Вопросы и ответы

Первые эмоции – Ȼ —

Первая Эмоция — FAQ по реальности

Согласно Афанасьеву, Эмоция образуется в животном мире в тот момент, когда популяция вида достигает таких размеров, что для того, чтобы оставить свои гены потомству, отдельному животному уже требуется как-то специально привлекать к себе внимание и обходить конкурентов. Соответственно, это верно и для людей: Эмоция – это оружие в привлечении или отталкивании другого человека на более животном уровне, нежели Логика и Воля.

Рассмотрим Первую Эмоцию в соответствии с представлением о ее результативности, доминировании и высоком положении. Также как 1-ый Логик зависим от своих убеждений, Физик – от самочувствия, Воля – от желаний и решений, и нет возможности человеку пойти против этих своих императивов, так же и обладатель Первой Эмоции полностью зависим от испытываемых им эмоциональных состояний. Они диктуют, как будут себя вести все остальные функции, т.е. перед нами человек настроения в полном смысле этого слова.

Он отнюдь не стремится навязывать свое настроение другим, более того, зачастую он может и не отслеживать окружающих эмоций вовсе, т.к. полностью поглощен собой и своими чувствами, и замечает проявления других в этой области, только если они начинают мешать ему. В этом случае 1Э может применить свои нижестоящие функции, но если это не оказывается результативным, он приходит к выводу, что перед ним люди скучные, бесчувственные, а то и враждебные, и от контактов с такими постарается уйти.

Общаясь с 1Э, кажется, что он все время испытывает какие-то переживания, причем сменяются они с огромной быстротой и амплитудой. Что бы ни произошло вокруг, первой из его функций на происходящее отреагирует именно Эмоция, и это зачастую весьма заметно со стороны.

Понятия уместности проявления эмоций 1Э зачастую неблизки – раз чувство возникло, значит, оно естественно и уместно. Очевидно, такой подход может несколько затруднить деятельность в социуме, требующем некоторой организованности и сдержанности. Такое вынужденное ограничение своей самой сильной стороны может весьма огорчать 1Э. В такие моменты она чувствует свою ущербность и глубокую уязвимость по сравнению с другими людьми, которые способны легко отключиться от своих переживаний и выполнять социально одобряемые действия. Гармоничная жизнь 1Э невозможна без круга людей, которые полностью принимают и одобряют его эмоции. Первой функции, как никакой другой, необходима реализация, иначе человек будет находиться в постоянно угнетенном состоянии.

Общение с Первой Эмоцией может быть сопряжено с определенными трудностями, в первую очередь в области работы или выполнения каких-то обязательств. Если настроение оказывается плохим, 1Э не способен преодолеть этого императива и работать хорошо. В этом случае обязательно дайте ему возможность выразить все переживания, «отпереживать» их. Не пытайтесь изменить ему настроение, не заставляйте его подавлять эмоции и не игнорируйте их. Чем более яркое выражение эмоций вы позволите 1Э, тем быстрее пройдет его вспышка, и тем скорее он войдет в рабочее состояние.

Другая возможная трудность в общении с 1Э может заключаться в так называемых навязчивостях, и проявляется уже в дружеских и любовных отношениях. 1Э способна годами упиваться какой-то проблемой, зачастую гиперболизируя ее, и бывает просто не в состоянии отключиться от нее, подумать и поговорить о чем-то другом. Совет отвлечься и переключиться – это худшее, что можно предложить 1Э в этой ситуации. Вы же не станете советовать человеку, страдающему от жутчайшей зубной боли, подумать о чем-то постороннем… Если у 1Э есть такая навязчивая мысль, которая владеет им уже довольно значительное время, есть два способа помочь ему. Это либо довести его переживания до катарсиса, до максимальной точки кипения, после которой неизбежно последует спад эмоциональной активности, либо полностью игнорировать его попытки поговорить об этом с вами – тогда 1Э будет искать кого-то еще для контакта на эту тему (правда, это – вариант, скорее, помощи вам, а не ему =) ). То, чего не стоит делать ни в коем случае, это вступать с ним в процесс по Эмоции, т.е. утешать, объяснять незначительность его проблем, уговаривать и т.п. Вы ему не поможете, а только спровоцируете раздражение или попытки доказать вам, что его проблема действительно стоит таких переживаний.

В общем, помните, что перед вами человек глубоко ранимый и практически не контролирующий себя в области чувств, так что берегите себя и берегите его.

Источник: psycheyoga.ru

realfaq.ru

Первые Эмоции — запись пользователя ЕленаМО (id2418179) в сообществе Раннее развитие в категории Эмоциональное развитие

Продолжаю писать обзоры комплектов Умница. Сегодня поговорим о наборе "Первые Эмоции". Последние 3 дня он меня очень выручал. В предыдущих постах писала, что у Мирослава была сумасшедшая температура на зубы. Этот набор я купила не так давно. Как только я увидела рассылку от Умницы об этой новинке, я поняла, что мне просто необходим этот набор. А купила я его только через 5 мес.

Методика направлена на развитие эмоционального интеллекта. Эмоциональный интеллект - это способность распознавать, понимать и принимать эмоции других людей и свои собственные, а также управлять ими. Эти умения формируются в течение жизни, но именно раннее детство определяет отношение человека к миру и самому себе. В это время малыш находит своё «я», и те модели поведения, которые он примет в возрасте до трёх лет, могут определить его характер и самосознание на всю жизнь. (Определение взяла с сайта Умницы http://www.umnitsa.ru/cat/pervye-emocii/) Мне, как психологу очень важно развить эти качества у сына. Я даже, не придаю такое значение обычному интеллекту (IQ). Я работала с подростками, у которых достаточно хорошо развит эмоциональный интеллект. Эти детки, нереально крутые. Они уравновешенные, несмотря на возраст. Они все общительные, умеют сострадать, грамотно выражают свои эмоции, они менее подвержены депрессиям. Просто, они понимают, что творится у них в душе. Но с ними занимался школьный психолог, на протяжении 4 лет. И в этой коробке я увидела все те методы, по которым работала с ними. Конечно методы изменены, возраст, то другой, малыши ещё проще все воспринимают. Я не ошиблась, набор пошёл на ура)

В него входит крольчонок Робби) я готова оды петь, этому ушастому другу) через кролика очень легко что-то рассказывать и показывать. Такая форма игры близка детям.

Книжки про эмоции. Всего в наборе 5 эмоций и соответственно 5 книг. Любовь, Гнев, Радость, Страх, Грусть. Эти книжки про Робби. Он оказывается в ситуациях, где испытывает эти эмоции.

