключении являются обязательными к исполнению в образовательном учреждении, в котором учится ребенок с ОВЗ (ст.11 Закона г. Москвы).

Адаптированная программа должна быть разработана с учетом особенностей развития ребенка, основной целью должна быть коррекция нарушений развития и коррекция нарушений социальной адаптации.  Разработкой адаптированной программы школа занимается самостоятельно. Основой для разработки адаптированной программы является ФГОС.

Существуют рекомендации СанПиН , которые необходимо учитывать при  составлении образовательной программы для лиц с ОВЗ.

Основная образовательная программа реализуется через организацию урочной и внеурочной деятельности. Урочная деятельность состоит из часов обязательной части и части, формируемой участниками отношений. Внеурочная деятельность формируется из часов, необходимых для обеспечения индивидуальных потребностей обучающихся с ОВЗ и в сумме составляет 10 часов в неделю на каждый класс, из которых не менее 5 часов предусматривается на реализацию обязательных занятий коррекционной направленности, остальные — на развивающую область с учетом возрастных особенностей учащихся и их физиологических потребностей (СанПиН).

Дети с трудностями обучения — это не редкость в современной школе. Адаптация к школе у таких детей проходит дольше и сложнее. Темп работы в классе, большое количество учеников в классе, как следствие отсутствие индивидуального подхода — неполный перечень трудностей, с которыми дети с ОВЗ могут столкнуться в школе. Задача родителей прислушаться к рекомендациям специалистов по организации обучения особенного ребенка. Задача школы в данном случае создание специальных условий обучения.

Что такое специальные условия обучения?

Специальные условия обучения — это условия обучения и воспитания, которые включают в себя:

  • использование специальных образовательных программ, методов обучения;
  • использование специальных учебников, учебных пособий, технических средств;
  • предоставление услуг ассистента/тьютера;
  • проведение индивидуальных и групповых коррекционных занятий;
  • обеспечение доступа в здание образовательной организации;
  • использование дистанционных образовательных технологий;
  • предоставление обучающемуся с ОВЗ психолого-педагогических, медицинских, социальных услуг, обеспечивающих адаптивную, безбарьерную среду обучения и жизнедеятельности.

Обучение детей с ОВЗ может быть организовано совместно с другими обучающимися, в отдельных классах, в отдельных организациях. В данном случае многое зависит от того, какие именно проблемы со здоровьем у ребенка. Если ребенок имеет возможность ходить в массовую школу и есть соответствующие рекомендации ПМПК и врачебной комиссии, то он сможет обучаться со всеми детьми.

Есть дети, которым необходимо посещение специальных школ (глухонемые дети, дети с серьезными проблемами зрения, дети с умственной отсталостью, с расстройствами аутистического спектра и т.д.) (п.5 ст.79 Закона).

Определением траектории развития и обучения в школе детей с ОВЗ  занимаются окружные и городские ПМПК.

Организация обучения на дому лиц с ОВЗ

Дети с особыми потребностями могут обучаться на дому, для них может быть организовано домашнее обучение. Основание для обучения на дому является медицинское заключение, а не заключение ПМПК.

Обучение детей с особыми потребностями в массовой школе — это возможность продемонстрировать пример толерантного отношения детского и взрослого сообщества по отношению к учащимся с ОВЗ. Школа должна стать для таких детей комфортной и безопасной средой, где каждый сможет найти свое место и раскрыть свои способности. Конечно, для детей с ОВЗ необходимо создание специальных условий обучения с привлечением смежных специалистов.

Вопрос – ответ — Городской психолого-педагогический центр

Адаптированная основная общеобразовательная программа образования обучающихся с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями) — это общеобразовательная программа, адаптированная для этой категории обучающихся с учетом особенностей их психофизического развития, индивидуальных возможностей, и обеспечивающая коррекцию нарушений развития и социальную адаптацию.

Данная АООП существенно отличается от других АООП 1-го и 2-го вариантов и схожа с вариантами 3 и 4 остальных адаптированных программ (они также ориентированы на учащихся с умственной отсталостью, но имеющих дополнительные нарушения развития).

По содержанию и итоговым достижениям образование по данной АООП не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников, не имеющих ограничений здоровья (то есть, речь идет о нецензовом образовании).

Учебные планы, по которым учатся дети и подростки с интеллектуальными нарушениями существенно отличаются от тех, по которым обучаются учащиеся, которым не требуется создание специальных условий, а также школьники других категорий с ОВЗ (АООП 1 и 2 вариантов). Академический компонент образовательной программы существенно уменьшается, в сравнении с вариантами 1 и 2 других АООП, больше внимания уделяется развитию сферы жизненной компетенции. Причем, по 2 варианту еще больше уменьшен академический компонент, чем даже в 1-ом; основное внимание уделяется формированию жизненных навыков. В учебном плане нет таких предметов как «химия», «физика» и т.п., но введены специальные предметы, способствующие практической подготовки обучающихся к самостоятельной жизни и труду, формированию у них знаний и умений, способствующих социальной адаптации, коррекции имеющихся нарушений («Основы социальной жизни», «Домоводство», «Речь и альтернативная коммуникация, «Адаптивная физкультура» и др.).

Обучение осуществляется по специальным учебникам, учебным и дидактическим материалам, по особым технологиям, учитывающим особенности детей и подростков с интеллектуальными нарушениями. Учитывается потребность в индивидуализации обучения, в особой пространственной и временной, смысловой организации образовательной среды.

В реализации АООП варианта 1 может быть выделено два или три этапа:

I этап ― (дополнительный первый класс ― 1I) 1-4 классы. Его цель — формирование основ предметных знаний и умений, коррекция недостатков психофизического развития обучающихся.

II этап ― 5-9 классы — направлен на расширение, углубление и систематизацию знаний и умений обучающихся в обязательных предметных областях, овладение некоторыми навыками адаптации в динамично изменяющемся и развивающемся мире.

III этап ― 10-12 классы — решаются задачи, связанные с углубленной трудовой подготовкой и социализацией обучающихся с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями), которые необходимы для их самостоятельной жизнедеятельности в социальной среде.

Сроки реализации АООП для обучающихся с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями) составляет 9 -13 лет. По окончании обучения выпускникам выдается не аттестат, а свидетельство об обучении. Оно дает право на продолжение получения образования по программам профессионального обучения.

Имеют ли право родители (законные представители) перевести ребенка из специальной (коррекционной) школы, где ребенок занимался по программе VII вида, в обычную общеобразовательную школу?

Коррекционные учреждения VII вида (в терминологии прежнего законодательства об образовании) создавались для обучения и воспитания детей с задержкой психического развития, у которых при потенциально сохранных возможностях интеллектуального развития наблюдаются слабость памяти, внимания, недостаточность темпа и подвижности психических процессов, повышенная истощаемость, несформированность произвольной регуляции деятельности, эмоциональная неустойчивость, для обеспечения коррекции их психического развития и эмоционально-волевой сферы, активизации познавательной деятельности, формирования навыков и умений учебной деятельности.

В п. 28 Типового положения о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с отклонениями в развитии, утвержденном постановлением Правительства РФ от 12 марта 1997 г. № 288, содержалось правило, согласно которому перевод воспитанника из коррекционного учреждения в другое образовательное учреждение осуществляется органами управления образованием с согласия родителей (законных представителей) и на основании заключения психолого-педагогической и медико-педагогической комиссий.

В настоящее время в вопросе о переводе учащегося из специального (коррекционного) образовательного учреждения (отдельной организации, реализующей адаптированную основную  общеобразовательную программу, — в терминологии нового Федерального закона № 273-ФЗ) в общеобразовательную организацию необходимо руководствоваться следующим.

В соответствии с частями 4 и 5 ст. 79 Федерального закона № 273-ФЗ образование обучающихся с ограниченными возможностями здоровья может быть организовано как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах, группах или в отдельных организациях, осуществляющих образовательную деятельность. Отдельные организации, осуществляющие образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам, создаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации для глухих, слабослышащих, позднооглохших, слепых, слабовидящих, с тяжелыми нарушениями речи, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с задержкой психического развития, с умственной отсталостью, с расстройствами аутистического спектра, со сложными дефектами и других обучающихся с ограниченными возможностями здоровья.

Содержание образования и условия организации обучения и воспитания обучающихся с ограниченными возможностями здоровья определяются адаптированной образовательной программой (ч. 1 ст. 79 данного Федерального закона). Обучающийся с ограниченными возможностями здоровья — физическое лицо, имеющее недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, подтвержденные психолого-медико-педагогической комиссией и препятствующие получению образования без создания специальных условий. Адаптированной образовательной программой считается образовательная программа, адаптированная для обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья с учетом особенностей их психофизического развития, индивидуальных возможностей и при необходимости обеспечивающая коррекцию нарушений развития и социальную адаптацию указанных лиц (пункты 16, 28 ст. 2 Федерального закона № 273-ФЗ).

Обучающиеся имеют право на перевод в другую образовательную организацию, реализующую образовательную программу соответствующего уровня, в порядке, предусмотренном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования (п. 15 ч. 1 ст. 34 Федерального закона № 273-ФЗ). Пока порядок такого перевода не принят.

Как следует из пункта 1 части 3 ст. 44 Федерального закона № 273-ФЗ и указанных выше положений выбор формы получения ребенком основного общего образования и формы обучения осуществляется родителями (законными представителями) с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). Деятельность данной комиссии регулируется Положением о психолого-медико-педагогической комиссии, утвержденным приказом Минобрнауки России от 20 сентября 2013 года № 1082. Комиссия, в частности, готовит по результатам обследования рекомендации по оказанию детям психолого-медико-педагогической помощи и организации их обучения и воспитания. Обследование детей, в том числе обучающихся с ограниченными возможностями здоровья, детей-инвалидов до окончания ими образовательных организаций, реализующих основные или адаптированные общеобразовательные программы, осуществляется в комиссии по письменному заявлению родителей (законных представителей) или по направлению образовательных организаций, организаций, осуществляющих социальное обслуживание, медицинских организаций, других организаций с письменного согласия их родителей (законных представителей).

Дети с ограниченными возможностями здоровья принимаются на обучение по адаптированной основной общеобразовательной программе только с согласия родителей (законных представителей) и на основании рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (ч. 3 ст. 55 Федерального закона № 273-ФЗ).

В связи с изложенным считаем, перевод обучающегося из отдельной организации, реализующей адаптированную основную общеобразовательную программу (в терминологии прежнего законодательства: специального (коррекционного) образовательного учреждения), в обычную общеобразовательную школу по инициативе родителей (законных представителей) формально допускается Федеральным законом № 273-ФЗ.

Однако при таком переводе надо учитывать необходимость создания условий для получения без дискриминации качественного образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, для коррекции нарушений развития и социальной адаптации, оказания ранней коррекционной помощи на основе специальных педагогических подходов в максимальной степени способствующих получению образования определенного уровня и определенной направленности, а также социальному развитию этих лиц (п. 1 ч. 5 ст. 5 Федерального закона № 273-ФЗ). Представляется, что такие условия отсутствуют в рядовой общеобразовательной организации, не реализующей адаптированные образовательные программы для данной категории обучающихся с ограниченными возможностями здоровья.

Представляется, что администрация общеобразовательной организации, в которой по адаптированной образовательной программе обучается данный ребенок, должна провести подробную разъяснительную беседу с родителями (законными представителями), в которой объяснить необходимость использования специальных педагогических подходов для их ребенка с учетом особенностей его психофизического развития и индивидуальных возможностей, что не всегда возможно в рамках рядовой общеобразовательной организации.

Кроме того, надо иметь в виду, что реализация инклюзивного образования не должна нарушать права других обучающихся на получение общего образования.