Игрушки -эмоции. Это маленькие плюшевые игрушки, которые олицетворяют эмоции. Любовь-это сердечко, внутри которого звенят бубенчики, Гнев-это красная злая клякса, которая шуршит, Страх - это зелёная клякса, которая пищит и т.д.

Карточки-эмоции. На них изображены все эмоции, в виде смайлов, Робби, и просто иллюстрации из книг. Суть их в том, что бы составлять собственные истории и разбирать разные ситуации.

Песенки. Любая музыка вызывает эмоции. Эти песенки помогают распознавать конкретные эмоции. До них я ещё не добралась.

Методические рекомендации. Как и в любом наборе Умницы, подробно написано, как заниматься. Игры-сценарии на любой возраст.

Книга "Почему ребёнок плачет и смеётся" Подробно расписаны все этапы эмоционального развития, что такое эмоции и зачем их надо знать. И вообще, помогает вспомнить, что ребёнок просто так не плачет, его что-то беспокоит. У нас с Мирославом нет определённой системы в играх. Когда сын испытывает любую из эмоций, Робби приходит и рассказывает, что произошло, ведь он испытывает тоже самое, почитает книжку. Если надо, погладит по голове, успокоит, поцелует, обнимет. Недавно сын испугался дрели у соседей, Робби пришёл, принёс маленькую игрушку страх и вместе с Мирославом давили ее, подкидывали, а потом убрали в коробку. Страх победили, все счастливы. Сын очень нежно относится к Робби. При встрече обнимает его, в температуру ложился с ним спать. Уметь понимать самого себя, несомненно важно, и к сожалению не всем дано. Я рада, что у моего сына есть такая возможность. страх и вместе с Мирославом давил и ее, подкидывали, а потом убрали в коробку. Страх победили, все счастливы. Сын очень нежно относится к Робби. При встрече обнимает его, в температуру ложился с ним спать. Уметь понимать самого себя, несомненно важно, и к сожалению не всем дано. Я рада, что у моего сына есть такая возможность.

музыка школьная любовь

www.babyblog.ru

Описание Первой Эмоции – Императивная соционика

Каждая первая функция по-своему эгоистична. Поэтому, если у Вас процессионная эмоция (2Э и 3Э), Вам несомненно будет казаться, что 1Э – это эгоисты, неспособные понять чужие чувства и проникнуться ими. С одной стороны это правда – 1Э очень сложно почувствовать себя на месте другого человека: представить – да, но почувствовать – нет. Но с другой стороны в этом нет их вины – 1Э просто являются заложниками своего психотипа.

Очень важно не путать Эмоцию с ЧЭ в соционике. Хоть в употребляемом многими социониками выражении “этика эмоций” и есть слово “эмоция”, ЧЭ не описывает эмоциональное состояние человека, а лишь определяет форму восприятия человеком информации. Чёрная Этика характеризует то, как мы выражаем и воспринимаем реакции, а не то, что мы чувствуем.

Эмоция – это состояние, которым обладает каждое живое существо. В процессе общения мы передаём своё эмоциональное состояние другим или принимаем чужие состояния. В данном случае особенностью 1Э является их закрытость перед чужими эмоциональными состояниями, их внимание просто приковано к ним самим и они не знают, как перенять чужие состояние, не пережив его на себе. То есть 1Э сложно понять чужие переживания, пока они сами не пройдут через подобный опыт. В таких ситуациях, если необходимо кого-то пожалеть и показать свою вовлечённость, 1Э может сказать “да, со мной тоже такое бывало” или “мне жаль тебя, не представляю, что ты чувствуешь”.

1Э нравится чувствовать сильные эмоции, переживать их в себе. Они так или иначе живут в “своём мире”, он может быть как волшебным и прекрасным, так и трагичным или унылым, но он всегда отгорожен он реальности и автономен, обладатель 1Э погружен в себя большую часть времени.

Не ждите от 1Э долгих разговоров о ваших чувствах – они просто не знают, как можно так долго об этом говорить. Ведь диалог с другим человеком – это особенный процесс, он требует двустороннего обсуждения, встречных вопросов и глубины интереса другим человеком. Зато 1Э может неутомимо выражать свои собственные чувства в словах (2Л), физической заботе и влечении (2Ф) или поступках (2В).

Если 1Э плохо, нужно, чтобы это плохое настроение “перегорело” внутри, чтобы оно загорелось ещё сильнее, а затем потухло. Поэтому, если настроение грустное, 1Э заполняет свою жизнь грустью, если весёлое – радостью. Если делать наоборот, 1Э просто не сможет пережить чувства, переполняющие её внутренний мир. Кстати, подобное характерно не только для 1Э, но и для 3Э. Это признак доминирующей Эмоции, которая не может “заразиться” чувствами от окружающего мира, а продуцирует свои собственные.

Извне такие люди бросаются в глаза своей повышенной экспрессией, свободным выражением чувств, заразительным смехом, часто – яркой мимикой и сияющим взглядом, или наоборот, выражением вселенской скорби на лице. Для них не характерны зажимы голосовых связок, поэтому голос, как правило, глубокий и наполненный, или звонкий. Часто непроизвольно начинают повышать голос, не контролируя себя. Их эмоции несложно увидеть, они не притворяются и не скрывают проявления своего внутреннего мира.

В компании такие люди могут как погрузиться в себя, так и привлекать всеобщее внимание, что в первую очередь зависит от их внутреннего настроя. Следует сказать, что 1Э, как и 3Э, часто производят впечатление интровертов, что, опять-таки, является признаком доминирующей Эмоции, зацикленной на себе. Им не нужна энергетическая подзарядка извне, они могут только делиться, но всегда имеют чем, поэтому нуждаются в периодах восстановления.

Оригинал описания можно прочитать по следующей ссылке в нашей группе во Вконтакте.

bestsocionics.com

Первая Эмоция — описание — Школа психософии PSY-Sofia

Для людей с Первой Эмоцией самые сильные переживания связаны с эмоциональным аспектом. Такие люди считают нормальным проживать чувства на 200%, не важно, радость это или скорбь.

Эмоции не обязательно проявляются внешне, человек может пытаться сдерживать их. Но внутри они все равно яркие и сильные, и человек живет ими тотально.

Для Первой Эмоции не столь важно, есть ли кто-нибудь рядом, эмоциями она может жить и в одиночестве. Иногда о таких людях говорят, что им никто не нужен, чтобы порадоваться и поплакать. Случается и так, что рядом находятся люди, но Первая Эмоция выражает СВОИ эмоции без оглядки на этих людей, ей все равно, нравится ли им ее эмоциональное проявление.

Первая Эмоция подсознательно считает, что если кто-то не разделяет ее чувств, то сумеет сказать об этом. Она задает эмоциональные рамки — и готова либо распространить их на всех либо подвинуть, если будет необходимость.

Первая Эмоция не стремится к эмоциональному контакту, взаимодействию. Эмоциональный отклик  партнера она может и вовсе пропустить, а если заметит, то с легкостью им пренебрежет.

Чувства, которые Первая Эмоция выражает в порыве страсти или злости, могут совершенно не касаться реального человека, ставшего их причиной. Эти чувства важны ей сами по себе, и выражает она их для себя, делая другого только зрителем.

Выражая свои чувства, Первая Эмоция может верить в них, ибо, проживая их, она не лжет. Но она так же быстро отходит от них, как и загорается ими.

При всей силе эмоционального накала, Первая Эмоция не стремится к длительному излиянию чувств. Ей главное выразиться — получить результат. Однако выражение чувств Первой Эмоции можно принять за процесс по той причине, что чувств у нее очень много, и она может перескакивать от одного к другому в течение достаточно длительного времени.

РЕЗУЛЬТАТОМ выражения Первой Эмоции могут стать удачные театральные роли, прекрасные картины, чудесные фотографии, великолепные стихи, удивительная музыка или — слезы, крики, вопли, смех, бессвязные потоки слов. Здесь гениальность и сумасшествие стоят очень близко друг к другу.

Для Первой Эмоции чувства являются высшим критерием и аргументом в принятии решений о том, быть ли ей с этим человеком, заниматься ли этим делом, покупать ли эту вещь, жить ли в этом городе и т.д. Первая Эмоция может быть очень скорой на решения и может наломать дров в запале.

Учитывая, что эмоции захлестывают сильно и резко, Первоэмоциональные люди очень подвержены импульсам. А находясь, под разными импульсами, они могут говорить совершенно различные вещи. Первоэмоциональным людям нужно учиться сдерживать свои порывы.

Первоэмоциональным людям свойственно задавать бестактные вопросы, без спроса вторгаясь в чужие чувства. Или рассказывать вещи, которые задевают других. И обычно они не считают нужным извиниться за это. Просто потому, что для них это нормально.

Первая Эмоция любит ярко одеваться, надевать что-нибудь необычное, неожиданное.

У людей с Первой Эмоцией обычно большие, выпуклые, лучистые глаза, которые как будто светятся изнутри, а подчас и метают молнии.

Первая Эмоция наделяет человека выразительной мимикой и утрированной жестикуляцией.

Людям с Первой Эмоцией свойственно смеяться во весь голос, что иногда напоминает гогот.

В речи Первой Эмоции много образных выражений, сравнений, часто преувеличенных, метафор. Причем это могут быть как хвалебные речи, так и ругательные. И переход от хвалебных к ругательным часто бывает очень быстрым, практически моментальным.

Первая Эмоция — отличный стартер сексуального возбуждения у противоположного пола. Блеск в глазах, буря страсти — все это передается партнеру и инициирует любовь. Первой Эмоции даже не обязательно что-то делать специально, достаточно быть такой, какая она есть. Вследствие этого у Первоэмоциональных людей бывают бурные романы, иногда быстротекущие.

Первая Эмоция склонна к мистике. Она намного больше доверяет своим чувствам, предчувствиям, внутренним переживаниям, чем чему-либо другому. Вера — это для нее не просто слова, Первая Эмоция склонна искренне поверить в любую чепуху, которую она «чувствует» как правду.

Первая Эмоция стремится к поэтизации и театрализации всего чего только можно, включая собственную картину мира, которую она сама для себя старается разрисовать покрасочнее. Даже если явления жизни имеют строгое научное обоснование, Первая Эмоция все равно старается добавить в них элемент художественности, мистики, загадочности. А если какое-либо явление имеет и научное, и мистическое объяснение, Первая Эмоция непременно отдаст предпочтение второму. Ей было бы скучно жить в мире, который бы объяснялся только сухими формулами.

В раннем детстве Первая Эмоция отличается излишней плаксивостью или веселостью. Это ребенок-«спектакль». Хотя это нормальная для такого ребенка реакция на кризисы и давление извне, она редко бывает понята окружающими и порождает презрительные характеристики вроде «плакса-вакса» или «рева-корова». Позже Первая Эмоция может слышать в свой адрес, что она «истеричка» или «псих».

В кризисной ситуации, когда первой включается Первая функция, у Первоэмоциональных людей включается именно Эмоция. И не нужно удивляться, что они, вместо того чтобы собраться и действовать, начинают просто кричать и метаться.

В целом это бурный, красочный, выразительный и глубоко художественный мир, похожий на постоянно волнующийся океан, где почти не бывает штилей.

www.psysofia.ru

Психе-йога .info — «Романтик» (1-я Эмоция)

Как уже говорилось, одной из
главных примет Первой функции является ее избыточность. Не исключение
здесь и 1-я Эмоция. На память приходит завистливое высказывание
художника Брюллова, что, когда Пушкин смеется, у него «кишки
видать».

Конечно, выражаться избыточность
чувств может не только преувеличенным смехом, но и потоками слез,
главное в поведении «романтика» — неадекватная, с явным
перебором эмоциональная реакция на происходящие события.


Если же избыточность 1-й Эмоции
помножить на специфическую любовную роль эмоциональной функции, о
которой говорилось выше, то, думаю, каждому станет ясно, что
«романтик» — самый лучший, просто потрясающий любовник
(разумею под «любовником» не столько физиологический
потенциал, сколько способность возбуждать особое состояние эйфории,
которое человечество привыкло отождествлять с любовью).

«Половодье чувств»,
«душевная буря», «вулканическая страсть» — всем
этим «романтик» наделен с рождения, поэтому, как бы ни
обстояли у него дела по всем остальным функциям, на успех в любви
«романтик», можно сказать, обречен самой природой.