В связи с этим, представляется, что исходя из интересов ребенка перевод из отдельной организации, осуществляющей образовательную деятельность по адаптированной основной общеобразовательной программе, в рядовую общеобразовательную организацию возможен при условии создания в ней специальных условий для получения образования согласно особенностям организации образовательной деятельности для учащихся с ограниченными возможностями здоровья (часть III Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам — образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования, утвержденного приказом Минобрнауки России от 30 августа 2013 г. № 1015).

 

 

 

Школы бывают разные

– И Вы нашли методики, позволяющие укоренить детей в российскую культуру…

– Бесконечные реформы, эксперименты в образовании, зачастую не имеющие серьезных научных обоснований, приводят родителей к мысли, что в школе детям становится все хуже. Мне тоже было тревожно за своих детей, хотелось создать школу, где им будет комфортно. Я еще не знала, чего я хочу, но уже точно понимала, чего я не хочу. Подобрала учителей, которые разделяют мои убеждения, с которыми мы одинаково видим цели и задачи образования. Затем встал вопрос выбора учебников и программ.

У меня были две ключевые идеи, которые мною тогда двигали. И сегодня, оглядываясь назад, я понимаю, что они были правильные. Первая: мне хотелось, чтобы одиннадцать лет жизни ребенка в школе не превратились для него в пытку и кошмар. Чтобы у ребенка не погас познавательный интерес, и он с удовольствием шел в школу. Вторая: учеба не должна превратиться в игру, в развлечение, в ней должна присутствовать академическая фундаментальность. Это были два крыла нашего процесса разработки системы.

Все существующие на образовательном рынке учебники мы «перелопатили». Ничего нас не устроило. Проблема государственной школы, на мой взгляд, в том, что в погоне за инновациями и модернизациями мы потеряли фундаментальность образования, связь с традицией. А школа – очень консервативный институт, ведь образование – это инструмент передачи опыта предшествующих поколений последующим. Я убеждена, что система образования, которая не передает традицию, культуру народа, совершает огромную ошибку.

– Что больше всего Вас не устраивает в сегодняшней системе образования?

– Вот только один пример. Когда говорят о развивающем обучении, ссылаются на труды Льва Семеновича Выготского, который говорил, что ребенок развивается тогда, когда он находится в зоне ближайшего развития. Сегодняшняя система образования, прикрываясь его трудами, очень далеко ушла от его принципов, исказила их и никакого отношения к нему уже не имеет. О чем говорил Выготский? У ребенка есть зона актуального развития, где ребенок может все делать сам, есть зона ближайшего развития, где он может что-то делать с помощью взрослого. Есть зона потенциального развития, где ребенок сегодня не может что-то делать даже со взрослым. В зоне потенциального развития находится стратегическое планирование учебного процесса.

Под «брендом» развивающего обучения в педагогику вкрадывается малозаметная, но фатальная ошибка! Сравните два утверждения:

«Чтобы ребенок развивался, ему необходимо решать задачи в зоне ближайшего развития вместе со взрослым».

«Чтобы ребенок развивался, он должен ПОСТОЯННО находиться в зоне ближайшего развития вместе со взрослым».

Чувствуете разницу? Что это? Случайная ошибка?

Работа в зоне ближайшего развития необходима для развития ребенка. Это так. Но опыт зоны ближайшего развития абсолютно не может быть усвоен без «привязки» к фундаменту, то есть опыту зоны актуального развития. Для успешного его усвоения необходимо постоянно возвращаться в зону актуального развития, чтобы ощутить почву под ногами. «Повторенье – мать ученья!» – гласит мудрая пословица. Образование только в зоне ближайшего развития – это за́мок, построенный на песке!

Здесь хочется выделить еще один важный момент. Работа в зоне ближайшего развития по определению невозможна без взрослого. Если обучение подразумевает постоянное пребывание в зоне ближайшего развития, то взрослый ребенку нужен ВСЕГДА! Ничего не напоминает?

«Мы вчера делали английский до двух часов ночи!» (жалобы мамы второклассника). «Если вы хотите, чтобы ребенок хорошо учился, вы должны вместе делать домашние задания!» (слова первой учительницы, которые не все родители приняли всерьез…). «Девочки, помогите!!! Как составлять схему предложений в первом классе? Какие-то треугольники, прямоугольники цветные, ничего не понимаю» (вопрос на «мамском» форуме).

Что из этого следует? Ребенок лишается опыта самостоятельной работы, и вся эта раздутая «зона ближайшего развития» совершенно не усваивается! В одно ухо влетело, в другое вылетело. И зона актуального развития сжимается, как шагреневая кожа. Ученик все время находится в стрессе, он никогда и ничего не может сам. Не считая напрочь убитого познавательного интереса и испорченных родительских нервов.

– Да, картина безрадостная.

– Ужасно? Но это еще полбеды! Вслед за этим искажением – новое! Ведь непорядок же, что дети без родителей не могут учиться! Мир стремительно меняется, откуда этим родителям, да и учителям тоже, знать, что понадобится детям через 11 лет? В «образовании будущего» нет места «устаревшему» видению мира, не нужны знания. Целью обучения объявлены Универсальные Учебные Действия. А дети теперь пусть сами себя учат, формируют в себе такие встроенные автоматические программы переработки любых данных, приводящие к единственному правильному результату. А школа должна стать тренингом, формирующим эти механизмы. Головокружительная идея, открывающая новые горизонты. Этакая «метапедагогика» не для средних умов. И это все новый ФГОС.

Что же мы имеем в результате? Наш бедный ученик теперь помещен в третью, вовсе недоступную ему зону. В зону потенциального развития – ЗПР, где он даже со взрослым чувствовал бы себя беспомощно. И он там брошен СОВЕРШЕННО ОДИН, без поддержки взрослого. Ему не на кого опереться, он должен выплывать сам, как брошенный в воду котенок… Излишне говорить о том, что для ребенка это огромный хронический стресс…

ФГОС 2009 года заявляет о том, что задача школы – научить ребенка учиться. Учитель – не податель мудрости, а организатор процесса. Поэтому все современные уроки выстроены так, что ребенок сам должен поставить учебную цель, сам определить, что он знает, чего он не знает, что хочет узнать, найти учебный материал, сам скорректировать процесс обучения, если что-то пошло не так, и оценить себя и товарищей. Я просто перечисляю этапы «современного» урока. Ребенок «осваивает» универсальные учебные действия. Учитель больше ему ничего не дает. Мало того, что материал учебника неудобоваримый, так еще и взрослого убрали, вытолкнув ребенка в зону потенциального развития, в зону стратегического планирования учебного процесса! В которой ребенок кричит: «Sos! Взрослые, спасите, я не знаю, как учиться сам, я не могу стратегически планировать свою учебу, корректировать ее и оценивать».

Итак, ФГОС вытесняет ребенка в запредельную для него зону потенциального развития – ЗПР, что неизбежно блокирует все процессы, вызывая задержку психического развития – ЗПР. Если не как диагноз, то как массовую тенденцию – развитие-то задерживается! Роковое совпадение аббревиатур…

Убитые желание и способность учиться, хроническая тревожность, синдром дефицита внимания и гиперактивность, школьные неврозы, депрессии, взрыв патологической агрессивности, которых никогда еще не было в отечественной школе… То ли еще будет! Эксперимент продолжается…

А Выготский здесь совершенно ни при чем…

На фото: Русская классическая школа. г. Екатеринбург

– Каким путем пошли Вы?

– Как реализуется теория Выготского у нас? Для нас очень важно, чтобы ребенок все понял на уроке и домашнее задание уже спокойно делал сам. Поэтому каждый урок выстроен с опорой на его опыт. Русский язык – с опорой на его языковой опыт, математика – с опорой на его умение считать и решать задачи. Каждый урок учитель выводит ребенка в зону ближайшего развития, помогает ему освоить новый материал. И материал сразу же становится зоной его актуального развития. Нашим детям родители не помогают делать уроки. Если ребенок дома не может с чем-то справиться, это наша проблема, ребенок не виноват, он должен сказать учителю, что что-то не понял, и он никогда двойку за это не получит. Каждый день зона актуального развития ребенка расширяется. Поэтому наши дети растут с уверенностью в своих силах. Они всё сегодня вечером смогут сделать сами.

– Вы учите глубоко и основательно.

– Наша «тройка» будет «пятеркой» в обычной школе. Мы ставим оценку за реальные знания. Когда мы берем к себе ребенка не с первого класса, то видим пробелы во всех сферах обучения, даже если у него пятерки по этим предметам. За год-полтора учебы у нас эти пробелы постепенно заполняются.

Например, дети, обучающиеся по современным программам, чаще всего не умеют решать текстовые задачи. У них плохо развито продуктивное воображение, а чтобы решить задачу, необходимо ее представить. А если задача в 16 действий? Надо понимать сюжет задачи, удерживать все числовые отношения, все связи.

Ушинский говорил, что чем больше труда возьмет на себя педагог, тем легче учиться ребенку. Настоящее мастерство педагога – излагать сложные вещи простым языком.

Сегодня мы видим обратные тенденции – простые вещи так преподносят, что ни ребенок, ни родитель ничего не могут понять в этих учебниках. В школах происходит абсолютная хаотизация мышления. У меня была задача сохранить мышление своих детей. Если мне для этого пришлось вернуться в историческое прошлое, меня это не остановило. Я сделала все, чтобы у детей была четкость, структурность мышления. Чтобы они были спокойными, уверенными в себе.

– Как организован учебный день в вашей школе?

– У нас занятия длятся полный день, до 17.00, но день структурирован так, чтобы у детей не было пресыщения интеллектуальной деятельностью. Ребенок позанимался на уроках, погулял, занялся живописью, хореографией, шахматами. Мы все это чередуем, чтобы была частая смена деятельности. Дети до подросткового возраста очень активны, и чтобы отдохнуть, они не будут лежать на диване. У них такая бурная энергия, которую надо все время куда-то направлять. Но первоклассники у нас днем спят. И поэтому к вечеру они не перевозбуждены, не переутомлены, с удовольствием рассказывают родителям, как прошел их день.

 На фото: урок геометрии в 11 классе

– Я, как бабушка второклассницы, столкнулась со многими непонятными для меня особенностями современной школы. Прописи для первоклассников предлагают одну линеечку, а тетради в мелкую косую линейку, в которых мы в детстве писали, забыты.

– Мы большое внимание уделяем постановке руки. Я в свое время занималась изучением графологии и графотерапии и хорошо понимаю, как психологически обусловлен почерк, как в нашем почерке выражается характер. Становление почерка происходит до подросткового возраста, до 12-13 лет. И каллиграфический почерк, который в среднее советское время ставили в школе, по четко выверенному стандарту, гармонизировал психику, уравновешивал её. Почерк современных людей – это кардиограмма времени: сбивчивые ритмы, стабильная аритмия.

– Мне очень нравится Ваша методика обучения письму – сначала грифельные досочки и мел, затем простой карандаш, и только потом – перо и перьевая ручка.

– Это всё для того, чтобы ребенок чувствовал себя психологически комфортно. Перед нами не стояло задачи вернуться в допетровскую Русь. Мы изучали весь путь российской педагогики и выбирали те методики, которые дают ребенку уверенность, прививают необходимые навыки. Писать первые буквы мелом на разлинованных дощечках детям очень нравится, позволяет им овладевать курсивным письмом без стресса: не получилось – стер, написал еще раз. Затем дети переходят к письму в прописи с графической сеткой, которая помогает первоклашке чувствовать себя смелее. Это похоже на то, как когда-то мамина рука придерживала малыша, начинающего ходить. Карандаш с ломким грифелем, остроконечное перо – все это универсальные здоровьесберегающие инструменты для овладения письмом. Они способствуют раскрепощению руки ребенка, закладывают эстетические основы письма. Отсюда у детей удовольствие от этого процесса, а удовольствие – это залог успешности обучения. У детей получается писать красиво, и им это очень нравится. В частных школах Великобритании предпочтение отдается перьевым ручкам, в Германии это закреплено законодательно. Там целая индустрия эргономичных школьных перьевых ручек. В России этим, к сожалению, пренебрегают.