Причем, привлекательность
«романтика», как любовного партнера, далеко не всегда
обуславливается целенаправленными сознательными или бессознательными
действиями с его стороны: серенадами, стишками, страстным шепотом и
т.д. По моим наблюдениям, просто громкий, заразительный смех или
просто обильное извержение слез (даже лично вам не адресованные)
способны пробудить любовный инстинкт, включая соответствующие
физиологические отделы организма. Иначе говоря, избыточность 1-й
Эмоции по силам не просто заразить человека своим настроением, но и
стать стартером сексуального возбуждения. Знаменитый певец Лючано
Паваротти на вопрос «Обладает ли голос сексуальностью?»
ответил так: «Что касается сексуальности голоса, об этом вам
нужно было бы спросить собственно у женщин. А вообще я получаю
письма, в которых представительницы слабого пола пишут, что, слушая
меня, они испытывают сексуальное ощущение.» Сексологам известны
еще более выразительные примеры, когда отдельные индивидуумы при
созерцании чрезвычайно смешных или очень пугающих зрелищ испытывали
не просто сексуальное возбуждение, а настоящий оргазм.

В этом контексте становится
особенно понятной история романа учителя Беликова и Вари Коваленко из
рассказа Чехова «Человек в футляре». Варя была явным
«романтиком»: «…разбитная, шумная, все поет
малороссийские романсы и хохочет. Чуть что, так и зальется голосистым
смехом: ха-ха-ха!». Этим смехом, похоже, и сразила Варя учителя
Беликова. Или, если пересказывать содержание их романа языком
цитируемого выше биолога, Беликов к своим сорока годам достиг
состояния активированной особи, и «ха-ха-ха» Вари стало тем
ключом, что открыл замок его любовной инстинктивной программы.

Любовная привлекательность
«романтика» вместе с тем таит в себе определенную опасность
для тех, кого угораздило клюнуть на крючок бурного извержения его
чувств. Дело в том, что человечество до сих пор находится в
глубочайшем заблуждении относительно правил чтения эмоционального
языка. Принято считать, что чувства — это именно та область
человеческого бытия, где не бывает лжи, и что выражение чувств всегда
является безукоризненно точным отражением внутренних состояний
человека и системы отношений между людьми. В действительности это не
так: форма выражения внутренних состояний зависит от положения Эмоции
на ступенях функциональной лестницы, а отношения вообще проходят не
по эмоциональной, а по волевой функции (о чем будет подробно сказано
ниже).

Говорю это к тому, что существует
грозная опасность принять за чистую монету любовные излияния 1-й
Эмоции и под их воздействием предпринять те шаги, которые «романтик»
от вас вовсе не ждет. Скажем, если вы видите сверкающие глаза и
слышите горячий шепот: «..Люблю!…Обожаю!..» и т.п., то из
этого не следует, что произнесенное нужно понимать буквально и
спешить оповещать родню о скорой свадьбе. «Романтик» всегда
выражает свои чувства с сильным перебором, поэтому, если он говорит
«люблю!», «обожаю!», то из этого следует только
то, что вы ему чем-то симпатичны. Во всяком случае, при прослушивании
любовных излияний «романтика» желательно сбросить 20-30%
эмоционального накала, чтобы получить достаточно точную и ясную
картину переживаний.

Очаровательное описание
специфической неадекватности своей 1-й Эмоции дала в одном интервью
Лайза Минелли. На вопрос: «А не искусственны ли ее переживания?»
Она отвечала: «Нет, конечно, но густо припудрены и раскрашены.
Если я влюбляюсь, я говорю в первый же вечер: я не могу жить без
тебя, не исчезай из моей жизни, я не смогу без тебя». — Вы
лжете? — «Это все слишком перемешано: и да, и нет. Утром, если
он уходит, я могу забыть про него и не вспоминать весь день. А с
другой стороны, мне правда кажется, что, уйди он навсегда, я бы
умерла!»

Бурление «романтических»
страстей не только не адекватно ситуации, но и совершенно не связано
с предметом чувств. Страсть 1-й Эмоции эгоистична, она рождается и
живет в «романтике» вполне автономно, из себя и для себя,
безотносительно к формальному «провокатору» переживаний.
Поэтому совершенно права была Елена Виноград — «муза»
Пастернака времен создания сборника «Сестра моя — жизнь»,
когда утверждала, «что ее самой в книге нет и никаких ее черт,
все только сам Пастернак и поэтическая щедрость его романтического
вдохновения». Истинность, сказанного Виноград, подтверждаю
собственным обескураживающим опытом: оказавшись однажды невольным
провокатором «романтического» вдохновения, я был крайне
разочарован, обнаружив, что в стихах, якобы ко мне относящихся,
просто-напросто полностью отсутствую. Шокирующая правда такова, что
«романтик» — токующий глухарь, живущий в иллюзорном мире
гипертрофированных переживаний, добровольный заложник своих
избыточных и автономных эмоций.


В упомянутом прежде рассказе Чехова «Человек в футляре»
можно найти любопытное и не лишенное яда наблюдение над
«романтиками»: «Я заметил, что хохлушки ( а Варя
Коваленко была с Украины.- А.А.) только плачут или хохочут, среднего
настроения у них не бывает
».

Хотя сейчас трудно сказать,
откуда взялась у Чехова статистика по эмоциональности украинок, в
принципе, само по себе данное наблюдение совершенно верно. Для
«романтика» действительно очень характерна высокая
контрастность окраски переживаний, и полноты выражений он достигает
лишь тогда, когда на его эмоциональном спидометре стрелка начинает
зашкаливать. Причем переход из одной крайности в другую происходит
почти мгновенно. Шурин Пушкина писал: «Переходы от порыва
веселья к припадкам подавляющей грусти происходили у Пушкина
внезапно, как бы без промежутков, что обуславливалось, по словам его
сестры, нервной раздражительностью в высшей степени. Он мог
раздражаться и гомерическим смехом, и горькими слезами, когда ему
вздумается, по ходу своего воображения.»

Лучше всего сравнить «романтика»
с актером античного театра, в котором было только два контрастных
жанра: трагедия и комедия. Поэтому, если обладатель 1-ой Эмоции решил
избрать карьеру актера, то предпочтение следует отдать скорее театру,
нежели кино, так как сама специфика театрального действа требует
известной форсированности звука. Но это — к слову. Главное, для
«романтика» радость — не радость, а маниакал, печаль — не
печаль, а депрессия. Счастье окружающих, что большая часть этих
переживаний остается внутри и до них доходят лишь отголоски
состояний. Происходит это потому, что 1-я Эмоция не склонна делиться
чувствами, предпочитает смаковать их в одиночку, являя собой актера и
зрителя в одном лице.

Когда сила переживаний
«романтика» достигает своего пика (результата), нередко
происходит выброс эмоций. И здесь его может ждать все, что угодно: от
всемирной славы до сумасшедшего дома. Дело в том, что формы
проявления пика 1-й Эмоции многообразны. Они могут принять
художественную форму (поэзия, живопись, музыка, танец), за которыми
нередко приходят слава, признание и т. п., а могут никак не
оформиться, точнее, оформиться в виде потока слез, бессвязных
выкриков, нечленораздельных воплей, за которыми, бывает, следует
заключение в дом скорби.

Будем до конца откровенны: и
меломаны, рукоплещущие в ложах, и суровые санитары из психиатрических
лечебниц часто сталкиваются с одним и тем же явлением — 1-й Эмоцией.
Разница в том, что меломаны называют ее «гениальностью», а
санитары «маниакально-депрессивным психозом». Хотя грань
между тем и другим не просто прозрачна — она отсутствует. Все зависит
от точки зрения. Любители поэзии считали Пастернака гением,
окололитературные чиновники — сумасшедшим, и обе стороны имели
достаточно аргументов в пользу правильности своего диагноза.

Суровая правда жизни такова, что
маниакально-депрессивным психозом в современной психиатрии
называется неадекватная событиям эмоциональная реакция, т.е., то, что
самой природой заложено в 1-й Эмоции. Не стану утверждать, что всем
«романтикам» грозит заключение в дом скорби. Но то, что у
них уже с самого детства возникают проблемы, связанные с
эмоциональной, казалось, самой лучшей и сильной стороной их натуры —
это безусловно.

Плаксивость — наиболее ранняя
примета 1-й Эмоции. Однако нормальная для ребенка-«романтика»
реакция слезами на кризисы и давление извне редко бывает правильно
понято окружающими и порождает презрительные характеристики типа:
«плакса-вакса» ,»рева-корова» и т.д. А так как с
годами у «романтиков» в порядке функций ничего не меняется,
то постоянное третирование по этому поводу способно навязать им
что-то вроде комплекса эмоциональной сверхполноценности. Одна женщина
с таким «комплексом» писала психиатру: «Плачу над
книгами и в кино, плачу при звуках оркестра, слушая песни. Достаточно
увидеть по телевизору девочку в веночке…Малейшие неприятности — и
опять слезы. Я сама себя уже стала ненавидеть за них, они въелись в
мой голос, чувствую себя какой-то дефективной». Думаю, утешением
автору письма может послужить то обстоятельство, что она в своих
страданиях не одинока, и даже великие люди часто не могли справиться
со своей плаксивостью. Например, у Максима Горького дня не проходило
без слез, а при чтении стихов, даже очень плохих, он плакал просто в
обязательном порядке.

Об обстоятельствах, которые
способствуют увеличению дистанции между реальностью и эмоциональной
реакцией на нее, будет сказано ниже. Сейчас важно отметить, что
диагноз «маниакально-депрессивный психоз», а равно его
бытовые аналоги «плакса», «истеричка», «нюня»,
«кликуша», «рева» и т.д. следует изъять из
употребления, потому что отсутствие знака равенства между фактом и
эмоциональной реакцией на него, может быть инкриминировано огромному
большинству человечества, которому сама природа предопределила быть
обладателем избыточной 1-й Эмоции.

Подозрение в недееспособности
«романтика» возникает у окружающих еще в связи с
неистребимой тяги его к мистике. Диапазон мистических настроений 1-й
Эмоции огромен, но к какому бы из мистических направлений ни примыкал
«романтик», главным для него остается недостоверность
доводов рассудка и безусловная вера в достоверность переживаний.
Точнее, дело здесь обстоит несколько более сложно. Для 1-й Эмоции
мало одного голого постулата о превосходстве чувства над разумом (как
в раннем неоплатонизме). Гораздо важнее обладание непротиворечивой,
достаточно убедительной по своей образности, художественной
структурой. А претендует ли эта структура на какое-либо
интеллектуальное оформление или вообще без него обходится — не суть
важно.

Возьмем для примера, астрологию,
тайным или явным адептом которой почти всегда является «романтик».
Хотя делались и делаются попытки научного оформления астрологии, она
явно в нем не нуждается и на него никак не опирается. И понятно
почему — не здесь ее сила. Сила астрологии в ее собственной
художественной структуре, где имена латинских богов, присвоенные
планетам солнечной системы, в сочетании с таинственными образами
знаков Зодиака строят гигантские подмостки неисчерпаемого и яркого
космического театра. Шлейфы смыслов за каждым из римских богов и за
каждым их сочетанием, помноженные на шлейфы смыслов и толкований
зодиакальных знаков, создают калейдоскоп, крутить который можно до
бесконечности без риска повторения и без страха перед зрительской
скукой.

Поэтому твердо можно сказать, что
астрология неистребима. Ни силовые методы (к которым прибегали
некоторые римские императоры), ни рациональные доводы в борьбе с ней
не помогут. Убить астрологию можно только, «расхудожествив»
ее. Будучи художественно раздета, она умрет мгновенно, но астрологи
мало походят на самоубийц, и, значит, с астрологией и с мистикой
вообще придется мирится, как приходится мириться с погодой.

Вера — это специфическая
эмоционально-мистическая форма того, что у рационалистов принято
называть «знанием», и она будет жить на земле, пока живы
эмоционалы. В заключение кратко, и не отвлекаясь на частности,
отметим типичное для 1-й Эмоции затруднение: она от природы мистична
и является главным создателем и потребителем религий, магий,
суеверий, а равно любых других, претендующих на абсолютность
художественных знаков и знаковых систем. Что не всегда находит
понимание со стороны окружающих, с другим порядком функций, и создает
впечатление о «романтике», как о фигуре, в лучшем случае
вздорной, в худшем случае — безумной.


О почерке «романтика».
Достаточно взглянуть на почерк Пушкина и Пастернака, чтобы
представить себе общие контуры почерка 1-й Эмоции. Разумеется,
искусство каллиграфии ныне в упадке, и почерка, подобного
пастернаковскому, не говоря уже о пушкинском, не встретишь, тем не
менее, единство принципов написания сохраняется. Во-первых,
размашистость, протяжность почерка: между элементами письма много
воздуха и концы букв, направленные вверх и вниз, чрезмерно удлинены
(вероятно, поэтому Ахматова называла почерк Пастернака «летучим»).
Во-вторых, почерку 1-й Эмоции присуща декоративность: лишние
черточки, хвостики, завитки — одним словом, элементы, необязательные
для передачи информации, но придающие письму внеинформативную
эстетическую значимость.

Эмоциональная избыточность
явственно проглядывает и в пунктуации «романтика». Он любит
сильные, острые по своей выразительности знаки, такие, как тире и
восклицательный знак, и также часто злоупотребляет написанием слов с
большой буквы. Кто-то хорошо заметил, что Горький метал тире, как
молнии. Действительно, пунктуация Горького — ярчайший пример
«романтической» манеры письма.