– Что еще отличает вашу систему?

– У нас два основных принципа, которые идут через все обучение, – это природосообразность и культуросообразность. То есть преподавание учитывает особенности восприятия ребенка на каждом возрастном этапе и нацелено на максимальное усвоение им культурного опыта предшествующих поколений. Книги Константина Дмитриевича Ушинского – это укоренение в отечественную культуру. Ничего подобного не было даже в советское время.

Методику преподавания арифметики в начальной школе я изучала очень глубоко: и советскую, и дореволюционную. Сидела в архивах библиотек, искала публикации, учебники, методические пособия, начиная с «Арифметики» Магницкого, изданной при Петре I. Я увидела, что до 1830 года вообще не было разработано никакой методики. По министерским циркулярам видно, что ребенка учили как маленького взрослого. И я по крупинкам выискивала, как объяснить ту или иную трудную тему понятно для ребенка. Очень радовалась, когда находила ответы на свои вопросы в старой методической литературе, радовалась тому, что не я первая озабочена проблемами понятного детям обучения, до меня целые поколения людей решали те же методические вопросы. Все решения есть, и нам не надо ничего изобретать. Этот путь поиска и открытий был одним из самых интересных этапов моей жизни.

– И в обычных школах снова все это забыли?

– Да, сегодня мы пришли к тому, что детей снова учат, как взрослых. Многие говорят о системно-деятельностном подходе. Но что такое настоящий системно-деятельностный подход? Это когда курс изложен системно, и ребенок знания добывает, действуя с дидактическим материалом, деятельно. Учитель задает вопросы (сократовский диалог) и направляет ребенка так, чтобы он открывал эти знания сам. И для детей это огромная радость. Вот это мастерство учителя! Так учили раньше. Мы просто берем и применяем.

Мы не возвращаемся в прошлое – мы пользуемся тем, что было наработано. Главное, чтобы ребенку было все-все понятно. Если сегодня современно и модно, чтобы ребенок ничего не понимал в школе, то тогда да, мы не модные и не современные. Но я совершенно убеждена, что самостоятельно думающий маленький человек, который, повзрослев, станет самостоятельно думающим взрослым – это всегда актуально. Поэтому мы изучаем традиционный опыт и адаптируем его к современной школе. Мы не против прогресса, мы не против технологий. У нас очень современные, «продвинутые» дети, но если я понимаю, что компьютер, данный ребенку до 12 лет, отвлечет его от реального мира, я против компьютера. Я против компьютерных игр, потому что они очень яркие, они полностью захватывают воображение ребенка, и у него атрофируются собственное продуктивное воображение и волевая саморегуляция, реальный мир становится ему малоинтересен. Таких детей сложно учить.

– Поэтому у вас нет ни сенсорных досок, ни компьютеров, которыми так гордятся многие школы?

– У нас есть компьютеры для информатики, которую мы начинаем с 7 класса, знакомимся с системами счислений, осваиваем основные программы, учим программированию, даем технические базовые знания, которые будут нужны в жизни. Учим делать презентации. Но мы, опять же, против проектного метода в начальной школе. Он может быть только дополнением к стратегическому фундаментальному курсу по каждому предмету. Проектный метод скачет от темы к теме, насаждая разрозненность, клиповость сознания. Для меня очень важна последовательность, фундаментальность, движение от простого к сложному, а презентации – это фрагментарно, для усиления и оживления темы, не более того. И не в начальной школе.

На фото: у первоклассников — шахматы

– Русский язык вы тоже изучаете как-то по-особенному?

– В современной школе дают правила, и затем упражнения на отработку этих правил. И у ребенка складывается ощущение, что школьный русский язык – это что-то формальное, засушенное, не имеющее никакого отношения к литературному языку, к нашей живой речи.

– Мне внучка сказала: «Я ненавижу русский язык». Я возмутилась: «Как ты можешь так говорить! Это твой родной язык!» Прочитала ей целую лекцию…

– И ребенок в этом абсолютно не виноват. Он ненавидит не язык, а формальный подход к его изучению. Очень страшно, когда первоклашкам дают транскрипции или звуковые модули-схемы, навязывают алгоритмы взрослого понимания школьных предметов. В этом нет жизни, ребенку это не интересно. Для меня важно, чтобы дети любили язык и постигали его органично. Как работаем мы? Погружаем детей в языковую среду, которая им близка, – в учебные книги Ушинского. Постигаем премудрости грамматики, правописания на предварительно прочитанных, осмысленных и прочувствованных текстах. Мы не вводим ни одного правила до тех пор, пока дети не освоили то или иное языковое явление. Ребенок наблюдает над живым строем языка, вникает в синтаксические конструкции, в назывные функции слов. При работе над живым языком у детей никогда не возникает смешения частей речи с членами предложения, формируется связность мышления и языковое чутье. Ярлычки-термины навешиваются уже на готовые понятия. И всё это настолько гармонично и природосообразно, что наши дети русский язык любят.

И даже орфография не является для них испытанием на выносливость. Мы подводим к ней аккуратно и постепенно, начиная с дошкольного возраста. В наших пособиях для малышей нет слов с различиями в написании и произношении. А в первом классе начинаем учить, что не все слова пишутся так, как слышатся. У Ушинского была гениальная находка –маленькими звездочками он выделял различия в произношении и написании. Так у детей вырабатывается навык орфоэпического чтения и орфографической зоркости. Фонетику мы постигаем только на слух. Транскрипция в начальной школе – это бомба, которая закладывается под грамотное письмо, когда ребенку дают «звуковую запись» слова.

– А как вы пришли к необходимости изучения церковнославянского языка?

Врезка: «Церковнославянский язык древнерусской (восточнославянской) редакции употреблялся в богослужебных целях на Руси, и кроме этого, он стал функционировать как литературный язык, на котором писались и оригинальные русские сочинения, такие, как летописи, жития, повести. Церковнославянский язык использовался как литературный до конца XVII века, и лишь в XVIII веке возник русский литературный язык на собственно русской основе».

Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Елена Галинская

– Когда мы погружались в смысловое изучение русского языка, неизбежно пришли к пониманию необходимости изучения письменного праязыка. Мы вышли на него, увлекшись этимологией. И получилось чрезвычайно органично: когда мы изучаем церковнославянский, то раскрываются глубины смысла, происходит обогащение сознания, образности восприятия.

В британской системе обучения обязательным является латинский язык. А латынь для европейских языков – это то же самое, что церковнославянский для русского. Конечно, надо учитывать историческую реальность. Мы прошли через богоборческий XX век, когда из нас вытравляли религию. Мы на подкорке больны ее отторжением. А Европа не проходила через такие эксперименты. Там изучение латинского языка воспринимается спокойно. В прошлом веке нам дважды стерли и перезагрузили память. В 1917-м и в 90-е у нас произошли практически два аналогичных процесса.

– Революция и контрреволюция?

– Сначала перечеркнули всю тысячелетнюю историю России, подорвали корни ее культуры, основанной на православии. Выхолостили всё, перезагрузили сознание. Мы прошли через атеистический XX век, и нам снова пришлось перезагружаться: вычеркивать всю «советчину», «вытравлять из себя совок», топтать и хаять. Поэтому нам сегодня очень сложно приобщиться к нашим истокам, корням. Социальные эксперименты полностью перепахали российское коллективное бессознательное. Отторжение церковнославянского языка как русского праязыка связано с атеистическими тенденциями. Мы стараемся это нивелировать. Захватываем всю дореволюционную историю и культуру. Не топчем и советскую историю, где были свои плюсы и свои минусы. Когда мы опираемся на исторический фундамент, нам проще понять сегодняшний день. Народ, не знающий своего прошлого, будет бесконечно повторять одни и те же ошибки.

Мы создали свой учебник древнего мира для пятого класса. И мы даем детям историю России с 1 по 4 класс, у нас разработаны книги для чтения. Это первое погружение ребенка в родную историю, начиная с Древней Руси и до наших дней. Мы не зазубриваем факты, имена и даты, а показываем яркие тенденции, исторические личности. Дети в этом возрасте очень впечатлительны, и они очень любят эти книги.

– Изучение церковнославянского языка, истории приносит свои плоды?

– Мы со школьниками очень много путешествуем по России. Куда бы ни приезжали, дети демонстрируют свои познания лучше многих взрослых. Для нас это архаика, а для детей – все живое, узнаваемое. Мы были в Оружейной палате, и они сами могли прочитать тексты в книгах, понимали, к какой эпохе относятся древние рукописи. Меня очень впечатляет, что дети приобщены к огромному пласту своей культуры. Они понимают молитвы, когда находятся в храме, могут прочитать надписи на иконах, на фресках, за этим для них стоит живая реальность.

Но при этом у нас не православная гимназия, у нас нет курса Закона Божия, Основ православной культуры. Мне достаточно того, что у нас ни советский и не либеральный взгляд на историю и культуру, а подход, интегрирующий все эпохи. Мне достаточно курса Ушинского, который погружает в отечественную культуру XIX века. Наши дети легко читают классику в средней и старшей школе. Они не запинаются на словах «ямщик», «тулуп», «завалинка», «фрак» и других. В эту лексику они были погружены в начальной школе. Ребенку не нужен толковый словарь для того, чтобы «продираться» сквозь лексику классической литературы. У нас свой авторский курс литературы, который намного шире, чем ФГОСовский. При этом дети его легко воспринимают. Для них Лермонтов, Пушкин, Достоевский – это все родное, понятное. Нельзя упускать благодатные детские годы, когда дети открыты, впитывают литературу сердцем.

Я тоже бабушка. Современная, урбанизированная бабушка, которой всё время не до внуков. Я родилась в Свердловске, но каждое лето ездила к своей бабушке в Сибирь. И бабушка меня напитала народной культурой. Вечера, проведенные у бабули, когда я засыпала под ее сказки, а от неё пахло сеном и коровкиным молочком, – это лучшие воспоминания детства. Я своим детям и внукам не могу этого дать. Но утешаюсь тем, что книги Ушинского хоть как-то компенсируют эту потерю, и мои дети и внуки смогут получить пласт этой русской народной культуры. Бабушка говорила таким удивительным певучим языком, с прибаутками, шутками, я так не умею. А книги Ушинского написаны именно тем почти забытым нами языком. И детям, когда они учатся по этим книгам, так уютно, как у бабушки на коленках. Даже когда взрослые люди берут книги Ушинского в руки, говорят: «Это такое забытое родное». Мы словно мостик перекидываем через все эти революции и укореняем детей в прошлом, напитываем их любовью к родине.

– Удивительно, что Вы подняли этот пласт народной культуры и сумели интегрировать его в нашу современную жизнь.

– Изначально мы делали все для себя, добивались, чтобы книги были тактильно приятны, чтобы иллюстративный ряд не пестрил, как в современных учебниках. Вся эта яркая, ядовитая окрошка в современных учебниках растормаживает эмоциональную сферу детей, а та, в свою очередь, блокирует сферу логическую. Поэтому наши учебники природосообразны. Когда ребенок работает с текстом, не должно быть яркой пестроты в картинках. Бумага используется не чисто белая, а чуть состаренная, картинки в стиле сепия. Все это создает психологический комфорт для ребенка.

– Как пришла мысль делиться этим с другими?