«Романтик» — поэт. Поэт
даже тогда, когда не пишет стихов или не пишет вообще. Своеобразие
стиля 1-й Эмоции заключается в сознательной или бессознательной
поэтизации выражения, заключающейся в использовании разного рода
тропов или приемов, способных обогатить, а лучше сказать, придать
повышенную яркость, образность изображению.

Взять любимицу «романтика»
— метафору. Метафорой как приемом пользуется не только 1-я Эмоция
(что будет показано ниже), но именно «романтику»
свойственно применять ее в двух ипостасях: позолоты и увеличительного
стекла. Метафора, в силу самой своей природы,предполагает
неадекватность сравнения, что очень устраивает неадекватную по
реакции 1-ю Эмоцию. Но особенность «романтической»
метафоры заключается в том. Что она работает на возвеличивание
сравниваемого предмета или, во всяком случае, на сильное увеличение
масштаба.

Как-то критикуя одно
стихотворение, Максимилиан Волошин воскликнул: «Пиво можно
сравнивать с морем, но не море с пивом.» При всей своей
претензии на абсолютность, фраза эта истинна лишь отчасти, но зато
как частность безукоризненно точно отражает приподнимающее и
гиперболизирующее понимание «романтиком» задач метафоры.

Сказанное касается и тех случаев,
при которых «романтик» использует метафору для уязвления
предмета. Например, когда Пушкин, кипя от злости, писал в эпиграмме,
что тишайший профессор Каченовский разводит свои чернила «слюною
бешеной собаки», здесь не только не было ничего адекватного
оригиналу, но сам предмет страшно гиперболизировался, хотя и с
отрицательным знаком.

Продолжая тему формальных
пристрастий 1-й Эмоции, добавлю, что «романтик» в поэзии,
творя и потребляя, кроме яркости изображения, более всего ценит
краткость. Блок, например, считал оптимальным объем стихотворения в
3-4 четверостишия. Однако утверждая это, он выводил не некие общие
законы поэтического ремесла, а свое, обусловленное 1-й Эмоцией,
понимание природы и смысла поэзии. Заключается же оно в том, что 1-я
Эмоция, будучи результативной, и в поэзии стремится к результату,
т.е. к описанию пика эмоциональных состояний, пренебрегая тем, что
предшествовало им, и тем, что последовало.

Слова Бориса Пастернака, что
поэзия представляет собой «выковыривание изюма певучестей из
жизни сладкой сайки», могут считаться программными для 1-й
Эмоции, потому что поэтическая задача «романтика» и
заключается в таком «выковыривании» с выведением всего
остального за скобки. Поэтому, думаю, что идеальной поэтической
формой для 1-й Эмоции следует считать японские хайку и танка. В них
«романтический» принцип моментальной фотографии уникальных
эмоциональных состояний, принцип «выковыривания изюма
певучестей» представлен в наиболее концентрированном виде.

Боюсь, может сложиться
впечатление, что обладатель 1-й Эмоции непременно является поэтом и
отмечает рифмоплетством всякое свое волнение. Но это не так. У
Пушкина действительно в период наивысших переживаний, по его
собственным словам, рука тянулась к перу, перо — к бумаге и т.д. Но
скажем, у такого «романтика», как Хрущев, в те же минуты
рука могла тянуться к ботинку, ботинок — к столу… Проявления 1-й
Эмоции многообразны, перечислять или пересказывать их невозможно,
поэтому, сталкиваясь в жизни с 1-й Эмоцией, лучше, на всякий случай,
не ждать от нее стихов.

Занятия, далекие от
художественной сферы, и вообще полное отсутствие культуры вместе с
тем не мешают «романтику» считать себя высшим и
непререкаемым художественным судьей. Подспудное ощущение, что
культура, будучи прямым производным от эмоций, — родная для него
среда, позволяет 1-й Эмоции абсолютизировать собственные вкусы, без
стеснения навязывать их другим. Иногда это выглядит оправданным,
иногда — нет. Скажем, когда Александр Блок на вопрос Станиславского о
впечатлениях от последних спектаклей МХАТа в лоб отвечал: «Это
было очень плохо…» — еще можно как-то понять. Но когда Хрущев
принимался топать ногами на художников и поэтов — это, казалось, не
лезло ни в какие ворота. Однако обе приведенные бестактности —
явления одного ряда: результат прирожденной, совершенно независимой
от культурного уровня самоуверенности «романтиков» во всем,
что касается эстетики.


К чисто внешним проявлениям 1-й
Эмоции следует добавить необычайно живую, яркую, избыточную по
отношению к происходящим событиям мимику вместе с утрированной,
«итальянской» жестикуляцией. Собственно, язык мимики и
жеста — такой же язык, как и все остальные, и, естественно, что при
выражении чувств «романтика», он столь же неадекватен и
преувеличен. Скажу больше, мне приходилось встречать людей с тихим,
нефорсированным голосовым строем, и именно гримасы вкупе с яркой
жестикуляцией выдавали их 1-ю Эмоцию: непропорционально описываемой
ситуации широко разведенными руками, частыми хватаниями за голову и
т.п.

Единственная антропологическая
особенность 1-й Эмоции, довольно четко прослеживаемая в
европеойдно-негройдной ветви человечества, заключается в крупных
выпуклых глазах, снабженных как бы лучистой внутренней подсветкой.

Природа вообще устроила так, что
в момент сильных переживаний (независимо от положения Эмоции на
ступенях функциональной иерархии) глаза человека начинают светиться.
Так, влюбленная во Вронского Анна Каренина сама чувствовала, как в
темноте светятся ее глаза.

Особенно же такое свечение
присуще «романтику», из глаз которого подчас вылетают,
подобно фейерверку, снопы ярких искр. И отдадим должное, это
обстоятельство очень красит 1-ю Эмоцию, доводя нас, грешных, иногда
до сексуального возбуждения, доводит даже в том случае, когда внешний
облик «романтика» никак не возбуждает. Вспомним, в «Войне
и мире» именно лучистый взгляд некрасивой княжны Марии покорил
сердце гусара Николая Ростова.

Со своей стороны могу
предположить, что блеск глаз в связи с эмоционально-сексуальным
возбуждением имеет какое-то отношение к расширению зрачков. Вероятно,
сильный внутренний вспрыск гормонов определенного эмоционального
ряда, вызывает эффект расширения зрачков, наподобие эффекта от
закапывания в глаза экстракта «белладоны». Недаром, слово
«белладона» переводится как «красавица»,
неспроста, по время психологических опытов вид женщин с расширенными
зрачками внушал мужчинам мысль, что они сексуально возбуждены. Вообще
было бы любопытно проследить вплоть до животного мира этот феномен
блестящих, расширенных зрачков в качестве выразителя и возбудителя
сексуальности, да и сам гормональный механизм свечения глаз любопытно
было бы исследовать. Но это уже дело не психологии, есть для этого
специальная дисциплина, называемая пупиллометрией и занятая как раз
исследованием эмоциональных реакций зрачка.

www.psycheyoga.info

Акцентуации Первой Эмоции – Императивная соционика

Первая Эмоция, как неосознанная (результативная) функция, предпочитает оставаться в текущем эмоциональном состоянии как можно дольше и слабо реагирует на изменения в эмоциях других людей, потому что не отслеживает их и не интересуется ими. Свойство “интровертность” (принципиальность) говорит о том, что у Первой Эмоции собственные чувства и эмоции вызывают больший интерес, чем чужие. Обладатель 1Э любит погружаться в собственный эмоциональный мир. Как субъектная (высокая) функция, 1Э задевает своими эмоциями окружение, влияет на общую атмосферу, в то время как сам обладатель 1Э не поддается чьему-либо влиянию.

В зависимости от жизненных установок обладателя Первой Эмоции, данная функция может проявляться по-разному. Есть три основных модели поведения 1Э, которые мы и рассмотрим далее.

Акцентуация: неосознанность (результативность)

Первая Эмоция с этой акцентуацией не анализирует те эмоции, которые испытывает. Они словно вытеснены из ее внимания, и ей сложно отрегулировать поведение. Люди с такой акцентуацией плачут, когда им хочется плакать, смеются, когда им хочется смеяться, и никакие попытки справиться с этими порывами не сдержат их эмоции. Таких людей сложно успокоить и как-либо вообще сменить вектор их эмоций. Эмоции долго не отпускают их, и им может становиться обидно оттого, что кто-то пытается заставить их почувствовать что-то иное. Переключать эмоции они не умеют и не любят, потому что им тяжело отследить причины их возникновения. В отличие от результативной, но низкой Четвертой Эмоции данная акцентуация делится своими чувствами и не поддается влиянию извне. Акцентуированные на результативности носители 1Э больше остальных дают волю своим эмоциям.

Акцентуация: интровертность (принципиальность)

Данная акцентуация свойственна тем, кого обычно называют интровертами. Эти люди погружены в свой внутренний мир, внимательны к своему эмоциональному состоянию. Окружающим они могут показаться скрытными людьми, поскольку им не свойственно делиться с кем-то своими переживаниями. Им нравится оставаться наедине с самим собой, любимой музыкой, хорошей книгой или фильмом. Такая акцентуация делает 1Э наименее похожей на классическую 1Э, которая бурно проявляет свои эмоции и заметна с первых минут общения. Однако нежелание менять эмоции отличает ее от интровертной Третьей Эмоции, которой также свойственно глубоко погружаться в себя. Таким образом, такая акцентуация делает 1Э самой замкнутой.

Акцентуация: субъектность (высокая)

Данная акцентуация говорит о том, что человеку свойственно самому формировать в себе определенные эмоции, например, вспомнив что-то и зарядившись эмоциями из воспоминания. Люди с такой акцентуацией уверены в том, что именно испытывают и стремятся поделиться своим состоянием с миром. Зачастую они занимаются творчеством, через которое хотят тем или иным образом повлиять на чувства окружающих. В отличие от такой же высокой 2Э, они заинтересованы в том, чтобы передать собственные эмоции, а не обсудить чужие. Из всех 1Э эта Эмоция самая общительная и склонная к взаимодействию.

Автор: Ксения Вотинцева

bestsocionics.com

Первые ЭМОЦИИ


«Первые ЭМОЦИИ» – это комплекс игровых обучающих материалов, основанный на новейших психологических исследованиях, разработанный британскими экспертами и одобренный российскими психологами.


Как реагировать на капризы или истерики ребёнка?

Что делать, если у малыша отобрали игрушку и он пришёл к вам в слезах?

Как реагировать на проявление эмоций малыша так, чтобы не только не навредить его успешному будущему, но и помочь ребёнку стать успешной, сильной и независимой личностью?


Ответы на эти вопросы вы найдёте в программе развития эмоционального интеллекта «Первые ЭМОЦИИ».


Результат занятий:


Ребёнок:


  • Научится понимать эмоции и управлять ими.

  • Узнает, как вести себя в сложных ситуациях (например, когда страшно или грустно).

  • Научится сопереживать другим людям, поддерживать их.


Родители:


  • Создадут доверительные отношения с малышом.

  • Укрепят здоровую и тёплую атмосферу в семье.

  • Научатся принимать чувства ребёнка и, вместе с тем, устанавливать границы его поведения.

  • Легко впишут занятия в обычный ритм жизни.

  • Получат готовый набор для развития малыша на месяцы вперёд.



Эмоциональный интеллект – это способность распознавать, понимать и принимать эмоции других людей и свои собственные, а также управлять ими. Эти умения формируются в течение жизни, но именно раннее детство определяет отношение человека к миру и самому себе. В это время малыш находит своё «я», и те модели поведения, которые он примет в возрасте до трёх лет, могут определить его характер и самосознание на всю жизнь.


В наше время человек как никогда подвержен информационному и эмоциональному влиянию. Поэтому очень важно заложить правильные основы поведения и мироощущения ребёнка, чтобы он рос счастливой, гармоничной, свободной личностью, умел признавать свои чувства и сопереживать другим людям, отпускать плохое и ценить хорошее.


Комплект предлагает вам методы, которые доказали свою эффективность в развитии эмоционального интеллекта у детей. Занятия проходят в увлекательной и яркой форме. Вместе с малышом вы будете читать книги, составлять истории, проводить ролевые игры, слушать музыку, фантазировать, рассуждать, танцевать, обсуждать примеры из жизни. Комплект «подстраивается» под возраст вашего ребёнка: дети с рождения учатся понимать и определять эмоции (свои и окружающих), малыши постарше узнают, как важно принимать свои чувства, сопереживать другим, а также, как почувствовать себя лучше в разных ситуациях.


Почему так важно развивать эмоциональный интеллект?