– Мы работали над книгами и над их методическим сопровождением несколько лет, а когда увидели весь комплект учебников в его целостности, пришло понимание, что это удивительное сокровище, это национальное достояние. И стали делиться им со всеми единомышленниками, которых с каждым годом становится все больше. Сегодня методика распространяется быстрыми темпами. Уже сами люди, проникнувшись, испытав в работе, делятся книгами друг с другом. Ежемесячно появляются новые учебные заведения, работающие по нашим программам. Мы только успеваем давать объявления в социальной сети об открытии новых центров и семейных образовательных групп.

– Сегодня уже более 30 школ в России работают в рамках разработанной Вами системы. Одна из школ открывается в Академическом районе Екатеринбурга.

– Создавая «Русскую классическую школу», я заботилась только о своих детях и не предполагала, что наша система вызовет федеральный интерес. Сегодня создано несколько центров, наши пилотные площадки. И когда вновь создаваемые школы нас просят о методической помощи, мы их перенаправляем в эти центры в зависимости от территории присутствия. Сегодня сложно сказать, сколько школ работает по нашей методике, и невозможно сказать, сколько детей учится по ней на семейном образовании. На нашей странице «ВКонтакте» прибавление подписчиков идет быстрыми темпами – примерно 1000 человек в месяц. Страничку мы открыли год назад, и сейчас нас уже 12 тысяч, хотя мы нигде специально не рекламируем свои программы.

Если заглянуть на нашу страничку «ВКонтакте», вы увидите, что у нас собирается весь русский мир, каждый день нас посещают люди из Америки, Канады, Германии, Франции, Таиланда, Арабских Эмиратов, Австралии и других стран. Как оказалось, очень многие хотят сохранить российские традиции, люди истосковались по отечественной культуре, а так как мы даем ее квинтэссенцию, берут за основу наши учебники. Они не ограничены никакими ФГОСами, покупают наши учебники и учат детей.

– Мы заметили, что в классах только мальчики или девочки, за небольшим исключением. Это тоже дань прошлому?

– Я сторонник раздельного обучения, так как процессы восприятия учебного материала у мальчиков и девочек разные. Даже педагоги девочкам и мальчикам нужны с разными темпераментами. С девочкам более эффективен эмоциональный учитель, а мальчикам необходима логика, четкость, структурированность. К тому же при раздельном обучении проще организовать внеклассную работу, секции.

– Раньше, при раздельном обучении, наверное, было больше уважения к другому полу. Нельзя было девочек ежедневно дергать за косички.

– У нашего мальчишеского пятого класса на той неделе произошло важное событие. Они у нас все активные, спортивные. Максим – лидер хоккейной команды, Давид – чемпион по греко-римской борьбе. И вдруг в классе появилась девочка. Вы бы видели их глаза! Когда Маша ушла переодеваться для прогулки, они ее потеряли, бегали и спрашивали «А где Маша?» с такой нежностью в голосе! А если бы Маша училась с ними с первого класса, у них было бы совсем другое к ней отношение.

Еще один важный момент. Задач в этом мире у мужчин намного больше, чем у женщин. Я, имея шестерых детей – троих мальчиков и трех девочек, могу сказать, что мальчики развиваются, зреют дольше. Первоклассник Ваня и первоклассница Маша – это два разных по своей природе существа. Маша уверена в себе, как будто она на пару лет старше Вани. А мальчику еще надо дозреть. Наших пятиклассников никакие девочки не «давили» в первом классе, у них была конкуренция только внутри своей мужской среды. Поэтому они выросли спокойными, уверенными в себе, с чувством собственного достоинства. А сейчас для них слышать девичий голос на уроке – это что-то непривычное, трепетно-бодрящее.

– Школа существует одиннадцатый год, уже видны результаты методики?

– У нас в школе нет патологической конкуренции, которая присутствует сегодня в системе образования. Нет атмосферы соревновательности, с ее обязательными атрибутами успешности и лидерства, дети не расталкивают друг друга локтями. У нас атмосфера фундаментально-академично-спокойная, где есть место и серьезной учебе, и веселому совместному времяпровождению взрослых и детей.

Да, в этом году будет выпуск, который мы начинали с первого класса обучать по нашей методике. Дети подходят к окончанию школы уверенными в себе, без излишнего страха перед ЕГЭ, определившись с будущей профессией.

Я уже вижу, что все было сделано не зря. Их школьная жизнь сложилась так, как и было изначально задумано: они не выдохлись на пути и не потеряли познавательный интерес, получили глубокие знания и укорененность в родную культуру.

Главная — Школа №187, Нижний Новгород

 

При переводе обучающегося в другую образовательную организацию (для выдачи личного дела обучающегося) необходимо предварительно записаться по телефону 282-30-52.

«Горячая» линия Департамента образования администрации города Нижнего Новгорода:

8 (800) 222 04 89 — телефон многоканальный

Результаты независимой оценки качества образовательной деятельности департамента образования администрации города Нижнего Новгорода

Независимая оценка качества образовательной деятельности МАОУ «Школа №187»

График работы образовательной организации:

Понедельник — пятница с 08.30 до 18.00

Суббота: с 08.30 до 13.00

Перерыв: с 12.00 до 12.48

Краткая история образовательной организации.

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Школа №187 с углубленным изучением отдельных предметов» (МАОУ «Школа №187») Советского района г. Нижнего Новгорода была открыта 1 сентября 1985 года.

В 1992 году школа получила статус общеобразовательного учреждения с углубленным изучением предметов экономического направления, в 2002 году к предметам, изучающимся углубленно, добавились математика и история, а в 2016 – русский язык и физика.

В 1996 году учреждение стало лауреатом конкурса «Школа года – 96».

В 2003 году коллектив школы был удостоен премии департамента образования и социально-правовой защиты детства администрации города Нижнего Новгорода за проект «Развитие экономического мышления школьников в системе работы школы № 187». С 2006 по 2008 год школа принимала участие в конкурсе общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы в рамках приоритетного национального проекта «Образование», и дважды (2006, 2008) получила Грант Президента РФ. В 2007 году — Грант Губернатора Нижегородской области.

С 2012, года согласно договору о сотрудничестве с ННГУ им. Н. И. Лобачевского, школа является участником программы «Университетский кластер образования».

В 2009 и 2014 гг. коллективу педагогов школы была присуждена премия г. Н. Новгорода в области образования за новую модель интеграции «Школа – университет» и деятельность городского ресурсного центра по духовно-нравственному и гражданскому образованию.

С 2012 года образовательная организация  получила статус автономного.

В 2015 г. коллектив школы успешно прошел процедуру государственной аккредитации, получив 100 баллов по ее результатам. Кроме того, её коллектив принял участие в конкурсе общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы в рамках приоритетного национального проекта «Образование», получив Грант Губернатора Нижегородской области и заняв в рейтинге лучших 5-е место среди 10-ти школ области. В Городском ресурсном центре создан «Георгиевский зал – славы русского воинства!», открытый к 70-летию Победы в ВОВ.

По результатам 2014-2015 учебного года школа вошла в Топ-500 лучших школ России.

В 2015 году школа награждена Почётным вымпелом главы администрации города Нижнего Новгорода и дипломом за победу в конкурсном отборе образовательных организаций города Нижнего Новгорода, внедряющих инновационные образовательные программы.

Типы нарушений обучаемости — Американская ассоциация обучающихся инвалидов

Нарушения обучаемости возникают из-за генетических и / или нейробиологических факторов, которые изменяют функционирование мозга таким образом, что это влияет на один или несколько когнитивных процессов, связанных с обучением. Эти проблемы с обработкой могут мешать изучению основных навыков, таких как чтение, письмо и / или математика. Они также могут мешать навыкам более высокого уровня, таким как организация, планирование времени, абстрактное мышление, долговременная или краткосрочная память и внимание.Важно понимать, что неспособность к обучению может повлиять на жизнь человека за пределами учебы и может повлиять на отношения с семьей, друзьями и на рабочем месте.

Поскольку трудности с чтением, письмом и / или математикой являются распознаваемыми проблемами в школьные годы, признаки и симптомы нарушения обучаемости чаще всего диагностируются в это время. Однако некоторые люди не проходят аттестацию до тех пор, пока они не получат высшее образование или не станут взрослыми в составе рабочей силы.Другие люди с нарушением обучаемости могут никогда не пройти оценку и не пройти по жизни, никогда не зная, почему у них возникают трудности с учёбой и почему у них могут быть проблемы на работе или в отношениях с семьей и друзьями.

Нарушения обучаемости не следует путать с проблемами обучения, которые в первую очередь являются результатом нарушения зрения, слуха или моторики; умственной отсталости; эмоционального расстройства; или неблагоприятных экологических, культурных или экономических проблем.

В целом люди с нарушением обучаемости обладают средним или выше среднего интеллекта. Часто кажется, что существует разрыв между индивидуальным потенциалом и фактическими достижениями. Вот почему неспособность к обучению называется «скрытой инвалидностью»: человек выглядит совершенно «нормальным» и кажется очень умным и умным человеком, но может быть не в состоянии продемонстрировать уровень навыков, ожидаемый от кого-то из того же возраста.

Нарушение обучаемости невозможно вылечить или исправить; это вызов на всю жизнь.Однако при соответствующей поддержке и вмешательстве люди с нарушением обучаемости могут добиться успеха в школе, на работе, в отношениях и в обществе.

В Федеральном законе, в соответствии с Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), используется термин «особая неспособность к обучению», одна из 13 категорий инвалидности в соответствии с этим законом.

«Нарушения обучаемости» — это «зонтичный» термин, описывающий ряд других, более специфических нарушений обучаемости, таких как дислексия и дисграфия.Найдите признаки и симптомы каждого из них, а также приведите полезные стратегии.

Типы нарушений обучаемости

  • Дискалькулия

    Специфическое нарушение обучаемости, которое влияет на способность человека понимать числа и усваивать математические факты.

  • Dysgraphia

    Специфическая неспособность к обучению, которая влияет на способность человека писать и мелкую моторику.

  • Дислексия

    Специфическая неспособность к обучению, которая влияет на чтение и связанные с ним языковые навыки обработки.

  • Невербальные нарушения обучаемости

    Имеет проблемы с интерпретацией невербальных сигналов, таких как мимика или язык тела, и может иметь плохую координацию.

  • Расстройство устной / письменной речи и специфический дефицит понимания прочитанного

    Нарушения обучаемости, которые влияют на понимание человеком того, что они читают, или разговорной речи. Также может быть нарушена способность выражать себя устным языком.

Связанные расстройства

  • СДВГ

    Расстройство, которое включает в себя трудности с сохранением концентрации и вниманием, контролируемым поведением и гиперактивностью.

  • Диспраксия

    Расстройство, вызывающее проблемы с движением и координацией, языком и речью.

  • Исполнительное руководство Функционирование

    Влияет на планирование, организацию, выработку стратегии, внимание к деталям и управление временем и пространством.

Индивидуальных образовательных программ (IEP) (для родителей)

Что такое IEP?

Дети с задержкой развития навыков или другими ограниченными возможностями могут иметь право на специальные услуги, которые предоставляют индивидуализированные образовательные программы в государственных школах бесплатно для семей.Понимание того, как получить доступ к этим услугам, может помочь родителям эффективно защищать интересы своих детей.

Принятие обновленной версии Закона об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA 2004) сделало родителей детей с особыми потребностями еще более важными членами команды по обучению их детей.

Теперь родители могут вместе с педагогами разработать план — индивидуальную образовательную программу (IEP) — чтобы помочь детям добиться успехов в школе. IEP описывает цели, которые команда ставит перед ребенком в течение учебного года, а также любую специальную поддержку, необходимую для их достижения.

Кому нужна IEP?

Ребенок, который испытывает трудности с обучением и функционированием и был определен как учащийся с особыми потребностями, является идеальным кандидатом на IEP.

Дети, испытывающие трудности в школе, могут иметь право на получение услуг поддержки, позволяющих обучать их особым образом, по таким причинам, как:

Как предоставляются услуги?

В большинстве случаев услуги и цели, указанные в IEP, могут быть предоставлены в стандартной школьной среде. Это можно сделать в обычном классе (например, учитель чтения помогает небольшой группе детей, которые нуждаются в дополнительной помощи, в то время как другие дети в классе работают над чтением с обычным учителем) или в специальной комнате для ресурсов в обычной школе. .Ресурсная комната может обслуживать группу детей со схожими потребностями, которых собирают вместе для помощи.

Однако дети, нуждающиеся в интенсивном вмешательстве, могут обучаться в специальной школьной среде. В этих классах на одного учителя приходится меньше учеников, что позволяет уделять больше индивидуального внимания.

Кроме того, учитель обычно имеет специальную подготовку по оказанию помощи детям с особыми образовательными потребностями. Дети проводят большую часть своего дня в специальном классе и присоединяются к обычным занятиям для неакадемических занятий (например, музыка и спортзал) или для академических занятий, в которых им не требуется дополнительная помощь.

Поскольку цель IDEA состоит в том, чтобы гарантировать, что каждый ребенок получает образование в наименее ограничивающей среде, прилагаются усилия, чтобы помочь детям оставаться в обычном классе. Однако, когда потребности лучше всего удовлетворяются в специальном классе, дети могут быть помещены в один.

с.

Процесс обращения и оценки

Процесс направления обычно начинается, когда учитель, родитель или врач обеспокоены тем, что у ребенка могут быть проблемы в классе, и учитель уведомляет школьного консультанта или психолога.

Первым шагом является сбор конкретных данных об успеваемости студента или академических проблемах. Это можно сделать через:

  • конференция с родителями
  • конференция со студентом
  • наблюдение студента
  • анализ успеваемости студента (внимание, поведение, выполнение работы, контрольные, классные, домашние задания и т. Д.)

Эта информация помогает школьному персоналу определить следующий шаг. На этом этапе можно использовать стратегии, специфичные для учащегося, чтобы помочь ребенку добиться большего успеха в школе.Если это не сработает, ребенок будет проверен на определенную неспособность к обучению или другое нарушение, чтобы помочь определить квалификацию для получения специальных услуг.

Важно отметить, однако, что наличие инвалидности не гарантирует автоматически, что ребенок получит услуги. Чтобы иметь право на участие, инвалидность должна влиять на работу в школе.

Чтобы определить соответствие критериям, многопрофильная группа профессионалов оценит ребенка на основе своих наблюдений; успеваемость ребенка по стандартизированным тестам; и ежедневная работа, такая как тесты, викторины, классные и домашние задания.

Кто в команде?

В состав группы специалистов по оценке могут входить:

Как родитель вы можете решить, проводить ли оценку вашего ребенка. Если вы решите это сделать, вам будет предложено подписать форму разрешения, в которой будет подробно указано, кто участвует в процессе и какие типы тестов они используют. Эти тесты могут включать оценку конкретных школьных навыков, таких как чтение или математика, а также более общих навыков развития, таких как речь и язык. Тестирование не обязательно означает, что ребенок получит услуги.

После того, как члены группы завершат свои индивидуальные оценки, они составляют подробный отчет об оценке (CER), в котором обобщаются их результаты, предлагается классификация по образованию, а также излагаются навыки и поддержка, которые потребуются ребенку.

У родителей есть возможность просмотреть отчет до того, как будет разработана IEP. Некоторые родители не согласятся с отчетом, и у них будет возможность вместе со школой разработать план, который наилучшим образом отвечает потребностям ребенка.

с.

Разработка IEP

Следующим шагом является собрание IEP, на котором группа и родители решают, что войдет в план. Помимо оценочной группы, должен присутствовать обычный учитель, который может предложить рекомендации о том, как этот план может помочь ребенку в продвижении по стандартной учебной программе.

На встрече группа обсудит образовательные потребности вашего ребенка, как описано в CER, и предложит конкретные измеримые краткосрочные и годовые цели для каждой из этих потребностей.Если вы посетите это собрание, вы сможете принять активное участие в разработке целей и определении того, какие навыки или области получат наибольшее внимание.

На титульном листе IEP указаны услуги поддержки, которые будет получать ваш ребенок, и как часто они будут предоставляться (например, трудотерапия два раза в неделю). Услуги поддержки могут включать специальное обучение, логопедию, профессиональную или физиотерапию, консультации, аудиологию, медицинские услуги, уход за больными, а также терапию зрения или слуха.Они также могут включать транспорт; степень участия в программах для студентов без инвалидности; какие изменения, если таковые имеются, необходимы в управлении общегосударственной оценкой достижений учащихся; и, начиная с 14 лет, включение планирования перехода как части процесса.

Если команда рекомендует несколько услуг, количество времени, которое они отводят в школьном расписании ребенка, может показаться чрезмерным. Чтобы облегчить эту нагрузку, некоторые услуги могут предоставляться на консультационной основе.В этих случаях профессионал консультируется с учителем, чтобы предложить стратегии помощи ребенку, но не предлагает практических инструкций. Например, эрготерапевт может предложить приспособления для ребенка с проблемами мелкой моторики, которые влияют на почерк, а классный учитель включит эти предложения в уроки почерка, проводимые для всего класса.

Другие услуги могут быть предоставлены прямо в классе, поэтому день ребенка не прерывается терапией.Ребенок, у которого проблемы с почерком, может работать один на один с эрготерапевтом, в то время как все остальные тренируют свои навыки письма. При принятии решения о том, как и где предлагать услуги, первоочередное внимание следует уделять комфорту и достоинству ребенка.

IEP следует пересматривать ежегодно, чтобы обновлять цели и убедиться, что уровень обслуживания соответствует потребностям вашего ребенка. Тем не менее, IEP могут быть изменены в любое время по мере необходимости. Если вы считаете, что вашему ребенку нужно больше, меньше или других услуг, вы можете попросить о встрече и собрать команду, чтобы обсудить ваши проблемы.

стр.5

Ваши законные права

Конкретные сроки гарантируют, что разработка IEP перейдет от направления к предоставлению услуг как можно быстрее. Обязательно спросите об этом сроке и получите копию прав своих родителей, когда вашего ребенка направят. Эти руководящие принципы (иногда называемые процедурными гарантиями) определяют ваши права как родителя контролировать то, что происходит с вашим ребенком на каждом этапе процесса.

Права родителей также описывают, как вы можете действовать, если вы не согласны с какой-либо частью CER или IEP — посредничество и слушания являются вариантами.Вы можете получить информацию о недорогом или бесплатном юридическом представительстве в школьном округе или, если ваш ребенок находится на раннем вмешательстве (для детей до 3 лет), в рамках этой программы.

Адвокаты и оплачиваемые адвокаты, знакомые с процессом IEP, представят вас, если вам это нужно. Вы также можете пригласить любого, кто знает вашего ребенка или работает с ним, чей вклад, по вашему мнению, будет полезным, присоединиться к группе IEP. Программы, поддерживаемые на федеральном уровне в каждом штате, поддерживают информационные и обучающие мероприятия для родителей с детьми с особыми потребностями.Проекты по обучению и информированию родителей проводят семинары, публикуют информационные бюллетени и отвечают на вопросы по телефону или по почте о деятельности родителей.

Последнее слово

Родители имеют право выбирать, где будут учиться их дети. Этот выбор включает государственные или частные начальные и средние школы, включая религиозные школы. Сюда также входят чартерные и домашние школы.

Однако важно понимать, что права детей с ограниченными возможностями, которых родители помещают в частные начальные и средние школы, не совпадают с правами детей с ограниченными возможностями, которые учатся в государственных школах или размещаются государственными учреждениями в частные школы, когда государственная школа не может предоставить соответствующее бесплатное государственное образование (FAPE).

Два основных различия, о которых должны знать родители, учителя, другие сотрудники школы, представители частных школ и дети:

  1. Дети с ограниченными возможностями, которых родители помещают в частные школы, могут не получать тех же услуг, которые они получали бы в государственной школе.
  2. Не все дети с ограниченными возможностями, помещенные их родителями в частные школы, будут получать услуги.

Процесс IEP сложен, но это также эффективный способ узнать, как ваш ребенок учится и функционирует.Если у вас есть сомнения, не стесняйтесь задавать вопросы о результатах оценки или целях, рекомендованных командой. Вы лучше всех знаете своего ребенка и должны сыграть центральную роль в создании учебного плана, учитывающего его или ее конкретные потребности.

Почему дети разные дома и в школе?

Для детей нет ничего необычного в том, что они ведут себя по-разному в разных условиях. Например, вы ожидаете, что ребенок будет вести себя так на дне рождения друга, а другой — в доме ее бабушки и дедушки.Но поведение некоторых детей — особенно детей с такими проблемами, как тревожность, неспособность к обучению, СДВГ и аутизм — может значительно различаться, особенно когда они находятся дома, а не в школе. Это несоответствие может оставить родителей озадаченными, если не расстроенными, и обеспокоенными тем, что они делают что-то не так.

Возьмем случай Сэма, которому сейчас 15 лет, который одарен, но у него также диагностировано расстройство аутистического спектра, СДВГ и проблемы с обучением. Его мать, Маратея Кантарелла, которая является исполнительным директором организации Twice Exceptional Children’s Advocacy, вспоминает, как проблемы в школе привели к взрывному поведению дома.

В школе, между попытками угодить учителям и общением со сверстниками, «он действительно много работал, чтобы держать себя под контролем», — говорит Кантарелла. К тому времени, как он вернулся домой, «я часто чувствовал, что он просто ищет способ снять все накопившееся напряжение». Он отпустил его с 30-минутными истериками из-за домашнего задания или «чего угодно», в сопровождении криков, бросания вещей, а иногда и ударов ногами и бодами головой. Потом, когда он успокоился, добавляет она, «он почувствовал ужасный стыд и вину.”

Но для некоторых детей школа — это то место, где их проблемы наиболее заметны. 8-летняя Хлоя страдает избирательным мутизмом и социальной тревожностью. Ее мать, Ким Байман, говорит, что дома Хлоя «веселая, тупая, разговорчивая, энергичная девушка». Но когда она приходит в школу, она отключается. Она никогда не разговаривала со своими учителями или одноклассниками, хотя участвует во всех сферах, не требующих вербальной речи. Она не попросит в туалет; она ждет, пока не вернется домой.

Так почему же дети могут так по-разному выступать в разных условиях?

Почему некоторые дети лучше учатся в школе?

Некоторые дети могут хорошо справляться со школьными ожиданиями, но для них это такая борьба, что дома они будут иметь свои последствия.Дети с СДВГ, тревожностью, аутизмом и нарушениями обучаемости «могут использовать большую часть своих ресурсов, чтобы следовать указаниям или справляться в классе», — говорит Стефани Ли, психиатр, клинический психолог из Института детского разума. Когда все эти дети вернутся домой, «им будет сложно найти такое же количество ресурсов для управления».

Между тем, добавляет она, многие дети, в том числе дети с аутизмом, выигрывают от последовательности, структуры, предсказуемости и распорядка, присущих их школьной среде.Часто это невозможно воспроизвести дома, «потому что жизнь устроена не так», — говорит она.

В школе награды и последствия, вероятно, будут иметь постоянный характер, и родителям будет сложнее устроиться дома. Кроме того, социальное моделирование в школе может помочь детям выровняться в прямом и переносном смысле. Наконец, у учителей нет времени бездельничать: если ребенок не следует указаниям по первой или второй подсказке, у учителя, скорее всего, будут немедленные последствия, в то время как родители могут в конечном итоге позволить своему ребенку уклониться от следующего шага или отложить его, потому что они много времени говорят об этом.