 


Исследователи обнаружили, что дети, чьи родители внимательно относятся к их эмоциям и принимают их, развивают более высокую социальную компетентность, добиваются больших успехов в учёбе, обладают эмоциональным благополучием и физическим здоровьем (Gottman et al, 1996). Исследования также показывают, что дети с развитыми пониманием и осознанием эмоций отличаются лучшими социальными навыками и психическим здоровьем (Casey and Schlosser, 1994; Smith et al, 2011).


Малыши приобретают знания об эмоциях различными способами, в том числе, благодаря взаимодействию с родителями, беседам и чтению книг об эмоциях, играм на воображение. Родители, в свою очередь, должны признавать эмоции ребёнка и сопереживать им. Недавние исследования, проведённые Лэмби и Линдбергом (2016), показали: если мама признаёт и принимает эмоции ребёнка, то у него больше шансов развить хорошую эмоциональную осознанность. В другом исследовании было обнаружено, что чем больше мамы говорили с детьми об эмоциях в трёхлетнем возрасте, тем лучше было развито понимание эмоций у детей в дальнейшем (Dunn et al, 1991).


Люди по своей натуре – существа эмоциональные. Мы смеёмся, плачем, злимся, испытываем страх, любовь и т.д. Семья – это среда, где эмоции проявляются особенно разнообразно, от самых ярких демонстраций радости и любви до порой таких негативных эмоций, как гнев, страх и грусть. Однако испытывать эмоции, даже отрицательные, совершенно нормально! Все чувства, даже не самые приятные, помогают нам усилить связь с близкими людьми, учат справляться с любыми невзгодами.


Эксперты рекомендуют!


 


Комплект разработан командой британских экспертов и одобрен российскими психологами.

«Развивая эмоциональный интеллект малыша, вы создаёте надёжный фундамент, который станет поддержкой в дальнейшем обучении, построении отношений и формировании благополучия ребёнка. Я искренне надеюсь, что использование этого комплекта принесёт много приятных минут и поможет в эмоциональном развитии вашего малыша».


Джон Лэмби, доктор психологических наук, профессор Университета Англия Раскин, Кембридж, Англия. Автор комплекта «Первые ЭМОЦИИ»

«Эмоции помогают нам формировать в себе уверенность, учиться сопереживать и помогать, уважать и понимать окружающих нас людей. С помощью комплекта «Первые ЭМОЦИИ» у родителей появилась возможность развивать эмоциональную сферу своего ребёнка с самых ранних лет».


Лариса Суркова, российский эксперт комплекта, мама 4-х детей, автор книг для родителей, практикующий психолог, кандидат психологических наук.

Научный редактор – Мария Солодунова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологического здоровья и раннего сопровождения детей и родителей Санкт-Петербургского государственного университета.


Как заниматься по комплекту «Первые ЭМОЦИИ»?


 


Комплект раскрывает пять основных эмоций: любовь, радость, страх, гнев, печаль. Любое занятие будет направлено на знакомство с одним или несколькими из этих чувств, а также на то, чтобы помочь малышу выражать их и справляться с негативными ощущениями.


Сначала познакомьтесь с материалами для родителей. Вы легко и с удовольствием прочитаете небольшую книгу от Джона Лэмби, где автор делится конкретными рекомендациями и советами о том, как развивать эмоциональный интеллект малыша.


С «Первыми эмоциями» у вас есть десятки готовых игр на каждую эмоцию. В «Книге занятий» подробно описано, какие материалы взять, что сказать малышу, как играть, какого результата ждать. У вас есть готовая программа занятий на каждый день.



Занятия будут включать в себя:


  • Ролевые игры с кроликом Робби (куклой-рукавичкой).

  • Чтение книг. Кролик Робби оказывается в различных ситуациях, которые вызывают у него определённые эмоции. В рассказах описывается, что представляют собой конкретные эмоции, какими выражениями лица и телесными ощущениями они сопровождаются, что кролик делает, думает и говорит, когда испытывает их. Истории также показывают причины эмоций и их последствия.

  • Игры с карточками. Карточки нужны для сочинения новых рассказов об эмоциях со знакомыми персонажами. Темами историй могут быть причины эмоций, их последствия и т.д.

  • Игры с игрушками-эмоциями. В состав входят 5 маленьких мягких игрушек, которые издают звуки, выражающие определённые эмоции. Каждая игрушка изображена на иллюстрациях, по крайней мере, к одному рассказу, что делает истории ещё более наглядными.

  • Песни и музыка (доступны онлайн). Физические упражнения важны для выражения эмоций, поэтому вместе с малышом вы сможете танцевать, петь, обыгрывать свои чувства.


Состав комплекта:


 









Составляющие


Их назначение


Герой комплекта Робби и 5 игрушек-эмоций



Робби и его эмоции оживают! Кукла-рукавичка и игрушки со звуками помогут безопасно и весело знакомиться с эмоциями. Каждая игрушка обозначает определённое чувство, их задача – установить связь между ситуацией и эмоцией. Игрушки можно класть в кармашек Робби, использовать в играх и при чтении книг.


Книга «Почему ребёнок плачет и смеётся?»



Такая книга должна быть в каждой семье! В ней содержатся рекомендации для родителей о бережном развитии эмоционального интеллекта малыша от автора методики Джона Лэмби.


5 книг о главных эмоциях



Малыш поймёт, что чувствует крольчонок Робби, узнает, как справляться со своими эмоциями. Их чтение – отличный способ начать разговор и изучение мира эмоций. Вскоре малыш научится распознавать, правильно называть и понимать эмоции.


Набор карточек-историй



На них изображён Робби и другие персонажи историй, а также предметы, вызывающие различные эмоции. На некоторых карточках вы увидите смайлики. Маленькие дети могут показывать на них пальчиком, дети постарше включат их в диалоги про эмоции, смогут сочинить свои рассказы, использовать в играх.


Книга игр и заданий



60 увлекательных игр и заданий сделают занятия эффективными и весёлыми, помогут установить доверительные отношения в семье.


Онлайн-материалы



Музыка позволит малышу испытать различные чувства, научиться улавливать настроение произведения, выражать свои эмоции в движении. Песни, написанные специально для этого комплекта, озвучивают эмоции и позволяют ещё больше разнообразить занятия. В комплект входят десять песен – по одной на каждую эмоцию и ещё пять общих песен об эмоциях. Для каждой песни есть описание движений. Помимо песен, в онлайн-разделе пять музыкальных фрагментов – по числу основных эмоций комплекта. Кроме того, среди онлайн-материалов вы найдёте 38 роликов с детским языком жестов, а также 10 видео инструкций с движениями к песням.


Информация о товаре действительна на дату 11.08.2016

umnitsa.by

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о