Подавление симптомов в школе

Джерри Бубрик, доктор философии, клинический психолог и директор службы обсессивно-компульсивных расстройств в Институте детского разума, отмечает, что дети с некоторыми расстройствами, включая тревожность и ОКР, очень обеспокоены тем, как люди их воспринимают, особенно когда они попадают в средние и старшие школьные годы. Поэтому они действительно стараются скрыть свои симптомы. «Обычно мы наблюдаем, как дети учатся в школе на более высоком уровне», — говорит д-р.Бубрик, «менее симптоматичен, потому что они пытаются поддерживать это социальное восприятие, что с ними все в порядке. И они, как правило, испытывают много смущения и стыда из-за своих симптомов ».

Еще одна ключевая причина, по которой дети лучше учатся в школе: они чувствуют себя в безопасности, оставаясь «самими собой наихудшими» дома, зная, что родители по-прежнему будут их любить и поддерживать.

«Я думаю, что иногда дети приходят домой, и это похоже на то, когда вы снимаете обувь и чувствуете облегчение», — объясняет доктор Бубрик.«Типа:« Хорошо, теперь я могу быть собой »». Для детей, которые действительно хорошо справились с подавлением своих симптомов в школе, дома, где они чувствуют, что их никто не осуждает, «может произойти взрыв симптомов. . »

Как вспоминает одна мама 10-летнего ребенка с ОКР, в школе ее дочь раскачивалась или рисовала на липкой подушечке, чтобы сопротивляться навязчивым мыслям, даже если она была в беде. «Так что она закупоривала это в школе, а потом просто выходила из автобуса дома и просто взрывалась», — говорит она.«Физически и словесно она была очень расстроена».

Это тоже может сбить с толку родителей. «Родители часто говорят:« Я хожу в школу, и учителя говорят, что Джонни так хорош в классе, и я не вижу, чтобы он корчился ». Я не вижу ничего из того, о чем вы говорите », — говорит доктор Бубрик. «А потом ребенок приходит из школы, и у него действительно симптомы, и ему трудно это контролировать».

Почему некоторым детям лучше дома?

Для большинства детей академические и социальные требования в школе выходят за рамки того, с чем они обычно сталкиваются дома, — отмечает д-р.Ли. Это может вызвать проблемное поведение у некоторых, которых их семьи никогда не видят дома.

Дети с проблемами, такими как СДВГ и тревожность, часто имеют очень низкую толерантность к разочарованию; Просьба к ним быть терпеливыми или настойчивыми в школе может стать большим источником стресса. «Это может быть невероятно сложно для детей, — говорит доктор Ли, — поэтому мы можем увидеть много разыгрываний в подобных ситуациях».

Точно так же дети с социальной тревожностью, которые беспокоятся о том, как их воспринимают другие, или дети, у которых есть тревога, связанная с успеваемостью, могут не иметь проблемного поведения дома.Но когда они приходят в школу и должны заниматься математикой или читать отрывок вслух, они могут проявить некоторые негативные поступки, чтобы этого избежать. «Действия в данной конкретной ситуации могут оказаться для них функциональными, — говорит д-р Ли, — потому что, если они будут вести себя немного глупо, учитель может их отругать, но затем они уйдут».

Когда дело доходит до аутичных детей, им может быть позволено очень ритуализированное или самостоятельное поведение дома, например, экранное время или лего. Когда они приходят в школу, им не разрешают делать эти вещи или приходится ждать, пока они будут иметь свободный доступ дома.Это также может привести к нарушению правил поведения.

Как помочь детям

Одно из главных предложений д-ра Ли — как можно больше поощрять сотрудничество и открытое общение между домом и школой. «Если есть стратегии или методы, от которых ребенок действительно извлекает пользу дома или в школе, можно ли их использовать и адаптировать для поддержки этого ребенка в обеих средах?» она говорит.

Например, она отмечает, что если ребенку помогает визуальное расписание в школе, можно ли его создать для дома? «Точно так же, — добавляет она, — если мы знаем, что ребенку действительно выгодны утверждения« когда / то »дома, то есть« когда ты сделаешь это, это произойдет », — поделись этим с учителем».”

Доктор Ли говорит, что лучший способ наладить отношения сотрудничества со школой — это «хвалить учителя и ценить его работу, а не только давать им информацию о своем ребенке».

Детям, у которых проблемное поведение проявляется дома, доктор Ли рекомендует дать им возможность расслабиться, когда они переходят после школы: «Совершенно нормально иметь менее строгие требования к вашему ребенку в этот период времени, если им нужен перерыв. .Тем не менее, для них важно понимать, что правила домашнего хозяйства по-прежнему необходимо соблюдать ».

Д-р Бубрик разделяет эту идею, говоря, что очень важно отметить, насколько хорошо питается и отдохнул ребенок. Возвращение домой голодным после целого дня борьбы за то, чтобы удержать себя, — хороший рецепт послеобеденного срыва. Он советует родителям вернуть детей в нормальное русло, дав им перекус и давая им отдохнуть, позволяя им перегруппироваться, чтобы начать здоровый вечер.

Терапия, которая может помочь

Инструмент, который большинство экспертов рекомендует, чтобы помочь детям управлять своим поведением, будь то в школе или дома, — это когнитивно-поведенческая терапия или КПТ.КПТ адаптирована для решения множества различных эмоциональных и поведенческих проблем; Все эти специализированные методы лечения объединяет то, что дети учатся навыкам саморегуляции или тому, как справляться с сильными эмоциями лучше, чем импульсивные действия.

Когда дети используют навыки когнитивно-поведенческой терапии в школе, они могут лучше функционировать, не тратя столько энергии, — объясняет доктор Бубрик. Поэтому, когда они возвращаются домой, меньше стресса и возможен взрыв симптомов. «Чем больше дети практикуют эти навыки, — говорит он, — тем лучше они их усваивают.”

Доктор Бубрик отмечает, что с КПТ родители участвуют с самого начала, чтобы понять состояние своего ребенка и увидеть, что они делают, что, несмотря на благие намерения, усугубляет проблему. «Мы учим родителей, что можно и что нельзя воспитывать ребенка с тревожным расстройством», — говорит он. Он приводит в пример ребенка с ОКР, который боится микробов. Родители не делают ребенку одолжений, открывая ему двери. Вместо этого ребенок должен научиться навыкам, которые помогут ему справиться со своими тревогами и компульсиями.

Доктор Ли говорит, что обучение родителей поведению, которое включает в себя компоненты КПТ, часто необходимо, чтобы помочь родителям определить, что происходит в той или иной среде, и наилучшим образом поддержать своего ребенка.

COE — Студенты-инвалиды

Дошкольное, начальное и среднее образование

Студенты-инвалиды

В 2019–2020 годах количество учащихся в возрасте от 3 до 21 года, получивших услуги специального образования в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), составило 7 человек.3 миллиона, или 14 процентов всех учащихся государственных школ. Среди учащихся, получающих услуги специального образования, наиболее распространенной категорией инвалидности (33 процента) была определенная неспособность к обучению.

Принятый в 1975 году Закон об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), ранее известный как Закон об образовании для всех детей-инвалидов, требует предоставления бесплатного и надлежащего образования в государственных школах для имеющих на это право учащихся в возрасте от 3 до 21 года. Приемлемые студенты — это студенты, определенные группой профессионалов как имеющие инвалидность, которая отрицательно сказывается на успеваемости, и нуждающиеся в специальном образовании и сопутствующих услугах.Сбор данных для мониторинга соблюдения закона IDEA начался в 1976 году. В период с 2009–10 по 2019–20 учебный год количество учащихся в возрасте от 3 до 21 года, получивших услуги специального образования в рамках закона IDEA, увеличилось с 6,5 миллионов, или 13 процентов от общего числа учащихся государственных школ. охвата до 7,3 миллиона человек, или 14 процентов от общего числа учащихся в государственных школах. 1

Выберите подгруппу:
Показать все доступные результаты

Выберите характеристику подгруппы из раскрывающегося меню ниже, чтобы просмотреть соответствующий текст и рисунки.

Рисунок 1. Процентное распределение учащихся в возрасте от 3 до 21 года, получивших образование в соответствии с Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), по типу инвалидности: 2019-20 учебный год

Среди учащихся, получивших услуги специального образования в рамках закона IDEA в 2019–20 учебном году, категорией инвалидности с наибольшим зарегистрированным процентом учащихся была «особая неспособность к обучению».Специфическая неспособность к обучению — это нарушение одного или нескольких основных психологических процессов, связанных с пониманием или использованием устной или письменной речи, которое может проявляться в несовершенной способности слушать, думать, говорить, читать, писать, писать по буквам или выполнять математические вычисления. расчеты. Тридцать три процента всех учащихся, получивших услуги специального образования, имели определенные проблемы с обучением, 19 процентов имели нарушения речи или языка, 2 и 15 процентов имели другие нарушения здоровья (включая ограниченную силу, жизнеспособность или бдительность из-за хронических или острых заболеваний). проблемы со здоровьем, такие как сердечное заболевание, туберкулез, ревматическая лихорадка, нефрит, астма, серповидно-клеточная анемия, гемофилия, эпилепсия, отравление свинцом, лейкемия или диабет).Учащиеся с аутизмом, задержкой в ​​развитии, умственными недостатками и эмоциональными расстройствами составляли от 5 до 11 процентов учащихся, обучающихся в рамках программы IDEA. Учащиеся с множественными физическими недостатками, нарушениями слуха, ортопедическими нарушениями, нарушениями зрения, черепно-мозговой травмой и слепоглухотой составляли 2 процента или менее от числа тех, кто прошел обучение в рамках программы IDEA.

Фигура 2.Процент учащихся в возрасте 3–21 лет, обучающихся в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), по расе / этнической принадлежности: 2019–20 учебный год

В 2019-20 учебном году процент учащихся, обучающихся в рамках программы IDEA, был самым высоким среди учащихся из числа американских индейцев / коренных жителей Аляски (18 процентов), за которыми следовали черные студенты (17 процентов) и студенты двух или более рас (15 процентов), которые были как минимум на один процентный пункт выше, чем процент учащихся государственных школ, обучающихся в рамках закона IDEA в целом (14 процентов).Этот процент был самым низким среди студентов из числа жителей островов Тихого океана (11 процентов) и студентов из Азии (7 процентов).

В 2019-20 учебном году процентное распределение учащихся, получающих услуги специального образования для различных типов инвалидности, различается в зависимости от расы / этнической принадлежности. Для большинства расовых / этнических групп конкретная неспособность к обучению и нарушения речи или языка были двумя наиболее распространенными типами инвалидности, на которые приходилось не менее 43 процентов учащихся, получающих услуги IDEA.Среди учащихся латиноамериканского происхождения, американских индейцев / коренных жителей Аляски и жителей островов Тихого океана в возрасте от 3 до 21 года на конкретные проблемы с обучением и нарушения речи или языка вместе приходилось 50 или более процентов тех, кто получал услуги специального образования в 2019-20 учебном году. Для азиатских студентов, напротив, хотя на эти два вида инвалидности приходилось 43 процента студентов, получающих услуги IDEA, наиболее распространенной инвалидностью среди азиатских студентов был аутизм (25 процентов). Процент студентов из других расовых / этнических групп, получающих услуги IDEA из-за аутизма, колеблется от 7 до 12 процентов.После азиатских студентов, группы, для которых конкретные проблемы с обучаемостью и речевые или языковые нарушения составили наименьший процент студентов, получающих услуги IDEA, были чернокожими студентами и студентами двух или более рас (по 49 процентов каждая). Среди студентов, обучающихся в рамках программы IDEA, более высокий процент студентов из этих двух групп имел эмоциональные расстройства (по 7 процентов каждая) и другие нарушения здоровья (по 16 процентов каждый), чем среди студентов в целом (5 процентов и 15 процентов, соответственно). 3

Отдельные данные об услугах специального образования для мужчин и женщин доступны только для учащихся в возрасте 6–21 лет, 4 , а не в возрасте от 3 до 21 года. Среди учащихся в возрасте от 6 до 21 года, зачисленных в государственные школы в 2019-20 учебном году, более высокий процент учащихся мужского пола (18 процентов), чем учащихся девушек (10 процентов), получали услуги специального образования в рамках закона IDEA. Кроме того, процентное распределение учащихся в возрасте от 6 до 21 года, получивших различные виды услуг специального образования в 2019-2020 годах, различается по полу.Например, процент студентов, обслуживаемых в рамках закона IDEA и получивших услуги для лиц с определенными трудностями в обучении, был выше среди учащихся женского пола (44 процента), чем среди студентов мужского пола (33 процента), в то время как процент, получивших услуги по лечению аутизма, был выше среди студентов мужского пола (14 процентов). процентов), чем студенток (5 процентов).

Диаграмма 3. Среди учащихся в возрасте 6–21 лет, обучающихся в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), процентная доля, проводившая разное количество времени в общеобразовательных классах: осень 2009 г. — осень 2019 г.

Данные об образовательной среде также доступны для учащихся в возрасте 6–21 лет, обучающихся в рамках закона IDEA.Девяносто пять процентов учащихся в возрасте 6–21 лет, прошедших обучение по программе IDEA осенью 2019 года, были зачислены в обычные школы. Три процента учащихся, обучающихся в рамках IDEA, были зачислены в отдельные школы (государственные или частные) для учащихся с ограниченными возможностями; 1 процент был направлен родителями в обычные частные школы; 5 и менее 1 процента каждый из них находились дома или в больницах, в отдельных жилых помещениях (государственных или частных) или в исправительных учреждениях. Среди всех учащихся в возрасте 6–21 лет, проходивших обучение в рамках закона IDEA, процентная доля, проводившая большую часть учебного дня (т.е. 80 процентов или более своего времени) в общих классах обычных школ увеличилась с 59 процентов осенью 2009 года до 65 процентов осенью 2019 года. продолжительность учебного дня в общих классах уменьшилась с 21 до 18 процентов, а процент учащихся, которые проводят менее 40 процентов своего времени в общих классах, снизился с 15 до 13 процентов. Осенью 2019 года процент учащихся IDEA, которые большую часть учебного дня проводили в общих классах, был самым высоким среди учащихся с речевыми или языковыми нарушениями (88 процентов).Примерно от двух третей до трех четвертей учащихся с определенными нарушениями обучаемости (73 процента), нарушениями зрения (69 процентов), другими нарушениями здоровья (68 процентов) и задержками в развитии (67 процентов) большую часть учебного дня проводили в общих классах. . Менее одной трети учащихся с слепоглухотой (26 процентов), умственными отклонениями (18 процентов) и множественными нарушениями (14 процентов) проводили большую часть учебного дня в общих классах.

Рисунок 4.Среди учащихся в возрасте 14–21 лет, закончивших школу в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), процент выбывших по определенным причинам в разбивке по расе / этнической принадлежности: 2018–19 учебный год

Также доступны данные для учащихся в возрасте 14–21 лет, обучающихся в рамках закона IDEA, которые бросили школу 6 в течение 2018–19 учебного года. Примерно 423 000 учеников в возрасте 14–21 лет прошли обучение в закрытых школах IDEA в 2018–1919 годах: 72 процента закончили обучение с обычным дипломом об окончании средней школы, 16 процентов «бросили учебу», 7 10 процентов получили альтернативный сертификат, 8 1 процент достиг максимальный возраст 9 для получения услуг специального образования, и менее половины 1 процента умерли.

Среди учащихся в возрасте 14–21 лет, проходивших обучение в рамках закона IDEA, которые бросили школу в 2018–19 учебном году, процентное соотношение, получившее среднее образование, получившее альтернативный аттестат и выбывшее из школы, различается в зависимости от расы / этнической принадлежности. Процент выбывающих студентов, окончивших обучение с обычным дипломом об окончании средней школы, был самым высоким среди азиатских студентов (78 процентов) и самым низким среди чернокожих студентов (65 процентов). Процент выбывающих студентов, получивших альтернативный сертификат, был самым высоким среди чернокожих студентов (12 процентов) и самым низким среди студентов из числа американских индейцев / коренных жителей Аляски (4 процента).Процент выбывающих студентов, которые «бросили учебу», был самым высоким среди студентов из числа американских индейцев / коренных жителей Аляски (24 процента) и самым низким среди студентов из Азии (7 процентов).

Среди учащихся в возрасте 14–21 лет, проходивших обучение по программе IDEA, которые бросили школу в 2018–19 учебном году, процентное соотношение, которое закончило обучение с обычным аттестатом средней школы, получило альтернативный аттестат и «бросило учебу», также различается по типу инвалидности. Процент выбывающих студентов, окончивших школу с обычным дипломом о среднем образовании, был самым высоким среди учащихся с речевыми или языковыми нарушениями (85 процентов) и самым низким среди учащихся с множественными ограниченными возможностями (45 процентов).Процент выбывающих студентов, получивших альтернативный сертификат, был самым высоким среди студентов с ограниченными интеллектуальными возможностями (32 процента) и наименьшим среди студентов с нарушениями речи или языка (3 процента). Процент выбывающих студентов, которые «бросили учебу», был самым высоким среди студентов с эмоциональными расстройствами (33 процента) и самым низким среди студентов с аутизмом (7 процентов).


Дополнительная информация

Таблица 204.30 (Дайджест 2020): Дети в возрасте от 3 до 21 года, обучающиеся в соответствии с Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), Часть B, по типу инвалидности: выбранные годы, с 1976-77 по 2019-20 годы; Таблица 204.50 (Сборник 2020 г.): Дети в возрасте от 3 до 21 года, обучающиеся в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), Часть B, по возрастной группе и полу, расе / этнической принадлежности и типу инвалидности: 2019-20; Таблица 204.60 (Дайджест 2020): процентное распределение учащихся в возрасте от 6 до 21 года, обучающихся в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), часть B, по образовательной среде и типу инвалидности: отдельные годы, осень 1989 — осень 2019; Таблица 219.90 (Сборник за 2020 г.): Число и процентное распределение учащихся в возрасте от 14 до 21 года, закончивших школу в соответствии с Законом об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), часть B, по причине выхода, полу, расе / этнической принадлежности, возрасту , и тип инвалидности: 2017-18 и 2018-19 гг.

ЗАКРЫТЬ

различных стилей обучения | Time4Learning

Посмотреть демо наших уроков!

Идея различных стилей обучения стала приобретать популярность в середине 70-х годов, и с тех пор эта идея повлияла на восприятие образования и обучения.Так же, как существуют разные методы обучения, многие люди также верят, что существуют разные способы изучения и понимания новой информации.

Несмотря на критику, многие люди начали искать различные способы обучения и оценивать предпочтительный метод обучения своих учеников. Многие родители испытывающих трудности учеников, которые впервые рассматривают домашнее обучение как альтернативу образованию, обычно начинают с того, что больше узнают о типах стилей обучения и о том, как дети учатся лучше всего.

Перейдите к разделам ниже, чтобы узнать больше о различных типах учащихся:

Как учатся дети?

У каждого ребенка свои предпочтения в обучении. Среди различных способов обучения одни предпочитают учиться на слух, другие — на видении, другие — на действии, третьи — путем чтения, а третьи — задавая вопросы. У всех студентов есть одна общая черта: все они учатся лучше всего, когда могут включать в учебу предметы и темы, которые их интересуют, например, строительные блоки, музыку, моду, самолеты и т. Д.

Хотя существуют разные стили обучения, ваш ученик, скорее всего, отдаст предпочтение нескольким стилям, а не только одному. Однако вы можете увидеть закономерности в их предпочтениях в обучении. Например, ученик с визуальным обучением может также быть очень социальным и вербальным учеником, который предпочитает изучать особенно сложные темы, используя свои основные навыки.

Понимание того, как ваш ученик учится, — это, пожалуй, одна из самых важных частей домашнего обучения вашего ребенка. Стили обучения позволяют вашему ребенку максимально использовать возможности домашнего обучения и помогают родителям выбрать лучшую учебную программу для своих детей.

Каковы разные стили обучения?

В настоящее время существует семь стилей обучения:

Как Time4Learning работает для разных типов учащихся

Определение того, как ребенок учится лучше всего, и удовлетворение этих потребностей может существенно повлиять на то, как ваш ребенок понимает различные изучаемые темы и взаимодействует с ними. Time4Learning разработал комплексную мультимодальную учебную программу, которая позволяет всем учащимся достичь успешного уровня понимания независимо от того, какой стиль обучения они предпочитают.Наши уроки научно разработаны для удовлетворения широкого спектра учебных потребностей, что снижает беспокойство при обучении и повышает успеваемость.

Разные типы учащихся извлекут выгоду из нашей отмеченной наградами онлайн-учебной программы, потому что:

  • Наши визуально привлекательные, анимированные и интерактивные уроки удерживают учащихся.
  • Уроки можно повторять для тех, кому полезно повторение, чтобы полностью усвоить концепции.
  • Наша учебная программа предлагает широкий выбор письменных и устных материалов для тех, кто лучше всего учится на слух, устной речи, чтении и письме.
  • Есть множество печатных форм для тех, кто любит учиться руками.
  • Наша онлайн-программа обеспечивает идеальную среду для тех, кто лучше всего учится самостоятельно.
  • Существует множество уроков с устными инструкциями, которые помогут тем, кто лучше всего учится на слух.
  • Наши интерактивные занятия помогают учащимся, обучающимся на слух и вербально, понимать концепции и идеи.
  • Наш широкий выбор печатных листов и идей для научных проектов помогает учащимся, изучающим физическую форму, получить практические навыки.
  • Наша комплексная учебная программа по математике и языковым искусствам позволяет учащимся, изучающим словесную и логику, преуспеть с доступом к нескольким уровням.
  • Подход, ориентированный на учеников, и индивидуальный вход в систему позволяют учащимся-одиночкам работать в удобном для них месте и в любое время.

Time4Learning отслеживает прогресс учеников и помогает детям продвигаться по индивидуальным траекториям обучения. Это гарантирует полный охват необходимых навыков и концепций для достижения успеха.

Meet Formr, новый стартап, создающий мебель с социальной миссией.

Саша Плотица не была одним из тех бизнес-титанов, которые начали безупречную работу сразу после колледжа и уверенно поднимались по служебной лестнице.Он работал на стройке, заведовал аптекой, изобрел сумку для еды для тяжелоатлетов, создал знаки Брайля и стилизовал интерьеры. Он также нашел время, чтобы стать волонтером и следил за практикой зеленого строительства. Теперь, в возрасте 50 лет, он взял каждую частичку своей работы, навыков и страстей и воплотил их в Formr, небольшую мебельную компанию из Сан-Франциско, где у материалов и производителей есть убедительная предыстория.

Название компании с годовалым стажем начинается со слова «форма» и относится к бывшим заключенным, нанятым для производства изделий из ранее использованной (перепрофилированной) древесины.Минималистичные игривые столики для ног, подсвечники, плавающие торцевые столики и винные стеллажи (всего 12 дизайнов) представлены в необычных цветах, таких как розовый, зеленовато-желтый или мятный, и имеют необычные названия, такие как вешалка для верхней одежды «HANGover» и полка «SHELFish». По цене от 89 до 619 долларов, они изготавливаются вручную в бывшей автомастерской в ​​Сан-Франциско, в Хейс-Вэлли, некогда суровом районе, который превратился в модный район в самом центре города.

Ранее Плотица стремилась к финансовому успеху и получению прибыли.Но он всегда находил время, чтобы вернуться к делам, в которые верил. Несколько лет назад он решил внести изменения и направить больше внимания на такую ​​работу. «Может быть, это мой кризис среднего возраста или как вы его называете, но я хотел найти способ сделать то, чем я увлечен, и это проектирование, и совместить это с социальной миссией. Я хотел дать людям возможность выйти из тюрьмы и начать новую жизнь », — говорит он.

[Меняются пространства: как черные дизайнеры борются с неравенством в преимущественно белой индустрии]

Его маленькая компания привлекает внимание.В июне West Elm добавил Formr в свою локальную онлайн-программу, в которой демонстрируются изделия ручной работы и ремесленного производства 150 малых предприятий, представляя национальную аудиторию проектами малообеспеченных сообществ. «Нам нравились деловая хватка Саши и его рассказывание историй, — говорит Лариса Полански-Хейс, руководитель программы West Elm. «То, как он берет эти разные компоненты и соединяет их остроумным и умным способом, он кое-что понимает».

Саша Плотица, основатель Formr.

Личная история Плотицы начинается в Украине.Ему было 7 лет, когда он вместе с родителями уехал из Одессы и приехал в Америку, где семья в итоге поселилась в Сан-Франциско. Его родители были оба творческими: его мама была художницей и играла на пианино, а его отец стал подрядчиком. В детстве Саша любил рисовать и хотел заниматься искусством в колледже. Он говорит, что всегда был «любопытным человеком, который любит экспериментировать». Он проявил интерес к архитектуре, но закончил изучением промышленного дизайна в штате Сан-Хосе.

После колледжа он присоединился к своему знакомому в предприятии по импорту биноклей ночного видения из России.Плотица сделала для проекта всю графику, рекламу и упаковку. «Я был всем художественным отделом. Я многому научился », — говорит он. Некоторое время он проработал в вывеске и в строительной компании своего отца, помогая с интерьерами, выбирая плитку и отделку, а также закупая экологически чистые строительные материалы. По его словам, на рабочих местах его «унесло» все древесные отходы и другие отходы, которые попали на свалку.

[Войны за беспорядок: Некоторые люди спасают вещи. Другие жаждут чистого листа.Что происходит, когда противоположности притягиваются?]

С 2008 по 2018 год он работал в аптеке каннабиса. Плотица позаботился о том, чтобы его диспансер выделялся из общей массы. «Большинство диспансеров выглядело плохо. У них был ужасный ворсистый коврик, плакат Боба Марли и потрепанный диван », — говорит он. Плотица создала колокольню. В конце концов, амбулатория была закрыта федеральным правительством, но пока он руководил ею, он столкнулся со многими людьми, которые были заключены в тюрьму после того, как их поймали с марихуаной.

«Этот опыт открыл мне глаза на тот факт, что это происходило по всей стране, и люди выходили из тюрьмы с рекордом и начинали свою жизнь заново с множеством препятствий и препятствий, которые затрудняли поиск работы», — говорит Плотица. . «Это открыло мне глаза на концепцию того, что таким людям нужно начинать все сначала».

Эта проблема нашла отклик у Плотицы, для которой волонтерство всегда было приоритетом, будь то помощь русским иммигрантам в совершенствовании английского языка или обслуживание бездомных и больных СПИДом.Помогать другим было чем-то вроде семейной традиции. Его родители часто спонсировали семьи из Одессы, ищущие новую жизнь, а его отец давал работу членам семьи и друзьям.

В 2018 году Плотица был готов к следующему приключению. Он хотел разрабатывать мебель, но хотел производить ее социально сознательно. Он уже набросал план по получению спасательных материалов от подрядчиков. Но этого было недостаточно. Он искал в Google что-нибудь, что могло бы пробудить его воображение.Его мысли вернулись к его прошлому в мире каннабиса и проблемам, с которыми сталкивались люди, которые были заключены в тюрьму. Когда он понял, что заключенные часто имеют доступ к программам обработки дерева, его идея обрела форму.

После более чем двух лет планирования, проектирования и создания прототипов Formr был готов приступить к найму.

Крис Вольф (слева) работает за столом с Плотицей.

Найти бывших заключенных, у которых были столярные навыки, оказалось непросто. «Плотица» исследовала около 50 организаций, которые работали над возвращением в тюрьму ранее заключенных.Жизнь этих людей часто была сложной. Но он не рассматривал причину их заключения при приеме на работу. «Не мне судить об их прошлом, о том, за что они были заключены в тюрьму, и о решениях, которые они приняли», — говорит он. «Они отбыли срок в соответствии с приговором и хотят начать свою жизнь заново. Я хочу помочь им ».

Небольшое ядро ​​работников было воспитано для выполнения работы и обязанностей. Крис Вольф в настоящее время является одним из трех сотрудников «Плотицы», работающих неполный рабочий день.46-летний Вольф много двигался, когда был ребенком. Но одна вещь, которая ему запомнилась, — это время, которое он провел со своим дедушкой в ​​Вальехо, Калифорния: «Мой дед много работал руками. Он был осейджем, поэтому он научил меня работе с натуральными материалами. Вот где я влюбился в это », — говорит он. Вольф окончил среднюю школу и служил в армии, но у него была история травм и психических заболеваний, и он сделал несколько неправильных выборов. По его словам, он провел в заключении 19 лет, «за то, что отнял чью-то жизнь.«

» «Я был освобожден по условной программе, которая помогает мне контролировать свое психическое заболевание и просто следить за тем, чтобы я продолжал лечение и оставался в безопасности», — говорит Вольф. Он увидел сообщение на веб-сайте о вакансиях для плотника и отметил, что компания нанимала людей, которые были заключены в тюрьму. «Если кто и даст мне шанс, так это этот парень», — говорит он. «Я подал заявку, и в итоге все сработало».

Волк говорит, что иногда он устает и чувствует давление, требующее выполнения работы.«Но в большинстве случаев это действительно приятная работа, и мне нравится идти домой и чувствовать, что я чего-то добился и сделал что-то прекрасное», — говорит он.

Идея утилизации строительного мусора также оказалась несколько более сложной, чем предполагала Плотица. Некоторые компании не решались добавить еще один шаг в свой рабочий процесс строительства. Один человек, который действительно записался, был Дмитрий Шапиро, который познакомился с Плотицей через своих детей. 47-летний Шапиро — менеджер проекта в CB Construction, компании, которая занимается проектами элитного жилья в Сан-Франциско.

«Больно выбрасывать всю эту чудесную древесину, которая существует уже 100 лет, — говорит Шапиро. Плотица часто забивает старые балки из красного дерева и другие материалы из проектов реконструкции Шапиро, затем его сотрудники удаляют гвозди и шурупы из дерева и чистят его.

Куинси Льюис красит письменный стол.

Шапиро говорит, что, хотя он думал, что бизнес-предложение своего друга было крутым, он сначала скептически отнесся к его плану использования бывших заключенных рабочих. «Для меня это было немного рискованно», — говорит он.«Но он нашел несколько хорошеньких звездных парней, так что, похоже, он заставляет это работать». (Первой сотрудницей Плотицы на самом деле была женщина.)

Плотица знала, что сама мебель должна быть функциональной и стильной, чтобы привлекать внимание покупателей. Он сосредотачивается на мелочах, которые делают жизнь дома более удобной, организованной и радостной. «Круто», например, — это полка, на которой выставлены солнцезащитные очки возле входной двери. Настенный стол UnderSTUDY вмещает компьютер и достаточно мал, чтобы создать рабочее место в тесноте.В «перекрытии» есть место для ноутбука и кофе, а также имеется паз для телефона. Когда это не письменный стол, это может быть прикроватный столик.

Он назначил дату запуска 11 марта 2020 года, что было неблагоприятным выбором, поскольку мир начал отключаться из-за коронавируса. Но у него было по крайней мере два хороших дела: он делал небольшую мебель, подходящую для людей, работающих дома, и продавал ее через Интернет.

Первые три месяца выглядели безрадостно. Менее чем через неделю был заказан укрытие на месте.Ему пришлось уволить своего единственного сотрудника. «Через неделю после открытия я подумал о закрытии», — говорит он. Однако при поддержке и поощрении своей семьи он продвигался вперед. После нескольких запусков и остановок он вновь открылся 17 июня 2020 года и с тех пор работает непрерывно.

У Плотицы и его жены терапевта двое детей. «Мне повезло, что сейчас моя жена является основным кормильцем и у меня есть ее поддержка», — говорит он. «Во время covid было непросто. В Сан-Франциско недешево поддерживать бизнес и платить людям справедливую заработную плату.»

« Многие клиенты были в восторге от миссии и купили мебель, потому что они положительно относятся к этой покупке », — добавляет он. «Это такой же приоритет, как и сам дизайн».

В его список желаний на будущее входят точки розничной торговли, добавление технологий, позволяющих перерабатывать другие типы строительных материалов, и франчайзинг бизнес-модели.

Самая трудная часть его работы, по его словам, — это поиск и удержание сотрудников. «Иногда бывает сложно сохранять рассудительность, например, когда сотрудник не приходит и есть заказы, которые нужно выполнить», — говорит Плотица.«На следующий день вам позвонят из Вест Вяза. Это бурно, но в то же время волнует и волнует «. Он стремится не только к тому, чтобы быть начальником, но и к установлению взаимопонимания со своими сотрудниками каждый день. «Я хочу поддерживать их в жизни», — говорит он.

Он внес изменения в свой стиль работы с Вольфом и другими сотрудниками, у которых часто бывает много неуверенности. «Я стараюсь их поддерживать и поддерживать, а также оптимистично и позитивно оценивать работу, которую они делают», — говорит Плотица.«Я не лучший коммуникатор, но я научился быть лучше. Я тоже учусь у Криса, и он пытается сообщить мне о своих проблемах, которые у него возникают ».

Луис-Мигель Бермудес нагревает штамп для создания бренда мебели.

Юра Конциус рассказывает об интерьерах и образе жизни для The Post.

Свидетельства примеров обучения

В этой главе мы исследуем использование электронного обучения в Великобритании и во всем мире в контексте контекста. Это выполняется следующим образом: z Раздел 2.1 исследуются данные о распространенности электронного обучения в Великобритании и во всем мире. z Раздел 2.2 посвящен свидетельствам различий в использовании электронного обучения по профессиональным группам.

Например, Чжэцзянскому университету удалось провести более 5000 онлайн-курсов всего за две недели после перехода с использованием «DingTalk ZJU». Для тех, у кого есть доступ к нужным технологиям, есть свидетельства того, что онлайн-обучение может быть более эффективным во многих отношениях.

Включенные учебные пособия включают Федеральные правила доказывания в двух словах, Acing Evidence и Exam Pro on Evidence, Objective.Код погашения будет отправлен вам вместе с книгой. Learning Evidence привлекает студентов, предлагая красочные примеры из зала суда, выдержки из протоколов судебных заседаний и ясные объяснения каждого правила доказывания.

Интеграция обучения и естественнонаучного чтения, а также подходы, которые предоставляют учителям технологические инструменты для улучшения обучения, имеют значительный потенциал для улучшения научного обучения. Энциклопедия лучших доказательств — это бесплатный веб-сайт, созданный центром Da ta-Driven

Образовательной школы Университета Джона Хопкинса. Этот продукт представляет собой раздаточный материал, содержащий информацию о различных типах заявлений с примерами.Он также включает список типов доказательств, которые могут использоваться для подтверждения требований. Ссылка ведет на очень хорошее видео, объясняющее, что такое претензия.

25 августа 2020 г. · Чтобы понять, что означает «обучение, ориентированное на учащихся» в современном классе, мы привели несколько примеров ниже. Мы не слишком увлеклись этим и не стали прогрессировать в этом — наша цель заключалась в том, чтобы помочь практикующим учителям в существующих классах K-12 разъяснить полезное определение обучения, ориентированного на учащихся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.